BzBook.ru

Как быть крысой. Искусство интриг и выживания на работе

Возраст.

Иногда второстепенная информация, почерпнутая из книги или в разговоре, более прочно застревает в вашем сознании, чем основная тема. Как будто в этой второстепенной информации вы усмотрели некую глубокую истину, источник мудрости или испытали облегчение от содержащейся в ней надежды. На самом деле то, что многие философы писали афоризмы, не просто совпадение. Однако это отступление от темы.

Когда мне было двадцать лет, я был студентом. Я уходил из группы практикантов, и мой куратор – крупный мужчина с дружелюбным взглядом, копной седых волос и роскошными густыми усами – шепнул мне, что ему приходится выполнять все меньше и меньше работы в различных советах, членом которых он является. Я выжидающе посмотрел на него. «Да, мне не нужно, как раньше, подтверждать или доказывать то, что я говорю.

Я не могу ничего с этим поделать. Все дело в моих седых волосах и моем возрасте». А теперь мои молодые коллеги говорят мне, что из-за возраста для меня многое стало намного лете, чем для них.

Я не хочу скатываться на хорошо проторенную дорожку стереотипов, на которой молодые профессионалы срывают плоды своей пылкой и неистовой энергии, тогда как профессионалы старшего возраста должны зависеть от зрелости, опыта и седины. Такой поверхностный анализ не учитывает мелких деталей реальности.

Но я хочу воодушевить вас рассматривать свой возраст в качестве оппортунистического источника власти и эксплуатировать его, скрывая или подчеркивая в зависимости от обстоятельств. Однако хочу заметить, что молодой человек, намеренно выдающий себя за человека старше своих лет, или старик, имитирующий молодость, вызывают одинаковое подозрение у большинства людей.

Однажды я читал лекцию студентам университета, изучавшим бизнес, и все они с энтузиазмом разыгрывали жажду действий. Меня окружали юноши и девушки, все они были одеты в костюмы-тройки в тонкую полоску серого цвета и цвета морской волны. Они научились прекрасно имитировать поведение старших в корпоративной жизни, однако казались фальшивыми в той степени, в которой пытались скрыть то, что могло стать источником власти, – свою молодость.

В то же время я знал одного коллегу, который при первом знакомстве использовал язык энергии, решительности, «возьмемся за руки и сделаем это», тогда как его глаза – да, именно глаза – говорили совсем о другом: о спокойствии и грядущей отставке. Позже в разговоре он подтвердил мои подозрения.