BzBook.ru

Как быть крысой. Искусство интриг и выживания на работе

Я всегда точно оцениваю выгоду, связанную с моей работой.

Вы замечали, как судорожно реагируют люди на упоминание о выгоде, даже если это составляет неотъемлемую часть переговоров между работодателями и профсоюзами? Конечно, есть определенные области, в которых можно говорить о выгоде, но есть и другие, где этот вопрос остается за рамками. Это требует некоторого обсуждения с позиций причин и последствий для крысы.

Единственное объяснение, которое я могу дать, – это то, что компания хочет сохранить иллюзию самой себя как отважного батальона, марширующего вперед плечом к плечу, чтобы совместно захватить рынок. Я специально применяю военную терминологию, потому что именно такой язык любят использовать менеджеры. Они рассматривают свою компанию как боевую единицу, которая ради приближения победы избавилась от внутренних раздоров и соперничества.

Во многих компаниях можно наблюдать работу, направленную на усиление «общих» и «разделяемых» чувств, а также на искоренение междоусобных войн: «Мы именно такая компания», «Такова наша миссия», «Таковы наши культурные устои», «Таковы наши ценности». Если вам повезет, то вы получите симпатичную книжечку, состряпанную неким хитрым агентством по связям с общественностью или кем-то иным. Или вам даже пришлют футболку с логотипом, символизирующим саму суть единения.

Вся эта объединяющая риторика – есть не что иное, как расчетливый язык вежливости, затуманивающий видение разницы и сходства между «твоим» и «моим». Язык выгоды трезв и иногда вызывает замешательство, но он сводит отношения к сути: это – моя выгода, а это – твоя.

Здесь я хотел бы остановиться на одном наблюдении. Мы не должны позволять себе вновь возвращаться к застарелой «классовой войне», в которой босс всегда «плохой» парень, обманывающий всех подряд, а работник всегда «хороший», трусливо отползающий назад с зажатым между ног хвостом.

Большинство работников отдают себе полный отчет в своей выгоде: их положение и статус, количество денег на зимний спортивный отдых, удобный график работы, «конечное» положение, оплачиваемые обеды, небольшой отель на берегу моря, которым они хотят управлять, и хотя бы один выходной. В этом списке заметно отсутствие выгод, имеющих прямое отношение к компании.

Поэтому еще больше поражает, что работники стирают из своих мозгов эти «твое» и «мое», как только усаживаются за рабочие столы (естественно, после первоначального обмена сплетнями у кофейного аппарата). Они немедленно начинают нежиться в атмосфере лояльности компании, в тепле воображаемой заинтересованности боссов, менеджеров и главных администраторов.

Позвольте мне сказать одну вещь: крысы всегда полностью преданы своей собственной выгоде. Любые другие интересы – их коллег, друзей по профессии, боссов, акционеров или покупателей – имеют ценность лишь в той степени, в какой они соответствуют или нет их собственным интересам. Крысе абсолютно чужд любой симбиоз компании и работника.