BzBook.ru

К СИБИРИ НА ВЫ

К Сибири на Вы


“На диком бреге Иртыша.

сидел Ермак, объятый думой”.


I.

Почему именно думой был объят сидевший на диком сибирском бреге Ермак? Слово это тяжёлое, не будничное. Могла ли она, к примеру, быть о том, куда завела его “прытость, бодрость молодецкая и хмелинушка кабацкая”? Нет же! Никак не вяжется это с именем одного из выдающихся народных героев. А может, породил народ такой сложный, объятый думой образ, отражая собственную, не усмиряемую временем потребность осмыслить свою судьбу, изменённую походом Ермака, чтобы, наконец, обыденно привыкнуть к огромности последствий от происшедшего присоединения Сибири к историческому телу русской Земли? Ибо из поколения в поколение жило в народе то, что и нас повергает этими строками песни в особое состояние мысли, духа, задаёт ему направленность и величавый, торжественный тон.

Иначе говоря, не потому ли в народной памяти Ермак был и остаётся объятым думой, что присоединение Сибири его решительной волей к Московскому государству вызвало сильнейший социально–политический и духовный кризис этого государства, который стал едва ли ни главной причиной последовавшей через два десятилетия первой на Руси Великой всеохватной Смуты?


II.

Чтобы попытаться представить себе всю глубину исторической драмы, центральным действующим лицом которой стал первый венчанный царь Всея Руси, Иван Грозный, надо ясно отдавать себе отчёт в том, что видение мира в то время в корне отличалось от нашего. Мы вряд ли нашли бы с жившими в шестнадцатом столетии предками общий язык по многим вопросам, определявшим их существование и выживание в окружающем мире.

Наиважнейший этап становления государственности Московской Руси, традиций власти и народа происходил при политическом и военном господстве агрессивных юго–восточных соседей. Русские люди в попавших под татаро–монгольское иго княжествах поколения за поколением рождались с ощущением бессилия перед военными и карательными набегами жестоких степняков, жили с этим, и выживали лишь те, чей уклад жизни приспосабливался к этой страшной действительности. Так происходило генетическое, морально–психологическое, культурно–нравственное развитие народа. При таком положении дел складывались правила дипломатической игры московского государства, его церемониальная культура, военная тактика и политическая стратегия. И главной целью развития государства, ради которой оно возникло, было сбросить ненавистное иго Золотой Орды.

Военными средствами, хитростью и непреклонной волей московским князьям удалось преодолеть многовековую феодальную раздробленность Восточной Руси. Практически все великорусские земли и княжества к концу XV века подчинились единой централизованной машине московского государственного управления, которая стала к тому времени настолько сильной, что Великий князь Иван III объявил о независимости Московского государства, и ханы Золотой Орды не посмели противостоять этому.

Венчание, или коронование, молодого и одарённого от природы задатками сильной личности царя Ивана IV пришлось на ужесточение внутриполитической борьбы, которая целое столетие велась в столице страны вокруг поисков новой политической цели существования государства. Борьба эта объективно вызрела в условиях того хозяйственного и культурного подъёма, который переживала Москва после завершения объединения Восточной Руси под своей властью. В ней участвовало не одна только боярская чиновная знать. Бурно создавался общий хозяйственный рынок страны, и с ростом богатства укреплялись политические позиции купечества с их особыми торговыми интересами и требованиями к политике государственной власти.

Неизбежно должны были выделиться два основных течения во внутриполитической борьбе идей и отстаивавших их кругов. Традиционалисты, в основном из деятелей зрелого возраста, которые ради сохранения внутренней, ещё не успевшей укорениться общерусской стабильности стремились к мирному, достигаемому хитростью и дипломатическими играми усилению роли Москвы в отношениях с восточными и юго–восточными соседями. И те, кто отражал силы народно–государственного реванша, кто болезненно переживал унижения предыдущих веков и считал, что для морального самоутверждения государству необходимы военные наступательные действия и громкие победы. По своей молодости, по своему характеру Иван IV должен был примкнуть ко второй партии, одним из вероятных вождей которой был знаменитый своими сложными отношениями с царём князь Курбский.

Даже в изумительной самобытности храма Василия Блаженного виден выразившийся в творчестве народный восторг первых лет после взятия и покорения Казани — самого явного олицетворения былого могущества монголо–татарских ханств. Однако со временем Ивану IV становилось понятным, что управление огромным и, по меркам того времени, архаичным в сравнении с другими европейскими странами государства осуществлялось в большой степени, если не главным образом, через компромиссы с разными слоями населения. Огромные уступки крестьянской массы и боярства самодержавному произволу Великих князей и их ближайшим окружениям делались в предыдущие столетия перед лицом ожесточённой борьбы за общенародное выживание. Сокрушение казанского ханства неизбежно должно было породить кризис таких отношений с царской властью.

Можно только гадать, как начали проявляться признаки начинающегося разложения исполнительской дисциплины боярства и удельных князей, и без того исподволь подрываемой лишь недавно подавленной феодальной земляческой междоусобицей. Очевидно, заметно усиливались позиции родового боярства, а так же торговых городов, в первую очередь Поволжских; всё более двусмысленным становилось поведение воевод — основных проводников исполнительной власти на местах; тревожные формы принимал рост влияния казачества на массы крепостных крестьян. Наибольшая же опасность таилась в том, что у царя и его окружения не было ясного представления о стратегии переустройства государственной машины под новые цели, когда начала разрушаться внешняя и основная причина её образования. Развитие же событий грозило вырвать инициативу у московской власти, вело страну к непредсказуемости обстоятельств и к хаосу гражданской войны. Какое‑то время сложившиеся традиции государственности ещё давали возможность осуществлять контроль над обстоятельствами, — но надолго ли?

Вся последующая деятельность царя — это отчаянные попытки найти выход из создавшейся ситуации, предотвратить развал государственного образования в полном соответствии с доктриной: “Государство это я! Что хорошо для государства, хорошо для меня!” Но из этого прямо следовал и другой вывод: “Что приемлемо для меня, приемлемо и для государства”. Иван IV предпринимает попытки проводить радикальные реформы, не считаясь ни с чем и ни с кем, с жадностью вглядывается в христианскую Европу, ищет среди её различного опыта подходящих для его воззрений примеров альтернативных и современных форм правления. Однако время работало против него.

Общая отсталость страны, узкий круг мало–мальски образованных людей и отсутствие образовательных центров, университетов, что было прямым следствием изнурительной и многовековой борьбы за выживание в условиях крайне варварского татаро–монгольского ига; с этим же связанное отсутствие у Московской государственности традиций интереса к Западу, к той цивилизации, которая там набирала мощь; совершенно самостоятельная и сложившаяся народная культура, — всё это, как и многое другое, менее важное, но глубоко укоренившееся, закреплённое в традициях, мешало реформам. Возглавляемую царём государственную машину неотвратимо влекло к радикальным мерам управления, к опричнине, которая стала своеобразной службой госбезопасности со своими военизированными подразделениями и с широчайшими полномочиями, призванной любой ценой навязать стране самодержавие Ивана Грозного ради сохранения устойчивости центральной власти.


III.

Блестящий политик, каким его сделали эпоха и обстоятельства, а также наследственный династический опыт борьбы за усиление роли Москвы, царь не мог не видеть всю бессмысленность уничтожения Сибирского ханства с точки зрения складывавшихся интересов спасения государственной власти. Само существование этого ханства у Каменного Пояса как‑то сдерживало угрозой нападения с Востока те силы, которые исподволь работали на Великую Смуту. Пока Сибирское ханство существовало в народном воображении, у царя и его окружения могла быть надежда на консолидацию всех слоёв населения перед угрозой нападения восточных соседей — консолидацию, которая вошла в культуру, в народную психику, в традиции народного самосознания и самосохранения. И можно полагать, если бы царь и его советники прознали о возможности успеха авантюры никому не известного в Москве Ермака, то в тех конкретных обстоятельствах роста неустойчивости государственной власти пресекли бы её.

Однако произошло невероятное. Малейшим толчком одарённого авантюриста, одного их многих казачьих атаманов, волей случая выбранного богатейшими купцами Строгановыми для разведки за Уралом, Сибирское ханство было отправлено в небытие, на историческую свалку, не оставив после себя практически никакой единой власти.

Слово “ханство” вызывает в нас представление о восточной форме государственного правления. Но то объединение татарских улусов за Каменным Поясом, которое в то время воспринималось именно как некое государство, оказалось, не заслуживало такого определения. Какой же шок должно было произвести известие о его завоевании на раздираемую внутренними болезнями поиска нового смысла существования страну.

В народе это известие, несомненно, вызвало колоссальный прилив возбуждения и энергии. Ибо в кратчайший исторический срок с падением следом за ханствами Казани и Астрахани, уже и Сибирского ханства, казалось, издох самый злой гений его истории, угнетавший уже не столько физически, сколько морально. И так уж получилось, что последний символ его восточного могущества, Сибирское ханство, был уничтожено не организованной военной и политической машиной царя, но лихим атаманом. Мог ли такой атаман не стать величайшим народным героем?!

Никогда за всю свою историю русский народ не испытывал такой веры в себя, такой жажды самоутверждения, жажды свободы от всех уз, которые будто сами собой рвались с пролётом этой вести из Сибири. Если лихой атаман уничтожил целое проклятое ханство, то кой чёрт нам царь и его всевластные и часто несправедливые воеводы?! Ради чего нам терпеть и дальше произвол власти?! Анархия, хаотический духовный подъём приобрели в короткий срок грандиозный размах. Неорганизованные, никем и ничем не управляемые, в буквальном смысле слова стихийные народные силы, побуждаемые и движимые собственными настроениями, стремлением самим решать свою судьбу, за шесть десятилетий после этого прорыва Ермака за Каменный Пояс совершили невероятное, не имеющего примера в мировой истории. Они закрепили за Русью, сделали её нерасторжимой и осваиваемой частью целый туземный континент!

Но для царского самодержавия это был страшный удар. Создаётся впечатление, что после этого события разум царя, отождествивший себя с государством, становился таким же безумным и неуправляемым, каким становилось само государство. И чем дальше во времени, тем большим оказывалось это безумие, как государства, так и царя, который превращался в марионетку развития событий, в щепку на поверхности течения бурного потока неуправляемых обстоятельств.


IV.

Первым следствием вынужденного присоединения Сибири к Московской государственности было разрушение, если так можно выразиться используя современный язык, — разрушение всей Восточной политики, на которой собственно и возникла эта государственность. Полностью исчезла восточная граница, открыв бесконечные пространства, малозаселённые туземными народцами и племенами. С исчезновением границы по восточным рубежам исчезла опасность появления оттуда организованных хищных нашествий, не надо было больше выкупать и разменивать пленных, держать там многочисленные рати, заключать мирские договоры и вести равноправные переговоры.

Так, с залпами пушек и ружей Ермака пало последнее, дикое и разбойное, восточно–татарское ханство за Каменным Поясом, и важнейшая в судьбе Московии граница, полное опасностей приграничье на Востоке сгинули, развеялись как тяжёлый зловещий туман, обрушив на русских новое мировосприятие, которое требовалось постигнуть, к которому надо было приспособиться.

Это вызвало огромной значимости потрясение всего управленческого основания государственной власти. Целые роды бояр, дьяков и подьячих, служилых людей всякого государственного звания, поколениями копившие и передававшие от отцов сыновьям бесценные опыт и знания, связи с ханскими и околоханскими татарскими родами, теряли влияние и надежду на будущее, теряли положение при царском дворе. Обречёнными на безработицу и ненужность оказывались большинство советников по отношениям с татарским Востоком. Падал престиж Посольского приказа, ибо вновь, как века назад, внутриполитические тревоги вырвались в передний ряд государственных проблем, затмили дела международные, межгосударственные. Столь же неудержимо падала политическая ценность восточных крепостей и военачальников, знавших тонкости ведения восточных войн, необходимую на Востоке тактику и стратегию. Становилась неизбежной перестройка структуры вооружений, самих войск, многих ратей, так как прежние восточные войны требовали для успешного их ведения многочисленной лёгкой конницы, способной быстро перемещаться на лесостепных просторах. Да и пехота должна была быть в приграничье с ханствами лёгкой и подвижной, искусной в стычках с неожиданными стремительными нападениями воинственных отрядов кочевников, морально выдерживать знаменитые “хороводы” степняков, их тактику, что нарабатывалась тысячелетиями и с парфянским вариантом которой некогда ничего не могли поделать даже военные гении Древнего Рима.

Уходила в прошлое первостепенная важность положения при царском дворе боярских, княжеских родов из восточных рубежей, теряли политическую значимость браки, тесные союзы с ними. Ускорялось разрушение традиционных ценностей и взглядов; а разброд и шатание в умах подрывали порядок и устойчивость. И уже ни на кого и ни на что нельзя было положиться безоглядно. Наступала Великая Смута.


V.

Вторым важнейшим следствием разгрома Сибирского ханства Ермаком было крушение авторитета московской власти. Произошло не просто завоевание очередного ханства, но вследствие этого завоевания как бы размылась, исчезла граница вообще. До сих пор у нас и в мировосприятии, и в культуре Европейской России остро ощущается отсутствие кровного интереса к нынешним восточным границам, — если так можно выразиться, отсутствует инстинктивное народное чувство их существования. Умозрительно мы знаем, что они есть, что за той границей Китай, Корея, Япония, — но в эмоциональном восприятии они суть нечто смутное, туманное, не вполне определённое. И это прямое следствие того, что произошло тогда, четыре столетия назад. Но ведь до похода Ермака за Каменный Пояс такого не было, такое просто невозможно было представить тому русскому народу, становление которого совершалось прежде. Наоборот, восточная граница для того, прежнего русского народа, была рядом, в Поволжье, и граница там была самая главная, самая опасная. За той границей постоянно вихрилась угроза, там были конкретные и жестокие, воинственные и наглые недавним прошлым ханства, исконные и привычные враги Руси с начала ХIII века.

Теперь возможно лишь гадать, какое брожение в сознании русского народа породило их столь быстрое, одного за другим, уничтожение русской вооружённой силой. Но, вне всякого сомнения, это был очень болезненный процесс, затрагивавший самую суть народной ментальности.

Кроме того, пока имели место восточно–татарские ханские образования, проблемы убегающих от помещиков крестьян, беглых преступников касались в основном только Дона и иных мест средоточия южного казачества. Эти проблемы Московское государство худо–бедно научилось и привыкло утрясать и решать разными способами и средствами. Прежде московские чиновники мало ломали головы заботами о беглых за Поволжье, потому что русские люди редко продвигались на Восток. Чаще всего на Восток попадали при татарском пленении, и бежали обратно из неволи, так как там положение русских людей было гораздо хуже, чем при крепостном праве в московских землях. И такое отношение к восточным ханствам было в основе народного мировосприятия Московской Руси. Ермак, как будто прорвал плотину, открыл возможность для бегства крепостных на восточном направлении, к чему государство было не готово.

Ничего подобного не могло быть, и не было в Западной Европе после открытия Америки. Там надо было найти корабль, проникнуть на него, — а число кораблей было ограниченным и известным, даже тех, что были у пиратов. На Западе Европы переселениями колонистов за океан занимались сами государства, отправляя в колонии чаще преступников и вообще людей избыточных и мало нужных. У нас же происходило прямо обратное. Всё самое здоровое и самое энергичное разгибало спину, с удивлением и изумлением осматривалось, не видело больше восточных ханств и… бежало, пропадало на волю. И на какую волю! Бежали в Сибирь, до которой добирались, как попало, чаще просто ногами. У нас туда уходили и избывали вопреки государству, вопреки его стремлению удержать крепостных крестьян на землях служилых дворян и помещиков. Ибо, если удержать их не удавалось, то какой смысл дворянину служить царю и государству?!

На Поволжье, где ещё недавно было опасное порубежье, воцарились смута и беспорядок в государственных отношениях, — смута в умах, которая, по–видимому, подхватила, увлекла и инородное туземное население. Представляется чрезвычайно любопытным, что и в самые критические периоды Великой Смуты не возникло сколь‑нибудь значительных и опасных движений по возрождению только–только повергнутых ханств.


VI.

Именно в такой исторической обстановке начал зарождаться и набирать силу приоритет Западной политики Московского государства.

У нас сложилась, обросла пышными академическими ветвлениями, стала чуть ли ни абсолютной истиной “из учебника” точка зрения, что Ливонская война была нужна Ивану Грозному и Московской Руси ради прорыва к Балтийским портам, в полном соответствии с поддерживаемой марксизмом концепцией: “Политика есть концентрированное выражение экономики”, — концепцией вообще‑то не бесспорной, поскольку однозначность такого утверждения не в состоянии объяснить многих исторических явлений. Скорее это объяснение есть попытка выдать одну из целей за политическую первопричину.

Не следует забывать, Москва несколько веков не знала слабой великокняжеской власти. Слабую верховную власть может позволить себе государство с сильным бюрократическим, военным аппаратом, или, по крайней мере, сложившейся иерархией рационального общественного сознания, бюргерского общественного сознания. А Русь вела борьбу за государственное выживание в весьма архаичных формах, когда роль первого лица власти, Великого князя была очень значимой. Эта борьба выковывала прекрасных прагматиков в политике, и Иван Грозный был не последним из них.

Даже Пётр Великий с его молодостью и энергичным деятельным характером, беспрецедентными до него в русской истории цельностью политических намерений и волей, окружённый сподвижниками и имея за спиной сложившиеся в народе после Великой Смуты и унизительной иностранной интервенции представления о неизбежности столкновения с Западом, опираясь на моральный дух оскорблённого народного и государственного достоинства, при благоприятнейшей международной обстановке, какая сложилась в результате войн за Испанское наследство, — даже он решился на войну за только лишь прорыв к берегам Невы не сразу и ставил вначале очень скромные цели. О какой же победоносной войне могла идти речь за век до него, когда государство переживало внутренний кризис?

Видится лишь одна логически убедительная причина Ливонской войны. Именно потому, что царю и виделась и чувствовалась государственная смертельная болезнь, он вынужден был броситься в ожесточённую и изматывающую, обречённую на поражение Большую войну — разом и с Польшей, и с Швецией. В его положении это был единственный шанс как‑то контролировать события. Реформы государственного управления провести не удалось. Смута в умах феодального дворянства, разброд и высокомерие боярства перед лицом царской власти разлагали последние остатки политического государственного порядка. Народ выказывал всё большее недовольство и неповиновение. Надо было возвращаться к старым и проверенным традициям организации отношений власти с низовыми массами населения, но для этого надо было восстановить патерналистское согласие с русским народом на базе самодержавных традиций единства перед лицом внешней, смертельной для народного духа опасности. Нужна была стратегическая линия на осознание образа этой опасности, образа враждебного и сильнейшего.

Едва ли не основной трудностью на этом пути оказывалось крушение Восточной политики. Веками народ почитал татарских ханов самым жестоким и сильным врагом, не раз сжигавшим главные русские города, в их числе и самую Москву. И неожиданно лёгкий, как представлялось народу, разгром одного за другим трёх ханств неизбежно должен был породить волну шапкозакидательства и в отношении к западным соседям, волну пренебрежения западными государствами и исходящей от них опасностью. Кажущееся безумие Ливонской войны стало необходимым лекарством против такового разложения самобытного народно–государственного сознания. В наше время столь же безумной, на первый взгляд, предстаёт и ирано–иракская война. Но у каждого государственного “безумия” есть внутренняя логика, и пока задачи её не будут разрешены, война порой становится единственным средством выиграть историческое время и осуществить восстановление государственного инстинкта самосохранения у государствообразующего народа и правящего класса.


VII.

Внутренняя логика Ливонской войны нашла своё разрешение лишь после Великой Смуты, десятилетия спустя после смерти Грозного царя. В последнюю пору царствования Ивану Грозному уже не удавалось подчинить хаос событий иначе, чем став подобно этим событиям безумным и самому, — однако безумию хаоса народного и государственного саморазрушения он противопоставил безумие удержания порядка любой ценой, пусть даже Великим Ужасом и Страхом. Борис Годунов продолжил его политику восстановления порядка политическим террором против безрассудного эгоизма в среде правящей верхушки, но при этом стал душить и то, что сделал Иван Грозный положительного, прогрессивного.

Спасли Московское государство не цари и не боярская знать. Спас его сам народ и новый, уже собственно народный дух России, который осознал самоё себя в результате Великой Смуты и разнузданной иностранной интервенции, созрев до признания необходимости дальнейшего становления не московского, но великорусского государственного порядка, начав восстанавливать его снизу, через российское соборное представительство. Пережив великие жертвы в Великой Смуте, пройдя через унижения при высокомерной польско–шведской интервенции, русский народ выстрадал право стать собственно народом,выстрадал право на своё собственное государственное сознание, нашёл в самом себе силы восстановить status‑quo самобытной культуры и государственности.

Однако status‑quo было только кажущимся, только внешним, так как на сцену общественной и политической жизни ворвался народ как политическое явление. Весь ХVII век свидетельство этому. Да и не могло быть иначе, если каждый несогласный с деяниями власти мог бежать, и сгинуть на Восток за Каменный Пояс, направясь в Сибирь куда глаза глядят, куда не доберутся до него государевы чиновник и воевода. И не просто бежать, а выбирать: предпочтительнее ли стать вольным землепроходцем–хлебопашцем или объединяться в казачьи, склонные к разбою ватаги. Без особого преувеличения можно утверждать, что в этот век государство существовало на основе некоего не писанного и негласно признаваемого Общественного Договора, сформировавшего своеобразные и самобытные отношения доверия между народом и государственной властью.

Вероятно в ХVII веке не было другого государства в мире со столь развитыми народными общественными отношениями, на которые мощное постоянное воздействие оказывали казачьи республики самим фактом своего существования в теле огромной России. Только этим можно объяснить, почему при столь широкой и бурно разрастающейся хозяйственной и торговой деятельности, при столь стремительной экспансии на Восток, вплоть до побережий Тихого океана, экспансии, совершающейся практически помимо верховной власти, значительно впереди власти и в таком невероятном удалении от Москвы, — почему при этом государство не распадалось, почему не возникало попыток создать иных государственных образований, но, наоборот, повсюду сохранился и укреплялся дух единого русско–народного самосознания. Пусть даже признавая, что в тот век было основано множество стратегически важнейших острогов и городов, как средоточия торгового обмена в осваиваемых землях, — одной торгово–хозяйственной взаимозависимостью земель для объяснения вышеуказанного исторического факта не обойтись. Тем более что ещё при Иване Грозном вспышки усобицы между прежде независимыми княжествами, между Новгородом Великим и Москвой приобретали яростно–лютый характер.

Лишь осознавший сам себя народ мог за столь короткий срок в три–четыре десятилетия, в неслыханных потрясениях и бедах Великой русской Смуты, преодолев её, отбросить прежнюю междоусобицу на свалку истории как отслужившую своё рухлядь.


VIII.

Есть кажущаяся загадка в том, что народная память утвердила статус Ермака неизмеримо выше, нежели предводителей Крестьянской войны, в том числе и ярчайшего из народных предводителей — Ивана Болотова. Этот статус Ермака в народной памяти ни в какое сравнение не идёт со статусом Степана Разина или Пугачёва. Ермак глубже, сложнее, возвышеннее, — недаром так болезненно русское общественное сознание в последнее столетие волнует нравственность этой исторической личности.

Ермак не потому стал глубоко народным героем, что открыл запертые до него Сибирским ханством просторы и богатства за Каменным Поясом. Но потому, что в глубинном народном подсознании, в коллективном бессознательном народа он стал символом начала величайшего потрясения из всех, какие только переживала Русь, — начала революционного преобразования разнообразной народной массы в собственно русский народ. Ермак как бы совершил толчок, вытолкнул народ на политическую арену дальнейшего государственного становления, в результате чего за три десятилетия русский народ в своём историческом развитии преодолел века, предстал истории в новом политическом качестве. От серой и почти безликой массы ещё в начале царствования Ивана Грозного он развился до влиятельнейшей силы, со своими собственными общенародными вождями из своей же среды, со своим собственным воздействием на судьбу государства, со своим собственным норовом и характером, с каким уже не мог не считаться правящий класс.

И только наша интеллектуальная расхлябанность, сложившийся косный догматизм образовательных традиций мешают увидеть в Великой Смуте — названии данном позже правящим классом и уже потому односторонне выражающим определённые интересы, глубоко неверном, по сути, — столь значительное событие в становлении нашей самобытной цивилизации, что невольно напрашивается сравнение этой Смуты с революцией в Нидерландах. Уже по тому размаху потрясений, по полному развалу старой государственной машины, по многолетней ожесточённости Крестьянской, — а по существу Гражданской, — войны, по тому, какими из её горнила вышли все общественные слои, по тем следствиям для всех сторон жизни, в том числе хозяйственным и торговым, этот период нашей истории в не меньшей мере заслуживает названия революционного, чем в истории Нидерландов их Гражданская война.

Другой вопрос, что, став следствием трагических последствий татаро–монгольского ига, общая низкая грамотность, отсутствие университетов, традиций серьёзной образованности, отсутствие широкого торгового обмена с западноевропейскими рынками не позволили сформироваться достаточной городской политической культуре самоорганизации у купеческого и городского мастерового люда. И купечество, поддержанное было в своём стремлении добиться политического влияния царём Иваном Грозным, в конечном итоге, не смогло стать самостоятельной силой, было задушено и политически истреблено Борисом Годуновым по требованию боярства, почему и не смогло воспользоваться Великой Смутой, как этого удалось добиться в Нидерландах их купечеству. Это другой вопрос. Но, вплоть до установления Петром Великим бюрократического абсолютизма, в России народное общественное самосознание развивалось стремительно, политическая значимость мнений купеческой и мещанской среды о государственной политике нарастала весь ХVII век.

И то, как быстро, дав единственный, уникальный пример в мировой истории, — что отметил ещё Ш. Монтескьё, — как быстро полностью сухопутное государство, с полностью сухопутным по умозрению населением, при жизни и деятельности одного только царя Петра I стало морской державой первой величины, уже это подтверждает внутреннюю готовность податного сословия, народных слоёв к быстрым переменам образа жизни, к конституционной монархии. Сам удивительный характер Петра Великого, чисто народный характер по страстям и порокам, по способностям к живому самовоспитанию и самообразованию, мог быть порождён только народным уровнем государственного сознания лучшей части правящего класса, каким тот сложился при первых царях династии Романовых под влиянием внутриполитических обстоятельств. Этот народный характер Петра Великого есть прямое подтверждение и следствие той великой народной революции, какую Северная Русь, Московия пережила после совершенного Ермаком покорения Западной Сибири.


IХ.

Нам сейчас просто необходим принципиально новый политический подход в понимании того, что произошло тогда в нашем историческом становлении, — конечно, если мы действительно намерены разбудить дух народа, вызвать к жизни деятельный динамизм и энергию миллионов русских людей. Надо народу вернуть веру в себя, пробудить в нём то, что дремлет в глубине его коллективного подсознания. Вернуть ему то, что он всегда чувствовал и выражал через собственные сказки, давшие жизнь сказкам Пушкина, Ершова, Аксакова, Л. Толстого и других талантливейших писателей, через взлёт изумительной народно–национальной культуры в эпоху после отмены крепостного права.

Заслуживающие доверия свидетели революционных потрясений 1905–го и 1917–го годов указывают, что накануне в народной среде часто слышалась песня, в которой вспоминался Ермак, сидевший на диком бреге Иртыша и объятый своей думой, — и пелась она с особой выразительностью. Можем ли мы сейчас, говоря о революционных преобразованиях, не считаться с этим? Можем ли мы не считаться с тем, что потрясения основ общественных отношений Московского государства, разразившиеся после завоевания Ермаком Западной Сибири, были нашим величайшим историческим событием, достойным гордости, были подлинной народной революцией, сыгравшей в нашем становлении неизмеримо большее значение, чем даже Преобразования Петра Великого. И сами Преобразования Петра Великого стали только следствием той великой народной революции.

Выдающиеся народные писатели, художники и композиторы, так или иначе, не могли не ощущать своей творческой интуицией, что в официозной историографии не всё в порядке, когда речь заходит о том времени. И как только пробуждались народные движения в общественной жизни, так сразу же возбуждались страсти вокруг личности царя Петра I, вокруг его реформ, отнявших у народа политические возможности влиять на развитие собственного самосознания, но неизмеримо укрепивших государственно–бюрократическую абсолютистскую машину управления страной, создавших собственно аппарат самодержавия, возможно даже против желаний и намерений Петра Первого. Как только набирали влияние идеи народности в среде творческих деятелей культуры, так сразу же проявлялась тенденция художественных поисков в допетровских истоках, народно самобытных и по формам и по содержанию, что отразилось уже в творениях А. Пушкина.

То есть сама художественная интуиция и порождаемая ею мысль, при углублении политического воздействия народного духа на общественное сознание и на государство, оказывались волей–неволей вынуждены признать противонародность той имперской государственности, которую породил на нашей почве Пётр Великий, взрастили его Преобразования. В художественной форме эта интуиция подчёркивала, что официозная историография тенденциозна и во многом антинародна, антидемократична, антибуржуазна.

Уже в слове Смута, со всеми производными из него: смутьян, бунтовщик, — звучит явный классовый подход с очевидным желанием замолчать, а если не удастся замолчать, то очернить, переписать историю в явно одностороннем подходе, начать её Петром Первым со всеми его несомненно выдающимися победами в деле создания мощной государственной машины Российской империи. Вольно или нет, но в этом вопросе наши учебники истории, наша литература, наша современная культура прочно стоят на воззрениях отжившего феодального и полуфеодального правящего класса.

Однако историю остановить нельзя. И ближайшие десятилетия станут подъёмом духа народной самостоятельности в условиях городского образа жизни подавляющего большинства русских. Они приведут к осознанию, что мы есть совершенно особая, зарождающаяся цивилизация, которая опирается на свой богатейший историзм развития и богатейший опыт борьбы социальных политических сил, отражённый в поразительной культуре, глубокий демократизм которой уходит в глубь веков, являясь прямым отражением отнюдь не недавних политических завоеваний народа.


январь 1986 г.






Время не терпит



1.

Трудно найти русского, который бы не знал высказывания М. Ломоносова, чтоудно найти русского, который бы не знал высказывания М. Ломоносова, что "могущество России прирастать будет Сибирью". Но ведь могущество имеет не только материальное измерение. Огромные запасы сырья, водные ресурсы, энергетический потенциал, крупные предприятия — всё это, несомненно, важно, первостепенно важно. Однако проблемы раскрепощения "человеческого фактора" требуют обратить внимание на то, что Сибирь населена людьми с особым видением географического, межгосударственного экономического положения земли, на которой они живут, а потому имеющими некий собственный политический взгляд на взаимоотношения с европейской частью страны. И нужно, чтобы этот взгляд усиливал Россию, а не приводил к тому, чтобы сибиряки замыкались в своём мировосприятии. могущество России прирастать будет Сибирью". Но ведь могущество имеет не только материальное измерение. Огромные запасы сырья, водные ресурсы, энергетический потенциал, крупные предприятия — всё это, несомненно, важно, первостепенно важно. Однако проблемы раскрепощенияудно найти русского, который бы не знал высказывания М. Ломоносова, чтоудно найти русского, который бы не знал высказывания М. Ломоносова, что "могущество России прирастать будет Сибирью". Но ведь могущество имеет не только материальное измерение. Огромные запасы сырья, водные ресурсы, энергетический потенциал, крупные предприятия — всё это, несомненно, важно, первостепенно важно. Однако проблемы раскрепощения "человеческого фактора" требуют обратить внимание на то, что Сибирь населена людьми с особым видением географического, межгосударственного экономического положения земли, на которой они живут, а потому имеющими некий собственный политический взгляд на взаимоотношения с европейской частью страны. И нужно, чтобы этот взгляд усиливал Россию, а не приводил к тому, чтобы сибиряки замыкались в своём мировосприятии. могущество России прирастать будет Сибирью". Но ведь могущество имеет не только материальное измерение. Огромные запасы сырья, водные ресурсы, энергетический потенциал, крупные предприятия — всё это, несомненно, важно, первостепенно важно. Однако проблемы раскрепощения "человеческого фактора" требуют обратить внимание на то, что Сибирь населена людьми с особым видением географического, межгосударственного экономического положения земли, на которой они живут, а потому имеющими некий собственный политический взгляд на взаимоотношения с европейской частью страны. И нужно, чтобы этот взгляд усиливал Россию, а не приводил к тому, чтобы сибиряки замыкались в своём мировосприятии. человеческого фактора"требуют обратить внимание на то, что Сибирь населена людьми с особым видением географического, межгосударственного экономического положения земли, на которой они живут, а потому имеющими некий собственный политический взгляд на взаимоотношения с европейской частью страны. И нужно, чтобы этот взгляд усиливал Россию, а не приводил к тому, чтобы сибиряки замыкались в своём мировосприятии.

Пока из европейской части страны шёл устойчивый поток переселенцев, которые приносили в Сибирь вполне определённый характер отношения к ней, можно было не замечать естественных противоречий этого отношения с укоренившимся за Уралом иным мировосприятием. Но демографический кризис в России, в том числе в её европейских регионах, обозначил предел такой политике. Новые поколения уже собственно сибирской молодёжи, образованной и городской, вряд ли согласятся терпеть такое положение дел, когда при устойчивом возрастании экономической значимости их богатой земли, в культурном и политическом плане Сибирь фактически продолжает оставаться бесправной и не имеющей своего лица колонией.

Нельзя же всерьёз спорить с тем, что социальное настроение, экономическое и политическое видение мира проживающими в огромных регионах за Уралом почти никак не отражено в их собственном культурном и духовном творчестве. За исключением разве что в литературных работах небольшой группы писателей. Если в европейской, южно–азиатской, закавказской частях страны каждая союзная республика имеет свои, дотационные средства культурного воздействия на формирование местного культурного поля, то за Уралом таких центров фактически нет. Оттого и образ Сибири в культурном восприятии смутен, невнятен. И когда там снимаются кинематографическими бригадами из Москвы и из Ленинграда фильмы, являющиеся в наше время главные средства формирования культурного образа того или иного региона, то снимаются они именнользя же всерьёз спорить с тем, что социальное настроение, экономическое и политическое видение мира проживающими в огромных регионах за Уралом почти никак не отражено в их собственном культурном и духовном творчестве. За исключением разве что в литературных работах небольшой группы писателей. Если в европейской, южно–азиатской, закавказской частях страны каждая союзная республика имеет свои, дотационные средства культурного воздействия на формирование местного культурного поля, то за Уралом таких центров фактически нет. Оттого и образ Сибири в культурном восприятии смутен, невнятен. И когда там снимаются кинематографическими бригадами из Москвы и из Ленинграда фильмы, являющиеся в наше время главные средства формирования культурного образа того или иного региона, то снимаются они именно "варягами", явно ищущими "экзотики", явно выражающими вполне определённые традиции взгляда на Сибирь из европейской России. варягами", явно ищущимильзя же всерьёз спорить с тем, что социальное настроение, экономическое и политическое видение мира проживающими в огромных регионах за Уралом почти никак не отражено в их собственном культурном и духовном творчестве. За исключением разве что в литературных работах небольшой группы писателей. Если в европейской, южно–азиатской, закавказской частях страны каждая союзная республика имеет свои, дотационные средства культурного воздействия на формирование местного культурного поля, то за Уралом таких центров фактически нет. Оттого и образ Сибири в культурном восприятии смутен, невнятен. И когда там снимаются кинематографическими бригадами из Москвы и из Ленинграда фильмы, являющиеся в наше время главные средства формирования культурного образа того или иного региона, то снимаются они именнользя же всерьёз спорить с тем, что социальное настроение, экономическое и политическое видение мира проживающими в огромных регионах за Уралом почти никак не отражено в их собственном культурном и духовном творчестве. За исключением разве что в литературных работах небольшой группы писателей. Если в европейской, южно–азиатской, закавказской частях страны каждая союзная республика имеет свои, дотационные средства культурного воздействия на формирование местного культурного поля, то за Уралом таких центров фактически нет. Оттого и образ Сибири в культурном восприятии смутен, невнятен. И когда там снимаются кинематографическими бригадами из Москвы и из Ленинграда фильмы, являющиеся в наше время главные средства формирования культурного образа того или иного региона, то снимаются они именно "варягами", явно ищущими "экзотики", явно выражающими вполне определённые традиции взгляда на Сибирь из европейской России. варягами", явно ищущими "экзотики", явно выражающими вполне определённые традиции взгляда на Сибирь из европейской России. экзотики", явно выражающими вполне определённые традиции взгляда на Сибирь из европейской России.

К чему это приводит в экономическом и политическом плане?

Для привлечения молодёжи, специалистов на новостройки Сибири и Дальнего Востока страна вынуждена опираться главным образом на всяческие коэффициенты доплаты. Подавляющее большинство людей едут туда за длинным рублём, и в первую очередь специалисты, которых за Уралом постоянно не хватает. Но можно ли требовать от людей иного отношения, если такое отношение заложено в стратегической политике советского государства? Ведь специалист имеет совершенно особые требования к духовной среде своего проживания. Если деятелия привлечения молодёжи, специалистов на новостройки Сибири и Дальнего Востока страна вынуждена опираться главным образом на всяческие коэффициенты доплаты. Подавляющее большинство людей едут туда за длинным рублём, и в первую очередь специалисты, которых за Уралом постоянно не хватает. Но можно ли требовать от людей иного отношения, если такое отношение заложено в стратегической политике советского государства? Ведь специалист имеет совершенно особые требования к духовной среде своего проживания. Если деятели "важнейшего из искусств" приезжают в Сибирь "варягами", если в Сибири и на Дальнем Востоке идёт устойчивый отбор самых талантливых молодых людей из проявивших себя в искусстве, им обеспечивается переселение в Европейскую Россию, то спрашивается, мы что, делаем из остальных сибиряков идиотов, не способных задаваться всяческими вопросами о своём статусе в структуре советского общества? Хотим того или нет, но мы создаём политические противоречия между регионами, по сути создаём нестабильную обстановку в огромном регионе Евразии, в пограничных с Китаем районах, духовно не обживаемых и как бы лишь временно нужных государству. важнейшего из искусств"приезжают в Сибирья привлечения молодёжи, специалистов на новостройки Сибири и Дальнего Востока страна вынуждена опираться главным образом на всяческие коэффициенты доплаты. Подавляющее большинство людей едут туда за длинным рублём, и в первую очередь специалисты, которых за Уралом постоянно не хватает. Но можно ли требовать от людей иного отношения, если такое отношение заложено в стратегической политике советского государства? Ведь специалист имеет совершенно особые требования к духовной среде своего проживания. Если деятелия привлечения молодёжи, специалистов на новостройки Сибири и Дальнего Востока страна вынуждена опираться главным образом на всяческие коэффициенты доплаты. Подавляющее большинство людей едут туда за длинным рублём, и в первую очередь специалисты, которых за Уралом постоянно не хватает. Но можно ли требовать от людей иного отношения, если такое отношение заложено в стратегической политике советского государства? Ведь специалист имеет совершенно особые требования к духовной среде своего проживания. Если деятели "важнейшего из искусств" приезжают в Сибирь "варягами", если в Сибири и на Дальнем Востоке идёт устойчивый отбор самых талантливых молодых людей из проявивших себя в искусстве, им обеспечивается переселение в Европейскую Россию, то спрашивается, мы что, делаем из остальных сибиряков идиотов, не способных задаваться всяческими вопросами о своём статусе в структуре советского общества? Хотим того или нет, но мы создаём политические противоречия между регионами, по сути создаём нестабильную обстановку в огромном регионе Евразии, в пограничных с Китаем районах, духовно не обживаемых и как бы лишь временно нужных государству. важнейшего из искусств"приезжают в Сибирь "варягами", если в Сибири и на Дальнем Востоке идёт устойчивый отбор самых талантливых молодых людей из проявивших себя в искусстве, им обеспечивается переселение в Европейскую Россию, то спрашивается, мы что, делаем из остальных сибиряков идиотов, не способных задаваться всяческими вопросами о своём статусе в структуре советского общества? Хотим того или нет, но мы создаём политические противоречия между регионами, по сути создаём нестабильную обстановку в огромном регионе Евразии, в пограничных с Китаем районах, духовно не обживаемых и как бы лишь временно нужных государству. варягами", если в Сибири и на Дальнем Востоке идёт устойчивый отбор самых талантливых молодых людей из проявивших себя в искусстве, им обеспечивается переселение в Европейскую Россию, то спрашивается, мы что, делаем из остальных сибиряков идиотов, не способных задаваться всяческими вопросами о своём статусе в структуре советского общества? Хотим того или нет, но мы создаём политические противоречия между регионами, по сути создаём нестабильную обстановку в огромном регионе Евразии, в пограничных с Китаем районах, духовно не обживаемых и как бы лишь временно нужных государству.

Такое отношение к Зауралью привело к тому, что у нас сложилось крайне несбалансированное культурно–политическое положение Москвы. Она оказывается в европейском общественном сознании неким форпостом Европы, самой восточной её столицей, пограничной с таинственной и варварской Сибирью. Тогда как в свете происходящих политических процессов нам обязательно необходимо обеспечить её центральное положение в стране, уравновесить культурно–политические столицы союзных республик мощнейшим центром активной культурной политики за Уралом.

Отнимая у Сибири и Дальнего Востока право на собственные политические столицы, мы обязаны дать живущим там право на создание столиц духовных, культурных, способных оказывать огромное влияние на всю страну. Тем самым снималась бы известная неудовлетворённость, которая постепенно просыпается в общественном сознании сибиряков, связанная с тем, что они не могут не воспринимать своё положение в структуре советского общества, как унизительное, полуколониальное.

Пример разрешения подобной проблемы в мировой практике уже есть, и он доказал высокую эффективность в деле формирования обогащаемой разными регионами страны единой национальной культуры. И пример этот предложили США.


2.

Трудно оспорить тот факт, что Голливуд стал в настоящее время столицей мирового кинематографа, его Меккой. Но ведь национальный кинематографический центр Соединённых Штатов появился не в штатах Новой Англии, не на Восточном побережье, где сложились интеллектуальные и духовные центры, не в политической столице этой страны. Наоборот, он создавался в малообжитых регионах Западного побережья, с тяжелейшим климатом, осваиваемых с большим напряжением национальных ресурсов. Голливуд обживался вместе с освоением Дикого Запада и отразил изнутри дух этого освоения, вдохнув в американскую национальную культуру совершенно новое видение мира. Он чрезмерно обогатил духовный потенциал США демократизмом и дерзостью, моральной стойкостью, жаждой борьбы и победы, жаждой вживаться и осваивать любой, самый сложный мир, в том числе и мир враждебный. Вовсе не случайно то, что именно в Голливуде так убедительно снимаются фильмы об освоении людьми полных опасностей инопланетных миров. Хотим мы это признать или нет, но Голливуду обязаны верой в творческую, созидательную силу духа человека не только американцы, но множество других жителей земли.

Могло бы такое иметь место, если бы о Диком Западе США снимали фильмы снобы и эстеты культурных столиц Восточного побережья? Очевидно, что нет!

Голливуд, помимо прочего, сыграл свою важную роль в политическом развитии Соединённых Штатов, превратив Нью–Йорк и Вашингтон в некие срединные города европейской цивилизации. Ибо в сознании множества людей он предстаёт крайне западной, приграничной культурной столицей этой цивилизации, уравновешивая культурное влияние центров Европы, превращая их как бы в окружение американских экономической и политической столиц Восточного побережья.

У нас положение дел совсем иное. Интеллигенция и чиновничество Москвы и Ленинграда, столичных городов других европейских республик навязывают стране своё видение культурных и духовных ценностей, свои интересы, отравляя нашу духовную атмосферу полуфеодальной сонливостью, проблемами карьеризма, болезненными самокопаниями и испугом перед технологическими свершениями современной цивилизации. Наша культура не только не помогает стране в острейших проблемах цивилизационного освоения Сибири, в мобилизации общества на прорыв к новому уровню технологического развития страны, который необходим, в том числе, ускоренному подъёму экономики Сибири, но и прямо мешает этому освоению. Она искусственно вымучивает из себя восторженный энтузиазм, сляпанный по заказу правительства, который развращает общественную мораль цинизмомнас положение дел совсем иное. Интеллигенция и чиновничество Москвы и Ленинграда, столичных городов других европейских республик навязывают стране своё видение культурных и духовных ценностей, свои интересы, отравляя нашу духовную атмосферу полуфеодальной сонливостью, проблемами карьеризма, болезненными самокопаниями и испугом перед технологическими свершениями современной цивилизации. Наша культура не только не помогает стране в острейших проблемах цивилизационного освоения Сибири, в мобилизации общества на прорыв к новому уровню технологического развития страны, который необходим, в том числе, ускоренному подъёму экономики Сибири, но и прямо мешает этому освоению. Она искусственно вымучивает из себя восторженный энтузиазм, сляпанный по заказу правительства, который развращает общественную мораль цинизмом "варяжских" набегов по ту сторону Урала. варяжских"набегов по ту сторону Урала.

Нельзя не учитывать и исторические традиции духовной и политической культуры европейской части России, насквозь пропитанной пережитками феодализма с его замкнутой паразитарностью привилегированных кланов и добровольным рабством низов. Тогда как Сибирь никогда не знала феодализма, крепостничества, в самой почве отрицает этот исторический период, не приемлет его. Северные американцы романтикой Дикого Запада, развиваемой изнутри этого региона, помогали своей стране вырываться из болота пережитков европейского феодализма, который переносился из Старого Света с потоками иммигрантов. У нас же романтика освоения направляется из Москвы, она носит заказной характер, а потому явно зависит от политической конъюнктуры, эксплуатирующей сибирский фактор в целях усиления исключительно столичной власти, — власти чиновничьего центра государства.

Сложно сказать, сколько ещё сибиряки будут терпеть подобное отношение к своему мировосприятию, — но можно не сомневаться, что не слишком долго. Москва в своих политических целях всё больше зависит от экономического потенциала, от сырья Сибири, а рост образованности молодёжи предопределяет рост регионального политического самосознания. Вместо того чтобы доводить этот процесс до роста массовой неприязни Сибири и Дальнего Востока к европейской части страны, но главное — к Москве, следовало бы дать толчок становлению за Уралом мощного культурного центра, не стесняясь брать пример с Голливуда в США.


июнь 1986г.




От Великого Болота к Западно–Сибирскому ТПК


Тюмень на днях отпраздновала рождение полумиллионного жителя. Она стала десятым и самым северным из настолько крупных городов за Уралом, или вернее сказать Каменным Поясом, разбросанных от его восточных предгорий и до Тихого океана!

Есть нечто мистическое в цифре десять. Особенно тогда, когда крупный полумиллионный город вырос так быстро среди крупнейшего болота на нашей планете, из‑за которого историческое движение русского народа на Восток приняло своеобразный характер, качественно отличный от того, как им обживался Каменный Пояс. В известном смысле, несколько веков до построения Транссиба Западная Сибирь из‑за этого Великого Болота играла ту же роль в судьбе России, какую Атлантический океан играл в судьбе Западной Европы, отделяя от неё Северную Америку.

Алтай, долины у Енисея, Прибайкалье, — вот куда русский человек устремлялся с семнадцатого столетия и где селился, пускал корни, строил остроги и города. Вот где он с обустройством мест поселений приобретал особый сибирский тип характера, особое мировосприятие, которому было свойственно ощущение, с одной стороны, значительной оторванности от европейской Руси и, с другой стороны, стремление сохранить подлинный дух этой Руси. Вот где он развивал сибирскую самобытность в языке, в культуре, в хозяйственных интересах, которым только отсутствие широкого торгового взаимодействия с государствами Северо–восточной Азии, полная экономическая зависимость от Москвы не позволили выделиться в самостоятельное государственно–политическое образование. Веками, вплоть до 80–х годов нашего столетия, сравнимые с континентом Восточная Сибирь и Дальний Восток были привязаны к европейской части России, как на живую нитку, только сибирским трактом, позже Транссибом, отделённые от неё необжитым и малопривлекательным Великим Болотом. И это во многом определило трагические черты истории страны в ХХ столетии, когда от способности индустриально освоить Сибирь зависело, останется ли она в единой российской государственности или нет, и выживет ли сама эта государственность.

Действительно, какая выгода в прежние столетия могла привлечь в гигантском болоте крестьян–первопроходцев, купцов, промышленных предпринимателей, государственных деятелей? Оно, это замерзающее на зиму болото, казалось, обречено было оставаться почти безлюдным, представлять собой белое пятно на карте экономики и политики, и только мешать приоритетным целям государственной власти, связанным с созданием единого экономического рынка страны и единого национально–политического организма на всей территории России.

И вдруг, словно сказочная лягушка, которая сбросила невзрачную шкуру и обратилась красавицей, Великое Болото открыло свои богатства, как будто щедро предложив нам несметные запасы нефти и газа в самый нужный, самый трудный момент в развитии страны, когда весь русский народ был вынужден мобилизационно надрываться сверхзадачей ускоренного индустриального освоения целого континента. Открытые в Западной Сибири месторождения нефти и газа стали источником надежд на чрезвычайную эффективность всех хозяйственных отношений промышленных европейских регионов страны с зауральем, основанием для ускоренного роста могущества государства и политического оптимизма русского народа.

Словно насыщенная кислородом кровь, которая по кровеносным сосудам движется от лёгких к изголодавшимся по кислородному питанию органам тела, западносибирские нефть и газ устремились по построенным в рекордные сроки нефтепроводам и газопроводам через хребет Каменного Пояса в промышленные и сельскохозяйственные регионы Европы. Они будто вдохнули новый динамизм промышленного развития не только в экономику России, СССР, но так же в экономические системы стран Восточной и Центральной Европы, так или иначе привязывая их к московской державной политике. Эти же нефть и газ позволили обновлять технологическое мировоззрение на многих предприятиях государства, на доходы от них были куплены КамАЗ и ВАЗ, а закупками японской, западноевропейской, американской техники производилась модернизация многих наукоёмких производств во всём Советском Союзе. Поставки нефти и газа в Европу сделали нашими хроническими должниками ряд государств, которые влияют на европейскую политику. По сути именно сибирскими нефте- и газодолларами была подстёгнута вся внешняя торговля нашей страны, началось быстрое проникновение России на совершенно новые рынки Евразии, стали налаживаться связи с мировой экономикой, подготавливая возможности для интеграции в её глобальную систему. Вне всякого сомнения, нефть и газ западносибирского Великого Болота подтолкнули жилищное строительство в стране, построили десятки новых городов, повлияли на систему образования, повернули её в сторону структурной перестройки под новые возможности экономического и культурного развития.

Но и сама Западная Сибирь благодаря месторождениям нефти и газа на глазах одного поколения совершенно преобразилась. Тепловозы везут грузы от Тюмени на самый север, к Обской губе, где Обь впадает в Ледовитый океан, а автотранспорт круглосуточно работает на дороге твёрдого покрытия Сургут — Новый Уренгой. Сеть дорог с твёрдым покрытием, оплетая Великое Болото, приближается к 10 тыс. километров, а посреди столетиями ненужной землепроходцам огромнейшей, большей, чем вся Западная Европа, заболоченной равнины возводятся современные города. И сейчас невероятным кажется, что несколько десятилетий назад такое трудно было воспринимать всерьёз даже в фантастических проектах. Причём, уже выполнена самая сложная работа. Созданы мощные экономические и технические базы для дальнейшего расширения задач освоения Великого Болота, пустила корни инфраструктура жизни и работы для сотен тысяч людей, что подготавливает значительное возрастание фондоотдачи, и темпы строительства и капиталовложений уже достигают рекордных показателей среди всех регионов страны.

Есть что‑то действительно мистическое в том, что добыча ценнейшего сырья стала возможной в больших объёмах как раз ко времени резкого повышения цен на нефть и газ на мировых рынках. Столь удачное стечение обстоятельств позволило государству бросить сотню миллиардов рублей на освоение огромного региона Западной Сибири, и оно, это освоение, помимо качественного изменения экономической ситуации в России, создало в результате совершенно новую внутриполитическую ситуацию, последствия чего, так или иначе, повлияют на изменение государственного устройства СССР. Сибирь и Дальний Восток больше не связаны на живую нитку одним Транссибом. Наоборот, города, дороги фронтально перевалили за уральский Каменный Пояс и двинулись к Енисею, столь же фронтально двинув расширение внутреннего рынка России, делающего всю экономику зауралья рентабельной, а потому не требующей дальнейшего централизованного перекачивания доходов из одних регионов в другие.

Уже начал формироваться Западно–сибирский ТПК с его самостоятельной экономической инфраструктурой, порождающей потребность в осушении части болот под сельское хозяйство, под дачное и прочее обустройство. Новые аэродромы и их удачное энергетическое обеспечение позволяют качественно изменить военно–стратегическое планирование и усилить эффективность управления и мобильных перегруппировок войсковых соединений и их материального снабжения в организации обороны страны в Сибири и на Дальнем Востоке. Страна превращается в единый экономический, хозяйственно–политический организм, от которого нельзя отторгнуть кусок территории без удара по существованию самого государства, и всякие территориальные притязания к России становятся невозможными.

Естественным становится теперь продолжение БАМа через Енисейск к Тобольску, что в свою очередь порождает новые цели стратегическому планированию индустриализации страны. Становится целесообразной индустриализация низовьев Иртыша, среднего течения Оби, экономически обоснованная теперь в связи с исчерпанием возможностей индустриализации Волги. Расширение экономических мощностей Западно–Сибирского ТПК существенно изменяет роль Уральского региона в качестве транспортного узла страны, узла стратегических коммуникаций, систем связи, координирующего научного и управленческого центра, а с этим порождает необходимость становления в нём культурной и интеллектуальной столицы общесоюзного значения. Решение о создании УО АН СССР лишь отразило объективное повышение роли региона в общесоюзной экономической и политической структуре управления страной.

Сибирь перестаёт тревожить Москву своей географической удалённостью, так как сама Москва нефтью и газом Великого Болота втягивается в экономическую и политическую зависимость от Сибири. Это есть наиважнейший исторический этап в деле укоренения демократизации и современной цивилизованности в России, поскольку через Западно–Сибирскую экономику начинают переплетаться хозяйственно–экономические, научные, духовно–культурные интересы и связи общерусского значения, влияющие на общерусское самосознание. И происходит это политически необратимо.


                                       18 декабря 1986г.




Перестройка со здравым смыслом


Перестройка всё определённее приобретает тяжёлую поступь необратимого политического явления. Однако большинству людей уже трудно избавиться от мистического гнёта этого слова, поскольку здравого, убедительного теоретического осмысления и объяснения исторических причин происходящего нет. Иначе в слоях образованных специалистов не было бы тревоги от неизвестности, не было бы беспокойства за завтрашний день, которые страшно мешают многим сделать окончательный шаг в ряды её активных созидателей.

Даже беглый просмотр газет, журналов показывает, к каким тяжёлым последствиям привёл идеологический догматизм, банкротство которого сейчас столь очевидно. Произошла какая‑то чудовищная подмена идей и целей большевистской Революции. Вместо того чтобы идеология служила обществу, человеку, наше общество превратилось в рабскую прислугу прослойки её бездарных и неспособных к творческому анализу жрецов, лишь паразитирующих на отставшей от жизни идеологии. Спасти общественное сознание от хаоса, от одичания может уже только ясный взгляд на мир, в котором мы сейчас живём, трезвый взгляд на самих себя. Отступать дальше некуда. Дальше только катастрофа советской власти, а с нею и государства. Поэтому любая попытка внести порядок, здравый смысл в происходящее должна рассматриваться, как непременное условие управляемого изменения государственной власти.

Самая большая путаница царит сейчас в оценкам советской истории. История объективна, она не терпит сослагательных наклонений. Сейчас мало кто знает, что Наполеон Бонапарт, к примеру, стал первым консулом и диктатором не просто в результате заговора других людей, а вследствие распада власти Директории. Франция при Директории объективно оказалась перед выбором, либо гибель государства, либо установление диктатуры, способной переломить ход разрушительных тенденций. То же можно сказать и о сталинском периоде. Не было бы Сталина, был бы кто‑то иной, кто проводил бы в общих чертах ту же политику. Поэтому ругать сталинизм, подразумевая под ним принципиальную политическую линию, значит ругать всю совокупность объективных причин, в мясорубку которых попало советское государство. Это государство, с одной стороны, чрезвычайно отстало от передовых держав мира в развитии промышленного, в том числе и военного производства, а с другой стороны, было вынужденно удерживать цивилизационную стабильность на огромных территориях Евразии с дичайшими феодальными и дофеодальными пережитками. Страна не имела иного исторического пути, кроме как потом и кровью проводить индустриализацию, иначе русское, и не только русское, население могла ожидать судьба североамериканских индейцев.

На рубеже конца семидесятых годов началось вырождение многих из причин, которые способствовали установлению сталинской системы взаимоотношений власти и масс народа. Сейчас модно называть семидесятые временем застоя — де, вначале семидесятых и надо было проводить нынешние реформы. Смею утверждать, что тогда реформирование экономических и политических отношений было невозможно в силу целого ряда, опять же, объективных обстоятельств.

Что это за обстоятельства?

Это близость к завершению БАМа, внедрение в политическое сознание и Советского Союза, и Китая БАМа, как явления исторического, меняющего суть пограничных отношений в Сибири и на Дальнем Востоке. Это достижение такой мощи экономики России, при которой мы оказались в состоянии перейти к комплексным программам освоения Западной Сибири и Дальнего Востока. Это налаживание деловых, торговых, культурных, политических связей с Европой, которые нам помогли завязать нефть и газ Сибири. Без всех этих исторически обусловленных достижений горбачёвская перестройка была бы невозможной. Она была бы маловероятна без революций в Афганистане, в Иране, так или иначе нанёсших сокрушительный удар по изжившим себя средневековым формам феодальных хозяйственных отношений у наших непосредственных соседей. Она была бы благим пожеланием без десятилетия привыкания Запада к нашему военно–политическому могуществу, с которым он только–только начинает смиряться, как с реальностью. Она была бы немыслима без других, менее значительных, но тоже важных обстоятельств исторического характера.

Говоря иными словами, перестройка не имела бы фундамента для своего политического появления, если бы не был создан впервые в нашей истории, пока ещё в общих чертах, но всё же создан единый взаимозависимый государственный рынок от Калининграда до Тихого океана, от Памира до Обской губы. Формирование его к началу 80–х годов приобрело некую первичную завершённость. Появившийся взаимозависимый внутренний рынок создал предпосылки к укреплению естественных хозяйственных и политических связей, которым понадобилась единая языковая, культурная среда с иным характером производственных и общественных отношений, то есть принципиально отличающаяся от той, которая была до этого. Для нас, как и для всякой страны с длительным историческом опытом государственного развития, демократизация есть объективный процесс, она оказалась возможной и необходимой на вполне определённом этапе экономического развития, развития общегосударственного рынка.

Важно понять именно это обстоятельство. Взаимозависимый внутренний рынок создаёт самые прочные политические связи в обществе, начинает формировать единую языковую среду, культурную психологию общественных и производственных отношений. Через стандарты потребления и производственные отношения единый внутренний рынок делает буквально каждого человека соучастником интересов регионов, в которых он никогда не бывал. В условиях такой огромной страны, как наша страна, в её исторических и географических реальностях это является необходимейшей основой демократизации, как политического процесса.

Сталинизм был бы невозможен, будь Россия в первой половине двадцатого столетия индустриально развитой страной, вроде США, имей она зачатки взаимозависимого национального рынка. Наивно же полагать, что политические эксцессы сталинского руководства совершались тогда ради садистского удовольствия.

Невольно возникает вопрос. Насколько можно положиться на революционную необратимость происходящего? Не повернутся ли вспять происходящие изменения в стране по демократическому переустройству политических отношений, как уже было после попыток осуществить подобные реформы при Хрущёве?

Нет. Обратно повернуть перестройку, демократизацию уже нельзя. И главным образом потому, что становление единого хозяйственного рынка России создало предпосылки для интеграции страны в мировую систему экономических отношений. Интеграция в мировую экономику больше не опасна государственному единству в той мере, как она было опасной прежде. А без интеграции в мировой рынок наша крупная промышленность, наша наука, наша культура больше не в состоянии развиваться таким образом, чтобы становиться рыночно рентабельными и обеспечивающими процветание нашему народу. Мы обречены на хроническую стагфляцию без принципиального прорыва на мировые рынки, а потому должны утвердить во внутриполитических отношениях демократические правила игры, господствующие в самых развитых странах мировой системы экономических отношений.

Неизбежная при интеграции в мировую рыночную экономику конкуренция идей и товаров разного рода потребует от нас раскрепощения и воспитания культуры самовыражения, гласных средств массовой информации, поскольку они являются наиважнейшими составляющими борьбы за качество товарной продукции, за её рекламную подачу потенциальным потребителям на мировых рынках. Именно от способности сделать наши идеи и товары привлекательными на мировых рынках будет во многом зависеть социально–экономическое развитие России и политическое здоровье нашего общества. Совершающийся сейчас перевод предприятий на самоокупаемость в новых условиях хозяйственной деятельности проявит эту зависимость очень быстро.

Перестройкой мы вступаем в качественно новую эпоху своего развития, эпоху становления собственно отечественной цивилизации, собственно цивилизованной культуры. Но двигаться к ним нельзя вне демократизации, вне продолжающегося развития национального рынка. Исторический опыт других промышленных государств показывает однозначно, что иного пути стать промышленно развитой, процветающей страной у нас нет. Дорога к достижениям прогресса у всех одна, просто одни её проходят раньше, а другие позже.


16 янв.1987г.



Парламент и русский вопрос


Демографическая катастрофа славян в СССР привела коммунистический режим к экономическому, идеологическому и политическому тупику. Вся экономическая система государства держится главным образом на русских. Даже советская Средняя Азия с её огромным избытком трудовых ресурсов без притока русских в города и на производства, без постоянно возрастающей экономической помощи России откатилась бы в историческом развитии до уровня слаборазвитых, нищих и колониальных регионов мира. Но при таком положении дел сама Россия, требующая для освоения Сибири и Дальнего Востока постоянного увеличения численности русских, а так же экономической помощи извне, вынуждена вести сверхэксплуатацию опять же русских, выделять явно недостаточные средства на социальную инфраструктуру мест их компактного проживания, что ведёт к падению рождаемости собственно русских.

Русские загоняются в замкнутый круг, в исторический тупик. Плотность заселения России 8 человек на квадратный километр — одна из самых низких в мире. При такой плотности заселения транспортные расходы пожирают колоссальную часть валового внутреннего продукта, потому что регионы, не имея возможности создавать широкую структуру производства, вынуждены получать средства жизнеобеспечения, товарную продукцию из других, чрезвычайно удалённых регионов.

К примеру, на трети территории России, называемой Дальним Востоком, проживает меньше людей, чем в Москве, и там нет трудовых ресурсов, чтобы создать собственную строительную индустрию. На Дальний Восток приходиться везти строительные материалы из Европейской части России, а потому себестоимость квадратного метра жилья в Комсомольске - на - Амуре в три раза выше, чем в среднем по стране. Экономика Дальнего Востока из‑за слабой заселённости русскими оказывается крайне неэффективной, и решительное повышение уровня жизни проживающих там реально только при интеграции региона в экономическую систему Японии и её клиентов. Если кризис, в который вползает наша страна затянется и поддерживать столь неэффективную хозяйственную жизнь на Дальнем Востоке России окажется больше невозможным, не окажется ли такой шаг единственным спасением региона от экономического и политического хаоса, голода? И не породит ли это стремление воссоздать Дальневосточную республику с собственной экономической и политической линией поведения, независимой от Москвы?

В свете подобных проблем становится более понятной непростая задача выбора реальной политики, которая встала перед советским номенклатурным правящим классом. Либо под звон церковных колоколов и разговоры о христианстве втихую душить русское самосознание окончательно и усиливать миграцию в исконно русские земли чужеродных и социально неразвитых орд из южных республик, способных качественно изменить ситуацию с заселением России, но при этом подорвать достигнутый уровень культуры промышленного и сельскохозяйственного производства. Либо начать возрождать русское самосознание до уровня государственного национализма, способного с помощью русского общественного мнения поставить и решать задачу увеличения численности русских в полтора–два раза в ближайшие десятилетия.

Создать материальные предпосылки для увеличения рождаемости русских возможно лишь через резкое возрастание общей национальной, в том числе производственной, дисциплины и быстрый подъём уровня жизни именно русских. А сделать это нереально без отказа от любых обязательств по оказанию помощи советским республикам и прочимздать материальные предпосылки для увеличения рождаемости русских возможно лишь через резкое возрастание общей национальной, в том числе производственной, дисциплины и быстрый подъём уровня жизни именно русских. А сделать это нереально без отказа от любых обязательств по оказанию помощи советским республикам и прочим "братьям" и без переориентации внешней политики России на сближение с Европой, в первую очередь с Германией. Чтобы спасать русских и государство, рано или поздно придётся пойти против интересов других республик, других государств просоветской ориентации и даже на разрыв с ними. братьям"и без переориентации внешней политики России на сближение с Европой, в первую очередь с Германией. Чтобы спасать русских и государство, рано или поздно придётся пойти против интересов других республик, других государств просоветской ориентации и даже на разрыв с ними.

Сознают это или нет, хотят этого или нет, но российские парламентарии именно по этому вопросу вынуждены будут выбирать принципиальную позицию в той борьбе, которая ведётся вокруг судьбы России в новых политических обстоятельствах. Именно потому, что культурный и политический уровень российского парламента будет заметно выше общесоюзного, поляризация по вопросу самостоятельной политики России станет принципиальной. Общесоюзные органы власти будут оказывать давление с требованиями постоянных уступок от российско–русского самосознания, тогда как российский парламент будет следовать за требованиями России усилить тему русского самосознания, пусть и в некой переходной форме российского самосознания, в которой собственно русское самосознание не будет явно выражено. Для балансирования на этом очень тонком политическом канате нужен весьма поднаторевший в кремлёвских интригах деятель, отъявленный политикан, способный стать временным лидером России.

Однако национальное самосознание мало, что даёт само по себе, то есть если оно не порождает развитие идеологической платформы, определяющей, что есть прагматический национальный интерес и как его достигать с набольшей выгодой в конкретных реальностях — внутриполитических, внешнеполитических, хозяйственно–экономических, исторических и пр. И как раз проблема выработки национальной идеологии окажется действительно самой сложной, потому что для её решения потребуется сначала восстановить традицию развития интеллектуального русского самосознания, которая подавлялась коммунистическим режимом семь десятилетий, давно потеряла связь с политической практикой и способность быть организующей русских людей силой.


сентябрь 1990г.






Сибирь и русское общество


"У всякого народа свой предел;

и когда придёт их предел, то они.

не замедлят ни на час и не ускорят".

Коран.



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


1.

Демократизация, гласность стали в настоящий момент политической необходимостью ускорения социального и экономического преобразования России, в конечном счёте, они стали условием выживания нашей страны. Всё более ясным и естественным оказывается понимание, что это объективный процесс, движение, а не чьи‑то злобная воля и вредительство, и у него есть собственные законы развития.

Природа предоставила обществу, как бы на выбор, два способа совершенствования экономических и социально–политических отношений. Один — посредством проб и ошибок, он подразумевает использование интуиции лидеров в тёмном лабиринте сложных обстоятельств и препятствий, когда им приходится по наитию принимать решения, чертыхаться и набивать синяки и шишки. Этот первый способ имеет множество сторонников. Второй же опирается на осмысление причин и следствий событий, благодаря чему мысль подобно фонарику высвечивает путь продвижения вперёд на основании пусть смутного, но понимания происходящего. И этот второй способ представляется более достойным homo sapiens`а – человека разумного.

Трудно спорить с тем, что демократизация подразумевает нарастание прав, ответственности личности и, как следствие, обусловлена ростом патриотизма и духовного единства общества. Только тогда она способствует укреплению цивилизованного социального порядка в условиях усложняющихся экономических отношений и ведёт к усложнению и росту экономики. Но воспитывается ли у нас единство общества? Формально — да, но только формально. Ведь как, к примеру, нужно по уму сажать деревце? Надо подобрать место, вырыть ровную ямку, заполнить её навозом, чернозёмом, затем, засыпав корни, регулярно поливать их, добавлять удобрения. А как чаще всего делается у нас? В спешке, часто подвыпив, кое–где вырывается яма, кое‑как забрасываются корни глиной, дрянью какой‑нибудь, а потом мы стоим над деревцем и в нетерпении дёргаем то одну, то другую ветку, чтобы росло быстрее. И орём друг на друга, что вырастает уродец.

Конечно, нельзя уйти от своей непростой истории, но нельзя же до бесконечности валить на неё нежелание учиться культуре мысли, культуре разумной деятельности. Трудно, очень трудно даётся нам понимание, что общество есть то же самое деревце, и расти оно сможет пышно, с сочными листьями только при тщательном уходе за посадкой его корней и уходе за ними. И одним из самых главных корней для нашего общества является тот, что связан с Сибирью.

Вновь и вновь приходится признать, что после октябрьской революции 1917 года подавляющее большинство в нашей стране растеряло понимание, что такое самоуправляемое общество. У нас очень низкая политическая культура, культура понимания, что общество состоит из разных социальных, региональных слоёв населения страны, а каждый из них выступает со своим собственным видением мира, отношением к нему, поэтому единство этих слоёв достигается постоянными компромиссами их главных интересов. И при этом ещё меньше сознающих, что следует учитывать постоянно меняющееся значение разных слоёв для поддержания жизненной силы всего общества. Жёсткая централизация управления государственной власти, которая имела место последние полсотни лет, приучила нас к диктатуре идей и взглядов одной социальной группы, а именно той, которая с 17–го года взяла на себя чрезвычайную ответственность за выведение страны из глубокого общегосударственного кризиса, за преодоление экономической, культурной отсталости, за создание отечественной промышленности, не привязанной к промышленности и капиталам Западной Европы. Но за это она потребовала от остальных социальных и региональных слоёв населения России безусловного подчинения своей стратегии, своей тоталитарной идеологии, что было возможным лишь при безусловном авторитете столичного Центра.

Дальше управлять страной подобным образом становится невозможным делом. Ибо отстранённые от власти социальные и региональные общественные слои теряют представление о своей политической ответственности, о своей сопричастности к выбору собственной судьбы, погружаются в моральную и нравственную апатию, при которой ни о каком динамизме экономического развития не может быть и речи.


2.

Сейчас вопрос должен встать не об отрицании всего, в том числе и положительного, что было осуществлено коммунистическим режимом, а о серьёзной перестройке общественных взаимоотношений, которая позволит преодолеть отрицательные следствия чрезмерно централизованного государственного управления. И надо бы дать самый решительный отпор попыткам оплевать недавнюю историю страны, попыткам гуманитарной интеллигенции истерично лягать память страны, в том числе лягать память Сталина, намерениям превратить его в некое инфернальное Зло.

Ни один правитель не в состоянии взять такую власть, какую имел Сталин, если её не отдадут ему исторические обстоятельства, народ в самом широком смысле этого слова. При спокойном и взвешенном видении обстоятельств, которые терзали государство с начала века, кажется вообще чудом, что оно выбралось из бурь и потрясений, беспримерных в мировой истории, и после Второй мировой войны стало Второй Сверхдержавой глобальной политики.

Государство есть особый организм, такой же живой, как и человек, и его бытиё тоже подчиняется законам Природы, в том числе естественному отбору. Оно окружено другими государственными организмами и ведёт с ними борьбу за существование, порой очень ожесточённую, когда ставится под сомнение само его выживание. Если оно исторически молодо, энергично, ему присущ обострённый инстинкт самосохранения, и патриотизм государствообразующего этноса — одна из составных частей сил, определяющих этот инстинкт самосохранения государства, хотя, быть может, и не самая важная. Когда все силы, заинтересованные в выживании государства, сливаются воедино в ответ на враждебные обстоятельства, они превращаются как бы в неистовую волю к жизни самого государства. Именно она и приводит государственную власть к высокой централизации, а политику к радикальным мерам борьбы, именно она привела Сталина к кажущейся неограниченной личной власти, часто руководила его поступками. Жёсткая централизация есть всегда реакция государства на угрозу его существованию, и она определяет собственные правила политической борьбы со своими противниками как внутренними, так и внешними.

Да, Ленин разработал стратегию спасения народа, страны в исторических обстоятельствах глубочайшего общегосударственного кризиса, провёл страну через тяжелейший, первый этап восстановления обновлённой государственности. Но грязную работу по расчистке фундамента под строительство новой государственной власти пришлось делать Сталину. Его железная воля, ясность в видении целей как своих, так и врагов страны, изворотливый дипломатический ум с такой самоотверженностью служили государству, какой трудно найти в нашей истории. Да, он совершал просчёты. Но ему каждый день приходилось принимать тяжелейшие решения под домокловым мечом выбора между войной или миром. Да, он раскрутил маховик репрессий. Но как иначе можно было заставить служить государству корыстных мерзавцев и паразитов, карьеристов и просто глупых людей, которых тогда было не меньше, а возможно много больше, чем сейчас.

Свидетели падения Константинополя рассказывали, что когда турки уже шли на приступ городских стен, греки были заняты не столько задачами обороны города, сколько внутренними склоками, религиозными спорами. И погибла великая православная империя. Не следует забывать, духовную культуру Россия получила от неё. Так может быть, окажись тогда в Константинополе такой же властный и жестокий правитель, как Сталин, Византия пережила бы кризис и возродилась бы, существовала до сих пор?

Умеющий думать участник Второй Мировой войны как‑то уверял меня: СССР победил гитлеровскую Германию только потому, чтоеющий думать участник Второй Мировой войны как‑то уверял меня: СССР победил гитлеровскую Германию только потому, что "нарицательной немецкой дисциплине страна смогла противопоставить в три раза более дисциплинированную армию" и что сама армия появилась у нас только в сорок втором, под Сталинградом, после "знаменитого" обращения Сталина, в котором он объявил о введении расстрела за невыполнение приказов. Трудно найти иное разумное объяснение причин и следствий хода событий той войны. Сама жизнь толкала страну к жёсткой централизации, чрезвычайной дисциплинированности всего и вся. При естественных недостатках подобной организации общества центральной властью, у неё есть стоящее их всех достоинство. Она быстро и кумулятивно реагирует на враждебные внешние воздействия, и не только внешние. Во многом как раз волей к решительной централизации, проявленной тем режимом, который олицетворяется личностью Сталина, государство имеет сейчас выходы к Тихому океану, не имеет сухопутных границ с Японией, скажем, по Байкалу. нарицательной немецкой дисциплине страна смогла противопоставить в три раза более дисциплинированную армию"и что сама армия появилась у нас только в сорок втором, под Сталинградом, послееющий думать участник Второй Мировой войны как‑то уверял меня: СССР победил гитлеровскую Германию только потому, чтоеющий думать участник Второй Мировой войны как‑то уверял меня: СССР победил гитлеровскую Германию только потому, что "нарицательной немецкой дисциплине страна смогла противопоставить в три раза более дисциплинированную армию" и что сама армия появилась у нас только в сорок втором, под Сталинградом, после "знаменитого" обращения Сталина, в котором он объявил о введении расстрела за невыполнение приказов. Трудно найти иное разумное объяснение причин и следствий хода событий той войны. Сама жизнь толкала страну к жёсткой централизации, чрезвычайной дисциплинированности всего и вся. При естественных недостатках подобной организации общества центральной властью, у неё есть стоящее их всех достоинство. Она быстро и кумулятивно реагирует на враждебные внешние воздействия, и не только внешние. Во многом как раз волей к решительной централизации, проявленной тем режимом, который олицетворяется личностью Сталина, государство имеет сейчас выходы к Тихому океану, не имеет сухопутных границ с Японией, скажем, по Байкалу. нарицательной немецкой дисциплине страна смогла противопоставить в три раза более дисциплинированную армию"и что сама армия появилась у нас только в сорок втором, под Сталинградом, после "знаменитого" обращения Сталина, в котором он объявил о введении расстрела за невыполнение приказов. Трудно найти иное разумное объяснение причин и следствий хода событий той войны. Сама жизнь толкала страну к жёсткой централизации, чрезвычайной дисциплинированности всего и вся. При естественных недостатках подобной организации общества центральной властью, у неё есть стоящее их всех достоинство. Она быстро и кумулятивно реагирует на враждебные внешние воздействия, и не только внешние. Во многом как раз волей к решительной централизации, проявленной тем режимом, который олицетворяется личностью Сталина, государство имеет сейчас выходы к Тихому океану, не имеет сухопутных границ с Японией, скажем, по Байкалу. знаменитого"обращения Сталина, в котором он объявил о введении расстрела за невыполнение приказов. Трудно найти иное разумное объяснение причин и следствий хода событий той войны. Сама жизнь толкала страну к жёсткой централизации, чрезвычайной дисциплинированности всего и вся. При естественных недостатках подобной организации общества центральной властью, у неё есть стоящее их всех достоинство. Она быстро и кумулятивно реагирует на враждебные внешние воздействия, и не только внешние. Во многом как раз волей к решительной централизации, проявленной тем режимом, который олицетворяется личностью Сталина, государство имеет сейчас выходы к Тихому океану, не имеет сухопутных границ с Японией, скажем, по Байкалу.

Даже хвалёная американскаяже хвалёная американская "демократия", подчистую уничтожившая пятнадцать миллионов индейцев на огромной территории, не может обойтись без насилия со стороны кругов власти над интересами остального населения. И "Ирангейт" наглядный пример такому утверждению. Американская "демократия" сложилась в тепличных условиях развития островного государства, сотни лет пользовавшегося своей неуязвимостью для держав Европы и европейского общественного мнения, в условиях постоянной нехватки рабочей силы, подстёгивавших предприимчивость и технический прогресс. А это побуждало многих брать ответственность на себя, что позволяло государству перераспределять ответственность за жестокости и произвол в стране на всех, кто занимался освоением территорий, делать её коллективной, то есть фактически ничьей конкретно. демократия", подчистую уничтожившая пятнадцать миллионов индейцев на огромной территории, не может обойтись без насилия со стороны кругов власти над интересами остального населения. Иже хвалёная американскаяже хвалёная американская "демократия", подчистую уничтожившая пятнадцать миллионов индейцев на огромной территории, не может обойтись без насилия со стороны кругов власти над интересами остального населения. И "Ирангейт" наглядный пример такому утверждению. Американская "демократия" сложилась в тепличных условиях развития островного государства, сотни лет пользовавшегося своей неуязвимостью для держав Европы и европейского общественного мнения, в условиях постоянной нехватки рабочей силы, подстёгивавших предприимчивость и технический прогресс. А это побуждало многих брать ответственность на себя, что позволяло государству перераспределять ответственность за жестокости и произвол в стране на всех, кто занимался освоением территорий, делать её коллективной, то есть фактически ничьей конкретно. демократия", подчистую уничтожившая пятнадцать миллионов индейцев на огромной территории, не может обойтись без насилия со стороны кругов власти над интересами остального населения. И "Ирангейт" наглядный пример такому утверждению. Американская "демократия" сложилась в тепличных условиях развития островного государства, сотни лет пользовавшегося своей неуязвимостью для держав Европы и европейского общественного мнения, в условиях постоянной нехватки рабочей силы, подстёгивавших предприимчивость и технический прогресс. А это побуждало многих брать ответственность на себя, что позволяло государству перераспределять ответственность за жестокости и произвол в стране на всех, кто занимался освоением территорий, делать её коллективной, то есть фактически ничьей конкретно. Ирангейт"наглядный пример такому утверждению. Американскаяже хвалёная американскаяже хвалёная американская "демократия", подчистую уничтожившая пятнадцать миллионов индейцев на огромной территории, не может обойтись без насилия со стороны кругов власти над интересами остального населения. И "Ирангейт" наглядный пример такому утверждению. Американская "демократия" сложилась в тепличных условиях развития островного государства, сотни лет пользовавшегося своей неуязвимостью для держав Европы и европейского общественного мнения, в условиях постоянной нехватки рабочей силы, подстёгивавших предприимчивость и технический прогресс. А это побуждало многих брать ответственность на себя, что позволяло государству перераспределять ответственность за жестокости и произвол в стране на всех, кто занимался освоением территорий, делать её коллективной, то есть фактически ничьей конкретно. демократия", подчистую уничтожившая пятнадцать миллионов индейцев на огромной территории, не может обойтись без насилия со стороны кругов власти над интересами остального населения. Иже хвалёная американскаяже хвалёная американская "демократия", подчистую уничтожившая пятнадцать миллионов индейцев на огромной территории, не может обойтись без насилия со стороны кругов власти над интересами остального населения. И "Ирангейт" наглядный пример такому утверждению. Американская "демократия" сложилась в тепличных условиях развития островного государства, сотни лет пользовавшегося своей неуязвимостью для держав Европы и европейского общественного мнения, в условиях постоянной нехватки рабочей силы, подстёгивавших предприимчивость и технический прогресс. А это побуждало многих брать ответственность на себя, что позволяло государству перераспределять ответственность за жестокости и произвол в стране на всех, кто занимался освоением территорий, делать её коллективной, то есть фактически ничьей конкретно. демократия", подчистую уничтожившая пятнадцать миллионов индейцев на огромной территории, не может обойтись без насилия со стороны кругов власти над интересами остального населения. И "Ирангейт" наглядный пример такому утверждению. Американская "демократия" сложилась в тепличных условиях развития островного государства, сотни лет пользовавшегося своей неуязвимостью для держав Европы и европейского общественного мнения, в условиях постоянной нехватки рабочей силы, подстёгивавших предприимчивость и технический прогресс. А это побуждало многих брать ответственность на себя, что позволяло государству перераспределять ответственность за жестокости и произвол в стране на всех, кто занимался освоением территорий, делать её коллективной, то есть фактически ничьей конкретно. Ирангейт"наглядный пример такому утверждению. Американская "демократия" сложилась в тепличных условиях развития островного государства, сотни лет пользовавшегося своей неуязвимостью для держав Европы и европейского общественного мнения, в условиях постоянной нехватки рабочей силы, подстёгивавших предприимчивость и технический прогресс. А это побуждало многих брать ответственность на себя, что позволяло государству перераспределять ответственность за жестокости и произвол в стране на всех, кто занимался освоением территорий, делать её коллективной, то есть фактически ничьей конкретно. демократия"сложилась в тепличных условиях развития островного государства, сотни лет пользовавшегося своей неуязвимостью для держав Европы и европейского общественного мнения, в условиях постоянной нехватки рабочей силы, подстёгивавших предприимчивость и технический прогресс. А это побуждало многих брать ответственность на себя, что позволяло государству перераспределять ответственность за жестокости и произвол в стране на всех, кто занимался освоением территорий, делать её коллективной, то есть фактически ничьей конкретно.

НТР лишила США экономической и военной неуязвимости. Мировые рынки перенасыщены товарами различных марок, и американской продукции становится всё сложнее конкурировать с товарами новых промышленных держав. Всё это приводит к тому, что промышленное производство американской индустриальной державы и уровень жизни американцев не удержатся на достигнутых показателях без милитаризации экономики и растущих бюджетных дефицитов, которые, в конечном итоге, “задушат” демократию. Не получится ли в обозримом будущем так, что логическим завершением огромного влияния римской политической традиции в этой стране станет появление императорской системы власти, которая введёт в палату представителей и сенатР лишила США экономической и военной неуязвимости. Мировые рынки перенасыщены товарами различных марок, и американской продукции становится всё сложнее конкурировать с товарами новых промышленных держав. Всё это приводит к тому, что промышленное производство американской индустриальной державы и уровень жизни американцев не удержатся на достигнутых показателях без милитаризации экономики и растущих бюджетных дефицитов, которые, в конечном итоге, “задушат” демократию. Не получится ли в обозримом будущем так, что логическим завершением огромного влияния римской политической традиции в этой стране станет появление императорской системы власти, которая введёт в палату представителей и сенат "лошадь императора"? Учитывая склонность природы поддерживать амплитуду колебаний от одной тенденции к другой, ломка нынешней американской государственности может принять весьма малопривлекательные формы, затмить и сталинизм. лошадь императора"? Учитывая склонность природы поддерживать амплитуду колебаний от одной тенденции к другой, ломка нынешней американской государственности может принять весьма малопривлекательные формы, затмить и сталинизм.


3.

Вся история цивилизаций однозначно свидетельствует, для начала реальной демократизации необходимо предварительное осуществление, по крайней мере, одного из двух непременных условий. Во–первых, подавление угрозы государственной независимости. Во–вторых, развитый внутренний рынок товарообмена, и чем больше он развит, тем отчётливее средние слои населения заинтересованы в соучастии в управлении обществом, что является необходимым условием для демократии.

Без победы Вьетнама в войнах с Францией и с США, без революций в Афганистане, в Иране, в Никарагуа, в Эфиопии и ряде других стран Африки, которые оттеснили угрозы зонам жизненных интересов Запада от Советского Союза в иные регионы мира, демократизация у нас была бы невозможной. В большой мере она обязана той структуре деловых, торговых, политических отношений с Европой, которые стране позволили завязать нефть и газ Западной Сибири. Но определяющей причиной демократизации стало то, что с начала 80–х годов выявилось возникновение единого взаимозависимого рынка страны от Калининграда до Тихого океана, от Памира до Обской губы. Взаимозависимый внутренний рынок производства товаров и потребления создаёт сеть самых прочных хозяйственно–экономических связей, подталкивает становление единой языковой, психологической культуры общественных и производственных отношений. Он делает буквально каждого человека соучастником интересов регионов, в которых тот не бывал. Это необходимейшее основание демократизации, как политического процесса, выводящего общество к принципиально новому качеству его развития.

Однако без становления широкой структуры потребления и сферы услуг для обслуживания среднего слоя тех, кто честно трудится на общественное благо, — слоя, на котором, собственно, и держится современное экономизированное общество, — стабильная демократизация химера. Без ускорения темпов развития внутреннего рынка России, без ускорения цивилизованной индустриализации Сибири и Дальнего Востока общественные отношения у нас не выдержать демократизации. Говоря точнее, если наше общество, действительно, осознало потребность в демократии для дальнейшего поступательного развития, оно должно в корне изменить прежний взгляд на роль Сибири, который сложился за четыре столетия. Рано или поздно, придётся учиться считаться с тем, что это не только и не столько сырьевая кормушка, но в первую очередь место жизни важнейшей, с постоянно растущим динамизмом и влиянием составной части общества. И эта часть общества имеет право на собственное яркое лицо во всех проявлениях жизнедеятельности общества и должна его иметь ради нашего общего блага.

В известном смысле, мы все должны стать сибиряками. До тех пор, пока наша экономика, культура, наше пространственное сознание не выйдут к Тихому океану всерьёз и навсегда, у нас будет сохраняться высокая вероятность возврата к жёсткой централизации и определённому произволу государственной власти, будет играть огромное значение роль властного политического вождя, как яркой сильной личности, стабилизирующей и структурирующей общество в периоды экономических и политических кризисов.


4.

Если исходить из взгляда на общество, как на живой, объективно развивающийся организм, если внимательно и без предрассудков учиться у опыта становления мировых цивилизаций, нельзя не признать, что советский энтузиазм освоения Сибири есть внутренняя реакция общества на вставшие перед ним исторические проблемы, характерная для вполне определённого периода истории страны. И он неизбежно должен отмереть, когда Россия достигнет нового качества социально–экономического развития. Попытки гальванизировать его вряд ли будут эффективны в этом обществе, тем более что они вступят в противоречие с растущей значимостью производственной дисциплины и профессионализма, для которых энтузиазм изнурителен и малоэффективен. С БАМом была связана последняя волна энтузиазма освоения восточных регионов страны, завершающая строка славной героической эпохи, уходящей в историческое прошлое.

Наша культура, наша интеллектуальная мысль ещё не осознала всю символическую знаковость, всё политическое значение БАМа, всю глубокую ломку традиций московской государственности, русского национального характера, порождаемых бурным выходом нашей экономики к Тихому океану и принципиальным выравниванием требований к качеству социального поведения всех граждан страны. С завершением БАМа экономика Дальнего Востока и Восточной Сибири получает транспортные средства сбалансированного цивилизационного развития производительных сил без надрыва всей страны, без необходимости в централизации направляемых для этого огромных ресурсов.

Ускоряемое БАМом формирование единого рынка страны уже вскоре окажет определяющее воздействие на повышение внутренней дисциплинированности, внутренней культуры общественного поведения жителей России. Трудно же представить себе, чтобы возможно было жить во фраке в гостиной, когда в соседних комнатах идёт капитальный ремонт. А БАМом этом “капитальный ремонт” огромного восточного региона заканчивается. И требования Перестройки есть, во многом, требования оптимизации путей этому процессу и ставят вопрос так: готова ли Сибирь органично связать производительные силы, культуру, политические традиции стареющей европейской части страны с жемчужиной России, её потенциально самым богатым и самым динамично развивающимся регионом, экономически самым перспективным, — а именно с её Дальним Востоком?

Можно утверждать, близость завершения БАМа стала последним толчком к началу выработки политики Перестройки и демократизации. Разве могла бы зайти речь о демократизации в обстоятельствах, когда связь с колоссальным регионом Дальнего Востока поддерживалась узкой и очень уязвимой транспортной веной Транссиба? Нет. Положение Дальнего Востока до последнего времени было сравнимо с висящей на нитке пудовой гирей, и нитку эту десятилетиями стремились перерезать несколько держав. Потеря Россией Дальнего Востока не казалась невозможной: полторы тысячи километров близкого к границе участка не имели ни одного города, никакой энергетической, производственной инфраструктуры, были слабо обжиты, что порождало сложности с обеспечением их необходимой охраной. Чтобы поддерживать устойчивую работу Транссиба, приходилось держать у протяжённой границы значительные войска, в том числе и в Монголии, поддерживать страну в близком к мобилизационному состоянии, а это не могло не отражаться на всём характере политического устройства государства.

Как тут не вспомнить, чем были США в подобной же ситуации во второй половине прошлого века, когда Восточное и Западное побережья были связаны экономически и политически лишь единственной узкоколейкой. Они были страной с Диким Западом и вели напряжённую борьбу за существование. США того времени буквально помешались на историях о бесчисленных нападениях на железнодорожные поезда, при обеспечении безопасности которых у военных постоянно сдавали нервы и они разворачивали боевые действия против индейцев и множества бандитов, без суда и следствия уничтожая и тех и других.

Уже четыре столетия со времени основания начали отмечать сибирские города. Но никогда прежде страну не затягивало в водоворот сибирских проблем с такой буквально головокружительной быстротой. Поражающие воображение запасы нефти и газа — эти аз и ять современной экономики — точно щедрый дар Земли оживили потоками капиталов величайшее на планете болото, и наш хозяйственный рынок впервые за всю историю государства фронтально перевалил за Урал, двинулся к Енисею, круша вековые предания и социально–психологические барьеры. Сибирь меняется, и мы меняемся с нею, — вполне может стать credo нашего общества на ближайшую перспективу.

Это изменение нас вместе с изменениями в Сибири проявляется уже сейчас. Даже наиболее яркие проявления зарождающегося общественного политического мнения, дающие уверенность в необратимости демократизации, оказываются связанными с проблемами сохранения природы Сибири, с экологической обстановкой вокруг Байкала и с бюрократическим проектом поворота Оби на юг, в Среднюю Азию. В связи с пропагандой поворота сибирских рек, впервые за советские времена общественное мнение России пробудилось таким возмущением против хищнического отношения к Сибири и побеждает запущенную бюрократией гигантскую машину всяческих организаций, запланированную и утверждённую на самом верху руководства страны. Формирующееся общественное сознание приобрело новое мировосприятие, новые пространственные горизонты, оно впервые становится общерусским, действительно национальным.


5.

И всё же осознание возрастающей самостоятельной значимости Сибири, её влияния на общественные процессы, на культуру явно отстаёт от духа времени, не поспевает за успехами индустриализации в последнее десятилетие. Беглого взгляда по карте страны достаточно, чтобы испытать тягостное впечатление от противоречия между геополитической, экономической значимостью Сибири и тем, как слабо она представлена в культуре, полностью зависит от пропагандистских кампаний Центра, здравомыслия и добросовестности столичных средств массовой информации. Это настолько ненормально, что напоминает самый настоящий культурный империализм метрополии, со всеми вытекающими из этого моральными и социально–политическими последствиями.

Во многих и многих людях исторические и культурные мифы прошлого укоренились настолько, что в них прочно сидит образ Сибири, как месте ссылки и каторги, мрачных задворках цивилизации. Мы так и не научились видеть в Сибири человека, патриота, с чувствами, с оценками смысла своего бытия, с собственным достоинством. Недавно пришлось услышать замечание молодого инженера московского НИИ по поводу претензий Японии в отношении многих и многих людях исторические и культурные мифы прошлого укоренились настолько, что в них прочно сидит образ Сибири, как месте ссылки и каторги, мрачных задворках цивилизации. Мы так и не научились видеть в Сибири человека, патриота, с чувствами, с оценками смысла своего бытия, с собственным достоинством. Недавно пришлось услышать замечание молодого инженера московского НИИ по поводу претензий Японии в отношении "северных территорий". "А зачем нам Сахалин и Курильские острова? — высказался он. — Продать японцам. Они бы нам столько понастроили". Он не понимает, что на Сахалине и на Курилах есть коренные жители, что они любят свой остров, считают своей малой родиной. Для него Сахалин и Курилы просто куски территории, предмет освоения, и только. Но можно ли его винить в таком видении страны, если вся культурная политика до сих пор именно так и подаёт всё, что совершается за Уралом, с позиции некоего постоянного освоения сибирского придатка к "цивилизованной" Москве? северных территорий". многих и многих людях исторические и культурные мифы прошлого укоренились настолько, что в них прочно сидит образ Сибири, как месте ссылки и каторги, мрачных задворках цивилизации. Мы так и не научились видеть в Сибири человека, патриота, с чувствами, с оценками смысла своего бытия, с собственным достоинством. Недавно пришлось услышать замечание молодого инженера московского НИИ по поводу претензий Японии в отношении многих и многих людях исторические и культурные мифы прошлого укоренились настолько, что в них прочно сидит образ Сибири, как месте ссылки и каторги, мрачных задворках цивилизации. Мы так и не научились видеть в Сибири человека, патриота, с чувствами, с оценками смысла своего бытия, с собственным достоинством. Недавно пришлось услышать замечание молодого инженера московского НИИ по поводу претензий Японии в отношении "северных территорий". "А зачем нам Сахалин и Курильские острова? — высказался он. — Продать японцам. Они бы нам столько понастроили". Он не понимает, что на Сахалине и на Курилах есть коренные жители, что они любят свой остров, считают своей малой родиной. Для него Сахалин и Курилы просто куски территории, предмет освоения, и только. Но можно ли его винить в таком видении страны, если вся культурная политика до сих пор именно так и подаёт всё, что совершается за Уралом, с позиции некоего постоянного освоения сибирского придатка к "цивилизованной" Москве? северных территорий". "А зачем нам Сахалин и Курильские острова? — высказался он. — Продать японцам. Они бы нам столько понастроили". Он не понимает, что на Сахалине и на Курилах есть коренные жители, что они любят свой остров, считают своей малой родиной. Для него Сахалин и Курилы просто куски территории, предмет освоения, и только. Но можно ли его винить в таком видении страны, если вся культурная политика до сих пор именно так и подаёт всё, что совершается за Уралом, с позиции некоего постоянного освоения сибирского придатка к "цивилизованной" Москве? А зачем нам Сахалин и Курильские острова? — высказался он. — Продать японцам. Они бы нам столько понастроили". Он не понимает, что на Сахалине и на Курилах есть коренные жители, что они любят свой остров, считают своей малой родиной. Для него Сахалин и Курилы просто куски территории, предмет освоения, и только. Но можно ли его винить в таком видении страны, если вся культурная политика до сих пор именно так и подаёт всё, что совершается за Уралом, с позиции некоего постоянного освоения сибирского придатка к многих и многих людях исторические и культурные мифы прошлого укоренились настолько, что в них прочно сидит образ Сибири, как месте ссылки и каторги, мрачных задворках цивилизации. Мы так и не научились видеть в Сибири человека, патриота, с чувствами, с оценками смысла своего бытия, с собственным достоинством. Недавно пришлось услышать замечание молодого инженера московского НИИ по поводу претензий Японии в отношении многих и многих людях исторические и культурные мифы прошлого укоренились настолько, что в них прочно сидит образ Сибири, как месте ссылки и каторги, мрачных задворках цивилизации. Мы так и не научились видеть в Сибири человека, патриота, с чувствами, с оценками смысла своего бытия, с собственным достоинством. Недавно пришлось услышать замечание молодого инженера московского НИИ по поводу претензий Японии в отношении "северных территорий". "А зачем нам Сахалин и Курильские острова? — высказался он. — Продать японцам. Они бы нам столько понастроили". Он не понимает, что на Сахалине и на Курилах есть коренные жители, что они любят свой остров, считают своей малой родиной. Для него Сахалин и Курилы просто куски территории, предмет освоения, и только. Но можно ли его винить в таком видении страны, если вся культурная политика до сих пор именно так и подаёт всё, что совершается за Уралом, с позиции некоего постоянного освоения сибирского придатка к "цивилизованной" Москве? северных территорий". многих и многих людях исторические и культурные мифы прошлого укоренились настолько, что в них прочно сидит образ Сибири, как месте ссылки и каторги, мрачных задворках цивилизации. Мы так и не научились видеть в Сибири человека, патриота, с чувствами, с оценками смысла своего бытия, с собственным достоинством. Недавно пришлось услышать замечание молодого инженера московского НИИ по поводу претензий Японии в отношении многих и многих людях исторические и культурные мифы прошлого укоренились настолько, что в них прочно сидит образ Сибири, как месте ссылки и каторги, мрачных задворках цивилизации. Мы так и не научились видеть в Сибири человека, патриота, с чувствами, с оценками смысла своего бытия, с собственным достоинством. Недавно пришлось услышать замечание молодого инженера московского НИИ по поводу претензий Японии в отношении "северных территорий". "А зачем нам Сахалин и Курильские острова? — высказался он. — Продать японцам. Они бы нам столько понастроили". Он не понимает, что на Сахалине и на Курилах есть коренные жители, что они любят свой остров, считают своей малой родиной. Для него Сахалин и Курилы просто куски территории, предмет освоения, и только. Но можно ли его винить в таком видении страны, если вся культурная политика до сих пор именно так и подаёт всё, что совершается за Уралом, с позиции некоего постоянного освоения сибирского придатка к "цивилизованной" Москве? северных территорий". "А зачем нам Сахалин и Курильские острова? — высказался он. — Продать японцам. Они бы нам столько понастроили". Он не понимает, что на Сахалине и на Курилах есть коренные жители, что они любят свой остров, считают своей малой родиной. Для него Сахалин и Курилы просто куски территории, предмет освоения, и только. Но можно ли его винить в таком видении страны, если вся культурная политика до сих пор именно так и подаёт всё, что совершается за Уралом, с позиции некоего постоянного освоения сибирского придатка к "цивилизованной" Москве? А зачем нам Сахалин и Курильские острова? — высказался он. — Продать японцам. Они бы нам столько понастроили". Он не понимает, что на Сахалине и на Курилах есть коренные жители, что они любят свой остров, считают своей малой родиной. Для него Сахалин и Курилы просто куски территории, предмет освоения, и только. Но можно ли его винить в таком видении страны, если вся культурная политика до сих пор именно так и подаёт всё, что совершается за Уралом, с позиции некоего постоянного освоения сибирского придатка к "цивилизованной" Москве? цивилизованной"Москве?

Я принадлежу к поколению, в школьные годы испытавшему огромное впечатление от телесериалапринадлежу к поколению, в школьные годы испытавшему огромное впечатление от телесериала "Угрюм–река". Мало что запомнилось так ярко, как этот телефильм, который открывал тогда неожиданно очеловеченную Сибирь, во многом определив отношение к ней. Он дал веру в поразительную самобытность русского человека на этой земле, расширил горизонты миропонимания того, что есть Русская земля. Он пробуждал вопросы и вопросы. Что же такое для меня Сибирь? Почему сердце замирает от существования краёв, где ни я, ни мои родители и деды никогда не бывали? Почему мне дорога Аляска, и совсем иное отношение к соседней с ней Канаде? И возникали важные ответы. Только потому, что эти земли измерены судьбами моих соплеменников, потому что русские люди на них любили, страдали, рожали детей, растили хлеб, строили остроги и города. Но это было бы слишком умозрительно, если бы я не сталкивался с художественным изображением этих судеб через искусство, через телефильм "Угрюм–река", которые и превратили эти психологически близкие и понятные мне судьбы в составную часть моей личности. Угрюм–река". Мало что запомнилось так ярко, как этот телефильм, который открывал тогда неожиданно очеловеченную Сибирь, во многом определив отношение к ней. Он дал веру в поразительную самобытность русского человека на этой земле, расширил горизонты миропонимания того, что есть Русская земля. Он пробуждал вопросы и вопросы. Что же такое для меня Сибирь? Почему сердце замирает от существования краёв, где ни я, ни мои родители и деды никогда не бывали? Почему мне дорога Аляска, и совсем иное отношение к соседней с ней Канаде? И возникали важные ответы. Только потому, что эти земли измерены судьбами моих соплеменников, потому что русские люди на них любили, страдали, рожали детей, растили хлеб, строили остроги и города. Но это было бы слишком умозрительно, если бы я не сталкивался с художественным изображением этих судеб через искусство, через телефильмпринадлежу к поколению, в школьные годы испытавшему огромное впечатление от телесериалапринадлежу к поколению, в школьные годы испытавшему огромное впечатление от телесериала "Угрюм–река". Мало что запомнилось так ярко, как этот телефильм, который открывал тогда неожиданно очеловеченную Сибирь, во многом определив отношение к ней. Он дал веру в поразительную самобытность русского человека на этой земле, расширил горизонты миропонимания того, что есть Русская земля. Он пробуждал вопросы и вопросы. Что же такое для меня Сибирь? Почему сердце замирает от существования краёв, где ни я, ни мои родители и деды никогда не бывали? Почему мне дорога Аляска, и совсем иное отношение к соседней с ней Канаде? И возникали важные ответы. Только потому, что эти земли измерены судьбами моих соплеменников, потому что русские люди на них любили, страдали, рожали детей, растили хлеб, строили остроги и города. Но это было бы слишком умозрительно, если бы я не сталкивался с художественным изображением этих судеб через искусство, через телефильм "Угрюм–река", которые и превратили эти психологически близкие и понятные мне судьбы в составную часть моей личности. Угрюм–река". Мало что запомнилось так ярко, как этот телефильм, который открывал тогда неожиданно очеловеченную Сибирь, во многом определив отношение к ней. Он дал веру в поразительную самобытность русского человека на этой земле, расширил горизонты миропонимания того, что есть Русская земля. Он пробуждал вопросы и вопросы. Что же такое для меня Сибирь? Почему сердце замирает от существования краёв, где ни я, ни мои родители и деды никогда не бывали? Почему мне дорога Аляска, и совсем иное отношение к соседней с ней Канаде? И возникали важные ответы. Только потому, что эти земли измерены судьбами моих соплеменников, потому что русские люди на них любили, страдали, рожали детей, растили хлеб, строили остроги и города. Но это было бы слишком умозрительно, если бы я не сталкивался с художественным изображением этих судеб через искусство, через телефильм "Угрюм–река", которые и превратили эти психологически близкие и понятные мне судьбы в составную часть моей личности. Угрюм–река", которые и превратили эти психологически близкие и понятные мне судьбы в составную часть моей личности.

Я был бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсовбыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсов "Амурские волны" и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? Амурские волны"ибыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсовбыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсов "Амурские волны" и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? Амурские волны"и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? На сопках Манчжурии", романовбыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсовбыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсов "Амурские волны" и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? Амурские волны"ибыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсовбыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсов "Амурские волны" и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? Амурские волны"и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? Порт–Артур"ибыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсовбыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсов "Амурские волны" и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? Амурские волны"ибыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсовбыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсов "Амурские волны" и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? Амурские волны"и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? На сопках Манчжурии", романовбыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсовбыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсов "Амурские волны" и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? Амурские волны"ибыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсовбыл бы совершенно иным человеком, не живи во мне Конёк–горбунок, картины Врубеля, периодическая таблица Менделеева, не будь вальсов "Амурские волны" и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? Амурские волны"и "На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? На сопках Манчжурии", романов "Порт–Артур" и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? Порт–Артур"и "Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа? Цусима". А что связывает меня с искусством Сибири современной? Что даёт образ совершенно новой жизни в ней, переживаемый изнутри неё? Литературные работы Астафьева, да Распутина. Не слишком ли мало в век телевидения, кинематографа?

Как из Сибири видится Китай, Япония? Как индустриальная Сибирь политически относится к тем или иным мировым событиям? Мы не знаем. Мы же стали народом всеобщей грамотности, а делаем вид, будто во Владивостоке житель оценивает мир так же, как в Москве, готов жить по её указке. Кого мы дурачим? Ради чего загоняем себя в политический тупик? Создавать новое, демократическое общество мы сможем только через диалог с регионами, через взаимное обогащение разным видением остального мира, только через широкий поток идей и произведений современной культуры между регионами.

Ещё А. Луначарский подчеркнул: ё А. Луначарский подчеркнул: "Одна из главных задач искусства — дать нашей стране представление о ней самой". А что мы имеем сейчас? Отечественная мультипликация освоила Африку неизмеримо лучше, чем Восток России. Достойных сколько‑нибудь серьёзного внимания героев современного сибирского города практически нет, а те, что есть, паразитируют на давно отживших темах, невзрачны и непривлекательны, не оставляют сколь‑нибудь значительного впечатления и следа в памяти. Чем живут в сибирских городах люди, любят ли они, ссорятся ли или нет, ищут ли они возможности самореализации в эпоху НТР? Практически нельзя себе этого представить по культурной среде страны. У нас нет ни одного яркого сибирского вокально–инструментального ансамбля. Даже образа неформальной столицы Сибири, Новосибирска, нельзя представить по нашей кино и телепродукции, по нашей эстраде. А то, что всё же есть о Сибири, чаще напоминает паразитизм на экзотике, вроде паразитизма европейского кинематографа на постановках фильмов об "индейцах", даже хуже, много хуже, потому что так хотя бы видна опора на чрезвычайно своеобразный стиль "вестерна", порождённого самой американской почвой. Одна из главных задач искусства — дать нашей стране представление о ней самой". А что мы имеем сейчас? Отечественная мультипликация освоила Африку неизмеримо лучше, чем Восток России. Достойных сколько‑нибудь серьёзного внимания героев современного сибирского города практически нет, а те, что есть, паразитируют на давно отживших темах, невзрачны и непривлекательны, не оставляют сколь‑нибудь значительного впечатления и следа в памяти. Чем живут в сибирских городах люди, любят ли они, ссорятся ли или нет, ищут ли они возможности самореализации в эпоху НТР? Практически нельзя себе этого представить по культурной среде страны. У нас нет ни одного яркого сибирского вокально–инструментального ансамбля. Даже образа неформальной столицы Сибири, Новосибирска, нельзя представить по нашей кино и телепродукции, по нашей эстраде. А то, что всё же есть о Сибири, чаще напоминает паразитизм на экзотике, вроде паразитизма европейского кинематографа на постановках фильмов обё А. Луначарский подчеркнул: ё А. Луначарский подчеркнул: "Одна из главных задач искусства — дать нашей стране представление о ней самой". А что мы имеем сейчас? Отечественная мультипликация освоила Африку неизмеримо лучше, чем Восток России. Достойных сколько‑нибудь серьёзного внимания героев современного сибирского города практически нет, а те, что есть, паразитируют на давно отживших темах, невзрачны и непривлекательны, не оставляют сколь‑нибудь значительного впечатления и следа в памяти. Чем живут в сибирских городах люди, любят ли они, ссорятся ли или нет, ищут ли они возможности самореализации в эпоху НТР? Практически нельзя себе этого представить по культурной среде страны. У нас нет ни одного яркого сибирского вокально–инструментального ансамбля. Даже образа неформальной столицы Сибири, Новосибирска, нельзя представить по нашей кино и телепродукции, по нашей эстраде. А то, что всё же есть о Сибири, чаще напоминает паразитизм на экзотике, вроде паразитизма европейского кинематографа на постановках фильмов об "индейцах", даже хуже, много хуже, потому что так хотя бы видна опора на чрезвычайно своеобразный стиль "вестерна", порождённого самой американской почвой. Одна из главных задач искусства — дать нашей стране представление о ней самой". А что мы имеем сейчас? Отечественная мультипликация освоила Африку неизмеримо лучше, чем Восток России. Достойных сколько‑нибудь серьёзного внимания героев современного сибирского города практически нет, а те, что есть, паразитируют на давно отживших темах, невзрачны и непривлекательны, не оставляют сколь‑нибудь значительного впечатления и следа в памяти. Чем живут в сибирских городах люди, любят ли они, ссорятся ли или нет, ищут ли они возможности самореализации в эпоху НТР? Практически нельзя себе этого представить по культурной среде страны. У нас нет ни одного яркого сибирского вокально–инструментального ансамбля. Даже образа неформальной столицы Сибири, Новосибирска, нельзя представить по нашей кино и телепродукции, по нашей эстраде. А то, что всё же есть о Сибири, чаще напоминает паразитизм на экзотике, вроде паразитизма европейского кинематографа на постановках фильмов об "индейцах", даже хуже, много хуже, потому что так хотя бы видна опора на чрезвычайно своеобразный стиль "вестерна", порождённого самой американской почвой. индейцах", даже хуже, много хуже, потому что так хотя бы видна опора на чрезвычайно своеобразный стильё А. Луначарский подчеркнул: ё А. Луначарский подчеркнул: "Одна из главных задач искусства — дать нашей стране представление о ней самой". А что мы имеем сейчас? Отечественная мультипликация освоила Африку неизмеримо лучше, чем Восток России. Достойных сколько‑нибудь серьёзного внимания героев современного сибирского города практически нет, а те, что есть, паразитируют на давно отживших темах, невзрачны и непривлекательны, не оставляют сколь‑нибудь значительного впечатления и следа в памяти. Чем живут в сибирских городах люди, любят ли они, ссорятся ли или нет, ищут ли они возможности самореализации в эпоху НТР? Практически нельзя себе этого представить по культурной среде страны. У нас нет ни одного яркого сибирского вокально–инструментального ансамбля. Даже образа неформальной столицы Сибири, Новосибирска, нельзя представить по нашей кино и телепродукции, по нашей эстраде. А то, что всё же есть о Сибири, чаще напоминает паразитизм на экзотике, вроде паразитизма европейского кинематографа на постановках фильмов об "индейцах", даже хуже, много хуже, потому что так хотя бы видна опора на чрезвычайно своеобразный стиль "вестерна", порождённого самой американской почвой. Одна из главных задач искусства — дать нашей стране представление о ней самой". А что мы имеем сейчас? Отечественная мультипликация освоила Африку неизмеримо лучше, чем Восток России. Достойных сколько‑нибудь серьёзного внимания героев современного сибирского города практически нет, а те, что есть, паразитируют на давно отживших темах, невзрачны и непривлекательны, не оставляют сколь‑нибудь значительного впечатления и следа в памяти. Чем живут в сибирских городах люди, любят ли они, ссорятся ли или нет, ищут ли они возможности самореализации в эпоху НТР? Практически нельзя себе этого представить по культурной среде страны. У нас нет ни одного яркого сибирского вокально–инструментального ансамбля. Даже образа неформальной столицы Сибири, Новосибирска, нельзя представить по нашей кино и телепродукции, по нашей эстраде. А то, что всё же есть о Сибири, чаще напоминает паразитизм на экзотике, вроде паразитизма европейского кинематографа на постановках фильмов обё А. Луначарский подчеркнул: ё А. Луначарский подчеркнул: "Одна из главных задач искусства — дать нашей стране представление о ней самой". А что мы имеем сейчас? Отечественная мультипликация освоила Африку неизмеримо лучше, чем Восток России. Достойных сколько‑нибудь серьёзного внимания героев современного сибирского города практически нет, а те, что есть, паразитируют на давно отживших темах, невзрачны и непривлекательны, не оставляют сколь‑нибудь значительного впечатления и следа в памяти. Чем живут в сибирских городах люди, любят ли они, ссорятся ли или нет, ищут ли они возможности самореализации в эпоху НТР? Практически нельзя себе этого представить по культурной среде страны. У нас нет ни одного яркого сибирского вокально–инструментального ансамбля. Даже образа неформальной столицы Сибири, Новосибирска, нельзя представить по нашей кино и телепродукции, по нашей эстраде. А то, что всё же есть о Сибири, чаще напоминает паразитизм на экзотике, вроде паразитизма европейского кинематографа на постановках фильмов об "индейцах", даже хуже, много хуже, потому что так хотя бы видна опора на чрезвычайно своеобразный стиль "вестерна", порождённого самой американской почвой. Одна из главных задач искусства — дать нашей стране представление о ней самой". А что мы имеем сейчас? Отечественная мультипликация освоила Африку неизмеримо лучше, чем Восток России. Достойных сколько‑нибудь серьёзного внимания героев современного сибирского города практически нет, а те, что есть, паразитируют на давно отживших темах, невзрачны и непривлекательны, не оставляют сколь‑нибудь значительного впечатления и следа в памяти. Чем живут в сибирских городах люди, любят ли они, ссорятся ли или нет, ищут ли они возможности самореализации в эпоху НТР? Практически нельзя себе этого представить по культурной среде страны. У нас нет ни одного яркого сибирского вокально–инструментального ансамбля. Даже образа неформальной столицы Сибири, Новосибирска, нельзя представить по нашей кино и телепродукции, по нашей эстраде. А то, что всё же есть о Сибири, чаще напоминает паразитизм на экзотике, вроде паразитизма европейского кинематографа на постановках фильмов об "индейцах", даже хуже, много хуже, потому что так хотя бы видна опора на чрезвычайно своеобразный стиль "вестерна", порождённого самой американской почвой. индейцах", даже хуже, много хуже, потому что так хотя бы видна опора на чрезвычайно своеобразный стиль "вестерна", порождённого самой американской почвой. вестерна", порождённого самой американской почвой.

Прибалтика, Закавказье, Средняя Азия подаются в России, как некие важные художественные центры советской страны, а колоссальная Сибирь выглядит захолустьем. Даже лучшие писатели–сибиряки, в основном, только деревенщики. И всё это как бы подчёркивается бегством из Сибири спортивных талантов, чему способствует глубоко порочная в такой большой стране практика организации чемпионатов и клубов.

Без всякой натяжки можно утверждать, наша культурная машина заржавела, она создаёт глубоко отставшее от требований жизни представление о Сибири, как о глухой дыре, сырьевом придатке, где молодой человек не может нормально и всесторонне развиваться. Поедет ли в такую дыру серьёзно пускать корни молодой специалист из европейской части страны, особенно девушка, женщина? Стоит ли удивляться, что ежегодно правительством тратятся чуть ли ни доли процента от ВВП на привлечение в регионы Сибири деятельных людей, а получаем в результате либо временщиков, прибывших на заработки, либо приезжающую ради романтики молодёжь, часто не имеющую необходимых там профессиональных навыков и специальностей.

У этой проблемы есть и насущное экономическое звучание. Все мы хотим, чтобы страна развивалась ускоренно, ибо это касается всех и каждого. Правда, каждый хочет этого по разным причинам. Многие понимают, только повышение темпов экономического роста позволит решать множество из неотложнейших задач, в том числе и политических. Но современная экономика, экономика компьютеров, высоких информационных технологий, крупных производств, предъявляет совершенно особые требования к человеку, к его внутренней собранности, к его социально–общественной и общей культуре.

Социальная культура нации, её сознательная дисциплинированность стали наиважнейшими факторами осуществления НТР в производстве, что наглядно подтверждается примерами японцев и немцев. Именно в неспособности соответствовать этим требованиям первопричина растущего отставания третьего мира, роста его долгов передовым странам, несмотря на связанные с благоприятным климатом низкие издержки производства и богатые сырьевые ресурсы. Поэтому вопрос ускоренного социально–экономического развития во всё большей мере становится вопросом ускоренного повышения культуры, способности впитать все лучшие достижения современной цивилизованности в нравственности, в образе жизни, в культуре дисциплинированного мышления и поведения, в культуре отношения к обществу, т. е. в социально–политической культуре подавляющего большинства населения той или иной страны. При нашем климате, при нашей континентальной протяжённости рассчитывать на низкие издержки производства и транспортные расходы не приходится, для нас соответствие таким требованиям, необходимым для развития современных производительных сил, важно вдвойне, втройне.

Но как мы можем ускоренно поднимать общую культуру общества, если не знаем, не чувствуем культурных изменений в огромной Сибири? Если в европейском сознании в отношении этого сверхрегиона остаётся определяющим — как мы можем ускоренно поднимать общую культуру общества, если не знаем, не чувствуем культурных изменений в огромной Сибири? Если в европейском сознании в отношении этого сверхрегиона остаётся определяющим — "а я еду за деньгами, да за запахом тайги". Хорошо бы ещё только за деньгами, такая цель хотя бы дисциплинирует труд. Но официозно подогреваемые энтузиазм, да поэтическая тоска о "запахе тайги" создают совершенно иные целевые установки поведению молодого человека, становятся для современной экономики страшным бичом. Поездка романтиков за "запахом тайги" на крупные стройки Сибири подразумевает высокие шансы на разочарование, низкую квалификацию, низкий уровень образования и профессионализма приезжающих туда. К сожалению, яркий художественный образ именно такого отношения к освоению девственных регионов, который сложился в 50–х, в 60–х годах, до сих пор оказывает определяющее воздействие на сознание школьников. А современная культура беспомощна, не в состоянии бросить вызов отжившим представлениям, ничего не может этому противопоставить, задать новую романтику, отвечающую новым задачам развития страны и общества, как развития всеохватно цивилизационного. а я еду за деньгами, да за запахом тайги". Хорошо бы ещё только за деньгами, такая цель хотя бы дисциплинирует труд. Но официозно подогреваемые энтузиазм, да поэтическая тоска о как мы можем ускоренно поднимать общую культуру общества, если не знаем, не чувствуем культурных изменений в огромной Сибири? Если в европейском сознании в отношении этого сверхрегиона остаётся определяющим — как мы можем ускоренно поднимать общую культуру общества, если не знаем, не чувствуем культурных изменений в огромной Сибири? Если в европейском сознании в отношении этого сверхрегиона остаётся определяющим — "а я еду за деньгами, да за запахом тайги". Хорошо бы ещё только за деньгами, такая цель хотя бы дисциплинирует труд. Но официозно подогреваемые энтузиазм, да поэтическая тоска о "запахе тайги" создают совершенно иные целевые установки поведению молодого человека, становятся для современной экономики страшным бичом. Поездка романтиков за "запахом тайги" на крупные стройки Сибири подразумевает высокие шансы на разочарование, низкую квалификацию, низкий уровень образования и профессионализма приезжающих туда. К сожалению, яркий художественный образ именно такого отношения к освоению девственных регионов, который сложился в 50–х, в 60–х годах, до сих пор оказывает определяющее воздействие на сознание школьников. А современная культура беспомощна, не в состоянии бросить вызов отжившим представлениям, ничего не может этому противопоставить, задать новую романтику, отвечающую новым задачам развития страны и общества, как развития всеохватно цивилизационного. а я еду за деньгами, да за запахом тайги". Хорошо бы ещё только за деньгами, такая цель хотя бы дисциплинирует труд. Но официозно подогреваемые энтузиазм, да поэтическая тоска о "запахе тайги" создают совершенно иные целевые установки поведению молодого человека, становятся для современной экономики страшным бичом. Поездка романтиков за "запахом тайги" на крупные стройки Сибири подразумевает высокие шансы на разочарование, низкую квалификацию, низкий уровень образования и профессионализма приезжающих туда. К сожалению, яркий художественный образ именно такого отношения к освоению девственных регионов, который сложился в 50–х, в 60–х годах, до сих пор оказывает определяющее воздействие на сознание школьников. А современная культура беспомощна, не в состоянии бросить вызов отжившим представлениям, ничего не может этому противопоставить, задать новую романтику, отвечающую новым задачам развития страны и общества, как развития всеохватно цивилизационного. запахе тайги"создают совершенно иные целевые установки поведению молодого человека, становятся для современной экономики страшным бичом. Поездка романтиков за как мы можем ускоренно поднимать общую культуру общества, если не знаем, не чувствуем культурных изменений в огромной Сибири? Если в европейском сознании в отношении этого сверхрегиона остаётся определяющим — как мы можем ускоренно поднимать общую культуру общества, если не знаем, не чувствуем культурных изменений в огромной Сибири? Если в европейском сознании в отношении этого сверхрегиона остаётся определяющим — "а я еду за деньгами, да за запахом тайги". Хорошо бы ещё только за деньгами, такая цель хотя бы дисциплинирует труд. Но официозно подогреваемые энтузиазм, да поэтическая тоска о "запахе тайги" создают совершенно иные целевые установки поведению молодого человека, становятся для современной экономики страшным бичом. Поездка романтиков за "запахом тайги" на крупные стройки Сибири подразумевает высокие шансы на разочарование, низкую квалификацию, низкий уровень образования и профессионализма приезжающих туда. К сожалению, яркий художественный образ именно такого отношения к освоению девственных регионов, который сложился в 50–х, в 60–х годах, до сих пор оказывает определяющее воздействие на сознание школьников. А современная культура беспомощна, не в состоянии бросить вызов отжившим представлениям, ничего не может этому противопоставить, задать новую романтику, отвечающую новым задачам развития страны и общества, как развития всеохватно цивилизационного. а я еду за деньгами, да за запахом тайги". Хорошо бы ещё только за деньгами, такая цель хотя бы дисциплинирует труд. Но официозно подогреваемые энтузиазм, да поэтическая тоска о как мы можем ускоренно поднимать общую культуру общества, если не знаем, не чувствуем культурных изменений в огромной Сибири? Если в европейском сознании в отношении этого сверхрегиона остаётся определяющим — как мы можем ускоренно поднимать общую культуру общества, если не знаем, не чувствуем культурных изменений в огромной Сибири? Если в европейском сознании в отношении этого сверхрегиона остаётся определяющим — "а я еду за деньгами, да за запахом тайги". Хорошо бы ещё только за деньгами, такая цель хотя бы дисциплинирует труд. Но официозно подогреваемые энтузиазм, да поэтическая тоска о "запахе тайги" создают совершенно иные целевые установки поведению молодого человека, становятся для современной экономики страшным бичом. Поездка романтиков за "запахом тайги" на крупные стройки Сибири подразумевает высокие шансы на разочарование, низкую квалификацию, низкий уровень образования и профессионализма приезжающих туда. К сожалению, яркий художественный образ именно такого отношения к освоению девственных регионов, который сложился в 50–х, в 60–х годах, до сих пор оказывает определяющее воздействие на сознание школьников. А современная культура беспомощна, не в состоянии бросить вызов отжившим представлениям, ничего не может этому противопоставить, задать новую романтику, отвечающую новым задачам развития страны и общества, как развития всеохватно цивилизационного. а я еду за деньгами, да за запахом тайги". Хорошо бы ещё только за деньгами, такая цель хотя бы дисциплинирует труд. Но официозно подогреваемые энтузиазм, да поэтическая тоска о "запахе тайги" создают совершенно иные целевые установки поведению молодого человека, становятся для современной экономики страшным бичом. Поездка романтиков за "запахом тайги" на крупные стройки Сибири подразумевает высокие шансы на разочарование, низкую квалификацию, низкий уровень образования и профессионализма приезжающих туда. К сожалению, яркий художественный образ именно такого отношения к освоению девственных регионов, который сложился в 50–х, в 60–х годах, до сих пор оказывает определяющее воздействие на сознание школьников. А современная культура беспомощна, не в состоянии бросить вызов отжившим представлениям, ничего не может этому противопоставить, задать новую романтику, отвечающую новым задачам развития страны и общества, как развития всеохватно цивилизационного. запахе тайги"создают совершенно иные целевые установки поведению молодого человека, становятся для современной экономики страшным бичом. Поездка романтиков за "запахом тайги" на крупные стройки Сибири подразумевает высокие шансы на разочарование, низкую квалификацию, низкий уровень образования и профессионализма приезжающих туда. К сожалению, яркий художественный образ именно такого отношения к освоению девственных регионов, который сложился в 50–х, в 60–х годах, до сих пор оказывает определяющее воздействие на сознание школьников. А современная культура беспомощна, не в состоянии бросить вызов отжившим представлениям, ничего не может этому противопоставить, задать новую романтику, отвечающую новым задачам развития страны и общества, как развития всеохватно цивилизационного. запахом тайги"на крупные стройки Сибири подразумевает высокие шансы на разочарование, низкую квалификацию, низкий уровень образования и профессионализма приезжающих туда. К сожалению, яркий художественный образ именно такого отношения к освоению девственных регионов, который сложился в 50–х, в 60–х годах, до сих пор оказывает определяющее воздействие на сознание школьников. А современная культура беспомощна, не в состоянии бросить вызов отжившим представлениям, ничего не может этому противопоставить, задать новую романтику, отвечающую новым задачам развития страны и общества, как развития всеохватно цивилизационного.


6.

Успешным примером разрешения подобных проблем в большой по территории стране представляется опыт США, опыт создания Голивуда на Диком Западе.

Почему главный центр киноиндустрии создавался не в Вашингтоне, не в Нью–Йорке или другом обжитом городе Восточного побережья? Сейчас это уже не важно. Сознательно или стихийно возникнув на Диком Западе, Голивуд стал мощной рекламой бурно осваиваемых территорий Западного побережья, оказывая высокую степень воздействия на сознание масс людей, на молодёжь. Он срывал естественные психологические барьеры перед очень тяжёлыми природными условиями малозаселённой Калифорнии, привлекая потоки переселенцев к безводным пустыням. Следует упомянуть, именно в Калифорнии, в Долине Смерти зарегистрирован один из двух абсолютным максимумов жары на планете. Такая жара не известна даже в знаменитой своей безжизненностью Сахаре. И если в России биологическая жизнь Сибири чрезвычайно богата и буйство природы до появления мощной техники не позволило появиться цивилизации на этом субконтиненте, так же как и в бассейне Амазонки, то Запад США потому и оставался Диким через сотни лет после открытия Америки, что жизнь там была выжжена неистовым солнцем, крайне бедна. Тем не менее, мы воспринимаем сейчас Калифорнию одним из обетованных и ярких по образу жизни мест на Земле. В этом неоценимая заслуга Голивуда. Именно он превратил миф романтики Дикого Запада в общемировое культурное явление, сделал органично американским весь солнечный пояс этой страны, крайне тяжёлый по климатическим условиям.

Какую роль в освоении огромных регионов играет подобного рода культурно–художественная реклама, можно судить по крупному миграционному потоку в безжизненное внутриконтинентальное плоскогорье Южной Америки, в места с тяжелейшими климатическими условиями, начавшемуся после перенесения туда столицы Бразилии, спроектированной лучшим архитектором этой страны. Нелишне упомянуть, что поток мигрантов идёт из райских и давно обжитых районов атлантического побережья Бразилии. На схожий социальный результат рассчитывает и нынешний президент Аргентины, предполагая перенести столицу в суровые северные широты. Да и исторический опыт России тоже убедителен, если вспомнить, в каких безлюдных болотах строился Санкт–Петербург.

Поэтому миллиарды и миллиарды рублей, растрачиваемых последние десятилетия на привлечение строителей и рабочих, специалистов в Сибирь, на Дальний Восток одной лишь пропагандой повышенных заработков, при поразительно низком укоренении там людей, трудно охарактеризовать иначе как разбазариванием ресурсов государства. В этом проявляется кризис прежних методов освоения Сибири. С помощью только пропаганды заработков и лагерной системы принудительного труда, при полном отсутствии разработок новых подходов, учитывающих человеческий фактор и объективно растущую роль общественного сознания, решать проблемы заселения и развития Сибири дальше нельзя.

Кинематографическая реклама Голивудом Дикого Запада была куда действеннее во всех отношениях. Она подготавливала переселенцев, мигрантов и иммигрантов, к непростому укладу в ожидающей их новой жизни, к обслуживающей эту жизнь технике, она романтично показывала особенности характеров, нравов населения Калифорнии, постоянно подстраиваясь под происходившие вокруг Голивуда изменения. Голивуд внёс очень большой вклад в формирование культуры и духовных целей современного американского общества. Он показал, — используя достижения современной техники и современных средств коммуникаций, можно создавать единое национальное общество, единое общественное самосознание на огромных и сложных для проживания пространствах через насыщение общенационального рынка региональной художественно–культурной продукцией самого высокого по мировым меркам потребительского качества.


7.

Плохо не то, что у нас нет яркого образа Сибири в художественном творчестве. Но то, что мало кем сознаётся: мы не сможем двинуть общую культуру, политическую культуру общества на уровень современных требований производства и задач государства, не признав за Сибирью права на особый вклад в общую национальную культуру, как культуру цивилизованную и современную. Любые намерения отмахнуться от этих вопросов, как не существенных, перенести их решение на потом усугубляют проблемы, связанные с формированием необходимого для демократизации общественного сознания и с более действенной организацией производительных сил для убыстрения социально–экономического развития страны, подрывают, в конечном счёте, стабильность России.

Не отмахиваться от требований времени, а дать им возможности проявиться, дать им простор для деятельного проявления внутренней творческой энергии, для изменения мировосприятия, объективно происходящего в Сибири, — вот что нужно сейчас стране. Наша наука уже не может развиваться без Сибирского Отделения Академии Наук. Такое же положение дел должно сложиться и с культурой России, непосредственно влияющей на характер общественно–политического поведения жителей всех её регионов.

Пока же продолжается отживающая свой век практика навязывания Зауралью столичных бюрократических правил игры под лозунгомка же продолжается отживающая свой век практика навязывания Зауралью столичных бюрократических правил игры под лозунгом "Превратим Сибирь в край высокой культуры", который призван прикрыть наиболее очевидные срамные места отсутствия здравой и реалистичной стратегии культурного развития региона. Ибо в самом слове край заложена глубочайшая политическая ошибка, когда речь идёт о регионе, сравнимом с континентами, имеющем богатейшие ресурсы, серьёзные перспективы влияния на судьбу государства, регионе, для которого соседний гигантский и цивилизационно самобытный Китай большая реальность, чем Западная Европа. Мы подошли к порогу, за которым предстоит делать выбор. Либо мы и дальше будем "превращать" Сибирь в край высокой культуры и загонять себя в ситуацию, которая логикой диалектической взаимосвязи явлений обрекает процесс демократизации на обострение отношений с регионами и политические шараханья из одной крайности в другую. Либо признаем необходимость появления культурной столицы Сибири, своей материальной базой, своими возможностями не уступающей Москве, а в чём‑то и превосходящей её. Такая столица давала бы возможность держать общество в курсе социальных тенденций развития этого региона, быстро оценивать пульс духовных и политических проблем, делая их общенациональными, а потому стабилизирующими демократизацию. Но она же стала бы формировать у сибиряков активную ответственность за судьбу всего государства, ответственность на уровне развивающейся культуры во всех её проявлениях. Превратим Сибирь в край высокой культуры", который призван прикрыть наиболее очевидные срамные места отсутствия здравой и реалистичной стратегии культурного развития региона. Ибо в самом слове край заложена глубочайшая политическая ошибка, когда речь идёт о регионе, сравнимом с континентами, имеющем богатейшие ресурсы, серьёзные перспективы влияния на судьбу государства, регионе, для которого соседний гигантский и цивилизационно самобытный Китай большая реальность, чем Западная Европа. Мы подошли к порогу, за которым предстоит делать выбор. Либо мы и дальше будемка же продолжается отживающая свой век практика навязывания Зауралью столичных бюрократических правил игры под лозунгомка же продолжается отживающая свой век практика навязывания Зауралью столичных бюрократических правил игры под лозунгом "Превратим Сибирь в край высокой культуры", который призван прикрыть наиболее очевидные срамные места отсутствия здравой и реалистичной стратегии культурного развития региона. Ибо в самом слове край заложена глубочайшая политическая ошибка, когда речь идёт о регионе, сравнимом с континентами, имеющем богатейшие ресурсы, серьёзные перспективы влияния на судьбу государства, регионе, для которого соседний гигантский и цивилизационно самобытный Китай большая реальность, чем Западная Европа. Мы подошли к порогу, за которым предстоит делать выбор. Либо мы и дальше будем "превращать" Сибирь в край высокой культуры и загонять себя в ситуацию, которая логикой диалектической взаимосвязи явлений обрекает процесс демократизации на обострение отношений с регионами и политические шараханья из одной крайности в другую. Либо признаем необходимость появления культурной столицы Сибири, своей материальной базой, своими возможностями не уступающей Москве, а в чём‑то и превосходящей её. Такая столица давала бы возможность держать общество в курсе социальных тенденций развития этого региона, быстро оценивать пульс духовных и политических проблем, делая их общенациональными, а потому стабилизирующими демократизацию. Но она же стала бы формировать у сибиряков активную ответственность за судьбу всего государства, ответственность на уровне развивающейся культуры во всех её проявлениях. Превратим Сибирь в край высокой культуры", который призван прикрыть наиболее очевидные срамные места отсутствия здравой и реалистичной стратегии культурного развития региона. Ибо в самом слове край заложена глубочайшая политическая ошибка, когда речь идёт о регионе, сравнимом с континентами, имеющем богатейшие ресурсы, серьёзные перспективы влияния на судьбу государства, регионе, для которого соседний гигантский и цивилизационно самобытный Китай большая реальность, чем Западная Европа. Мы подошли к порогу, за которым предстоит делать выбор. Либо мы и дальше будем "превращать" Сибирь в край высокой культуры и загонять себя в ситуацию, которая логикой диалектической взаимосвязи явлений обрекает процесс демократизации на обострение отношений с регионами и политические шараханья из одной крайности в другую. Либо признаем необходимость появления культурной столицы Сибири, своей материальной базой, своими возможностями не уступающей Москве, а в чём‑то и превосходящей её. Такая столица давала бы возможность держать общество в курсе социальных тенденций развития этого региона, быстро оценивать пульс духовных и политических проблем, делая их общенациональными, а потому стабилизирующими демократизацию. Но она же стала бы формировать у сибиряков активную ответственность за судьбу всего государства, ответственность на уровне развивающейся культуры во всех её проявлениях. превращать"Сибирь в край высокой культуры и загонять себя в ситуацию, которая логикой диалектической взаимосвязи явлений обрекает процесс демократизации на обострение отношений с регионами и политические шараханья из одной крайности в другую. Либо признаем необходимость появления культурной столицы Сибири, своей материальной базой, своими возможностями не уступающей Москве, а в чём‑то и превосходящей её. Такая столица давала бы возможность держать общество в курсе социальных тенденций развития этого региона, быстро оценивать пульс духовных и политических проблем, делая их общенациональными, а потому стабилизирующими демократизацию. Но она же стала бы формировать у сибиряков активную ответственность за судьбу всего государства, ответственность на уровне развивающейся культуры во всех её проявлениях.

Не имея устоявшихся традиций общественной жизни, Сибирь гораздо обострённее предчувствует новое, что будет свойственно следующему веку. Нельзя же не видеть, что самое здоровое, самое изначально демократичное приходило в нашу культуру и духовность именно из Сибири, не позволяя европейской петербургской и московской жизни скиснуть, задохнуться в феодальных традициях. Она и сейчас даёт нам уникальные возможности, стоит только предоставить им условия раскрываться в верном направлении.

Мы, например, очень долго небрежно относились к жанровым направлениям социальной фантастики в кинематографе, в других сферах массовой культуры. Но интуиция художника, писателя, дизайнера, которая творчески подаётся с экрана, со сцены повышает интеллектуальный тонус общества, помогает учёным и конструкторам новой техники, стимулирует появление у них новых идей. Одно имя Жуль Верн бесспорное подтверждение этому. Кто в состоянии в полной мере оценить его воздействие на социальные процессы, на прогресс, на технологический уровень достижений современной цивилизации? Ещё не так давно этот писатель оказывал определяющее влияние на выбор жизненного пути многими школьниками, на их интерес к инженерным и научным дисциплинам. Но времена изменились. Те технические идеи, которым он придавал столь яркую художественную форму, в основном воплощены в повседневную реальность мира конца ХХ столетия. И социальная значимость его творчества постепенно сходит на нет.

Нужны новые способы подачи новых идей, соответствующие современным запросам развитого общества. Есть несомненная диалектическая связь между тем бумом всякого рода художественно подаваемых фантастических небылиц в фильмах Голивуда и успехами США и ряда других стран Запада в массовом внедрении новых технологий в производство и повседневную жизнь десятков и сотен миллионов людей. Можно вспомнить, к примеру, известный случай, когда руководитель НАСА в начале семидесятых обязал сотрудников просмотреть фильм Кубрикажны новые способы подачи новых идей, соответствующие современным запросам развитого общества. Есть несомненная диалектическая связь между тем бумом всякого рода художественно подаваемых фантастических небылиц в фильмах Голивуда и успехами США и ряда других стран Запада в массовом внедрении новых технологий в производство и повседневную жизнь десятков и сотен миллионов людей. Можно вспомнить, к примеру, известный случай, когда руководитель НАСА в начале семидесятых обязал сотрудников просмотреть фильм Кубрика "Одиссея 2001 года". А последнее десятилетие такое отношение к фантастике уже становится частью общего цивилизационного развития Запада, где предназначенные для зрелищности изобретения дизайнеров фильмов патентуются, как изобретения нового внешнего вида передовой техники. Одиссея 2001 года". А последнее десятилетие такое отношение к фантастике уже становится частью общего цивилизационного развития Запада, где предназначенные для зрелищности изобретения дизайнеров фильмов патентуются, как изобретения нового внешнего вида передовой техники.


8.

Современная экономическая и социальная жизнь не может совершенствоваться без самых широких знаний, опирающихся на экономическое, научно–техническое, политическое образование. Для соответствия современной жизни нужен уже качественно иной человек, необходимо качественно иное общество и по потребительским запросам, и по нравственным проблемам, и от искусства, культуры сейчас требуются самые глубокие представления в этих областях знаний, то есть в экономике, в социологии и политике, в науке и технике. Явный кризис нашей культуры, массовый рост интереса к истории за счёт падения интереса к современной советской тематике, которая в чём‑то становится архаичной для современного мира, — причём рост бурный, есть совершенно определённый показатель, что страна ищет духовную опору в своём прошлом для революционного преодоления завалов на пути к будущему. Сейчас идёт как бы накопление взрывчатого материала, который должен обеспечить обществу прорыв в новый мир, в новое качество нашего развития, устоять в котором человек сможет лишь через глубокое историческое самосознание, с опорой на него не дрогнуть духом, не сойти с ума в тайфуне всеохватной компьютеризации и информатизации.

Как это ни парадоксально звучит, эпоха НТР расшатывает общество, разбивает его на слои населения с почти полярными интересами; большинству его членов надо стоять на прочных исторических традициях развитой, но одновременно и развивающейся национальной культуры, чтобы сохранять единство и не отвергнуть прогресса, не превратить своё отечество в консервативный придаток передовых стран. Ответственность за понимание этого теми, кто разрабатывает культурную политику, очень высока. Культура, искусство нашей страны уже сейчас должны начать подготовку молодёжи, школьников к совершенно иному миру технологического постиндустриального ХХI века. Было бы очень заманчиво в европейской части страны сохранять традиции великой культуры отживающего общества, а дать средства развернуться новой традиции демократизируемого общества именно в Сибири. В своё время культура Калифорнии подставила парус под самые свежие идеи мирового прогресса, какими они виделись в начале века. А Сибирь сейчас готова подхватить те идеи, которые определят характер века следующего, — в ней сохранилось здоровое и демократическое восприятие мира, что является основой основ для замеса, ферментации национальной культуры постиндустриального русского общества следующего тысячелетия.

Так уж случилось, что американский фильмк уж случилось, что американский фильм "Конвой" мне пришлось смотреть вместе со школьниками младших классов. И уже с первых кадров, с появлением могучих дизельных машин, с оживлёнными переговорами водителей по радио, я едва не кусал с досады локти, восхищаясь, как здорово показывают деятели Голивуда жизнь простых трудяг, как это интересно нашим мальчишкам. А у нас такие темы вроде бы объявлены приоритетными, но на самом деле в большинстве случаев получаются не фильмы о "простом" человеке, а вымученные уродцы, скучные и тусклые. Конвой"мне пришлось смотреть вместе со школьниками младших классов. И уже с первых кадров, с появлением могучих дизельных машин, с оживлёнными переговорами водителей по радио, я едва не кусал с досады локти, восхищаясь, как здорово показывают деятели Голивуда жизнь простых трудяг, как это интересно нашим мальчишкам. А у нас такие темы вроде бы объявлены приоритетными, но на самом деле в большинстве случаев получаются не фильмы ок уж случилось, что американский фильмк уж случилось, что американский фильм "Конвой" мне пришлось смотреть вместе со школьниками младших классов. И уже с первых кадров, с появлением могучих дизельных машин, с оживлёнными переговорами водителей по радио, я едва не кусал с досады локти, восхищаясь, как здорово показывают деятели Голивуда жизнь простых трудяг, как это интересно нашим мальчишкам. А у нас такие темы вроде бы объявлены приоритетными, но на самом деле в большинстве случаев получаются не фильмы о "простом" человеке, а вымученные уродцы, скучные и тусклые. Конвой"мне пришлось смотреть вместе со школьниками младших классов. И уже с первых кадров, с появлением могучих дизельных машин, с оживлёнными переговорами водителей по радио, я едва не кусал с досады локти, восхищаясь, как здорово показывают деятели Голивуда жизнь простых трудяг, как это интересно нашим мальчишкам. А у нас такие темы вроде бы объявлены приоритетными, но на самом деле в большинстве случаев получаются не фильмы о "простом" человеке, а вымученные уродцы, скучные и тусклые. простом"человеке, а вымученные уродцы, скучные и тусклые.

В поисках причин этого противоречия приходится обращаться к проблеме нашего феодального прошлого. Исторически сложившиеся культурные центры страны веками пристально изучали, главным образом, привилегированные классы, с одной стороны, и столичный люд или пролетариат – с другой. И надо обладать огромным талантом, чтобы сопротивляться влиянию феодального прошлого и не ступить на путь погружения в некий традиционный эстетизм элиты, при мало–мальски серьёзных социальных перегрузках шарахающийся к пресыщенным извращениям, которые истерично объявляются чуть ли ни злободневными национальными проблемами, или сползающий по накатанной столетиями колее кпоисках причин этого противоречия приходится обращаться к проблеме нашего феодального прошлого. Исторически сложившиеся культурные центры страны веками пристально изучали, главным образом, привилегированные классы, с одной стороны, и столичный люд или пролетариат – с другой. И надо обладать огромным талантом, чтобы сопротивляться влиянию феодального прошлого и не ступить на путь погружения в некий традиционный эстетизм элиты, при мало–мальски серьёзных социальных перегрузках шарахающийся к пресыщенным извращениям, которые истерично объявляются чуть ли ни злободневными национальными проблемами, или сползающий по накатанной столетиями колее к "бедам" и нравственным болячкам отечественного "истеблишмента", что мы в тошнотворном изобилии наблюдаем последнее десятилетие в официозном советском искусстве. бедам"и нравственным болячкам отечественногопоисках причин этого противоречия приходится обращаться к проблеме нашего феодального прошлого. Исторически сложившиеся культурные центры страны веками пристально изучали, главным образом, привилегированные классы, с одной стороны, и столичный люд или пролетариат – с другой. И надо обладать огромным талантом, чтобы сопротивляться влиянию феодального прошлого и не ступить на путь погружения в некий традиционный эстетизм элиты, при мало–мальски серьёзных социальных перегрузках шарахающийся к пресыщенным извращениям, которые истерично объявляются чуть ли ни злободневными национальными проблемами, или сползающий по накатанной столетиями колее кпоисках причин этого противоречия приходится обращаться к проблеме нашего феодального прошлого. Исторически сложившиеся культурные центры страны веками пристально изучали, главным образом, привилегированные классы, с одной стороны, и столичный люд или пролетариат – с другой. И надо обладать огромным талантом, чтобы сопротивляться влиянию феодального прошлого и не ступить на путь погружения в некий традиционный эстетизм элиты, при мало–мальски серьёзных социальных перегрузках шарахающийся к пресыщенным извращениям, которые истерично объявляются чуть ли ни злободневными национальными проблемами, или сползающий по накатанной столетиями колее к "бедам" и нравственным болячкам отечественного "истеблишмента", что мы в тошнотворном изобилии наблюдаем последнее десятилетие в официозном советском искусстве. бедам"и нравственным болячкам отечественного "истеблишмента", что мы в тошнотворном изобилии наблюдаем последнее десятилетие в официозном советском искусстве. истеблишмента", что мы в тошнотворном изобилии наблюдаем последнее десятилетие в официозном советском искусстве.

Традиции — вещь страшная, самодовлеющая. Они и бездарность способны держать на плаву, но на талант оказывают не всегда плодотворное воздействие. В тех же США наряду с сильной демократизмом культурой Западных Штатов имеет место и яркая культура Восточного побережья, традиционно тяготеющая к истеблишменту, к европейским корням с их элитарным подходом к искусству.

Хотелось бы быть правильно понятым, когда приходится кивать на США. У меня нет никаких иллюзий насчёт этой страны. Но благодаря Сибири и Дальнему Востоку Россия столь исторически молода, что Соединённые Штаты, которые полвека назад завершили освоение территории, обустраивают сейчас самые трудные для жизни места, невольно предоставляют нам в качестве предмета для изучения свой немаловажный исторический опыт. Нелепо же не учиться у истории другой страны лучшему из того, чего она достигла. Мы не можем не считаться с тем, что политически провозглашённая демократизация раскрепощает оригинальные творческие силы русского народа, и он потребует подобающего этим силам внимания общества и соответствующей культурной политики, в том числе региональной.

Надо только правильно воспользоваться объективным ходом событий. Сибирь может стать незаменимой лабораторией в поиске новых, не замутнённых прежними традициями путей развития нашего искусства XXI века, помочь найти выход из его настоящего предкризисного положения. Важно при этом то, что только через Сибирь мы можем творчески воспринять растущее воздействие Востока Евразии на общемировую культуру, воспринять естественным географическим соседством, как мы воспринимали, к примеру, Польшу.



ЧАСТЬ ВТОРАЯ


1.

Основная проблема демократизации есть проблема представления каждого вовлечённого в процесс демократизации человека о том, к какому же обществу он принадлежит, с каким обществом себя соотносит. Демократизация в конечном итоге даёт ответ на вопрос, существует ли единство общества, единое общественное сознание в стране или нет. Но определить цели и задачи формирования единого общественного сознания в России мы не сможем, пока не будем отдавать себе полного отчёта в том, чего же мы, собственно, хотим от Сибири и Дальнего Востока. Демократизация, рано или поздно, заставит ответить честно и однозначно: намерены ли мы все превращать Сибирь в сырьевую колонию, что приведёт к росту недоверия самостоятельно организующегося общественного сознания в Сибири к политике Москвы, или же мы намерены произвести революционную смену всего русского общественного мировосприятия, сделать его единым от Балтики до Тихоокеанического побережья Дальнего Востока.

На ХХVII съезде правящей в стране компартии была отмечена необходимость опережающего роста уровня жизни в восточных регионах. Ведущие экономисты тоже подчёркивают, что самое важное при хозяйственном освоении новых территорий, создание надлежащих условий для привлечения и закрепления высококвалифицированных кадров. Именно квалифицированных, а не романтиков, не энтузиастов. Времена меняются, изменились обстоятельства, а способы привлечения людей в Сибирь поражены вирусом прошлых подходов. В результате, совершаются грубейшие просчёты, из‑за которых теряется время, разбазариваются средства. И эти просчёты будут нарастать, пока у большинства в России не вызреет понимание, пока мы не поймём, что высококвалифицированному специалисту, развитому профессионалу мало жилья, недостаточно социальной инфраструктуры. Он не сможет чувствовать себя в полной мере человеком, вполне гражданином, если будет не в состоянии связывать свой образ жизни с определённым видением мира, если нет средств общественной информации, общественной культуры, которые бы могли ясно выражать его видение мира, как совпадающее с другими такими же, т. е. как политическое мировоззрение.

Какие нужны слова, чтобы объяснять очевидные вещи? Хроническое повышение зарплаты в качестве главного средства привлечения работников, специалистов извращает в народе отношение к Сибири, Дальнему Востоку, в перспективе оказывает разрушительно деморализующее воздействие на всё общество. Прямым следствием привлечения в восточные регионы длинным рублём становится широкое укоренение среди специалистов психологии временщиков, приезжающих в Сибирь как в чужой край, где можно поправить свои финансовые проблемы, а затем уехать, — а после хоть трава там не расти. О каком же закреплении кадров может идти речь в такой моральной атмосфере?

Большинство приезжих на стройки за Уралом не воспринимают Сибирь, как родную землю, и такое положение дел год от года будет усугубляться по мере вступления в трудовую жизнь новых поколений с качественно новыми культурными запросами, выросших в городах и воспитанных на городских представлениях о полноценной жизни. Россия приближается к общественно–политическому кризису, и выход из него только один: признать за регионами, в особенности за Уралом, за Сибирью, за Дальним Востоком новые и самые широкие права на самовыражение: экономическое, политическое, культурное. Демократизация, социальный прогресс — химеры, если не будет создаваться яркий художественный, спортивный, научно–технологический, политический образ восточных регионов России. Именно такой образ главным образом и должен воздействовать на миграционные потоки, а не зарплата. Надо самым решительным образом отказываться от московского монолога в отношениях со страной, надо столице учиться диалогу с ней, в особенности с Сибирью.

В дисциплинах, имеющих дело со сложными системами, ключевым понятием является понятие обратной связи периферийных составных частей с управляющим центром. Чем важнее некая составная часть для работы системы, тем большее значение имеет обратная связь между нею и управляющим центром. Система хорошо работает только при определённых диапазонах параметров коэффициента обратной связи. Когда коэффициент обратной связи близок к нулю, система апатично замирает, перестаёт работать. Когда же он приближается к единице, система идёт вразнос, разрушается.

Демократизация для жизнедеятельности общества есть средство установления той же самой активной обратной связи между наиболее значимыми и важными региональными, социальными группами и центральным правительством, принимающим решения по организации управления страной. Когда проявление обратной связи, демократизации близко к нулю, общество становится апатичным, погружается в политическую спячку, перестаёт развиваться. Когда же коэффициент обратной связи регионов с центром приближается к единице, региональные интересы становятся доминирующими, общество устремляется к анархии, демократия вырождается в своеволие местной власти, угрожая разрушить государство на отдельные части. Чтобы общество было энергичным и целеустремлённым, надо найти оптимальные значения демократизации, её фона, позволяющего руководству страны быстро откликаться на запросы и настроения тех или иных региональных и социальных сил, с учётом их значения для жизнедеятельности, процветания всего общества.

Роль своеобразных датчиков, обеспечивающих обратную связь в современной системе общественных отношений, выполняют средства массовой информации, культуры. Например, мы знаем, как выступления СМИ о неблагополучных явлениях на разных экономических и социальных объектах вызывают рабочую ответную реакцию в министерствах правительства, в самых верхних эшелонах политической власти. Даже на крупнейших проектах, таких, как Западносибирский ТПК (территориально–производственный комплекс), БАМ, к которым пристальное внимание руководства страны считается разумеющимся, — даже там СМИ находят много такого, что ускользает от взглядов всевозможных чиновников и начальников. И часто неблагоприятные явления там происходят не потому, что министерские чиновники и начальники небрежны в своих обязанностях, но из‑за отсутствия должной информации о возможных социальных последствиях тех или иных решений, принимаемых в столичных коридорах власти. Аппараты министерств, отраслей, всяческих управлений и научно–исследовательских организаций завалены текучкой, они не в состоянии одни справляться с задачами оптимального управления постоянно усложняющимися на местах и экономическими, и социальными процессами. Рабочая информация о событиях и настроениях людей, которая поступает к ключевым, принимающим главные решения лицам, в основном отбирается нижестоящими чиновниками, а потому она сухая и довольно однобокая. А средства массовой информации оперативно освещают живые настроения людей на местах и реакцию различных социальных групп на те или иные меры центральной власти, минуя бюрократические структуры; они помогают тем самым правительству быстро подправлять прежние решения, делая их наиболее приемлемыми для населения, помогая сохранять устойчивость общественных отношений или создавать такие отношения.

Поэтому в развитых странах журналисты, обозреватели СМИ по различным социально–политическим вопросам не только выдают обществу некую информацию, но и анализируют социальные, экономические, политические и межгосударственные последствия тех или иных событий, откликов на решения властей. Без этого ни одно развитое общество, — как и желающее стать таковым, — уже не в состоянии нормально и устойчиво развиваться. Чем своевременнее подаётся имиэтому в развитых странах журналисты, обозреватели СМИ по различным социально–политическим вопросам не только выдают обществу некую информацию, но и анализируют социальные, экономические, политические и межгосударственные последствия тех или иных событий, откликов на решения властей. Без этого ни одно развитое общество, — как и желающее стать таковым, — уже не в состоянии нормально и устойчиво развиваться. Чем своевременнее подаётся ими "горячая" информация, чем глубже она проанализирована печатью, телевидением, отражена в интуитивном творчестве в искусстве и в культуре в целом, тем больше вероятность, что политическое руководство страны, правительство примут действенные меры по укреплению устойчивости общей социальной обстановки в стране, тем лучше смогут обеспечить защиту интересов главных сил, обеспечивающих им поддержку. горячая"информация, чем глубже она проанализирована печатью, телевидением, отражена в интуитивном творчестве в искусстве и в культуре в целом, тем больше вероятность, что политическое руководство страны, правительство примут действенные меры по укреплению устойчивости общей социальной обстановки в стране, тем лучше смогут обеспечить защиту интересов главных сил, обеспечивающих им поддержку.

Через права столиц союзных республик у нас ряд регионов на Западе и на Юге Советского Союза создали механизмы подачи выгодной им информации, очень сильно защищены от произвола, волюнтаризма союзного центра, с ними отлажена высокая обратная связь, — порой даже слишком высокая, коэффициент её явно ползёт к единице. И только восточные регионы России, — то есть половина страны, имеющая первостепенную значимость для судьбы государства, — эти регионы не имеют соответствующих их значению механизмов обратной связи с центром в экономических и социально–политических вопросах, коэффициент обратной связи для них приближается к нулю. Эти регионы превратились в место, которое под задачи освоения могут, как хищники добычу, терзать все, кому ни лень, совершенно безнаказанно и не задумываясь о последствиях.

Долго это продолжаться не может. Эта проблема поставит‑таки перед формирующимся общественно–политическим самосознанием восточных регионов России вопрос о создании своих средств СМИ и культурных, политических центров, способных обеспечить динамизм воздействия на всё общество, на центральное правительство и политическое руководство страны. Разумным было бы не мешать объективно вызревающей политизации общественной жизни Сибири и Дальнего Востока, но помочь ей интегрироваться в общенациональное общественно–политическое устройство. Пытаться же мешать этому, пытаться остановить прогрессивный ход истории могут только безответственные безумцы.


2.

Демографическая обстановка свидетельствует, уходят в прошлое времена массового притока переселенцев в восточные регионы из европейской части страны, что обеспечивало сильное влияние традиционного отношения к Сибири, как к наспех осваиваемой колонии. Вступает в активную социальную жизнь значительное поколение собственно сибиряков, для которых Сибирь является малой Родиной. Согласятся ли они с той ролью колониальной провинции, уготованной региону настоящим положением дел, — вот вопрос, который демократизация превращает в политический. Отношение к новому поколению коренных сибиряков как к Золушкам политически опасно при демократизации, — у Золушек, рано или поздно, развивается страстное желание примерить хрустальные туфельки и выйти в свет.

Сибирская земля не знала позора крепостничества, что возвращавшийся из Японии после кругосветного путешествия на фрегатебирская земля не знала позора крепостничества, что возвращавшийся из Японии после кругосветного путешествия на фрегате "Паллада" Гончаров отметил, как самую характерную черту Сибири. А слава Наполеона, которая сотрясала Европу начала прошлого века, поглотилась тайгой, совершенно не затронула сибирское мировосприятие. При разговоре с сибиряком бросается в глаза, что отношения с Китаем являются главным предметом его внешнеполитических забот, а Западная Европа для него умозрительное явление. Любому думающему человеку это говорит о неизбежной внутренней потребности формирующегося сибирского общественного самосознания найти собственные оценки мировой истории и истории страны, обозначить собственные духовные традиции, для которых духовные традиции Пушкина, Гоголя, Толстого не будут поняты и приняты до конца, как возникшие из нравственных исканий в условиях европейской части страны, в условиях противоречий феодального крепостничества. Паллада"Гончаров отметил, как самую характерную черту Сибири. А слава Наполеона, которая сотрясала Европу начала прошлого века, поглотилась тайгой, совершенно не затронула сибирское мировосприятие. При разговоре с сибиряком бросается в глаза, что отношения с Китаем являются главным предметом его внешнеполитических забот, а Западная Европа для него умозрительное явление. Любому думающему человеку это говорит о неизбежной внутренней потребности формирующегося сибирского общественного самосознания найти собственные оценки мировой истории и истории страны, обозначить собственные духовные традиции, для которых духовные традиции Пушкина, Гоголя, Толстого не будут поняты и приняты до конца, как возникшие из нравственных исканий в условиях европейской части страны, в условиях противоречий феодального крепостничества.

Нельзя не принимать во внимание и новейших обстоятельств. Близость к завершению БАМа и обусловленное этим наращивание связей Сибири с экономикой, культурой стран бассейна Тихого океана, которые переживают нечто вроде цивилизационного Ренессанса; колоссальные перспективы торговых отношений с Китаем; сам научно–технологический прогресс, подстёгиваемый потребностями хозяйственного развития Сибири и заставляющий постепенно смещать научный, интеллектуальный потенциал страны за Урал, — эти главные из многих прочих факты приближают революцию в экономическом значении Сибири, которая обозначит и начало революции в потребностях изменения политических отношений столицы с этим регионом.

М. Горбачёв при выступлении в Тюмени сказал, что перебои в добыче западносибирских нефти и газа лихорадят страну и правительство. Можно было бы без преувеличения добавить, что они отражаются и на межгосударственных отношениях. Разумно ли и дальше позволять себе такую роскошь, относиться к Сибири как к Золушке, в условиях растущей значимости человеческого фактора для устойчивости хозяйственной деятельности, в том числе и в восточных регионах? Ведь феноменальные запасы ценнейшего сырья, энергоресурсов Сибири и Дальнего Востока становятся во всё большей мере одним из движителей мировой политики, к которому европейская часть страны, Москва, остальные регионы Советского Союза превращаются в подобие придатка, и сибирское общественное сознание, формируясь, начинает понимать это.

И такой рост влияния хозяйственного освоения Сибири на экономику страны только начало. Сама логика становления экономики в эпоху НТР, потребность в максимальной эффективности капиталовложений неизбежно толкают Россию развивать наиболее энергоёмкое, капиталоёмкое, наукоёмкое и высокотехнологичное производство в сибирском регионе, в первую очередь вокруг Красноярского края, где каскад речных электростанций даёт много дешёвой электроэнергии. Близость феноменальной сырьевой базы в дополнение к гидроэнергетике и угольной теплоэнергетике, соседство с новыми динамично развивающимися азиатскими рынками, растущее значение Енисея в качестве транспортной артерии, которая через Ангару, Байкал, в будущем через Лену с её притоками связывает с океанами богатейшие промышленные зоны, — всё это обещает превратить Красноярский край и прилегающие к нему области в следующий важнейший и влиятельнейший центр развития экономики страны. Там закладываются основания для преобразования Восточной Сибири в нашу, северную Калифорнию со всеми вытекающими из этого политическими последствиями. Даже промышленные мощности Урала, Поволжья блекнут в сравнении с быстро встающим там на ноги экономическим Великаном. В таких перспективах кажущиеся сейчас мелочи могут вырасти в серьёзнейшие общественно–политические трения. И нам надо учиться понимать: во всём, связанном с завтрашней Сибирью, нет места мелочам.

Становление рыночных хозяйственных отношений, объективная перестройка экономических взаимоотношений в нашей стране ведут к тому, что благополучие областей и целых регионов ставится в прямую зависимость от защищённости их интересов на национальном и мировых рынках, от того, насколько они в силах воздействовать на политическое руководство государства, насколько они имеют собственное культурное, информационное лицо, определяющее рекламу хозяйственных целей и возможностей для самого широкого торгово–экономического взаимодействия.

Сибирь с возрастанием роли человеческого фактора буквально выталкивается к осознанию самоё себя, к самостоятельному росту интереса к внешнеэкономической и внешнеполитической активности, к насущной необходимости создания собственных культурных и информационных центров взаимодействия с Китаем, с государствами Тихоокеанического бассейна, с прибрежными государствами Индийского океана в Азии и в Африке. Сибири уже вскоре потребуются собственные центры стратегических исследований по тенденциям развития экономической и политической обстановки в стратегически важных субконтинентальных рынках, с которыми у неё будут налаживаться собственные отношения.

Пока же у нас явно недооцениваются эти собственные интересы Сибири в появлении собственных средств культурного, политического и информационного развития. Возможно ли представить себе, чтобыка же у нас явно недооцениваются эти собственные интересы Сибири в появлении собственных средств культурного, политического и информационного развития. Возможно ли представить себе, чтобы "Тихий Дон" написал командированный из Москвы писатель? Здравый смысл подсказывает, что такое предположение — бред! А вот командируемые из Москвы за Урал для культурного "освоения" территорий целые толпы художников, писателей, журналистов, поэтов, кинематографистов — наша действительность. То, что средства массовой информации Москвы заблудились в тайге и потеряли на два года БАМ(!), это наша действительность. И как сейчас в отношении Сибири понимается гласность и освещение проблем есть и смех и грех. Если редакция "Советской России"(!), которую, казалось бы, noblesse oblige — положение обязывает заниматься интересами всей России, получает упрёк от ЦК компартии за то, что она забыла, что такое Сибирь и Дальний Восток, чего же требовать от других изданий? Тихий Дон"написал командированный из Москвы писатель? Здравый смысл подсказывает, что такое предположение — бред! А вот командируемые из Москвы за Урал для культурногока же у нас явно недооцениваются эти собственные интересы Сибири в появлении собственных средств культурного, политического и информационного развития. Возможно ли представить себе, чтобыка же у нас явно недооцениваются эти собственные интересы Сибири в появлении собственных средств культурного, политического и информационного развития. Возможно ли представить себе, чтобы "Тихий Дон" написал командированный из Москвы писатель? Здравый смысл подсказывает, что такое предположение — бред! А вот командируемые из Москвы за Урал для культурного "освоения" территорий целые толпы художников, писателей, журналистов, поэтов, кинематографистов — наша действительность. То, что средства массовой информации Москвы заблудились в тайге и потеряли на два года БАМ(!), это наша действительность. И как сейчас в отношении Сибири понимается гласность и освещение проблем есть и смех и грех. Если редакция "Советской России"(!), которую, казалось бы, noblesse oblige — положение обязывает заниматься интересами всей России, получает упрёк от ЦК компартии за то, что она забыла, что такое Сибирь и Дальний Восток, чего же требовать от других изданий? Тихий Дон"написал командированный из Москвы писатель? Здравый смысл подсказывает, что такое предположение — бред! А вот командируемые из Москвы за Урал для культурного "освоения" территорий целые толпы художников, писателей, журналистов, поэтов, кинематографистов — наша действительность. То, что средства массовой информации Москвы заблудились в тайге и потеряли на два года БАМ(!), это наша действительность. И как сейчас в отношении Сибири понимается гласность и освещение проблем есть и смех и грех. Если редакция "Советской России"(!), которую, казалось бы, noblesse oblige — положение обязывает заниматься интересами всей России, получает упрёк от ЦК компартии за то, что она забыла, что такое Сибирь и Дальний Восток, чего же требовать от других изданий? освоения"территорий целые толпы художников, писателей, журналистов, поэтов, кинематографистов — наша действительность. То, что средства массовой информации Москвы заблудились в тайге и потеряли на два года БАМ(!), это наша действительность. И как сейчас в отношении Сибири понимается гласность и освещение проблем есть и смех и грех. Если редакцияка же у нас явно недооцениваются эти собственные интересы Сибири в появлении собственных средств культурного, политического и информационного развития. Возможно ли представить себе, чтобыка же у нас явно недооцениваются эти собственные интересы Сибири в появлении собственных средств культурного, политического и информационного развития. Возможно ли представить себе, чтобы "Тихий Дон" написал командированный из Москвы писатель? Здравый смысл подсказывает, что такое предположение — бред! А вот командируемые из Москвы за Урал для культурного "освоения" территорий целые толпы художников, писателей, журналистов, поэтов, кинематографистов — наша действительность. То, что средства массовой информации Москвы заблудились в тайге и потеряли на два года БАМ(!), это наша действительность. И как сейчас в отношении Сибири понимается гласность и освещение проблем есть и смех и грех. Если редакция "Советской России"(!), которую, казалось бы, noblesse oblige — положение обязывает заниматься интересами всей России, получает упрёк от ЦК компартии за то, что она забыла, что такое Сибирь и Дальний Восток, чего же требовать от других изданий? Тихий Дон"написал командированный из Москвы писатель? Здравый смысл подсказывает, что такое предположение — бред! А вот командируемые из Москвы за Урал для культурногока же у нас явно недооцениваются эти собственные интересы Сибири в появлении собственных средств культурного, политического и информационного развития. Возможно ли представить себе, чтобыка же у нас явно недооцениваются эти собственные интересы Сибири в появлении собственных средств культурного, политического и информационного развития. Возможно ли представить себе, чтобы "Тихий Дон" написал командированный из Москвы писатель? Здравый смысл подсказывает, что такое предположение — бред! А вот командируемые из Москвы за Урал для культурного "освоения" территорий целые толпы художников, писателей, журналистов, поэтов, кинематографистов — наша действительность. То, что средства массовой информации Москвы заблудились в тайге и потеряли на два года БАМ(!), это наша действительность. И как сейчас в отношении Сибири понимается гласность и освещение проблем есть и смех и грех. Если редакция "Советской России"(!), которую, казалось бы, noblesse oblige — положение обязывает заниматься интересами всей России, получает упрёк от ЦК компартии за то, что она забыла, что такое Сибирь и Дальний Восток, чего же требовать от других изданий? Тихий Дон"написал командированный из Москвы писатель? Здравый смысл подсказывает, что такое предположение — бред! А вот командируемые из Москвы за Урал для культурного "освоения" территорий целые толпы художников, писателей, журналистов, поэтов, кинематографистов — наша действительность. То, что средства массовой информации Москвы заблудились в тайге и потеряли на два года БАМ(!), это наша действительность. И как сейчас в отношении Сибири понимается гласность и освещение проблем есть и смех и грех. Если редакция "Советской России"(!), которую, казалось бы, noblesse oblige — положение обязывает заниматься интересами всей России, получает упрёк от ЦК компартии за то, что она забыла, что такое Сибирь и Дальний Восток, чего же требовать от других изданий? освоения"территорий целые толпы художников, писателей, журналистов, поэтов, кинематографистов — наша действительность. То, что средства массовой информации Москвы заблудились в тайге и потеряли на два года БАМ(!), это наша действительность. И как сейчас в отношении Сибири понимается гласность и освещение проблем есть и смех и грех. Если редакция "Советской России"(!), которую, казалось бы, noblesse oblige — положение обязывает заниматься интересами всей России, получает упрёк от ЦК компартии за то, что она забыла, что такое Сибирь и Дальний Восток, чего же требовать от других изданий? Советской России"(!), которую, казалось бы, noblesse oblige — положение обязывает заниматься интересами всей России, получает упрёк от ЦК компартии за то, что она забыла, что такое Сибирь и Дальний Восток, чего же требовать от других изданий?

Перестройка в работе СМИ в том виде, что имеет место на данный момент, на примере Сибири показывает, что это пародия на перестройку. Важно подчеркнуть ещё раз. В чём же роль средств массовой информации в современной обществе? Почему они развиваются под самым непосредственным вниманием политиков? Потому что они, благодаря оперативности и аналитическим подходам в освещении социальных событий и противоречий, становятся основным фактором поддержания социальной стабильности, внутриполитической стабильности в бурно меняющемся мире НТР, переживающем к тому же информационную революцию. Без развитых средств массовой информации современная демократия невозможна! И демократизация в нашем обществе будет оставаться говорильней, пока коренным образом не изменится размещение общенациональных информационных служб, приближение ихрестройка в работе СМИ в том виде, что имеет место на данный момент, на примере Сибири показывает, что это пародия на перестройку. Важно подчеркнуть ещё раз. В чём же роль средств массовой информации в современной обществе? Почему они развиваются под самым непосредственным вниманием политиков? Потому что они, благодаря оперативности и аналитическим подходам в освещении социальных событий и противоречий, становятся основным фактором поддержания социальной стабильности, внутриполитической стабильности в бурно меняющемся мире НТР, переживающем к тому же информационную революцию. Без развитых средств массовой информации современная демократия невозможна! И демократизация в нашем обществе будет оставаться говорильней, пока коренным образом не изменится размещение общенациональных информационных служб, приближение их "мозгов и перьев" к неформальным столицам регионов. мозгов и перьев"к неформальным столицам регионов.

Блестящий пример разрешения подобной задачи в огромном государстве дают опять же США. Их опыт создания на Западном побережье общенациональных газет, журналов, центров стратегических политических исследований, общенациональных центров культуры, развлечений, в частности Голивуда, Лас–Вегаса, Дисней–ленда, заслуживает самой высокой оценки. И его следовало бы использовать на отечественной почве. Центры культуры, информации и развлечений в регионах показывают оригинальный местный уклад жизни, виды досуга, и эта их особая информативная роль очень важна, она способствует эмоциональному взаимопониманию отдалённых регионов, становлению общего национального самосознания.

К тому же, осуществлённое в Соединённых Штатах политически продуманное рассредоточение таких центров общенационального значения по разным городам самого динамично развивающегося и самого большого штата, Калифорнии, в котором среди местной элиты растёт собственное понимание мировых экономических и политических интересов страны, не позволяет возникнуть политически разрушительного противовеса Вашингтону в виде собственной столицы Западных штатов. Авторитет Вашингтона, как столицы государства, остаётся непоколебимым, несмотря на серьёзные трения между региональными элитами в их борьбе за политическое лидерство; этим элитам не удаётся объединиться для действий, которые выходили бы за рамки конституции США.

Горячим сторонникам и патриотам Москвы, как политической столицы нашей государственности, если они не хотят, чтобы со временем столица страны переместилась на Восток, следовало бы стать в первые ряды последователей перераспределения центров культурной, информационной и духовной жизнирячим сторонникам и патриотам Москвы, как политической столицы нашей государственности, если они не хотят, чтобы со временем столица страны переместилась на Восток, следовало бы стать в первые ряды последователей перераспределения центров культурной, информационной и духовной жизни "сверху", с учётом ценнейшего для нас опыта американцев. Иначе, при сохранении нынешней махровой централизации всего и вся, никакого динамизма общественной и экономической жизни России мы не получим, а это будет способствовать расшатыванию социальной стабильности, и в этом нам вскоре предстоит убедиться на практике. Объективного стремления к углублению местного общественного развития, проявляющегося при демократизации, обмануть ещё никому не удавалось, так как без него невозможен динамизм местного и общего экономического развития, ради которого и нужна демократия. сверху", с учётом ценнейшего для нас опыта американцев. Иначе, при сохранении нынешней махровой централизации всего и вся, никакого динамизма общественной и экономической жизни России мы не получим, а это будет способствовать расшатыванию социальной стабильности, и в этом нам вскоре предстоит убедиться на практике. Объективного стремления к углублению местного общественного развития, проявляющегося при демократизации, обмануть ещё никому не удавалось, так как без него невозможен динамизм местного и общего экономического развития, ради которого и нужна демократия.

В своё время Шукшин поразил страну тем, как самобытно видели Россию его литературные и кино герои из глубинки Алтая. Он был ярым патриотом своего края и высказывался в том духе, что будь в Сибири киностудия, он не стал бы москвичом. Тогда культурное самосознание живущих в Сибири ещё только–только зарождалось, оно было индивидуальным, личностным. Но оно набирает силу год от года, постепенно организуется вокруг местных интересов миллионов, а там, где проявляются интересы миллионов, согласно замечанию Ленина, проблемы становятся политическими.


3.

Защитников идеаловщитников идеалов "чистой" демократии, вероятно, покоробит системный подход к проблемам эффективной организации общества, покажется им циничным, негуманным. Но они забывают суть этого слова, которое в переводе на русский язык теряет тот ясный смысл, который ему придали античные греки. Существительным и существенным в слове демократия является власть, а народ, демос, есть прилагательное к власти. Потому оно и стало так широко распространённым в современном мире, что отражает существо законов человеческих общественных отношений. "Абсолютная свобода личности и демократия" — один из самых коротких анекдотов современности. Даже Робинзон Крузо выжил только благодаря знаниям, которые получил в имеющем власть обществе, благодаря возникающей в таком обществе культуре иерархической мысли и, наверняка, сошёл бы с ума, не получи Пятницу для организации собственной демократической власти. чистой"демократии, вероятно, покоробит системный подход к проблемам эффективной организации общества, покажется им циничным, негуманным. Но они забывают суть этого слова, которое в переводе на русский язык теряет тот ясный смысл, который ему придали античные греки. Существительным и существенным в слове демократия является власть, а народ, демос, есть прилагательное к власти. Потому оно и стало так широко распространённым в современном мире, что отражает существо законов человеческих общественных отношений. щитников идеаловщитников идеалов "чистой" демократии, вероятно, покоробит системный подход к проблемам эффективной организации общества, покажется им циничным, негуманным. Но они забывают суть этого слова, которое в переводе на русский язык теряет тот ясный смысл, который ему придали античные греки. Существительным и существенным в слове демократия является власть, а народ, демос, есть прилагательное к власти. Потому оно и стало так широко распространённым в современном мире, что отражает существо законов человеческих общественных отношений. "Абсолютная свобода личности и демократия" — один из самых коротких анекдотов современности. Даже Робинзон Крузо выжил только благодаря знаниям, которые получил в имеющем власть обществе, благодаря возникающей в таком обществе культуре иерархической мысли и, наверняка, сошёл бы с ума, не получи Пятницу для организации собственной демократической власти. чистой"демократии, вероятно, покоробит системный подход к проблемам эффективной организации общества, покажется им циничным, негуманным. Но они забывают суть этого слова, которое в переводе на русский язык теряет тот ясный смысл, который ему придали античные греки. Существительным и существенным в слове демократия является власть, а народ, демос, есть прилагательное к власти. Потому оно и стало так широко распространённым в современном мире, что отражает существо законов человеческих общественных отношений. "Абсолютная свобода личности и демократия" — один из самых коротких анекдотов современности. Даже Робинзон Крузо выжил только благодаря знаниям, которые получил в имеющем власть обществе, благодаря возникающей в таком обществе культуре иерархической мысли и, наверняка, сошёл бы с ума, не получи Пятницу для организации собственной демократической власти. Абсолютная свобода личности и демократия" — один из самых коротких анекдотов современности. Даже Робинзон Крузо выжил только благодаря знаниям, которые получил в имеющем власть обществе, благодаря возникающей в таком обществе культуре иерархической мысли и, наверняка, сошёл бы с ума, не получи Пятницу для организации собственной демократической власти.

Общество рождается властью и существует через власть. Только власть способна создавать общественные институты и контролировать структуры экономики, экономический и социальный порядок, поощрять созидание и наказывать преступления против общественного блага, удерживать преступность на общественно приемлемом уровне. Только власть может определить и защищать общественные национальные интересы, без чего немыслимо современное развитое, демократическое общество.

Однако европейская, рациональная дисциплина мысли, имеющая в своей основе иерархическую структурность теологического католицизма, будучи пересаженной на нашу православную почву, богато удобренную стихией степной, казацкой вольницы, породила на свет совершенно неожиданное для европейцев, но столь любимое чадо русской общественной мысли — философский анархизм. нако европейская, рациональная дисциплина мысли, имеющая в своей основе иерархическую структурность теологического католицизма, будучи пересаженной на нашу православную почву, богато удобренную стихией степной, казацкой вольницы, породила на свет совершенно неожиданное для европейцев, но столь любимое чадо русской общественной мысли — философский анархизм. "Анархия — мать порядка", — было не таким уж нелепым политическим выводом для народа, имевшего многовековую историю казачьего народного самоуправления. И сейчас демократизация у нас опять приобретает явно анархический оттенок. Анархия — мать порядка", — было не таким уж нелепым политическим выводом для народа, имевшего многовековую историю казачьего народного самоуправления. И сейчас демократизация у нас опять приобретает явно анархический оттенок.

Достаточно заглянуть в католический и православный соборы, чтобы сделать очень важные заключения. Западная демократия держалась и держится на строгом иерархическом порядке, на законе. Закон — святая святых её общественной жизни. У нас закон и порядок не имели столь самостоятельной силы, отношение к ним не было столь серьёзным. статочно заглянуть в католический и православный соборы, чтобы сделать очень важные заключения. Западная демократия держалась и держится на строгом иерархическом порядке, на законе. Закон — святая святых её общественной жизни. У нас закон и порядок не имели столь самостоятельной силы, отношение к ним не было столь серьёзным. "Закон?! Я немею перед законом!" — такое восклицание во всех слоях нашего общества воспринималось и пока ещё воспринимается удачной шуткой. Основой основ нашей общественной жизни, её упорядочивающим началом является совесть. Только к совести у нас отношение серьёзное, только она определяет общественные отношения. Самобытное великолепие храма русской литературы возведено на совести. И любая демократизация в наших условиях неизбежно приобретает своеобразие именно из‑за совести, которая во многом питает анархизм и организует анархизм в некую форму общественной власти. Не автор циник, когда он подходит к демократизации с рациональных позиций, а демократизация в её строгом следовании смыслу слова может показаться циничной анархичному элементу в нашей возведённой на православии и совестливости культуре. Поэтому демократизация несёт в себе зародыш разрушения для нашего огромного государства. И вопрос преодоления анархии через формирование единого общественного сознания России сильной властью неизбежно встанет во всей своей “красе”. Закон?! Я немею перед законом!" — такое восклицание во всех слоях нашего общества воспринималось и пока ещё воспринимается удачной шуткой. Основой основ нашей общественной жизни, её упорядочивающим началом является совесть. Только к совести у нас отношение серьёзное, только она определяет общественные отношения. Самобытное великолепие храма русской литературы возведено на совести. И любая демократизация в наших условиях неизбежно приобретает своеобразие именно из‑за совести, которая во многом питает анархизм и организует анархизм в некую форму общественной власти. Не автор циник, когда он подходит к демократизации с рациональных позиций, а демократизация в её строгом следовании смыслу слова может показаться циничной анархичному элементу в нашей возведённой на православии и совестливости культуре. Поэтому демократизация несёт в себе зародыш разрушения для нашего огромного государства. И вопрос преодоления анархии через формирование единого общественного сознания России сильной властью неизбежно встанет во всей своей “красе”.


4.

Русская традиционная культура, русское самосознание подступают к порогу, за которым их ожидает жесточайший кризис, — если можно так выразиться, структурный кризис. Хотим мы этого или не хотим, будем уподобляться страусу, прячущему голову в песок при опасностях, или, как подобает великому и мужественному народу, посмотрим правде в глаза, но это объективный период исторического развития русского общества, который нам предстоит пережить.

Бурный подъём экономики Сибири, рост её влияния на экономику всей страны и Европы, проявление БАМа, строительство крупнейшего портового терминала в городе Находка, разработки газа на шельфе Сахалина, поворачивающие Сибирь к экономике Тихого океана, который ещё К. Маркс назвал Средиземным морем будущего, возрастание численности молодых сибиряков по отношению к молодому населению остальной России, — всё это неотвратимо пробуждает потребность в общественном самосознании у живущих в зауральских регионах до критического уровня. Поэтому не зазорно опять повториться. Наша культурная политика, формы организации спорта, туризма, средства подачи информации устарели. Мы стоим перед выбором.

Либо мы произведёмбо мы произведём "структурные реформы" своего мировосприятия, научимся мыслить новыми горизонтами. структурные реформы"своего мировосприятия, научимся мыслить новыми горизонтами.

Либо развалим Россию на привилегированную Центральную Россию и Россию Сибирскую и Дальневосточную, с углубляющимся политическим антагонизмом между ними.

В условиях разворачивающейся демократизации третьего не дано. В Сибири ожидается преимущественный рост производительности труда, которые потребует перемещения творческого потенциала всей страны на Восток, перемещения туда же творческой технологической активности. В складывающихся обстоятельствах чиновно–бюрократический, традиционный эгоизм Москвы способен развалить духовное единство России, если мы не найдём политической воли принципиально перестроить всю систему экономических и общественных отношений. Диалектика жизни такова — не может быть единства там, где нет взаимного обогащения развивающихся традиций региональных культур при столь огромных различиях регионов в истории, в природе, в географическом положении.

Писатель Распутин утверждает, мол, Сибирь, разумеется, часть России. Но тут же из‑за спины показывает кукиш, упоминая, чтосатель Распутин утверждает, мол, Сибирь, разумеется, часть России. Но тут же из‑за спины показывает кукиш, упоминая, что "Сибирь — Россия больше, чем Россия". И добавляет: "Пускаться по этому поводу в доказательства нет надобности". Однако всё требует доказательств и здравого смысла. Сотню лет назад никому не требовалось доказательств, что Австралия и Канада это неотъемлемые части Великобритании, а двести лет назад никому не нужны были доказательства, что Латинская Америка часть Испании. Чудес на свете не бывает, и мы обязаны делать выводы из прошлого других огромных государств, если намерены бороться за своё общественно–политическое, культурное, духовное единство в будущем. Пока же тенденции работают против появления такого единства. Сибирь — Россия больше, чем Россия". И добавляет: сатель Распутин утверждает, мол, Сибирь, разумеется, часть России. Но тут же из‑за спины показывает кукиш, упоминая, чтосатель Распутин утверждает, мол, Сибирь, разумеется, часть России. Но тут же из‑за спины показывает кукиш, упоминая, что "Сибирь — Россия больше, чем Россия". И добавляет: "Пускаться по этому поводу в доказательства нет надобности". Однако всё требует доказательств и здравого смысла. Сотню лет назад никому не требовалось доказательств, что Австралия и Канада это неотъемлемые части Великобритании, а двести лет назад никому не нужны были доказательства, что Латинская Америка часть Испании. Чудес на свете не бывает, и мы обязаны делать выводы из прошлого других огромных государств, если намерены бороться за своё общественно–политическое, культурное, духовное единство в будущем. Пока же тенденции работают против появления такого единства. Сибирь — Россия больше, чем Россия". И добавляет: "Пускаться по этому поводу в доказательства нет надобности". Однако всё требует доказательств и здравого смысла. Сотню лет назад никому не требовалось доказательств, что Австралия и Канада это неотъемлемые части Великобритании, а двести лет назад никому не нужны были доказательства, что Латинская Америка часть Испании. Чудес на свете не бывает, и мы обязаны делать выводы из прошлого других огромных государств, если намерены бороться за своё общественно–политическое, культурное, духовное единство в будущем. Пока же тенденции работают против появления такого единства. Пускаться по этому поводу в доказательства нет надобности". Однако всё требует доказательств и здравого смысла. Сотню лет назад никому не требовалось доказательств, что Австралия и Канада это неотъемлемые части Великобритании, а двести лет назад никому не нужны были доказательства, что Латинская Америка часть Испании. Чудес на свете не бывает, и мы обязаны делать выводы из прошлого других огромных государств, если намерены бороться за своё общественно–политическое, культурное, духовное единство в будущем. Пока же тенденции работают против появления такого единства.

Может ли человек, который родился, вырос в Сибири, не испытывать гордости за величие и богатство окружающего его мира? Каков взгляд на мир воспитывается у современного сибиряка? При углублённом размышлении подобные вопросы дают важную пищу для переваривания и выводов.

Шукшин в художественной форме показал нам неповторимую красоту и своеобразие алтайской природы, которая явно отличается от равнинной и лесостепной природы европейской части России, где зародились, развивались сначала Древнерусское, а затем и Московское государства. Сибирские горы и реки тревожат какой‑то смутной связью с древними славянскими истоками, дарят особым очарованием от ощущения сопричастности наших далёких предков к такой природе, словно вызывая живущие в нашем подсознании воспоминания о некоей древней Прародине. А ведь за Уралом больше половины всей территории имеет горный характер. Нельзя же не понимать, что, развиваясь среди пробуждающей такие чувства и переживаниякшин в художественной форме показал нам неповторимую красоту и своеобразие алтайской природы, которая явно отличается от равнинной и лесостепной природы европейской части России, где зародились, развивались сначала Древнерусское, а затем и Московское государства. Сибирские горы и реки тревожат какой‑то смутной связью с древними славянскими истоками, дарят особым очарованием от ощущения сопричастности наших далёких предков к такой природе, словно вызывая живущие в нашем подсознании воспоминания о некоей древней Прародине. А ведь за Уралом больше половины всей территории имеет горный характер. Нельзя же не понимать, что, развиваясь среди пробуждающей такие чувства и переживания "Швейцарии", сибирская культура на том этапе становления, который сейчас наступает, неизбежно должна отобразить особые проявления в психике человека и русского народа, живущего в этих землях и начинающего вызревать к общественному самосознанию. Швейцарии", сибирская культура на том этапе становления, который сейчас наступает, неизбежно должна отобразить особые проявления в психике человека и русского народа, живущего в этих землях и начинающего вызревать к общественному самосознанию.

Горы очень серьёзно отражаются на архитектурном мышлении, на художественном творчестве, на народных развлечениях и досуге. Равнинные полнощные леса и поля воспитывали в русском народе воображение, склонность к рефлексии. Горы же и степи придают динамизм чувствам, эмоциям, воспитывают твёрдый характер. Сможет ли наше общество нормально развиваться не получая полнокровной информации, в том числе культурной информации об этих особенностях сибирского мировосприятия?

Нельзя не считаться и с тем, что Сибирь избежала крепостничества, а с повышением местного общественного сознания сибиряки не в силах будут не гордиться этим обстоятельством, как гордилось им южное казачество. Такое отношение к своей местной истории обязательно наложит серьёзный отпечаток на зауральскую городскую цивилизованность в её предстоящем бурном становлении. И со временем, несомненно, обогатит всю русскую культуру новым качеством мировосприятия, омолодит её и даст ей новое дыхание, станет её основным движителем в ХХI веке.

Потому модный сейчас лозунгтому модный сейчас лозунг "Превратим Сибирь в край высокой культуры" нелеп, неуместен. Для развития культуры в Сибири нужны не поездки командированных деятелей искусства, литературы, не слепки всяческих художественных школ со школ европейских столиц, а капиталовложения для появления собственных сибирских цивилизационных традиций, самобытных и зрелищных. Пример южных советских республик служит подтверждением такому заключению. Этот лозунг тем более возмутителен, что Сибирь уже сотню лет даёт самую здоровую струю в русской культуре, не позволяя ей выродиться в провинциальное дополнение к западноевропейской. У нас есть много туземных мест, где подобный лозунг был бы действительно оправдан, но московская бюрократическая машина предпочитает как раз туда‑то и направлять капиталовложения, боясь обидеть тамошнее население. А с русской Сибирью, мол, нечего церемониться, всё вытерпит, всё снесёт. Превратим Сибирь в край высокой культуры"нелеп, неуместен. Для развития культуры в Сибири нужны не поездки командированных деятелей искусства, литературы, не слепки всяческих художественных школ со школ европейских столиц, а капиталовложения для появления собственных сибирских цивилизационных традиций, самобытных и зрелищных. Пример южных советских республик служит подтверждением такому заключению. Этот лозунг тем более возмутителен, что Сибирь уже сотню лет даёт самую здоровую струю в русской культуре, не позволяя ей выродиться в провинциальное дополнение к западноевропейской. У нас есть много туземных мест, где подобный лозунг был бы действительно оправдан, но московская бюрократическая машина предпочитает как раз туда‑то и направлять капиталовложения, боясь обидеть тамошнее население. А с русской Сибирью, мол, нечего церемониться, всё вытерпит, всё снесёт.

Это очень недальновидная игра в политику. Русский человек может много, очень много стерпеть, но именно поэтому, когда он доходит до морального неприятия положения дел, до “кипения”, остановить его лишь выпусканием пара трудно. Сибирь не просто географическое понятие. Это Родина для миллионов людей, которых она объединяет. Это всё в большей мере политическая реальность. Без взаимообогащения с её духовной средой России больше не выдержать бремя державности. Когда Ломоносов произносил знаменитые слова, что могущество России прирастать будет Сибирью, он, наверняка, придавал этому глубокий смысл, не ограничиваясь взглядом на зауральские земли как на сырьевой и территориальный придаток европейской части страны. Русским духом, который зародится и пробудится в Сибири, духом передовой цивилизованности могущество державы должно прирастать не меньше, чем кладовыми сибирских недр и раскрепощаемыми там освоением территорий производительными силами. В ближайшее время непонимание этого будет нам дорого стоить.

Два года назад мне пришлось познакомиться с инструктором ЦК компартии по Новосибирску. На мои соображения по поводу порочности технократического подхода к освоению Сибири, он возразил, что при социализме проблем, связанных с региональными взглядами местного населения на мир, быть не может. Но жизненный опыт заставляет меня оценивать ходули божественной исключительности социализма весьма скептически. Опираться следует не на такие ходули, а на разум и политическую волю к решительному переосмыслению старого опыта вследствие появления новых реальностей. Если проблема вызревает, и нет убедительных оснований не считаться с этим, её нужно решать, а не делать вид, что её не должно быть, потому что её быть не должно.

Проблему роста политического самосознания сибиряков возможно было не замечать, пока у руководства страны были в основном мобилизационные военно–политические рычаги управления страной. Но времена быстро меняются. Экономический рынок страны фронтально приблизился к Енисею, — этой Волге Сибири. БАМ производит революцию в стратегических и экономических позициях Дальнего Востока, которые постоянно усиливаются и наращиванием значения Северного морского пути. Для нормального развития государства растёт значимость транспортных артерий, связующих европейскую экономику со странами Тихого океана, то есть с нашими портами на Дальнем Востоке. А все эти артерии проходят через Сибирь, опираются на её промышленную базу и без неё невозможны. Согласятся ли сибиряки и дальше терпеть систему управления, которая чрезвычайными мерами экстенсивно разрешила свои исторические задачи, но теперь устарела, стала буквально треножить Россию? Имея даже поверхностные знания о мировой истории, в это трудно поверить. Эта система управления не позволяет стране необходимым образом увеличивать интенсивность производительности труда посредством формирования общерусского общественного сознания, общественного самоуправления современного качества, которое только и позволит учитывать и использовать человеческий фактор в полной мере, а потому она неизбежно будет заменена на другую.

Сибирь оказывается своеобразной лакмусной бумажкой нашей готовности осознать всю глубину происходящих в России изменений. Растущая неспособность Москвы отражать проблемы Сибири по мере усложнения социально–экономических отношений в стране видна невооружённым глазом. Тогда как сама Сибирь не в состоянии быстро давать обществу представления о движущих противоречиях, которые вызревают в восточных регионах, потому что не имеет для этого ни материальной, ни организационной базы подачи соответствующей информации через СМИ и массовую потребительскую культуру.

Когда видишь неограниченные возможности развития восточных регионов, колоссальную, малоосвоенную территорию, буквально нашпигованную различными богатствами, то ожидаешь от живущих в Сибири каких‑то необычных, великих мыслей и чувств. Но стоит разговориться с сибиряками, и начинаешь испытывать разочарование от их провинциализма, инфантильной беспомощности и пассивности в большинстве вопросов, касающихся общественных отношений и государственных проблем. У нас нет другого региона, где бы слово провинциальность имело бы такую острую актуальность. Именно она привела к тому, что экономика Сибири не может удерживаться даже на среднесоюзных темпах роста. И выход один. Сибири надо дать право выражать активную ответственность за судьбу всей России, всего государства, только так мы сможем по–настоящему разбудить человеческую активность и творческую предприимчивость, необходимые для прорывного повышения производительности труда и социальной организованности. Только так мы сможем вырвать множество здоровых людей из сонливого отупения и цивилизационной инфантильности, спасти от этой заразы самые образованные социальные слои страны и при этом не дестабилизировать Россию при углублении демократизации.


5.

Основное достижение марксизма–ленинизма в том, что это учение органично опиралось на развитие естественной науки и восприняло от неё глубоко диалектическое видение мира, перенеся его на социально–политическое учение. Основой этого видения остаётся понимание важнейшей роли борьбы и единства противоположностей, без которых никакое движение невозможно. Вульгарное представление о нашем обществе, как не порождающем новых противоборствующих противоречий, опасно. Такое, преодолевшее антагонистические противоречия общество — это общество омертвения, саморазрушения и гибели. Всякое же жизнеспособное общество развивается в результате внутренней и внешней борьбы разных, в том числе и антагонистических интересов. Так, ожесточённую экономическую, политическую борьбу между Севером и Югом США К. Маркс называл движущей силой истории этой страны в течение первого полувека девятнадцатого столетия. А в наше время внутренней движущей силой развития США стала борьба экономических и политических интересов Восточного и Западного побережий. Без полувековой борьбы интересов элит двух побережий не было бы динамичного и всеохватного индустриального, культурного, общественного развития Соединённых Штатов.

Быстрое освоение Сибири в последние десятилетия полностью изменило расстановку производительных сил внутри России, а демократизация обязательно придаст порождаемому этим хозяйственно–экономическому давлению региональных интересов на центральную власть соответствующее возрастание политических трений различных интересов между старыми экономическими регионами и новыми. Но без подобной борьбы не возникает подлинного единства общества, нет углубления его взаимозависимости.

Москва должна, несомненно должна оставаться духовной и политической столицей всей России. Пока альтернативы ей нет. Но остаться столицей она сможет лишь в случае признания за Сибирью прав иметь собственные духовные и политические центры общенационального значения. Разве вредило государству соперничество Петербурга с Москвой? Наоборот, оно нас страшно обогатило. А сейчас речь идёт о Сибири. Ведь это же Сибирь!!! Целый континент! Какое богатство форм и содержания её художественные и политические центры могли бы внести в нашу национальную культуру, ассимилируя лучшее, что есть в Китае и в дальневосточной Азии. Ведь обогащалась же наша культура ассимиляцией через Петербург достижений и культуры Европы, — и ещё как! Только через развитие собственной цивилизационной культуры Сибири мы в состоянии научиться воспринимать наше соседство с Китаем, как естественное и стабильное. Но не это главное.

Опыт последнего столетия свидетельствует однозначно: когда Сибирь “дышала полной грудью”, у нас наблюдался общественный и культурный подъём. Сибирь — это лёгкие нашей духовной и общественной жизни, и отмахнуться от этого факта опасно. Только через её глубокое дыхание, здоровое дыхание, мы сможем совершить ускорение так необходимых изменений в общественных отношениях.

Если мы действительно намерены осуществлять демократизацию для раскрытия новых резервов экономического развития через раскрепощение предприимчивости активной личности, мы обязаны дать Сибири средства выражения собственного мировоззрения, которые позволяли бы ей оказывать постоянное и самостоятельное воздействие на формирование новых общественно–политических отношений. Важно было бы подумать о целесообразности создания в Сибири крупнейшего филиала ЦТ, общенациональных газет, журналов, а так же культурной столицы. Так или иначе, рано или поздно, но последствия демократизации всё равно приведут нас к такому развитию событий.


6.

Внимательный взгляд на историю любого развитого государства показывает, по мере успехов цивилизованности всё определённее проявляются характерные региональные черты этой цивилизованности, потому что появляются материальные средства для развития культуры регионов. Наша собственная история не исключение. Феодальная раздробленность Киевской Руси была ещё и вызревавшей культурной раздробленностью различных княжеств. Да оно и не может быть иначе, поскольку творческоеимательный взгляд на историю любого развитого государства показывает, по мере успехов цивилизованности всё определённее проявляются характерные региональные черты этой цивилизованности, потому что появляются материальные средства для развития культуры регионов. Наша собственная история не исключение. Феодальная раздробленность Киевской Руси была ещё и вызревавшей культурной раздробленностью различных княжеств. Да оно и не может быть иначе, поскольку творческое "я" различных региональных общественных сил раскрепощается по мере развития производительных сил, по мере роста материальных условий жизни местного населения. я"различных региональных общественных сил раскрепощается по мере развития производительных сил, по мере роста материальных условий жизни местного населения.

Мы сейчас подошли к ответственному моменту в освоении Сибири, когда появляются возможности для перехода этого региона к собственному цивилизационному развитию. Ответственность заключается в том, что брошенные зёрна общественно–политических идей, слов, наименований, вскоре прорастут определённым духовным, культурным мировосприятием, приобретая собственную инерцию, с которой будет очень трудно совладать впоследствии.

Так уж сложились обстоятельства, что сейчас России приходится решать задачи разных эпох одновременно. Только размахнулись освоением регионов, способных на десятилетия снять остроту проблем с энергообеспечением страны, а уже приходится прорываться в космос, к глубинам океанов. Поэтому вопросы проработки здравой, основательно продуманной стратегии формирования единого цивилизационного пространства сохраняют для государства значимость выживания. Оптимальная стратегия может родиться лишь в спорах, через столкновение идей.

Сейчас заговорили, мол, жильё, социальная инфраструктура сами собой решат чуть ли ни все проблемы освоения восточных регионов. Но так смотреть на положение дел, значит смотреть во вчерашний день, когда и надо было решать задачи первичного жизнеобеспечения людей. Они до сих пор не разрешены, а через десяток лет, когда и жильё выстроится и инфраструктура появится, проблемы со специалистами станут другими, они приобретут новое измерение, если мы не начнём создавать особый, перспективный творческий облик Сибири, ибо именно творчество станет романтикой завтрашнего дня. Подступает время совершенно новых подходов к человеческому фактору, если мы, действительно, намерены успешно продолжать освоение восточных территорий и выжить как единое государство. Молодое поколение должно поверить в возможности проявлять в Сибири творческие профессиональные интересы во всей полноте, уже сейчас получая право назвать города, посёлки, оказывать влияние на разработки проекты домов, улиц, предприятий.

Но даже в этом, малом проявлении уважения к человеческой личности, обстановка не только не разумная, но она оказывается много худшей, чем была прежде.

Нельзя не остановиться на примерах, бросающихся в глаза своей недальновидностью. Давайте представим себе взрослеющего человека в новом восточном городе, переступившего через эмоциональный подъём первопроходца. Во–первых, человека с возрастом вообще тянет на малую Родину, к близким. А эту тягу усиливают трудности семейного обустройства в Сибири, болезни детей, плохо устроенный быт. Во–вторых, накапливаются колоссальные моральные и психологические перегрузки из‑за нелёгкого климата, непривычной природы, напряжённым характером работы. А столичные бюрократы и чиновники, словно им нечем больше заняться в тиши кабинетов, из Москвы посягают на то, что всегда было главным правом первопроходца девственных земель и поселенца на них, а именно, наименования той среды, которую он намеревался обживать. Человек, который селился в новых землях стремился перенести в них часть того, что ему прежде было важным, дорогим, тем самым, привязывая себя к новому месту дальнейшей жизни.

У нас был большой опыт уважения к первопроходцам и строителям новых городов. Героическая эпоха советской власти даёт прекрасные подтверждения этому. При одном упоминании города — Комсомольск–на–Амуре возникает образ первых пятилеток, их философия, вера в молодёжь, признание её заслуг. Целиноград — имя рождения только пятидесятых, их символ. Братск — само имя города отразило отношение к миру определённого поколения. В этих наименованиях было подлинное уважение к тем, кто их строил. Что случилось потом? Какой смысл в Сургуте, Тынде, что отражают эти ничего не говорящие для подавляющего большинства населения страны названия, словно доставшиеся из обихода царя Гороха, без времени, без признания права на творческое переименование среды своей жизни за теми, кто приехал из далёких, обустроенных краёв? Имена городов и посёлков без эпохи, без идеи, бессмысленные, как бюрократические инструкции. Die erste Kolonne marschiert rechts! Die zweite Kolonne marschiert links! Какую мысль, какую идею они могут дать обществу, архитектору, поэту, просто молодому сердцу? Такие названия не могут даваться людьми, которые их строят. Этим людям уже через подобный чиновный цинизм вбивают в подсознание отношение к ним, как к неким используемым винтикам.

Символично, что посёлок Звёздный, ставший первым на БАМе, был назван так поэтично, красиво, как бы случайно, пока чиновничья московская машина не закрутилась, не подмяла живое и человеческое под грудой кабинетныхмволично, что посёлок Звёздный, ставший первым на БАМе, был назван так поэтично, красиво, как бы случайно, пока чиновничья московская машина не закрутилась, не подмяла живое и человеческое под грудой кабинетных "высших соображений" или откровенного равнодушного произвола. Московские чиновники никак не в силах понять, что роль человеческого фактора, действительно, возрастает. Люди стремятся оставаться людьми, и молодёжь на БАМе с откровенной дерзостью называла Витим, например, Угрюм–рекой, чтобы найти в этом понятном и наполненным особым смыслом слове психологическую поддержку своему жизненному выбору. высших соображений"или откровенного равнодушного произвола. Московские чиновники никак не в силах понять, что роль человеческого фактора, действительно, возрастает. Люди стремятся оставаться людьми, и молодёжь на БАМе с откровенной дерзостью называла Витим, например, Угрюм–рекой, чтобы найти в этом понятном и наполненным особым смыслом слове психологическую поддержку своему жизненному выбору.

Значение Сибири для судьбы страны растёт, а добытое героическими делами предыдущих поколений право первопроходца на творчество подавляется, крадётся, девальвируется столичным центром, что близоруко во всех смыслах, а главное, тормозит становление современных общественных отношений, творческий рост производительности труда и, как следствие, душит то, что необходимо для прогресса страны.

В результате, мы заслуженно имеем то, что имеем. Как аукнется, так и откликнется. Массовая психология временщиков, почти только финансовые рычаги воздействия на приток работников на новостройки Сибири, стали естественной платой за цинизм бюрократической машины, особенно ставший очевидным в 70–х. Молодёжь на ударных стройках шаг за шагом лишают всего, кроме права на труд, а как раз трудиться специалист может и в тёплых краях, да и пускать корни там проще и удобнее. Энтузиазм освоения Сибири исторически пройденный этап. Поэтому уважение к человеческим чувствам, к человеческому выбору становится ценным вдвойне, втройне, — это, собственно, и значит, принимать во внимание человеческий фактор, о котором так многоголосо заговорили в последнее время. Уважение к человеческим побуждениям, а к чувствам специалистов в особенности, должно возрастать, а не деградировать – вот что значит, учитывать человеческий фактор.


7.

В научных кругах живуча притча. Сергей Павлович Королёв не разрешил проводить пешеходные дорожки возле вновь построенного исследовательского института. А вот когда сотрудники протоптали среди травы тропинки, он распорядился покрыть их асфальтом. Пусть это и не совсем так, всё же такая память об одном из самых выдающихся организаторов прорыва сложнейших научных достижений в крупное производство характерна. О многих ли из современных советских руководителей разного ранга вспомнят нечто подобное, — если вообще вспомнят? Приведённая притча о Королёве показывает, что он проявлял величайшее искусство управления коллективами, умение за сверхзадачами увидеть и поощрить творчество людей в самых обыденных житейских ситуациях. В отличие от искусства управления людьми, вульгарное администрирование не составляет труда. Администрирование для укрепления своих бюрократических позиций стремится подавить и раздавить оценку общественным мнением, оно боится общества, не может находить слова убеждения и избегает общения.

Сила удачного слова огромна. В мировой истории не мало примеров, когда удачное слово останавливало дрогнувших в сражении, воодушевляло их и бросало к победе. Мы имеем замечательную возможность, наблюдать по своей стране, к чему привело предательство слова, утеря способности убеждать мыслью, прятать политическую неспособность к общению с людьми за мощным чиновничьим и бюрократическим аппаратом. Разбудить народ к радикальной перестройке всех общественных отношений для ускорения социально–экономического развития страны можно только через возвращение силе слова его золотого содержания, возвращения ему крыльев убедительности. Гласность, перестройка — замечательные примеры раскрепощения внутренней силы слов, и они дают надежду на успех нынешней политики.

Но нигде, быть может, нет такой потребности в воодушевляющих словах, как в осваиваемых регионах Сибири, на Дальнем Востоке. Человеку там пока ещё приходится много и годами бороться за приручение первозданной природы и тяжёлого климата, а вместо духовной поддержки, его вынуждают тратить дополнительные моральные усилия на противоборство с чиновничьим произволом. Север проверяет человека на прочность, это верно. Но он же проверяет и общество, насколько оно здорово и сильно, чтобы взять бюрократию в оборот и заставить обслуживать интересы общественного развития, без которого не добиться успешного продвижения к общему цивилизованному процветанию.

Ни демократизация, ни перестройка не решат проблем страны на новом этапе её исторического становления, если не учесть вызревший кризис нашего мировоззрения в восприятии Сибири. Если мы хотим реальной демократизации, мы обязаны научиться видеть появление сибирского общественного сознания и взаимодействовать с ним, признать за ним право оказывать первостепенное влияние на формирование нового общерусского общества, достойного стать самым цивилизованным и динамично развивающимся в следующем столетии.


авг. 1986г.





Сибирь и новая русская литература


Пушкин, будучи по своему воспитанию и образованию несомненным западником, явился истинно великим художником в том, что смог без предрассудков, очень поэтично пробудить в себе самобытный, допетровский, чисто русский взгляд на Восток. Хотя посмотрел он на Восток с позиции получившего доступ к западному классическому образованию горожанина, но с таким пониманием духа первоначальной русской истории, какой не смог показать никто до него и после него в русской культуре. Особенно ярко его гений воплотился в сказках, остающихся до сих пор непревзойдёнными примерами особого стиля русского народного воображения, порождениями особой духовной атмосферы московского европеизма начала девятнадцатого столетия.


1.

Становление московского государства происходило под воздействием антагонистического противоборства двух парадигм устроительства власти. С одной стороны, ассимилированной Древней Русью византийской православной традиции организации государственности, её хозяйственных, культурных, духовных, военных отношений. И, с другой стороны, навязываемой татаро–монгольским игом крайней формы хищно–азиатской ханской степной деспотии Золотой Орды, устройство власти которой через принятие среднеазиатского варианта ислама испытало влияние древних традиций государственности в Средней Азии, но так и не восприняло их в полной мере, так и не оторвалось от тюрского кочевнического мировоззрения. Борьба этих парадигм вела к полному вытеснению самобытных форм власти, которые сложились в Киевской Руси, стали причиной феодальной раздробленности, а затем и катастрофы древнерусской великой державы, и к возникновению особой централизации управления Московского государства. Самодержавная централизация управления Московской Руси обслуживала главные интересы московской великокняжеской власти того времени, когда смыслом существования русского этноса было выживание и победа над своим главным стратегическим врагом и противником, каким являлась Золотая Орда.

Для любого народа, который имел собственную государственность, но оказался завоёванным внешней силой и стал её данником, характерна потеря исторической, культурной ориентации в окружающем мире, гипертрофированная направленность всех моральных и духовных ресурсов на противодействие полному поглощению этой силой. Такое противодействие обусловлено чрезмерным влиянием навязываемых чужеродной силой методов управления на собственную изначальную традицию организации той или иной формы власти самобытного этнического бытия. И обретение независимости от внешнего гнёта, когда оно происходит, как случилось с Московской Русью при Иване III, вызывает кризис мировосприятия и мучительную потребность пересмотра всех сторон внутренних и внешних политических отношений. Происходит болезненный и опасный поиск равновесия военных и дипломатических сил со всеми соседними государствами, сопровождаемый войнами и изменениями границ.

Военные победы Ивана IV над Астраханским и Казанским ханствами окончательно и бесповоротно похоронили гнетущую опасность вновь подпасть под иго татаро–монголов, что вызвало глубокий мировоззренческий и управленческий кризис государства. Победы эти подорвали деспотический авторитет московского великокняжеского произвола, сформировавшегося в условиях ига, и привели страну к острой необходимости поиска обновлённой формы государственности, в наибольшей мере отвечающей потребности восстановить древнерусскую традицию организации власти, подотчётной сословно–представительным соборам. Однако правящий класс, состоящий из родовитого московского боярства, не захотел приспосабливаться к новым обстоятельствам, почти весь выступил против реформ молодого царя Ивана Грозного, а подданные не смогли организоваться для поддержки реформ. В результате, страна сползла к анархии, к Великой Смуте.

В эпоху Великой Смуты, которая завершилась лишь тогда, когда переросла в Народную революцию, произошли два важнейших изменения в физическом и духовном строе жизни населения страны. Был почти полностью уничтожен прежний правящий класс, уцелели лишь несколько из составлявших его боярских родов, и выросло новое поколение, которое не знало деспотизма царской власти. Это молодое поколение при быстром вымирании старших поколений созрело до Общественного Договора, до народного сознания, как единственного условия своего коллективного спасения от хаоса и гибели, от порабощения и отнятия своих прав на государственную независимость, на этот раз уже западными соседями московской Руси. Плодом первого в истории Руси Общественного Договора было избрание сословно–представительным собором народного монарха из династии Романовых, согласное утверждение его на трон государства, которое стало, таким образом, политически не Московским, а Великороссийским.

С этого времени начала складываться великорусская народная культура. Расцвет этой культуры приходится на царствование второго царя династии Романовых, Алексея Михайловича Тишайшего. Все русские народные сказки зародились около середины семнадцатого века и несут на себе глубокий отпечаток характера царствования и общественных отношений того периода нашей истории. И в то же время при царе Алексее Михайловиче набирал силу новый диалектический антагонизм традиций государственности и духовной культуры, который наметился ещё при Иване Грозном и трагически определился в шведско–польской интервенции в эпоху Великой Смуты; он стал главным двигателем дальнейшего развития государства. С одной стороны, византийская православная духовность завершала вытеснение или ассимиляцию языческих традиций эпохи древнерусского государства и переживала окончательное обрусение, быстро освобождая духовную культуру от последствий татаро–монгольского ига, а с другой, — она оказалась вынужденной противостоять нарастающему давлению северо–восточной протестантской культурной и политической традиции, динамичной и агрессивной.


2.

Диалектическая антагонистическая борьба этих традиций привела к их объединению при Преобразованиях Петра Великого в новой форме государственности, Российской самодержавной военно–бюрократической империи. Самодержавная империя железной волей отторгла Общественный Договор и подавила народное сословное представительство русского народа, его духовную и культурную самобытность. Имперская государственная власть повернула Россию к новой стратегической цели, к культурной интеграции с европейскими странами, в первую очередь с такими же северными — германскими, чтобы шире осуществлять поглощение их достижений в развитии городской промышленной цивилизованности. Русская народная самобытность сохранялась только в крестьянской среде и в среде третьего провинциально–городского сословия, права которой на общественное сознание и соучастие в выработке пути развития страны были растоптаны властью в результате установления Российской империи, а потому она не имели интереса воспринимать ассимиляцию западноевропейской культуры. Дух империи отражался в полной мере только в молодой столице, в Санкт–Петербурге, портовом граде, сосредоточившем в себе бурный подъём торговой и хозяйственной активности, тогда как духовным центром русского народа, его континентальной культуры, оставалась Москва, которая оказалась на положении провинциальной столицы.

Огромные достижения в развитии промышленности, торговли, доходах государственной казны обозначили возможность отображения финансовых и производственных успехов государства в тех культурных формах, которые создавали духовную среду таким успехам. В столице Российской империи за неполное столетие совершенно утвердилось европейское самосознание правящего класса и развилась многообразная европейская культура, дав прочное основание для укоренения в стране традиции светских живописи, музыки, литературы, архитектуры, театра, градостроительства и пр. Пушкин определил Преобразования Петра Великого и перенос столицы государства к Балтийскому морю, как намерение прорубить окно в Европу. Он был не прав. Царь Пётр прорубил в Европу дверь и, против своего желания, заделал старую дверь на Восток, оставив там лишь окно, да и то прикрытое европейскими жалюзи. Да и было почему. Что мог тогда предложить Восток в сравнении с бурными достижениями Европы?

К началу ХIХ века в России сложилась уникальная духовная ситуация определённого равновесия между мощными пластами самостоятельных культур. В северной столице после царствования Екатерины Второй окончательно укоренилась и расцвела европейская просвещённость, державная горделивость которой укреплялась успехами военно–политического, хозяйственного и финансового развития этого нового Константинополя. Но одновременно, слабо затронутая западноевропейским духом старая столица, Москва, благодаря отсутствию речных и сухопутных связей с новой системой промышленного хозяйствования страны, смогла сохранить традиционную основу своего экономического существования в сельском хозяйстве и соответствующие этому существованию духовные отношения, характерные допетровской эпохе, вдохновенно отображаемые с помощью западноевропейских средств и в культуре. На стыке духовного оптимизма двух столиц и стала возможной уникальная свежесть пушкинского мировоззрения, гармоничность его континентального, чисто русского европейски просвещённого евразийства.

Урождённый представитель московской боярской аристократии юный Пушкин с жадностью и искренней охотой получал европейское образование под С. — Петербургом, в царскосельском лицее. Он тщательно изучил богатейшую сюжетную и языковую грамматическую традицию Западной Европы, многогранно заявленную в литературе и поэзии, которая помогла ему совершить огромный прорыв в качестве художественного сюжетного мышления, слабо развитого в прежнем народно–русском сочинительстве. Он в своём творчестве европеизировал московскую народную культуру, не разрушая, а наоборот, обогащая её третьесословную допетровскую самобытность ХVII века новыми европейски дворянскими и аристократическими формами светски просвещённого мировоззрения. Грибоедов, Лермонтов, Гоголь закрепили новое явление в мировой культуре, каким стала русская литература, оторвали её от пушкинского евразийства и превратили в самостоятельную европейскую традицию, что стало следствием происходивших изменений в хозяйственной жизни империи.

Постройка железной дороги С. — Петербург — Москва нанесла тяжёлый удар по московской самобытности. Дух европейского хозяйственного рационализма перевернул экономическое существование старой столицы. Поэтому развить особый евразийский романтизм Пушкина не удалось никому. Россия необратимо становилась в главных интересах власти и общества совершенно европейским государством. Дошло до того, что художественная и познавательная литература Британии, Франции стала удивлять русскую публику культурными особенностями Китая, Индии, Персии, — наших непосредственных или близких соседей.

За весь ХIХ век единственным восточным мотивом, серьёзно и основательно вошедшим в русскую духовность и культуру, был мотив туземный, связанный с завоеванием и освоением Кавказа. Но он не оказывал воздействия на цивилизационное развитие России, оставался в большей мере яркой экзотикой столкновения европейской империи с варварскими народностями и племенами, некоторые из коих часто упоминались в античной истории, что определяло особое любопытство к ним в обеих столицах.

Железные дороги за вторую половину XIX века произвели подлинную революцию в хозяйственных отношениях центральной России. Они подтолкнули бурное развитие промышленного капитализма, сельского хозяйства, потому что обеспечили многократное увеличение объёмов вывозимых в Европу товаров. Хребет экономики империи перемещался из Северо–западного региона в Великороссию, с её историческим хозяйственным и политическим центром — Москвой. Как следствие, в это время активизируется духовная жизнь Москвы, нарастает влияние славянофилов, виднейшие московские историки совершают переоценку личности Петра Великого и значения его Преобразований, при этом всё чаще звучат не просто критика, а обвинения царя Петра Первого в уничтожении русского общественного сословно–представительного единства.

Характерным проявлением возрастания роли Москвы при постепенном умалении Петербурга стало важное нововведение в облике царей и вообще мужчин царской семьи. После Николая Первого русские императоры и их родственники возвращаются к обычаю допетровской эпохи отпускать бороды и особым образом остригать их на манер московских государей. В музыке, в литературе, в живописи, в одежде год от года усиливался интерес к мифологизации допетровского времени, к допетровским царям и сюжетам, к народности, к народным сказкам. Стал возрождаться дух русского народничества в культуре, но народничества уже определённо европейского! Ибо экономический подъём в стране был определяем успехами внедрения в России промышленного капитализма, ориентацией хозяйственных отношений на европейские рынки.

Переименование в 1914 году Петербурга в Петроград, набирающая влияние идея переноса столицы государства в Москву стали следствием первостепенной значимости экономического, а потому и культурного развития Великороссии с начала ХХ столетия. Кризис феодализма в Центральной Европе, в том числе в двух наиважнейших германских империях, Австро–венгерской и Прусской, полностью подорвал ориентированную Петром Великим на германские традиции организации государственной власти феодально–бюрократическую систему государственности Российской империи. И она стала рушиться, пока не оказалась сметённой февральской буржуазно–демократической революцией 1917 года.


3.

Главной отличительной особенностью великорусского народного мировоззрения начала ХХ века от российского народного мировосприятия ХVII века было то, что оно стало вполне европейским. В частности, оно воспитывало отношение к степным тюрским племенам и народностям и татаро–монгольскому игу таким образом, что оно становилось схожим с древнерусским, то есть превратило это отношение в восточноевропейски великодержавное, носившее отпечаток явного духовного и культурно–цивилизационного превосходства.

Большевистский переворот и коммунистический режим опирались, главным образом, на это европейское самосознание великорусского народа. А рухнул коммунистический режим тогда, когда в стране наступил демографический и духовный кризис государствообразующего этноса, который обострялся по мере разрушения русской деревни и необратимой урбанизации населения Центрального региона, с одной стороны, и, с другой, — обозначилось качественное изменение в балансе экономического вклада европейской России в общий котёл экономического развития страны. Это развитие стало в большей мере определяться характером развития производительных сил Сибири, которые нарастали год от года с развёртыванием Западно–Сибирского ТПК и Красноярского промышленного региона. Однако чрезвычайно централизованная московская бюрократия оказалась неспособной эволюционно подстроиться под эти новые обстоятельства. В частности, вся культурная, духовная политика делалась в Москве, отражала традиции Московского мировоззрения и потеряла связь с процессами постепенного перемещения центра экономической, а потому и политической мощи к Уралу и за Урал.

Зарождение и становление великорусского народного характера и мировосприятия в эпоху Великой Смуты во многом определилось завоеванием Ермаком Сибири. Исчезновение восточной границы после присоединения Сибири к Московии Иваном Грозным было подобно разверзшейся бездне, было непривычно для предыдущей истории государства. Терялись привычные ориентиры, мировоззренческие устои, терялась способность власти государства проявлять себя в чётко очерченных границах. Это привнесло особую, буйную неуравновешенность в характер народа, который формировался после Народной революции, предопределило его судьбу в течение нескольких последующих столетий.

Сейчас тот народ отмирает. Чтобы государствообразующий этнос смог выжить и развиваться, он должен перейти в совершенно новое качество, и характер его обязательно станет иным. Каковы же будут главные черты его нового характера, нового мировоззрения и соответствующих им культуры, духовности?

Они будут определяться мощным развитием производительных сил Сибири и Дальнего Востока, перемещением туда интеллектуальной среды обеспечения опережающего роста производительности труда в условиях непрерывной урбанизации образа жизни подавляющего большинства населения этих колоссальных регионов. Там создаётся предпосылка появления новой, уже не византийской цивилизации на русской почве, а собственно русской цивилизации, со своими хозяйственно–экономическими и политическими интересами, которая самым непосредственным образом будет воздействовать на дальнейшую судьбу всего государства и государствообразующего народа.

Да иначе и не может быть. За последние десятилетия происходит промышленная революция за Уралом, которая захватывает область за областью, край за краем, создаёт там новые научные центры. БАМом и обустройством Западной Сибири она порождает город за городом, интегрирует в общеэкономическую структуру южную полосу Сибири и Дальнего Востока. Она приблизилась к тихоокеанскому побережью Дальнего Востока, — тем самым впервые за всю историю России по всей её территории создаётся промышленная база, необходимая для организации современного рынка с едиными требованиями к культуре производственных отношений, имеющего чётко обозначенную восточную границу. Рынок в стране приобретает характер общенационального, которому потребуется и общенациональная культура, духовность, политика, как интегрирующая различные региональные интересы с учётом веса каждого их них.

Это неизбежно отразится на цивилизационной упорядоченности, уравновешенности обновляемого русского национального характера, на быстром росте общей национальной цивилизованности, для которой станет возможной гибкая форма государственного устройства, позволяющая осуществлять политический баланс региональных общественно–политических и культурных интересов. Без чего нельзя раскрепостить производительные силы, ускорить экономическое и социально–политическое развитие страны и превратить её в подлинную мировую Сверхдержаву.

Новому русскому обществу потребуется совершенно иная литература. Экономическая мощь Сибири будет формировать соответствующее ей региональное общественно–политическое сознание, мировоззрение которого неизбежно начнёт воздействовать на общественно–национальное мировосприятие страны. Сибирь не знала крепостного права, и определяемые им нравственные искания ей чужды. Она обязательно омолодит русскую городскую цивилизационную культуру, в том числе и литературу, расширит её демократизм, точно так же, как не знавшая феодализма Северная Америка расширила демократизм английской культурной традиции, задав ей новый динамизм развития и новую цивилизационно–историческую перспективу.

И в то же время, колоссальные проекты промышленного строительства и обустройства сложнейших и обширнейших территорий, при постоянном недостатке специалистов, потребуют устойчивого и ускоряющегося роста производительности труда, такого роста, который окажется возможным только на высочайшей научно–технологической основе, заставит научно–технологическую мысль, изобретательскую мысль страны развиться до глобального размаха, до космического размаха. А это непосредственно отразиться на требованиях регионального потребителя культурной продукции к литературе, к киноиндустрии, к художественному творчеству, к фантастико–прогнозирующему его направлению, что станет способствовать организации соответствующего такой культуре общественного развития, русского общенационального развития. И литературе, как наименее зависящей от материально–финансового обеспечения, предстоит занять в таком процессе передовое место.


24 марта 1987г.



Безгласная Сибирь


1.

Мы много говорим, а ещё больше пишем о Сибири, о её поразительных… Да всё в ней поразительно! В Сибири зарождается новое качество нашей экономики, нашего отношения к миру, ещё не известная мировой истории цивилизация, частью которой нам предстоит стать. Да, всё в ней поразительно, как поразительно и то, что в европейской части страны столько ярких художественных, спортивных центров, — у каждой республики есть такие центры, воздействующие на общественное сознание, — тогда как в Сибири?.. Сколько же их в Сибири? Ни одного!!! Больше того, из Сибири выкачиваются ярчайшие спортивные, творческие таланты, а мы образованной, современно мыслящей молодёжи внушаем, как там хорошо, какие перспективы, но… только на стройках, на заводах!

А что, если затронуть вопрос о нравственной стороне сложившегося status‑quo? Да какая уж тут нравственность, когда на глазах десятков миллионов болельщиков хоккея, к примеру, идёт настоящее разворовывание талантов, подрывая неокрепшие традиции этого спорта на Урале, в Сибири. И с точки зрения завтрашнего дня государства эта нынешняя политика, если её продолжать в отношении Зауралья, становится неумна, недальновидна.


2.

В начале следующего тысячелетия молодой человек, неспособный естественно воспринимать восточные регионы, Тихий океан частью своего Отечества, обречён на духовную, культурную, социальную неполноценность. Образование детей уже отстаёт от задач завтрашнего дня, по сути, калеча их, — что видно хотя бы по тому, как трудно хотя бы амурскому тигру, нашему национальному животному, пробиться в сказки, в талисманы массовых мероприятий, в поговорки, то есть повадки которого мы не знаем, не понимаем, не умеем сопоставлять с определёнными характерами людей. Он чужой детям, чужой нам.

То же можно сказать и о большей части Сибири, по преимуществу горной страны. Вся волна хлынувших за последние десятилетия на экраны фильмов–сибириад в нашем кино и на телевидении похожа на фильмы европейцев об американских индейцах, даже хуже, потому что там хотя бы видна опора на своеобразный стиль вестерна, — у нас же просто идёт подгонка московской культурной традиции под изображение сибирской туземной же можно сказать и о большей части Сибири, по преимуществу горной страны. Вся волна хлынувших за последние десятилетия на экраны фильмов–сибириад в нашем кино и на телевидении похожа на фильмы европейцев об американских индейцах, даже хуже, потому что там хотя бы видна опора на своеобразный стиль вестерна, — у нас же просто идёт подгонка московской культурной традиции под изображение сибирской туземной "экзотики". Эти сибириады более способствуют развитию туризма, нежели развивают в нас осознание экономической и политической роли восточных регионов в общем развитии страны и государства. Ибо диалектика формирования нового духовного мировоззрения такова, что его нельзя создать без противоборствующего взаимообогащения регионально развивающихся традиций культурной жизни. экзотики". Эти сибириады более способствуют развитию туризма, нежели развивают в нас осознание экономической и политической роли восточных регионов в общем развитии страны и государства. Ибо диалектика формирования нового духовного мировоззрения такова, что его нельзя создать без противоборствующего взаимообогащения регионально развивающихся традиций культурной жизни.

Сибири давно уже пора иметь свою собственную художественную, спортивную столицу общенационального значения. Можно себе представить, к примеру, где была бы сибирская наука, важнейшая составная часть науки страны, если бы в своё время вместо создания Сибирского Отделения Академии Наук был шумно провозглашён лозунгбири давно уже пора иметь свою собственную художественную, спортивную столицу общенационального значения. Можно себе представить, к примеру, где была бы сибирская наука, важнейшая составная часть науки страны, если бы в своё время вместо создания Сибирского Отделения Академии Наук был шумно провозглашён лозунг "Превратим Сибирь в край современной науки!" Нужно смотреть правде и логике исторических закономерностей в глаза. Героическая эпоха романтики освоения Сибири с завершением строительства БАМа уходит в прошлое. Для привлечения в Сибирь молодых специалистов нужна новая романтика, соответствующая новому времени, романтика творчества, романтика современнейшей высокотехнологичной промышленности, романтика задорного и демократичного цивилизационного взгляда на мир, традиции чего и должна закладывать и развивать духовная столица Сибири. Превратим Сибирь в край современной науки!"Нужно смотреть правде и логике исторических закономерностей в глаза. Героическая эпоха романтики освоения Сибири с завершением строительства БАМа уходит в прошлое. Для привлечения в Сибирь молодых специалистов нужна новая романтика, соответствующая новому времени, романтика творчества, романтика современнейшей высокотехнологичной промышленности, романтика задорного и демократичного цивилизационного взгляда на мир, традиции чего и должна закладывать и развивать духовная столица Сибири.


3.

Нам нужна такая духовная столица в Сибири, художественная продукция которой создавала бы в нашем представлении иное русское видение окружающего мира. Это тем более необходимо, что сибирская земля не знала рабства, позора крепостничества, что создаёт замечательные предпосылки для появления перспективного цивилизованного искусства, демократичного, здорового, прогрессивного с точки зрения обновления общественного сознания в России. Надо смотреть в завтрашний день, когда логикой роста потребностей, перемещения потребностей в область духовных запросов, необходимых здоровому социально–общественному развитию, традиционный приоритет во внимании наших европейских культурных центров к столичным бюрократическим и интеллигентским интересам окажутся не отвечающими современному мировоззрению и станут проигрывать американскому массовому искусству.

Автору как‑то в одной из центральных газет попалась на глаза статья с упрёками секретаря приморского крайкома в адрес писателей. Мало‑де писатели пишут о крае, — приезжают в командировки, везде их повозят, покажут, чем живут люди, а произведений об этом почти нет. Во–первых, подобная неудовлетворённая потребность жителей дальневосточного края увидеть художественное изображение своей жизни само по себе тревожный сигнал. А во–вторых, важно понять, почему же не пишется? Если писатель талантлив и искренен, не пишется ему потому, что он честен, потому что он чувствует особый мир региона, в который проникает влияние соседних культур, проявляющееся в нюансах, коих он не может знать, а писать о том, что не знаешь, и попасть впросак ему стыдно. А с другой стороны, ему не на что опереться, негде искать поддержки воображению без опоры на традиции самостоятельной культуры этого края, традиции цивилизационной, современной.

Надо иметь огромную личностную самоотверженность, чтобы подобно Валентину Распутину жить в Иркутске и быть писателем. Ибо трудно представить здоровое развитие большого городского писателя без единомыслия столь же талантливых актёров, режиссёров, художников, создающих особую атмосферу, раздражающих взаимную особую потребность в полнокровном творческом самовыражении. Достаточно спросить хорошего хозяйственника, может ли современное предприятие работать без должной инфраструктуры, чтобы получить категорический ответ — нет, не может! Но ведь среда разнообразной творческой активности для писателя та же самаядо иметь огромную личностную самоотверженность, чтобы подобно Валентину Распутину жить в Иркутске и быть писателем. Ибо трудно представить здоровое развитие большого городского писателя без единомыслия столь же талантливых актёров, режиссёров, художников, создающих особую атмосферу, раздражающих взаимную особую потребность в полнокровном творческом самовыражении. Достаточно спросить хорошего хозяйственника, может ли современное предприятие работать без должной инфраструктуры, чтобы получить категорический ответ — нет, не может! Но ведь среда разнообразной творческой активности для писателя та же самая "инфраструктура", которая помогает ему творить на уровне современных запросов общества и не выродиться в провинциального отшельника. инфраструктура", которая помогает ему творить на уровне современных запросов общества и не выродиться в провинциального отшельника.


4.

Положение дел вокруг Байкала не есть что‑то из ряда вон выходящее, как может показаться на основании поднятой экологами и центральными средствами информации шумихи. Но является следствием всей сложившейся московской бюрократической политики в отношении Сибири, политики метрополии в отношении сырьевой полуколонии. Невозможно спасти Байкал запретами и особыми законами. Будет запрещено промышленное строительство, возьмутся загрязнять озеро туристы из других регионов, будут мыть машины автомобилисты… Менять нужно саму культурную почву, порождающую безответственное отношение к природе Сибири. Если Сибирь культурно безгласная, туземная, придаточная к Европейской части страны, то массовое отношение к ней будет соответствующим. И положение дел с течением времени будет только ухудшаться и ухудшаться.

Читаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", таешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться оттаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", таешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. особого"отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде -таешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", таешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться оттаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", таешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсытаешь Гончарова, Чехова, слышишь вальсы "На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. На сопках Манчжурии", "Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. Амурские волны", и поражает, насколько глубоко за последние полвека пустило в нас корни хищничество ко всему, связанному с восточными регионами. Ведь не было же этого ещё в начале века! А сейчас даже в лучших побуждениях мы не можем избавиться от "особого" отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. особого"отношения к ней. Почему, к примеру, нас не возмущают нелепые призывы, вроде — "Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития. Послужить Отечеству Сибирью"? Никому же и в голову не придёт сказать такого о Подмосковье, о Белоруссии и т. д. Подмосковье, выходит, Отечество, а Сибирь это придаток, некий клад или инструмент для удобства европейского хозяйствования, так, что ли? Нет. Если кто и должен служить чему, так это мы ей, включая чиновников и бюрократов столицы. Служить, как неотъемлемой части Отечества, за то огромное счастье, что она наша, что она дала нам поразительную историческую судьбу, что показала нам такие стороны нашего русского характера, какие достойны восхищения и самых высоких слов в человеческом языке. Нам следует быть благодарными Сибири за то, что она вошла в плоть и кровь нашего бытия, нашего отношения к миру, да и вообще к Земле, давая огромную историческую перспективу развития.


 15 дек.1987г.






Урал или Каменный Пояс

I.

В истории русской государственности называемый сейчас Уралом горный хребет последние три столетия играл особую роль мистического пограничья. За ним как бы начиналась тоже русская, но совсем другая, бескрайняя и таинственная земля под названием Сибирь. Но так было не всегда.

В первой древнерусской летописи «Повести временных лет», то есть ещё в XI веке, русские называли этот горный хребет ПоясовымБольшим Камнем, или же Земным Поясом. Название было укоренённым в русском сознании, сохранялось многие века. В XVI веке на первой карте Московского государства — «Большом Чертеже» хребет под названием «Большой Камень» был изображён в виде горного пояса, с которого берут начало множество рек. И только с XVIII века имперская государственная власть сверху принялась навязывать русскому населению слово Урал. Вначале так обозначили только южную часть Каменного, Земного Пояса. А затем название закрепили за всем хребтом. Почему это понадобилось государственной власти?

Ни одно государство не в состоянии развиваться без ясно очерченных границ, в пределах которых действуют вполне определённые законы этого государства. И развитие конкретного государства напрямую зависит от повсеместного укрепления в нём власти закона. Если повсеместного укрепления власти закона не происходит, можно делать безошибочное заключение, что нет и развития данной формы государственного устройства. Подтверждение чему проявляется наглядно и поучительно при всяческих кризисах политических отношений в том или ином государстве, когда государственная власть оказывается больше не в состоянии справляться с ростом беззакония, крайней формой которого становятся хаос и гражданская война.

Для того чтобы закон выполнялся, должна действовать власть, которая осуществляет поощрение или наказание соответственно за подчинение закону или за нежелание его признавать. Власть дееспособна, то есть выказывает способность осуществлять поощрение и наказание, в таких только условиях, когда каждому не желающему признавать над собой законы страны негде избегнуть их требований, куда бы он ни попытался ускользнуть. Чтобы в государстве на всей его территории могли осуществляться необходимые мероприятия власти, вокруг него должны быть другие государства, стремящиеся добиться того же, или, по крайней мере, чётко проведённые и поднадзорные границы, в том числе географические, частным случаем которых является береговая граница, у островного государства превращаемая в единственную границу как таковую. И чем чётче контролируется граница с другими государствами или на природных препятствиях, усложняющих перемещение людей, тем быстрее возможно укрепление власти закона и, таким образом, укрепление способностей государственной власти проводить деятельную и энергичную политику, деятельное и энергичное руководство страной.

Одна из главных проблем русской государственности всю её историю была огромность территории, чрезвычайное различие образа жизни населения на разных её частях и невозможность выполнять законы государственной власти повсеместно, — их либо не понимали в силу туземной отсталости, либо избегали на малоосвоенных и малолюдных землях. Поэтому закон часто подменялся чиновным произволом государственной власти, вынуждаемой к этому самими обстоятельствами, — без устрашения произволом на огромных пространствах возникал соблазн не обращать никакого внимания на политические задачи столичной власти и не подчиняться ей.

Причина такому положению вещей была в условиях, которые определяли становление русского государства на огромных равнинах Восточной Европы. Московская Русь, а затем Россия оказывались, в конечном итоге, значительно сильнее возникающих вокруг неё других государств и завоёвывала, поглощала их тем или иным способом, полностью или частично, так что на некоторых направлениях ей приходилось устремляться к чисто природным ограничениям самой себя. Временами в течение столетий страна оказывалась перед фактом отсутствия некоторых границ вообще. К примеру, перед царствованием Ивана IV Грозного Московская Русь не имела никаких южных границ. На Юге она была вынуждена использовать в качестве ограничения расширению своей государственности степь, строя оборонительные рубежи для отражения шедшей из степи страшной опасности в виде набегов диких кочевников и разбойных татарских отрядов. В то же время на Востоке она была ограничена договорными отношениями с татарскими ханствами Поволжья. Но когда Иван Грозный покорил все Поволжские ханства, а Ермак разгромил Сибирское ханство, московское государство оказалось не только вовсе без восточных границ, потому что больше государств на востоке не обнаруживалось, но и без какого‑либо средства управления вдруг проявленными устремлениями русских земледельцев, охотников за пушниной переселяться в бескрайние, слабо заселённые восточные пространства северной Азии.

Для русских людей вдруг появились неслыханные, невероятные возможности избегать законов всем, кто не желал их терпеть в европейской Руси. Для этого надо было лишь бежать за Каменнный Пояс, в Сибирь. Государственная власть стала терять способность поощрять и наказывать в соответствии с существующим правом и для своего сохранения сползала к произволу. А теряя моральный авторитет и контроль над страной, над подданными, она начала разваливаться. Из‑за вынужденного произвола царей Московская Русь политически одичала, стала беспомощной перед интервенцией с Запада, её десятилетия терзали грабежи, разорения и внутренняя война всех против всех, — война, которая была названа Великой Смутой и едва не смела государство с лица земли.


II.

Стремительный рост страны вширь, на Восток не только не укрепил её могущество, но наоборот, страшно ослабил, едва не погубил. От гибели Московскую Русь спасли два принципиально новых политических основания государственной власти, которые были выработаны и признаны в результате тяжелейших и кровавых проб и ошибок. Они стали следствием, если так позволительно выразиться, жестокого естественного отбора форм управления в условиях беззакония и безвластия. Во–первых, новые поколения русских людей совершили революционный прорыв в совершенно новое качество общественной организации отношений государственной власти и подданных, отношений сословно–представительных, то есть отношений между сословиями великорусского народа, — они возникли тогда только, когда стало появляться, рождаться в горниле Великой Смуты великорусское народное самосознание! А во–вторых, вероятнее всего неосознанно, вследствие перебора разных подходов к решению проблемы восстановления роли законов, которую не удавалось решить без превращения Каменного Пояса в некий символ границы, без того, чтобы на Каменный, Земной Пояс исподволь распространился православный дуализм. Постепенно начало формироваться как бы духовное разделение огромной страны на две части. В одной из них, европейской, где был центр государственного управления, обитала духовность добра, духовная благодать; а в другой — азиатской, было средоточие зла, горя, страдания. И разделить эти части призван был протянувшийся с крайнего севера на юг каменнопоясный хребет.

Подчеркнём ещё раз. Исконно русское прозвание этого горного хребта было Земной, Каменный Пояс, прозвание широко распространённое, поэтически образное, притягательное. Конечно, оно не могло выполнять вышеуказанную задачу создания мистической границы между европейской Русью и Сибирью. Поэтому оно сверху, государственной властью стало устойчиво вытесняться и заменяться словом Урал, в котором будто слышалось урчание сторожевого пса, — словом непонятным, перевод которого так и не был найден, а потому особенно пригодным для мистификации, — словом татарской языковой обработки, а потому уже вызывающим у русских людей подсознательную, укоренённую за века ига настороженность. Это слово будто предупреждало, что за горным хребтом таится смутная опасность. Если вначале целые области за Каменным Поясом осваивались добровольно и довольно большим притоком переселенцев из ряда русских городов, то с восстановлением после Великой Смуты новой, великорусской государственности в народном сознании под воздействием православного дуализма стали укореняться представления о Сибири, как о заселяемой, главным образом, преступниками, справедливо наказанными царскими законами. А сутью наказаний преступников было изгнание из земель добра, из земель Святой Руси в земли России же, но туда, где царило зло, где не было святости. Вряд ли архангельские земли были климатически в лучшем положении, чем большинство земель южной Сибири, — пожалуй, даже наоборот. Но они были землями европейскими, доуральскими, а потому Соловки и сам Архангельск являлись составной частью Святой Руси, отнюдь не представлялись в народном сознании местами всяческих лишений, горя, болезней и страданий, как сибирские поселения. И ссылка осуждённых на крайний Север в европейской части России виделась народному сознанию неизмеримо меньшим наказанием, чем ссылка в Сибирь. Не случайно, именно после Великой Смуты слово Урал стало проникать в государственное церковное и чиновное делопроизводство, чтобы в конечном итоге закрепиться в нём, вытеснить русское наименование.

За время с восемнадцатого столетия Урал постепенно обрёл самостоятельный смысл, стал представляться не просто горным хребтом, обозначающим восточный край Европы, или точнее сказать, европейского континента. В нашем и европейском культурном мировосприятии он стал восприниматься неким преддверием самого страшного места на планете, в котором теряется индивидуальная воля и всё подчиняется неограниченному государственному насилию над судьбами миллионов людей, куда попадают не столько по доброй воле, сколько в кандалах и под конвоем. Такой пограничный образ Урала способствовал ускоренному наращиванию власти закона в европейской части страны, что предопределило её быстрое экономическое и культурное развитие в эпоху за Петровскими Преобразованиями, значительно более быстрое, чем развитие Зауралья и Сибири.


III.

Транссиб, то есть железнодорожный путь, проложенный через всю страну в самом конце ХIХ века, произвёл колоссальное потрясение всего предшествовавшего опыта государственного строительства России. Он вызвал бурное становление единого рынка страны, неимоверно расширил этот рынок и привёл его в погранич­ное соприкосновение с рынками Китая, Японии, других стран тихоокеанского бассейна. Таким образом, наконец‑то у империи появились средства преобразовать восточные туземные территории в экономически, культурно и политически развивающиеся земли с собственными границами, с собственными базами для ведения государственной политики, в том числе в Тихом океане. Особенно убедительно это показала русско–японская война 1905 года. Со времён Ивана Грозного Россия не вела пограничных войн с восточными государствами, не имела восточной межгосударственной политики, и русско–японская война до основания потрясла русское мировосприятие, после Петра Великого отчётливо западное, проевропейское.

За какие‑то десять лет освоения Транссиба духовно–политическая роль Урала в жизни страны изменилась до неузнаваемости. Неудачи русско–японской войны высветили это с предельной ясностью. События, которые последовали за поражением русской армии в Манчжурии: моральное разложение мировоззренчески не готовых к серьёзным восточным войнам войск, захват солдатами железнодорожных эшелонов, волна хаоса, пьянства, бессмысленной массовой гибели, которая покатилась по Транссибу, неудержимо устремилась к европейской России, и была остановлена только у Волги, но всё же отразилась восстанием в Москве, — эти события поразили и напугали прозападную интеллигенцию и государственную власть царского самодержавия. Они показали, сколь кровной стала зависимость одних регионов России от других и от появления восточных границ с другими государствами. Надо было срочно менять всю политику в отношении Урала и особенно Зауралья, так как невозможно стало усиливать власть закона в европейской части страны, не подтянув самыми решительными мерами власти закона в Сибири и на дальневосточном Приморье. Ибо под воздействием развития единых рыночных отношений экономическая и политическая отсталость Зауралья начинала засасывать, опускать до своего уровня остальную Россию, стаскивать её к культурному и политическому одичанию, несущему угрозу второй Великой Смуты.

Выход был только один. Ускоренно, любой ценой провести хозяйственное освоение Сибири и Приморья, на его основе создать общероссийскую экономическую, духовную и политическую культуру нового бытия государства. Но тут же встал вопрос: как этого добиться, какими средствами, мобилизацией каких возможностей и ресурсов?

Ответ на такой вопрос вырисовался тоже один. Решительным становлением русского капитализма и русской индустриализации, за счёт порождаемого ими взрывного роста производительности общественного труда, использования новых источников энергии и материалов. П. Столыпин потому и оказался на вершине исполнительной и молодой законодательной власти, олицетворяемой Государственной Думой, потому и получил почти диктаторские полномочия, что он единственный из близких старой власти деятелей предложил конкретную политику революционно–эволюционного врастания империи в капитализм. Остальные государственные мужи остались в моральной прострации, так и не оправились от потрясений их мировоззрения, лишь пассивно и апатично реагировали на события. В начале ХХ столетия государственная машина, правящий класс второй раз за триста лет были сломлены Сибирью. Второй раз за триста лет Сибирь подтолкнула падение государственного организма, который не в состоянии был политически отразить её существование, а так же существование западноевропейского капиталистического мира, западноевропейской индустриальной цивилизации, без интеграции в которую быстрое развитие производительных сил Сибири оказывалось неосуществимым. И если П. Столыпин предложил политику поворота страны к развитию капитализма, главным образом сельскохозяйственного, но не смог обосновать мер по необходимой ускоренной индустриализации, то В. Ленин, по сути, единственный, кто предложил политику всеохватной, тотальной индустриализации через социалистическую революцию и режим диктатуры пролетариата.

Если поставить цель отыскать главную доминанту, красную нить мучительного строительства государственности России в двадцатом веке, она обнаруживается без особого напряжения мысли. Это задача сохранения целостности государства при мобилизационном подтягивании хозяйственного, экономического развития Сибири и дальневосточного Приморья за счёт человеческих, материальных и моральных ресурсов русской европейской России. И эта задача в общих чертах решена советской государственной индустриализацией страны.

Но её завершение порождает другую острейшую политическую задачу, — задачу духовного объединения России. А эта задача не разрешаема, пока в нашем мировосприятии остаются традиции культурного разделения страны Уралом. Проблема не только в укоренённом эгоцентричном европейском взгляде на Зауралье. Но и сибиряки традиционно тоже видят в Урале некую границу, за которой уже совсем иная Россия, и они о той России далеко не лестного мнения. С этим придётся считаться при необратимой городской демократизации государственных отношений.

Мистический страж разделения страны на европейскую и азиатскую части должен рухнуть, умереть, отправиться в историческое небытие. И символом такой его смерти обязательно должно стать возвращение горному хребту прежнего, исконно русского имени — Каменного Пояса. Если Урал разделял страну на “хорошую” часть и часть “плохую”, то Каменный Пояс в состоянии разрушить навсегда этот устаревший, изживший себя дуализм. Каменный Пояс словно перепояшет единое тело Великой России, станет её украшением и символом нерушимого, органичного единения, экономического, политического, культурного и духовного, становясь символом сближения и единения глубинных интересов Европы и северной Азии, стран Европы и Тихого океана. Иначе Сибирь опять приведёт русское государство к катастрофическому кризису, на этот раз способному развалить его на несколько государственных образований.

март 1991 года




ГОРООДНИКОВ Сергей