BzBook.ru

История экономической мысли. Курс лекций

Агапова Ирина Ивановна История экономической мысли. Курс лекций

Предисловие

Всякое значение по всей природе исторично, и всякая деятельность людей непременно опирается на опыт предшествующих поколений.

На данном этапе у нас существует довольно определенное представление о законах функционирования рыночной экономики, изложенных в учебниках по курсу «Микроэкономика» и «Макроэкономика». Но это не дает нам основание пренебрежительно относиться к экономистам прошлых эпох только на том основании, что мы знаем больше них. Да, это так, но все, что мы знаем, мы знаем благодаря им.

Своеобразную философию рыночного хозяйства с его принципом «невидимой руки» нам оставил в наследство великий экономист, основатель классического направления в экономической науке — Адам Смит. Надо сказать, что классическая политическая экономия оказала огромное влияние на все последующее развитие экономической науки. Не случайно в данной работе этому направлению посвящена самая большая глава (Лекция 3, написанная совместно с к.э.н. Акуленком Д.Н.).

И в настоящее время одним из ведущих направлений экономической науки является неоклассическое направление, взявшее за основу постулаты именно классической политической экономии. В курсе лекций по истории экономической мысли рассматривается весь процесс эволюции экономической науки, поэтому большое внимание уделяется и другим экономическим школам (как критического, так и конструктивного плана). Цель данной работы — показать тот путь, который прошла экономическая наука, ислледовать развитие взглядов на основные экономические проблемы общества и трактовки базовых экономических категорий. В учебнике сделана попытка не только представить различные экономические школы в их исторической последовательности, но и показать их взаимозависимость и взаимовлияние, полнее выявить связи прошлого с настоящим и перекинуть мосты к актуальным вопросам современности.

Определенное внимание в учебнике уделено и развитию русской экономической мысли, при этом акцент делается на специфике последней, на том, что отличает ее от западноевропейской экономической науки.

Учебник дает возможность студенту овладеть основными знаниями, входящими в курс «История экономических учений». Экономист, знакомый с историей своей науки, всегда будет глубже смотреть на вещи, чем тот, кто изучил только курсы позитивных экономических дисциплин.

Автор выражает надежду, что данная работа вызовет интерес к творчеству экономистов, представленных в данном изданнии и заставит обратиться непосредственно к их трудам. И в этой связи хочется вспомнить высказывание А.С.Пушкина, что «следовать за мыслью великого человека есть наука самая занимательная».

ЛЕКЦИЯ 1. У ИСТОКОВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

1. Экономическая мысль древней Греции и древнего Рима

Почему мы начинаем изучение курса «История экономических учений» с рассмотрения взглядов мыслителей Древней Греции? Неужели до них человечество не имело никакого представления об экономике? По всей видимости, это не так, если учесть, что экономика так же стара, как и человеческое общество. Но поскольку экономическая мысль первоначально не отделяется от других форм мышления об обществе, точно определить ее первые проявления невозможно. При желании можно доказать, что первым экономическим произведением является Библия. Это вопрос пристрастий автора и спор здесь был бы бессмысленным.

Итак, почему же все-таки с экономической мысли Древней Греции начинается наш курс? Во-первых, мы отдаем дань уважения людям, которые дали науке имя. «Экономика» — слово древнегреческого происхождения, дословно означает «домоводство». Впервые встречается у греческого мыслителя Ксенофонта, являясь заглавием сочинения, в котором рассматриваются разумные правила ведения домашнего хозяйства и земледелия. Кстати, такой смысл (наука о домашнем хозяйстве) это слово сохраняло в течение веков. Но не только этим определяется наше внимание к экономическим взглядам данной эпохи.

Экономическая мысль это не просто сумма наблюдений и сведений о хозяйственной жизни. Она предполагает известное обобщение, абстракцию, т. е. определенный экономический анализ. Первым, кто подверг анализу экономические явления и попытался выявить закономерности развития общества стал древнегреческий мыслитель Аристотель (384–322 г. до н. э.). Поэтому его можно с полным правом назвать первым экономистом в истории науки.

На взглядах Аристотеля мы остановимся подробнее, поскольку:

во-первых, его экономические воззрения получили развитие в экономической мысли средневековья, можно сказать, что в определенной степени вся она покоится на так называемых догмах Аристотеля.

а во-вторых, что более для нас важно, Аристотель первый поставил проблему, которая стала центральной для экономистов на протяжении многих столетий и до сих пор является предметом дискуссий.

Вопрос на первый взгляд простой: «Чем определяется пропорции обмена товаров?» Или, другими словами, что делает товары сравнимыми? Именно ответ на данный вопрос разделил экономистов на два самых крупных течения в истории экономической мысли: сторонников трудовой теории стоимости, и сторонников различных вариантов теории, суть которых в том, что стоимость является категорией субъективной и выводится из оценки людьми полезности товара. У самого Аристотеля существовало несколько точек зрения на решение данной проблемы. В его трудах можно найти и зачатки трудовой теории стоимости, и упоминания о том, что в основе пропорций обмена товаров лежит их полезность, и утверждение, что сравнимыми товары делают деньги, которые являются общей для всех потребностью. Но не будем искать исчерпывающего ответа на этот вопрос у Аристотеля. Его вклад в историю экономической мысли уже в том, что он четко сформулировал проблему. А четко сформулировать проблему — наполовину ее решить.

Интересен Аристотель и в своем анализе капитала, который в античном мире существовал в торговой и денежной форме. Для его анализа он даже вводит новый термин «хрематистика». Под хрематистикой Аристотель понимал деятельность, направленную на извлечение прибыли, на накопление богатства, в отличие от экономики — как деятельности, направленной на приобретение благ для дома и государства. При этом первую форму организации хозяйства Аристотель считал противоестественной, а его особое негодование вызывал процент, который он расценивал как самую противоестественную форму дохода, ибо, по его мнению, деньги предназначены лишь для обмена и не могут родить новые деньги. Согласно взглядам Аристотеля, процент представляет собой «выгоду» за счет должника, которую присвоил ростовщик и тем обогатился и это присвоение есть выражение его порочной алчности и скупости. Ростовщик присвоил процент несправедливо, так как он его не создавал, а вынудил отдать себе, сделав деньги источником приобретения новых денег, встав на путь коренного извращения их природы.

Анализируя природу денег, Аристотель настаивал на том, что деньги являются результатом соглашения между людьми и «в нашей власти сделать их неупотребительными». Но и здесь его позиция двойственна. Различая экономику и хрематистику, Аристотель подчеркивает, что если деньги относятся к «экономике» — то это знак стоимости, обусловленный законом или обычаем, а если к «хрематистике» — то они выступают как реальный представитель неистинного богатства. Более того, именно с изобретением денег происходит разрушение экономики, превращение ее в хрематистику, в искусство делать деньги. А в искусстве наживать состояние «…никогда не бывает предела в достижении цели, так как целью здесь оказывается беспредельное богатство и обладание деньгами… Все, занимающиеся денежными оборотами, стремятся увеличить свои капиталы до бесконечности». Поэтому и богатство, к которому стремиться хрематистика, безгранично. Аристотель с сожалением констатирует, что из экономики неизбежно вырастает хрематистика. В современных терминах это признание означает, что из простого товарного производства неизбежно вырастают капиталистические отношения.

Среди прочего, волновала Аристотеля и проблема установления справедливости в обмене. Обмен, по Аристотелю, есть особая форма уравнивающей справедливости, где проявляется принцип равенства, эквивалентности. Но равенство невозможно без соизмеримости. Однако трудно предположить, чтобы разнородные предметы были соизмеримы, т. е. качественно равны. Отсюда Аристотель делает вывод, что приравнивание может быть чем-то чуждым истинной природе вещей, искусственным приемом. И таким искусственным приемом становится их соизмерение посредством денег. Являясь сыном своего времени, Аристотель не мог принять мысль о равенстве труда социально неравных людей (рабов и граждан) и потому встал на позицию бесполезности поисков соизмеримости товаров трудом, его продолжительностью. С другой стороны, и в этом опять проявляется двойственность позиции Аристотеля, в составе издержек производства он придавал наибольшее значение именно труду. В конечном счете, Аристотель приходит к выводу, что обмен на принципах справедливости означает обмен «по достоинству». Он утверждает, что зная истинное достоинство обменивающихся лиц, можно установить пропорции обмена. И приводит следующий пример: если 100 пар обуви = 1 дому, а достоинство строителя вдвое больше достоинства сапожника, то строитель относится к сапожнику как 200 пар обуви к одному дому. И именно такое соотношение обмена должно считать справедливым. Как видим, в античном мире экономические и этические проблемы еще не рассматривались порознь.

Но этическая направленность экономической жизни скорее характерна для древнегреческих мыслителей, в то время как для древнеримских мыслителей, исследующих экономические проблемы, на первый план выходят практические вопросы, связанные с рациональной организацией крупного хозяйства рабовладельческого типа.

Представителем этого направления экономической мысли был Марк Катон (234–149 г. до н. э.). Этот автор не только разрабатывал критерии выбора земли для организации хозяйства (хороший климат, поблизости — богатый город и удобные средства сообщения), но и давал подробные рекомендации по определению структуры угодий, которые можно рассматривать как шкалу доходности отраслей сельского хозяйства.

Катон давал рекомендации и по организации подневольного труда. Как экономист-практик, Катон пытался установить оптимальные пропорции элементов производства специализирующихся рабовладельческих хозяйств, огромную роль отводя при этом хозяину поместья. По его мнению именно «хозяйский глаз» является важнейшим фактором организации труда в поместье.

Представляет интерес и взгляды Ю.Колумеллы (1 век до н. э.), который первый в истории античной мысли поставил проблему интенсивного пути развития рабовладельческого хозяйства, при этом считая необходимым условием интенсификации хозяйства — реорганизацию рабского труда. Колумелла рекомендовал использовать все методы превращения рабов в усердных работников: от тюрьмы в подвале до обмена шутками с рабами и совместного обсуждения новых работ. Можно рассматривать последние предложения как зачатки «теории человеческих отношений», получившей широкое распространение во второй половине двадцатого века.

Как видим, в древнем Риме круг рассматриваемых экономических вопросов сводился к вопросам обеспечения эффективности ведения хозяйства и рационального сочетания факторов производства. К слову сказать, в последней трети девятнадцатого века именно эти вопросы стали центральными для экономической теории и в настоящее время представляют собой существенную часть современного курса «Микроэкономика».

Возвращение к философским, этическим аспектам экономических вопросов связано с экономическими воззрениями представителей средневековья.

2. Экономическая мысль средневековья

Как уже упоминалось, экономическая мысль средневековья в значительной мере опиралась на труды Аристотеля, в частности на положения, которые получили название «догмы Аристотеля». Это влияние видно и в экономических взглядах крупнейшего мыслителя средних веков Ф.Аквинского (1225–1274).

Напомню, что Аристотель одобрительно относился к тому виду хозяйствования, который сводился к приобретению благ для дома и государства. Эта естественная (по мнению Аристотеля) хозяйственная деятельность, получившая, со времен Ксенофонта, название «экономика», включала и обмен в пределах, нужных для удовлетворения разумных личных потребностей. В то же время деятельность, направленную на обогащение, т. е. деятельность торгово-ростовщического капитала, Аристотель характеризовал как противоестественную, назвав ее «хрематистикой».

Вслед за Аристотелем, Ф Аквинский развивает мысль о естественности натурального хозяйства и в связи с этим производит деление богатства на естественное (продукты натурального хозяйства) и искусственное (золото и серебро). Последнее, по мысли Ф.Аквинского, не делает человека счастливым и приобретение такого богатства не может быть целью, т. к. последняя должна состоять в «нравственном усовершенствовании». Это убеждение вытекает из идеологии христианства, где экономические интересы должны быть подчинены подлинному делу жизни — спасению души. В средневековой теории нет места такой экономической деятельности, которая не связана с моральной целью. И потому на каждом шагу существуют ограничения, запреты, предупреждения не позволять экономическим интересам вмешиваться в серьезные дела.

В соответствии с догмами Аристотеля и традициями католической церкви, Ф. Аквинский осуждал ростовщичество, называя его «постыдным ремеслом». Он писал, что, давая деньги в рост, кредиторы, стремясь представить сделку честной, требуют процент как плату за время, предоставляемое им заемщику. Однако время — это всеобщее благо, данное Богом всем в равной степени. Таким образом, ростовщик обманывает не только ближнего, но и Бога, за дар которого он требует вознаграждения. Среди средневековых философов общим было убеждение, что ростовщики недостойны честного имени и излишни для общества, так как не доставляют ему необходимых для жизни предметов. Однако в отношении торговли средневековые схоласты, в том числе и ФАквинский, считали, что она представляет собой занятие законное, поскольку различие в природных богатствах разных стран свидетельствует о том, что она предусмотрена Провидением. Торговая прибыль сама по себе не вносит ничего порочного в экономическую жизнь и может быть использована для честной цели. К тому же прибыль может являться платой за труд, если произошла продажа вещи, «измененной к лучшему». Но в то же время торговля — это опасное дело (в плане искушения) и человек должен быть уверен в том, что занимается ею ради всеобщей пользы и что прибыль, которую он извлекает, не превышает справедливой оплаты его труда.

Интересен у Ф. Аквинского и взгляд на частную собственность и проблему справедливости. Как известно, в раннем христианстве идея равенства воплотилась в идее отказа от частной собственности, обобществления имущества и в утверждении всеобщей обязанности трудиться. В соответствии с давними традициями христианства труд у Ф Аквинского получил позитивную оценку как необходимый для жизни, избавления от праздности, укрепления нравственности. В то же время, вслед за Аристотелем, Ф. Аквинский отвергает идею о равнозначности всех видов труда, рассматривая физический труд как рабское занятие. Значительные трудности возникают с проблемой оправдания частной собственности. Отходя от идей раннего христианства, мыслители средневековья утверждают, что частная собственность необходима, по крайней мере, в этом несовершенном мире. Когда добро принадлежит отдельным людям — люди больше работают и меньше спорят. Поэтому необходимо терпеть существование частной собственности как уступку человеческой слабости, но в тоже время сама по себе она отнюдь не желательна. Господствовало мнение, по крайней мере в области нормативной этики, что имущество, даже в наилучшем случае, представляет собой некоторое бремя. При этом оно должно быть добыто законным путем, принадлежать как можно большему числу людей и давать средства для помощи бедным. Пользоваться им нужно по возможности сообща. Его обладатели должны быть готовы делиться с теми, кто в нужде, даже если нужда их не достигает нищеты. Философским обоснованием этих положений являются: идея справедливого Бога и идея ограниченности количества материальных благ. Последняя своими корнями уходит в язычество, к господствующим в период распада родовой жизни представлениям, что чрезмерно удачливый земледелец или охотник — колдун и вор. Если кто-то получил лучший урожай, значит, он украл его у соседа и этот урожай — «духов урожай». Здесь мы видим идею замкнутой вселенной с постоянной, не изменяющейся суммой благ. Отсюда и желание поровну разделить, вследствие чего у всех будет все необходимое и ни у кого не будет излишка. Следует отметить, что это не только область нормативной этики: благотворительность в средние века была огромна, но сколь расточительна, столь и безрезультатна.

Неприятие чрезмерного богатства связывает средневековых схоластов не только с Аристотелем, но и с Платоном. У последнего целью идеального государства является «изгнание неблагородной страсти к наживе», поскольку именно излишек порождает такие отвратительные качества, как лень и жадность. И именно от древнегреческих мыслителей в средневековую схоластику вошло убеждение, что стать очень богатым, оставаясь добродетельным — невозможно. По мнению Платона, всякий прибавочный продукт следует рассматривать как подрыв общественного порядка, как кражу. При этом в первую очередь уменьшается не сумма общественного благосостояния, а сумма общественной добродетели. Фраза покажется странной, если не принять во внимание, что мыслителей Древней Греции волновали в первую очередь вопросы этики, а не экономической эффективности. Как утверждал К.Маркс, у «древних» вы не найдете рассуждений о том какая форма собственности наиболее эффективна. Их интересует вопрос, какая форма собственности дает обществу наилучших граждан.

Однако, несмотря на негативное отношение в целом к частной собственности, торговле, и тем более к проценту, они в реальной экономической жизни существовали и не считаться с этим было невозможно. И возникает вопрос — а каковы в этих условиях критерии справедливости, в том числе справедливого обмена и справедливой цены?

Еще Аристотель, в противоположность тем, кто требовал установления имущественного равенства общины свободных, выдвигал тезис, что распределение благ должно строиться на принципах справедливости, то есть «по достоинству». Это означало, в свою очередь, справедливость существования имущественного неравенства. Идею Аристотеля воспринял и развил Ф.Аквинский. В его представлении общество мыслилось как иерархическое и сословное, где подняться выше своего сословия грешно, ибо деление на сословия установлено Богом. В свою очередь, принадлежность к сословию определяет уровень богатства, к которому должен стремиться человек. Другими словами, человеку дозволено стремиться к такому богатству, которое необходимо для жизни на уровне, подобающем его социальному положению. Но стремление к большему — это уже не предприимчивость, а жадность, которая есть смертный грех.

Эти положения легли в основу рассуждений Ф.Аквинского о справедливой цене. В период средневековья дискуссия о справедливой цене включала две точки зрения:

первая — справедлива та цена, которая обеспечивает эквивалентность обмена;

вторая — справедлива та цена, которая обеспечивает людям приличествующее их сословию благосостояние.

Ф.Аквинский в своей теории справедливой цены вобрал оба эти положения, различая два вида справедливости в обмене. Один вид справедливости гарантирует цену «сообразно вещи», то есть сообразно затрат труда и расходов (здесь эквивалентность трактуется в терминах издержек). Второй вид справедливости обеспечивал больше благ тому, кто «больше значит для общественной жизни». Здесь эквивалентность трактуется как присвоение в обмене той доли благ, которая соответствует достоинству обменивающегося. Это означало, что процесс ценообразования ставился в зависимость от социального статуса участников обмена. Защита привилегий правящих классов обнаруживается в трудах Ф.Аквинского и в оправдании правомерности получения земельной ренты, которую он рассматривает как продукт, созданный силами природы и потому присваемого земельным собственником. Именно получение ренты, по мнению Ф.Аквинского, дает возможность избранным заниматься духовным трудом «во имя спасения остальных».

В заключении представляется интересным проследить эволюцию взглядов на процент средневековых мыслителей — от полного неприятия до частичного оправдания. Известно из истории ростовщичества, что первоначально денежные или материальные ссуды брались для непроизводительного использования, часто от «безысходности». Эта практика господствовала вплоть до позднего средневековья. Например, горожанин занимал деньги, чтобы не умереть с голоду; рыцарь, чтобы отправиться в крестовый поход; община, чтобы построить храм. И считалось несправедливым, если кто-то делал прибыль на бедствии или благочестии других. В то время каноническим правом признавались два довода в пользу взимания процента: возмещение расходов на организацию и содержание кредитных учреждений и возмещение ущерба вследствие невозможности распоряжаться отданными в заем деньгами. Но этот ущерб еще надо было доказать. Когда же к шестнадцатому веку производительное и прибыльное вложение капитала стало широко распространенным явлением, тогда ростовщику или банкиру достаточно было доказать торговое или промышленное его назначение, чтобы иметь основания требовать вознаграждения за занятый капитал. Основанием служила потеря кредитором возможности извлечь выгоду из тех операций, которые могли представиться ему за время отсутствия денег. Лишение вероятной прибыли требовало вознаграждения, так как нарушался основной для канонического права принцип — эквивалентности обмена. В самом деле, должник, благодаря чужому капиталу обогащался, а кредитор, вследствие его отсутствия, терпел убыток. В силу происшедших изменений в экономической жизни, в каноническом праве в шестнадцатом веке закрепилось оправданное взимание процента. Запрещалось лишь взимание «лихвы» или сверхприбыли ростовщика, для чего устанавливался официальный максимум ссудного процента. Тем не менее, в целом отношение к ростовщичеству по-прежнему оставалось отрицательным, что не удивительно, учитывая исходные постулаты христианства.

Этическая направленность экономической мысли пронизывает труды всех мыслителей средневековья, а окончательный разрыв экономических и этических проблем связан с появлением первых экономических школ.

ЛЕКЦИЯ 2. ПЕРВЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ШКОЛЫ

1. Меркантилизм — теория и практика

До эпохи развития капитализма экономические исследования носили фрагментарный характер, в основном касались анализа хозяйственной практической деятельности, изредка освещаясь гениальными догадками относительно глубинных законов протекания экономических процессов. Экономические исследования не носили самостоятельного характера, а выступали как составная часть работ, посвященных исследованию общих проблем функционирования общества, в частности религиозных, политических, нравственных. И это не случайно, поскольку экономика носила по преимуществу натуральный характер с незначительными элементами товарно-денежных отношений. Ситуация кардинально меняется с началом развития капиталистических экономических отношений. Это происходит в Европе в 15–16 веках нашей эры в эпоху, которая получила название «эпоха великих географических открытий», а также «эпоха первоначального накопления капитала». Известно, что и исторически, и логически первоначально капитал выступает в форме торгового и денежного капитала. Открытие новых территорий и захват колоний чрезвычайно ускорили процесс формирования национальных торгово-денежных капиталов, что в свою очередь привлекло внимание к исследованию закономерностей в сфере торгово-денежного обращения. Возникает первая в истории экономической мысли школа, впоследствии получившая название меркантилизм.

Каковы же отличительные особенности данной школы? Естественно, будучи выразителями интересов купеческого капитала, представители этой школы не могут не рассматривать деньги как абсолютную форму богатства. Отождествляя свои интересы с интересами государства, представители меркантилизма утверждают, что нация тем богаче, чем больше золота и серебра она имеет. Накопление же богатства (естественно, в денежной форме) происходит в процессе внешней торговли или в ходе добычи благородных металлов. Отсюда следует утверждение, что только труд, занятый в сфере добычи благородных металлов является производительным. Впрочем, сугубо теоретические исследования мало интересуют представителей школы меркантилистов. Основной акцент в их исследованиях сделан на вопросах экономической политики и лежит в области рекомендаций по увеличению притока золота и серебра в страну. Слова, приписываемые Х.Колумбу о том, что «золото — удивительная вещь, открывающая душам дорогу в рай» стали знаменем этого периода развития буржуазного общества.

В рамках «эпохи меркантилизма» различают ранний и поздний меркантилизм. Представители раннего меркантилизма делают ставку на административные меры по удержанию благородных металлов в стране. В частности, иностранным купцам под страхом суровых наказаний запрещается вывозить золото и серебро из страны, а вырученные от продажи товаров деньги предписывается тратить на территории данной страны. Такие суровые меры не могли не препятствовать развитию внешнеторговых отношений, что обусловило переход к политике так называемого позднего меркантилизма.

Суть данной политики в следующем: обеспечение увеличения благородных металлов в стране не административными, а экономическими средствами. К ним относятся все средства, которые способствуют достижению активного торгового баланса, т. е. превышению экспорта над импортом товаров, ибо положительная разница в форме благородных металлов будет оставаться в стране. Подробно эти средства были описаны Т.Манном (1571–1641), влиятельным английским купцом и наиболее известным представителем позднего меркантилизма. Т.Манн писал, что нет иных способов получить деньги, кроме торговли, и когда стоимость экспортных товаров будет превышать стоимость ежегодного ввоза товаров, денежный фонд страны будет увеличиваться. Для увеличения этого фонда Т.Манн предлагал, помимо прочего, обрабатывать земли под такие культуры, которые помогли бы избавиться от ввоза некоторых товаров (в частности, конопли, льна, табака), а также рекомендовал отказаться от чрезмерного потребления иностранных товаров в питании и одежде путем введения законов о потреблении товаров собственного производства. Также Манн замечает, что не следует обременять слишком большими пошлинами отечественные товары, чтобы не удорожать их слишком для иностранцев и не препятствовать этим их продаже. Здесь ясно выражена ориентация на форсирование экспорта национальной продукции. Экономическая политика, которую предлагал Т.Манн получила в дальнейшем название политики протекционизма, или политики защиты национального рынка. В общем виде эта политика сводится к ограничению импорта и поощрению экспорта и меры, направленные на достижение этого результата, остаются неизменными по сей день. К ним относятся: протекционистские тарифы на импортируемые товары, квоты, экспортные субсидии и налоговые льготы экспортерам и т. д. Безусловно, эти меры не могут быть реализованы без поддержки государства, именно поэтому представители как раннего, так и позднего меркантилизма считают само собой разумеющимся активное вмешательство государства в экономические процессы.

Если подытожить отличительные особенности меркантилизма как экономической школы, то к ним следует отнести:

— исключительное внимание к сфере обращения.

— рассмотрение денег как абсолютной формы богатства.

— отнесение к производительному труда только по добыче золота и серебра.

— обоснование экономической роли государства.

— убеждение, что превышение экспорта над импортом является показателем экономического благосостояния страны.

Критики меркантилизма обратили внимание на то, что стремление к достижению активного торгового баланса дает лишь мимолетный эффект, поскольку приток в страну драгоценных металлов поднимает внутренние цены и доктрина «продать дороже, купить дешевле» оборачивается против самой страны.

Французский экономист Р.Кантильон и английский философ Д.Юм в общем виде описали так называемый «механизм золотоденежных потоков», который автоматически приводит к естественному распределению драгоценных металлов между странами и установлению таких уровней внутренних цен, при которых экспорт каждой страны становится равным ее импорту. Суть действия данного механизма сводится к следующему: дополнительное количество золота в отдельной стране повысит уровень внутренних цен относительно других стран, это, в свою очередь, ослабит конкурентоспособность товаров на внешних рынках, уменьшит объем экспорта и увеличит объем импорта, а разница превышения импорта над экспортом будет оплачиваться оттоком золота. Процесс продолжится до тех пор, пока во всех торгующих странах не установится новое равновесие между экспортом и импортом, соответствующее более высокому предложению золота. А так как внешняя торговля и золото подобны воде в двух сообщающихся сосудах, которая постоянно стремиться находиться на одном уровне, политика погони за активным торговым балансом сама себя отменяет.

Нельзя не отметить, что представители меркантилизма, в частности Т.Манн, отдавали себе отчет в том, что приток золота в страну поднимает внутренние цены. И наверно, их рекомендации в области экономической политики в свете вышеизложенного трудно понять, если не принять во внимание одно из главных убеждений эпохи меркантилизма. Государственное могущество являлось для представителей меркантилизма основной целью, и эта цель могла быть достигнута, по их мнению, ослаблением экономической мощи соседних государств в той же степени, как и усилением собственной. Исходя из посылки, что экономические интересы наций взаимно антагонистичны, поскольку в мире имеется фиксированное количество ресурсов, которые одна страна может заполучить только за счет другой, меркантилисты не стеснялись защищать политику «разори соседа» и выступать за сокращение внутреннего потребления как цели национальной политики. По образному выражению Ф.Энгельса «…нации стояли друг против друга как скряги, обхватив обеими руками дорогой им денежный мешок с завистью и подозрительностью озираясь на своих соседей». К слову сказать, понимание экономической деятельности как игры с нулевой суммой (выигрыш одного человека или страны является проигрышем другого) было характерно для экономических воззрений вплоть до конца 18 века.

В качестве еще одного аргумента в пользу протекционизма, в частности, ограничения импорта, меркантилисты выдвигают доводы баланса труда. Считалось общепринятым, что импорт должен состоять из сырья и полуфабрикатов, произведенных с интенсивным применением капитала, тогда как экспорт — из конечного продукта, произведенного с интенсивным применением труда, поскольку в данном случае поддерживается занятость внутри страны. Уже упоминавшийся нами Т.Манн пишет, «…правильной политикой и выгодной для государства будет допускать, чтобы товары, изготовленные из иностранного сырья, вывозились беспошлинно. Эти производства дадут работу множеству бедного народа и сильно увеличат ежегодный вывоз таких товаров за границу, благодаря чему увеличится ввоз иностранного сырья, что улучшит поступление государственных пошлин…». К этому широко распространенному и в настоящее время протекционистскому аргументу добавлялись доводы военно-стратегического характера, а также доводы в защиту неокрепшей промышленности.

Стремление к притоку драгоценных металлов объяснялось не в последнюю очередь убеждением, что деньги являются «мускульной силой войны» и неявно присутствующим тезисом, что оборона важнее благосостояния.

Впрочем, мотивы обеспечения благосостояния все же присутствуют у меркантилистов. Они считают, что деньги стимулируют торговлю: увеличение предложения денег сопровождается ростом спроса на товары, и, следовательно, именно объем торговли, а не цены, подвергаются непосредственному воздействию притока золота. Последний увеличивает расходы богатых на предметы роскоши, а вплоть до конца восемнадцатого века господствовала мысль, что именно «роскошная жизнь» формирует потребности и порождает денежные стимулы. Более того, для авторов 17-18-х веков характерна мысль, что лучше тратить деньги на роскошества, чем раздавать их, поскольку в первом случае стимулируется промышленность, а во втором случае деньги остаются в бездействии. Очень странная с современных позиций уверенность в том, что именно на высших классах общества лежит обязанность обеспечивать рабочие места, тратя деньги на дорогие прихоти и содержа пышную свиту челяди. На этот парадокс обратил внимание Б.Мандевиль, человек без определенных занятий, философ по призванию, и, как пишет А.В.Аникин, любитель пображничать в веселой компании, живший в Лондоне в начале восемнадцатого века. Своей известностью Мандевиль обязан одному произведению, которое называется «Басня о пчелах, или Частные пороки — общественные выгоды». Главный парадокс Мандевиля содержится во фразе «частные пороки — общественные выгоды», где совершенно отчетливо проводится мысль, что бедняки имеют работу лишь потому, что богатые любят комфорт и роскошь и тратят массу денег на вещи, потребность в которых часто вызывается лишь модой и тщеславием. Богатые бездельники оказываются необходимы в данном обществе, поскольку их потребности порождают спрос на всевозможные товары и услуги, подталкивают трудолюбие и изобретательность. Как пишет Мандевиль, «…сама зависть и тщеславие служили трудолюбию, а их порождение — непостоянство в пище, убранстве и одежде, этот странный и смешной порок, — стал самым главным двигателем торговли». Впрочем, меркантилисты этого и не скрывали. Один из представителей этой школы пишет, что «…расточительность — это порок, который вредит человеку, но не торговле… Жадность — вот порок, вредный и для человека, и для торговли». А другой доказывал, что если бы каждый тратил больше, то все получали бы большие доходы и могли бы жить в большем достатке. Отсюда видно, сколь глубоко укоренившейся была вера в полезность роскоши и вред бережливости.

Но вернемся к «Басне о пчелах». Во второй ее части Мандевиль описывает экономическую систему, где все пороки исчезают. Расточительство сменяется бережливостью. Исчезает роскошь, прекращается потребление всего, что выходит за пределы простых физиологических потребностей. Но именно это несет разруху и гибель обществу. Мандевиль описывает это так:

Сравните улей с тем, что было:
Торговлю честность погубила.
Исчезла роскошь, спесь ушла,
Совсем не так идут дела.
Не стало ведь не только мота,
Кто тратил денежки без счета.
Куда все бедняки пойдут,
Кто продавал ему свой труд?
Везде теперь один ответ:
Нет сбыта и работы нет!..
Все стройки прекратились разом,
У кустарей — конец заказам.
Художник, плотник, камнерез —
Все без работы и без средств.

Забегая вперед, следует сказать, что мысль об экономической необходимости непроизводительных классов (земельных собственников, священников, чиновников и т. д.), была подхвачена в конце восемнадцатого века Т.Малътусом, а идея о пагубности чрезмерной бережливости и необходимости непроизводительных расходов, увеличивающих спрос и обеспечивающих занятость населения, была воскрешена и возведена в ранг непреложной истины в двадцатом веке Дж. Кейнсом. К слову сказать, Кейнс позитивно оценивал вклад меркантилистов в развитие экономической теории, более того, сформулировал ряд положений, которые роднят его с меркантилистами. Во-первых, это положение о недостатке денег как причине безработицы. Как мы увидим в дальнейшем, Кейнс защищал идею, что увеличение количества денег путем кредитной экспансии банков может быть важнейшим орудием борьбы с безработицей. Во-вторых, это положение о высоких ценах как фактора расширения торговли и производства. Как известно, Кейнс является одним из основателей современных концепций «умеренной инфляции» как средства поддержания экономической активности. В-третьих, Кейнс считал, что меркантилисты через увеличение денежной массы стремились к снижению ссудного процента и поощрению инвестиций. В главе 23, озаглавленной «Заметки о меркантилизме…» своей работы «Общая теория занятости, процента и денег» он заявил, что озабоченность меркантилистов притоком драгоценных металлов в страну явилось результатом интуитивного ощущения связи между обилием денег и низкими процентными ставками. А это одна из ключевых идей самого Кейнса.

Действительно, в большинстве работ поздних меркантилистов присутствует мысль, что увеличение количества денег в обращении может оказать значительное воздействие на рост производства, «…торговля увеличивается, только когда налицо изобилие денег и товары дорожают, пользуясь спросом». Пожалуй, наиболее ярким представителем доктрины «деньги стимулируют торговлю» является шотландец Дж. Ло (1671–1729), который считал, что ключ к экономическому процветанию — изобилие денег в стране. Не то чтобы он считал сами деньги богатством, он отлично понимал, что подлинное богатство — это товары, предприятия, торговля. Но изобилие денег, по его мнению, обеспечивает полное использование земли, рабочей силы, предпринимательских талантов. «Никакие законы, — пишет Дж.Ло, — не могут дать людям работу, если в обращении нет такого количества денег, которое позволило бы платить заработную плату большему числу людей». Именно прирост денег, вовлекая в дело ныне праздных людей, обеспечивает полное использование рабочей силы и других факторов производства.

Именно меркантилисты были родоначальниками представления о недостатке денег как о причине безработицы, которое экономисты-классики позднее отвергли как нелепость. Ярким примером являются дебаты о нехватке денег, происходившие в английской палате общин в 1621 году. Указывалось, что фермеры и ремесленники почти повсеместно испытывают лишения, так как «…ткацкие станки бездействуют, а крестьянам приходится расторгать свои контракты». И все это от недостатка денег! Ввиду создавшегося положения даже было решено предпринять подробное расследование о том, куда могли уйти деньги, недостаток которых чувствовался так остро. Как видим, у государственных органов власти не было иного общепринятого средства противодействия безработице внутри страны, кроме борьбы за увеличение экспорта товаров и импорта денежного металла за счет соседей.

Но вернемся к Дж. Ло. По его мнению, рост предложения денег снизит процентную ставку и даст толчок росту производства, поскольку создается возможность увеличения прибыли вследствие снижения издержек производства, а доходы ранее незанятых дадут новый толчок волне потребительского спроса. Главное же отличие Дж.Ло от классических меркантилистов состоит в том, что он считал, что деньги должны быть не металлические, а кредитные, создаваемые банком в соответствии с нуждами народного хозяйства. Нетрудно предположить, что Ло предусматривал для банков политику кредитной экспансии, то есть предоставление ссуд, во много раз превышающих хранящейся в банке запас металлических денег. Это так называемый принцип частичного резерва, который лежит в основе всего современного банковского дела. Благодаря этому принципу банки в состоянии эластично расширять ссуды и пополнять каналы денежного обращения. Но в этом же принципе заложена опасность для устойчивости банковской системы и стабильности развития народного хозяйства в целом. Что будет, если банку придется расширять выпуск своих банкнот не для удовлетворения потребностей народного хозяйства, а для покрытия дефицита в государственном бюджете? А то, что опасность эта реальна, демонстрирует нам вся экономическая история двадцатого века, и мы прекрасно знаем ее последствия — инфляцию. И хотя слово «инфляция» еще не было введено в экономическую лексику, именно она угрожала стране, где Дж. Ло смог осуществить свои идеи.

Попытка Дж.Ло практически реализовать свои представления о принципах функционирования банковской системы во Франции в начале восемнадцатого столетия окончилась крахом. Тем не менее, основные положения его экономической теории нашли свое воплощение в двадцатом веке, явившись составной частью экономической политики кейнсианства.

Заканчивая рассмотрение данной экономической школы, следует отметить, что политика меркантилизма, т. е. политика накопления денег в форме драгоценных металлов, протекционизма и государственной регламентации хозяйства проводилась в 15–18 вв. во всей Европе и, по-видимому, она не могла быть другой в период становления абсолютистских государств, создания национальных хозяйств. Ускоренное капиталистическое развитие было возможно только в национальных рамках и во многом зависело от государственной власти, которая содействовала накоплению капитала, и тем самым хозяйственному росту. Своими взглядами меркантилисты выражали подлинные закономерности и потребности экономического развития. Важно отметить, что меркантилизм порывает с традициями экономической мысли средневековья, ее поисками справедливой цены, осуждением ростовщичества, оправданием регламентации хозяйственной жизни, нравоучительными догмами. Представители меркантилизма допускают свободное движение ссудного процента, осуждают накопление сокровищ и ориентируются на торговлю как на источник капиталистической прибыли.

2. Физиократы

Интересной экономической школой, стоящей несколько особняком в истории экономической мысли, является школа физиократов во Франции. Впрочем, «физиократы» — название, которое они получили в дальнейшем, сами себя они называли «экономистами». Название, данное этой школе более поздними исследователями отнюдь не случайно, т. к. точно отражает суть их экономических воззрений. Слово «физиократы» ведет свое происхождение от двух латинских слов — «физиос» (природа) и «кратос» (власть).

И действительно, источник богатства и процветания нации физиократы видели исключительно в развитии сельского хозяйства. К слову сказать, здесь совершенно отчетливо прослеживается влияние древнегреческих мыслителей, в частности Ксенофонта, который писал, что земледелие — мать и кормилица всех профессий. Ксенофонт восхваляет сельское хозяйство как дающее плоды, пригодные даже для жертвоприношений, тренирующее физически граждан, делающее их отличными воинами, толкающее людей на путь взаимопомощи, обеспечивающее и всем необходимым. В традициях своего времени, рассматривая в единстве экономические и этические проблемы, Ксенофонт отмечает, что земля учит и справедливости, ибо дает больше тому, кто усерднее трудится.

Но вернемся к физиократам. Основоположником и главой этой школы был Ф.Кенэ (1694–1774), придворный медик Людовика XV. Он не только сформулировал основные теоретические положения, но также экономическую и политическую программу физиократизма. Надо сказать, что в определенной мере физиократизм представлял собой реакцию на меркантилистскую политику Кольбера в период царствования Людовика XIV, политику поощрения и развития мануфактур при полном пренебрежении сельским хозяйством.

Физиократы объявили сельское хозяйство единственной отраслью, создающей богатство страны. Они настаивали на том, что именно постоянно воспроизводимые богатства сельского хозяйства служат основой для всех других форм богатства, обеспечивают занятие всем видам профессий, способствуют благополучию населения, приводят в движение промышленность и поддерживают процветание нации. Кенэ критиковал тезис меркантилистов, будто бы богатство порождается обменом и подчеркивал, что «…покупки уравновешиваются с обеих сторон, их действие сводится к обмену ценности на равную ценность и обмен в действительности ничего не производит». Более того, Кенэ деньги трактовал как бесполезное богатство, объявляя их только посредником в обмене, тем самым отрицая основополагающий тезис меркантилистов. Только в земледелии, по утверждению Кенэ, создается новое богатство, а большая производительность земледельческого труда обусловлена самой природой. Обосновывая этот тезис, физиократы подробно разработали учение о «чистом продукте». Под чистым продуктом они понимали избыток продукции, полученной в земледелии, над издержками производства. «Чистый продукт, — писал Кенэ, — это ежегодно создаваемые богатства, которые образуют доходы нации, и представляют продукт, извлекаемый из земельных владений после изъятия всех издержек». Таким образом, физиократы считали, что чистый продукт возникает только в земледелии. И на их стороне была сама очевидность, ибо нигде прирост продукции не демонстрируется столь наглядно, как в сфере животноводства и растениеводства.

Но какова роль промышленности в увеличении богатства нации? Физиократы утверждали, что в промышленности существует лишь потребление, промышленность объявлялась «бесплодной отраслью» по причине того, что там лишь преобразовывалась форма продукта, данного природой. Поскольку, по мнению физиократов, чистый (или прибавочный продукт) создается исключительно в земледелии, земельная рента оказывается у них единственной формой чистого продукта. В промышленности же, по причине ее «бесплодности», прибавочный продукт не создается, а доход предпринимателя и заработная плата рабочего представляют собой издержки производства.

С учением о чистом продукте у физиократов тесно связана концепция о производительном и непроизводительном труде.

Впервые в истории экономической мысли они отнесли к производительному труду только труд, который создает чистый продукт. Соответственно, согласно их воззрениям, только труд, занятый в сфере сельского хозяйства является производительным, а труд в других сферах народного хозяйства является непроизводительным или «бесплодным».

Этот критерий (участие в создании чистого продукта) был положен в основу классификации общества при анализе процесса общественного воспроизводства, данном Кенэ в его известной работе «Экономическая таблица» (1758), которая вошла в историю экономической мысли как первый опыт макроэкономического анализа. Эта работа была попыткой ответить на вопрос о том, как обращается в натуральной и денежной форме создаваемый в земледелии валовой и чистый продукт. В «Экономической таблице» общество рассматривается как единый организм, объединяющий три основных класса:

— класс производительный (все лица, занятые в сельском хозяйстве),

— класс бесплодный (все лица, занятые в промышленности),

— класс собственников (все лица, получающие чистый продукт, созданный в земледелии, т. е. ренту).

И хотя деление общества на фермеров, собственников и промышленников фактически соответствовало делению общества в средние века (крестьяне, дворяне, горожане), важно отметить, что Кенэ был одним из первых, кто разделил общество на классы на экономической основе, на основе отношения каждого класса к производству и присвоению прибавочного продукта. Что касается анализа процесса воспроизводства, данного Кенэ в «Экономической таблице», здесь исходным пунктом стал годовой урожай, движение которого между классами в натуральной и денежной форме и рассматривает Кенэ. И опять-таки впервые в истории экономической мысли Кенэ показал основные пути реализации общественного продукта, объединив многочисленные акты обмена в массовое движение денег и товаров. И хотя Кенэ исключил из анализа процесс накопления и рассматривал простое воспроизводство, можно с полным основанием сказать, что «Экономическая таблица» предвосхитила современные схемы воспроизводства общественного продукта.

Значительный интерес представляют взгляд физиократов на проблему налогообложения, который непосредственно связан с их взглядом на природу «чистого продукта». Основываясь на своем учении о чистом доходе (денежном выражении чистого продукта), физиократы требовали, чтобы земельная рента была и единственным источником налогового обложения. Логика проста. Поскольку все налоги платятся из чистого дохода, то теоретически все существующие налоги можно заменить одним: налогом на чистый продукт как единственно подлинный экономический «излишек». Этот единый и прямой налог определяется на основе кадастра и соизмеряется с производительностью труда. По Кенэ, данный налог должен достигать 2/7 земельного дохода. Сфера его действия всегда охватывает только земельных собственников, поскольку доходы всех остальных классов состоят из «необходимых» издержек производства. Таким образом, требование физиократов ввести единый налог было направлено на минимизацию издержек сбора налогов путем обложения напрямую тех доходов, которые в конечном счете и несли налоговое бремя. Если формализовать основные положения налоговых воззрений физиократов, то они сводятся к трем принципам:

— во-первых, налогообложение должно быть основано непосредственно на самом источнике доходов,

— во-вторых, должно быть в известном постоянном соотношении с этими доходами,

— в-третьих, не должно быть слишком обременено издержками взимания.

Здесь явно видно сходство с известными принципами налогообложения, сформулированными А.Смитом. Но сходство заключается не только в этом. Физиократы, выдвигая требование единого поземельного налога, единодушно выступали за пропорциональное налогообложение. А убеждение в справедливости налогов, пропорциональных доходам, твердо упрочилось в экономической науке со времен А.Смита.

Экономические воззрения физиократов, в частности, доктрина производительного труда, отрицание роли внешней торговли как источника увеличения богатства нации и характерная для физиократов идея «естественной» закономерности общественной жизни, основанной на принципах «естественного права» позволили А.Смиту сказать, что физиократическая система есть «наилучшее приближение к истине из опубликованного до сих пор на предмет политической экономии».

ЛЕКЦИЯ 3. КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ

1. Классическая экономическая теория — истоки. Экономические взгляды У.Петти

Мы уже говорили о том, что меркантилизм как экономическая теория был господствующим направлением экономической мысли на протяжении почти трех веков (с начала шестнадцатого до первой половины восемнадцатого века). Но не единственным. Одновременно с ним возникают предпосылки другого мощного экономического учения, впоследствии получившего название классической политической экономии. Родоначальником данного направления считают У.Петти. У.Петти (1623–1687), англичанин, человек разносторонних интересов, прошедший путь от юнги до лендлорда и как бы между прочим высказавшим в своих работах, посвященных главным образом обоснованию экономической политики (в частности, в «Трактате о налогах и сборах», 1662), те экономические идеи, которые вошли затем как составная часть в классическую политическую экономию. У Петти мы уже видим основные посылки классической политической экономии:

— исследование не процесса обращения, а непосредственно процесса производства,

— критическое отношение к непроизводительным классам, которые не доставляют никакого продукта, к коим он причислял и купцов,

— отнесение к производительному труда, занятого в сфере материального производства.

Петти первый сформулировал основополагающий для всей классической политической экономии тезис, что богатство нации создается во всех сферах материального производства, и именно труд — основа данного богатства. Широко известна его фраза «Труд есть отец и активный принцип Богатства, а земля его мать». Исходя из этой аксиомы надо анализировать все другие экономические воззрения Петти, в частности утверждение, что именно редкость населения — истинный источник бедности государства. Не соглашаясь с меркантилистами в том, что богатство нации воплощается в драгоценных металлах, Петти формулирует своей критерий богатства, считая, что наиболее богатым будет тот период, в который каждый участник дележа (при предположении, что все деньги, имеющиеся в стране, разделить поровну между жителями — прим. автора) будет иметь возможность нанять больше рабочих, т. е. задействовать большее количество труда.

Однако живя в эпоху господства идей меркантилизма, Петти не может полностью избежать их влияния, хотя и здесь остается оригинальным мыслителем. Поэтому представляется интересным дать сравнительный анализ взглядов Петти и меркантилистов на проблемы внешней торговли, политики протекционизма и ряд других проблем.

Под влиянием меркантилистов, Петти все-таки выделяет внешнюю торговлю, которая, по его мнению, в большей степени, чем другие отрасли хозяйства, способствует росту богатства нации, разделяя точку зрения, что действительный смысл богатства заключается скорее в отношении, чем в количестве и потому любой стране выгодно иметь в запасе больше денег (драгоценных металлов), чем имеют другие страны. В то же время Петти предлагал сократить значительную часть купцов, оставив их ровно столько, чтобы они были в состоянии производить обмен избыточных товаров данной страны на избыточные товары других стран, поскольку, по его мнению, купцы «…не доставляют обществу никакого продукта, а играют лишь роль вен и артерий, распределяющих туда и назад… продукцию сельского хозяйства и промышленности».

Безусловно, Петти видел негативные последствия притока драгоценных металлов, выражающееся в росте цен. В своих работах он неоднократно подчеркивал, что существует определенная мера или пропорция денег, необходимых для ведения торговли страны, где излишек или недостаток их против этой меры принесет вред. Излишек, как мы уже говорили, вызывает рост цен, но Петти тут же предлагает противоядие — избыток денег должен храниться в государственной казне, что, по его мнению не принесет вреда ни стране, ни королю, ни частным лицам. В то же время и недостаток денег имеет вредные последствия. Во-первых, это является причиной плохого платежа налогов, во-вторых, приводит к сокращенинию числа производимой работы. Петти приводит следующее доказательство: «100 ф. ст. пройдя через 100 рук в виде их заработной платы, дают толчок производству товаров на 10 тыс. ф.ст; Эти же руки оставались бы праздными и бесполезными, если бы не было постоянного стимула к их использованию».

Разделяет Петти и политику протекционизма, направленную на защиту национального рынка путем введения таможенных пошлин, считая, что размер пошлин должен быть таков, чтобы цены на импортируемые товары стали несколько дороже, чем те же предметы, произведенные внутри страны. Поддерживает Петти и тезис, что страсть к роскошеству богатых стимулирует торговлю и производство. В частности, он пишет, рассматривая проблемы налогообложения, «..Люди приходят в негодование при мысли, что собранные деньги будут растрачены на увеселения, великолепные зрелища, триумфальные арки… но такая трата означает возвращение этих денег промысловым людям, занятым в производстве этих вещей».

Влияние взглядов меркантилистов на Петти представляется существенным, тем не менее мы считаем Петти родоначальником классического направления. Помимо основополагающего тезиса, свойственного всем представителям классической политической экономии о том, что богатство нации создается во всех сферах материального производства, Петти формулирует основы трудовой теории стоимости, утверждая, что равенство товаров означает ни что иное, как равенство затрачиваемого на их производства труда. Эта идея наиболее четко выражена у Петти в следующей фразе «…если кто-нибудь может добыть из перуанской почвы и доставить в Лондон одну унцию серебра в то самое время, в течение которого он в состоянии произвести один бушель хлеба, то первое представляет собой естественную цену другого». Однако, опять-таки оказываясь в определенной мере в плену меркантилистких представлений, Петти добавляет, что стоимость создает не всякий труд, а только тот, который затрачен на производство золота и серебра, а стоимость продуктов труда в других отраслях производства определяется лишь в результате их обмена на благородные металлы.

Предвосхищая физиократов, Петти высказал предположение, что прибавочный продукт представляет собой часть продукта, которая остается после вычета издержек и принимает форму ренты. Однако в отличие от физиократов считал ренту не даром земли как таковой, а продуктом труда, который обладает большей производительностью на землях лучшего качества. Петти вводит понятие дифференциальной ренты, причины существования которой видит в различном плодородии и местоположении участков земли. Проанализировав ренту и определив ее как чистый доход с земли, Петти ставит вопрос о цене земли, которая должна быть равна, по его мнению, определенной сумме годичных рент. Но какова количественная оценка этой определенности? Как считает Петти, цена земли представляет собой сумму годичных рент за 21 год, время одновременной продолжительности жизни трех поколений.

В тесной связи с теорией ренты у Петти находится вопрос о ссудном проценте. Кстати, окончательно порывая со средневековыми представлениями о грабительской сущности процента, Петти обосновывает взимание процента как компенсацию за неудобства, которые, ссужая деньги, кредитор создает для самого себя, поскольку он не может потребовать их обратно до наступления известного срока, как бы он сам не нуждался в течение этого времени. При небольшом усилии здесь можно увидеть зачатки теории процента как платы за воздержание которая окончательно сформировалась лишь в девятнадцатом веке. Определяя «естественный» уровень процента, Петти утверждает, что он должен быть равен ренте с такого количества земли, которое может быть куплено на данные в ссуду деньги при условии полной общественной безопасности. Но если это условие под сомнением, естественный процент сплетается с чем-то вроде страховой премии, что может повысить процент до любого размера. Здесь также можно увидеть намек на доктрину альтернативных издержек.

Значительное место в работах Петти уделяется вопросам налогообложения и финансов. Одна из основополагающих идей Петти, связывающая его с принципами классической политической экономии — идея естественного порядка и пагубности его нарушений государственной властью. Недостаток государственного управления, по Петти, заключается в том, что «слишком многое из того, что должно было бы управляться природой, древними обычаями и всеобщим соглашением, попало под регулирование закона». Не случайно Петти резко выступает против государственной регламентации, если она противоречит «законам природы». В то же время он возлагает на государство важные функции по обеспечению полного использования рабочей силы, а также по повышению ее качества. Петти предлагает за счет государственных средств обеспечивать бродяг и нищих работой по постройке дорог, возведению мостов и плотин, разработке рудников. И здесь говорит не только гуманность, но и экономический расчет, ведь, согласно взглядам Петти, «…разрешение кому-либо нищенствовать — это более дорогостоящий способ содержания тех людей, которым закон природы не разрешает умереть с голоду». И далее, будучи последовательным в своем утверждении, что качество рабочей силы, качество человеческого капитала, является важнейшим фактором увеличения богатства нации, Петти пишет, что «лучше сжечь продукт труда одной тысячи людей, чем допустить, чтобы эти люди ничего не делали и вследствие этого теряли свое умение работать». Кстати, положительный эффект обеспечения полной занятости рассматривается в трудах такого известного экономиста двадцатого века, как Дж. Кейнс, правда, с несколько иных позиций.

В соответствии со своими взглядами на роль государства в экономике, Петти в «Трактате о налогах и сборах» таким образом регламентирует целевые расходы государства:

— расходы на оборону;

— расходы на управление;

— расходы на церковь;

— расходы на школы и университеты;

— расходы на содержание сирот и инвалидов;

— расходы на дороги, водопроводы, мосты и другие предметы, нужные для блага пользования всех.

Как видим, структура расходов напоминает расходную часть бюджета современных государств. Что касается налогообложения, то здесь Петти выступает сторонником преимущественно косвенного налогообложения. Соглашаясь с общепринятой в данную эпоху точкой зрения, что население должно участвовать в покрытии государственных расходов соответственно их заинтересованности в общественном спокойствии, то есть в соответствии с их имуществом или богатством, Петти выделяет два вида богатства — фактическое и потенциальное. Фактическое богатство, по его мнению, означает высокий реальный уровень потребления, а потенциальное — возможность его обеспечить. В последнем случае люди богатые, но мало пользующиеся своим богатством, являются скорее управляющими своего капитала. В рамках этих представлений доводы в пользу акциза у Петти сводятся к следующему: во-первых, справедливость требует, чтобы каждый платил в соответствии с тем, что он потребляет, а такой налог не навязывается насильно и его легко платить тому, кто довольствуется предметами естественной необходимости; во-вторых, такой налог располагает к бережливости, что является единственным способом обогащения нации. Здесь Петти всколзь высказывает мысль об исключительной роли бережливости в увеличении богатства нации, которая звучит лейтмотивом у А.Смита.

Но все экономические идеи, высказанные Петти, имеют скорее форму догадок и не представляют собой законченной теории. Может быть, именно фрагментарность, разбросанность экономических идей У.Петти по многочисленным памфлетам, написанным на злобу дня, послужила причиной, что в историю экономической мысли Петти вошел в первую очередь как изобретатель статистики, которую он назвал «политической арифметикой». В работе, которая так и называется «Политическая арифметика» (1676), Петти не только дал анализ конкретной экономической ситуации на основе широкого использования фактических данных, но и описал методы косвенного определения величины тех или иных показателей, в частности, выборочного метода, что без сомнения было важно в условиях скудости статистических данных того времени.

Используя свой метод, Петти впервые выполнил подсчеты национального дохода и национального богатства Англии. Интересно отметить, что в национальное богатство Петти включал не только материальное богатство, но и денежную оценку самого населения, чтобы каким-то образом оценить величину человеческого капитала (его трудовых навыков, сноровки, квалификации). Определению экономической ценности населения Петти уделял большое внимание, г.к. считал что именно редкое население — подлинный источник бедности страны. В этом мы видим кардинальное отличие взглядов Петти от меркантилистов, которые сводили богатство страны к запасам золота и серебра. В расчетах же самого Петти доля драгоценных металлов в совокупном богатстве Англии составляла менее 3 %.

Петти выполнил не только подсчеты национального богатства Англии, но и ее национального дохода. Правда, в отличие от современных представлений, Петти исчислял национальный доход только как сумму потребительских расходов населения, пренебрегая долей национального дохода, идущего на накопление. Но поскольку доля накопления в семнадцатом веке в Англии была крайне низка, допущенная неточность не искажала общей картины. Несмотря на этот существенный (с современных позиций) недостаток подсчетов, тем не менее с полным основанием можно сказать, что из этих расчетов У.Петти выросла современная система национальных счетов.

С именем Петти связано зарождение классической политической экономии, а ее настоящими создателями явились А.Смит и Д.Рикардо.

2. Становление политической экономии как науки. Экономические взгляды А.Смита

Сам термин «политическая экономия» возник задолго до того как политическая экономия стала наукой. В оборот ее ввел представитель меркантилизма Монкретьен де Воттевиль еще в 1615 году, написав «Трактат политической экономии», сугубо практическое произведение, содержащее рекомендации в духе представителей данной школы. Нам важно значение, которое было вложено в понятие «политическая экономия». Со времен Ксенофонта экономика понималась как наука о рациональном ведении домашнего хозяйства. Монкретьена же, как и других представителей меркантилизма, интересовали вопросы связанные с процветанием государства, национальной экономики в целом. И появление нового термина («полис» — государство) и означало появление новой науки — науки о процветании национального хозяйства. Хотя в строгом смысле науки еще не было, поскольку наука начинается там, где обнаруживаются глубокие, устойчивые, повторяющиеся причинно-следственные связи и зависимости. И становление политической экономии как науки связано с именем выдающегося английского ученого А.Смита. Именно благодаря ему политическая экономия вьщеляется как самостоятельная отрасль знаний из круга гуманитарных наук, перестает быть уделом гениальных самоучек, становится академической дисциплиной и обязательным элементом образования молодых людей высших, а затем и других сословий.

Заслуги А.Смита перед политической экономией столь велики, что стоит сказать несколько слов о нем самом. А. Смит (1723–1790) по национальности шотландец, родился в 1723 году в семье чиновника, в возрасте четырнадцати лет поступает в университет г. Глазго по классу нравственной философии. В 1746 году Смит уже читает лекции по естественному праву, которое в восемнадцатом веке включало юриспруденцию, политические учения, социологию, экономику.

Уже в тот период у Смита формируются основные идеи экономического либерализма. Конец восемнадцатого века — становление буржуазной этики и особое внимание уделяется обоснованию концепции естественных, неотчуждаемых прав и свобод личности. Это подразумевало и свободу человека в сфере экономической деятельности. Человек всегда употребляет свободу на достижение собственных своекорыстных интересов. Не признать это невозможно, однако выводы из данного положения могут быть прямо противоположные. Английские философы семнадцатого века, в частности, Т.Гоббс (1588–1679) признавали существование эгоистического интереса, считая его «самой могущественной, самой разрушительной человеческой страстью», делая отсюда вывод о необходимости авторитарного государства, которое должно держать индивидуальный эгоизм человека в узде. У французских же философов-рационалистов, к примеру у Гельвеция (1715–1771), эгоизм был объявлен естественным свойством человеческой личности и фактором общественного прогресса. Смит воспринял идеи последних, приложив их к сфере экономической деятельности.

А.Смит признает, что главным мотивом человеческой деятельности является своекорыстный интерес. Но преследовать свой интерес человек, по его мнению, может, только предлагая свои товары и услуги на обмен другим людям. Как пишет Смит «Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму, и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгодах». И следовательно, естественное стремление людей улучшить свое положение является столь мощным стимулом, что он сам способен привести общество к благосостоянию. Из концепции своекорыстного интереса вытекала и политика невмешательства, или «естественной свободы». Ведь если экономическая деятельность каждого ведет в конечном счете к благу общества, ее нельзя стеснять.

Тем не менее, экономические взгляды А.Смита будут поняты недостаточно полно, если не принять во внимание его первую большую работу «Теория нравственных чувств», которая была опубликована в 1759 году и содержит его социально-философские идеи. Исходя из характерного для философии восемнадцатого века тезиса о существовании «естественных законов», Смит в качестве естественных характеристик человека в своей работе вводит два основных понятия: «чувство симпатии» и «внутренний наблюдатель» (совесть). При этом основой симпатии Смит считал способность человека силой воображения ставить себя на место других людей и чувствовать за них. Оставаясь на позиции существования естественных законов, Смит утверждает, что справедливо то, что естественно, а естественно стремление человека к собственному благу при благожелательном отношении к другим людям. Возможность же согласования эгоизма и симпатии в конечном счете заложена природой (Богом), наделившей человека совестью.

Интересно отметить, что тезис о гармонии интересов различных людей у Смита не вывод, следующий из действия «невидимой руки» (объективных экономических законов), а исходная мировоззренческая посылка, основанная на вере в Бога; поэтому и поиск экономических законов опирается у него на веру в естественную, изначальную гармонию. Не случайно в описании действия «невидимой руки» у Смита присутствует не только экономический аспект, который сводится к благотворности для общества непреднамеренных последствий целенаправленных действий людей, но и мировоззренческий — вера в мудрость Провидения, признание ограниченности человеческого разума. Именно в «Теории нравственных чувств» Смит описывает ситуацию, когда направляемый «рукой Провидения» бесчувственный, гордый и жадный (эпитеты А.Смита — прим. автора) богатый собственник без всякого преднамеренного желания служит интересам общества, ибо, заботясь исключительно о собственном богатстве он дает работу, а следовательно и пропитание неимущим. При этом богатый из своих богатств потребляет лишь небольшую часть, столь небольшую, что, по мнению Смита, она сопоставима с уровнем потребления каждого из неимущих. Поэтому только кажется, что Провидение немногим дало все, а других лишило наследства и превратило в наемных рабочих. Кажущееся громадным имущественное неравенство между людьми при внимательном рассмотрении является равенством, причем таким, как если бы земля была распределена поровну между всеми людьми. Намек на Провидение как бы говорит, что все создал Бог. Он же печется и об устройстве общества. С виду устройство кажется несправедливым, но на самом деле стоит только постичь тайный замысел Бога и мир предстанет в ином свете.

Можно с полным правом сказать, что философская и этическая сторона экономического учения А.Смита была заложена в «Теории нравственных чувств», именно в ней было определено представление о справедливости и природе человека, о свободе и моральных обязательствах, заложенных Природой и Богом, о значении и месте материального интереса в жизни человека и общества. Важнейшей идеей данной работы была идея доверия к человеку, которая была тесно связана с признанием его права на свободу, в том числе свободу в области хозяйствования. Интересно отметить, что в конце «Теории нравственных чувств» Смит обещает в следующей работе разъяснить механизм действия «естественного закона справедливости», в результате которого «каждый получает свою долю из всего произведенного землей».

«Теория нравственных чувств» при жизни автора выдержала пять изданий, но не она обессмертила имя А.Смита. Мировую известность и влияние принесла ему его вторая книга «Исследование о природе и причинах богатства народов», опубликованная в Лондоне в 1776 году, хотя внутренне обе работы оставались сторонами одного и того же предмета, с разных сторон изучающего природу человека. И если, по образному выражению Г.Бокля, в «Теории нравственных чувств» Смит исследует сочувственную сторону человеческой природы, то в «Богатстве народов» — своекорыстную ее сторону.

В соответствии с названием своей книги, Смит в первую очередь исследует причины роста богатства нации, роль труда в этом процессе, факторы увеличения его производительности, «естественный» порядок распределения продукта между различными классами, природу капитала, способы его постепенного накопления и многое другое.

Поскольку работа называется «Исследование о природе и причинах богатства народов», то первая глава книги и дает ответ на данный вопрос. Богатство нации, по Смиту, представляет собой продукты материального производства, а величина последних, зависит от двух факторов:

— доли населения, занятого производительным, трудом;

— и производительности труда.

При этом под производительным трудом Смит понимал весь труд, занятый в сфере материального производства, именно тот труд, который увеличивает стоимость предмета к которому он прилагается и в котором закрепляется. Главным же фактором роста производительности труда Смит считал разделение труда или специализацию, считая особенно эффективной пооперационную (хрестоматийный пример с булавочной мануфактурой).

Изобразив преимущества разделения труда, Смит ставит вопрос о деньгах и рассматривает их как техническое орудие, облегчающее ход экономических процессов, как результат договоренности между людьми. Эту идею, как вы помните, высказал еще Аристотель. И далее, как и Аристотель, Смит приступает к выяснению правил, согласно которым люди обменивают товары друг на друга; правил, которые определяют относительную, или меновую стоимость товара.

Это один из самых сложных разделов книги. Не случайно, приступая к нему, Смит просит у читателей внимания и терпения. В этом разделе можно найти элементы и трудовой теории стоимости и теории, которая в дальнейшем получила название теории трех факторов производства. У самого Смита представлены три концепции стоимости.

о С одной стороны, признавая равнозначность всех видов производительного труда с точки зрения создания стоимости, Смит приходит к выводу, что стоимость ни что иное, как количество заключенного в товаре необходимого труда. Таким образом, труд является не только источником богатства, но и мерой стоимости. К слову сказать, трудовая теория стоимости имеет и социальное содержание: определение стоимости трудом предполагает всеобщность и равенство (в качественном смысле) всех видов труда. Это можно трактовать как признание равенства всех людей: если в обмене товары равны, значит труд производителей этих товаров одинаков, и они равнозначны как личности.

о Вторая концепция сводится к тому, что стоимость определяется тем количеством труда, которое можно купить на данный товар. Если рассматривать простое товарное производство, то принципиальной разницы между первой и второй концепцией нет. Однако если взять производство, в котором существует капитал и наемный труд, то картина складывается иная. Предприниматель получает большую стоимость, чем платит за труд. Налицо нарушение принципа эквивалентности, которое является основой трудовой теории стоимости. Уходя от этого противоречия, Смит делает вывод, что стоимость товаров определяется трудом только в «первобытном» состоянии общества.

о В условиях же капиталистического производства стоимость, по мнению Смита, складывается из издержек, включающих заработную плату, прибыль и ренту. Он пишет, что «Заработная плата, прибыль и рента являются тремя первоначальными источниками всякого дохода, равно как и всякой меновой стоимости». И цена, или меновая стоимость любого товара, сводится ко всем указанным трем частям. Эта концепция А.Смита легла в основу теории, получившей в дальнейшем название теории трех факторов производства.

Из теории стоимости А.Смита вытекает и его теория распределения продукта. И она так же двойственна, как и его теории стоимости. С одной стороны, если конечным основанием стоимости считать труд, то весь продукт труда должен принадлежать непосредственному производителю. По мнению Смита, так и было в обществе, где в одном лице соединялся и собственник факторов производства, и производитель. В условиях же капиталистического производства, когда работник отчужден от средств производства, часть созданного им продукта вычитается в пользу землевладельца (в форме ренты) и в пользу предпринимателя (в форме прибыли). По существу Смит рассматривает эти формы дохода как присвоение неоплаченного труда. Но одновременно у Смита существует и другая трактовка источника данных доходов, вытекающая из его концепции стоимости как суммы доходов. В этом случае прибыль и рента не могут быть вычетами из стоимости созданного продукта, поскольку капитал и земля как факторы производства участвуют на равных в создании стоимости продукта и соответственно претендуют на свою долю.

Сложив стоимость из доходов, Смит пытается определить, чем определяется естественная норма каждого дохода, особое внимание уделяя факторам, определяющим уровень заработной платы. Обычный уровень заработной платы, по его наблюдению, зависит от договора между предпринимателями и рабочими. Но определяются ли ее размеры прожиточным минимумом, который Смит называет «самой низкой нормой, которая только совместима с простой человечностью»? Смит не приемлет данную точку зрения подчеркивая, что теория прожиточного минимума малопригодна для объяснения того, каким образом заработная плата определяется в действительной жизни. И приводит следующие аргументы:

— уровень заработной платы сельскохозяйственных рабочих всегда выше летом, чем зимой, хотя стоимость жизни для рабочих зимой безусловно выше,

— в разных частях страны заработная плата различна, а цены на продовольствие везде одинаковы,

— заработная плата и цены на продовольствие нередко движутся в противоположных направлениях и т. д.

Интересно и то, что Смит связывал изменения заработной платы с экономическим состоянием страны, считая, что рост заработной платы есть свидетельство экономического прогресса, поскольку рост заработной платы обусловлен большим спрос на труд.

Прибыль же, согласно представлениям Смита, это не только заработная плата за особый вид труда по управлению, она включает и другие элементы, так как очевидно, что размеры прибыли определяются размерами капитала и не связаны с тяжестью труда. Что касается тенденции в изменении размеров прибыли, то они вызываются, по Смиту, теми же причинами, которые вызывают повышение или уменьшение заработной платы, т. е. зависят от возрастания или уменьшения богатства общества. Но эти причины весьма различно отражаются на заработной плате и прибыли. Возрастание капитала, увеличивающее заработную плату, ведет к понижению прибыли, поскольку в ситуации, когда многие капиталы вкладываются в одну отрасль, их взаимная конкуренция естественно ведет к понижению их прибылей. Поэтому Смит неоднократно подчеркивает, что частные интересы предпринимателей никогда не совпадают с интересами общественными, так как чем выше уровень производства и национального богатства, тем меньше норма прибыли. А поскольку норма прибыли находится в обратной зависимости от общественного благосостояния, то класс предпринимателей обычно заинтересован в том, чтобы вводить общество в заблуждение и даже угнетать его. Не случайно Смит советует с крайним недоверием относится ко всякому предложению нового закона, исходящего от этого разряда людей. Отмечает он и стремление к монополизму, свойственное данному классу.

Большое внимание Смит уделяет проблеме накопления капитала, рассматривая его как ключ к богатству нации. Как уже упоминалось, Смит ставил богатство нации в зависимость от доли населения, занятого производительным трудом, где под производительным трудом он понимал весь труд, занятый в сфере материального производства (в этом его отличие от меркантилистов и физиократов). Любопытно, что к производительному населению Смит относил и предпринимателей, считая, что они выполняют важнейшую социальную функцию — функцию накопления. А, по мнению Смита, кто сберегает — тот благодетель нации, а расточитель — ее враг. Почему? Да потому, что бережливость, увеличивая фонд, предназначенный на привлечение дополнительных производительных работников, ведет в конечном счете к увеличению стоимости годового продукта страны, т. е. к возрастанию богатства нации. Не удивительно, что у Смита бережливость, а не трудолюбие, является непосредственной причиной возрастания капитала, поскольку «…хотя трудолюбие и создает то, что накопляет сбережение, но капитал никогда не мог бы возрастать, если бы бережливость не сберегала и не накопляла».

В последних главах книги Смит вновь возвращается к своему принципу «невидимой руки», доказывая гармонию интересов личности и общества, считая, что своекорыстный интерес каждого приведет к общественному благу. Отсюда вытекает и соответствующая экономическая программа, которая требует отмены всех мер, ограничивающих мобильность рабочей силы, отмены правительственной регламентации промышленности и торговли, разрешение свободной торговли землей. Будучи последовательным, Смит выступает за уменьшение роли государства, сводя его функции к обеспечению военной безопасности, отправлению правосудия и обязанности содержать общественные сооружения и общественные учреждения.

Значительное внимание уделил А.Смит и вопросу государственных финансов, сформулировав, в частности, свои знаменитые четыре принципа налогообложения. Говоря об источниках налогообложения, Смит, в соответствии со своими взглядами на непроизводительный характер государственных расходов, выступал против привлечения капиталов в качестве налогового источника, разграничивая понятия капитал и доход. Этот взгляд будет характерен для всех представителей классической школы, которые считали, что облагать налогом капитал, значит его уничтожать, в соответствии с принципом «что облагается налогом — то убывает». Интересно отметить, что теория о непроизводительном характере государственных расходов не мешает, тем не менее, Смиту признать налог справедливой ценой за оплату услуг государства. Это дало основание более поздним исследователям считать, что в трактовке налога Смит стоял на позициях теории эквивалентного обмена.

А.Смит заложил основы теории международной торговли, рассматривая развитие внешнеэкономических связей между странами, исходя из различий в абсолютных уровнях издержек производства в отдельных странах. В каждой стране есть такие товары, цена которых ниже, чем в других странах, потому что затраты на их производство меньше. Поэтому и покупать товары надо там, где они дешевле, соответственно предлагая в обмен свои товары, затраты на производство которых ниже, чем в других странах. Он писал: «Если какая-либо чужая страна может снабжать нас каким-нибудь товаром по более дешевой цене, чем мы сами в состоянии изготовлять его, гораздо лучше покупать его у нее на некоторую часть продукта нашего собственного промышленного труда, прилагаемого в той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом». А.Смит обосновал также принцип «свободной торговли» между странами, согласно которому внешняя торговля не должна подвергаться каким-либо ограничениям со стороны отдельных национальных государств.

Заканчивая рассмотрение взглядов А.Смита, хочется еще раз обратить внимание, что он заложил определенное представление о человеческой природе в основу целой теоретической системы, где несущими конструкциями являются: изначальная заложенная в человеке склонность к обмену и эгоизм. Первая ведет к разделению труда, вторая — к выбору занятия, которое принесет человеку больший доход, а это означает, что человек будет специализироваться на производстве той продукции, которая получается у него лучшего качества и с меньшими издержками, чем у конкурентов. Здесь прорисовывается фигура «экономического человека», рационального и своекорыстного, которая станет центральной фигурой экономических исследований в последующие два столетия. Но у классиков модель экономического человека относиться пока только к предпринимателям.

Рациональность и нравственность человека у Смита еще идут рука об руку, и эта вера в гармонию пронизывает оптимизмом всю его экономическую теорию. Это проявляется и во взглядах на перспективы экономического роста и накопления капитала и на взаимоотношения между классами. Считая единственным источником богатства нации труд, самым бесспорным свидетельством процветания любой страны Смит считает возрастание спроса на него. Естественно, возрастает и заработная плата. Смит пишет по этому поводу, — «Щедрая оплата труда является как неизбежным следствием, так и естественным симптомом роста национального богатства… Жаловаться по поводу нее значит оплакивать необходимые следствия и причины величайшего общественного благосостояния».

Но не является ли рост заработной платы препятствием росту накопления капитала? Смит дает на этот вопрос отрицательный ответ, считая, что рост заработной платы сопровождается увеличением производительной силы труда в силу различных усовершенствований. Это приводит к снижению затрат труда на единицу продукции, что более чем компенсирует увеличение цены труда, тем самым увеличивая прибыль. Рост прибыли, в свою очередь, увеличит фонд для содержания производительных рабочих и увеличит их заработную плату. Таким образом, динамика социального благосостояния рабочих зависит от роста капитала: чем выше спрос на рабочую силу, тем выше цена труда. Но не только в этом заключаются благотворные последствия накопления капитала. Увеличение последнего, увеличивая объем производственной деятельности и количество производительных рабочих, ведет к увеличению стоимости годового продукта, что в свою очередь, обеспечивает увеличения реального богатства и дохода жителей страны. Нужны ли еще доказательства гармонии интересов всех классов общества?

Заслуга Смита в становлении классической политической экономии бесспорна, но не только ему она обязана своим влиянием на экономическую мысль следующего столетия. Завершение системы классической политической экономии связано с именем другого крупнейшего английского экономиста — Д.Рикардо, именно в его трудах политическая экономия приобрела черты науки как системы знаний об экономическом базисе общества.

3. Экономические взгляды Д.Рикардо

Д.Рикардо (1771–1823) — талантливый финансист и один из самых богатых людей лондонского финансового мира своего времени — является одновременно человеком, внесшим огромный вклад в развитие классической политической экономии. Д.Рикардо исследовал экономику как сложную систему, где действуют объективные экономические законы и существует механизм, обеспечивающий действие этих законов как преобладающих тенденций. Наиболее полно Рикардо изложил свои взгляды в работе «Начала политической экономии и налогового обложения» (1817), в предисловии к которой он пишет, что главная задача политической экономии — определить законы, которые управляют распределением созданного продукта.

Однако первоначально сфера интересов Рикардо находилась в области исследования денежно-кредитного обращения. И здесь, рассматривая его взгляды, нельзя не сказать о вкладе Рикардо в разработку проблем денежного обращения. По мнению Рикардо, устойчивость денежного обращения, которое является важнейшим условием роста экономики, может быть обеспечена лишь денежной системой, основанной на золоте. При этом золото может быть в значительной мере или даже полностью заменено банкнотами (что даст нации большую экономию), но лишь при условии беспрепятственного обмена их на золото по твердому курсу. Не случайно поэтому Рикардо считают идеологом «золотого стандарта». Выступая как последовательный сторонник количественной теории денег, он считает повышение рыночной цены золота следствием и проявлением обесценивания банкнот в результате их чрезмерного выпуска в обращение.

Но вернемся к «Началам политической экономии». Рикардо разделяет позицию Смита о том, что богатство нации представляют собой продукты материального производства, а главным источником общественного богатства является труд. Однако будучи более последовательным чем Смит в разработке трудовой теории стоимости, Рикардо утверждает, что стоимость определяется исключительно трудом, «определение стоимости рабочим временем есть абсолютный, всеобщий закон». Теория стоимости Рикардо строится на строгом монизме. Исключение делается лишь для очень ограниченного круга так называемых невоспроизводимых товаров (произведения искусства, вина особого вкуса и т. д.), стоимость которых определяется их редкостью. В отличие от Смита, который в конечном итоге представил стоимость как результат сложения заработной платы, прибыли и ренты, Рикардо доказывал, что стоимость не складывается из этих компонентов, а разлагается на них. Тем самым признавалась первичность стоимости по отношению к данным формам распределения. И в этом проявляется существенное отличие Рикардо от Смита.

Признавая труд как единственную субстанцию стоимости, Рикардо сделал логичный вывод, что изменение заработной платы без всякого изменения производительности труда не влияет на цену, а изменяет лишь распределение стоимости созданного продукта между предпринимателем и рабочим, то есть меняет соотношение заработной платы и прибыли в стоимости продукта. Согласно представлениям Рикардо, заработная плата и прибыль могут меняться только в обратном соотношении, поэтому теорию Рикардо часто называли «системой раздора и вражды между классами».

На основе трудовой теории стоимости Рикардо создал и теорию ренты, в которой источником ренты является не особая щедрость природы, а прилагаемый труд. И в этом вопросе видно отличие взглядов Рикардо от Смита. Последний считал, не без влияния физиократов, что рента является особым даром природы, т. к. в земледелии работает и создает продукт не только человек (как в промышленности), но и земля. Таким образом рента, как излишек продукции, который всегда более чем достаточен для возмещения капитала и для получения прибыли на него, является результатом особой щедрости природы. Рикардо стоит на совершенно иных позициях. Исходной посылкой его теории является убеждение, что когда в стране имеется в изобилии плодородная земля, незначительную долю которой нужно обрабатывать, ренты не существует, т. к. никто не станет платить за пользование землей, если ее имеется в неограниченном количестве и она одинакового качества. (Это соответствует общим законам спроса и предложения). Но когда по ходу развития общества с ростом населения в обработку поступает земля худшего качества или менее удобно расположенная (назовем ее землей второго разряда), на земле первого разряда сразу возникает рента, величина которой будет зависеть от разницы в качестве этих двух участков. И так с каждым приростом населения, когда в стране будут прибегать к использованию земли худшего качества, будет подниматься рента с более плодородных участков земли. Из этого следует, что рента является результатом не щедрости, а особой скупости природы и ограниченности ресурсов.

Но как связана у Рикардо теория ренты с трудовой теорией стоимости? По его мнению, стоимость сельскохозяйственной продукции определяется затратами труда на относительно худших участках, по современной терминологии — предельных участках, где осуществляются предельные вложения капитала. Избыток же продукции, получаемый на землях лучшего качества и представляет собой ренту, уплачиваемую собственнику земли. Согласно взглядам Рикардо, высокие рентные платежи являются следствием высоких цен на сельскохозяйственную продукцию, которая и заставляет вовлекать в оборот земли худшего качества. А поскольку регулятором цены сельскохозяйственной продукции является продукция, производящаяся при наибольших затратах труда, то и рента, по мнению Рикардо, не может входить в качестве составной части в ее цену. Рента есть результат высоких цен и то, что получает землевладелец таким путем, он получает за счет всего общества. Все дело сводится к тому, что один класс получает выгоды за счет другого.

Заканчивая рассмотрение теории ренты Рикардо, с определенными оговорками можно сказать, что она явилась частным случаем теории предельных величин, которые являются основой современного микроэкономического анализа.

В области теории заработной платы Рикардо последовательно проводит идею Смита о том, что ее размер должен регулироваться свободной рыночной конкуренцией и не должен контролироваться государственным законодательством. Спрос на труд, как и спрос на всякий иной товар, необходимо регулирует производство людей и заработная плата не будет опускаться ниже того уровня, при котором раса рабочих вымерла бы после первого поколения. Развивая взгляды А.Смита, Рикардо полагал, что заработная плата сводится к стоимости средств существования работника и его семьи, однако, в отличие от Смита, считал, что заработная плата удерживается в жестких пределах прожиточного минимума в силу так называемого естественного закона народонаселения, на котором мы подробнее остановимся, рассматривая экономические взгляды Т.Мальтуса. Это закон получил в дальнейшем название «железного закона» заработной платы.

Согласно взглядам Рикардо, труд имеет естественную и рыночную стоимость. Естественной ценой труда является та, которая необходима, чтобы рабочие имели средства к продолжению рода без увеличения или уменьшения их числа (своеобразная равновесная цена, обеспечивающая стационарный уровень населения). Естественная цена зависит от нравов и обычаев. Если цена труда падает ниже естественной, положение рабочих значительно ухудшается и «становится в высшей степени печальным». Лишь после того, как лишения, лишив их тех предметов комфорта, которые привычка делает абсолютно необходимыми, сократят их число, рыночная цена поднимется до естественной. Следует отметить, что в рамках посылок классической политической экономии, безработица в рыночной экономике невозможна, ибо избыточное население вымирает. В этом суть рикардианского «железного» закона заработной платы. Что касается рыночной нормы заработной платы, то Рикардо, вслед за Смитом, признает, что она в прогрессирующем обществе (в обществе, где капитал будет постепенно и постоянно расти) может быть выше естественной в течение неопределенного времени.

Д. Рикардо развил теорию А.Смита о внешней торговле, дополнив ее теорией «сравнительных издержек производства» (по другому ее еще называют теорией «сравнительных преимуществ»). В отличие от А.Смита, который решающее значение при объяснении закономерностей развития мировой торговли придавал величине абсолютных издержек, Д.Рикардо считал, что абсолютные издержки не обязательно являются предпосылкой международного обмена.

Национальные государства, по мнению Д.Рикардо, получают экономический эффект за счет производства и экспорта товаров, которые обходятся им относительно дешевле, и импорта товаров, которые производятся за границей сравнительно дешевле, чем внутри страны. Этот принцип он поясняет на примере торговли сукном и вином между Португалией и Англией. При этом предполагается, что торговля осуществляется на эквивалентных началах. Если даже издержки производства сукна в Англии несколько выше, чем в Португалии, а вина значительно выше, то все равно внешнеторговый обмен сукном и вином между этими странами является взаимовыгодным (исходя из принципа абсолютных издержек А.Смита такая торговля не имеет смысла для Португалии, потому, что она ей не выгодна). Допустим, что затраты на производство одинакового количества вина в Португалии — 100 условных единиц (например фунтов стерлингов), а в Англии — 3000. В то же время затраты на производство одного и того же количества сукна в Португалии — 300 единиц, а в Англии — 350. Тогда Португалия экспортировав в Англию данное количество вина получает эффект в размере 2900 (3000 — 100) единиц и сможет на эту сумму закупить значительно большее количество сукна, чем если бы она производила его сама. В то же время выгода Англии заключается в том, что продав сукно в Португалию, она закупит за это сукно значительно большее количество вина, чем если бы она сама его производила.

Страны, специализируясь на производстве товаров, в которых они имеют относительные преимущества, могут производить их в значительно большем объеме и лучшего качества, чтобы экспортировать эти товары в другие страны, в то же время они имеют возможность получать посредством импорта те товары, которые не производятся внутри страны и импортировать товары, затраты на производство которых внутри страны чрезвычайно велики.

Специализация, основанная на принципе сравнительных преимуществ и основанная на ней торговля между странами увеличивает общий объем мирового производства товаров. Участие в международной торговле и международном разделении труда дает возможность каждой стране эффективнее и с меньшими издержками удовлетворять свои потребности.

А.Смит и Д.Рикардо считаются основателями классической политической экономии, имея общую точку зрения на базовые экономические категории и проблемы общества (сущность богатства нации, источники его увеличения, роль накопления капитала в этом процессе, концепция производительного труда и ряд других). Тем интереснее рассмотреть, как в рамках одного направления уживаются оптимистическое и пессимистическое мировоззрения. Представителем первого является А.Смит с его верой в естественную гармонию, представителем второго — Д.Рикардо. Наиболее ярко различие этих мировоззрений проявляется во взглядах на проблему накопления капитала и перспективы экономического роста. Обнаруживая полное единство со Смитом в том, что источником богатства нации является накопление капитала, Рикардо, тем не менее допускает, что накопление капитала может привести к обнищанию всей нации. Парадоксальное утверждение, требующее доказательств. Каковы же аргументы Рикардо?

Исходная посылка рассуждений у Смита и Рикардо одинакова — возрастание размеров накопления капитала увеличивает спрос на труд, приводя тем самым к возрастанию заработной платы рабочих. Но если у Смита рост заработной платы увеличивает в первую очередь трудолюбие, то, согласно взглядам Рикардо, высокая заработная плата поощряет работников к размножению, вследствие чего предложение труда растет и заработная плата опять падает до «естественной» цены, определяемой прожиточным минимумом. Но какова связь механизма установления заработной платы с проблемой накопления? Самая непосредственная. Увеличение заработной платы и спровоцированный этим рост рождаемости увеличивает спрос на продукты сельского хозяйства, главным образом на хлеб. Следовательно, возрастает его цена и становится целесообразным вовлекать в оборот земли худшего качества, где издержки производства выше. Таким образом, с накоплением капитала и ростом богатства требующееся добавочное количество пищи получается при затрате все большего труда. Это приводит к увеличению ренты с земель лучшего качества. А так как рента является, по мнению Рикардо, вычетом из стоимости продукта, созданного в обществе, она может увеличиваться только за счет уменьшения других частей, на которые распадается стоимость: прибыли и заработной платы. Следовательно, в результате роста ренты, являющейся следствием роста населения, прибыль имеет естественную тенденцию падать, что не может не быть препятствием накоплению капитала.

Положение же о том, что труд является единственным источником стоимости, а последняя распадается на заработную плату, прибыль и ренту, где изменение каждой из частей возможно только за счет другой, неизбежно приводит Рикардо к пессимистическому выводу об антагонизме экономических интересов в обществе различных классов. Тем не менее, с позиций Рикардо, государство не должно вмешиваться ни в производство, ни в обмен, ни в распределение. Государственная политика в целом должна строиться на экономических принципах, а основной способ взаимодействия государства с населением сводится к налогообложению. Но налоги не должны быть слишком большими, ибо если государство «замахивается» на часть капитала, то результатом этого становится нищета большей части населения, ибо единственным источником роста богатства нации является именно накопление. По мнению Рикардо, «лучший налог — меньший налог».

Представляет интерес аргументация Рикардо в защиту налогообложения в противоположность заимствованию как способу финансирования ведения войны. В полной мере разработан классический аргумент против государственного долга: государственный долг ведет к бегству капиталов, а дефицитное финансирование сокращает частные сбережения. Таким образом, бремя долга заключается не столько в ежегодной выплате процента, сколько в непроизводительной растрате ресурсов.

Классическая политическая экономия в лице Смита и Рикардо являлась господствующим течением в экономической мысли первой половины девятнадцатого века, что не исключало критику отдельных ее положений различными экономистами. Поэтому представляется интересным проследить эволюцию классической школы, рассмотрев взгляды наиболее известных представителей экономической науки того периода.

ЛЕКЦИЯ 4. РАЗВИТИЕ КЛАССИЧЕСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ В ТРУДАХ ЭКОНОМИСТОВ 19 ВЕКА: ПОСЛЕДОВАТЕЛИ И ОППОНЕНТЫ

1. Экономические взгляды Ж.Б.Сэя

Становление политической экономии как науки связано с именем А.Смита, который впервые исследовал законы, управляющие производством и распределением материальных благ. Но с именем А.Смита связаны и большинство экономических школ, которые считают его своим основоположником, несмотря на принципиальные различия между ними. Объясняется это тем, что у Смита мирно сосуществуют различные подходы в определении стоимости, заработной платы, прибыли и ряда других вопросов, и каждое направление берет те идеи Смита, которые соответствуют их мировоззрению.

Последователем А.Смита считал себя и Ж.Б.Сэй, который вошел в историю экономической мысли как автор теории трех факторов производства и закона, который с легкой руки Дж. Кейнса получил название «закон Сэя».

Ж.Б.Сэй (1767–1832) является представителем французской экономической мысли и сторонником экономических идей А.Смита. Как и Смит, он был последовательным защитником принципов экономического либерализма, требовал «дешевого государства» и сведения экономических функций последнего к минимуму. Свои взгляды Сэй опубликовал в работе «Трактат политической экономии, или простое изложение способа, которым образуются, распределяются и потребляются богатство», который вышел в свет в 1803 году.

Разделяя мировоззренческую позицию Смита, Сэй совершенно отошел от тех элементов трудовой теории стоимости, которые так явственно звучат у А.Смита. В интерпретации Сэя стоимость определялась не затратами труда, а ставилась в зависимость от рада факторов: полезности товара, издержек его производства, спроса и предложения. Стоимость (в теории Сэя — ценность, прим, автора) всегда находится в прямой зависимости от спрашиваемого количества, и в обратной — от предлагаемого, и цена, таким образом, представляет собой результат взаимовлияния спроса и предложения. Под влиянием конкуренции продавцов цены понижаются до уровня издержек производства, а издержки производства слагаются из оплаты производительных услуг, т. е. заработной платы, прибыли и ренты. Особый акцент Сэй делал на полезности товара, так как, по его мнению, именно она создается в процессе производства, и именно она «сообщает» предметам ценность. Между тем уже А.Смит показал, что меновую стоимость нельзя напрямую связать с полезностью, поскольку наиболее полезные предметы часто имеют наиболее низкую стоимость, а такие жизненно необходимые, как воздух и вода и вовсе ее не имеют. Не случайно Сэй и в вопросе о производительном и непроизводительном труде расходится с мнением «отца политической экономии». Производство он определяет как деятельность человека, направленную на создание полезностей, где полезность может воплощаться в материальных и нематериальных формах. Поэтому даже услуги государства — это, по мнению Сэя, тоже производство полезности, и труд, употребленный на их создание, должен быть по справедливости назван производительным. Как видим, делая акцент на полезности товара как субстанции стоимости, Сэй в значительной мере стирает границы между производительным и непроизводительным трудом.

После определения стоимости полезностью, Сэй дает анализ проблемы формирования доходов. Отправной точкой его рассуждений было признание того, что в производстве участвуют три фактора производства: труд, капитал, земля. Каждый из этих факторов оказывает определенную услугу при создании стоимости. Соответственно трем самостоятельным источникам стоимости Сэй выделяет три основных дохода: заработную плату (плата за услугу труда), процент (плата за услугу капитала), ренту (плата за услугу земли). Сэй был первым, кто в отчетливой форме высказал мысль о равноправном участии факторов производства (труда, капитала и земли) в создании стоимости продукта. И здесь на стороне Сэя была сама очевидность, поскольку для всякого производства необходимо соединение природных ресурсов, средств производства и рабочей силы. Действительно, национальный доход или валовой национальный продукт можно рассматривать как массу производимых за год потребительных стоимостей, полезностей (по выражению Сэя). Изменение дохода и продукта, выраженное в неизменных ценах, отражает прирост физического объема продукции, т. е. прирост богатства, благосостояния. И при такой трактовке вполне обоснован вопрос о доле национального дохода (или продукта), приходящейся на каждый из факторов, участвующих в производстве, и о доле прироста этих величин, даваемой приростом каждого из этих факторов. Не подлежит сомнению, что исследование данных функциональных зависимостей имеет важное значение для повышения эффективности народного хозяйства. Однако Сэй не смог объяснить механизм определения той доли созданного продукта, который приходится на каждый фактор производства. Первая такая попытка была предпринята в конце девятнадцатого века американским экономистом Дж. Кларком.

Интересна в работе Сэя трактовка прибыли. Уже во времена Сэя было известно, что прибыль распадается на ссудный процент, который присваивается капиталистом как собственником капитала и предпринимательский доход, который присваивается капиталистом как руководителем предприятия. Для Сэя предпринимательский доход выступает не просто как род заработной платы, которую мог бы получить и наемный управляющий, а вознаграждение за особо важную общественную функцию — рациональное соединение всех факторов производства.

Уже в начале девятнадцатого века в связи с промышленным переворотом обсуждается вопрос о негативном влиянии на положение рабочих ввода нового оборудования, так как стало очевидным, что замена труда машинами увеличивает безработицу.

Сэй же заложил в своей работе основы «теории компенсации», утверждая, что машины лишь на первых порах вытесняют рабочих, а впоследствии вызывают рост занятости и даже приносят им наибольшую пользу, удешевляя производство предметов потребления.

Но наиболее широко известна идея Сэя, которая вошла в историю экономической мысли как «закон Сэя». Суть этого закона в том, что общие кризисы перепроизводства в рыночном хозяйстве невозможны. А аргументация такова: стоимость созданных товаров представляет собой совокупные доходы, на которые, в свою очередь, покупаются товары соответствующей стоимости. Иными словами, совокупный спрос всегда будет равен совокупному предложению, а диспропорции между спросом и предложением могут носить лишь частичный (касающейся одного или нескольких товаров) и временный характер и связаны с тем, что неправильно распределен общественный труд по видам производства: что-то производится в избытке, что-то находится в дефиците. Всякое перепроизводство носит ограниченный характер, поскольку на другом полюсе всегда должен обнаруживаться дефицит.

Содержательная часть «закона Сэя» состоит в допущении, что цены товаров в рыночной экономике обладают абсолютной гибкостью и мгновенной реакцией на изменения конъюнктуре хозяйства. Они сами по себе способны выправить диспропорции, которые могут возникнуть в производстве товаров. К слову сказать, и в двадцатом веке представители неоклассического направления фактически стоят на позициях, в общем и целом восходящих к Сэю, считая, что через гибкость цен, заработной платы и других элементов экономика может автоматически избегать серьезных кризисов.

Особенностью «закона Сэя» является и то, что подразумевается, что товары производятся непосредственно ради удовлетворения потребностей людей и обмениваются при совершенно пассивной роли денег в этом обмене. Это взгляд восходит к А.Смиту и характерен для всех представителей классического и неоклассического направлений, где деньги рассматриваются как «вуаль», наброшенная на систему реальных рыночных отношений. Никто не держит деньги как таковые и никто не стремиться к обладанию ими. Если принять предположение о пассивной роли денег в обмене, «закон Сэя» будет абсолютно верен — невозможно представить общий кризис перепроизводства в экономике бартерного типа, где не может быть такого явления, как превышение предложения над спросом для всех товаров. Но в денежной экономике общее избыточное предложение товаров теоретически возможно и это будет означать избыточное предложение товаров по отношению к денежному спросу. Такая ситуация возникает, когда деньги являются не только средством обращения, но и средством сохранения ценности, что имеет место в реальной денежной экономике. Тогда в связи с различными мотивами (в том числе мотивами предосторожности и спекулятивными мотивами), часть своих доходов люди предпочитают сберегать, и часть созданного продукта (стоимость которого, согласно «догме Смита», складывается из суммы доходов: заработной платы, прибыли и ренты) не находит своих покупателей.

Очень скоро вокруг «закона Сэя» развернулась дискуссия, которая не завершилась полностью к настоящему времени, являясь предметом обсуждения между представителями неоклассического и кейнсианского направлений.

2. Экономические взгляды Т.Мальтуса

Рассматривая экономические воззрения Рикардо, мы упомянули о влиянии, которое оказали на него взгляды Мальтуса. Справедливости ради надо отметить, что взгляды последнего до некоторой степени определили господствующую в течение девятнадцатого века теорию заработной платы как теорию прожиточного минимума. Поэтому вкратце остановимся на экономических взглядах Т.Мальтуса.

Не будучи по образованию экономистом, Т.Мальтус (1766–1834) вошел в историю экономической мысли как человек одной идеи, одного закона, а именно как автор «закона народонаселения». В 1798 году в Лондоне была издана небольшим тиражом книга под названием «Опыт о законе народонаселения в связи с будущим совершенствованием общества», где автор доказывал, что население растет в геометрической прогрессии, а средства существования (под которыми подразумевались продукты сельского хозяйства) только в арифметической прогрессии. По существу в этой работе Мальтус сформулировал свою теорию народонаселения, которую можно свести к следующим положениям:

— биологическая способность к размножению у человека превосходит его способность увеличивать продовольственные ресурсы;

— сама эта способность к воспроизводству ограничивается наличными продовольственными ресурсами.

Мальтус утверждал, что население имеет тенденцию увеличиваться быстрее, чем средства существования. И приводил в качестве доказательства следующие цифры: каждые 25 лет население может удваиваться, и если такая тенденция сохраниться, то «через два столетия народонаселение относилось бы к средствам существования как 256 к 9, через три столетия как 4096 к 13, а по прошествии двух тысяч лет отношение это было бы беспредельно и неисчислимо». И хотя очень скоро обнаружилось, что доказательство этой теории у Мальтуса не совсем корректно, поскольку брались цифры, характеризующие темпы роста населения в Северной Америке, где население росло в большей степени за счет иммиграции, чем за счет естественных факторов, книга имела огромный успех и за короткое время выдержала пять переизданий. Но какое отношение имеет это утверждение к экономической теории? Самое непосредственное, так как теория Мальтуса, установившая жесткую зависимость роста населения от продовольственных ресурсов общества, помогла обосновать теорию заработной платы, определяемой прожиточным минимумом. Главная и постоянная причина бедности, по Мальтусу, мало или вовсе не зависит от образа правления или от неравномерного распределения имущества: она обусловлена «естественными законами и человеческими страстями», скупостью природы и чрезмерно быстрым размножением человеческого рода. Сведя причину бедности к простому соотношению темпа прироста населения с темпом прироста жизненных благ, теория Мальтуса послужила и обоснованием соответствующей экономической политики. Мальтус утверждал, что заработная плата всегда будет определяться прожиточным минимумом (минимальным количеством средств для поддержания физического существования). По его мнению, если заработная плата в силу роста спроса на труд превысит прожиточный минимум, «неумеренная склонность к размножению» приведет к росту населения, предложение труда увеличится и заработная плата опять вернется к исходному уровню. Иными словами, нищенский уровень жизни рабочих определяется не социальными условиями, а естественными, биологическими законами. Возможно, именно эта идея и объясняет такую невероятную популярность работы Мальтуса. Естественно, в рамках своей концепции, Мальтус не мог предложить рабочим для улучшения своего положения ничего, кроме морального, нравственного обуздания. Считая, что всякая сознательная попытка улучшить условия жизни будет «сметена неодолимой людской массой», Мальтус выступал против «Законов о бедных» и повышения заработной платы, и здесь его аргументация полностью совпадает с аргументацией Д.Рикардо. «Законы о бедных», по мнению этих экономистов, делали воздержание излишним и поощряли неблагоразумных, предлагая им часть доходов благоразумных и трудолюбивых, поскольку помощь осуществлялась за счет взимания налогов с последних. Кроме того, рост населения, спровоцированный помощью неимущим, увеличивал бы цены на продукты сельского хозяйства, снижая уровень реальной заработной платы для работающих. Другими словами, по мнению как Мальтуса, так и Рикардо, «Законы о бедных» содействовали уменьшению благосостояния тех классов, которые живут исключительно своим трудом.

Мальтус был убежден, что рост средств существования немедленно вызовет реакцию в виде увеличения рождаемости и численности населения. В действительности эта тенденция не только не является абсолютной, но на определенной стадии развития общества явно уступает место прямо противоположной. Вопрос об автоматических ограничителях рождаемости, кроме «страха голода», обсуждался уже в начале девятнадцатого века. Английский экономист Сениор подчеркивал, что желание сохранить свой уровень жизни, надежда перейти к более высокому социальному статусу — это такие же сильные мотивы поведения, как и стремление к продолжению рода.

В центре внимания мальтузианской теории народонаселения была проблема ограниченных ресурсов земли. Одной из основных посылок данной теории являлось утверждение о невозможности увеличивать средства существования (под которыми подразумевались продукты питания), теми же темпами, которые свойственны росту населения. Почему? Да потому что, во-первых, ресурсы Земли ограничены, а во-вторых, дополнительные вложения труда и капитала в землю будут обеспечивать все меньший и меньший прирост продукции, так как с ростом населения в обработку вовлекаются земли худшего качества, дающие все меньшую отдачу. Эта теория получила название теории «убывающего плодородия почвы» которая явилась прообразом теории «убывающей предельной производительности». Последователи Мальтуса в доказательстве этой теории доходили до нелепости, утверждая, что если бы не было убывающего плодородия, весь мировой урожай пшеницы можно было бы собрать в цветочном горшке.

В чем нельзя упрекнуть Мальтуса, так это в непоследовательности, и его взгляд на перспективы экономического роста полностью вытекают из «закона народонаселения». Исходя из того, что заработная плата определяется прожиточным минимумом, Мальтус обосновывал тезис о вековой стагнации, о перманентности кризисов перепроизводства. По его мнению, совокупный спрос всегда будет недостаточным для приобретения всей товарной массы по ценам, покрывающим издержки. Так как рабочие получают меньше, чем ценность произведенной ими продукции «одна только покупательная способность работающих классов не в состоянии обеспечить стимулы для полного использования капитала». И эта разница не может быть покрыта спросом, предъявляемым капиталистами, так как они в силу господствующей в их кругах этики, обрекли себя на бережливость, чтобы, путем лишения себя привычных удобств и удовольствий, сберегать часть своего дохода. Этот взгляд получил в дальнейшем название «доктрины недопотребления». Следовательно, (по Мальтусу), для обеспечения воспроизводства необходим определенный объем расходов из прибыли и ренты на предметы роскоши и услуги непроизводительного характера, что может каким-то образом смягчить проблему перепроизводства. Это дополнительное непроизводительное потребление могут обеспечить лишь классы, не принадлежащие к капиталистам и рабочим, в первую очередь земельные собственники. Не стоит удивляться, что рекомендации Мальтуса в области экономической политики сводились к снижению нормы накопления и поощрению непроизводительного потребления со стороны лендлордов. И его защита высоких импортных пошлин на хлеб (в полемике о «Хлебных законах»), которые обеспечивали бы высокую земельную ренту, вполне гармонирует с основными заключениями его теории. Для уменьшения же накопления капитала Мальтус предлагал увеличить налогообложение. Обсуждая проблемы организации общественных работ как временной меры уменьшения безработицы, Мальтус пишет, что «тенденция к уменьшению объема производительного капитала не может являться возражением против общественных работ, требующих привлечения значительных сумм за счет налогов, так как в определенной степени это именно то, что нужно».

При всей некорректности посылок теории перепроизводства Мальтуса (неограниченности роста населения и закона убывающего плодородия почвы) его заслуга состоит в том, что он остро поставил вопрос о проблемах реализации созданного продукта, вопрос, который остался за пределами внимания как А.Смита, так и Д.Рикардо.

3. Экономические взгляды С.Сисмонди

Работы швейцарского экономиста и историка С.Сисмонди (1773–1842) сыграли заметную роль в истории экономической мысли хотя бы потому, что он первым подверг научной критике экономическую систему капитализма, выступил противником некоторых идей, высказанных представителями классической политической экономии. В отличие от последних, в политической экономии он видел не науку о богатстве и способах его увеличения, а науку о совершенствовании социального механизма в интересах человеческого счастья. Сисмонди считал политэкономию нравственной наукой, которая имеет дело с человеческой природой, а не с экономическими отношениями; она приведет к цели лишь тогда, когда приняты во внимание чувства, потребности и страсти людей. Безусловно, на такую трактовку предмета политической экономии оказала влияние работа Смита «Теория нравственных чувств». Увеличение производства благ, по Сисмонди, не самоцель, и само не является показателем богатства, если в процессе его распределения большинство получает жалкие крохи. И здесь также видно влияние А.Смита, который пишет, что «ни одно общество, без сомнения, не может процветать и быть счастливым, если значительнейшая часть его членов бедна и несчастна». Таким образом, у Сисмонди мы видим развитие нравственных аспектов экономической науки, начало которому положил А.Смит.

Но не только в этом проявляется единство взглядов Сисмонди и Смита. Сисмонди — сторонник трудовой теории стомости, согласно которой стоимость товара определяется затратами труда на его производство. Совершенно естественно, что он считает прибыль доходом капиталиста, представляющим собой вычет из продукта труда рабочего. Сисмонди прямо говорит об ограблении рабочего при капитализме, подчеркивая эксплуататорскую природу прибыли и считая, что заработная плата должна быть равна всей стоимости продукта труда рабочего. Но почему рабочий получает лишь малую часть стоимости созданного им продукта? Сисмонди не искал регуляторов заработной платы в «естественных» законах природы, как Рикардо и Мальтус, тем не менее он принимал господствующее в экономической литературе положение, что заработная плата рабочих стремится к прожиточному минимуму. Причину такого положения Сисмонди видит в специфических капиталистических отношениях, в стремлении капиталистов «выжать» как можно больше прибыли из своих рабочих. Возможность же сведения заработной платы к минимуму у Сисмонди связана с процессом вытеснения труда машинами, то есть с ростом безработицы, которая вынуждает рабочих наниматься за меньшую заработную плату. Отсюда видно, что отрицая закон народонаселения Мальтуса, Сисмонди не отрицал наличия связи между ростом населения и заработной платой. Не случайно Сисмонди предлагал ограничить рост населения рамками дохода семьи.

Но все-таки на первый план в экономических взглядах Сисмонди выдвигается проблема рынков и реализации созданного продукта. В противовес классической политической экономии, принявшей тезис об автоматическом приспособлении совокупного спроса к совокупному предложению и невозможности общего кризиса перепроизводства, Сисмонди выдвинул тезис о постоянстве кризисов перепроизводства в капиталистической экономике. Сведя стоимость общественного продукта к доходам, Сисмонди заявляет, что для реализации всего произведенного продукта необходимо, что бы производство полностью соответствовало доходам общества. И далее он делает вывод о том, что если производство превышает сумму доходов общества, то продукт реализован не будет. Обратим внимание, что в стоимость созданного продукта у Сисмонди не входит стоимость израсходованных средств производства. Далее уже знакомый нам ход рассуждений. Заработная плата рабочих тяготеет к прожиточному минимуму, вследствие давления безработицы, причиной которой является внедрение техники. Этот процесс приводит к сокращению совокупного спроса, так как, по выражению Сисмонди, «машины не знают никаких потребностей и потому не предъявляют никакого спроса». Не расширяет внутреннего рынка и спрос капиталистов, которые часть дохода, предназначенную для потребления, накапливают. Другими словами, способность экономики производить все больше товаров наталкивается на недостаточный спрос со стороны основных производительных классов. В связи с этим Сисмонди уже в 1819 году в работе «Новые начала политической экономии» высказывает мысль, абсурдную для представителей классической политической экономии, что «народы… могут разоряться не только оттого, что тратят слишком много но и оттого, что тратят слишком мало». Ведь согласно воззрениям и Смита и Рикардо, именно бережливость и накопление представляют собой ключ к богатству нации. Как мы уже отмечали, парадокс заключается в том, что представление Сисмонди о перманентных кризисах перепроизводства при капитализме вытекают из посылки именно классической политической экономии — положения А.Смита, что годовой продукт нации представляет собой сумму прибыли, заработной платы и ренты, которые тратятся на потребительские товары. Вслед за Смитом, Сисмонди игнорирует тот факт, что годовой продукт включает в себя и средства производства, причем с ростом накопления капитала потребности хозяйства в средствах производства создают особый рынок, в определенной степени независимый от рынка потребительских товаров. Более того, в периоды экономического подъема темпы роста производительного потребления превышают темпы роста личного потребления. Игнорирование этого положения стало причиной выводов Сисмонди о неизбежности постоянных кризисов перепроизводства при капитализме, где спасение от них он видит в существовании промежуточных (помимо классов капиталистов и рабочих) групп населения, прежде всего мелких товаропроизводителей, предъявляющих значительный спрос на созданный продукт, и в расширении внешних рынков сбыта.

И в заключении рассмотрения данного вопроса следует сказать, что взгляд на причину кризисов как результата «недопотребления» существует и по сей день, правда причины недопотребления рассматриваются с несколько иных позиций. Касаясь других аспектов экономических взглядов Сисмонди, следует отметить, что он отвергал основополагающее положение А.Смита о благотворности своекорыстного интереса и конкуренции. У Сисмонди конкуренция имеет гибельные экономические и социальные последствия: обнищание основной массы населения, экономические кризисы. Сисмонди считал, что именно наемный труд и конкуренция подрывают основу равенства в экономических системах, приводят к разрушению баланса производства и потребления, поскольку в условиях конкуренции производство увеличивается без конкретных потребителей. Ситуация усугубляется неравным распределением. По мнению Сисмонди, должна существовать граница расширения производства, которая должна соизмеряться с социальными доводами.

Негативное последствие свободной конкуренции, по Сисмонди, заключается и в том, что она меняет тип народонаселения, приводя к перенаселению. Если раньше рост населения «соизмерялся с ростом дохода и в определенной степени регламентировался (так, ремесленник не вступал в брак до окончания ученичества), то сейчас (в эпоху промышленного переворота — прим. автора) положение рабочего меняется в зависимости от спроса на рабочую силу, но семья рабочего не может изменяться — так возникает излишнее население. Не удивительно, что Сисмонди выступает за законодательное ограничение свободной конкуренции, которая ведет, по его мнению, к противоположности интересов общества и отдельных товаропроизводителей. Противоположность интересов общества, которое заинтересовано в том, чтобы все товары имели сбыт и не пострадал ни один товаропроизводитель, и отдельных производителей, с его точки зрения, должно устранять государство. Вмешательство государства у Сисмонди связано прежде всего с регулированием темпов экономического роста (все беды от слишком быстрого развития капитализма), контролем за распределением «сверхстоимости» и ограничением конкуренции. Мерами по ограничению конкуренции Сисмонди считал поощрение мелкого капитала, участие рабочих в прибыли, законодательное ограничение новой техники. На государство он также возлагал реализацию программы социальных реформ, в частности введение социального обеспечения рабочих за счет предпринимателей, ограничения рабочего дня, установления минимума заработной платы. Это позволяет рассматривать Сисмонди как одного из первых реформаторов, идеи которого в значительной мере реализовались лишь в двадцатом веке.

4. Экономические взгляды Дж. Милля

Если с именем А.Смита связывают становление политической экономии как науки, то с именем Дж. Милля связано опубликование трактата «Основы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии» (1848), который явился своеобразным путеводителем для тех, кого интересовали проблемы политической экономии. Сам Милль в предисловии к свой работе пишет, что его задача заключается в том, чтобы написать обновленный вариант «Богатства народов» с учетом возросшего уровня экономических знаний и самых передовых идей современности.

Дж.С.Милль (1806–1873), английский философ и экономист, сын другого английского экономиста — Джеймса Милля, который был близким другом Д.Рикардо и влияние последнего очень заметно в работе Дж.С.Милля.

В соответствии с традициями классической политической экономии основные разделы «Основ политической экономии» посвящены производству, распределению, обмену, прогрессу капитализма и роли государства в экономике. Вслед за Рикардо, который считал, что главной задачей политической экономии является определение законов, которые управляют распределением продукта между классами, Милль также уделяет анализу этих законов центральное место. Однако, и в этом заключается его принципиальное отличие от А.Смита и Д.Рикардо, Милль разделяет законы производства и распределения, считая, что последние управляются законами и обычаями данного общества и являются результатом человеческих решений. Именно эта посылка Дж. Милля явилась основой его идеи о возможности реформирования отношений распределения на базе частной капиталистической собственности. В связи с этим он большое внимание уделил проблемам развития государственной системы социального обеспечения и проблемам налогообложения. Именно Милль сформулировал теорию равенства жертвы, в которой он обосновал принцип прогрессивного налогообложения. Наиболее подходящим объектом прогрессивного налогообложения Милль считал наследство, представляющее собой собственность, которая не приобретена трудом, и «незаработанный прирост» рент, которые являются следствием повышения цены земли.

В своих рассуждениях Милль сознательно или бессознательно допускает, что распределение никак не взаимодействует с ценовыми процессами, являясь продуктом исторической случайности. И действительно, проблемы ценообразования рассмотрены у Милля после анализа проблем распределения, где под стоимостью (ценностью) товара он понимает его покупательную способность по отношению к другим благам. Фактически Милль приходит к точке зрения, что меновая стоимость (и цена) товара устанавливается в точке, где уравниваются спрос и предложение. Примирить данную позицию с представлениями Классической политической экономии, где «естественные цены» определяются издержками производства, Милль пытается ссылкой на то, что это утверждение справедливо для ситуации с совершенно эластичным предложением. Идеи Милля о функциональных связях между рыночной ценой, спросом и предложением в дальнейшем вылились в исследование категории «ценовой эластичности» у А.Маршалла.

Если в трактовке природы стоимости Милль порывает с классической политической экономией, то в вопросах, касающихся концепции производительного труда, факторов накопления капитала, теории заработной платы, теории денег, теории ренты он целиком остается в рамках представлений данной экономической школы, хотя многие из них в трактовке Милля получили дальнейшее развитие. Это не в последнюю очередь касается концепции производительного труда. Милль соглашается с классиками, что производительный труд — это труд, создающий богатство. К богатству же прежде всего относятся инструменты, машины и квалификация рабочей силы, то что мы называем сегодня вещественным и человеческим капиталом. Следовательно, по мнению Милля, и труд, затрачиваемый на повышение качества рабочей силы является производительным, приводящим к росту богатства нации. Такая расширенная трактовка производительного труда получила развитие во взглядах представителей неоклассического направления, в частности, А. Маршалла. Разделяет Милль и взгляд на роль денег в экономике, подчеркивая, что рост денежной массы в обращение не может иметь другого следствия, кроме инфляции.

Но особенно ярко идентичность взглядов Милля и Рикардо видна в защите теории ренты последнего и во взглядах Милля на перспективы экономического роста. Вслед за Рикардо и Сэем Милль считал, что при капитализме возможно бескризисное развитие производства. Однако, следуя логике Рикардо, у которого рост населения неизбежно приведет к росту цен на продукцию сельского хозяйства, росту ренты и уменьшению прибыли, Милль также полагал, что падение нормы прибыли в конечном счете приведет к экономическому застою. Отсрочить наступление этого состояния могут факторы, противодействующие уменьшению нормы прибыли, к которым он относил технический прогресс (особенно в сельском хозяйстве) и вывоз капитала в другие страны. Как и у Рикардо, возможность экономического прогресса у Милля рассматривалась с позиций противоборства между техническим прогрессом и убывающей доходностью сельского хозяйства.

При анализе заработной платы Милль исходит из того, что размер последней зависит в основном от спроса на рабочую силу и ее предложения, или, что то же самое, от соотношения между численностью населения и размерами капитала. Принимая совокупный спрос на труд совершенно неэластичным, Милль естественным образом встает на позиции «теории рабочего фонда», впервые высказанную английским экономистом Мак-Куллохом (1789–1864). Теория исходит из посылки, что общество всегда располагает очень жестким и фактически стабильным фондом жизненных средств, который запасают (сберегают) капиталисты, чтобы содержать своих рабочих. Предпосылка «теории рабочего фонда» — рассмотрение экономики как одной большой фирмы, которая должна платить рабочим за предоставленные им услуги по мере их выполнения до превращения их в потребительские товары. Иначе говоря, такая «фирма» должна иметь в запасе готовые потребительские товары, покупаемые рабочими на заработную плату. Придерживаясь точки зрения, что основной статьей потребления рабочих является хлеб, который является результатом годичного урожая, сторонники теории рабочего фонда считали, что он должен быть запасен как фонд до будущего урожая. И заработная плата, по «теории рабочего фонда», определяется просто делением этого фонда на число рабочих. Естественно, что при этом предположении рост предложения труда (в результате роста численности населения) не может привести к иному результату, чем уменьшение заработной платы. Это напоминает мальтузианский «железный закон заработной платы», и не случайно у Милля и теория народонаселения Мальтуса и теория рабочего фонда становятся решающими аргументами в пользу ограничения размеров семьи. Интересно отметить, что теория «рабочего фонда», не выдержав никакой критики как теория формирования заработной платы, сыграла очень важное значение в теориях капитала, где она дала возможность определить капитал как авансы рабочим для поддержания их существования (в первоначальной трактовке — от посева до жатвы). В дальнейшем в теориях капитала, в частности у Бем-Баверка, он рассматривается под углом зрения временного промежутка между производством и потреблением.

В соответствии со своей задачей (написать работу с учетом возросшего уровня экономических знаний) Милль не мог оставить без внимания теорию процента английского экономиста Н.Сениора (1790–1864), высказанную им в работе «Основные начала политической экономии» (1836). Сениор рассматривает процент как вознаграждение за «жертву» капиталиста. Жертва же заключается в том, что капиталист воздерживается от потребления текущего дохода с собственности, обращая его в средства производства. Развивая это положение Милль утверждает, что труд не имеет права на полный продукт, поскольку «цена предложения на воздержание» в обществе представляет собой положительную величину. Прибыль (как компенсация за «воздержание») измеряется, по Миллю, текущей ставкой процента под наиболее выгодное обеспечение, а последняя определяется сравнительной ценностью, которая приписывается настоящему и будущему в данном обществе. Здесь у Милля явно звучит мотив временного предпочтения, в дальнейшем развитый представителями австрийской школы.

ЛЕКЦИЯ 5. МАРКСИСТСКАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ

1. Экономические взгляды К. Маркса

Одним из самых интересных направлений экономической мысли девятнадцатого века является марксизм, который можно рассматривать как своеобразное развитие классической политической экономии в той его части, где рассматриваются основы трудовой теории стоимости. Основоположником этого учения является К.Маркс (1818–1883), немецкий экономист и философ. Взяв за отправную точку своих исследований утверждения Смита и Рикардо о том, что в основе стоимости всех товаров лежит количество труда, затраченного на их производство, Маркс создал достаточно стройную теорию, описывающую законы функционирования и развития капиталистической системы хозяйства. Он показал, как из простого товарного производства, целью которого является потребление и где деньги являются лишь посредником в обмене, совершенно логично вытекает капиталистическое производство, где целью является возрастание денег, получение прибыли. Если вспомнить Аристотеля, то первый тип хозяйства соответствует понятию «экономика», а второй — понятию «хрематистика». Почему же из экономики неизбежно вырастает хрематистика? Исследование этого процесса Маркс начинает с исследования природы товарного производства. Как и представители классической политической экономии, Маркс различает две стороны товара: потребительную стоимость и меновую стоимость. Под первой понимается способность вещи удовлетворять какую-либо человеческую потребность, независимо от того, чем она вызвана «желудком или фантазией», под второй — способность вещи обмениваться в определенных пропорциях на другой товар. Но что делает товары сравнимыми и соизмеримыми? Вслед за Рикардо Маркс утверждает, что в основе пропорций обмена лежат затраты труда, которые и определяют стоимость товара. Но совершенно очевидно, что однородный товар производится различными группами товаропроизводителей и каждая из них затрачивает разное количество времени на производство единицы товара. Однако пропорция обмена этого товара на другие на рынке будет едина. Затраты какой группы товаропроизводителей будут определять пропорции обмена? Маркс отвечает, что стоимость товара будет определяться общественно необходимыми затратами труда или затратами той группы товаропроизводителей, которая производит товар при среднем для данного общества уровне умелости и интенсивности труда. Иными словами затратами той группы, которая производит подавляющую часть продукции. Для иллюстрации данного положения можно привести следующий пример. Предположим, имеются три группы товаропроизводителей, которые производят определенный товар с разными затратами:

1 группа — затраты на производство единицы товара — 4 часа;

2 группа — затраты на производство единицы товара — 6 часов;

3 группа — затраты на производство единицы товара — 10 часов.

Предположим, что группой, производящей подавляющую часть продукции является вторая группа товаропроизводителей, у которой затраты равны 6 часам, и именно их затраты будут определять пропорции обмена данного товара на иные товары. Что произойдет с первой и второй группой товаропроизводителей? Первая будет в обмене получать больше, чем они затратили, то есть обогащаться, вторые — меньше, то есть разоряться. Далее нам нужно обратиться к логике А.Смита, к его концепции своекорыстного интереса как главного двигателя экономического развития и условия процветания нации. Естественное стремление получать дополнительный доход будет толкать товаропроизводителей второй и третьей группы уменьшать затраты труда на производство товаров, то есть увеличивать производительность труда. Каким образом? Лучшей организацией труда, внедрением новых способов обработки и т. д. Предположим, что это удалось. Но каков итог? Подавляющая часть продукции будет производится при затратах, равным 4 часам и именно они определят пропорции обмена. Это означает ни что иное, как удешевление данного товара относительно других. Может ли быть лучшая иллюстрация положению Смита о благотворности своекорыстного интереса. Ведь именно он заставляет людей совершенствовать производство, способствует развитию производительных сил общества. Но это лишь одна сторона медали. Оборотной стороной является расслоение товаропроизводителей. В нашем примере третья группа товаропроизводителей, чьи затраты превышают общественно необходимые — разоряются. На этот процесс обращали внимание критики капиталистического способа производства, в частности С.Сисмонди. Однако нельзя не отметить, что это неизбежная плата за технический прогресс. Именно Маркс первым четко сформулировал данное положение.

Исследовав природу товара и сформулировав закон стоимости, Маркс затем переходит к исследованию природы денег. Эта проблема интересовала многих экономистов, в частности Аристотеля, который считал, что деньги являются продуктом соглашения между людьми. Такой же позиции придерживался и А.Смит, который писал, что деньги представляют собой техническое орудие, облегчающее обмен и для этой цели выбирались и употреблялись последовательно разные товары. Взгляд же Маркса на природу денег состоит в том, что деньги — это товар, который стихийно выделился из всей массы товаров и стал играть роль всеобщего эквивалента, выразителя стоимости всех других товаров. При этом он ответил и на вопрос, почему деньги имеют такую власть над людьми, почему во все века «люди гибли за металл». Для объяснения Маркс вводит понятие абстрактного труда как формы выражения общественного труда, но ввиду достаточной сложности данных категорий попытаемся понять логику рассуждений Маркса не прибегая к столь сложным конструкциям. Исходная посылка — в условиях частной собственности и обособленности товаропроизводителей каждый отдельный производитель работает на неизвестный рынок, сам решая, что производить, в каких количествах, какими средствами. Он безусловно рассчитывает, надеется, но никогда не уверен в том, что его продукция будет нужна обществу. Именно момент покупки будет для него моментом признания, что его труд и продукт обществом в лице покупателя получили общественное признание. Но как это утверждение поможет объяснить власть денег?

Деньги (товар, который служит эквивалентом для выражения стоимости всех товаров), являются единственным товаром, которому не нужно доказывать свою необходимость, ибо они является всеобщим платежным и покупательным средством и потому все стремятся к их обладанию. В процессе развития товарного производства на роль денег «претендовали» многие товары, но в результате эта роль закрепилась за драгоценными металлами. Следует подчеркнуть, что деньги не могут существовать вне определенной системы экономических отношений, именно отношений товарного обмена.

Деньги — конечный продукт развития простого товарного производства и в то же время — первая форма существования капитала. Как уже упоминалось, первоначальной его формой выступает торговый и ростовщический капитал. Капитал, по Марксу, это не просто деньги, это деньги, которые приносят дополнительные деньги, это «стоимость, приносящая прибавочную стоимость». Но является ли в действительности способность капитала приносить доход такой же естественной, как способность грушевого дерева приносить груши?

И Смит, и Рикардо считали (правда, первый с определенными оговорками), что единственным источником стоимости товара является труд. Но тогда логично предположить, что источником прибыли или самовозрастания капитала является присвоение части труда рабочего и остается признать, что в условиях капиталистического хозяйства рабочий получает стоимость меньшую, чем производит своим трудом. Отсюда могут следовать только два вывода: либо нарушается основной закон товарного производства (эквивалентность обмена), либо в создании стоимости наряду с трудом принимают участие другие факторы производства (в конечном счете на эту позицию встал А.Смит). Маркс же попытался разрешить эту проблему следующим образом. По его мнению, товаром является не труд, как считали и Смит и Рикардо, а рабочая сила (способность к труду). Как и любой другой товар рабочая сила имеет стоимость и потребительскую стоимость (полезность). Первая определяется затратами труда, необходимыми для воспроизводства рабочей силы, то есть стоимостью определенного набора товаров и услуг, необходимого для жизни работника. Но не только. Рабочий смертен, и чтобы поддерживался уровень хотя бы простого воспроизводства, необходимо, чтобы в стоимость рабочей силы входила стоимость средств существования семьи рабочего (жены и двух детей). Другими словами, стоимость рабочей силы определяется стоимостью жизненных средств, необходимых для того, чтобы «произвести, развить, сохранить и увековечить рабочую силу». Отметим, что категория стоимости рабочей силы у Маркса выступает синонимом заработной платы у Смита и Рикардо, однако в отличие от них у Маркса эта категория связана с трудовой теорией стоимости и объясняет возможность одновременного существования эквивалентности обмена и эксплуатации. В процессе производства рабочий создает стоимость большую, чем стоит его рабочая сила, которая сводится к стоимости средств существования (в этом как раз и заключается потребительная стоимость товара рабочая сила, ее полезность для капиталиста). Это возможно потому, что стоимость рабочей силы определяется количеством труда, необходимым для ее сохранения и воспроизводства, а пользование рабочей силой ограничено лишь работоспособностью и физической силой рабочего. То есть даже в условиях эквивалентного обмена (рабочий получает заработную плату, равную стоимости своей рабочей силы) естественно существование прибыли и ренты, которые, тем не менее, являются ничем иным, как присвоением неоплаченного труда рабочего, по сути эксплуататорскими доходами. Отсюда вполне логично утверждение, что капитал есть накопленный неоплаченный труд наемных рабочих.

Большое внимание уделяет Маркс принципам распределения результатов неоплаченного труда рабочих (то, что он называет прибавочной стоимостью) между различными классами капиталистов, анализу конкретных форм прибавочной стоимости: прибыли, проценту, ренте. При этом он постоянно подчеркивает, что рента, процент и промышленная прибыль — это только различные названия разных частей прибавочной стоимости товара, или воплощенного в нем неоплаченного труда, и все они в одинаковой мере черпаются из этого источника, и только из него одного. Ни рента, ни процент не порождаются землей и капиталом как таковыми. Развивая теорию ренты Д.Рикардо, Маркс доказывает, что рента существует даже на землях наихудшего качества (эта рента получила у Маркса название абсолютной ренты).

Интересно у Маркса разрешение противоречия, которое не мог разрешить Рикардо, а именно: объяснить, почему норма прибыли на капитал определяется не количеством привлеченного труда (что было бы абсолютно логично в рамках трудовой теории стоимости), а размерами капитала. Маркс описал механизм образования средней прибыли, показав, что в реальных процессах капиталистического производства происходит перераспределение прибавочной стоимости, созданной всеми наемными работниками между капиталистами пропорционально размерам их капиталов. Логику рассуждений Маркса можно показать, используя его же пример, где берутся три отрасли с одинаковым размером капитала, но с различной техническим (органическим — в терминологии Маркса) его строением:


История экономической мысли. Курс лекций 1. Экономические взгляды К. Маркса.

где К — величина капитала в денежной форме;

V — фонд заработной платы (по терминологии Маркса «переменный капитал»);

С — все остальные элементы капитала (по терминологии Маркса «постоянный капитал»);

М — величина прибавочной стоимости;

W — величина стоимости;

Р — норма прибыли.

Маркс делает допущение, что стоимость рабочей силы во всех трех отраслях одинакова, также как и норма эксплуатации, составляющая 100 %. В этом случае, согласно трудовой теории стоимости, стоимость (и цена, рассматриваемая как денежное выражение стоимости) продукции первой отрасли составит 130 единиц, второй — 120 единиц, третьей — 110 единиц. И тогда норма прибыли, рассчитываемая как отношение прибавочной стоимости к капиталу, составит в первой отрасли — 30 %, во второй — 20 %, в третьей — 10 %. Нетрудно предположить, что такая «несправедливость» не устроит капиталистов второй и третьей отрасли и произойдет бегство капиталов в первую отрасль (рассматривается случай свободного рынка, когда никаких препятствий данному процессу не существует). В результате этого процесса избыток капиталов в первой отрасли, приводящий к увеличению продукции данной отрасли, в соответствии с законами спроса и предложения снизит цены и уменьшит прибыль. В третьей отрасли произойдет обратный процесс: вследствие бегства капиталов уменьшится количество выпускаемой продукции, повысятся цены и увеличится прибыль. Процесс будет продолжаться до тех пор, пока не достигнется равная прибыль на равные по величине капиталы. В нашем случае, она составит 20 %. Это предполагает, что товары будут продаваться не по стоимости а по цене (у Маркса она получала название цены производства), которая и обеспечит такую прибыль, то есть по цене, равной сумме издержек производства и средней прибыли. В нашем случае, по 120 единиц. Но что представляет собой цена, равная издержкам производства и средней прибыли? Ни что иное, как «естественную цену» в теории Рикардо. Стоило ли тогда так много времени уделять рассмотрению механизма ее формирования? Однако не стоит забывать, что задача Маркса состояла не только в том, чтобы показать механизм формирования средней прибыли, но и доказать, что продажа товаров по «цене производства» не отвергает закона стоимости (обмен товаров совершается в соответствии с затратами общественно необходимого труда), а лишь модифицирует его. В чем заключается модификация? В том, по мнению Маркса, что хотя цены отдельных товаров отклоняются от стоимости, но в масштабе всего народного хозяйства сумма цен товаров равна сумме их стоимостей (в нашем примере эта величина равна 360 единицам). Таким образом, в процессе конкуренции происходит лишь перераспределение прибавочной стоимости, созданной всеми наемными работниками между капиталистами пропорционально размерам их капиталов (если уместно такое сравнение, то происходит дележ награбленного пропорционально силе оружия). И равная норма прибыли на равные по величине капиталы никоим образом не является доказательством того, что капитал участвует в процессе создания (увеличения) стоимости, оставляя в силе положение, что единственным источником стоимости товаров является труд.

Логика рассуждений Маркса приводит его к выводу об уменьшении нормы прибыли на капитал с развитием капитализма. Стремление к увеличению прибыли вынуждает предпринимателя снижать издержки (в данном случае берется ситуация совершенной конкуренции, когда фирма не имеет возможности воздействовать на уровень цен), а главным фактором снижения издержек является повышение производительности труда вследствие внедрения новой техники и технологии. Как следствие, повышается техническое строение капитала (в современных терминах — капиталовооруженность труда), что приводит, при прочих равных, к уменьшению совокупной массы прибавочной стоимости и уменьшению нормы прибыли в рамках всего народного хозяйства. По сути механизм, описанный Марксом, несколько напоминает механизм «невидимой руки» А.Смита. Однако у Смита своекорыстный интерес, стремление к прибыли приводит к росту общественного богатства, а у Маркса стремление к прибыли в итоге эту прибыль и уничтожает, что в теории Маркса является еще одним свидетельством ограниченности капиталистического способа производства.

Из развития трудосберегающих технологий Маркс выводит и механизм, который не позволяет цене товара «рабочая сила» подняться в долгосрочном периоде выше его стоимости, определяемой стоимостью средств существования. Именно существование хронической армии безработных вследствие вытеснения труда машинами обеспечивает эффективный механизм сдерживания заработной платы.

Интересно отметить, что у Маркса, как и у Смита, процесс накопления капитала не зависит от внешних условий (величины прибыли, нормы ссудного процента), а является процессом автоматическим. Иными словами, стремление к накоплению, к неустанной погоне за прибылью у капиталиста в крови. Разделяет Маркс и концепцию представителей классической политической экономии о производительном и непроизводительном труде. Как и Смит, Маркс считает производительным только труд, занятый в сфере материального производства, доходы же непроизводительных лиц он рассматривает как результат процесса перераспределения созданного исключительно в сфере материального производства национального дохода.

Но в чем отличие взглядов Маркса от представителей классической политической экономии проявляется достаточно резко, так это в вопросе о возможности общих кризисов перепроизводства. Как вы помните, возможность подобных кризисов и Смит, и Рикардо отрицали. У Маркса же экономические кризисы перепроизводства выступают как элемент циклического развития капиталистической экономики и следствие нарушения условий макроэкономического равновесия. Следует сказать, что именно Маркс первый в истории экономической мысли (если не принимать во внимание попытку физиократов) сформулировал условия макроэкономического равновесия, условия реализации совокупного общественного продукта в стоимостной и натурально-вещественной форме в условиях простого и расширенного воспроизводства. Причину экономических кризисов перепроизводства Маркс усматривал в том, что расширение производства не порождает автоматически пропорционального увеличения эффективного спроса. Однако он отрицал перманентность этого состояния и был не согласен с доктриной постоянного недопотребления, связанного с низкой заработной платой рабочих, отмечая, что именно в периоды, непосредственно предшествующие кризису, заработная плата наиболее высока. Дело скорее в том, по мнению Маркса, что реальная заработная плата рабочих, воплощенная в средствах существования, не увеличивается столь же быстро, как выработка продукции на одного человека и это представляет собой непосредственную причину кризисов.

Интересно у Маркса и описание механизма выхода из экономических кризисов на основе массового обновления капитала. Если вкратце описать этот механизм, то он сводится к следующему. Экономический кризис перепроизводства проявляется, среди прочего, в затоваривании, следствием чего является снижение цен. Стремясь приспособиться к низким ценам, капиталист стремиться снизить издержки путем внедрения нового высокопроизводительного оборудования. Возникает спрос на данное оборудование и новейшие технологии, что влечет за собой увеличение спроса на рабочую силу соответствующей квалификации; последние, получая заработную плату, в свою очередь предъявляют спрос на потребительские товары. Возникает занятость второго, третьего и т. д. порядков. Данный процесс очень напоминает механизм мультипликатора, подробно описанный Дж. Кейнсом.

Эти, а также ряд других идей Маркс изложил в своем известном труде «Капитал», который он писал на протяжении 40 лет, причем только первый том вышел при жизни автора (1864 год), остальные тома вышли под редакцией друга и соратника Маркса Ф.Энгельса.

2. Социально-философские взгляды К.Маркса

Надо сказать, что интерес к марксизму обусловлен не только чисто экономическими аспектами его теории. Как известно, Маркс был не только экономистом, но и философом. Он создал систему, которая охватила все социальные науки и существует определенная согласованность между всеми аспектами марксизма. Поэтому было бы неправильно хотя бы вкратце не остановиться на тех социально-философских взглядах Маркса, которые имеют самое непосредственное отношение к его экономической теории.

Маркс ставил свой целью не просто исследование законов, управляющих производством, распределением и обменом материальных благ, а обнаружение законов развития общественно-экономических формаций, в более широком плане — законов развития человеческого общества. В отличие от представителей классической политической экономии, которые рассматривали капиталистический способ производства как вечный и неизменный, Маркс указал на его преходящий характер и именно с этих позиций исследовал его в своих работах, в частности, в «Капитале».

Как уже упоминалось, капитал, по Марксу, является ничем иным, как накопленным неоплаченным трудом рабочих, результатом присвоения капиталистами прибавочной стоимости. Но не моральное осуждение несправедливости капитализма, что было так характерно для представителей утопического социализма от Т.Мора (1478–1535) до Р.Оуэна (1771–1858) привело Маркса к выводу о необходимости и неизбежности замены капитализма другим общественным строем. Считая противоречия источником движения и развития любой системы, Маркс пытается найти источник развития и смены общественно-экономических формаций. И этим источником, по его мнению, является противоречие между производительными силами общества и производственными (экономическими) отношениями. Капитализм, согласно представлениям Маркса, исчерпает себя только тогда, когда существующие экономические отношения, ядром которых являются отношения собственности, не смогут дать возможность полностью использовать производительные силы общества. В качестве свидетельства, что капитализм уже переходит на заключительную стадию в своем развитии, Маркс указывал на периодически повторяющиеся экономические кризисы. Историческую тенденцию развития капитализма Маркс обозначил в одной из глав первого тома «Капитала», где в сжатой форме дал процесс развития капиталистической системы: от предприятий, основанных на мелкой частной собственности до предприятий-монополистов с высокой степенью концентрации общественного производства и капитала, которые требуют уже, согласно концепции Маркса, общественного управления и контроля. И только тогда частную собственность надо преобразовать, а трудящихся объединить на основе совместного распоряжения, владения и пользования средствами производства. Осуществление последнего и означает переход к другой социально-экономической системе, системе, основанной на общественной собственности на средства производства.

Как видим, перспективы развития капиталистической системы у Маркса не связаны с его трудовой теорией стоимости, тем не менее, именно последней, в силу ее социальной привлекательности, обязан марксизм распространением своих социально-экономических идей. Утверждая, что капитал есть накопленный неоплаченный труд наемных работников, Маркс подвел идеологическую базу под стихийный протест пролетариата. Суть протеста — в восстановлении справедливости, которая заключалась бы в том, чтобы рабочий получал полный продукт своего труда. В частности, идея о праве работника на неурезанный продукт труда легла в основу программы, разработанной немецкими социал-демократами, идеологом которых являлся Ф.Лассаль (1825–1864). Однако требование это с самого начала было утопическим: ни в каком обществе трудящиеся не могут получать полный продукт в свое личное потребление, так как тогда не оставалось бы средств на накопление, общественные нужды, содержание аппарата управления и т. д. И вопрос лишь в том, кто присваивает часть созданного рабочим продукта — государство или частные лица.

Маркс был последним из крупных экономистов, кто придерживался трудовой теории стоимости. Отрицание этой теории последующими поколениями экономистов было не в последнюю очередь связано с выводами, которые непосредственно вытекали из этой теории.

Более того, проблема распределения созданного продукта, которая являлась ключевой проблемой классической политической экономии, также уходит на второй план именно вследствие своей остроты. А центральной проблемой для политической экономии с последней трети девятнадцатого века на несколько десятилетий становится исследование поведения обособленного субъекта в процессе принятия им экономических решений.

ЛЕКЦИЯ 6. АВСТРИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ШКОЛА

1. Теория предельной полезности как теория ценообразования

Одним из основных постулатов классической политической экономии являлось положение, что в основе стоимости и цены товаров лежат затраты труда (или, в другом варианте — издержки производства). Но одновременно продолжала жить идея, идущая еще от Аристотеля, что меновая стоимость и цена товара определяется интенсивностью желаний вступающих в обмен лиц, «звездный час» которой относится к периоду 70-80-х годов девятнадцатого века. Этот период вошел в историю экономической мысли под названием «маржиналисткой революции». Термин «маржиналисткая революция» используется, когда говорят о независимом открытии в 70-х годах девятнадцатого века К.Менгером (австрийцем), С.Джевонсом (англичанином) и Л.Вальрасом (швейцарцем) принципа снижающейся предельной полезности. Суть этого принципа или закона всем вам хорошо известна: полезность, которую приносит каждая последующая единица данного товара (именно ее называют предельной полезностью, а сам термин закрепился и остался в науке навсегда благодаря Ф.Визеру — прим, автора) меньше полезности предыдущей единицы товара. Анализ предельных приращений полезностей товаров и означал переход в экономической науке к анализу предельных величин, анализу дифференциальных уравнений и производных. Но если бы появился только новый метод исследований, вряд ли можно было бы с полным правом говорить о происшедшей революции. Что гораздо существеннее, изменился сам предмет исследований.

Со времен А.Смита основными направлениями исследований в экономической науки были вопросы обеспечения роста общественного богатства, анализ роли различных факторов производства в этом процессе. Можно с полным основанием сказать, что классическая политическая экономия исследовала процессы экономики на макроуровне, особое внимание уделяя проблемам экономического роста, то есть экономической динамики. Маржиналисткая же революция ознаменовала собой переход экономических исследований с макроэкономического уровня на микроэкономический. Центральными вопросами экономической науки стали вопросы исследования поведения экономических субъектов (потребителя и фирмы) в условиях ограниченных ресурсов. Экономика впервые стала наукой, которая изучает взаимосвязь между данными целями и данными ограниченными средствами. Сутью экономической науки стал поиск условий, при которых производственные услуги распределяются с оптимальным результатом между конкурирующими целями. Это вопросы экономической эффективности, и как раз предельный анализ обслуживает данный принцип. Следует добавить, что экономическая модель, которая является предметом маржиналисткого анализа, является статичной, где проблемам экономического роста места нет.

Но нас в первую очередь интересует связь новых подходов, которые провозгласила маржиналисткая революция с концепцией ценообразования. Наиболее полно этот вопрос разработан представителями «австрийской школы», к анализу взглядов которых мы и обратимся. Как мы знаем, со времен Аристотеля экономисты выделяли в товаре две стороны: потребительную стоимость (или полезность) и меновую стоимость (способность товара в определенных пропорциях обмениваться на другой товар). В качестве основы, определяющей пропорции обмена (цен товаров), у основоположников политической экономии (Смита и Рикардо) выступал труд. Полезность же, рассматриваемая как объективная способность вещи удовлетворять какие либо человеческие потребности, представлялась лишь условием осуществления обмена.

Представители же «австрийской школы» не только ввели в экономическую науку понятие субъективной полезности (ценности), но и выдвинули ее в качестве основы ценообразования. Чтобы лучше понять логику их рассуждений, следует уточнить разницу между объективной и субъективной полезностью. Первая представляет собой способность (в принципе!) служить для человеческого благополучия. Субъективная же полезность или ценность представляет собой значимость данной вещи для благополучия (жизненного наслаждения) данного человека. Следовательно, может иметь место ситуация, когда вещь обладает полезностью, но не обладает ценностью. Для образования ценности необходимо, чтобы с полезностью соединялась редкость — редкость не абсолютная, а лишь относительная, то есть по сравнению с размерами существующей потребности в вещах данного рода. И значит, ценностью блага обладают в том случае, если их не хватает для удовлетворения соответствующих потребностей, в противном случае материальные блага ценности не имеют. Первым из представителей «австрийской школы» это положение развил К.Менгер (1840–1921), профессор политической экономии Венского университета. Он отстаивал точку зрения, что анализ цены должен быть сведен к анализу индивидуальных оценок. Пытаясь разрешить парадокс А.Смита о воде и алмазе (именно объяснить, почему алмаз так дорог, а вода дешева, не прибегая к трудовой теории стоимости), Менгер сформулировал принцип снижающейся полезности. Согласно этому принципу стоимость (ценность) какого-либо блага определяется той наименьшей полезностью, которой обладает последняя единица запаса. При этом при определении ценности материальных благ должна браться за основу не шкала видов потребностей, а шкала конкретных потребностей данного конкретного человека. Для иллюстрации этого положения уместно привести таблицу, которая так и называется «таблица Менгера». В этой таблице вертикальные ряды, отмеченные римскими цифрами обозначают различные виды потребностей и их значение в нисходящем порядке: I — представляет собой самый важный вид потребности, например, в пище; V — вид потребностей средней важности, например, потребность в спиртных напитках, Х — самый маловажный вид потребностей. Цифры же в пределах каждого вертикального ряда (арабские цифры) иллюстрируют уменьшение настоятельности данной потребности по мере ее насыщения в порядке убывания от 10 к 11.


История экономической мысли. Курс лекций 1. Теория предельной полезности как теория ценообразования.

Из таблицы видно, что конкретная потребность более важного вида может оказаться стоящей ниже отдельных конкретных потребностей менее важного вида. К примеру, восьмая единица первого вида потребностей будет представлять меньшую ценность или меньшую значимость для благополучия субъекта, чем первая единица седьмого вида потребностей. Уменьшение же ценности благ по мере увеличения их количества представители австрийской школы связывали с «глубоко укоренившимся свойством человеческой натуры», когда одного и того же рода ощущения, повторяясь беспрерывно, начинают доставлять нам все меньше и меньше удовольствия, и наконец, удовольствие это превращается даже в свою противоположность — в неприятность и отвращение. Таким образом, в теории ценности австрийской школы, она может представлять и отрицательную величину. Здесь мы видим формулировку закона убывающей предельной полезности. Но как связано это положение с концепцией ценообразования? Самым непосредственным образом. Ценность (цена) вещи измеряется величиной предельной полезности данной вещи, полезностью последней единицы запаса блага, удовлетворяющей наименее важную потребность. Для иллюстрации уместно привести пример с Робинзоном, у которого имеется в запасе пять мешков зерна, из которых первый нужен для того, чтобы не умереть с голоду, второй — для сохранения здоровья, третий — на откорм птицы, четвертый — на приготовление спиртных напитков, пятый — на содержание попугая. Чем определяется ценность одного (любого) мешка зерна? Согласно взглядам представителей австрийской школы, полезностью последнего мешка, который удовлетворяет наименьшую насущную потребность. Эта предельная единица (полезность) и определяет действительную ценность предыдущих единиц. Предельная полезность, в свою очередь, зависит от количества благ и интенсивности потребления индивида. Таким образом, ценность зависит от степени полезности и степени редкости. Первая определяет высший пункт, до которого предельная полезность может подняться в крайнем случае; вторая — до какого именно пункта предельная полезность действительно поднимается в конкретном случае. Другими словами, высота предельной полезности определяется двумя факторами: субъективными (потребности) и объективными (количеством благ), которое в рамках рассуждений австрийской школы остается раз и навсегда данным.

Однако все рассуждения о субъективной ценности не могут нам объяснить механизм рыночного ценообразования, где, несмотря на все многообразие субъективных оценок, существует единая цена на товар. Попытку разрешить это противоречие предпринял самый яркий представитель австрийской школы Е.Бем-Баверк (1851–1919), введя понятие объективной ценности, под которой он понимает меновые пропорции (цены), которые формируются в ходе конкуренции на рынке. Процесс ценообразования по Бем-Баверку легче всего объяснить, используя его уже ставший хрестоматийным пример с конным рынком. Итак, на рынке сталкиваются покупатели и продавцы, имеющие субъективные оценки относительно того, насколько лошадь полезна именно ему.


История экономической мысли. Курс лекций 1. Теория предельной полезности как теория ценообразования.

Оценки покупателей — это максимальные цены, которые они могли бы уплатить за лошадь, а оценки продавцов — это минимальные цены, которые они согласны были бы получить за своих лошадей. При этом Бем-Баверк вводит еще одно условие: сделки должны быть выгодны как покупателям, так и продавцам. Поэтому никто из них не станет покупать (или продавать) лошадь по цене, равной его собственной оценке. Другими словами, никто не будет менять полезность на равную полезность. Каким же образом в этих условиях будет устанавливаться цена на лошадь?

Предположим, вслед за Бем-Баверком, что торги начнутся с объявления своей цены покупателями — 130 флоринов. Такая цена выгодна всем покупателям. Но она явно не устраивает продавцов: лишь первые двое готовы продать лошадей по данной цене. Налицо дисбаланс спроса и предложения, поэтому между покупателями разгорается соперничество в повышении Цены, которое неизбежно приведет к устранению с рынка отдельных покупателей и возвращению продавцов. В результате этого процесса, предположим, цена установилась на уровне чуть больше 200 флоринов, и в итоге на рынке остается шесть покупателей и пять продавцов. Круг сузился, но спрос пока еще больше предложения. Цена растет дальше и при цене 210 флоринов шестой покупатель уйдете рынка. Спрос равен предложению. Но продавцы, в естественном стремлении получить как можно большую выгоду увеличивают цену, придерживая лошадей. Цена поднимается, но как только она превысит 215 флоринов, на рынке появляется шестой продавец и равновесие опять нарушается. Итак, цена известна. Она установилась в пределах от 210 до 215 флоринов включительно. При этой цене спрос на лошадей и их предложение уравновешиваются. Следовательно, по Бем-Баверку, рыночная цена будет колебаться в пределах максимальной и минимальной цены в результате столкновения на рынках субъективных оценок продавцов и покупателей. При этом уровень рыночной цены не может быть выше оценки первого исключенного продавца (верхняя граница цены) и ниже оценки первого исключенного покупателя (нижняя граница цены), поскольку в противном случае достигнутое равновесие нарушается.

Данная схема ценообразования интересна уже тем, что полностью игнорирует не только роль труда, но в ней даже отсутствует понятие «издержки производства». Единственной фигурой экономической системы становится потребитель. (Как потребитель в этой схеме рассматривается и продавец, который при рыночной цене меньшей, чем его субъективная оценка, сам предъявит спрос на свою продукцию. В нашем примере, уведет свою лошадь с рынка).

Первое, что обращает на себя внимание в теории ценности австрийской школы — абсолютная неэластичность предложения. Теория строится на предположении, что запас благ представляет собой фиксированную величину. Действительно, в этих условиях ценность того или иного товара (блага) зависит исключительно от спроса, который изменяется в зависимости от предельной полезности данных благ. Это означает, что принцип предельной полезности, разработанный представителями австрийской школы, применим к анализу индивидуального потребления в натуральном, изолированном хозяйстве (так называемый принцип робинзонады). И если даже взять модель рыночного хозяйства Бем-Баверка (пример конного рынка), то и она не работает по отношению к продавцу, который помещен в реальные условия развитого товарного производства. Продавец, собственник товара и производитель его, может руководствоваться при определении цены принципом предельной полезности, сбывая на рынке лишь излишки благ. Следовательно, продавец должен вести натуральное хозяйство. Однако в развитой рыночной экономике типичным становится массовое производство на рынок, причем внутри хозяйства производимые им продукты не потребляются совсем и типичным становится полное отсутствие основанных на полезности оценок благ со стороны производящих их хозяйств.

И второе, сам механизм уравнения предельной полезности в процессе обмена происходит при предположении имеющейся цены и данных доходах потребителя. Это означает, что сами субъективные оценки обусловлены уровнем цены и величиной дохода и вне системы цен нет количественного определения полезности. На столь явные недостатки теории предельной полезности как теории, претендующей на объяснение процесса образования ценности (стоимости) обращали внимание как критики так и последователи данной теории.

Рассматривая теорию предельной полезности было бы несправедливо обойти молчанием человека, который сформулировал закон предельной полезности значительно раньше, чем представители австрийской школ, но идеи которого остались незамеченными. Это был немецкий экономист Г.Госсен, который в 1854 году опубликовал работу «Развитие законов общественного обмена и вытекающих отсюда правил человеческой деятельности», где попытался сформулировать законы рационального потребления индивидуумом ограниченного количества благ, которые в дальнейшем получили название первого и второго закона Госсена. Суть первого закона Госсена: величина удовлетворения от каждой дополнительной единицы данного блага в одном непрерывном акте потребления неуклонно снижается и при насыщении равна нулю. Это ни что иное, как закон убывающей предельной полезности. По мнению Госсена, каждое удовольствие представляет собой математически определенную величину, убывающую по мере того, как продолжается удовольствие. Это допущение позволило ему предположить, что существуют вполне определенные моменты, когда человек должен прервать одно удовольствие и перейти к другому. Формулировка правила, на основании которого определяются эти моменты, получила в экономической науке название второго закона Госсена. Суть второго закона Госсена: максимальное удовлетворение потребностей при ограниченном количестве доступных благ достигается тогда, когда потребление каждого блага останавливается в точке, где интенсивность удовольствия (полезность) выравнивается, становится одинаковой для всех. Другими словами, чтобы получить максимальную полезность от потребления заданного набора благ за определенный период времени, необходимо потребить их в таких количествах, при которых предельная полезность всех потребляемых благ была бы равна одной и той же величине. Различные удовольствия, согласно этому закону, должны прерываться в такие моменты времени, чтобы в результате оказались равны последние, бесконечно малые частицы всех удовольствий. Один из вариантов формулировки этого закона выглядит следующим образом: «Для того, чтобы добиться в жизни максимума наслаждения, человек должен распределять свое время и силы при достижении различного рода наслаждений таким образом, чтобы ценность предельного атома каждого получаемого наслаждения равнялась бы усталости, которую он испытал в последний момент затраты своей энергии». Рассматривая условия денежного хозяйства и обозначив предельную полезность как MU, а цену товара как Р, суть второго закона Госсена можно выразить следующим уравнением:


История экономической мысли. Курс лекций 1. Теория предельной полезности как теория ценообразования.

Этот закон можно интерпретировать как закон равных предельных полезностей на одну денежную единицу дохода. Потребление каждого товара продолжается до того момента, пока предельная полезность на денежную единицу дохода (предположим, рубль), истраченный на него, становится в точности равной предельной полезности на рубль, израсходованный на любой другой товар. И хотя теория потребления Госсена представляется не очень удачной абстракцией, законы Госсена легли в основу микроэкономической теории последующего столетия, а методология максимизации полезности, предложенная им, вошла в экономическую науку в качестве классической логики принятия решений.

2. Теория издержек производства

Согласно представлениям австрийской школы, единственным фактором, определяющим пропорции обмена товаров, и соответственно цену, является их предельная полезность. Отсюда следовал логический вывод, что производительные (капитальные) блага ценности не имеют, так как прямо не удовлетворяют человеческие потребности, то есть не обладают непосредственной полезностью. Но совершенно очевидно, что в реальной экономике производительные блага ценность имеют и их цены формируют собой издержки производства. Как же решается проблема издержек производства в рамках представлений австрийской школы?

В экономической науке теория издержек производства, как и теория стоимости, существует в двух вариантах: теории объективных и субъективных издержек. Признание объективного характера издержек характерно для классической школы, где цены факторов производства выводились из так называемых естественных норм вознаграждения, а их уровни определялись отдельными теориями. Земельная рента определялась как дифференциальный излишек сверх предельных издержек возделывания земли, заработная плата — долгосрочными издержками средств существования рабочего, а прибыль представляла собой остаточную величину. В рамках классической школы не ставилось под сомнение реальность издержек производства. Но не случайно австрийскую Школу называют субъективно — психологической школой. Она объявила, что реальные издержки не более чем древнее заблуждение, а один из представителей австрийской школы — Ф.Визер (1851–1926) разработал субъективную теорию издержек. Исходными посылками данной теории являются два положения.

Первое положение гласит, что производительные блага представляют собой будущие, потенциальные блага, ценность их носит производный характер и зависит от ценности конечного продукта, приносящего непосредственное удовлетворение. Следовательно, не издержки производства придают ценность продуктам, а наоборот, издержки производства приобретают ценность от своих продуктов, подобно тому, как луна светит отраженным светом солнца (по образному выражению Бем-Баверка). Получалось, согласно взглядам представителей австрийской школы, что потребительские блага сами наделяют ценностью те производственные ресурсы или факторы, которые участвуют в их изготовлении. Блага первого порядка (потребительские товары — прим, автора) сообщают ценность благам более высоких порядков, которые нужны, чтобы могли появиться на свет те самые первоочередные блага. В этой идее и заключается знаменитая «теория вменения» австрийской школы. Второе положение сводится к утверждению, что предложение представляет собой обратную сторону спроса — спроса тех, кто обладает товаром. При достаточно низких ценах производители сами предъявят спрос на свою продукцию. В нашем примере с конным рынком, если рыночная цена будет ниже оценки полезности лошади конкретным продавцом, он уведет ее с рынка, так как полезность ее в своем хозяйстве оценивает выше. Отсюда следует, что предложение обусловлено не реальными издержками, а издержками отказа от других направлений использования, включая использование самим производителем. Другими словами издержки представляют собой ни что иное, как необходимую плату за отвлечение ресурсов от других вариантов использования; как цены, предлагаемые за услуги факторов, используемые для его производства другими конкурирующими производителями. Можно с полным основанием считать Визера автором «концепции альтернативных затрат», которая представила как спрос, так и предложение зависящими от полезности, сведя все издержки к отказу от полезности. В данной теории издержки — не более чем форма, в которой индивиду сообщается о «желанности» обладания вещью каким-либо другим человеком.

Но каков механизм формирования ценности производительных благ? Выделив наименьшую предельную полезность из суммы потребительских благ, которые созданы определенным производственным благом, Визер назвал ее предельным продуктом. Используя данное понятие Визер сформулировал закон: предельная полезность предельного продукта обусловливает цену производительного блага, которое пошло на его изготовление, и соответствующую часть издержек производства, которые определяют предельные полезности других, непредельных потребительских продуктов, произведенных из указанного блага (так называемый закон Визера). Довольно тяжеловесная конструкция, которая потребовала введение такого понятия как «предельная полезность предельного потребительского блага». Но этим сложности не исчерпывались. Ведь на самом деле в создании предметов потребления участвует совокупность производительных благ (труд, капитал, земля). Представители австрийской школы оказались перед необходимостью разрешить довольно трудный вопрос: какая часть ценности предметов потребления должна быть отнесена (вменена) на счет того или иного производительного блага. И хотя их теория и не является законченной, подход к проблеме представляется достаточно определенным.

Признается, что для получения «хозяйственной пользы» требуется совместное действие нескольких материальных благ, при этом если не достает одного из них, цель не может быть достигнута в полной мере. Такие материальные блага Менгер назвал Комплиментарными (взаимно дополняющими друг друга). Совокупная ценность данной группы материальных благ определяется величиной предельной пользы, которую могут принести все эти материальные блага при совместном использовании. Если, например, три материальные блага: А, В и С составляют комплиментарную группу, и если предельная польза, которые могут принести данные материальные блага при совместном использовании составляет 100 единиц, то и ценность всех трех материальных благ вместе тоже будет равна 100. Однако в реальной жизни обычна ситуация, когда отдельные члены комплиментарной группы сохраняют способность приносить известную пользу вне совместного использования. Предположим, беря наш пример, что благо А, взятое отдельно, может дать предельную пользу — 10, В — 20, С — 30 единиц. Следовательно, суммарная предельная польза в случае раздельного использования составит 50 единиц. Возникает вопрос — какому фактору приписать «излишек» предельной полезности, возникающий при совместном использовании благ. Представители австрийской школы, в частности Бем-Баверк, считают, что данный излишек полезности должен приходится на долю самых труднозамещаемых благ. Бем-Баверк подтверждает правильность своей гипотезы ссылкой на то, что именно в практической жизни из общей суммы дохода вычитаются прежде всего издержки производства, которые представляют собой расходы на способные замещаться производственные блага (наемный труд, сырье, оборудование). Чистый же доход относят за счет не могущих замещаться членов комплиментарной группы (земля, фабрики, предпринимательские способности). Это положение представляет собой своеобразное соединение концепции Ж.Б.Сэя о трех факторах производства с теорией предельной полезности. Но если даже принять эту позицию, то остается открытым вопрос о механизме четкой количественной определенности доли каждого фактора в цене продукта. У представителей австрийской школы ответа на это вопрос нет.

Заканчивая вопрос о теории издержек «австрийской школы», следует сказать, что при всех ее несовершенствах многие положения вошли в современную экономическую теорию. В частности, это положение о том, что ценность средств производства носит производный характер, которое вошло в современный курс в качестве положения о производном характере спроса на факторы производства, зависящего от спроса на конечную продукцию и, конечно, концепция альтернативных затрат.

3. Теория процента Бем-Баверка

Поскольку любая экономическая теория достаточно логична и закончена, не стоит удивляться, что концепция альтернативных издержек присутствует и в теории капитала и процента, разработанной одним из самых ярких представителей австрийской школы Бем-Баверком. Эту проблему он рассматривает в работе «Капитал и прибыль» (1879).

Теория процента как субъективной категории в зачаточном виде присутствует и у упоминавшегося выше английского экономиста Сениора, который рассматривает процент как плату за «воздержание» капиталиста, и у Дж. С.Милля. Но стройность и законченность эта теория приобрела именно у Бем-Баверка, который объяснил процент, используя общий для австрийской школы принцип «убывающей предельной полезности» и концепцию альтернативных затрат. Теорию процента Бем-Баверка иногда называют «психологической теорией процента».

Что же является источником процента? Процент, по Бем-Баверку, возникает из-за отказа от текущего дохода в пользу будущего. В обществе всегда есть люди, готовые заплатить за удовольствие иметь деньги сегодня. Возможность иметь доход сегодня, а не в будущем, получает свою оценку, которая и есть норма процента. Но почему люди готовы платить за обладание благами сегодня? Причина этого, по мнению Бем-Баверка, коренится в недооценке людьми будущего, проистекающей из-за недостаточно развитого воображения, скоротечности жизни и неуверенности в завтрашнем дне. В результате этого появляется избыточный спрос на потребительский кредит, что приводит к положительной норме процента. Тем самым происхождение процента связывается Бем-Баверком с фактором времени. Но оценивает текущие блага выше будущих не только потребитель, но и собственник денежного капитала.

Причина в том, что последний предполагает возрастание в перспективе данного блага, а следовательно, уменьшение предельной полезности его в будущем по сравнению с настоящим. Кстати, это объясняет, почему в динамично развивающейся экономике (что предполагает рост доходов населения) норма процента всегда будет положительной. Люди максимизируют полезность на протяжении всей жизни, и тогда в условиях растущего дохода прирост текущего потребления даст больше пользы, чем прирост потребления в будущем. Таким образом, у Бем-Баверка вся проблема сведена к цене времени. Здесь мы видим неожиданное сходство с взглядами Ф. Аквинского, который рассматривал процент как плату за время, предоставляемое кредитором заемщику.

Однако время, как и «ожидание» капиталиста не могут сами по себе быть источником ценности, как не может быть источником созревания плодов дерева наше сидение под ним. В лучшем случае это может рассматриваться как условие, но отнюдь не как причина. Признать, что источником всех форм дохода, в том числе и процента, является неоплаченный труд рабочих, как это сделал Маркс, Бем-Баверк не может и потому предлагает довольно оригинальное решение проблемы. Согласно его логике, «труд является благом будущего», так как он создает продукт по истечении определенного времени. Следовательно, рабочий, в теории Бем-Баверка, предстает владельцем «будущего блага», а предприниматель, нанявший рабочего, дает ему «настоящее благо» в форме заработной платы. Таков процесс обмена благами между рабочими и предпринимателями. Блага, созданные трудом по истечении времени, из-за более низкой оценки будущих благ по сравнению с настоящим, по ценности превысят размер выплаченного вознаграждения за труд. Это превышение и составит процент или прибыль. По мнению Бем-Баверка, добровольный характер обмена отражает равноценность и справедливость отношений работодателя и рабочего.

Как видим, у Бем-Баверка весь капитал представлен в виде средств существования, авансируемых рабочим и рынок капиталов он рассматривает как рынок авансов, на котором сегодняшний доход обменивается на будущий. Ставка же процента выражает условия, на которых индивидам доступны эти альтернативы. Таким образом, норма процента определяется при обмене труда на предметы потребления. Рабочие недооценивают будущее, так как не могут долго ждать плодов своего труда, и потому результаты чистой производительности капитала присваивается его собственником.

Следует отметить, что Бем-Баверк не смог дать четкого ответа на вопрос, кто должен определять разницу в ценности настоящих благ и благ будущих. Необходимо было найти сколь-нибудь объективный фактор-оценку, поскольку для этой роли не годились субъективные оценки ни рабочего, ни капиталиста. Поэтому Бем-Баверк включает в теорию процента идею о косвенных («окольных» — в его терминологии, прим. автора) методах ведения производства, подразумевая под ними удлинение периода производства на основании использования капиталоемких процессов. Данное удлинение обосновано известным количеством звеньев производства промежуточного характера, что имеет место до момента создания блага. Если, например, Робинзон Крузо, рассуждает Бем-Баверк, использует часть времени на изготовление орудий труда в ущерб сбору необходимых продуктов питания, то его запас потребительских благ уменьшится. Однако в будущем более совершенные орудия труда позволят Робинзону значительно увеличит запас благ по сравнению с настоящим. В этом выражается чистая продуктивность или производительность капитала. И значит, роль капитала в производстве заключается в том, что он дает возможность использовать более продуктивные «окольные» методы производства, которые однако требуют и больших затрат времени. Бем-Баверк выдвинул положение, что величина процента определяется удлинением периодов производства отдельных благ в результате развития косвенных методов производства. Тем самым, величина процента определяется чистой производительностью капитала, то есть его способностью приносить определенный избыток продукта сверх затрат по его применению, где процент как раз и измеряет дополнительный прирост и служит показателем чистой производительности капитала. При этом техническое превосходство сегодняшних благ над будущими заключается, по мнению Бем-Баверка, в том, что сегодняшние блага, вкладываемые в «окольное» производство позволят получить больше продукта в будущем, чем то же самое количество благ, вложенных в будущем в непосредственное производство. Надо сказать, что это слабое место его теории, поскольку сами инвестиции ограничиваются временем, в течение которого мы согласны ждать, прежде чем начнем получать отдачу. И хотя в теории Бем-Баверка процент выступает и как награда за ожидание, и как показатель чистой производительности капитала, в итоге все опять-таки сводится к положительной норме временного предпочтения. Идеи австрийской школы получили широкое распространение и, как увидим в дальнейшем, вошли составной частью во многие экономические теории. Однако явная «однобокость» теории предельной полезности, претендующей на объяснение всех экономических процессов предопределила рост влияния английской и американской экономических школ, к рассмотрению взглядов представителей которых мы и обратимся.

ЛЕКЦИЯ 7. АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ШКОЛА

1. Теория предельной производительности Дж. Кларка

В теории издержек производства австрийской школы в рамках концепции альтернативных затрат ценность производительных благ приравнивалась к ценности принесенных им в жертву благ, приносящих непосредственное удовлетворение. Однако оставался открытым вопрос о том, какая часть их ценности должна быть отнесена на счет того или иного фактора производства. Аналогичная проблема встает и в случае, если мы придерживаемся концепции не субъективных, а объективных издержек в варианте, данном французским экономистом Ж.Б.Сэем. Напомню, взгляд Сэя состоит в том, что все факторы производства (труд, капитал, земля) на равных участвуют в процессе создания стоимости и получают свою долю созданного продукта. Но и здесь остается нерешенным вопрос, как определяется доля данного фактора в стоимости созданной продукции. Вариант ответа на данный вопрос был дан только в конце девятнадцатого века американским экономистом Дж.Б.Кларком (1847–1938) в работе «Распределение богатства» (1899). Взяв за основу теорию «трех факторов производства» Сэя, в своих основных постулатах Кларк опирался также на работы Д.Рикардо и Т.Мальтуса. Он распространил сформулированный ими закон «убывающего плодородия почвы» на все другие факторы производства, сформулировав в общем виде закон «убывающей предельной производительности». Закон гласит, что в условиях, когда хотя один фактор производства остается неизменным, дополнителъное приращение других факторов дает все меньший и меньший прирост продукции. Иными словами, предельный продукт переменного фактора постоянно уменьшается.

В определении же размеров вклада фактора производства в созданный продукт, и соответственно, доли вознаграждения каждого фактора, Кларк заимствовал принцип, который применил Рикардо в своей теории земельной ренты. Именно здесь Рикардо впервые использовал принцип предельных приращений для иллюстрации того, что на долю фиксированного фактора (в рассматриваемом случае — земли) достается остаточная прибыль, определяемая разницей между средним и предельным продуктом переменного фактора.

Используя вышеназванные положения, Кларк предпринял попытку точного определения долей, которые могут быть приписаны специфической производительности труда и капитала. Почему именно на этих факторах производства сосредоточил внимание Кларк? Это станет понятным, если мы приведем цитату из его работы. «Право общества на его существование в его настоящей форме, — пишет Кларк, — оспаривается. Обвинение, тяготеющее над обществом, состоит в том, что оно эксплуатирует труд. Если бы это обвинение было доказано, то каждый честный человек должен был бы стать социалистом. Долгом каждого экономиста является проверка данного обвинения». И Кларк действительно создает вариант теории, где эксплуатация труда капиталом ставится под сомнение.

В теории Кларка каждый фактор производства характеризуется специфической производительностью и создает доход, причем каждый собственник получает свою долю доходов, которую создает принадлежащий ему фактор.

Исходя из закона убывающей предельной производительности Кларк делает вывод, что при неизменном размере капитала каждый дополнительный работник производит меньше продукции, чем ранее принятый. Производительность труда последнего работника называется предельной производительностью труда. По мнению Кларка, только тот продукт, который создается предельным рабочим, можно вменить труду и считать продуктом труда, остальная же часть продукции, то есть разница между «продуктом промышленности» и «продуктом труда» представляет собой продукт капитала.

Основополагающим в теории Кларка является утверждение, что предельный продукт в денежной форме определяет справедливый, естественный уровень дохода, выплачиваемый каждому фактору производства. Естественный, справедливый уровень заработной платы рабочих в нашем примере будет совпадать с ценой предельного продукта, произведенного последним рабочим, то есть с ценой восьми единиц продукции. Если принять предположение Кларка, что заработная плата определяется предельной производительностью труда, то есть предельной производительностью последнего рабочего, то легко объяснить крайне низкую заработную плату в развивающихся странах, ибо в условиях избыточного предложения труда по отношению к суммарному капиталу общества, предельный продукт последней единицы общественного труда будет стремиться к минимуму. Впрочем, утверждение о вознаграждении фактора в соответствии с величиной его предельного продукта Кларк распространяет и на другие факторы производства. В частности, в его теории величина процента как продукта капитала определяется единицей капитала, дающей наименьший прирост продукции. При прочих равных в условиях убывающей предельной производительности чем больше величина суммарного капитала общества, тем ниже процентная ставка. Таким образом, и капиталист, и рабочий являются жертвами «естественных законов», именно закона убывающей предельной производительности. По утверждению Кларка, если нет препятствий для конкуренции, заработная плата, процент и рента будут представлять собой цены факторов производства, совпадающие по величине с их предельным продуктом, или с их предельной производительностью. Интересно отметить, что в модели ценообразования на факторы производства Кларка впервые после классиков политической экономии процесс производства и распределения имеют единую основу — предельный продукт факторов.

Со времени опубликования теория Кларка подвергается критике, которая идет по нескольким направлениям. Во-первых, подвергается сомнению постулат о справедливом распределении доходов на основе предельной производительности факторов производства. Напомню, что сам Кларк рассматривал теорию предельной производительности как механизм, обеспечивающий каждому производственному фактору доход, который отвечает требованиям не только «эффективности», но и «справедливости». Конечно, надо иметь в виду, что Кларк развил эту теорию применительно к условиям совершенной конкуренции, совершенного предвидения и абсолютной мобильности факторов производства. Но даже в этих условиях результаты действия рыночных механизмов вряд ли можно считать справедливыми. Если какой-либо фактор относительно дефицитен, это приведет к установлению высокой цены на него и нет оснований полагать, что эта, продиктованная соображениями эффективности цена будет соответствовать нашим представлениям о справедливости. Во-вторых, теорию предельной производительности вряд ли можно назвать теорией распределения, поскольку настоящая теория распределения должна нам рассказать о распределении доходов в обществе. Теория предельной производительности это скорее теория ценообразования на факторы производства. Но даже здесь она не является теорией ценообразования в полном смысле слова, так как совершенно не затрагивает предложения на соответствующих рынках. Чтобы выйти из этого затруднения, надо принять предположение о совершенной неэластичности, заданности объемов факторов производства.

В связи с вышесказанным, надо сделать вывод, что теория предельной производительности — это не более чем теория формирования цен спроса на производственные факторы. Именно таков современный статус теории предельной производительности и именно в таком виде она вошла в теорию поведения фирмы. Мы уже знаем, что фирма, действующая в условиях совершенной конкуренции, максимизирует прибыль, приравнивая предельные издержки к цене. Максимизация прибыли подразумевает минимизацию издержек, а последнее равносильно вознаграждению факторов производства в соответствии с их предельной производительностью. Если фирма, действующая в условиях совершенной конкуренции, следует правилу равенства взвешенных предельных величин, она наймет ровно столько рабочей силы, чтобы уравнять предельный продукт труда в денежном выражении установившейся ставке заработной платы. Как видим, в современной трактовке теория Кларка уже не претендует на обоснование справедливости распределения созданного продукта, а рассматривается как модель закономерности образования доходов в условиях оптимизации производства и отражения движения цен на факторы производства в реальных условиях рыночной экономики.

Что касается приложимости теории предельной производительности на макроэкономическом уровне, то надо сказать, что на базе этой теории были созданы впоследствии модели производственных функций. Наиболее известной является функция Кобба-Дугласа, названная по имени американского экономиста Дугласа и математика Кобба, разработанная ими в 1928 году на основе соотношения динамики физического объема валового продукта, размеров капитала и количества отработанных рабочими и служащими обрабатывающей промышленности США человеко-часов. Данная функция имеет следующий вид:


История экономической мысли. Курс лекций 1. Теория предельной производительности Дж. Кларка.

где К — количество капитала (используемых средств производства);

L — количество труда;

а, в — степенные показатели, которые показывают, на сколько процентов увеличится валовый продукт, если увеличить на 1 % соответственно количество капитала и труда, каждый раз оставляя количество другого фактора фиксированным;

А — коэффициент пропорциональности; его можно трактовать также как величину, учитывающую все качественные, не выражающиеся в количествах капитала и труда, факторы производства.

В результате расчетов (для рассматриваемого периода), функция приобрела вид:


История экономической мысли. Курс лекций 1. Теория предельной производительности Дж. Кларка.

иначе говоря, увеличение затрат труда на 1 % расширяет объем производства в три раза больше, чем 1 % прироста капитала. В дальнейшем коэффициенты «а» и «в» стали трактоваться как естественные, справедливые показатели распределения национального дохода.

2. Экономические взгляды А. Маршалла

А.Маршалл (1842–1924), англичанин, основатель кембриджской школы в политической экономии, с именем которого связывают становление неоклассического направления в экономической теории. В 1890 году он опубликовал работу «Принципы политической экономии», которая легла в основу экономического образования вплоть до 40-х годов двадцатого столетия. Длительное и мощное воздействие работы А.Маршалла отчасти связывают с компромиссным объединением в своей теории взглядов как представителей классической политической экономии в лице Смита и Рикардо, так и представителей маржиналисткого направления, в частности, «австрийской школы». Отдавая дань уважения классической политической экономии, Маршалл признает, что предметом экономической науки является богатство. Но если Смит и Рикардо анализировали природу богатства нации и источники его возрастания, то Маршалла богатство и деньги интересуют в первую очередь потому, что они служат, по его мнению, единственным пригодным средством для измерения мотивов человеческой деятельности. Он пишет, что «…самым устойчивым стимулом хозяйственной деятельности служит желание получить за нее плату. Она затем может быть израсходована на эгоистические или альтруистические, благородные или низменные цели, и здесь находит проявление многосторонность человеческой натуры. Однако побудительным мотивом выступает определенное количество денег и потому главные мотивы хозяйственной деятельности могут быть косвенно измерены в деньгах». Таким образом, у Маршалла мы видим переход от исследования макроэкономических проблем к микроэкономике, к исследованию побудительных мотивов поведения человека, что составляет один из существенных моментов «маржиналисткой революции».

Полемизируя с классиками, которые считали, что богатство нации создается лишь в сфере материального производства и отсюда вытекали их рекомендации по сокращению сферы непроизводительного труда (сферы услуг), Маршалл выдвигает тезис, что человек не может создавать материальные предметы как таковые — он создает полезности. Реабилитируя непроизводительный труд, Маршалл настаивает, что нет различия между производительным и непроизводительным трудом, между трудом торговца и столяра — торговец перемещает материю так, чтобы она была пригодной к употребленю, столяр делает то же. Таким образом, оба производят полезности.

Нетрудно предположить, что в основе теоретических построений Маршалла лежит закон насыщаемых потребностей или закон убывающей предельной полезности. Он формулирует его следующим образом: «Общая полезность для человека (совокупность приносимого удовольствия или иной выгоды) возрастает с каждым приращением блага, но не с такой скоростью, с какой увеличивается этот запас». Это закон лег в основу его концепции ценообразования, пожалуй, самой знаменитой части экономического учения Маршалла. Но положение, что цена товара определяется исключительно его предельной полезностью уже было сформулировано представителями «австрийской школы». В чем же новизна подхода Маршалла?

Маршалл разработал теорию цены, в которой попытался примирить концепцию ценообразования классической и австрийской школы. Как вы знаете, в классической политической экономии имело место положение о естественной и рыночной цене товара, где последняя объяснялась временным отклонением от естественной цены товара под воздействием различных случайных обстоятельств. Естественная же цена определялась издержками производства и изменялась вместе с естественной нормой каждой из ее составных частей. По мнению представителей классической политической экономии, естественная цена как бы представляла собою центральную цену, к которой постоянно тяготеют цены всех товаров, и эта цена в долгосрочном периоде определялась издержками производства.

Маршалл же разработал теорию цены, которая представляла собой симбиоз издержек производства, предельной полезности, спроса и предложения. Именно Маршалл ввел в экономическую теорию понятия «цена спроса» и «цена предложения». «Цена спроса», по Маршаллу, определяется полезностью товара, при этом саму полезность он рассматривает как максимальную цену, которую готов уплатить за товар покупатель. Иными словами, функция спроса на товар зависит от предельной полезности, а цена спроса ни что иное, как денежная оценка желания. Как видим, в отличие от «австрийской школы» Маршалл связывает категорию предельной полезности только с функцией спроса. Разрабатывая проблему спроса, Маршалл ввел понятие «эластичности спроса». Под эластичностью спроса он понимает функциональную зависимость спроса от изменения цены. Маршалл определяет «эластичность» как соотношение между изменением имеющегося запаса товаров и изменением цены. Спрос на товар является эластичным, если он изменяется в большей степени, чем цена данного товара. Если же изменение спроса на товар происходит в меньшей степени, чем изменение цены, спрос будет неэластичным. Анализируя различные степени эластичности, Маршалл вводит понятие высокой эластичности, низкой эластичности, единичной эластичности, указывая, что эластичность велика для высоких цен и сходит на нет при уровне полного насыщения. Следует отметить, что понятие «эластичность» в дальнейшем стало применяться не только в разработке проблем цены и спроса, но и при анализе соотношения цены и предложения товара, процента и предложения капитала, заработной платы и предложения труда а также при анализе эффективности ценовой политики фирмы.

В анализе «цены предложения» Маршалл стоит на позиции, что последняя определяется исключительно издержками. Однако в отличие от классической политической экономии издержки у Маршалла определяются не реальными затратами, а суммой страданий, которые вызываются трудом и воздержанием от непроизводительного потребления капитала. Данная позиция уходит своими корнями ко взглядам английского экономиста Сениора, о котором мы уже говорили выше. Опираясь на нее Маршалл отмечает, что и рабочий, и предприниматель приносят жертвы в процессе производства. Жертвой со стороны рабочего являются субъективные отрицательные эмоции, связанные с трудовыми усилиями; жертвой работодателя — отсроченные удовольствия от личного потребления или необходимость их ожидания. Акцент на психологическом обосновании издержек производства станет более понятен, если учесть, что в этом утверждении звучит оппозиция Марксу, который считал источником прибыли и процента неоплаченный труд рабочих. Маршалл этого и не скрывает, когда пишет, что любая попытка отстаивать посылку, что процент есть неоплаченный труд молча подразумевает, что оказываемые капиталом услуги являются даровым благом. И если допустить, что товар является только продуктом труда, а не труда и ожидания, то мы неизбежно придем к логическому выводу, что процент и вознаграждение за ожидание не имеют оправданий.

Из приведенных выше рассуждений Маршалл делает вывод, что цена предложения должна обеспечить компенсацию всех отрицательных ощущений: заработная плата — компенсацию за усталость, процент — компенсацию за ожидание, предпринимательский доход — плата за риск. В этом суть методологического подхода Маршалла к определению издержек. При данном подходе хотя кривая возрастающих цен предложения и определяется ростом издержек, последние представляют собой субъективные переживания производителей. В то же время, рассматривая механизм динамики издержек на уровне фирмы, Маршалл ставит их в зависимость от изменения объемов производства. Он рассматривает три возможных модели динамики издержек. Первая модель рассматривает отрасли, где предельные издержки (соответственно, цена предложения) не зависят от объема выпускаемой продукции. В этих отраслях действует закон постоянной отдачи или закон постоянной производительности. Вторая модель рассматривает отрасли, в которых с увеличением объема производства предельные издержки производства единицы продукции снижаются. Здесь действует закон возрастающей отдачи или закон возрастающей производительности. И, наконец, третья модель рассматривает отрасли, где по мере их расширения наблюдается рост предельных издержек и соответственно цен предложения. В данном случае действует закон убывающей отдачи или убывающей производительности. Во втором и третьем варианте Маршалл цену предложения фирм связывает с объемом производства продукции и определяет предельными издержками производства. Таким образом, в теорию цены включается не только психологическая концепция издержек производства, но и значительно более важное в практическом плане положение о зависимости цены предложения от объемов производства.

Дав теоретический анализ «цены спроса» и «цены предложения» Маршалл подходит к определению цены равновесия, которая представляет собой точку пересечения кривых спроса и предложения (динамика спроса определяется убывающей предельной полезностью, а динамика предложения — возрастающими издержками производства). В рамках маршаллианского анализа снимается вопрос о том, что является конечным основанием цен — полезность или издержки. Оба фактора одинаково значимы и спор по этому поводу аналогичен, по выражению Маршалла, спору о том, «разрезает ли кусок бумаги верхнее или нижнее лезвие ножниц». Тем не менее, если вводить в анализ цены равновесия фактор времени (а Маршалл был первый, кто это сделал) и анализировать ситуацию мгновенного, краткосрочного и долгосрочного равновесия, то воздействие спроса и предложения на цену равновесия не будет одинаковым. Маршалл подробно проанализировал эти ситуации, придя к выводу, что в условиях мгновенного равновесия на цену оказывает исключительное влияние спрос, в условиях же долгосрочного равновесия — цена регулируется издержками. Иными словами, чем короче рассматриваемый период, тем больше надлежит учитывать в анализе влияние спроса на цену, а чем этот период продолжительнее, тем большее влияние на цену оказывают издержки.

Анализируя ситуацию мгновенного и краткосрочного равновесия, Маршалл делает вывод, что в этих условиях приоритет получает спрос, потому что предложение в большей степени инерционно и не успевает за колебаниями первого. Это понятно, поскольку для изменения предложения требуется время для создание дополнительных производственных мощностей. На данном временном отрезке повышение спроса ведет к росту цен. Предприниматель в этих условиях получает временный дополнительный доход (квазиренту — по определению Маршалла) которая представляет собой разницу между новой, более высокой ценой товара и издержками производства. Однако она носит временный характер, поскольку высокий дополнительный доход привлекает новых товаропроизводителей, в силу чего предложение увеличивается, цена падает и в долгосрочном периоде квазирента исчезает.

Следует отметить, что в «Принципах политической экономии» анализируется стихийное регулирование цен в условиях свободной конкуренции. В то же время в период написания работы Маршалла происходило быстрое развитие производственных монополий, и он, естественно, не мог обойти вниманием проблему монополии и ее влияния на процессы ценообразования. В данном вопросе Маршалл опирался на теоретическое наследие французского экономиста А.Курно (1801–1877), который еще в 1838 г. в работе «Исследование математических принципов богатства» исследовал проблему установления цен в условиях монополий. Курно с помощью математической модели рассмотрел ценообразование для случая, когда одна фирма концентрирует производство и предложение какого-либо товара и показал, что подобная фирма устанавливает цену значительно выше той, которая, при тех же условиях производства, установилась бы при наличии конкурентов. Превышение монопольной цены над конкурентной Курно объяснил тем, что повышение первой цены встречает только единственное ограничение в виде спроса, в то время как повышение второй цены имеет и другое ограничение в виде политики цен конкурентов.

Маршалл также допускает, что монополия будет ограничивать объем производства товара, ища такой объем при таком уровне цены, который обеспечит ей максимальное расхождение между валовой выручкой и валовыми издержками. Монополист потеряет весь свой монопольный доход, если будет производить такое большое количество, при котором его цена предложения будет равняться цене спроса; количество, которое обеспечит максимальный монопольный доход, всегда значительно менее этого. Однако Маршалл рассматривает монополию как частный случай на общем фоне неограниченной конкуренции, закономерности ценообразования в условиях которой остаются господствующими. Другими словами, теория Маршалла — это теория цен в конкурентных условиях.

Говоря о других аспектах теории ценообразования Маршалла важно упомянуть о «ренте потребителя», которую Маршалл ввел в свою теорию спроса. Эта рента представляет собой избыток общей полезности покупаемых товаров над фактически заплаченной за них суммой денег, то есть разницей между тем, что готовы заплатить покупатели и фактической ценой товара. Маршалл определил этот род потребительского излишка как«…излишек сверх цены, уплачиваемый потребителем в действительности, который он скорее уплатит, чем останется без данной вещи». Маршалл приводит следующий пример: коробок спичек стоит 1 пенс, но для курильщика он столь дорог, что за удовольствие закурить немедленно он готов заплатить значительно дороже. Разница между тем, что готов заплатить курильщик за спички и тем пенсом, который он действительно платит, и есть, по мнению Маршалла, выигрыш или «рента потребителя».

Маршалл формулирует не только закон убывающей предельной полезности, но и закон убывающей предельной производительности, рассматривая его в качестве теории спроса на факторы производства, в частности утверждая, что заработная плата имеет тенденцию быть равной чистому продукту труда. В то же время, отдавая дань классической политической экономии, он пишет, что одновременно заработной плате присуща тенденция находится в тесном, хотя и весьма сложном соотношении с издержками воспроизводства, обучения и содержания производительных работников. Что касается предложения труда, то здесь Маршалл разделяет концепцию У.Джевонса (1835–1882), которого считают основоположником английского варианта теории предельной полезности. Напомню, суть концепции Джевонса в том, что человеческие усилия обладают положительной ценностью, и труд будет предлагаться до тех пор, пока человек ощущает превышение удовлетворенности над неудовлетворенностью. Именно тяготы труда, по мнению как Джевонса, так и Маршалла, управляют предложением производственных усилий. Интересно отметить, что Маршалл распространяет действие второго закона Госсена на процесс производства, где распределение инвестиций между альтернативными возможностями он рассматривает как иллюстрацию равенства отношений предельных полезностей к ценам.

В целом работа Маршалла внесла значительный вклад не только в разработку теории цены равновесия, но также в исследование теории процента, прибыли и ренты. В частности, прибыль Маршалл приписывает четвертому фактору производства — организации, и включает ее в нормальную цену предложения, в отличие от квазиренты. В теории процента он рассматривает его со стороны спроса и предложения капитала, где ставка процента со стороны предложения капитала зависит от предпочтения настоящих благ будущим, а со стороны спроса на капитал — от его производительности.

ЛЕКЦИЯ 8. ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА И ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМ

1. Вклад исторической школы в развитие экономической теории

Для представителей как классического, так и неоклассического (основоположником которого считают А. Маршалла) направлений экономической науки была характерна идея о господстве универсальных экономических законов, действующих независимо от воли и сознания людей. Отсюда вытекала и их уверенность в универсальности моделей экономического поведения и нежелательности государственного вмешательства в экономику. Противниками данного подхода выступили представители немецкой исторической школы, которую условно можно разделить на «старую» и «молодую». Они рассматривали политическую экономию не как науку об общих законах развития, а как науку о национальном хозяйстве, считая, что теория классической школы космополитична и абстрактна. Идеологом «старой» исторической школы, которая сформировалась в 40-х годах девятнадцатого века является Ф.Лист (1789–1846). В своем основном сочинении «Национальная система политической экономии» (1841) Лист утверждает, что экономика отдельных стран развивается по собственным законам и поэтому для каждой страны характерна своя «национальная политическая экономия», задача которой заключается в определении наиболее благоприятных условий для развития производительных сил нации. Таким образом, Лист фактически зачеркивал политическую экономию, подменяя ее экономической политикой. По существу он делает шаг назад по сравнению с классической политической экономией, определяя предмет политической экономии в духе меркантилистов, которые как раз и рассматривали политическую экономию как науку о процветании национального хозяйства. Но не только в этом проявляется сходство взглядов Ф.Листа и меркантилистов.

Как и они, Лист обосновывал необходимость проведения политики протекционизма и подчеркивал определяющую роль государства в развитии экономики, в защите национального рынка, выдвигая так называемый принцип «промышленного воспитания нации». Критикуя принцип неограниченной свободы в международной торговле, Лист настаивал на необходимости развития таких отраслей, которые в данный момент не выдержали бы конкуренции с заграницей. Потерю ценностей вследствие проведения такой политики Лист предлагал рассматривать как плату за промышленное воспитание нации и, совершенно в духе меркантилистов, рекомендовал для защиты отечественного производства использовать такие инструменты протекционистской политики, как высокие таможенные пошлины на импортируемые товары.

Другие представители старой исторической школы, в частности В.Рошер (1817–1894) и К.Книс (1821–1898), вслед за Листом отвергали идею о неизменных, «естественных» законах хозяйства и по сути вели к замене экономической теории экономической историей, которая занималась бы собиранием и описанием экономических фактов. Рошер не уставал повторять, что политическая экономия — это наука о социальном хозяйстве. И с его точки зрения, для ее изучения надо знать семь сторон общественной жизни — язык, религию, искусство, национальность, право, государство и хозяйство. Что касается мотивов действия экономического субъекта, то в его основе, по мнению Рошера, лежит не только эгоизм, но и стремление к справедливости, его ориентация на нравы и обычаи.

Представители «молодой» исторической школы, которая сформировалась в Германии в 80-х годах девятнадцатого века, продолжили традиции «старой» исторической школы в отрицании роли научных абстракций и в склонности к простому собиранию фактического материала. Как вызов классической школе можно расценить высказывание одного из представителей этого направления Л.Брентано (1844–1931), что «точное описание даже самых скромных явлений экономической жизни имеет несравненно большую научную ценность, чем остроумнейшие дедукции из эгоизма». Критикуя позицию представителей классического направления в вопросе снятия всех ограничений на свободу экономической деятельности, они справедливо отмечали, что не существует чисто экономических процессов, они всегда регулируются обычаями или правом. И если, согласно классической политической экономии, конкуренция является механизмом обеспечения справедливости, то согласно воззрениям представителей исторической школы, именно в праве и нравах осуществляется высшее суждение о справедливости. И государство существует как раз для того, чтобы согласовать формы хозяйства с этическими представлениями о справедливости, то есть осуществлять ту задачу, которая раньше решалась церковью. Но даже если допустить отсутствие государственного вмешательства, то, по мнению представителей исторической школы, свободное предпринимательство всегда ограничено нравственными рамками: честностью, обязательностью, верностью слову и т. д. Поэтому фигура «экономического человека» (компетентного эгоиста, стремящегося исключительно к собственной выгоде), вошедшая в экономическую теорию со времен А.Смита являлась для представителей исторической школы бессодержательной абстракцией. Они не только выступали против научных абстракций, но и против математических исследований в области экономики, считая, что реакция человеческой психики слишком сложная задача для дифференциального исчисления. Будучи последовательными в отказе от познания всеобщих объективных законов, возводя в абсолютный принцип национальные особенности (национальный характер, национальная душа, национальная судьба), представители исторической школы считали необходимым включать в экономическую науку и такие дисциплины как историю, этику, право, психологию и даже этнографию.

Критикуя концепцию «экономического человека» представители немецкой исторической школы отмечали, что в своем поведении человек руководствуется не соображениями рациональности, а привычками и традициями. Это касается в первую очередь рынка труда, (к примеру, сын сапожника почти наверняка станет сапожником) а также принципа установления платежей, в частности ренты. Не в последнюю очередь на поведение человека, по мнению представителей данной школы, оказывают влияние и моральные нормы.

Не внеся ничего нового в «чистую» экономическую теорию представители исторической школы много сделали в области конкретных экономических дисциплин, исследовании отдельных сторон экономической жизни на базе широкого использования исторического и статистического материала. С полным основанием можно сказать, что работы представителей «молодой» исторической положили начало такому научному направлению, как экономическая социология, в которой экономические процессы рассматривались с несколько непривычных позиций. В этой связи представляют интерес взгляды Э.Дюркгейма (1858–1917) на причины разделения труда. Как вы помните, у А.Смита причинами разделения труда выступали изначально заложенная в человеке склонность к обмену и эгоизм, понимаемый как стремление к собственной выгоде; а следствием разделения труда являлся рост его производительности и увеличение богатства нации. Дюркгейм же выделяет социальную функцию разделения труда, которую он видит в создании солидарности в обществе. По его мнению, разделение труда существует потому, что оно помогает сохранить общество в условиях возрастания плотности населения. Как известно, на ограниченной территории однородные объекты всегда находятся в конфликтном состоянии; в отношении человеческого общества это означает, что одинаковость людей и социальных групп неизбежно будет порождать напряженность и агрессию. Но там, где существует дифференциация деятельности, возможно восстановление общего порядка без ограничения свободы. Таким образом, по мнению Дюркгейма, разделение труда существует потому, что оно помогает сохранить общество в условиях дифференциации деятельности и возрастания солидарности.

Анализу с точки зрения социологии подверглись не только экономические процессы но и экономические категории. В частности, деньги как социальное явление рассматривает Зиммель (1858–1918) в своей работе «Философия денег», анализируя влияние денежной культуры на изменение психологии человека. Зиммель отмечает, что денежная культура создает экстравагантность (престижное потребление — в терминах Т.Веблена), порождает цинизм и делает существование человека бесхарактерным а труд безразличным, поскольку последний имеет смысл только если приносит доход.

Как уже отмечалось, для представителей исторической школы характерна установка — «человек принадлежит миру культуры». Не случайно у видного представителя «молодой» исторической школы В.Зомбарта (1863–1941) задачей экономического анализа является отыскание духа хозяйственной эпохи, нечто укорененного в социальных устоях, нравах и обычаях данного народа. Он утверждал, что капиталистический хозяйственный уклад возник из недр западноевропейской души — из духа беспокойства и предпринимательства, соединенного с жаждой наживы.

Этой проблеме посвятил свою самую известную работу «Протестантская этика и дух капитализма» М.Вебер (1864–1920), которого с равным основанием можно причислить как к представителям исторической школы, так и институционализма. Капитализм, по Веберу, это не просто стремление к наживе, это рациональное обуздание жажды наживы, это профессиональный труд для получения прибыли на основе мирного обмена, это хозяйственный учет при сопоставлении затрат и результатов. Дух капитализма предполагает строй мышления и поведения, для которого характерно рациональное и систематическое стремление к получению законной прибыли в рамках своей профессии. Но почему данный строй оказался возможным? Почему возник такой тип человека и почему происходят изменения в человеческом характере? Вебер считает, что капитализм обязан своим существованием протестантской этике, для которой высшие качества — трудолюбие, скромность, честность, благотворительность и которые вытекают из религиозных учений Лютера и Кальвина, учений эпохи Реформации.

Согласно учению Лютера, человек исполняет свой долг перед Богом в мирской жизни, профессиональное призвание — веление Господа. Таким образом, мирская деятельность рассматривается как исполнение религиозного долга, в отличие от раннего христианства, которое первоначально выступало как религия, враждебная экономической жизни. В основе религиозного учения Кальвина — догмат об избранности к спасению. Согласно этому учению, на человеке, пришедшем в данный мир, уже лежит клеймо — избранности или проклятья, и человек своими делами ничего не в силах изменить. Но он может увидеть божественный знак: экономический успех — знак милости божьей, а неуспех — знак отверженности. Мораль учения Кальвина заключается в сосредоточении энергии верующего на увеличении и накоплении богатства во славу божью. Как кальвинизм, так и лютеранство формируют новые качества человека бережливость и стремление к накоплению (вспомните тезис А.Смита о том, что тот, кто накопляет является благодетелем нации), аскетизм, всеподавляющее чувство долга.

Вклад М.Вебера состоял в том, что он исследовал взаимосвязь между религиозными идеями и экономической организацией общества, подтверждая тезис исторической школы, что функционирование идей — существенная основа экономического роста. Однако в современном капитализме мы не улавливаем данной связи. Вебер отвечает на это следующим образом. Когда капитализм стал господствующим строем, сама система выбирает тех, кто удовлетворяет условиям ее существования. Она производит отбор тех, кто умеет приспособиться и выжить на основе таких экономических переменных, как прибыль, цены, заработная плата. Не удивительно поэтому, что жажда наживы вытеснила понятие о профессиональном долге, а экономическая деятельность вместо тонкой оболочки религиозной жизни стала, по выражению Вебера, панцирем, через который ничто духовное не может пробиться.

Как видим, у представителей исторической школы религия, культурные и этические нормы выступают не как внешние рамки экономической деятельности, а как существенные элементы, определяющие экономическое поведение человека. Что касается области экономической политики, представители исторической школы были сторонниками жесткой политики протекционизма, что объединяет их с меркантилистами.

2. Институционализм. Экономические взгляды Т.Веблена

Многие элементы из «исторической школы» были восприняты таким направлением экономической мысли как институционализм. Институционализм — направление в экономической мысли, исходящее из постулата, что общественные обычаи регулируют хозяйственную, экономическую деятельность. Отличительной особенностью представителей институционализма является то, что в трактовке социально-экономических явлений они исходят из определяющей роли не индивидуальной (как в политической экономии классического направления), а групповой психологии. Здесь четко прослеживается связь с исторической школой, которая требовала поставить экономический анализ на более широкую социологическую и историческую основу, подчеркивая, что народное хозяйство принадлежит миру культуры.

Становление институционализма связывают с именем американского экономиста Т.Веблена (1857–1929), который поставил в центр исследований не «рационального», а «живого» человека и попытался определить, чем диктуется его поведение на рынке. Как известно, экономические теории девятнадцатого века, особенно это касается маржиналисткого направления в науке, в своих построениях явно или неявно исходили из предпосылки существования «экономического человека», появление которого в экономическом анализе связывают с именем А.Смита. Это человек с независимыми предпочтениями, стремящийся к максимизации собственной выгоды и очень точно знающий, в чем эта выгода состоит. Другими словами, человек экономический — это рациональный эгоист. Веблен поставил под сомнение два основополагающих положения классической школы:

— положение о суверенитете потребителя;

— положение о рациональности его поведения.

Веблен доказал, что в рыночной экономике потребители подвергаются всевозможным видам общественного и психологического давления, вынуждающих их принимать неразумные решения. Именно благодаря Веблену в экономическую теорию вошло понятие «престижное или показное потребление», получившее название «эффект Веблена». Престижное потребление имеет в своей основе существование так называемого «праздного класса», находящегося на вершине социальной пирамиды. Черта, указывающая на принадлежность этому классу — крупная собственность. Именно она приносит почет и уважение. Характеристиками класса крупных собственников являются демонстративная праздность («не труд» — как высшая моральная ценность) и демонстративное потребление, тесно связанное с денежной культурой, где предмет получает эстетическую оценку не по своим качествам, а по своей цене. Другими словами, товары начинают цениться не по их полезным свойствам, а по тому, насколько владение ими отличает человека от окружающих (эффект завистливого сравнения). Чем более расточительным становится данное лицо, тем выше поднимается его престиж. Не случайно в настоящее время существуют такое понятие, как «издержки представительства». Высшие почести воздаются тем, кто, благодаря контролю над собственностью, извлекает из производства больше богатства, не занимаясь полезным трудом. И если демонстративное потребление является подтверждением общественной значимости и успеха, то это вынуждает потребителей среднего класса и бедняков имитировать поведение богатых. Отсюда Веблен делает вывод, что рыночную экономику характеризует не эффективность и целесообразность, а демонстративное расточительство, завистливое сравнение, преднамеренное снижение производительности.

Категория «завистливое сравнение» играет в системе Веблена чрезвычайно важную роль. При помощи этой категории Веблен не только объясняет склонность людей к престижному потреблению, но также стремление к накоплению капитала: собственник меньшего по размеру состояния испытывает зависть к более крупному капиталисту и стремится догнать его; при достижении желаемого уровня появляется стремление перегнать других и т. д. Что касается престижного потребления, то оно, по мнению Веблена, ведет к неправильному применению производительной энергии и, в конечном счете, к потере реального дохода для общества. Не случайно мишенью вебленовской критики в его самой известной работе «Теория праздного класса» (1899) является искусственная психология и ложная идея целесообразности. Веблен не может признать и тезиса, который неявно присутствует в классической политической экономии с ее господством рационального поведения человека, об оправданности любого спроса. Классики «забывают», считает Веблен, что спрос есть проявление экономической системы и в качестве таковой является и результатом и причиной экономических действий. Все пороки экономической системы заключаются в характере спроса (проституция, детский труд, коррупция). Следовательно, этика не может не являться составной частью экономической теории. Как вызов классической политической экономии можно рассматривать мысли Веблена по поводу движущих мотивов человеческого поведения. Не максимизация выгоды, а инстинкт мастерства (изначально заложенное в человеке стремление к творчеству), инстинкт праздного любопытства (продолжение инстинкта игры как формы познания мира) и родительское чувство (забота о ближнем) формируют облик экономики в целом. Очевидно неприятие положения классической школы, что человек стремится к получению максимальной выгоды для себя, подчиняя свои действия «арифметике пользы». Веблен считает, что человек не машина для исчисления ощущений наслаждения и страдания и его поведение не может сводиться к экономическим моделям, основанных на принципах утилитаризма и гедонизма. Веблен, а вслед за ним и другие представители институционализма считали, что теория, дающая удовлетворительную трактовку экономического поведения человека, должна включать и внеэкономические факторы, объяснять поведение в его социальном аспекте. Отсюда вытекало важное для институционалистов требование применять к экономической теории данные социальной психологии. Надо сказать, что Веблена с полным правом можно отнести к основателям такой науки, как экономическая социология.

Интересен и взгляд Веблена на главное противоречие капитализма, которое он рассматривал как противоречие между «бизнесом» и «индустрией». Под индустрией Веблен понимал сферу материального производства, основанную на машинной технике, под бизнесом — сферу обращения (биржевых спекуляций, торговли, кредита). Индустрия, согласно взглядам Веблена, представлена функционирующими предпринимателями, менеджерами и другим инженерно-техническим персоналом, рабочими. Все они заинтересованы в развитии и совершенствовании производства и потому являются носителями прогресса. Представители же бизнеса ориентированы исключительно на прибыль и производство как таковое их не волнует.

В теории Веблена, капитализм (в его терминологии — «денежное хозяйство») проходит две ступени развития: стадию господства предпринимателя, в течение которой власть и собственность принадлежат предпринимателю, и стадию господства финансиста, который не принимает непосредственного участия в производстве. Господство последних основано на абсентеисткой собственности, представленной акциями, облигациями и другими ценными бумагами (фиктивным капиталом), которые приносят огромные спекулятивные доходы. В итоге непомерно расширяется рынок ценных бумаг, и рост размеров «абсентеисткой собственности», которая является основой существования «праздного класса» (финансовой олигархии), во много раз превосходит увеличение стоимости материальных активов корпораций. В результате противоречие между «бизнесом» и «индустрией» обостряется, так как финансовая олигархия получает все большую часть своих доходов за счет операций с фиктивным капиталом, а не за счет роста производства, повышения его эффективности. Веблен постоянно подчеркивал, что развитие индустрии подводит к необходимости преобразований и предсказывал установление в будущем власти технической интеллигенции — «технократии» (лиц, идущих к власти на основании глубокого знания современной техники). В трактовке Веблена основной целью «технократии» является наилучшая работа промышленности, а не прибыль, как для бизнесмена, который к тому же не осуществляют производственных функций и занят лишь финансовой деятельностью, становясь тем самым лишним звеном экономической организации. В сценарии будущего Веблена предполагается забастовка технических специалистов, которая сразу приведет к «параличу старого порядка» и заставит бизнесменов отказаться от руководящих позиций в производстве, от власти. Веблен утверждает, что достаточно объединится незначительному числу инженеров (вплоть до одного процента их общего числа), чтобы «праздный класс» добровольно отказался от власти. В обществе же, которым руководит технократия, производство будет функционировать для удовлетворения потребностей, будет осуществляться эффективное распределение природных ресурсов, справедливое распределение и т. д.

Эти идеи Веблена были подхвачены и развиты американским экономистом и социологом Дж. Гэлбрейтом. Наиболее известной его книгой является работа «Новое индустриальное общество» (1961). В центре концепции Гэлбрейта стоит понятие «техноструктура». Имеется в виду общественная прослойка, включающая ученых, конструкторов, специалистов по технологии, управлению, финансам, то есть по всем специальностям, которые требуются для нормальной работы крупной корпорации, выпускающей десятки или сотни видов продукции. Гэлбрейт утверждает, что целью техноструктуры является не получение прибыли, а постоянный экономический рост, который только и обеспечивает рост должностных окладов и стабильность. Однако интересы экономического роста, необходимым условием которого является рост потребления, ведет к дальнейшему давлению на потребителей со стороны производителей (путем рекламы и других форм давления, о которых писал Веблен, ставя под сомнение постулат о суверенитете потребителя в условиях рыночной экономики). Гэлбрейт отмечает, что чрезвычайно разросся аппарат внушения и убеждения, связанный с продажей товаров. По средствам, которые расходуются на эту деятельность и способностям, которые находят в ней применение, она все более соперничает с процессом производства товаров. В итоге происходит гипертрофированный рост индивидуальных потребностей, а потребности общественные, к которым Гэлбрейт относил и инвестиции в человеческий капитал путем расширения системы образования, приходят в упадок. Цели техноструктуры приходят в противоречие с интересами общества. Это противоречие заключается не только в нагнетании потребительского психоза, но и в том, что результатом господства техноструктуры является разбазаривание природных ресурсов, инфляция и безработица. Эти негативные процессы являются, по Гэлбрейту, результатом соглашательской политики техноструктуры, которая желает жить в мире со всеми слоями общества. Одним из последствий такой политики является рост заработной платы, опережающий рост производительности труда, тем самым открывающим путь инфляции. На основании анализа «вредных» сторон господства технократии Гэлбрейт приходит к выводу о необходимости социального контроля над экономикой со стороны государства, которое включало бы государственное регулирование общественных потребностей, государственное планирование основных народнохозяйственных пропорций и ряд других направлений. Кстати, идея о необходимости социального контроля за экономикой со стороны государства характерна для всех представителей институционализма.

Завершая знакомство с идеями институционализма следует отметить, что в экономической теории это направление скорее не конструктивного, а критического плана. Основной вклад в теорию экономической мысли заключается в том, что представители институционализма поставили под сомнение центральные постулаты классической политической экономии: рациональность поведения индивида, автоматическое достижение оптимального состояния экономической системы, тождественность частно-собственнического интереса общественному благу. Отмечая недостатки функционирования капиталистической системы (показное потребление, устранение конкуренции, ограничение выпуска товаров), они настаивали на необходимости регулирующих мер со стороны государства. Они также настаивали на том, чтобы объектом изучения в экономической теории стал не рациональный, а реальный человек, часто действующий иррационально под влиянием страха, плохо осознанных устремлений и давления со стороны общества. Как отмечалось, на поведении людей сказываются мотивы демонстративного потребления, завистливого сравнения, инстинкт подражания, закон социального статуса и другие врожденные и приобретенные склонности. Поэтому представители институционализма являются сторонниками междисциплинарного подхода, и настаивают на включении в экономический анализ таких дисциплин, как психологию, антропологию, биологию, право и ряд других. Институционализм как течение экономической мысли достаточно расплывчато, нет экономической модели, четких посылок, которые так характерны для классической политической экономии; в конструктивном плане он мало что дал, но его критический заряд оказал влияние на дальнейшее развитие экономической теории, оказав влияние на взгляды экономистов двадцатого столетия, в частности, такого выдающегося экономиста как Й.Шумпетер.

ЛЕКЦИЯ 9. ТЕОРИИ ОБЩЕГО РАВНОВЕСИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

1. Л.Вальрас. Создание модели общего экономического равновесия

По мнению некоторых исследователей в области истории экономической мысли, Л.Вальрас (1834–1910) является величайшим экономистом девятнадцатого столетия. Такое признание он заслужил за разработку системы общего рыночного равновесия, которая получила название замкнутой модели экономического равновесия, изложенной в его основной работе «Элементы чистой политической экономии» (1874).

Вальрас сделал попытку создания замкнутой математической модели общего экономического равновесия на базе принципа субъективной полезности и посылки, что все экономические субъекты производства делятся на две группы: владельцы производительных услуг (земли, труда и капитала) и предпринимателей. Экономические связи между ними Вальрас выразил через систему взаимосвязанных уравнений, но для простоты изложения можно проиллюстрировать ход его рассуждений при помощи схемы.

Под домохозяйствами подразумеваются собственники факторов производства (труда, капитала, земли) под предприятиями — покупатели факторов производства и одновременно производители товаров и услуг. Как видим, у Вальраса владельцы производительных услуг являются одновременно продавцами.


История экономической мысли. Курс лекций 1. Л.Вальрас. Создание модели общего экономического равновесия.

указанных услуг и покупателями предметов потребления а предприниматели — покупателями производительных услуг и продавцами потребительских продуктов. Таким образом, производство и потребление оказываются связанными посредством двух взаимодействующих рынков: рынков производительных услуг (или факторов производства) и потребительских продуктов.

Предложение производительных услуг и спрос на продукты увязываются следующим образом: предложение производительных услуг рассматриваются как функция рыночных цен на эти услуги, а спрос на продукты — как функция цен производительных услуг (так как они определяют доходы собственников факторов производства) и цен этих продуктов.

Безусловно, рынки факторов производства и продуктов взаимосвязаны, но откуда следует, что они находятся в состоянии равновесия? Чтобы ответить на данный вопрос, давайте проследим движение ресурсов и продуктов в натуральной и денежной форме. Начнем с домохозяйств. Собственники факторов производства продают их на рынке ресурсов, получая доход, который представляет собой ни что иное, как цены факторов производства. С полученными доходами они идут на рынок продуктов, обменивая их на необходимые товары и услуги. Обратим внимание на то, что в схеме Вальраса домохозяйства полностью тратят свои доходы, то есть сумма полученных доходов равна сумме потребительских расходов, в силу чего накопление отсутствует. Предприятия же, в свою очередь, также связаны с рынком ресурсов и продуктов. Однако то, что для домохозяйств является доходами (цены факторов производства), для предприятий являются издержками, то есть выплатами владельцам факторов производства, которые они покрывают за счет валовой выручки от продаж товаров и услуг на рынке продуктов. Круг замкнулся. В модели Вальраса цены факторов производства равны издержкам предприятий, которые равны валовой выручке предприятий, а последние, в свою очередь, равны потребительским расходам домохозяйств. Другими словами, равновесное состояние рынков означает, что спрос и предложение производительных услуг равны, существует постоянная устойчивая цена на рынке продуктов, и продажная цена продуктов равна издержкам, которые представляют собой цены факторов производства.

Модель Вальраса, хотя и является логически завершенной, носит чересчур абстрактный характер, так как исключает многие важные элементы реальной экономической жизни.

Кроме отсутствия накопления, к числу чрезмерных упрощений следует отнести:

— статичность модели (предполагается неизменность запаса и номенклатуры продуктов, а также неизменность способов производства и потребительских предпочтений);

— предположение о существовании совершенной конкуренции и идеальной информированности субъектов производства.

Иными словами, проблемы экономического роста, нововведений, изменения потребительских вкусов, экономических циклов остались за пределами модели Вальраса. Заслуга Вальраса скорее в постановке проблемы, чем в ее решении. Она дала толчок экономической мысли к поиску моделей динамического равновесия и экономического роста. Развитие идей Вальраса мы находим в работах американского экономиста В.Леонтьева, чья алгебраическая теория анализа модели «затраты — выпуск» в сороковые годы двадцатого века дала возможность численного решения больших систем уравнений, получивших название «балансовых». Однако первым экономистом, который исследовал вопросы динамического развития в рамках неоклассической теории явился Й.Шумпетер.

2. Экономические взгляды Й.Шумпетера

До сих пор мы рассматривали различные экономические школы, хотя это деление в достаточной степени условно. Но в даже такое условное деление не вписывается фигура Й.Шумпетера, который в истории экономической мысли стоит особняком, сочетая в своей теории как элементы институционализма, так и посылки неоклассического направления экономической науки. Й.Шумпетер (1883–1950), экономист и социолог, родился в Австрии, где приобрел известность как теоретик с выходом одной из самых известных своих работ «Теория экономического развития» (1912). С 1932 года Шумпетер жил и работал В США, являясь профессором Гарвардского Университета, где опубликовал не менее знаменитые работы «Экономические циклы» (1939) и «Капитализм, социализм и демократия» (1942).

Уже в работе «Теория экономического развития» Шумпетер, в отличие от Вальраса, который исследовал условия статического равновесия, разрабатывает теорию экономического развития, ставя в центр анализа те внутренние факторы, которые вызывают экономическое развитие системы. Само слово «развитие» — это уже новость для неоклассической теории, поскольку, как известно, она тяготела к рассмотрению статических задач. В центр ее внимания были поставлены две фундаментальные идеи: наилучшее использование имеющихся ресурсов и равновесие (частичное — у Маршалла, общее — у Вальраса). И Шумпетер сначала, совершенно в духе неоклассической теории, начинает свой анализ со статической модели, где все параметры производства, обмена, распределения и потребления остаются неизменными. Все, как бы движется по кругу. Шумпетер так и называет это состояние — хозяйственный кругооборот.

Рассматривая модель Вальраса, мы отмечали, что при подобном равновесии все доходы равны затратам и ценность любого продукта производства равна ценности использованных факторов производства, где формирование ценностей подчиняется закону альтернативных издержек. Предпринимательская прибыль отсутствует (избыток цены над оплатой факторов производства, приобретенных на стороне, представляет собой издержки упущенных возможностей непосредственного организатора производства). Это чистая неоклассическая модель. Шумпетер добавляет, что в ней отсутствует не только прибыль, но и процент, так как (поскольку мы имеем процесс неизменного хозяйственного кругооборота) нет оснований делать различие между нынешним доходом и будущим.

Но вклад Шумпетера в экономическую теорию заключается как раз в том, что он исследует те факторы, которые «взрывают» равновесие рыночной системы изнутри. Этими внутренними факторами становятся новые производственные комбинации, которые и определяют динамические изменения в экономике. Шумпетер выделяет несколько видов принципиально новых комбинаций факторов производства:

— создание нового продукта;

— использование новой технологии производства;

— использование новой организации производства;

— открытие новых рынков сбыта и источников сырья.

Новые комбинации факторов производства получили названия «нововведения». Следует подчеркнуть, что в терминологии Шумпетера «нововведение» не является синонимом слова «изобретение». Предпринимательская деятельность связана с применением уже имеющихся средств, а не с созданием новых. Возможности нового применения средств в избытке находятся сами по себе, они могут быть известны. Но, как полагает Шумпетер, это «мертвые» возможности. Предприниматель же осуществляет их наделе, преодолевая технологические и финансовые затруднения и открывает новые пути получения прибыли, которую следует рассматривать как избыток над тем доходом, который установился в процессе кругооборота. И именно предпринимателю — человеку, в функцию которого входит реализация новой комбинации факторов производства, отводится в концепции экономического развития Шумпетера особо важная роль. Следует подчеркнуть, что предпринимательство, по Шумпетеру, особый дар, свойство человеческого характера, никоим образом не зависящее от классовой, социальной принадлежности. Этот тип характера отличают следующие особенности:

— опора на собственные силы;

— предпочтение риска;

— ценность собственной независимости;

— ориентация на собственное мнение;

— потребность в достижении успеха, при том, что самоценность денег для него невелика;

— и как ключевое качество предпринимателя — стремление к нововведению.

Предприниматель представляет собой главного субъекта экономического развития. Именно благодаря его активности осуществляется технический прогресс, создается избыток ценности, «взламывается» стационарная ситуация и экономика получает стимул к развитию. Интересно посмотреть, как в теории предпринимательства Шумпетер примиряет концепцию рационального («экономического») и реального («иррационального») человека, объекта исследований экономистов институционального направления. Рассматривая мотивы хозяйственной деятельности в статическом состоянии, Шумпетер выделяет мотив удовлетворения потребностей на основе рационального поведения (максимизации полезности или выгоды). Рассматривая же динамическую модель, Шумпетер считает, что мотивы предпринимательской деятельности иррациональны, ибо главными мотивами становятся саморазвитие личности, успех, радость творчества. Предпринимателем движет жажда деятельности и воля к победе. Любопытно отметить, что предприниматель, по мнению Шумпетера, не отягощен избытком интеллекта и в данном случае это является положительным качеством. Именно относительная ограниченность кругозора не дает ему возможности сравнивать множество различных вариантов достижения цели и предаваться долгим колебаниям. Выделение иррациональных мотивов в поведении предпринимателя привело к признанию того, что теория предпринимательства именно та сфера, где экономическая наука и психология нашли общий язык, что способствовало появлению такой науки, как «экономическая психология».

Капиталистическое производство, по Шумпетеру, не может существовать без постоянных революционных изменений в технике и технологии производства, освоения новых рынков, реорганизации рыночных структур. Такие постоянные инновации, осуществляемые в производственном процессе, являются главным источником прибыли, не существующей в ситуации простого воспроизводства (или, по выражению Шумпетера, хозяйственного кругооборота). Прибыль имеет место лишь тогда, когда экономика находится в постоянном движении, в процессе динамического развития.

В связи с разработкой динамической модели экономического развития, Шумпетер ввел понятия «эффективной конкуренции» и «эффективной монополии», связав их с процессом нововведений и функцией предпринимательства. Нововведения, по Шумпетеру, стержень конкуренции нового типа, гораздо более действенный, чем ценовая конкуренция. Нововведения открывают возможность изменять не только технологию и продукцию, но и оказывают влияние на структуру спроса, условия формирования издержек и цен. И конкуренцию, стимулируемую стремлением к получению прибыли за счет преимуществ в издержках производства и качестве самого продукта, Шумпетер назвал «эффективной конкуренцией». В концепции Шумпетера с нововведениями связана и монополия нового типа, отличающаяся от тех форм монополии, которые основываются на особых правах и привилегиях, собственности на ограниченные ресурсы или дефицитные блага. Монополию, которая представляет собой следствие нововведений, Шумпетер назвал эффективной, так как она формируется в условиях активной конкуренции, и по его мнению, несовместима с застойностью и эксплуатацией посредством механизма цен. Монопольная прибыль, получаемая новатором, является стимулом и вознаграждением за нововведения. В то же время она — явление преходящее для той или иной компании, так как исчезает под действием того же механизма конкуренции, которому обязана своим существованием монополия, то есть вследствие конкретных нововведений. Таким образом, в теории Шумпетера «эффективная монополия» является естественным элементом экономического развития.

Важную роль в исследовании внутренних факторов экономического роста Шумпетер уделял кредиту, рассматривая его как важнейшее условие использования существующих факторов для создания новых производственных комбинаций. Чтобы предприниматели-новаторы могли получить в свое распоряжение средства производства, они должны пользоваться банковским кредитом. Банки «создают» деньги для новаторов, и с этого начинается перераспределение потока ресурсов, то есть общественного капитала. Таким образом, банки, по мнению Шумпетера, являются особым феноменом развития, которые, выступая от имени народного хозяйства, выдают полномочия на осуществление новых производственных комбинаций. Они выступают как необходимые посредники между желанием осуществить инновацию и возможностью сделать это. Плата за предоставление таких возможностей и представляет собой процент, который является ценой, уплаченной за приобретение новых производительных сил. По мнению Шумпетера, именно развитие в подлинном смысле этого слова (а не кругооборот), в принципе нуждается в кредите. Но вернемся к предпринимателю. Получив ссуду, он идет на рынок факторов производства, где, по нашему предположению, царит полное равновесие спроса и предложения и нарушает его. Ему требуется дополнительное количество ресурсов и он предлагает за них повышенную цену. Нарушается система равновесных цен, изменяется направление потоков ресурсов, а значит, и потоков потребительских товаров. Ломается весь ритм кругооборота, вся система цен, издержек и доходов. Кто-то при этом разоряется, но основная масса предпринимателей следует за новатором — и такое «возмущение» системы происходит постоянно. Именно оно является обычным состоянием, а не равновесный кругооборот. И именно поэтому постоянно существует предпринимательская прибыль и по этим причинам капитализм не стоит на месте, а непрерывно развивается.

Шумпетер отдает себе отчет в том, что увеличение денег в обращении благодаря предоставленному банками кредиту вызывает общее повышение цен, в первую очередь на производственные ресурсы, в том числе и оплату труда. Но, по мнению Шумпетера, это не просто инфляция, как она рассматривается в количественной теории. В результате этой первоначальной инфляции течение хозяйственного кругооборота нарушается: предприятия, которые работают традиционно, терпят банкротство (поскольку в новых условиях доходы не покрывают расходов), предприниматели-новаторы, наоборот, получают прибыль. Происходит не просто повышение цен, но и параллельное изменение экономической структуры, переход на новый виток спирали развития. Таким образом, банковский кредит оказывается тесно связанным с феноменом экономического развития, а деньги выполняют функцию не просто средства обращения и измерителя ценностей, а играют роль катализатора экономического роста, в том числе через посредство прибыли и процента.

С новаторской деятельностью Шумпетер связывает и циклическую форму развития экономики. Исследованию этой проблемы он посвящает работу «Экономические циклы» (1939 г.) Выделив и установив связь между тремя типами циклов (длительных, классических и коротких), Шумпетер выводит существование экономических циклов из периодов внедрения изобретений. Последние осуществляются рывками, когда одно изобретение «тянет» за собой гроздь нововведений. Как пишет Шумпетер, каждая инновация вызывает волну подражаний, расходящуюся во все стороны. Множество таких волн расходится одновременно, они накладываются друг на друга и такое движение (при суммировании всех волн) не может быть плавным и равномерным. Оно порождает периоды общего подъема, которые могут сменяться периодами общего спада. В этом суть подхода Шумпетера к анализу экономических циклов. Причину же экономических кризисов он видел в панике, связанной с прекращением экономического бума, выделяя психологический мотив как центральный в объяснении данного экономического явления.

Шумпетер был не только экономистом, но и социологом, которого интересовали перспективы развития капитализма. Напомню, что движущей силой развития у Шумпетера — предприниматель, новатор. Именно поэтому основу существования капитализма Шумпетер видел в частнопредпринимательской системе классического типа, основанной на мелкой и средней собственности. При накоплении же богатства, его институционализации, возникновении корпораций происходит деперсонализация инновационной деятельности, меняется культура и характер мышления. Главными фигурами в деловом мире становятся менеджеры, управляющие крупных корпораций. Но менеджер обладает совершенно другими чертами, нежели предприниматель и вместо стремления к нововведениям, риску и независимости мы видим осторожность, стремление к продвижению по службе и власти, к согласованности принятия решений на всех уровнях. И это не случайно, поскольку иерархическая (бюрократическая) структура крупной корпорации порождает как относительно слабые стимулы деятельности, которые неадекватны стимулам к риску у предпринимателей, так и определенную потерю ответственности за ведение дела. Да и само поведение «человека организации», предполагающее верность, послушание, безотказность не имеет ничего общего с поведением предпринимателя. Исчезает фигура предпринимателя — исчезает и возможность экономического развития. Более того, уход со сцены предпринимателя означает и скорую гибель буржуазии, поскольку процент выплачивается из его прибыли.

Кроме того, исчезновение фигуры предпринимателя приведет к разрушению социальной базы капитализма, основой которой является индивидуальный собственник. Но главная причина скорой, по мнению Шумпетера, гибели капитализма лежит не в сфере экономики, а в сфере культурной надстройки, так как в обществе формируется враждебное отношение к предпринимателям со стороны других социальных групп. Вину за это Шумпетер возлагает на радикальных интеллектуалов с их непомерной амбициозностью. Он отмечает, что одной из характерных особенностей цивилизации позднего капитализма является растущая доступность образования, в том числе высшего. Число высокообразованных людей растет, но адекватного роста рабочих мест, соответствующих их притязаниям, не наблюдается. И тогда большая армия интеллектуалов начинает искать причины своего неудовлетворительного положения в недостатках существующего общественного строя, реализуясь в его яростной критике. Таким образом, по мнению Шумпетера, формируется среда, непригодная для предпринимательства и оно исчезнет, а вместе с его исчезновением прекратится социальный и общественный прогресс. Напрашивается парадоксальный вывод, что капитализм отомрет под бременем собственных успехов — высоких темпов экономического развития, приводящему к господству «большого бизнеса» и доступности образования.

Но вернемся вновь к экономическим аспектам взглядов Шумпетера и рассмотрим более подробно его концепцию прибыли и предпринимательства на фоне эволюции теорий прибыли.

3. Эволюция теорий прибыли и предпринимательства

В современной трактовке чистая прибыль рассматривается как остаток после того, как совершены выплаты владельцем всех факторов производства (процент, рента, заработная плата), включая сюда издержки упущенных возможностей или так называемые неявные издержки. В условиях совершенной конкуренции совокупный продукт сводится к выплатам факторам производства то есть в этих условиях экономической (чистой) прибыли не существует. Однако такой взгляд на прибыль существовал не всегда и его эволюция была тесно связана с эволюцией взглядов на предпринимательство.

Понятие предпринимателя, выполняющего функцию, полностью отличную от функций капиталиста и управляющего, формализовал в середине восемнадцатого века французский экономист Р.Кантимон. Он показал, что расхождение между рыночным спросом и предложением создают возможности покупать дешево и продавать дорого. И людей, использующих возможности извлечения прибыли в этих условиях, Кантильон назвал предпринимателями, т. е. индивидами, желающими купить по известной цене и продать по неизвестной. Более того, он отметил, что эти действия не обязательно требуют производственной деятельности и не обязательно поглощают личные средства предпринимателя. По Кантильону, предпринимательская прибыль — это вопрос предвидения и желания брать на себя риск, а само предпринимательство — экономическая функция особого рода, состоящая в приведении предложения в соответствии со спросом на различных товарных рынках. Эта идея Кантильона получила дальнейшее развитие в работах американского экономиста Ф.Найта. Что касается представителей классической политической экономии, то ни Смит, ни Рикардо функций предпринимателя не выделяли, очевидно считая, что процессы производства и капиталовложений являются более или менее автоматическими, не требующих принятия решений относительно оценок риска и всякого рода предвидения.

Также они не проводили четкого различия между прибылью и процентом.

Так что в рассмотрении концепций предпринимательства следует сразу перейти от Кантильона к Ж.Б.Сэю, который, с одной стороны, различал предоставление предприятию капитала, а с другой стороны, многочисленные функции надзора, руководства, контроля и оценки. Вознаграждением за первую функцию является процент, а прибыль выступает как вознаграждение за рациональное соединение всех факторов производства. Сэй обращал внимание на творческий характер этой функции в отличие от рутинных, повседневных операций по управлению производством, фактически разграничивая функции предпринимателя и простого управляющего. «Маржиналисткая революция» сняла проблему, так как в условиях совершенной конкуренции и статического равновесия совокупный продукт в точности сводится к факторным выплатам в соответствии с принципом предельной производительности. И то, что классики называли прибылью, теперь получает название процента.

Не случайно поэтому интерес к теории прибыли совпадает с интересом к анализу динамических моделей. И вклад Шумпетера в теорию прибыли несомненен. Прибыль в его динамической модели экономического развития выступает как вознаграждение за предпринимательскую деятельность, за открытие и реализацию новых комбинаций факторов производства, за воплощение ранее неизвестных, новых рыночных возможностей в виде новых товаров, услуг, технологий и т. д. По Шумпетеру предпринимательская прибыль носит временный, недолговечный характер и исчезает, как только новаторская форма производства превращается в традиционную, повторяющуюся деятельность. Сам же предприниматель, как мы уже отмечали, представляет собой особый социальный тип, обладающий способностью к реализации многообразных рыночных возможностей.

Как составная часть в современную теорию прибыли входит взгляд на природу прибыли, высказанный американским экономистом Ф.Найтом (1885–1972) в своей известной книге «Риск, неопределенность, прибыль» (1921), где он рассматривает прибыль как доход за несение бремени неопределенности. При этом Найт проводит четкое различие между понятиями «риск» и «неопределенность». По его мнению, значительная часть рисков в экономическом процессе исчислима, является объектом страхования и потому становится статьей издержек производства, вычитаемой из прибыли. Прибыль же, по Найту, вытекает из подлинной неопределенности и представляет собой непредвиденную разницу между ожидавшимися и реальными поступлениями от продаж как следствие угадывания цены. Следовательно, прибыль может быть как положительной, так и отрицательной величиной. Неопределенность порождает несоответствие между действительным и ожидаемым доходом и количественным выражением этого несоответствия и является прибыль (убыток). Как следствие, прибыль исчезнет в стационарной экономике, где все будущие события могут быть предугаданы.

Кроме теорий, объясняющих прибыль:

а) как временного дохода, получаемого от технических нововведений (И.Шумпетер);

б) как результата неопределенного характера будущих событий (Ф.Найт);

существует еще один аспект прибыли:

в) прибыли как дохода, порождаемого существованием монополий.

Прибыль может существовать при наличии хотя бы одного из этих условий. В условиях же совершенной конкуренции, существующей в статических условиях при полной определенности перспектив, понижение цен до уровня издержек производства ликвидирует всякую дополнительную прибыль сверх суммы заработной платы, процента и ренты, складывающейся под влиянием конкуренции.

Анализу статического равновесия и проблемам оптимального распределения ресурсов в условиях совершенной конкуренции было посвящено подавляющее количество экономических исследований последней трети девятнадцатого — начала двадцатого века. Однако усиление монополистических тенденций в экономике заставило обратить внимание на проблему ценообразования и распределения ресурсов в условиях господства монополий.

ЛЕКЦИЯ 10. ТЕОРИИ МОНОПОЛИИ И МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ

1. Анализ процесса монополизации экономики представителями исторической школы и марксизма

На процесс усиления монополизации экономики в последней трети девятнадцатого века первыми обратили внимание представители немецкой исторической школы, и это не случайно, поскольку именно они в своих исследованиях сделали акцент на описании отдельных экономических процессов, собирании фактического материала. Эту стадию развития капитализма они назвали империализмом по аналогии с процессом формирования империй прошлого — римской, персидской и др. Поскольку самым ярким проявлением империализма стал захват колоний, поначалу он был рассмотрен как чисто политический феномен. Любопытно, что Й.Шумпетер не согласился с такой трактовкой, доказывая в своей книге «Социология империализма», что капитализм и агрессия несовместимы, так как товарные отношения формируют тип человека, который стремиться решать проблемы мирным путем; иными словами, получать необходимые блага с помощью честной сделки, а не с помощью насилия. Нельзя вывести, по Шумпетеру, империалистическую политику из экономических отношений капитализма, а надо апеллировать к нерациональности человека, к привычкам, обычаям, психологии, доставшимся человеку в наследство от феодализма. Здесь Шумпетер выступает как представитель институционального направления.

Анализу империализма были посвящены многие исследования представителей германского социал-демократического движения, наиболее известной является работа Р.Гильфердинга (1877–1941) «Финансовый капитал» (1910), в которой он сделал одну из первых попыток дать научное объяснение новым явлениям капитализма. Гильфердинг принимает положение и классической школы, и марксизма, что стремление к возможно более высокой прибыли имеет объективным результатом тенденцию к установлению равной средней нормы прибыли на равные по величине капиталы. Этот результат достигается конкуренцией капиталов из-за сфер применения, постоянным приливом капитала в такие сферы, где норма прибыли выше средней и постоянным отливом из таких сфер, где она ниже средней. Однако Гильфердинг обращает внимание на то, что эти постоянные «приливы» и «отливы» наталкиваются на препятствия, увеличивающиеся с уровнем капиталистического развития, к которым, в первую очередь, следует отнести колоссальное увеличение основного капитала. На этой базе возникают промышленные монополии. Тенденции к монополизации промышленности стимулируются, по мнению Гильфердинга, заинтересованностью банковского капитала, который стремится к абсолютному устранению конкуренции между теми предприятиями, в которых он принимает участие. Так возникает финансовой капитал, который, по выражению Гильфердинга, «…хочет не свободы, а господства. Он не видит смысла в самостоятельности индивидуального капиталиста и требует ограничения последнего. Он с отвращением относится к анархии конкуренции и стремится к организации… Он нуждается в политически сильном государстве. Ему нужно государство, которое повсюду в мире может осуществлять вмешательство, чтобы весь мир превратить в сферу приложения своего финансового капитала». Здесь Гильфердинг выступает как последователь марксизма, однако в дальнейшем он становится сторонником теории «организованного капитализма», где рассматривается благотворная роль промышленных и банковских монополий как факторов упорядочения производства, устранения кризисов перепроизводства. Согласно более поздним взглядам Р.Гильфердинга, господство крупных банков над промышленностью, концентрация финансового могущества позволяет планировать производство и открывает возможность бескризисного развития.

Значительное внимание рассмотрению феномена империализма было дано в марксисткой экономической литературе. Наиболее известной является работа В.И.Ульянова (Ленина) (1870–1924) «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916), которая в значительной своей части основана на материалах работы Р.Гильфердинга. Используя положение марксизма, что основой развития общества (как базиса, так и надстройки) является развитие производительных сил, Ленин показал, что основой процесса монополизации явилась серия крупных открытий последней трети девятнадцатого века, которые привели к изменению структуры народного хозяйства. Основой экономики стала тяжелая промышленность, в которой концентрация производства и капитала несравнимо выше, чем в легкой. Производство сосредотачивается на нескольких крупных предприятиях и возникает возможность договора между ними, в первую очередь, договора о поддержании высокого уровня цен. Не случайно первой формой монополии, возникшей на основе концентрации производства, является «ринг» — соглашение юридически и фактически независимых компаний о едином уровне цен на свою продукцию. Процесс концентрации идет и в банковской сфере, также сопровождаясь возникновением банковских монополий. Дальнейшее развитие процесса монополизации в народном хозяйстве ведет к образованию финансового капитала и финансовой олигархии. Последняя стремится к мировому экономическому господству и результатом этого становится борьба за экономический (важнейшее средство — вывоз капитала) и политический раздел мира. Другими словами, изменения, которые произошли в экономической и политической сфере и на которые первыми обратили внимание представители исторической школы. Ленин выводит из процесса монополизации экономики. А сама монополия рассматривается им как результат концентрации производства, которая и дает возможность компаниям получать монопольно-высокую прибыль на основе поддержания монопольно-высоких цен. Однако у Ленина нет и намека на механизм формирования монопольных цен. И это естественно, поскольку его интересовала совершенно другая проблема — анализ монополий через призму возможностей осуществления социальной революции в одной, отдельно взятой стране.

Чтобы разобраться в механизме образования монопольных цен, нам надо обратиться не к марксизму, а к неоклассическому направлению в экономической теории. Справедливости ради надо отметить, что глубокий анализ процессов ценообразования в условиях монополизации экономики относится к достаточно позднему периоду — тридцатым годам двадцатого столетия. Это можно понять, если вспомнить, что модели функционирования экономики в рамках классического, а тем более неоклассического направлений, строились на предположении о совершенной конкуренции, свободном переливе капитала, полной информированности всех участников экономического процесса и т. д. Безусловно, никогда не отрицалось, что в экономике монополия присутствует, однако в большинстве случаев монополия объяснялась внеэкономическими факторами. Предполагалось, что она возникает лишь на естественной или юридической основе. Первая является результатом невоспроизводимых условий производства, вторая — результатом «дарования привилегий». Такая трактовка характерна для А.Смита, который пишет, что «…Монополия, предоставленная отдельному лицу или торговой компании, оказывает то же действие, что и секрет в торговле или мануфактурном производстве. И монополисты, поддерживая постоянный недостаток продукции на рынке… продают свои товары намного дороже естественной цены». Смит монопольную цену рассматривает как высшую цену, которая только может быть получена, в отличие от естественной цены (или цены свободного рынка), которая представляет собой самую низкую цену, на которую можно согласиться. Здесь мы видим трактовку монопольной цены как цены спроса, а трактовку естественной цены как цены предложения.

Исследованию процессов ценообразования в условиях монополизации экономики положили две, практически одновременно вышедшие, работы «Теории монополистической конкуренции» (1933) Э.Чемберлина и «Экономическая теория несовершенной конкуренции» (1933) Дж. Робинсон.

2. Теория монополистической конкуренции Э.Чемберлена

Вклад американского экономиста Э.Чемберлина (1899–1967) заключается, среди прочего в том, что он был первым, кто ввел в экономическую теорию понятие «монополистической конкуренции». Это явилось вызовом традиционной экономической науке, согласно которой конкуренция и монополия — взаимоисключающие понятия, и которая отдельные цены предлагала объяснять либо в категориях конкуренции, либо в категориях монополии. Согласно же взгляду Чемберлина, большинство экономических ситуаций представляют собой явления, включающие и конкуренцию, и монополию. Чемберлиновская модель предполагает структуру рынка, в которой соединены элементы конкуренции (большое число фирм, их независимость друг от друга, свободный доступ на рынок) с элементами монополии (покупатели отдают явное предпочтение ряду продуктов, за которые они готовы платить повышенную цену). Но как же образуется такая структура? Исходя из концепции «экономического человека», логично предположить, что предприниматель в своем стремлении к получению максимальной прибыли стремится захватить контроль над предложением товара, что позволит ему диктовать цену на рынке. Поэтому он стремится создать товар, который хоть чем-то отличается от товара конкурента. Каждая фирма, добившись некоторой дифференциации своего продукта, становится монополистом на рынке его сбыта. Возникает монополия по дифференциации продукта (термин Э.Чемберлина — прим, автора), которая предполагает ситуацию, когда производя определенный продукт, отличный от продукции других фирм, фирма обладает частичной рыночной властью. Это означает, что увеличение цен на ее продукцию не обязательно приведет к потере всех покупателей (что было бы верно, по крайне мере в плане теоретическом, в условиях совершенной конкуренции, полной однородности продукта, и, как следствие, бесконечной эластичности спроса по цене).

При этом дифференциация продукта, по Чемберлину, трактуется достаточно широко — она включает в себя не только различные свойства продукта, но все условия реализации и услуги, сопутствующие продаже, а также пространственное нахождение. Как пишет сам Чемберлин «…Дифференциация может базироваться на определенных особенностях самого продукта, вроде таких, как особые запатентованные свойства — фабричные марки, фирменные названия, своеобразие упаковки… или же таких, как индивидуальные особенности, относящиеся к качеству, форме, цвету или стилю. Дифференциация также может существовать в отношении условий, сопутствующих продаже товаров. В розничной торговле (если ограничиться одним только примером) эти условия включают в себя такие факторы, как удобство местонахождения продавца, общая атмосфера или общий стиль, свойственные его заведению, его манера ведения дел, его репутация как честного дельца, любезность, деловая сноровка и все личные узы, которые связывают его клиентов либо с ним самим, либо с теми, кто у него работает. Поскольку эти и всякие иные — неосязаемые факторы варьируются от продавца к продавцу, то «продукт» выступает в каждом случае различным, ибо покупатели в большей или меньшей степени учитывают эти вещи, и, можно сказать, что они покупают их наравне с самим товаром. Если иметь в виду две указанные стороны дифференциации, то становится очевидным, что все продукты в сущности отличаются друг от друга — по меньшей мере слегка отличаются — и что в обширной области хозяйственной деятельности дифференциация играет важную роль». Если так трактовать монополию, то необходимо признать, что она существует во всей системе рыночных цен. Другими словами, там, где продукт дифференцирован, продавец одновременно является и конкурентом и монополистом. Пределы же власти этой группы монополистов ограничены, поскольку контроль над предложением товаров частичный: вследствие существования товаров-заменителей (субститутов) и возможной высокой эластичности спроса по цене. Монополизм, обусловленный дифференциацией продукта означает, что коммерческий успех зависит не только от цены и потребительских качеств продукта, но и от того, сумеет ли продавец поставить себя в привилегированное положение на рынке. Иными словами, в условиях монополии по дифференциации продукта монопольная прибыль может возникнуть там, где при определенной защите от вторжения конкурентов может быть создан и приумножен имеющийся спрос на определенную продукцию.

И саму проблему спроса Чемберлин ставит по новому. В отличие от неоклассической модели, где объем спроса и его эластичность выступают как нечто изначально данное, в модели Чемберлина они выступают как параметры, на которые монополист может оказывать воздействие через формирование наших вкусов и предпочтений. Здесь находит подтверждение тезис, что практически все наши потребности социальны, то есть порождены общественным мнением. В этой связи Чемберлин сделал вывод, что цены — не решающий инструмент конкуренции, поскольку в создании спроса основной акцент делается на рекламу, качество товара, обслуживание потребителей. Это означает, что в условиях монополистической конкуренции эластичность спроса по цене падает при возрастании эластичности спроса по качеству.

Новый подход характеризует Чемберлина в вопросах цены и стоимости. Если в неоклассической модели не было вопроса регулирования цены заданного продукта, так как цены были заданы извне, и регулирования объема продукта при заданной цене, то модель Чемберлина подразумевает поиск оптимального объема производства и соответственно уровня цен, обеспечивающим фирме максимальную прибыль. Чемберлин допускает, что в условиях монополистической конкуренции фирма максимизирует прибыль при объеме производства меньшем, нежели тот, который обеспечивал бы наивысшую технологическую эффективность. Другими словами, в масштабе всего общества переход к состоянию монополистической конкуренции ведет к тому, что потребители платят за товары дороже, выпуск товаров меньше потенциально возможного, и как следствие, имеет место недогрузка производственных мощностей и безработица. Можно ли тогда сказать, что предприниматели — монополисты несут ответственность за данное состояние экономики? Чемберлин отвечает на этот вопрос в целом отрицательно, считая, что монополисты несут ответственность лишь в том случае, если дифференциация их продукта искусственна и не ведет к реальному изменению качества. Однако в целом процесс дифференциации продукта порожден разнообразием вкусов публики и стремление к монополии объясняется склонностью к дифференциации спроса, где сами различия во вкусах, желаниях и доходах покупателей указывают на потребность в разнообразии.

Объясняя ситуацию, возникающую в условиях монополии по дифференциации продукта, когда фирма производит объем продукции меньше потенциально возможного, Чемберлин указывает на то, что для сбыта дополнительной продукции фирме придется либо снизить цену, либо увеличить расходы по стимулированию продаж. Не случайно поэтому в свою теорию цены Чемберлин вводит понятие «издержки сбыта», которые он рассматривает как издержки приспособления спроса к продукту в отличие от традиционных издержек производства, рассматриваемых им как издержки приспособления продукта к спросу. Сам Чемберлин определяет различия между этими видами издержек следующим образом: «Издержки производства включают все расходы, необходимые для того, чтобы создать товар (или услугу), доставить его потребителю и вручить ему этот товар в состоянии, пригодном для удовлетворения потребностей. Издержки сбыта включают в себя все затраты, имеющие целью создать рынок или спрос на продукт. Издержки первого вида создают полезности, служащие удовлетворению запросов; издержки последнего вида создают и изменяют сами запросы». По его мнению, при увеличении объема выпуска продукции издержки производства сокращаются, но издержки сбыта дополнительной продукции растут. Это стало обоснованием утверждения об отсутствии в условиях монополии по дифференциации продукта избыточной прибыли, так как. в долговременном плане, по мнению Чемберлина, цена только покрывает полные издержки (суммарные издержки производства и сбыта).

Подводя итог, можно сказать, что, согласно взглядам Чемберлина, рынок любого единичного производителя в условиях монополистической конкуренции определяется и лимитируется тремя основными факторами: ценой продукта, особенностями самого продукта, расходами по сбыту. Отмечая, что дифференцированный продукт имеет большую цену (которая является следствием ограничения предложения), он считает ее неизбежной платой за дифференцированное потребление. В теории Чемберлина монополия и конкуренция суть взаимосвязанные явления, монополия присутствует во всей системе рыночного ценообразования. Напомню, что условиями, порождающие монополию, по Чемберлину, являются: патентные права, репутация фирмы, невоспроизводимые особенности предприятия, естественная ограниченность предложения. Как видим, за пределами анализа Чемберлина остается монополия, возникшая на основе высокого уровня концентрации производств и капитала. Этот тип монополий стал предметом анализа английского экономиста Дж. Робинсон.

3. Теория несовершенной конкуренции Дж. Робинсон

Дж. Робинсон (1903–1983), английский экономист, представительница кембриджской школы в политической экономии. Как и Чемберлин, Дж. Робинсон в своей самой известной работе «Экономическая теория несовершенной конкуренции» (1933), исследовала те же проблемы: сдвиги в механизме рыночной конкуренции, проблемы монополизации рынка, механизм монополистического ценообразования. Решающим условием монопольного обладания продуктом Робинсон также считала дифференциацию продукта, то есть такие изменения, которые не могут быть полностью компенсированы товарами-субститутами. Однако дифференциация продукта не является, по Робинсон, единственным условием монополии. Значительное внимание в своем исследовании она посвятила вопросу поведения крупных компаний, олицетворяющих высокий уровень концентрации производства. Для Робинсон монополия представляет собой явление не только рынка, но и концентрированного производства. Концентрацию же производства она связывала с экономией фирмы на масштабах, поскольку доля постоянных издержек, приходящихся на единицу продукции с ростом объемов производства снижается. Сравнивая поведение компаний в условиях совершенной и несовершенной конкуренции Дж. Робинсон показала, что крупные компании имеют возможность поддерживать более высокую цену, чем могли бы иметь в условиях совершенной конкуренции. Графический анализ этих ситуаций воспроизведен в учебниках по курсу «Микроэкономика» в темах, рассматривающих поведение фирмы в условиях совершенной конкуренции, несовершенной конкуренции и чистой монополии.

Особое внимание Дж. Робинсон уделила такой характерной черте рыночного поведения крупных компаний, как маневрирование ценами. Ключевым вопросом в ее исследованиях стало исследование возможностей использования цены как инструмента воздействия на спрос и регулирования сбыта. Именно Дж. Робинсон ввела в экономическую теорию понятие «дискриминация в ценах», что означало сегментацию рынка монополией на основе учета различной эластичности спроса по цене у разных категорий потребителей, маневрирование ценами для разных групп, на разных географических рынках. Обратила внимание на проблемы формирования ценовой политики, которая совершенно отсутствовала в условиях совершенной конкуренции. Дж. Робинсон показала, что монополист обретает возможность разбить рынок своего товара на отдельные сегменты и для каждого из них назначить особую цену, так, чтобы общая прибыль оказалась максимальной. Однако возникает вопрос — почему же монополист не назначает на всех рынках одинаково высокую цену? Оказывается, что это нецелесообразно, потому что в условиях несовершенной конкуренции у разных групп покупателей существует разная эластичность спроса по цене, и если повсеместно назначить высокую цену, спрос может резко сократится. Следовательно, в целях максимизации прибыли целесообразно действовать иначе: при выпуске нового «дифференцированного» товара сначала назначить очень высокую цену, обслужив наиболее состоятельную часть покупателей (рынок с низкой эластичностью спроса по цене, так называемый «сильный рынок»), затем понизить цену, привлекая менее состоятельных покупателей и действовать так до тех пор, пока не будут охвачены рынки с высокой эластичностью спроса по цене («слабые рынки»). Подобная тактика «снятия сливок» основана на дискриминации в ценах по признаку групп с различными доходами. Но возможна и пространственная дискриминация, как например, при установлении монопольно-высоких цен на внутреннем рынке и демпинговых во внешней торговле. Как бы то ни было, «золотое правило» политики ценовой дискриминации заключается в том, что самая высокая цена устанавливается там, где эластичность спроса меньше всего, а самая низкая — там, где эластичность спроса выше всего. Сопоставляя простую монополию и монополию, практикующую множественность цен, Дж. Робинсон показала, что в последнем случае фирма достигает и увеличения объема выпуска продукции, и увеличения валового дохода. Анализируя поведение монополий, Дж. Робинсон пытается оценить желательность ценовой дискриминации с точки зрения общества в целом. По ее мнению, с одной стороны, монополия, использующая дискриминацию в ценах (по сравнению с простой монополией, не практикующей такого поведения), повышает объем выпускаемой продукции. С другой стороны, ценовая дискриминация, сохраняя монопольно-высокие цены, ведет к неправильному распределению ресурсов и к их общему недоиспользованию. Кроме того, монополизация производства, по мнению Дж. Робинсон, в любом случае неблагоприятно влияет на распределение богатства между людьми.

Негативное отношение к монополизации проявляется и в учении Дж. Робинсон о монопсонии. Последствия монопсонии Дж. Робинсон анализирует на примере рынка труда, когда крупная фирма (монопсонист) приобретает услуги труда неорганизованных работников. В этом случае компания-монопсонист навязывает рабочим условия сделки, при которых реальная заработная плата может оказаться ниже предельного продукта труда рабочего. По мнению Дж. Робинсон, это бы означало эксплуатацию труда. Факторами, противодействующими эксплуатации, Робинсон считала законодательство о минимальной заработной плате и политику профсоюзов.

В результате своих исследований Дж. Робинсон приходит к выводу, что возможность ценового маневрирования подрывает основные постулаты классической теории: независимость процесса ценообразования, отождествления равновесия спроса и предложения с оптимальным использованием ресурсов и оптимизацией общественного благосостояния. В этом ее принципиальное отличие от Чемберлина, который считал, что именно механизм монополистической конкуренции наилучшим образом обслуживает интересы экономического благосостояния.

ЛЕКЦИЯ 11. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ БЛАГОСОСТОЯНИЯ

1. Эволюция взглядов на проблемы благосостояния

Человечество, как и отдельный человек, всегда стремилось к достижению благосостояния. Уже в идеях раннего утопического социализма уничтожение частной собственности, уравнительное распределение и полная регламентация общественной жизни рассматривались как условие достижения всеобщего счастья. По мнению представителей данного учения, человек несчастлив потому, что испытывает зависть к более удачливому соседу. А уничтожить зависть можно только одним путем — сделать всех одинаковыми.

Идеологи же капиталистического производства с их философией эгоизма и индивидуализма (см. взгляды А.Смита — прим. автора) в теории благосостояния сделали акцент на производстве, рассматривая благосостояние как синоним богатства, где под богатством понимались продукты материального производства. В рамках данных представлений основа и источник благосостояния — это накопление национального капитала, а показатель уровня благосостояния — рост количества благ на душу населения или чистый доход нации, который функционально зависит от ресурсов капитала, земли и труда. Следовательно, факторы экономического роста, важнейшими из которых являлось накопление капитала и разделение труда, автоматически становились факторами роста благосостояния. Предпосылкой же роста национального богатства классики единодушно считали систему «естественной свободы».

Истоки современных теорий благосостояния следует искать в утилитаризме — этической теории, признающей полезность поступка критерием его нравственности. Основателем данной теории явился английский философ И. Бентам (1748–1832), считавший, что у философии нет более достойного занятия, чем оказывать поддержку экономике повседневной жизни. Целью всякого человеческого действия Бентам провозгласил благосостояние. Следовательно, по мысли Бентама, единственной универсальной общественной наукой должна стать «эвдемоника» — наука достижения благосостояния. Само благосостояния Бентам предлагал измерять вычитанием суммы страданий из суммы удовольствия за данный период времени. В своей теории он исходит из того, что каждый человек в состоянии производить те арифметические действия, которые нужны для получения максимума счастья. Следует заметить, что в бентамовской концепции человек является исключительно потребителем; сфера производства интересует его очень мало. Более того, он нацелен на немедленное потребление — будущие удовольствия, согласно «арифметике счастья» входят в рассмотрение с меньшими весами, чем настоящие. Этот человек (универсальный потребитель Бентама) хорошо узнаваем, именно он становится центральной фигурой маржиналисткого анализа. И тот же Г.Госсен, который первым сформулировал закон убывающей предельной полезности (см. законы Госсена — прим. автора) из традиционной экономической науки взял именно философию утилитаризма с ее принципами разумного эгоизма, субъективного сопоставления выгод и жертв, удовольствия и страдания. Он даже предлагал политическую экономию переименовать в Genusslehre то есть учение об удовлетворении (или удовольствии), где максимизация удовольствия (полезности) становится важнейшим принципом общественного хозяйствования.

У Бентама, как и у маржиналистов, мы видим сведение всех мотивов человеческого поведения к достижению удовольствия; богатство же они рассматривает как частный случай удовольствия. И в этом первое отличие взглядов Бентама и Смита. Другое же отличие заключается в том, что Бентам не доверял согласование индивидуальных стремлений к благосостоянию рынку и конкуренции, считая это прерогативой законодательства, где идеальный свод законов должен быть построен по принципу «максимальное счастье для всех». Стоит отметить, что взгляды Бентама оказали влияние не только на представителей маржиналисткого направления в экономической науке, но и на Сисмонди, который считал, что наука об управлении должна ставить себе целью счастье людей, соединенных в обществе. Говоря его словами «…она ищет средства, чтобы обеспечить людям самое высокое благоденствие, совместимое с их природой».

2. Взгляд на экономическую теорию благосостояния В.Парето. «Оптимум по Парето»

До сих пор в центре нашего внимания были вопросы поведения экономических субъектов (потребителей и фирм), исследование условий оптимизации их поведения, которое сводится к максимизации полезности. Это предопределило наш интерес к проблемам формирования цен на факторы производства, которые одновременно являются доходами собственников этих факторов, и цен на продукцию фирм. Однако остался открытым вопрос, означает ли оптимизация поведения отдельных лиц максимизацию общественного благосостояния в целом? Ответ на данный вопрос, среди прочего, поможет ответить и на вопрос, препятствует ли существование монополий достижению этого состояния. И.Бентам провозгласил в качестве единственной цели любого правительства «обеспечение наибольшего счастья наибольшему числу людей». Но каким образом? Принципиально различный ответ на этот вопрос дают авторы двух наиболее известных теорий экономического благосостояния — итальянский экономист В.Парето и английский экономист А.Пигу.

По своим экономическим взглядам В.Парето (1848–1923) можно отнести к представителям Лозаннской экономической школы. Как и Вальрас, Парето считал политическую экономию своеобразной механикой, раскрывающей процессы экономических взаимодействий на основе теории равновесия. По его мнению, данная наука должна исследовать механизм, устанавливающий равновесие между потребностями людей и ограниченными средствами их удовлетворения. Существенный вклад внес В.Парето в разработку теории потребительского поведения, введя вместо количественного понятия субъективной полезности — порядковые, что означало переход от кардиналисткой к ординалисткой версии теории предельной полезности. Далее, вместо сопоставления порядковой полезности отдельных благ Парето предложил сопоставление их наборов, где равно предпочтительные наборы описывались кривыми безразличия.

По мнению Парето, всегда существует такая комбинация ценностей, при которой потребителю безразлично, в какой пропорции он их получит, лишь бы сумма этих ценностей не подвергалась изменениям и приносила максимум удовлетворения. Эти положения В.Парето легли в основу современной теории потребительского поведения.

Но наиболее известен Парето своим принципом оптимальности, который получил название «оптимум по Парето», который лег в основу так называемой новой экономики благосостояния. Оптимум по Парето гласит, что благосостояние общества достигает максимума, а распределение ресурсов становится оптимальным, если любое изменение этого распределения ухудшает благосостояние хотя бы одного субъекта экономической системы. В ситуации, оптимальной по Парето, нельзя улучшить положение любого участника экономического процесса, одновременно не снижая благосостояния как минимум одного из остальных. Такое состояние рынка называется Парето-оптимальным состоянием. Согласно критерию Парето (критерию роста общественного благосостояния), движение в сторону оптимума возможно лишь при таком распределении ресурсов, которое увеличивает благосостояние по крайней мере одного человека, ни нанося ущерба никому другому.

Исходной посылкой теоремы Парето стали взгляды Бентама и других ранних представителей утилитаризма из числа экономистов о том, что счастье (рассматриваемое как удовольствие или полезность) разных людей сравнимы и аддитивны, то есть могут суммироваться в некое общее счастье всех. И, по Парето, критерием оптимальности является не общая максимизация полезности, а ее максимизация для каждого отдельного индивида в пределах обладания определенным исходным запасом благ.

Исходя из посылки о рациональном поведении индивида, мы предполагаем, что фирма при производстве продукции использует такой набор производственных возможностей, который обеспечит ей максимальное расхождение между валовой выручкой и издержками. Потребитель, в свою очередь, приобретает такой набор товаров, который обеспечит ему максимизацию полезности. Равновесное состояние системы предполагает оптимизацию целевых функций (у потребителя — максимизация полезности, у предпринимателя — максимизация прибыли). Это и есть Парето-оптимальное состояние рынка. Оно означает, что, когда все участники рынка, стремясь каждый к своей выгоде, достигают взаимного равновесия интересов и выгод, суммарное удовлетворение (общая функция полезности) достигает своего максимума. И это почти то, о чем говорил А. Смит в своем знаменитом пассаже о «невидимой руке» (правда, не в терминах полезности, а в терминах богатства). Впоследствии действительно была доказана теорема о том, что общее рыночное равновесие и есть Парето-оптимальное состояние рынка.

Итак, суть взглядов Парето может быть сведена к двум утверждениям:

— любое конкурентное равновесие является оптимальным (прямая теорема);

— оптимум может быть достигнут конкурентным равновесием, что означает, что выбранный исходя из некоторых критериев оптимум наилучшим способом достигается через рыночный механизм (обратная теорема).

Другими словами, состояние оптимума целевых функций и обеспечивает сбалансированность на всех рынках. Оптимизация целевых функций, по Парето, означает выбор наилучшей альтернативы из всех возможных всеми участниками экономического процесса. Однако необходимо отметить, что выбор каждого индивида зависит от цен и начального объема благ, которым он располагает, и варьируя начальное распределение благ мы изменяем и равновесное распределение, и цены. Отсюда следует, что рыночное равновесие — это наилучшее положение в рамках уже сформировавшейся системы распределения и модель Парето предполагает невосприимчивость общества к неравенству. Такой подход станет более понятен, если принять во внимание «закон Парето», или закон распределения доходов. На основе изучения статистики ряда стран в различные исторические эпохи Парето установил, что распределение доходов выше определенной величины сохраняет значительную устойчивость, и это свидетельствует, по его мнению, о неравномерном распределении природных человеческих способностей, а не о несовершенстве социальных условий. Отсюда вытекало крайне скептическое отношение Парето к вопросам социального переустройства общества.

Однако трудно оспаривать положение, что оптимальное, по Парето, очень часто является социально неприемлемым. Поэтому даже в русле неоклассического направления политической экономии формируются иные теории благосостояния.

3. Теория экономического благосостояния А.Пигу

Согласно взглядам Парето, совершенная конкуренция обеспечит максимизацию функции полезности в масштабах всего общества. Однако в начале двадцатого века возникли определенные сомнения в истинности данного положения. В этой связи следует упомянуть о взглядах английского экономиста Г.Сиджвика (1838–1900), который впервые стал рассматривать такие понятия как богатство и благосостояние как с позиции общества, так и с позиции отдельного индивида, сделав акцент на том, что одни и те же понятия имеют разное значение в зависимости от того, глядим ли мы на них с общественной или индивидуальной точки зрения. Поэтому у Сиджвика накопленный запас материальных ресурсов (что являлось синонимом богатства у классиков) и богатство общество, его реальный доход представляют собой отнюдь не одну и ту же величину. Как известно, в рамках классической школы политической экономии аксиомой являлось положение А.Смита, что каждый человек, преследуя собственную выгоду, одновременно служит интересам общества (в этом суть принципа «невидимой руки» — прим. автора). Сиджвик же приводит простые, ставшие ныне хрестоматийными, примеры несовпадения частной и общественной выгоды и делает вывод, что для эффективного решения многих типов производственных проблем требуется вмешательство государства в той или иной форме. По мнению Сиджвика, недостатки системы «естественной свободы» в еще более выпуклой форме проявляются в системе распределения, чрезмерном неравенстве доходов. Предвосхищая экономистов двадцатого века, он пишет, что более равномерное распределение созданного богатства повышает общий уровень благосостояния.

Проблемам исследования благосостояния была посвящена работа другого видного английского экономиста, представителя кембриджской школы А.Пигу (1877–1959), книга которого «Экономическая теория благосостояния» вышла в свет в 1924 г.

Целью своего исследования Пигу поставил разработку практического инструментария для обеспечения благосостояния на основе посылок неоклассической теории: теории убывающей предельной полезности, субъективно-психологического подхода в оценке благ и принципа утилитаризма. Можно с полным правом сказать, что Пигу завершил создание неоклассической теории благосостояния.

В центре теории Пигу стоит понятие национального дивиденда, или национального дохода, рассматриваемого как чистый продукт общества, как множество материальных благ и услуг, покупаемых за деньги. И этот показатель Пигу считает не только мерой эффективности производства, но и мерой общественного благосостояния. Как видим, подход Пигу к проблеме благосостояния предполагает взгляд с позиции всего общества, а не индивида. Но, что любопытно, этот подход применяется с использованием таких понятий, как индивидуальная функция удовлетворения, частная выгода от производства и т. д.

В рамках своей концепции Пигу обратил внимание на то, что понятие индивидуального благосостояния шире, чем чисто экономические его аспекты. Помимо максимума полезности от потребления, оно включает и такие составляющие, как характер работы, условия окружающей среды, взаимоотношения с другими людьми, положение в обществе, жилищные условия, общественный порядок и безопасность. В каждом из подобных аспектов человек может чувствовать себя удовлетворенным в большей или меньшей степени. На сегодняшний день эти характеристики объединены в такое понятие как «качество жизни». Однако определение качества жизни сталкивается со значительными трудностями, связанные с невозможностью измерить полезности. Пигу неоднократно подчеркивает, что размеры национального дивиденда не точно отражают уровень общего благосостояния, так как многие элементы качества жизни, не имеющие денежной оценки, тем не менее являются реальными факторами благосостояния. Поэтому возможны ситуации роста уровня общего благосостояния при неизменном уровне экономического благосостояния. Тем не менее в общем случае, заключает Пигу «…заключения качественного характера о влиянии экономических факторов на экономическое благосостояние справедливо также применительно к общему благосостоянию».

Но у Пигу на общий уровень благосостояния оказывает влияние не только величина национального дивиденда, но и принципы его распределения. Основываясь на законе убывающей предельной полезности, он выдвигает тезис, что передача части дохода от богатых к бедным увеличивает сумму общего благосостояния. На базе этих посылок Пигу разработал свою теорию налогообложения и дотаций, где основным принципом налогообложения является принцип наименьшей совокупной жертвы, то есть равенство предельных жертв для всех членов общества, что соответствует системе прогрессивного налогообложения. Следует отметить, что обосновывая прогрессивное налогообложение, то есть выступая за выравнивание посредством налогов размеров располагаемого дохода, Пигу сознательно или бессознательно исходил из гипотезы об одинаковости индивидуальных функций полезности от дохода. Из этой гипотезы следует, что большая налоговая ставка на высокие доходы означает примерно ту же потерю полезности для высокодоходных групп населения, что и меньшая налоговая ставка для низкодоходных групп. Рассуждения Пигу основываются на втором законе Госсена, согласно которому максимум полезности достигается при условии равенства предельных полезностей в расчете на последнюю израсходованную денежную единицу, в рассматриваемом случае — на единицу располагаемого дохода.

В аспекте проблем распределения рассматривает Пигу и вопрос о соотношении экономических интересов общества и индивида. На определенную конфликтность частных и общественных интересов обратил внимание еще Г.Сиджвик. Развивая его взгляды, Пигу поставил задачу найти теоретические основы для разрешения подобных конфликтов. Как уже отмечалось, у Пигу размеры валового национального продукта не точно отражает уровень общего благосостояния, поскольку и состояние окружающей среды, и характер работы, и формы досуга и др. являются реальными факторами благосостояния и возможно поэтому изменение уровня общего благосостояния при неизменном уровне экономического благосостояния. Особенно подробно в связи с этим Пигу анализирует ситуации, когда деятельность предприятия и потребителя имеет так называемые «внешние эффекты», которые денежной меры не имеют, но на благосостояние, тем не менее, реально влияют. Как хрестоматийный пример отрицательных «внешних эффектов» можно привести загрязнение окружающей среды в результате промышленной деятельности предприятий. Пигу отмечает, что в зависимости от знака внешних эффектов общественные затраты и результаты могут быть либо больше, либо меньше частных. Ключевым понятием концепции Пигу как раз и является дивиргенция (разрыв) между частными выгодами и издержками, выступающими как результат экономических решений отдельных лиц, с одной стороны, и общественной выгодой и затратами, выпадающими на долю каждого, — с другой. Объектом самого пристального внимания Пигу явились ситуации, когда общественные издержки производства товара были больше частных издержек его производителя. В результате чего частное предложение, подверженное прибыльным мотивам, оказывалось неадекватным оптимальному с точки зрения всего общества, распределению ресурсов по различным отраслям производства. По мнению Пигу, для каждого произведенного товара необходимо соблюдать условие, чтобы предельная общественная выгода, отражающая сумму, которую все люди желали бы заплатить за все выгоды от использования дополнительной единицы товара была равна предельным общественным издержкам, то есть сумме, которую люди согласились бы платить за альтернативное использование ресурсов. В случаях, когда предельная общественная выгода превышает предельную частную выгоду, правительство должно субсидировать производство данного товара. Когда же предельные общественные издержки превышают предельные частные издержки, правительство должно обложить налогом экономическую деятельность, связанную с дополнительными общественными издержками (например, выброс дыма в результате промышленной деятельности), чтобы частные издержки и цена товара отражали бы потом эти издержки. Как видим, максимизация общественного благосостояния, по Пигу, предполагает не только систему прогрессивного налогообложения доходов, но и измерение так называемых «внешних эффектов» и организацию перераспределения денежных средств через механизм государственного бюджета. Другими словами, в модели Пигу при расчете благосостояния, среди прочего, должны учитываться расхождения между предельным частным продуктом и предельным общественным продуктом и побочные отрицательные последствия экономической деятельности должны облагаться налогом, которое в дальнейшем получило название «налогообложение в духе Пигу».

Интересен в теории благосостояния Пигу и вывод, который он делает из признания теории процента, разработанной представителем австрийской школы Бем-Баверком. Как вы помните, в данной теории процент рассматривается как вознаграждение за ожидание в условиях предпочтительности текущих благ будущим. Признавая, что наш дар предвидения несовершенен и мы будущие блага оцениваем по убывающей шкале (за исключением периодов революционного энтузиазма) Пигу делает вывод о трудностях осуществления крупномасштабных инвестиционных проектов с длительным сроком окупаемости (в том числе инвестиций в образование) и расточительности в использовании природных ресурсов. Это доказывает, что система «свободного рынка» порождает конфликты не только между частными и общественными интересами, но также и конфликты внутри общественного интереса: между выгодой текущего момента и интересами будущих поколений. Отсюда вытекает вполне логичный вывод, что государство должно не только обеспечивать максимизацию общественного благосостояния через механизм перераспределения доходов и учета «внешних эффектов», но и обеспечивать развитие фундаментальной науки, образования, осуществлять природоохранные проекты, защищая «интересы будущего».

Но наиболее сильные аргументы в пользу усиления экономической роли государства были выдвинуты Дж. Кейнсом.

ЛЕКЦИЯ 12. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ДЖ.КЕЙНСА

1. Теория эффективного спроса

Как нам уже известно, с 70-х годов девятнадцатого века в экономической теории господствовал микроэкономический подход. В центр анализа помещается экономический субъект (потребитель или фирма), который максимизирует свою выгоду. Предполагалось, что экономические субъекты функционируют в условиях совершенной конкуренции, где эффективность функционирования фирмы отождествлялась с эффективностью функционирования экономики в целом. Этот подход подразумевал рациональное распределение ресурсов в народном хозяйстве и, по существу, не допускал возможности длительного нарушения равновесия экономической системы. Эти постулаты были поставлены под сомнение английским экономистом Дж. Кейнсом (1883–1946), с именем которого в экономической теории связано возвращение к анализу макроэкономических проблем. Во главу угла Кейнс поставил исследование зависимостей и пропорций между совокупными народнохозяйственными величинами: национальным доходом, сбережениями, инвестициями, совокупным спросом — и главную задачу видел в достижении общенациональных экономических пропорций.

Кейнс подверг критике «закон рынков» Сэя, который разделялся и неоклассиками. Напомню, суть этого закона состоит в том, что предложение автоматически порождает соответствующий спрос. Так как целью производства, по предположению Сэя, является потребление (производитель продает свой товар, чтобы купить другой, то есть каждый продавец обязательно становится покупателем), то в этой ситуации общее перепроизводство товаров невозможно. Иными словами, любое увеличение продукции автоматически порождает эквивалентное увеличение расходов и доходов, причем в размерах, способных поддержать экономику в состоянии полной занятости. Это убеждение господствовало на протяжении многих десятилетий, и по выражению Дж. Гэлбрейта, к 30-м годам двадцатого столетия идея, что производство само создает достаточный для себя спрос, была святой истиной в области экономики.

Принятие или неприятие человеком закона Сэя было, по выражению того же Гэлбрейта признаком, по которому «экономисты отличались от дураков». Несостоятельность этого закона в годы «великой депрессии» стала очевидной. В противовес Сэю и неоклассикам, считавшим, что проблема спроса (то есть реализации общественного продукта) решается сама собой, Кейнс поставил ее в центр своих исследований, сделал исходным пунктом макроэкономического анализа. Кейнс справедливо указывал, что классическая доктрина предполагает в качестве исходного анализа экономику с полным использованием факторов производства, которые характеризуются относительной редкостью. Между тем в реальности (депрессия 30-х годов двадцатого века) наблюдались не столько ограниченность, сколько переизбыток ресурсов: массовая безработица, недогруженные производственные мощности, праздно лежащий капитал.

Исходной посылкой теории Кейнса является убеждение, что динамика производства национального дохода и уровень занятости определяются непосредственно не факторами предложения (размерами применяемого труда, капитала, их производительностью) а факторами спроса, обеспечивающего реализацию этих ресурсов. В теории Кейнса они получают название «эффективного спроса» (сумма потребительских расходов и инвестиций). Значительную часть своей знаменитой работы «Общая теория занятости процента и денег», опубликованной в 1936 году, Кейнс как раз и посвятил анализу факторов, определяющих динамику личного потребления и инвестиций.

Согласно Кейнсу, прирост личного потребления представляет собой устойчивую функцию прироста дохода, роль остальных факторов несущественна. С ростом же доходов предельная склонность к потреблению уменьшается, то есть по мере роста дохода прирост потребления замедляется и это является важнейшей причиной снижения средней доли потребления на протяжении повышательной фазы экономического цикла в долгосрочном плане. Такую динамику потребления Кейнс связал с так называемым «основным психологическим законом» — уменьшением доли потребления (именно доли, абсолютные размеры потребления безусловно растут), и соответственно, увеличением доли сбережений с ростом дохода.

Из «основного психологического закона» следует, что при росте дохода доля эффективного спроса, обеспечиваемая личным потреблением, постоянно падает и поэтому расширяющийся объем сбережений должен поглощаться растущим спросом на инвестиции. Размер инвестиций Кейнс считал главным фактором эффективного спроса, и как следствие, роста национального дохода. Но обеспечение нормального размера инвестиций упирается в проблему перевода всех сбережений в реальные капиталовложения. Что касается представителей классического и неоклассического направлений, то они не видели здесь особой проблемы, так как исходили из предположения, что акт сбережения одновременно превращается в акт инвестирования, то есть сбережения и инвестиции равны тождественно. Более того, в рамках классической школы традиционно считалось, что высокий уровень сбережений являются условием экономического роста, поскольку именно сбережения являются источником накопления капитала. Со времен А.Смита стремление сберегать расценивалось как одна из важнейших добродетелей (в ряду добродетелей протестантской этики — трудолюбие, скромность, бережливость), которую следовало поддерживать и развивать. Кейнс же пришел к выводу, что чрезмерное сбережение является фактором, препятствующим экономическому росту, по его образному выражению, «индивидуальное благоразумие грозит обернуться социальным безумием» поскольку избыточные сбережения — ни что иное как избыточное предложение товаров, то есть ситуация, грозящая обернуться и оборачивающаяся общим кризисом перепроизводства. Отсюда следовал логический вывод, что для поддержания постоянного роста национального дохода должны увеличиваться капитальные вложения, призванные поглощать все более расширяющийся объем сбережений. Именно инвестиционному компоненту эффективного спроса принадлежит определяющая роль в определении уровня национального дохода и занятости.

Ключевым уравнением кейнсианской теории можно считать следующее равенство:


GNP = С + I,


где GNP — валовый национальный продукт;

С — потребительские расходы;

I — инвестиции.

Казалось бы, принципиального отличия во взглядах Кейнса и представителей классического направления в экономической теории нет. И в том, и в другом случае инвестиции призваны поглотить объем предлагаемых сбережений. Но это лишь на первый взгляд. У представителей классической школы, опять-таки со времен А.Смита, происходит автоматическое поглощение сбережений инвестициями, то есть автоматическое достижение макроэкономического равновесия. В теории же Дж. Кейнса уровень сбережений определяется уровнем дохода, а уровень капиталовложений совсем иными факторами и потому равенство сбережений и инвестиций представляет собой скорее случайность, чем закономерность. По Кейнсу, реальный размер инвестиций зависит от двух величин:

— ожидаемого дохода от капиталовложений или их предельной эффективности (рентабельности последней инвестированной единицы капитала);

— нормы процента.

Предприниматель продолжает процесс инвестирования, пока предельная эффективность капиталовложений остается выше нормы процента. Таким образом, существующая норма процента определяет нижний предел прибыльности будущих инвестиций. Чем она ниже, тем, при прочих равных условиях, оживленней инвестиционный процесс и наоборот. Интересно отметить, что неоклассики считали, что норма процента определяется точкой пересечения кривых сбережений и инвестиций (именно из данного предположения ими выводилось постоянное автоматическое равенство сбережений и инвестиций). Кейнс же писал, что сам процент определяет конечную величину инвестиций, а не определяется ими. Процент в теории Кейнса, как и склонность к инвестированию, явления преимущественно психологического порядка. Ожидаемый доход от инвестиций весьма чувствителен к пессимистическим настроениям и последние, по мнению Кейнса, могут стать причиной глубоких экономических депрессий. Как видим, в кейнсианской теории инвестиции определяются независимо от сбережений экономических субъектов.

Показав, что в условиях динамично развивающейся экономики наблюдается тенденция опережающего роста сбережений по сравнению с капиталовложениями, Кейнс заострил внимание на проблеме стимулирования инвестиций. По его мнению, именно изменения величины желаемых инвестиционных расходов являются первопричиной колебаний совокупного производства и дохода и, будучи гораздо менее устойчивыми, чем потребительские расходы, инвестиции играют решающую роль в возникновении экономических спадов. Рассматривая прирост национального дохода как функцию прироста инвестиций, Кейнс обращается к механизму мультипликатора. Механизм действия мультипликатора был описан в 1931 г., за 5 лет до выхода работы Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег» английским экономистом Р.Каном. Кан высказал мысль, что всякие производственные расходы, вызывая первичную занятость, рождают дополнительную покупательную способность со стороны предпринимателей и их рабочих, что становится источником нового спроса и вторичной занятости. Но новые расходы составят лишь часть добавочных доходов, поэтому вторичная занятость будет меньше первичной и т. д. Налицо убывающая прогрессия. В теории Кана мультипликатор — это коэффициент, показывающий зависимость занятости от суммы первоначальных инвестиций, в свою очередь он зависит от доли дохода, расходуемой на каждом этапе.

В отличии от мультипликатора занятости, Кейнс развивал идею мультипликатора накопления. В его теории, мультипликатор накопления — коэффициент, показывающий, во сколько раз увеличится прирост национального дохода в результате первоначальных инвестиций. Он определяется независимой переменной — предельной склонностью к потреблению (ПСП), где М = 1 / (1 — ПСП), или, что то же самое, М = 1 / ПСС, а прирост национального дохода определяется как произведение мультипликатора на прирост первоначальных инвестиций. Если предположить, что ПСП = 0,8, то вновь произведенные инвестиции на сумму, допустим, 1000 денежных единиц вызовут увеличение национального дохода на 5000 денежных единиц.

Величина мультипликатора в условиях реальной экономики всегда больше единицы, поскольку прирост дополнительных инвестиций в какую-либо отрасль дает прирост не только в ней самой, но и связанных с нею отраслях. А создание дополнительных рабочих мест во всех этих отраслях скажется на повышении платежеспособного спроса рабочих, и соответственно, создаст стимулы для расширения производства продуктов питания и товаров народного потребления. Таким образом решаются две взаимосвязанные проблемы: обеспечение экономического роста и решение проблемы безработицы. Обеспечивать же первоначальные инвестиции в условиях недостаточного эффективного спроса со стороны потребителей и частного сектора экономики должно, по мнению Кейнса, государство, не пренебрегая при этом и косвенными методами стимулирования инвестиций.

2. Теория занятости и безработицы

Как известно, в неоклассической теории занятость зависит от двух факторов: предельной тягости труда (фактор, определяющий предложение труда) и предельной производительности труда (фактор, определяющий спрос на труд). При этом размеры спроса на труд определяются предельным продуктом, производимым последним рабочим, цена которого и является справедливой ценой данного фактора производства. Отсюда следовал логический вывод, что чем ниже реальная заработная плата, на которую согласны рабочие, тем выше уровень занятости в народном хозяйстве и наоборот. Следовательно, уровень занятости в руках самих рабочих и их согласие работать за более низкую заработную плату увеличивает рост занятости.

Кейнс выступил против данного постулата, заявив, что величина и изменение занятости не зависят от поведения рабочих. Другими словами, готовность рабочих работать за низкую заработную плату не является лекарством от безработицы. Уровень занятости (по Кейнсу) определяется динамикой эффективного спроса — ожидаемых расходов на потребление и предполагаемых капитальных вложений. Именно это, а не предложение ресурсов и изменение их относительных цен обуславливает уровень занятости и национального дохода.

По Кейнсу, понижение заработной платы влияет на капиталистическую экономику не непосредственно, а через независимые переменные: «предельную склонность к потреблению» и «предельную эффективность капитала». Именно в этом утверждении кроется причина, почему Кейнс был противником снижения заработной платы. По его мнению, сокращение заработной платы приведет не к росту занятости, а к перераспределению доходов в пользу предпринимателей и рантье.

И уменьшение потребительского спроса со стороны рабочих не будут компенсировано увеличением спроса со стороны других групп населения, так как увеличение их доходов будет сопровождаться уменьшением предельной склонности к потреблению. Не случайно поэтому более равномерное распределение доходов выступает у Кейнса фактором увеличения размеров эффективного спроса.

Что касается влияния понижения заработной платы на рост инвестиций, то и в этом вопросе Кейнс не согласен с представителями классического и неоклассического направлений в политической экономии. Напомню, что последние считали, что понижение заработной платы увеличит предельную эффективность капитала и таким образом понижение заработной платы будет сопровождаться ростом инвестиций. Однако это утверждение может быть правомерным, если рассматривать поведение отдельной фирмы. В масштабе же народного хозяйства снижение заработной платы уменьшит размеры потребительского спроса, которое приведет к сокращению производства и инвестиций (поскольку невозможно продать даже имеющуюся продукцию), вызывая дальнейшее уменьшение совокупного спроса вследствие уменьшения заработной платы и роста безработицы.

Интересно отметить, что именно за счет выталкивания в ряды безработных какой-то части экономически активного населения в системе восстанавливается равновесие. Таким образом, в теории Кейнса оказывается возможным достижение общего равновесия при неполной занятости! Неоклассическая теория такой возможности не допускала, считая, что снижение заработной платы будет происходить до тех пор, пока рынок не поглотит избыток рабочей силы. Не случайно в неоклассической теории существовало лишь два вида безработицы: добровольная и фрикционная. Первая образуется в тех случаях, когда рабочие или не хотят трудиться за плату, равную предельному продукту труда, или оценивают тягость труда выше, чем предполагаемую заработную плату. Вторая (фрикционная) имеет в качестве причины плохую информированность рабочих о предложении рабочих мест, их нежелание менять квалификацию, место жительства и т. д. И в том, и в другом случае рабочие остаются незанятыми добровольно, а безработица возникает вследствие несовершенства процесса приспособления людей к изменению рыночной ситуации. Иными словами, в неоклассической модели рыночная система не содержала в себе возможностей длительной безработицы. Кейнс опроверг этот тезис, доказав, что возможность длительной безработицы существует в самой системе. Он, помимо добровольной и фрикционной безработицы, выделяет еще так называемую вынужденную безработицу. Кейнс выступил с заявлением, что даже при уменьшении реальной заработной платы занятые не бросают работу, а безработные не сокращают предложения рабочей силы. Таким образом, реальная заработная плата зависит от спроса на труд, но, поскольку он ограничен, существуют безработные поневоле. В тезисе о вынужденной безработице Кейнс в очередной раз связал объем занятости с объемом совокупного спроса.

Как видим, классическая и неоклассические теории допускали ситуацию временного нарушения равновесия, когда предложение труда и товаров оказывается выше спроса на них, но в их моделях решением проблемы восстановления равновесия спроса и предложения было снижение цен и заработной платы. В теоретических моделях это происходит мгновенно, однако в реальной экономике на это требуются многие месяцы, в течение которых увеличение безработных и уменьшение доходов работающих не приводит к иному результату, чем дальнейший спад производства. Это дало основание Кейнсу утверждать, что денежная (номинальная) заработная плата не участвует ни в регулировании рынка труда, ни в процессе достижения макроэкономического равновесия. Кейнс также отметил, что под влиянием профсоюзов и других социальных факторов денежная заработная плата вообще может не снижаться. Особенно далека от действительности неоклассическая модель восстановления макроэкономического равновесия в условиях монополистической экономики, когда сокращение совокупного спроса на продукцию не сопровождается уменьшением цен на нее.

Итак, в теории Кейнса снижение заработной платы является фактором уменьшения совокупного спроса, в том числе и такой ее составляющей, как инвестиционный спрос. Учитывая, что в его модели экономического развития именно размеры эффективного спроса определяют уровень и темпы роста валового национального продукта, совершенно ясно, почему Кейнс выступал сторонником жесткой заработной платы и проведения экономической политики, направленной на достижение высокой занятости в народном хозяйстве.

3. Цена и инфляция в теории Дж. Кейнса

Поскольку, согласно теории Кейнса, основой экономического роста является эффективный спрос, основным элементом экономической политики является его стимулирование. Главным же средством — активная фискальная политика государства, направленная на стимулирование инвестиций и поддержание высокого уровня потребительского спроса за счет государственных расходов. Неизбежным следствием такой политики является дефицит бюджета и рост денежной массы в экономике страны. В рамках классического направления, следствием роста денежной массы является пропорциональный рост цен на продукцию, то есть адекватный инфляционный рост цен. Основное же утверждение Кейнса в этом вопросе сводилось к тому, что увеличение денежной массы в обращении будет приводить к инфляционному росту цен в той же пропорции только в условиях полной занятости. В условиях же неполной занятости рост денежной массы будет приводить к увеличению степени использования ресурсов. Иными словами, всякое увеличение денежного предложения будет распределяться между повышением цен, увеличением денежной заработной платы и ростом производства и занятости. И чем дальше от состояния полной занятости находится экономика, тем в большей степени увеличение денежной массы будет сказываться на росте производства и занятости, а не на росте цен.

Бюджетный дефицит, рост денежной массы и инфляция, по мнению Кейнса, является вполне приемлемой ценой за поддержание высокого уровня занятости и стабильное повышение уровня национального дохода. Впрочем, абсолютная или истинная (по его терминологии) инфляция имеет место только тогда, когда имеет место рост эффективного спроса при полной занятости. Следует отметить, что в работе Кейнса заложены основы инфляции издержек, то есть роста цен, связанного с увеличением денежной заработной платы.

4. Экономическая программа Дж. Кейнса

В концепции Кейнса экономические факторы делятся на независимые и зависимые. К независимым факторам, которые он называет независимыми переменными, он относит: склонность к потреблению, предельную эффективность капитала и норму процента. Именно они определяют размер эффективного спроса. К зависимым факторам, или зависимым переменным относятся: объем занятости и национального дохода. Задачу государственного вмешательства Кейнс усматривает в влиянии на независимые переменные, а через их посредничество — на занятость и национальный доход. Другим словами, задачей государства является увеличение эффективного спроса и снижение остроты проблем реализации. Решающим компонентом эффективного спроса, как вы помните, Кейнс считал инвестиции, уделяя их стимулированию первостепенное внимание. В его работе рекомендуются два основных метода увеличения инвестиций: бюджетная и денежно-кредитная политика.

Первая предполагает активное финансирование, кредитование частных предпринимателей из государственного бюджета. Кейнс назвал такую политику «социализацией инвестиций». В целях увеличения объема ресурсов, необходимых для увеличения частных капиталовложений, в рамках бюджетной политики предусматривалась также организация государственных закупок товаров и услуг. Также для оживления экономической конъюнктуры Кейнс рекомендовал увеличение государственных капиталовложений, которые играли бы роль «ключа зажигания», запускающего механизм мультипликатора. Поскольку частные инвестиции в условиях депрессии резко сокращаются в силу пессимистических взглядов относительно перспектив получения прибыли, решение о стимулировании инвестиций должно взять на себя государство. При этом главный критерий успеха для государственной стабилизационной бюджетной политики, по мнению Кейнса, — увеличение платежеспособного спроса, даже если траты денег государством по внешней видимости будут бесполезны. Более того, государственные расходы на непроизводительные цели предпочтительнее, так как они не сопровождаются ростом предложения товаров, а мультипликационный эффект тем не менее обеспечивают.

Такой канал подкачки эффективного спроса, как потребление, носит в практических рекомендациях Кейнса подчиненный характер. Главным фактором воздействия на рост склонности к потреблению Кейнс считал организацию общественных работ, а также потребление государственных служащих, что практически совпадает с рекомендациями в области экономической политики Т.Мальтуса. Неоднократно в своей работе Кейнс высказывает мысль о целесообразности уменьшения имущественного неравенства, перераспределения части доходов в пользу групп с наибольшей склонностью к потреблению. К таким группам относятся лица наемного труда, особенно лица с низкими доходами. Эти рекомендации не должны вызывать удивления, поскольку согласно «основному психологическому закону» Кейнса при низком доходе склонность к потреблению выше, и следовательно, эффективность государственной поддержки населения будет ощущаться сильнее.

Что касается кредитно-денежной политики, то она, по мнению Кейнса, должна заключаться во всемерном понижении ставки процента. Это уменьшит нижний предел эффективности будущих капиталовложений и сделает их более привлекательными. Таким образом, государство должно обеспечить такое количество денег в обращении, которое позволило бы снизить процентную ставку (так называемая политика дешевых денег.) Еще раз обращаю внимание на то, что Кейнс фактически утверждает допустимость инфляции, считая, что инфляция меньшее зло, чем безработица. Она может быть даже благотворной, так как снижает предпочтение ликвидности. Однако исключительно кредитно-денежная политика, указывал Кейнс, недостаточна в условиях глубокого спада, поскольку не обеспечивает должного восстановления уверенности в предпринимательской среде. Кроме того, эффективность денежной политики ограничена тем, что за определенным порогом экономика может очутиться в так называемой «ликвидной ловушке», при которой накачивание денежной массы практически не снижает норму процента.

Кейнс считал необходимым пересмотреть отношение и к внешнеэкономической политике. Напомню, что для классической школы единственно возможным курсом во внешней торговле было фритредерство (свобода торговли). Не отрицая его позитивные стороны, Кейнс утверждал, что если страна ограничивает импорт более дешевых иностранных товаров с целью обеспечения занятости «своим» рабочим, даже если национальная промышленность недостаточно эффективна, то действия этой страны следует признать экономически целессобразными. Как это напоминает аргументы представителей меркантилизма в защиту политики протекционизма!

Поводя итог рассмотрению экономических воззрений Дж. Кейнса, следует отметить, что сущность «кейнсианской революции» заключалась в отказе от ряда аксиом, общепринятых в неоклассической школе. К ним относится:

во-первых, тезис об автоматическом установлении равновесия спроса и предложения;

во-вторых, взгляд на национальный доход как величину постоянную при данном экономическом потенциале страны;

в-третьих, убеждение о нейтральном характере денег по отношению к экономическим процессам.

Кейнс выразил несогласие со всеми вышеупомянутыми тезисами. Более того, именно выявление причин, определяющих уровень национального дохода, было отправным пунктом его экономического анализа. Что касается денежных, монетарных факторов, то Кейнс считал, что они воздействуют и на изменения национального дохода, и на уровень занятости. Указание представителей неоклассического на то, что денежные факторы, в частности увеличение денежной массы с целью понижения процентной ставки, оказывают положительное влияние на экономику лишь в краткосрочном плане и в конечном счете приводят только к инфляционному росту цен, Кейнс парировал утверждением, что «наша жизнь также краткосрочна».

Заканчивая рассмотрение экономических взглядов Дж. Кейнса, хочу еще раз обратить внимание, что в отличие от представителей классического и неоклассического направлений, которые сосредоточили свое внимание на потенциальных факторах экономического роста, лежащих на стороне предложения (количество и качество ресурсов, объем основного капитала, технологии и т. д.), Кейнс сделал акцент на факторах экономического роста, лежащих на стороне спроса, разрушив при этом господствующее до него в экономической науке представление об автоматическом достижении равновесия между совокупным спросом и совокупным предложением. Тем самым Кейнс подорвал веру во внутренние восстановительные силы рыночного механизма и обосновал теорию, которая оправдывала вмешательство государства в экономические процессы.

Продолжателями традиций классической политической экономии в защите свободного рынка в двадцатом веке выступили немногочисленные представители неолиберального направления.

ЛЕКЦИЯ 13. НЕОЛИБЕРАЛИЗМ

1. Экономические идеи родоначальника неолиберализма Л.Мизеса

Как неоклассическое направление в экономической теории, так и неолиберализм своими корнями уходят в экономические воззрения А.Смита. Именно его принцип «невидимой руки», уверенность, что реализация своекорыстного интереса человека в области экономической деятельности приведет к общественному благосостоянию и вытекающее из данной точки зрения требование невмешательства государства в экономику легли в основу концепций представителей неолиберализма. Суть теоретических положений экономического либерализма можно свести к тому, что либералы признают и подчеркивают существование очевидной связи между индивидуальной свободой, частной собственностью и уровнем экономической эффективности данного общества. Они настаивают, что никто не вправе нарушать чужую свободу, в том числе и экономическую. В основе этих представлений лежит политическая философия либерализма, кредо которой — знаменитый принцип «laissez faire» который можно трактовать как право людей делать то, что они хотят, предоставить им право быть самими собой в экономической деятельности и вероисповедании, культуре, повседневной жизни и мыслях. И индивидуализм, который стал основой европейской цивилизации, по мнению одного из видных представителей неолиберального направления Ф.Хайека, это не эгоизм и самовлюбленность, это прежде всего уважение к личности ближнего, это абсолютный приоритет права каждого человека реализовать себя в этом мире.

По мнению представителей либерального направления в политической экономии, именно свобода в сфере экономической деятельности выступает главным и необходимым условием быстрого экономического роста, где для сбалансированного развития общества в принципе достаточно действия механизма свободного рынка и свободной конкуренции, автоматически устанавливающих равенство между спросом и предложением. Роль же государства в экономике должна быть сведена к минимуму, главную и по сути единственную задачу государственных структур они видят в создании и поддержании условий, необходимых для благоприятного развития свободной конкуренции, под которой понимается создание равных возможностей для всех. Государственное вмешательство непосредственно в экономические процессы недопустимо; и если оно происходит, то это делается, по мнению представителей как либерального, так и неолиберального направлений, исключительно в интересах государственного аппарата.

1. Экономические идеи родоначальника неолиберализма — Л.Мизеса.

У истоков возрождения классического либерализма в двадцатом веке стоял известный экономист и философ Л.Мизес (1881–1973), австриец по происхождению, который, однако, значительную часть жизни провел в США, где вел курс экономической теории в Нью-Йоркском университете. Первоначально предметом экономических интересов Мизеса являлись проблемы денежного обращения, но в дальнейшем его интересы сместились в сферу анализа логики индивидуальной трудовой деятельности человека и рассмотрения мотивов, которые побуждают человека трудиться, в частности психологию, мораль, инстинкты. В этих вопросах явно прослеживается влияние институционализма.

Значительное внимание уделяет Мизес анализу функционирования различных экономических систем, последовательно рассматривая три варианта экономического устройства современного мира: чисто рыночное хозяйство, «испорченный рынок» и нерыночную экономику. При анализе функционирования рыночной системы он изучает проблемы эволюции, места и роли такого важнейшего для рыночного хозяйства института, как частная собственность. По его мнению, именно частная собственность является «необходимым реквизитом цивилизации и материального благосостояния», а ее социальная функция заключается в том, что она способствует оптимальному использованию ресурсов и обеспечивает суверенитет потребителей. С точки зрения Мизеса, только частная собственность способна быть основой рациональной экономической деятельности, так как порождаемые ею индивидуалистические стимулы обеспечивают максимальное использование ресурсов. Всесторонне Мизес рассматривает роль и функции денег в рыночном хозяйстве, их историческую эволюцию, проблемы инфляции и золотого стандарта, проблему сбережений и инвестиций, процента, исследует проблему соотношения заработной платы и налогов. Однако в данной теме нас интересует Мизес в первую очередь в качестве яркого представителя неолиберального направления, защитника идеи экономической свободы.

Анализируя нерыночные системы хозяйствования, под которыми в первую очередь он подразумевает социалистическую систему, Мизес подтверждает свой вывод о «логической и практической невозможности социализма», отказывая ей в рациональной организации хозяйства. По его мнению, установление социалистического строя означает ликвидацию рациональной экономики. Эту точку зрения он защищает в одной из его наиболее известных работ, которая так и называется «Социализм» (1936 г.). Критике Мизеса подверглось в первую очередь центральное звено экономической системы социализма — планирование. Как известно, от представителей утопического социализма до Маркса, одно из основных обвинений капиталистической системы заключалось в том, что анархия производства, при которой производитель только на рынке узнает о необходимости своей продукции, приводит к бессмысленной трате ресурсов общества. И планирование, по их мнению, исключая анархию производства, предотвратит растрату производительных сил общества. Безусловно, популярность «идеи планирования» связана с понятным стремлением решать общие проблемы по возможности рационально, чтобы удавалось предвидеть последствия осуществляемых действий. Однако Мизес категорически выступил против этого тезиса, поскольку, по его мнению, именно при социализме, где отсутствует механизм конкурентных торгов за ресурсы и где покупатель не должен оплатить ценность наилучшей альтернативы их использования, ресурсы будут использоваться неэффективно и бездумно. Плановое регулирование экономики исключает возможность рыночных принципов ценообразования, без чего невозможно измерить вклад различных факторов производства в ценность потребительских благ. В свою очередь, это делает невозможным эффективное использование ресурсов. При социализме господствует система произвольных оценок, что дало основание Мизесу назвать социализм «системой запланированного хаоса».

Мизес обращал внимание и на то, что усиление роли государства неизбежно приведет к усилению роли бюрократии. Помимо традиционных негативных последствий бюрократизации (коррумпированности, снижении эффективности общественного производства), Мизес выделяет такое явление как появление определенного типа человека, для которого «следование привычному и устаревшему — главная из всех добродетелей», и «удушение» новаторов, которые только и являются носителями экономического прогресса. В этом вопросе его взгляды близки к взглядам Й.Шумпетера.

Мизес неоднократно подчеркивал в своих работах, что именно свободный рынок соответствует демократическим принципам. Он пишет, что только в условиях свободного рынка потребитель является центром экономической системы, «голосуя» своим денежным доходом за тот или иной товар, тем самым определяя структуру общественного производства и только в условиях свободного рынка экономические субъекты максимизируют свое благосостояние имея свободу выбора альтернативных возможностей. Свобода выбора означает уважение вкусовых предпочтений человека и в более широком смысле свидетельствует об уважении к человеческой личности. С другой стороны, рыночная система предполагает и высокие темпы экономического роста, обеспечивая такой уровень благосостояния, о котором раньше не могли и мечтать В связи с этим Мизеса не может не волновать вопрос о причинах роста неприятия данной социально-экономической системы среди различных слоев населения. Причину этого, как и Шумпетер, Мизес видит в неудовлетворенном честолюбии. Он отмечает, что в обществе, основанном на кастах и сословиях, было принято приписывать неудачливость обстоятельствам, находящимся вне контроля человека (Бог, судьба). В условиях же рыночного хозяйства, положение человека определяют в значительной степени не традиционный статус, а собственные усилия. И по логике вещей, человек в своих неудачах должен обвинить в первую очередь себя. Для большинства людей это неприемлимо и потому они ищут причину собственного неудовлетворительного положения в пороках (истинных или мнимых) данной экономической системы. И это представляется, по Мизесу, питательной средой различных коллективистских и социалистических доктрин.

Развитие идей Мизеса мы можем найти у его ученика и последователя Ф.Хайека.

2. Экономические воззрения Ф.Хайека

Ф.Хайек (1899–1992), австрийский экономист и социолог, один из самых оригинальных представителей экономической мысли двадцатого века, круг исследовательских интересов которого необычайно широк — экономическая теория, политология, методология науки, психология, история идей. Широта его взглядов проявилась, не в последнюю очередь, в своеобразной аргументации давно знакомых положений экономической теории. Являясь представителем неолиберального направления, Хайек, естественно, выступает последовательным сторонником рыночной экономики, оставаясь до конца жизни верным идее высокой ценности принципов экономического либерализма. Однако он рассматривает рынок не как изобретение человека, и не как механизм реализации справедливости и оптимального распределения ресурсов (он вообще противник целеполагания и всегда выступал непримиримым противником переустройства общества по заранее сконструированным идеальным моделям), а как спонтанный экономический порядок. При этом Хайек очень четко различает понятия «рынок» и «хозяйство». Последний, по его мнению, предполагает такое социальное устройство, при котором некто размещает ресурсы в соответствии с единой шкалой целей. Это предполагает осуществление всей экономической деятельности по единому плану, где однозначно расписано, как будут «сознательно» использоваться общественные ресурсы для достижения определенных целей.

Рынок же, по мнению Хайека, функционирует принципиально иначе. Он не гарантирует обязательного удовлетворения сначала более важных, по общему мнению потребностей, а потом менее важных. Никто в отдельности не знает потребностей и возможностей всех, но каждый, вступая в добровольный обмен, сообщает всем информацию о своих целях и возможностях и одновременно получает информацию о готовности других способствовать реализации этих целей. По Хайеку, рынок просто соединяет конкурирующие цели, но не дает гарантии того, какие из этих целей будут достигнуты в первую очередь. Кстати, в этом кроется одна из основных причин, почему люди возражают против рынка.

И действительно, в экономических моделях как утопического социализма, так и научного коммунизма предполагалось существование общей шкалы приоритетов, где определялось, какие из потребностей подлежат удовлетворению, а какие — нет. Но эта шкала приоритетов, и в этом ее существенный и неустранимый недостаток, отражала бы представления только самого организатора системы.

По Хайеку, у спонтанного экономического порядка есть существенные преимущества. Прежде всего, в нем используются знания всех членов общества. И распространение этих знаний, большая часть которых воплощена в ценах, является важнейшей функцией рынка. По мнению Хайека, механизм цен является уникальным способом коммуникации, где цены выступают и как свидетельство определенной значимости товара с точки зрения других людей, и как вознаграждение за усилия. Цены играют роль сигналов, побуждающих индивида предпринимать усилия. Через цены осуществляется взаимоприспособление планов и потому механизм цен — одна из важнейших сторон рыночного порядка. Наблюдая движение сравнительно небольшого количества цен, предприниматель получает возможность согласовать свои действия с действиями других. К слову сказать, цена равновесия А.Маршалла также является в определенной степени результатом компромисса, компромисса между покупателями и продавцами. И именно потому, что механизм цен является механизмом коммуникации людей в экономических процессах, категорически противопоказан административный контроль над ценами. Хайек неоднократно подчеркивает, что эта функция системы цен реализуется только в условиях конкуренции, то есть лишь в том случае, если отдельный предприниматель должен учитывать движение цен, но не может его контролировать. И чем сложнее оказывается экономический организм, тем большую роль играет это разделение знания между индивидами, самостоятельные действия которых скоординированы благодаря безличному механизму передачи информации, известному как система цен. Хайек обращает внимание на то, что люди, имеющие возможность свободно реагировать на ситуацию, лучше чем какой-либо централизованный орган могут оценить локальную ситуацию, то есть использовать так называемое локальное знание и тем самым способны обеспечить включение этого знания в общий поток знания, циркулирующего в обществе.

Но взаимоприспособление планов — не единственное достижение рынка. Хотя рынок и не гарантирует производство товаров в соответствии со шкалой общественных приоритетов, он гарантирует то, что любой продукт будет изготавливаться людьми, умеющими делать это с меньшими издержками, чем другие.

Большое внимание уделяет Хайек рассмотрению механизма конкуренции. Как известно, в рамках кейнсианского направления конкуренция рассматривается как несовершенный и крайне растратный механизм достижения сбалансированности экономической системы, а в рамках неоклассического направления — как быстрый и эффективный способ оптимального распределения ресурсов. Оригинальность позиции Хайека состоит в том, что он первый рассмотрел конкуренцию как «обнаруживающую процедуру», как способ открытия новых продуктов и технологий, которые без обращения к ней остались бы неизвестны. Именно конкуренция заставляет предпринимателя в поисках высокой прибыли искать новые продукты, использовать новые рынки сырья, искать именно те самые «шумпетеровские» новые производственные комбинации, которые и обеспечивают динамическое развитие экономической системы. Имея возможность проявить себя, люди находят принципиально новые пути решения возникающих проблем, тем самым человек оказывается способным предложить обществу что-то новое.

В рамках концепции «индивидуализма развития» Хайека характерен акцент на творческую устремленность человека, стремление к новому, стремление к отысканию или созданию потребностей, которые никто не удовлетворяет или удовлетворяет не в полной мере. Таким образом осуществляется у Хайека связь свободы и прогресса. В этом убеждении Хайека кроется еще один аргумент против централизованного планирования. Поскольку производство неизвестного продукта не может быть внесено в план, тем самым система директивного планирования предполагает репродуцирование сложившейся структуры общественного производства. Таким образом, конкуренция представляет ценность именно потому, что ее результаты непредсказуемы и в общем отличны от тех, к которым каждый сознательно стремиться. Но в этом же кроются и причины желания конкуренцию уничтожить, поскольку хотя в целом последствия конкуренции благотворны (см. взгляды А.Смита — прим. автора), они неизбежно предполагают разочарование или расстройство чьих-то ожиданий.

Одним из вопросов, который был и является до сих пор предметом дискуссий — это вопрос о том, обеспечивает ли рынок соблюдение принципа социальной справедливости. Экономисты социалистической ориентации аргументом в защиту планирования считают, что оно позволяет распределить продукцию более равномерно и справедливо. Хайек с этим не спорит, соглашаясь, что если мы действительно хотим распределять блага в соответствии с некими заранее установленными стандартами благополучия, то нет другого выхода, кроме планирования всей экономической жизни. Но платой за такие достижения будет являться уничтожение свободы выбора — выбор будут делать за нас другие. И Хайек ставит очень серьезный вопрос: не будет ли ценой, которую мы заплатим за осуществление чьих-то идеалов справедливости такое угнетение и унижение, которого никогда не могла породить «свободная игра экономических сил».

По мнению Хайека, неправомерно связывать принципы осуществления социальной справедливости с рыночным порядком, который является этически нейтральным. Согласно его взглядам, справедливость следует оценивать с точки зрения самого процесса поведения, а не с точки зрения конечного результата. Неудивительно, что справедливость у Хайека сводится к универсальному равенству всех перед законом, который должны носить всеобщий и определенный характер. Требование же социальной справедливости, которую Хайек рассматривает как уравнительную справедливость, он объясняет неистребимым желанием «втиснуть» рыночный механизм в схемы желательного распределения доходов. Программа распределительной (уравнительной) справедливости и контроль государства над экономикой, по глубокому убеждению Хайека, несовместимы с «правлением права», поскольку они неизбежно носят выборочный, то есть дискриминационный характер.

По мнению как Мизеса, так и Хайека, рынок выполняет незаменимую познавательную функцию в процессе социальной координации, где он является передаточным устройством, позволяющим эффективно использовать информацию, рассеянную среди бесчисленного множества экономических субъектов. Естественно поэтому, что рынок не только необходим, но он также должен быть неуправляемым и не может являться инструментом государственного манипулирования для достижения определенных результатов. Но рыночная система, по мнению этих представителей неолиберального направления, не обрекает государство на бездействие и перед ним открывается широкое поле деятельности. Прежде всего, это создание и совершенствования правовых норм — «правил игры» необходимых для эффективного функционирования рыночной системы. Другими словами, создание условий для развития конкуренции. Но помимо условий для развития конкуренции в ряде случаев на государство возлагается функция замены ее другими формами регулирования там, где это необходимо, в частности, в предоставлении товаров коллективного пользования.

Но Хайека волновали не только общие вопросы философии рыночного хозяйства. Нобелевской премии по экономике в 1974 году он был удостоен в том числе за работы в области денег, конъюнктурных колебаний и анализа взаимозависимости экономических и структурных явлений. В этих вопросах Хаейк выступает как оппонент Кейнса, считая, что политика дешевых денег и создания за счет бюджета рабочих мест лишь усугубляет экономические проблемы. Он достаточно резко пишет, имея в виду Кейнса, что «…мы опять поддались увещеванию златоустого соблазнителя и пленились очередным инфляционным мыльным пузырем». Хайек признает, что правительства, проводившие политику кейнсианства, действительно преуспели в поддержании полной занятости за счет кредитной экспансии, и стимулировании совокупного спроса, основываясь на кейнсианской формуле, в которой безработица есть прямая функция совокупного спроса. Но ценой этим достижениям явилась открытая инфляция. Кроме общепринятых выводов относительно негативных последствий инфляции, Хайек обращает внимание на то, что инфляция порождает гораздо большую безработицу, чем та, которой с самого начала предполагалось воспрепятствовать. И выражает несогласие с тезисом, согласно которому инфляция влечет за собой простое перераспределение общественного продукта, в то время как безработица уменьшает последний, являя таким образом худшее зло. По мнению Хайека, инфляция сама становится причиной увеличивающейся безработицы, поскольку она приводит к дезориентации трудовых ресурсов. Нет ничего легче, пишет он, чем обеспечить на время дополнительные рабочие места, занимая рабочих теми видами деятельности, которые временно становятся привлекательными — привлекательными за счет предназначенных для этого дополнительных расходов. Но соответствующие рабочие места исчезнут, как только будет приостановлена инфляция. Что касается искусственно подстегнутого экономического роста, то во многом он означает растрату ресурсов.

В данной теме рассматривались взгляды представителей одного из направлений неолиберализма, продолжателей традиций австрийской экономической школы. Однако неолиберальное направление также получило развитие в работах экономистов США, Великобритании и Германии. Наиболее известным из них является В.Ойкен (1891–1950), который сыграл значительную роль в формировании неолиберального направления в немецкой экономической мысли. Экономический идеал Ойкена — социально ориентированное свободное рыночное хозяйство, чьими основными принципами являются свобода личности, торговли, предпринимательства, свободное ценообразование, свободная конкуренция. Иными словами, развитое товарно-денежное хозяйство при отсутствии монополий. Роль государства сводится к осуществлению контроля за соблюдением того, чтобы все члены общества строили свою хозяйственную деятельность по существующим правилам и законам. Экономические идеи неолиберализма получили признание и дальнейшее развитие у представителей монетаризма и сторонников теории рациональных ожиданий.

ЛЕКЦИЯ 14. МОНЕТАРИЗМ И ТЕОРИЯ РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЙ

1. Эволюция количественной теории денег. Основные постулаты монетаризма

С 30-х по 70-е годы двадцатого века в экономической теории и экономической политике господствовали экономические взгляды кейнсианства. Однако в семидисятые годы произошел поворот к неоклассической теории, связанный с определенной дискредитацией кейнсианства вследствие развития таких процессов как «стагфляция», то есть одновременного роста безработицы и уровня цен, что не могло быть объяснено в рамках экономической теории Кейнса. Современный вариант неоклассической теории представлен в виде теории монетаризма. Теория получила название «монетаризм», поскольку в своих основных идеях опиралась на количественную теорию денег. Надо сказать, что количественная теория денег — одна из старейших экономических доктрин, время зарождения которой относится к шестнадцатому веку, ко времени становления первой экономической школы — школы меркантилистов. Количественная теория денег выступила как своеобразная реакция на основные постулаты меркантилизма, в частности, на столь характерную для меркантилистов доктрину о том, что деньги ускоряют торговлю, увеличивая скорость обращения и тем самым оказывают благотворное влияние на производство.

Под сомнение тезис о положительном влиянии увеличения драгоценных металлов в стране был поставлен английскими философами Локком (1632–1704) и Д.Юмом (1771–1776), которые напрямую связали количество драгоценных металлов (платежных средств) и уровень цен, сделав вывод, что товарные цены являются зеркальным отражением массы благородных металлов, имеющихся в стране. Они утверждали, что уровень цен в среднем изменяется пропорционально изменению количества денег, и инфляция возникает всякий раз, когда слишком много денег встречается со слишком малым количеством товаров. Справедливости ради следует отметить, что Юм не отрицал положительного воздействия «ползучей» инфляции на экономический рост.

В частности он писал: «…в каждом королевстве, куда деньги начинают притекать в большем обилии, чем прежде, все приобретает новый вид: труд и промышленность оживают, торговец становится более предприимчивым, и даже фермер идет за своим плугом с большей живостью и вниманием». Однако этот благоприятный для промышленности приток драгоценных металлов в страну носит краткосрочный характер, и, в конечном счете, цены всех товаров возрастут в той же пропорции, что и количество металлических денег, имеющихся в стране. А «ценовая революция» в Европе, произошедшая в шестнадцатом веке, в результате которой вследствие огромного притока золота и серебра из Америки цены выросли в четыре раза, воспринималась как неопровержимое свидетельство причинной связи между изменением денежной массы и уровнем цен.

Идеи Юма были восприняты представителями классического направления в политической экономии, в частности А.Смитом, который рассматривал деньги исключительно как средство обращения, техническое орудие, облегчающее обмен и отказывал им в обладании внутренней стоимостью.

Наиболее жесткая версия количественной теории денег была выдвинута американским экономистом И.Фишером (1867–1947), который в работе «Покупательная сила денег» (1911), вывел свое знаменитое уравнение, которое основано на двояком выражении суммы товарных сделок:

— как произведение массы платежных средств на скорость их обращения;

— как произведение уровня цен на количество реализованных товаров. Уравнение И.Фишера имеет следующий вид:


MV=PQ,


где М — объем платежных средств;

V — скорость их обращения;

Р — средневзвешенный уровень цен;

Q — сумма всех товаров.

Уравнение обмена состоит из двух частей. Правая часть (PQ) — «товарная» — показывает объем реализованных на рынке товаров, ценовая оценка которого задает спрос на деньги. Левая часть (MV) — «денежная» — показывает количество денег, уплаченных при покупке товаров в разнообразных сделках, что отражает предложение денег. Следовательно, уравнение Фишера характеризует равновесие не только товарного, но и денежного рынка. Поскольку деньги являются посредником в актах купли-продажи, то количество уплаченных денег всегда будет тождественно сумме цен реализованных товаров и услуг, то есть данное уравнение представляет собой тождество, где уровень цен прямо пропорционален количеству денег и скорости их обращения и обратно пропорционален объему торговли. Стремясь доказать нейтральность таких факторов, как V и Q, Фишер принимает посылку неоклассической теории, что производство находится в точке максимально возможного объема, и скорость обращения денег является постоянной величиной. Эти допущения позволили Фишеру утверждать, что в долговременном плане развитие экономики определяется реальными факторами (факторами предложения), а деньги воздействуют только на уровень цен.

Фишеровская версия количественной теории денег наиболее распространена в американской литературе. Среди европейских экономистов наиболее популярный вариант количественной теории денег — кембриджская версия, или теория кассовых остатков, основы которой разработаны А. Маршаллом и А.Пигу. И если Фишер основной акцент делал на движении денег в качестве средства, обслуживающего товарные сделки, то кембриджская школа стремилась выявить закономерности использования денег как дохода. Ее аргументация основана на идее кассовых остатков, под которыми понимается часть дохода, которое лицо желает хранить в денежной, то есть в абсолютно ликвидной форме.

Кембриджское уравнение выглядит следующим образом:


М = к R Р,


где М — объем денежной массы,

R — общая величина произведенной продукции в физическом выражении,

Р — общий уровень цен на товары и услуги,

К — коэффициент Маршалла, показывающий, какую долю номинального дохода хозяйствующие субъекты предпочитают держать в форме наличных денег (кассовых остатков)

Левая часть формулы выражает предложение денег, задаваемое извне существующей кредитно-денежной системой. Правая отражает спрос на деньги, который определяется общим номинальным доходом членов общества с учетом того, какая часть этого дохода хранится в виде кассовых остатков и временно изымается из обращения. В отличие от уравнения Фишера, кембриджский вариант в центр внимания ставит не движение денежной массы, а накопления в кассах предприятий и частных лиц. Исследуются факторы, от которых зависит спрос на кассовые остатки и выделяется два мотива накопления: образование фонда средств обращения и образования резервов на покрытие непредвиденных нужд. Особое внимание при анализе движения денежной массы уделяется принципам распределения дохода, где в качестве критерия выступают: с одной стороны, удобство накапливаемых денежных остатков, а с другой стороны, оценка жертв упущенной выгоды. Этот «выбор на пределе» получил в дальнейшем развитие в теории Кейнса. Тем не менее, выводы, вытекающие из кембриджского уравнения, не противоречат основному выводу из количественной теории денег: при постоянстве К и R изменение денежной массы скажется исключительно на изменении цен.

Следует подчеркнуть, что теория монетаризма, как и все варианты количественной теории денег, будет строится на следующих посылках:

— количество денег в обращении определяется автономно;

— скорость обращения денег жестко фиксирована;

— изменение количества денег оказывает одинаковый и механический эффект на цены всех товаров;

— исключается возможность воздействия денежной сферы на реальный процесс воспроизводства.

Количественная теория денег легла в основу политики, проводимой центральными банками стран Западной Европы в двадцатых годах двадцатого столетия. Данная политика не принесла желаемых результатов, этим в определенной степени и объясняется поворот от неоклассической теории денег к кейнсианской, в которой деньги влияют в первую очередь не на цены, а на занятость и объем производства. Однако в семидесятые годы вновь наметился возврат к неоклассическим теориям, одним из вариантов которых явился «монетаризм», самым непосредственным образом связанный с именем американского экономиста М.Фридмена.

2. Экономические взгляды М.Фридмена. Уравнение Фридмена

М.Фридмен (род. 1912), американский экономист, мировую известность которому принесла его книга «Исследование в области количественной теории денег» (1956 г.)

М.Фридмен является приверженцем классической школы, разделяя один из главных ее тезисов — тезис о невмешательстве государства в экономику. Причем, в отличие от представителей неолиберального направления, защищающих рынок с идеологических и нравственных позиций, Фридмен защищает его с утилитарных позиций. Аргументация следующай: рынок выступает гарантом свободы выбора, а именно свобода выбора является условием эффективности и жизнеспособности системы. Жизнеспособна она прежде всего потому, что свободный обмен, на котором она основана, осуществляется только тогда, когда он выгоден обеим сторонам. Иными словами, каждая сделка либо приносит выгоду, либо вообще не имеет места; следовательно, общая выгода в ходе обмена возрастает. Механизмом же, обеспечивающим реализацию экономической свободы и взаимосвязь действий свободных индивидов, является механизм цен.

Фридмен обращает внимание, что цены одновременно выполняют три функции: информационную, стимулирующую и распределительную. Информационная функция связана с тем, что цены, указывая на изменения спроса и предложения, несут в себе информацию о потребностях в тех или иных товарах, о дефиците или избытке ресурсов и т. д. Эта функция имеет чрезвычайно важное значение для координации экономической активности. Вторая функция состоит в стимулировании людей использовать имеющиеся ресурсы с тем, чтобы получить наиболее высоко оцениваемые рынком результаты. Третья функция показывает, что и сколько получает тот или иной экономический субъект (поскольку цены одновременно являются и чьими-то доходами). Все эти функции цен тесно взаимосвязаны, и попытки подавить одну из них негативно сказываются и на других. Поэтому стремление социалистических правительств отделить последнюю функцию от остальных и заставить цены способствовать реализации социальных целей Фридмен считал абсурдным, поскольку, по его мнению, цены сообщают побудительные мотивы только потому, что участвуют в распределении доходов.

Если цены не выполняют третью функцию — распределения дохода, то человеку нет смысла беспокоиться относительно информации, которую несет в себе цена, и нет смысла реагировать на эту информацию.

Эффективность экономической системы и ее гибкость зависит от возможности свободы индивидуального выбора, поэтому Фридмен является сторонником свободного рынка. Вместе с тем он признает, что «рыночная модель» не должна безраздельно господствовать в обществе. Если для отдельного предпринимателя характерна ориентация собственных усилий на увеличение прибыли, то для общества в целом может быть далеко не безразлично, в какой мере все его члены имеют доступ к целому ряду благ, которые в данном обществе — с точки зрения господствующих в нем культурных, нравственных, религиозных и других устоев — считаются безусловно необходимыми для жизни человека. К таким благам (с середины двадцатого века) относятся прежде всего образование и медицинское обслуживание, а также механизм материальной обеспеченности граждан независимо от результатов их конкретной деятельности. Поэтому Фридмен, допуская государственное вмешательство для обеспечения всем гражданам доступа к этим благам, подчеркивает необходимость поиска компромисса между неизбежными при любом вмешательстве элементами диктата и индивидуальной свободой. Фридмен принимает государственное вмешательство только в таких формах, которые в наименьшей степени ограничивают свободу человека, в том числе и свободу тратить деньги. Отсюда вытекают и рекомендации Фридмена по предоставлению пособий малоимущим в денежной, а не натуральной форме и введение вместо непосредственных выплат малообеспеченным людям (доходы которых не достигают установленного минимального уровня) системы налогов на личные доходы, которая не снижает активности людей по улучшению их материального положения, так называемой системы отрицательных налогов. Однако в целом Фридмен выступает противником чрезмерного расширения сферы предоставления социальных благ, считая, что это порождает так называемую «институциональную безработицу» и «новую бедность».

Однако мировую известность Фридмену принесли не его мировоззренческие взгляды, а разработка современной версии количественной теории денег.

По духу она близка к неоклассической, так как предполагает гибкость цен и заработной платы, объем производства, стремящийся к максимуму, и экзогенный (то есть внешний по отношению к системе) характер предложения денег. Своей задачей Фридмен поставил поиск стабильной функции спроса на деньги при постоянстве скорости их обращения.

Функция спроса на деньги близка к кембриджскому варианту и имеет следующий вид:


М=f(У…………х),


где У — номинальный доход;

х — прочие факторы.

Предложенная Фридменом функция спроса на деньги является ключевым моментом его денежной теории: зная параметры этой функции, можно определить степень воздействия изменения денежной массы на динамику цен или процента. Это, однако, возможно лишь в том случае, если функция устойчива. Фридмен настаивает на этом, считая, что, при прочих равных, спрос на деньги (желаемый населением денежный запас) представляет собой устойчивую долю номинального валового национального продукта, в отличие от кейнсианской модели, где спрос на деньги носит неустойчивый характер в силу существования спекулятивных моментов (так называемых мотивов предпочтения ликвидности). Еще одно принципиальное отличие взглядов Фридмена от взглядов Кейнса состоит в его убеждении, что уровень процентной ставки не зависит от величины денежной массы (по крайней мере в долгосрочном плане). Условия долгосрочного равновесия денежного рынка, где ставке процента нет места, выражены известным уравнением, которое получило название — уравнение Фридмена. Уравнение имеет следующий вид:


М = У + Р,


где М — долгосрочный среднегодовой темп роста предложения денег,

У — долгосрочный среднегодовой темп изменения реального (в постоянных ценах) совокупного дохода,

Р — уровень цен, при котором денежный рынок находится в состоянии краткосрочного равновесия.

Другими словами, этим уравнением Фридмен хотел показать, что в долгосрочном плане рост денежной массы не скажется на реальных объемах производства, и выразится лишь в инфляционном росте цен, что вполне укладывается в количественную теорию денег, и в более широком плане соответствует представлениям неоклассического направления экономической теории.

Стабильность движения денежной массы Фридмен рассматривает как одно из важнейших условий стабильности экономики в целом. Он предлагает отказаться от попыток использования кредитно-денежных рычагов для воздействия на реальные переменные (уровень безработицы и производства) и в качестве целей этой политики определяет контроль над номинальными переменными, прежде всего ценами. Достижение этой цели Фридмен видит в следовании «денежному правилу», предполагающему стабильный и умеренный рост денежной массы в пределах 3–5 % в год. Эти рекомендации напрямую связаны с разработкой так называемой «проблемы запаздывания». Уже И.Фишер признавал, что последствия кредитно-денежной политики государства проявляются с задержкой. Фридмен же показал, что это запаздывание составляет от двенадцати до шестнадцати месяцев и это было весьма тревожным выводом, потому что надежно предсказывать состояние рынка экономисты умеют, как считается, не более чем на год вперед. В этом случае рекомендации экономистов относительно сегодняшней политики будут представлять сомнительную ценность. Поэтому Фридмен предложил отказаться от гибкой кредитно-денежной политики, взяв за правило постоянно наращивать денежную массу небольшими и достаточно равными (по годам) порциями. При установлении размеров таких приращений Фридмен предложил ориентироваться на два показателя, полученных на основе обработки статистических данных. Это среднегодовой прирост объема валового национального продукта (в физическом выражении) за много лет и среднегодовой темп изменения скорости обращения денежной массы. Проделав необходимые вычисления Фридмен и получил рекомендуемый им темп роста денежной массы в 3–5 %. Нетрудно предположить, что Фридмен выступил за ограничения чрезмерной свободы действий центральных кредитно-денежных органов, считая, что любая резкая мера центрального банка может вызвать непредсказуемые последствия.

Еще одним современным вариантом классической теории является теория рациональных ожиданий.

3. Теория рациональных ожиданий

По духу теория рациональных ожиданий является вариантом неоклассических теорий, так как полностью разделяет ее посылки, в частности:

— рациональный характер поведения экономических субъектов;

— полноту информации при формировании ожиданий;

— совершенную конкурентность всех рынков;

— мгновенность отражения новой информации на кривых спроса и предложения.

Эти предпосылки неоклассической теории хорошо известны. Неожиданны лишь выводы, которые делают из этих предпосылок представители теории рациональных ожиданий. По их мнению (при принятии вышеназванных посылок) общая реакция населения на свои ожидания делает бесплодной любую дискретную стабилизационную политику. Это хорошо иллюстрируется на ситуации, которую так по разному трактуют представители кейнсианского направления и монетаризма; на ситуации проведения государством политики дешевых денег. Данная политика в рамках теории рациональных ожиданий не будет иметь никакого результата, поскольку население ждет инфляцию, предприятия повышают цены, кредиторы — процент, рабочие — заработную плату и в итоге мы не видим никакого реального повышения объема производства и занятости. Отсюда вывод, что дискретная политика лишь усиливает нестабильность в обществе.

При всей своей логичности, обращают на себя внимание слабые стороны данной теории, некоторый отрыв от реальности, т. к. в действительности люди плохо осведомлены, цены недостаточно гибки и достаточно имеется свидетельств в пользу воздействия экономической политики на реальный валовой национальный продукт.

ЛЕКЦИЯ 15. РУССКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ

До настоящего момента история экономической мысли рассматривалась в ограниченных пределах западноевропейской экономической мысли. И это не случайно, так как именно последняя оказала решающее влияние на формирование современных представлений о законах и механизме функционирования рыночной системы хозяйства. Тем не менее, представляет значительный интерес история развития русской экономической мысли, отличающаяся определенным своеобразием. В рамках данного курса невозможно проанализировать взгляды всех видных представителей русской экономической мысли, поэтому акцент будет сделан на специфике последней, на том, что отличает ее от западноевропейской экономической мысли и на том вкладе, который внесли русские ученые в мировую экономическую науку. Специфические же особенности «стержневой» русской экономической мысли (по отношению к основному течению экономической мысли Запада) сводятся к следующему.

Во-первых, большинству работ русских экономистов в высокой мере присущ дух социал-экономического реформаторства. Это объясняется как внутренними условиями развития страны, так и сильным влиянием марксизма на все течения русской экономической мысли начиная со второй половины девятнадцатого века.

Во-вторых, для большинства экономистов России особое значение имеет крестьянский вопрос и весь комплекс связанных с этим социально-экономических проблем.

В-третьих, в российской экономической мысли всегда большое значение придавалось общественному сознанию, этике, активной роли политики, другими словами, внеэкономическим факторам.

Можно назвать ряд российских традиций и особенностей, которые лучше помогут понять специфику русской экономической мысли. Хорошо известно, что в России, в отличие от Центральной и Западной Европы, не получило юридического закрепления римское право собственности, опирающееся на хорошо организованную базу юридических уложений.

Именно там многовековая культура частной собственности развила такое качество экономической личности, как хозяйственный индивидуализм и экономический рационализм. В России же на протяжении многих веков хозяйство было основано не на частной собственности, а на своеобразном сочетании общинного пользования землей и власти государства, выступающего в роли высшего собственника. Это оказало существенное влияние на отношение к институту частной собственности, наложив на него соответствующий нравственно-этический отпечаток. Русскому человеку свойственно убеждение, что «человек выше принципа собственности». Не случайно в русском менталитете идею «естественного права», которая является основой западноевропейской цивилизации, заменяли идеалы добродетели, справедливости и правды. Это определяет русскую социальную мораль и экономическое поведение. И потому явление «кающегося дворянства» — особенность чисто русская.

Еще одна российская традиция — склонность к утопическому мышлению, стремление мыслить не реалиями, а образами желаемого будущего. С этим же связана традиция полагаться на «авось», неприязнь к точным расчетам, строгой деловой организации.

Характерной чертой русского менталитета является также стремление к соборности (добровольному объединению людей для общих действий независимо от имущественного и сословного неравенства) и солидарности, которые реализуются в коллективных формах труда и владения собственностью.

Что касается хозяйственных российских традиций, то несмотря на их многообразие, они на протяжении веков складывались вокруг двух осевых линий: традиции огосударствления и традиции общинности. Централизованное регулирование и социальные гарантии — таковы наиболее важные формы их проявлений. Что касается традиций мелкого и среднего предпринимательства, то в дореволюционной России как общенародная традиция они только зарождалась. Зато крупное предпринимательство — существовало издревле и тяготело оно с самого начала к казне — княжеской, а затем и государственной. Более того, начиная со времен царствования Петра Первого крупное предпринимательство взяло четкую ориентацию на военно-промышленный комплекс, и эта ориентация на протяжении трех веков превратилась в прочную национальную традицию.

Эти российские особенности нашли отражение во взглядах первого русского экономиста И.Т.Посошкова (1652–1726), взгляды которого представляют своеобразное сочетание идей как классической политической экономии, так и меркантилизма.

Как вы помните, меркантилисты выступали в защиту национального рынка, за поддержку отечественной торговли и активное вмешательство государства в экономическую жизнь, считая, что «политика правителя — главная сила». Но взгляды представителей этой школы неоднородны. Испанские меркантилисты выступали за запрет вывоза золота из Испании и ограничения ввоза иностранных товаров. Французские — в центр внимания ставили проблему обеспечения положительного торгового баланса. Меркантилизм же в России имел свои особенности, связанные с тем, что внешняя торговля играла для развития экономики нашей страны значительно меньшую роль, чем в Западной Европе. И По-сошкова в первую очередь интересовали не вопросы обеспечения активного торгового баланса, а вопросы развития национального хозяйства. Название его основного труда «Исследование о скудости и богатстве» (1724 г.) очень напоминает название работы А.Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов». И это сходство не только внешнее. Обе работы рассматривают главные проблемы политической экономии: сущность и формы богатства нации, механизмы его роста. Как и А.Смит, И.Т.По-сошков источник национального богатства видел в труде, при этом у него и сельскохозяйственный и промышленный труд одинаково важен. Ему было чуждо пренебрежение к сельскому хозяйству, характерное для меркантилистов Запада. Общественное же значение труда Посошков видел в том, чтобы давать «прибыток», который фактически представляет у него разницу между ценой и издержками производства.

В то же время меркантилизм Посошкова отчетливо проявляется при характеристике торговли. Он полагал, что «купечеством всякое царство богатится», защищал ее монополию. Совершенно в русле меркантилистских идей, Посошков предлагал регламентировать внешнюю торговлю: повышать экспортные цены, ограничивать операции иностранцев лишь рядом портов, запрещать ввоз предметов роскоши и т. д. Однако он был чужд односторонности концепции «торгового баланса». В отличие от западноевропейских меркантилистов, у Посошкова богатство не отождествлялось с деньгами. Более того, в целом он осуждал денежное богатство как символ корыстолюбия и противоречащее нравственным устоям общества и в этом заключается еще одна особенность русского меркантилизма. Как и А.Смит, богатство народов Посошков видел не в деньгах, а в вещественном богатстве, приобретаемом исключительно трудом и потому считал более полезным увеличение материальных благ, чем денег. Трактуя деньги, Посошков развивал номиналистическую концепцию (что опять-таки в традициях классической политической экономии), полагая, что их курс определяется лишь царским штампом. Он рассматривает деньги как ценность, созданную законом, средство для создания определенного правопорядка. Правда, это касается только внутреннего обращения, в сфере же внешней торговли безусловно деньги должны быть полноценными.

Рассматривая торговлю и производство как единый хозяйственный комплекс и видя в них источник богатства нации, Посошков выступал за всемерное развитие отечественной торговли, промышленности, сельского хозяйства, укрепление экономического могущества России и ее независимости. Как и все представители меркантилизма, он является сторонником сильной государственной власти. В то же время, признавая самодовлеющую роль государства в экономике, в своем сочинении Посошков говорит о том, что нельзя считать богатым государство, если там любыми средствами деньги собираются в казну и проводит четкое различие между богатством казны и богатством народа. Для увеличения последнего необходимо, по его мнению, хорошее управление страной, хорошие законы, правильный суд. Он писал о «правде» как необходимой предпосылке возможности устранения скудости и умножения богатства в стране.

В поисках правды и справедливости И.Т.Посошков проявляет значительный радикализм, осуждая подушную подать (как не учитывающую разницы в экономическом положении плательщиков), рост оброков и барщины, предлагая фиксировать повинности крестьян при наделении их землей. К этому добавляются предложения о размежевании крестьянских и помещичьих земель, снижении податей, установлении равного суда для всех сословий и т. д. Возможно, именно за эти предложения Посошков был арестован и заключен в Петропавловскую крепость, где и скончался.

Пострадал за свои взгляды и А.В.Радищев (1749–1802), русский гуманист и мыслитель, создавший определенную систему экономических взглядов. Безусловно, центральной его идеей была идея о необходимости уничтожения путем крестьянской революции феодального строя в России. Радищев полагал, что в обществе, которое будет основано на господстве собственности мелких производителей на средства производства и личном труде, не будет экономических и классовых противоречий, утвердится имущественное равенство и станет возможным экономическое и политическое равноправие граждан. Стоит отметить, что призыв к насилию и революции опять-таки характерен для очень многих российских радикально мыслящих деятелей, в то время как для западноевропейских мыслителей было характерно обращение к разуму, справедливости и призыв к уяснению путем просвещения законов «естественного права» и реализации их норм методом реформ.

Что касается теоретических работ А.В.Радищева по вопросам экономики, то источником богатства он считал производительный труд в хозяйстве страны и утверждал, что то государство богатеет, которое «изобилует своими произведениями». И в этом он близок по взглядам к представителям классической политической экономии. В то же время, понимая важность для России развития промышленного производства, он считал необходимым проведение политики протекционизма как политики, защищающей молодую русскую промышленность от иностранной конкуренции. Радищев полагал, что протекционизм даст возможность развить собственную промышленность для увеличения внутреннего потребления. Эта же точка зрения была характерна для большинства экономистов конца восемнадцатого — первой половины девятнадцатого века, объединенных Вольным экономическим обществом, созданным в 1765 году. Источником богатства они считали труд, повышение его производительности в результате его разделения. В то же время, по их мнению, государство обязано оказывать помощь в развитии промышленности, сельского хозяйства, транспорта. Именно оно должно выдавать ссуды промышленности и сельскому хозяйству и распространять формы повышения производительности труда.

Радикальные идеи Радищева получили развитие в программе декабристов, написанной П.И.Пестелем (1793–1826), высокообразованным человеком, хорошо знавшим сочинения представителей классической политической экономии. У него мы находим понятие естественного права, на которое должны ориентироваться как политические законы, так и политическая экономия. Один из центральных вопросов — аграрный. Земледелие Пестель рассматривал как основную отрасль хозяйства, а источником народного богатства в основном считал труд в земледельческом производстве. Если одной из задач нового общественного устройства признавалось уничтожение нищеты и бедности народных масс, то ближайший путь достижения этого виделся ему в предоставлении возможности всем гражданам новой России трудиться на земле, находящейся либо в общественной собственности и предоставленной в пользу крестьян, либо в их частной собственности. Общественной собственности на землю Пестель отдавал предпочтение перед частной, поскольку пользование землей из общественного фонда должно быть бесплатным и каждый сможет получить ее в распоряжение независимо от имущественного положения. Справедливости ради следует отметить, что аграрный проект Пестеля не был поддержан всеми членами общества декабристов. В частности Н.И.Тургенев (1789–1871) допускал освобождение крестьян без земли, либо за выкуп. В отличие от Пестеля Тургенев видел будущее России в капиталистическом развитии земледелия во главе с крупными капиталистическими хозяйствами помещиков, где крестьянским хозяйствам отводилась подчиненная роль источника дешевой рабочей силы для помещичьих имений.

Воззрения декабристов нашли дальнейшее развитие в экономических идеях русского демократического движения, которые выступали идеологами крестьянской революции. В 40-60-е годы девятнадцатого века в Западной Европе довольно отчетливо проявились противоречия капитализма. Поэтому представители революционно-демократического движения перспективы дальнейшего развития России стали связывать не с капитализмом, а с социализмом. Страстным критиком капитализма был А.И.Герцен (1812–1870), который писал, что и феодализм, и капитализм «…представляют собой две формы рабства, но одно открытое, а другое хитрое, прикрытое именем свободы». Герцен отмечал рост нищеты и эксплуатации при капитализме, обращал внимание на перепроизводство товаров, непроизводительное уничтожение огромных богатств, безработицу. Именно Герцен начал разрабатывать теорию крестьянского социализма, которую восприняло большинство русских демократов. Она основывается на том, что в России крестьянская община является зародышем социализма, так как препятствует расслоению деревни и порождает в быту коллективистские начала. Герцен считал переход земли в руки крестьян началом социализма и делал из этого вывод, что Россия может миновать капитализм и развиваться по особому, некапиталистическому пути.

Однако в полной мере заслуга разработки теории «крестьянского социализма» принадлежит Н.Г. Чернышевскому (1828–1889), По его мнению, главной задачей должно быть постепенное ограничение и вытеснение тенденции частнокапиталистического развития тенденцией общинной, социалистической. Этого можно было бы достичь путем передачи основной массы земли в общинное пользование в ходе социалистического переворота и организацию общинного производства на общинных землях. Чернышевский считал необходимым всячески побуждать крестьян, в том числе и при поддержке государственной власти, к составлению земледельческих товариществ. Такое общинное производство связывалось им с обязательным применением сельскохозяйственных машин и орудий, самой передовой техники, способной обеспечить выгодность крупного хозяйства в земледелии. Без сомнения, эта концепция строилась на убеждении в существовании стихийно-социалистического духа, свойственного русской крестьянской общине, на убеждении, что община располагает внутренним источником социалистической эволюции.

Что касается непосредственных работ по политической экономии, то они относятся к периоду 1857-61 гг. и формально представляют собой отзывы на русские и зарубежные экономические сочинения. Чернышевский хорошо знал работы представителей классической политической экономии и разделял некоторые ее положения, в частности, трудовую теорию стоимости. А из положения, что труд является единственным источником стоимости товара делал он вывод, что «труд должен быть и единственным владельцем производственных ценностей». Это положение напоминает взгляды С.Сисмонди и предвосхищает теорию «права работника на полный продукт труда». Сходство со взглядами Сисмонди проявляется и во взгляде на предмет политической экономии. Чернышевский отмечает, что богатство создается трудом, но принадлежит тем классам, которые не участвуют своим трудом в его создании. Поэтому предметом политической экономии должно быть не богатство, а рост материального благосостояния производителей этого богатства. И задача политической экономии в том и состоит, чтобы найти такую форму отношений, которая бы обеспечивала материальное благосостояние людей.

Анализируя трудовую теорию стоимости, в частности в работе «Примечания к Основам политической экономии Милля» (1861), которая формально является отзывом на работу последнего, Чернышевский выделяет такие понятия как меновую стоимость и внутреннюю стоимость. Он соглашается с Миллем, что меновая стоимость представляет собой покупательную силу вещи. Но при этом подчеркивает, что меновой стоимостью обладают лишь те предметы, которые имеют объективное основание в виде внутренней ценности, скрытой от непосредственного наблюдателя. И пишет, что «Никто не даст ничего за предмет самый необходимый и полезный, если он приобретается без всякого затруднения. Трудность же приобретения зависит от количества затраченного на его производство труда, а потому и меновая ценность не может быть оторвана от «внутренней ценности». Таким образом, именно затраты труда, формирующие «внутреннюю ценность» являются конечным основанием меновой стоимости или цены. И продолжая свои рассуждения Чернышевский пишет, что в будущем (социалистическом) обществе не меновая, а внутренняя ценность будет обладать покупательной силой, определяемой трудностью добывания предмета».

Разделяет Чернышевский не только трудовую теорию стоимости классической школы, но и взгляд на капитал, рассматриваемый им материальные ценности, идущие на производство в качестве средств производства и средств существования работников. Но и здесь он делает свои выводы: поскольку капитал есть результат труда, постольку он должен принадлежать тому классу, который его создал, т. е. трудящимся. Таким образом из теории, которая считает, что все производится трудом, Чернышевский делает вывод, что все должно принадлежать труду. Как видим, взгляды Чернышевского подготовили благодатную почву, но которой взошли «семена» марксизма.

В значительной степени продолжателями российской традиции — рассматривать экономические явления в широком социальном контексте явились «народники», которые большое внимание уделяли таким вопросам, как развитие русского капитализма, пути перехода к социализму и организация экономических отношений при социализме. Надо сказать, что народничество в лице таких ярких представителей как П.Л.Лавров (1823–1900), М.А.Бакунин (1814–1876), П.Н.Ткачев (1844–1885) явилось одним из ведущих направлений русской общественно-политической мысли в 70-е годы девятнадцатого века, оказавшего очень сильное влияние на последующее развитие отечественной экономической мысли. Лейтмотивом «народничества» явилось убеждение — капитализм в Россию не следовало пускать, а коль скоро он просочился — максимально его ограничить. Впрочем, по их мнению, капитализм в Росси не имеет оснований для развития, поскольку он не может разрешить проблему реализации (они разделяли взгляды С.Сисмонди на причину кризисов перепроизводства как результата недопотребления). Народ слишком беден, чтобы покупать те массы товаров, которые способна производить крупная капиталистическая промышленность а для России закрыт и такой путь реализации товара, как внешние рынки, которые уже давно захвачены.

Народники выступали за особый путь развития для России: минуя капитализм, к социализму. Перспектива ими виделась в прогрессивном развитии «народного производства», наполнение его традиционных форм (сельской общины) новым содержанием — переход к развитым формам кооперации, способным по своей эффективности соперничать с капиталистическими предприятиями на базе внедрения новой техники и достижений агрономии. Цель — отстоять самостоятельность значительной части «рабочего класса», по возможности организовав его в коллективные формы «народного производства». Это, по их мнению, могло приблизить перспективы будущего социалистического переустройства страны. При этом любопытно отметить, что «народники» конечным критерием общественного прогресса считали степень индивидуального развития личности, способность последней подняться до наслаждения саморазвитием. (Эти идеи схожи с идеями «раннего» Маркса, высказанными им в экономическо-философских рукописях 1844 г.)

Гуманистические принципы раннего марксизма были в центре философии русского народничества. Социализм, согласно народнической концепции — это необходимая стадия общественного прогресса, потому что он реализует внутренне присущие человечеству черты коллективизма, солидарности. Типы народных форм производства должны были включать не только самоуправление конкретных экономических единиц, но и уравнительное начало. Более того, уравнительное начало рассматривалось «народниками» как движущий элемент перехода к социализму. Представляют интерес взгляды П.Л. Лаврова. Большое внимание последний уделял критике капиталистических отношений, показывая отрицательную роль конкуренции, концентрации и централизации капитала, пагубные последствия капиталистических условий труда, превращающие рабочих в придатки машин. Подробно Лавров рассматривал экономические проблемы будущего общества. Значительное место в его трудах занимают обоснование необходимости общественной собственности, анализ характера труда при социализме, вопрос об экономической роли государства.

Ведущим направлением конца девятнадцатого века были представители марксистского направления, получившего название «легального марксизма» (П.Б.Струве, М.И.Туган-Барановский, С.Н.Булгаков, Н.А.Бердяев). Своими работами они способствовали развитию марксизма, начиная от теории ценности и кончая теорией экономических конъюнктур. А Н.А.Бердяев (1874–1948) и С.Н.Булгаков (1871–1944) положили начало современным концепциям этического социализма, акцентируя внимание на проблеме духовных ценностей: человеческую личность они рассматривали как абсолютную ценность бытия.

Что касается допустимости частной собственности, то большинство русских социалистов стояли за установление общественной собственности как необходимого конституирующего принципа социализма. И в этом коренное отличие русского социализма от западноевропейского, который не выдвигал программы коренного изменения отношений собственности.

Известный русский экономист М.И.Туган-Барановский. (1865–1919) также большое внимание уделяет проблемам экономического и социально-политического развития России. Этой проблеме посвящена его известная работа «Социализм как положительное учение» (1918). В отличие от представителей народничества Туган-Барановский считает, что Россия уже встала на путь развития капитализма и весь вопрос заключается в том, что несет капитализм — гибель или «с ним загорается заря надежды». В традициях русской социально-экономической мысли он критикует капиталистическую систему хозяйства, отмечая, что при данном строе что огромное большинство населения обречены постоянно служить средством для увеличения благосостояния других общественных классов, несравненно менее многочисленных. Поэтому неизбежен переход к социалистическому обществу. Цель социализма, как отмечает Туган-Барановский, устроить жизнь на началах свободы, правды и справедливости. Он считал, что в основе социализма как учения о справедливом обществе должна лежать этическая идея, сформулированная И.Кантом — идея о равноценности человеческой личности, о человеческой личности как цели в себе. Туган-Барановский пишет, «…что люди равны по своим правам на жизнь и счастье, равны по тому уважению, к каким мы должны относиться к интересам их всех, они равны по бесконечной ценности, которой обладает личность каждого из них». При социализме, по его мнению, развитие каждой отдельной личности становится главной общественной целью.

Большое внимание Туган-Барановский уделяет анализу типов социализма, выделяя государственный, коммунальный и синдикальный социализм, считая при этом, что именно государственный социализм придает общественному производству пропорциональность и планомерность и дает возможность быстрого роста общественного богатства. Он считает, Рассматривая.

эти вопросы он показал, что правильно понятая теория предельной полезности не только не опровергает трудовую теорию стоимости Д.Рикардо и К. Маркса, но и представляет собой неожиданное подтверждение учения о стоимости данных экономистов. Как и большинство русских экономистов, Туган-Барановский не ограничился односторонним противопоставлением полезности и затрат как двух основных факторов ценности. Полагая, что теория Рикардо подчеркивает объективные факторы ценности, а теория Менгера — субъективные, он пытается доказать, теория Рикардо не исключает, а лишь дополняет теорию предельной полезности. Логика рассуждений Туган-Барановского такова: «Предельная полезность — полезность последних единиц каждого рода продуктов — изменяется в зависимости от размеров производства. Мы можем понижать или повышать предельную полезность путем расширения или сокращения производства. Напротив, трудовая стоимость единицы продукта есть нечто объективно данное, не зависящее от нашей воли. Отсюда следует, что при сопоставлении хозяйственного плана определяющим моментом должна быть трудовая стоимость, а определяемым — предельная полезность. Если трудовая стоимость продуктов различна, но польза, получаемая в последнюю единицу времени одинакова, то следует вывод, что полезность последних единиц свободно воспроизводимых продуктов каждого рода — их предельная полезность — должна быть обратно пропорциональна относительному количеству этих продуктов в единицу рабочего времени. Иначе говоря, должна быть прямо пропорциональна трудовой стоимости тех же продуктов». И значит, по мнению Туган-Барановского, обе теории находятся в полной гармонии. Теория предельной полезности выясняет субъективные, трудовая теория стоимости — объективные факторы хозяйственной ценности. Именно Туган-Барановский обосновал положение, что предельная полезность свободно воспроизводимых хозяйственных благ пропорциональна их трудовым стоимостям. Данное положение называют в экономической литературе теоремой Туган-Барановского.

В работе «Социализм как положительное учение» М.И.Туган-Барановский подчеркнул, что для построения хозяйственного плана социалистическое общество будет вычерчивать кривые полезности по каждому продукту и кривые их трудовой стоимости, и в точке их пересечения будет отыскиваться оптимальная цена на все виды продуктов.

Рассматривая государственный социализм, Туган-Барановский отмечает, что хотя последний и обеспечивает планомерность, пропорциональность развития и приоритет общественных потребностей, но он сохраняет элементы принуждения и противоречит идее полного и свободного развития человеческой личности. И потому, согласно убеждению Туган-Барановского, хотя создание общественного богатства и обладает «значительной положительной ценностью», но оно не может идти за счет принижения человеческой личности. Не может считаться общественным благом низведение трудящегося человека до простого винтика огромного государственного механизма, до «простого подчиненного орудия общественного целого» Поэтому Туган-Барановский предлагает дополнить систему государственного социализма элементами коммунального и синдикального социализма. Он считает, что в наибольшей степени соответствует идеалу свободного развития человека такая форма организации труда как кооперация, поскольку она строится на взаимном согласии членов при свободе вступления и выхода из кооперативной организации. В тенденции, по мнению Туган-Барановского, общество должно до конца превратиться в добровольный союз свободных людей — стать насквозь свободным кооперативом. Следует обратить внимание, что социальным идеалом Туган-Барановского является не социальное равенство, а социальная свобода. Общество совершенно свободных людей — вот, по его мнению, конечная цель общественного прогресса. В приближении к социалистическому идеалу и заключается весь исторический прогресс человечества. Это положение явно имеет много общего с идеей Маркса, рассматривающего будущее общество как союз свободных людей, работающих общими средствами производства и планомерно расходующих свои индивидуальные рабочие силы как одну общую силу.

Что касается вклада Туган-Барановского в современную экономическую науку, то он в значительной мере сводится к созданию современной инвестиционной теории циклов. Его работа «Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь» оказали значительное влияние на развитие данного направления экономической науки. В этой работе, полемизируя с «народниками», Туган-Барановский доказывает, что капитализм в своем развитии сам себе создает рынок и в этом отношении не имеет ограничения для роста и развития. Хотя и отмечает, что существующая организация народного хозяйства, и прежде всего господство свободной конкуренции, чрезвычайно затрудняет процесс расширения производства и накопления национального богатства.

Туган-Барановский критикует не только теорию недопотребления как причину кризисов перепроизводства, но и теории, объясняющие кризисы нарушениями в сфере денежного и кредитного обращения.

В своей теории Туган-Барановский взял за основу идею Маркса о связи промышленных колебаний с периодическим обновлением основного капитала и заложил основы тенденции — превратить теорию кризисов перепроизводства в теорию экономических колебаний. Отмечая, что годы усиленного создания основного капитала являются годами общего оживления промышленности Туган-Барановский пишет «Расширение производства в каждой отрасли усиливает спрос на товары, производимые в других отраслях: толчок к усиленному производству передается от одной отрасли к другой и потому расширение производства всегда действует заразительно и имеет тенденцию охватывать все народное хозяйства. В период создания нового основного капитала возрастает спрос решительно на все товары». Но вот расширение основного капитала закончилось (фабрики построены, железные дороги проведены). Спрос на средства производства сократился и их перепроизводство становится неизбежным. В силу зависимости всех отраслей промышленности друг от друга частичное перепроизводство становится общим — цены всех товаров падают и наступает застой.

С полным основанием можно сказать, что Туган-Барановский первым сформулировав основной закон инвестиционной теории циклов: фазы промышленного цикла определяются законами инвестирования. Нарушение же ритма экономической активности, приводящее к кризису, вытекает, по мнению Туган-Барановского, из-за отсутствия параллелизма на рынках разных сфер в период экономического подъема, несовпадения между сбережениями и инвестициями, из-за диспропорциональности в движении цен на капитальные блага и потребительские товары. Основная идея Туган-Барановского состоит в том, что в основе общего товарного перепроизводства лежит частичное перепроизводство, непропорциональное распределение «народного труда». Таким образом, первое представляет собой своеобразное выражение второго.

Исследовал Туган-Барановский и роль ссудного капитала в процессе циклических колебаний экономики. Он отмечал, что повышение ссудного процента является верным признаком того, что свободного ссудного капитала в стране слишком мало для нужд промышленности и делая отсюда вывод, что непосредственной причиной кризисов является не избыток ссудного капитала, не находящего себе применения, а его недостаток. Как видим, у Туган-Барановского обнаруживаются многие элементы современной инвестиционной теории циклов.

Представляют интерес взгляды и такого крупного русского экономиста, как А.В. Чаянов (1888–1937). Основной круг его научных интересов — изучение процессов, происходящих в российской экономике, специфики социально-экономических отношений в отечественном сельском хозяйстве. Главным предметом исследований ученого было семейно-трудовое крестьянское хозяйство. Чаянов доказал неприменимость выводов классической экономической теории к крестьянскому хозяйству, для которого была характерна некапиталистическая мотивация. Обширные исследования позволили Чаянову сделать вывод о том, что крестьянское хозяйство отличается от фермерского самим мотивом производства: фермер руководствуется критерием прибыльности, а крестьянское хозяйство — организационно-производственным планом, представляющим совокупность денежного бюджета, трудового баланса во времени и по различным отраслям и видам деятельности, оборота денежных средств и продуктов. Он отметил, что крестьянскую семью интересует не рентабельность производства, но рост валового дохода, обеспечение равномерной занятости для всех членов семьи.

Чаянов сформулировал положение об исключительной выживаемости сельского хозяйства, которое долгое время способно выдерживать такое понижение цен и повышение издержек, которое полностью уничтожает прибыль и часть заработной платы, что является гибельным для предпринимателей, пользующихся наемным трудом. И именно потому, что крестьянское хозяйство не гонится за прибылью, а заботится о поддержании существования самого земледельца и его семьи.

Конкретизируя тезис о потребительской природе крестьянских хозяйств, Чаянов использовал теорию предельной полезности. Он утверждал, что в крестьянском хозяйстве существует определенный «естественный предел» увеличения продукции, который наступает в момент, когда тягость предельной затраты труда будет равняться субъективной оценке предельной полезности получаемой суммы. С определенными оговорками можно сказать, что затрата собственных сил идет до того предела, при котором крестьянское хозяйство получает все необходимое для существования своей семьи.

С теорией крестьянского хозяйства связана у Чаянова и теория кооперации. По его мнению, предпосылок для развития фермерских хозяйств американского типа в России нет, несмотря на то, что крупное сельскохозяйственное производство имеет относительное преимущество по сравнению с мелким. Поэтому оптимальным для нашей страны было бы сочетание отдельных крестьянских хозяйств с крупными хозяйствами кооперативного типа. Чаянов считал, что кооперация способна соединить различные виды и формы деятельности, формируемых по вертикали «от поля к рынку». При этом за семейным производством остается процесс выращивания растений и животных. Все остальные операции, в том числе переработка продукции, ее транспортировка, реализация, кредитование, научное обслуживание будут осуществляться кооперативными организациями. Развитие кооперативов, которые вступают в непосредственные контакты, минуя капиталистически организованные предприятия, ослабляет последних. Таким образом, каждая новая форма кооперации (потребительская, производственная, кредитная — через организации сберкасс кооперации) осуществляет подрыв какого-нибудь вида капиталистической эксплуатации, заменяя его «товарищеским» методом удовлетворения потребностей.

Аграрным проблемам, в частности теории кооперации, отдал дань и такой известный русский экономист как Н.Д.Кондратьев (1892–1938). Кондратьев разделял взгляды партии эсеров, основанных на общинных трудовых воззрениях, взгляде на землю как на общее достояние всех трудящихся. Представители этой партии (В.М.Чернов, П.П.Маслов, С.С.Зак и др.) настаивали на социализации земли, т. е. изъятии ее из частной собственности отдельных лиц и передаче в общественное владение и распоряжение демократически организованных общин на началах уравнительного использования. Кондратьев также стоит за перевод всех земель в положение общенародного достояния, в трудовое пользование народа. Но Кондратьев, как и Чаянов, считает, что трудовые хозяйства сами по себе, в силу их натурального хозяйства, не нацелены на экономическую перспективу, на развитие во имя интересов государства. Преодоление же экономической ограниченности этих форм Кондратьев видел на путях кооперации. Кооперация, по его мнению, имеет два плюса: отсутствие акцента на прибыль и возможность обеспечить значительную производительность труда. И именно ему принадлежит обоснование основных принципов кооперирования — добровольность и последовательная смена форм кооперации от низших к высшим на основе экономической целесообразности.

Однако мировую известность принесла Н.Д.Кондратьеву не теория кооперации, а разработанная им теория больших циклов конъюнктуры, известная как «теория длинных волн Кондратьева». Изложение данной теории содержалось в статье «Мировое хозяйство и его конъюнктура во время и после войны», написанной им в 1922 году. Интерес Кондратьева к теории конъюнктуры, к проблеме долговременных колебаний был вызван стремлением выяснить тенденции развития народного хозяйства. Эта проблема соответствовала его научным интересам, поскольку именно Кондратьев создал и возглавлял до 1928 г. Конъюнктурный институт.

Кондратьев провел обработку временных рядов важнейших экономических показателей (товарные цены, процент на капитал, заработная плата» оборот внешней торговли и других) для четырех стран (Англии, Германии, США, Франции) за период примерно 140 лет. В результате обработки данных им была выявлена тенденция, показывающая существование больших периодических циклов продолжительностью от 48 до 55 лет. Эти циклы включали в себя фазу подъема и фазу спада. Эти фазы можно представить следующим образом.


История экономической мысли. Курс лекций ЛЕКЦИЯ 15. РУССКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ.

Внимание к проблемам циклического развития экономики, дань которым отдал и Туган-Барановский, и Кондратьев, не в последнюю очередь было связано с теорией циклического развития, основы которой были заложены К.Марксом. Не случайно Кондратьев ищет корни длинных циклов в процессах, аналогичных тем, которые, согласно марксисткой теории, порождают периодические колебания капиталистической экономики каждые 7-11 лет (так называемые циклы Жюглара). Кондратьев полагает, что продолжительность длинного цикла определяется средним сроком жизни производственных и инфраструктурных сооружений (примерно 50 лет), которые являются одним из основных элементов капитальных благ общества. При этом обновление «основных капитальных благ» происходит не плавно, а толчками, а научно-технические изобретения и нововведения играют при этом решающую роль.

В динамике экономических циклов Кондратьевым были выделены некоторые закономерности. Так, «повышательная» фаза большого цикла (фаза подъема) наступает, по его мнению, при следующих условиях:

— высокая интенсивность сбережений;

— относительное обилие предложения и дешевизна ссудного капитала;

— аккумуляция его в распоряжении мощных финансовых и предпринимательских центров;

— низкий уровень товарных цен, который стимулирует сбережения и долгосрочное помещение капитала.

Если эти условия имеют место, то рано или поздно наступает момент, когда значительное инвестирование его в крупные сооружения, вызывающие радикальные изменения условий производства, становится достаточно рентабельным. Начинается полоса относительно грандиозного нового строительства, когда находят свое широкое применение накопившиеся технические изобретения, когда создаются новые производительные силы. Иначе говоря, интенсивное накопление капитала является не только предпосылкой вступления экономики в фазу длительного подъема, но и условием развития этой фазы.

Импульсом же для перехода в «понижательную» фазу (фазу спада) является недостаток ссудного капитала, ведущий к повышению ссудного процента, а в конечном счете к свертыванию хозяйственной активности и падению цен. При этом депрессивное состояние хозяйственной жизни толкает к поиску новых путей удешевления производства, именно, технических изобретений. Однако эти изобретения будут использованы уже в следующей «повышательной» волне, когда обилие свободного денежного капитала и его дешевизна сделают вновь рентабельными радикальные изменения в производстве. При этом Кондратьев подчеркивает, что свободный денежный капитал и низкий процент являются необходимым, но не достаточным условием перехода к «повышательной» фазе цикла. Не само по себе накопление денежного капитала выводит экономику из депрессии, а приведение им в действие научно-технического потенциала общества.

Теория «длинных волн» Н.Д.Кондратьева породила обширную литературу по данному вопросу, дав импульс разработке различных концепций долгосрочных экономических колебаний. Дискуссии ведутся относительно причин больших циклов, однако мало кто отрицает, что «длинные волны» связаны с процессами структурной перестройки экономики.

Экономические взгляды представителя российского марксизма В.И.Ульянова (Ленина) в значительной мере были представлены в лекции «Теории монополии и монополистического ценообразования». Что касается модели социализма, то в ленинской концепции получила развитие модель государственного социализма, в которой все граждане превращаются в служащих по найму у государства, становясь рабочими одного всенародного государственного «синдиката». Не случайно сопровождающий эту модель неизбежный принцип насилия (на эту опасность указывали и М.И.Туган-Барановской, и М.И.Бакунин) в России после победы большевиков все расширяется и наконец от средства подавления противников революции становится средством чисто хозяйственных проблем. Законченным выражением этих взглядов стала экономическая программа одного из лидеров партии большевиков Л.Троцкого, изложенная им на девятом съезде ВКП(б) в 1920 году и получившая название концепции милитаризации труда. Ее основная идея — создание системы принудительного труда, казарменной организации общества. Производство организовывалось по военному образцу, где вопрос трудовой дисциплины решался по законам военного времени, а высшие государственные органы принимают решения по всем хозяйственным и политическим вопросам. И хотя эта модель хозяйственного развития была отвергнута в связи с переходом от политики «военного коммунизма» к НЭПу, основные ее черты были воспроизведены в 30-е годы, когда была создана командно-административная система управления народным хозяйством.

Но как это не парадоксальным покажется на первый взгляд, реальная модель социализма, имевшая место в Советском Союзе на протяжении более чем семидесяти лет, своими теоретическими корнями уходит не только к работам Маркса, но имеет более глубокую основу — двухвековые традиции русской социально-экономической мысли, которая в свою очередь связана с особым психологическим типом личности, присущем русскому народу. Это ярко выраженное стремление устроить жизнь на началах правды и справедливости. Не случайно в русской экономической литературе так много внимания уделяется проблемам будущего устройства общества (где несущими конструкциями как раз и являются идея общинности и государственности) и так мало теорий, имеющих дело с определением принципов и механизмов функционирования общества данного. В ней нет разработанных теорий общего и частичного равновесия экономической системы, теорий, посвященных анализу вклада данного фактора в рост общественного богатства, факторов динамического развития экономики. Но в то же время сильной стороной русской экономической мысли является ее этическая направленность, акцент на проблемах обеспечения роста благосостояния, рассматриваемого с позиций совершенствования распределения.

В рамках данных лекций мы не будем рассматривать содержание советской политической экономии, которая по существу сводилась к разъяснению и пропаганде работ Маркса, Энгельса, Ленина и доказательству преимуществ социализма перед капитализмом. Исключения составляют лишь работы представителей математического направления, в частности, Л.В.Канторовича (1912–1986), который в 1975 году стал лауреатом Нобелевской премии в области экономики за разработку теории оптимального использования ресурсов.

Заключение

Даже краткое знакомство с курсом «История экономических учений» позволяет сделать вывод — никакие экономические теории не являются абсолютно верными, и никакие теоретические заключения не являются исчерпывающими и действительными на все времена. Но в то же время зерно истины содержится в любой экономической теории. Смотря с каких позиций рассматривать экономические теории представителей прошлых эпох, можно считать ранние экономические учения либо как просто ошибочные мнения давно умерших людей, либо как хранилище ряда проницательных, а порой и гениальных догадок.

Наверно, и в этом отличие экономической науки от других наук, что в ней нет неизбежного перехода от меньшей к большей достоверности, в ней нет истины, которая будучи однажды раскрыта, будет истиной вечной. Развитие экономической науки в чем-то напоминает «принцип маятника», когда иногда кажется, будто экономика продвигается вперед, влекомая чувством симметрии, которое требует, чтобы каждая новая теория всегда была противоположностью старой. В качестве примера можно привести отказ от трудовой теории стоимости и разработка представителями «австрийской школы» в 70-х годах девятнадцатого века теории предельной полезности как теории ценообразования. Или столь же резкий переход в этот период от анализа макроэкономических проблем, в частности, исследования причин «богатства народов» и законов, регулирующих распределение созданного продукта, к проблемам микроэкономики, когда предметом экономической науки становится исследование поведения экономического субъекта в условиях ограниченных ресурсов.

Но через какое-то время появляются теории, которые несут существенные черты экономических теорий, ранее отвергнутых.

Но если ни одна из экономических теорий не является абсолютно верной, то тогда зачем изучение экономической науки, и тем более, изучение истории экономических учений?

История экономической мысли — это история попыток понять действие экономики, основанной на рыночных операциях. Именно исследование проблемы рыночного обмена дало начальный импульс экономической науке (вспомните взгляды Аристотеля). Если каждая из этих попыток, воплощенная в экономической теории, помогает уяснить характер определенных причинно-следственных связей в экономике, то знание различных экономических теорий помогает понять сложность и взаимозависимость всех экономических переменных и избежать так свойственной человеку склонности искать простые и ясные, но неправильные решения сложных проблем.

И трудно спорить с М.Блаугом, который пишет… «Гораздо лучше знать интеллектуальное наследие, чем догадываться, что оно храниться в неизвестном нам месте и написано на незнакомом языке».

Краткие биографии ученых-экономистов

Петти Уильям.

Петти Уильям (1623–1687), английский экономист. Сын суконщика из Гемпшира (Англия). В 15 лет отправился в Нормандию с торговыми целями, занимаясь там между делом изучением древних языков и математики. Одно время служил на флоте.

В 1643–1646 гг. провел во Франции и Голландии, уделяя много времени научным занятиям. Тогда же сблизился с философом Гоббсом и даже одно время был у него секретарем. В 1648 году мы видим Петти в Оксфордском университете, где он преподает анатомию и химию, а через год получает степень доктора физики. В 1851 Петти получает кафедру анатомии в том же университете и одновременно преподает там музыку.

В 1652 году Петти назначен главным врачом при Ирландской армии Кромвеля. Заинтересовавшись неурядицами в устройстве земель, конфискованных у ирландцев в 1641 г. и предназначенных для раздачи солдатам, Петти вносит свой проект нового кадастра земель. Получив за свою работу 9000 фунтов ст., он употребляет их на скупку солдатских свидетельств на наделы и становится крупным землевладельцем.

В 1658 году Петти избирается в парламент (Ричарда Кромвеля). После реставрации династии Стюартов и за заслуги, которые Петти оказал ей, он был возведен в 1661 году в рыцарское звание. В эти же годы Петти становится одним из первых членов основанного тогда Королевского общества — первой академии наук Нового времени. К этому времени интересы Петти смещаются в область экономики и политики. У него рождаются идеи относительно реформирования налоговой системы, организации статистической службы, проекты улучшения торговли. Получив доступ ко двору, Петти публикует памфлеты, в которых излагает свои мысли в надежде, что они будут услышаны властью.

Первое серьезное экономическое сочинение Петги «Трактат о налогах и сборах» вышло в свет в 1662 году. И это его важнейшее сочинение: стремясь показать герцогу Ормондскому (назначенному вице-королем Ирландии) пути увеличения налоговых доходов Петти в этой работе наиболее полно изложил свои экономические взгляды.

Со взглядами Петти можно ознакомиться в следующих работах, переведенных на русский язык1:

У.Петти. «Трактат о налогах и сборах». В кн. «Антология экономической классики», Т. 1. М., 1993.

У.Петти. Избранные работы. М., 1997.

Смит Адам.

Смит Адам (1723–1790), английский экономист и философ, основоположник классической политической экономии. Родился в Шотландии (г. Керколди) в семье таможенного чиновника. В 1737 году поступает в Глазговский университет, где после обязательного для всех студентов класса логики (первого курса) переходит в класс нравственной философии, выбирая тем самым гуманитарное образование. Успешно окончив в 1740 году университет, Смит получил стипендию на дальнейшее обучение в Оксфордском университете, где он обучался с 1740 по 1746 гг. Политические события в Англии (восстание сторонников Стюартов в 1745–1746 гг.) заставили Смита летом 1746 г. уехать в Керколди, где он прожил два года, занимаясь самообразованием.

В 1748–1751 годах Смит читает в Эдинбурге курс публичных лекций по естественному праву, которое включало в восемнадцатом веке не только юриспруденцию, но и политические учения, социологию, экономику. В 1751 он возглавил кафедру логики, в 1752 году — кафедру нравственной философии в университете Глазго.

В 1759 году Смит опубликовал в Лондоне свой первый большой научный труд «Теория нравственных чувств», который представляет значительный этап в становлении философских и экономических идей Смита.

В 1764–1766 гг. А.Смит находился за границей, главным образом во Франции, куда он был приглашен в качестве воспитателя юного герцога Баклю. Оплата его услуг была такова, что позволила Смиту следующие 10 лет работать только над своим главным сочинением, принесшим ему впоследствии мировую известность «Исследование о природе и причинах богатства народов». В 1767–1773 годах Смит жил на родине, в Шотландии, целиком посвятив себя этой работе. «Исследование о природе и причинах богатства народов» вышло в свет в Лондоне в марте 1776 г.

В 1778 году (через два года после выхода в свет «Богатства народов»), Смит получает должность одного из таможенных комиссаров Шотландии и до конца своих дней живет в Эдинбурге.

Работы А.Смита, переведенные на русский язык:

А.Смит. «Теория нравственных чувств». М., Республика, 1997.

А.Смит. «Исследование о природе и причинах богатства народов». М., Соцэкгиз, 1962.

А.Смит. «Исследование о природе и причинах богатства народов» (отдельные главы). В кн. «Антология экономической классики». Т. 1. М., Эконов, 1993.

Рикардо Давид.

Рикардо Давид (1772–1823), английский экономист, видный представитель классического направления в политической экономии. Родился в Лондоне в семье богатого коммерсанта, который занимался оптовой торговлей товарами, а затем перешел к торговле векселями и ценными бумагами. Давид Рикардо систематического образования не получил: после окончания начальной школы лишь два года проучился в торговой школе, а затем, с 16 лет, стал помогать отцу в торговой конторе и на бирже. Разойдясь с отцом, Рикардо в 1793 году занялся самостоятельной коммерческой деятельностью, причем довольно успешно.

С 1802 года Рикардо — член руководящего комитета Лондонской биржи. В этот же период выходят первые экономические работы Рикардо, посвященные вопросам денежного обращения и валютного регулирования. В нескольких статьях и памфлетах Рикардо доказывал, что повышение рыночной цены золота в бумажных деньгах является следствием и проявлением их обесценения в связи с чрезмерным выпуском. К 1811 году Рикардо уже признанный авторитет, лидер движения за восстановление разменности банкнот.

Создав игрой на бирже огромное по тем временам состояние в размере 1 млн. фунтов стерлингов, в 1812 году Рикардо отошел от коммерческой деятельности, став крупным рантье и землевладельцем и посвятив себя научной работе. В 1817 году выходит его главное теоретическое сочинение «Начала политической экономии и налогового обложения», где он завершает разработку классической политической экономии, начатой А.Смитом.

В 1819 году Рикардо был избран в парламент, где выступал с позиций радикального либерализма.

Работы Рикардо, переведенные на русский язык:

Д. Рикардо. Соч. В 3 томах. М., Госполитиздат, 1955. Т. 1. «Начала политической экономии и налогового обложения».

Д.Рикардо. «Начала политической экономии и налогового обложения» (отдельные главы). В кн. «Антология экономической классики». Т. 1. М., Эконов, 1993.

Сэй Жан Батист.

Сэй Жан Батист (1767–1832), французский экономист, представитель классического направления политической экономии. Родился в Лионе в буржуазной гугенотской семье. Сэй получил неплохое коммерческое образование в Англии, однако изучение политической экономии, в частности работы А.Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов» являлось элементом его самообразования.

Вернулся Сэй в Париж в начале Французской революции, а в 1794 году становится редактором солидного философско-политического журнала. В 1799 году Сэй был определен на службу в финансовый комитет трибуната. Одновременно он работает над большим сочинением, которое вышло в 1803 году под заглавием «Трактат политической экономии, или простое изложение способа, которым образуются, распределяются и потребляются богатства», в котором он популяризирует идеи А.Смита, в частности, защищает идеи экономического либерализма. Сочинение обратило на себя внимание Наполеона, предложившего автору переработать, согласно его указаниям, раздел о государственных финансах. Сэй отклонил предложение и был уволен со службы. В последующие годы Сэй — в опале и только реставрация Бурбонов упрочила его общественное положение.

В 1814 году, после падения Наполеона, Сэй публикует второе издание «Трактата политической экономии» и вскоре избирается членом Французской Академии Наук. В последующие годы Сэй читает публичные лекции по политической экономии, а в 1819 году занимает вновь учрежденную кафедру политической экономии в Консерватории искусств и ремесел.

В 1828–1829 годах Сэй издает «Полный курс практической политической экономии», который, однако, в теоретическом плане не внес ничего нового по сравнению с «Трактатом политической экономии», а в 1830 году он возглавил специально созданную для него кафедру политической экономии в Колледж де Франс.

Сэй и его последователи сформировали так называемую «школу Сэя», которая представляла официальную экономическую науку во Франции в первой половине девятнадцатого века.

Со взглядами Сэя можно ознакомиться в работе:

Ж.Б.Сэй. «Трактат политической экономии». М., Из-во К.Т,Солдатенкова, 1896.

Мальтус Томас.

Мальтус Томас (1766–1834), английский экономист и священник. Выходец из семьи состоятельного эсквайра (помещика). Закончив обучение в Джезус колледже Кембриджского университета (1788), Мальтус принял духовный сан в английской церкви и получил место викария (второго священника) в одном из сельских приходов графства Суррей. Ученую богословскую степень Мальтус получил в 1793 году.

Размышляя над проблемами бедности, Мальтус сформулировал свой знаменитый «закон народонаселения». Свою позицию он изложил в небольшой работе «Опыт о законе народонаселения в связи с будущим совершенствованием общества», которая была опубликована в Лондоне в 1798 году. Книга имела огромный успех, выдержала несколько переизданий, и в значительной мере именно благодаря этой работе, в 1805 году Мальтус получил кафедру профессора современной истории и политической экономии в колледже Ост-Индской компании, которую возглавлял до самой своей смерти в 1834 году. В этом же колледже он исполнял также обязанности священника.

Помимо «Опыта о законе народонаселения» следует упомянуть опубликованную в 1820 году работу Мальтуса «Принципы политической экономии», содержание которой сводилось в основном к полемике с Д.Рикардо.

На русском языке издана работа:

Т.Мальтус. «Опыт о законе народонаселения». В кн. «Антология экономической классики». Т. 2. М., Эконов, 1993.

Сисмонди Сисмон де.

Сисмонди Сисмон де (1773–1842), швейцарский экономист и историк. Родился недалеко от Женевы. Семья была состоятельная и принадлежала к женевской аристократии. Отец Сисмонди был кальвинистским пастором и членом Большого совета Женевской республики. Образование Сисмонди получил в духовном кальвинистском колледже, а затем в университете, обучение в котором, по семейным обстоятельствам, вынужден был прервать, проступив на службу в один из банкирских домов Лиона (Франция). Революционные события во Франции вынудили Сисмонди возвратиться в Женеву.

Когда Французская революция захватила и Женеву, семья Сисмонди вынуждена была эмигрировать в 1793 году в Англию, где они прожили полтора года, а затем в Италию. В Англии Сисмонди знакомится с работой А.Смита и становится сторонником классической политической экономии. В 1800 году Сисмонди возвращается в Женеву и публикует свою работу «О коммерческом богатстве» (1801), в которой выступает как ученик А.Смита и проповедник его идей. Отклонив приглашение занять кафедру в Парижской Сорбонне, Сисмонди в течение нескольких лет путешествует по Европе, собирая материал для исторических и экономических работ. Посетив во время своих путешествий вторично Англию (1815), где развитие капитализма привело к разорению крестьян и ремесленников, Сисмонди выступает уже как критик капитализма и классической политической экономии. Свое несогласие он высказал в главном экономическом сочинении «Новые начала политической экономии или о богатстве в его отношении к народонаселению» (1819).

Книга вскоре сделала его европейской знаменитостью. В 1833 году Сисмонди избран членом французской Академии моральных и политических наук.

После многолетних скитаний, вызванных как французской революцией, так и наполеоновскими войнами в 1818 году Сисмонди окончательно возвращается на родину и целиком посвящает себя научной работе.

При жизни Сисмонди считался более историком, чем экономистом. И действительно, его исторические исследования огромны. Это видно хотя бы из «Истории французов». Было выпущено 29 томов, но Сисмонди так и не успел довести работу до конца.

На русском языке издана работа:

Ж.С.Сисмонди. «Новые начала политической экономии или О богатстве в его отношении к народонаселению». В 2-х т. М., Соцэкгиз, 1937.

Милль Джон Стюарт.

Милль Джон Стюарт (1806–1873). Родился в Лондоне в семье философа и экономиста Джеймса Милля. Последний имел своеобразную систему воспитания. Милль получил домашнее образование под руководством отца. С трех лет он стал изучать греческий язык, с шести — стал писать самостоятельные исторические работы, с двенадцати — приступил к изучению высшей математики, логики и политической экономии. К четырнадцати годам, когда образование Милля закончилось, ребенок превращается в настоящего вундеркинда. А в возрасте шестнадцати лет (1822) Милль-младший опубликовал свои первые работы: две небольшие статьи по теории стоимости.

В 1823 Джон Милль занимает место клерка в отделе Ост-Индской компании, которым заведовал его отец (Джеймс Милль). И по 1858 год Милль является служащим этой компании. Наряду с этим он ведет активную политическую жизнь и занимается научной работой. Как напишет сам Милль, сказывается детская привычка работать по 14 часов в сутки.

В 1822 году Милль с другими горячими сторонниками И.Бентама организует кружок, названный «утилитарным обществом», а в основанном ими «бентамистком органе» «Westminster Review» он помещает ряд статей экономического содержания.

Только к середине 40-х годов Милль освобождается от влияния Бентама, потеряв (по собственному признанию) прежнюю уверенность во всемогуществе рассудочного чувства. А знакомство с учением сен-симонистов поколебало его прежнюю уверенность в благотворность общественного строя, основанного на частной собственности и неограниченной конкуренции. К этому же периоду относится публикация важнейших работ Милля: философского сочинения «Система логики» (1843) и самой известной его работы по экономике «Основы политической экономии» (1848). В последующие годы Милль опубликовал несколько политических и философских сочинений, в частности, «О свободе» (1859).

Закончив службу в Ост-Индской компании (1858), Милль пробует себя на политическом поприще. С 1865 по 1868 год он является членом парламента, выступая как представитель Вестминстерского округа в Палате общин. Потерпев поражение на очередных выборах (1868), Милль уезжает во Францию, где проводит последние годы своей жизни.

На русском языке вышли следующие работы Милля:

Дж. С.Милль. «Основы политической экономии». В 3-х томах. М., Прогресс, 1980–1981.

Дж. С.Милль. «О свободе». В кн. «Антология западноевропейской классической либеральной мысли». М., Наука, 1995.

Маркс Карл.

Маркс Карл (1818–1883), немецкий экономист и философ. Родился в г. Трире (Германия), в семье адвоката.

В 1835 году Маркс поступает в Боннский университет, затем (через год) продолжает занятия в Берлинском университете, где изучает право, философию, теорию искусства. После окончания университета (1841), Маркс возвращается в Бонн, где становится сотрудником, а вскоре и редактором «Рейнской газеты». По политическим мотивам газета в 1843 году была закрыта и Маркс переезжает в Париж с целью издания «Немецко-французского ежегодника» и распространения его в Германии. К этому времени относится и первая экономическая работа Маркса «Экономически-философские рукописи 1844 г.».

Вторая половина сороковых годов девятнадцатого века — время Кассовых выступлений европейского рабочего класса и Маркс не остается в стороне от политической борьбы. Весной 1847 года Маркс (вместе с другом и соавтором многих работ.

Ф.Энгельсом) вступили в «Союз справедливых», реорганизованный в июне того же года в Союз коммунистов (первую международную коммунистическую организацию) и разработали его программу «Манифест коммунистической партии», опубликованный в феврале 1848 года в Лондоне.

В 1848 году Маркс выехал в Германию и создал «Новую Рейнскую газету». Газету вновь закрывают, Маркса из Германии высылают. Затем Париж, снова высылка, и в 1849 году Маркс переезжает в Лондон, где живет до конца своей жизни.

В Лондоне Маркс занимается разработкой революционной теории, но одновременно идет интенсивная работа над экономическими сочинениями, в частности, над «Капиталом», вариант первого тома которого Маркс закончил в 1865 году. В это же время (1864) по инициативе Маркса в Лондоне было создано Международное товарищество рабочих — Первый Интернационал, где он являлся не только основоположником, но и руководителем его Генерального Совета.

В последующие годы Маркс занимается, среди прочего, разработкой теории социализма, основные положения которой он изложил в работе «Критика Готской программы» (1875). В частности, основы программы пролетарских партий и сформулировал положение о переходном периоде от капитализма к социализму.

В советское время работы Маркса издавались многократно многотысячными тиражами, в том числе полные собрания сочинений, поэтому найти любую его работу не представляет никакого труда. На взгляд автора этой работы, наиболее легкими в изложении и в то же время достаточно полно излагающими взгляды Маркса работами являются:

К.Маркс. «К критике политической экономии». М., Политиздат, 1990.

К.Маркс. «Заработная плата, цена и Наемный труд и капитал». М., Политиздат, 1990.

К.Маркс. «Критика Готской программы». М., Политиздат, 1989.

Бем-Баверк Эйген.

Бем-Баверк Эйген (1851–1919), австрийский экономист. Родился в г. Брунне, в семье политического деятеля (его отец был вице-губернатором Моравии). После окончания Венского университета (1872), где он, в соответствии с семейной традицией, посвятил себя изучению юриспруденции, Бем-Баверк получает место государственного служащего в Нижней Австрии, а впоследствии поступает на службу в министерство финансов. К этому периоду относится пробуждение интереса Бем-Баверка к экономической теории, не в последнюю очередь связанную со знакомством с оригинальными взглядами К.Менгера.

Начало академической деятельности Бем-Баверка относится к 1880 году, когда он получает место приват-доцента политической экономии Венского университета. А с 1881 по 1899 год Бем-Баверк является профессором Инсбрукского университета. К этому относительно спокойному периоду его деятельности относится написание и опубликование его самых известных работ: «Основы теории ценности хозяйственных благ» (1886), написанной на базе диссертации «Права и отношения с точки зрения учения о народнохозяйственных благах», которую он защитил в 1881 году, «Капитал и прибыль» (1884) и «Позитивная теория капитала» (1889).

В 1899 году Бем-Баверк вновь был приглашен на службу в министерство финансов, где он проработал до 1904 года, трижды за этот период занимая пост министра финансов Австрии.

В 1905 году Бем-Баверк покинул государственную службу и приступил к выполнению обязанностей профессора Венского университета. С 1911 года Бем-Баверк — президент австрийской Академии наук. Как Визер, так и Бем-Баверк являлись пожизненными членами Верхней Палаты парламента.

На русском языке опубликована работа:

Бем-Баверк Е. «Основы теории ценности хозяйственных благ». В кн. «Австрийская школа в политической экономии». М., Экономика, 1992.

Представляет также значительный интерес работа, которая после революции в России не издавалась:

Бем-Баверк Е. «Капитал и прибыль. История и критика теорий процента на капитал». С-Пб, 1909.

Маршалл Альфред.

Маршалл Альфред (1842–1924), английский экономист, основатель Кембриджской школы в политической экономии. Родился в семье служащего. В детстве, под влиянием отца и по примеру своего деда, который был священником, готовился к духовной карьере. Однако судьба распорядилась иначе. Маршалл отправляется учиться математике в Кембриджский университет. В 1865 году, обучаясь в колледже Сент-Джон, Маршалл занял второе место по математике и его тут же зачислили в аспирантуру. Закончив с отличием Кембриджский университет, Маршалл оставлен для преподавательской работы, которая стала основным занятием его жизни.

Переход Маршалла к проблемам этики, а затем и политической экономии относится к 1867 году, когда Маршалл, по его собственному признанию, приступает к серьезному изучению экономической науки. А его собственные доктрины, которые он изложил в своей работе «Принципы экономической науки» в значительной мере сформировались к 1875 г.

В 1868 году Маршалл был назначен преподавателем в Кембридже, где он работал в течение девяти лет, за исключением четырех месяцев, которые в 1875 году Маршалл провел в США. Вернувшись оттуда, он прочитал курс лекций об американской промышленности.

С 1877 по 1885 гг. Маршалл был вынужден временно (по семейным обстоятельствам) покинуть Кембридж и работать в Бристольском (1877–1881), где главным образом он занимался различной административной деятельностью и Оксфордском (1883–1885) университетах. В 1885 году Маршалл вновь возвращается в Кембриджский университет, где в 1908 г. возглавляет кафедру политической экономии (экономики). В 1908 г. Маршалл оставил кафедру и до конца жизни занимался созданием своих трудов.

С 1902 года по инициативе Маршалла было введено новое изложение этого предмета под названием «Economics», и тем самым окончательно вытеснено построение курса по учебникам политической экономии «классической школы» в лице Дж. С.Милля.

А.Маршалл является автором ряда работ, в частности «Экономика промышленности» (1889), «Промышленность и торговля» (1919), «Деньги, кредит и торговля» (1923). Но именно главный труд «Принципы экономической науки» (1890) принес ему мировую известность.

В течение многих лет Маршалл являлся экспертом в различных промышленных комиссиях, в частности, в начале 90-х годов работал в Королевской комиссии по труду. Следует добавить, что Маршалл являлся одним из организаторов Королевского экономического общества.

На русский язык вышло два издания работы Маршалла:

А.Маршалл. «Принципы политической экономии». В 3-х томах. М., Экономика, 1983–1984.

А.Маршалл. «Принципы экономической науки». В 3-х томах. М., Прогресс, 1993.

Веблен Торстейн.

Веблен Торстейн (1857–1929), американский экономист и социолог, основатель институционального направления в экономической науке. Родился в семье норвежского крестьянина-эмигранта, в сельской местности штата Висконсин. Благодаря выдающимся способностям Веблен получил высшее образование, закончив Йельский университет (США) и даже докторскую степень, которую он получил в том же Йельском университете, представив диссертацию об этике И.Канта. Однако место преподавателя после окончания университета он не получил и вынужден был вернуться на отцовскую ферму, где провел следующие 7 лет.

Только в 1890 году Веблен получает место ассистента в Корнельском (США) университете, однако проработал он там недолго. И все последующие годы Веблен не имел постоянной преподавательской работы, отчасти из-за своих крайне радикальных взглядов, отчасти из-за неуживчивости характера. В академическом мире он не стал своим и вынужден был часто менять колледжи и университеты, в которых преподавал. Только в 1900 году (год спустя после издания работы «Теория праздного класса») Веблен становится младшим профессором Чикагского университета, но и там он пробыл недолго, продолжая в последующие годы кочевать из университета в университет.

В начале 20-х годов Веблен переходит в только что созданную Новую школу социальных исследований. Здесь он также не мог удержаться и после неудачной попытки получить профессорское место, Веблен уезжает в Калифорнию, где проводит в бедности остаток жизни.

Основные работы Веблена: «Теория праздного класса» (1899), «Теория делового предпринимательства» (1904), «Инстинкт мастерства и уровень развития технологии производства» (1914), а также «Абсентеисткая собственность и предпринимательство в новое время» (1923).

На русский язык переведена работа:

Т.Веблен. «Теория праздного класса». М., Прогресс, 1984.

Шумпетер Йозеф Алоиз.

Шумпетер Йозеф Алоиз (1883–1950), австрийский экономист и социолог. Родился в Моравии, входившей в состав Австро-Венгрии, в семье мелкого фабриканта. Образование получил в Венском университете, где его учителем в области экономических наук был Бем-Баверк.

В 1906 году Шумпетер окончил юридический факультет Венского университета, получив степень доктора права, а в 1908 году опубликовал свой первый большой теоретический труд «Сущность и главное содержание теоретической политической экономии». На основании этой книги его учитель и покровитель Бем-Баверк добивается назначения Шумпетера сначала в Черновцы, а затем в Грац. С 1909 года Шумпетер читает лекции по всему кругу экономических проблем в этих университетах, где он становится самым молодым профессором. В эти годы Шумпетер предлагает спецкурс по таким экзотическим для того времени проблемам, как экономическая демократия и общественные классы. И именно в этот период вышла в свет одна из самых известных работ Шумпетера «Теория экономического развития» (1912).

Революция прервала научную деятельность Шумпетера, его интересы смещаются в сторону политики. В 1919 году он был приглашен на пост министра финансов Австрийской республики. Находясь на этом посту, Шумпетер разработал план финансовой стабилизации. Жесткие антиинфляционные меры, предложенные им, вызвали недовольство и в результате, пробыв в министерском кресле немногим более полугода, Шумпетер был вынужден подать в отставку.

После ухода из правительства Шумпетер занимает пост президента небольшого банка. Однако карьера финансиста-практика ему не удалась, в 1924 году банк терпит крах, и Шумпетер, потеряв все свое состояние, возвращается к академической деятельности.

С 1925 г. по 1932 гг. Шумпетер возглавлял кафедру государственных финансов Боннского университета. В 1927–1928 гг. и в 1930 г. Шумпетер преподавал несколько месяцев в Гарвардском университете (США). В 1932 Шумпетер окончательно переезжает в США, где до конца жизни остается профессором Гарвардского университета. И именно в эти годы из-под его пера выходят такие известные работы, как «Экономические циклы» (1939) и «Капитализм, социализм, демократия» (1942).

В последние годы Шумпетер работает над «Историей экономического анализа». Однако рукопись остается незавершенной. На русский язык переведены следующие работы Шумпетера: Й.А.Шумпетер. «Теория экономического развития». М., Прогресс, 1982.

Й.Шумпетер. «Капитализм, социализм, демократия». М., Экономика, 1995.

Чемберлин Эдуард.

Чемберлин Эдуард (1899–1967), американский экономист. Родился в штате Вашингтон, в семье священника. Окончив университет Айовы в 1921 г., он получает на следующий год степень магистра в Мичиганском университете и поступает в докторантуру Гарвардского университета. Здесь в 1927 году Чемберлин заканчивает диссертацию, в которой выдвигает и обосновывает теорию монополистической конкуренции. С этого года и до смерти вся его деятельность связана с преподаванием в Гарвардском университете. Исключение составляет лишь период, связанный с работой Чемберлина в Бюро стратегической службы США в годы второй мировой войны и годичным преподаванием в Парижском университете сразу после окончания войны.

В 1933 году Чемберлин опубликовал свою знаменитую работу «Теория монополистической конкуренции», которая была признана классическим трудом. Очень скоро Чемберлин избирается главой отделения экономической теории Гарвардского университета (1939–1943), получает почетные степени многих университетов, становится членом Американской экономической ассоциации (являясь ее вице-президентом в 1944).

На русский язык переведена работа:

Э. Чемберлин. «Теория монополистической конкуренции». М., Экономика, 1996.

Парето Вильфред (1848–1923), итальянский экономист и социолог. Родился в Париже. Сын итальянского аристократа, эмигрировавшего во Францию по политическим мотивам. В.Парето получил математическое и инженерное образование в Туринском университете. После его окончания начал работать в римской железнодорожной компании.

С 1877 года Парето начал заниматься политической экономией, на формирование его научных интересов оказали влияние работы Л.Вальраса. Парето опубликовал ряд статей, посвященных доктрине Вальраса, а после ухода последнего в отставку, в 1893 г. возглавил кафедру политической экономии Лозаннского университета.

В 1893–1906 гг. Парето — профессор политической экономии Лозаннского университета. Однако болезнь сердца заставила Парето прервать преподавательскую деятельность и в 1906 году отказаться от руководства кафедрой.

Интересы Парето разносторонни: древняя история, философия, социология, равно как и математика и экономика. После отставки Парето отошел от разработки экономических проблем, и с 1906 года, поселившись в своем имении на берегу Женевского озера, в течение семнадцати лет был занят разработкой своей социологической системы. В 1912 году Парето закончил свой основной труд «Трактат по общей социологии».

На русский язык переведена работа:

В.Парето. «Чистая экономия». Воронеж, 1912.

В данной работе излагаются экономические взгляды Парето. Что касается его социологических взглядов, то представление о них можно получить из статьи:

В.Парето. «Трансформация демократии». В сб. «Тексты по истории социологии XIX–XX веков». Хрестоматия. М., 1994.

Пигу Артур.

Пигу Артур (1877–1959), английский экономист, ученик и последователь А. Маршалла. Получил образование в Кембриджском университете, где изучал математику и историю. Это дало ему, по собственному признанию, прочный фундамент знаний для работы в области политической экономии.

Начав работу в Кембридже под руководством А. Маршалла, Пигу приступил к изучению практических вопросов рыночного хозяйства, но главное внимание он уделяет вопросам политической экономии. Когда в 1908 году, Маршалл оставляет кафедру, он рекомендует передать руководство ею любимому ученику — А.Пигу. Этот пост Пигу занимает с 1908 по 1943 гг.

В эти годы Пигу не раз привлекался правительством к разработке ряда конкретных решений по экономической политике. В частности, в 1918–1919 гг. он являлся членом Валютного комитета, в 1919–1920 гг. — членом королевской комиссии по подоходным налогам, в 1924–1925 гг. — член комитета Н.Чем-берлена по вопросам денежного обращения, отчет которого привел к восстановлению на короткое время золотого стандарта в Великобритании.

Основные работы: «Колебания промышленной активности» (1929), «Экономика стационарных состояний» (1935), «Занятость и равновесие» (1941). Однако мировую известность принесла ему работа «Экономическая теория благосостояния» (1920).

На русский язык переведена работа:

А.Пигу. «Экономическая теория благосостояния». В 2 т. М., Прогресс, 1985.

Кейнс Джон Мейнард.

Кейнс Джон Мейнард (1883–1946), английский экономист и государственный деятель. Родился в Кембридже, в семье профессора логики и экономики.

Закончив Королевский колледж Кембриджского университета, где он учился в 1902–1906 гг., Кейнс поступает на государственную службу в Управление по делам Индии.

В 1908 году Кейнс возвращается, по приглашению А.Маршалла, в Кембриджский университет в качестве преподавателя экономической теории, где и проработал до 1915 года. Уже за свою первую экономическую работу «Индексный метод» (1909) Кейнс получает премию А.Смита.

В 1911 году Кейнс становится редактором одного из значительных периодических изданий «Economic Journal» и остается на этом посту до 1945 года. С 1913 года Кейнс — секретарь Королевского Экономического общества. В 1913-14 гг. — член Королевской комиссии по финансам и денежному обращению Индии.

В 1915 Кейнс оставляет преподавательскую деятельность. В 1915–1919 гг. он служит в британском казначействе, занимаясь проблемами международных финансов. В 1919 году в качестве его представителя Кейнс участвует в Парижской мирной конференции, которая вырабатывала условия послевоенного устройства в Европе. Однако в знак протеста против неправильных, по его мнению, решений, он покинул конференцию, сложив свои полномочия. И в этом же году вышла в свет работа Кейнса «Экономические последствия Версальского мирного договора», принесшая автору мировую известность.

В 1920 году Кейнс возвращается к преподавательской работе в Кембриджский университет, где, благодаря ему усилиям, был организован факультет прикладной экономики. В 1930 году выходит его работа «Трактат о деньгах», как обобщение его лекций по теории денежного обращения, читавшихся в Кембриджском университете в течение ряда лет, а в 1936 году его знаменитая работа «Общая теория занятости, процента и денег».

Однако, несмотря на переход к преподавательской работе, Кейнс не порывает с общественно-политической деятельностью. С 1929 года он является членом английского правительственного комитета по финансам и промышленности, а с 1930 — председателем экономического совета при правительстве по проблемам безработицы. В 1940 году Кейнс становится советником британского казначейства, а в 1942 году назначается одним из директоров Английского банка. В этом же году Кейнс становится членом Палаты лордов и получает титул баронета.

В 1944 году Кейнс возглавляет английскую делегацию на Бреттон-Вудскую валютную конференцию. Его идеи об управлении межгосударственными расчетами способствовали созданию Международного Валютного Фонда и Международного Банка реконструкции и развития. Членом правления этих организаций (МВФ и МБРР) Кейнс был назначен как представитель Великобритании.

Работа Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег» на русском языке публиковалась неоднократно, в частности, в 1978 году издательством «Прогресс». Но наиболее доступны следующие издания:

Дж. М.Кейнс. «Общая теория занятости, процента и денег».

(Избранные произведения.) М., 1993.

Дж. М.Кейнс. «Общая теория занятости, процента и денег». В кн. «Антология экономической классики». Т. 2. М., Эконов, 1993.

Из других работ Кейнса на русский язык переведены:

Дж. М.Кейнс. «Экономические последствия Версальского мирного договора». М., Гос. изд., 1922.

Дж. М.Кейнс. «Трактат о денежной реформе». М., «Экономическая жизнь», 1925.

Мизес Людвиг.

Мизес Людвиг (1881–1973), австрийский экономист и социолог. Родился в гЛемберге (нынешний гЛьвов), в семье инженера. Окончил Венский университет, где получил степень доктора права (1906). С 1906 года Мизес работал в ряде гражданских, коммерческих и уголовных судов, но очень скоро отходит от чистой юриспруденции. В 1909 году Мизес переходит на работу в Торговую Палату, с которой он будет связан последующие четверть века.

В этот период научные интересы Мизеса, непосредственно сочетающиеся с его практической деятельностью в качестве экономического советника, лежат в области денежного обращения. В 1912 году выходит его первая книга «Теория денег и средств обращения», которая послужила основанием для приглашения Мизеса в 1913 году на профессорскую должность в Венский университет.

Научную и преподавательскую деятельность Мизеса прервала война, где он три года служил в качестве артиллеристского офицера на фронте. После распада Австро-Венгерской империи Мизес продолжает работать в Венской торговой палате, ставшей своего рода экономическим штабом правительства, где, как экономический советник, он рекомендует жесткий антиинфляционный курс. Там же, в помещении Торговой Палаты, Мизес, которому после войны было отказано в профессорском месте, организует частный семинар работавший с 1920 по 1934 гг.

В 1926 году Мизесом был основан Австрийский институт исследований бизнес-циклов. А в 1934 году он получает приглашение занять профессорскую должность в Высшем институте международных исследований Женевского университета.

В 1940 году Мизес эмигрирует в США, где его имя (его работа «Социализм» принесла ему мировую известность) обеспечило ему в 1941 году получение гранта от Национального Бюро экономических исследований. В 1943–1954 гг. Мизес работает в экономической комиссии Национальной производственной ассоциации. Одновременно возобновляется его преподавательская деятельность. С 1949 по 1968 год он проводит семинары по экономической теории в Нью-Йоркском университете. В 1949 году увидела свет и его главная, по мнению самого Мизеса, книга «Человеческие действия: трактат об экономике».

Умер Мизес в Нью-Йорке в возрасте 92 лет. Работы Мизеса, переведенные на русский язык: Л.Мизес. «Социализм: экономический и социологический анализ». М., «Catallaxy», 1994.

Л.Мизес. «Бюрократия. Запланированный хаос. Антикапиталистическая ментальность». М., Дело, 1993.

Хайек Фридрих.

Хайек Фридрих (1899–1992), австрийский экономист и социолог. Родился в Вене, в семье сотрудника местных органов здравоохранения и по совместительству профессора биологии Венского университета.

В 1918 году Хайек поступил в Венский университет, где изучал право, экономику, философию и психологию. По окончании (1921) он получает степень доктора права и начинает работать в Австрийском бюро урегулирования военных претензий (под руководством Л.Мизеса). Одновременно продолжает занятия в Венском университете и в 1923 году получает докторскую степень по экономике.

В 1924 году Хайек — на государственной службе, являясь в 1927–1931 гг. директором Австрийского института экономических исследований. На эти годы приходится большое число статей Хайека по торговому циклу, денежной теории и экономической политике.

В 1929 году Хайек приступил к чтению лекций в Венском университете, а на следующий год был приглашен для чтения лекций в Лондонскую школу экономики, где в скором времени получил должность профессора экономики и статистики. Профессором Лондонской школы экономики Хайек являлся с 1930 по 1950 гг.

Успех книги «Дорога к рабству» (1944) привели к тому, что Хайек получил несколько приглашений посетить США в послевоенные годы. В 1950 году Хайек ушел со своего поста в Лондонской школе экономики и занял пост профессора по социальным наукам и морали Чикагского Университета.

В 1963 году Хайек вернулся в Европу, чтобы занять пост профессора экономической политики во Фрейбургском университете (ФРГ). С 1970 года он являлся профессором-консультантом Зальцбургского (Австрия) университета.

Хайек являлся членом Британской и Австрийской Академии наук, а в 1974 году удостоился Нобелевской премии за работы по теории экономических колебаний и глубокий анализ взаимозависимости экономических, социальных и институциональных явлений.

Работы Хайека, переведенные на русский язык:

ФХайек. «Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма». М., Новости, 1992.

Ф.Хайек. «Общество свободных». London, 1990.

Ф.Хайек. «Дорога к рабству». М., Эконов, 1992. Ф.Хайек. «Частные деньги». М., Институт национальной модели экономики, 1996.

Фридмен Милтон.

Фридмен Милтон (род. 1912), американский экономист, родился в Бруклине. В возрасте 16 лет по конкурсному отбору поступил в Рутгерский университет (США) с правом получения частичной стипендии. Окончив его в 1932 году Фридмен удостаивается степени бакалавра сразу по двум дисциплинам: экономике и математике. Получив степень магистра (1933), в 1934 году Фридмен становится ассистентом-исследователем в Чикагском университете.

Сотрудничество Фридмена с Национальным бюро экономических исследований началось в 1937 году. А в 1940 году вышла «свет первая крупная работа, написанная совместно с другим американским экономистом С.Кузнецом «Доходы от независимой частной практики». В годы второй мировой войны Фридмен участвует в разработке налоговой политики по заданию федерального министерства финансов.

В 1945-46 гг. Фридмен преподает экономику в Миннесот-ском университете (США), затем возвращается в Чикагский университет и становится ассистентом-профессором по экономике. В 1950 году Фридмен в качестве консультанта участвует в реализации «плана Маршалла».

В 1957 году выходит книга Фридмена «Теория функции потребления», где он доказывает ошибочность концепции Кейн-са, а в 1963 его фундаментальный труд «Становление денежной системы в США», где излагаются основные положения монетаристской теории.

В начале 70-х годов (1971–1974) Фридмен — советник американского президента Р. Никсона по экономическим вопросам. И многие его предложения, сводящиеся к сокращению вмешательства в экономику, получили практическое воплощение.

Доктор философии (1946), доктор права (1968), Лауреат Нобелевской премии по экономике 1976 года, в 1977 году Фридмен становится старшим исследователем Гуверовского института при Странфордском университете. Следует добавить, что на протяжении более чем трех десятилетий Фридмен являлся активным членом Американской экономической ассоциации, президентом которой он был в 1967 году.

На русский язык переведена работа:

М. Фридмен. «Количественная теория денег». М., Эльфпресс, 1996.

Туган-Барановский М.И.

М.И.Туган-Барановский (1865–1919), русский экономист. Уроженец Харьковской области. В 23 года закончил курс Харьковского университета сразу по двум факультетам: естественному и юридическому.

Однако сферой своей деятельности Туган-Барановский избрал политическую экономию. В 1894, опубликовав работу «Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь», он стал первым русским ученым с мировым именем (книга в 1901 году переведена на немецкий язык, а затем и на французский). За эту работу Туган-Барановский в 1894 году был удостоен степени магистра Московского университета. В 1895 году он становится приват-доцентом С-Петербургского университета и в том же году его принимают в члены Императорского Вольного Экономического Общества.

Являясь представителем «легального марксизма», Туган-Барановский участвует в редактировании журналов марксистского направления, таких как «Новое слово», «Начало», «Мир божий». В 1898 году Туган-Барановский издает книгу «Русская фабрика», где развивает идеи о развитии капитализма в России и защищает ее в том же году в качестве докторской диссертации.

Новый, двадцатый век Туган-Барановский встречает опальным ученым, высланным из столицы за участие в студенческих волнениях. В Петербург, с разрешения властей, он вернулся в 1905 г.

В последующие годы Туган-Барановского интересуют проблемы развития кооперативного движения. С 1908 года он — член руководства «Комитета о сельских, ссудосберегательных и промышленных товариществ». В 1909 году Туган-Барановский стал издавать журнал «Вестник кооперации». А в 1916 году выходит его работа «Социальные основы кооперации». Тогда же выходит ряд его работ о социализме, а в 1918 году — одна из самых известных — «Социализм как положительное учение».

До революции работы Туган-Барановского издавались неоднократно, в частности труд, где он наиболее полно изложил свои экономические взгляды:

М.И.Туган-Барановский. «Основы политической экономии». Пг., Право, 1917.

Что касается нашего времени, то в последние годы издан ряд работ Туган-Барановского, в частности:

М.И.Туган-Барановский. «Периодические промышленные кризисы». М., Наука, 1997.

М.И.Туган-Барановский. «Социализм как положительное учение». В кн. «Образ будущего в русской социально-экономической мысли конца 19-начала 20 века». Хрестоматия. М., 1994.

М.И.Туган-Барановский. «Социальные основы кооперации». В кн. «Образ будущего в русской социально-экономической мысли конца 19-начала 20 века». Хрестоматия. М., 1994.

Кондратьев Н.Д.

Н.Д.Кондратьев (1892–1938), русский экономист. Родился в Костромской губернии, в крестьянской семье. Образование получил в церковно-приходской и церковно-учительских школах, в училище земледелия и садоводства (1907–1908), а также на Петербургских общеобразовательных курсах А.С.Черняева (1908–1911).

В 1911 году Кондратьев сдал экзамены экстерном на аттестат зрелости в Костромской гимназии, и в том же году поступил на юридический факультет Петербургского университета. Обучаясь в университете, Кондратьев принимал участие в научном кружке, руководимом Туган-Барановским, который оказал на него большое влияние. В ноябре 1915 года, по представлению проф. И.И.Чистякова, юридический факультет выступил с ходатайством об оставлении Кондратьева при университете для «приготовления к профессорскому званию по кафедре политической экономии и статистики». Ходатайство было удовлетворено.

В 1916 году, продолжая научную деятельность в университете, Н.Д.Кондратьев начал работать в качестве заведующего статистико-экономического отдела Земского Союза Петрограда. К этому периоду относится смещение его интересов к аграрным проблемам. В октябре 1917 Кондратьев был назначен товарищем министра продовольствия в последнем составе Временного правительства, а ноябре 1917 года Кондратьев стал членом Главного Земельного Комитета. В 1919 году научные интересы привели его в Петровскую сельскохозяйственную академию (Сельскохозяйственную академию им. К.А.Тимирязева), где в 1920 году Кондратьев стал профессором, а в 1923 году заведующим кафедрой «Учение о сельскохозяйственных рынках».

Важным событием для Кондратьева стало образование в октябре 1920 года Института по изучению народнохозяйственных конъюнктур (Конъюнктурный институт), который Кондратьев возглавлял с начала основания до 1928 года, вплоть до своей отставки. Именно к этому периоду относится написание работы, принесшей ему мировую известность «Большие циклы конъюнктуры» (1922).

В 1930 году Кондратьев был арестован по делу так называемой «трудовой крестьянской партии», а в 1938 году по повторному приговору по его делу расстрелян.

С работой Н.Д.Кондратьева «Большие циклы конъюнктуры» и рядом других работ можно ознакомиться в книге:

Н.Д.Кондратьев. «Проблемы экономической динамики». М., Экономика, 1989.

Рекомендуемая литература

1. Антология экономической классики. М., 1993.

2. Блауг. Экономическая мысль в ретроспективе. М., 1994.

3. Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли. М., 1996.

4. Браунинг. Современные экономические теории — буржуазные концепции. М., 1987.

5. Пезенти. Очерки политической экономии капитализма. М, 1976.

6. Селигмен П. Основные течения современной экономической мысли. М., 1968.

7. Современная экономическая мысль. М., 1981. ч 1–4.

8. Аникин. Юность науки. М., 1979.

9. Маршалл. Принципы политической экономии. М., 1983.

10. Миллъ Дж. Основы политической экономии. М., 1980.

11. Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег. М., 1978.

12. Гэлбрейт Дж. Экономические теории и цели общества. М., 1976.

13. Лигу. Экономическая теория благосостояния. М., 1989.

14. Робинсон Дж. Экономическая теория несовершенной конкуренции. М., 1986.

15. Туган-Барановский М.И. Избранное. М., 1997.

16. Хайек. Пагубная самонадеянность. М., 1992.

17. Харрис. Денежная теория. М., 1990.

18. Хикс. Стоимость и капитал. М., 1988.

19. Теория потребительского поведения. Санкт-Петербург, 1993.

Notes


Агапова Ирина Ивановна