BzBook.ru

История экономических учений: конспект лекций

Л. В. Васильева, Г. В. Игнатьева, П. И. Прошунин.

История экономических учений.

Конспект лекций

Коллектив авторов:

Васильева Лариса Викторовна, к.э.н., доцент, гл. 1–6;

Игнатьева Галина Вячеславовна, к.э.н., доцент, гл. 7–9, 11, подразд. 14.4;

Прошунин Павел Иванович, к.с.н., ст. преподаватель, гл. 10, 12, 13, под-разд. 14.1—14.3, 14,5

Предисловие.

Эволюция экономической мысли представляет собой сложный противоречивый процесс, который отражает и предопределяет весь ход экономического разв ития.

Экономическая наука не является одной монолитной теорией. Это скорее множество соперничающих парадигм, каждая из которых при определенных обстоятельствах и усилиях ее основателей и последователей может стать доминирующей, вытеснив остальные на периферию этой области знаний, и оставаться таковой до тех пор, пока не исчерпает возможности адекватно объяснять происходящие процессы и прогнозировать будущее.

Изучение истории экономических учений позволяет студентам понять, с помощью каких инструментов и методов осуществляется процесс познания в данной области, осмысленно подойти к основным проблемам, изучаемым в курсе «Экономическая теория». Настоящее учебное пособие рассматривает развитие истории экономической мысли от ранних до современных концепций. Содержание и структура пособия соответствуют требованиям Государственного образовательного стандарта. Его материалы могут быть использованы студентами для подготовки к экзамену.

Тема 1. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ДРЕВНИХ ОБЩЕСТВ И ПЕРИОДА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ.

1.1. Экономическая мысль Древнего мира.

Зачатки экономической науки появились еще в Древнем мире. Постепенно возникли определенные представления об отношениях, складывающихся по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ. Однако мыслители древности не выделяли экономические взгляды в специальную область знаний. Их основу составляли религиозные верования, мифы, легенды, сказания. В процессе исторического развития из отдельных идей возникали систематизированные экономические учения, формировалась целостная наука.

В Древнем Египте экономическая мысль была окутана религиозной оболочкой. Главной особенностью религиозного учения являлась вера в загробную жизнь. Значительная часть материальных и духовных ресурсов шла на обеспечение загробного существования (примером может служить грандиозное строительство пирамид, храмов, содержание «д ома вечности», расходы, связанные с обслуживанием заупокойного культа).

Административно-хозяйственные документы, сохранившиеся от этого периода, отражают учет материальных и трудовых ресурсов, являются памятниками экономической мысли и позволяют охарактеризовать механизм управления хозяйством в Древнем Египте.

Наиболее известным документом, в котором представлены результаты учета земель, является «Папирус Вильбура». Это земельный кадастр, где отражены результаты осмотра и обмера государственных земель (выделялись три типа земли в зависимости от урожайности: лучшие, средние и худшие участки).

Вопросы управления наиболее полно рассмотрены в так называемых «Поучениях гераклеопольского царя своему сыну Мерикара» – дидактических сочинениях, где перечислены экономические функции деспота, должностные инструкции верховного сановника. В них также приводятся правила государственного управления и руководства хозяйством, которыми должен был овладеть правитель.

Древнеегипетское понятие «собственность» включало в себя не только те предметы, которые находились в личной собственности, но и те, которыми египтянин мог владеть или пользоваться благодаря своей службе. Должностное владение переходило по наследству лишь в случае назначения сына на эту должность. Многие стремились превратить должностное владение в частную собственность. В целях предотвращения расхищения государственного имущества была создана сложная процедура доказывания прав частной собственности на объект.

Хозяйство Древнего Египта было в основном натуральным. Постепенно отдельные товары стали фигурировать в торговле. В качестве наиболее распространенных товаров-эквивалентов выступало зерно (ячмень). В период Позднего царства роль всеобщего эквивалента закрепилась за серебром. В целом высокая централизация хозяйства тормозила развитие товарно-денежных отношений.

В отличие от Египта Древняя Азия представляла собой совокупность непрочных государственных образований, враждовавших между собой. О развитии экономической мысли Древней Вавилонии свидетельствуют такие памятники культуры, как законы царей Эшнунны (XX в. до н. э.) и Хаммурапи (XVIII в. до н. э.), особое внимание в них уделялось укреплению власти рабовладельцев, защите частной собственности, формам государственного регулирования и контроля экономической деятельности населения.

Экономика Древней Индии была основана на жертвоприношениях. Накопление не рассматривалось как самоцель. Часть собранного урожая считалось необходимым принести в жертву богам огня, земли, воды (язычество).

В буддийской литературе все беды человека объясняются кармой– воздаянием за его греховодные поступки в прежней жизни. Провозглашается принцип отказа от собственности (только освободившись от имущества как «внешней оболочки тела» можно достичь конечного спасения – нирваны).

В литературе прослеживается отношение к различным сферам экономики. Текст ы содержат списки лиц, которых нельзя было приглашать на праздники, а также тех, от которых не принято было принимать подарки, пищу (ростовщики, продавцы мяса, люди, занятые нечистыми промыслами, – игроки).

Основным источником экономической мысли Древней Индии является знаменитый трактат «Артхашастра» (от санскр. artha – учение, sastra – доход), состоящий из 15 книг. Его автором считается Каутилья (IV в. до н. э.) – древнеиндийский государственный деятель, считавший, что накопление богатства естественным образом предполагает деление общества на рабов и свободных граждан-ариев; каждый, кто не возвращает причитающиеся за пользование землей долги, обязан за это разделить участь низшего сословия на время или навсегда. Каутилья выступал за регулируемый государством хозяйственный механизм, подчеркивая, что именно государство обеспечивает охрану ирригационных сооружений, льготное землепользование, освоение источников руды, строительство дорог, развитие промыслов. В трактате опи сывается идеальное государство с разветвленной полицейской системой и сильной царской властью, для укрепления которой допускаются любые средства. (Предписания по образу жизни царя, деятельности руководителей различных ведомств, вопросы организации налогообложения.)

Экономическая мысль Древнего Китая развивалась в рамках основных течений древнекитайской общественной мысли: конфуцианства, легизма, даосизма. Учение Конфуция (551–479 гг. до н. э.) защищало интересы родовой знати. Будучи сторонником регламентированных патриархально-семейных отношений, Конфуций считал, что только образованный правитель – «отец народа» способен создать систему равномерного распределения общественного богатства.

Легисты выступали за управление страной посредством законов. Основатель легизма Ли Куй (IV в до н. э.) собрал все имевшиеся до него законы и составил «Свод», который стал основой законодательства. Наряду с прямым государственным регулированием, Ли Куй выдвига л мысли о необходимости косвенного регулирования экономики. Он высказал идею «амбаров справедливости», согласно которой государство должно в урожайные годы увеличивать налоги и накапливать запасы продуктов в своих амбарах, а в неурожайные – продавать эти запасы по низким ценам, а при необходимости раздавать нуждающимся.

Сторонники даосизма осуждали стремление к увеличению богатства и призывали ограничивать свои желания и освобождаться от страстей. Лао Цзы (VІ—V вв. до н. э.), основоположник даосизма, выступал против достижений цивилизации, препятствующих естественному, природному развитию вещей. Это учение было социальной утопией.

Ведущее место в истории общественной мысли Китая занимает коллективный трактат «Гуань-цзы» (была создана академия, где усилиями нескольких тысяч ученых написаны 500 сочинений, объединенных в трактат). Авторы «Гуань-цзы» считали необходимым «сделать государство богатым и народ довольным». Наиболее важными мерами по стабилиз ации натурально-хозяйственных отношений считали регулирование государством цен на хлеб, создание государственных продуктовых запасов, предоставление льготных кредитов землевладельцам, замену прямых налогов косвенными. Изучив действие товарно-денежных отношений, ставили задачу защиты хозяйства от рыночной стихии посредством выравнивания товарных цен. Предлагали ввести «справедливую (государственную) торговлю зерном» для сезонного выравнивания цен – осенью зерно закупать «не слишком дешево», а весной продавать «не слишком дорого». Наряду с практическими рекомендациями в трактате встречается определение рынка, где просматривается теоретический подход к проблеме экономического равновесия: «Рынок – это то, по чему знают порядок или беспорядок в состоянии хозяйства».[1]

В Древней Греции экономические воззрения углубляются и систематизируются, приобретают научный облик. Выдающ иеся греческие философы-мыслители Ксенофонт, Платон, Аристотель по праву могут считаться первыми учеными-экономистами, которые отошли от натурфилософского понимания мира к анализу отдельных категорий. Ксенофонт (430–354 гг. до н. э.) дал начало научной экономике. Термин «экономика» (от греч. oikonomike – домоводство, искусство управления домашним хозяйством) он впервые использовал в названии одного из своих трактатов «Экономикос». Основное внимание в работе он уделяет полезному богатству, считая, что «экономика есть название науки, а эта… наука есть такая, при помощи которой люди могут обогащать хозяйство, согласно нашему определению, есть все без исключения имущество, а имуществом каждого мы назвали то, что полезно ему в жизни, а полезное мы как нашли, – это все чем человек умеет пользоваться».[2] В его учении экономика делится на отрасли, высказывается мы сль о целесообразности разделения труда с целью повышения его производительности, считается, что деньги следует накапливать для создания страхового фонда в случае войны или неурожая. По его мнению, это своеобразное концентрированное богатством, которое можно использовать в любое время.

Платон (428–347 гг. до н. э.) развивает учение о разделении труда, видит в нем «основной принцип строения государства», показывает роль специализации, дает понятие профессионального труда. Появление государства Платон связывает с экономической несостоятельностью отдельных субъектов, что вызывает необходимость их объединения для лучшего удовлетворения потребностей. Он отстаивает прежде всего натурально-хозяйственные отношения рабовладельческого общества, что видно из характеристики двух проектов идеального государства, нашедших отражение в его произведениях «Государство» и «Законы». Деньги же он считал исключительно инструментом обмена и отрицал необходимость их использования в качестве сре дства накопления.

Аристотель (384–322 гг. до н. э.) (ученик Платона) впервые исследует экономические процессы для выявления общих закономерностей. Он разделил все виды хозяйственной деятельности на две части, назвав их экономикой и хрематисти-кой. Критерием деления была выбрана цель деятельности. В экономику Аристотель включил земледелие, ремесло, торговлю производителей, продающих свои товары с целью приобретения других. К хрематистике он относил профессиональную торговлю, где товары приобретаются для перепродажи, и ростовщичество. Эта концепция носит классификационный характер. Все виды деятельности людей соотносятся с одной из двух сфер:

1) естественной (экономика), которая должна поддерживаться государством, так как способствует удовлетворению жизненных потребностей населения;

2) неестественной (хрематистика), которая основывается на бесчестных торговых, посреднических, ростовщических операциях, целью которых является все б ольшее «обладание деньгами».

Он решительно осуждал использование денег не по истинному назначению, а ростовщичество у него вызывало ненависть. Суть дела состоит в том, что стремление к умножению денежного богатства в этот период еще не стало нормой поведения, поэтому осуждение накопления денег объясняется желанием Аристотеля предупредить угрозу сложившемуся жизненному порядку. В своих исследованиях он приблизился к пониманию стоимости вещей как их ценности с позиции потребления, выявил экономическую сущность обмена, определил цену как денежную меру стоимости.

Среди авторов Древнего Рима, затрагивавших в своих размышлениях экономические проблемы, можно выделить М. Катона (234–149 гг. до н. э.), написавшего трактат «О земледелии», который содержит множество хозяйственных советов и характеризует различные виды экономической деятельности; Л. Колумеллу (I в. н. э.) и его труд «О сельских делах», где представлены идеи о низкой производительности рабского труда, о рациональном использовании земли, позволяющем сохранить плодородие почвы; политического деятеля, оратора, адвоката М. Цицерона (106—43 гг. до н. э.), высказывавшего интересные мысли о собственности. Римские мыслители, досконально разработавшие римское право, дали правовое определение таким экономическим категориям, как деньги, цена, покупка, продажа. Однако после распада Римской империи экономическая мысль практически не развивалась в течение многих веков.

Таким образом, в период Античности появляются экономические произведения не только нормативного характера, делаются попытки с позиции своего времени рассмотреть общие проблемы экономического развития, теоретически осмыслить многие экономические категории, систематизировать экономические явления.

1.2. Экономическая мысль Средневековья.

Средневековая Европа – это христианская Европа. В Средние века практически все ученые и мыслители были одеты в сутаны, но это не оз начает, что экономическая мысль в период раннего Средневековья не развивалась. Появились проблемы, неизвестные античному миру, которые требовали осмысления. К источникам средневековой экономической мысли относят главным образом богословские сочинения, где преобладают оценочные суждения с позиций христианской морали. Средневековым экономическим доктринам присущи многообразные схоластические суждения, априорный, умозрительный характер, изощренные нормы религиозно-этического свойства. Важным принципом доказательства правоты суждений в эпоху Средневековья являлась ссылка на авторитет текстов трудов церковных теоретиков.

Трактуя экономические вопросы, авторы VI–XI вв. в качестве важнейших аргументов приводили положения, содержащиеся в Библии:

стремление к богатству порочно, так как мешает поиску Царства Божия, является доказательством отсутствия истинной веры;

неравенство людей естественно и вечно: «люди равны перед божественной благодатью»;

труд – еди нственный источник существования (в античном мире труд был уделом рабов).

На развитие экономической мысли классического Средневековья большое влияние оказала так называемая каноническая доктрина. (В XII в. церковные ученые разработали кодекс законов под названием «Каноническое право».) Решающее значение имели классовые интересы феодалов. «Свод канонического права», составленный болонским монахом Грацианом, является важнейшим источником, отражающим экономические взгляды каноников, которые считали истинными факторами производства землю и труд, поэтому относили к занятиям, достойным христианина, земледелие, а также не одобряли торговлю и ростовщичество.

Ведущим мыслителем этого периода считается Ф. Аквинский (1225–1274) – итальянский монах доминиканского происхождения, профессор Сорбонны, читал лекции в Париже, Кельне, Риме и Неаполе, объявлен церковью святым. В своем основном произведении «Сумма теологии» Ф. Аквинский, учитывая развитие товарно-денежных отношений, рост ремесленнического производства, торговых и ростовщических операций, пытается иначе, чем ранние канонисты, объяснить причины социального неравенства в условиях более дифференцированного сословного деления общества, охарактеризовать «греховные явления». Он выделяет два вида справедливости: справедливость при обмене, основанную на равенстве обмениваемых товаров, и справедливость при распределении, базирующуюся на определении справедливой доли каждого члена общества в общественном продукте, соответствующей положению человека в обществе.

Ф. Аквинский придерживался следующих ключевых догм:

– осуждал стремление к социальному равенству, говорил о необходимости сословного деления общества;

– защищал феодальную ренту, частную собственность. Полагал, что владение собственностью стимулирует трудовую деятельность, налагает на хозяина определенные обязанности, в частности заниматься благотворительностью;

– порывал с натурально-хозяйств енными воззрениями, оправдывая обмен. Признавал необходимость денег как меры стоимости и средства обращения. Однако процесс ценообразования ставил в зависимость от статуса участников обмена (учение о справедливой цене);

– подразделял богатство на естественное (плоды земли, ремесла) и искусственное (золото, серебро);

– впервые дал понятие прибыли как вознаграждения за риск; это способствовало появлению позднее идеи о том, что взимание процента оправдано риском кредитора.

На Востоке в Средние века подчиненность экономических взглядов религиозным еще более усиливается, что нашло отражение в затухании в Индии так называемой науки о выгоде (доходе) «Артхашастры».

Высокого уровня развития в Средние века достигла арабская экономическая мысль. Многие экономические воззрения арабского мира нашли отражение в религиозной литературе, прежде всего в Коране (в переводе означающем «чтение»), а именно:

божественное происхождение имущественного и со циального неравенства, святость самой зависимости одних от других;

принцип неприкосновенности частной собственности [недопустимость присваивать чужое имущество, входить в дом без разрешения (ворам отсекали руки)];

уплата «очистительной милости» как общегосударственный налог;

соблюдение точных мер и весов при выполнении торговых операций;

запрет Аллаха брать высокий процент.

Около 751 г. сложилось мусульманское право «шариат» (от араб. «аш-шар’а» – закон), где получили развитие правовые и экономические концепции.

Вершиной экономической мысли в средневековом арабском мире стали труды видного идеолога Ибн Хальдуна (1332–1406). Его жизнь и творчество связаны с арабскими странами на севере Африки, где государство традиционно сохраняло за собой право владения и распоряжения землей, взимания для нужд казны высоких налогов с доходов населения. Основной труд Ибн Хальдуна назвается «Книга назидательных примеров по истории арабов, персов, бер беров и народов, живших с ними на земле». В нем он выдвинул концепцию социальной физики, которая призывала к осознанному отношению к труду борьбе с расточительством и жадностью, пониманию объективности прогрессивных структурных изменений в сферах экономики и несбыточности имущественного и социального равенства, и считал, что Аллах дал преимущество одним людям перед другими. Ибн Хальдун также обосновал теорию развития общества, согласно которой общество, развиваясь циклически, проходит в своем движении три этапа:

1) «дикость», где люди присваивают плоды природы, занимаясь охотой и собирательством:

2) «примитивность», на котором появляется примитивное хозяйство в виде земледелия и скотоводства;

3) «цивилизация», когда развитие получают ремесло и торговля, концентрирующиеся в городах.

Ибн Хальдун выдвинул следующие основные идеи:

общество – коллектив производителей материальных благ. Все потребительные стоимости создаются человеческим трудом;

все, что человек приобретает в виде богатства, равноценно стоимости вложенного в него труда;

колебания цен на товар зависят от соотношения спроса и предложения (развитие ремесла ставил в зависимость от спроса на ремесленные изделия).

Он также подошел к вопросу разграничения необходимого и прибавочного продукта, проблеме эксплуатации («знатные и богатые пользуются плодами чужого труда»).

Тема 2. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ МЕРКАНТИЛИСТОВ.

2.1. Общая характеристика эпохи меркантилизма.

Главным направлением экономической мысли в XV–XVII вв. стал меркантилизм. На самом деле это учение не было систематической теорией, авторы не осознавали себя представителями какого-то общего течения мысли, не передавали свои идеи ученикам, а часто и не подозревали о существовании друг друга. То, что впоследствии было названо меркантилизмом, являлось совокупностью представлений и частных мн ений множества различных лиц. Количество авторов-меркантилистов и их произведений не поддается исчислению, только в одной Англии до 1764 г. насчитывалось 2377 памфлетов. Слово «меркантилизм» (от итал. mercante – торговец, купец) возникло в XVIII в. Так мыслители века Просвещения иронически окрестили казавшиеся им ошибочными, а иногда и нелепыми взгляды идеологов торгового капитала. В экономической литературе распространено определение этого периода, данное К. Марксом, который назвал его периодом первоначального накопления капитала. Объективной причиной такого названия стала экономическая политика таких государств, как Португалия, Испания, Голландия, Англия, Франция, ставивших своей целью всемерное накопление драгоценных металлов в стране и государственной казне. Развитие торговли, рост торговых операций обостряет проблему дефицита драгоценных металлов, выполнявших в ту пору функцию денег, что, в свою очередь, становится причиной поиска новых земель и рынков. Основой этого процес са была политика колониальных захватов. Захваченные земли подвергались ограблению, награбленные сокровища превращались в капитал, источником обогащения колонизаторов была и работорговля. Стремление найти новые морские пути в Индию стимулирует развитие кораблестроения, освоение новых территорий и установление новых торговых связей. Обнаружение в Америке огромных запасов драгоценных металлов приводит к первой инфляции, так называемой революции цен (понижение стоимости золота и серебра, резкое повышение цен на все товары), нанесшей серьезный удар помещикам-феодалам из-за обесценивания денежных оброков. Растут торговые обороты и торговые прибыли, усиливаются города, купцы начинают поддерживать королей в борьбе против феодалов. Эти обстоятельства способствовали разложению феодализма и зарождению капиталистических отношений. Отмеченные изменения создают благоприятные условия для освобождения науки от богословской традиции мышления. Экономическая наука переходит от анализа абстрактных категорий к поиску экономических закономерностей в сфере обращения, к определению характера и задач экономической политики государства.

В центре внимания меркантилистов была проблема поиска средств обогащения страны, не случайно французский экономист Антуан де Монкретьен (1575–1621) в одном из своих памфлетов вводит выражение «политическая экономия», означавшее в то время принципы управления хозяйством страны. Главным предметом анализа становится сфера обращения, так как основным источником обогащения нации считалась торговля.

Увязывая богатство с количеством трудящегося населения, меркантилисты большое внимание уделяли решению демографических проблем. Богатство нации они связывали с ростом численности населения. Считалось, что недостаток продуктов сокращает население страны, поэтому необходимо искать, завоевывать новые рынки путем приобретения колоний, в связи с чем колониальная экспансия становится частью идеологии и политики меркантилизма.

Одним из пер вых произведений, где проявляются основы идеологии меркантилизма, является трактат Жана Бодена (1530–1596) «Шесть книг о Республике» (1576). Исследуя общие условия благосостояния и устойчивости государств, он приветствовал активное вмешательство государственной власти в дела промышленности, высокие пошлины на ввоз промышленных изделий и низкие на ввоз пищи и сырья. Государственная власть рассматривалась приверженцами меркантилизма как нечто вроде хозяина в огромном хозяйстве, на которого они возлагали большие надежды. Упор был сделан на протекционизм, или политику государственной поддержки национальных производителей и торговцев.

2.2. Основные черты раннего и позднего меркантилизма.

Концепция меркантилизма прошла два этапа в своем историческом развитии. Первый этап называют ранним меркантилизмом и относят к первой трети XV – середине XVI вв. Второй этап, возникновение которого связывают со второй половиной XVI в., получил название зрелого, или позднего, меркантилизма.

Ранний меркантилизм, который называют также монетарной системой, сосредоточил свое внимание на накоплении драгоценных металлов в стране, которое воспринималось его представителями как обогащение нации. Деньги, по их мнению, являлись абсолютным богатством, всеобщим эквивалентом материального богатс тва, способным идеально выполнять функцию сбережения. Для процветания нации страна должна иметь большие запасы драгоценных металлов, поэтому главной задачей ранние меркантилисты считали обеспечение активного денежного баланса. Денежный баланс – это сопоставление ввоза и вывоза золота и серебра. Разность ввоза и вывоза называется сальдо. Чтобы баланс был активным, сальдо должно быть положительным. Такой точки зрения придерживались У. Стаффорд (Англия), Де Сантис, Г. Скаруффи (Италия). Для достижения этой цели разрабатывались административные мероприятия по удержанию денег в стране. Не заботясь о теоретических основаниях, правительства принимали решения, препятствующие вывозу денег из страны. В Испании в XVI в. по закону за это полагалась смертная казнь. В Англии был принят так называемый Закон об истрачивании, согласно которому все иностранцы, привозящие в страну свои товары, должны были всю выручку истратить на покупку английских товаров. Английские же купцы-экспор теры обязаны были хотя бы часть своей выручки привозить на родину наличными деньгами. Эту разновидность меркантилистской политики в экономической литературе называют «бульонизмом» (от англ. bullion – золотой слиток). Приверженцы бульонизма нередко отождествляли драгоценные металлы с богатством вообще, а в торговле видели битву за золото. Австриец Й. Бехер писал, что всегда лучше продавать товары, чем их покупать, так как первое приносит выгоду, а второе – убыток.

Представители позднего меркантилизма: Т. Ман (Англия), А. Серра (Италия), А. Монкретьен (Франция) искали источники обогащения нации не в примитивном накоплении сокровищ, а в развитии внешней торговли. Они пришли к пониманию того, что успешное ведение внешней торговли всецело зависит от хозяйственного положения внутри страны. Томас Ман (1571–1641) выступал против жесткой регламентации денежного обращения, был сторонником свободного вывоза денег, считал, что всяческие ограничения в этом вопросе мешаю т расширению торговых операций, росту торговых прибылей: «Обилие денег в королевстве делает отечественные товары дороже. Что… прямо противоположно благу государства в отношении размеров торговли».[3]

Основой накопления капитала сторонники позднего меркантилизма считали положительное сальдо внешней торговли. В связи с этим главной задачей экономической политики государства они признавали поддержание активного торгового баланса. Впервые термин «торговый баланс» был введен англичанином Э. Мисселденом в трактате «Круг торговли» (1623). Последовательно анализируя проблемы, связанные с происхождением богатства, международным разделением труда Т. Ман в книге «Богатство Англии во внешней торговле, или Баланс нашей внешней торговли как принцип богатства» (1664) отмечает, что активное сальдо, или дефицит торгового баланса, является показателем выгод или потерь страны в результате осущес твляемой ею внешнеторговой деятельности.

Идея торгового баланса позволила сделать вывод о взаимовыгодном характере торговли. В 1713 г. Д. Дефо писал: «Выгода – вот чему служит обмен товарами… такой обмен приносит взаимную прибыль торгующим».[4]

2.3. Особенности меркантилизма в разных странах.

Меркантилистская политика проводилась во всех западно-европейских странах. Однако полученные результаты во многом зависели от конкретных исторических условий развития той или иной страны. Наиболее развитым был английский меркантилизм. Это объясняется тем, что Англия уже в XVI–XVII вв. значительно продвинулась вперед в экономическом развитии. Работы английских меркантилистов У. Стаффорда и Т. Мана отличаются полнотой изложения основных положений учения. Теоретические воззрения Т. Мана находят применение на практике. Так, будучи о дним из директоров Ост-Индской компании, он опубликовал памфлет «Рассуждение о торговле Англии с Ост-Индией», где подверг критике монетаризм и обосновал теорию «торгового баланса».

Меркантилизм во Франции сыграл важную роль в экономической политике абсолютизма, особенно в XVII в. Экономическая программа монетарного этапа в развитии меркантилизма изложена Антуаном де Монкретьеном (1575–1621) в сочинении «Трактат политической экономии». Он утверждал, что торговая прибыль правомерна – она компенсирует риск. Иностранцы сравнивались с насосом, выкачивающим богатство из Франции. Особенно настойчиво политика меркантилизма во Франции проводилась министром короля Людовика XIV Ж.-Б. Кольбером (1619–1683), где получила название «коль-бертизм». В этот момент феодальные формы эксплуатации не были ликвидированы, крестьяне разорялись тяжелыми налогами. Начав реформирование финансовой системы, он снизил прямой налог на крестьян, но увеличил косвенные налоги. Ему удалось уменьшить государственный долг, добиться активного торгового баланса. Содействуя развитию внешней и внутренней торговли Франции, Кольбер устанавливал таможенные пошлины и тарифы; в целях развития новых рынков сбыта содействовал строительству дорог, каналов; для ведения политики колониальных захватов вдвое увеличил военно-морской флот. Политика Кольбера привела к некоторому росту капиталистического производства, создала условия для дальнейшего развития капитализма во Франции, что отвечало интересам буржуазии. Однако сельское хозяйство находилось в состоянии глубокого упадка, проводимая политика не затронула его феодальных основ. Низкие цены на хлеб он считал необходимым условием развития промышленности и торговли, ввоз сельскохозяйственной продукции был освобожден от пошлин, а вывоз затруднен. Эти меры отрицательно сказались на положении крестьян, недовольство которых переросло в многочисленные крестьянские восстания.

Для практического меркантилизма в Италии не было ни экономических, ни политических условий. Однако было много работ, трактовавших вопросы экономической теории, особенно вопросы денежного обращения, так как банковское дело и ростовщичество развивалось в Италии с давних пор. Наиболее ярким представителем позднего меркантилизма был Антонио Серра, который, отвергая концепцию монетаризма, придерживался теории торгового баланса. В работе «Краткий трактат о причинах, которые могли привести к изобилию золота и серебра в тех королевствах, где нет рудников применительно к Неаполитанскому королевству» (1613) он отмечает, что развитие промышленности является более выгодным для страны с точки зрения экспорта, так как продукция аграрной сферы не пригодна для длительного хранения и транспортировки за рубеж. Итальянский мыслитель пытался анализировать факторы, от которых зависит богатство страны, выделяя природные ресурсы, квалификацию рабочей силы, развитие индустрии и коммерции, роль правительства.

В Германии меркантилизм принимал искаженные форм ы. Сказывалась экономическая отсталость и политическая раздробленность страны. Процветала финансовая наука, поучившая название «камералистика», сторонники которой изыскивали для господ новые виды доходов фискального характера. Представитель меркантилизма Йоганн Бехер утверждал, что всегда лучше продавать товары другим, чем покупать их.

До XVII в. для идей меркантилизма в России не существовало объективных условий, она отставала в своем развитии от стран Запада, что проявлялось в господстве натурального хозяйства и ограниченности торговых операций. Своеобразие меркантилизма в России определило и то обстоятельство, что до завоеваний Петра I страна была отрезана от морской торговли. Первые теоретические и практические идеи меркантилизма высказываются в России в середине XVII в. Афанасием Лаврентьевичем Ордин – Нащокиным (1605–1680). Став главой Посольского приказа, он проводил политику протекционизма. С позиций раннего меркантилизма А.Л. Ордин-Нащокин составил «Новот орговый устав», где значительно ограничил права иностранных купцов, запретив торговать им в розницу, повысив ввозные пошлины, взимаемые золотом и серебром по заниженному курсу. Он стремился расширить торговый оборот, главным образом внутри страны. Значительное развитие внешняя торговля при протекционизме в общегосударственном масштабе получила в эпоху правления Петра I. Ставя своей задачей добиться экономической независимости России, он проводил политику меркантилистического характера. Петр I был сторонником высоких налогов и высокой степени участия государства в экономике (монополия на торговлю вином, солью, табаком). Идеи меркантилистов нашли отражение в трудах И.Т. Посошкова, В.Н. Татищева, М.В. Ломоносова, Ф.И. Салтыкова.

2.4. Роль меркантилизма в развитии экономических идей.

Идеология меркантилизма впоследствии поучила самые различные оценки. Одни, как Ф. Лист, видели ее сущность в создании и развитии производительных сил страны в кач естве предпосылки национального богатства. Другие, как К. Маркс, осуждали меркантилистов за то, что они искали источник богатства нации в сфере обращения, а не в сфере производства, упоминая последнее лишь с позиции его возможностей обеспечить приток денег в страну. А. Смит ввел взгляд на меркантилизм как на своего рода предрассудок. Крупнейший экономист XX в. Дж. Кейнс в своей работе «Общая теория занятости, процента и денег» посвятил меркантилизму главу под названием «Заметки о меркантилизме, законах против ростовщичества, деньгах, оплаченных марочным сбором, и теориях недопотребления», продемонстрировав свой интерес к экономической политике меркантилистов. Однако Й. Шумпетер отмечал, что меркантилизм представлял собой не столько научное направление, сколько практическую политику, и порожденная им литература, будучи вторичным и побочным явлением, содержит в общем и целом только зачатки науки.

В процессе изучения трудов меркантилистов становится очевидным, что есть основания д ля таких полярных оценок значимости меркантилистических идей. Между тем практическая направленность меркантилистской системы в области торговых операций и денежного обращения и ее влияние на дальнейшее формирование экономической науки ни в коем случае не должны недооцениваться.

Учение меркантилистов имело следующие недостатки:

– в силу исторических условий меркантилизм ограничился изучением явлений в сфере обращения в отрыве от производства;

– в методологии меркантилисты не вышли за рамки эмпиризма, ограничились поверхностными обобщениями явлений обмена, поэтому не могли понять сущности многих экономических процессов;

– не были решены вопросы теории товарного производства, хотя цена и противопоставлялась издержкам производства;

– уделяя значительное внимание деньгам, они не выявили их сущности, не смогли объяснить, почему деньги как всеобщая форма богатства противостоят всем другим товарам. Не понимали, что деньги – это товар, но особый товар, та к как он выполняет роль всеобщего эквивалента. Односторонне трактовав функции денег, монетаристы сводили их к накоплению богатства, теоретики торгового баланса добавили функцию мировых денег;

– не понимали роли внутренней торговли, хотя она была важной сферой купеческих доходов. Считали, что внутренняя торговля не дает прироста национального богатства, поскольку доходы торговца одновременно приводят к расходам покупателя;

– прибыльными меркантилисты объявили лишь экспортные отрасли производства, наценку при продаже товаров ошибочно считали первоисточником прибыли;

– односторонний подход к анализу экономики сказывался при трактовке производительного труда, которым, по их мнению, являлся лишь труд, занятый в экспортных отраслях.

Однако, оценивая достижения мыслителей той эпохи, нельзя забывать, что в экономическом мышлении они решили сложную задачу – преодолели устоявшиеся веками религиозно-этические принципы.

В рамках меркантилизма появляется ново е название экономической науки – «политическая экономия», предполагающее исследование экономических вопросов на макроуровне (страны, полиса). Именно меркантилистами было введено емкое понятие «национальное богатство», которое позднее широко использовалось экономистами и заменило теологический термин «общее благо».

Меркантилизм – это первая теоретическая разработка капиталистического способа производства, капитализм трактовался как новый способ производства, выявлялись его черты. Поздний меркантилизм был прогрессивным: содействовал развитию торговли, судостроения, международному разделению труда, другими словами, развитию производительных сил.

Меркантилисты поставили новую и важную проблему экономической роли государства. Государственная политика, получившая название «протекционизм», в настоящее время активно используется многими странами с целью защиты интересов национального производителя. Однако для истории экономической мысли меркантилистическая литература ценна не с только выводами в отношении экономической политики, сколько приращением научных знаний на базе экономического анализа.

2.5. Экономические взгляды и вклад в науку Дж. Локка, Д. Норса, Д. Юма.

В последней трети XVII в. в литературе на экономические темы появляются новые воззрения. И хотя авторов этих работ относят к меркантилистам, их взгляды не всегда созвучны идеям меркантилизма. В отношении этого периода некоторые исследователи даже выделяют третью, позднюю стадию, говоря о «разложении» меркантилизма.

Джон Локк (1632–1704), будучи новатором в философии, придерживался многих принципов меркантилизма. Важнейшими экономическими работами ученого являются «Рассуждения о понижении процента и повышении ценности денег» (1691) и «Дальнейшие соображения о повышении стоимости денег» (1695). По мнению Дж. Локка, страна, у которой нет рудников, может обогатиться лишь двумя способами: завоеванием и торговлей. Он принимал количественную те орию денег и считал, что изменение цен зависит от количества денег в обращении, при этом говорил о необходимости учитывать скорость денежного обращения. Снижение ставки ссудного процента он объяснял ввозом золота и серебра из Англии. Дж. Локк разделял учение меркантилистов о торговом балансе, во внешней торговле видел главный источник обогащения страны. Большое значение имело обоснование частной собственности как неотъемлемого атрибута человека. Теория частной собственности у Дж. Локка тесно связана с трудом. Он оправдывал частную собственность, выводя ее из права каждого человека на свой труд и его результаты. В отличие от меркантилистов, которые обращались к государственному регулированию товарного и денежного обращения, Локк утверждает стихию рынка, где взаимоотношение спроса и предложения является причиной образования фактической цены. В наибольшей мере Дж. Локк расходился с меркантилистами в отношении к сельскому хозяйству, объявив землю первым источником богатства.

Еще бо лее радикальные идеи высказывал Дадли Норс (1641–1691) в «Очерках о торговле». Выступая против вмешательства государства в экономику, ограничения правительством условий развития торговли, он показывает, что подобные запреты дают, как правило, обратные результаты. Опровергая мнение меркантилистов, что запреты на вывоз денег делают страну богаче, он пишет, что законы, затрудняющие торговлю, как внешнюю, так и внутреннюю, в отношении денег или других товаров не способствуют тому, чтобы сделать народ богатым деньгами и товарами.[5] Высказываясь против законодательного ограничения ставки процента, Д. Норс пишет, что, может быть, низкая ставка и удержит часть денег от вывоза за границу, но, с другой стороны, низкая ставка поддерживает скорее желание брать взаймы для удовлетворения прихотей богачей, чем развивать торговлю, и приходит к выводу, что не низкая процентная ставка ув еличивает торговлю, но при увеличении торговли национальный капитал делает процентную ставку низкой. Размышляя о богатстве, Д. Норс видит его не в количестве товаров, золота или серебра, лежащих мертвым грузом, а в способности всего этого приносить доход: «Тот человек богаче, имущество которого находится в состоянии роста… в виде ли сдаваемой в аренду земли, денег ли приносящих проценты, или товаров в торговом обороте».[6] Критически оценивая позицию меркантилистов в отношении роскоши, которые выступали за ее законодательное ограничение, Д. Норс высказывает противоположное мнение – о вреде такого рода законов. По его мнению, такие ограничения уменьшают потенциальные расходы людей, а это, в свою очередь, снижает мотивацию к труду, поэтому именно законы против роскоши препятствуют росту богатства страны.

Одним из ярких представителей нового направления научной мысли был шотландс кий философ Дэвид Юм (1711–1776), который несколько своих очерков посвятил экономическим проблемам. Наиболее известные из них, «О торговле», «О деньгах», «О проценте», «О налогах», хотя и не отличаются значительным объемом, но поражают читателя глубиной мысли и блестящим стилем изложения.

Д. Юм, как и Д. Норс, признавал нецелесообразным вмешательство государства в экономику, категорически высказываясь о вреде законов против роскоши, высмеивая мнение ряда ученых, уверенных, что роскошь ведет к утрате нравственных ценностей.

Выступая сторонником свободы торговли, в отличие от меркантилистов, которые видели цель торговли в ввозе в страну драгоценных металлов, Д. Юм говорил, что приток денежных металлов приводит к инфляции, которая проявляется в росте цен: «Предположим… количество денег в Великобритании возросло за одну ночь впятеро, цены труда и товаров так непомерно вырастут, что ни один народ не будет покупать у нас, в то время как их товары станут настолько дешев ыми, что они будут экспортировать эти товары нам и вывозить наши деньги из страны».[7]

Дискутируя с французским физиократом А. Тюрго, ученый заявлял, что в результате свободного перелива капитала из одной отрасли в другую в условиях свободной конкуренции величина прибыли на единицу капитала (норма прибыли) будет стремиться к некоему «среднему» уровню. Он объяснял это тем, что в результате увеличения спроса на товар его рыночная цена растет и те, кто производит этот товар, начинают получать больше прибыли. Это производство вызывает интерес у капиталистов других отраслей, и они направляют туда свои капиталы, увеличивая предложение этого товара, в результате чего цена на него начинает снижаться. Однако цена товаров, производимых отраслями, из которых произошел отток капитала, в результате снижения предложения при той же величине спроса возрастает. Теперь капиталисты направляют св ои капиталы сюда, где норма прибыли выше, все повторяется. Рассмотренный им механизм был позже назван моделью свободной конкуренции, которая заняла ведущее место в дальнейшем развитии науки.

Большое внимание философ уделял вопросу значения народонаселения. Здесь его мысли были созвучны идеям меркантилистов, которые непрестанно заботились о росте населения страны как источника ее величия и мощи. В работе «О численности древних народов» (1752) Д. Юм говорит о том, что счастье народа во многом зависит от его многочисленности.

Тема 3. ФОРМИРОВАНИЕ КЛАССИЧЕСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ В АНГЛИИ И ФРАНЦИИ.

3.1. Общая характеристика и этапы развития классической школы политической экономии.

Классическая школа пришла на смену меркантилизму, дав начало развитию подлинно научной дисциплины и развернув действительно фундаментальные исследования проблем экономики свободной конкуренции. В противовес м еркантилистской политике протекционизма была поставлена концепция экономического либерализма, соответствовавшая новым условиям хозяйствования, требующая снижения неоправданно высокой роли государства в экономике.

С развитием мануфактурного производства возникли новые источники прибыли, промышленный капитал вышел на первый план, и, по сути, оттеснил капитал, занятый в сфере обращения. Теоретики «классической школы» основным предметом своего исследования объявили сферу производства, выделив ее в качестве основы приумножения национального богатства.

До сих пор экономическая наука использует термин «классическая политическая экономия», а в любом серьезном исследовании истории экономической мысли этой школе уделяется большое внимание. Впервые понятие «классическая политическая экономия» в научный оборот ввел К. Маркс, связав начало классического периода с именами У. Петти и П. Буагильбера, а его завершение с именем Д. Рикардо. Однако в современной экономической литературе пр еобладает расширительная трактовка, согласно которой хронологические рамки этого периода гораздо шире. В число «классиков» входят имена таких экономистов, как Ж.-Б.Сей, Т. Мальтус, Н. Сениор, Ф. Бастиа, Дж. Милль, К. Маркс. По мнению Дж. Кейнса, к классической политической экономии необходимо отнести и труды ученых первой половины XX в. А. Маршалла и А. Пигу – тех, кого называют «неоклассиками».

Ограничительная (марксистская) и расширительная трактовки в определении хронологических границ эволюции классической политической экономии отражают степень значимости идеологических и научных элементов теории для последователей. С определенной долей относительности можно выделить основные этапы в развитии классического направления.

Первый (начальный) этап формирования классической политической экономии (конец XVII в.) связан с появлением экономических воззрений У. Петти и П. Буагильбера, которые заложили основы критики меркантилистской системы протекционизма , дали новое объяснение природе богатства, перенеся свои исследования из сферы обращения в сферу материального производства. Достаточную известность во второй половине XVIII в. приобретает французское учение физиократов, идеи которых получили наиболее полное отражение в трудах Ф. Кенэ и А. Тюрго. С именем великого английского экономиста А. Смита связывают второй этап в развитии классической политической экономии. Его «Богатство народов» ознаменовало коренной сдвиг в эволюции экономической мысли. Разработанный им стройный понятийный аппарат и созданный комплекс взаимоувязанных теорий лег в основу трудов мыслителей следующих поколений. Третий этап охватывает практически всю первую половину XIX в., когда в ведущих европейских странах (Англии и Франции) окончательно утвердились капиталистические формы хозяйства, что привело к определенным социальным изменениям. Новые формы социального расслоения стали причиной появления в рамках классической школы буржуазного, мелкобуржуазног о и социалистического течений. В этот период наибольший вклад в развитие экономических идей внесли теоретики, назвавшие себя учениками и последователями А. Смита. Среди них Д. Рикар-до, Т. Мальтус, Н. Сениор, Ж.-Б.Сей, Ф. Бастиа, С. Сисмонди, Р. Оуэн и др. Четвертый (завершающий) этап приходится на вторую половину XIX в. Это этап обобщения достижений и систематизации основных категорий «классической школы» двумя крупными экономистами Дж. Миллем и К. Марксом.

3.2. Зарождение классической политэкономии в трудах У. Петти и П. Буагильбера.

Выдающимся экономистом эпохи буржуазной революции в Англии, основоположником классической политической экономии был Уильям Петти (1623–1687). Имея медицинское образование, он заинтересовался экономическими проблемами, когда ему было около 40 лет. Наиболее известными произведениями, принадлежащими его перу, являются «Трактат о налогах и сборах» (1662), «Слово мудрым» (1664), «Политическая анатомия Ирландии» (1672), «Политическая арифметика» (1676), «Кое-что о деньгах» (1682).

В начале своей научной деятельности У. Петти придерживался идей меркантилистов, считая, что именно золото и серебро являются преимущественной формой богатства. Он доказывал необходимость привлечения труда в экспортно-ориентированные отрасли, товары которых при отправке за границу принесут стране деньги. Был сторонником государственного вмешательства в экономику, но уточнял, что оно должно способствовать развитию производства. Однако в более поздний период Петти формирует новые теоретические положения, пересматривает свои взгляды по ряду вопросов. Подтверждением тому является работа «Разное о деньгах», где он приходит к пониманию, что богатство страны не определяется количеством золота. Ответ на вопрос, что же такое богатство страны и каковы его источники, Петти дает в «Трактате о налогах и сборах»: «…труд есть отец и активное начало богатства, а земля – его мать…».[8] В противовес меркантилистам, которые ищут богатство в сфере обращения, он вообще отрицает какое-либо участи е торгового капитала в создании национального продукта. По его мнению, богатство создается в сфере производства, а купцы «…лишь играют роль вен и артерий, распределяющих… кровь и питательные соки политического тела, а именно продукцию сельского хозяйства и промышленности».[9] В учении о естественной цене У. Петти пытается выявить природу происхождения стоимости, которую называет естественной ценой товаров, и причины, влияющие на уровень их политической цены на рынке. Под политической ценой он понимает рыночную цену, колеблющуюся под влиянием различных факторов. Цена определяется стоимостью, стоимость – затратами производства (труда). Например, естественной ценой хлеба он считал количество серебра, которое требует таких же затрат труда для своего производства, как и соответствующее количество хлеба. Такой подход к определению стоимости позволил считать его первым автором трудовой теории стоимости. Однако в отношении цены земли были высказаны другие соображения. Приобретение земли У. Петти связывает с возможностью получения земельной ренты, поэтому в основу цены земли он и кладет величину ренты, которую можно получить с приобретаемого участка за определенное число лет.

Затрагивая проблему доходов, У. Петти высказывает суждения по поводу заработной платы, определяя ее как цену труда, в основе которой лежит стоимость минимума средств для существования рабочего и его семьи. Доходы предпринимателей и землевладельцев определены им как рента, представляющая собой разницу между стоимостью товара и затратами на его производство. Ссудный процент как доход собственника денежного капитала У. Петти назвал денежной рентой и определил его равным ренте с такого количества земли, которое может быть куплено на те же данные в ссуду деньги.

Новаторский дух У. Петти проявился в его работе «Политическая арифметика», где были заложены осн овы новой научной дисциплины – экономической статистики. Он не только создал понятие о национальном доходе, но и первым предложил метод его исчисления.

Родоначальником классической политической экономии во Франции считается Пьер Буагильбер (1646–1714). Высокое положение в обществе (занимал пост главного судьи города, в ведение которого входило общемуниципальное управление), незаурядные умственные способности вызвали у него желание выяснить причины низкого жизненного уровня населения в провинциях Франции. Уже в своей первой работе, которая была издана анонимно, он критикует меркантилизм, экономическую политику, проводимую министром финансов Ж.-Б.Кольбером, представляющую собой жесткий протекционизм, ставший причиной окончательного упадка сельского хозяйства во Франции. Назвав себя «адвокатом сельского хозяйства», он уделил особое внимание выявлению причин кризиса экономики Франции в целом и сельского хозяйства в особенности. Этим проблемам он посвятил ряд своих произведен ий: «Обвинение Франции», «Трактат о природе, возделывании и пользе зерна», «Рассуждения о природе богатства, денег и налогов», «Исследование о редкости денег», «Трактат о природе богатства». Обращаясь с письмами в министерство финансов, он требовал отмены запрета на вывоз хлеба и искусственно заниженных цен на зерно, проведения реформы системы налогового обложения.

П. Буагильбер внес весомый вклад в развитие экономической мысли, сформировав теоретико-методологический фундамент критики меркантилистских идей, используя концепцию «естественного порядка», невмешательства государства в хозяйственную деятельность, естественной цены и рыночного саморегулирования, он способствовал формированию новых рыночных отношений во Франции.

Независимо от У. Петти, в качестве источника богатства П. Буагильбер выделил сферу производства, считая, что богатство – это «…жизненно необходимые предметы, как пища и одежда, без чего никто не может быть».[10] Особое внимание он уделял проблемам развития сельскохозяйственного производства, в котором видел основу экономического роста и богатства страны. В адрес меркантилистов по этому вопросу он пишет: «Обеднение страны глупо относить на счет отсутствия металла».[11] Другим крупным научным достижением П. Буагильбера является данное им понимание трудовой основы стоимости, которую он обосновал, анализируя механизм ценового соотношения между товарами на рынке: «Товары должны находиться постоянно в равновесии и сохранять цену пропорционально отношениям между ними и соответственно затратам, которые необходимы для их производства».[12] Ученый считал, что «истинная стоимость» зависит от затрат труда на производство тов ара, а рабочее время рассматривал в качестве меры стоимости. Обозначенная им проблема пропорциональности показана как условие нормального общественного производства и обмена, связывающее между собой всех товаропроизводителей.

Будучи ярым противником меркантилистов, П. Буагильбер также решительно выступил против денег. Не понимая, что деньги являются необходимым атрибутом товарного обмена, выступал за их упразднение, усматривая в них основную причину нарушения обмена товаров по «истинной стоимости» и источник бед товаропроизводителей.

Различия в развитии капитализма в Англии и во Франции во многом стали причиной того, что У. Петти и П. Буагильбер по ряду экономических проблем высказывают полярные точки зрения. Однако оба стоят у истоков классической политической экономии и объединяющим началом их взглядов выступает трудовая теория стоимости.

3.3. Экономическое учение физиократов.

Следующим этапом формирования классической по литэкономии во Франции стало физиократическое направление в экономической науке. Оно появилось в середине XVIII в., когда группа мыслителей, объединенных новой системой научных взглядов, стала называть себя «экономистами». Идеи П. Буагильбера, а также Ричарда Кантильона (1680–1734), выделившего в качестве предмета исследования земледелие, способствовали появлению первой научной школы экономической мысли. Впоследствии этих мыслителей назвали физиократами (от лат. physis – природа и kratos – сила, власть). Основным предметом изучения экономической науки физиократы считали сельскохозяйственное производство, его они объявили единственной производительной отраслью. Объективной причиной такого подхода стало то, что вплоть до конца XVIII в. Франция оставалась аграрной страной, где сельское хозяйство было центром экономических противоречий. Причину упадка экономики Франции физиократы связывали с неразвитостью капиталистических отношений в сельском хозяйстве.

Идеи «естественного порядка», получившие развитие в трудах французских философов, нашли применение и в экономике. Физиократы считали, что каждому человеку должно быть позволено действовать естественно, используя свои способности, ум, имущество. Свобода труда, обмена, конкуренции отрицает существование монополий и привилегий. Законы государства нужны лишь для обеспечения охраны частной собственности, частных интересов, т. е. для того, чтобы никто не употреблял свою свободу во вред другим. Взгляды физиократов способствовали утверждению принципов либерализма. Считается, что именно в ходе этих дискуссий появилась знаменитая фраза, ставшая лозунгом экономического либерализма: «Laissez faire, laissez passer», которая означает примерно следующее: «Дайте людям самим делать свои дела, дайте делам идти своим ходом».

Признанным лидером физиократического направления, главой школы является Франсуа Кенэ (1694–1774). Занимая должность королевского придворного врача, он увлекся философскими проблемами, а п озднее полностью посвятил свой талант глубоким исследованиям в области экономики. Объявляя себя идеологом феодализма и пытаясь найти пути улучшения феодального способа производства, в своей теории он выявляет черты и экономические закономерности нового капиталистического хозяйства. Уже в одной из своих первых работ под названием «Фермеры» Кенэ показал отсталость существующей системы земледелия и обосновал необходимость перестройки методов ведения сельскохозяйственного производства. Предлагая ликвидировать пережитки феодализма и перейти к фермерскому хозяйству как основе свободного механизма хозяйствования, он видел будущее за крупным капиталистическим земледелием. Его перу принадлежат такие произведения, как «Население» (1756), «Фермеры» (1757), «Зерно» (1757), «Налоги» (1757), «Экономическая таблица» (1758), «Общие принципы экономической политики земледельческого государства» (1758), «Естественное право» (1765) и др.

Унаследовав критическое отношение к меркантилистам, физиокра ты отвергли их мнение о том, что источником богатства служит сфера обращения, а именно неэквивалентный обмен во внешней торговле. Однако, сделав значительный шаг вперед в поисках происхождения богатства общества и перенеся свои исследования в сферу материального производства, они сузили эту сферу до сектора сельского хозяйства. Вследствие этого производительным у них считается лишь труд работников, занятых в сельском хозяйстве, а производительным капиталом является капитал, вложенный в эту сферу.

Центральное место в учении Ф. Кенэ занимает проблема «чистого продукта» (в современном смысле – национального дохода), под которым понимается избыток продукции, полученный в земледелии, над издержками производства. По мнению Кенэ, сельское хозяйство оказалось единственной отраслью, создающей «чистый продукт». Промышленность он определил как бесполезную сферу, так как она лишь изменяет форму тех материальных ценностей, которые уже созданы в сельском хозяйстве. Получалось, что стоимость произведенной продукции в промышленности равна издержкам ее производства. Торговля также, по мнению ученого, не прибавляет богатства, она служит для обмена ценности на равную ей ценность, приращения ценности при этом не происходит. Торговую прибыль Ф. Кенэ вообще считал внеэкономической категорией и рассматривал как результат обсчета. Рассуждая таким образом, он исходил из предложенной им классовой структуры общества. Впервые заговорив о больших социальных группах населения с чисто экономической точки зрения, Ф. Кенэ выделил три класса: производительный, который посредством обработки земли воспроизводит ежегодно богатство нации, выплачивает доходы собственникам земли. В этот класс он включил всех занятых в земледелии (крестьян, фермеров); класс земельных собственников, к которому принадлежали землевладельцы, в том числе король и церковь; непроизводительный (бесплодный) класс, к которому он отнес граждан, не занятых в сельском хозяйстве, т. е. промышле нников, купцов, священников и др.

Бесспорной научной заслугой Ф. Кенэ является четкое деление капитала на основной и оборотный. Применительно к земледелию он называет эти виды капитала соответственно «первоначальными авансами», понимая под ними то, что необходимо затратить для начала производства и послужит этому производству много лет, и «ежегодными авансами», имея ввиду постоянно требуемые расходы на ведение хозяйства.

Медицинское образование и богатое воображение позволили Ф. Кенэ сравнить общество с организмом, а в качестве системы кровообращения этого общества рассмотреть потоки общественных продуктов и доходов, движущихся без участия государства. Данные идеи Кенэ представил в своей знаменитой работе «Экономическая таблица», тем самым заложив основу построения межотраслевых балансов и моделей «затраты – выпуск». Отдельные экономисты считают, что схема воспроизводства общественного продукта, предложенная Ф. Кенэ, сильно упрощает реальность: неизменные цены в течение года; все доходы уходят на потребление; вся земля обрабатывается фермерами, арендующими ее у землевладельцев; не принимается во внимание внешняя торговля и т. д. Вряд ли данные замечания можно считать существенными, так как сделанные в работе допущения позволяют выявить общие важнейшие закономерности хозяйственной жизни, дать научный анализ процесса общественного воспроизводства.

Экономическая таблица Ф. Кенэ показывает перераспределение валового национального продукта в стоимостной и натуральной формах между тремя секторами экономики, которые представлены рассмотренными выше классами. Изложенная схема процесса кругооборота годового продукта позволяет проследить, из чего складываются доходы трех классов общества, как эти доходы обмениваются на продукты, чем возмещаются расходы каждого класса. Сам процесс кругооборота распадается на несколько стадий, где деньги являются не более чем инструментом и выполняют функцию средства обращения.

1. Производительный класс (фермеры) уплачивает классу земельных собственников за пользование землей ренту в размере 2 млрд ливров (это и есть «чистый доход», образующийся после продажи сельскохозяйственной продукции).

2. Земельные собственники на полученную сумму покупают у бесплодного класса мануфактурные товары и предметы роскоши (1 млрд), а у фермеров продукты питания (1 млрд).

3. Бесплодный класс деньги, вырученные от продажи своих товаров классу земельных собственников в размере 1 млрд, затрачивает на приобретение у фермеров продуктов питания.

4. Производительный класс закупает у бесплодного класса средства производства и промышленные изделия (1 млрд) с целью замены изношенного оборудования и возмещения израсходованных материалов.

5. Бесплодный класс, в свою очередь, возвращает эту сумму фермерам, уплачивая за приобретаемое у них сырье.

Объединив многочисленные, разрозненные акты обмена в круговой поток продуктов и доходов, Ф. Кенэ пришел к выводу, что общественное воспроизво дство становится бесперебойным в случае соблюдения определенных, причем сбалансированных пропорций. Значение «Экономической таблицы» для дальнейшего развития экономической мысли трудно переоценить: она явилась основой важнейших научных изысканий XIX и XX вв., таких, как теория общего рыночного равновесии, теория межотраслевого баланса, теория исчисления национального дохода.

Вторым выдающимся представителем школы физиократов, пытавшимся проводить их идеи в жизнь, считается Анн Робер Жак Тюрго (1727–1781). Занимая должность генерального контролера финансов, равнозначную должности министра финансов, он провел важные антифеодальные реформы, направленные на всемерную либерализацию экономики. Однако предлагаемые им нововведения встречали жесткое сопротивление со стороны парламента, поэтому после его отставки все они были упразднены. В своем главном экономическом труде «Размышления о создании и распределении богатств» А. Тюрго четко определил содержание важнейших экономических категорий, что свидетельствует о его приверженности идеям физиократов. Подобно им, А. Тюрго «богатство нации» связывает с землей, считая ее источником «чистого продукта». Придерживаясь взглядов Ф. Кенэ в отношении социальной структуры общества, он так же выделяет три класса: производительный, бесплодный и класс земельных собственников. Однако первые два класса распадаются у него на составные элементы: производительный – на наемных работников и их нанимателей (фермеров), а бесплодный – на предпринимателей, владеющих значительными капиталами, которые они употребляют для получения прибыли, и простых рабочих, которые не имеют ничего, кроме своих рук и получают заработную плату на уровне прожиточного минимума.

Большое внимание в своих исследованиях А. Тюрго уделяет проблеме ценности, посвящая ей небольшую, но очень глубокую статью «Ценности и деньги». Под ценностью он понимает пригодность человеческим потребностям. Субъективной ценностью он считает значение вещи для одного и ндивида. При совершении обмена субъективная выгода первого в точности равна выгоде второго, т. е. ценность отдается за равную ценность, считает А. Тюрго, называя эту равную ценность меновой. Он также отмечает, что не существует специальной меры ценности (абсолютной единицы измерения), ее можно измерить только в другой ценности. А. Тюрго приходит к выводу, что «цена» и «ценность» являются различными по существу понятиями, но в разговорной речи могут заменять друг друга.

Изучая механизм рыночного ценообразования, А. Тюрго выделяет два вида цен: текущие, которые устанавливаются в результате взаимодействия спроса и предложения, и основные, показывающие, чего этот товар стоит работнику. По мнению Ф. Кенэ, основная цена – это тот минимум, ниже которого она (цена) не может опуститься. Он отмечал, что если бы в процессе каждого товарообмена все решалось только субъективным интересом конкретного продавца и покупателя, то не было бы единой рыночной цены: «…она опреде ляется уравновешиванием потребностей и средств всей совокупности продавцов одного товара, с потребностями и средствами совокупности продавцов другого товара».[13] Подобно физиократам, А. Тюрго утверждал, что свобода – важнейшее условие развития общества, а конкуренция – главное условие свободы экономической деятельности. Именно в результате конкурентной борьбы устанавливаются цены, наиболее выгодные для потребителей.

Деньги у А. Тюрго рассматриваются как товар, способный, как никакой другой, служить в качестве всеобщего эквивалента. Чтобы бумажные деньги были «удобны», их количество должно находиться в соответствии с количеством производимых товаров и услуг. По убеждению ученого, относительная ценность золота и серебра колеблется не только по сравнению с другими товарами, но и в зависимости от избытка или недостатка этих металлов у разных народов. Теоретическое наследие и пра ктические достижения А. Тюрго в области экономики не оставляют сомнений, что он физиократ. Однако сам мыслитель отрицал свою причастность к «экономистам», может быть, потому, что рамки этой доктрины для него были явно узки.

Тема 4. СТАНОВЛЕНИЕ КЛАССИЧЕСКОЙ ПОЛИТЭКОНОМИИ КАК НАУЧНОЙ СИСТЕМЫ В ТРУДАХ А. СМИТА И Д. РИКАРДО.

4.1. Условия возникновения учения и метод исследования А. Смита.

В XVIII в. Англия была самой передовой в экономическом отношении страной. Продолжающийся рост промышленного производства сопровождался увеличением числа мануфактур и численности рабочих. Создание в 1784 г. первого парового двигателя ознаменовало начало промышленного переворота в стране. Однако еще были сильны феодальные начала, процветала система протекционизма, по-прежнему государство охраняло монополии, действовала система цеховых регламентов. Промышленная буржуазия являлась прогрессивным классом, заинтересованным в у скорении экономического развития Англии, а также в объективном экономическом анализе нового капиталистического способа производства. Таким образом, в конце XVIII – начале XIX вв. в Англии сложились благоприятные условия для развития экономической мысли. В этот переломный момент основные проблемы, намеченные почти 100 лет назад в трудах У. Петти, получают дальнейшую жизнь в трудах А. Смита, одного из самых образованных людей своего времени.

Адам Смит (1723–1790) уже в 28 лет был избран профессором кафедры моральной философии в университете Глазго. Изданная в 1759 г. научная работа «Теория нравственных чувств» принесла ему широкую популярность. В 1764 г. он оставил работу в университете и принял предложение стать воспитателем сына видного политического деятеля. Сопровождая молодого лорда, он много путешествовал по Европе, где лично познакомился с физиократами Ф. Кенэ и А. Тюрго. Научный интерес А. Смита из области философии все больше смещался к экономическим проблемам, в 1766 г., после возвращения в Англию, он начал работу над своим главным трудом «Исследование о природе и причинах богатства народов». В 1778 г. А. Смит получил назначение на должность комиссара таможни в Эдинбурге, а в 1787 г. стал ректором университета в Глазго.

Выход в свет «Богатства народов» (1776) явился великим событием в развитии экономической мысли, которое завершило этап становления политической экономии как науки. В ней автор выделяет экономику в особую отрасль знаний, четко определяя ее предмет и методологию исследования.

Осуждая идеологию меркантилизма и игнорируя даже ценные элементы их учения, А. Смит положительно относился к физиократам, считая их своими союзниками, так как они усматривали богатство страны не в деньгах, а в массе товаров. И хотя он не принял их тезис о том, что чистый доход создается только в сельском хозяйстве, вопрос, в какой же сфере экономики богатство прирастает быстрее, трактуется им с позиций физиократов. Он считает, что для приумно жения богатства предпочтительнее развивать сельское хозяйство, а не промышленность, в связи с тем, что капитал, вложенный в земледелие, добавляет значительную стоимость к действительному богатству и доходу. Более глубокое изучение теории А. Смита позволяет понять, что объектом его внимания является сфера производства вне отраслевой структуры. Определяя круг вопросов, составляющих предмет изучения экономической науки, А. Смит выделяет общественное экономическое развитие и рост благосостояния общества.

Учение Смита представляет собой значительный прогресс в области методологии политэкономии. По словам К. Маркса, А. Смит использовал эзотерический (наблюдение внешней стороны экономических процессов) и экзотерический (выявление и изучение сущностных характеристик) методы исследования. Желание обнаружить за поверхностными процессами глубинные закономерности преобладает у А. Смита, и дальнейшая разработка метода научной абстракции позволила ему понять суть основополагающ их экономических категорий. Однако результаты, полученные в процессе поверхностного наблюдения и обобщения, зачастую он ставит в один ряд с выводами, сделанными в ходе глубокого научного анализа – это сказалось на непоследовательности А. Смита при рассмотрении им ряда экономических проблем.

Методология учения А. Смита основана на концепции экономического либерализма. Он исходит из представления, что одним из естественных свойств человека является эгоизм. Он вводит понятие «экономический человек», определяя его как лицо, которое руководствуется только выгодой и стремится к все большему накоплению богатства. Показывая, что интересы отдельного лица могут совпадать с интересами общества, Смит вводит понятие «невидимой руки», которая руководит действиями людей и направляет их к цели, не входящей в их намерения. Под «невидимой рукой» рынка он понимает рыночный механизм, функционирующий в условиях свободной конкуренции. Например, начиная процесс производства, человек-эгоист преследует единственную цель – максимизировать прибыль. Но в поисках более прибыльного приложения капитала, в условиях свободной конкуренции он направляет его в те ниши общественного производства, где спрос превышает реальный объем производства, тем самым удовлетворяя общественные потребности. А. Смит пишет, что человек «преследуя свои собственные интересы… часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится сделать это».[14] Таким образом, «невидимая рука» рынка гораздо эффективнее решает проблему согласования личных и общественных интересов, чем «видимая рука» государственного управления.

А. Смит четко определил двоякую задачу политэкономии как науки, которая не потеряла своей актуальности и для современной экономической теории: с одной стороны это анализ объективной экономической реальности, выяснение закономерностей ее развития, с друго й – выработка рекомендаций для экономической политики фирм, государства.

4.2. Основные теоретические положения теории А. Смита.

Первая глава трактата «Исследование о природе и причинах богатства народов» начинается с вопроса разделения труда. На примере булавочной мастерской Смит показал, что специализация позволяет многократно увеличить производительность труда. Рабочий, выполняющий все операции и собирающий булавку от начала до конца, делает в день не более 20 шт., в случае специализации каждого на простейшей операции вдесятером они сделали 48 000 булавок. Выработка на одного человека возросла в 240 раз. Это пример послужил яркой иллюстрацией, позволившей сделать вывод о выгоде разделения труда, но к таким же выводам пр иходили и предшественниками ученого, в том числе Аристотель. Рассмотрим, что же нового в этот вопрос внес А. Смит. Во-первых, объективно отметил отрицательные последствия разделения труда в мануфактуре: в результате того, что рабочий выполняет небольшую часть производственного процесса, труд становится «тупым и невежественным». Во-вторых, рассматривал зависимость этого процесса от размеров рынка: обширный рынок создает условия углубления разделения труда, если рынок узкий, то возможности разделения труда ограниченны. В-третьих, связал процесс разделения труда со снижением издержек, техническим прогрессом, говоря, что разделение труда открывает простор для изобретения машин.

Деньги, по А. Смиту, это особый товар, стихийно выделившийся из всей массы товаров. Трактуя деньги как инструмент, который может измерить ценность товаров, он воспринимал их лишь как средство обращения, позволяющее облегчить обмен товаров. В противовес меркантилистам, считавших деньги подлинным богатс твом общества, А. Смит сравнивает их с «великим колесом обращения», определяет как единственную часть оборотного капитала общества, которая может уменьшить его чистый доход. Считая, что деньги требуют затрат на свое изготовление и поддержание, он отдавал предпочтение бумажным деньгам, говоря, что замена серебра и золота бумажными деньгами сильно снижает расходы общества. Понимая подчиненную роль денег и кредита по отношению к производству, А. Смит недооценивал самостоятельности денежно-кредитных факторов и их обратного влияния на производство.

Ведущее место в учении А. Смита занимает теория стоимости, которую он разработал гораздо основательнее, чем У. Петти. Однако именно в этом вопросе ярко выражена двойственность его метода и противоречивость позиции. Отдавая предпочтение трудовой теории стоимости, он считал, что затраты труда на производство товаров представляют основу для сопоставления их стоимости. А. Смит дал понимание того, что величина стоимости товара определяе тся не затратами труда отдельного товаропроизводителя, а средними затратами для данного уровня развития производства. Он отмечал, что сложный (квалифицированный) труд создает в единицу времени больше стоимости, чем простой (неквалифицированный). Однако, будучи непоследовательным в изложении своей позиции, А. Смит дает второе определение стоимости – количество труда, которое необходимо потратить, чтобы купить этот товар. Если бы речь шла о простом товарном производстве, то это определение не противоречило бы данному ранее, но в условиях капиталистического товаропроизводитель при обмене получает больше, чем затратил на оплату труда. Третье определение стоимости через доходы, к которым А. Смит относил заработную плату, прибыль и ренту, получило название «догма Смита»: он остановился на позиции издержек производства и тем самым отразил взгляды предпринимателя. Это определение легло в основу теории факторов производства.

А. Смит различал рыночную и естественную цену товара (нижний предел допустимой цены). Он считал, что продавать товар по цене ниже естественной – значит терпеть ущерб. Рыночная цена – это цена, которая устанавливается на рынке и зависит от соотношения предложения и спроса на него. Чтобы не путать спрос с потребностью (есть желание, но нет возможности купить товар), он назвал его действенным. По мнению А. Смита, если предложение товара превышает действенный спрос, то часть его неизбежно придется продать тем, кто не может заплатить естественную цену. Детализируя и уточняя концепцию рыночного механизма, он продолжает тему «средней нормы прибыли», начатую Д. Юмом и А. Тюрго. Он пишет, что если предложение начнет опережать спрос, это означает, что или заработная плата, или прибыль, или рента (либо две или все три эти величины) будут возмещены ниже естественной нормы. Такая ситуация заставит товаропроизводителя изъять из производства часть ресурса, в результате чего предложение сократится, а цена поднимется до ее естественног о уровня.

К научным заслугам А. Смита следует отнести его учение о доходах, базирующееся на классовом подходе. Выделив три «значительнейших» класса капиталистического общества: класс наемных рабочих, класс капиталистов и класс земельных собственников, исходя из их отношения к средствам производства, А. Смит определил основные виды доходов в современном ему обществе: заработная плата, прибыль, земельная рента, источником которых считал труд. Заработная плата трактуется им как цена труда, на которую оказывает влияние динамика численности населения. Изменение численности населения он непосредственно связывал с уровнем его благосостояния. Прирост населения в результате повышения уровня жизни приводит к избытку рабочей силы и, как следствие, к снижению уровня заработной платы. А. Смит считал, что в основе заработной платы лежит стоимость средств существования рабочего и его семьи. Он ратовал за высокую заработную плату, полагая, что это важнейший стимул роста производительнос ти труда.

А. Смит различал номинальную и реальную заработную плату, определяя первую размером денег, а вторую ставя в зависимость от изменения цен на предметы потребления. Рассматривая прибыль как вычет из стоимости продукта, созданного рабочим, ученый писал: «…работнику не всегда принадлежит весь продукт его труда, в большинстве случаев он должен делить его с владельцем капитала, который нанимает его».[15] Таким образом, прибыль создается неоплаченным трудом наемного работника. Но позиция Смита в отношении источника прибыли не столь однозначна. Двойственность, проявившаяся в трактовке стоимости, также обнаруживается в понимании прибыли. В противовес своим взглядам он утверждал, что под прибылью следует понимать остаток после уплаты ренты, процента. В другом случае прибыль выглядит как доход от всего авансированного капитала: «Прибыль определяется… стоимостью употребле нного в дело капитала и бывает больше или меньше в зависимости от размеров этого капитала».[16] В итоге А. Смит рассматривает прибыль как вознаграждение капиталисту за его труд и риск. Возникновение еще одного вида дохода – земельной ренты – он связывает с частной собственностью на землю: «С тех пор, как земля превратилась в частную собственность, землевладельцы… хотят пожинать там, где не сеяли».[17] В данном случае земельная рента определена как вычет из продукта труда, который создается неоплаченным трудом работников. Однако осуждение в отношении нетрудового источника данного вида дохода нивелируется дальнейшим утверждением А. Смита – рента, подобно прибыли и заработной плате, является элементом издержек производства и вместе с другими доходами участвует в образовании сто имости.

В первой главе второй книги «Богатство народов» А. Смит всесторонне рассматривает понятие, экономическую роль и функции капитала. Капитал характеризуется им как часть накопленного запаса, от которой капиталист ожидает получить доход. В накоплении капитала он видит историческую миссию капиталиста – сберегать, чтобы расширять производство. По его мнению, капиталы возрастают в результате бережливости и уменьшаются вследствие мотовства. Заслуга А. Смита состоит в преодолении ограниченности понимания капитала физиократами, которые считали производительным, т. е. дающим прирост стоимости, только капитал, занятый в земледелии. У А. Смита производительным считается капитал, занятый не только в сельском хозяйстве, но и во всей сфере мануфактурного производства. Однако ученый недостаточно понимал капитал как движение, смешивал все виды капитала, не видел существенной разницы между капиталом, занятым в сфере производства, и капиталом, функционирующим в сфере обращени я. В теории капитала важная роль отведена его делению на основной и оборотный. Основной капитал, по мнению А. Смита, не вступает в обращение и остается в руках его владельца. Сюда он относил здания, помещения, орудия труда и «полезные машины», улучшение земли (расчистка, огораживание, удобрение), человеческий капитал. Вместе с тем оборотный капитал, включающий в себя деньги, запасы продовольствия, сырье, готовые изделия, «постоянно уходит от него в одной форме и возвращается к нему в другой».[18] В зависимости от сферы применения меняется соотношение основного и оборотного капитала: в торговле и ремесле используется главным образом оборотный капитал, а у фабриканта большую часть составляет основной.

Теория воспроизводства, впервые затронутая в учении Ф. Кенэ, не получила дальнейшего развития у А. Смита, поскольку при подсчете стоимости валового национального про дукта он предложил не учитывать перенесенную стоимость материальных издержек (постоянный капитал в его схеме отсутствует). В результате такого подхода вся цена годичного продукта труда становится равной сумме вновь созданной стоимости (добавленной), что в действительности есть стоимость национального дохода. Такое сведение А. Смитом стоимости общественного продукта к сумме доходов – заработной плате, прибыли и ренте получило критическую оценку К. Маркса и вошло в историю политической экономии как «баснословная догма Смита».

Таким образом, хотя в учении А. Смита есть множество противоречий, его труд «Исследование о природе и причинах богатства народов» правомерно считать вершиной экономической мысли XVII в. А. Смит продвинулся в экономических исследованиях намного дальше и глубже всех своих предшественников. Идеи экономического либерализма, минимального вмешательства в экономику, в рыночное саморегулирование актуальны в современной экономической теории. Принцип «невидимой руки» Смита и его девиз проведения экономической политики: «…пусть все идет само собой, естественным образом, без принуждения»[19] не отрицает важной роли государства в жизни общества. Наоборот, именно государство, выполняя ряд функций, связанных с поддержанием порядка, справедливости, охраной имущества граждан, обеспечивает режим естественной свободы. А. Смит не был склонен к крайнему либерализму, общественное хозяйство не сможет нормально развиваться, считает он, если население не уверено в способности государства защищать частную собственность и обеспечить соблюдение законов. В связи с этим он сформулировал основные правила налогообложения: пропорциональность, минимальность, определенность, удобство для плательщика, пользующиеся популярностью и в настоящее время. А. Смит действительно «вписал» свое имя в историю экономической мысли и заслуживает титула «отца экономики».

4.3. Экономическая теория Д. Рикардо.

Выдающимся представителем классической политической экономии является английский экономист Давид Рикардо (1772–1823). Продолжая развивать научные взгляды У. Петти и А. Смита, он оставался последовательным сторонником трудовой теории стоимости. Добившись успехов в биржевом деле, будучи еще очень молодым человеком, Д. Рикардо к 38 годам становится видной фигурой лондонского финансового мира. Не получив должного образования в юности, он занялся изучением математики, естественных и других наук. Интерес к экономическим проблемам у Д. Рикардо возник после знакомства с фундаментальным трудом А. Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов». Научная деятельность Д. Рикардо началась с опубликования в 1809 г. его размышлений о цене золота, в 1815 г. была напечатана работа «Опыт о влиянии цены хлеба на прибыль капитала», а в 1817 г. вышло в свет его главное произведение – трактат «Начала политической экономи и и налогового обложения», где он систематизировал свои взгляды.

Особенностью учения Д. Рикардо является то, что в качестве предмета исследования он выделяет проблему распределения. «Определить законы, которые управляют этим распределением, – главная задача политической экономии», – полагает Д. Рикардо.[20] Однако такой подход не является обратным шагом в развитии экономической мысли, Рикардо не исключает из своего исследования сферу производства, считая ее основой общественного богатства. Критикуя А. Смита за двойственность и непоследовательность в определении ряда экономических категорий, Д. Рикардо на протяжении всего исследования придерживается абстрактного метода. В качестве исходного пункта анализа экономических явлений капитализма у него выступает трудовая теория стоимости.

Объективные условия изменения исторической обстановки (переход мануфактурного капитализм а к крупному машинному производству, укрепление позиций промышленной буржуазии) позволили Д. Рикардо более последовательно, чем А. Смиту изложить трудовую теорию стоимости, показав, что труд – единственный источник стоимости. В отличие от А. Смита он был убежден, что закон стоимости сохраняет силу не только в условиях простого, но и в условиях капиталистического товарного производства. Отрицая определение стоимости полезностью, которое встречается у Ж.-Б. Сея, он пояснял, что полезность необходима для того, чтобы товар обладал стоимостью, но она не может быть источником стоимости, а степень полезности в силу своей субъективности не может быть мерой стоимости. Роль редкости в образовании стоимости он признает лишь в отношении небольшой группы товаров, например редких картин и статуй, редких книг и монет, вин особого вкуса из винограда, растущего на особой почве. Считая их невоспроизводимыми, он отмечал, что никаким трудом нельзя увеличить их количество, а ценность их не может быт ь понижена в результате роста предложения и не зависит от количества труда, первоначально затраченного на их производство. Д. Рикардо принадлежит заслуга в решении важного вопроса, над которым экономическая наука трудилась длительное время. Он провел разграничение между индивидуальным и общественно необходимым трудом, такой подход был обязателен для понимания механизма действия закона стоимости. Ошибочным в его позиции было положение, что стоимость регулируется наибольшим количеством труда, затрачиваемым при самых неблагоприятных условиях производства. Такой подход правомерен для сельского хозяйства, где есть понятие ограниченности ресурса. В промышленности же общественно необходимые затраты труда определяются исходя из средних условий производства.

Так же как и А. Смит, Д. Рикардо выделяет три класса и три вида доходов, однако он исходит из того, что стоимость создается трудом, а затем делится на доходы. В этом случае увеличение одного из них ведет к уменьшению другого. Под заработной платой он понимал доход наемного рабочего, которому противостоят собственники капитала и земли. Д. Рикардо считал, что в распределении трудовой стоимости на доходы кроется основное противоречие между классами: «Какая доля продукта уплачивается в виде заработной платы – вопрос в высшей степени важный при изучении прибыли… Последняя будет высока или низка в той же пропорции, в какой будет низка или высока заработная плата».[21] Говоря о цене труда, он отмечал, что она, как и цена других товаров, зависит от изменения спроса и предложения на рабочие руки. Однако под влиянием идей Т. Мальтуса у Д. Рикардо складывается убеждение, что величина заработной платы зависит от численности населения, и он приходит к выводу, что возможности улучшения положения рабочего класса ограниченны. Повышение заработной платы и, как следствие, улучшение жизни населения оборачиваются ростом его численности, а это, в свою очередь, ведет к увеличению предложения на рынке труда, за чем неизбежно следует падение заработной платы до «естественной» нормы, определяемой Д. Рикардо стоимостью необходимых средств существования.

Прибыль он понимает как прибавочную стоимость, продукт неоплаченного труда наемного рабочего и определяет в виде избытка стоимости над заработной платой. Перспективу роста заработной платы Д. Рикардо связывает с повышением производительности труда. Как и в случае с заработной платой, он сформулировал закон падения нормы прибыли и показал, что растущая потребность общества в пище вынуждает вовлекать в оборот новые худшие по качеству участки земли, которые требуют все больше труда. В результате падения производительности труда цены на продукты растут и, следовательно, растет номинальная заработная плата, уменьшая норму прибыли.

Научной заслугой Д. Рикардо является учение о земельной ренте, где он отверг все попытки объяснить р енту действием сил природы и признал ее источником труд. Ученый, боровшийся против крупного землевладения, считал, что интерес землевладельца всегда противоположен интересу всякого другого класса в обществе. Не участвуя в процессе производства, землевладелец присваивает продукт труда только потому, что он собственник.

Причины образования земельной ренты Д. Рикардо видел в ограниченности земли, а также в различном плодородии и местоположении участков. В связи с тем что определение стоимости сельскохозяйственной продукции производится исходя из худших условий, на лучших землях появляется дополнительный доход, который присваивается в виде ренты собственником земли. Так образуется дифференциальная рента. Однако рассуждения Д. Рикардо по данному вопросу не объясняют, каким образом получает ренту собственник худшего участка.

На протяжении всего периода научной деятельности Д. Рикар-до интересовали вопросы денежного обращения. В конце XVIII в. в Англии установилась система зол отого стандарта, согласно которому золото свободно и гарантированно разменивалось на бумажные деньги. Такая система соответствовала теоретическим взглядам Д. Рикардо, боровшегося против инфляции, за устойчивое денежное обращение. Но он был противником обращения золотых монет, так как считал, что такая организация денежного обращения обходится обществу значительно дороже, чем обращение бумажных денег. Не выявив сущности денег, он фактически отождествлял их с обычными товарами. Их стоимость, как и стоимость других товаров, Д. Рикардо определял затратами труда. Количество денег в обращении он ставил в зависимость от суммы товарных цен, но, будучи сторонником количественной теории денег, связывал изменение стоимости денег с количеством их в обращении. Актуальны и весьма полезны для современных экономистов высказывания Д. Рикардо о денежной эмиссии и денежном обращении: «Увеличение количества денег не может иметь, по-моему, другого результата, чем рост цен на товары. Этим путем одни члены о бщества обогащаются за счет других».[22] Далее он приходит к выводу, что «…ни государство, ни банк не пользовались правом выпуска денег без злоупотребления им. Поэтому в каждом государстве выпуск бумажных денег должен подчиняться ограничению и контролю».[23]

Д. Рикардо считается основателем теории сравнительных преимуществ во внешней торговле, которая сохранила свое значение вплоть до сегодняшнего времени. Перспективные направления международной торговли он определял на основе сопоставления сравнительных издержек. Любой из факторов производства – труд, земля, капитал может дать стране сравнительное преимущество в каком-то определенном виде производства. Формирование эффективной отраслевой структуры позволило странам выгодно торговать друг с другом.

Тема 5. РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В НАЧАЛЕ И СЕРЕДИНЕ XIX в.

5.1. Развитие классической политэкономии в начале XIX в.

Выражение «классическая политическая экономия» ввел в научный оборот К. Маркс, обозначив им период в развитии экономической мысли, начавшийся с трудов У. Петти и закончившийся учением Д. Рикардо. Эпохе «классиков» он приписывал глубокий научный подход к анализу внутренней сути капитализма. Дальнейший период в развитии экономических учений получил у К. Маркса определение «вульгарный». Поверхностное описание «внешней видимости» и оправдание несправедливого, по его мнению, строя было присуще трудам теоретиков этого этапа. У вульгарной политэкономии, писал К. Маркс, вопрос стоял не о правильности той или иной концепции, а о ее полезности капиталу. Однако немарксистская наука позаимствовала у К. Маркса понятие «классика» с целью вложить в него другое содержание – более научное и точное. В соответствии с таким п одходом классики придерживались определенной парадигмы, системы законов и постулатов, считающихся непреложными. Начало XIX в. – это период промышленного переворота и утверждения капиталистических форм хозяйствования, который привел к углублению социального расслоения, ставшего причиной дискуссии в рамках классической школы и деления классической политэкономии на отдельные течения.

Наиболее известным последователем А. Смита, назвавшим себя его «комментатором», стал представитель французской экономической мысли Жан-Батист Сей (1767–1832). Будучи сторонником свободной торговли и невмешательства государства в экономическую жизнь, он активно поддерживал идею экономического либерализма. Однако, как и А. Смит, Ж.-Б. Сей видел в государстве силу, способную стимулировать экономическое развитие за счет создания условий для ускорения технического прогресса, поддержания правил свободной конкуренции.

Его мировоззрение сложилось под влиянием буржуазной революции 1789 г. во Фра нции. Первое его произведение, в котором он провел большую работу по систематизации классической политической экономии, было опубликовано в 1803 г. под названием «Трактат политической экономии», в 1817 г. вышла работа «Катехизис политической экономии», а в 1828 г. Ж.-Б. Сей опубликовал шеститомный «Курс политической экономии», ставший итогом всей его творческой жизни. К теоретическим заслугам Ж.-Б.Сея, сыгравшим значительную роль в последующем развитии экономической науки, относятся две его теории: теория реализации и теория трех факторов производства. Концепция, получившая название «Закон рынков Сея», исходила из того, что производство само обеспечивает себе сбыт: каждый продукт, с того самого момента, как он произведен, открывает собой сбыт для других продуктов на полную сумму своей ценности. Отсюда делается вывод о равенстве совокупного спроса и совокупного предложения и невозможности общего перепроизводства. Однако, отрицая всеобщие кризисы перепроизводства при капитализме, Ж.-Б. С ей допускал возможность частичного перепроизводства, но причины его видел в неправильном распределении труда по видам производства. Он считал, что если некоторые отрасли произвели товаров больше и не находят покупателя, значит, при этом другие произвели меньше товаров, чем необходимо для обмена. «Увеличьте товарное предложение на полюсе дефицита – и вы повысите денежный спрос на полюсе избытка»,[24] – так несколько иронично Дж. Кейнс, будучи противником закона Сея, выражал его суть, считая, что Ж.-Б. Сей слишком упрощает ситуацию по поводу постоянной нацеленности дохода на поглощение произведенного продукта. К тому же, рассматривая проблему реализации и игнорируя функцию денег как средство сбережения ценности, Ж.-Б. Сей сводил этот процесс к бартерному обмену. Такая ситуация противоречила истинному положению дел.

Интерпретируя известное положение А. Смита о трех видах дохода, происхождение которых тот объяснял экономией труда (ростом его производительности), Ж.-Б. Сей пришел к выводу, что каждый фактор производства порождает соответствующий доход. Такая трактовка, получившая позднее название теории трех факторов производства, полностью утрачивала единство со смитовской теорией трудовой стоимости, сводившей все три фактора к труду. Трехфакторная теория, которая, по мнению ряда экономистов, более поверхностна, чем теория о доходах А. Смита, впоследствии стала основой факторного анализа производства, в частности метода производственной функции (поиска наиболее оптимального сочетания труда и капитала).

Экономические взгляды Ж.-Б.Сея по данному вопросу разделял английский экономист Томас Роберт Мальтус (1766–1834) – видный представитель экономической мысли Англии начала XIX в. Наиболее известными работами Т. Мальтуса считаются: «Опыт о законе народонаселения» (1798), «Исследование о природе и возрастании земельной ренты» (1815), «Принципы политической экономии» (1820).

Поводом для анонимного опубликования первого произведения Т. Мальтуса «Опыт о законе народонаселения» стали очерки У. Годвина «О политической справедливости», где он утверждал, что причина бедности населения состоит в несправедливом распределении национального дохода. По его мнению, плохие законы необходимо заменить хорошими и богатства хватит всем. Т. Мальтус, вопреки сложившемуся у А. Смита мнению о положительном влиянии роста численности населения на объем производства страны, усмотрел иную взаимосвязь между темпами прироста населения и благосостоянием общества. Главная причина бедности обусловлена естественными законами и человеческими страстями, вследствие чего население возрастает в геометрической прогрессии, а средства его существования при самых благоприятных условиях не более чем в арифметической. Закон народонаселения состоит в постоянном стремлении населения к размножению. Излишек населения обречен на нищету, голод, вымирание. Не возможность увеличить производство продовольствия Т. Мальтус объяснял ограниченностью ресурсов земли и действием закона убывающего плодородия почвы. Выход из данной ситуации он видел только один: сокращение роста численности населения путем воздержания от брака неимущих, принудительных и предупредительных мер ограничения со стороны государства. Исходя из теоретических положений, выдвинутых в теории народонаселения, Т. Мальтус сформулировал железный закон заработной платы, согласно которому уровень заработной платы находится в обратной зависимости от роста численности населения. Эти выкладки оказали значительное влияние на последующие экономические теории, объясняющие тяготение заработной платы к прожиточному минимуму.

Позиция Т. Мальтуса имела как сторонников, так и противников. Не восприняли ее главным образом представители марксистской экономической теории, считавшие, что она снимает ответственность с богатых за положение бедных классов и перекладывает ее на объ ективные законы природы и самих бедняков. Впоследствии был выявлен целый ряд ошибок Т. Мальтуса в статистический данных, принятых им как исходные положения.

Оценивая теорию народонаселения с позиций современной действительности, следует отметить, что, с одной стороны, исторический опыт показал, что при повышении материального и культурного уровня населения проявилась тенденция к снижению рождаемости. Одновременно не выдержал испытание временем и «закон убывающего плодородия почвы»: население Европы значительно возросло и решило проблему бедности при практически неизменных сельскохозяйственных площадях. С другой стороны, для некоторых стран Азии и Африки проблема, поставленная Т. Мальтусом, не утратила актуальности, так как высокий уровень рождаемости, сопровождаемый низкими темпами роста производства, становится причиной голода, эпидемий и смертности.

Продолжая научные изыскания, в 1820 г. Т. Мальтус издал работу «Принципы политической экономии», где он рассмотрел ряд т еоретических положений о стоимости, прибыли и воспроизводстве. Теории стоимости и прибыли Т. Мальтуса практически повторяют идеи, высказанные Д. Рикардо: для выявления прибыли из стоимости (цены) товара следует вычесть издержки в процессе производства на труд и капитал. Однако в исследовании проблем реализации совокупного общественного продукта Т. Мальтус высказал собственное мнение, опередив в данном вопросе экономистов того времени. Критикуя экономические взгляды Ж.-Б. Сея по поводу обязательного равенства спроса предложению, Т. Мальтус писал, что страсть к накоплению должна неизбежно привести к количеству продовольственных товаров, которые общество не в состоянии потребить. Он утверждал, что достигнуть полной реализации производимой продукции невозможно без участия в этом процессе так называемых третьих лиц, которые ничего не продают, а лишь покупают товары, тем самым оплачивая прибыль. Наличие третьих лиц, к которым он относил непроизводительные слои общества – землевладельц ев, аристократию, церковных служителей, чиновников, и есть условие, содействующее созданию и реализации общественного продукта. Таким образом, Т. Мальтус опровергает мнение Ж.-Б. Сея о том, что чистое потребление не ведет к росту богатства страны.

5.2. Завершение классической политической экономии в трудах Дж. С. Милля.

К середине XIX в. исследование капитализма с методологических позиций классиков близилось к завершению. Система Д. Рикардо породила множество последователей, одни из которых пытались найти оправдание социальным изменениям, другие старались согласовать различные стороны его теории, а третьи предложили альтернативные пути дальнейшего развития экономических идей. В их число входили английские экономисты Джеймс Милль (1773–1836), Мак Куллох (1789–1864), Томас де Куинси (1785–1859). Наиболее последовательно к систематизации и обобщению различных сторон учения классиков подошел экономист и философ Джон Стюарт Милль (1806–1873), жизненный путь и творчество которого во многом сложились под влиянием идей и взглядов его отца – экономиста Джеймса Милля, ближайшего друга Д. Рикардо. Свой первый труд в области политэкономии он опубликовал в 1829 г. В 1843 г. он закончил работу над философским произведением «Система логики». Наиболее известными работами в области экономических исследований стали его «Очерки по некоторым нерешенным проблемам политической экономии» (1844) и пятитомный труд «Основы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии» (1848), ставший общепризнанным учебником политэкономии.

В целом методология исследования Дж. С. Милля близка школе классиков, однако особенностью методологии экономической теории Милля является отделение законов производства от законов распределения. Первые, по его мнению, постоянны и заданы техническими условиями, в них нет ничего зависящего от воли, вторые, так как ими уп равляет человеческая интуиция, преходящи, зависят от законов и обычаев общества, изменяются в зависимости от этапа исторического развития. Он пишет: «Законы и условия производства богатства имеют характер истин, свойственный естественным наукам. Иначе с распределением богатства. Распределение всецело является делом человеческого учреждения».[25] Таким образом, он признает объективный характер законов производства и субъективный – законов распределения. Еще один новый подход в методологии исследования Дж. С. Милля связан с его попыткой добавить к изученным законам неизменного общества динамику политической экономики. Функционирование экономики, поддерживающей неизменные параметры, он называет статикой, изменение экономических параметров общественного хозяйства в сторону роста или падения характеризуется им как экономическая динамика. Поднимая проблему экономическо го роста, он акцентирует свое внимание на факторах, способных обеспечить положительную экономическую динамику, выделяя среди них те, которые влияют непосредственно на процесс производства, и те, которые способствуют расширению хозяйственных связей и оптимизации процесса распределения.

Считая себя последователем Д. Рикардо, при рассмотрении многих экономических категорий Дж. С. Милль высказывает позицию, близкую к теоретическим взглядам классиков. Его воззрения на производительный труд схожи со взглядами А. Смита. Утверждая, что только производительный труд создает материальные блага, он несколько иначе подходит к трактовке производительного труда, включая в его состав труд по повышению квалификации, охране собственности и т. д. По мнению Дж. С. Милля, доходы от производительного труда составляют производительное потребление только при условии, что оно поддерживает и увеличивает производительные силы общества. Доходы от непроизводительного труда, считает он, порождают «…н епроизводительный расход отдельных лиц, который будет …вести к обеднению общества, и только производительный расход отдельных лиц обогатит общество».[26]

Взгляды Дж. С. Милля на заработную плату смыкаются с подходами Д. Рикардо и Т. Мальтуса. Понимая ее как плату за труд, величину заработной платы он ставил в зависимость от спроса и предложения на рабочую силу. Дж. С. Милль выдвинул теорию рабочего фонда. Согласно этой теории общество располагает стабильным фондом жизненных средств, запасы которого идут на содержание рабочих. Он считал, что ни классовая борьба, ни профсоюзы не способны изменить процесс формирования заработной платы на уровне прожиточного минимума, хотя минимум заработной платы в его понимании превышает величину физиологического минимума. Теория рабочего фонда не выдержала испытания временем, впоследствии Дж. С. Милль отказался от нее, осознав ро ль профсоюзов.

К проблемам стоимости и цены Дж. С. Милль обратился в третьей части книги, которая называлась «Обмен». Употребляя термины «стоимость», «меновая стоимость», «потребительная стоимость», он не вникает в сущность этих категорий, что приводит к смешению понятий. Обращая внимание на то, что стоимость не может возрасти по всем товарам одновременно, он использует понятие Д. Рикардо «относительная стоимость». И хотя Дж. С. Милль заявляет, что количество труда имеет первостепенное значение в создании стоимости, по существу, он сводит стоимость к издержкам производства. Процесс ценообразования он ставит в зависимость от величин спроса и предложения. При анализе влияния изменения цены по отдельным товарам на величину спроса он опережает А. Маршалла, по сути, поднимая проблему ценовой эластичности спроса.

Определенный интерес представляет идея Дж. С. Милля о социальной эволюции, проявившаяся в его предложениях социальных реформ. Пытаясь согласовать свои допущения в отношении изменяющегося характера законов распределения с идеей социальной справедливости, он предложил постепенно реформировать отношения распределения в обществе, не затрагивая его экономических устоев. Связывая отношения распределения с отношениями собственности, Дж. С. Милль говорил о бессилии рынка в решении вопросов справедливого распределения доходов и предлагал с помощью «разумного законодательства» трансформировать современное ему капиталистическое общество в более гуманное и справедливое. Исходя из этого, он предложил систему социальных преобразований, включающих в себя создание корпоративных ассоциаций, ликвидирующих наемный труд, социализацию земельной ренты при помощи специального земельного налога, снижение неравенства в распределении богатства путем ограничения права наследования.

Идеал общественного устройства Дж. С. Милль видел в оптимальном сочетании свободы предпринимательства с государственным регулированием экономических процессов. Придерживаясь позиции «экономического либерализма», он одновременно понимает, что есть зоны «бессилия рынка», где рыночный механизм дает сбои. Для того чтобы улучшить существующую систему без коренных ее изменений, сформировать условия, при которых «…никто не беден, никто не стремиться стать богаче и нет никаких причин опасаться быть отброшенным назад из-за усилий других протолкнуться вперед»,[27] он готов прибегнуть к помощи государства. Отвергая непосредственное государственное регулирование экономики, он видит необходимость участия государства в создании инфраструктуры, развитии науки и стимулировании научно-технического прогресса, в помощи членам общества, которые в силу объективных причин не могут реализовать свои равные права.

5.3. Мелкобуржуазная политическая экономия С. Сисмонди и П.-Ж. Прудона.

Выдвинутая идеологами классической школы идея о бщественного прогресса, основанная на принципах экономического либерализма, успешно перетекла из теории в экономическую политику по всей Европе. Либерализм овладел сознанием широких слоев общественности. Однако вопреки ожиданиям сторонников либеральной доктрины экономический рост, вызванный промышленной революцией, сопровождался обострением социальных проблем. Усилилась дифференциация населения: наряду с ростом богатых слоев общества происходило обнищание народных масс. Не оправдавшиеся надежды на механизм «невидимой руки» рынка, якобы способный согласовать интересы всех членов общества, вызвали появление различных альтернативных идеологий мелкобуржуазного, утопического, социалистического характера.

Экономический романтизм как направление экономической мысли явился реакцией на промышленный переворот и буржуазную революцию, ставших причиной разорения мелких ремесленников и крестьян. Родоначальником данного направления считается последователь А. Смита в Швейцарии Симон Сис-монди (1773–1842). Выражая интересы мелкой буржуазии, он осуждал конкуренцию и быстрый рост производства, способствующий формированию крупного промышленного капитала. В 1803 г. С. Сисмонди опубликовал работу «О коммерческом богатстве», где, придерживаясь принципов классической политической экономии по основным теоретическим вопросам, отстаивал позицию А. Смита. Однако впоследствии его взгляды по многим вопросам расходятся с классиками, свидетельством этому является основной труд С. Сисмонди «Новые начала политической экономии» (1819), где он критиковал систему капитализма, показывая преимущества мелкотоварного производства, ратовал за цеховую регламентацию производства.

Особенностью методологии С. Сисмонди является его подход к политической экономии как к нравственной науке, требующей трактовки таких нравственных категорий, как «свобода», «равенство», «счастье».

Признавая, как и все представители классической школы, приоритет сферы производства, он глубок о исследовал процесс реализации совокупного продукта. Считая, что объем производства должен полностью соответствовать доходам, т. е. что производство должно соизмеряться с социальным доходом, а те, кто поощряют к безграничному производству, толкают нацию к гибели, С. Сисмонди сделал вывод, что такое соответствие достигалось только в условиях мелкотоварного производства. В противовес классикам он высказывал мнение о неизбежности кризисов перепроизводства в связи с невозможностью полной реализации продукта в капиталистической экономике. В качестве одной из причин кризиса С. Сисмонди рассматривал тенденцию снижения совокупного спроса под влиянием различных факторов капиталистического производства.

Будучи сторонником трудовой теории стоимости, он считал, что стоимость товара определяется затратами труда на его производство. Заработную плату определял как часть стоимости созданного трудом рабочего продукта, делая вывод, что прибыль является результатом ограблени я рабочего.

Суждения С. Сисмонди о роли государства в экономике полностью противоречат концепции экономического либерализма. Он полагал, что государство должно руководить процессами производством и распределением богатства с целью обеспечения материального благосостояния людей, ограничения дальнейшего развития капитализма. В разработанных им социальных программах реформ по улучшению экономического положения рабочего класса значительная роль отводится государству, которое должно было законодательными мерами ограничить конкуренцию, развитие товарно-денежных отношений, продолжительность рабочего дня, использование новой техники и т. д. Желая вернуться к мелкотоварному производству, он предлагал разделить городское и сельскохозяйственное производство на большое число самостоятельных предприятий, не допускать его концентрации.

Видным идеологом мелкобуржуазного направления экономической мысли стал французский экономист Пьер Жозеф Прудон (1809–1865). Он был одним из социалистов, совершенно искренне боровшихся за справедливость, не допускавших мысли о насилии и деспотизме. Выступая против борьбы рабочего класса, он считал, что преобразования общества должны произойти мирно при сотрудничестве классов. Известными работами П.-Ж. Прудона стали труды «Что такое собственность» (1840) и «Система экономических противоречий, или Философия нищеты» (1848). Будучи противником усиливающегося могущества крупного капитала, он призывал к реформированию недостатков капиталистического общества. Увидев причину несправедливого распределения дохода, нарушающего равенство, в собственности, один лишь факт обладания которой приносит собственнику доход, он приходит к выводу, что собственность – это кража. Данное им определение было подвергнуто обоснованной критике, но в позиции П.-Ж. Прудона была ценная идея: если один член общества владеет вещью, то кто-то лишен этой возможности. Из этого следует, что не природа, а отношения между людьми лежат в основе собственности. Но П.-Ж. Пру-дон не отвергал частную собственность и даже усматривал в ней условие свободы, выступая лишь против злоупотребления правом собственности, делающим возможным присвоение результатов чужого труда. Понимая под собственностью лишь крупную буржуазную собственность, он призывал упразднить ее, сохранив владение.

Особенностью методологии П.-Ж. Прудона является его идеализм, позволивший игнорировать исторический характер экономических категорий, их взаимосвязь. Обнаруживая в рассматриваемых категориях «хорошую» и «дурную» стороны, он стремился уничтожить последнюю. Анализируя стоимость как совокупность двух идей: потребительной и меновой, он выдвинул теорию конституированной стоимости, противоречия между сторонами которой устраняются в процессе правильно организованного обмена без участия денег. Для реализации этой цели и ликвидации неэквивалентного обмена П.-Ж. Прудон предложил создать «Народный банк» как посредник в обмене товаров, основанном на учете количества зат раченного труда на производство товара. Он даже попытался практически реализовать свой проект, однако намеченное в 1849 г. открытие банка так и не произошло.

Разработав практическую программу социальной реформы, П.-Ж. Прудон считал, что после ее реализации необходимость в государстве как институте центральной власти отпадет. Идеализируя государство анархии, он ратовал за местную самоорганизацию населения, считая всякую власть организованным насилием большинства.

5.4. Экономические взгляды социалистов-утопистов.

Идея «золотого века», а именно идея равенства в труде и потреблении, известна общественной мысли с незапамятных времен. В Древней Греции считали, что эпоха «золотого века» была в прошлом, на заре человеческой жизни, древнееврейские мыслители царство всеобщей гармонии и справедливости видели в будущем. Эти идеи трансформировались вместе с общественным развитием, но в той или иной форме всегда присутствовали в социальной мысли вплоть до XIX в.

В отличие от мелкобуржуазных критиков капитализма, призывавших возвратиться в прошлое, социалисты критиковали капитализм с позиций будущего. Они впервые указали на переходящий характер капиталистических отношений, рассматривая общество как постоянно развивающуюся систему, где одна стадия сменяется другой, более совершенной, чем предыдущая. Социалисты-утописты, объективно отражая интересы трудящихся, считали, что их задачей является общественное преобразование с целью улучшения положения всех членов общества. Отвергая политическую борьбу, они постоянно обращались к господствующему классу, пропагандируя свои взгляды.

К социалистам-утопистам XIX в., рисовавшим фантастические картины будущего, но не видевшим реальных путей их достижения, относятся прежде всего такие мыслители, как Сен-Симон, Ш. Фурье и Р. Оуэн.

От предшествующего утопизма учение Сен-Симона (Клода Анри де Рувруа) (1760–1825) существенно отличается эволюци-онно-историческим подходом. По его теории общество последовательно проходит определенные эпохи, приближаясь к «промышленной системе» – обществу будущего, покончившего с эксплуатацией человека человеком, которое он представлял как общество равенства и изобилия, способное обеспечить удовлетворение физических и духовных потребностей народа. Будущее, по его мнению, принадлежит промышленному классу, в состав которого входят предприниматели, земледельцы, банкиры, служащие, рабочие, а также ученые и художники. Второй класс, к которому относились король, дворяне, чиновники и духовенство, он называл феодалами, считал его деятельность бесполезной и даже вредной для общества. На смену стихийным рыночным отношениям должна прийти плановая система хозяйства, основанная на обязательности труда и справедливой системе распределения: от каждого по способности, каждой способности по ее делам.

Достаточно яркой фигурой утопического социализма, представлявшей свое учение как строго научную теорию, стал Шарль Фурье (1772–1837). Его работы отличаются синтезом глубоких мыслей и идей, которые до конца были осознаны лишь в XX в., и безумной фантазией, временами напоминавшей сущий вздор. Ш. Фурье написал ряд работ: «Теория четырех движений и всеобщих судеб» (1808), «Трактат о домашней и земледельческой ассоциации» (1822), «Новый хозяйственный и социетарный мир» (1829) и др., в которых изложил свое видение нового общества. Критикуя капиталистическую ступень развития общества, он считал, что экономическая деятельность людей в условиях свободной конкуренции приводит к анархии производства. В принципе «естественной свободы», провозглашенном А. Смитом, он усматривал условия, при которых человек со своими корыстными личными интересами противостоит всем остальным членам общества. Реализовать идею справедливости и равенства Ш. Фурье собирался путем преобразования частной собственности в коллективную, в процессе формирования так называемых «фаланг» – коллективов производителей численностью до 2 тыс. человек. Общинный способ ведения хозяйства в фалангах, при котором все члены данного объединения независимо от имущественного положения обязаны будут трудиться, позволит, по мнению Фурье, уничтожить зависть, вражду и эгоизм, а также противоположность между умственным и физическим трудом. Созданный общественный доход будет делиться на части: 4/12 составит доход собственника капитала, 5 /12 распределится по труду и 3 /12 пойдет на вознаграждение талантов, которые проявят себя в ходе «соревнования», пришедшего на смену капиталистической конкуренции. Признавая только эволюционный путь развития, посредством формирования в недрах старого общества предпосылок для перехода к новой ступени общественного прогресса, Ш. Фурье отрицал революцию, считая ее средством обогащения аферистов и интриганов.

Английский утопический социализм имеет ряд особенностей по сравнению с французским, так как в Англии капитализм и классовая борьба были более развиты. И звестный утопист-экспериментатор, осуществлявший свои теоретические идеи на практике, Роберт Оуэн (1771–1858), был близок к рабочему классу в отличие от французских социалистов-утопистов. В 1830-е гг. «оуэнизм» стал символом рабочего движения, хотя сам Р. Оуэн, выдвигая проекты переустройства общества, был противником классовой борьбы. Р. Оуэн написал большое число научных трудов, отражающих экономические проблемы: «Образование человеческого характера» (1813), «Доклад графству Ленарк» (1820), «Книга о новом нравственном мире» (1836) и др.

Критикуя «несправедливое» капиталистическое общество, Р. Оуэн пытался организовать рынок справедливого обмена, где бы обмен осуществлялся в соответствии с затратами труда на производство товара. Посредником в обмене товаров на таком рынке являются не деньги, которые он считал созданными для достижения максимума зла и минимума добра, а специальные квитанции – «трудовые деньги». Пытаясь практически реализовать свою идею, Р. Оуэн создал «Н ациональный базар справедливого обмена», который, однако, не справился со своей задачей и был вскоре упразднен.

Основой «справедливого» строя он считал общественную собственность, которая способна сформировать нового человека, стремящегося развивать свои лучшие качества. Воплотить в жизнь свой план переустройства общества он задумал в 1800 г., когда стал совладельцем прядильного предприятия в Шотландии, находившегося в отдаленном поселении. Решив экономические проблемы предприятия, он понял, что создать идеальную общину можно лишь изменив сознание людей, путем кропотливой воспитательной работы. Будучи гуманным руководителем, Р. Оуэн приложил массу усилий для того, чтобы искоренить воровство, пьянство, драки, недобросовестное отношение к своим обязанностям, национально-религиозную неприязнь. У работников появилось чувство общности, желание без принуждения поддерживать чистоту и порядок, быть трудолюбивыми, дисциплинированными и организованными, вести высоко моральный образ жизни . Достигнув высокой производительности труда и прибыльности предприятия, Р. Оуэн сократил рабочий день с 16 до 10,5 ч, решил ряд социальных вопросов, создав систему социального обеспечения и страхования, построив детские сады, школы, культурный центр для детей и взрослых. Эксперимент формирования промышленной общины с высоким уровняем благосостояния ее членов явно удался, предприятие успешно развивалось даже в период экономического кризиса 1815–1816 гг. Однако в 1829 г. Р. Оуэн вынужден был покинуть предприятие из-за размолвки с совладельцем. Все, что было наработано годами, пришло в упадок, показав тем самым нестабильность созданной им системы и ее зависимость от конкретной личности. И хотя удачно повторить опыт, поставленный Р. Оуэном, не удалось больше ни ему, ни кому-либо еще, он продолжал распространять идеи создания коммунистической модели общества, пытаясь опередить время и в то же время понимая, что современные нравы людей не позволяют ее реализовать.

Тема 6. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ К. МАРКСА И Ф. ЭНГЕЛЬСА.

6.1. Предмет и метод экономической теории марксизма.

Период 1830—1840-х гг. характеризуется началом классовой борьбы пролетариата. Чартистское движение в Англии, выступление лионских ткачей во Франции, восстание силезских ткачей в Германии, а также периодически повторяющиеся кризисы перепроизводства стали ярким свидетельством противоречивости капитализма. Попытку преодолеть разрыв между идеальными представлениями о справедливости и реальностью предпринял один из сильнейших по своему влиянию на общественную мысль XIX в. мыслитель Карл Маркс (1818–1883). Будуч и юристом, философом, социологом, политологом, он обращается к экономической теории, пытаясь найти в ней закономерности общественного развития, проводит собственное политико-экономическое исследование. Предметом изучения в экономической теории К. Маркса выступают отношения, складывающиеся между людьми в процессе производства (производственные отношения), и законы развития капиталистического общества. Особенностью методологии К. Маркса является материалистический подход к общественным отношениям: «В общественном производстве люди вступают в определенные производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени их материальных производительных сил».[28] Назвав совокупность общественных отношений общественно-экономической формацией, в отличие от позиции классической школы, считавшей такие отношения естественными, он применил исторический подход, показав, что историче ский процесс развития общества представляет собой последовательную смену формаций. Суть формационной теории, разработанной К. Марксом, сводилась к следующему: производительные силы, существующие на определенном этапе развития, и производственные отношения общества находятся в единстве и взаимодействии. Такое единство получило название способа производства. Механизм смены одной формации другой основан на опережающем развитии производительных сил, которые на определенной ступени вступают в конфликт с существующими производственными отношениями, становящимися «оковами» их дальнейшего совершенствования. Разрешение этого противоречия революционным путем приводит к формированию новых производственных отношений, стимулирующих дальнейший рост производительных сил. Таким образом, в ходе исторического развития происходит отрицание более прогрессивной и мобильно развивающейся стороной способа производства менее прогрессивной стороны. Распространив эту логику на капитализм, К. Маркс показал его переходящий характер и неизбежную замену коммунистическим обществом, базирующемся на общенародной собственности и нерыночном обмене продуктами труда: «…средства производства не будут более объектом индивидуального присвоения и каждый человек обретет свободу».[29] По идее, за данной ступенью общественного развития должна последовать новая, начинающаяся с отрицания коммунистического общества, но в марксистской концепции на данном качественном уровне завершается спираль общественного развития. Такая убежденность Маркса в идеале неантагонистического коммунистического общества основана на упразднении классов в результате пролетарской революции и диктатуры пролетариата.

6.2. Начало формирования экономического учения марксизма.

Первый этап становления экономических взглядов К. Маркса и Ф. Энгельса относится к 1840-м гг. Ранние труды Фри дриха Энгельса (1820–1895), где он дает анализ основных экономических категорий, рассмотренных классической школой, делая вывод о противоречиях теории А. Смита, оказали большое влияние на К. Маркса. В 1844 г. выходят «Экономико-философские рукописи», где он, анализируя элементы издержек производства, приходит к выводу о том, что частная собственность является результатом отчужденного труда.

В августе 1844 г. в Париже, куда К. Маркс переехал после женитьбы на Женни фон Вестфален, произошла его историческая встреча с Ф. Энгельсом, ставшим впоследствии его лучшим другом, единомышленником и соавтором многих работ. Первой их совместной работой стала книга «Святое семейство» (1844), где подвергались критике взгляды на пролетариат как на массу, не способную к самостоятельной классовой борьбе, и обосновывалась историческая роль пролетариата как класса, призванного уничтожить частную собственность. В следующей совместной работе К. Маркса и Ф. Энгельса «Немецкая идеология» (1845–1846 ) дается развернутое изложение материалистического понимания истории, а основой общественного развития признается противоречие между производительными силами и формой общения. Дальнейшее развитие экономических взглядов К. Маркса и его принципа исторического исследования предмета политэкономии нашло отражение в работе «К критике политической экономии» (1859), которая изначально была выполнена как рукопись и не предназначалась для публикации. С появлением данной работы связывают начало становления политико-экономической системы Маркса. Данное впервые обоснование денег как всеобщего эквивалента позволило сделать вывод, что существование денег обусловлено существованием товара. В противовес мнению П.-Ж. Прудона и Р. Оуэна, говоривших о необходимости организации «правильного» обмена без помощи денег, доказывалось, что именно деньги являются объективной необходимостью товарного обращения, в связи с чем не могут быть упразднены.

Анализируя капитал как стоимость, приносящую приб ыль, К. Маркс связывает понятие капитала с овеществленным и живым трудом. Считая, что именно труд не только сохраняет, но и умножает капитал, он устанавливает различие между необходимым и прибавочным трудом – это позволило ему в более поздних трудах дать определение прибавочной стоимости.

Теория денег и товара в данной работе не достигла зрелости, однако рассматривая товар как внутреннее противоречивое единство потребительной и меновой стоимостей, К. Маркс приходит к мнению, что такая двойственность товара обусловлена двойственным характером труда, заключенного в товаре. Причем потребительная стоимость является результатом конкретного труда (токаря, пекаря, сапожника), а меновая стоимость образуется абстрактным трудом (затратами человеческой рабочей силы независимо от ее конкретной формы).

Работа «К критике политической экономии» послужила основой для написания К. Марксом своего основного экономического произведения – «Капитал», над которым он работал всю жизнь.

6.3. Основные теоретические положения марксизма.

К. Маркс, систематизируя теоретические положения, разработанные А. Смитом и Д. Рикардо, заявляет, что «вульгарный экономист» отошел от принципов классической политэкономии вследствие приверженности буржуазной идеологии и попытка дальнейшего развития идей классиков закончилась созданием ненаучных теорий и концепций. Свою экономическую теорию К. Маркс наиболее полно изложил в «Капитале», состоящем из четырех томов. В результате огромной подготовительной работы и высокой требовательности к себе при жизни К. Маркса в свет вышел лишь первый том «Капитала» (1867). Завершение написания и подготовка к печати второго и третьего томов «Капитала» была осуществлена Ф. Энгельсом. Четвертый том «Капитала», посвященный анализу экономической мысли предшественников и современников К. Маркса, под названием «Теории прибавочной стоимости» был опубликован после смерти Ф. Энгельса в 1905 г.

В первом томе К. Марк с, определяя товар как продукт труда, повторяет идеи, высказанные в работе «К критике политэкономии». Подробно рассматривая свойства товара (потребительную стоимость и стоимость), он завершает формирование трудовой теории стоимости, внося в нее принципиально новую мысль о двойственном характере труда, воплощенном в товаре. Стоимость, которая делает товары соизмеримыми, создается абстрактным трудом, материально-вещественная форма товара (потребительная стоимость) образуется конкретным трудом. Определяя меру стоимости товара рабочим временем, К. Маркс говорит не об индивидуальных затратах труда, а об общественно-необходимом рабочем времени, которое затрачивается на изготовление конкретного товара при средних условиях производства. Средними он считает условия производства, в которых производится подавляющая часть товаров данного вида.

Из массы товаров, которые продаются и покупаются в условиях капитализма, К. Маркс выделяет особый товар – рабочую силу, которая также имеет п отребительную стоимость. В отличии от классиков, считавших товаром сам труд, К. Маркс показывает, что рабочий продает не труд, а способность к нему, т. е. рабочую силу. Стоимость рабочей силы определяется суммой жизненных благ, необходимых для поддержания жизненных сил самого рабочего и его семьи. Заработная плата выступает как превращенная стоимость (цена) рабочей силы. Потребительная стоимость рабочей силы заключается в способности данного, специфического товара создавать в процессе производства большую стоимость, чем на него авансировал капиталист. Величину вновь созданной стоимости, превышающую стоимость рабочей силы и присваиваемую капиталистом, К. Маркс назвал прибавочной стоимостью, показав условия извлечения абсолютной и относительной прибавочной стоимости. Стоимость любого товара К. Маркс разделил на три части и выразил следующей формулой:

W =с + v + м,

где с – стоимость материальных издержек, которую он назвал постоянным капиталом; v – стоимость рабочей силы, или переменный капитал; м – прибавочная стоимость.

Обосновав принципиальное отличие постоянного капитала (с) от переменного (v) в образовании стоимости товара, К. Маркс пришел к выводу, что присвоение прибавочной стоимости (м) есть эксплуатация наемного труда. Степень эксплуатации он определял как отношение доходов капиталиста к доходам рабочего (м /v), назвав ее нормой прибавочной стоимости. В третьем томе «Капитала» К. Маркс вводит понятие нормы прибыли как отношения прибавочной стоимости ко всему капиталу, авансированному на процесс производства, и понятие органического строения капитала, определяя его как соотношение различных частей капитала (с /v). В зависимости от соотношения постоянного и переменного капитала он выделяет отрасли с низким и высоким органическим строением капитала, показывая, что в отраслях с более низким орга ническим строением (так как прибавочная стоимость создается только живым трудом) производится относительно большая масса прибавочной стоимости и, следовательно, норма прибыли в этих отраслях выше. Однако при дальнейшем анализе капиталистического производства К. Маркс выясняет, что в результате межотраслевой конкуренции и перелива капитала из одной отрасли в другую происходит выравнивание нормы прибыли, и независимо от органического строения капитала в любой отрасли на равный капитал можно получить одинаковую массу прибыли. К. Маркс делает вывод о том, что в условиях капиталистического производства экономика стремиться к формированию средней прибыли, цены на товар колеблются не вокруг стоимости товара, а вокруг цены производства, которая состоит из издержек производства и средней прибыли. Рассмотрение цены производства как превращенной формы стоимости позволило К. Марксу разрешить мнимое противоречие между законом стоимости и реальностью получения равной прибыли на равно вложенны й капитал.

Рассматривая сущность и происхождение денег, К. Маркс развивает теорию форм стоимости, последовательная смена которых приводит к появлению денежной формы стоимости (цены товара). Считая деньги атрибутом товарного обмена, он достаточно полно рассмотрел выполняемые ими функции и определил массу денег, необходимую для нормального процесса обращения товаров в стране. Требуемая масса денег имеет прямую зависимость от суммы цен товаров, подлежащих реализации, и обратную от скорости оборота денежных единиц. Являясь последним продуктом товарного обращения, деньги по К. Марксу считаются также первой формой существования капитала. Именно с денежной формы капитал начинает свое движение, последовательно проходя определенные стадии кругооборота.

Весь процесс кругооборота капитала у К. Маркса представлен в виде формулы.

Д – Т– (РС + СП) … П … Т* – Д*

и распадается на три стадии, где капитал принимает соответствующие функциональные формы. Начиная свое движение в виде денег (Д), которые затрачиваются на покупку товаров: средств производства (СП) и рабочей силы (РС), на второй стадии в результате соединения рабочей силы со средствами производства капитал принимает производительную форму (П), далее он переходит в товарную форму (Т), которая реализуется в деньгах и капитал снова возвращается к своей первоначальной форме. К. Маркс вводит понятие оборота капитала, рассматривая его как непрерывно повторяющийся процесс кругооборота. Новым в подходе К. Маркса было то, что он рассмотрел обращение капитала как единство кругооборотов денежного (Д – Т … П … Т* – Д*), производительного (П … Т* – Д* – Т … П) и товарного капитала (Т* – Д* – Т … П – Т*). Такое определение обращения капитала было дано впервые. Меркантилисты сводили обращение к кругообороту денежного капитала, физиократы рассматривали кругооборот товарного капитала, классическая школа выделяла движение производительной формы капитала.

В зависимости от характера кругооборота ра зличных частей капитала К. Маркс произвел его деление на основной и оборотный, показав, что в процессе движения эти части капитала по-разному переносят свою стоимость на произведенную с их помощью продукцию. Основной капитал, принимая длительное участие в процессе производства, переносит свою стоимость на готовую продукцию по частям, оборотный же полностью потребляется за один производственный цикл, включаясь в стоимость продукции.

Особое место в творческом наследии К. Маркса занимает его теория воспроизводства. Даже ученые, высказывавшиеся скептически по поводу многих идей К. Маркса, признавали научную ценность его схем общественного воспроизводства. В данном вопросе К. Маркс, считая себя последователем Ф. Кенэ, предпринял попытку «заменить» разработанную предшественником в «Экономической таблице» схему воспроизводства общественного продукта. Строя свои логические размышления, К. Маркс критикует «абсолютную догму» А. Смита, считавшего, что цена продукта ра спадается на три вида дохода, доказывает, что помимо сказанного цена всякого продукта включает в себя возмещение «постоянного» капитала.

Рассматривая воспроизводство как непрерывный процесс общественного производства, Маркс выделил простое воспроизводство, определив его как количественно и качественно неизменный процесс создания продукта, и расширенное воспроизводство – процесс постоянного возрастания количества и улучшения качества производимых обществом благ. Для определения условий простого и расширенного воспроизводства, учитывая натуральную форму общественного продукта, Маркс предложил разделить все общественное производство на два подразделения: I – производство средств производства, II – производство предметов потребления. Все, что производится этими подразделениями за год, и есть годовой общественный продукт. Исходя из ранее принятых им обозначений постоянного (с), переменного (v) капиталов и прибавочной стоимости (м), К. Маркс определил условия реализации общественного продукта, требующие соблюдения определенных пропорций.

При простом воспроизводстве должны соблюдаться следующие соотношения:

1) I (с + v + м) = Ic + IIc; 2) I (v + м) = IIc;

3) II (с + v + м) = I (v + м) + II (v + м).

Таким образом, 1) продукция первого подразделения создается в объеме, необходимом для возмещения израсходованных в предыдущем периоде средств производства первого и второго подразделений; 2) вновь созданная стоимость в первом подразделении должна соответствовать потребности второго подразделения в средствах производства; 3) стоимость предметов потребления, созданная в первом подразделении, должна быть равной сумме потребности в них первого и второго подразделений.

При расширенном воспроизводстве должны выполняться следующие требования:

1) I (с + v + м) > Ic + IIc; 2) I (v + м) > IIc;

3) II (с + v + м) < I (v + м) + II (v + м).

Итак, первому подразделению необходимо произвести большее количество средств производства, чем это необходимо для возмещения выбывших в первом и втором подразделении; 2) вновь созданная стоимость в первом подразделении должна превышать потребность второго подразделения в средствах производства; 3) стоимость предметов потребления, созданных вторым подразделением, должна быть меньше вновь созданной стоимости в первом и втором подразделении, так как часть этой стоимости будет израсходована на приобретение дополнительных средств производства.

Экономическое учение К. Маркса до сих пор является предметом острых дискуссий, хотя его труды были написаны более 100 лет назад. Во времена СССР монополия марксизма привела к тому, что огульно отвергалось все, что не соответствовало учению К. Маркса, н а самом же деле выхолащивалась целостная и логичная теория. Сейчас охотно трактуются концепции, содержащие антимарксизм. На Западе вклад К. Маркса в экономическую науку всегда имел большое значение. Труды К. Маркса, так же как и произведения А. Смита, Д. Рикардо и Дж. С. Милля, послужили основной формирования современных экономических школ.

Тема 7. ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА В ЭКОНОМИКЕ.

7.1. Зарождение и развитие исторического направления.

Представители исторической школы считали, что не существует общих экономических законов, применимых ко всем странам. Экономика каждой страны имеет собственную специфику, обусловленную всей историей ее развития, национально-культурным наследием, особенностями менталитета населения и географическим положением. Поэтому экономическая наука должна исследовать экономическую историю разных народов и учитывать особенности страны при формировании экономической политики.

Адам Мюллер (1779–1829) – немецкий экономист и публицист, представитель романтической школы, предшественник исторического направления в экономической науке в своей работе «Основы искусства управления государством» (1807) критикует основные идеи А. Смита. По мнению А. Мюллера, классическая политическая экономия полностью игнорирует нравственные вопросы, а внимание английских экономистов к частным интересам и личной выгоде не учитывает национальную солидарность и моральные аспекты.

А. Мюллер считал, что в определении национального богатства необходимо принимать во внимание не только материальные, но и духовные ценности народа, его интеллектуальный и нравственный капитал. Каждой нации свойственна преемственность развития от прошлого к настоящему и будущему. Нации, накопившие с прошлых веков богатый нравственный капитал, например Англия, могут в настоящее время сосредоточиться на материальных вопросах. Для политически раздробленной на мелкие полусуверенные государства Германии необходимо развивать весь комплекс национальных сил, включая интеллектуальный и нравственный капитал.

Вильгельм Рошер (1817–1878) в 1843 г. опубликовал свою работу «Очерк политической экономии с точки зрения исторического метода», в которой определил особенности исторического подхода. По его мнению, для оценки современных экономических явлений необходимо изучить историю развития нации. В. Рошер считал важным проводить исторические сравнения и исследовать экономическое развитие древних народов, история которых уже закончена, чтобы извлекать уроки из прошлого опыта. Следует также выявить причины различных экономических явлений и проследить, как разные прошлые экономические решения влияли на ситуацию в стране. Изучая экономические цели, которые в прошлом ставили народы, их пути достижения целей, успехи и поражения, можно сформировать экономические выводы для современной ситуации. Как отмечал В. Рошер, лишь немногие экономические учреждения полезны или вредны для всех народ ов одинаково.

На основе теории трех факторов производства В. Рошер выделял три исторических периода: древнейший, когда главным фактором производства является земля; средневековый, при котором основным фактором служит труд; новый, при котором главную роль играет капитал.

Немецкий экономист Фридрих Лист (1798–1846) развивал идеи исторической школы. В работе «Национальная система политической экономии» (1841) он писал, что необходимо учитывать национальные особенности и наука не имеет права не признавать природу национальных отношений. Ф. Лист выдвинул принцип промышленного воспитания нации в противовес идее А. Смита о свободной торговле между странами. Богатство нации заключается во всестороннем развитии производительных сил, к которым Ф. Лист относит и «умственный капитал» (открытия в науке, произведения искусства), и христианство, и полицию. По его мнению, нормальная нация проходит в своем развитии пять стадий:

1) дикость, при которой основными видами деятельности являются собирательство, охота и рыболовство;

2) пастушество;

3) земледелие – на этой стадии находятся Испания, Италия и Португалия;

4) земледельческо-мануфактурная, когда преобладают ремесленные производства и сельское хозяйство – Германия и США приблизились к этой стадии;

5) торгово-мануфактурно-земледельческая – высшая стадия, на которой все три сектора экономики (сельское хозяйство, промышленность и торговля) развиваются равномерно.

Для каждой стадии подходит своя экономическая политика. Те экономические меры, которые эффективны для одной страны, не соответствуют особенностям и этапу развития других стран. Англия, по оценке Ф. Листа, уже находится на пятой стадии и поэтому может проповедовать выгодный ей лозунг свободной торговли. Страны, находящиеся на более низких стадиях развития, должны использовать протекционизм, чтобы не усугублять экономическую отсталость. Идея Ф. Листа о «воспитательном» протекционизме п редполагает введение мер таможенной защиты молодых отраслей национальной промышленности на период, пока они не станут конкурентоспособными. Потребители должны согласиться на жертву в виде повышения цен на импортные товары ради промышленного воспитания нации.

Для увеличения производительных сил страны, согласно Ф. Листу, отдельные люди и целые поколения могут жертвовать своими интересами, поскольку развитие нации более важно.

По мнению Ф. Листа, для экономически отсталой страны следует использовать не современный опыт передовых государств, а историю их развития, когда состояние их экономики было ближе к ситуации в данной стране.

Идеи Ф. Листа и других представителей исторической школы использовались для обоснования геополитики.

Второе поколение представителей исторической школы связано с именами Л. Брентано и Г. Шмоллера.

Луйо Брентано (1848–1931) исследовал преимущественно вопросы истории рабочего движения. Он рассматривал происхождение и развитие профсоюзного движения, его роль в улучшении условий труда и социальной защите рабочих.

Густав фон Шмоллер (1838–1917) – немецкий экономист, историк и государственный деятель, уделял большое внимание моральным аспектам хозяйственной деятельности и социальным проблемам. Он считал, что политическая экономия должна стать историко-этической наукой, описывающей этические и культурные факторы развития народного хозяйства и формирующей нравственные нормы хозяйственной деятельности. Хозяйственную систему объединяют не государственность, деньги или товары, а общность языка, истории, обычаев, идей. В экономике ученый выделил три сферы:

1) частное хозяйство, опирающееся на личный интерес;

2) государственное хозяйство, базирующееся на принуждении;

3) харитативное хозяйство, основанное на нравственных нормах и благотворительности.

7.2. Новая историческая школа в Германии.

Представителями нового этапа в развитии исторической школы были М. Вебер и В. Зомбарт. Их исследования посвящены этическим и психологическим аспектам формирования «духа капитализма» и стали основой формирования экономической социологии.

Немецкий философ, историк, социолог и экономист Макс Вебер (1864–1920) рассматривал влияние идеологических факторов на экономическое развитие. Наиболее известным его произведением является «Протестантская этика и дух капитализма» (1904). Исследуя влияние религиозной морали на развитие хозяйственной системы общества, ученый пришел к выводу, что именно протестантская рел игия способствовала успешному развитию капитализма. Восточные религии видели путь спасения души в поисках духовного просветления с помощью медитации. Католицизм рассматривал аскетизм и самоограничение как путь к спасению души. В протестантской религии сложилось представление о предопределенности, избранности к спасению души, поэтому профессиональные и материальные успехи трактовались как свидетельство расположения Бога. Предприимчивость, трудолюбие, верность договору и бережливость считались в реформаторской религии основными добродетелями, что способствовало развитию предпринимательства.

Вернер Зомбарт (1863–1941) – немецкий экономист, социолог и историк, был учеником Г. Шмоллера. Ведущую роль в развитии общества он приписывал изменениям в психике людей. Стоимость он называл мысленным, логическим фактом.

Основным признаком различных хозяйственных систем В. Зомбарт считал господствующий в них «хозяйственный дух». Капиталистический дух отличается двумя стимулами: стремлением к власти и стремлением к наживе, которые взаимосвязаны. Предприниматель стремится к власти, чтобы приобретать, и приобретает, чтобы добиться власти.

В работе «Современный капитализм» В. Зомбарт исследовал развитие истории хозяйственной жизни от раннего Средневековья до XIX в. В зависимости от различных типов хозяйственного мышления он выделил три этапа хозяйственного развития общества: индивидуалистическое, переходное и социальное. В книге «Буржуа. Этюды по истории духовного развития современного экономического человека» (1913) В. Зомбарт рассмотрел главные функции предпринимателей и назвал шесть основных типов капиталистических предпринимателей:

1) разбойники, к которым относятся также участники военных завоевательных походов и все, кто захватывает деньги силой;

2) феодалы;

3) государственные деятели;

4) спекулянты, т. е. банкиры, ростовщики, биржевые игроки и учредители акционерных обществ;

5) купцы;

6) ремесленники.

По его мнению, на ранних этапах развития капиталистических отношений среди предпринимателей преобладали агрессивные авантюристы, на смену которым впоследствии пришли люди рациональные, прагматичные и способные к компромиссам.

В. Зомбарт ввел в научный оборот понятие «экономическая конъюнктура», называя этим термином общее положение рыночных отношений в определенный момент времени. Он критиковал теорию К. Маркса о неизбежном крахе капитализма в результате усиления кризисов и считал, что экономика капитализма характеризуется не углубляющимися кризисами, а необходимыми для экономического развития периодическими колебаниями конъюнктуры, причем существует тенденция их постепенного сглаживания.

Критика В. Зомбарта (вплоть до обвинений в фашизме) была связана с тем, что некоторые его работы носили откровенно националистский характер: «Евреи и хозяйственная жизнь» (1911), «Герои и торговцы» (1915), «Немецкий социализм» (1934).

Благодаря представителям историчес кой школы в экономической науке сформировались и выделились как отдельные дисциплины история экономики и экономическая география.

Тема 8. МАРЖИНАЛИЗМ.

8.1. Зарождение идей маржинализма в трудах представителей математического направления в экономике.

Немецкий ученый и практик Иоганн Генрих фон Тюнен (1783–1850) был одним из предшественников теории маржи-нализма, активно использовавшим математический анализ функциональных зависимостей в экономике. В работе «Изолированное государство» (1826), опираясь на проведенное за десятилетний период исследование издержек производства, цен на ресурсы и полученных доходов, он сформулировал ряд важных экономических законов. Изолированное государство в модели ученого представляет собой множество сельскохозяйственных земель, окружающих расположенный в центре город. Он изучал зависимость между величиной земельной ренты и удаленностью земельного участка от рынка с быта (города). Будучи потомственным помещиком, И. Тюнен уделял особое внимание исследованию формирования доходов в сфере сельского хозяйства.

И. Тюнен исследовал функциональную зависимость изменения объемов производства и дохода от изменения количества основных факторов производства (труда, земли и капитала). По его мнению, чтобы получить максимальный чистый доход, следует привлекать такое число факторов производства, при котором сумма предельных издержек на факторы производства будет равна предельной полезности продукта. При изменении цен на ресурсы будет меняться соотношение между количеством привлеченных единиц земли, труда и капитала.

Предпринимательскую прибыль И. Тюнен рассматривает как разницу между валовой прибылью и процентом на инвестированный капитал, платой за управление, страховым взносом. Страховой риск определяет в соответствии с исчислимым риском предприятия. Таким образом, предпринимательская прибыль представляет собой плату за риск, котор ый нельзя заранее предсказать и рассчитать.

И. Тюнен вывел формулу определения естественной заработной платы, предвосхищающую теорию предельной производительности факторов производства, в соответствии с которой сумма заработной платы равна корню квадратному из произведения расходов людей, получающих заработную плату, на величину национального продукта. Тюнен даже завещал выбить эту формулу на своем могильном камне.

Французский экономист Антуан Огюстен Курно (1801–1877) ввел в научный оборот термин «функция спроса», а также определил эластичность спроса как функциональную зависимость изменения величины спроса от изменения других переменных (цены, дохода потребителей и др.). Эти понятия широко применяются в современной экономической теории. В 1938 г. была издана работа «Исследования математических принципов в теории богатства», в которой А. Курно сформулировал понятие экономического равновесия. По его мнению, чтобы точнее решать частные проблемы экономическо й системы, необходимо рассматривать экономическую систему как единое целое. Однако ему не удалось найти способ исследования общего экономического равновесия с помощью математического анализа. Позднее эта проблема была решена Л. Вальрасом. Он был первым теоретиком олигополии, так называемой дуополии Курно. В модель дуополии он ввел поведение на рынке двух крупных фирм, способных изменять объем выпуска продукции исходя из предположения, что конкурент оставит свой объем предложения постоянным. В графической интерпретации модель представляет собой две кривые, отраженные на одном графике. По осям в системе координат отложены объемы производства каждой из фирм. Точка пересечения кривых определяет рыночное равновесие. А. Курно показал, что это состояние является устойчивым. Развивая теорию конкуренции, он перешел к понятию совершенной конкуренции как идеальной модели, в которой ни один из участников рынка не может оказывать влияния на рыночные условия. А. Курно доказал, что на р ынке дуополии в результате равновесия устанавливается цена, более высокая, чем на рынке совершенной конкуренции, но более низкая, чем в условиях монополии.

Французский ученый Жюль Дюпюи (1804–1866) впервые определил так называемый «ценовой излишек» (выигрыш) и предложил денежное измерение избытка полезности для потребителя. Потребитель получает выгоду, покупая товар по рыночной цене, более низкой, чем максимальная цена, за которую он готов был приобрести данный товар. Ценовой излишек — это денежное измерение максимально вероятного дохода, связанного с возможностью потребителя приобретать каждую единицу товара по постоянной рыночной цене. В статье «Об измерении полезности общественных работ» он обосновал нецелесообразность повышения тарифов на общественные услуги, так как суммарные потери общества в целом от повышения тарифов превосходят выигрыш государства.

Немецкий ученый Генрих Германович Госсен (1810–1858) является одним из основоположников преде льного анализа. Его единственная работа, выпущенная в 1854 г., называется «Развитие законов общественной жизни и вытекающих из них правил человеческой деятельности» («Развитие законов человеческого взаимодействия»). Г. Госсена часто называют первым последовательным маржиналистом в истории экономических учений. Он надеялся, что его работа произведет переворот в общественной науке, однако, не получив ожидаемого признания в научной среде, Госсен изъял нераспроданную часть тиража своей книги и сжег. Только в 1889 г. на основе уцелевших экземпляров книга была переиздана.

В основе побудительных мотивов человеческой деятельности лежит стремление к максимизации удовольствий, т. е. получению наибольшей полезности от потребляемых благ. Следовательно, целью экономических исследований является определение принципов и правил достижения максимальной полезности. Г. Госсен сформулировал принципы, получившие позднее название законов Госсена. Первый закон Госсена в современной экономическ ой теории называют законом убывающей предельной полезности. Предельная полезность блага представляет собой дополнительную полезность (удовольствие), которое достигается от потребления одной дополнительной единицы данного блага. Сам автор сформулировал закон так: «Величина одного и того же удовольствия постепенно уменьшается вплоть до насыщения, по мере того, как мы без помех испытываем это удовольствие» [8. С. 182].

Этот закон позволяет разрешить так называемый парадокс А. Смита. Хотя вода нужнее людям, она ценится дешевле, чем менее необходимые для выживания человека алмазы. Но, поскольку воды в повседневной жизни много, ее предельная полезность низка. Алмазы являются редкими, поэтому имеют высокую предельную полезность. В пустыне, не имея запасов воды, человек готов очень дорого заплатить за первый литр, который спасет жизнь и доставит максимальное удовольствие, второй литр будет менее необходим, третий литр еще менее и их стоимость будет снижаться. Термин «пред ельная полезность» будет введен в употребление позднее Ф. Визером. Сам Г. Госсен говорит о «полезности последнего атома блага» [8. С. 183].

Второй закон Госсена известен в современной науке как закон выравнивания предельных полезностей и используется в теории потребительского выбора. В формулировке автора закон звучит следующим образом: «Для того чтобы достигнуть максимальной суммы удовольствий, индивид, имеющий выбор между различными видами удовольствий, но располагающий недостаточным временем для того, чтобы испытать их все, должен испытать их частично еще до того, как он полностью испытает наиболее сильное из них. Соотношение между ними должно быть таким, что в момент прерывания величина всех удовольствий одинакова» [8. С. 182–183]. Это правило было выведено на основе анализа натурального хозяйства одного человека, изолированного от общества.

Г. Госсен приводит также правило рационального выбора потребителя: чтобы получить максимальную полезность от потреблени я товаров, следует выбрать такой набор этих товаров, при котором последняя денежная единица, потраченная на приобретение каждого вида товаров, приносила бы одинаковую предельную полезность. Таким образом, обмен одних товаров на другие продолжается до тех пор, пока не сравняется ценность последних единиц двух находящихся в распоряжении благ. Г. Госсен сформулировал правило, согласно которому человек будет трудиться до тех пор, пока затраты труда не станут равны удовольствиям, полученным от произведенных благ. После этого работать становится экономически невыгодно.

Исследования предельных величин в работах представителей математического направления в экономике А. Курно, И. Тюнена и Г. Госсена не были оценены их современниками, их книги не получили широкого отклика. В результате идеи предельного анализа были забыты и сформулированы заново уже в 1870-х гг. представителями маржинализма. Так, законы Госсена были позднее повторно «открыты» К. Менгером, У. Джевонсом и Л. Вальрасом.

8.2. Основные теоретические положения учения маржинализма.

Развитие современной экономической теории часто связывают с возникновением маржинализма, а его зарождение – с выходом в свет трех произведений: «Теория политической экономии» У. Джевонса (1871), «Основания политической экономии» К. Менгера (1871) и «Элементы чистой политической экономии» Л. Вальраса (1874). Между этими авторами даже возник спор о научном приоритете. Основные положения нового направления были независимо друг от друга открыты учеными трех разных стран: Австрии, Швейцарии и Англии. Новые идеи, пришедшие на смену классической и исторической школам, стали называть маржиналистской революцией.

Основная идея сторонников маржинализма (от фр. marginal – предельный) состояла в том, что для оценки экономических явлений более важно исследовать не общие, а предельные величины, т. е. дополнительные единицы. Новая теория изменила методологию экономической науки. Предельный ан ализ становится основным методом исследования и позволяет сформулировать условие достижения максимума целевой функции. В маржиналистской теории были сформулированы правила минимизации издержек, максимизации прибыли производителем и правило максимизации полезности потребителем.

В теории маржинализма научная абстракция используется в большей мере, чем в других школах. Человек считается рациональным, его поведение полностью объясняется стремлением максимизировать свою целевую функцию (получить максимальную полезность). Упрощается также образ экономики как равновесного состояния. Экономические явления объясняются поведением отдельных индивидов. Общее состояние рассматривается как результат действий отдельных индивидов. Так, например, общий спрос на товар является суммой индивидуальных спросов. На смену исследованию способов увеличения богатства нации приходит изучение поведения отдельных экономических субъектов, т. е. анализ становится микроэкономическим.

Исследование функц иональных зависимостей между различными экономическими величинами, предельный анализ и решение задач на нахождение максимума целевой функции обусловливали необходимость использования математических методов. Представители маржиналистской школы (за исключением австрийской) широко применяли математический аппарат, в частности дифференциальное исчисление, теорию оптимизации (нахождение экстремума функции при заданных ограничениях) и моделирование экономических процессов.

Принципиально отличается от классической школы подход маржиналистов к определению цены товара. Вместо затрат труда в основе цены должна лежать ценность товара для потребителя, характеризующаяся его предельной полезностью. Получается, что цену товара определяет покупатель, а не продавец, спрос, а не предложение. Объединить оба подхода к определению цены удалось А. Маршаллу. Он показал, что спрос и предложение в равной степени участвуют в установлении цены и следует изучать как сферу потребления, так и сферу производ ства.

Важное место в теории маржиналистов занимает анализ экономического равновесия как устойчивого состояния экономической системы. Теорию общего равновесия разработал Л. Вальрас, а теорию частного равновесия, т. е. равновесия на отдельных рынках, – А. Маршалл.

Начиная с 1990-х гг., маржинализм стал господствующим направлением в экономической теории. В настоящее время основные идеи этой теории стали основой микроэкономики и вошли во многие разделы современных экономических учебников.

Представителей маржиналистских взглядов принято подразделять на школы. Австрийскую школу представляют К. Менгер, Ф. Визер и Е. Бём-Бавек. К лозаннской школе относятся Л. Вальрас и В. Парето. Английская школа представлена У. Джевонсом и Ф. Эджуортом, кембриджская школа – А. Маршаллом и А. Пигу, американская – Дж. Кларком.

8.3. Австрийская школа маржинализма.

Представители австрийской (венской) школы в отличие от других маржиналистов отк азались от использования математических методов. Они считали, что функции спроса и предложения не могут быть непрерывными, ведь блага не делятся бесконечно. Можно купить полбуханки хлеба, но нельзя половину скаковой лошади. Следовательно, шкалы спроса и предложения должны быть дискретными, а равновесная цена не определяется конкретным числом. Можно вычислить только интервал, в котором будет находиться равновесная цена.

Общим для всех представителей австрийской школы было понимание ценности блага как его предельной полезности.

Карл Менгер (1840–1921) считается основоположником австрийской школы маржинализма. В наиболее известной из своих работ «Основания политической экономии» (1871) он подробно рассмотрел учение о благах. Благом он называет любой предмет, удовлетворяющий потребность человека. Человек должен знать эту способность (осознавать связь между своей потребностью и свойством предмета ее удовлетворять) и иметь возможность ею воспользоваться (получит ь данный предмет). Если на самом деле предмет не обладает способностью удовлетворять потребности, но человек в эту способность верит, то это воображаемое благо.

Экономическими благами К. Менгер называет блага, доступное количество которых в данный момент не позволяет удовлетворить потребность людей в данном благе. Поскольку благ не хватает, чтобы удовлетворить все потребности, приходится выбирать, от каких потребностей стоит отказаться и искать способы наиболее эффективного использования ограниченных благ. Таким образом, ценность блага связана с его редкостью. Неэкономическими благами являются блага, имеющиеся на данный период в количестве, превышающем потребность в них. Такие блага не имеют ценности.

В качестве примера К. Менгер рассматривает изолированный хозяйствующий субъект, живущий на морском острове с единственным источником питьевой воды (хозяйство Робинзона). Пока питьевой воды достаточно для удовлетворения всех потребностей человека, вода не буде т представлять ценности. Если возникнет нехватка воды, человеку придется выбрать, какими потребностями в воде пожертвовать (например, не поливать свой цветник), и вода приобретет ценность. Чем более редкой будет питьевая вода, тем выше станет ее ценность. Таким образом, полезность – это характеристика любого блага, а ценность присуща только экономическим благам.

Ценность блага, по мнению К. Менгера, носит субъективный характер, т. е. не существует вне сознания человека. «Ценность – это суждение, которое хозяйствующие люди имеют о значении находящихся в их распоряжении благ для поддержания их жизни и благосостояния, и поэтому вне их сознания она не существует».[30] Затраты труда не могут служить для определения стоимости блага. Ценность алмаза определяется потребностью в нем и не зависит от того, с каким трудом он был добыт.

К. Менгер анализирует возможности пре вращения неэкономических благ в экономические и наоборот. Например, рост населения и увеличение потребности людей в данном благе может повысить его ценность и из неэкономического сделать экономическим. Снижение потребности людей в благе может снизить его ценность до нулевой и перевести благо в категорию неэкономических. Важно также, насколько люди могут осознать возможность тех или иных благ удовлетворять их потребности.

Товаром К. Менгер называет экономическое благо, предназначенное для обмена. Способность товара к сбыту, т. е. ликвидность, может быть ограничена по отношению к людям, которые не нуждаются в данном товаре, по каким-либо причинам не могут его приобрести или не знают о возможности его купить. Невозможно сбыть товар людям, которые ценят его ниже, чем продавец. Ученый рассматривает и другие ограничения ликвидности товара (по местности, количеству и в зависимости от времени года).

Поскольку ценность одного и того же блага для разных людей различается, это служит предпосылкой к возникновению обмена. Например, обмен хлеба на вино будет происходить только в том случае, если один человек оценивает вино выше, чем хлеб, а другой наоборот. В ходе обмена каждый участник будет получать более ценный для себя товар. Если относительные ценности хлеба и вина для обоих участников станут одинаковыми, обмен прекратится. К. Менгер сравнивает обмен с промышленным производством и земледелием и считает его не менее важным видом деятельности. Он рассматривает формирование цен в ходе обмена.

К. Менгер подразделяет все блага на блага первого порядка, непосредственно применяемые к удовлетворению потребности человека, и блага отдаленных, высших порядков (второго, третьего и т. д.), выступающие в качестве средств для производства благ первого порядка. Если исчезнет потребность в благе первого порядка, то все блага высших порядков, необходимые для его производства, перестанут быть благами. Таким образом, ценность передается от потребительских благ к с редствам производства, например, ценность сырья и оборудования повышается при увеличении потребительской ценности произведенной продукции. «Ценность благ высшего порядка определяется предполагаемой ценностью благ низшего порядка, на производство которых они предназначены или предположительно предназначаются людьми».[31] Такой подход противоположен идее формирования стоимости на основе издержек производства, например, ценность древесины зависит от ценности стола, который может из нее быть изготовлен. Если столы можно продать по высокой цене, то ценность древесины повышается, производитель мебели согласится купить ее дорого. Если цена стола низка, то дорогую древесину покупать невыгодно. Благо высшего порядка обладает ценностью только в том случае, если имеется полная комбинация взаимодополняющих благ данного порядка, необходимых для производства блага низшего порядка.

Фридр их фон Визер (1851–1926) был учеником К. Менгера и впервые ввел в употребление термины «предельная полезность», «вменение» и «законы Госсена». Он написал работы: «О происхождении и основных законах экономической ценности» (1884), «Естественная ценность» (1889), «Теория общественного хозяйства» (1914), «Социология и закон власти» (1926) и др. В работе «О происхождении и основных законах экономической ценности» Ф. Визер предложил свой способ определения суммарной полезности путем умножения предельной полезности блага на количество однородных благ. Потребительская стоимость в теории Ф. Визера не является единственным элементом, определяющим формирование меновой стоимости. По его мнению, необходимо учитывать также доходы и их распределение. Предметы первой необходимости, которые нужны всем, имеют низкую меновую стоимость. В то же время предметы роскоши со слабой потребительской стоимостью, нужные лишь небольшой группе богатых потребителей, имеют высокую меновую стоимость, поэтому самые богатые потребители имеют преимущества. Чтобы получить естественную стоимость продуктов, надо устранить неравенство доходов.

В историю экономической науки Ф. Визер вошел также как автор понятия альтернативных издержек (альтернативной стоимости) и теории вменения. Альтернативные издержки производства товара – это затраты, измеряемые с точки зрения упущенной возможности заниматься наилучшим из доступных видов деятельности, требующих тех же ресурсов и времени. Ценность товара определяется важностью того, чем приходится жертвовать ради его приобретения.

Развивая идеи К. Менгера, в теории вменения Ф. Визер старался определить ценность каждого из взаимодополняющих производственных благ, необходимых для выпуска данного товара, и предложил применять для этого систему уравнений. Ценность производственного блага в австрийской школе определяется значимостью созданных с его использованием товаров. Чтобы произвести товар, нужно располагать набором взаимодополняющих пр оизводственных благ. Теория вменения определяет, какую часть полученного дохода можно приписать каждому из производственных благ, участвующих в создании этого дохода.

Евгений (Ойген) фон Бём-Баверк (1851–1914) – еще один представитель австрийской школы, экономист и государственный деятель, автор теории капитала и процента. Основными его работами являются: «Права и отношения с точки зрения учения о народно-хозяйственных благах» (1881), «Капитал и процент» (1884), «Основы теории ценности хозяйственных благ» (1886) и «К завершению марксистской системы» (1990) с критикой теории стоимости К. Маркса.

Ценность блага Е. Бём-Баверк определяет с учетом оценки приятных и неприятных ощущений, которые доставляют людям материальные блага, и их интенсивности. Он отмечал, что ценность блага пропорциональна неудовлетворенной потребности при отсутствии данного блага. Фактически это означает, что по мере насыщения потребности в благе, его ценность, т. е. предельная полезность, сниж ается.

Важный вывод делает Бём-Баверк при оценке совокупной полезности определенного количества блага. У Ф. Визера совокупная полезность определяется как произведение предельной полезности последней единицы блага на количество благ. Бём-Бавек доказал, что этот подход ошибочен: совокупная полезность является суммой предельных полезностей каждой единицы блага.

Е. Бём-Баверк разработал теорию ожидания, объясняющую происхождение, величину и динамику процента на капитал. Он выделил три причины, по которым сегодняшние блага ценятся людьми выше, чем аналогичные блага в будущем. Первой причиной является оптимизм основной части населения. Люди надеются, что в будущем количество ресурсов увеличится, и их цена, а также цена благ снизится. Они могут надеяться на повышение своих доходов. Вторая причина заключается в том, что части людей не хватает воображения, веры в будущее или силы воли, чтобы правильно оценить свои будущие потребности. Молодежь стремится получить все блага сейчас, не задумываясь о предстоящих потребностях. Эту психологическую причину подвергали сомнению другие ученые, указывая на стремление людей делать сбережения. Третью причину Е. Бём-Баверк видит в предпочтении людьми «окольных» методов производства. Под «окольным» производством понимается способ, основанный на увеличении вложений в средства производства (капиталоемкости). Это повышает длительность процесса производства, но позволяет в будущем получить больше продукции. Если вложить деньги и потратить время на создание средств производства сейчас, это позволит в будущем получить больше благ, нежели при выпуске продукции без использования оборудования и инструментов. Таким образом, процент – это своеобразная надбавка к цене сегодняшних благ. Он отражает разницу между ценностью благ в будущем и их ценностью в настоящем.

8.4. Английская школа маржинализма.

Одним из основоположников теории маржинализма и основателем английской школы является Уильям Стенли Джевонс (1835–1882) – английский экономист и статистик, профессор логики, философии и политической экономии в Манчестере и Лондоне. Его основными работами являются «Теория политической экономии» (1871) и «Принципы науки – трактат о логике и научном методе» (1874). Он активно пропагандировал применение математических методов в экономике и описание экономических явлений математическими терминами, использование статистической информации. При исследовании основных экономических категорий У. Джевонс стал применять диффере нциальное исчисление.

У. Джевонс считал, что основной целью в экономике является максимизация удовольствия. Чистое удовольствие является разностью между общим удовольствием и общим страданием. Он называл товаром вещество, действие, или услугу, приносящую удовольствие и предотвращающую страдание, т. е. обладающую полезностью. Введенное У. Джевонсом понятие «нетовар» означает предмет, потребление которого не приносит удовольствия, но и не причиняет страдания. Понятие «антитовар» у него означает предмет или действие, не приносящее удовольствия и доставляющее страдание.

Труд рассматривается У. Джевонсом как болезненное напряжение ума или тела, т. е. труд сопровождается страданием и обладает антиполезностью. Тягость труда, его антиполезность возрастают по мере его продолжительности. Человек будет работать до тех пор, пока предельные тяготы труда не превысят предельную полезность производимого продукта.

У. Джевонс считает полезность блага функцией от его количества. Он дает формулировку закона убывающей предельной полезности: последняя степень полезности (бесконечно малое приращение) блага убывает вместе с возрастанием количества блага. Цена товара определяется его предельной полезностью. В теории У. Джевонса издержки производства и объем предложения товара воздействуют на цену опосредованно. Антиполезность труда через издержки производства влияет на объем предложения. Предложение товара обусловливает последнюю степень его полезности: чем больше товара, тем ниже последняя степень полезности. В свою очередь последняя степень полезности определяет цену товара. При этом к моменту формирования цены объем предложения на рынке уже сложился, он зафиксирован. Этот подход противоречит современной трактовке выражения рыночной цены через установление равновесия между объемами спроса и предложения.

Рассматривая теорию обмена, У. Джевонс вывел математическими методами следующее правило: меновое соотношение товаров обратно соо тношению их последних степеней полезности для участвующих в обмене лиц.

Дифференциацию доходов в обществе У. Джевонс оправдывал различием в природных способностях и считал, что малоимущие сами должны заботиться о себе, не ожидая поддержки общества.

В работе «Исследование денежного обращения и финансов», вышедшей в свет в 1884 г., уже после смерти автора, рассмотрены экономические циклы с периодом около 11 лет (циклы Джевонса). Причину возникновения циклических колебаний ученый видел во влиянии солнечной активности на сельскохозяйственное производство, цены на зерно и торговую активность.

Френсис Исидро Эджуорт (1845–1926) – английский экономист. В 1881 г. вышла его книга «Математическая психология», в которой он впервые определил полезность как функцию от количества не одного, а сразу нескольких благ и ввел графическую интерпретацию функции полезности в виде кривых безразличия. В современной теории потребительского выбора кривые безразличия имеют другой в ид, чем у Ф. Эджуорта. Его теория была позднее дополнена В. Парето, назвавшим трехмерную диаграмму с кривыми безразличия «коробкой Эджуорта».

Рассматривая рыночный обмен для разного числа участников рынка, Ф. Эждуорт сформулировал так называемую предельную теорему: если число продавцов и потребителей бесконечно велико, то равновесие обмена, в том числе цена, строго определены.

Ф. Эджуорт предложил правило максимизации прибыли, вошедшее во все современные учебники по экономике: фирме следует увеличивать объем производства до тех пор, пока предельные издержки не станут равны предельному доходу.

8.5. Лозаннская школа маржинализма.

Леон Мати Эспри Вальрас (1834–1910) – швейцарский экономист, основатель лозаннской школы, разработчик теории общего равновесия. Его часто называют самым великим экономистом. Наиболее известны его работы: «Элементы чистой политической экономии, или теория общественного богатства» (1874–1877), «Очерки социальной экономии. Теория распределения общественного богатства» (1896), «Очерки прикладной политической экономии. Теория производства общественного богатства» (1898) и «Теория денег» (1886).

Л. Вальрас подразделял экономику на три раздела:

1) чистую политическую экономию, изучающую обмен и определение цены товара;

2) прикладную политическую экономию, исследующую организацию производства;

3) социальную экономию, рассматривающую распределение доходов в обществе.

Для чистой политической экономии наиболее подходят математические методы.

Определение цены товара Л. Вальрас в отличие от других маржиналистов связывал не с предельной полезностью, а с рыночным равновесием спроса и предложения.

Вклад Л. Вальраса в экономическую науку заключается прежде всего в построении модели общего экономического равновесия. Он показал взаимозависимость всех цен и доходов, определил условия и механизмы достижения обще го экономического равновесия.

Для построения модели Л. Вальрас ввел ряд предположений:

– все участники рынка действуют рационально, т. е. стремятся максимизировать свою полезность;

– информация является полной, т. е. все участники обладают одинаковыми сведениями о рыночной ситуации;

– модель рынка соответствует условиям совершенной конкуренции;

– заданы функции предельной полезности и предельной производительности.

Предложение каждого фактора производства (труда, земли и капитала) представлено в виде уравнения. Л. Вальрас построил системы уравнений для определения рыночного спроса и предложения. Для рыночного равновесия спрос и предложение производительных услуг должны быть равны. Спрос на товаротдельного потребителя является функцией от цен на товары и от дохода этого потребителя. Доход потребитель получает от имеющихся у него факторов производства (например, заработную плату от продажи труда как фактора производства).

Рыночная ц ена товара должна соответствовать издержкам, выраженным в производительных услугах, – условие безубыточности, которое обеспечивается при совершенной конкуренции. Именно Л. Вальрас ввел понятие издержек производства и определил коэффициенты удельных затрат, т. е. затрат фактора производства на единицу производимой продукции. Из условия безубыточности выводится система уравнений, характеризующая поведение производителей. В результате получаются две системы уравнений, описывающих общее равновесие: спрос на товары и услуги равен их предложению, а спрос на факторы производства – предложению факторов производства. Следовательно, для экономики в целом совокупный спрос равен совокупному предложению. При этом, однако, частное равновесие, достигнутое на конкретном или нескольких рынках, не обеспечивает достижения общего равновесия. Условия достижения равновесия Л. Вальрас не вывел. Он только продемонстрировал возможный путь движения экономики к равновесному состоянию.

Еще одна модель рав новесия была разработана Вальрасом для условий увеличений одного из факторов производства. В связи с ростом капитала рассматриваются инвестиции и сбережения. Сбережения ученый определяет как разницу между доходами и потребительскими расходами. Эта же трактовка используется сейчас в экономической теории. Люди будут увеличивать сбережения до тех пор, пока предельная полезность ожидаемых доходов от сбережений будет больше, чем предельная тяжесть (антиполезность) отказа от текущего потребления. Инвестиции – это стоимостное выражение новых капитальных активов. Основным условием равновесия в этой модели, известной в современной экономической теории как I – S модель, является равенство сбережений и инвестиций.

В своей теории денег Л. Вальрас рассмотрел роль денег в экономике, факторы, определяющие спрос на деньги, и предложил от золотого стандарта денежной единицы перейти к золотому и серебряному (идея биметаллизма).

Теория общего экономического рав новесия получила успешное развитие в ?? в. В работах А. Вальда, Дж. Неймана и Ж. Дебре (лауреат Нобелевской премии) было доказано существование равновесия, т. е. показано, что система уравнений Вальраса имеет единственное решение. К. Эрроу (лауреат Нобелевской премии) сформулировал условия устойчивости. Дж. Хикс (лауреат Нобелевской премии) преодолел статичность модели Вальраса и предложил модель последовательных равновесных состояний.

Основными работами Вильфредо Парето (1848–1923) – итальянского экономиста и социолога, лидера психологического направления в социологии являются: «Курс политической экономии» (1897), «Учение политической экономии» (1906), «Трактат об общей социологии» (1916).

Социальное развитие определяется поступками людей. Эти поступки могут быть как логичными, основанными на сопоставлении выгод и затрат, так и нелогичными, инстинктивными, неосознанными. Движущей силой общественного развития служат, по мнению Парето, именно нелогич ные поступки человека. В их основе лежат побудительные инстинкты. Человек склонен маскировать нелогичные поступки под логичные.

Общество представляет собой пирамиду, на вершине которой находятся немногие одаренные люди – вожди, элита. История по В. Парето – это постоянная борьба элит за власть.

В. Парето разработал закон, называемый в современной науке его именем, который выражает зависимость между величиной дохода и количеством получающих его лиц. Изучив статистику ряда стран в разные исторические периоды, ученый вывел следующую формулу: если обозначить через N численность людей с доходами выше величины х, то.

lg N = lg А – м lg х,

где А и м – параметры уравнения.

В основе этого закона, по мнению В. Парето, лежит неравномерное распределение человеческих способностей, заложенных от природы. Люди, обделенные способностями, будут получать очень низкие доходы. Если общая сумма доходов будет расти быстр ее, чем численность населения, то можно будет повышать минимальный доход и снижать дифференциацию доходов.

Основной вклад В. Парето в экономическую науку обычно связывают с разработкой концепции оптимальности. Под оптимальным состоянием системы понимается состояние, когда решение нельзя улучшить ни по одному из заданных критериев, не ухудшив его по какому-либо другому критерию. Оптимальным является состояние экономической системы (общества), при котором невозможно увеличить степень удовлетворения потребностей хотя бы одного человека, не ухудшив при этом положения другого члена общества. В современной науке такой подход к определению оптимальности называют Парето-оптимальным или Парето-эффективным. Это понятие позволяет решать широкий круг оптимизационных задач и оценивать изменения в обществе. В настоящее время термин «Парето-оптимальность» применяется в социологии, математике и механике.

В работе «Учение политической экономии» (1906) В. Парето отка зывается от кардиналистской теории полезности и заменяет ее ординалистской теорией. Согласно этой теории потребитель не может количественно измерить полезность блага. Он знает только, что предпочитает набор товаров А набору товаров В. Потребитель может классифицировать свои предпочтения по критериям «лучше», «хуже» или «эквивалентно». В. Парето отрицает также возможность межперсональной соизмеримости полезностей, поскольку полезность является субъективной оценкой, не подлежащей точному измерению.

Именно В. Парето ввел в экономическую науку такие понятия, широко используемые в современной теории потребительского выбора, как «кривые безразличия», «карта безразличия», «бюджетная линия», «коробка Эджуорта» (графическая диаграмма, демонстрирующая возможности взаимовыгодного обмена между двумя индивидами).

По мнению В. Парето, если экономика близка к состоянию совершенной конкуренции, то оптимальное состояние означает достижение конкурентного равновесия и достиг ается автоматически. Следовательно, государственное вмешательство в экономику не нужно. В условиях, когда нет совершенной конкуренции, для достижения оптимального состояния государство должно регулировать распределение ресурсов с помощью налогов и других инструментов и компенсировать действие факторов, препятствующих конкуренции.

8.6. Кембриджская школа, идеи Дж. Кларка и А. Пигу.

Основателем кембриджской школы маржинализма был Альфред Маршалл (1842–1924) – выпускник Кембриджского университета, профессор Бристольского и Кембриджского, преподаватель Оксфордского университетов, один из организаторов Королевского экономического общества (1890). В число его учеников входят А. Пигу, Дж. Кейнс и Дж. Робинсон.

Именно А. Маршалл ввел термин «экономикс» в своей шеститомной работе «Принципы экономикс» (1890), которая стала универсальным учебником, придя на смену трудам Дж. С. Милля. В работе «Промышленность и торговля» (1919) он иссле довал теорию монополистической конкуренции, предвосхитив теории Е. Чемберлена и Дж. Робинсон. В работе «Деньги, кредит и торговля», вышедшей в свет в 1923 г., А. Маршалл рассмотрел механизм превращения денежного дохода в расход.

Именно Маршалл впервые обосновал закон спроса снижением предельной полезности. Предельная полезность денег у Маршалла считалась постоянной, т. е. не учитывался эффект дохода. Позднее русский экономист Е.Е. Слуцкий сумел разделить эффект замещения и эффект дохода при изменении цены товара.

Важный вклад А. Маршалл внес в теорию эластичности спроса и предложения. Он впервые ввел эти категории в экономический анализ и выявил факторы, влияющие на эластичность. Большинство положений его теории вошли в современный курс микроэкономики. Благодаря А. Маршаллу в экономику прочно вошел графический метод анализа. Именно он впервые дал графическую интерпретацию равновесия спроса и предложения, именуемую иногда «крест» или «ножницы» Маршалла.

Ученый ра ссматривал изменение величины спроса при изменении цены как движение точки по кривой спроса и изменение в спросе, вызванное неценовыми факторами и приводящее к сдвигу самой кривой спроса. Переходя от индивидуальной кривой спроса к общей рыночной, он формулирует общий закон спроса: чем больше количество товара, которое подразумевается продать, тем ниже должна быть назначаемая на него цена, чтобы он мог найти себе покупателей, или, другими словами, количество товара, на которое предъявляется спрос, возрастает при снижении цены и сокращается при ее повышении.

Ценовая эластичность спроса показывает степень реакции спроса на колебания цены товара и измеряется отношением процентного изменения спроса к процентному изменению цены. Как было установлено А. Маршаллом, при прочих равных условиях, чем более высока цена товара, тем выше ценовая эластичность спроса на него. При этом спрос богатых, среднего класса и бедных на конкретный товар будет различаться по эластичности. На примере с зеленым горошком показывается, что наиболее эластичным будет спрос на товар широкого потребления со стороны бедных. Среди других факторов, влияющих на ценовую эластичность спроса, А. Маршалл выделяет степень необходимости товара потребителю (спрос на предметы первой необходимости ниже, чем на предметы роскоши), долю расходов на товар в бюджете потребителя, наличие товаров-заменителей, альтернативные способы употребления товара и время. Чем больше способов употребления товара и товаров-заменителей существует, тем эластичнее спрос. В долгосрочном периоде эластичность спроса выше, чем в краткосрочном. Если товар нужен срочно, человек покупает его, даже если цена повышается.

А. Маршалл вновь, после Ж. Дюпюи, открывает понятие потребительского излишка (выигрыша потребителя) и обобщает его применение. Он называет этим термином разницу между ценой, которую потребитель готов заплатить за товар, и ценой, которую он платит фактически. Потребители общественных благ, полу чающие их бесплатно, тоже используют выигрыш потребителя.

Анализ издержек производства А. Маршалл провел на примере средней по основным показателям, «репрезентативной» фирмы. К трем основным факторам производства (труду, земле и капиталу) он добавил фактор организации. Рассматривая теорию факторов производства, А. Маршалл сформулировал закон убывающей отдачи: с ростом объемов производства отдача от вновь вовлекаемых в производства факторов снижается, т. е. предельные издержки возрастают. Этот закон характерен для природных факторов производства и связан с истощением ресурсов. Например, в сельском хозяйстве происходит истощение почвы, что снижает предельную производительность земли. В производственных отраслях действует закон возрастающей отдачи: усовершенствование организации производства повышает эффективность использования затрат труда и капитала. Поскольку тенденции убывающей и возрастающей отдачи противодействуют друг другу, их влияние может уравновешив аться в некоторых отраслях, тогда действует закон постоянной отдачи.

Величина дохода от факторов производства, т. е. уровень ренты, заработной платы, процента и прибыли зависит от спроса и предложения на рынке ресурсов.

В отличие от Л. Вальраса, изучающего общее экономическое равновесие, т. е. макроэкономическую проблему, А. Маршалл анализирует задачу установления частичного равновесия на рынке отдельного товара с позиций микроэкономики. Его заслуга заключается в разработке теории о видах достижения равновесия в разных временных интервалах. Равновесие следует рассматривать только применительно к конкретному периоду. А. Маршалл выделяет равновесие в мгновенном периоде (рыночный день), краткосрочном, долгосрочном и очень долгом периодах.

В качестве примера достижения равновесия в мгновенном периоде А. Маршалл приводит ситуацию одного дня на рынке рыбы. Рыбу нельзя сохранить в свежем виде долго. Даже если спрос снижается, предложение рыбы не будет сок ращаться, что приведет к значительному падению цены. С другой стороны, когда спрос на рыбу в какой-то день оказывается очень большим, рыбаки не могут увеличить свой улов и предложение рыбы не растет. Это приводит к значительному росту цены. Равновесие на рынке при изменении спроса достигается только за счет изменения цены при постоянном объеме предложения.

В краткосрочном периоде, который по оценке А. Маршалла соответствует примерно одному-двум годам, предложение товара может изменяться, но только в определенных границах. В ответ на изменение спроса будет меняться и предложение. Изменение равновесной цены окажется не столь значительным, как в мгновенном периоде.

В долгосрочном периоде при изменении спроса можно будет произвольно менять объемы производства. Если сложится долгосрочная тенденция роста спроса на товар, то в эту отрасль будут направлены новые ресурсы. Предложение товара возрастет. Как изменятся при этом издержки производства, определить нельзя. В соответствии с законом убывающей отдачи факторов производства затраты могут расти по мере истощения ресурсов. Однако в связи с положительным эффектом масштаба рост объемов производства должен привести к снижению средних издержек. Таким образом, именно изменение издержек будет влиять на величину равновесной цены. Равновесие в долгосрочном периоде будет достигаться за счет изменения объемов производства.

Очень долгие периоды А. Маршалл связывает с вековыми изменениями условий спроса и предложения. При изменении спроса будут меняться факторы производства факторов производства.

А. Маршаллу удалось объединить основные положения классической теории с идеями маржинализма. Его называют первым представителем неоклассической экономической теории. В отличие от У. Джевонса и других представителей австрийской школы, он считал, что на формирование цены влияют не только потребности людей, т. е. предельная полезность, но и издержки производства. Это особенно проявляется при а нализе равновесия в долгосрочном периоде. В современной экономической теории, как и доказано у А. Маршалла, ценность товара определяется равновесием спроса и предложения.

По мнению ученого, экономическая теория должна иметь практическое применение, быть полезной как предпринимателям в принятии экономических решений, так и государственным деятелям. Исходя из анализа потребительского излишка, А. Маршалл определил последствия для общества от введения косвенных налогов, увеличивающих цену товара, и субсидий производителям, призванных привести к снижению цены. Он рекомендовал использовать субсидирование отраслей с возрастающей отдачей (что соответствует идее поддержки сельского хозяйства) и повышать налоги в отраслях с возрастающей отдачей.

Именно А. Маршалл впервые ввел понятие внешних эффектов. Внешние эффекты возникают, когда производство или потребление каких-либо благ порождает некомпенсируемые издержки или выгоды у третей стороны, не являющейся ни производителем , ни потребителем данного блага. Классическим примером отрицательных внешних эффектов служит загрязнение окружающей среды. Экономия на очистных сооружениях приводит к переносу издержек с предприятия на население, проживающее на окружающей территории. Частные издержки предприятия в этом случае превосходят общественные и не отражают всех затрат на выпуск товара. Производство товара и потребление ресурсов данной отраслью будет выше, чем необходимо с точки зрения эффективного распределения ресурсов.

Американский ученый Джон Бейтс Кларк (1847–1938) независимо от К. Менгера, Л. Вальраса и У. Джевонса сформулировал основные положения маржиналистской теории в своих трудах «Философия богатства» (1884) и «Распределение богатства» (1898). Его основной вклад в развитие экономической мысли связан с разработкой теории распределения. Дж. Кларк доказал, что доход каждого фактора производства равен его предельной производительности. Это правило выполняется в условиях совершенной к онкуренции. Заработная плата рабочего должна быть равна предельному продукту труда, а процент – предельному продукту капитала. Для доказательства своих выводов Дж. Кларк активно использовал графический метод. Исходной предпосылкой его теории является закон убывающей предельной производительности факторов производства (убывающей отдачи). Это не позволяет распространить выводы на ситуацию, когда из-за внедрения новых технологий растет предельная производительность капитала.

Теория распределения доходов позволила перенести мар-жиналистский подход потребительских рынков на рынки факторов производства.

Согласно теории Дж. Кларка, без государственного вмешательства доходы в экономике естественным образом распределяются справедливо, так, чтобы каждый фактор производства получил ту долю богатства, которую создал. Рабочий получает заработную плату, владелец капитала – процент, а предприниматель – прибыль, соответствующую вкладу в общий доход труда, капитала и предпринимательской способности соответственно. Ни один из занятых в процессе производства классов общества не может эксплуатировать другой и, следовательно, государству не следует перераспределять доходы.

Дж. Кларк впервые ввел разделение динамического и статического анализа. В качестве разделов экономической науки он предлагает рассматривать: общую теорию богатства, социально-экономическую статику и социально-экономическую динамику. Статическим, по мнению Дж. Кларка, является такое состояние общества, при котором производится постоянное количество одних и тех же благ одними и теми же способами. Статическое общество рассматривается как чисто теоретическая модель. В статических условиях ценности благ и доходы факторов производства принимают свои естественные значения. Теория распределения построена ученым именно для статической модели общества. В реальной ситуации все общества динамичны. Дж. Кларк выделил следующие виды изменений, приводящие к динамике экономической системы:

– повышение численности населения;

– рост капитала;

– улучшение методов производства (появление новых технологий);

– изменение форм промышленных предприятий (неэффективные формы организации производства заменяются на более производительные);

– увеличение потребностей населения.

В своих исследованиях Дж. Кларк ограничился решением статических задач, оставив теорию экономической динамики последующим исследователям.

Английский экономист А. Пигу (1877–1959) является одним из основоположников экономической теории благосостояния (наряду с В. Парето). В своих основных трудах «Богатство и благосостояние» (1912) и «Экономическая теория благосостояния» (1920) он приводит понятие общего благосостояния, его критерии и рассматривает причины, мешающие достижению максимального благосостояния.

Экономическая теория благосостояния призвана выработать политические рекомендации и предложить пути перехода от одного общественного состоян ия к другому, лучшему с точки зрения некоторых критериев. Ключевым вопросом этой теории является определения понятия общего блага и способов его измерения. Один из подходов предполагает, что общее благо является суммой индивидуальных благ всех членов общества, тогда индивидуальные блага должны иметь количественную оценку. Например, у А. Смита общее благо измеряется национальным богатством (национальным доходом), а индивидуальное благо – индивидуальным доходом. Такой подход использует А. Пигу. Другой подход предлагает В. Парето. Поскольку нельзя сопоставлять индивидуальные полезности разных людей, то нельзя и складывать полезности всех членов общества. Он определяет общее благосостояние как наилучшее из возможных (оптимальное) состояние системы. В настоящее время для многих конкретных задач было показано, что не существуют общие правила, позволяющие свести индивидуальные представления о благе к некоему общему благу.

Другим важным вопросом теории общественного благо состояния является поиск пути достижения максимального общего блага. В качестве такого пути может выступать рынок, голосование или централизованный механизм управления (диктатура).

А. Пигу определил благосостояние как максимум полезности. Для характеристики общего благосостояния, которая может быть количественно измерена, он предложил использовать национальный дивиденд. Следует, как он пишет в первом томе «Экономической теории благосостояния», «относить к национальному дивиденду все то, что люди покупают на денежные доходы, а также услуги, предоставляемые человеку жилищем, которым он владеет и в котором проживает» [16. С. 101].

А. Пигу сформулировал основной критерий достижения максимума благосостояния через оптимальное перераспределение ресурсов. Национальный дивиденд будет максимальным, если предельные чистые продукты, получаемые при различном использовании ресурсов, будут равны между собой. Казалось бы, это условие должно выполняться благодаря действию рыночных механизмов. Однако А. Пигу выделяет ряд причин, препятствующих достижению максимального национального дивиденда.

Серьезными ограничениями для свободного перемещения ресурсов (чтобы происходило выравнивание предельных чистых продуктов факторов производства) являются монополия и несовершенная конкуренция, а также трансакционные издержки, несовершенство информации, взаимозаменяемость продуктов, неделимость факторов производства, отсутствие суверенитета потребителей, невозможность разграничить локальный и глобальный оптимумы.

В соответствии с основными теоремами экономической теории благосостояния экономика без государственного вмешательства достигает эффективности по В. Парето, т. е. никто не может улучшить свое благосостояние без того, чтобы не ухудшить благосостояние кого-либо другого, если в ней присутствует полный набор рынков, совершенная конкуренция и достигается равновесие. Если бы выполнялись эти условия, государство могло бы не вмешиваться в экономику для обеспечения ее эффективности.

Названные А. Пигу причины, препятствующие достижению оптимального состояния, обусловливают необходимость государственного регулирования экономических процессов. В частности, в связи с существованием внешних эффектов государство с помощью налоговой политики должно участвовать в перераспределении ресурсов. Таким образом, А. Пигу обосновал необходимость государственного вмешательства в рыночную экономику.

Тема 9. РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В РОССИИ.

9.1. Экономическая мысль в России XVII–XVIII вв.

Развитие идей меркантилизма в России связано с именами А.Л. Ордин-Нащекина и И.Т. Посошкова.

Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащекин (1605–1680) – государственный деятель, советник царя Алексея Михайловича вошел в историю отечественной экономической мысли как главный составитель Новоторгового устава 1667 г., в котором нашли отражение многие положения меркантилизма. В уставе предписывалось взимание повышенных пошлин с иностранных купцов, причем только золотой или серебряной монетой. Вводились территориальные огран ичения для иноземных купцов: они могли вести торговлю только в приграничных городах и реализовывать только определенную продукцию, только оптом во время ярмарок. За товары, приобретаемые у персидских купцов, русским потребителям запрещалось платить золотом и серебром, чтобы драгоценные металлы не вывозились из страны.

Для поддержки отечественной торговли А.Л. Ордин-Наще-кин предлагал осуществлять объединение купцов в товарищества, поскольку крупным организациям проще конкурировать с иностранными торговцами. Российские торговые товарищества могли скупать у мелких торговцев их продукцию и выгодно реализовывать иностранцам. В уставе также предоставлялись некоторые льготы российским купцам, экспортирующим свою продукцию. А.Л. Ордин-Нащекин считал, что важно развивать отечественную промышленность, в том числе и для насыщения внутреннего рынка.

Иван Тихонович Посошков (1652–1726) – российский экономист, писатель, изобретатель. В качестве задачи исследования в своей осн овной работе на тему экономики «О скудости и богатстве» (1724) он поставил определение причин бедности страны и путей обогащения российского государства. И.Т. Посошков привел практические рекомендации, например предложил стимулировать вывоз российских товаров на мировой рынок и ограничить импорт, особенно предметов роскоши и товаров, которые могут быть произведены в стране. Ученый считал, что купцы должны иметь сословную монополию на торговлю. Уделяя особое внимание развитию торговли, он полагал, что источником прибыли может быть рост производительности труда. По его мнению, необходимо активнее развивать в России мануфактурное производство, в частности строить промышленные предприятия за счет средств государевой казны. В сфере оплаты труда он выделял как наиболее эффективную сдельную форму оплаты.

И.Т. Посошков считал, что государство должно контролировать цены и наказывать купцов, которые их завышают. Одной из причин бедности России ученый называл тяжелое положение крепостных крестьян. Он предлагал ограничить крестьянские повинности, ввести бесплатное обучение крестьянских детей, отменить государственную монополию на торговлю солью.

В 1765 г. по инициативе фаворита Екатерины II графа Григория Орлова в России была основана первая организация экономистов – Вольное экономическое общество. Среди его членов были представители физиократов Андрей Трофимович Болотов (1739–1833) и Дмитрий Алексеевич Голицын (1734–1803). Основная работа А.Т. Болотова «О разделении полей» (1783) содержала рекомендации по рациональному ведению сельского хозяйства (распределению посевных площадей и организации севооборота). Д.А. Голицын думал, что для успешного развития сельского хозяйства в России следует отменить крепостное право и предоставить крестьянам право арендовать или даже покупать землю у помещиков.

Александр Николаевич Радищев (1749–1802) причину экономической отсталости России видел в крепостном праве. Он признавал необходимым освобожден ие крестьян и наделение их землей. В работе «О стимулирующей роли торговли для промышленного развития России» он выступал за свободное развитие внешней торговли и регламентирование государством внутренней торговли. Источником богатства страны он называл труд, занятый в производстве и земледелии. Исследуя закономерности денежного обращения, Радищев предвидел угрозу инфляции и критиковал чрезмерный выпуск бумажных денег. Он писал, что государь, который деньги делает, есть вор общественный.

9.2. Экономическая мысль в России XIX – начала XX вв. Работы Н. Г. Чернышевского и И. М. Туган-Барановского.

Николай Гаврилович Чернышевский (1828–1889) выступал за отмену крепостничества и считал, что следует провести безвозмездную передачу помещичьих земель общинам крестьян и ликвидировать привилегии дворянства. В решении аграрного вопроса важную роль он отводил крестьянской общине. В работах «Капитал и труд» (1860), «Очерки политической экономии (по Миллю)» (1861), «Письма без адреса» (1862) он изложил свои экономические взгляды. Политическую экономию он определял как науку о материальном благосостоянии человека, в качестве основного метода исследования выдвинул метод гипотез, т. е. научную абстракцию.

Будучи сторонником трудовой теории стоимости, Н.Г. Чернышевский отрицал идею о том, что труд может быть товаром. Поскольку труд служит мерой стоимости, сам он стоимости не имеет. В условиях капитализма превращение труда в товар ведет к тому, что меновая стоимость товаров не совпадает с их стоимостью. Пока существуют капиталистические отношения, заработная плата рабочих будет снижаться и классовые противоречия обострятся. Он разработал «политическую экономию трудящихся» и утверждал, что для улучшения положения рабочих и роста производства должен быть установлен социалистический строй. На базе общинной собственности в России, по мнению Н.Г. Чернышевского, сразу возможно установление социализма, минуя стадию к апитализма.

В теории земельной ренты, в отличие от Д. Рикардо, Н.Г. Чернышевский доказывал существование не только дифференциальной, но и абсолютной ренты, образующейся на худших участках земли.

Связь экономических вопросов с этическими и социальными проблемами рассматривал Михаил Иванович Туган-Баранов-ский (1865–1919). В числе его работ: «Теоретические основы марксизма» (1905), «Социальные основы кооперации» (1916), «Политическая экономия. Популярный курс» (1919). В работе «Русская фабрика в прошлом и настоящем» (1898) приводится всестороннее исследование развития промышленности в России XVIII–XIX вв. и показана российская специфика. В работе «Периодические промышленные кризисы» (1894) использовано множество статистических данных, большой раздел посвящен анализу экономических процессов в Англии XIX в.

Основным нравственным критерием для общества М.И. Туган-Барановский считал принцип верховной ценности человеческой личности. Признание этого принци па всеми людьми позволит устранить классовые противоречия и сформировать объективную экономическую теорию. Трудовую теорию стоимости ученый объединил с теорией предельной полезности, считая, что обе теории «…находятся между собой в согласии, которое тем больше, чем в большей мере распределение народного труда подчинено хозяйственному принципу».[32] Теория предельной полезности объясняет субъективные причины ценности, а теория стоимости – объективные причины. Основой стоимости являются затраты труда. Субъективная ценность блага – от имеющегося количества этого блага, а его количество – от объема затраченного труда. В статье «Учение о предельной полезности хозяйственных благ как причина их ценности», опубликованной в 1890 г., М.И. Туган-Барановский сформулировал следующий вывод: «Если производство руководствуется основным хозяйственным принципом – стремлением к достижению с наименьшей затратой наибольшей пользы, то отношения предельных полезностей свободно производимых продуктов и их трудовых стоимостей равны».[33]

В оценке перспектив развития общества М.И. Туган-Барановский не соглашался с выводом К. Маркса о неизбежности отмирания капиталистических отношений. Рассматривая экономические циклы и кризисы, он сделал следующие выводы. Кризисные явления могут успешно преодолеваться капиталистической экономикой. С течением времени они повторяются, но нет предрасположенности к их углублению. Тенденция снижения нормы прибыли, выявленная К. Марксом, также не подтверждается. Напротив, развитие производительных сил вызывает повышение процента прибыли. Капитализм является вполне жизнеспособной системой, хотя и имеет недостатки в социально-нравственном плане. Капитализм превращает человека в раба вещей.

Для умножения общественного богатства М.И. Туган-Бара-нов ский предлагал использовать централизованное планирование. Объемы производства товаров должны рассчитываться государством исходя из условия пропорциональности предельных полезностей товаров их трудовым затратам. Цены следует устанавливать государству. Это обеспечит эффективное распределение ресурсов между отраслями экономики. Социализм, построенный с учетом этих правил, тоже не лишен недостатков в сфере нравственности.

Важнейшей социальной ценностью общества является свобода личности, а не социальное равенство. В условиях государственного социализма личная свобода будет ограничиваться. Обеспечить соединение принципов свободного труда и идей социализма может кооперация.

9.3. Математическая школа в экономике.

Владимир Карпович Дмитриев (1868–1913) – экономист и статистик, один из первых русских представителей математической школы. В своей основной работе «Экономические очерки. Опыт органического синтеза трудовой теории ценност и и теории предельной полезности», опубликованной в 1904 г., он провел математический анализ теории стоимости Д. Рикардо и предложил свое уравнение цены и систему уравнений, представляющих собой линейную систему «затраты – выпуск» с технологическими коэффициентами, связанными с затратами труда. Именно затраты труда В.К. Дмитриев считал определяющим фактором. Он вывел формулы по определению затрат живого и овеществленного труда по всему народному хозяйству. Впоследствии на основе этих идей В.В. Леонтьевым был разработан межотраслевой баланс. В.К. Дмитриев считал, что психологические факторы оказывают значительное влияние на принятие экономических решений, поэтому рыночная ценность товара отражает не только затраты труда, но и полезность товара для потребителя.

В 1911 г. была опубликована работа «Критические исследования о потреблении алкоголя в России», содержащая обширный статистический материал. В.К. Дмитриев провел анализ социальных условий, вызывающих рост потребления алкого льных напитков.

Евгений Евгеньевич Слуцкий (1880–1948) – российский экономист, математик и статистик, считается одним из создателей ординалистского подхода к оценке полезности благ. В опубликованной в 1915 г. в итальянском экономическом журнале статье «К теории сбалансированного бюджета потребителя» он описал возможность сравнения наборов благ потребителями на основе отношений предпочтения и построения их своеобразной иерархии от менее предпочтительных к более предпочтительным. Этот подход наряду с кардиналистским используется в современной теории потребительского выбора. Е.Е. Слуцкий активно применял математические методы в решении экономических проблем. Изучая теорию потребительского спроса, он вывел математические формулы, разделяющие реакцию потребителей на изменение цены на два эффекта: эффект дохода и эффект замещения. Выведенное им уравнение, известное в современной экономике как уравнение Слуцкого, имеет следующий вид:

эффект цены = эффект дохода + эффект замещения.

Эффект дохода – это доля изменения величины спроса на товар, цена которого снизилась, вызванная соответствующим увеличением реального дохода. Эффект замещения – это часть увеличения величины спроса на подешевевший товар, порожденная замещением других, относительно более дорогих благ (цена которых не менялась) данным товаром. Таким образом, была установлена зависимость функции полезности, описывающей предпочтения потребителей, от изменения цен и денежных доходов потребителей.

В работе «Сложение случайных величин как источник циклических процессов» (1927) он выявил функциональную зависимость циклических колебаний в экономике с разного рода погрешностями в ходе хозяйственного процесса.

9.4. Марксистская школа в России. Экономические взгляды В.И.Ленина.

В конце XX в. ведущей доктриной в российской экономической мысли становится марксизм. «Капитал» К. Маркса был первым переведен именно на русский язык (в 1872 г.). Представителями марксизма в России были П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановский, Н.И. Бухарин, В.И. Ульянов.

Петр Бернгардович Струве (1870–1944) считал, что марксизм представляет научное объяснение развития капитализма в России. В работе «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России» (1894) он сравнивал перспективы развития российской экономики с опытом США. За счет обширного внутреннего рынка в России может успешно развиваться обрабатывающая промышленность. Для этого необходимо создание разветвленной сети железных дорог, в том числе в Сибири. Развитие промышленности и сельского хозяйства должно осуществляться по американскому народно-хозяйственному типу. В книге «Марксовская теория социального развития» (1901) П.Б. Струве отверг лозунг о революционной диктатуре пролетариата и высказался в пользу постепенного реформирования существующего общественного порядка.

По его мнению, с помощью изменения правовых норм можно улучшить услови я жизни рабочих и смягчить противоречия капитализма.

Николай Иванович Бухарин (1888–1938) в книге «Политическая экономия рантье» (1914) критиковал школу маржинализма как идеологию буржуазии, интересы которой ограничиваются исключительно сферой потребления. Работа «Мировое хозяйство и империализм» (1915) содержала характеристику империализма и анализ различных форм концентрации капитала. Борьба за захват мировых рынков между великими капиталистическими державами ведет к военным конфликтам. Бухарин призывал к революции в России, осуждая путь реформ как примирение с капиталистическим миром. В работе «Экономика переходного периода» (1920) он провозгласил конец политической экономии и изложил основные идеи планового хозяйства при социализме.

Самым известным продолжателем идей марксизма в России является создатель Коммунистической партии и основатель Советского государства Владимир Ильич Ульянов (Ленин) (1870–1924). Среди множества его работ, посвященных экономи ческой теории марксизма, отметим: «Развитие капитализма в России. Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности» (1899), «Аграрная программа русской социал-демократии» (1902), «Марксизм и ревизионизм» (1908), «Империализм как высшая стадия капитализма» (1917), «Государство и революция» (1918).

Развивая марксистскую теорию воспроизводства капитала, Ленин сделал вывод о том, что производство средств производства должно опережать производство средств потребления. Соответственно развитие внутреннего рынка должно идти преимущественно за счет развития средств производства.

В работе «Империализм как высшая стадия капитализма» Ленин разработал теорию империализма, называя его последней, монополистической стадией капитализма, и выделил следующие признаки империализма:

– концентрация производства и капитала, формирование монополий;

– слияние банковского капитала с промышленным и создание финансовой олигархии;

– вывоз капитала;

– образование международных монополистических союзов капиталистов, делящих между собой мировой рынок;

– окончание территориального раздела мира.

По мнению Ленина, империализм является паразитическим, загнивающим и умирающим капитализмом и должен завершиться пролетарской революцией.

Ленин создал учение о необходимости переходного периода от капитализма к социализму как периода революционных преобразований. Движущей силой этих преобразований должна стать диктатура пролетариата. Ленин предложил первые необходимые мероприятия социалистической революции в сфере экономики. Следует ликвидировать частную собственность на средства производства и заменить ее общественной собственностью. Это устранит экономическую основу эксплуатации человека человеком. Основой государственного управления является централизованное планирование. Важнейшим принципом социалистического хозяйствования является выдвинутый Лениным принцип демократического централизма, т. е. соч етание централизованного государственного управления с оперативной самостоятельностью предприятий и творческой инициативой трудящихся масс. Этот принцип предполагает отказ от стихийного рыночного саморегулирования. Государственные планы должны носить директивный характер и сочетать перспективное и текущее планирование. Чтобы планы могли заменить рыночные механизмы регулирования спроса, предложения и цен, эти планы должны быть научно обоснованы. Следует систематически проверять степень их выполнения.

Ленин подчеркивал приоритет политики над экономикой и считал, что к любому хозяйственному вопросу следует подходить политически правильно, т. е. укрепляя власть трудящихся под руководством Коммунистической партии и способствуя победе социализма. Он отводил государству репрессивную роль, говоря, что в период перехода от капитализма к коммунизму репрессия необходима.

В вопросах организации труда Ленин большое значение придавал факторам роста производительности труда, необходим ым для перехода к коммунизму. Он выдвинул идею о том, что заработная плата рабочего должна зависеть не только от индивидуальных затрат труда, но и от результатов работы всего коллектива предприятия. Материальные стимулы к труду должны дополняться моральными. Ленин предлагал активно использовать для стимулирования роста производительности труда социалистическое соревнование.

В работе «Государство и революция» Ленин развивает теорию о двух фазах коммунистического общества: социализме и коммунизме. Он отмечает, что эти фазы имеют как общие черты, так и различия. Экономической основой и социализма, и коммунизма является общественная собственность на средства производства. При социализме обеспечивается распределение предметов потребления в зависимости от затрат труда каждого члена общества. Постепенно на основе распределения по труду создаются предпосылки для перехода к коммунистическому принципу распределения по потребностям. Основными классами при социализме, по мнению Ленина, явл яются рабочие и кооперированные крестьяне. Имеется также прослойка интеллигенции. При коммунизме все классовые различия исчезают и общество становится классово однородным.

Разработанная Лениным новая экономическая политика (НЭП) предусматривает: невозможность непосредственного перехода от экономики переходного периода к коммунизму, необходимость использования отдельных рыночных элементов в социалистической экономике (рынка, торговли, мелкого и среднего частного капитала под контролем рабочего класса), работу государственных предприятий на принципах хозрасчета и самоокупаемости, материальную заинтересованность рабочих в результатах своего труда, экономический союз рабочего класса со средним крестьянством.

9.5. Отечественная экономическая мысль XX в. в трудах А.В.Чаянова, Н.Д.Кондратьева и Л.В.Канторовича.

Александр Васильевич Чаянов (1888–1937) рассматривал вопросы организации сельского хозяйства. Его основными трудами являют ся: «Природа крестьянского хозяйства и земельный режим» (1918), «Организация крестьянского хозяйства» (1924), «Методы составления организационных планов крупных сельскохозяйственных предприятий в условиях советской экономики» (1928). Он изучал мотивацию деятельности крестьянской семьи и разработал модель безнаемного семей-но-трудового крестьянского хозяйства. Крестьянин, работая на самого себя, может определить оптимальное с его точки зрения время и интенсивность труда. Он будет соотносить напряженность годового труда со степенью удовлетворения потребностей семейного крестьянского хозяйства.

Семейно-трудовая теория А.В. Чаянова позволяет объяснить некоторые парадоксальные факты в поведении крестьян. Сельскохозяйственный инвентарь, позволяющий облегчить труд крестьян, часто не пользовался у них спросом, и новое оборудование продавалось с трудом. Поскольку трудовые ресурсы крестьянской семьи могут быть использованы только для ведения сельского хозяйства, то снижение количества тр удовых усилий за счет применения нового инвентаря не увеличивает доходов крестьянской семьи и требует дополнительных затрат на приобретение этих инструментов. Крестьянские хозяйства, имеющие мало земли, часто готовы платить за дополнительные земельные участки арендную плату выше, чем размер капитализированной земельной ренты. Такое не логичное на первый взгляд поведение объясняется стремлением использовать свободные трудовые ресурсы семьи и увеличить доходы хозяйства. За счет «самоэксплуатации» и повышения интенсивности своего труда крестьянские хозяйства способны платить очень высокие проценты по займам. В этом А.В. Чаянов видел источник исключительной устойчивости крестьянского хозяйства.

А.В. Чаянов исследовал развитие крестьянского хозяйства в связи с изменением численности и половозрастного состава семьи. Под действием демографических факторов меняется число работников и иждивенцев в крестьянских семьях и, следовательно, их объем хозяйственной деятельности. Молодая крестья нская семья с малолетними детьми не в состоянии произвести много сельскохозяйственной продукции и получить высокий годовой доход. Когда дети подрастают, число работников в семье увеличивается и их хозяйство расширяется. Семья может приобретать новые средства производства и арендует дополнительные земельные участки. Наибольших масштабов сельскохозяйственного производства достигает взрослая семья с большим числом работников (когда все дети могут работать). Семья становится зажиточной и может вкладывать средства в приобретение машин. Выросшие дети создают свои семьи и выделяются из состава семьи своих родителей. Молодые семьи начинают новый цикл.

На основе анализа опыта развития аграрного сектора России и ряда зарубежных стран А.В. Чаянов выделил два перспективных типа развития сельского хозяйства. Первый тип он связывал с американским фермерским капитализмом. Второй путь А.В. Чаянов видел в становлении «кооперативной коллективизации» в условиях социалистического хозяйства. Он рас смотрел историю развития сельскохозяйственной кооперации. Кооперация позволяет обеспечить эксплуатацию оптимальных по размерам земельных участков, т. е. участков такой площади, на которой ведение хозяйства возможно с минимальными затратами. А.В. Чаянов выдвинул идею местных агроиндустриальных комбинатов и считал, что по каждому виду сельскохозяйственной культуры можно вычислить оптимальный радиус сбора сырья и определить, в каком месте следует размещать перерабатывающее предприятие.

Для анализа пространственной организации рынка товара А.В. Чаянов предложил использовать метод изоцен. Изоцены – это линии на карте, соединяющие точки поверхности, имеющие одинаковые цены на этот продукт. Он провел анализ рынка ржи с использованием изоцен.

Николай Дмитриевич Кондратьев (1892–1938) исследовал экономическую динамику и является создателем теории больших циклов конъюнктуры (длинных волн Кондратьева). Он считал, что существуют объективные закономерности разви тия экономики и основной задачей экономической науки является выявление этих закономерностей. По его мнению, наличие устойчивых закономерностей связано с законом больших чисел. Н.Д. Кондратьев написал следующие работы: «Основные учения о законах социально-экономического развития» (1913), «Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции» (1922), «Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны» (1922), «Проблемы научного предвидения» (1927), «Динамика цен промышленных и сельскохозяйственных товаров» и др.

Н.Д. Кондратьев был учеником М.И. Туган-Барановского. Он полагал, что экономическое развитие страны определяется возможностями сельскохозяйственного производства и выступал против ускоренной индустриализации. Социализм Н.Д. Кондратьев считал экономически неосуществимым. По идеологическим соображениям в 1930 г. он был арестован и в 1938 г. за антисоветскую агитацию приговорен к расстрелу.

Основным научным достижением Н.Д. Кондратьева, принесшим ему международную известность, является разработка теории больших циклов конъюнктуры. Исследовав изменение индексов цен на товары, величины заработной платы, курсов ценных бумаг, банковских депозитов, добычи и потребления угля и ряда других переменных, ученый выявил определенные закономерности. Анализ проводился по данным Англии, Франции, Германии и США за период с конца XVIII в. по 20-е гг. XX в. С периодичностью в 50–60 лет повторялись изменения экономической конъюнктуры. Экономический рост в период с конца 1780-х по 1810-е гг. сменился спадом, продолжавшимся до 1840 гг., затем с 1844–1851 по 1870–1875 гг. наступил подъем в экономике. В период 1870–1875 гг. экономика вступила в фазу спада, продлившуюся до начала 1890-х гг. Подъем в экономике (повышательная волна цикла) проходил с 1891–1896 по 1914–1920 гг. и затем вновь сменился спадом (понижательной волной цикла).

По результатам проведенных исследований Н.В. Кондратьев пришел к следующим выводам, которые были опубликован ы в статьях «Большие циклы конъюнктуры» (1925) и «К вопросу о больших циклах конъюнктуры» (1926). Перед началом повышательной волны появляется много технических изобретений. Накопленные запасы капитальных благ в этот период высоки, и предложение капитала превосходит спрос на него со стороны потенциальных инвесторов. Цена капитала низкая, что создает благоприятные условия для инвестирования и массового внедрения новых изобретений. Происходит оживление внешнеторговых операций. Усиление конкуренции на мировом рынке приводит в период повышательной фазы к серьезным международным конфликтам (войнам), а усиление социальной напряженности внутри страны может вызвать революции. С течением времени свободные запасы капитала будут исчерпаны и спрос на капитал превысит его предложение. Цена капитальных ресурсов вырастет, инвестиции сократятся и наступит понижательная волна цикла. В этот период характерна длительная депрессия в сельском хозяйстве. Экономический спад стимулирует производителей снижать издержки производства за счет новых технологий и материалов. Появляются новые технические изобретения. Из-за низкого потребительского спроса становится невыгодно инвестировать средства в расширение производства и спрос на капитал значительно снижается. Одновременно сбережения увеличиваются и происходит постепенное накопление запасов капитала. Снижение цены капитала создает условия для нового экономического подъема. Начинается новый цикл. Прогноз Н.В. Кондратьева об экономическом кризисе в начале 1930-х гг. полностью подтвердился.

Лауреат Нобелевской премии Леонид Викторович Канторович (1912–1986), российский математик и экономист, является основоположником теории линейного программирования. В 1942 г. вышла в свет его работа «Экономический расчет наиболее эффективного использования ресурсов», посвященная применению математических методов в экономике для решения задач рационального использования промышленных материалов. Предложенная Л.В. Канторовичем постановка и алгоритм решения транспортной задачи позволяет найти оптимальный план перевозки однородного продукта из пунктов производства в пункты потребления с минимальной суммой затрат на доставку. Л.В. Канторович разработал новый подход к производственному планированию. Он создал модели, позволяющие выбрать такой метод производства данного товара и такую комбинацию факторов производства, при которых можно достичь максимального объема выпуска продукции. В своих трудах Л.В. Канторович сформулировал математическую постановку ряда проблем планирования производства и транспортировки товаров.

Для социалистического хозяйства, по его мнению, наиболее характерна проблема оптимизации решений в целом, т. е. для всей системы взаимосвязанных объектов. Это делает необходимым использование методов и моделей линейного программирования. В работе «Математические методы организации и планирования производства» (1959) основной задачей производственного планирования Л.В. Канторович называет нахождение оптимал ьного ассортиментного плана при наличии различных способов (технологий) и ограничений. Общая постановка экстремальных задач с ограничениями применима к решению таких задач, как рациональный раскрой материалов, распределение посевных площадей, использование ограниченных ресурсов в строительстве. Все эти задачи успешно решаются с использованием математических методов.

Методы оптимизации применялись при составлении планов предприятий и решении отдельных производственных задач. Оптимизация использования сырья получила значительное применение в сфере переработки руд цветных металлов, минеральных удобрений, в результате сократилось время обработки и возросла выработка продукции. Положительные результаты дало использование оптимизационных методов в определении мест размещения буровых скважин и организации работ по бурению. Большое применение методы оптимизации нашли в решении транспортных задач, что позволило, в частности, сократить расходы на грузоперевозки и оптимизировать потоки па ссажиров. Министерство морского флота СССР и Министерство рыбного хозяйства СССР активно оптимизировали работу морских судов.

В 1960-х гг. активно развивалась экономическая кибернетика. Оптимизацию начали применять не только для решения конкретных производственных задач, но и в отраслевом планировании, при разработке перспективных отраслевых планов, расчете перспектив развития и размещения отдельных отраслей народного хозяйства и многоотраслевых комплексов.

Как отмечал Л.В. Канторович, «математические методы также существенно повлияли на экономическую теорию – обогатили ее новыми средствами анализа, способствующими продвижению ряда основных проблем экономической науки социалистического общества» [18. С. 13].

В 1975 г. Л.В. Канторович стал первым и пока единственным российским лауреатом Нобелевской премии по экономике за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов. Он воспитал целое поколение российских эконометриков и создал научную экономико-математическ ую школу.

Тема 10. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКЕ.

10.1. Общая характеристика институционализма.

Рождение институционализма как особого течения экономической мысли можно датировать достаточно точно. В 1898 г. его основоположник Т. Веблен опубликовал свою статью «Почему экономика не стала еще эволюционной наукой?», которая содержала положения новой научно-исследовательской программы. В 1899–1990 гг. он продолжил разъяснять основные ее установки в серии статей под общим названием «Предрассудки экономической науки» и одновременно предпринял попытку реализовать собственную программу в своем труде « Теория праздного класса». Название нового направления экономической теории связано с признанием его создателями и последователями важности наряду с материальными факторами духовных, моральных, правовых и других переменных, рассматриваемых в историческом контексте в качестве первичного элемента движущей силы общества в экономике и вне ее. При этом объекты исследования (институты) не подразделяются на первичные и вторичные и не противопоставляются.

Суть институционализма отражена в трех характеристиках, относящихся к области методологии.

1. Неудовлетворенность высоким уровнем абстракции, присущей неоклассике, и в особенности статическим характером ортодоксальной теории цен. Это точно выразил теоретик и историк институционального направления П. Хомен: «Инсти-туционализм оспаривает ортодоксальную теорию по следующим положениям: он утверждает, что ортодоксальная политэкономия основана на дискредитированной гедонистической теории человеческого поведения; что ее основно й постулат об индивидуалистической конкуренции неверен и неточен и что ее центральная проблема об определении условий экономического равновесия основана на несостоятельной аналогии с физической наукой и предполагает статический взгляд на экономическую организацию в отличие от действительного процесса развития».[34]

2. Стремление к интеграции экономической теории с другими общественными науками, или «вера в преимущества междисциплинарного подхода». Институционалисты пытались подойти к анализу проблем современной экономической теории, применяя методы других социальных наук: социологии, политологии, права, психологии и др.

3. Недовольство недостаточной эмпиричностью классической и неоклассической теорий. Институционалисты, призвав к детальным количественным исследованиям, сосредоточили свое внимание на конкретике, что помешало создать им единую концепцию, и поэтому институционализм иногда называют «теорией без теории».

Термин «институционализм», который ввел в научный оборот У. Гамильтон, тесно связан с двумя понятиями: «институция», под которой понимают установление, обычай, порядок, принятый в обществе, и «институт» – закрепление обычаев и порядков в форме закона или учреждения. Разделение этих понятий весьма условно, поскольку в теориях институционалистов они имеют часто широкое и размытое содержание. Так, У. Гамильтон определяет институты как «…словесный символ, который применяется для обозначения совокупности социальных обычаев. Они означают преобладающий и постоянный способ мышления или действия, который стал привычным для группы или превратился для народа в обычай. В повседневной речи это аналог „процедуры“, „общего согласия“ или „договоренности“; на литературном языке нравы, народные обычаи, равно как денежная экономика, классическое образование, фундаментализм и демократия являются „институтами“… Институты устанавливают границы и формы человеческой деятельности. Мир обычаев и привычек, к которому мы приспосабливаем нашу жизнь, представляет собой сплетение и неразрывную ткань институтов».[35] Из данного определения видно, что этот термин охватывает достаточно широкий круг категорий и явлений, предопределяющих действия отдельных экономических субъектов и эволюцию экономики в целом.

Новое направление имеет много общего с исторической школой как на уровне методологических принципов, так и конкретной тематики исследований. Оба течения опирались на историзм и учет факторов социальной среды для обоснования путей экономического роста. Использование биологической метафоры для анализа развития общества и фокусирование внимания на роли насилия в капиталистическом предпринимательстве сближали Т. Веблена и В. Зомбарта, изучение цикличности экономических процессов – У. Митчелла и А. Шпитгофа. Внимание к р абочему вопросу, политико-правовым аспектам социальных движений, экономическому реформизму одинаково характерно для школы Г. Шмоллера и Дж. Коммонса.

Однако Т. Веблен достаточно критически отзывался об исторической школе. Он считал, что она сумела «дать лишь описательный обзор явлений, но отнюдь не генетическую характеристику развертывающегося [экономического] процесса… [и] полученные результаты едва ли можно назвать экономической теорией».[36]

В отличие от неоклассической теории, институционалисты пытались взглянуть на капиталистическое общество критически. По мнению Э. Жамса, Т. Веблен «убил оптимизм, который американцы видели в работах Дж. Кларка».[37] В работах Т. Веблена, Дж. Коммонса, У. Митчелла и других представителей даются отрицательные оценки ряду явлений капиталистической действительности.

Анализируя недостатки функционирования рыночной экономики, тенденцию монополизации, основоположники институционализма пришли к выводу о необходимости регулирующих мер со стороны государства – социального контроля, особенно контроля общества над бизнесом. Таким образом, в теоретическом плане они подготовили определенную почву для последующего распространения кейнсианства. Каждый из ранних институционалистов предложил собственный вариант контроля. Так, Т. Веблен выступал с программой передачи власти инженерно-технической интеллигенции с последующим контролем производства. Дж. Коммонс предлагал повысить роль государства и усилить его вмешательство в экономику, поскольку считал, что правительство сможет обеспечить баланс интересов различных групп и страт общества. У. Митчелл отстаивал возможность устранения кризисов, используя государственные расходы, выступал за организацию национального планирования.

В своем развитии институционально-с оциологическое направление прошло ряд этапов: классический, ранний, который также называют американским, так как его родоначальники и последователи проживали на территории США, послевоенный и обновленный, или современный.

10.2. Американский (ранний) институционализм.

Основными представителями американского этапа развития институционализма являются Т. Веблен, У. Митчелл, Дж. Коммонс, А. Берль, Г. Минз, У. Гамильтон, Э. Богарт, К. Паркер, П. Хомен, Р. Тагвелл и др. Наибольшего влияния эта школа добилась в период между двумя мировыми войнами благодаря вниманию, которое она уделяла анализу институциональных структур, регулирующих функционирование и развитие бизнеса.

Торстейн Веблен (1857–1929) является представителем социально-психологического (технократического) направления в институционализме. В своих основных трудах «Теория праздного класса» (1899), «Инстинкт мастерства и состояние промышленных умений» (1914), «Инженеры и сис тема цен» (1921), «Собственность отсутствующего» (1923) он прежде всего критиковал принцип рационального поведения – основной принцип неоклассической теории. В противовес ему Т. Веблен выдвинул теорию о роли инстинктов в экономико-социальном поведении человека. Он считал, что поведение человека зависит от инстинктов и привычек, причем человеческие инстинкты, наследуемые подсознательно, существенно отличаются от инстинктов животных. Т. Веблен выделил инстинкты труда, мастерства, праздного любопытства, родительский инстинкт, инстинкт себялюбия и инстинкт подражания.

Инстинкт труда и мастерства отделяет людей от животных. Инстинкт мастерства побуждает человека стремиться к совершенству в любом деле. Инстинкт праздного любопытства лежит в основе игр, и в частности, по Т. Веблену, в основе обмена. Праздное любопытство сопряжено со стремлением к знаниям, научным открытиям. Родительский инстинкт порождает коллективизм, а инстинкт себялюбия – индивидуализм.

Возникновению инстит утов, закрепляющих устойчивые образцы поведения в обществе, способствует инстинкт подражания. Т. Веблен утверждал, что людям в значительной мере свойственно стадное чувство, которое определяет их экономическое поведение. Отсюда характерное для людей демонстративное потребление, присущее им тем больше, чем они богаче. Люди, по мнению Т. Веблена, тратят значительные суммы денег, поскольку не хотят отстать от других в сфере потребления (эффект повального увлечения) или пытаются максимизировать престиж в глазах других (эффект Веблена). В современных учебниках экономической теории упоминание о Т. Веблене связано только с эффектом его имени.

Исходя из теории эволюции Ч. Дарвина, используя новые идеи в физиологии и психологии, он применил к экономике принцип эволюции общества как процесса естественного отбора институтов в процессе их борьбы за существование. Институты Т. Веблен определял как «результаты процессов, происходивших в прошлом, они приспособлены к обстоятельствам про шлого и, следовательно, не находятся в полном согласии с требованиями настоящего времени» [5. С. 202].

Экономические институты, характерные для своего времени, Т. Веблен подразделил на финансовые и производственные. Финансовые институты руководствуются инстинктами стяжательства. Именно через занятость в сферах деятельности, непосредственно связанных с крупной собственностью, проще попасть в праздный класс. В связи со свойственными институту праздного класса инерцией, стремлением к демонстративному расточительству и неравенством в распределении доходов этот институт задерживает экономическое развитие общества. «Финансовые слои, – пишет Т. Веблен, – имеют известную заинтересованность в приспособлении финансовых институтов… Отсюда более или менее последовательное стремление праздного класса направлять развитие по тому пути, который бы отвечал денежным целям, формирующим экономическую жизнь праздного класса» [5. С. 216].

Праздности и миру бизнеса Т. Веблен противопоставляет производительный труд и сферу индустрии. Он утверждал, что ускорение научно-технического прогресса приведет к возрастанию роли инженерно-технической интеллигенции (технократии). К ней он относил инженеров-менеджеров, выделяя их из числа тех, кто непосредственно организует процесс машинного производства, и рассматривая их как социальную объективацию мастерства и научной рациональности. Основная цель деятельности инженеров-менеджеров – оптимизация и повышение эффективности процесса производства. Т. Веблен полагал, что в результате социальных преобразований власть перейдет к специальному «комитету инженеров и техников», и «индустриальная система» перестанет служить интересам монополистов, а будет ориентирована на удовлетворение интересов всего общества.

В своем последнем труде «Абсентеистская собственность» Т. Веблен описал процесс расширения собственности на неосязаемые активы, отделенные от реального участия в производстве материальных благ. В этом произведении он снова критико вал «мир бизнеса» и без оптимизма смотрел на преобразование экономического строя общества, констатировав, что американский средний класс стремится подражать образу жизни «праздного класса».

Хотя идеи Т. Веблена не получили широкого распространения, особенно, если судить по современным учебникам экономической теории, необходимо признать его родоначальником двух направлений в экономической науке: институционального (изучающего влияние институтов на экономические процессы) и эволюционного (акцентирующего внимание на динамике процессов).

Уэсли Клэр Митчелл (1874–1948) – у ченик и последователь Т. Веблена, продолжил развитие идей своего учителя и стал родоначальником нового направления в институционализме: эмпирико-прогностического. Он подверг критике методологические принципы неоклассической теории, особенно модель рационального гедониста. По его мнению, «человек, который изучает забастовки и локауты, переменчивую фортуну деловых комбинаций, современные методы преодоления „потребительской инерции“, или бумы и депрессии, не подтверждает впечатлений об экономической рациональности, выраженной в теоретических трактатах».[38] У. Митчелл считал, что посредством анализа эмпирического материала можно выявить реального экономического субъекта – среднестатистического человека в его отношении к денежным институтам. В современной цивилизации искусство делать деньги значительно опережает умение их рационально расходовать. Особенно нецелесообразна трата денег в семейных бюджетах, где характер расходов часто определяется желанием превзойти других, а изощренные способы траты денег являются одним из важнейших путей самоутверждения в обществе, завоевания престижа.

У. Митчелл продолжил исследование и развитие выдвинутой Т. Вебленом идеи дихотомии промышленности и бизнеса, которая у него нашла отражение в разрыве между динамикой промыш ленного производства и динамикой цен. У. Митчелл пытался увидеть более глубокие, чем у неоклассиков, причины, вызывающие изменение цен. Он полагал, что противоречивые мотивы действий людей, занятых добыванием и расходованием, – главная причина этого процесса. «…Самое важное, что надо понять в деньгах, это – механизм денежного хозяйства, т. е. общественную роль высоко организованной группы денежных институтов и то, как они развивались со времен Средневековья, стали квазинезависимыми и оказывали обратное влияние на деятельность и умы их создателей».[39]

Собственные разработки У. Митчелла связаны, во-первых, с раскрытием влияния внеэкономических (психологических, поведенческих и др.) факторов на экономические (денежное обращение, кредит, финансы и др.) посредством изучения количественных показателей и установления закономерностей между ними на основе значительного массива статис тической информации и ее математической обработки. Во-вторых, он попытался обосновать концепцию бескризисного развития посредством различных вариантов государственного регулирования экономики.

Известность в США У. Митчеллу принесло возглавляемое им с 1920 г. Национальное бюро экономических исследований, которое занималось сбором и обработкой статистических данных, необходимых для прогнозирования экономических колебаний. Результатом деятельности в этом бюро стало признанное классическим исследование, дополненное переиздание книги «Деловые циклы». В 1920-х гг., а затем и в период Великой депрессии он выступал за активное государственное воздействие на экономику в области денежных, финансовых и кредитных факторов во взаимосвязи с социально-культурными проблемами и с учетом психологического анализа, а также активно участвовал в мероприятиях по восстановлению экономики.

Представители статистического течения институционализ-ма в 1920-е гг. в своем «Гарвардском барометре» стал и публиковать первые прогнозы экономического роста посредством построения кривых, представляющих средние индексы ряда показателей национального хозяйства. На основе эконометрических инструментов, которые позволили У. Митчеллу и его коллегам рассчитать длительность малых и больших циклов, они намеревались создать модель бескризисного развития экономики и предсказывать отклонения в динамике показателей, предотвращающих их спад. Средством смягчения циклических колебаний, по их мнению, должна стать организация национального планирования. Неудачный прогноз «Гарвардского барометра» в преддверии кризиса 1929–1933 гг. отразил несовершенство методологии исследований, но убедительно показал правильность необходимости социального контроля над экономикой.

Реформистская позиция У. Митчелла сближала его со взглядами Джона Ричарда Коммонса (1862–1945), развивавшего социально-правовое направление институционализма или юридический его вариант. Он был первым, кто написал специальную книгу «Институциональная экономика» (1934). В своем первом произведении, вышедшем в 1893 г., Дж. Коммонс выразил несогласие с маржиналистской индивидуалистической трактовкой распределения общественного дохода и игнорирования исторической изменчивости отношений собственности и прав личности, включающих в себя право на возможно более высокую долю в национальном продукте. Он констатировал рост монополистических тенденций в экономике и оправдывал существование профсоюзов как фактора, противостоящего и защищающего работников от давления крупного капитала. Дж. Коммонс, видя отрицательные последствия деятельности крупных корпораций, все же считал, что последние могут быть полезны в той мере, в какой способны смягчить остроту депрессии и наращивать масштабы производства. Поэтому на первый план он выдвигал поиск инструментов компромисса между организованным трудом и крупным капиталом, примирения экономических противоречий через взаимные действия, определив институциональную экономику как экономику к оллективных действий.

Коллективные действия в качестве институтов направляют и контролируют поведение людей. Неразрывно связанные с отношениями собственности, они определяют рамки и находят свое выражение через суды. Эволюционный характер экономической науки требовал изучения судебных решений за период развития капитализма, чтобы иметь ясное представление о способах ограничения индивидуальных действий коллективными. Другой задачей, требующей решения, Дж. Коммонс считал изучение истории экономических учений для определения того, каким образом в экономическую теорию проникли представления о коллективных действиях. Выполнению этих задач посвящены книги «Правовые основания капитализма» и «Институциональная экономика».

В своих ранних работах «Промышленная доброжелательность» и «Промышленное управление» он развивал идею социального соглашения рабочих и предпринимателей посредством взаимных уступок. С одной стороны, критикуя марксистское учение о классовой борьбе, он считал, ч то новый этап промышленного развития, связанный с ростом крупных корпораций, способствовал «диффузии капитализма в гущу широких масс народа»,[40] что привело к улучшению положения рабочего класса. С другой, он призывал капиталистов наладить «добрые отношения» с рабочими, перестать притеснять профсоюзы и признать за ними статус законной и необходимой составляющей зрелого промышленного общества. Значительное место в этой структуре Дж. Коммонс отводил политической системе, в частности избирательной и государственной. Он призывал голосовать за тех политиков, которые признают экономические требования профсоюзов, а исполнительную и судебную ветви государственной власти считал высшей инстанцией в классово-политическом арбитраже.

Дж. Коммонс понимал под институтами исторически сложившиеся и освященные юридическим авторитетом обычаи, уходившие своими корнями в коллективную психологию. Сформировавшись, действующие коллективные институты направляют поведение людей. Центральное место среди них Дж. Коммонс отводил «группам давления», т. е. крупным организациям (корпорациям, профсоюзам и политическим партиям), выражающим профессиональные интересы различных групп и страт общества. Он предложил собственную теорию стоимости, в соответствии с которой стоимость товарной продукции определяется как результат юридического соглашения коллективных институтов.

Другое важное понятие институциональной экономики – сделка, или трансакция. Каждая сделка приходит три этапа: переговоры, принятие обязательства и его выполнение. В процессе переговоров стороны сначала заявляют свои позиции, отражающие чаще противоположные взгляды, а затем стараются прийти к согласию – найти решение, удовлетворяющее обе стороны. Трансакционный процесс служит определению «разумной ценности», возникающей из согласия о выполнении в будущем условий контракта. Контракт – это «гарантия ожидан ий», без которой не может быть ценности. Дж. Ком-монс различает три типа сделок: торговые, рационирующие и управленческие. Наиболее распространенный тип сделок – торговый. Рационирующие сделки связаны с налогообложением, бюджетом, регулированием цен, решениями правления корпораций. Управленческие сделки отражают отношения субординации (подчинения) в организациях.

В концепциях Дж. Коммонса и Т. Веблена много общего, но там, где пессимист Т. Веблен видел нелепости и непримиримые конфликты, более оптимистически настроенный Дж. Коммонс находил постепенное возникновение «разумных обычаев и разумных стоимостей, под влиянием которых меняются сами институты».[41] Проводя различие между действующими предприятиями, цель которых – повышение эффективности производства, и функционирующими фирмами, занятыми заключением сделок, Дж. Коммонс считал возможным уравновешивание интересов индустри и и бизнеса. «Самое лучшее производственное предприятие – это такое, где технические факторы используются наиболее пропорционально благодаря усилиям менеджеров. Самая лучшая фирма – та, где правильно соразмеряются покупки и продажи путем рыночных сделок. Самый лучший действующий коллективный институт – тот, где в правильном соотношении находятся техника и бизнес».[42]

Адольф Берль (1895–1971) и Гардинер Минз (1896–1982) в 1932 г. опубликовали книгу «Современная корпорация и частная собственность», которая принесла им известность. Эти авторы, проанализировав большой массив статистических данных, пришли к выводу, который намечен в последних работах Т. Веблена, – о прогрессирующем отделении собственности от управления в крупных акционерных компаниях. Большинство собственников превратилось в пассивных инвесторов, а реальное управление предприятиями, по их наблюдения м, переходит к наемным менеджерам – профессиональным управляющим, которые могут осуществлять контроль над корпорациями в своих интересах. «Концентрация экономической мощи, отделенной от собственности, фактически создала экономические империи и передала эти империи в руки новой формы абсолютизма».[43] А. Берль и Р. Тавгвелл готовили тексты для речей Ф. Рузвельта, в которых проводилась идея, что перед лицом господства концентрированной власти менеджеров корпораций государство должно стремительно выйти на первый план и защитить общественные интересы.

В годы Великой депрессии институционализм мог занять ведущее место среди других направлений экономической науки и осуществить свои идеи, но заметного влияния на практику не оказал. Некоторые ученые считают, что причиной неудачи послужила политическая неискушенность, другие – их мнение более справедливо – настаивают, что этого не про изошло из-за отсутствия четких и понятых инструментов, которые помогли бы правительству справиться со сложившейся ситуацией. Такой вариант предложил Дж. Кейнс, последователи и интерпретаторы его концепции быстро завоевали господствующее положение в науке.

К концу 1930-х гг., после «кейнсианской революции», влияние институционалистов пошло на спад, однако заложенная ими традиция продолжила свое развитие. Резюмируя сказанное выше, следует отметить, что отличительными чертами раннего, американского, этапа развития институционализма являются ярко выраженная критическая направленность и обоснование необходимости социального контроля.

10.3. Развитие идей институционализма в трудах Дж. Гелбрейта, Ф.Перу.

Новый интерес к институциональным идеям возник в послевоенный период. Основной подъем его приходится на 1950– 1960-е гг. В этот период институционализм представляли такие известные экономисты, как Дж. Гэлбрейт, Р. Хейлбронер (теории технократического детерминизма), Ф. Перу, Ж. Фурас-тье (концепции социологического направления), Г. Мюрдаль, К. Виттфогель, У. Льюис (исследования проблем развивающихся стран). Характерной чертой данного этапа развития институционального направления является преобладание индустриально-технократического подхода. Истоки индустриальных концепций заложены в работах Т. Веблена. Однако в этот период институциональные концепции утратили прежнее критическое звучание. У многих институционалистов это проявилось в теоретической реабилитации большого бизнеса, поскольку с ним связывали научно-технический прогресс. Согласно институциональной концепции научно-техническая революция — величайший процесс, способный решить основные общественно-политические проблемы. В качестве основного носителя рациональности и движущей силы экономического прогресса выступают крупные корпорации, которые функционируют на основе императивов индустриализма.

В 1950– 1960-е гг. особой популярностью пользовалась идея о происходящей спонтанной трансформации капитализма, прежде всего за счет изменения природы крупных корпораций. Эти идеи были связаны, во-первых, с концепцией «революции управляющих» и, во-вторых, с учением демократизации собственности на капитал. Решающую роль приобрели понятия, представляющие социально-экономическую систему капитализма как качественно н овый этап – «народный капитализм», «общество всеобщего благоденствия» и др.

Государство, с точки зрения теоретиков институционализма, претерпело существенные изменения, вследствие чего основной целью его стало обеспечение благоденствия для всех членов общества. На этой основе получили развитие различные теории социального контроля, что наряду с идеей трансформации капитализма было характерно для институционального направления послевоенного периода.

Лидером этого этапа развития институционализма является экономист Джон Кеннет Гэлбрейт (1908–2006), который сыграл значительную роль в разработке политики «новых рубежей» при президенте Кеннеди. В число его основных произведений входят: «Американский капитализм», «Общество изобилия», «Новое индустриальное общество» и «Экономические теории и цели общества».

Изучая экономику нового индустриального общества на примере США, Дж. Гэлбрейт выделяет на основе технико-экономических факторов производства (наличие передов ой технологии и сложной организации) две качественно различные системы: планирующую и рыночную. Планирующая система состоит из тысячи корпораций, производящих около половины всех товаров и услуг негосударственного сектора, а рыночная включает в себя миллионы мелких фирмы, работающих в разных отраслях экономики. Различия между этими двумя системами заключаются в силе экономической власти, которую они имеют над ценами, издержками, потребителями и экономической средой. Основная власть в современном обществе сосредоточена в руках крупных корпораций или планирующей системы, поэтому последняя эксплуатирует рыночную, перекладывая на нее значительную часть своих издержек.

Главным элементом планирующей системы является «зрелая» корпорация. Основой крупной корпорации служит соединение передовой техники с массовым применением капитала. Дж. Гэлбрейт выделяет две стадии развития корпорации: на первой стадии доминирует предпринимательская корпорация, «которая по времени своего возникновения, размеру и простоте операций еще позволяет отдельному лицу, контролирующему капиталы, пользоваться единоличной властью…».[44]

В ходе развития фирмы индивидуальные предприниматели теряют исключительный контроль над корпоративной собственностью, и начинается вторая стадия развития корпорации. Власть в ней переходит к специальной группе людей, охватывающей специалистов производства и управления. Дж. Гэлбрейт назвал ее техноструктурой и включил в ее состав: «…ученых, инженеров, техников, специалистов по реализации, рекламе и торговым операциям, экспертов в области связей с общественностью, лоббистов, адвокатов и людей, хорошо знакомых с особенностями вашингтонского бюрократического аппарата и его деятельности, а также посредников, управляющих, администраторов».[45] Таким образом, власть в развитой, «зрелой» корпорации принадлежит именно им. Переход власти к техноструктуре привел к смене стратегии ее развития: максимизация прибыли перестала быть основной целью. Основные цели техноструктуры, по мнению Дж. Гэлбрейта, можно разделить на два класса: защитные, связанные прежде всего с сохранением своего положения в организации, и положительные, направленные на укрепление и расширение собственной власти.

По мнению Дж. Гэлбрейта, планирование – объективная необходимость современной промышленности. Фирма должна осуществлять контроль за продукцией, которую она продает, и продукцией, которую она покупает. При этом ей надо поставить на место рынка планирование. Потребность в планировании объясняется усложнением технологии производства, значительным увеличением капиталовложений в новую технику, повышением уровня требований к организации производства.

Идею замещения рыночного механизма промышленным планированием Дж . Гэлбрейт использовал для обоснования трансформации капитализма в новое индустриальное общество. Он считал, что основой и главным инструментом замены рынка планированием является развитая корпорация, а экономическую деятельность государства рассматривал как необходимый элемент, «венчающий здание планирования».

Вмешательство государство, по мнению Дж. Гэлбрейта, необходимо для решения важных проблем американского капитализма, в основе которых лежит противоречие между планирующей и рыночной системами. К последней он причислял малое предпринимательство, сельское хозяйство, образование, здравоохранение, транспорт и другие социальные сферы. Для решения этих противоречий был предложен проект реформирования американской экономики.

Важной задачей на первой стадии реформирования народного хозяйства является эмансипация убеждений, которая выражается в неприятии общепринятых норм, насаждающих культ потребления. На второй стадии предполагается осуществить эмансипацию государства. Главной задачей правительства Дж. Гэлбрейт считал проведение мероприятий, направленных на улучшение условий развития рыночной системы и уменьшение уровня ее эксплуатации плановой системой. Для этого необходимо осуществить ряд мероприятий: ввести регулирование цен, гарантировать минимальный уровень дохода, поддержку профсоюзных организаций, проводить льготную политику в обеспечении рыночной системы капитализма и др. Здравоохранение, городское строительство и транспорт Дж. Гэлбрейт предлагает перевести в государственный сектор.

Одновременно с действиями, направленными на развитие рыночной системы, он считает необходимым провести реформирование плановой системы путем введения прогрессивного налогообложения с целью сократить разрыв в доходах, мероприятий по стабилизации цен и заработной платы, межотраслевой координаций, национализации крупных военных компаний, борьбы с загрязнением окружающей среды. Политика в отношении плановой системы состоит в том, чтобы дисциплинировать ее цели и поставить на службу общественным задачам. Дальнейшее развитие эта концепция получила в теории конвергенции.

Среди французских сторонников институционально-социологического направления особого внимания заслуживает Франсуа Перу (1903–1987), который изложил свои идеи в работе «Экономика ХХ века». Основополагающим принципом хозяйственной жизни, по его мнению, является неравенство, существование которого объясняется рядом причин: различия в размерах производства и капитала, ассиметричность информации, принадлежность к разным сферам хозяйства. Неравенство приводит к делению всех экономических единиц на доминирующие и подчиненные. Первые принуждают вторые к сделкам и сотрудничеству на условиях, предлагаемых в одностороннем порядке. Следствием неравенства хозяйственных единиц является деформация экономического пространства. Одним из видов деформации, описанных Ф. Перу, является поляризация экономического пространства вокруг ведущей отрасли, которую он называет «полюсом роста».

«Отрасли-моторы» (химическая промышленность, машиностроение, электроника, атомная электроэнергетика и др.) как доминирующие единицы наделены мощным «эффектом увлечения». Они повышают масштабы и темпы экономической экспансии и изменяют структуру национального хозяйства. «Эффект увлечения» основан на взаимосвязи всех экономических единиц. Ф. Перу выделяет несколько способов воздействия «увлекающей» единицы на «увлекаемую»: посредством эффекта размеров (высокий спрос на ее продукцию и стимулирование роста ее производства), эффекта производительности (снижение цен на свои товары) и эффекта нововведений.

Деформация экономического пространства вокруг доминирующей единицы приводит к изменению формы и содержания связей между хозяйственными единицами, входящими в него. Попав в поляризованное пространство, каждая единица должна при принятии решений учитывать прямое и косвенное принуждение, оказываемое на нее доминирующей единицей. Это изменяет условия равновесия в данном пространстве. Его параметры отклоняются от параметров в других местах общенационального (или мирового) экономического пространства, становятся частично независимыми. В поляризованном пространстве хозяйственные единицы ведут себя как члены единого целого. Высшая экономическая единица, принимая решение, руководствуется наибольшим количеством известных параметров. Обладая достаточной властью для принуждения, единица уже на стадии выработки планов может повлиять на зависимые единицы, чтобы обеспечить наибольшую экономичность всей группе. Такую совокупность Ф. Перу называет макроединицей.

Предлагаемую концепцию Ф. Перу применяет не только к отдельным фирмам, но и отраслям национальной экономики, социальным группам, государствам. По его мнению, внутри макроединицы модифицируется природа и содержание конкуренции, последняя становиться коллективной и превращается в «борьбу-соревнование». Изменение природы конкуренции влияет на механизмы распределения ресурсов цен.

Домин ирующая единица – своеобразный «полюс роста», который вызывает «эффект агломерации» и объединяет различные видов деятельности в единое целое. «Полюса роста», обладающие сильным «эффектом увлечения», образуют зоны, или оси, развития в регионе или стране. Важнейшая задача экономической политики, по мнению Ф. Перу, состоит в создании таких «полюсов роста» и сознательном управлении средой распространения их эффекта. Концепция, разработанная автором, позволила ему сделать ряд выводов относительно практики планирования в условиях рыночной экономики:

– недостижимость сбалансированного роста;

– политика роста, проводимая как структурная, предполагает активное изменение пропорций в желаемом направлении;

– поскольку рост неравномерный, то структурная политика избирательна, ориентирована на приоритетные задачи.

Важная роль в системе доминирующей экономики отводится государству, которое не только проводит антициклическую политику, но и составляет и реализует долгоср очные программы развития максимально быстрыми темпами. Именно такая политика является залогом успеха гармонизированного роста.

Ф. Перу выделяет три принципа, на основе которых разрабатывается политика гармонизированного роста:

1) максимизация валового продукта и минимизация его колебаний;

2) уменьшение диспропорциональных соотношений между сферами экономики;

3) гуманизация последовательных состояний равновесия.

Теория всеобщей экономики, изображающая образ будущего, представляет собой развитие учения гармонизированного роста. Во всеобщей экономике люди подчиняют требованиям максимальной экономичности темпы роста, структуры производства и основные принципы организации хозяйства и общества, выраженные в разного рода правовых институтах, социальных режимах.

Для капиталистического хозяйства это означает преобразование природы прибыли, превращение ее в функциональный доход, а также изменение психологии предпринимателя, который будет стр емиться к удовлетворению не только корыстных мотивов, но и благородных побуждений. Государство усилит арбитражную функцию, общество будет заинтересовано в формировании типа хозяйства, в котором учитываются интересы каждого человека, всех членов общества без исключения, а не отдельных социальных групп или личностей. Ф. Перу обеспечил институционально-социологическому направлению во Франции ведущее место в экономической науке, а его идеи использовались при разработке принципов индикативного планирования.

10.4. Обновленный институционализм.

В конце 1960-х – первой половине 1970-х гг. институционализм столкнулся с рядом противоречивых процессов в экономике капитализма: с одной стороны – углубление социальных противоречий и структурный кризис, а с другой – резкое ускорение научно-технического прогресса и обострение рыночной конкуренции. Подход, который предложили инсти-туционалисты послевоенного периода, – вытеснение рынка всеохватывающим плани рованием, оказался неадекватным. Правительства ведущих промышленно развитых стран приняли рекомендации, разработанные сторонниками неоконсервативного направления.

В этой ситуации последователям инстититуционализма пришлось, во-первых, кардинально пересмотреть свои взгляды и попытаться совместить основные принципы собственной концепции с признанием ведущей роли рыночного механизма. Во-вторых, институционалисты в своих теориях стали больше внимания уделять позитивным началам, чем критическим. Уже в 1970-е гг. у институционалистов появился ряд позитивных разработок и были сделаны попытки их синтеза. В-третьих, представители обновленного традиционного институционализма стали стремиться включить в свои концепции некоторые элементы, присущие неоклассической теории (элементы кейнсианской концепции используются институционалистами уже продолжительное время). В настоящий момент инсти-туционализм можно сравнить со стержнем, вокруг которого группируются различные школы и направления, охва тываемые эволюционной экономической теорией. Если в США организационно оформленное течение институциональной экономической мысли существует давно, то «Европейская ассоциация эволюционной политической экономии» создана только в 1988 г.

Видным представителем современного институционализма и эволюционной экономической теории является Дж. Ходжсон.

Главную задачу эволюционной теории он видит в утверждении «совершенно иного пути восприятия и анализа экономических явлений, проистекающих из науки о жизни, а не из науки об инертной материи».[46] Иными словами, он предлагает заменить ключевой принцип неоклассической теории – механическую максимизацию при статических ограничениях, широком применении биологических идей.

Среди теорий экономической эволюции Дж. Ходжсон выделяет два магистральных направления: теории развития, к которым относит учение К. Маркса и его п оследователей, концепцию Й. Шумпетера и др., и теории генетики, представленные в работах А. Смита, Т. Веблена и др. Критерием разграничения указанных направлений является признание «генетического» кода, передаваемого от одного ступени развития к другому. Если сторонники теории развития отрицают этот факт, то приверженцы теории генетики признают его. «Эволюционный процесс является „генетическим“, поскольку некоторым образом вытекает из совокупности неизменных существенных свойств человека. Биологические гены – это одно из возможных объяснений, но альтернативы включают человеческие привычки, индивидуальность, сложившуюся организацию, социальные институты, даже целые экономические системы».[47]

В рамках теории развития, по мнению Дж. Ходжсона, можно выделить сторонников однолинейного, детерминистского развития (К. Маркс) и сторонников многолинейного, или поливариантного, развития (некоторые последователи К. Маркса). В рамках «генетического» направления он различает онтогенетическую линию, приверженцы которой говорят о неизменности «генетического» кода (А. Смит, К. Менгер и др.), и филогенетическую, предполагающую его трансформацию (Т. Мальтус, Т. Веблен). «Вторая линия эволюции предполагает развитие различных генетических правил посредством некоторого кумулятивного процесса обратной связи и последующего эффекта… Но в филогенетической эволюции не заложена необходимость конечного результата, состояния равновесия или покоя».[48]

Филогенетическая теория содержит два противоположных подхода: дарвиновский, который отрицает возможность наследования приобретенных признаков, и ламаркианский, предполагающий его. Современные исследователи Т. Веблена, по мнению Дж. Ходжсона, ближе к генетике в ламаркианском варианте, чем в дарвиновском. «…Т . Веблен явно считал, что агенты действуют целенаправленно. Этот упор на целенаправленность поведения противоречит его приверженности строго дарвинисткой интерпретации социоэкономической эволюции… Широко принято, что эта эволюция может быть ламаркианской, по меньшей мере в широком смысле: приобретенные признаки индивида могут наследоваться или имитироваться другими».[49] Современная эволюционная теория разрабатывается в рамках филогенетического подхода в его дарвиновской или ламаркианской интерпретации. «…Новая волна эволюционного моделирования имеет филогенетическое содержание, как правило, включая процесс отбора среди населения и фирм. Модели Нельсона и Фишера, например, рассматривают встроенную рутину фирмы как аналог гена. Таким образом, по некоторым ключевым аспектам „новая волна“ ближе к идеям Веблена, чем Шумпетера».[50]

Таким образом, с середины 1970-х гг. выявилось достаточно четко, что именно институционализм, ведущий начало от Т. Веблена, Дж. Коммонса, У. Митчелла, существенно преобразившись, сумел выступить той теоретической силой, которая объединила вокруг себя широкий спектр разнородных направлений, противостоящих неоклассицизму.

Тема 11. КЕЙНСИАНСТВО.

11.1. Основные экономические взгляды Дж. Кейнса.

В 1929 г. в США и ряде европейских стран начался глубокий экономический кризис, получивший название Великой депрессии. Из-за низкого платежеспособного спроса возникло затоваривание и кризис неплатежей, банкротство банков и резкий рост безработицы. В США, например, падение национального производства вдвое вызвало безработицу четверти трудоспособного населения. Согласно основным положениям классической политической экономии рынок как саморегулирующаяся система должен был обеспечить восстановление экономического равновесия в условиях полной занятости и полного объема производства. Однако этого не происходило, кризис продолжался. В этот период появляется новое направление в экономической науке, получившее название «кейнси-анство» по фамилии основоположника учения Дж. Кейнса.

Джон Мейнард Кейнс (1883–1946) – английский экономист, государственный деятель и публицист. Он был советником в составе правительства Великобритании, за свою деятельность удостоен титула пэра. Наиболее известная работа Дж. Кейнса – «Общая теория занятости, процента и денег» – была опубликована в 1936 г. и послужила обоснованием ряда экономических программ по выходу из Великой депрессии. Дж. Кейнс разработал конкретные рекомендации по антикризисной экономической политике. Он участвовал в создании Международного валютного фонда и Международного банка реконструкции и развития.

В отличие от классической теории все три рынка: денег, труда и товаров – расс матриваются вместе, а не каждый по отдельности. Дж. Кейнс считал, что существует единый рынок, где все взаимосвязано, поэтому ведущую роль он отводил макроэкономике и ее основному параметру – совокупному спросу. Современная макроэкономика во многом опирается на положения, разработанные Дж. Кейнсом.

По мнению Дж. Кейнса, сбережения в экономике часто не равны величине инвестиций, так как решения о сбережениях принимают домохозяйства, исходя в первую очередь из величины своего дохода, а решения об объеме инвестиций – фирмы, ориентируясь на величину ожидаемой нормы чистой прибыли на капитал. Следовательно, решения инвесторов и домохо-зяйств могут не совпадать, и рыночное равновесие нарушится. Дж. Кейнс опроверг закон Сэя, согласно которому предложение, обеспечивая людям доход, само порождает равный себе спрос. Сберегая часть заработанного дохода, люди снижают спрос, и он может стать ниже, чем предложение.

Дж. Кейнс ввел понятия мультипликатора дохода и инвестиционног о мультипликатора и вывел формулы для их определения. В работах «Трактат о денежной реформе» (1923), «Трактат о деньгах» (1930) он проанализировал вопросы валютного курса и золотого стандарта. Политика правительства должна ориентироваться на стабилизацию внутренних цен, а не на поддержание завышенного курса валюты. Автор предлагал отказаться от золотого стандарта денежной единицы.

Все экономические явления Дж. Кейнс подразделял на две группы переменных: независимые (склонность к потреблению, заработная плата, норма процента, предельная эффективность капитала) и зависимые (национальный доход, объем занятости). Задачей экономиста является определение количественных связей между этими группами явлений.

Основную причину кризиса Дж. Кейнс видел в недостаточном совокупном спросе. Он выдвинул принцип эффективного спроса. Низкий совокупный спрос может быть обусловлен ростом сбережений, опережающим рост инвестиций. Именно сбережения в теории Кейнса должны приспосабливатьс я к инвестициям, а не наоборот. Увеличение инвестиций вызывает рост располагаемых доходов, а следовательно, ведет к повышению сбережений. В классической теории считалось, что следует стимулировать рост сбережений как источник инвестиционных расходов. По мнению Дж. Кейнса, если удается сохранять высокий объем инвестирования, то сбережения образуются автоматически. В качестве условия достижения равновесия он назвал равенство сбережений и инвестиций.

Дж. Кейнс стал родоначальником современной теории занятости. В классической теории ставка заработной платы считалась гибкой. Ученый отмечает, что спрос на труд и предложение труда не регулируются ставкой заработной платы и величина заработной платы стабильна. Снижению уровня оплаты труда противодействуют профсоюзы и заработная плата должна превышать величину прожиточного минимума и обеспечивать воспроизводство рабочей силы, чтобы рабочие соглашались работать.

Если спрос на товары снижается, то согласно кейнсианск ой модели производители сокращают объем производства и соответственно увольняют часть рабочих. За счет возникшей безработицы на рынке восстанавливается новое равновесие. Цены и заработная плата остаются на прежнем уровне, а объем производства уменьшается. Дж. Кейнс доказал, что достижение общего равновесия возможно даже в условиях неполной занятости. Это означает, что равновесное состояние не всегда является оптимальным.

Уровень занятости определяется состоянием экономики в целом, а не только равновесием рынка труда, как считалось ранее. Уменьшение заработной платы, являющейся основным источником доходов, вызывает падение платежеспособного спроса, что, в свою очередь, ведет к снижению спроса на труд, т. е. безработице. Дж. Кейнс считал безработицу важной экономической проблемой и рассматривал в своей теории пути достижения полной занятости за счет стимулирования государством роста совокупного спроса.

Он привел обоснованные аргументы, опровергающие доктрину «laissez-fair е». Неспособность рыночной экономики автоматически восстанавливать равновесие и выходить из кризиса, по его мнению, обусловливает необходимость государственного регулирования. При этом усиление государственного вмешательства в экономику должно осуществляться в условиях демократического общества.

11.2. Роль сбережений и инвестиций в теории Дж. Кейнса. Теория мультипликатора.

Дж. Кейнс рассмотрел факторы, влияющие на величину потребительских расходов и размер сбережений.

Причины, мотивирующие людей сберегать или тратить доходы, он подразделяет на субъективные и объективные. В качестве субъективных причин для сбережения он называет: осторожность (желание иметь резерв на случай непредвиденных обстоятельств), предусмотрительность (откладывание денег на будущие расходы), расчетливость (желание получить проценты), гордость, скупость и др. Субъективными причинами для расходования средств являются: желание пользоваться жизнью, недальнови дность, щедрость, нерасчетливость, тщеславие и мотовство (страсть тратить деньги). К объективным причинам ученый относит изменение следующих факторов: покупательной способности единицы заработной платы, разницы между доходом и чистым доходом, ценности имущества, приносящего доход, предполагаемого отношения между будущим и текущим уровнями дохода.

Основным фактором, влияющим на величину потребительских расходов и доходов, является располагаемый доход. Для характеристики соотношения в доходе величин потребления и сбережения Дж. Кейнс ввел понятия средних склонностей к потреблению и сбережению. Средняя склонность к потреблению — это отношение потребительских расходов к доходам. Соответственно средняя склонность к сбережению — это отношение сбережений к доходам. Эти показатели определяют, как распределяется весь доход. Для выработки мер экономической политики важно знать, как изменятся потребительские доходы и сбережения при изменении дохода. Для установ ления этого Дж. Кейнсом вводятся предельные склонности. Предельная склонность к потреблению — это отношение изменения потребительских расходов к изменению доходов, а предельная склонность к сбережению — отношение изменения сбережений к изменению дохода. В сумме эти показатели всегда равны единице.

Влияние дохода на потребление и сбережение Дж. Кейнс формулирует как «…основной психологический закон, в существовании которого мы можем быть вполне уверены не только из априорных соображений, исходя из нашего знания человеческой природы, но и на основании детального изучения человеческого опыта, состоит в том, что люди склонны, как правило, увеличивать свое потребление с ростом дохода, но не в той же мере, в какой растет доход».[51]

Чем выше растут доходы, тем меньшая их часть направляется на потребление, и тем больше становится доля сбережений.

Помимо располагаемого дохода на величину потребительских расходов влияют следующие (экзогенные по отношению к доходу) факторы:

– накопленное людьми богатство (чем оно значительней, тем меньше стимулы к сбережению);

– уровень цен;

– потребительские ожидания относительно изменения цен и доходов в будущем;

– потребительская задолженность;

– налоги с потребителей.

Все эти факторы действуют разнонаправлено и их влияние в определенной мере взаимоуравновешивается. Решение о доле потребления и сбережения в доходе связано с привычками людей.

Функцию потребления (С) Дж. Кейнс представляет следующим образом:

С = а +bY,

где а — экзогенные переменные, т. е. не зависящие от величины дохода; в — предельная склонность к потреблению; У— доход.

В 1940-х гг. эта формула нашла фактическое подтверждение на примере статистических данных США.

По мнению Дж. Кейнса, с ростом доходов средняя скло нность к потреблению снижается и превышает предельную склонность. Согласно еще одному его выводу с ростом доходов предельная склонность к потреблению снижается. В настоящее время многие экономисты считают, что при изменении доходов предельная склонность к потреблению остается постоянной.

В период экономического роста доходы населения увеличиваются и, следовательно, растет доля сбережений в доходе. Это может привести к проблеме, называемой в современной экономической теории «парадоксом бережливости»: стремясь стать богаче в будущем, люди увеличивают сбережения, это снижает текущие потребительские расходы, падает совокупный спрос, а следовательно, сокращается производство и национальный доход, люди становятся беднее. В экономически развитых странах существует тенденция превышения объема сбережений над инвестициями, что приводит к спадам.

В классической теории экономический спад рассматривался как временное отклонение от равновесия. За счет снижения цен и заработной платы экономика должна быстро восстановить устойчивое состояние. В реальной ситуации этот процесс не может произойти мгновенно. За время, необходимое для восстановления, снижение производства и падение доходов населения будут способствовать усугублению спада. Дж. Кейнс объяснял спады последствиями длительности приспособления рынка к изменениям и неопределенностью будущей ситуации для экономических субъектов. Важную роль в возникновении спадов ученый отводит нестабильности объемов инвестиций. Основными факторами, определяющими объем инвестиционных расходов частных фирм, являются ожидаемая норма чистой прибыли, рассчитываемая как разница между ожидаемой нормой прибыли и налогами, и реальная процентная ставка.

Предельная эффективность капитала – это отношение прибыли, приходящейся на единицу вновь вводимого в действие капитального имущества, к восстановительной стоимости этого имущества. Прибыльность инвестиций вычисляют как разность между предельной эффективностью капитала и нор мой процента. При принятии решения об инвестировании средств учитывается ожидаемая доходность инвестиций.

Важной составной частью теории эффективного спроса является разработанная Дж. Кейнсом теория мультипликатора. Мультипликатором дохода, или инвестиционным мультипликатором, он называет множитель, показывающий, во сколько раз вырастет доход в ответ на увеличение инвестиций. Мультипликатор равен отношению изменения дохода к изменению инвестиций. Этот прирост дохода на величину в несколько раз большую получил название эффекта мультипликатора. Он обусловлен тем, что расходы одних людей обеспечивают доходы другим людям. Продавец инвестиционного товара, получив доход от его продажи, потратит часть этого дохода и, в свою очередь, обеспечит доход другим продавцам, которые тоже станут тратить деньги на потребление. Эта цепочка будет тем длиннее, чем выше предельная склонность людей к потреблению и ниже предельная склонность к сбережению. Дж. Кейнс установи л, что величина мультипликатора обратно пропорциональна предельной склонности к сбережению.

Эффект мультипликатора действует также в обратном направлении. Если инвестиции снизились на какую-то величину, то это приведет к падению национального дохода на величину в несколько раз большую. В ситуации полной занятости эффект мультипликатора приведет не к росту производства, а к усилению инфляции.

Дж. Кейнс ввел понятие «предпочтение ликвидности», которое характеризует стремление людей хранить часть своих сбережений в денежной форме. Наличные деньги нужны для финансирования текущего потребления. Помимо этого он считал, что наличность хранится для покупки ценных бумаг по выгодному курсу (спекулятивная функция). В соответствие со спекулятивной функцией ликвидности люди выжидают снижения курса ценных бумаг, чтобы приобрести их по низкой цене.

Ученый впервые показал, что спрос на деньги зависит от уровня процентной ставки. При повышении нормы процента спрос на деньги снижается. Существует такой уровень процентной ставки, ниже которого становится невыгодно вкладывать наличные средства в ценные бумаги (ловушка ликвидности). Пока уровень процентной ставки ниже этой величины, наличность держат на руках в ожидании роста процента.

Возможна ситуация, при которой из-за предпочтения ликвидности процентная ставка будет устанавливаться на уровне, более высоком, чем необходимо для достижения полной занятости. В стабильной экономике люди станут вкладывать средства в более доходные, хотя и менее ликвидные активы. В ситуации экономической нестабильности, когда будущее представляется слишком неопределенным, люди предпочтут более ликвидные формы сбережений или наличность, даже за счет потери доходности.

В качестве мер государственного регулирования особое внимание Дж. Кейнс уделял стимулированию совокупного спроса. В налогово-бюджетной политике следует увеличивать государственные расходы, в том числе активизировать государственное и нвестирование. Прямое государственное инвестирование должно быть дополнено формированием благоприятного инвестиционного климата для частных инвесторов. Возникновение бюджетного дефицита в период экономического спада, по мнению Дж. Кейнса, не является проблемой, бюджет не следует балансировать ежегодно.

В отношении мер кредитно-денежной политики Дж. Кейнс рекомендует осторожный подход. Снижение нормы ссудного процента может стимулировать инвестиции. Однако из-за ловушки ликвидности эффективность такой меры снижается.

11.3. Развитие кейнсианской теории Дж. Хиксом.

Джон Ричард Хикс (1904–1989) – английский экономист, лауреат Нобелевской премии (1972) за фундаментальный вклад в теорию всеобщего равновесия и теорию благосостояния. В работе «Стоимость и капитал» (1939) он предложил модель последовательных равновесных состояний, так называемую многопериодную модель, и попытался через механизм ожидания цен связать текущий и б удущий периоды.

Математическую интерпретацию и развитие идеи Дж. Кейн-са получили в работе Дж. Хикса «Господин Кейнс и „классики“. Попытка интерпретации», опубликованной в 1937 г. Построенная им модель в современной экономической теории известна как IS – LM-модель. В условиях равновесия на товарном рынке инвестиции равны сбережениям (I =S). Сбережения (S) представлены как функция от дохода (У), а инвестиции (I) – как функция от процентной ставки (i). Равновесие на денежном рынке предполагает, что предложение денег (М) равно спросу на деньги (L), являющемуся функцией от дохода и процентной ставки. В интерпретации Дж. Хикса модель Дж. Кейнса выглядит следующим образом:

S(У) =I(i);

М=L(У,i).

Первое уравнение определяет кривую IS как геометрическое место точек У и i, для которых выполняется равенство объемов инвестиций и сбережений (рис. 11.1).

Рис. 11.1. Модель Кейнса

Проблема модели Кейнса заключалась в том, что для определения объема инвестиций надо было знать процентную ставку: I =I (i). Процентная ставка зависит от дохода в соответствии с функцией ликвидности. Однако доход определяется как сумма потребительских расходов (С) и инвестиций: У = С+I(i), т. е. для его вычисления надо знать процентную ставку. Выход из замкнутого круга был предложен Дж. Хиксом: процентная ставка и доход в равновесном состоянии должны определяться одновременно. На графике (см. рис. 11.1), где по оси абсцисс откладывают значения У, а по оси ординат значения i, строят кривую IS путем переноса на ось абсцисс значений Ус графика S(У) и i с графика /(i) на ось ординат. Эту кривую называют кривой Хикса – Хансена.

Второе уравнение, описывающее равновесие на денежном рынке, определяет кривую LM как ге ометрическое место точек У и i, для которых выполняется равенство объемов денежной массы и спроса на деньги. Поскольку предложение денег определяется политикой центрального банка страны, то оно не зависит от процентной ставки, т. е. М = const. Для построения кривой LM по заданному значению дохода У0 находят L0 из графика L = L (У). Затем по значению L0 из графика L = L (i) устанавливают i0 и переносят на ось ординат, а по оси абсцисс откладывают У0. В итоге получают равновесную кривую LM для разных комбинаций У и i.

Объединяя на одном графике кривые LM и IS, имеют в точке их пересечения равновесные значения дохода и процентной ставки. Этот график в современной экономической теории называют крестом Хикса.

Каждому уровню цен соответствуют свои кривые LM и IS. Меняя значение цены (Р), можно получить итоговую кривую PY, описывающую одновременное равновесие и товарного, и денежного рынков. Она отражает взаимосвязь между уровнем цен и объемом сбыта продукции.

Тема 12. НЕОЛИБЕРАЛЬНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКЕ.

12.1. Общая характеристика неолиберальных идей.

Неолиберализм как самостоятельная альтернативная кейнсианству система взглядов на проблему государственного регулирования экономики сформировался в 1930-х гг. И в теоретических разработках, и в практическом применении неолиберальная концепция опирается на идею приоритета условий для неограниченной свободной конкуренции благодаря определенному вмешательству государства в экономические процессы. Однако, в отличие от Дж. Кейнса и последователей его теории – сторонников активного вмешательства государства в экономику, неолибералы считали, что государственное регулирование должно быть ограниченным, относительно пассивным и касаться главным образом институцио нальной структуры, влияющей на экономические процессы.

Они выступают за либерализацию экономики, использование принципов свободного ценообразования, ведущую роль в экономике частной собственности и негосударственных хозяйственных структур, ограничение вмешательства государства в экономические процессы. Сторонники неолиберальной концепции государственного регулирования экономики, вслед за Л. Эрхардом, считают, что конкуренция должна существовать везде, где возможно, а регулирование – только там, где необходимо.

Уже в 1930-х гг. в некоторых странах, имеющих развитую либеральную традицию, и как противовес доминирующей этатистской экономической идеологии – кейнсианству или фашизму, стали создаваться центры по выработке альтернативных мер государственного вмешательства в экономику, которые способствовали возрождению и практическому воплощению идей экономического либерализма. Наиболее крупные и известные центры неолиберализма сформировались в Великобритании: лондонская шко ла, представителями которой являются Ф. Хайек и Л. Роббинс; Германии – фрейбургская, или ордолиберальная, школа, лидерами которой были В. Ойкен и Ф. Бём, и группа сторонников концепции социального рыночного хозяйства – А. Мюллер-Армак, В. Рёпке, А. Рюстов, Л. Эрхард; в США – чикагская, или монетарная, школа, лидерами которой были Л. Мизес, М. Фридман, А. Шварц и др. Во Франции в число видных приверженцев неолиберальных идей входили М. Алле, Ж. Рюэфф и др.

С начала 1930-х гг. сторонники неолиберального направления предпринимали попытки сформулировать единую платформу. Это им удалось в 1938 г. на международной конференции, проходившей в Париже, которая была названа «коллоквиумом Липпмана» из-за созвучности одобренных на ней принципов неолиберализма с положениями изданной в том же году книги американского экономиста У. Липпмана «Свободный город». Суть принятых в Париже общих принципов неолиберального движения сводилась к провозглашению необхо димости государственного содействия в возвращении правил свободной конкуренции и обеспечении их выполнения всеми хозяйствующими субъектами. Условие приоритета частной собственности, свободы сделок и свободных рынков могло быть пересмотрено действиями государства лишь в крайних случаях, каковыми являются война, катастрофа, стихийное бедствие и т. д.

12.2. Неоавстрийская школа.

Наиболее видным представителем австрийской традиции, мыслителем, который противостоял интеллектуальному течению своего времени, ярым защитником либеральных ценностей и критиком социалистического мировоззрения является Фридрих фон Хайек (1899–1991).

Интерес к его идеям и австрийской школе в целом усилился в 1970-х гг., что можно объяснить действием ряда факторов:

– разочарованием в идеях социального реформизма в целом и осознанием значимости либеральных ценностей, особенно индивидуальной свободы;

– разрушением сложившегося в 1940—1960-е г г. консенсуса по проблемам социально-экономической политики, что связано с усилением сомнений в возможностях государства проводить политику, которая не подрывала бы эффективность рыночной системы, и осознанием противоречивости целей такой политики и конфликта их с основополагающими ценностями демократического общества;

– изменениями в воспроизводственном процессе, которые помогли осознать неустранимость проблемы ограниченности и эффективности использования ресурсов даже в условиях их неполной занятости и признать необоснованность претензий макроэкономического подхода на универсальность, даже при решении вопросов практической политики.

Основной посылкой познания в философской концепции Ф. Хайека является положение о принципиальной ограниченности человеческого знания, рассеянности его среди людей, каждый из которых обладает определенной долей этого знания. Большая часть такого знания носит интуитивный, неформальный характер. Это положение вытекает из реальной жизни.

Следствием этого является признание невозможности выработать объективную и полную картину мира и экономики, поскольку любая конкретная информация о системе, в том числе и экономической, всегда ограниченна и отражает только ее часть. Накопленные в обществе знания находят свое воплощение в привычных способах мышления и действия, традициях и нормах, которые передаются в процессе воспитания и воспринимаются как само собой разумеющееся. Однако эти устоявшиеся институциональные формы играют важную роль в обществе, его функционировании и развитии. Они формируют социальный порядок, который поддерживается и создается через целенаправленные действия людей, но является результатом спонтанной координации. Этот порядок, который Ф. Хайек назвал «расширенным», или «спонтанным», возникает в процессе эволюции, его существование не подчинено какой-либо цели, но он важен для достижения множества индивидуальных целей, которыми руководствуются люди и которые в совокупности никому не известны.

Ва жной частью органического социального порядка являются рынок и институты, на которые он непосредственно опирается, в частности институт частной собственности. Рынок как любой социальный порядок формируется естественным путем без какой-либо направляющей силы, однако от его существования зависит благополучие всего общества, в том числе и гарантии важнейшей социальной ценности – свободы личности. Поэтому главной целью экономической науки Ф. Хайек объявил исследование рынка как системы добровольного обмена.

Ф. Хайек как продолжатель традиции австрийской школы строит свою концепцию на основе следующих принципов: субъективизм (опора на оценки и представления отдельного человека), априоризм (наука основывается на аксиомах, которые получены интуитивно) и методологический индивидуализм (любые социальные явления являются производными от индивидуальных действий).

В центре внимания Ф. Хайека находится представление об экономике как системе координации и содержание базисных экономич еских понятий, в частности таких как «равновесие», «рынок», «цены», «конкуренция», «предприниматель».

12.3. Немецкий неолиберализм: ордолиберализм и теория социального рыночного хозяйства.

Неолиберальные идеи в Германии начали формироваться в 1930-е гг. и получили наибольшее распространение в послевоенный период, когда старый тоталитарный режим рухнул, а «меновое хозяйство» успело предстать в форме анархии и «черного рынка». Германия после Второй мировой войны потеряла четверть своей довоенной территории и была разделена на оккупационные зоны. Ее производство в начале 1948 г. едва достигало половины уровня 1936 г., что было обусловлено огромными людскими потерями, деморализованным войной и разрухой населением, многомиллионной армией беженцев, изношенным основным капиталом, разрушенной инфраструктурой, карточной системой и сохранением элементов нацистской системы управления. Произошла «потеря старого мира без приобретения нового, чувство ап атии и безысходности толкало к пренебрежению установленными нормами». Порядок в этих условиях был необходим. В этих условиях правящие круги Западной Германии обратили внимание на неолиберальные идеи, которые послужили идеологической платформой проводимых реформ.

В немецком неолиберальном движении 1940—1950-х гг. следует выделить две группы, взгляды представителей которых заслуживают особого внимания: ордолибералы, или фрейбург-ская школа, во главе с В. Ойкеном и Ф. Бёмом, и сторонники теории социального рыночного хозяйства, среди которых ведущей фигурой был А. Мюллер-Армак.

Ордолибералы предложили собственное учение о народном хозяйстве на основе синтеза идей новой, или молодой, исторической школы, неоклассической концепции и традиционного либерализма. Методологически это направление наиболее близко идеям новой исторической школы, которая рассматривает процесс общественного развития с точки зрения постепенных изменений, эволюции. Представители обоих течений испол ьзуют единую терминологию для характеристики хозяйственной жизни различных обществ: «порядки», «ступени» и «стили».

С неоклассическим направлением ордолиберализм роднит маржинализм, положения которого учитываются, но не используются в качестве важнейшего инструмента исследования. В центре внимания ордолибералов находятся не количественные, а качественные, институциональные проблемы, решение которых считается достаточной предпосылкой для устранения важнейших количественных диспропорций процесса воспроизводства.

У традиционного либерализма его немецкий вариант заимствовал идею индивидуальной свободы на основе укрепления и поощрения частной собственности на средства производства. В отличие от своих предшественников, которые оценивали хозяйственные процессы с микроэкономических позиций, ордолибералы акцент оценки перенесли на макроуровень, т. е. уровень экономики в целом.

Центральной идей нелиберальной концепции является признание важности активного воздействия госу дарства на институциональную матрицу хозяйственной жизни с целью создания надежных общих условий ведения рыночного хозяйства и жестких рамок для конкурентной борьбы.

Основанием ордолиберализма служит учение о двух типах хозяйственного (экономического) порядка (строя), которое представляет собой экономическую модификацию теории идеальных типов общественных систем М. Вебера. Ее автор В. Ойкен определяет экономический порядок как совокупность реализованных на практике хозяйственных форм, в которых протекает повседневный конкретный хозяйственный процесс. Он считает, что человеческому обществу на всем протяжении истории присущи два основных типа экономического строя: центрально-управляемое хозяйство и хозяйство обмена, чаще именуемое рыночной экономикой. Центрально-управляемое хозяйство, в свою очередь, он подразделяет на индивидуальное, или натуральное, и центрально-административное. Выделенные им чистые типы в конкретных условиях реализуются в различных формах, сочетающих в себе э лементы обоих типов и различающихся соотношением между ними.

По мнению ордолибералов, государственная экономическая политика должна быть направлена:

1) на формирование хозяйственного порядка или строя;

2) воздействие на процесс производства.

Первое предполагает регулирование деятельности монополий и содействие конкуренции, поддержание оптимального соотношения между частной и государственной видами собственности, прямыми и косвенными мерами вмешательства в экономику, установление правовых норм хозяйствования. Второе направление предусматривает весь комплекс государственных мероприятий, регулирующих экономический рост.

Основная идея ордолиберальной концепции заключается в том, что сильное государство ограничивается формированием и поддержанием экономического порядка, т. е. институциональной среды, а регулирование и ход хозяйственного процесса происходит спонтанно. Эта мысль закреплена в лозунге фрейбург-ской школы неолиберализма: «Государственное р егулирование хозяйственных форм – да, государственное планирование и регулирование хозяйственного процесса – нет!»

Центральное место в ордолиберальной доктрине занимает хорошо функционирующая система конкуренции, понимаемая как государственный институт, который необходимо оберегать от посягательств монополистов, поскольку именно их действия спровоцировали серьезный кризис, поразивший экономику западных стран в 1929–1933 гг. Реализацию антимонопольной политики должно осуществлять ведомство, состоящее из независимых экспертов-политиков.

В. Ойкен сформулировал принципы, на которых основан конкурентный порядок:

– неприкосновенность частной собственности;

– стабильность денежного обращения и национальной валюты;

– открытые рынки;

– свобода сделок и договоров;

– возложение материальной ответственности на тех, кто управляет деятельностью хозяйственных единиц, т. е. недопущение эффективных компаний;

– постоянство экономической пол итики.

Концепция ордолибералов получила признание среди предпринимательских кругов Западной Германии сразу после войны, однако она не могла быть полностью реализована по двум обстоятельствам:

1) требовалось более глубокое вмешательство в экономику, чем предполагали ордолибералы;

2) она не имела поддержки среди широких слоев населения.

Эти обстоятельства позволили другому варианту неолиберальной теории – концепции социального рыночного хозяйства – стать идеологией правящих кругов. Так, о создании модели социального рыночного хозяйства в качестве главной цели экономической политики было заявлено канцлером ФРГ К. Аденауэром в предисловии к работе В. Рёпке «Правильна ли немецкая экономическая политика?».

При разработке этой теории ее авторы опирались на постмарксистский анализ капитализма и исследования исторической школы. Сам термин «социальное рыночное хозяйство» впервые появился в 1947 г. в работе А. Мюллера-Армака «Регулирование экономики и рыноч ное хозяйство».

Теория социального рыночного хозяйства отличается от ордо-либерализма тем, что видоизменяет концепцию капитализма, заявляя о необходимости социального уравновешивания, выдвигая идею всеобщего экономического порядка и признавая возможность недостаточности или несостоятельности принципов рыночной системы, таких как провалы рынка или монополизация.

Основным отличием социального рыночного хозяйства от капитализма, по мнению А. Мюллера-Армака, является проводимая правительством активная социальная политика, подчиненная принципу «социальной компенсации»: «Социальным это рыночное хозяйство становится благодаря тому, … что вытекающее из процесса производства „функциональное распределение“ собственности превращается посредством социальной политики в общественно желательное „персональное“ распределение доходов».[52]

Главным инструментом «социально й компенсации» А. Мюллер-Армак считал прогрессивное налогообложение лиц с высокими доходами и перераспределение полученных средств в пользу менее имущих слоев в форме бюджетных дотаций на содержание детей, выплату квартплаты, строительство собственного жилья и т. п. Таким путем предполагалось уменьшить разрыв между высокими и низкими доходами. Предлагались и другие формы социальной политики, например создание развитой системы социального страхования и достойной человека инфраструктуры.

В 1950-е гг. положения теории социальной рыночной экономики были конкретизированы и дополнены лозунгами «благосостояние для всех» и «собственность для всех», выдвинутыми правящими партиями ХДС/ХСС. В 1965 г. Л. Эрхард на партийном съезде ХДС заявил о завершении в ФРГ программы создания социального рыночного хозяйства, превратившей страну в «оформленное общество».

Доктрина сформированного общества согласно Л. Эрхарду и его единомышленникам есть поиск лучшего естественного экономического по рядка, который возможно достичь через создание социального рыночного хозяйства. Осознавая невозможность автоматического функционирования последнего, В. Рёпке и Л. Эрхард признавали необходимым противопоставить любому проявлению анархии производства соответствующие меры государственного вмешательства, которые обеспечивали бы синтез между свободным и социально обязательным общественным строем. Роль государства сравнивается с положением арбитра (судьи) на поле: оно строго наблюдает за действием хозяйствующих субъектов в соответствии с определенными правилами, но не имеет права непосредственно участвовать в игре.

Тема 13. НЕОКЛАССИЧЕСКАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ.

13.1. Экономическая теория предложения.

Дефициты государственных бюджетов, рост инфляции, увеличение безработицы и другие негативные последствия экономической политики, основанной на рекомендациях упрощенной кейнсианской концепции, а также шоки предложения, связанные с нефтяным кризисом 1970-х гг., способствовали приходу к власти в западных странах политиков (Р. Рейган, М. Тэтчер), программы действий которых по исправлению ситуации были разработаны на основе рекомендаций экономистов неоклассического направления. Этот поворот к неоклассической парадигме в литературе получил назван ие неоклассической контрреволюции. Значительный вклад в это внесли следующие концепции: экономическая теория предложения, современный монетаризм и теория рациональных ожиданий. Рассмотрим основные положения каждого из перечисленных течений.

Экономическая теория предложения сформировалась в 70-х гг. ХХ в. усилиями американских экономистов: А. Лаф-фера, М. Фелдстайна, М. Боскина, П. Робертса, М. Эванса и представителей власти (сенаторов и конгрессменов США). Она популяризирована журналистами, придерживающимися неоконсервативных взглядов. В разработке и распространении основных идей этой теории большая роль принадлежит Американскому институту предпринимательства, который, по словам И. Стоуна, является «вашингтонской фабрикой мысли, которую можно считать ведущим источником консервативных идей» [2. С. 398].

Авторы экономической теории предложения опираются на идеи неоавстрийской школы (Ф. Хайек), теорию предельной производительности факторов производства (Дж. Кларк и Ф. Уикстид) и современный монетаризм (М. Фридман). Это течение оказало заметное влияние на формирование экономической политики администрации США в период президентства Р. Рейгана, правительств М. Тетчер в Великобритании и христианских демократов в ФРГ. Рекомендации разработчиков экономики предложения явились одним из источников «рей-гономики» и «тетчеризма».

Популярность теории экономики предложения обусловлена тем, что ее сторонники сумели дать достаточно убедительные ответы на вопросы, поставленные хозяйственной практикой, а также разработать и предложить конструктивные варианты решения многих актуальных в 1970-х гг. проблем экономики промышленно развитых стран Запада. Речь идет о стагфляции: одновременном нарастании негативных тенденций в области производства – затяжной рецессии, сопровождавшейся ростом безработицы, и потери контроля над инфляцией. В этой ситуации обнаружились явные признаки кризиса системы государственного регулирования экономики, опирающейся на принципы ке йнсианства, в частности неспособность действенно помочь эффективному освоению достижений технологического этапа научно-технической революции. Неоконсерваторы дали не только реалистичное объяснение этих явлений, они обосновали рекомендации, касающиеся перестройки экономической политики, остро поставив вопрос о необходимости серьезной трансформации всего хозяйственного механизма современной экономики.

Теория экономики предложения не представляет собой целостной, завершенной концепции, скорее это совокупность идей и эконометрических расчетов, на основе которых сформулированы практические рекомендации и предложения. Центральным пунктом этого идеологического конгломерата является утверждение, что аллокация и эффективное использование ресурсов имеют решающее значение для роста национального производства как в кратко-, так и долгосрочном периодах. Иными словами, сторонники экономики предложения продвигают мысль о необходимости переноса основного внимания с исследований совокупного спр оса, как у кейнсиан-цев или монетаристов, на изучение совокупного предложения, а следовательно, перехода к долгосрочному регулированию предложения факторов производства.

Почти все разделы теории экономики предложения строятся на одной и той же концептуальной схеме, которую можно назвать «подходом от противного». Сначала исследуются механизмы возникновения экономических проблем (высокий уровень безработицы, неуправляемая инфляция, низкая динамика воспроизводства и т. д.), причем акцент делается на выявление сил, которые деформируют рыночные процессы и снижают эффективность использования факторов производства (например, неправильная экономическая политика правительства, агрессивная деятельность профсоюзов и т. д.). Анализ таких механизмов ведется доказательно, с привлечением результатов обширных эконометрических исследований. Затем разрабатываются предложения по устранению выявленных препятствий, оказывающих негативное влияние на экономические процессы, например реорганизация сис темы государственного регулирования таким образом, чтобы более полно раскрыть рыночный потенциал экономики, повысить эффективность производства, добиться удовлетворительного решения острых народнохозяйственных проблем.

В теоретическом плане экономика предложения разработана на основе положений стандартной неоклассической теории: устойчивость предпочтений, модель рационального выбора, равновесные схемы взаимодействия. Она переносит на макроуровень принципы функционирования отдельного субъекта: потребителя или фирмы. Следовательно, на уровне экономики в целом не может быть незанятых ресурсов и уровень производства зависит от предложения капитала и труда. При такой интерпретации капитал – это прежде всего проблема сбережений, решение которой зависит от выбора людей между потреблением во временном разрезе; предложение труда – проблема выбора между трудовой деятельностью и досугом. Влияние государственной политики на выбор между указанными выше альтернативами стало предметом пристал ьного внимания сторонников экономической теории предложения.

Ее авторы считают, что имевшийся в прошлом рост влияния государства вызывал увеличение налогового бремени как в абсолютном, так и относительном выражении (в сравнении с величиной национального дохода), что привело к искажению свободного рыночного механизма. Логика рассуждений такова. Большая часть налогов сначала трансформируется в издержки производства, а затем перекладывается на потребителя в виде более высоких цен. Таким образом, налоги, по мнению сторонников экономики предложения, в отличие от кейнсианцев, которые считали их антиинфляционным инструментом, вызывают ускорение инфляции издержек, т. е. вбивается «клин» между величиной издержек и ценой товара. По мере роста государственного вмешательства в экономические процессы этот налоговый клин увеличивается, вызывая сокращение совокупного предложения.

Высокие налоги приводят и к другим отрицательным последствиям. Так, развитая система государственного соци ального обеспечения, финансируемая из бюджета, который формируется главным образом за счет налоговых поступлений, по мнению сторонников экономики предложения, считается основным фактором роста безработицы.

Во-первых, она способствует ослаблению стимулов поиска работы среди незанятого населения, что приводит к деформации рынка труда и увеличению естественной нормы безработицы.

Во-вторых, реализация различных государственных социальных программ приводит к повышению нагрузки на бюджет, что требует более высоких ставок налогообложения. Рост налогов на заработную плату означает уменьшение реальных доходов занятого населения, что снижает привлекательность труда по сравнению с досугом, так как эффект замещения больше эффекта дохода. Это служит причиной увеличения численности безработных, добровольно покинувших рабочее место из-за неудовлетворенности своими реальными доходами. Таким образом, распределение ресурсов становится неоптимальным, в частности искусственно занижается пр едложение труда. Из этого следует, что высокие налоги усиливают негативный эффект пособий по безработице и других форм социального обеспечения.

В-третьих, государственные расходы на социальные цели способствуют изменению соотношения между расходуемой и сберегаемой частями денежных доходов в пользу первой. С одной стороны, выбор между сегодняшним и будущим потреблением осуществляется в ситуации искажения налогами относительных цен на настоящие и будущие блага. С другой стороны, гарантия финансовой и иной помощи со стороны государства в пенсионном возрасте также способствует увеличению доли текущего потребления. Итогом этого является сокращение доли сбережений в совокупном доходе, уменьшении объема кредитных ресурсов и источников накопления, что вызывает замедление экономического роста и негативно влияет на занятость.

В-четвертых, проведение антициклической политики посредством стимулирования совокупного спроса, как предлагают кейнсианцы, может привести к дефициту бюджета , который категорически отвергают сторонники экономики предложения. Они советуют государству полностью исключить бюджетный канал непредвиденной инфляции, изменить предложение денег, не прибегая к дефициту. Они выступают за самостоятельную бюджетную политику, независимую от денежной.

Сторонники экономики предложения основательно разобрались в механизме отрицательного воздействия бюджетного дефицита на экономику. Покрытие дефицита государственными ценными бумагами приводит к негативным явлениям на финансовых рынках. Государство, стараясь не допустить ускорения темпов инфляции, размещает на них основную массу своих долговых обязательств, и тем самым превращается в серьезного конкурента частных фирм. Манипулируя ставкой процента по ценным бумагам, устанавливая объемы государственного кредита и сроки его погашения, оно отбирает у частного сектора кредитные ресурсы, которые могли бы стать производственными инвестициями. Однако эти ресурсы перераспределяются в сферу государственного п отребления, в основном непроизводственного, что тождественно вытеснению частного предпринимательства с рынка кредитных ресурсов. Бюджетные дефициты способствуют росту частного спроса на деньги, увеличению процентных ставок в кредитных учреждениях, что приводит к сужению и финансовой, и материальной базы частного производственного накопления, а также к удорожанию кредита, снижает уровень инвестиций.

Теоретический и эконометрический анализ этого явления начался с исследования американского экономиста Р. Барроу, который называет его эффектом вытеснения частного спроса на кредитные ресурсы государственным. Устранить негативное давление дефицита на динамику воспроизводства возможно посредством балансирования бюджета, тем самым остановив интервенции государства на финансовые рынки. Тогда ликвидация дефицита будет равнозначна нейтрализации бюджетной политики, которая, как и денежная в условиях ожидаемой инфляции, является гарантией свободного функционирования рыночной системы.

Сторонники экономики предложения заявляют, что излишняя правовая регламентация экономических процессов со стороны государства также оказывает пагубное влияние на производительность труда и издержки. Они рассматривают две формы:

1) структурное государственное регулирование отдельных отраслей, которое способствует возникновению в них легальных монополий, защищенных законами от конкуренции, и приводит к снижению эффективности деятельности этих фирм, в частности повышению издержек производства;

2) общесоциальное регулирование, связанное с принятием пакета нормативных актов, регулирующих деятельность промышленных организаций в области загрязнения окружающей среды, качества продукции, охраны труда и безопасности, равного доступа к различным специальностям, которое также повысило издержки осуществления предпринимательской деятельности.

Выявив болевые точки современного состояния экономики, авторы теории предложения разработали собственный вариант проекта реформы госуд арственного регулирования экономики, альтернативный кейнсианской доктрине и политике стимулирования спроса. От государства они требовали действий, направленных на раскрытие рыночного потенциала экономики, создание условий для свободного предпринимательства. Значительное снижение размеров государственного бюджета (и его доли в национальном доходе) за счет урезания расходов – одно из положений программы реформирования системы государственного регулирования, главная цель – забрать у государства финансовые ресурсы, которые позволяют ему без оснований вмешиваться в экономические процессы.

Авторы теории предложения не разделяют надежд монетаристов на политику долгосрочного денежного регулирования, так как выполнение монетарного правила не обеспечивает свободного функционирования рыночного механизма, которое нарушается несовершенством налоговой системы. Такое регулирование будет наиболее эффективно только в сочетании с новой налоговой политикой. На это указывает американский экономист Т. Рот: «… двигателем неинфляционного экономического роста являются соответствующие теории предложения налоговые стимулы, подкрепленные снижением темпа роста денежной массы».[53]

Центральное место в радикальной реформе, предлагаемой сторонниками экономики предложения, отводится системе налогообложения. Они считают необходимым осуществить значительное уменьшение предельных налоговых ставок, которое позволит мобилизовать потенциал рыночной экономики. Снижение ставок налогов должно быть дифференцированным, пропорциональным его предельной производительности. В большей степени оно должно коснуться тех видов налогов, которые дают максимальную предельную отдачу с точки зрения роста накопления капитала и стимулирования занятости. В первую очередь это относится к налогам на доходы от капиталовложений и прогрессивной шкале подоходного налога. Снижение налогов, по мнению сторонников эк ономики предложения, оживит деловую активность и поможет решить многие проблемы современной экономики.

Теоретическим обоснованием предлагаемой налоговой реформы является эффект Лаффера. А. Лаффер утверждал, что долгосрочным последствием снижения налоговых ставок будет не рост бюджетного дефицита, а его сокращение, что поможет стабилизировать инфляционный процесс. Свой вывод он подкрепил графической иллюстрацией, которая получила название кривой Лаффера (рис. 13.1).

Рис. 13.1. Кривая Лаффера

Она показывает связь между ставками налога и объемом налоговых поступлений в бюджет. Основная идея заключалась в том, что по мере роста налоговых ставок от нуля до 100 % налоговые поступления сначала будут расти от нуля до некоторого максимального уровня – критической точки, а затем увеличение ставок приведет к снижению поступлений налогов в бюджет до нуля. Для обоснования такой зависимости теоретики экономики предложения приводят следующие аргументы: высказывания экономистов прошлого, анализ результатов проводимых ранее налоговых реформ, эмпирические оценки собственно зависимости между ставками налогов и объемом налоговых поступлений, а также тех зависимостей, которые определяют данную и отражают те взаимосвязи, которые выражают суть концепции.

Идея Лаффера состоит в том, что экономика в настоящее время находится на кривой в точке В. Согласно его теории снижение налоговых ставок приведет лишь к краткосрочному сокращению среднегодового объема налоговых поступлений в бюджет. В длительной перспективе эта мера обеспечит рост сбережений, инвестиций, производства, занятости, совокупных доходов, а следовательно, расширит налогооблагаемую базу. Этот процесс (движение от точки В к точке А) возможен при прогрессивной системе налогообложения и осуществлении такой реформы, которая предусматривает снижение ставок налога на высокие личные доходы и прибыли корпораций . В итоге возрастут государственные доходы, уменьшится дефицит бюджета, более слабым станет эффект вытеснения, сократятся темпы инфляции и произойдет ускорение экономического роста. Критерий оптимальности налоговой политики – максимум государственных доходов в результате налогообложения. Несмотря на многочисленные возражения и критику в адрес сторонников теории предложения, ряд принципов этой концепции был положен в основу экономической политики правительств США, Великобритании, ФРГ и других развитых стран, проводимой в 1980-е гг.

13.2. Современный монетаризм.

Монетаризм – одно из самых влиятельных течений либерал-консервативного толка в экономической науке, получившее широкое признание в середине 1970-х гг. и сыгравшее главную роль в осуществлении «неоконсервативной революции».

Исходным пунктом критического пересмотра кейнсианской концепции стала проблема инфляции, с которой не могли справиться правительства промышленно развитых с транах. Рост потребительских цен в странах Запада в это период превысил 10 %-ный рубеж, составив в 1974–1975 гг. в США 9—11 %, а в Великобритании 16–24 %. Инфляционные процессы в США инициировали всплески цен в других странах. Это привело к реанимации количественной теории денег, которую в 1930-х гг. раскритиковал Дж. Кейнс, отодвинув неоклассическую теорию на периферию экономической науки. Теперь ситуация поменялась на прямо противоположную: обновленная количественная теория стала серьезным инструментом борьбы против кейнсианства.

Возрождение количественной теории денег тесно связано с именами представителей чикагской школы, которая заявила о себе в 1950—1960-х гг. после серии публикаций М. Фридмана, ставшего в 1976 г. лауреатом Нобелевский премии по экономике. Активными разработчиками концепции монетаризма являются А. Шварц, К. Бруннер, А. Мелцер, Д. Лейдлер, Р. Селден, Ф. Кейган. Сам термин «монетаризм» впервые введен в 1968 г. американским экономистом К. Бруннером.

В настоящее время под монетаризмом понимается общетеоретический подход, признающий исключительно важную роль денег в экономике и отдающий приоритет особому типу денежно-кредитной политики, ориентированному на прямое регулирование темпов роста денежной массы, в противоположность иным методам воздействия: фискальной и денежно-кредитной политике, воздействующей на экономику через процентные ставки. Данная точка зрения отражает узкий смысл термина «монетаризм».

Суть монетаризма в широком смысле может быть сформулирована следующим образом. Основная функция экономической теории – прогностическая. Именно способность предвидеть динамику экономических показателей выступает в качестве критерия оценки верности ее основных положений. Аналитическая функция теории второстепенна. Для реализации главной функции следует активно использовать эконометрические модели.

Капиталистическая экономика представляет собой внутренне устойчивую систему, находящуюся в состоянии, близком к неко торому оптимальному уровню производства, который определяется развитием производительных сил, запасом ресурсов. Оптимальный уровень производства не исключает наличия безработицы, которая порождается особенностями институциональной среды экономики, например, принятие законов о минимальной заработной плате, коллективные договоры снижают гибкость вознаграждения за труд, следовательно, искажают рыночный механизм рынка труда. Это приводит к возникновению естественного уровня безработицы. Достижение оптимального уровня производства обеспечивается действием механизма цен (относительных), который признается эффективным способом распределения ресурсов в экономике.

Деньги играют исключительно важную роль в экономике. Изменение их массы через эффект реальных кассовых остатков приводит к изменению расходов и номинальных доходов. Это может привести в краткосрочном периоде к изменению уровня цен и объема производства, однако в длительном периоде – только к росту общего уровня цен, т. е. инфл яции. Связь между уровнем безработицы и темпами инфляции наблюдается только в краткосрочном периоде, в долгосрочном она отсутствует.

Одним из главных проявлений устойчивости экономики является стабильность зависимости между денежной массой в обращении и основными экономическими показателями. Функция, выражающая эту зависимость, – важнейший инструмент анализа воздействия денежной политики на экономику.

Главной задачей экономической политики является поддержание стабильного уровня цен. Ее решение обеспечивается стабильностью денежного обращения, которое возможно при соблюдении монетарного правила: темп увеличения находящейся в обращении денежной массы должен быть умеренным и зависеть от соотношения долгосрочного темпа роста производства и скорости обращения денег. Краткросрочная денежно-кредитная политика реагирования на текущую ситуацию признается неэффективной, так как подрывает стабильность денежного обращения и не отвечает целям долгосрочного экономического развития.

Объем денежной массы находится под контролем центрального банка, непосредственно воздействующего на величину денежной базы, которая и является основным показателем денежной политики и ее главным инструментом.

Перечисленные характеристики отражают общие положения монетаризма в его классической или фридмановской версии. Но существуют и другие разновидности монетаризма, представители которых не всегда разделяют все приведенные выше утверждения.

В центре анализа монетарной концепции М. Фридмана находятся не факторы производства (труд, земля и капитал) и их предельная производительность, как в неоклассической теории, а богатство во всех его формах как источник разных видов дохода и причины издержек по его сохранению и воспроизведению. М. Фридман различает пять основных форм богатства: деньги (агрегат М1), облигации, акции, физические блага и человеческий капитал. Каждая из перечисленных форм богатства способна приносить своему владельцу доход как в денежной, т ак и неденежной форме.

В рамках предложенной модели важнейшей проблемой, которую решает собственник, является оптимизация структуры принадлежащего ему богатства в целях получения максимальной совокупной полезности своих доходов и максимизации полезности богатства. Формы богатства заменяемы и свободно обмениваются. Снижение доходности одной из форм приводит к замене ее на форму, приносящую своему владельцу больший доход.

Признание денег в качестве одной из форм богатства, приносящей доход их владельцам – населению и фирмам, означает, что спрос на деньги определяется их предельной производительностью в сравнении с предельной доходностью других форм богатства. Структура богатства инерционна, и деньги занимают в ней устойчивое место. По мнению М. Фридмана, экономические субъекты в ликвидной форме, т. е. в виде денег, хранят ту часть или тот уровень, который необходим для надлежащего обеспечения покупок, оплаты товаров. С точки зрения целесообразности, уровень кассовых резер вов не должен превышать минимально достаточный. Если возникает его превышение, то владельцы денежных средств стремятся трансформировать их в другие, приносящие процент или прибыль активы. Следовательно, совокупный спрос на деньги должен быть величиной устойчивой, изменяющейся лишь пропорционально долговременному темпу изменения валового внутреннего продукта и национального богатства.

Деньги являются не только одной из форм богатства, но и важнейшим инструментом всего механизма цен, посредством которого функционирует рыночная экономика. Устойчивость спроса на деньги в каждый момент времени, согласно монетаристам, обеспечивает устойчивость платежеспособного спроса и всей рыночной системы.

Ситуация стагфляции, возникшая в 1970-х гг., побудила экономистов внимательнее подойти к изучению естественного уровня безработицы и факторов, ее обусловливающих, таких как производительность труда, структура занятости, условия международной торговли, различные социально-психологические факторы и т. д.

Наибольшего внимания заслуживает точка зрения английского экономиста Д. Лейдлера, издавшего в 1980 г. книгу «Монетаристский подход». В ней автор, помимо описания монетаристской модели безработицы, основанной на адаптивных ожиданиях, и подтверждения выводов, сделанных М. Фридманом, предложил более сложную схему передаточного механизма, в частности рассмотрел изменения структуры портфеля активов в ответ на рост денежной массы, попытался выяснить соотношение микро– и макроэкономических подходов к проблеме и предложил собственную микроэкономическую трактовку передаточного механизма. Д. Лейдлер выделил структурную и фрикционную составляющие естественного уровня безработицы. На основании положений, изложенных в работе, он сделал ряд оригинальных выводов:

– политика стимулирования спроса не снижает естественный уровень безработицы, так как она может воздействовать только на ту часть безработицы, которая вызвана краткосрочным сокращением совокупного спрос а ниже его потенциального значения по причине фрикционности рынка труда;

– правительство может попытаться снизить естественный уровень безработицы, используя специфические методы, например проведение структурной политики и реализацию программы переподготовки кадров;

– политика, направленная на сокращение естественного уровня безработицы, не всегда сопровождается усилением государственного вмешательства в экономику, поскольку важен не столько объем, сколько методы и направления расходования бюджетных средства.

Он заявил, что в условиях инфляции наиболее желательна политика градуализма, предполагающая постепенное сокращение темпов роста денежной массы. И советы кейнсианцев – реагировать на текущую ситуацию, и рекомендации ортодоксальных монетаристов, предполагающие резкое единовременное снижение объемов денежной массы, не могут считаться надежной стратегией борьбы с инфляцией, так как невозможно точно предсказать реакцию людей на такие действия. Снижение роста ден ежной массы в ситуации инфляционных ожиданий скорее приведет к падению уровня производства, а не снижению цен. Поэтому политика постепенного снижения темпов роста денежной массы, вкупе с прямым воздействием на совокупный спрос, создает благоприятные условия для преодоления инфляционных ожиданий. Для достижения поставленной цели стратегию градуализма в области денежно-кредитной политики необходимо дополнить мерами фискального, валютного и социального характера.

В настоящее время монетаризм представляет собой достаточно развитое учение, опирающееся на обширные теоретические и эконометрические исследования, на основе которых разрабатываются определенные практические рекомендации.

13.3. Теория рациональных ожиданий.

В 70-е – начале 80-х гг. ХХ в. сформировалась и получила широкую известность одна из перспективных научно-исследовательских программ современной экономической науки. Первоначально она называлась теория рациональных ожиданий, но в настоящее время ее чаще именуют новой классической макроэкономикой или новой классикой. Последнее название закрепилось за ней, поскольку ее создатели построили макроэкономическую модель экономики на основе и в соответствии с принципами неоклассической микроэкономики. Идеологическая программа данной школы близка монетаризму, поэтому на первых порах большинство экономистов воспри нимали теорию рациональных ожиданий как разновидность монетаризма, его вторую волну. Однако сторонники этой концепции пошли дальше монетаристов и довели до логического конца их идею об ограниченности воздействия денежной политики на экономику, заявив, что последняя практически не оказывает существенного влияния на нее. К такому выводу они пришли, развивая идею о влиянии ожиданий экономических субъектов на результаты проводимой правительством политики. Лидерами новых классиков являются Р. Лукас, Т. Саржент, Н. Уоллес, Э. Прескет, Р. Барроу, Б. Маккалум, которые прочно заняли свое место среди элиты научного сообщества. Признанием важности идей, развиваемых новыми классиками, является присуждение в 1995 г. Нобелевской премии по экономике Р. Лукасу, а в 2005 г. – Э. Прескотту.

Исходный тезис новой школы – гипотеза рациональных ожиданий, сформулирована в 1961 г. в статьях американского экономиста Дж. Мута. Смысл ее заключается в том, что для прогнозирования будущего физические лица и фирмы эффективно используют всю доступную информацию об экономике и поэтому не делают систематических ошибок в предсказаниях, а следовательно, их ожидания могут считаться рациональными. Первоначально идея Дж. Мута не вызвала интереса у коллег, поскольку ее автор не делал никаких макроэкономических обобщений и рассматривал ее как технический принцип построения моделей.

В 1970-х гг. эта идея была востребована учеными для объяснения проблем, с которыми столкнулась экономика в связи со стагфляцией. Р. Лукас, Т. Саржент, Н. Уоллес выдвинули предположение, что неэффективная кейнсианская политика управления спросом в решении актуальных макроэкономических проблем американской экономики объясняется тем, что экономические агенты формируют свои ожидания на основе той же самой информации, которая имеется в распоряжении политиков и, следовательно, действуют так, чтобы нейтрализовать ценовые изменения, делают это таким же способом, каким этот рынок определяет фактические цены. Кроме того, новые классики считают, что деньги сверхнейтральны, т. е. они не допускают возможности влияния денег на реальный сектор экономики даже в краткосрочном периоде, как монетаристы.

Признание неэффективности кейнсианского стимулирования спроса и нейтральности денег приводит к шокирующему выводу. Правительство, заявляют новые классики, при определенном стечении обстоятельств может оказать разовое краткосрочное воздействие на некоторые экономические показатели, но независимо от того, какого курса оно придерживается – кейнсианского или монетаристкого, изменить естественный ход цикла оно не может, поскольку не имеет реальных рычагов воздействия на экономику. Таким образом, активная макроэкономическая политика есть не что иное, как имитация целенаправленных действий ценой внесения дополнительного хаоса в экономическую жизнь.

Теоретической основной концепции новой классической макроэкрономики является усовершенствованный вариант модели Вальраса. Улучшения касаются представлений о равновесии и поведении экономических агентов в условиях неопределенности.

Модели новых классиков опираются на следующие предпосылки:

– экономические субъекты ведут себя рационально в том смысле, что стремятся к максимальному достижению цели, ориентируясь при этом и на текущие, и на возможные в будущем состояния рынка;

– в системе отсутствует совершенное предвидение, т. е. субъекты не знают, какая ситуация сложится на рынке в результате их действий, и поэтому вынуждены ориентироваться на собственные прогнозы;

– прогнозы строятся на основе всей доступной и значимой для субъектов информации;

– ожидания субъектов рациональны в том смысле, что они получены при оптимальном, с точки зрения критерия максимизации, использовании информации;

– равновесие рассматривается не как результат одномоментного состояния, а как процесс выравнивания спроса и предложения.

Эти предпосылки позволили новым классикам обобщить равновесный подход Вальраса – п ридать ему динамический характер и на основе новых представлений о поведении субъектов создать микротеорию, объясняющую важнейшие экономические проблемы – цикл и инфляцию.

Применение новыми классиками гипотезы рациональных ожиданий к анализу соотношения безработицы и инфляции привело их к выводу о несостоятельности и кейнсианской, и монетаристской трактовок кривой Филлипса. Они предложили собственную ее интерпретацию. Сторонники теории рациональных ожиданий соглашаются с монетаристами, что уровень безработицы совпадает с его естественным значением, а кривая Филлипса первоначально имеет форму вертикальной прямой. Однако далее они утверждают, что государство не в состоянии контролировать соотношение безработицы и инфляции не только в долгосрочном периоде, как считали кейнсианцы, но и в краткосрочном, как полагали монетаристы. Они делают вывод: правильное понимание того, как формируются ожидания, ведет к заключению, что краткосрочная стабилизационная политика несовершенна.

Рассмотрим эту ситуацию. Допустим, правительство решило проводить стимулирующую политику. Поскольку рабочие знают об этом, то у них формируются ожидают инфляционные ожидания. Они предвидят, что в будущем произойдет сокращение их реальной заработной платы. Следовательно, они моментально включают эту ожидаемую инфляцию в свои требования о повышении номинальной заработной платы. Если предположить, что рабочие правильно и в полной мере учитывают размер ценовой инфляции и корректируют свои текущие требования к номинальной заработной плате, чтобы поддержать свою реальную заработную плату, то тогда даже временного повышения прибыли, производства и занятости не произойдет.

Новые классики предложили два варианта ответа на вопрос об источнике циклических колебаний: первый связан со случайными воздействиями и несовершенством информации, второй исходит из реального сектора экономики.

Рассмотрим сначала теорию несовершенной информации. Суть предположения о несовершенстве информации заключается в признании различий в знаниях людей относительно динамики цен в зависимости от степени «соприкосновения» индивидов с соответствующими товарами. Считается, что люди лучше осведомлены о ценах на товары, которые они производят и продают, чем о ценах на товары, которые они покупают. Для иллюстрации этого используется «островная» модель.

Рынок каждого отдельного товара похож на остров. Каждый товаропроизводитель подобно островитянину не обладает полной информацией о том, что делается на других островах (или рынках). Поэтому, когда наблюдается рост цен на товар, он не знает точно его причину. Ему неизвестно, является ли рост цен следствием повышения спроса или увеличения количества денег в обращении. Индивиды и фирмы, действующие в соответствии с концепцией рациональных ожиданий, расценивают повышение цены на локальном рынке частично как следствие общего роста цен, а частично как результат изменения относительной цены товара. Значит, даже если повышение цены товара цели ком обусловлено общим подъемом цен, то рационально думающий товаропроизводитель все равно предполагает, что на некую величину возросла и относительная цена товара. В итоге он расширяет производство, к нему присоединяются другие островитяне – товаропроизводители, и в экономике наблюдается подъем.

В 1970-е гг. эта концепция привлекла внимание экономистов, поскольку, опираясь на классический равновесный подход, объясняла факт воздействия изменений в денежной сфере на реальной сектор. Однако достаточно быстро критики обнаружили ее противоречивость – несоответствие между поведением людей при изменении цен на рынке и при формировании ожиданий. В первом случае оно рационально, а во втором – нет.

На смену теории несовершенной конкуренции пришла теория реального делового цикла. Согласно данной концепции источник циклических колебаний находится в реальном секторе экономики. Это могут быть организационные нововведения, научно-технический прогресс, рост государственных расхо дов и т. д. Новизна этого варианта объяснения циклических колебаний заключается в самом передаточном механизме, посредством которого первоначальный импульс распространяется в экономике. Его роль в этой теории играет межвременное замещение труда и досуга.

В каждый конкретный момент рациональный субъект принимает решение, касающееся временного распределения соотношения между трудом и досугом. Его решение зависит от двух факторов: соотношения текущих и будущих ставок заработной платы и процента, поскольку заработанные деньги завтра имеют иную стоимость. Работа становиться более предпочтительной, если выше процент и сегодняшняя ставка заработной платы по сравнению с завтрашней.

Покажем это на примере. Предположим, что с началом войны объем государственных закупок резко вырос. Следуя логике новых классиков, это приведет к росту процента, что сделает работу в настоящем более привлекательной, следовательно, вырастет уровень занятости и объема производства.

Несмотря на то что данный вариант объяснения циклических колебаний выглядит более убедительно и соответствует общему ходу рассуждения теории рациональных ожиданий, критики говорят о ее нереалистичности.

Одной из важнейших проблем макроэкономической политики, с точки зрения новых классиков, является уровень доверия к правительству со стороны экономических агентов, так как в случае его отсутствия или низкого уровня правительство не сможет достигнуть поставленных целей. Уровень доверия зависит от следующих обстоятельств:

– учета экономическими агентами прошлого опыта данного правительства при оценке его способности успешно осуществить те или иные меры;

– политической стабильности в обществе и устойчивости правительства;

– последовательности проведения правительством декларируемого политического курса.

Так, правительство может объявить конкретную политику, а по истечении определенного периода предпринять действия, противоречащие ранее заявленным намерениям, и та ким образом обмануть экономических агентов. Причем обман может быть непреднамеренным и связанным с так называемой несовместимостью во времени, т. е. неверной оценкой будущих условий осуществления текущих намерений. В момент провозглашения стратегия казалась правительству оптимальной и осуществимой, но через некоторое время, в силу изменившихся обстоятельств, она может быть признана неосуществимой либо социальная цена ее реализации слишком высокой, и поэтому правительство вынуждено прибегнуть к другой стратегии, более соответствующей сложившимся условиям.

Такие действия подрывают доверие не только к данному правительству, но и к будущим в связи с тем, что у экономических агентов формируется стереотип недоверия правительству как институту власти. Таким образом, сторонники теории рациональных ожиданий подчеркивают, что неэффективность дискреционной макроэкономической политики связана не с набором тех или иных инструментов, а обусловлена реакцией экономических агентов на ожидаемые результаты этой политики.

Согласно новой классической макроэкономике, если государство не проводит активной стабилизационной политики или она предсказуема и ожидаема, то величина национального дохода колеблется около его значения при полной занятости и отклоняется от него только по двум причинам: в результате экзогенных шоков и/или вследствие неожиданных стабилизационных мероприятий правительства, или так называемой политики сюрпризов, из-за которой возникают информационные проблемы у экономических субъектов.

Отрицая эффективность любой политики, реагирующей на текущую ситуацию и воздействующую на спрос, сторонники теории рациональных ожиданий допускают целесообразность политики, влияющей на институциональную среду, имеющей целью уменьшение «трения» в экономике. В этом отношении точка зрения новых классиков близка позиции неортодоксального монетариста Д. Лейдлера.

Некоторые исходные положения новой классической макроэкономики подвергаются серьезной критике. Во-п ервых, предположение о гибкости и высокой подвижности цен. На рынке с преобладанием структур несовершенной конкуренции цены не являются высокоэластичными. Во-вторых, при принятии решений хозяйствующие субъекты не всегда руководствуются рациональными ожиданиями. В-третьих, даже допуская положение о несмещенных прогнозах, невозможно отрицать, что домохозяйства и фирмы все же могут, хотя бы иногда, неправильно оценивать ситуацию и принимать неверные решения, в силу этого, в-четвертых, рынки не всегда находятся в состоянии равновесия.

Тема 14. НЕОИНСТИТУЦИОНАЛИЗМ.

14.1. Особенности и структура неоинституциональной концепции.

Неудовлетворенность традиционной экономической теорий, уделявшей мало внимания институциональной среде, в которой действуют экономические агенты, способствовала формированию новой научно-исследовательской программы и школы, которая получила название неоинституционализма или новой институциональной теории.

Моментом рождения данного направления является публикация статьи Р. Коуза «Природа фирмы» в 1937 г. Однако новое течение оставалось на периферии экономической науки вплоть до середины 1970-х гг., периода кризиса кейнсианства и неоконсервативной контрреволюции, которые позволили привлечь внимание к себе и занять более достойное место среди различных альтернативных концепций. С этого момента неоинституционализм осознается как оригинальное течение экономической мысли, отличное от других. Первоначально новая институциональная теория была практически чистым американским феноменом, но в 1980-е гг. она перешагнула границы США и получила признание в Западной Европе, а в первой половине 1990-х гг., с начала перехода бывших социалистических стран на рыночные отношения, и среди восточно-европейских экономистов. Заслуги нового направления получили достойную оценку Шведской академии, которая присудила Нобелевские премии по экономике двум его виднейшим пр едставителям: Р. Коузу в 1991 г. и Д. Норду в 1993 г.

Неоинституционализм содержательно и методологически ближе к неоклассическому направлению экономической науки, чем к традиционному институционализму. Рассмотрим подробно связи нового течения с упомянутыми выше направлениями.

Традиционный и новый институционализм связаны достаточно слабо. Оба течения имеют один предмет изучения: социальные институты, играющие важную роль в жизни общества, и используют введенные в научный оборот представителями старого институционализма (Т. Вебленом, У. Гамильтоном, Дж. Коммонсом, У. Митчеллом) терминологические единицы, в частности институт, трансакция и др. Однако на этом их сходство кончается.

Различий между рассматриваемыми течениями гораздо больше. Во-первых, это методология изучения социальных институтов. Так, если «старые» институционалисты двигались от права и политики к экономике, пытаясь подойти к анализу проблем современной экономической теории, применяя методы других социальных наук, то неоинституционалисты исследуют политологические, правовые, социальные и другие проблемы общественных наук, используя инструментарий, разработанный и применяемый представителями неоклассической теории. Вторжение последних в сферу смежных наук получило название экономического империализма. Его ведущим теоретиком является Г. Беккер.

Во-вторых, представители традиционного институцио-нализма применяли в основном индуктивный метод, изучая частные случаи, стремились сделать обобщения, в результате чего общая институциональная теория не сформировалась. Сторонники неоинституционализма используют дедуктивный метод: применяют общие принципы неоклассической экономической теории для объяснения конкретных явлений общественной жизни.

В-третьих, «старый» институционализм исходил из методологии холизма, согласно которой исходным пунктом в анализе были институты, а характеристики индивидов являлись производными от черт институтов. Традиционные институционали-с ты обращали внимание на действия коллективов, прежде всего профсоюзов и правительства, по защите интересов индивида. Неоинституционализм придерживается принципа методологического индивидуализма, предполагающего, что институты анализируются через интересы и поведение индивидов, которые их используют для координации своих действий. Иными словами, новое течение ставит в центр независимого индивида, который самостоятельно решает, членом каких коллективов ему выгоднее быть.

Наиболее прочную связь неоинституционализм имеет с неоклассической экономической теорией, от которой он ведет свое происхождение. Неинституционалисты, принимая базовые положения неоклассической теории: устойчивость предпочтений, модель рационального выбора в условиях заданного набора ограничений, приоритет равновесных состояний (равновесных схем взаимодействия), отказываются от ряда ее вспомогательных предпосылок и обогащают последнюю новым содержанием.

Рассмотрим сходства и различия этих двух направлений . Неоинститутуционалисты критикуют представителей традиционной неоклассической теории, так же как и «старых» институционалистов, за отступление от принципа методологического индивидуализма. Последовательное его проведение позволило открыть им новый, более глубокий уровень экономической реальности, который некоторые исследователи называют микромикроэкономическим. Основное внимание неоинституционалистов сфокусировано на анализе внутренней структуры экономических агентов – домашних хозяйств, фирм и государства, которые неоклассиками принимались как данность и не изучались.

Признавая ограничения, учитываемые стандартной неоклассической теорией: физические, порождаемые редкостью ресурсов, и технологические, отражающие уровень развития знаний и практического мастерства экономических агентов, неоинституционалисты вводят еще один тип ограничений, связанных с институциональной структурой общества. Они утверждают, что принятие этой новой разновидности ограничений поможет лучше понять и о бъяснить процессы реального мира, в котором экономические агенты действуют в условиях неопределенности и риска, высоких трансакционных издержек, слабо и нечетко определенных прав собственности, ненадежных договоров.

Неоинституционализм сконцентрировал внимание на мотивации человеческого поведения. Если неоклассическая теория ориентируется на результат, изучает, как экономические агенты максимизируют выгоды (индивид или домашнее хозяйство – полезность, фирма – прибыль, государство – благосостояние народа), то неоинституционалистов интересует сам ход принятия решений, его условия и предпосылки. Важнейшими поведенческими предпосылками этого процесса являются ограниченная рациональность и оппортунистическое поведение.

Ограниченная рациональность отражает факт ограниченности человеческого интеллекта. Как подчеркивал Г. Саймон, даже в идеально устроенном мире с исчерпывающей информацией, доступной любым агентам бесплатно, они смогут воспользоваться лишь частью этой инф ормации в силу ограниченности способности воспринимать и использовать ее. Если принять во внимание, что реальный мир гораздо сложнее описанной модели, то агенты вынуждены отказаться от принципа оптимизации принимаемых решений, а удовлетвориться теми, которые считают приемлемыми. Тем самым они экономят затраты на поиск и обработку информации о товарах на рынке.

Термин «оппортунистическое поведение», введенный О. Уильямсоном, используется для обозначения любых форм нарушения принятых на себя обязательств. Индивиды, стремясь к максимальной полезности, ведут себя оппортунистически, если другая сторона не способна это обнаружить или применить санкции.

В связи с этим большое значение приобретают сложившиеся в обществе нормы и правила поведения людей, которые призваны уменьшить негативные последствия ограничений этих двух предпосылок. Как отмечает О. Уильямсон, социальные институты необходимы ограниченно разумным существам небезупречной нравственности.

Существуе т различие в трактовке нормативного анализа в ортодоксальной неоклассической теории и неоинституционализме. Главным критерием оценки в первой являлась модель совершенной конкуренции. Экономические результаты, отклоняющиеся от тех, что получены в рамках данной модели, признавались провалами рынка, надежды на устранение которых возлагались на государство, поскольку последнее имеет больше ресурсов и возможностей.

Такая практика сравнения идеала с действительностью вызвала протесты у неоинституционалистов. Так, Г. Демсец писал: «В современной экономической теории государственной политики преобладает точка зрения, неявно ставящая во главу угла выбор между идеальной нормой и существующим „несовременным“ институциональным устройством. Такой „нирванный“ подход существенно отличается от сравнительно-институционального подхода, при котором в центре внимания выбор между реальными альтернативными вариантами институционального устройства».[54] Принятие нового критерия неизбежно ведет к переоценке многих традиционных форм государственного вмешательства в экономику.

Внутренняя структура неоинституциональной теории достаточно сложна, так как концепция пока находится на начальной стадии развития: нет полного согласия по поводу терминологии и определений, имеются концептуальные расхождения между отдельными ее ветвями, сделан сильный акцент на эмпирическое тестирование. В настоящее время неоинституционализм представляет собой не единое учение, а семейство подходов, объединенных общими идеями, которые в концентрированном виде могут быть сформулированы следующим образом:

– моделирование ограничений, налагаемых на регулирующие обмен правила и контракты, причем в качестве эталона используется преимущественно идеализированная схема прав собственности в неоклассической модели;

– признание неполноты информации и ненулевых издержек обмена, способствующее изуч ению последствий положительных трансакционных издержек;

– признание возможности других измерений (кроме цены и количества), поддающихся оценке благ, так что исследуется значение качественных вариаций товаров и услуг для экономических результатов и экономической организации.

Традиционной неоклассической теории, по мнению О. Уильямсона, присуща технологическая парадигма. В отличие от нее неоинституционализм опирается на контрактный подход, который подчеркивает, что любые отношения между людьми могут рассматриваться как взаимовыгодный обмен. Его реализация возможна как через институциональную среду, т. е. извне, так и через отношения, находящиеся в пределах организации, т. е. изнутри.

В рамках первого направления можно выделить теорию общественного выбора, которая изучает институциональную среду деятельности индивидов и организаций в общественном секторе, и теорию прав собственности, исследующую институциональную среду деятельности экономических орган изаций в частном секторе экономики. Различие между двумя концепциями имеют не только терминологическое, но и содержательное значение. Если теория общественного выбора акцентирует внимание на потерях, которые связаны с действием политических институтов, то теория прав собственности – на положительных аспектах, которые обеспечивают институты права (рис. 14.1).

Рис. 14.1. Структура неоинституциональной теории

Вторая группа учений исследует организационные формы, которые создаются экономическими агентами на контрактной основе в рамках существующих общих правил. Теория агентов, или концепция взаимоотношений «принципала-агента», фокусирует внимание на предварительных предпосылках, т. е. побудительных мотивах контрактов – ожиданиях до заключения сделки (ex ante), а теория трансакционных издержек изучает уже реализованные соглашения (ex post), порождающие различные управленческие структуры. Применение положени й теории прав собственности и теории трансакционных издержек к историческому анализу привело к возникновению нового раздела неоин-ституционализма – новой экономической истории. Различия между упомянутыми теориями довольно условны, многие представители неоинституционального направления одновременно работают в разных его областях. Особенно это относится к конкретным направлениям, таким как экономика права, экономика организаций, новая экономическая история и др.

14.2. Основные понятия неоинституционализма.

Основные положения исследовательской программы не-оинституционализма сформулированы Р. Коузом в статьях «Природа фирмы» и «Проблема социальных издержек». Важной категорией неоинституционализма являются трансакционные издержки. В 1937 г. Р. Коуз попытался найти ответы на вопросы, которые даже не ставились неоклассической теорией: если конкурентные рынки столь эффективны, как утверждает теория, как объяснить существование фирм, которые внутри своей структуры стараются обходиться без рыночных сделок? Если фирмы имеют преимущества в сравнении с рынком, как объяснить, почему они не замещают его полностью? Ответ Р. Коуза состоит в том, что заключение сделок на рынке сопряжено с издержками использования рыночного механизма, поскольку при каждой сделке необходимо проводить переговоры, осуществлять надзор, устанавливать взаимосвязи, устранять разногласия. Автор назвал их трансакционными.

Анализ этих затрат ведет к тому, чтобы оправдать теоретическое присутствие организаций в рыночной экономике и некоторые характеристики, которые показывают отличие их от механизма координации, каковым является рынок. Р. Коуз утверждает, что основной отличительной чертой фирмы (организации) является вытеснение механизма цен. Основная причина, по которой создание фирмы рентабельно, состоит, как представляется, в том, что существуют издержки использования ценового механизма. И возникновение фирмы делается более вероятным в тех случаях, когда очень краткосрочные контракты оказываются неудовлетворительными.

Позже понятие трансакционных издержек приобрело более широкий смысл. Им стали обозначать любые вид ы затрат, сопровождающие взаимодействие экономических агентов независимо от места возникновения – на рынке или внутри организации. Существует множество классификаций этого типа издержек.

О. Уильямсон делит их на две группы в соответствии с этапами заключения сделки: трансакционные издержки ex ante и ex post. Р. Капелюшников в качестве критериев типологии трансакционных издержек предлагает использовать следующие этапы заключения сделки: поиск партнера, согласование интересов, оформление сделки, контроль за ее выполнением.

К издержкам ex ante Р. Капелюшников относит:

– издержки поиска информации — затраты на поиск информации о партнере, о ситуации на рынке, а также потери, связанные с неполнотой и несовершенством приобретаемой информации;

– издержки ведения переговоров — затраты на ведение переговоров об условиях обмена, о выборе формы сделки;

– издержки измерения — затраты, необходимые для измерения качества товаров и у слуг, по поводу которых совершается сделка;

– издержки заключения контракта — затраты на юридическое или нелегальное (неформальное) оформление сделки.

В число издержек ex post входят:

– издержки мониторинга и предупреждения оппортунизма — затраты на контроль за соблюдением условий сделки и предотвращение уклонения от выполнения этих условий;

– издержки защиты от третьих лиц — затраты на защиту от претензий государства, организованной преступности и т. д., на часть полезного эффекта, получаемого в результате сделки;

– издержки спецификации и защиты прав собственности — расходы на содержание судов, арбитража; затраты времени и ресурсов, необходимых для восстановления нарушенных в ходе выполнения контракта прав, а также потери от плохой спецификации прав собственности и ненадлежащей защиты.

Для оценки трансакционных издержек на макроэкономическом уровне Дж. Уоллис и Д. Норт предложили использовать понятие трансакционного сектора, включив в него оптовую и розничную торговлю, страхование, банковский сектор, операции с недвижимостью, затраты на аппарат управления в других отраслях, а также затраты государства на судебную и правоохранительную деятельность. Согласно их расчетам доля трансакционного сектора в США возросла с 26,6 % валового национального продукта (ВНП) в 1870 г. (из них 23 % ВНП приходится на трансакционные услуги, оказываемые частным сектором, и только 3,6 % ВНП – государственным) до 54,9 % ВНП в 1970 г. (41 и 13,9 % соответственно), но трансакционные издержки на единицу национального продукта уменьшились, в частности, из-за роста государственного трансакционного сектора.

Другим основополагающим понятием неоинституционализма являются права собственности. Экономическая теория прав собственности разработана А. Алчианом, важный вклад в нее внес также Г. Демсец. Система прав собственности понимается здесь как совокупность методов предоставления конкретным инд ивидам «полномочий» выбирать любой способ использования конкретных благ из класса незапрещенных способов использования этих благ. Понятию прав собственности в рамках неоинституциональной теории придается широкий смысл. К ним относятся не только закрепленные государством юридические нормы, но и принятые обществом институты – обычаи, нормы морали, религиозные заповеди. Права собственности распространяются как на физические, так и на бестелесные объекты.

Для общества права собственности – это правили игры, которые упорядочивают отношения между отдельными агентами. Индивид воспринимает их как «пучок правомочий» на принятие решения по поводу того или иного ресурса. Каждый «пучок» может быть расщеплен, т. е. права на один и то же ресурс могут принадлежать разным людям. Права собственности имеют также поведенческое значение: одни способы действия поощряются, другие предотвращают, третьи подавляются, тем самым влияя на выбор индивидов.

«Пучок правомочий», который предложил англ ийский юрист А. Оноре, или перечень Оноре, включает в себя:

1) право владения – физический контроль над собственностью и намерение осуществить исключительный контроль, в том числе посредством представителей владельца, агентов;

2) право пользования – право на личное использование вещи;

3) право распоряжения или управления – право на принятие решений, как и кем вещь может быть использована;

4) право присвоения или право на доход – обладание благами, проистекающими от предшествующего личного использования вещи или от разрешения другим лицам пользоваться ею;

5) право на остаточную стоимость – право на отчуждение, потребление, продажу, изменение или уничтожение;

6) право на безопасность, гарантирующее иммунитет от экспроприации;

7) право на переход вещи по наследству или завещанию;

8) бессрочность – неограниченность обладания правомочиями во времени, если иное не оговорено специально в контракте;

9) право на запр ещение вредного использования – право запретить использовать вещь, если это связано с производством негативных внешних эффектов;

10) ответственность в виде взыскания – возможность изъятия вещи в уплату долга;

11) остаточный характер – ожидание «естественного» возврата переданных кому-либо правомочий по истечении срока передачи.

Любой акт обмена, с точки зрения неоинституционалистов, подразумевает передачу друг другу «пучков правомочий». Канал их передачи – контракт или договор. Контракт связывает права собственности с экономической организацией. В нем указываются передаваемые правомочия и условия их передачи. Его заключение означает ограничение будущего поведения агентов, с которым они добровольно согласились. Контракт тем сложнее, чем сложнее вовлеченные в обмен блага и структура относящихся к ним трансакционных издержек.

Важным условием эффективной работы рынка является спецификация прав собственности. Чем четче и яснее определены права собствен ности, тем теснее связь между действиями экономических агентов и их благосостоянием. Таким образом, спецификация подталкивает к принятию эффективных решений. К обратному эффекту приводит «размывание» прав собственности, под которым понимают нечеткую спецификацию и слабую их защищенность или установление различного рода ограничений.

Спецификация прав собственности спряжена со значительными затратами. Степень ее точности зависит от баланса выгод и затрат, сопровождающих установление и защиту тех или иных прав. Следовательно, любое право собственности проблематично. В реальной экономике оно не может быть определено с исчерпывающей точностью и абсолютно защищено. Его спецификация – вопрос меры. Неоинституциональная экономическая теория подвергла сравнительному анализу различные правовые режимы: частной, общей и государственной собственности.

Другая фундаментальная для неоинституционализма статья Р. Коуза «Проблема социальных издержек» (1960) содержит решение проблемы внешни х эффектов или экстерналий – побочных результатов, которые сопровождают любую деятельность (сделку) и касаются третьих лиц, непосредственно не участвующих в ней. Позже Дж. Стиглер на основании изложенных в статье положений ввел в научный оборот выражение «теорема Коуза» и предложил первую ее формулировку.

Каждый человек испытывает на себе воздействие множества внешних эффектов, как негативных, например шумовое и газовое загрязнение автомобилями окружающей природной среды, так и положительных, в частности мощение улиц за счет хозяев магазинов. Существование экстерналий приводит к расхождению между социальными и частными затратами. Так, в случае положительных внешних эффектов социальные издержки оказываются выше частных, а при наличии отрицательных внешних эффектов – частные ниже социальных.

Такие расхождения были выявлены и изучены А. Пигу в труде «Теория благосостояния», который трактовал внешние эффекты как провалы рынка и считал, что государство может решить эт у проблему посредством вмешательства в экономику, вводя корректирующие налоги и субсидии в соответствующих случаях. Р. Коуз предложил иной вариант решения этой проб лемы. Он доказал, что в условиях нулевых трансакци-онных издержек рынок самостоятельно может справиться с проб лемой внешних эффектов. Согласно теореме Коуза, если права собственности четко специфицированы (определены) и трансакционные издержки равны нулю, то аллокация ресурсов (структура производства) будет оставаться неизменной и эффективной независимо от распределения прав собственности. Иными словами, первоначальное распределение прав собственности не влияет на структуру производства, так как в конечном счете права будут принадлежать собственнику, способному предложить за них наивысшую цену на основе наиболее эффективного использования данного права. Для доказательства выдвинутого предположения Р. Коуз использовал частично условные, частично реальные примеры.

Эта теорема позволяет сделать ряд важных теоре тических и практических выводов.

Во-первых, она раскрывает экономический смысл прав собственности. «Размытость» прав собственности, согласно Р. Коузу, приводит к возникновению внешних эффектов, поэтому необходимо четко определить права собственности, и тогда экстерналии перейдут в категорию внутренних издержек, т. е. интернализируются.

Во-вторых, показывает большое значение трансакцион-ных издержек, так как если последние положительны, то распределение прав собственности не является нейтральным фактором и начинает влиять на структуру и эффективность производства.

В-третьих, ставит под сомнение необходимость государственного вмешательства для разрешения проблемы внешних эффектов. Если трансакционные издержки малы, то действия государства излишни, если велики, то вмешательство государства не всегда экономически оправдано, поскольку проводимые его органами мероприятия также сопряжены с положительными трансакционными издержками и результат их может усугубить проблем у.

В-четвертых, оправдывает рыночный механизм. Решение проблемы внешних эффектов заключается в создании новых прав в тех областях, где они еще четко не определены. Это означает, что проблема внешних эффектов и их негативные последствия – результат несовершенного законодательства и недостаточного развития частной собственности.

Влияние Р. Коуза на развитие экономической мысли глубоко и разнообразно. Его идеи способствовали развитию новых разделов экономической науки: экономики права, теории экономической организации, а также заложили фундамент неоинституциональной концепции, которая в настоящее время бурно развивается.

14.3. Теория экономической организации.

Этот раздел неоинституцильнального учения возник в результате применения понятий трансакционных издержек и теории прав собственности к исследованию проблем организаций. Фундаментальное объяснение причин существования организаций, предложенное Р. Коузом, связано с понятие м трансакционных издержек. По его мнению, основная причина создания фирмы состоит в том, что существуют издержки использования ценового механизма. Именно наличие и величина издержек этого типа создают условия для возникновения организаций, поскольку, как утверждает автор этой концепции, отличительной чертой фирмы (организации) является вытеснение механизма цен. Иными словами, фирма предназначена для минимизации трансакционных издержек – издержек осуществления деловых операций. В то же время административный механизм также сопряжен с издержками, которые устанавливают пределы возможности замещения рынка организацией. По мере увеличения размеров организации растет число сделок, осуществляемых внутри нее, что приводит к снижению эффективности в этой области.

Р. Коуз назвал эффективность, уменьшающуюся по мере роста организации, убывающей предельной эффективностью управления и предположил, что всегда существует предел роста организации по отношению к рынку. Он считал, что фир ма будет расширяться до тех пор, пока издержки на организацию одной дополнительной трансакции внутри фирмы не сравняются с издержками на осуществление той же трансакции через обмен на открытом рынке. Таким образом, можно сказать, что автор концепции организации, выходя за рамки неоклассической теории, берет на вооружение ее оптимизационный инструментарий.

Дальнейшее развитие этого раздела неоинституционализма связано с уточнением и конкретизацией понятия трансакци-онных издержек. Так, А. Алчиан и Г. Демсец в своей работе «Производство, информационные издержки и экономическая организация» (1972) видели сущность фирмы в преимуществах кооперации, когда совместное использование какого-либо ресурса в составе единой команды может дать лучшие результаты, чем индивидуальная деятельность. Однако совместное производство сопряжено с издержками выделения (оценки вклада каждого участника команды в общий результат), порождая стимулы к отлыниванию. Следовательно, необходим контроль, который б ы пресекал подобное поведение. Агент, который берет на себя функции контролера, становится собственником организации.

Развивая данный подход, У. Меклинг и М. Дженсен определили фирму как «сеть контрактов». Проблема фирмы понимается ими как проблема оптимальной контрактной формы, обеспечивающей максимальную экономию на трансакционных издержках. Задача сводится к выработке таких контрактов, которые были бы лучше всего приспособлены к особенностям каждой конкретной сделки.

Особый вклад в развитие представлений об организациях внес О. Уильямсон. Он уточнил представление о трансак-ционных издержках, связанных с функционированием специфических активов. К последним он относил инвестиции, приспособленные к взаимоотношениям с определенным партнером и являющиеся невозвратными. Невозможность четко определить и зафиксировать в контракте все возможные условия, которые могут возникнуть на каждом этапе его реализации между партнерами до начала инвестиционного процесса и производства, является условием возникновения фирмы, так как она обеспечивает более надежную защиту специфических активов от вымогательства. О. Уильямсон выдвигает концепцию иерархической фирмы, под которой понимает консервативную организацию, закрепившуюся на каком-либо участке рынка товаров или услуг (отрасли) и продолжающую эксплуатировать старые преимущества путем инвестирования в минимизацию издержек.

Дальнейшее развитие теория фирмы получает в теории прав собственности. Подобный подход развит О. Хартом, С. Гроссманом и Дж. Муром. Они рассматривают собственность как право определить все возможные способы использования активов, которые не конфликтуют с предыдущими контрактами, обычаями или законом. С позиции прав собственности фирма трактуется как «пучок» прав собственности на совокупность материальных и нематериальных активов. Владелец актива обладает правом окончательного контроля за его использованием и определяет варианты применения актива в случаях, когда контра кт об этом умалчивает.

Структура собственности и право на окончательный контроль использования актива имеют значение главным образом в условиях, когда невозможно заключить полный контракт, или в силу запретительно высоких издержек подобной контрактации, или вследствие высокой степени неопределенности будущих исходов. Структура собственности оказывает воздействие на стимулы экономических агентов к специфическим инвестициям и, следовательно, на выбор формы взаимодействия – совместная деятельность в рамках одной организации или раздельная собственность множества фирм.

Несмотря на различные подходы к интерпретации организации, можно выделить несколько общих черт, отражающих сущность организации, а именно: наличие сложной сети контрактов, долговременный характер связей, производство единой командой, управленческий механизм координации посредством приказов, инвестирование в специфические активы.

Теория экономической организации не ограничивается объяснением причин воз никновения организаций, а содержит типологии, основанные на особенностях внутрифирменного распределения прав собственности. Выделяют и рассматривают следующие виды организаций: унитарная фирма (индивидуальная трудовая деятельность), фирма, находящаяся в единоличном владении, партнерство (товарищество), открытая и закрытая корпорации, финансовая компания на взаимных началах, государственные предприятия, самоуправляющиеся фирмы, некоммерческие организации.

Анализ различных организационных форм позволил авторам теории экономической организации сделать ряд выводов.

1. В экономике складывается рынок организационных форм, на котором фирмы разного типа конкурируют между собой. Развитие одних организационных форм и умирание других, в конечном итоге, связано с их способностью обеспечить экономию трансакционных издержек. При этом конкуренция может принимать различные формы: прямую, например поглощение одной фирмой другой, или косвенную, которая связана с борьбой за привлечение и удержание в организации наиболее производительных работников.

2. Конкуренция на рынке организационных форм способствует выживанию на нем тех структур, которые в наибольшей степени отвечают требованиям экономической среды. Для каждого типа организаций на рынке существует ниша, в которой он оказывается эффективнее остальных. Однако преимущества организации определенного вида могут исчезнуть с изменением внешних условий. В одних секторах экономики доминируют в основном корпорации, в других – партнерства, в третьих – частнопредпринимательские фирмы и т. д. Соотношение между организационными формами постоянно меняется, особенно оно усиливается при резких изменениях, связанных с технологическими или институциональными сдвигами.

3. Ни одна из организационных форм не имеет абсолютных преимуществ перед другими; каждая форма собственности сопряжена со своим набором трансакционных издержек, который при определенных обстоятельствах может превратить ее в наиболее эффективную.

Основное достоинство частной собственности состоит в том, что она очень пластична, и в условиях свободы обмена и комбинирования предоставляет максимально широкое поле для создания и выбора самых разных организационных форм, что отсутствует в условиях государственной собственности.

14.4. Теория общественного выбора Дж. Бьюкенена.

Джеймс Бьюкенен (р. 1919), основоположник теории общественного выбора, в 1986 г. был награжден Нобелевской премией по экономике за исследование договорных и конституционных основ теории принятия экономических и политических решений. Он является лидером вирджинской школы в экономической теории. К его основным работам относятся: «Исчисление согласия» (1962) в соавторстве с Г. Туллоком, «Спрос и предложение общественных благ» (1968), «Границы свободы. Между анархией и Левиафаном» (1975).

Долгое время при рассмотрении вопроса о роли государства в экономике считалось, что перенос деятельности из частног о сектора в государственный предполагает замену мотива личной выгоды на мотив общественного интереса.

По мнению Дж. Бьюкенена, все люди, независимо от того, являются ли они частными лицами или общественными деятелями, принимают решения и действуют, исходя из рационального преследования личной выгоды. Если личные интересы противоречат интересам общества, человек обычно отдает приоритет личным интересам. Депутаты и официальные лица, входящие в правительство, не являются исключением из этого правила. Стремление к личной выгоде общественных деятелей в теории общественного выбора можно считать такой же рабочей гипотезой, как представление о рациональном поведении потребителей в экономической теории.

Дж. Бьюкенен разработал теорию политического рынка, объясняющую, какой объем каждого общественного блага необходимо предоставить населению и как должны распределяться затраты на их финансирование, а также рассмотрел возможные механизмы принятия таких решений. По мнению Дж. Бьюкен ена, для того чтобы улучшить функционирование политической системы государства, разумнее не искать лучших из лучших, чтобы потом избрать их в государственные органы, а искать пути ограничения избранных в определенных рамках.

Теория общественного выбора возникла в 1960-х гг. Предметом ее изучения были отношения, складывающиеся в обществе по поводу предоставления общественных благ, распределения государственных расходов и налогообложения. В рыночной экономике существуют такие товары и услуги, которые невыгодно производить в частном секторе. Их называют общественными благами.

Общественные блага – это товары и услуги, обладающие свойствами неисключаемости и неконкурентности. Неисклю-чаемость означает, что никого нельзя исключить из процесса потребления блага вне зависимости от того, заплатил ли он за их использование или нет. Это приводит к стремлению пользоваться такими благами бесплатно и порождает проблему «безбилетника». Неконкурентность блага заклю чается в том, что потребители не конкурируют между собой за пользование этим благом. Например, общественным благом является освещение улиц. Прохожие пользуются светом уличных фонарей вне зависимости от того, платили ли они налоги, идущие на финансирование освещения улиц. Спрос на общественные блага всегда занижен по сравнению с реальным, поэтому финансирование общественных благ не осуществляется частным сектором и их должно предоставлять государство.

Однако возникают вопросы о том, какие именно общественные блага и в каком объеме нужны обществу; в каком размере население готово их оплачивать, например, готово ли население города платить (за счет дополнительных местных налогов) за увеличение фонарей на улицах или за красивые бордюры с подсветкой. Вопрос о том, должно ли государство предоставлять те или иные общественные блага и в каком объеме, должен решаться с учетом предпочтений налогоплательщиков и оценки эффективности их предоставления.

Чтобы принять справедливое реш ение об объеме предоставления и финансирования общественных благ, К. Вексель рекомендует использовать голосование.

В теории общественного выбора важное место занимают модели принятия общественных решений в условиях прямой и представительной демократии.

Прямая демократия предполагает, что люди, попадающие под действие государственной политики, могут непосредственно влиять на принятие общественных решений. На первый взгляд кажется, что решения о предоставлении общественных благ, принятые в результате голосования большинством голосов, должны быть эффективны и отвечать общим интересам. Однако в теории общественного выбора были доказаны следующие положения. Будем предполагать, что каждый человек голосует, исходя из своих представлений о личной выгоде.

Эффективный объем затрат на общественные блага будет достигаться только в том случае, если налогообложение делится пропорционально доле личной выгоды от осуществления общественных программ. В книге «Справедливост ь налогообложения» (1958) Э. Линдалем был сформулирован следующий принцип: доля индивида в финансировании общественного блага (налоговая цена предельной единицы общественного блага) должна в точности соответствовать предельной полезности общественного блага для данного индивида.

Если затраты на общественные блага распределяются равномерно между всеми участниками, а выгоды от этих благ – неравномерно, то будет существовать тенденция тратить на общественные программы меньше средств, чем необходимо с точки зрения оптимального выбора. Если же выгоды от предоставления общественных благ распределяются равномерно, а затраты на их финансирование – неравномерно (распространенный вариант при обложении доходов физических лиц), то появляется тенденция расходовать на общественные нужды суммы, большие оптимальных.

Когда решения принимаются простым большинством, все принятые программы будут соответствовать интересам усредненного (медианного) избирателя, предпочтения которого лежат в ц ентре шкалы интересов всех голосующих. Это не гарантирует принятия оптимальных решений, но защищает от крайностей.

В случае если принимается решение о выборе между разными общественными благами, которые не могут быть профинансированы одновременно, может возникнуть так называемый парадокс голосования. Голосование по принципу большинства голосов может дать результаты, не соответствующие интересам большинства, и результат голосования может подвергаться манипулированию. Лица, определяющие прохождение процедуры голосования, в частности последовательность вынесения на голосование вопросов, способны решающим образом повлиять на его результат.

В условиях представительной демократии граждане делегируют свои полномочия о принятии общественных решений избранным ими политикам. Представительная демократия тоже не гарантирует принятия эффективных решений. Депутаты могут преследовать свои частные интересы, стремясь получить максимальное число голосов на следующих выборах и прин имать решения, которые помогут им достичь этого, даже если решения невыгодны с точки зрения экономической эффективности, и не принимать нужных, но непопулярных решений. Э. Даунсом в работе «Экономическая теория демократии» сформулировано следующее правило: «Партии формулируют свою политику с целью победить на выборах, а не побеждают на выборах с целью формулировать политику».[55]

При рассмотрении механизмов принятия решений в модели представительной демократии сторонники теории общественного выбора разработали теорию поиска политической ренты, рассмотрели лоббизм и логроллинг, экономику бюрократии, теорию конституционного выбора.

Лоббизм – это способ взаимодействия с избранными официальными лицами в целях принятия политических решений, выгодных отдельным, узким группам избирателей. Благодаря лоббированию ограниченное число лиц получает значительные выгоды за сч ет больших групп населения, несущих мелкие индивидуальные издержки. Отдельные группы избирателей настолько сильно заинтересованы в принятии конкретных политических решений, что готовы нести ради этого дополнительные затраты. Такие избиратели образуют группы давления на общественных деятелей и стараются протолкнуть выгодные для них законопроекты. Для давления на законодателей и чиновников могут использоваться финансирование выборных компаний и политической деятельности, прямой подкуп чиновников, а также формирование благоприятного общественного мнения через средства массовой информации, митинги, демонстрации, коллективные письма избирателей.

Лоббирование нельзя считать только негативным явлением. В некоторых случаях оно позволяет решать важные общегосударственные задачи. Например, поддержка депрессивных территорий за счет централизованного бюджетного финансирования выгодна только жителям этих территорий, а для остального населения страны ведет к дополнительным расходам. Однако в ыравнивание слишком резких диспропорций в уровнях социально-экономического развития территорий необходимо.

Логроллинг – торговля голосами депутатов, взаимная поддержка, при которой одни депутаты получают одобрение своих законопроектов в обмен на обещание поддержки законопроектов, выдвинутых другими группами депутатов. Один из вариантов логроллинга получил название «бочонок с салом» – это пакетное соглашение, когда несколько законопроектов, в принятии каждого из которых заинтересованы различные депутаты или депутатские группы, принимаются вместе. Ни один из входящих в пакетное соглашение законов не имеет достаточной поддержки среди голосующих, чтобы быть принятым отдельно. Для получения поддержки необходимого числа депутатов в законопроект вносятся дополнительные положения.

Такой механизм может, например, использоваться для финансирования программ поддержки отдельных территорий. Депутаты от территорий должны добиться отражения в законопроектах интересов избирателе й своего региона. У них не хватает для этого голосов, и они объединяются с депутатами из других регионов, обещая поддержать их решения. Таким образом, например, можно обеспечить выделение федеральных средств на строительство социальных объектов в своих городах. Оплачивать такое решение будут налогоплательщики всей страны.

По определению Э. Доллана и Д. Линдсея, приведенному в книге «Микроэкономика», «функция логроллинга состоит в выражении интересов сильно заинтересованного меньшинства при безразличии или легкой оппозиции большинства».[56]

Логроллинг в некоторых случаях может приводить к повышению эффективности принятия решений. Проиллюстрируем значение логроллинга на следующем примере. Предположим, что в представительном органе власти имеются три партии: А, Б и В, обладающие равным числом голосов. На обсуждение выносятся два проекта решений: ? и ?. Выгоды и потери от принятия каждого из решений для партий представим в таблице, используя знак «—», если принятие решения вызывает потери, и знак «+», если оно приносит выгоды соответствующей партии (табл. 14.1).

Таблица 14.1

Партии А невыгодны оба решения, и она в любом случае будет голосовать против них. При отсутствии сговора между партиями оба проекта решений не будут приняты. Представители партий Б и В могут договорится о взаимной поддержке. Партия Б согласится одобрить невыгодный для нее проект решения ? в обмен на поддержку проекта ? партией В. В результате логроллинга будут приняты оба законопроекта. В выигрыше окажутся партии Б и В, партия А понесет крупные потери. Таким образом, при независимом голосовании будет отклонен эффективный проект решения ? (он мог дать общую выгоду +5). С другой стороны, в условиях логроллинга будет принят неэффективный проект решения ? (суммарные потери общества –7). Получается, что и в том и в другом случае один из результатов голосования не соответствует оптимальному решению.

Теория политической ренты основана на предположении, что целью любой политической деятельности является стремление к получению сверхприбыли. Поиск политической ренты – это желание получить материальные выгоды с помощью действий правительства. Политическая рента – это доходы, превышающие конкурентный уровень и получаемые от участия в политической деятельности. Иметь в итоге политическую ренту можно за счет правительственных субсидий, налоговых, кредитных и таможенных льгот, предоставления монопольных прав, а также использования информации о политических решениях в спекулятивных целях. Для получения и защиты ренты используется лоббирование. Поскольку на поиск политической ренты тратят ся ресурсы и лоббирование требует больших финансовых затрат, может возникнуть эффект, названный распылением политической ренты. При этом ресурсы расходуются непроизводительно. Когда лоббируются противоречащие друг другу решения, значительная доля экономических ресурсов тратится на поиски политической ренты, а правительственное решение не принимается и политика остается прежней.

Общественные деятели занимаются погоней за политической рентой, стремясь к занятию постов и должностей, позволяющих сильнее влиять на государственную политику.

Экономика бюрократии рассматривает мотивы и особенности деятельности бюрократических органов. Бюрократия призвана реализовывать интересы органов законодательной и исполнительной власти, а не избирателей. Она может использоваться группами давления для лоббирования своих интересов при принятии общественных решений. Целью самих бюрократических органов является сохранение и расширение бюрократического аппарата, а также получение политической ренты. Усиление бюрократии снижает эффективность государственной политики и затягивает реализацию принятых экономических решений.

Еще одним направлением, рассматриваемым в рамках теории общественного выбора, является теория конституционного выбора. Участие в голосовании сопряжено для избирателя с некоторыми издержками: потерей времени на участие в голосовании, проблемами поиска и обработки информации о вынесенных на голосование вопросах. Избиратель должен знакомиться с программами партий, оценивать кандидатов на избираемые посты, идти к месту голосования. С другой стороны, участие в голосовании может принести выгоды избирателям. Оценка выигрыша конкретного избирателя связана с возможными преимуществами для него лично от выигрыша на выборах поддержанной им партии, программы или депутата. При этом избиратель должен верить, что выигрыш партии был обеспечен именно его участием в выборах (его голос был решающим). Тогда рациональное поведение избирателя будет означать пр инятие решения об участии в голосовании только если выгоды превышают издержки.

С этих позиций можно сделать выводы об избирательской активности населения. Чем менее предсказуемы результаты голосования, тем больше стимулов для избирателей принять в нем участие. Если победа какой-то партии или принятие вынесенного на голосование решения несет существенные преимущества отдельным избирателям, или напротив, вызовет для них крайне нежелательные последствия, это повышает активность при голосовании. Эффективным способом стимулирования избирательской активности является сокращение издержек голосования: удобное время голосования и расположение избирательных участков, более полная и доступная информация.

Однако поведение избирателей и их стремление участвовать в выборах не всегда объясняются рациональными мотивами. Избиратели могут идти на выборы по соображениям гражданского долга, преданности определенной идеологии, следуя привычке или желая поддержать определенную партию из спор тивного интереса.

По аналогии с известным понятием «фиаско рынка» в теории общественного выбора вводится понятие «фиаско (провалы) государства». Стремление правительства устранить недостатки рыночной экономики в некоторых случаях может привести к снижению эффективности. Провалы правительственной политики и неэффективность действий государства объясняются следующими причинами.

1. Отсутствие механизма принятия оптимальных решений в интересах общества в целом. Ни один из механизмов выработки общественных решений не гарантирует их эффективности.

Экономическая политика разрабатывается и осуществляется людьми, имеющими свои личные интересы, которые могут отличаться от интересов государства. Государство не монолитно; существует множество центров выработки политических решений. Каждый из этих центров имеет собственные представления об общественном благе и пытается их реализовывать. Отдельные группы способны лоббировать свои интересы в правительстве и парламенте. Кроме т ого, текущая экономическая политика может противоречить стратегическим целям государства и при реализации политических решений может быть проявлена непоследовательность.

Избиратели и общественные деятели предпочитают поддерживать программы, приносящие быстрые и явные выгоды при отдаленных и сложно вычисляемых потерях. Например, решения, связанные с нанесением ущерба экологии, могут быть приняты, если сулят получение прибыли в ближайшее время. Вред от загрязнения окружающей среды трудно точно оценить, и его проявления скажутся в отдаленном будущем. Программы, требующие определенных немедленных затрат и приносящие сложно определяемые выгоды в будущем, часто отвергаются.

2. Даже если предположить, что все чиновники и депутаты руководствуются при принятии решений исключительно интересами народа и имеют единое мнение относительно этих интересов, принятые решения все равно не будут оптимальны. Лица, принимающие решения, не всегда точно представляют себе функционирование эконо мики и имеют достаточно информации для выработки оптимального решения. Политика может изменяться или искажаться в процессе реализации.

3. При осуществлении принятых экономических решений возникает ряд проблем. Бюрократия может быть неэффективной или коррумпированной, способна искажать полученные указания, а также использовать инструменты экономической политики в своих узких интересах. Могут возникнуть проблемы во взаимоотношениях между руководителями и исполнителями. Кроме того, необходимо время на то, чтобы экономика приспособилась к тем изменениям, которые вызвало вмешательство государства. Правительственные решения в связи с этим могут оказаться несвоевременными и не всегда возможно точно оценить и предвидеть все последствия принятых государством мер. Поскольку экономическая ситуация зависит от огромного числа факторов, некоторые из которых случайны и не могу быть спрогнозированы, то и последствия экономической политики на практике могут сильно отличатся от ожидаемых.

4. Избиратели ограничены в выборе общественных товаров по сравнению с покупателями потребительских товаров. Голосуя за определенную партию или кандидата, человек поддерживает всю его программу, в том числе и те ее положения, которые ему не нравятся.

5. Государственные учреждения имеют меньше стимулов для эффективной работы, чем частные компании. В случае низкой эффективности им не угрожает разорение.

С точки зрения теории общественного выбора представляется важным не столько расширение функций государства, сколько сосредоточение правительственных усилий на реализации основных направлений деятельности государства. Поскольку ресурсы, которыми располагает правительство, ограниченны, расширение его обязанностей зачастую сопровождается утратой внимания к важнейшим функциям государства.

Государству следует поощрять конкуренцию в области предоставления общественных благ, в частности за счет конкурентного распределения контрактов на предоставление услуг путем проведен ия тендеров и аукционов. Следует также стимулировать непосредственное участие пользователей общественных благ в разработке, реализации и мониторинге их предоставления в тех случаях, когда это возможно.

14.5. Новая экономическая история.

Группа экономистов неоинституциального направления во главе с Д. Нортом предложила собственный вариант истолкования общих закономерностей развития человеческого общества. В отличие от старой исторической школы, которая, по их мнению, характеризировалась эклектичностью, описательностью и отсутствием концептуальной основы, они опирались на строгие количественные методы и учение об эволюции институтов, теорию прав собственности и транс-акционных издержек. Это позволило им создать дисциплину, которая получила название новой экономической истории. Основным толчком к ее разработке стало осознание небесплатности действия институтов. «Правила игры», или институты, призваны снижать неопределенность и делать с оциальную среду более предсказуемой. Их действие осуществляется через систему стимулов, которая направляет деятельность людей по определенной траектории. Однако формирование и поддержание самих институтов требует значительных затрат. В этом и заключается парадокс «правил игры».

Д. Норт различает три вида институтов:

1) неформальные (традиции, обычаи, моральные нормы);

2) формальные (конституция, законы, административные акты);

3) механизмы принуждения, обеспечивающие соблюдение правил (суды, органы охраны правопорядка и т. д.).

Неформальные институты складываются постепенно, спонтанно, как побочный результат действий множества индивидов, преследующих собственные интересы. Формальные институты устанавливаются и поддерживаются сознательно, в основном силой государства. Они имеют иерархическую структуру: правила высшего порядка изменить труднее, чем правила низшего уровня. Формальные институты, в отличие от неформальных, могут подвергн уться единовременной ломке. Октябрьская революция 1917 г. в России – пример такой радикальной смены официальных норм.

Одновременно с процессом образования институтов идет процесс формирования механизмов принуждения к их соблюдению, поскольку как только возникает правило социального взаимодействия, возникает проблема девиации. Механизмы принуждения к следованию правилам различны для формальных и неформальных норм. За нарушение неформальных правил людей ждут персональные, реализуемые пострадавшей стороной, или коллективные санкции, проводимые группой, к которой принадлежит нарушитель. Чем прочнее социальные связи, тем действеннее такие санкции и соответственно тем сильнее неформальные институты. Механизмы соблюдения формальных правил имеют организованный характер и не зависят от социальных связей. Поскольку аппарат реализации таких механизмов допускает большую отдачу от масштаба, то сравнительным преимуществом в их осуществлении обладает государство.

Главными источ никами институциональных изменений Д. Норт считает сдвиги в структуре относительных цен и идеологию, под влиянием которой формируется структура предпочтений людей, причем каждый из них может действовать самостоятельно.

Индивиды постоянно стоят перед выбором: ограничиться взаимодействием в рамках существующих норм или направить ресурсы на их изменение. Второй вариант более предпочтителен, когда ожидаемые выгоды велики и способны окупить издержки формирования новой институциональной системы общества. Такое объяснение лежит в основе «наивной» или «оптимистической» модели развития, согласно которой неэффективные институты заменяются эффективными. Именно она послужила идеологической основой книги Д. Норта и Р. Томаса о восходящем развитии западного капитализма.

Однако в истории имеется немало примеров, когда эта модель не выполняется. Тысячелетиями существуют неэффективные формы экономики; разрыв между уровнем развития разных обществ скорее увеличивается, чем сокращается; ко нкуренция на политических и экономических рынках не способствует замене неэффективных норм. Объясняя эти процессы, в своих поздних работах Д. Норт ссылается на действие следующих факторов: роль государства, влияние групп интересов и зависимость от ранее выбранной траектории развития.

Во-первых, роль государства может быть двоякой. С одной стороны, оно может способствовать экономическому росту, производя важнейшее общественное благо – правопорядок, с другой – вести себя как «хищник», стремясь максимизировать монопольную ренту, выраженную в разнице между доходами и расходами бюджета. Для достижения этих целей чаще всего необходимы совершенно разные комплексы институтов. Государство может быть заинтересовано в поддержании неэффективных институтов, если это увеличит его монопольную ренту.

Во-вторых, выгоды и издержки от действия институтов распределяются неравномерно, поэтому перераспределительные соображения бывают весомее соображений эффективности. По мнению Д. Норта, пол итический рынок имеет тенденцию введения неэффективных прав собственности, ведущих к застою и упадку.

В-третьих, институты характеризуются значительной экономией на масштабах. Установленное правило можно распространить с минимальными затратами на большое количество людей и сфер деятельности, в то время как создание норм сопряжено со значительными первоначальными безвозвратными вложениями. Поэтому «старые» институты часто оказываются предпочтительнее «новых», даже в случаях, когда последние способствуют увеличению благосостояния.

Все перечисленные факторы способствуют сохранению сложившейся институциональной системы независимо от ее эффективности. Иными словами, институты удерживают общество в рамках однажды выбранной траектории, изменить которую достаточно трудно. Этим Д. Норт объясняет феномен расходящихся путей развития.

В современных обществах, по мнению Д. Норта, одновременно существует и эффективные, и неэффективные институты. Одни поощряют нововведения и и нвестиции, а другие – стремление к привилегиям и льготам, одни способствуют конкуренции, другие – монополизации, одни расширяют поле взаимовыгодного обмена, а другие сужают его. Таким образом, для развития общества решающим фактором является соотношение между этими группами институтов.

Литература.

1. Аникин А. В. Юность науки: Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса. 4-е изд. М.: Политиздат, 1985.

2. Бартенев С. А. История экономических учений: учебник. М.: Экономистъ, 2003.

3. Блауг М. 100 великих экономистов до Кейнса / пер. с англ. А.Ю. Михайлова; под ред. А. А. Фофонова. СПб.: Экономическая школа, 2005.

4. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе / пер. с англ. М.: Академия маркетинга; Дело, 1994.

5. Веблен Т. История праздного класса / пер. с англ.; под общ. ред. В. В. Мотылева. М.: Прогресс, 1984.

6. Жид Ш., Рист Ш. История экономически х учений / пер. с фр. М.: Экономика, 1995.

7. История экономических учений: современный этап: учебник / под ред. А. Г. Худокормова. М.: ИНФРА-М, 1999.

8. История экономических учений: учеб. пособие / под ред. В. С. Автономова, О. И. Ананьина, Н. А. Макашевой. М.: ИНФРА-М, 2006.

9. Классика экономической мысли: сочинения / В. Петти, А. Смит, Д. Риккардо и др. М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2000.

10. Майбург Е. М. Введение в историю экономической мысли от пророков до профессоров. М.: Дело: Книгоэкспорт, 2000.

11. Негеши Т. История экономической теории / пер. с англ.; под ред. Л. Л. Любимова, В. С. Автономова. М.: Аспект-пресс, 1995.

12. Нобелевские лауреаты ХХ века. Экономика: энциклопедический словарь / авт. – сост. Л. Л. Васина. М.: РОССПЭН, 2001.

13. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Фонд экономической книги «Начало», 1997.

14. Нуреев Р. Институционализм: прошло е, настоящее, будущее (вместо предисловия к учебнику «Институциональная экономика») // Вопросы экономики. 1999. № 1. С. 125–131.

15. Панорама экономической мысли конца ХХ столетия: в 2 т. / под ред. Д. Гринэуэй, М. Блини, И. Стюарт; пер. с англ. Д. Г. Липинского, И. В. Розмаинского, А. С. Скоробогатова. СПб.: Экономическая школа, 2002.

16. Пигу А. Экономическая теория благосостояния. М.: Прогресс, 1985.

17. Сорвина Г. Н. История экономической мысли двадцатого столетия. М.: РАГС, 2005.

18. Экономика и оптимизация / Л. В. Канторович, С. Брентьес, В. Лассман, Х. Шилар и др. М.: Наука, 1990.

19. Ядгаров Я. С. История экономических учений: учебник для вузов. 4-е изд. М.: ИНФРА-М, 2006.

Примечания.

1.

Штейн В.М. Гуань-цзы: Исследование и перевод. М.: Изд-во восточной литературы, 1959. С. 303.

2.

Ксенофонт Киропедия. М.: Наука, 1976. С. 210.

3.

Ман Т. Богатство Англии во внешней торговле // Меркантилизм / Под ред. И.С. Плотникова. Л.: Соцэкгиз, 1935. С. 130.

4.

Lowry S.Т. (ed.) Pre-classical Economic Thought. Boston etc., 1987. Р. 158. 18.

5.

Норс Д. Очерки о торговле, трактующие главным образом вопросы о процентах, че канке, обрезе, увеличении денег // Меркантилизм. Л., 1935. С. 307.

6.

Норс Д. Указ. соч. С. 310.

7.

Юм Д. Опыты. М.: Изд-во Солдатенкова, 1896. С. 82.

8.

Петти У. Трактат о налогах и сборах // Антология экономической классики: Петти, Смит, Рикардо. М.: Эконов-Ключ, 1993. С. 54.

9.

Там же. С. 74.

10.

Boisguillebert Р. Lе detail de la France, economistes financiers du XVIII siecle. Р., 1843. Р. 18.

11.

Там же. Р. 104.

12.

Там же. Р. 251.

13.

Кенэ Ф. Избранные экономические произведения / пер. с фр. М.: Соцэкгиз, 1960. С. 101.

14.

Смит А. Исследование о природе и причинах б огатства народов. М.: Соцэкгиз, 1962. С. 331–332.

15.

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Соцэкгиз, 1962. С. 126.

16.

Там же. С. 238.

17.

Там же. С. 296.

18.

Смит А. Указ. соч. С. 401.

19.

Смит А. Указ. соч. С. 340.

20.

Рикардо Д. Сочинения Т. 1. М.: Госполитиздат, 1955. С. 30.

21.

Рикардо Д. Указ. соч. С. 140.

22.

Рикардо Д. Указ. соч. С. 182.

23.

Там же. С. 184.

24.

Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Прогресс, 1978. С. 102.

25.

Милль Дж. С. Основы политической экономии. Т. 1. М.: Прогресс, 1980. С. 337.

26.

Милль Дж. С. Основы политической экономии. Т. 1. М.: Прогресс, 1980. С. 338–339.

27.

Милль Дж. С. Указ. соч. С. 398.

28.

Маркс К. Капитал. Т. 1 // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 194.

29.

Маркс К. Указ. соч. С. 356.

30.

Менгер К., Бём-Баверк Е., Визер Ф. Австрийская школа в политической экономии. М.: Экономика, 1992. С. 101.

31.

Менгер К., Бём-Баверк Е., Визер Ф. Указ. соч. С. 128.

32.

Туган-Барановский М.И. Учение о предельной полезности хозяйственных благ как причина их ценности // Юридический вестник. 1890. Т. 6. Кн. 2. С. 228.

33.

Там же. С. 217.

34.

Homen Р. Instutional School // Encyclopedia of the Social Sciences. Vol. V. New York.: Free Press, 1931. Р. 389.

35.

Seckler D. Thorstein Veblen and the Institutionalists. London: Oxford University Press, 1975. Р. 87.

36.

Veblen Т. Why is Economics Not an Evolutionary Science // Quarterly Journal of Economics. 1898. Vol. 12. № 4. Р. 389.

37.

Жамс Э. История экономической мысли ХХ в. М.: Экономика, 1959. С. 90.

38.

Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. М.: Прогресс, 1968. С. 63.

39.

Селигмен Б. Указ. соч. С. 92.

40.

Commons J.R. Industrial Government. New York: Free Press, 1923. Р. 272.

41.

Commons J.R. Institutional Economics. New York: Free Press, 1934. Р. 634.

42.

Commons J.R. Economics of Collective Actions. New York: Free Press, 1950. Р. 33.

43.

Berle А.А., Means G.С. The Modern Corporation and Privation Property. New York: Free Press, 1934. Р. 124.

44.

Гэлбрейт Дж. Экономические теории и цели общества. М.: Прогресс, 1973. С. 138.

45.

Там же. С. 139.

46.

Hodgson G.М. The Theory of Economic Evolution // The Companion to Institutional and Evolutionary Economics / Ed. by G.М. Hodgson, W.J. Samuels, М.R. Tool. Aldershot: View Press, 1994. Р. 218.

47.

Там же. Р. 219.

48.

Там же. Р. 221.

49.

Hodgson G.М. Op. cit. Р. 222.

50.

Там же. Р. 223.

51.

Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Прогресс, 1978. С. 57.

52.

Мюллер-Армак А. Принципы социального рыночного хозяйства // Социальное рыночное хозяйство. Теория и этика экономического порядка в России и Германии: пер. с нем. В.А. Автономова, пер. с англ. В.А. Погосян. СПб.: Экономическая школа, 1999. С. 273.

53.

Supply Side Tax Cuts, Monetary Restraints and Economic Growth. Washington: Garvard Press, 1983. Р. 2.

54.

Demsetz Н. Information and Efficiency: Another Viewpoint // Journal of Law and Economics. 1969. № 1. Р. 1.

55.

Downs А. An Economics Theory of Democracy. N.У.: Harper and Row, 1957. Р. 28.

56.

Долан Э., Линдсей Д. Микроэкономика. СПб.: Санкт-Петербург оркестр, 1994. С. 353.

Игнатьева Галина