BzBook.ru

Институциональная экономика

...

1/2 ? 2400 + 1/2 ? 4800 = 3600 долл.

Кто захочет продать свой автомобиль по этой цене? Владельцы «лимонов» готовы это сделать, но владельцы «слив» хотят продать свой автомобиль по цене не меньше 4 тыс. долл. Цена, которую должны заплатить за «средний» автомобиль покупатели, меньше той цены, по которой готовы продать свой автомобиль продавцы «слив». По цене 3600 долл. к продаже будут предложены только «лимоны». Но если бы покупатель был уверен, что ему достанется «лимон», он не захотел бы заплатить за нее 3600 долл. На самом деле равновесная цена установилась бы где-то между 2000 и 2400 долл. По этой цене предлагались бы к продаже только «лимоны», и поэтому покупатели справедливо ожидали бы, что им достанется «лимон». Сливы на этом рынке вообще не предлагаются к продаже. Итак, несмотря на то что цена, по которой покупатели готовы купить «сливы», превышает цену, по которой продавцы готовы их продать, ни одна из этих сделок не состоится.

В подобной ситуации возникает внешний эффект, который приводит к провалу рынка. Своим решением попытаться продать автомобиль плохого качества по средней цене экономические агенты оказывают влияние на складывающееся у покупателей впечатление в отношении качества «среднего» автомобиля, продаваемого на рынке. Это приводит к понижению цены, которую покупатели готовы платить за «средний автомобиль», и таким образом наносит ущерб людям, которые пытаются продать хороший автомобиль. Именно этот внешний эффект и создает указанный провал рынка. Из-за высоких издержек получения информации товары низкого качества вытеснили товары хорошего качества. Проблема неблагоприятного отбора может быть настолько серьезной, что способна полностью разрушить рынок. Для общества издержки недобросовестного поведения не ограничиваются той суммой, на которую обманут покупатель, сюда необходимо включить также потери, связанные с сужением сферы честного бизнеса.

Акерлоф приводит различные примеры подобных крайних случаев неблагоприятного отбора, в частности пример из сферы страхования. Общеизвестно, что люди старше 65 лет испытывают большие трудности с приобретением медицинской страховки. Возникает естественный вопрос: почему страховые компании не поднимают цену на страховку, с тем чтобы она соответствовала риску? Дело в том, что с ростом уровня цен покупать страховку будут лишь те люди, которые уверены в том, что она им нужна, в результате произойдет ухудшение качества лиц, покупающих страховку, что приведет к отказу страховых компаний от продажи страховки.

Аналогичные проблемы возникают со страхованием от болезней. Страховые компании не могут основывать свои ставки страховых премий на средней частоте возникновения у населения проблем со здоровьем. Во многих странах правительства были вынуждены национализировать сферу здравоохранения. В США частный сектор создал новую практику – групповую медицинскую страховку, которая частично заменяет отсутствие рынка в этой сфере. Работодатели предлагают своим работникам страхование от болезней как составную часть пакета дополнительных выплат. Участие всех работников в программе страхования позволяет страховой компании использовать средние ставки страховой премии и тем самым устранить неблагоприятный отбор. При этом страховые компании должны получить информацию о качестве всей группы (студенты, работники предприятия и т. д.), а не отдельных покупателей страховки.

4.3.2. Способы предотвращения неблагоприятного отбора.

Доверие нельзя купить на рынке, его можно лишь достичь окольными путями с помощью различного рода институциональных механизмов. Там, где экономист видит провал рынка, бизнесмен должен видеть шанс получить прибыль. Существуют две стратегии, позволяющие решить проблему неблагоприятного отбора: подача сигнала (signalling) и просеивание (screening). В литературе эти две стратегии часто смешиваются. Различие между ними состоит в том, какая из сторон предпринимает действия: информированная или неинформированная.

Подача сигнала.

При сигнализировании инициативу в свои руки берет сторона, располагающая информацией. Той стороне, которая обладает скрытой информацией, бывает выгодно, чтобы о ней узнала другая сторона.

Сигнал – это наблюдаемая характеристика индивида или блага, которая может быть изменена [41] .

В нашем примере с рынком подержанных автомобилей таким сигналом служит гарантия, которую предоставляет продавец «слив». У владельцев подержанных автомобилей хорошего качества есть стимул к тому, чтобы донести до потенциального покупателя тот факт, что предлагаемый им автомобиль хороший. Он должен подать сигнал о качестве своего автомобиля тем, кто мог бы его купить. Один из подобных сигналов – гарантия, т. е. готовность продавца отдать покупателю некоторую заранее согласованную сумму, если автомобиль окажется «лимоном». Продавец «лимонов» не может предоставить подобную гарантию, поскольку ему это невыгодно.

В договорах подобным сигналом о надежности другой стороны могут служить штрафные санкции, например, в случае просрочки сдачи объекта строительной или ремонтной организацией. Должник подает сигнал о своей надежности, сообщая о готовности выплатить страховку кредитору в случае неисполнения им взятых на себя обязательств.

Сигналом могут служить также капиталовложения в торговую марку. Даже реклама, которая кажется неинформативной (например, рекламный ролик с Горбачевым, рекламирующим пиццу), на самом деле передает информацию, сигнал о том, что фирмой были затрачены большие средства на рекламу [Nelson, 1974]. Расходы на рекламу могут быть весьма значительными, а это невозвратные капиталовложения (sunk cost). Но для покупателя они являются свидетельством высокого качества продукции. Расходы на рекламу – это своего рода «заложник» в руках покупателя. Если продавец обманет покупателя и поставит товары низкого качества, то ценность рекламы упадет до нуля [Klein, Leffler, 1981]. По этой же причине банки вкладывают значительные средства в здания, отделывая их мрамором. Эти расходы служат сигналом, который банк подает о своей надежности, ведь эти вложения также являются невозвратными.

Создание и поддержание институциональных механизмов, решающих проблему неблагоприятного отбора, конечно, связано с затратами ресурсов, но именно эти затраты и подают сигнал покупателю о том, что продавец предлагает хороший товар. Можно сказать, что качество сигнала зависит от тех ресурсов, которые были инвестированы в него.

На рынке труда сигналом служит диплом об образовании. Первым, кто исследовал подачу сигналов на рынке труда, был Спенс [Spence, 1973]. Дипломы об образовании подают работодателю сигнал о качестве (и о производительности) потенциального работника. Производительность на рабочем месте положительно коррелирует с успеваемостью в школе. Поэтому у высокопроизводительного работника в среднем будут более низкие частные издержки получения диплома об образовании (к примеру, он тратит меньше времени на подготовку к занятиям и выполнение домашних заданий). Поскольку более производительный работник может зарабатывать больше, чем менее производительный работник, то более производительный работник имеет стимул вкладывать средства в получение диплома об образовании как подачу сигнала. Для того чтобы сигналы были надежными, необходимо, чтобы для менее производительных работников издержки получения более высокого уровня образования были выше, чем выгоды, связанные с увеличением заработной платы. Спенс считал, что само образование – это лишь сигнал о более высокой производительности, но само образование производительности не повышает. В модели подачи сигнала Спенса получается, что расходы на образование – это чистые социальные издержки. Рассмотрим эту модель подробнее [Мильгром, Робертс, 1999, т. 1, с. 233].

В модели Спенса есть два типа работников. Они обладают частной информацией о своей производительности, которой нет у работодателей. Производительные работники производят продукции на 50 долл. в час (за вычетом издержек производства). В условиях полной информации об их производительности они получали бы заработную плату, равную их предельному продукту, т. е. 50 долл. Работники с низкой производительностью производят продукции на 20 долл. в час. Работодатель при найме работников не в состоянии распознать их качество, поэтому он будет платить им заработную плату, равную ожидаемой производительности данной группы работников, в которой, допустим, 30 % высокопроизводительных работников и 70 % работников с низкой производительностью. Заработная плата, которую будет платить работодатель, составит: