BzBook.ru

ИСТОРИЧЕСКОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ РУССКОГО НАЦИОНАЛИЗМА


Раздел первый. ВИТИЙСТВО ТОРГОВО - СПЕКУЛЯТИВНОГО БЕЗУМИЯ. К ЧЕМУ ОНО ВЕДЁТ? ВОЛЯ К СТАНОВЛЕНИЮ НАЦИИ!


Каждый человек живет надеждой. Но значение надежды в жизни большинства людей возрастает во времена кризисов, которые переживают общества в периоды ломки одного, отжившего строя и становления другого, нового. Чтобы не отчаяться, не поникнуть волей, разумом, духом, чтобы не утратить желание бороться и жить, народ должен хотя бы в общих чертах знать, что ему предстоит делать для преодоления кризиса, понять его причины. Без такого знания нет реальной надежды, побуждающей к поступкам, а не ждущей, когда все само собой устроится, — что, по сути, всегда вело к утрате народом, нацией и государством исторической перспективы, к постепенной деградации и распаду.

Драматизм переживаемого сейчас Россией и нашим народом периода исторически неизбежен — и это надо понимать, — но в значительной мере обусловлен политическим вырождением всех без исключения лидеров, которые всплыли на поверхность после Перестройки. Одни из них, в их числе Президент, откатились от позиций политического авангарда революционных процессов до ролей марионеток для набравших мощь торгово-спекулятивных и финансово-ростовщических сил, влияние которых растет с ростом ничем не сдерживаемого коммерческого капитала; и своими кровными устремлениями удержаться у власти любой ценой они выродились в клику, ускоренно теряющую понимание и поддержку породившего их класса, становление которого происходит на базе коммерческих интересов. Эти лидеры с неизбежностью ведут страну к параличу государственной и исполнительной власти. Другие политики держатся на плаву благодаря интуиции, инстинктам, при частичном или полном интеллектуальном невежестве. Они оказались неспособными осознать происходящее, предложить реальную программу борьбы за продвижение страны вперед, скрывая отсутствие таковой программы за склоками, сварами, пустопорожней болтовней. Они не желают признать, что окажутся ненужными новому классу, пока невидимому как крот, но набирающему день ото дня волю к наступательному действию, чтобы прийти в ближайшем будущем к власти. Этот новый класс отбросит их в лучшем случае на вторые-третьи роли.

Что же это за класс? На какие политические силы он обопрется в утверждении своей власти?

Об этом классе будет сказано ниже. Рычаг же, на который он обопрется в деле спасения страны, будет радикальным национализмом. Из тех, кто способен чувствовать дыхание истории, мало кто не ощущает, что Россия стоит на пороге подъема русского национализма как важнейшей политической силы, которая в какой-то период предстанет самой важной политической силой в стране. Силой властной и единственной объединяющей общество, единственной внутриполитической реальностью.

Однако русский национализм в неизбежности — национализм державный, а вернее сказать, национализм великодержавный. Он поднимет бурю таких противоречий в глобальном размахе, приведет человечество к таким потрясениям, выявит противостояние таких надгосударственных интересов, объединенных или разъединенных общей тревогой сил, стоящих за этими интересами, что без глубокого политического предвидения, без стратегических теоретических проработок он способен привести Россию к национальной и государственной катастрофе.

Задача теоретической работы, имеющей практическую ценность, не только в том, чтобы организовать собственно русские национальные силы, но и в том, чтобы объявить друзей и союзников, объяснить им общность интересов и перспектив, на базе которых окажется возможным сближение с ними: политическое, экономическое, финансовое, военно-стратегическое и пр. Задача ответственной теоретической работы и в том, чтобы внести раскол в общественное мнение и в политические позиции государств нейтральных и, разумеется, враждебных. Тем самым, создавая наиболее “мягкие” условия для решения внутренних государственных проблем в самой России, в ее международной политической игре.

Исходя из такого понимания меры ответственности и будет строиться изложение нижеследующего.


Глава 1. Коммерческий и промышленный интересы – антагонизм и борьба


Если отбросить в сторону паутину лжи и благоглупостей, в которых запутались даже светлые умы, то истина предстанет во всей своей наготе: в России произошла буржуазная революция и начался революционный длительный процесс гигантской трансформации социал-феодального режима, каким, по сути, был в экономических и общественных отношениях режим коммунистической диктатуры, в социал-капиталистическую экономическую и общественную систему, то есть в следующую за феодализмом историческую формацию.

Непреодолимый кризис коммунистического режима — сначала экономическая фаза, а затем и политическая — был порожден, в первую очередь, тем, что режим этот оказался не в состоянии создать динамичный, способный к быстрому саморазвитию правящий класс, какой обещали создать идеологи либерального, позже диктаторского коммунизма. Правящий класс бывал динамичным только под гнетом страха. Исчезал страх, и правящий класс постепенно деградировал в неповоротливую, ничем кроме карьеристских интересов не побуждаемую к саморазвитию и самоорганизации массу. Масса эта становилась все определеннее инертной и неуправляемой.

Перестройка, проведенная М. Горбачевым, должна была демократизацией и гласностью преодолеть это противоречие. Она поразительно напоминает знаменитые в современной истории Италии реформы, которые в начале века проводил премьер-министр Джолитти. Напоминает как по причинам, так по характеру и следствиям. Но об этом ниже. Сейчас важно понять, что либеральный феодализм, даже революционный по задачам, — а идеологический и практический коммунизм был одной из форм его, — для своего выживания в современной истории создававший либерально-полуфеодальные, или вернее социал-феодальные, диктатуры, везде терпел и будет терпеть крах. Он, в конце концов, выявлял полную неспособность в век буржуазных отношений породить правящий класс с такими жизненными интересами, какие побуждали бы его к динамичному саморазвитию.

Итогом буржуазных революций всегда было создание внутриполитических условий для полного высвобождения двух интересов: коммерческого и промышленного. Только эти интересы нацеливают на получение прибыли — основы накопления капитала и улучшения жизни для самых энергичных и предприимчивых. Только они дают основание для создания множества рабочих мест в условиях бурной урбанизации страны, когда пролетариат, рабочий класс, инженеры и служащие могут выжить только при достаточном наличии этих самых рабочих мест. Именно эти два интереса, несмотря на жестокий эгоизм и преступления, ими порождаемые, в конечном счете, способствуют наиболее быстрому накоплению национального богатства, национального капитала и, в конечном итоге, — процветанию. И, как следствие, ими создаются материальные основы для проведения государством реального, а не декларируемого либерализма в практику внутриполитической жизни общества.

Однако коммерческий и промышленный интересы движутся не рука об руку. Их противостояние, порожденное противоположными целями в экономике и политике, требует вмешательства государства в их антагонистические столкновения, в их постоянную напряженную борьбу. Ибо то, что приносит наибольшую прибыль коммерческому капиталу, подавляет промышленные интересы, но верно и наоборот. Современное буржуазное государство, его аппарат власти, армия, средства обеспечения эффективной внутренней и внешней политики возникают и развиваются: в первую очередь, — или, во-первых, — для защиты коммерческого и промышленного интересов как таковых в совокупности; а во-вторых, для контроля над непримиримыми политическими схватками двух ветвей буржуазного класса, порожденных этими интересами. Причем, государство порой вовлекается во внутриполитическую войну этих интересов настолько, что начинает душить один из них, если представители другого захватили полный контроль над властью, угрожающий дестабилизацией баланса интересов и разрушительный для общества и государства.

Чем более развиты эти два интереса, их требования к политике власти, тем сильнее и энергичнее буржуазное государство.

Чтобы Россия стала сильным и динамично развивающимся современным государством, нужно сначала создать условия для развития обоих этих интересов и формирования широкого и открытого для самых дельных людей класса общественной элиты, вскормленного и организованного этими интересами.

Для нас сейчас чрезвычайно важно разобраться в генезисе противоборства этих интересов и в становлении государства, необходимого для активной защиты их и контроля над ними.


Глава 2. Как это было в Англии


Прежде чем приступить к рассмотрению внутренней логики борьбы коммерческого с промышленным интересов в самый ожесточенный период их столкновений на примере первого десятилетия развития политических процессов после классической для анализа Великой французской революции, весьма поучительно сначала взглянуть на уникальный пример схваток этих интересов в перспективе почти двух столетий до нее, когда промышленный интерес в качестве двигателя общественных и государственных процессов только выходил из пеленок, рожденный из потребностей делания прибыли в мануфактурном производстве, когда он только еще взрослел и наращивал мускулы.

Как известно из школьных курсов истории, капиталистические отношения зарождаются в недрах феодального общества. В 1600 году в Англии была образована Ост-Индская коммерческая компания. Эта частная торгово-спекулятивная компания, благодаря поразительно высокому дивиденду на вложенные деньги, очень быстро привлекла в свои операции огромные средства, в том числе и вложения английской аристократии, знати, в результате этого компания постепенно превратилась во влиятельную политическую организацию. Она смогла добиться права на собственный аппарат власти для управления и грабежа захваченных государством колониальных территорий на азиатском Востоке. А с 1623 года сконцентрировала свою деятельность в Индии. Дивиденды компании достигали двадцати процентов годовых в серебре и золоте, денежных единицах достаточно высокой устойчивости. Поэтому неудивительно, что с начала английской буржуазной революции в 1640 году, затем в обстановке хаоса гражданской войны и растянувшейся почти на полстолетия политической и экономической нестабильности, становление Ост-Индской компании как политической организованной силы только ускорилось. Аристократы, богачи и спекулянты пристраивали капиталы в ее деятельность и стремились отдалить ее от политических смут в самой Англии. В 1661 году Ост-Индская частная торговая компания получила право вести войну и заключать мир. В 1686 году — чеканить монету, иметь военно-полевые суды, полностью распоряжаться своими войсками и флотом. То есть фактически она превратилась в государство, но государство особое, современное, буржуазное, главным побудительным интересом к деятельности которого был коммерческий, только торгово-спекулятивный интерес. К чему же это привело как колонии, так и саму Англию?

Для законсервированной в отсталости Индии наряду с утверждением в практике экономических отношений примата буржуазных ценностей, революционизирующих развитие страны, вскоре быстро приняла размах и характер трагедии диктатура одних лишь торгово-спекулятивных интересов Ост-Индской компании. Этой компании оказалось невыгодным развивать производство в колониях. Более того, выгодно было разрушать там любое производство, ибо это обеспечивало максимальный объем торгово-спекулятивных операций при посреднических поставках сырья из колоний в Европу, а изделий европейского ремесленного и мануфактурного производства в колонии! Как следствие, быстро расширялись — и завоз самой ничтожной мелочи из Европы; и упадок товарного производства в колонизируемой Индии, где происходило разорение сельского хозяйства из-за пагубных изменений в его структуре, во всех аграрных отношениях, которые приспосабливались исключительно под цели сырьевого придатка английской, но, в первую очередь, более развитой европейской мануфактурной и прочей производственной деятельности. Результат не замедлил проявиться. Вскоре очевидными становились гибель колониального ремесленного производства и обнищание колоний без всякого просвета на лучшее будущее, физическое и культурно-духовное вырождение древнейших созидательных цивилизаций, какое они не знали и при самых диких завоевателях.

Но может быть за счет этого началось процветание английского народа? Так нет же! Такое усиление влияния коммерческого капитала на жизнь Британии, ширящийся гнет коммерческого капитала привели к застою в промышленном развитии, стали причиной того, что развитие буржуазных общественных отношений в этой стране растянулось на полтора столетия.

Это породило два величайших парадокса конца XVIII века.

Парадокс первый. Французская буржуазная революция за два десятилетия после своего начала в 1789 году, при военно-политическом режиме Наполеона подавив всевластие коммерческих интересов ради промышленного подъема, произвела более решительные, более глубинные преобразования во всех сферах жизнедеятельности французского буржуазного государства и общества, чем буржуазная Англия достигла за полтора столетия.

А второй, — что насквозь феодальная, абсолютистски-бюрократическая Россия, ведомая железной волей самодержавия по пути осуществления стратегической программы Петра Великого, в правление Екатерины II по промышленному производству обошла давным-давно, уже в поколениях пропитанную духом коммерческого интереса буржуазную Англию и вышла на первое место в мире по выплавке металлов и изготовлению из них оружия! Именно этим было предопределено европейское, более того, мировое могущество Российской империи, о котором вельможа и дипломат екатерининского Золотого века заметил: “Без нашего позволения тогда во всей Европе ни одна пушка не смела выстрелить”.

Почему же буржуазные отношения сами по себе не породили бурного развития английской промышленности? При том, что коммерческий капитал жирел, становился огромным. Одна из причин в самом характере промышленного производства, который требует образования, знаний у тех, кто с ним связан, предварительной общей культуры народа. Но это вторично. Главное в том, что промышленный капитал не в состоянии давать дивиденд, сравнимый с торгово-спекулятивным или финансово-ростовщическим! Коммерческий капитал, проникнув во власть и пропитав её своим интересом, вовсе не заинтересован в промышленном развитии страны. Он вообще является космополитичным по своей природе. Ему все равно, чем торговать, где брать товар, куда его везти, лишь бы был наибольший навар; ему все равно, где иметь торговый дом, банк, приложение капитала, лишь бы государство проводило угодную ему и наиболее выгодную политику. Наиболее выгодна же ему ситуация, когда спрос есть, а товара в недостатке: тогда можно взвинчивать цены и получать спекулятивно высокую прибыль. Он равнодушен к долгосрочным планированию и кредитованию, его излюбленная мечта: краткосрочные наваристые операции. В своей основе коммерческий капитал чрезвычайно циничен в отношениях с любым народом и всяким государством.

Итак, промышленный капитал в Англии развивался слабо, был пасынком в буржуазно-капиталистическом и правовом, государственном сознании Англии. Риски, связанные с промышленным капиталом были значительно выше, страховка требовалась более высокой, нежели в торгово-спекулятивной деятельности. Банки шли на сотрудничество с ним неохотно, трудно, вяло. Его оживление имело место лишь в тех отраслях, которые обслуживали торгово-спекулятивную, коммерческую деятельность: в кораблестроении, в определенном смысле при производстве оружия, предметов роскоши для узкого круга чрезвычайно богатой элиты и около элитного окружения. Промышленность могла становиться на ноги только за счет сверх эксплуатации рабочих, за счет мизерной оплаты их труда. Но этим же и подрывала способности к быстрому своему развитию, ибо по своей сути зависела от их производительности труда, от культуры производства, во многом обусловленных образом их существования и их социальной моралью, и от широкого спроса на внутреннем рынке, определяемого высокой покупательской способностью, в том числе, и этих самых рабочих.

Господство коммерческого капитала, диктат коммерческого интереса олицетворялись почти столетним нахождением у власти партии обуржуазившейся аристократии и крупных финансовых воротил. Их власть принудила Англию к слоновьему топтанию вокруг не решаемых экономических и социально-политических проблем. Социальная структура была извращена настолько, что правящий класс был панически напуган Великой буржуазно-демократической революцией во Франции, едва ли не больше даже, чем отсталые феодальные монархии Европы! Ибо поляризация уровней жизни в стране оказалась взрывоопасной. На верху выделялась своей нарицательной во всей Европе роскошью горстка элиты; сравнительно удовлетворительная была жизнь у двух-трех процентов тех, кто обслуживал деятельность коммерческого капитала на чиновничьей, государственной или военной службе; а уделом остального населения была нищета.

Потому что сам по себе коммерческий капитал не создает ничего! Ни домов, ни дорог вглубь страны, ни прочую инфраструктуру развития хозяйственной деятельности горожан и селян; ему не нужны учителя для школ, нисколько не заботит его отсутствие больниц, врачей для остальных слоев, кроме элиты; не нужны ему ни наука, ни культура, ни знания, ни технический прогресс; в конечном счете, его мало волнует уровень жизни подавляющего большинства народа. По этим причинам, набрав силу, подминая власть, он начинает душить и буржуазную демократию как таковую. Он становится разрушительным и антинародным. Это неизбежно ведет его к политическому консерватизму, в лагерь сторонников удушения реальной представительной демократии, реальной свободы политического выбора через установление конституционной диктатуры исполнительной власти. Он предает дело глубинных общественных преобразований, политических преобразований, необходимых для формирования собственно буржуазного общества, как общества национального, — ибо окончательной задачей буржуазной революции в общественно-политическом плане неизбежно является становление конкретной капиталистической нации.

Всевластие коммерческого капитала, диктат коммерческого интереса останавливает развитие буржуазной революции на полпути, что обрекает страну на рыхлость и без того слабой государственной власти, на ее аморфность, политическую близорукость. Вследствие чего коммерческий интерес как таковой с фанатической настойчивостью устремляется искать структуры и формы дальнейшего укрепления административных форм власти, вне политических средств собственной диктатуры, — не в последнюю очередь и потому, что выгодной лишь ему политикой побуждает своего заклятого противника, буржуазный промышленный интерес чаще и чаще задумываться о своей диктатуре, размывая в нем остатки либерализма и примиренческого идеализма. Радикальное крыло промышленного интереса постепенно захватывает идеологический контроль над всем промышленным классом и никакие компромиссы его с режимом диктата коммерческого политического интереса становятся невозможны и даже немыслимы.

Слабый капиталами класс промышленников неотвратимо смещается к радикализму и приходит к выводу, что для выхода из нестабильного, на краю банкротства существования ему ничего не остается, как схватиться не на жизнь, а на смерть с торгово-спекулятивным диктатом, с коммерческим капиталом в борьбе за власть, чтобы, используя мощь государственной машины, порожденной для защиты коммерческого правящего класса от собственного народа, установить режим приоритета промышленного интереса во всей государственной политике.

Как же он может прийти к власти, отстраненный от нее де факто? Только выступив решительным сторонником восстановления представительной демократии во всем ее революционном характере! Политически он оказывается в авангарде дальнейшего развития буржуазной революции, буржуазного преобразования общества, ускоряя это преобразование самыми решительными мерами, при необходимости, вплоть до восстановления элементов режима революционного террора. Что и имело место на вполне определенных этапах исторической эволюции во всех великих державах, которые переживали буржуазно-демократические революции и поэтому вынуждены были догонять Англию в развитии промышленного капитализма. Но Англия смогла избежать революционного радикализма промышленного интереса вблизи грани политического террора, однако, естественно, не избежала его ожесточенной схватки за власть.

Итак, положение английского промышленного класса было неустойчивым, перспективы туманными, тень банкротства постоянно нависала над промышленными предпринимателями, укрепляя их политическое самосознание и политическую волю к самому решительному действию. Их классу ничего не оставалось, как стремиться к установлению контроля над государством и, затем, посредством государства, изменить эту ситуацию. Опыт показывал, что рассчитывать на исполнительную власть, как на союзника своих интересов, ему не приходилось: аристократии, власть предержащим вообще до проблем промышленности дела было мало, им удобнее и приятнее было поддерживать операции коммерческого капитала и получать от них свои сверхвысокие дивиденды. У промышленной буржуазии оставался лишь один путь борьбы за отстаивание своих требований к власти в условиях приобретшей определенные традиции игры буржуазных свобод — установить контроль над законодательной властью, над представительной властью, над нижней палатой парламента. Что она и сделала, — на первом этапе сначала организовавшись для борьбы за реформу избирательной системы, добившись этой реформы в сторону более справедливого отражения интересов широких слоев народа.

Еще раз повторимся, кровным интересам коммерческого, торгово-спекулятивного капитала, по большому счету, все равно, за счет чего наживаться, на каком языке говорить. Он вне культуры, он служит тому, кто на данном этапе исторического развития оказался сильнее, кто дает ему предпочтительные возможности заниматься торгово-спекулятивной деятельностью. Поэтому он с фатальной неотвратимостью отделяет себя от главных потребностей народа, в среде которого зарождается и делает первые шаги. Промышленное же производство своей сутью связанно с землей, с ее ресурсами, с главным ресурсом — народом, который работает на предприятиях. Если коммерческий капитал, вообще-то говоря, народа не знает и знать не желает, то промышленный капитал вовлекает в свою деятельность широкие народные слои, и эффективность оборота капитала, дивиденды, какие дает промышленное производство, во многом определяются производительностью труда, — то есть качеством производительного ресурса — народа, его общей и производственной этикой, а так же общественной культурой, культурой социально-корпоративной, иначе говоря, национальной, которая в сути своей есть его образ жизни. Неудивительно поэтому, что молодая промышленная буржуазия Англии, несмотря на свою вопиющую слабость в сравнении с мощью и связями коммерческого капитала, оказалась способной завоевать доверие населения и добиться преобладания, большинства в парламенте. С этого момента развернулось ее широкое и бескомпромиссное наступление.

Вот основные этапы этого наступления:

I-й этап. В результате ряда законодательных актов 1773 и 1784 гг. дивиденд Ост-Индской компании, как ударной силы коммерческого капитала, был поставлен под парламентский контроль и решительно ограничен 10 %; Совет директоров Ост-Индской компании был подчинен Контрольному Совету, номинально подчинявшемуся королю; генерал-губернатор владений компании стал назначаться премьер-министром.

Не трудно догадаться, как это ударило по привычкам и кровным интересам влиятельнейших слоев, как накалилась внутриполитическая борьба интересов. Промышленной буржуазии помогали два обстоятельства: рост промышленной мощи России вызывал тревогу за международные позиции общебританских экономических (в том числе торговых) и политических интересов; а революция во Франции и наполеоновские войны грозили полностью отнять у английского коммерческого капитала чрезвычайно емкий европейский рынок. В конечном счете, проблемы государственных интересов вынудили королевскую власть, аристократию уступить, постепенно привыкать к неизбежности перехода на сторону промышленного интереса. К тому же, вытесняемый из Европы торгово-спекулятивный, коммерческий капитал, чтобы не застаиваться, не чахнуть, волей-неволей был вынужден хлынуть в развитие промышленного, в первую очередь военного производства, укрепляя экономические и политические позиции своего главного внутреннего врага. И, действительно, результаты не замедлили сказаться. Выпуск продукции английской промышленностью в военные годы наполеоновских войн вырос в 15–20 раз! Что, собственно, впервые в мировой истории показало гигантские возможности буржуазного строя и привело к идейному кризису европейский феодализм. Ибо до этого успехи Российской империи в промышленном развитии поддерживали моральные позиции феодализма не только в самой России, но, во многом, и во всей Европе.

Во время наполеоновских войн британское промышленное производство обогнало российское в несколько раз! Именно это обстоятельство породило столь шокирующую в сравнении с эпохой Екатерины Второй духовную и внутриполитическую прострацию Российской империи, длившуюся вплоть до буржуазных реформ 1861 года. Оно же, это обстоятельство, породило и движение декабристов, а никак не то, что русские войска прошли по Европе и увидели ее успехи. Ссылаться на такие причины нелепо и смешно. Русское дворянство прекрасно знало Европу и при Екатерине Второй, едва ли даже не лучше, чем собственную страну, в том числе знало оно и идеи либерализма, которые подвели Францию к Великой буржуазной революции.

II-й этап. Столь невероятные успехи окрылили британскую промышленную буржуазию. В 1813 году она нанесла очередной удар по коммерческому капиталу, не давая ему оправиться, попытаться восстановить и укрепить прежние, довоенные позиции: у Ост-Индской компании было отобрано монопольное право на торговлю с Индией. Позже, на очередном витке обострения антагонистических противоречий промышленного и коммерческого интересов, в 1833 году торговая деятельность Ост-Индской компании была вообще запрещена. С этого времени Британия стала страной с диктатом промышленного интереса во всей государственной политике, устремляясь к подлинному завершению революции, ее задач двухсотлетней давности.

К чему это привело Англию в конечном итоге? К росту национального самосознания, росту английского национализма, скачку национальной культуры и устойчивому возрастанию уровня жизни широких социальных слоев страны. Почему?

Потому, что это стало необходимо промышленному производству!

Усложнение самого производства, нарастание международной капиталистической конкуренции товаропроизводителей неизбежно вело к потребности в неуклонном росте производительности труда, в смычке промышленного производства с самыми последними достижениями науки и инженерной мысли. Однако такое оказывалось невозможным, невыполнимым без повышения культуры рабочих, их материального благосостояния, без постоянного расширения научных исследований, без влиятельной прослойки интеллектуалов, инженеров, мыслителей, без общей культуры общественного и государственного самосознания, без нацеленного на неумолимую конкуренцию национально-государственного эгоизма.

В завершение краткого обзора борьбы коммерческого и промышленного интересов в Англии полезно отметить, что ударный отряд торгово-спекулятивного интереса, Ост-Индская частная торговая компания была ликвидирована государством во время порожденного ее деятельностью индийского народного восстания в 1858 году. Ее колониальные владения стали подчиняться непосредственно статс-секретарю по делам Индии и английскому вице-королю, то есть непосредственно государству, управляемому уже, в основном, под влиянием требований к власти промышленного политического интереса, выражаемых в его стратегических целях и тактических задачах.


Глава 3. Директория и Наполеон


Великая буржуазно-демократическая революция во Франции высвободила для политической борьбы за власть все самые энергичные силы французского народа на иной ступени хозяйственного развития, на значительно более радикальной идейной и идеологической базе, чем та, которая имела место быть во времена начала буржуазной революции в Англии. Антагонистические противоречия коммерческого и промышленного интересов проявились жестче, непримиримее, в сжатые сроки. Во-первых, потому что в стране не было сравнимой с английской Ост-Индской, то есть своей торгово-спекулятивной компании, удаленной в колониях, со своим аппаратом управления на местах и с огромными возможностями наживаться на трансконтинентальных посреднических операциях, услугах. Французский торгово-спекулятивный, коммерческий интерес взрастал на собственно французской почве, зависел в первую очередь от грабежа своего народа, — оттого его устремления установить контроль над властью, подчинить ее своему диктату были более императивными, более беспощадными и бескомпромиссными, требования вседозволенности объявлял он в напряженнейшей обстановке внутриполитической борьбы более организованных классов. Во-вторых, промышленное производство накануне революции было достаточно развитым, чтобы его наемные работники, с одной стороны, и предприниматели, с другой стороны, могли предъявлять свои политические требования к ходу революции, заметно влияя на ее события.

Все последующие буржуазные революции в Европе, в европейских державах протекали по французскому “сценарию” из-за сходства в принципиальных, вышеуказанных предпосылках, поэтому следует остановиться на этом “сценарии” поподробнее. Это тем более важно, что аналогично будут развиваться процессы и в России.

Буря революционных событий в 1789 году до основания потрясла и разрушила крупную колониальную державу, которой была феодальная по структуре власти и экономических отношений Франция. Декларация о правах человека, искренние лозунги Свободы, Равенства, Братства развалили государство на ряд провинциально-автономных политических образований, которые требовали все большей независимости от Парижа в проведении местной политики. Единый французский рынок товаропроизводителей постепенно деградировал, связь с колониями, откуда завозилось сырье и куда сбывалась значительная часть продукции, оказалась разорванной, попытки ее восстановить были хаотичными, редкими, зависящими от непредсказуемых случайностей. Что не замедлило ударить самым сокрушительным образом по промышленному интересу, по промышленности как таковой. Одновременно растущий дефицит товаров первой необходимости породил безудержную спекуляцию. Торгово-спекулятивный, ростовщический, бандитско-воровской капитал рос как на дрожжах, изо дня в день набирал силу. Пока одни насмерть боролись за принципы, за великие общественные идеалы, другие — вся сволочь, чужеродная французскому обществу, его истории, культуре, традициям — бросились безудержно наживаться, образуя ударные отряды торгово-спекулятивного, коммерческого интереса. Наживались на всем: на припрятанных раньше товарах, на спекулятивных поставках необходимого продовольствия и оружия революционной армии, на безнаказанных взятках и казнокрадстве, на грабеже и захвате собственности бывших владельцев, феодальной знати, на бандитизме. В эти бандитские, торгово-спекулятивные, ростовщические и тесно связанные с ними воровские интересы вовлекались чиновники, члены Конвента, высокопоставленные деятели исполнительной власти, комиссары с чрезвычайными полномочиями. Порядок и государственное сознание размывались даже в среде непрерывно разраставшихся по численности чиновников. По свидетельству иностранных наблюдателей того времени и тех событий взяточничество и разложение в чиновничьей среде приняли такой размах, что эту среду, совершенно равнодушную к государственным интересам и общенациональным задачам стали рассматривать как особый слой третьего буржуазно-революционного сословия. В обстановке наступления иностранных войск остановить этот хаос разложения, повальной деградации морали, нравственности, культуры государственного сознания смогла только железная диктатура, Террор Робеспьера. Этот Террор не был закономерностью, он был конкретно-историческим явлением в тяжелейших внешнеполитических условиях наступления реакции, когда буржуазную революцию надо было спасать от нее же самой, от демонов, которых она породила и выпустила на волю, а потому на нем не стоит останавливаться. Закономерностью было то, что торгово-спекулятивный, коммерческий капитал и тесно связанные с ним силы чиновничества были по сути своей разрушительными, не выносили и не желали терпеть на своей шее никакой узды, никакого, кроме собственного порядка, собственного произвола. Для этого надо было рваться к власти, и они к ней рванулись. Остановить их было невозможно. Наполеон Бонапарт позже обо всех богатых, кто нажился в это время, с презрением говорил, что их богатство взращено на воровстве или грабеже, на преступлениях против государства. Всех их он “вымел” из государственной машины. Но это было позже. А пока они рвались к своей власти и дорвались до нее.

Переворот 9 термидора (27 июля 1794 года), казнь Робеспьера и его сторонников среди руководства исполнительной власти, жестокое подавление выступления низов в их поддержку явили собою установление режима диктатуры коммерческого капитала. Вся внутренняя политика, отношения с другими странами оказались подчинены торгово-спекулятивному интересу, ростовщическому произволу.

Замечательную характеристику первым шагам этого режима дал А. Манфред: “Республика свободы, равенства, братства показала свою буржуазную суть. Это был грубый мир жестоких страстей, яростной грызни за раздел добычи, ... спекуляции, хищного эгоизма без всякой жалости, создании личного богатства на крови и поте других... народ был отдан на растерзание спекулянтам и ворам... После казни Робеспьера никто больше всерьез и искренне не интересовался нуждами народа. Кого могло заботить несчастье других? Каждый за себя!

Тезис Робеспьера о гордой бедности стал объектом шуток. Только богатство стало достойно уважения. Шляпы долой перед золотом! Деньги, частные дома и дворцы, земельные владения, вот вечные ценности, достойные обожания и преклонения”.

Полезно оценить и кадровый состав верхнего эшелона этого режима диктатуры коммерческого политического интереса. За исключением талантливейшего математика и выдающегося организатора армии Карно, в Директории и рядом с ней — ни одного талантливого деятеля! Ни одного! И понятно почему. Для того чтобы сделать коммерческий капитал, не обязательно быть человеком образованным, умеющим в каком-то деле, знающим и тем более талантливым. Наоборот, все эти качества, а особенно талант, мешают торгово-спекулятивным операциям, взяточничеству, казнокрадству. Талант, образование, культура — качества социальные, они неизбежно накладывают на поведение человека рамки общественного сознания, в той или иной мере тревожат чувство ответственности за поступки против общества. А потому им не ужиться там, где витийствует вседозволенность коммерческого капитала.

Да, кроме “великого стратега победы” Карно, ни одного талантливого деятеля не посмела привлечь в свои ряды исполнительной власти Директория в первые годы своего диктата. Но и Карно в конце концов должен был бежать за границу после участия в попытке переворотом смести эту банду воров и политических авантюристов от всевластия над страной. Все пять лет своего господства Директория боялась всех и всего, что бы не проявило себя дельным и талантливым, ярко одаренным.

Социальная база поддержки режима спекулянтов, воров и защищавших их интересы политических пройдох была естественно ничтожной. А за пятилетие очевидной неспособности управлять государством устойчиво снижалась. Любой ценой удержаться у власти! — вот доминанта поведения деятелей режима, в первом ряду, в первую голову Барраса, его первого лица и символа.

Коммерческий интерес есть интерес сиюминутного риска, лавирования в сиюминутных обстоятельствах, поисках максимальной выгоды в этих обстоятельствах. Он не способен к планированию, тем более долгосрочному, его стихия — краткосрочные операции. Очевидно, что и режим этого интереса оказался не в состоянии выработать перспективную программу, сколько-нибудь продуманную политику для государства. Всякая стратегия в политике была отброшена в сторону, осталась только тактика — удержаться у власти любой ценой, сегодня, сейчас, а завтра будет видно. И ...apres nous le deluge — после нас хоть потоп!

Такая тактика требовала в любом случае ослабления представительной власти. Ослабление представительной власти стало настоятельной задачей для правящей верхушки крупных собственников и бюрократов, когда все слои населения перестали верить бесконечной болтовне лидеров режима, де, вот-вот наступит поворот к лучшему и начнется подъем к процветанию. Через два года вынужденного лавирования в конфронтации с законодательной ветвью власти исполнительная власть Директории протащила в свет новую Конституцию, согласно которой представительные органы фактически отстранялись на “периферию” выработки решений активной политики, больше не имели возможности серьезно мешаться в ногах главных деятелей режима. Протащила, ... и тут же стала нарушать свою же Конституцию! Что может быть более красноречивым доказательством вырождения режима во власть по обслуживанию асоциальных кланов представителей спекулятивно-коммерческого интереса?!

Бальзак, аналитические способности которого высоко ценил Энгельс, так писал о том времени: “Не поддерживаемые более ни великими моральными идеями, ни патриотизмом или Террором, что некогда заставляло выполнять их, декреты Республики создавали на бумаге миллионные поступления в бюджет страны и множество солдат для ее революционной армии, однако ничто не поступало в Казну и армия не получала необходимого пополнения. Продолжение дела Революции оказалось в руках людей неспособных, и законы в их исполнении и применении к реальностям жизни носили отпечаток давления и игры обстоятельств, вместо того, чтобы над этими обстоятельствами доминировать”.

Все попытки Директории остановить или, по крайней мере, уменьшить инфляцию, “оттащить” ее от грани гиперинфляции проваливались с треском, — цены росли постоянно и безудержно. Все законы и постановления Директории по стимулированию производства, поддержке предпринимательства ни к чему не приводили, так как нестабильность в обществе, в политике, ясно осознаваемое всеми отсутствие государственной стратегии, высокая инфляция делали бессмысленными проекты по среднесрочному, — не говоря уже о долгосрочном, — кредитованию промышленности.

Эта вопиющая неспособность исполнительной власти управлять страной разочаровала класс коммерческих капиталистов, раздражала его и в конечном счете настроила против режима, порожденного спекулятивно-коммерческим политическим интересом. Наворовав, награбив, наспекулировав, самая богатая прослойка выразителей коммерческого интереса начинала заботиться уже не столько о приобретении богатства, сколько о том, как эти богатства обезопасить, сохранить, получить возможность ими спокойно пользоваться, распоряжаться. Ей настоятельно становился нужен стабильный долгосрочный порядок, — но именно такого порядка не в состоянии был обеспечить режим Директории.

Директория вообще никогда не поднималась до искренних идей о защите интересов страны, народа, а тут перестала защищать интересы класса, который ее привел к власти. Все, на что она оказалась способна, — это защищать исключительно интересы ограниченного круга дельцов, которые пролезли наверх исполнительной власти. Эти дельцы представляли собой небольшую часть самой крупной буржуазии, которая во время революции обогащалась, не гнушаясь никакими средствами, и тесно связанную с ней высшую бюрократию. Не имея массовой социальной базы политической поддержки, она скатилась к политике балансирования, яростной борьбе со всеми, кто ставил под сомнение ее право на власть, будь то справа или слева. Ее политика порождала в противоборствующих группах внутри правящей верхушки ожесточенные склоки, до которых не было дела большинству в стране. Вследствие чего аполитичность и апатия, как заразная болезнь, распространялись среди широких слоев населения Франции. “Le peuple est demissione. — Народ ушел в отставку”, — не без цинизма заметил деятель Директории Редерер.

Такая политика становилась антинародной, антиисторической, антигосударственной, она затормозила дальнейшее развитие буржуазных преобразований на пол дороге. Власть без морали, без патриотизма, без чести и без принципов привела страну к политическому и экономическому хаосу, пугая весь класс собственников, который она была призвана защищать, непредсказуемостью того, что будет завтра. Этот режим стал в конце концов невыносим всем. Не имея идеалов, общественно значимых идей, не в силах сформулировать объективные задачи и цели своей политики, не имея программы государственного строительства, ничего, кроме желания удержаться у власти и у жирного пирога из денег и собственности, доступ к которому давала близость к власти, Директория отстранила от влияния на власть все социальные силы и тем самым лишилась поддержки основной массы буржуазии по всей стране. Постоянный провал представителей и ставленников правительства на выборах всех уровней стал устойчивым индикатором настроений всех слоев населения.

К чему пришла страна за пять лет диктатуры Директории? Хроническая инфляция, голод большинства и политическая апатия в провинциях и в столице лишали режим поддержки снизу. Откровенная массовая коррупция бюрократов и чиновников, за которую Директория не имела ни морального права, ни моральных сил всерьез наказывать кого бы то ни было, вызывала повсеместное раздражение буржуазии. Разнузданный бандитизм, который в южных провинциях фактически охватил целые районы, стал бичом повсюду, подтачивая авторитет власти. Несмотря ни на какие призывы и постановления Директории, продолжался развал промышленности, и даже армии. Сам Баррас в приватной беседе признал: “Республика гибнет, ничто больше не выполняется; правительство бессильно что-либо сделать; следует произвести коренные изменения”.

По сути, вопрос встал о национальном спасении. Стабильность и порядок, которые бы гарантировали право собственности, спокойствие в обществе и исполнение законов, власть нотаблей, то есть людей именитых, знаменитых и выдающихся, людей принципов и идеалов, патриотизма и твердой морали требовала буржуазия, требовала армия, требовала страна. Только такие люди могли получить доверие всех слоев, вырвать их из политической и моральной апатии, обеспечить прочную базу социальной организации. Дальнейшее развитие буржуазной революции оказывалось невозможным без восстановления и укрепления роли общественного сознания, доведения его до уровня национального сознания!

Только класс промышленного интереса, тесно привязанные к нему наука, армия смогли предложить таких людей и политику вывода страны из тупика. Они и совершили государственный переворот, привели к власти генерала Наполеона, одного из самых ярких своих представителей. Наполеон стал олицетворением диктатуры промышленного интереса, “спасителем нации”. Но и, в первую очередь, создателем нации!

Поражает, с какой быстротой режим защиты и продвижения промышленного интереса насытил правительственную машину талантливыми и деятельными людьми, начал решать проблемы, которые Директория не была в состоянии как-то сформулировать годами.

Уже через полгода фактически был сведен на нет организованный бандитизм по всей стране. Была сбита инфляция, наведен порядок в финансах. Несколькими этапами были проведены чистки среди одиозно коррумпированного чиновничества, среди погрязшей в казнокрадстве крупной бюрократии. Такое решительное наведение порядка в стране возрождало доверие к власти со стороны буржуазии, которая доказывала это своей предпринимательской активностью. Начал набирать силу общеэкономический подъем, продолжительный промышленный и строительный бум, политической предпосылкой которому стало упразднение широких полномочий провинциальных автономий, восстановление принципа централизованного государства, обозначившего четкие национальные и государственные интересы.

Само понятие провинция стало искореняться, заменяться понятием Франция как таковая, в которой проживает одна нация, единая и великая французская нация. Этого требовали, в первую очередь, политические интересы промышленности для быстрого восстановления производства, так же как потребовали они и срочного создания эффективной транспортной инфраструктуры, — и она создается в изумительно короткие сроки. Ради оправдания политики экономического эгоизма французских товаропроизводителей получали всяческую поддержку идеи крайнего национализма, шовинизма; во Франции начиналась культивироваться национальная гордость, сознание национального превосходства. Главным лозунгом стал лозунг единства всех французов под французским флагом. Нет более богатых и бедных по обе стороны баррикад, нет левых и правых, но есть единая французская нация, и только ее взаимное согласие может обеспечить процветание всем!

Все это мы увидим позже и в США, и в Италии, и в Германии, и в Японии. То есть об этом можно говорить, как о неизбежной закономерности развития буржуазной революции, которая в какой-то момент невозможна без перерастания в революцию национальную, авторитарно подавляющую диктатуру коммерческого политического интереса, заменяя ее диктатурой промышленного политического интереса. А потому через подобное неотвратимо пройдем и мы.


Глава 4. Линкольн и Муссолини


Экономический и общественно-политический кризис в середине прошлого века в США был в своей основе следствием морального кризиса торгово-спекулятивной и финансово-ростовщической элиты, которая доминировала в среде буржуазного класса страны со времени получения независимости от Британской империи. Уникальная для прошловековой истории этой страны диктатура А. Линкольна потому и стала возможной, что это была по сути диктатура набиравшего силу промышленного интереса, который не мог дальше развиваться без кумулятивного удара по всем путам, мешавшим окончательному становлению общеамериканского буржуазного общественного сознания. Гражданская война Северных штатов с Конфедерацией полуфеодального Юга стала лишь следствием установления диктатуры промышленного интереса. Промышленной буржуазии, быстро набиравшей экономическую и политическую силу в Северных штатах восточного побережья, в ее задаче индустриализации огромной страны потребовалось новое качество внутригосударственного порядка, общественного буржуазного порядка в сложившихся традициях широких свобод. Такой порядок оказался возможным лишь с уничтожением пережитков рабовладения и феодализма, а так же с уничтожением всех форм дикости и отсталости среди индейских племен, которые мешали развитию транспортной инфраструктуры, отвлекали человеческие и материальные ресурсы от собственно индустриализации на борьбу с индейцами или за контроль над ними. По этой причине с победой над рабовладельческим и полуфеодальным Югом государственная машина и после гибели Линкольна пролонгировала гражданскую войну, начав тотальный террор против индейцев, окончательно и бесповоротно снимая индейский вопрос с ранга проблемы внутренней политики, как проблемы постоянной и разрушительной угрозы складывавшемуся рынку товаропроизводителей.

Именно с Линкольна начался этап становления американского национального самосознания, воспитания молодежи в духе белого расового национализма, воспитания в духе гордости национальным флагом, своей страной, государственными символами. До Линкольна был смешанный из разных европейских этносов американский народ. После Линкольна этот народ стал преобразовываться в нацию, в национальное буржуазное общество. Это явилось политическим основанием и главной предпосылкой последовавшего бурного промышленного развития всей страны, создания мифов о динамизме и энергии американской нации, ее изменяющей форму мира предприимчивости.

Диктатура Линкольна де факто стала завершением буржуазной революции в Соединенных штатах Америки, породив в то же время революцию национальную.

У США знамя страны, которая стала мировым центром антагонистической борьбы между коммерческим и промышленным интересами за власть, за революционное развитие буржуазно-капиталистических преобразований, приняла Италия. Она вернула в Западную Европу политический динамизм, в Италии пробудилась интеллектуальная энергия буржуазии, её воля к действию по принципиальному переустройству общества, социологизации общественных отношений и изменению мира под новые исторические задачи, которым потребовалось новое качество буржуазного государства.

К началу XX столетия Италия подошла с хроническим политическим кризисом феодально-бюрократической диктатуры воинствующе светского государства. Премьер-министр Джолитти, используя свой огромный авторитет самого яркого и умного политического деятеля режима, начал осторожно, однако и неизменно проводить реформы по демократизации общественной и политической жизни страны. В конечном счете, как и на наших глазах случилось с Горбачевым, проведенные реформы стоили Джолитти политической карьеры. Но остановить буржуазно-демократические преобразования государства уже было невозможно. Эти реформы привели страну сначала к бурной буржуазной переоценке всех мировоззренческих ценностей, к политическому наступлению буржуазии и к ее революционному прорыву к власти, затем фактически к последнему этапу буржуазной революции, которая завершилась, когда вызрели условия для революции национальной.

Для ясности понимания особенностей событий в Италии следует подчеркнуть, что страну во второй половине девятнадцатого столетия объединила и создала ее институты государственной жизни испытавшая сильное влияние либеральных идей феодальная элита. Она объединила Италию сверху, опираясь на поддержку нарождавшейся буржуазии, навязав государственное единство развивающимся сотни лет вполне самостоятельно королевствам, герцогствам, княжествам со своими диалектами, культурами, традициями. Только двадцать процентов населения могли изъясняться на языке, который сейчас является национальным итальянским. Естественно, что процессы демократизации после реформ Джолитти привели к взрыву страстей сепаратизма, автономизма, восстановления прав коренных диалектов и традиций в местном самоуправлении, к диким проявлениям феодального местничества, так знакомым нам по собственному опыту последних лет.

Экономика разваливалась, трения, в особенности по линии промышленный Север и крестьянский отсталый, но с высокой рождаемостью Юг, накалились до взрывоопасной отметки, что вело к сбоям поставок сырья с Юга на Север и изделий промышленного производства с Севера на Юг. Взрыв спекуляции, падение морали, нравственности, политический хаос и бандитизм сопровождали падение промышленного производства. Однако король остался на троне, подчинился принятой парламентом Конституции, и это смягчило разрушение государственного сознания, государственной машины, служило определенным фактором стабилизации. Тем не менее, характерные черты развития процессов буржуазной революции проявились впечатляюще наглядно. Торгово-спекулятивный, финансово-ростовщический интересы быстро набирали мощные капиталы и рвались к влиянию на власть, вовлекая ее в свои операции и широко используя подкуп бюрократии и чиновничества. Промышленность, наука, культура влачили жалкое существование, инфляция едва сдерживалась на грани гиперинфляции, и обнищание, смятение мыслей, безволие духа царили повсюду и повсеместно.

Как реакция на кризис феодально-бюрократического государства, уже с начала ХХ века в среде гуманитарной интеллигенции и мыслителей интеллектуалов вызревают и набирают влияние идеи общеитальянского культурного и духовного возрождения. Эти идеи быстро созрели до патриотизма радикального толка и до мелкобуржуазного национализма, подталкивая к поискам политической идеологии национального спасения в эпоху воинственных марксистских партий, собиравших нищавший пролетариат под свои знамена и под вненациональным и антинациональным лозунгом: “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!”

Военные потрясения в Европе, начавшиеся с событий на Балканах в 1912 году, обострили в патриотических кругах Италии тревогу за слабость страны, и появилась первая яркая попытка систематизировать разрозненные идеи в идеологию национализма. Но идеолог оказывается слабым как лидер. Только после первой мировой войны социалист, бывший главный редактор газеты социалистической партии “Аванти”, Муссолини вносит свой вклад в развитие национал-патриотической идеологии, приемлемой и для наиболее профессиональной части рабочего класса и мелкобуржуазных слоев городского населения, называет ее фашизмом и становится во главе нового национал-революционного движения. Это движение на базе новой идеологии приобретает цель к борьбе за национальную революцию и приходит к власти как единственная альтернатива решению проблем государства по-коммунистически.

В правлении Муссолини воплотилась диктатура промышленного интереса страны, требовавшего радикальных мер по усилению государства. И фашистский режим выполнил императивный заказ этого интереса — осуществил историческую по характеру структурную перестройку в экономике, в соотношении классов, в общественном сознании, культуре, социальной психологии, создал самосознание итальянской нации через решительное подавление местнической автономии в пользу централизованного государственного авторитета столичной власти, оправдав этот авторитет опорой на историзм национального мышления. Что явилось основой основ последовавшего после Второй мировой войны бурного промышленного и культурного развития Италии.

Причины, по которым в нашем столетии эффективное и конкурентоспособное современное промышленное производство невозможно без самодовлеющего национального самосознания общества, будут вскрыты в последующем, втором разделе. А пока чрезвычайно поучительно обратить внимание еще на один исторический опыт, произвести краткий аналитический разбор событий, происходивших после буржуазной революции в Германии.


Глава 5. Гитлер: “Отечество, семья, труд”


В результате буржуазно-демократической революции в Германии в 1918 году была разрушена и сметена на свалку истории могучая военно-промышленная Прусская империя Гогенцоллеров. Всего полстолетия просуществовало это творение политического гения Бисмарка, который навязал свою волю многим небольшим германским государствам с помощью феодально-бюрократической и военной машины Пруссии.

Такое навязанное военной силой объединение Германии изначально казалось многим рыхлым, искусственным. Еще Ломоносов отмечал для русского уха, что различие в диалектах в разных германских княжествах, землях значительно большее, нежели между русским языком и языками Малороссии, Белоруссии. К этому следует добавить, что культуры, традиции в разных германских землях и княжествах, расколотых после эпохи Реформации и Тридцатилетней религиозной войны на католические и протестантские, с того времени развивались почти независимо столетиями! Ничего удивительного поэтому, что полвека совместного проживания под властью Пруссии не смогли смыть наслоения привычек предыдущих веков к независимому существованию, и поражение Империи в Первой мировой войне подстегнуло земельные элиты к сепаратизму, автономизации местной, провинциальной политики; идеи сепаратизма “ждали” только подходящих обстоятельств, чтобы разгореться, как сушняк от прикосновения огня, и пробудить в массах непримиримые страсти. До сих пор интегрированная в германскую экономическую машину Бавария не признала конституцию ФРГ и считает себя свободным государством. Что же говорить о политических настроениях большинства баварцев после революционных событий 1918 года. Эти настроения были очевидными — восстановление своей независимой государственности. То же в большей или меньшей мере творилось и в других землях.

Развал единого германского рынка самым сокрушительным образом ударил по промышленности, которая перед войной развивалась самыми быстрыми темпами в Европе. И здесь распад хозяйственных связей и производственных цепочек привел к дефициту потребительских товаров, к бурному как на дрожжах росту торгово-спекулятивного капитала, который быстро поглощал основную собственность страны и создавал прослойку населения, наглевшую от осознания себя самой влиятельной политической силой. Но в отличие от Италии германская буржуазная революция была гораздо радикальнее, она смела прочь всю феодально-бюрократическую государственность вместе с кайзером. Подобно событиям после Великой французской революции, в образовавшийся вакуум власти устремился коммерческий интерес, приручая и подминая образующуюся буржуазную государственную структуру управления Германией только под свои цели и задачи.

Особенность германских событий проявилась в том, что значительная прослойка евреев, не любителей заниматься промышленным производством вообще, оказалась в авангарде агрессивных сил торгово-спекулятивного, финансово-ростовщического интересов, тогда как промышленную буржуазию, индустриальный промышленный пролетариат и рабочий класс составляли в основном этнические немцы. Поэтому с самого начала буржуазной революции антагонистическое противоборство коммерческого и промышленного интересов приобрело оттенок этнической борьбы за власть. Дело было не в том, что евреи будто бы сознательно продавали стратегические интересы Германии американцам и британцам, помогали им экономически душить германскую промышленность, подрывать финансовые основы производства немецких товаров, заполняя и наводняя внутренний рынок американской продукцией. Но дело было главным образом в том, что коммерческий капитал, коммерческий торгово-спекулятивный интерес всегда и везде стремятся создавать дефициты одних, не местных товаров и избыток других — местных, совершая это для целей максимально выгодной скупки дешевых товаров в одних местах и последующей дорогой перепродажи их в других местах, то есть для целей получения самой высокой спекулятивной наживы. Коммерческий капитал, торгово-спекулятивный интерес космополитические по воззрениям на мир. И они разрушительны для всякого государства, оказавшегося на данный исторический момент политически слабым, потому что заинтересованы в его слабости, подконтрольности самому сильному капиталистическому государству, повсюду продвигающему исторический инстинкт коммерческого интереса как такового — превратить в конечном итоге весь мир в единый торгово-спекулятивный рынок, разделенный на несколько производственных метрополий и сырьевые, полусырьевые колонии. Они превращаются в агрессивную агентуру самого сильного капиталистического государства, подталкивают его к военной и политической экспансии, ибо это создаёт самые выгодные условия для глобальной спекуляции. Коммерческий интерес изначально заинтересован в хронической неравномерности развития разных регионов и стран мира, в поддержании такой неравномерности развития, в превращении ее в вечную проблему человечества. Поэтому не подотчетный национальному государству, каким не была и не могла быть Веймарская республика, ее внутренний коммерческий капитал неизбежно искал себе союзника в американских и британских экономических интересах для собственного спекулятивного роста и антагонистического противоборства с германским промышленным капиталом за выгодные для спекуляции цели внутренней политики. Тем самым он неизбежно порабощал и унижал историческое самосознание этнических немцев, и без того униженных поражением в мировой войне, грабительскими требованиями Версальского мирного договора и глубоким социально-политическим кризисом.

Беда и даже трагедия евреев в Европе всегда была в том, что это пришлый народ совершенно чуждой, южной и архаичной культуры, в которой довлеют два основных, чисто восточных, мотива в выборе жизненных ориентиров: либо посвящение себя коммерции, торгово-спекулятивной, ростовщической деятельности, либо настроенный против власти или за власть идеологизированный мистицизм, порой революционный по мысли, но часто склонный к мученическому, направленному против основ этой власти пророчествованию. И то и другое чуждо европейской, северной культуре, в своей глубинной генетической памяти склонной к созидательной конструктивности, к изменению формы окружающего, полного опасностей мира, каким всегда был мир Севера. Европейский дух не дал ни одного действительно великого пророка как такового и никогда искренне не размышлял над этим обстоятельством; протестантские реформаторы христианской доктрины, восточной по своей сути, не были пророками в еврейском понимании, но оказывались конструктивными мыслителями по переустройству христианского учения. Они лишь искали пути приспособить эту доктрину к практическим задачам европейского бытия, задачам изменения формы природы под нужды человека.

Европейский Архетип всегда тяготел по своим глубинным побуждениям к созиданию в том или ином виде, например, к государственному строительству или к производству: земледельческому, ремесленному, мануфактурному, промышленному. И всегда, как только экономическое и политическое развитие европейского государства достигало определенного уровня становления буржуазного самоуправления, наступал кризис в отношениях его коренного населения и власти с еврейскими общинами, евреев вытесняли из экономики и политики, изгоняли. И в первую очередь потому, что старая, феодальная структура власти разваливалась и борьба за власть, за цели и задачи политики буржуазной государственности перемещались в область борьбы коммерческого и промышленного интересов, борьбы соответствующих коммерческого и промышленного капиталов, при этом обнажая для масс принципиальное различие расовых склонностей к той или иной буржуазно-капиталистической деятельности, к той или иной идеологической и политической ментальности.

В Германии это противостояние коммерческого и промышленного политических интересов, как противостояние интересов антагонистических, приняло ярко выраженный радикальный характер во многом из-за мирового экономического кризиса. Конкуренция за германский рынок, борьба за выживание немецкой промышленности обострилась до предела. А коммерческий капитал ввозил и ввозил продукцию из США, помогая выживать американской промышленности, решать проблемы американской безработицы за счет безработных немцев. Политически и морально “хлипкая” Веймарская республика конституционно возникла в 1919 году для спасения экономики через восстановление единого германского рынка в условиях укрепления политического влияния коммерческого капитала и подъема местного автономизма на грани сепаратизма. Она была изначально неэффективной, не могла проводить единую германскую политику из конституционной столицы в Берлине. Она оказалась не способна защищать интересы германской промышленности и государства. Ибо властного государства вообще-то и не было. Было вынужденное объединение германских земель прежней Прусской империи, однако при этом в каждой земле коренное население в основном поддерживало политические силы, которые кичились местной автономией. Коммерческому капиталу такое положение вещей было выгодным, и он стоял насмерть за Веймарскую республику. Тогда как промышленный интерес требовал усиления центральной власти, которая только и смогла бы проводить эффективную политику защиты германской промышленности.

Самую радикальную и продуманную политику восстановления централизованного государства, способного противостоять двум внешним силам: американскому финансовому могуществу, его агентуре — еврейскому спекулятивному капиталу, с одной стороны, и советскому Коминтерну, с другой стороны, — смогла предложить лишь национал-социалистическая партия. Ее лидеру, Адольфу Гитлеру, удалось убедить в этом тех, чьи интересы были связаны с выживанием промышленности: как рабочих, обещая спасти их от безработицы и голодной смерти, так и промышленников, — то есть большинство населения страны. На парламентских выборах он и партия получили вотум доверия на проведение своей политической линии. Таким образом промышленный национальный интерес через режим Гитлера установил собственную диктатуру.

И в случае с Германией изумляет, как через полгода страна изменилась воистину до неузнаваемости. Было покончено с бандитизмом, остановлена гиперинфляция, затем и инфляция, проявились признаки реального промышленного подъема. Но главное, у народа появилась вера в порядок и в завтрашний день, появилось осознание себя обществом, где не было левых и правых, изгоев и снобов элиты с их циничной роскошью и паразитизмом существования, не было больше разделения всех на антагонистические классы, но была нация, единая семья патриотов, у которых только одно Отечество. “Отечество, семья, труд” — вот слова, которые должны были вернуть Германии величие и национальную волю, без чего оказывалось невозможным спасение национальной промышленности, спасение свободы и независимости государства в век, когда экономическая мощь является основой основ положения народа и государства в мире. Цинизм диктата коммерческого интереса вел Германию к деградации, разложению этих трех понятий: Отечества, как необходимого фундамента исторического самосознания; Труда, как основания промышленной мощи; Семьи, как основы социального самосознания, социальной и национальной ответственности. Эти три принципиальных лозунга были направлены, несомненно, против коммерческого космополитизма, стали политическим кредо нового режима.

Немного времени спустя началась реализация нескольких программ государственного значения. Создание крупнейшей в Европе транспортной системы, в том числе знаменитых и по сей день работающих автобанов, без чего было бы невозможно обеспечить динамизм промышленного развития за счет сведения к минимуму транспортных издержек. Осуществление особой социальной программы обеспечивало фактически спасение нации от демографической катастрофы. Проводилась политика реального воспитания молодежи в духе активности и предприимчивости и осуществлялась реальная поддержка предпринимательства в производстве за счет удушения политического, экономического, разлагающего социальную ответственность влияния коммерческого интереса.

Интерес этот был поставлен под жесткий контроль интереса промышленного, интереса государственного, носители коммерческого интереса стали терять бывший недавно высоким имидж и престиж. Вновь престижным стало созидать, творить, быть дисциплинированным рабочим, талантливым ученым, инженером, врачом, учителем, предпринимателем в сфере производства, человеком чести и общественного долга, семейной нравственности, человеком европейских духовных ценностей, европейской цивилизованности.

В широком объеме стала проводиться в жизнь программа воспитания общественного сознания у молодежи, как сознания национального, без чего невозможна была постановка стратегической цели добиться конкурентоспособности технологически сложного производства на мировых рынках, да и само такое производство было бы затруднительно поставить на ноги. Ибо сложному производству с высокими технологиями жизненно необходимо адекватно эффективное в самоорганизации городское общество, национальное общество. Пример Германии подтвердил тем самым историческую закономерность подъема националистического мировосприятия после буржуазной революции, ибо только радикальный национализм оказался способным решать столь сложную задачу — совершать подготовку общества к высокотехнологичному производству, к спасению государства, как государства с развитой современной промышленностью.

Без режимов национализма радикального толка в 30–40 годах в Германии, в Японии был бы просто неосуществим имеющий место после Второй Мировой войны экономический прорыв этих стран в лидеры мирового промышленного производства на базе высоких технологий и эффективнейших промышленных структур! Неосуществим! Особенно поучителен пример Японии, где de facto промышленный политический интерес смог сохранить свою диктатуру и националистическую идеологию даже при американской оккупации, за счет чего формируя высокую дисциплину общественного сознания, необходимую для организации высокоэффективного производства в технологически сложной по структуре монопольной промышленности.


Глава 6. Установление режима радикального национализма в России есть лишь вопрос времени и обстоятельств


Итак, подведем обобщающие итоги, попытаемся проследить закономерности.

Всякая буржуазная революция, всегда и везде, сама не желая того, разрушает не только прежнее государство, но и единый государственный рынок товаропроизводителей. На волне Декларации прав человека, лозунгов: Свобода, Равенство, Братство и им подобных, — происходит деградация государственной машины, а с ней и всего порядка, ибо общественный порядок как таковой исчезает, его больше нет. Феодальное государство как таковое гибнет и постепенно отмирает, а “оголтелая” чистка бюрократической машины от кадров старого режима порождает вакуум власти, который заполняется всяким истеричным сбродом. Государственная политика заменяется политиканствующей грызней самых разных группировок с абстрактными целями и бестолковыми идеалами, свидетельствующими лишь о низком интеллектуальном уровне тех, кто с ними носится. Реальной базы власти, экономической, по сути нет, ибо экономика разваливается вместе с разрушением государственного рынка и порядка. Разделение власти в представительных органах на исполнительную и законодательную весьма условно из-за отсутствия опять-таки экономической базы власти. Представительные органы в это время напоминают шумный базар, на котором идет бессмысленная и беспощадная грызня всех со всеми, плетутся мелочные интриги больших амбиций политических ничтожеств, — представительные органы становятся малопривлекательным местом.

Реальная власть зарождается на бесконтрольном рынке. Хаос и ничем не сдерживаемый бандитизм, откровенная торговля моральными и нравственными ценностями, беззастенчивая коррупция чиновников и бюрократов порождают атмосферу хронической нестабильности, питательную почву безудержной спекуляции и практически ненаказуемого воровства государственной собственности. В такой атмосфере торгово-спекулятивный и ростовщический капиталы растут как на дрожжах, жируют, и им никакая власть не нужна. В ход идут любые взятки, чтобы устранить власть, сделать ее пассивной созерцательницей, а то и помощницей. Вовлечение бюрократии, чиновничества всех уровней, большей части депутатов представительных органов в торгово-спекулятивные и воровские операции принимает размах и характер стихийного бедствия, остановить которое не может никто и ничто. Так зарождается эта “власть” безвластия, которой не нужны ни государство, ни армия, ни общество, ни наука, ни культура, — ей нужен только покорный потребитель.

Очевидно, что подавляющее большинство выплывающих в таких условиях на поверхность “фирмачей”, “коммерсантов” и “финансистов”, “биржевиков” и дорвавшихся до власти радетелей буржуазных свобод в здоровом обществе называют просто сволочью. В основной массе люди эти без морали и принципов, без идеалов и общественных идей, асоциальные по всем меркам, деятели и дельцы космополитического склада мировоззрения, без культуры и цивилизационной принадлежности. Но именно в их среде вызревает инстинкт коммерческого интереса, объединяющий их в партийнообразные группировки со все более осознанными требованиями к власти. Этот интерес и начинает зарождать подлинную власть и зачатки буржуазно-государственного порядка.

Интерес этот политически неопытен, а потому нагл и требователен до безрассудства. Он начинает душить и убирать прочь с пути всех противников. Инстинкт подсказывает ему, что самый опасный враг — промышленная буржуазия. И пока она слаба и бессильна, он стремится разрушить основу ее экономической и политической самостоятельности, товарное производство, вплоть до разрушения оборонного, военного производства; он любыми мерами стремится прибрать ее к рукам, подчинить своим задачам и целям, чтобы без помех все превращать в источник роста спекулятивно-коммерческого капитала. Из этого вытекает его оголтелая компания с требованием структурной перестройки промышленности. И он добивается такой перестройки!

Ради утверждения своего господства, когда он еще грабит только собственный народ, внутренний рынок, он готов вообще разрушить производство как таковое, искренне готов превратить страну в сырьевой придаток других, более эффективных экономических структур, более сильных промышленных государств. Не потому что он выполняет чье-то злонамеренное внешнее задание, а только потому, что это обеспечивает ему максимальный объем торгово-спекулятивных посреднических операций! На этом этапе он захватывает, либо устанавливает финансовый контроль над средствами массовой информации и “отупляет” дух страны навязыванием ей самых примитивных стереотипов общества буржуазного потребления, так как это позволяет покупать “там” дешевый и даже бросовый ширпотреб, а продавать его “здесь” втридорога. Порнография нужна ему для тех же целей. На этом этапе он грабит собственную страну безудержно и беспощадно.

Но вот эта сволочь награбила, наворовала, развратила народ, отобрала у него, что смогла, втоптала в грязь историческое самосознание и социальную, профессиональную этику производства. Начинается массовая люмпенизация молодежи, так как заниматься производством становится невыгодно и не престижно. Бандитизм и социальное разложение разрастаются раковыми опухолями, набирают угрожающий коммерческому интересу размах. Покупательная способность населения неуклонно падает, а транспортная структура, структура добычи сырья подают признаки изношенности, тревожные признаки гигантского обвала. На горизонте появляется и маячит угроза социального взрыва с его кличем: “Грабь награбленное!” Для защиты хищнически приобретенного коммерческого капитала его владельцы осознают необходимость усиления исполнительной власти и требуют этого, выступая уже как вполне созревший к организованности класс.

Коммерческий интерес на этом этапе практически уже установил контроль над властью, ему нет противовеса, а потому власть не может вырваться из его объятий, и реальная демократия ему больше не нужна. С одной стороны, ему все же необходимы гарантии буржуазных свобод, которые позволили ему стать тем, чем он стал, и этой задаче должны служить парламент и конституция, но с другой стороны, ему нужны послушный парламент и покорная конституция. Столкновение практически обслуживающей лишь его политический интерес исполнительной власти и более демократичной власти, законодательной, представляющей гораздо более широкие слои населения страны, становится неизбежным. В этом столкновении уже побеждает не народ, побеждает сила, а сила, безусловно, на стороне торгово-спекулятивного, финансово-ростовщического капитала, у поставленной им и служащей ему верным псом бюрократии.

Парламент разгоняется и протаскивается новая конституция, которая делает исполнительную власть фактически бесконтрольной, тогда как власть законодательную контролируемой, — во всяком случае, не играющей важной политической роли. Народ действительно уходит в отставку с политической сцены. Устанавливается подлинная диктатура коммерческого интереса. Это пик единения правительственной бюрократии и торгово-спекулятивного, бандитски-воровского капитала, их трогательный медовый месяц. Однако медовый месяц кончается, и наступают суровые будни управления захваченной страной, когда больше не надо прятаться, а можно выступать с чисто буржуазным лицом, но ... и с буржуазной ответственностью. Между бюрократией и коммерческим капиталом начинают накапливаться сначала взаимные недовольства, затем ворчливое раздражение, после грызня и склоки, через пару лет приводящие к разводу.

Оказывается, что управлять страной бюрократия без принципов и морали, без патриотизма и идеалов, без чести и государственных идей, — эта бюрократия управлять страной не в состоянии! Но признать этого она никак не желает, цепляясь за власть любой ценой, вплоть до подавления любого активного недовольства посредством полицейской и военной машины. Это преступная власть, потому что она политически бездарна, бесталантна, часто элементарно неумна. Вынужденная решать государственные проблемы для защиты буржуазного класса вообще, она все чаще приходит в столкновение с космополитизмом коммерческого интереса, наступает на его “завоевания”. Ворча и огрызаясь, коммерческий интерес в лице самых крупных и самых агрессивных владельцев капиталов уступает и терпит — власть же его! — надеясь, что в целом все же ему будет лучше, чем в открытом конфликте с бюрократией. Но улучшения не происходит. Наоборот. Инфляция раскручивается виток за витком, обесценивая денежные накопления, заниматься промышленным предпринимательством дураков находится мало, а народные массы, не имеющие средств для получения доходов, нищают, их покупательская способность падает до критической для коммерции отметки, когда подступает мрачная тень множества банкротств, проблем с кредитами, всяких неплатежей, отказов от долговых обязательств и пр.

Единственное, что может спасти коммерческий класс, каким он сложился, — прорыв на рынки других, менее развитых стран. (Так как прорваться на рынки более развитых стран не удается — в более развитые страны можно идти лишь с конкурентоспособной национальной продукцией, а таковой нет, и не предвидится.) Однако в менее развитых странах собственная торгово-спекулятивная среда, которую защищает собственная бюрократия, собственное государство. Значит, чтобы навязать им свои интересы, нужна армия, нужно самосознание державы, — больше того, нужна талантливая и сильная армия, нужна решительная внешняя политика.

Бюрократия диктатуры коммерческого интереса понимает это, но и боится этого, потому что талантливая и организованная дисциплиной армия вряд ли будет столь же покорной, как деморализованный народ, вряд ли будет терпеть мелочную опеку со стороны бездарной, коррумпированной клики, которую в глубине души презирает. Кроме того, у армии неизбежны слишком тесные отношения с промышленниками, которые должны поставлять ей качественное оружие, что сближает армию с промышленным интересом как таковым, с его вызревающими политическими требованиями свержения диктатуры коммерческого интереса. Тревожные опасения становятся головной болью режима воплощения этой диктатуры. Кликой власти проводится политика балансирования, когда нет доверия ни к кому, везде видятся покушения на власть, и справа и слева, и спереди и сзади.

В конечном счете, растущая неспособность бюрократической клики диктатуры коммерческого капитала управлять страной, решать ее самые простые проблемы становится очевидной для всех слоев, классов, а самое главное, для класса буржуазии. Вопрос о смене режима переходит из плоскости желательного в плоскость неизбежно необходимого, становится лишь вопросом времени и обстоятельств. И новый режим, призванный подавить господство коммерческого интереса, с неизбежностью оказывается диктатурой промышленного политического интереса.

В чем же принципиальное отличие режима авторитарного утверждения в политике промышленного интереса от режима диктатуры интереса коммерческого, почему диктатуре коммерческого капитала не удается найти компромиссов с силами, стремящимися совершить ее политическое свержение? Почему каждый из этих интересов всегда вынужден вести ожесточенную борьбу за подчинение другого?

Понять это возможно только получив ответ на вопрос: что обеспечивает эффективность промышленного производства, его выживаемость в конкурентной борьбе на мировых рынках? Порядок, порядок и еще раз порядок: на производстве, в транспортной системе, в обществе, в государстве, в семье, в международных отношениях. Бандитизм, терроризм и коррупция мешают такому порядку, — значит, неизбежно их полное уничтожение. Разрушают порядок низкий уровень общей культуры, в первую очередь, зависящей от уровня национальной культуры, национального самосознания, общественного сознания? Значит, требуется политика развития национальной культуры, борьба с инородными влияниями. Проституция, порнография, пьянство разлагают общественную дисциплину, культуру семейной жизни, что отражается на качестве производства? Значит, с ними нечего цацкаться, их надо законодательно, через формирование общественного мнения, через полицейскую машину подавлять и искоренять. Алкоголизм и наркомания влияют на производительность труда, культуру производства и ведут к подмене общественных ценностей? Следовательно, эти пороки должны быть поставлены вне закона, а носители их, если они не поддаются исправлению, должны уничтожаться. И чем сложнее структура производства, чем больше его зависимость от множества звеньев в технологических цепочках, чем выше технологический уровень промышленной структуры, тем жестче должны быть требования к качеству человека и общества, к качеству социальной культуры общественного сознания. Дикое, культурно и нравственно отсталое общество просто не в состоянии развивать современное производство! Не в состоянии!

Трагедия Чернобыля, множества других не столь известных катастроф, происходящих в России, есть в первую голову трагедия нашей культурной отсталости, нравственной и моральной неустойчивости! В таком диком по качеству обществе, каким является наше, каким его создал коммунистический режим, невозможно ни созидать наукоемкую технику, ни доверять ее без содрогания пользователям, потому что она представляет потенциальную опасность при безответственном управлении. Но такая проблема встала перед всеми странами, в которых происходили буржуазные революции. И чем сложнее был уровень мирового производства, тем обостреннее вставали проблемы качества народа, личности, соответствия культуры молодой буржуазной нации требованиям промышленного производства, промышленного прогресса, требованиям конкурентоспособности производимой товарной продукции на внутреннем и внешнем рынках.

В этом и заключается причина неизбежного установления диктатуры промышленного интереса, как интереса государственного, с господством радикально националистической идеологии, расового и национального превосходства, расовой и национальной исключительности. Без такого периода диктата национализма во внутренней политике поднять качество общества на уровень, соответствующий требованиям передового мирового производства, оказывается невозможным. Вся мировая практика доказала это. Поэтому буржуазные преобразования в России не завершатся, не приведут к выходу из политического тупика до тех пор, пока буржуазная революция не перерастет в революцию национальную, начальный этап которой и есть диктатура радикального национализма. Более того, чем позже в истории происходила буржуазная революция, чем выше при этом был уровень мировых производства и технологий, тем более жестким и жестоко требовательным должен был оказаться режим радикального национализма для подготовки прорыва нации к достижению высочайшей общественной, социальной, государственной дисциплины и самодисциплины, которые немыслимы, невозможны без обостренного национального самосознания, без национальной общественной самоорганизации.

Эта задача чрезвычайно сложная. В процессе развития буржуазных революций режимы диктатуры торгово-спекулятивного интереса через приведенные ими к власти беспринципные клики настолько глубоко расшатывают мораль, нравственность, общественные идеалы, настолько отучают они от привычки к созидательному труду и от созидательной этики на общее благо страны и народа, что везде поднимался вопрос о национальном спасении. Спасении не только экономическом, но и духовном, демографическом. Лозунг о национальном спасении выдвигал промышленный политический интерес, и это не истерическая фраза автора, это факт истории каждого державного государства из тех, какие мы сейчас называем промышленно развитыми. И Кромвель, и Наполеон I, и Линкольн, и Муссолини, и Гитлер, и Тодзио, и политические деятели в других странах становились во главе режимов национального спасения для выполнения одной и той же задачи: через перерастание буржуазной революции в революцию национальную подготовить собственно буржуазное общество, буржуазно-капиталистическое государство к конкурентной борьбе национальной промышленности на мировых рынках. Без чего оказывалось невозможным сохранить государственную, политическую и экономическую независимость, вырваться из отсталости, финансовой, политической зависимости от более развитых держав, спасти нацию от деградации и демографической катастрофы, предпосылки к которой заключены в каждой собственно буржуазной революции на этапе подавляющего влияния идеологического и практического космополитизма коммерческого политического интереса.

В наименьшей мере это утверждение относится к режиму Кромвеля, которому пришлось насмерть бороться за независимость интересов молодой английской буржуазии от буржуазного капитала Нидерландов, за независимость становившейся на ноги английской буржуазно-государственной политики от политики Нидерландов. Но следующие буржуазные революции в других странах происходили на ином, более высоком уровне промышленного производства, промышленной организации, потому и политические задачи у режимов национального спасения усложнялись, для их разрешения требовались все определеннее радикально националистические режимы. Из этого можно делать важнейшее заключение, что в России предстоящий режим национального спасения будет “круче”, нежели были режимы национал-социализма в Германии или шовинистического милитаризма в Японии. Это неизбежно, ибо государство исторически великое погибнуть не может!

Очевидно, что такого порядка задачи способно решать лишь в высшей — по буржуазным меркам — степени централизованное государство. Такое государство имеет место быть только на базе чрезвычайно высокого влияния армии на политику, ибо армия по своей внутренней организации самый централизованный институт государства и видение ею общественных и политических ценностей на данном этапе совпадает с видением таковых кругами промышленного интереса, класса промышленной буржуазии. Только теснейший союз армии и политики вообще способен спасти национальную промышленность от краха, миллионы трудящихся от безработицы и голода, общество от моральной и нравственной деградации, искоренить бандитизм и терроризм, нанести удар по коррупции, а государство спасти от исторической катастрофы. Весь мировой исторический опыт показывает, что это так, что, только опираясь на институт армии, поднимая ее социальный престиж до высшего возможного в демократическом обществе положения, когда офицерский корпус становился важнейшей частью элиты страны, удавалось осуществлять требования промышленного буржуазного интереса. Лишь чрезвычайно наивные идеалисты и истеричные крикуны способны верить, что возможно избежать подобного в России и в то же время стать процветающей буржуазной, капиталистической страной.

Вообще-то говоря, видение промышленным интересом своего идеала структуры общества, внутренней и внешней политики, воплощено в наибольшей мере в современной Японии, где крупная промышленная буржуазия диктует политику стране последние полстолетия.


сентябрь 1992 г.








Раздел второй РУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ И ЕГО ЗАДАЧИ В ТРАНСФОРМАЦИИ  МИРОВОЙ ИСТОРИИ


Глава 1. Национализм и мировой прогресс


Национализм не есть нечто застыло отрицательное, как нам семь десятилетий вбивали в головы и вбивают до сих пор определенные властные политические силы. Национализм тогда является реакционным значительную часть истории любого государства, когда он оправдывает создание политических препятствий естественным хозяйственно-капиталистическим взаимоотношениям с другими буржуазными государствами, промышленной интеграции с ними и тем самым мешает усложнению внутреннего промышленного производства, его прогрессивному развитию, — то есть, мешает развитию промышленного интереса внутри государства. Волей-неволей он, в этом случае, способствует усилению влияния коммерческого интереса на экономику и политику. Потому что представители коммерческого интереса устремляется к посредническим операциям с потребительскими товарами, производимыми в других, более развитых промышленных государствах, и рано или поздно оказывается сильнее и капиталами и политически, после чего, как троянский конь, обеспечивает проникновение на внутренний рынок внешних экономических и политических интересов, подрывает позиции национального производства и постепенно разъедает политические силы, которые осуществляют управление государством с позиции такого рода националистического выбора пути развития. Но бывают периоды в истории, когда нужны решительные повороты в политике конкретного государства ради его выживания как такового и совершить такие повороты оказываются в состоянии лишь радикально националистические силы. Больше того, воинственный национализм великой нации, нации державной иногда совпадает с потребностями прогресса всего человечества. И тогда он становится прогрессивным, толкает человечество к новым этапам саморазвития, самоорганизации — единственного в конечном счете условия выживания человеческого рода как биологического вида.

При каких же обстоятельствах национализм становится прогрессивным?

Французский шовинистический национализм эпохи Наполеона I сыграл колоссальную роль в разложении и уничтожении феодальных пережитков в общественно-политическом сознании самой Франции. Он преобразовал это сознание в завершено буржуазное, создав качественно новое общество в мировой истории — французскую нацию. Но в еще большей мере он нанес удар по структурам феодализма в собственно Западной Европе, а так же в Центральной Европе и пошатнул феодальный Золотой век с его игрой в либерализм даже в самой восточной европейской империи — Российской. То есть, французский шовинизм режима Наполеона I стал явлением несомненно исторически прогрессивным для всей европейской и мировой цивилизации, для всего человечества.

Режим президента-диктатора Линкольна, не столько сознательно, не столько идеологически, сколько интуитивно, практическим опытом преодоления политического кризиса пришёл к тому, что породил в США всеохватную национальную революцию. Все стороны жизни американцев того времени потрясались до основания и начали радикально изменяться промышленным предпринимательством, поворачивая огромную страну к промышленному капитализму. Именно становление белого американского расового национализма, как доминирующего в общественном сознании внутриполитического фактора, который упорядочивал и совершенствовал общественные отношения, стало необходимой предпосылкой бурному развитию крупной и высокоэффективной индустриальной промышленности, какой не было даже в Англии. То есть американский национализм стал несомненно прогрессивным явлением не только для собственно Северной Америки, Америки янки, но и привел к колоссальному техническому, индустриальному прогрессу всю мировую цивилизацию, — с чем могут спорить только закоренелые консерваторы и глупцы.

Националистический фашистский режим Муссолини, de jure намеренно подчеркивая перед европейскими странами и странами американских континентов свою законность освящением себя компромиссными соглашениями с католической церковью и с королевским политическим фасадом, но de facto окончательно и бесповоротно разложил традицию и культуру феодализма в общественно-политической жизни Италии. А затем пошатнул феодальные устои в слаборазвитых странах, в которые с оружием в руках нес идеи европейской буржуазной цивилизации.

Как бы ни относиться к гитлеровскому нацизму, но режим Гитлера нанес окончательный и уничтожающий удар по остаткам феодальных структур и по влиянию феодальной культуры в Германии, а так же сильно пошатнул позиции феодализма в Центральной и Восточной Европе, оставшиеся после первой мировой войны, и едва не очистил от него этот важнейший регион Евразии.

Сам того не желая, огромную роль в разложении феодализма на Дальнем Востоке сыграл японский шовинистический милитаризм. И это стало первопричиной послевоенного экономического чуда стран дальневосточного региона.

Неоценимую для современной цивилизации роль в разложении феодализма и дофеодальных отношений, сложившихся на их основе культур во многих регионах мира сыграл английский воинственный шовинизм XIX века и начала века XX.

То есть, национализм державной нации везде возникал как неизбежная реакция на потребность в ускоренном разложении и уничтожении феодализма и еще более чуждых буржуазному сознанию дофеодальных племенных отношений. Он начинал вести напряженную военно-политическую борьбу против их влияния, которое сдерживало цивилизационный прогресс в духовной, экономической, политической и культурной жизни как в самих великих нациях, так и не в меньшей, если не в большей мере в тех или иных отсталых регионах мира, на которых концентрировались жизненные экономические интересы той или иной великой державной нации. Нетрудно заметить одну закономерность: национализм оказывался активно прогрессивным только и только у великой нации, самими буржуазными интересами призванной в конечном счете отметать национальную ограниченность, нелепое стремление к национальной замкнутости. Национализм великой нации — есть всегда историческая потребность этой нации в ускоренном уничтожении традиций феодальных отношений, феодальной психологии и дофеодальной, родоплеменной психологии во всех их проявлениях в целых регионах мира, а не только в самой себе.

Важно отметить и следующий факт всемирной истории последних столетий. Буржуазно-коммерческий интерес, интерес к непрерывному росту спекулятивно-коммерческого капитала был до конца ХХ века важнейшим орудием разрушения феодализма сначала в Европе, а затем на остальных континентах. Он подрывал феодализм как изнутри, так и извне, ибо религиозно-субконтинентальный, региональный по мировосприятию феодализм вынужден был смиряться с финансовой зависимостью от внутригосударственной и внешней трансконтинентальной торговли, с последствиями роста трансконтинентального спекулятивно-коммерческого капитала. Еврейский этношовинизм, религиозно самый приспособленный к глобальному мышлению, организовал и отладил взаимодействие представителей коммерческого интереса по всему миру, в том числе внутри политически обслуживавшего коммерческий интерес масонства, превращая коммерческий интерес в собственно глобальный интерес, а коммерческий капитал в собственно общемировой капитал. Он поставил целью возглавить создание мирового капиталистического рынка и контроль над мировым коммерческим капиталом, как главной предпосылки для формирования глобальной капиталистической империи, ибо в такой империи только и могла осуществиться базовая идея еврейского самосознания и смысла существования — идея о мировом господстве. И поскольку еврейский этношовинизм, националистический сионизм до последнего времени служил исторически прогрессивнейшей цели становления единого мирового рынка, превращению буржуазно-коммерческого интереса в общемировой интерес, постольку он оказывался политически прогрессивным и непобедимым явлением как для любых форм феодальной реакции, так и для регионально-раздробленного, развивающегося только в нескольких государствах промышленного капитализма.

Поэтому первая исторически прогрессивная задача русского национализма, когда он придет к власти — нанести сокрушительный удар по пережиткам коммунистического социал-феодализма в ментальности самой России, но в еще большей мере осуществить радикальные преобразования в сопредельных регионах, где остатки феодализма и даже густопсового феодализма, родоплеменной клановости стали позором и бичом современной цивилизации, опутали собою Россию, высасывают из нее жизненные соки, не дают ей нормально развиваться, превращаться в городскую промышленную цивилизацию, — и не дадут, пока они существуют в той или иной форме, проявляют себя в том или ином виде!

Именно азиатско-кавказский культурно-психологический феодализм, в какие бы внешние одежды он не рядился, разваливает экономику России, не дает развиваться ее промышленности долгие десятилетия, веками мешает развиваться нормальной торговле в азиатском направлении, питает моральной и политической поддержкой все самое хамское, самое отвратительное, что есть в российском чиновничестве. Именно номенклатурная бюрократия, которой органично присущи склонности к компромиссам с феодализмом, стала у нас ныне ближайшим союзником коммерческого интереса, не позволяет углублять буржуазные реформы, демократические преобразования, способствует инфляции, экономическому хаосу и развалу. Процессы демократизации, реформы остановить уже невозможно, но их провалы, и провалы неизбежные, извратят всю систему общественных, экономических отношений России, обострят все противоречия до такой степени, что приход к власти русского радикального, воинственного национализма станет единственным политическим выходом из исторического тупика. И по этой причине, при тонкой и умной дипломатии, здравомыслящей и активной, он будет поддержан большинством ответственно мыслящих людей и политических сил в цивилизованном мире, — если только не станет по глупости своих политических и правительственных лидеров чрезмерной угрозой для жизненных интересов тех, кого эти силы представляют.

Русский национализм призван разрушить и вымести в историческое небытие феодализм и дофеодальное варварство на огромной части материковой Евразии, тем самым направить весь евразийский континент к качественно новому витку прогресса. В этом и только в этом будет его историческое оправдание для внешних сил, ищущих пути становления мировой цивилизации, — более того, историческое предназначение и моральное величие. После периода диктатуры русского радикального национализма в России, после окончательного подрыва позиций феодализма и остатков варварства в центральном регионе Евразии, все человечество войдет в новую эпоху своего развития, и прогресс пойдет невиданными еще темпами, объединяя промышленный интерес отдельных государств в общемировой интерес, превращая промышленный глобальный интерес в единственную силу, способную бросить вызов господству мирового коммерческого капитала и политически подмять, укротить его.

При этом надо отдавать себе отчет в том, что грядущий и уже достаточно близкий, разрушительный глобальный энергетический кризис поставит вопрос о невыносимости феодализма для выживания цивилизации, — невыносимости дальнейшего существования его пережитков в Евразии. Создастся уникальная ситуация за всю мировую историю, когда выживание цивилизации будет поставлено в зависимость от решительности и воли русского национализма, от его успехов. На рубеже тысячелетий русский радикальный национализм станет не только ожидаться, как прогрессивная политическая сила общемирового значения, но и будет подталкиваться инстинктивной потребностью цивилизации в своем выживании и даже потребностью в выживании человечества как биологического вида. Природе и Богу наплевать на государства и народы, им важно, чтобы выжил человеческий род, выжил как вид биологический и эволюционно изменяющийся.

Какие же внутренние и исторически настоятельные потребности, внутренние исторические интересы будут подталкивать изнутри развитие национализма в русской внутриполитической жизни? Их два: а) “инстинктивная” императивная потребность государства в создании и непрерывном обновлении промышленной структуры экономики; б) настоятельная потребность для экономического и социально-политического выживания государства в ХХI веке в осуществлении мобилизационных мер по ускоренному созданию евроазиатских транспортных структур, как основы основ для нормального, здорового развития всех регионов России, нашего рынка и демократии. Хозяйственная жизнь России на протяжении всей истории задыхалась от отсутствия взаимозависимого, естественного евразийского рынка, и демократическое давление многомиллионных буржуазно-городских интересов на политику, на государственную машину будет нарастать с каждым годом, вплоть до усиления крайне радикального крыла “ястребов”, то есть тех политиков, кто потребует — любыми мерами военно-политического характера уничтожить все путы, какие мешают становлению такого рынка! Только так возможно будет достигнуть процветания страны и укрепления демократической государственности.



Глава 2. Промышленно-финансовые — монополии единственный гарант реальной демократии в России



Россия огромная страна, и векторы региональных экономических, политических, культурных интересов имеют разную направленность. Пока из европейской части страны за Каменный Пояс шел устойчивый демографический поток переселенцев, Сибирь, Дальний Восток сохраняли духовную, моральную, психологическую зависимость от политики Москвы, ее во многом европейских целей и исторически сложившихся ценностей мировосприятия. Но демографический кризис русских, постепенно подползающий к демографической катастрофе, ставит острейший вопрос о жизненно необходимом экономическом развитии государства только и только за счет устойчивого роста производительности труда, вывода всей экономической машины, каждого ее звена на самый высокий уровень рентабельности, прибыльности функционирования. Однако в приграничных регионах интересы мелкого и среднего предпринимательства в угоду задачам достижения прибыльности собственной деятельности будут стремиться к интеграции в надгосударственные региональные рынки, связанные с соседними странами, даже если общероссийские интересы при этом отодвинутся для них на второй план. Возможно ли, чтобы при демократии это не отразилось на политическом мировоззрении в регионах?

Пример Британской империи, которая распалась на Канаду, Австралию, Новую Зеландию и пр., не говоря уже о США, отколовшихся от нее много раньше, показывает со всей определенностью, что общий язык, общие расовые, культурные, духовные корни — весьма хлипкое основание для общей государственности, общего политического единства на определенном уровне развития региональных буржуазно-капиталистических интересов. Главная причина такого распада была следующей. Англия не смогла и на том этапе мирового промышленного развития не могла создать структуру единого экономического интереса, который бы сплачивал все части империи в экономическое целое. А в рыночной экономике, в демократическом самоуправлении самым главным двигателем, фактором, определяющим политическое поведение людей и местных сообществ — является интерес экономический! Мы еще только учимся и рынку и демократии, поэтому такой фактор в поведении граждан России и членов парламента выражен слабо, не стал доминирующим, основным. Но мы к этому придем, и придем очень скоро.

Какие же общие экономические интересы населения России способны сплачивать региональные цели развития в единый политический интерес страны, укреплять ее государственность в условиях рынка и демократических процессов? Возможно ли это сейчас? Или России суждено с неизбежностью распасться на несколько государственных образований, как об этом “каркают” ее внутренние и внешние враги последние полтора столетия, когда страна стала втягиваться в рыночные капиталистические отношения? Вопрос не праздный, важнейший для выбора внутренней политики и политики международной. И ответ на него — утвердительный. Да, Россия способна не только сохранить единую государственность, но имеет колоссальный потенциал развития в условиях стабильности и проявления единой политической воли во всех регионах. Но лишь при условии ускоренного восстановления прежних и становления новых монопольных экономических структур в промышленности, торговле, финансах. Мне приходилось в 80-м году утверждать: “Именно БАМ, именно космические проекты, именно КАМАЗ, ВАЗ и еще несколько подобных крупнейших программ, в том числе и программ военно-промышленного комплекса, являются нашей исторической вехой перехода от Предыстории к собственно Истории России, к демократической истории, истории подлинного могущества и процветания”. Потому что Россия, как исторически сложившееся государство, сотни лет постоянно напрягающее ресурсы для удержания стабильности в Евразии, не могла открыть шлюзы напору буржуазно-капиталистических интересов и демократии ни в XIX веке, ни в 1917-м году, ни в 50-е годы, ни при Хрущеве. Еще не были созданы экономические основы для сохранения целостности Российского государства в демократическом самоуправлении. И жизнь показала правильность этих выводов. Экономические предпосылки демократических реформ в конкретных условиях российской государственности вызрели только в семидесятые годы!

Демократия же нужна России как воздух. Лишь она способна раскрепостить интеллектуальные, духовные и моральные силы русского народа, поставить под его контроль действия власти, заставить ее опасаться в первую очередь требований собственного народа, а не внешних сил, и потому активно защищать в первую очередь наши материальные и духовные интересы. Наша история показывает однозначно: русский народ слаб перед властью, недопустимо, унизительно зависит от качества центральной власти и, в основном, из-за раздробленности региональных экономических, а потому и политических интересов, что всегда изнутри подрывало волю к единству действий, часто позволяло силам зла, подлости, инородности, прорвавшись к власти в столице, используя эту раздробленность, направлять ее для стравливания русских между собой, навязывать нам чуждую жестокую волю.

Русский народ потому и жертвовал, много жертвовал своей кровью, своим благополучием ради ускоренной индустриализации, создающей единый общерусский рынок страны, что инстинктом своим чувствовал — это его глубинный материально-экономический интерес, от которого зависит преодоление земледельческих традиций его региональной раздробленности, историческое выживание его государственности и духовное, культурное раскрепощение, превращение в единую, великую нацию, нацию, устремленную в будущее, нацию сильную и благородную, нацию северных трудолюбия, действия и воли, а не южного спиритуализма и паразитизма, нацию, которая никогда больше не позволит управлять своей судьбой без своего разрешения на это, у которой никогда больше не будет наглого, часто инородного высокомерия столицы, но будет столица, которая зависит от всей страны, служит всей стране, полностью зависит от наших страстей и заблуждений, от прозрений и устремлений, от наших национальных предрассудков и наклонностей.

Поэтому изначально душивший, истреблявший русское самосознание большевистский режим, когда провалились его “великие надежды” на крушение капитализма в Европе и в Америке, вдруг, одновременно с поворотом к вынужденной форсированной индустриализации страны, перешел на позиции русского народного самосознания, даже радикально имперского самосознания социал-феодального толка. Только так оказалось возможным удержаться у власти и поднять русский народ на жертвенное созидание, — созидание крупной и особо крупной индустрии, и восстановление той, что была почти полностью разрушена за предыдущее десятилетие. Вынужденный постоянно заниматься вопросами государственного выживания, как основы собственного выживания, коммунистический режим срастался с интересами крупных проектов, с интересами крупной и очень крупной промышленности, т.е. с зарождавшимся русским национальным интересом, с общерусским государственным интересом. И пока режим служил этому интересу, его политические позиции были достаточно прочными, — но ...

Но запущенная в работу крупная промышленность порождает важнейшее и опаснейшее противоречие. Она по своей сути высокопроизводительна, производит продукции больше, чем нужно для нужд внутри страны. Она может быть источником колоссальных доходов, опорой для политической стабильности в государстве и его международного влияния; но может стать и величайшим нахлебником, паразитом на демографических и не восполняемых сырьевых ресурсах страны, растрачивая эти ресурсы. И это зависит только от одного фактора — от емкости рынка, на котором продается продукция. Крупная промышленность для своей рентабельности, высокой доходности требует выхода на богатые мировые рынки, захвата этих рынков в той или иной форме. Данная особенность крупной промышленности и стала едва ли ни главной причиной, которая свалила коммунистический режим, сделала его для дальнейшего прогресса, для выживания России не приемлемым. Русский инстинктивный национальный интерес, государственный интерес в новую историческую эпоху требовал концентрации, монополизации производства, достижения его высочайшей конкурентоспособности на всех мировых рынках, тогда как по разным, в том числе и политическим, идеологическим причинам добиться высокой конкурентоспособности продукции, превращения ее в потребительский товар, прорваться с продукцией на богатые мировые рынки, закрепиться на них не удавалось. Приходилось сбывать продукцию режимам банкротам, нищим странам, то есть фактически делать крупную промышленность нерентабельной, живущей за счет наших сырьевых ресурсов и сверхэксплуатации патриотизма русских, за счет сверхэксплуатации собственно России. Это фактически привело к дискредитации крупной, монопольной промышленности в глазах советских обывателей, позволило прорваться к власти силам, которые по различным групповым эгоистическим причинам начали озлобленную и клеветническую политическую кампанию, борьбу с монополизмом, якобы основной причиной наших экономических бед.

Чтобы стало ясно, о чем идет речь, следует вспомнить пример Японии. Американский генерал Макартур, фактический правитель Японии после ее капитуляции в 1945 году, заявил о своей позиции в отношении задач экономической политики в побежденной стране: “Если концентрация экономической мощи не будет уничтожена, то ее разгром, без сомнения, в будущем произойдет посредством кровавой бойни революционного насилия.” Это заявление отражало стремление США уничтожить показавшие себя чрезвычайно эффективными японские монополии, основу основ экономической мощи поверженного противника. И началась кампания по их уничтожению, по ускоренному развитию малого и среднего бизнеса, который, якобы, должен был вытащить японцев к процветанию. К чему это привело? Через два года такой политики развал японской экономики принял чудовищный характер. В 1947 году промышленное производство равнялось 45 процентам от уровня начала 30-х годов, экспорт по отношению к этому периоду упал до 10 процентов. В Японии фактически начался повальный голод. Американцы должны были ежегодно предоставлять субсидии на 300 миллионов долларов, в противном случае экономическая машина страны остановилась бы вовсе. Даже правящие круги США ужаснулись тому, к каким взрывоопасным социальным последствиям может привести такая политика в этом стратегически важном регионе мира. Близкий к правящим кругам журнал “Ньюсуик” выразился следующим образом: “Как может Япония стать мастерской Азии, если ее промышленность будет атомизированна столь же эффективно, как атомная бомба разрушила Хиросиму?”

Не вдаваясь в подробности дальнейшего развития событий, отметим результат. В декабре 1948 года президент одного из банков Детройта Дж. Додж стал ответственным за выживание японской экономики как оплота капитализма в Азии. Его программа включала в себя быстрое увеличение производительности труда и наращивание экспортных возможностей Японии за счет уничтожения малопроизводительных и малоэффективных малых и средних предприятий и безусловное восстановление позиций монополий.

С этого момента и начался подъем японской экономической мощи, каким мы его знаем сейчас.

В Западной же Германии монополии действительно были уничтожены или расчленены на части послевоенной политикой США, и мы имеем возможность сравнивать позиции в мире этих двух стран. Япония со своими монопольными гигантами устремлена в XXI век. А Германия со своим, в основном, средним бизнесом так и осталась в XX-ом столетии. Почему? Потому что только монополии заинтересованы в научно-технологических разработках, но главное имеют для таких разработок финансовую базу и организационный опыт. Потому что только монополии способны подхватывать масштабные и великие новаторские идеи, требующие планирования и значительного финансирования для их материального воплощения.

Невольно возникает вопрос: отчего же у нас имеет место эта преступная, лишающая нас будущего политика уничтожения крупной промышленной мощи? Эта политика обрекает Россию на хроническую отсталость, хроническую бедность, хроническую зависимость от цен на продаваемое сырье, унизительную зависимость от промышленных стран, в том числе и развивающихся. А главное, обрекает на невозможность формировать общероссийские экономические интересы, а потому единую русскую национальную политику, — и отсутствие такой возможности означает для нас внутриэкономическую и внутриполитическую слабость, рыхлость, унизительную зависимость от интриг народов и стран ничтожнейших.

Римляне в подобном случае задавались вопросом: кому это выгодно?

Кому же выгодно разрушать нашу национальную промышленную мощь, не давать ей развиваться?

Три силы по своим кровным интересам ожесточенно выступают против мощи России. И первая из этих сил, самая жестокая, самая беспринципная и преступная фактически захватила власть в России, диктует внутреннюю и внешнюю политику — это приобретающий опыт обслуживания коммерческого интереса слой торговцев-спекулянтов, влиятельнейшую роль в котором играют многочисленные инородцы, которые по своим культурно-этническим и морально-психологическим склонностям не любят производства, но всей своей наследственностью тяготеют к торгово-спекулятивной, ростовщической деятельности и захвату чужой собственности.

Вторая сила, которая, по крайней мере, на первом этапе демократических преобразований, выступила главной союзницей торгово-спекулятивных и ростовщических сил, явила себя как, так называемые, национальные суверенитеты, — хотя большинство из требующих суверенитета и независимости полуварварских народов и народцев нациями назвать можно только в угаре большевистской или либеральной эйфории. Коммунистический режим изначально ставил политическую цель создания промышленного производства в отсталых окраинах СССР за счет России, за счет эксплуатации русских, не считаясь с нерентабельностью создаваемой таким путем экономики в большинстве нерусских республик. Монополизация отраслей промышленности в России планово распространялась и на все остальные регионы СССР. Однако, монополии по своей природе, по своей нацеленности на получение конечной продукции, на получение максимально возможной прибыли, на уничтожение всего, что получению такой продукции и прибыли мешает, — они объективно нуждаются в процессе производства в едином языке, единой общей культуре, единой технологической культуре производства, и более того — в единой культуре быта. Всякое разнокультурье, а тем более проявления феодальных и родоплеменных пережитков в социальном поведении, в отношении к производству, монополиям неприемлемы! И в этом монополиям неизбежно противостоят интересы этнических меньшинств, отсталых, реакционных и консервативных.

“Национальные” республики в России, союзные республики в бывшем СССР были и остаются не только не заинтересованными в крупной промышленности, но и откровенно отвергают ее, провоцируют политику ее разрушения, объявляя промышленные монополии средством великодержавной колонизации, — причем, чем меньше республика, тем озлобленнее идет этот процесс провоцирования современного луддизма. Всякая борьба за суверенитет есть в первую очередь борьба против крупной, монопольной промышленности. И в этой борьбе “нацменьшинства” выступают самыми верными союзниками спекулятивно-ростовщических сил, уголовников, бандитов, спекулянтов, проституток, взяточников, — то есть тех элементов, которые не заинтересованы в социальном порядке, в общественном порядке, в дисциплинированном и организованном обществе, обществе, социальные отношения в котором выстраиваются на принципах адекватного соответствия сложным и высокотехнологичным производствам.

По своей природе национальный, народный и прочий суверенитеты недостижимы без экономической замкнутости, а стремление к экономической замкнутости побуждает республики, в зависимости от их размеров, укреплять мелкий и в крайнем случае средний бизнес, то есть тот бизнес, те структуры хозяйствования, которые эти республиканские образования в состоянии контролировать. Монополии же для них полностью неподконтрольны. Транснациональные корпорации уже неподконтрольны даже таким давно сложившимся и довольно крупным развитым государствам как Франция, Италия, Англия и пр. Чего уж говорить о цивилизованно отсталых или полудиких татарстанах, чечнях, азербайджанах, эстониях и т.д. И многие представители этнических меньшинств это сознают или чувствуют, этим обстоятельством озлобляются, пытаются повернуть ход истории вспять, а когда появляется возможность, стремятся разрушить подразделения монополий на своих территориях. В этом и заключается основная причина, почему либеральным “демократам” в России удалось сразу же найти общий язык с лидерами сепаратизма, получить агрессивную поддержку “нацменьшинств” и с их помощью быстро развалить крупную промышленность в бывшем СССР — экономическую основу могущества советской империи. Для национальных образований, для всех этих республик крупная промышленность была фактором мощнейшей русификации, причем русификации ускоренной, буквально на глазах одного поколения, и потому особенно болезненной, — русификации, которая выбрасывает из элиты общественной жизни, от экономического пирога те слои, которые еще недавно были престижны и почитаемы, — то есть этническую, народную интеллигенцию: поэтов, литераторов, музыкантов, журналистов и представителей других подобных профессий.

Надо ясно отдавать себе отчет, что автономные образования в составе России пагубны для нее и потому более неприемлемы ни в каких формах, ни в каком проявлении. В условиях широких политических свобод они не дадут возможности развиться и укрепиться нашим национальным промышленно-финансовым корпорациям, тем самым лишая Россию права на подлинную демократию, на динамизм экономического развития, на быстрый рост уровня жизни и на социальную стабильность. Демократия и всякие национальные суверенитеты есть явления несовместимые, и они в условиях экономического и социально-политического развала страны и надвигающегося обнищания, голода и хаоса, при усилении давления сопредельных государств на центральную власть, — они неизбежно обречены на истребительное столкновение! У России, у нашей грядущей национальной демократии нет выхода. Либо она уничтожит все суверенитеты ради становления максимально эффективной могучей промышленности, либо суверенитеты погубят Россию и демократию вместе с ней. Я имею в виду подлинную демократию, а не ту, которую представляют себе свора мародеров и беспринципных карьеристов от политики, прорвавшихся сейчас к властной кормушке.

Третьей силой, которая волей-неволей выступает против нашей промышленной мощи, являются определенные круги США. Крупные, крупнейшие транснациональные корпорации смогли в современном мире создать только два государства: США и Япония. Третьим государством, которое способно было по своим внутренним причинам и историческим устремлениям, по своим жизненным потребностям создать могучие транснациональные промышленно-торговые структуры, была Россия.

Тот, кто создает такие структуры неизбежно становится богатым и процветающим, поскольку заставляет мировую экономику подстраиваться под свои стратегические цели, под свои национальные задачи. США однажды уже допустили стратегическую ошибку, позволили Японии создать подобные монопольные гиганты с транснациональными интересами, таким образом породили процветание и могущество Японии. И вряд ли у них есть желание повторить подобный просчет, тем более, что промышленно-технологическое могущество России было бы совсем иным по качеству в сравнении с могуществом Японии, менее подконтрольным, менее уступчивым и управляемым. Третий конкурент в борьбе за мировые рынки им не нужен. Нас настойчиво принуждают к развитию мелкого и среднего бизнеса, не считаясь с тем, что в нем конкуренция много большая, что такой бизнес укрепился и давно набрал опыт конкурентной борьбы, по крайней мере, в двух-трех десятках стран, что наши изначальные позиции в нем чрезвычайно шаткие. Как-то выживать в таком бизнесе мы сможем лишь с еще большим удешевлением рабочей силы, чем в Китае, Юго-Восточной Азии, то есть, учитывая особенности нашего климата, промышленно-транспортную инфраструктуру, созданную для обслуживания крупной отраслевой индустрии и не пригодную для среднего и малого бизнеса, — фактически это означает для нас откат к нищенству и, как следствие, ведет к вырождению.

Ведь в конечном счете все зависит от производительности труда, от эффективности труда, от социальной сознательности каждого труженика. Чем больше он производит, чем больше таких, как он, тружеников, чем меньше в государстве неоправданных иждивенцев и вечных паразитов, вроде цыган, тем богаче общество, тем выше уровень жизни. Это же очевидные истины! Но наивысшую производительность труда имеют только гигантские монополии! Поэтому и только поэтому Япония, создав самые эффективные, самые конкурентоспособные в мире монополии, уже несколько лет как обошла США по уровню доходов на душу населения.

Ельцин, его ближайшее окружение и те силы, которые привели их к власти, несут основную долю ответственности за развал нашей крупной промышленности и связанные с этим политические последствия. Этот развал крупной промышленности уже бумерангом в первую голову ударил по исполнительной власти. Президент и иже с ним попытались спасти исполнительную власть через новую конституцию, через президентское правление. Но этим они только лишний раз показывают свою политическую малограмотность и бескультурье. Они думают, если ввести в действие некую президентскую конституцию, так исполнительная власть заработает. Это даже не смешно! Это наивно. Наполеон утверждал: людьми можно управлять посредством только двух рычагов — либо через интересы, либо через страх. Сила подлинной демократии в том и состоит, что она управляет людьми через интересы и еще раз через интересы! Современная сильная исполнительная власть на Западе есть продукт экономической роли промышленности, промышленного развития, создающего единый национальный рынок и общенациональные интересы, — а эти общенациональные интересы в зависимости от размеров государства возникают на том или ином этапе роста концентрации промышленных мощностей. Для небольшого государства, чтобы исполнительная власть оказалась сильной, достаточно даже и мелкого бизнеса, при двух-трех промышленных структурах средней степени концентрации производственных мощностей и капиталов. Но для огромных государств нужны могучие монополии, объединяющие едиными экономическими целями все регионы страны, только они создают сильную и эффективную исполнительную власть, в особенности, когда демократическое общество еще только нарождается, бурлит, ищет себя, когда демократия еще не вошла в плоть и кровь национальной культуры.

Следует в этой связи напомнить, что США почти весь XIX-й век были парламентской республикой, и законодательная власть еще в президентство “отца Конституции” Мэдисона победила в ожесточенной борьбе президентскую исполнительную власть, отстранила президента на периферию политической жизни, сделав из него фактически декоративную фигуру (за исключением А. Линкольна), с которой никто всерьез не считался при решении главных политических задач страны.

Усиление президентской власти в США стало происходить, когда средний бизнес начал перерастать и преобразовываться в крупный, в монополии, в тресты и прочие формы промышленно-финансовой концентрации ресурсов производства. Крупной промышленности становилось тесно на рынке собственно США, она устремилась на мировые рынки. И как следствие, стала усиливаться исполнительная власть, которая гораздо эффективнее могла защищать интересы монополий на мировых рынках, нежели это делала неповоротливая законодательная власть. То есть усиление президентской власти в столь любимых нашими либеральными “демократами” США началось как потребность централизованной защиты национальных интересов во внешнем мире, и лишь потом, много позже началось ее усиление во внутриполитической жизни.

У нас же происходит нечто вовсе противоположное. Даже искренние радетели блага России из среды либералов, те, что оказались у власти, проявили себя как малоспособные, абсолютно бездарные в управлении огромной и сложной страной люди, совершенно не знающие ни науки, ни промышленности, ни исторического опыта других промышленно развитых стран, погрязшие в ложных теориях либералистского монетаризма — они оказались поэтому неспособны предложить мало-мальски членораздельную программу собственно демократизации, собственно вхождения в капиталистический рынок. И не имея такой программы, не сумев найти подходов к переналаживанию крупной промышленности на рыночные механизмы ее функционирования, начали огульно обвинять ее во всех экономических неурядицах и социальных грехах, более того — сознательно разваливать. Но как известно, разрушать — не строить, много ума не требуется, что, собственно, они и доказали.

В экономике это неизбежно привело к тому, что работающими остаются в основном мелкие и средние предприятия и резко сокращается производимая в стране продукция, а потому резко возрастает значимость местных исполнительных органов власти за счет центральной, которая оказывается политически слабой и почти недееспособной. Из-за неуклонного сокращения производства товарной продукции в стране, в политике неизбежно стала возрастать и усиливаться роль торгово-спекулятивных сил, которые быстро запустили рыночный спекулятивный товарообмен и стали создавать денежный капитал, непрерывно наращивающий связи с властью, все больше влияя на нее.

Единственным политическим органом, объединяющим Россию, оказалось законодательное собрание. Но если оно единственная политически объединяющая страну структура, то естественно — у такого собрания будет концентрироваться собственно политическая власть, какую бы конституцию, какое бы президентское правление не протащили Президент с сотоварищи. Введение же президентской формы правления, введение президентской республики в том виде, какой предполагается либералами, — а демократией там и близко не пахнет; это самый циничный прием установления диктатуры проникших во власть торгово-спекулятивных сил через придание чрезмерных конституционных полномочий исполнительной власти при одновременном политическом выхолащивании идеи представительной власти, превращении ее во внешнее прикрытие удушения демократии. Эта президентская форма правления породит для собственного выживания орду столь же циничного чиновничества, которое своей громоздкостью, неэффективностью окончательно подорвет производительный сектор, а с ним и экономику страны, породит непрерывную инфляцию и всплески гиперинфляции, рост разочарования и апатии к идеям демократии, — и, в конечном итоге, породит потребность в диктатуре, но диктатуре действительно эффективной, действительно способной к энергичным созидательным деяниям. Но такой диктатурой сможет быть только и только диктатура русского национализма, политически выражающая требования промышленного интереса, интереса подавляющего большинства жителей промышленных городов и регионов. Весь исторический опыт других промышленных стран показывает это. И первоочередной задачей русского национализма будет — спасение и возрождение промышленности, ее мощи, быстрое наращивание инфраструктуры ее функционирования, в том числе и культурно-психологической среды, с тем, чтобы подготовить страну к возвращению к демократии, но уже абсолютно нового и собственно демократического качества.

Иначе говоря, конституционное введение президентской формы правления, президентской республики вне становления мощной крупной промышленности, своими интересами способной управлять большинством населения страны, есть в условиях огромной России всего лишь игра в серьезную политику, а по существу благая нелепица, ибо никто на местах просто не будет выполнять указы и распоряжения центральной исполнительной власти или же будут выполнять их чисто в отчетах, на бумаге, о чем у нас свидетельствуют богатые традиции, богатый по возможностям опыт. У нас готовится не переход к президентской форме правления, а режим диктатуры коммерческого интереса, призванный расчистить путь к наступлению спекулятивно-коммерческого капитализма. Никак наша власть, кровно повязанная кадрами и традициями прошлой бюрократической номенклатуры, — никак она не хочет смириться с тем, что в рыночной экономике, в демократическом обществе любая сверхмощная производительная монополия, пронизывающая своими ответвлениями все регионы, все области, гораздо эффективнее решит любые задачи хозяйственного управления и даже политические задачи, нежели власть исполнительная. Задача же государственной машины — в первую голову исполнительной власти, есть задача обеспечения политических, в том числе внешнеполитических условий для непрерывного и эффективного функционирования промышленно-финансовых монополий при определенном регулировании крайних проявлений их эгоизма, естественного эгоизма.

Беда не в том, что у нас монополизированная промышленность, — беда как раз в обратном, что у нас нет настоящих, умеющих бороться за рынок промышленных монополий, могучих монополий с их кровным интересом в расширяющемся производстве,  с их кровным интересом в прибыльной и непрерывной работе сложнейших и гигантских производств. За примерами ходить далеко не приходится. Производство телевизоров, радиоаппаратуры у нас отнюдь не монополизированное, наоборот, производящие их предприятия, не зависимые друг от друга, разбросаны по городам и весям — по всей стране. И что, — это оказалось эффективнее, производительнее, чем деятельность монопольного гиганта “Сони”? Да не смешите, господа либеральные “демократы”! Они производят мало, производительность труда там низкая, научно-технические разработки в основном передираются у той же “Сони”, у других западных монополий. Сейчас заговорили об экономическом чуде в Южной Корее. Но ведь вся экономика Южной Кореи держится на четырех могущественных монополиях.

Трагедия России как раз в том, что тотальное господство чиновников при коммунистическом режиме извратило все и вся, поставило здравый смысл с ног на голову, что советское государство страшно, чудовищно паразитировало на сверхэксплуатации России. Трагедия России в том, что коммунистический режим не мог держаться у власти, оправдываться за свое пребывание у власти иначе, как грабя Россию, и этим грабежом поддерживая себе подобные режимы повсюду. И как раз по этой причине он, этот режим, оказывался тормозом в развитии подлинно монопольных гигантов. У нас по сути нет ни одной по-настоящему крупной корпорации в промышленном производстве, сравнимой хотя бы с далеко не первыми по концентрации промышленно-финансовой мощи корпорациями США и тем более — Японии. Задача задач России, если она действительно хочет выжить, прорваться к демократии и к процветанию, — задача задач создать максимально благоприятные условия к переводу промышленных монопольных гигантов на рельсы капиталистического самоуправления, в интересах развития всей экономики обеспечить определенное государственное регулирование их деятельности, обеспечить защиту и продвижение их интересов на мировых капиталистических рынках. В этом единственно разумная политика, но никак не в разрушении монополий, в взваливании на них всей ответственности за собственную бездарность дорвавшихся до власти дельцов.

Русский народ на своем горьком опыте должен будет научиться понимать, что у России нет иного пути упрочения экономики и демократии, как через посредство могучих промышленно-финансовых корпораций. Отнюдь не случайно именно монополии в Японии и в США обеспечивают для основной массы трудящихся этих стран самую высокую среди наемных работников зарплату, — промышленные монополии, а не коммерческие структуры и не мелкий бизнес, как имеет место у нас. Вовсе не случайно, самые талантливые молодые люди стараются поступить на службу, на работу именно в такие корпорации, и в первую очередь в корпорации с глобальными интересами. Вовсе не случайно, что служить в крупной корпорации престижно и выгодно. Это само по себе отражает огромную, бесценную значимость этих экономических структур в процветании и в социальной стабильности вышеуказанных государств.

Однако монополии для своего спокойного, надежного, каждодневного функционирования требуют от общества, от граждан определенных жертв. Они требуют стабильной политической обстановки, социального партнерства между владельцами монополий, высшими управленцами и остальными работниками, заставляя и тех и других идти на компромиссы, а владельцев монополий не выпячивать свои богатства, жить социально скромно. Они требуют высокой дисциплины на производстве и в общественной жизни, высокой культуры и ответственности работника, — то есть высокой этики социального поведения. Потому что любой сбой в одном участке цепи крупного производства приносит чрезвычайно высокий ущерб, каждая минута простоя фактически означает удар по себестоимости продукции, удар по позициям корпорации на мировых рынках.

Поэтому монополии во внутриполитической борьбе всегда выступают на стороне тех политических сил, которые борются за высокую мораль и культуру общества, за запрещение порнографии, проституции, за трезвость и крепкую семью, за высокие общественные идеалы. Это их кровный интерес. Они вынуждены быть нетерпимыми к бандитизму и преступности, к беззакониям чиновничества. В этом как раз и заключается причина озлобленного стремления аморальных, асоциальных, циничных и эгоистичных по своей сути сил, сбившихся под знамена либерализма, помешать развитию наших монополий, опорочить их, за уши притянуть их к ответственности за тяжелое положение людей, и даже представить главной опорой коммунистического режима. Да, действительно, монополиям, крупной промышленности жизненно нужна крепкая и даже решительная исполнительная власть, нужен четкий государственный порядок, и коммунистический режим до определенной поры обеспечивал твердый порядок в советском государстве. Но сейчас этого стало недостаточно. Для дальнейшего развития нашей крупной промышленности стал необходим еще больший порядок, стала необходима еще более высокая социально-общественная организация, которая возможна только при демократических свободах. Тем более — при интеграции в мировую экономику, где для сохранения экономической независимости важны высокая культура и возникающий при самодисциплине порядок самих граждан, строящиеся на их сознательности и индивидуальной ответственности. Однако власть либералов-монетаристов ведет страну не к этому, а к разрушению всякой социальной этики и ответственности.

Такой развал всего и вся, какой имеет место у нас сейчас, конечно же для монополий и крупных корпораций, вообще для промышленности неприемлем. Не только для нашей крупной промышленности, но и для международных, иностранных монополий. Бесконтрольного господства спекулятивных интересов, либерального монетаризма ни одна капиталистическая промышленно развитая страна не допускает. И мы сейчас на примере России видим, почему. У нас получается замкнутый круг. С одной стороны, крупные и высокопроизводительные промышленные предприятия только и могут выбросить на рынок огромные партии продукции в минимально короткие сроки, что только и может успокоить народ, вернуть ему веру в завтрашний день, приглушить политические страсти. Но с другой стороны, крупная и высокопроизводительная промышленность не может работать в стране с высоким уровнем бандитизма, с повсеместным хамским взяточничеством, с низкой общей культурой производства, с низкой социальной ответственностью, вообще с низкой общественной культурой, с извращающим общественные отношения чрезмерным засильем коммерческих спекулятивных интересов, с непрерывной инфляцией — со всем тем, что стало следствием абсолютного господства либеральных представлений о свободах и правах человека.

В такой обстановке, какая творится у нас, ни одна серьезная иностранная корпорация не станет вкладывать свои капиталы в наше производство. Ни одна! И дело не в отсутствии частной собственности на землю, как последнее время истерично уверяют нас “демократы”. Введение частной собственности на землю при имеющем место режиме только усилит политическую роль спекулянтов и всяческих мошенников, подтолкнет дестабилизацию и озлобление тех, кому станет нечего терять и у кого появится объединяющий их лозунг, лозунг национального спасения. Поэтому-то все надежды либеральных “демократов” повисают в воздухе, поэтому-то либеральные “демократы” обречены на политическую катастрофу. Ибо без наведения строжайшего порядка в стране, который в наших условиях невозможен без наведения порядка в культурно-этническом вопросе, порядка в национально-расовом вопросе, — без наведения порядка в стране при сохранении рыночных ценностей в экономике мы обречены быть в лучшем случае сырьевым придатком Запада, обречены на постепенный политический развал в государстве, который приведет к распаду России на несколько чахлых государственных образований с регионально направленными интересами экономического и политического выживания. Ибо у сырьевых стран нет экономической заинтересованности регионов в сохранении государственного единства! Чему безусловно учит пример арабского мира.

Еще раз повторимся: в рыночной экономике только и только промышленные монополии способны сохранить Россию как единое государство! Не просто монополии, но гиганты монопольной концентрации производственно-финансовой деятельности!



Глава 3. Посредничество в евразийской торговле — основа процветания



Что движет каждым человеком, воспитанным на европейской культуре? Потребность в счастье, в свободе, в гармоничных отношениях с окружающим миром, потребность в цивилизованном комфорте. Что обеспечивает ему эти потребности? Общественно направленный труд и процветание, — как его личное, так и государства, которое призвано направлять его к благополучию и защищать это благополучие.

Во всю свою суровую историю, прикрывая собою европейскую цивилизацию от орд тюркского и иного варварства, трудолюбивая, жаждавшая миролюбия Русь, Россия гналась за призраком процветания, гналась и не достигала его. Почему же, почему? — возникают и мучают вопросы. Как мучает другой из подобных вопросов: а что будет, — исчезни завтра огромные запасы сырья? Об этом вопросе даже страшно говорить, настолько все сейчас зависит от добычи и экспорта сырья, — самые главные отношения с другими странами, отношения торговые практически полностью зависят от него. И как, подобно увидевшему вдалеке опасность страусу, не прячь голову в песок, а факт остается фактом: запасы сырья не беспредельны. Благодаря чему же сможет жить Россия без сырья, если даже при колоссальной торговле им она скорее влачит существование, чем развивается? Это вопрос вопросов для любой честной политической стратегии, которая действительно ищет выход из тупика, в котором оказалась страна.

Из всемирной истории мы знаем, по современному положению дел в мире видим, сколь сильно зависят процветание государства, его политическая мощь и влияние в мировых делах от размаха промышленно-торговой деятельности, от посредничества в мировой торговле. Еще император Рима Константин перенес столицу государства в новый город Константинополь, на пересечение морских и сухопутных торговых путей Европы и Азии, чтобы обеспечить для Империи максимально процветающую, максимально богатую, а потому максимально политически сильную столицу. Ибо подлинного величия, подлинного могущества любое государство достигало, достигает и будет достигать только на подъеме ремесленно-торговой или промышленно-торговой деятельности, когда оно оказывается на пересечении международных ремесленных и торговых или промышленных и торговых интересов. И только богатое государство, только благосостояние его граждан по-настоящему развивают цивилизационную культуру, делая ее важнейшим фактором политического влияния, порой более важным, чем военное.

Для дальнейших выводов следует подчеркнуть принципиальное различие между посредничеством в мировой торговле и тем торгово-спекулятивным нашествием на Россию, которое мы переживаем при режиме либеральных “демократов”. Посредничество в мировой торговле быстро обогащает государство, ведет к его историческому величию, к благополучию большинства граждан, к стабильности, к расцвету национальной культуры. Тогда как нынешнее торгово-спекулятивное нашествие на Русь ведет к нашей деградации, к обнищанию основной массы людей, в первую очередь тех, кто действительно созидает, кто действительно что-то создает; ведет к одичанию общественного сознания, к развалу всего и вся, и в конечном счете к социальным катаклизмам.

Вопрос же вопросов в нашей современной политической жизни есть вопрос стратегического пути продвижения к процветанию! Россия почти исчерпала демографические и сырьевые ресурсы для экстенсивного развития. Без скорого накопления значительной доли мирового капитала она не сможет осуществить прорыв к цивилизационному развитию, создать необходимую инфраструктуру для возникновения условий радикального поворота от экстенсивного пути развития к интенсивному, не сможет догнать передовые державы, и как следствие ее ждет демографическая, культурная и нравственная катастрофа, за которой последует и катастрофа политическая, государственная. Ситуация настолько трагична, что Россия неизбежно должна будет пройти через авторитарную диктатуру, но диктатуру нацеленную на уничтожение всех препятствий своему промышленно-торговому императивному интересу. И чем эффективнее, чем скорее будут уничтожены эти препятствия, тем скорее произойдет возврат к демократии, к подлинной демократии, демократии стабильной и миролюбивой.

Но чтобы сметать препятствия, надо знать, понимать, откуда они нарождаются, чем обусловлены.

Первые, сохранившиеся в истории, великие цивилизации возникали на пересечениях речных и сухопутных путей торговли, накапливали богатства через бурную торгово-посредническую деятельность, ремесленничество, превращали эти богатства в каменные сооружения, в произведения искусства, в культурные ценности. Цивилизации гибли из-за жадной зависти варваров-соседей, хищных кочевников, либо когда торговые пути изменялись на более удобные, более дешевые, более надежные. Море, океан в те времена были фактором разъединяющим государства, а потому все великие цивилизации древности были цивилизациями сухопутными или околоречными.

Позже, в связи с развитием мореходства, в основном в регионе Средиземного и Черного морей, из-за большей дешевизны, скорости, надежности доставки товаров морями, начался стремительный взлет приморских цивилизаций. Однако океан еще оставался препятствием, и обширная межконтинентальная торговля была еще в основном сухопутной, и наиболее значительным, наиболее знаменитым путем торговли между Европой, Северной Африкой и великими созидательными цивилизациями Азии был Великий Шелковый Путь. На том уровне развития морского дела межконтинентальная морская торговля была невозможной, либо оказывалась слишком дорогой, слишком рискованной. Поэтому процветание сухопутных государств, тех, что были на Великом Шелковом Пути, оказывалось намного большим, чем государств приморских. Следует в связи с этим напомнить: Александр Македонский был поражен и даже подавлен тем обилием и разнообразием золотых изделий, какое он увидел в Персии. Политическим фактом признания превосходства сухопутной торговли над торговлей морской стало устремление Александра Македонского — первого, кто разрушил изолированность цивилизаций Южной Европы и Азии, — устремление установить контроль над Великим сухопутным путем межконтинентальной торговли того времени и перенос для этой цели столицы созданной им империи в Западную Персию.

Римляне, несмотря на то, что жили на омываемом морями вытянутом Апеннинском полуострове, были чисто сухопутной державой и победили Карфаген именно потому, что сухопутная торговля играла в развитии государства более значительную роль, нежели морская. Победив великую морскую державу Карфаген и ее колонии, римляне отнюдь не увлеклись морской торговлей, но подчинили ее интересам и задачам развития торговли сухопутной. Именно тогда они ввели свою знаменитую политическую формулу, которая обосновывала и оправдывала их политику в варварской Западной и развитой Юго-Восточной Европе: “Via est vita! — Дорога есть жизнь!” Они вкладывали огромные национальные ресурсы в развитие сухопутной транспортной системы, через нее объединили Западную Европу и Ближний Восток, Переднюю Азию в единый торгово-производительный и культурный организм, за счет чего достигли невиданного до них могущества и величия. И почти вся история Древнего мира была в основном историей держав сухопутных.

Значение морской торговли для укрепления могущества государства начало возрастать лишь в Средние века с изобретением компаса, каравелл и прочих судов, способных относительно дешево и надежно пересекать, и пересекать скоро, огромные расстояния, способных связать торговые интересы, производительные интересы разбросанных по ранее изолированным континентам цивилизаций. Началась продолжительная, в несколько веков, эпоха властной гордости и процветания приморских и морских держав. Сухопутная торговля хирела, приходила в упадок, а с этим разрушались или хирели сухопутные, некогда великие государства и цивилизации. Тяжело это ударило и по России, государству молодому, чисто сухопутному, отразилось в нашей истории конца Средних веков настоятельной, мучительной потребностью прорыва к портам Балтики и Черного моря, в переносе столицы к приморью, на окраину раскинувшейся на два континента страны.

Однако история, как и все в природе, движется по диалектической спирали развития, согласно закону отрицания отрицания. Именно в самой что ни на есть морской державе, в расцвет первостепенного влияния в мировой политике собственно морских государств и собственно морских торговых интересов, — в недрах экономической машины Англии, в результате Промышленной революции родился паровоз. Через полвека после его изобретения дальновидным политическим стратегам уже становилось ясно, что с появлением паровоза началась новая эпоха, эпоха ослабления владычества морских держав и возрождение значения держав сухопутных, которое приведёт их к богатству, военно-политическому могуществу и величию. В то время родилась знаменитая политическая формула: кто создаст самую густую, самую протяженную сеть железных дорог, тот и будет получать наибольшую прибыль от посреднических торговых операций, тот и будет максимально быстро перебрасывать свои военные средства для решения экономических и политических проблем, тот и будет господствовать над миром. Все великие державы бросились в лихорадочную гонку строительства железнодорожных путей повсюду, на всех континентах.

Изобретение автомобиля только подстегнуло понимание, что Золотой век морских держав уходит в прошлое. Для правящих элит самых богатых и развитых стран Западной Европы и Америки становилось ясным, что на пересечении самых крупных транспортных потоков и в наибольшем выигрыше, а потому обречеными на процветание и величие оказываются — в первую голову Германия, объединенная Бисмарком, и после нее Россия, а в будущем на первом месте — Россия и за нею Германия, — два практически сухопутных государства, одно в Центре Европы, а другое в Центре Евразии. Собственно с изобретением паровоза и порождены были условия для столь быстрого экономического и политического объединения Германии и поразительное, за несколько десятилетий превращение Германии бедной, технически отсталой в державу промышленную и опасно доминирующую в Европе. Рывок торгово-промышленного развития России конца ХIХ-го — начала ХХ-го веков тоже был связан в первую очередь с изумительным по размаху строительством железных дорог, а Транссиб, связав Европу и Дальневосточную Азию, саму Россию кровеносной артерией, связав Европу и Китай прямым сухопутным сообщением, в известной мере вызвал шок во всей мировой политике, изменил балансы сил и перспективы исторического развития мира коренным образом. Россия была обречена на рост могущества, тогда как Англия, Франция, США — державы, богатство которых было связано в первую очередь с морской торговлей, оказывались отодвигаемыми на второй план самим ходом мировой истории, ее новыми тенденциями.

Политическим стратегам вообще, а в частности, основателям геополитики как особой политологической дисциплины, которая появилась вследствие осмысления происходившего, это становилось предельно ясным. Но реальная жизнь есть всегда борьба экономических и политических интересов, и не всегда прогресс идет поступательно и неуклонно. Ни одна из морских держав Запада и Востока не желала и не намерена была уступать, сдаваться добровольно, и самое страшное озлобление против хода истории возникало естественно у Британии, наиболее процветающей и могущественной морской державы. Вся мировая политика с начала ХХ века идет в ожесточенной борьбе богатых морских держав против сухопутных, в попытке удержать, обуздать ход истории. В этом трагизм судьбы России и Германии в ХХ столетии. Особенно трагической оказалась судьба России, ибо в ней поразительный, действительно стремительный динамизм промышленного и торгового развития вызывал быстрое изменение структуры населения; при этом не успевали развиваться политические структуры, способные отразить это изменение и подтягивать за собой культурно-нравственное и политическое воспитание быстро возраставшего в численности слоя наемных работников, пролетариев. Не последнюю роль сыграл и демографический взрыв в русской и украинской деревне, где население было малограмотным, культурно и психологически отсталым, политически слепым, что делало их страшной реакционной силой в умелых руках политических демагогов, всякого рода народников и анархистов.

Итак, торговый флот повсюду в мире с начала двадцатого столетия старел, хирел, капитал на его обновление шел неохотно, вяло, зато потоком хлынул в строительство железных, автомобильных дорог, в развитие автомобильного и железнодорожного транспорта. Предчувствуя закат своей империи, хирела и Англия; тревога нарастала и в правящих кругах других морских державах. А в это же время, буквально на глазах, наращивало экономические мускулы, набирало промышленную и торговую, военную мощь самое сухопутное, а потому недавно самое отсталое государство Европы — Германия. Возрожденная к жизни железными дорогами и появлением в конце столетия автомобиля, будучи на пересечении основных сухопутных товарных потоков между быстро развивающейся Восточной Европой и богатыми рынками Франции, Нидерландов, Британии, Бельгии и других стран Западной Европы, Германия набирала промышленный, торговый и финансовый, военный потенциал так лихо, что в какой-то момент переполнилась уверенностью в своих силах, вероятнее всего не успевая хорошо осмысливать и обосновывать это явление, и в какой-то момент ее правящим кругам показалось, что они своей собственной властью способны захватить контроль не только над внутренней европейской, но и над раскрывающей огромные перспективы евразийской торговлей. Единственным препятствием к этому была Россия.

Как несколькими веками раньше между морскими державами велась ожесточенная борьба за право обслуживать морскую торговлю, так и в начале века вызрели предпосылки для войн за установление контроля над посредничеством в торговле сухопутной, евразийской: между Россией, как потенциально самым могучим промышленно-торговым государством Евразии, и обогнавшей ее в историческом развитии, уже становящейся бесспорной индустриальной сверхдержавой континентальной Европы — Германией. Мировые тенденции проявлялись и развивались настолько быстро в связи с бурным развитием автомобильной и железнодорожной промышленности, морские державы утрачивали влияние настолько очевидно, буквально год за годом теряя историческую перспективу, что Германия фактически плюнула на дипломатию, решила убить одновременно двух зайцев, военной силой навязать свои интересы, свое видение мира и России и державам морским, обреченным на упадок, но мертвой хваткой цепляющимся за прошлое, за то, что они достигли за прошлые столетия. Из этого и вызрели основные причины и противоборствующие интересы первой мировой войны. И то, что Германия, почти лишенная сырьевых ресурсов, ведя войну фактически на три-четыре фронта, — на что не осмеливался даже гениальный Бонапарт, — вела войну четыре года со всеми великими державами того времени, с их колоссальными ресурсами на всех континентах, — все это показывает, какая потенциальная мощь раскрывалась с проявлением исторических тенденций промышленного развития сухопутных держав.

Большевизм. Большевизм и интересы экономического развития России, — что может быть более антагонистичным одно другому? Сведший возникновение всего яркого многообразия государственной жизни в истории, мировых и национальных интересов, традиций, культур, цивилизаций к единственной первопричине, классовой борьбе, как он мог захватить своими идеями великую страну, великий народ, откровенно не интересуясь его кровными, коренными, уже сотни лет как определившимися государственными интересами?

Самый чудовищный враг России того времени оказался затаившимся ни в Германии, ни в Англии, ни в США, ни в Японии. Самый непримиримый враг процветания России, ее подлинного могущества оказался внутри нее. Разноплеменный средневековый феодализм, дофеодальная отсталость огромных регионов Российской империи, с одной стороны, и побеждающий в нескольких крупных городах индустриальный капитализм — с другой, создали за два десятилетия взрывоопаснейшую гремучую смесь социально-политических противоречий. Эта смесь не выдержала напряжения внутренних сил империи в мировую войну и взорвалась революциями и контрреволюциями, этническим сепаратизмом и гражданской войной. Из всех политических сил, которые были способны бороться за власть, в конечном итоге победил большевизм. Тот самый большевизм, который изначально рассматривал Россию лишь в качестве плацдарма и источника пушечного мяса для мировой коммунистической революции. Создавая свой режим под лозунгами борьбы с акулами мирового капитализма, он вырвал Россию из мировых капиталистических отношений, разрушил складывавшуюся евразийскую торговлю — основу основ накопления Россией богатств и капиталов. А вынужденный для своего политического выживания и последующего осуществления мировой коммунистической экспансии строить советское антикапиталистическое государство, он превратил разрушение структур евразийской посреднической торговли в долгосрочную историческую перспективу. То, что совершил большевизм и коммунизм настолько противоречило всем истинным, основным, исконным способам получения средств для экономического развития России, что расплатой стало хроническое перенапряжение русских сил в эпоху советской индустриализации, надрыв их, как моральный, так и демографический при повсеместной бедности русских, и превращение продажи ценного сырья в основной источник получения доходов от внешней торговли.

Ведь стоит посмотреть на Германию. Сколько на нее обрушилось испытаний, сколько враждебных сил и интересов терзало ее экономику, а сам ход истории ХХ века работал на неизбежное накопление государственного богатства этой трудолюбивой и созидательной нации, нации, оказавшейся на пересечении основных сухопутных путей торговли Европы. И теперь этот же ход истории делает объединяющуюся Германию самой процветающей и самой сильной, самой влиятельной силой Европы, и уже бесспорной силой. С экономической и политической мощью Германии смирились и Англия, и Франция, и Польша, — еще в недавнем прошлом ее непримиримейшие и самые заклятые враги.

Еще раз повторюсь. Именно потому, что большевизм разрушил евразийскую торговлю, Россия вынуждена так преступно разбрасываться своими сырьевыми ресурсами. Если бы государство получало доходы от посредничества в евразийской торговле, от обслуживания такой торговли, разве была бы нужда так расточительно продавать сырье? Ведь это ж через нашу страну должна проходить торговля Европы с Индией, Европы с Китаем, Европы с Японией, Кореей, Дальнего Востока со Средним, с Ближним Востоком, даже с Северной Африкой! Да таких возможностей, таких перспектив экономического расцвета еще не было ни у одного государства во всей истории мира, во всей истории становления цивилизаций. Какое количество первоклассных дорог можно было бы построить и очень быстро окупить при обслуживании такой торговли, какое количество процветающих, чрезвычайно богатых городов могли бы быть созданы на таких паневразийских транспортных артериях. А рост влияния русского языка, нашей культуры, и как следствие, большой рыночный спрос на продукты нашей культуры; а рост влияния нашей политики при снижении расходов на военную машину, — это тоже обязательно стало бы следствием евразийской торговли. А сбалансированность экономики, ее направленность на развитие современнейших организационных и технологических структур по обслуживанию такой торговли... Да что там перечислять, если вся мировая история свидетельствует о колоссальных преимуществах стран, оказавшихся в центре переплетения торговых интересов различных цивилизаций.

И всего этого нас лишил коммунизм! Поэтому любые вопли коммунистов, коммуно-патриотов и иже с ними о том, что идет геноцид России, идет разворовывание наших ресурсов есть цинизм, есть лицемерие, либо преступная глупость. На современном этапе, то есть сейчас, геноцид России есть следствие уничтоженной большевизмом культуры умения торговать с прибылью для себя и для государства. Вот в чем основная причина геноцида русских, который вовсе и не геноцид, а самоистребление народа. Он есть следствие разрушенной евразийской торговли и одичания промышленной и купеческой предпринимательской культуры русских. Вот в чем основная причина геноцида русских, — станового хребта России, ее государствообразующего этноса. Замордованность безумнейшей, преступнейшей идеологией всечеловеческого нищенского братства, братства с дикарями и варварами, не умеющими и не желающими трудиться, этническими паразитами всех мастей и оттенков — вот в чем причина геноцида русских.

Кто же больше всех выиграл от коммунистического режима в России? В первую очередь морские державы — Англия, Япония, очень выиграла Канада, в значительной мере Франция, Италия. Но в первую голову конечно же выиграли США. Разрушение складывающейся евразийской торговли, режим политического террора, стратегически опиравшегося на большевистскую идеологию, обеспечивали большую перспективу развалу сухопутной торговли между разными регионами Евразии, резко затормозили поток мировых капиталов в развитие железнодорожного транспорта на этом гигантском образовании из двух континентов и промышленной инфраструктуры для трансконтинентального автомобильного сообщения, в особенности грузового. Как следствие было резко подорвано связанное с этим промышленное развитие не только в России, но и в Германии, затормозилось развитие сухопутной международной торговли как таковой. Все это привело к противоестественному усилению роли и значения морского транспорта, а с ним и укрепление позиций морских держав в мировой торговле, затянуло распад колониальных империй Англии и Франции.

Затормозивший развитие сухопутных цивилизаций Евразии большевистский режим в России в значительной мере спровоцировал радикально антирусский характер политики национал-социалистического режима в Германии. Сложилась такая ситуация — какая бы политическая сила ни пришла к власти в Берлине, она вынуждена была бы стремиться к уничтожению советского государства и коммунистического режима, потому что она оказалась бы перед проблемой невозможности дальнейшего промышленно-торгового развития страны в условиях отсутствия должного, исторически сложившегося размаха сухопутной торговли на восточном направлении, в том числе и из-за естественного стремления германской экономики торговать через Россию с собственно Востоком. Осознание необходимости этого шага обострилось из-за Великой Депрессии тридцатых годов, когда резко сокращалась торговля Германии с западными капиталистическими странами, что повлияло и на рост безработицы в Веймарской республике и на резкое обострение внутреннего экономического кризиса, на его затяжной характер. А когда национал-социалистический режим стал выводить экономику из кризиса, в том числе посредством широкомасштабного перевооружения армии, потребность в наращивании сухопутной торговли с Востоком оказалась императивной, только доходы от такой торговли смогли хотя бы частично покрывать расходы на производство современного оружия. Говоря иначе, чтобы оправдать эти расходы необходима была либо высокодоходная евразийская торговля, включая торговлю оружием, либо война, которая уничтожила бы препятствия на пути развития такой торговли. Могло ли это не работать в политических кругах на тех, кто выступал с радикально антисоветской, антирусской позицией? Конечно же нет. Политика — это прежде всего борьба экономических интересов, и когда затрагиваются жизненно важные экономические интересы государства, когда возникают невыносимые условия для существования множества людей, тогда радикализация политики с целью преодоления препятствий для этих жизненных интересов есть естественная реальность.

Современная мировая экономика страшно извращена коммунизмом, извращена настолько, что внедрение России в мировую экономику, в мировую экономическую систему должно с неотвратимостью породить затяжные политико-экономические кризисы, порой очень жесткого характера. Если бы Россия смогла выйти из политического кризиса 1917 года иначе чем через большевизм, то вся мировая промышленность развивалась бы иначе. Совершенно очевидно, мы имели бы не один Транссиб, а несколько евразийских высокопропускных железных дорог, паневразийские шоссе, что в свою очередь привело бы к значительно большему весу в европейской промышленной структуре сухопутного транспортного машиностроения за счет значительного уменьшения доли морского судостроения; торговые связи и объемы товарооборотов между Европой, Японией, США и Китаем и пр. были бы меньшими, иными по своей структуре; иной бы была структура химической, машиностроительной, самолетостроительной промышленности; значительно более развитыми оказались бы структуры информатики, инфраструктуры городов, направленные на обеспечение, на обслуживание евразийской торговли; меньше было бы морских портов, не такими многолюдными и процветающими были бы припортовые города, и т.д. И можно с уверенностью утверждать, что США были бы менее богатыми, с меньшей численностью населения, много меньше в них было бы выходцев из Азии; менее обеспеченной и не столь благополучной была бы Канада, — потому что процветание Североамериканского континента искусственно, оно не рыночно в глобальном смысле, оно порождено деформированностью мирового рынка, порождено эпохой господства коммунизма в России, произошло исключительно из-за неестественного возрастания роли морской торговли в развитии Европы, Азии, Японии.

И эта деформированная и расточительная мировая экономика, с точки зрения расходов энергии и ресурсов, очень затратная и малоэффективна, но любые попытки ее перестроить чувствительно отражаются на интересах как сырьевых стран, стран третьего мира, так и на интересах гигантских транснациональных монополий. Деформированность структуры расположения огромного числа городов в Евразии, вызванная современной ролью морской торговли, деформированность жизненных интересов как стран промышленных, производящих промышленные товары на экспорт, так и стран развивающихся, сырьевых, живущих за счёт экспорта сырья, а с ними и стран с высокой долей доходов от морской торговли, столь вопиющая, — что при любой попытке изменить сложившуюся мировую структуру рыночной экономики, мировую структуру капиталистических отношений пробуждаются такие силы противоборства, восстают против этого такие практически миллиардные массы людей, потому что напрямую затрагиваются их судьбы и интересы, что на самом деле сейчас никто, повторяю, никто в мире реально не заинтересован в интеграции России в мировую экономику! Более того, никакой западный капитал в развитие промышленности, в развитие собственно транспортной инфраструктуры, инфраструктуры паневразийской к нам не пойдет, даже если бы у нас была самая изумительная, самая стабильная внутриполитическая обстановка. Запад под предводительством США и НАТО сейчас заинтересован в статус-кво: Россия хилая, слабая, с разваливающейся промышленностью, интегрирована в мировое разделение труда лишь постольку, поскольку поставляет сырье. Никто, повторюсь, никто сейчас на Западе не заинтересован в интеграции России в мировую экономику. Не только на Западе, но и в странах развивающихся. Потому что такая интеграция подорвет социальную стабильность в США, в Японии, в Европе, в Индии, во многих других больших и малых государствах. Интеграция России, Украины, Белоруссии в мировую экономику возможна будет лишь после глобального затяжного, разрушительнейшего экономического кризиса, либо после третьей мировой войны. И интеграция будет происходить с боем, с отстаиванием собственных взглядов на выгодную нам промышленно-торговую структуру собственной экономики и на прибыльность тех или иных отношений с остальным миром. Никак иначе! Никто нам добровольно место под солнцем рыночного процветания не уступит, — там уже слишком тесно.

И в США это прекрасно понимают, за свои интересы стоят намертво. Недаром идет активнейшая обработка общественных и политических кругов Азии под лозунгом: “Тихий океан — Средиземное море будущего!” И лозунг этот не такой уж безобидный. Благодаря этому лозунгу и активнейшей дипломатии Соединёнными Штатами искусственно реанимируются отжившие свое тенденции в мировой истории, искусственно продлевается роль морского транспорта, роль морской державы США в мировом промышленном и торговом разделении труда, ресурсы азиатских созидательных цивилизаций направляются не на развитие дорог, структур обслуживания их, городов на их пути вглубь континента, к районам главных запасов сырья, но эти ресурсы направляются на строительство портовых сооружений, приморских городов и средств обеспечения их обслуживания,то есть закладывается неестественная инфраструктура мировой торговли, не рыночная для мирового хода истории, а потому менее эффективная, более затратная, более ресурсо и энергопотребляющая, затягивающая отсталость и нестабильность многих евроазиатских регионов, в конечном счете ведущая к более ускоренному истреблению мировых сырьевых и энергетических ресурсов и к более затяжным и ожесточенным, более разрушительным кризисам как экономическим, так и военно-политическим. И не надо тут заблуждаться. США, да и многие другие страны, в том числе и слаборазвитые слишком привыкли жить широко и не по средствам благодаря коммунистическому режиму в России, за счет перенапряжения русских сил, и от этой привычки вряд ли откажутся добровольно, без боя.

Для нас лозунг: “Тихий океан — Средиземное море будущего”, — ни в коей мере не может быть приемлем. Помимо заключённого в нём антиисторического выпячивания значимости морской, океанической торговли, ресурсопожирающего и неэффективного перекоса всей структуры глобального транспортного машиностроения, — помимо этого такой лозунг отвлекает мировые капиталы от создания дорог в континентальной Азии, консервирует чудовищную дикость, отсталость собственно континентальных регионов Азии, растаскивает экономики многих азиатских стран по прибрежным контурам континента, ведет к хронической нестабильности военно-политической обстановки на азиатском континенте.

И Россию это затрагивает самым непосредственным образом. Сама по себе Россия сейчас просто не в состоянии создать эффективную дорожно-транспортную структуру от европейской части к дальневосточной. К чему приведет эта неспособность при реальном рынке? К тому, что капиталовложения потекут в три приморских региона: причерноморский; северо-западный прибалтийский; и приморский дальневосточный, — то есть туда, где оказываются низкими транспортные издержки. Огромная континентальная часть России начнет приходить в упадок, из нее начнется массовый исход молодежи к приморским окраинам. Политически это будет означать при реальной демократии неуклонный распад государства, ибо в экономических и политических взаимоотношениях между регионами будет нарастать глухота к взаимодействию, падать способность к взаимопониманию по жизненно важным внутриполитическим и внешнеполитическим проблемам, ибо эти проблемы станут не проблемами страны, но проблемами регионов, и в конечном счете окажется, что нет общенациональных экономических интересов, а потому и общенациональных интересов политических. Спасти Россию в складывающихся обстоятельствах, в реальном рынке, в реальной демократии могут только паневразийские дорожно-транспортные артерии. Только! И чем больше их будет, чем большая у них будет пропускная способность, тем стабильнее будет общероссийская политическая ситуация, тем более отчётливо будет выражен общенациональный экономический, а потому и политический интерес.

России необходимо поднять знамя с другим лозунгом: “Евразия — это экономический гигант будущего!” Россия всячески должна поощрять идеи евразийской торговли, поддерживать любые начинания в этом направлении, всячески способствовать широкому разъяснению большей выгодности и эффективности, большей целесообразности такой трансконтинентальной торговли для всех созидательных экономических структур и государств Евразии. Но для этого Россия должна восстановить и развивать в себе дух и культуру способностей к широкой посреднической торговле, научиться вести ее в высшей степени дельно и цивилизованно, в высшей степени массово и грамотно. Без социальной прослойки русских, национально сознающих себя таковыми, а потому с высоким сознанием социальной ответственности, — без такой прослойки русских торговцев, купцов, без сильных торговых домов с трансконтинентальными интересами и самыми совершенными техническими средствами обслуживания таких интересов — без всего этого мы не вырвемся из душащей и унижающей Россию нищеты, не вырвемся и погибнем. И своей гибелью вызовем политическую катастрофу всей Евразии.

Поэтому мы должны быть безжалостными, решительно безжалостными ко всем силам хищной дофеодальной дикости, феодальной и полуфеодальной отсталости, которые встанут на пути создания таких трансконтинентальных евроазиатских торгово-транспортных структур. И в первую очередь нам необходим, жизненно необходим исторический дорожно-транспортный прорыв в Индию. Это же уму непостижимая, чудовищная нелепость, что на исходе XX века у нас нет ни железнодорожной связи, ни солидной автомагистрали, высоко пропускной дороги к Индии! И создание такой дороги в Индию заперто прочно, заперто не здравым смыслом, не недостатком ресурсов, но всем густопсовым варварством, всей чудовищной дикостью и мусульманской агрессивной отсталостью, какие только вообще остались в Евразии.

Наша Афганская война ни в коей мере не была авантюрной с точки зрения исторического взаимного устремления России и Индии, Европы и Индии к торгово-экономическому, транспортно-структурному сближению, потребности, выраженной еще в военно-политических устремлениях Александра Македонского, а много позже в аналогичных устремлениях Наполеона I и Гитлера. Более того, эта война была для нас в высшей мере справедливой, потому что она должна была разрешить задачи прогрессивнейшие, исторические по своей значимости не только для самой России, но и для всей Евразии, потому что это наш глубинный, потребный как глоток воздуха национальный интерес! И самим ходом истории мы в ближайшее время будем возвращаться и возвращаться к этой проблеме. Без ее разрешения у нас невозможен реальный рынок, невозможна демократия, невозможен наш социально-экономический прогресс. Другое дело, что коммунистический режим вел эту войну столь же трусливо, тупо, неопределенно, дипломатически безмозгло, как он делал многое в нашей истории. А главное, коммунизм никогда не был идеологией защиты современной цивилизации, он отпугивал те силы, страны, регионы, которые по своим интересам просто должны были бы оказаться в лагере наших союзников, друзей, по крайней мере принять сторону нейтральную. В основном речь идет, разумеется, о Европе.

Коммунизм никогда не мог помочь выразить, сформулировать наши экономические национальные интересы, помочь объявить их миру, а потому многих отпугивал, делал нашими врагами. Он то и дело отвлекал Россию от её собственных национальных устремлений; и часто страна вынуждена была следовать своим национальным интересам с максимальными потерями, с максимальным перенапряжением сил, с потом и кровью преодолевая чудовищные заблуждения, порожденные коммунизмом.

Отныне подобная политика становится нетерпимой! Нарождающаяся русская нация должна научиться ставить политические цели таким образом, чтобы добиваться достижения максимальной экономической эффективности своего цивилизованного существования в окружающем мире, ведя решительную борьбу с врагами этих целей, при необходимости безусловно и незамедлительно используя оружие, в том числе массового поражения, самые современные истребительные технологии. Однако политическую волю откровенно ставить такие цели, добиваться их осуществления и, тем самым, созидать в России современную цивилизацию имеет только одно политическое движение — русский национализм!

В Евразии, кроме зарождающейся русской цивилизации, исторически сложились еще пять цивилизаций, созидательных по своим культурно-психологическим традициям и устремлениям: западная христианская цивилизация Европы; персидская цивилизация; Индия; Китай; и тесно связанная с Китаем Дальневосточная цивилизация. Все эти пять цивилизаций с колоссальными потенциалами созидательной и торговой деятельности, торговых устремлений, окружают Россию, а складывающийся самый крупный в мире, самый емкий в мире европейский рынок неизбежно становится объектом притяжения для всех экономически сильных государств разных континентов. Становление России в качестве естественного центра сухопутных торговых потоков в Евразии поэтому более, чем возможно, и такое становление могло бы на глазах изменять к лучшему и уровень жизни, и образ жизни русского народа.

Но русские должены осознать, что предстоит сделать последний шаг, последнее напряжение сил, чтобы смести, уничтожить все препятствия для быстрого строительства инфраструктуры трансконтинентальной евразийской торговли, чтобы связать все великие созидательные цивилизации Евразии общими интересами, разрушить нагроможденные заторы, которые мешают их сближению и переплетению. Но для этого необходимы воля и решимость строить чрезвычайно развитые и надежные высоко пропускные паневразийские железные и автомобильные дороги, дороги и еще раз дороги. И... уверенность всех прогрессивных сил, что мы действительно необратимо стали цивилизацией, необратимо стали культурной и надежной в своей демократической самоуправляемости нацией, способной нести бремя ответственности за надежность функционирования этих паневразийских транспортных систем. То есть мы должны доказать всем созидательным силам Евразии, что мы есть их верный и надежный союзник, что наша цивилизация — тоже созидательная и миролюбивая и мы готовы отстаивать совместные ценности своим культурным творчеством, своей социально-политической организованностью и национальной государственной стратегией.

Вскоре Транссиб отметит сотню лет, прошедших с начала его работы на Российское государство. Сейчас уже трудно представить, какое впечатление произвел он на современников. Это была воистину дорога того века, — современникам казалось, с нее начался новый отсчет истории Евразии. Она колоссальным образом подтолкнула развитие Сибири и Дальнего Востока, всецело России, как единого государства; она невероятно сблизила Европу и Японию, Европу и Северный Китай — Манчжурию. Прошла целая сотня лет, целый век пробежал, век величайших технических достижений, а Транссиб так и остался единственной связующей кровеносной артерией Евразии. Дико, нелепо, непостижимо, вопреки здравому смыслу!


Глава 4. Россия — щит и меч северной цивилизации


Вся история Руси, русского государства есть история борьбы за выживание миролюбивой созидательной этнической культуры под ударами хищных тюркских и не только тюркских южных орд, которые со времен гуннов, половцев являются злейшими врагами цивилизационного развития Восточной Европы. До XIV века им активно помогали прибалтийские варвары, разрушительными набегами терзая города Северо-Западной Руси. Ни одному другому народу в мировой истории, кроме русского, не приходилось в течение многих столетий с таким напряжением сил, ценой колоссальных жертв защищать свою жизнь и тем самым — идеи цивилизационного развития на огромной части евразийского материка с самыми сложными природно-климатическими условиями, где никому прежде не удавалось создать даже очагов цивилизации. И эта судьба нам предначертана природно-генетическим эволюционным отбором, географическим положением и завещана самой созидательной цивилизацией в истории Восточной Европы, Передней и Средней Азии — греко-византийской цивилизацией, которая сама не смогла найти в себе силы для цивилизационного движения к северу.

Русские племена, как никакие другие на севере Евразии, восприняли идеи византийской цивилизации естественно, словно давно были готовы к ним, и намертво связали свою судьбу с борьбой за их осуществление в самых неблагоприятных условиях, не имея среди соседних племен сподвижников в этом деле. Русь спасла западноевропейскую цивилизацию от гибельного нашествия монголов, разрушивших все цивилизации на своем пути, тем самым определив ход мировой истории. Именно Русь смогла победить татаро-монголов в самом страшном вызове цивилизациям Евразии за всю их историю, и совершила это не на Куликовом поле, а несколькими веками ранее, когда взяла основы государственности, своей цивилизационной культуры у Византии. Татаро-монгольскую орду, изначально носительницу разрушительного хищничества, которое за несколько столетий эпохи своего господства над большей частью евразийского материка, даже приняв ислам, не оставило после себя ничего, что достойно было бы называться материальным следом цивилизации, победили не столько русские вообще, сколько византийская цивилизация, византийская государственность — воспринятые русскими и давшие им смысл исторического существования. И чем в большей мере Русь выделялась своей созидательной деятельностью, своей созидательной талантливостью в строительстве цивилизующей север Евразии государственности, проявляя в этом поразительную целеустремленность, тем она решительнее проявляла свое превосходство над окружающими народами и народцами, всяческими племенами. Россия подчинила огромную территорию в Евразии не потому что она обладала какими-то чудесными способностями к агрессивной экспансии, но потому что она подчинила ее ради освоения, ради созидательного развития, потому что она следовала своему историческому предначертанию, завещанному ей Византией, одна голова орла которой была направлена в Европу, другая — в Азию.

Русские поэтому своей историей доказали, они есть великая, высшая, избранная самой Природой и вселенской идеей нация для важнейшей миссии общечеловеческого значения. И мы доказали это своими духовными исканиями в ХХ веке, которые создали из России мировую Сверхдержаву. Вектор этих исканий прямо был направлен на созидание индустриальной промышленной мощи и военно-политической организации государства, необходимых для глобальной ответственности. Мы приближаемся к раскрытию миру своей миссии постольку, поскольку следуем этому вектору — выполняем сверхпрограмму: созидание высокопроизводительной промышленности, способной экономически и политически интегрировать север Евразии в единое цивилизационное пространство и утвердить на нем окончательную победу созидательных начал, победу цивилизации над силами и инстинктами варварства и разрушения; создание для этой цели современнейшей науки и новейших технологий, самого яркого проявления потребительской и обслуживающей интересы промышленной цивилизации культуры; создание и обеспечение функционирования трансконтинентальной транспортной структуры евразийской торговли. Пока мы выполняем эту сверхпрограмму, призванную круто изменить судьбу Евразии и всего мира, мы имеем моральное право подчинять ей мелкие и разрушительные, исторически обреченные начала других племен и народов, вплоть до использования военной мощи, массово истребительной мощи. Но направлена она должна быть только и только против сил варварства и разрушения. И должна объявить себя верной союзницей всех сил мировой цивилизации, выступающих за ценности начал созидательных, ведущих борьбу за эти ценности. Пока Россия будет следовать такой дорогой, она будет побеждать, будет рождать великие замыслы и воплощать их.

Русские никогда не были в донациональном прошлом и не могут стать нацией, замкнутой в себе. Мы предначертанием судьбы будем поглощать в себя все созидательные силы других расово близких народов, — но все, что не согласно подчиняться требованиям созидания цивилизации, все, что несет в себе неискоренимое разрушительное начало, должно без всяких колебаний подавляться, а при необходимости и уничтожаться, — не эскалацией военных усилий и уговорами, но всей тотальной мощью, которую дали нам творческие созидательные способности, и в их защиту, — должно быть уничтожено раз и навсегда. Иного пути дальнейшего исторического развития у нас нет. Потому и русификация будет становиться мировой тенденцией, она есть акт цивилизационного прогресса ближайшего будущего, ибо она увеличивает могущество сил созидательных, тем самым ускоряет прогресс не только Евразии, но и всего человечества, резко увеличивает возможности человечества в решении жизненных задач в преодолении глобальных кризисов для своего выживания на этой планете.

Возглавить процесс преодоления этих глобальных природно-экологических кризисов сможет только та нация, которая в своей истории постоянно преодолевала тяжелейшие климатические и природные препятствия цивилизационному развитию, та нация, которая в своей генетической и духовной основе выработала постоянную готовность бороться за ценности цивилизации несмотря ни на какие внешние и внутренние обстоятельства. А такой нацией могут стать только русские. Это есть ответственная и тяжелая миссия, возложенная на нас ради спасения человечества и реализована она может быть только осознанным превращением России в могущественную промышленную и военно-политическую Сверхдержаву, как Сверхдержаву, создающую собственно северную промышленную цивилизацию. Потому нам дано право подчинять своим политическим задачам, своему национальному интересу племена, народы и народцы, которые попытаются мешать этому предназначению, без колебания объявлять их полуварварами и варварами, будь то в Прибалтике, на Кавказе, где бы они не проявились еще, и формировать в общественном, культурном сознании именно такое отношение к ним.

Но для того, чтобы выполнять свое предназначение на том историческом этапе развития, в который вступила Россия, надо перво-наперво осознать себя собственно нацией, стать нацией, то есть полностью пропитаться городской культурой, городской цивилизацией, стать городским по своей психологии обществом, чтобы перейти в новое качество бытия через духовное и культурное Рождение национального общества. Нам предстоит осознать, что мы уже не просто наследники земледельческой Византийской цивилизации, а и прямые наследники великой эллинистической греко-персидской цивилизации, традиции которой складывались в условиях неизбежного сосуществования с кочевниками, с варварами, постоянно совершавшими опустошительные набеги, воспринимая их, как неискоренимое зло, с которым приходилось вести жестокую борьбу и часто вынужденно идти на компромисс. Осуществив раскрестьянивание России и ее индустриализацию, русские исчерпали Византийскую цивилизационную идею полностью. По географическому положению Россия все еще остается под влиянием греко-персидской цивилизации. Но будущее ее должно быть устремлено к преодолению влияния эллинистической земледельческой цивилизации, и в ней должна будет возникнуть своя собственная цивилизационная идея, — идея промышленной цивилизации севера. На таком своем новом историческом пути мы должны стать цивилизованной русской нацией и неизбежно отделимся от южных, в том числе тюркских народностей и народов. Больше того, мы обречены на столкновение с ними, то есть с теми силами в этих народностях и народах, которые проявят себя носителями разрушительных хищных начал, ясно заявивших о себе при крахе советской империи и в обстоятельствах политического господства либеральных лозунгов о свободе и правах человека.

Для русских отношение к тюркским народностям и народам едва ли ни самый болезненный после еврейского вопрос. Но его придется решать на новом повороте истории, когда неизбежная демократизация, необходимая для быстрого промышленного развития при интеграции в мировой капиталистический рынок, приведет к выделению и усилению русских национальных интересов, как главного элемента внутренней и внешней политики государства.

Все тюркские культуры происходят от древних традиций диких орд и до сих пор устойчиво несут в себе побуждения воинственных кочевников, которые относились к созидательным цивилизациям как к своей добыче, имея в самих себе очень слабые наклонности к творческому созиданию. Поражает, изумляет, как самое могучее созданное тюрками государство, Оттоманская империя, захватив и поработив государства, которые были наследниками великих цивилизаций на трех континентах, оказалось совершенно неспособным на творческую энергию, неспособным оттолкнуться ни от одной из этих цивилизаций. Трудно понять такое, но это уникальный исторический факт: могущественнейшая и обширнейшая империя, раскинувшаяся на обширнейшей территории трех континентов, не породила ни одного великого поэта, писателя, музыканта, ученого, мыслителя, архитектора, не создала своего стиля ни в одном из видов искусства, не оставила яркого следа ни в одной из форм проявления человеческого духа! Что же современный мир помнит об этой империи? Очевидно, лишь то, что в Константинополе был гарем султана, о янычарах, да об агрессивной военной экспансии. Все порабощенные ею государства, давшие миру великие цивилизации — Византия, Египет, римские города Северной Африки, Палестина, богатое наследие Передней Азии, — все они под ее господством пришли в упадок и одичание. А что оставила по себе могущественнейшая татаро-монгольская империя? Пустоту. Даже столицу ее сейчас трудно отыскать, хотя столицу эту никто не разрушал. А много веков терзавшее Россию, Польшу, всю Юго-Восточную Европу Крымское ханство? Что оставило оно? Жалкий Бахчисарай? — и это на полуострове где до сих пор остались следы изумительной культуры Древней Греции!

А что происходит уже на наших глазах? Стоило снять политический намордник с тюркских и близких к ним кавказских народов, народностей и просто племен, как тут же начались грабежи, насилия, разрушение производств, городов, убийства и убийства, — вся их хищная природа вырвалась наружу, вся их изначальная страсть к разрушению, к грабежу, к насилию, все их изначальное, укорененное в генах отношение к городу как к своей добыче прорвалось наружу. Что, их поведение изменилось за тысячу лет? Нисколько. Какими в русских летописях и европейских хрониках описывали гуннов, половцев, такими мы видим сейчас чеченцев, азербайджанцев, казахов, пока не так явно в узбеках и прочих. Все, их современный образ жизни и поведение в постперестроечной России сейчас совершенно похоже на поведение половцев в Киевской Руси, на поведение татаро-монголов, на поведение крымских татар, кавказских абреков прошлых столетий. Судьба практически всех городов в южных регионах бывшего СССР сейчас одна — чем относительно меньше русских, тем города становятся запущеннее, грязнее, производство в них вытесняется другими, хищными, паразитическими интересами.

Современный мир очень жесток, борьба за выживание независимой национальной экономики, а потому и политики, достигает чрезвычайного напряжения. В 1986 году, в самом апогее подъема американской экономики, последовавшего после рейгановских реформ, когда в США царил чрезмерный оптимизм, премьер-министр Японии Накасонэ, во время визита в эту сверхдержаву, с нескрываемым пренебрежением вылил на американцев ушат холодной воды, заявив, что не видит в США страну, способную поспевать за технологическим прогрессом, ибо в США “слишком много негров и пуэрториканцев”. И это было сказано о стране, на которую наши либеральные “демократы” молятся, как на некий идеал в их представлениях об экономических достижениях. Спрашивается, где у России те огромные резервы, тот опыт отстаивания своих рыночных экономических интересов, которые есть у американцев и которые позволяют им содержать этих самых “негров и пуэрториканцев” все же более затронутых христианской цивилизационной культурой, чем наши тюркские и кавказские племена и народы? За счет чего Россия, при интеграции в мировой рынок с его жесточайшими законами конкурентной борьбы, — за счет чего Россия могла бы и дальше терпеть, более того, содержать наших цыган, кавказцев, тюрок и прочих паразитов или полупаразитов, а то и откровенных бандитствующих хищников? У России нет временных и экономических ресурсов долго играть в Права Человека вообще и союзы с бывшими автономными и советскими республиками, в какой бы политической форме это не объявлялось, в форме ли Российской Федерации, СНГ или какой иной столь же недееспособной и не имеющей сколь-нибудь серьезной перспективы структуры, номенклатурно вымученной и обреченной на развал.

Все эти абстрактные права Человека как такового, и права народов как таковых, есть благоглупости либеральных “демократов” и пораженных заразой ублюдочного большевизма патриотов, патологически неспособных понимать, что такое рынок, что такое демократия, что такое современная экономика, что такое мировые экономические интересы, которые навязывают свои правила борьбы за экономическое развитие странам и целым континентам. Тюркские, вообще южные республики бывшего СССР сейчас могут быть объектом нашей политики лишь как препятствие к великим рынкам Индии и Китая, отчасти Персии, но никак не в качестве экономических партнеров, с их мифическими рынками сбыта промышленной продукции. Ни одна из южных республик в перспективе ближайших полсотни лет не способна создать что-либо похожее на промышленную экономику, на мало-мальски серьезный потребительский рынок, имеющий покупательную способность, чтобы действительно расплачиваться за нашу продукцию, а не получать ее даром или на всяких не выгодных для России льготных условиях — в обмен на политическую лояльность — то есть по сути получать от нас дань, как получали ее татаро-монголы, позже крымские ханы.

Русская культура в своей древнерусской, арийской первооснове созидательная культура, она изначально высоко ставит самоценность личности, божественное предназначение личности, человека, как человека созидательного, человека трудолюбивого. Это замечательно выражал царь Петр Великий, отмечая, что живет он “по приказу Бога Адаму: ест хлеб свой в поте лица своего”. Так было всю историю Руси, — Русь изначально тянулась к миролюбивому трудолюбию! И изначально ее стремилось развратить, разрушить традиции этого трудолюбия тюркское кочевое и прочее хищное варварство, только для грабежа накатываясь из приграничных степей, лесов и гор. Такой образ жизни кочевых, а также ряда горских и иных племен и народностей на протяжении многих поколений выработал обычаи и привычки жить одним днем, стремится к праздности, к паразитизму. Это их укоренившаяся в самосознании сущность. И как только появляется возможность к паразитизму, они обязательно садятся на шею народу трудолюбивому, созидательному.

После татаро-монгольского ига, развращающее влияние тюркского хищничества пропитало даже русский изначальный менталитет, — после тех веков ига Россия и Украина с кровью выкорчевывают из себя последствия рабских привычек, разрушительные пороки, приобретенные в то время. И мы обязаны от них избавляться самым решительным образом. Важным в этой связи представляются политические воззрения Петра Великого, который в своей внешней политике откровенно ненавидел мусульманство тюркского корня. Именно он после стремительного завоевания Кавказа поставил задачу колонизации этого региона русскими и превращение Кавказа в чисто христианский регион Российской империи, в связи с чем предложил турецкому султану призвать тюркские племена переселяться в Оттоманскую империю и разрешить армянам и грекам переселяться на Кавказ. Но видно и турецкое правительство прекрасно понимало, каких тружеников оно потеряет в лице армян и какую “драгоценность” приобретет в своих братьях тюрках, и ответило решительным отказом. То политическое завещание Петра не было выполнено, и мы теперь в полной мере расхлебываем последствия.

Большевизм смог захватить и удержать власть в России, сохраняя саму власть в переживавшей глубокую духовную ломку России, только благодаря опоре на многочисленный деклассированный, вырываемый из деревни ходом индустриализации пролетариат, то есть поощрением самого цивилизационно отсталого что есть в российской жизни. Поэтому он неизбежно опирался и на самые отсталые слои легко управляемой, политически неорганизованной русской деревни, а когда там завершалось раскрестьянивание, во все большей мере стал опираться на самые отсталые феодальные и дофеодальные кавказские и азиатские силы, склонные к праздности и сиюминутному эгоизму, чрезвычайно склонные к паразитизму всеми своими природно-генетическими и культурно-психологическими особенностями, своей неспособностью к созидательному творческому труду.

Разорвав политические, экономические и культурные связи с Европой, с христианскими цивилизациями, цивилизациями вообще, коммунистический режим стал во все большей мере зависеть своим политическим выживанием от внешней поддержки его самыми дикими силами и самыми отсталыми племенами, народностями и народами третьего мира. Но удерживать авторитет в глазах этих сил режим мог во все большей мере в зависимости от доказательств “процветания дружной семьи советских народов и скачка окраин СССР от феодализма к социализму”, то есть поощрением иждивенчества всей своры южных племен и народов страны за счет эксплуатации России. Россия стала для них хроническим донором ради поддержки коммунистического режима третьим миром и советскими южными республиками. Если называть вещи своими именами, то вся помощь “ради дружбы народов” или либеральных “общечеловеческих ценностей”, что была при коммунистах и не прекращается либеральными “демократами” — есть исторический откат к допетровским временам, когда русские правители платили дань деньгами и русскими рабами. Именно царь Петр Великий сбросил последнее позорное ярмо татаро-монгольского ига, прекратив выплаты ежегодных “поминок” золотом татарскому крымскому хану за то, чтобы он не совершал набегов на южные русские области, — “поминок”, которые были лишь лицемерным прикрытием слова дань. Дань платить в ХVII веке было вроде бы стыдно называвшему себя третьим Римом государству, а “поминки”, это вроде как подарки в дружеском расположении. Все понимали, что это ложь, что это самая настоящая дань, и дань большая, но трусливо прятались за эту ложь. Правда же нашей истории в том, что платить дань тюркским ордам решительно прекратил только Петр I, который отбросил их в степи и запер там военной силой, и это стало одной из основных причин бурного подъема России в XVIII веке. Но проводить такую принципиальную политику Россия могла только и только переориентацией всей своей духовной, экономической, политической жизни на сближение и дружбу с Европой, развитием надежных уз союзничества с Европой, в первую очередь с Пруссией, с другими немецкими государствами.

Вся “братская помощь”, весь “интернациональный долг” в отношении дикого юга советской империи и третьего мира стал по сути возвращением к политике трехвековой давности, откатом к той политике “поминок”. А попросту говоря, — коммунистический режим, оказавшись в идеологической и политической конфронтации с Европой, вынужден был искать новых стратегических союзников и нашел их только на феодальном и дофеодальном крайне отсталом и варварском юге и, чтобы привязать этот юг к своей политике, не нашел иных способов, как вновь заставить Россию, в значительной мере Украину, во многом Белоруссию, частично Прибалтику выплачивать ежегодную дань всяким азиатским и африканским варварам как ресурсами, так и людьми. Результаты не замедлили сказаться. Всего через семь десятилетий такой политики Россия надорвалась демографически, экономически и морально. Нравственное, физическое, духовное состояние русских сейчас ужасное. Русской молодежи до двадцати лет сейчас на двадцать-тридцать миллионов меньше, чем ее было в 1917 году. Если Российская империя до большевистской социалистической революции была практически славянской, и мусульманских народов в сумме было пять-шесть процентов, — причем они устойчиво сокращались в процентном отношении к общему числу населения Российской империи, ибо Россия и Украина переживали демографический взрыв, а детская смертность среди мусульманских окраин была очень высокой. То за семь десятилетий коммунистического режима мы имеем то, что имеем: фактически стоим на пороге жесточайшей борьбы за этническое выживание под давлением и натиском хищных кавказских и мусульманских орд, расплодившихся, размножившихся на нашей дани.

Наш исторический опыт показывает с безусловной однозначностью, — Россия для выживания и быстрого развития должна в своей политике решительно и беспощадно избавляться от доставшихся ей от коммунизма деятелей и политиков, которые препятствуют своими ли действиями, или идеями сближению с Европой, сближению самому широкому, самому всеохватному, подобно тому, как это вынужден был проделать Петр Великий, и в первую очередь сближению с Германией. На этой основе необходимо подготовить политическую линию на решительный и бескомпромиссный отказ от всех видов помощи южным инородцам, полуфеодальному варварству. Более того, мы должны готовиться к беспощадной военно-политической конфронтации с ними, ибо добровольно от потери дани они не откажутся, прибегнут к любым формам шантажа, чтобы получать ее опять.

Человеческая мудрость во все века и повсюду утверждала: всякое новое есть хорошо забытое старое. Как в этой связи не вспомнить трагическую конфронтацию мировоззрений Петра I и его сына Алексея, которая поразительно напоминает то, что Россия переживает сейчас. Петр призывал сына одуматься, ужаснуться судьбе Константинополя, захваченного тюркскими ордами из-за внутренней военной и организационной слабости! И сделал поразительное замечание, что в России государь не имеет права не быть человеком по духу своему военным, полководцем, с соответствующей этому организацией духовной, культурной и экономической, политической жизни страны и общества. Именно таким подходом к средствам преодоления опасной слабости страны он вырвал Россию из окончательных оков пережитков татаро-монгольского ига и дал ей мощнейший толчок к цивилизованному развитию. Не данью он разрешил болезненные противоречия с диким и варварским югом, а решительным поворотом к сближению с Европой, к использованию ее военных, дипломатических и организационных достижений, которые позволили ему проводить жесткую политику с позиции силы.

Надо ясно понимать всю ту страшную опасность для судьбы России влияния идей интернационализма и дружбы народов в духе коммунизма, из-за которых русские оказались оторваны от своего многовекового и богатого исторического опыта, что стало причиной абсолютной беспомощности подавляющего большинства перед идеями спекулятивно-коммерческого либерализма, и государство очутилось на грани распада и исторической катастрофы. Китай, чтобы спасти свою созидательную культуру, созидательную цивилизацию вынужден был пойти на колоссальное напряжение народных и государственных сил, вынужден был построить Великую китайскую стену для защиты себя от опустошительных и постоянных набегов кочевых, хищных орд центральной Азии. Коммунисты эти орды объявили первейшими своими союзниками и братьями, распахнули перед ними Русь, бросив им на растерзание, тем самым надрывая ее демографически, морально, нравственно, приучив к нормальной естественности выплат огромной “помощи”, год от года возрастающей и возрастающей. Все пьянство, все моральное разложение русских есть следствие гнетущего осознания какой-то чудовищной отчужденности государства от интересов собственно русских, более того, направленности советской государственной машины на экономический надрыв России, на уничтожение самого русского этноса. И это не какое-то политическое отклонение от первоначальных замыслов большевиков. Одна из любимых идей Ленина и большевизма была идея превращения России в некий огромный Нью-Йорк, в “плавильный тигель” всех неприспособленных к капитализму народов. Очевидно, в такой идее русским была уготована судьба североамериканских индейцев, с той разницей, что в отличие от индейцев, уничтожавшихся наступлением цивилизованных европейцев, русские были в СССР главным цивилизационно устремленным народом.

Проблемы отношений русских с варварскими соседями касаются не только кавказцев вкупе с тюрками, не только азиатов, но и отчасти прибалтов. До четырнадцатого века на Руси прибалтов считали варварами, каковыми они и были на самом деле, приняв христианство самыми последними в Европе, на четыре-пять столетий позже Руси. До сих пор им чужды большие города, стали переселяться в города лишь в пятидесятых-семидесятых годах, а потому им чужды интересы крупной промышленности. До сих пор им чужды принципы организации общественной и экономической жизни городского существования. Они не смогли интегрироваться в городскую культуру ни при немцах, которые доминировали в прибалтийских городах сотни и сотни лет, не смогли приспособиться к городу и при русских. И их неприязнь, часто переходящая в злобную ненависть к русскому населению, есть в первую очередь неприязнь прорвавшихся комплексов неполноценности, ненависть к самостоятельному историческому опыту русских в развитии городской цивилизационной самоорганизации.

Еще раз подчеркнем, русское государственническое сознание в бывшем СССР было единственным подлинно современным по культуре, по историческому самосознанию, — единственным изначально борющимся за глубинные ценности цивилизации, готовым на определенном этапе принять на себя ответственность за становление общемировой цивилизации! Если русские политически, морально, генетически не устоят против агрессивного варварства, откуда бы оно не исходило, из самой ли России, из окружения, — но если русские не вернут себе на политическом уровне, на культурно-общественном и бытовом уровне своего национального самосознания, на идейном уровне в самосознании исконность, изначальность своей судьбы в борьбе за городскую цивилизацию с варварством, они обречены на государственную, на морально-политическую катастрофу. Но что еще страшнее, за ней последует катастрофа и всех государств Евразии, всей современной цивилизации как таковой.

Ни в коем случае нельзя забывать уроков истории. Тюркские орды захватили Константинополь, Византию — и развитие цивилизации в Восточной и Центральной Европе было отброшено назад по крайней мере на полтысячелетия. Германские племена разрушили Рим — и Западная Европа одичала на сотни и сотни лет, пока в ней не забрезжило Возрождение. Монголы прошлись своими ордами по древним и молодым цивилизациям Евразии — и эти цивилизации практически до сих пор в полной мере не оправились от того удара.

Складывается такая историческая ситуация, когда Россия оказывается вновь на передней линии защиты ценностей цивилизационного поступательного развития человечества. Ибо в надвигающемся на человечество мире экологического, энергетического, демографического кризисов оно сможет выжить только и только в цивилизованном единении сугубо национальных государств, в высшей степени самодисциплинированном единении, от которого ни варварству, ни феодализму не может быть ни пощады, ни угла для укрытия. А для окончательной победы цивилизации во всем мире необходимо, чтобы на севере Евразии осуществилось прорывно быстрое цивилизационное развитие, которое объединит старые цивилизации Евразии, а затем и остальных континентов. И выполнить это могут только русские, политически направляемые цивилизационным русским национализмом.



Глава 5. Русский национализм как двигатель развития городской демократии, городской цивилизованности



Из всех республик бывшего СССР только Россия имеет шанс создать действительно мощную и жизнеспособную экономическую машину. Но только и только в том случае, если в ней появится властная политическая сила, которая выбросит на идейную и политическую свалку все благоглупости о неких абстрактных россиянах и станет решать сложнейшую задачу в исторически короткий срок сделать Россию русским национально организованным государством, построенным на высоком национальном самосознании, на осознании русскими себя в качестве наследников великих созидательных сил, великих созидательных цивилизаций и культуры. И вычистит из России или уничтожит всех паразитов, всех хищников, в каком бы виде они не проявлялись.

В семидесятых годах создались экономические и исторические предпосылки, в первую очередь связанные с успехами в освоении Сибири и Дальнего Востока, с успехами в становлении крупной передовой промышленности, способной широко вовлекать в производства научные достижения и высокотехнологичные разработки, с бурным ростом внешней торговли, с завершением раскрестьянивания русской деревни, — созданы предпосылки, благодаря которым мы в настоящее время можем и должны нанести окончательный удар по силам варварства в самих себе и впредь осознавать себя представителями собственно информационно-технологической цивилизацией. Но надо быть реалистами. Одного проявления желания осознать себя представителями передовой цивилизации недостаточно. Для появления социальной среды, способной участвовать в становлении такой цивилизации, нужно, чтобы в современном городе сменилось два-три поколения, которые бы срослись с образом существования в нем, — то есть на это способно лишь новое, полностью оторвавшееся от земледельческих традиций русской истории поколение. Но десятки миллионов молодых людей не могут сами по себе ставить такую цель и самоорганизоваться для ее осуществления. Новые поколения русских горожан выросли и входят в самостоятельную жизнь в условиях сильного влияния на их сознание либеральной идеологии и спекулятивно-коммерческих интересов, которые исподволь привязывают их к чужой, американской цивилизации, постепенно формируя у них мировоззрение жителей колониального сырьевого придатка этой цивилизации, чувство неполноценности при оценке роли своей страны по отношению к США. В лучшем случае, они видят альтернативу либерализму в отсталом земледельческом патриотизме, мировоззрении их отцов и дедов. Они дезориентированы этими условиями своего бытия, и потребность в собственном цивилизационном сознании, в собственной цивилизационной культуре, в собственном цивилизационном мировоззрении возникает в их среде слишком медленно, она еще смутная, ибо они по возрастным причинам не могут понимать этих вопросов и ставить обусловленные пониманием национальные объединяющие цели.

Чтобы в исторически кратчайший срок осуществить перевод России на единственно спасительный для нее путь созидания собственной промышленной цивилизации, нужна сознательная политическая воля, которая поставит задачу взрастить на новых принципах жизни новые поколения русских горожан. Для этого объективно нужны меры политически радикальнейшие, надо всей мощью культуры и массовой пропаганды с молодых ногтей научить их презирать феодальное, а в особенности дофеодальное варварство в других народах и племенах. Ибо только презирая его в других, возможно контролировать и искоренить его в себе. Именно на период взращивания этих поколений, которые окончательно и бесповоротно сбросят с России путы культурно-психологической отсталости от современного мира, — на этот период России нужен государственный порядок русского национализма. Пока мы не пройдем через исторически необходимый этап государственного национализма, пока он не решит задачи искоренения остатков феодальных пережитков в нас самих, пока он не нанесет сокрушительный удар по позициям варварского феодализма и дофеодализма в сопредельных странах, до тех пор у нас невозможны ни реальный рынок, ни реальная демократия. А до прихода к власти русского национализма будет нарастать деградация экономики, развал промышленности, порождая предпосылки к техногенным катастрофам, хронической галопирующей инфляции, при которых жизнь станет казаться каким-то хаосом и безумием.

Все великие нации, которые творили созидательный прогресс в истории человечества, прошли через те или иные формы цивилизованного шовинизма. В древние и античные века египтяне, греки, римляне гордились своим шовинизмом представителей великих созидательных цивилизаций языческой эпохи в истории человечества, всячески подчеркивая свое отличие от варваров, ведя с ними истребительные войны с сознанием морального и духовного превосходства. Древняя история государств Китая, Персии, Индии едва ли не “дышит” цивилизованным шовинизмом, который помогал этим государствам выживать в окружении кочевников и прочих хищных племен, постепенно теснить их. Ближе к нашему времени ярко проявил себя английский буржуазно-цивилизационный шовинизм, который с холодным рассудком истреблял все, что мешало прогрессу цивилизационного капитализма, истреблял североамериканских индейцев, затем племена Австралии, Новой Зеландии, да где только и кого только не истреблял, за счет чего в конечном счете и двинул прогресс человечества в девятнадцатом веке на глобальном уровне. Это и оголтелый буржуазный шовинизм Франции, который на крыльях своей славы поднял Наполеон I. Это и буржуазные итальянский шовинизм, названный фашизмом; и германский нацизм Гитлеровской Германии; и японский милитаристический шовинизм представителей избранной расы, выступавший за радикальный поворот экономики Дальнего Востока к промышленному и торгово-рыночному капитализму и в страшной борьбе с путами феодализма и социал-феодального коммунизма в том регионе прибегавший к истребительным войнам на поражение. Уже не говоря о США. Если встать на позицию объективного взгляда на ход истории, страшно даже представить, в какой отсталости находилось бы человечество конца ХХ века, если бы вместо США на территории этой страны были бы индейские, экономически нестабильные, слабо развитые политически государства, которые были бы похожи на страны Латинской Америки с преобладающим индейским населением, например как в Колумбии. Да и само экономическое развитие Латинской Америки стало возможным благодаря влиянию США. С точки зрения эволюции человечества и прогресса истребление носителей индейских варварства и даже дикости было необходимым благом, ибо индейцы оказались не в состоянии интегрироваться в привнесенную из Европы протестантскую буржуазную цивилизованность. Своими набегами, вооруженным противостоянием они мешали развитию американского индустриального капитализма, который освобождал буржуазную предприимчивость от пут пережитков западноевропейского феодализма, чтобы на том этапе развития человечества устремить его вперед, в новое качество материального и духовного становления.

История показывает совершенно отчетливо, что именно городская демократия, возникая при промышленном развитии страны, пробуждает общественное сознание государствообразующего этноса и неотвратимо приводит его к политическому национализму, в форме ли шовинизма, фашизма, нацизма. Задача у политического национализма одна и предельно конкретна — сокрушить мешающие промышленному прогрессу своей страны исторически реакционные силы и формы общественного устройства, вне зависимости от причин реакционности этих сил. А сокрушая эти силы, радикально решая задачи национально эгоистические, он дает толчок цивилизационной эволюции человечества, разрушает и уничтожает завалы на пути к глобальному промышленному и торговому прогрессу, на пути к развитию мирового рынка и к становлению глобальной цивилизации.

Нет большей глупости, большего проявления неразвитости ума, чем в случаях, когда пытаются найти сходство, а тем более отождествляют коммунизм с фашизмом и шовинизмом, как это делают либералы. Различия между ними принципиальные, непримиримые изначально. Различия между коммунизмом и фашизмом в политическом качестве, в главных интересах такие же, какие были и есть между феодализмом и капитализмом. Коммунизм выступал и выступает в политике как социал-феодализм, как прямой приемник традиционных настроений и организации жизни деревни, но распространяет эту коллективно-деревенскую, изначально феодально-полуварварскую традицию общинных отношений на государственный уровень. Его успехи в захвате власти имели место только в странах с огромной деревенской социальной базой. Именно поэтому коммунисты так закомплексованы в отношениях с буржуазным городским сознанием, проявляя к нему непримиримую ненависть, а к властным экономическим и политическими силам в капиталистических странах относятся, как к владельцам помещичьих усадеб: и с завистью, и с ненавистью, и с внутренним убеждением, что чужую собственность надо поджечь, разграбить, разрушить “до основанья, а затем...” А затем будет осуществлен их социальный идеал — общинно-коммунистическая уравниловка.

Коммунистический режим в России разрушал свою социальную базу поддержки, свою кадровую базу по мере разрушения и уничтожения русской деревни. В результате, в экономических интересах и социально-политических взглядах устойчиво возрастало влияние горожан, особенно молодежи — во втором-третьем поколении уже совершенно городской, то есть необратимо тяготевшей к странам, государствам наиболее цивилизованным. Тем самым в России созревали условия для буржуазной революции и для появления современного радикально-цивилизационного национализма, каким был в истории Италии и некоторых других стран фашизм. Фашизм, как идеология и политическое течение, побеждал только на социальной базе городской молодежи, именно того ее большинства, которое являлось городским уже во втором-третьем поколении, уже полностью порвавшим с влиянием деревни на свое культурное и социально-психологическое поведение. Но человек — существо общественное, животное общественное, по замечательному определению Аристотеля; он не может жить вне общественного самосознания, общественной самоорганизации. И если разрушены деревенские традиции такой самоорганизации, у человека естественно возникает жизненная потребность стать членом иных общественных отношений, которые развиваются в условиях городского существования, а такие общественные отношения объективно могут быть лишь национальными. И радикальный национализм выполняет задачу ускоренного формирования таких отношений и придания им политически законного характера. Чтобы запустить механизм становления национальных общественных отношений ему нужно возглавить и осуществить революционную замену режима диктата коммерческого интереса, враждебного таким отношениям, на государственное устройство, в котором такие общественные отношения определяют цели экономической, культурной, социальной, вообще внутренней и внешней политики.

Радикальный национализм нужен для того, чтобы помочь становлению национального общества на самом тяжелом, самом первом этапе преобразования общественной организации в собственно городскую, в собственно буржуазную. Он всегда и везде возникал как политическая потребность в устранении неопределенности в характере общественных отношений, которая порождала хаос в политике и становилась причиной слабости власти, и завершал окончательное искоренение влияния деревни на городскую жизнь и запускал процесс организации городской жизни на новых, национально-общественных, национально-организационных началах. Только когда разрешалась эта задача — не раньше, он отступал в тень политической жизни! А фашизм, национал-социализм, шовинистический милитаризм были только формами радикального национализма в обстоятельствах политической борьбы в конкретных государствах, которые по-разному переживали завершения буржуазных революций.

Поэтому Россия при своем движении к прогрессу, к собственно рынку и к собственно демократии неизбежно пройдет через ту или иную форму радикального национализма или русского фашизма, шовинизма, как кому более угодно, — неизбежно! Именно этим будет обусловлен рост политического, экономического, психологического, культурного антагонизма с южными, да и не только с южными республиками и народами бывшего СССР, где из-за чрезмерно высокой рождаемости в деревне, в кишлаке, в ауле огромно влияние традиций, питающих враждебные настроения в отношении к собственно прогрессу и к современной промышленно-городской цивилизации. Антагонизм будет нарастать и к прибалтийским народам бывшего СССР, но по иной причине, — по причине очень высокого влияния культуры и психологии фермерства на политическую жизнь прибалтийских республик при полном или почти полном отсутствии собственных городских культур и городских традиций цивилизационного развития у эстонцев, латышей и литовцев, — а у русских есть такая традиция, и поэтому русские больше приспособлены к интеграции в современную промышленную цивилизацию и потребность в ней осознают значительно острее! Но как раз по этой причине в национальной России будет устойчиво нарастать общий интерес к наиболее развитым промышленным странам Запада, в первую очередь к самой цивилизованной стране Европы — Германии.

Попытки же коммунистических и неокоммунистических движений в либеральной России повернуть историю вспять смешны, громогласные их антизападные, проарабские и прочие подобного рода заявления и политические требования наивны, сравнимы с пустозвонством, обрекают их на поражение. Для России правление коммунистов со всеми их естественными политическими союзниками исторически пройденный этап, — этап значительного влияния деревни на политику переживавшего индустриализацию государства, когда российское феодально-бюрократическое государство могло пережить революционную модернизацию и приспособиться к индустриализации как советское социал-феодальное государство. Коммунизм обновил идеями индустриального социализма привычную крестьянству феодальную традицию организации государственной власти и поэтому никогда не отражал и не мог отражать собственно национально-общественные интересы России! Ибо он неизбежно отражал главным образом интересы вброшенной индустриализацией в город огромной крестьянской среды, растерянной, не приспособленной к выживанию в рыночных городских отношениях, с их особыми требованиями к поведению людей, к их культуре, к их психологическим и моральным установкам, к формам общественной организации. То же самое происходит в настоящее время в мусульманских странах, где наплыв населения с феодальным сельским сознанием в города вызывает рост неприятия этим населением городских общественно-капиталистических отношений. Это привело к тому, что там набирает силу исламский фундаментализм, который уже захватил власть в Иране и установил свой тоталитарный режим.

Если оценивать судьбу государственности России исторически, то ее стержень, русский государственный интерес — в конечном итоге проявляется, как интерес городской, промышленно-торговый, цивилизованный, причем ярко выраженный цивилизованный, в известной мере воинственно цивилизованный. Россия только подошла в своем историческом развитии к высвобождению этого интереса в полной мере, но чтобы, действительно, высвободить его, ей понадобится сбросить и уничтожить все путы, в том числе и духовные, для утверждения этого интереса в Евразии, в мире. Только тогда она станет наконец сама собой, только тогда она станет истинно уверенной в себе, богатой и процветающей, истинно могучей державой. К этому вело ее постоянное предчувствие высшей миссии, которую она должна совершить в Евразии, а потому и в Мире. В основе этого предчувствия — политические устремления Александра Македонского объединить все разрозненные цивилизации Европы, Азии и Северной Африки в единую мировую цивилизацию, которые отчасти воплотились в эллинистическом греко-персидском цивилизованном пространстве античности, а позже обрели религиозно-идеологическое обоснование в византийском христианстве; Византия же, когда не смогла сдержать тюркские орды, перед тем как погибнуть, завещала их Древней Руси, возложив на нее миссию стать центром становления евразийской и мировой цивилизации. Но проникнуться мессианской ответственностью в полной мере смогут только молодые поколения новой России и только под политическим руководством русского национализма.

Хочется еще раз подчеркнуть: весь наш эпос, само зарождение нашего исторического самосознания от Новгорода и Киева есть самосознание городское, самосознание народа созидающего, ремесленного, торгового, вынужденного постоянно бороться с окружавшим его хищным варварством, в том числе и прибалтийским, и оно много веков побуждало русский народ, отбиваясь от набегов степных, тюркских кочевых племен и народностей, постоянно, с каким-то фанатичным упорством двигаться на Восток и Юго-Восток, создавая и создавая новые и новые города, пока не были достигнуты границы древних азиатских цивилизаций. В этом наша изначальность, основа основ нашего восприятия мира, основа основ нашей духовности. Мы не можем жить в гармонии с собой, не следуя этой изначальности; но современный этап развития России, когда стоит задача из русского народа создать высокоорганизованную нацию и задать целеполагание этой нации на тысячелетнюю перспективу, требует преобразовать эту изначальность из феодально неосознанного предчувствия, из смутного побуждения в сознательное политическое убеждение.

Коммунизм был России навязан обстоятельствами Великой политической Смуты, когда русский земледельческий феодализм уже рушился и удержать его было невозможно, но русский народ в массе еще не был готов к буржуазной революции и потому оказался в духовном, мировоззренческом кризисе. И этот глубокий духовный, моральный надлом государствообразующего народа стал причиной гибели Российской империи; выразился он в том, что русские даже не в силах были защищать историческое название своего государства. Поэтому пролетарский большевизм стал олицетворением этой Смуты в русском мировосприятии и кадрово питался за счет очень большого числа инородцев с иным видением мира, энергичных авантюристов и проходимцев со всего света, готовых гораздо легче, чем сами русские, подхватить идею общемировой социалистической революции и похоронить само слово Россия. Демократия им была неприемлема, потому что высвечивала их чуждость нашим исконным историческим инстинктам и устремлениям, а потому в рыночной экономике, в рыночной политике, при реальных свободах сделала бы их обреченными на вымирание или изгнание из политики, из власти; и они охотно провозгласили необходимость политического изгнания из России демократии и свобод, завоеванных февральской революцией 1917 года. В самой России эти силы могли найти союзника только в среде малограмотной деревни с ее укорененным в психологии местничеством, с ее определенной чуждостью той России, которая вызревала со времени подъема промышленного капитализма в 90-х годах ХIХ века; с ее определенной чуждостью нашей городской изначальности, которая все более и более проявлялась с ростом грамотности городского населения, с появлением идей о необходимости крутого поворота к буржуазной цивилизационности русского самосознания и при идейном, политическом тупике народничества, которое стремилось выразить антигородские, антицивилизационные крестьянские настроения и интересы.

Только с объективно вызванным советской ресурсопожирающей, экстенсивной индустриализацией разрушением русской деревни, только после этого в нашей культуре мышления, в нашей политической истории окончательно и необратимо побеждает то, что нас напрямую связывает и с Византией и с собственно историей Киевской Руси, то есть с собственно русскостью, собственно с цивилизованностью, собственно со своим историческим предназначением. Деревня связывала нас с феодальными народами и народцами, с коммунистическим режимом и с варварством. И, слава богу, она уничтожена и невозвратно гибнет, уходит в прошлое! Следует в этой связи отметить, что в Англии деревня была уничтожена к концу XVIII века, уничтожалась она несколько столетий, жестоко и беспощадно, и это стало важнейшим поворотным моментом в становлении Британского могущества и процветания.

Коммунизм, по-сталински, заменив собою радикально антибуржуазный большевизм, в известной мере сделал поворот к русскому национализму, но именно как к компромиссу между порождаемым индустриализацией городским общественным сознанием и земледельческим народным патриотизмом. Он стал приобретать черты национал-патриотизма, в котором народного патриотизма больше, чем городского национализма, воспринимаемого, как его воспринимает деревня с ее полуфеодальными пережитками, тяготеющая к консерватизму отмирающего народного прошлого. Фашизм же, национал-социализм, буржуазный шовинизм, либо расизм всегда выступали как национализм городской, как национализм, совершающий политическую и духовную победу над народным патриотизмом, тяготея к восстановлению исторического самосознания, опирающегося на наиболее развитые формы городской общественной и культурной организации, городского общественного самоуправления, присущего тем древним цивилизациям, которые послужили толчком к конкретной национальной культуре, к конкретной национальной государственности. Если для Западной Европы, для США такой цивилизацией была древнеримская античная цивилизация, цивилизация католического феодализма, то для нас в широком смысле таковой является цивилизация эллинистическая, греко-персидская, а в суженом смысле — цивилизация православной Византии.

Фашизм, будучи частным проявлением буржуазного национализма, возможен только и только у той нации, история которой изначально созидательна, изначально цивилизованно городская. Фашизм в истории итальянского народа проявился как историческая потребность нанести окончательный удар по питающей народное самосознание деревне, по ее воздействию на культуру, на психологию, на социальные установки; он проявился как потребность восстановить в политической культуре, в политическом самосознании городские ценности, ценности, берущие начало в глубокой истории, упрочить национальное сознание с осмыслением глубинных связей своего развития, с той или иной цивилизацией прошлого, найти себя в цепочке развития цивилизаций, понять, отталкиваясь от этого самосознания, — понять, как и куда двигаться дальше, чтобы привести главные социальные городские слои к полной духовной гармонии в новых общественных отношениях, чтобы они могли раскрепоститься в условиях индустриальной демократизации для широкого цивилизационного творчества, чтобы в конечном итоге у них появились максимальные возможности для такого творчества.

Та ожесточенная борьба, которая развязана против русских практически во всех республиках бывшего СССР и во многих автономиях в самой России, — есть в чистом виде борьба исторически обреченных культур инородных деревни, аула, кишлака, а также культур чисто фермерских против города, против городской цивилизованности. Эта борьба есть лучшее подтверждение того, что русские совершают взлет, исторический взлет в своем духовном, культурном развитии, уходят от остальных народов в стремительный отрыв вперед. Русские выступают сейчас как цивилизационно оформляющееся городское общество, оказываясь единственными носителями идеи подлинного прогресса на территории бывшего СССР. Русским предстоит стать единственной на бывшем советском пространстве современной городской нацией, которая полностью устранит авторитет деревенской культуры в самой себе, более того, единственной нацией, по своим нарождающимся интересам проявляющей себя подлинной защитницей ценностей современной цивилизации. И русский национализм становится авангардной организующей силой, которая осуществит решительное углубление экономических и политических реформ в России, сделает ее способной перейти к реальной борьбе за ценности цивилизации, подлинной цивилизации, а не той, которую себе придумали недоумки либеральные “демократы”, схватив форму понятий, но не осознав их сути.

Возникает вопрос о тех силах, на социальные интересы, на экономические интересы которых обопрется русский национализм в борьбе за власть, — силах, которые будут кровно в нем заинтересованы, будут питать его кадрами и сознательной исполнительской дисциплиной. Естественно — искать эти силы в первую очередь в городе, среди представителей молодого поколения горожан. Но основными заказчиками политического движения, движителями целей и задач на пути к цивилизационному прогрессу будут не они, а представители интересов крупной и монопольной промышленности, связанных с нею крупных финансовых структур. Именно интересы крупных промышленных корпораций неизбежно приходят в непримиримое столкновение с силами варварства, бандитизма, деревенского, аульского, кишлачного патриотизма, и столкновение этих интересов будет бескомпромиссным, истребительным. С предельной остротой высветится вопрос, кому выжить: силам хаоса, варварства или силам созидания, силам прогресса русской и мировой цивилизации?

Поэтому из тактических соображений русский национализм всеми мерами должен поддержать идею становления в России городской демократии и радикальные экономические реформы, всячески поддержать политическую линию либералов-монетаристов на решительную приватизацию, которая сформирует интересы собственности в крупной промышленности, организует их и неизбежно приведет в столкновение с теми силами, которые поднялись на пути развития промышленно-финансовых интересов государства, в первую очередь с самими либералами-монетаристами. Русский национализм должен поощрять интернационализацию этих интересов, под интернационализацией понимая наращивание взаимопроникновения этих интересов с промышленно-финансовыми структурами национальных государств Западной Европы, в первую голову с германской промышленной и финансовой машиной. Потому что в этом случае Западная Европа тоже окажется втянутой в предстоящую борьбу с варварством во всех его проявлениях, с силами, поднявшимися на пути развития России и неотвратимо оказывающимися бастионами исторической отсталости в бывшем СССР, готовящимися к беспощадному столкновению с нарождающейся русской буржуазно-капиталистической нацией. Однако контроль над стратегическими интересами, контроль над стратегической промышленной мощью должен быть в руках только и только русской предпринимательской элиты. Это принципиально!

Острейшими становятся вопросы о том, что есть русская нация в условиях конкретных обстоятельств России; какое отношение у нее должно быть с теми или иными народами и народностями в самой России и в ряде республик бывшего СССР, насколько возможна их интеграция, их ассимиляция в русскую нацию и служба задачам русского цивилизационного интереса.



Глава 6. Что есть русская нация с позиции национализма?



Никогда еще в истории человечества промышленная, а с нею и экономическая мощь того или иного государства не зависели столь значительно от человеческого фактора не самого по себе, от человеческих качеств не самих по себе, но от качеств городского общества — нации, от степени ее самоорганизации, от уровня ее социальной культуры. Современное высокотехнологичное производство, которое уже немыслимо без опоры на очень плодотворную и эффективную науку, — такое производство уже невозможно создать абы в какой стране, на базе абы какой культуры. Чрезвычайно сложное, очень структурированное такое производство нельзя создать вне адекватно сложного, столь же сложно структурированного общества, вне общества с высокой формой городской цивилизационной самоорганизации. Такое общество в современном мире и в мире XXI века может быть только и только обществом этнократически национальным. Самые динамичные и совершенные экономические системы, — экономики Японии, Германии, Кореи, Тайваня и прочих совершающих бурный рывок в промышленном развитии стран показывают со всей определенностью и однозначностью эту особенность современного мира. В многоэтнической, многоплеменной и поликультурной стране, подобной России, такую экономику, современнейшее производство нельзя создать ни при каких условиях.

Можно было бы возразить примером США. Но США уже прошли через свою эпоху расцвета промышленного капитализма, эпоху бесспорного мирового лидерства в промышленном производстве. В ту эпоху, с последней трети ХIХ века и в течение двух третей ХХ века, благодаря достижениям в индустриальном развитии, они проникли на мировой рынок с самой разной, часто не производимой ни в какой другой стране промышленной продукцией, утвердились на нем, превратились в главного торгового партнера других стран, накопили огромные коммерческие капиталы, затем добились права быть признанным центром мировых торгово-посреднических операций. За счет накопленных с того времени экономических и политических резервов они имеют возможность покрывать, частично покрывать потери от все более явной неэффективности промышленного производства в поликультурном, полирасовом обществе, каким становится американское общество за последние десятилетия.

Следует в этой связи напомнить, что во второй половине семидесятых годов, когда затяжной экономический кризис внутри этой державы породил повсеместный пессимизм, неверие в возможность хотя бы минимальных темпов экономического роста, когда в США стали поговаривать, что страна вошла в состояние “общества вето”, общества с нулевыми показателями промышленного и экономического роста, даже политологи с воинственно либеральным и левым прошлым стали рассуждать о единственной политической перспективе для Соединенных Штатов — установлении той или иной формы фашистского режима, при котором произойдет восстановление европейски белого общественного сознания, государства белых. Об этом сейчас не принято говорить, но это так, это было. То есть даже в богатых капиталистических государствах в периоды хронических кризисов становится особенно очевидной невозможность рыночно конкурентоспособного функционирования современной наукоемкой промышленной экономики без адекватной ей социальной среды — расово, культурно, социально-психологически однородной структуры общества. Если даже в США, при известных обстоятельствах угрозы существованию государства не исключают возможности радикального политического поворота к восстановлению такого общества, то что говорить о России, которой предстоит еще несколько десятилетий напрягать все силы и использовать все резервы для того, чтобы нагонять развитые страны, при экономии и экономии на всем, даже на самом малом, чтобы за счет такой экономии возвращать средства в модернизацию и развитие производства? То что говорить о России, которой предстоит еще доказать западным инвесторам свою способность проникать на мировые рынки, утверждаться на них несмотря на жесточайшее противодействие конкурентов, доказать, что вложение капиталов в нашу экономику более выгодно, чем в Японию, в США, в Германию, в Корею и в другие страны (а доказать такое невероятно сложно, чрезвычайно сложно!), — что же говорить о России в таком случае?

Ведь это же любому здравомыслящему и объективному наблюдателю современной истории видно, какими бесперспективными, хилыми были экономические системы Японии, Германии, Италии, Чили и других стран до прихода в них к власти радикально националистических сил и какими поразительно динамичными и конкурентоспособными стали их экономические структуры в результате осуществления болезненных политических мероприятий вышеуказанных режимов по революционному ускорению процессов формирования национальных обществ и по спасению промышленности своих стран от деградации и развала.

В России практически полностью исчерпаны сырьевые, демографические, морально-политические, нравственные ресурсы, которые позволяли ей быть государством полиэтническим, многоплеменным. Больше она не в состоянии этого выдержать! Дальше путь к выживанию и развитию государства, к прогрессу только один — становление русского национально организованного общества. Другого пути у нас просто нет. И ближайший затяжной мировой экономический кризис, который страшно ударит по нашей экономике, — этот мировой экономический кризис со всей определенностью покажет невозможность дальнейшего существования нынешней, унаследовавшей пережитки феодального имперского мышления России. Никакая иная политическая сила, кроме русского национализма, не сможет в конечном итоге удержать страну на плаву, удержать ее от социального взрыва ураганной мощи.

Какими же качествами должна обладать нация, чтобы иметь перспективу прорваться в первый ряд современных цивилизованных наций? Опыт других стран показывает достаточно однозначно — это должна быть нация склонная к промышленному производству больше, чем к какой-либо иной деятельности; она должна проявлять склонность к техническому творчеству, к естественным наукам; это должна быть нация по своей исторической культуре склонная к корпоративности, к государственному политическому сознанию и к социологизации производственных отношений; нация, способная ставить перед собою сверхзадачи в несколько поколений и ради этого готовая к высокой самодисциплине. Всеми этими качествами русские обладают в полной мере как благодаря природно-генетическому эволюционному отбору, так и вследствие своей культурной и политической истории. То есть русские способны стать современной и процветающей нацией, если поставят перед собой политическую цель произвести решительный разрыв с феодальным прошлым и начать любыми мерами, от поколения к поколению создавать высокоорганизованное городское общество, основным экономическим интересом которого станет промышленный интерес. Населяющие Россию другие народы, народности и племена при этом неизбежно придется оценивать по их соответствию этой цели. Если здоровые слои других народов России, которые имеют задатки подобных русским качеств, готовы влиться в борьбу вместе с русской нацией за становление крупной промышленности, за становление высокотехнологичной капиталистической промышленности, они будут поглощены в русскую нацию. В ком же окажутся неискоренимыми варварские задатки и иждивенческий паразитизм, либо проявление чуждых, тем более враждебных, спекулятивно-коммерческих интересов, те вряд ли могут рассчитывать на полное гражданство и политические права в национальной России, а при сопротивлении будут раздавлены. Русских к этому толкает ход истории и глубина, предельная острота проблем выживания в современном мире, в мировой экономической структуре рыночного капитализма.

Русский национализм по естественным причинам особенно волнуют политические проблемы отношений России с Украиной и Белоруссией, русских с украинцами и белорусами. То, как эти отношения решают либеральные “демократы”, породило надлом в русском самосознании, в русском восприятии мира, но главное страшно, чудовищно ударило по основному русскому экономическому интересу, по крупной промышленности. Будучи людьми политически недалекими, беспринципными, с весьма слабыми представлениями об исторических интересах российской государственности, либеральные “демократы” не в состоянии понять простую истину — можно сломить или даже уничтожить множество людей, но невозможно уничтожить экономические интересы государства, а потому и подлинные политические интересы народа, нации. Как только политика начинает ломать, давить экономические интересы государства необузданными эгоистическими страстями, она ведет народ к обнищанию и страну к социальным катаклизмам, тем самым обрекая себя на диктатуру над собственным голодным народом и на войны, в том числе и гражданские, либо — на свой постыдный крах, в любом случае, в конечном счете, — на свой политический крах.

Россия, но в особенности Украина и Белоруссия при интеграции в мировой капиталистический рынок не смогут догнать по уровню жизни Запад без создания эффективнейшей наукоемкой промышленности с высокой производительностью труда, с очень высокой и постоянно возрастающей производительностью труда, которая обеспечит быстрый рост наукоемкой товарной продукции для внешней торговли. Производительность труда среднего, мелкого производства, тем более в сельском хозяйстве, недостаточна для того, чтобы неуклонно наращивать экспорт или удерживать его на высоком уровне, она слишком низкая для такой задачи. Она всегда уступает производительности труда в крупном промышленном производстве. Но крупная промышленность требует для защиты ее интересов на мировых рынках сильного государства с сильным военно-политическим влиянием, которое обеспечивает долгосрочную внешнеполитическую стабильность для ее развития. И мы, три народа единого древнерусского корня, единственные в бывшем СССР, кто по своим культурным и социально-психологическим способностям и воззрениям на мир смогли ценой сознательных и многочисленных жертв, крови и пота осуществить советскую индустриализацию, создать крупную промышленность, мы оказались неподготовленными к пониманию ее роли в нашем будущем. И вместо совместного, тремя республиками отстаивания интересов крупной промышленности в новых политических условиях мы позволили всяким разрушительным силам приняться разваливать ее, первым шагом к чему стала дискредитация идеи о совместном строительстве нашего единого общерусского государства. И после этого либеральные “демократы” смеют шуметь о желании блага нашим народам! Ложь, цинизм, красивыми словами прикрытый наглый эгоизм определенных групп, не в последнюю очередь так называемой “национальной”, но на самом деле местнически-патриотической, не имеющей будущего, а потому реакционно агрессивной интеллигенции Украины и Белоруссии, которая пытается повернуть ход истории вспять и которая оказалась прямо заинтересованной в развале крупного промышленного производства. Конечно, крупная промышленность ведет к русификации, но русификация неизбежна в любом случае. Ее можно задержать на годы, быть может на пять, от силы на десять лет, но она неизбежна, как объективная историческая тенденция.

Украинская культура — в чистом виде архаично-деревенская культура. Она абсолютно неспособна решать задачи современного государства, государства городского и промышленного. Ибо если язык деревенский, то и мышление он делает таким же и поведение человеку придает соответствующее, даже если человек живет в городе. Эта культура нелепа, смешна, когда берется решать задачи современных экономики, военного, научного, международно-правового строительства. Для того, чтобы сделать украинскую культуру современной, государственной, — необходима коренная реформа языка. Но такая реформа настолько тяжелый, страшно болезненный, длительный процесс, что у Украины просто нет исторического времени для ее реализации. Следует напомнить, что подобная реформа, коренная решительная реформа великорусского языка, которую начал царь Петр I, проходила больше сотни лет! Как раз по этой-то причине государственная деятельность Российской империи находилась под столь сильным воздействием бывших в то время более развитыми языков — немецкого и французского. И в наше время мы видим — даже в таких крупных и древних странах как Индия, Пакистан, с их великой в прошлом цивилизацией, а так же практически во всех бывших колониях капиталистических мировых держав в Азии, в Африке, в Америке официально или неофициально государственным языком остается язык бывшей метрополии, потому что туземные языки, туземная культура не в состоянии решать современные проблемы. Надо быть круглыми невеждами, чтобы не задумываться над причинами этого.

Ну нельзя, невозможно без усмешки, всерьез говорить об украинизации. Она приведет Украину, как государство, к морально-нравственному, политическому и экономическому краху. Украинизация неизбежно ударит в первую очередь по экономическим интересам жителей крупных индустриальных городов, по крупной промышленности, вызовет их разрушение, доведет экономические отношения до абсурда. На базе украинизации может произойти только одно: разрушение индустрии, промышленности вообще, одичание города и откат Украины до положения сельскохозяйственного придатка к промышленным государствам Европы и к России, причем придатка с очень низкой исполнительской и общей культурой. А потому украинизированную Украину, если это произойдет, ожидает будущее страны, с которой другие государства будут иметь дело крайне неохотно, страны отсталой, крайне бедной, из которой будет нарастать исход безработной молодежи.

Украинская культура никогда не имела собственной городской культуры дворянства, аристократии. Это замечательно выразил Гоголь. По его мнению, князья и бояре, их дружины после монгольского нашествия бросили южную Русь, бежали на север, и народ вынужден был для своего выживания вырабатывать стихийно-народное казаческое самоуправление, с самобытной и очень устойчивой к внешнему воздействию психологической и культурной традицией. Но такое самоуправление не может иметь и не имеет укоренившихся представлений о чести, о верности клятве, слову, долгу, обязательствам. Если говорить откровенно, то понятия о чести, верности слову, социальным обязательствам, международно-правовым обязательствам имеют в украинской культуре крайне слабую значимость. Человек, воспитанный собственно и только на украинской культуре не выносит над собою никаких обязательств, — он вольный казак, он ветер, он дитя природы, стихии. Тогда как нетрудно отметить, что все современные, динамичные в своем развитии государства придерживаются в культурно-воспитательной внутренней политике четко выраженной задачи осуществлять мифологизацию своей истории таким образом, чтобы подчеркивать особую роль дворянства, превращая его в мифологизированный национальный идеал. Это джентльмены в англоязычной национальной культуре, в англоязычных странах, это юнкерство — в немецкой национальной культуре, идальго — в испанской и т.д.

Эта тенденция мифологизации дворянства наступала на определенном этапе усложнения политико-общественной и экономической жизни каждого конкретного государства, пережившего буржуазную революцию. К примеру, мифологизация самурайских понятий и представлений о чести, долге, верности слову, обязательствам, — эта мифологизация начала возникать в Японии в тридцатых годах ХХ века и принимать широкий размах в пятидесятых, с тех пор имея устойчивую тенденцию к возрастанию влияния на общественно-политическую жизнь, на культуру. Почему? Не в последнюю очередь потому, что динамизм и напряженность современной жизни требуют высокой самодисциплины управленческого сословия крупных промышленных монополий, и транспортной, и информационной инфраструктур, а также государственных институтов; для их обслуживания требуется высокая социальная культура, подтянутость, требуется такая работа управленцев и чиновников, которая бы способствовала резкому сокращению потока согласующих бумаг и отписок. При современной напряженности конкурентной борьбы бизнесмен бизнесмену или политику, управленец управленцу или чиновнику должны верить на слово, верить естественно, без всякой даже тени сомнений в возможности невыполнения этого слова. Вследствие чего значительно ускоряется развитие экономики, резко возрастают ее возможности в борьбе за рынки сбыта продукции.

Россия тоже подошла в своем развитии к историческому этапу, когда начнется тенденция мифологизации русского дворянства, — но об этом ниже. Спрашивается, в ком украинизация найдет подобную духовную, культурную опору в попытках модернизировать экономику и создать современное общество? Либо в польском панстве, либо в русском дворянстве. И последнее все же более вероятно. Еще раз повторимся, украинизация есть исторически обреченный эксперимент, она прямое следствие более позднего, чем в России, разрушения украинской деревни и остающегося более сильным влияния на политику правящих кругов Украины деревенской культуры, она антирыночна и в сущности антидемократична. Подобное утверждение справедливо и в отношении происходящего в Белоруссии.

Надо ясно отдавать себе отчет в том, что на Украине столкновение интересов жизнеобеспечения города, в первую очередь крупного города, интересов крупной промышленности с украинизацией неизбежно, столкновение непримиримое, в котором город всякими политическими ухищрениями, но обязательно задавит деревню — без этого у Украины просто нет экономического, а потому и политического будущего. Более того, напуганный безответственностью деревни город обязательно поведет против нее беспощадную политическую и культурную борьбу на изживание деревенской культуры; это лишь вопрос времени. И в этой борьбе горожане несомненно обратятся к идеологии восстановления общерусского единства, к ускоренному политическому, экономическому, культурному сближению с Россией. Ни в коем случае нельзя ухудшать позиции города в этой борьбе, ни в коем случае не поддаваться на провокации по поводу Крыма. России следует быть максимально нейтральной, давать противоречиям в Киеве и на Украине вызреть и взорваться изнутри. Лучшей политикой для России сейчас оказывается политика максимально быстрого проведения собственной капиталистической приватизации, которая ускорит объективный процесс вызревания при этом острейших противоречий коммерческого и промышленного интересов и приход к власти русского национализма. Тогда Россия станет центром экономического и политического притяжения для Украины и Белоруссии, начнет затягивать их экономические и политические интересы в свои внутренние задачи мобилизационного подъема крупного промышленного производства.

В этой связи полезно обратиться к недавней истории других промышленных капиталистических государств, переживших подобные проблемы после своих буржуазных революций.

В девятнадцатом веке несколько небольших государств Апеннинского полуострова, которые несколько столетий жили раздельной политической жизнью, были объединены феодальными элитами в единое Итальянское королевство. При том, что на языке, который мы знаем сейчас как итальянский, говорило лишь около 20% населения новой крупной европейской страны. Различие в областных диалектах и культурах было очень значительным. Когда в начале ХХ века в Италии начались процессы демократизации, подобные тем, что переживаем мы в настоящее время, эти различия привели к подъему местного самосознания и вылились в политические противоречия между областными субъектами государства, особенно в отношениях между Севером и Югом страны. Только пришедшие к власти фашисты смогли поставить под контроль эти противоречия. После чего их вожди задались целью воспитать новые поколения собственно итальянцев и стали осуществлять политический курс на формирование глубокого исторического самосознания молодых горожан, оторванных индустриализацией от местных сельских традиций. Молодежь приучали воспринимать свое прошлое от истории древнеримской империи, когда на всем  Апеннинском полуострове были единое государство, единый язык, единая культура и создавалась единая цивилизация. Фашизм смог отодвинуть в национальном общественном сознании молодых итальянцев многовековой исторический период раздробленности Италии на второй план, на первый же выдвинуть идею воспитания всех итальянцев на примере общей древней истории и изначального духовного, культурного и политического единства большинства жителей страны.

Такие же процессы и приблизительно в то же время происходили в Германии. Буржуазная революция 1918 года уничтожила феодально-бюрократическую государственность Прусской империи, и в стране вновь набрали силу политические страсти, связанные с религиозными, культурными и диалектно-языковыми особенностями германских земель, что отразилось в конституции Веймарской республики. На этих землях, всего немногим более, чем за полвека, до событий 1918 года самостоятельно существовали самые разные германские государства. Их собственные традиции политической независимости складывались и укоренялись с эпохи протестантской Реформации и Тридцатилетней войны, фактически погубившей могущественную феодальную германскую империю Средних веков, которая распалась на множество протестантских и католических княжеств. Несколько веков они жили собственными религиозными, экономическими и политическими интересами, и объединение их происходило в самых разных формах и отнюдь не добровольно; наконец большинство из них с середины девятнадцатого столетия были завоеваны Пруссией и под ее правлением вовлечены политическим гением Бисмарка в единую империю.

До сих пор в Германии сохраняется очень значительное различие в диалектных особенностях немецкого языка в разных землях, не меньшее быть может, чем между русским и украинским, украинским и белорусским языками. И тем не менее сейчас немцы Германии осознают себя одной нацией. Благодаря чему же это произошло? Окончательный удар по религиозному, культурно-психологическому обоснованию сепаратистских настроений населения земель нанес политический режим Гитлера, политика германского национал-социализма. После того, как национал-социалисты ликвидировали Веймарскую республику, они выдвинули задачу воспитания молодого поколения немцев на основе глубокого исторического самосознания, на основе мифологизации древней Германии, которая была единой. То есть, в результате проведения ими такой политической линии в сознании городской немецкой молодежи произошло закрепление понятий о важной роли общегерманского единства, о преимуществе общественной жизни древних германцев в сравнении с эпохами распада Германии на десятки и десятки слабых, зависимых от сильных соседей политических государственных образований.

Очевидно, и в Германии, и в Италии воспитать молодежь на основе ценностей древнего политического единства возможно было только при разрушении традиций и быта деревни, суть которых заключалась в замкнутости сознания крестьянства, в его узкоместнической привязанности к культурно-психологическим и диалектно-языковым особенностям своей патриархальной жизни, неспособности воспринимать проблемы вне узких местнических интересов. И действительно, в вышеуказанных государствах это изменение менталитета оказывалось возможным лишь тогда, когда при индустриальной урбанизации городская молодежь во втором-третьем поколениях отрывалась от традиций деревни, когда итальянская и немецкая деревня гибли, постепенно уступали место фермерскому или коллективному капиталистическому ведению земледельческого хозяйства, что вело к устойчивому сокращению работающих в нем и уменьшению деревенского влияния на реальную государственную политику.

Нетрудно видеть поразительную схожесть причин сепаратистских настроений в вышеприведенных примерах с причинами сепаратизма на Украине и в Белоруссии. В сущности, украинская и белорусская идеи самостийности держатся исключительно на абсурдности разрушительного влияния деревни на реальные интеграционные экономические и политические интересы, — влияния деревни и связанной с ней народной интеллигенции. Но при поразительном подобии проблем, очевидно, схожими должны быть и будут методы их преодоления.

Русский национализм в своем созидании городской цивилизации, в созидании нации, национального общества не потерпит дикого, противоестественного разделения Древнерусского Великого Киевского государства на Россию, Украину и Белоруссию, которое мешает развитию крупной промышленности, мешает политике ускоренного становления евразийской торговли, то есть мешает становлению русского национального интереса; мешает нашему быстрому и гармоничному, сбалансированному развитию, развитию и процветанию, мешает становлению собственно демократии, экономической и социально-политической стабильности, без которых нельзя развивать современные информационные технологии и средства связи, нельзя иметь национального будущего. Поэтому культурная политика, политика образования и воспитания молодежи при режиме русского национализма должна будет поощрять яркую мифологизацию эпохи Киевской Руси, с ее явным, подавляющим господством города над деревней, интересов единого государства над местническими племенными интересами, и выдвинуть на передний план общественного, культурного и духовного внимания — изучение истории оказавших на Киевскую Русь исключительное влияние греко-персидской эллинистической и византийской христианской цивилизаций. В какой форме должно будет происходить политическое осуществление государственного и национально-общественного единения русских, украинцев и белорусов есть вопрос и проблема обстоятельств и соответствующей конституции, но то, что в своей задаче формирования русской цивилизованной нации русский национализм не может признать и не признает разделения Древнерусской Киевской державы — это безусловно, это принципиально. Россия не может терпеть и не потерпит ничьего посредничества в своем праве на свою древнюю великую историю, на свои культурные, духовные и политические изначальные истоки, без которых у нее нет смысла в будущем.

Однако не следует представлять и проводить это восстановление национального единства конфронтационно, в лоб, с позиций имперско-патриотического российского шовинизма, что накладывает на Россию непосильные и ненужные ей экономические и нравственные обязательства и не имеет политической перспективы. Эта потребность к восстановлению единства должна вызреть, должна возродиться и набрать политическую силу как течение мысли, как политическое движение в самих трех государствах, потребность, побуждаемая внутренними интересами вследствие порожденных экономическим изоляционизмом хозяйственного хаоса и невыносимого обнищания населения. Она обязательно проявится и станет набирать неодолимую целеустремленность, как следствие морально-нравственного, идейного и политического тупика нынешних либеральных режимов, режимов интеллектуального убожества, примитивных неуправляемых сиюминутных страстей и побуждений; вследствие ужесточения экономической и политической борьбы города, зарождающейся русской цивилизации с деревенским местничеством, в первую очередь с почти средневековым мракобесием на Западной Украине, где гнетуще злободневны религиозные проблемы феодального прошлого, где еще только-только началось раскрестьянивание и влияние деревенских народно-украинских традиций очень сильно, где продолжаются упорные попытки перенести идиотизм местечковых психологии и культуры деревни в город и навязать их городу, — что в России и под ее воздействием в значительной мере в Восточной Украине, в Белоруссии уже исторически пройденный этап, оставленный в 30-х, 40-х, 50-х, 60-х, 70-х годах двадцатого века.

Вероятно, следует еще раз подчеркнуть, что движение украинской самостийности, без которой не набрало бы силу и движение за самостийность Белоруссии, есть следствие психологической неспособности народной деревни с ее культурной и политической отсталостью, — ее неспособности естественно перейти к городскому образу жизни, озлобление против законов этой жизни, против самого города. Это есть попытка деревни навязать городу и его образу жизни свою культуру, свои нормы поведения. Именно поэтому украинская самостийность, у которой нет возможности культурно опереться на собственно украинские традиции городского прошлого, страшно боится, инстинктивно боится подлинного рынка, в котором город безусловно победит, объявит самую эту самостийность политической бессмыслицей, нелепостью с точки зрения экономики, политики и производственно-технологической культуры. Потому она неизбежно затягивает экономические буржуазно-рыночные реформы, неизбежно выступает против широких прав собственности, неизбежно близка идеологии большевистской уравниловки нищих. Эта самостийность никогда не вдохновит украинцев стремиться к буржуазно-революционным реформам и они будут вынуждены подлаживаться под требования проведения таких реформ со стороны Запада и приспосабливаться к реформаторству в России. Но именно поэтому самостийность, в конечном счете, обречена на полный провал попыток помешать интеграции экономических интересов Украины в российские, русские национальные интересы, ибо ее политическая база — деревенское почвенническое мировоззрение, украинская деревня обречена смириться с поглощением такой городской цивилизованностью, которая будет складываться, развиваться в России. Это лишь вопрос времени.

Городская же цивилизованность России будет развиваться при устремлении к историческим поискам опоры и духовного побуждения для очень быстрого разрешения экономических и политических проблем, мешающих всеохватному развитию транспортных сетей трансевразийской торговли и крупной рыночно конкурентоспособной промышленности, ее активному проникновению на внешние мировые рынки для их завоевания своей товарной продукцией, в том числе с помощью военно-стратегического государственного могущества. Россия не найдет эту цивилизованность в собственной истории, истории московского государства, что уже чувствуется по культурному кризису и идейному тупику российского патриотизма, не способного вырваться из концепции допетровской соборности, а не найдя, неизбежно углубится в историю организации общественной городской жизни киевской древнерусской государственности. Однако убедившись, что та организация жизни уступала, и уступала значительно, организации жизни в современной ей и сильно повлиявшей на нее Византии, вынуждена будет искать опору именно в византийской, а затем и в греко-персидской эллинистической цивилизованности. На этот процесс окажет сильное влияние современная американская цивилизация, которая сама впитала в себя все самое адекватное потребностям нашего времени во всех цивилизациях Запада и Востока. Только духовно и интеллектуально переработав все эти истоки и влияния, окажется возможным создавать цивилизацию более высокого порядка, приспособленную к экономическому и политическому доминированию на новом этапе мирового исторического развития. Но этим же путем неизбежно пойдет и Украина, и Белоруссия в исканиях собственной организации городской общественной жизни. И потому они сомкнутся в этих идейных и духовных поисках опоры своему новому существованию на примере древнерусской государственности, под ее воздействием и будут формировать уже неизбежно единую и собственно русскую современную цивилизацию. Враг объединения России, Украины и Белоруссии есть деревня и еще раз деревня, и в первую очередь наиболее консервативная, наиболее закоснелая в своих народных феодальных традициях деревня Украины, особенно Украины Западной с ее болезненным ожесточением в борьбе за отстаивание собственных местных народных традиций, которое укоренилось в западно-украинском крестьянстве вследствие многовековой борьбы с польским городским влиянием, влиянием жестоким и высокомерным, влиянием чуждым во всех отношениях.

Поэтому русский национализм должен в самой недвусмысленной форме объявить себя городской политической силой, которая не намерена заигрывать с деревенской отсталостью, выступает за уничтожение деревни, за усиление позиций кулачества, фермерства, коллективных форм капиталистического земледельческого хозяйствования, за концентрацию земли и средств производства в руках широко образованного, по-городскому образованного хозяина, выступает за полное уничтожение вековых феодальных традиций деревенской самоорганизации, ее местнической культуры. На смену деревенскому крестьянству должен прийти кулак ли, фермер ли, земледельческий капиталист ли — но обязательно хозяин с широким, цивилизованным взглядом на окружающий мир. Это принципиально!

Хотя привычно используется слово нация, чрезвычайно важно понимать, что сейчас наций как таковых в России, на Украине, в Белоруссии, как и вообще нигде в собственно Восточной Европе, нет. Есть народы, то есть этнические сообщества людей, которые народились и впитали в себя традиции генезиса этнического общественного развития в религиозной культурно-психологической и природно-генетической среде феодальной деревни, феодального кишлака, аула, той или иной кочевой культуры.

Нация возникает как явление городской жизни, когда земледельческий государствообразующий народ в результате промышленного и торгового экономического развития массово отрывается от культуры деревни, урбанизируется, переживает революционную буржуазную реформацию сознания и политических отношений и для своего выживания и дальнейшего прогресса политически соорганизуется в городское общество с единым пониманием государственных интересов на базе рыночных отношений к собственности и политического самоуправления и начинает созидать соответствующую городскую культуру. Нация возникает, когда переходящий к городскому образу жизни государствообразующий этнос для своего общественного развития революционно порождает нормы и правила, законодательные права и обязанности, культуру социального поведения и политической самоорганизации, оптимальные для реализации того экономического интереса, который обеспечивает основные материальные продукты для осуществления этого общественного развития в условиях становления рыночных отношений и форм собственности.

Главнейший русский экономический интерес на обозримую перспективу есть интерес развития крупной промышленности, производящей самые конкурентоспособные на мировых рынках товары, есть интерес евразийской по размаху торгово-посреднической деятельности. А потому русская городская общественная организация и культура, русская национальная цивилизованность должны изначально развиваться таким образом, чтобы приближаться к цели достичь высочайшей по всем мировым меркам общественной самодисциплины, высочайшей ответственности всех и каждого, ибо нарушение порядка в одном звене сложнейших производств или торговых структур, порядка в финансовых операциях или на транспорте бьет по другим звеньям, по другим частным и корпоративным интересам, приводит к сбою в работе огромных производственно-финансово-торговых структур. В известном смысле, для выхода из переживаемого Россией глубокого кризиса мы должны шагнуть в следующий исторический этап в становлении социальной самоорганизации общества и качественно превзойти по уровню социальной корпоративности общественных отношений самое организованное общество современного нам мира — японскую нацию.

Поэтому становление русского городского общества, политически возглавить и направлять которое и призван русский национализм, потребует от националистов изучения политических средств, которыми осуществлялось формирование общественного сознания самых дисциплинированных, самых организованных народов и наций в истории человечества, народов и наций великих, созидавших мировые цивилизации. Вопрос стал о спасении России, ее государственности, то есть о переходе не просто в принципиально новое историческое качество государства и русского общества, а в особо высокоорганизованное качество, и никакой иной подход не может разрешить связанные с этим проблемы и потому не может быть приемлем.

И отношение к народам и племенам России, народам, народностям и племенам вообще, будет строиться русским национализмом исходя из вышеприведенных политических принципов объективного характера. Русский национализм готов включить в формирующуюся русскую нацию все те народы и народности, что признают ценности и основополагающее для своего будущего значение интересов вызревающей русской цивилизованности и ее основных духовных источников: византийской цивилизации, европейской буржуазно-промышленной цивилизации, — готовы отстаивать эти ценности, готовы бороться за их утверждение как принципов своей жизни и деятельности. Те же, кто не способны интегрироваться в русский национальный интерес, городской промышленный интерес, те, кто всей своей историей стремился разрушить этот интерес, кто мешал русскому цивилизационному развитию, тормозил и пытается тормозить ход русской истории, вносит хаос и беспорядок изнутри государства, а потому тормозит развитие человечества вообще, отнимает у него будущее, которое возможно лишь с становлением русского национального государства с самой передовой промышленностью и трансевразийской торговлей, должны без всякой омерзительной коммунистической и “либерально-демократической” трусливости и двусмысленности объявляться и рассматриваться как народы, народности, племена варварские, полуварварские или дикие, каковыми они по сути и являются, — с соответствующим к ним отношением.

Мы должны научиться безжалостно относиться к отсталости и варварству, презирать варварство в любых его проявлениях, будь то в кавказском горском хищничестве, будь то в молдавском, западно-украинском или прибалтийском архаизме, будь то в азиатском диком феодализме или в африканских родоплеменных отношениях, в иных его разновидностях, — только так мы сможем действительно встроиться в эволюционное цивилизационное развитие, то есть выжить, выбраться из глубочайшего духовно-мировоззренческого и социально-политического кризиса, экономического кризиса, в котором оказались из-за исторической по масштабу перестройки нашего мировосприятия, культурного, социально-психологического, морально-нравственного индивидуального и общественного поведения. Только тогда мы создадим нацию действительно способную решать любые доступные человечеству проблемы, создадим городскую общественную самоорганизацию действительно динамичную, действительно способную к высоким целям, действительно способную взвалить на свои плечи значительную долю ответственности за движение самой эволюционно здоровой части человечества к глобальному прогрессу, к построению глобальной цивилизации.

Поскольку национальное самосознание такого качества возможно воспитать и сформировать только у молодежи, постольку высшей ценностью для русского национализма является культурно и генетически предрасположенная к русской цивилизованности молодежь. Русский национализм есть движение для такой молодежи, он ориентирован на такую молодежь, видит будущее русской цивилизации в первую очередь в такой молодежи. Он изначально политически настроен на самые передовые молодежные интересы.



Глава 7. Национализм как решительный защитник права собственности



Наполеон I, осмысливая свой жизненный опыт гениально одаренного человека и оценивая средства государственной власти влиять на экономику и политические события, отмечал: “управлять людьми возможно только двумя рычагами — либо посредством страха, либо через интересы”. Коммунизм изначально поставил целью уничтожение личных интересов, связанных с отношениями собственности, в том числе интересов этнической собственности на территорию, как на жизненное пространство. Идеологи коммунизма объявляли непримиримую борьбу этим интересам ради абстрактного единения человечества и утверждения норм единых, общих для всех коллективистских отношений, основанных на принципах: от каждого по труду, каждому по потребностям. А потому, там, где коммунисты захватывали политическую власть, на практике они обречены были насаждать в создаваемом им обществе политический террор и культивировать страх, — страх оказаться врагом народа, ревизионистом идеологических принципов, политическим оппозиционером или диссидентом, — иначе управлять людьми становилось невозможным.

Может ли русский национализм, который призван будет уничтожить все препятствия развитию собственно рыночных экономических отношений и общественной демократии, становлению национальной государственной власти, который делает столь большой упор на объективность существования национальных экономических интересов и жизненного национального пространства, — может ли он не признавать, что такие цели политически сформулировать и претворить в жизнь немыслимо, невозможно без права собственности, без безусловного, принципиально важнейшего для организации общественно-экономических отношений и национально-государственного самоуправления права собственности?

Без такого права практически нет способов не диктаторскими методами вовлечь огромные массы образованных горожан на защиту государственных интересов. Политический курс на Перестройку и гласность, приведший к краху коммунистические режимы в Советском Союзе и восточноевропейских странах, показал это со всей определенностью. Русский национализм должен исходить из того, что у нищих, у люмпенов, у людей без собственности нет и не может быть понятия о национальном интересе, а потому и желания защищать его, что у них нет по этой причине Отечества, Родины. Родина и Отечество могут быть только у людей, которые могут предъявлять права хозяев на некие средства своего материального обеспечения, имеющих возможности использовать эти средства, эту свою собственность для удовлетворения естественных стремлений и потребностей в счастье, в возможностях самосовершенствования, развития талантов и способностей, без чего немыслимы расцвет и величие любой цивилизации. В современном прагматичном мире, когда все страны вовлекаются в единый мировой рынок и расширяются свободы перемещения для множества людей, свободы выбора ими мест проживания, только интерес защиты своей собственности, собственности своих предков привязывает человека к той или иной конкретной стране действительно прочными узами. Только интерес собственника вовлекает человека во взаимодействие с миллионами и миллионами интересов других собственников, а их всех объединяет в партии для защиты общей собственности их предков, для продвижения внутри своей страны и вне ее, как частных, так и корпоративных экономических, а потому и политических интересов, толкает их создавать для этого государственную власть и обеспечивать ее высокую дееспособность, эффективность. Только интерес собственности позволяет людям понять, что такое жизненное национальное пространство, общая национальная территория и увидеть свои общие, национальные интересы, сделать людей страстными, энергичными защитниками этих национальных интересов.

В России могучая энергия русского народного самосознания (или русский народный дух), которая была накоплена за многие века и тысячелетия на традициях земледельческих общинных отношений и земельной собственности, как частной, так и общинной, на земледельческом культе предков, на естественной зависимости крестьянского выживания от взаимодействия с землей, с природой, в советское время при индустриализации и разрушении деревни, казачьей станицы постепенно перемещалась в город, где оказалась оторванной от питавших ее корней. Она высасывалась городским образом жизни, рассеивалась антисобственнической коммунистической идеологией и под воздействием этой идеологии приобретала в городе, в городской среде почти мистический оборонительный характер против чуждого ей зарубежного мира буржуазно-городской капиталистической цивилизации. Русский народный дух в городских поколениях молодежи выродился, что привело к семидесятым годам, когда завершалось раскрестьянивание русской деревни, расказачивание станицы, к вялости, аморфности, хлипкости русского самосознания снизу доверху, от правящего класса до всех управляемых слоев советского государства. Отсутствие в условиях коммунистического режима возможностей для развития городских интересов собственности, которые естественным образом замещали бы народные земледельческие интересы собственности, стала причиной утраты русскими способности понимать свои личные и этнические интересы, территориальные основы своего жизненного пространства. Отражением этого явления стала унизительная неспособность русских к самоорганизации почти во всех республиках или автономиях бывшего СССР, которая ярко проявилась при его политическом распаде. По этой самой причине русские от высшего политического руководства до всех остальных социальных слоев неспособны сейчас на политическое объединение, на морально-политическую организацию защиты собственных интересов даже в России; под агрессивным давлением этнических меньшинств они готовы все бросать и бежать хоть до Северного Полюса. Ибо когда в массовом городском и сельском сознании раскрестьяненного русского народа, который терял народное самосознание, укоренилось представление о собственности, как ничейно общей, абстрактно государственной, а не конкретно твоей, то на кой ляд ты будешь рисковать своей жизнью, защищать эту ничейную собственность? В последних десятилетиях коммунистического режима государство и власть в массовом сознании горожан оказались отчужденными, мистически оторванными от них, воплощенными в образах чиновников. Но чиновники сами оказались растерянными и деморализованными кризисом веры в коммунистическое будущее, теряли способность и дальше внушать страх и тем самым иметь главный советский рычаг управления людьми.

Вернуть России русскую энергию самосознания, способность организованной, непримиримой и жесткой защиты своих интересов может только ускоренное становление сознания собственника в городской жизни, то есть приватизация, приватизация широчайшая. Чем более радикальной она будет, чем больше русских станут собственниками, чем жестче они научатся бороться за собственность, тем быстрее они обретут новое для себя, городское и цивилизованное качество миросозерцания, научатся бессознательно ощущать существование коммерческого и промышленного капиталистических интересов и потянутся к поиску мировоззрения, которое обеспечит им спасение от диктата коммерческого интереса. То есть, тогда они созреют для понимания необходимости национальной революции, тогда станут развиваться русские общественное  самосознание и общественная организованность, — но самосознание и организованность уже национальные! Тогда начнется подъем духовной энергии в ее новом, национальном проявлении и русские и начнут организованную борьбу за свое национальное выживание в современном мире.

Только и только права собственности, укоренившаяся в массовом сознании культура отношений собственности способны восстановить связь с прошлыми поколениями, с предками, восстановить ответственность за страну, которую они нам отвоевали и оставили, и за ее будущее, а так же возродить в новом качестве авторитет семьи, поднять рождаемость, поднять самоценность здоровья, духовной и моральной подтянутости, начать подталкивать русских к общественно-политической деятельности для защиты и утверждения своих интересов собственности в России и во всем мире. Говоря иначе, русское националистическое движение станет политическим фактом лишь после определенного, протяженностью в несколько лет периода приобретения русскими России опыта собственнических интересов, после появления у русских потребности в общественном сознании, в социальных психологии и культуре на основаниях городских отношений собственности.

Чтобы укрепить эти тенденции русский национализм при своей политической борьбе не может терпеть (и не будет!) антисобственническую преступность коммунистической идеологии и всех форм ее модернизации, попыток приспособить их к политической жизни, попыток продолжать развращать и дезориентировать русское самосознание. Русский национализм не может терпеть (и не будет!) социальную базу этой идеологии: раскрестьяненный пролетариат, люмпенов, нищих, пьяниц, малокультурные и малоквалифицированные слои рабочих, и особенно самого лютого, самого беспощадного врага России, русской государственности в ХХ веке — отсталость русской деревни, ее традиции, которые оказались столь близки коммунистической идеологии, питали ее морально и кадрово, несмотря на то, что она их разрушала.

Задача русского национализма за пятнадцать-двадцать лет своей неизбежной диктатуры, своего режима жесткого порядка, — эта задача состоит в практически полном искоренении остатков коммунистического мировоззрения из всех проявлений политической жизни, но главное: искоренении всех социальных слоев, которым эта идеология близка. То есть русский национализм должен провести зарождающееся русское городское общество в новое историческое качество, в качество национального общества, где средний класс, приобретая культуру отношений собственности, в союзе с прослойкой русских собственников предпринимателей будет численно и политически безусловно доминирующим, в союзе с земледельческими собственниками безусловно доминирующим!

Как уже неоднократно подчеркивалось, русский национальный интерес есть в первую очередь интерес становления крупной промышленности и организации евразийской торговли, посредничества в ней. Поэтому русский национализм стоит на позициях первоочередной защиты интересов крупной промышленности, особенно самых передовых, самых высокотехнологических ее структур, связанных с прорывом в постиндустриальную, информационно-технологическую экономику XXI-го века, защиты интересов и достойного материального и морального положения в обществе национальной научно-интеллектуальной элиты, непосредственно связанной с такой промышленностью; он стоит на позициях защиты интересов крупных финансовых и торгово-посреднических институтов по обеспечению развития и обслуживанию такой промышленности и евразийской торговли. Он безусловно стоит на защите интересов военно-промышленного комплекса в объеме, необходимом для продвижения национальных промышленного и торгово-коммерческого интересов во всем мире.

Русский национализм исходит из того, что в Японии и в США, то есть в экономически передовых странах современного мира самыми хорошо оплачиваемыми и наиболее обеспеченными из наемных служащих и работников являются служащие и работники крупнейших корпораций с мировыми интересами, в том числе транснациональных корпораций. Поэтому государственная поддержка в становлении мощной крупной промышленности, крупнейших национальных финансовых и торгово-посреднических структур есть единственный разумный путь обеспечения высокого дохода, высокого достатка для наемного труда, для высокообразованного наемного труда, единственный приемлемый и исторически перспективный путь к процветанию, к социальной стабильности, к собственно демократии русской государственности, русской цивилизации.

Однако русский национализм поддерживает и безусловно защищает все формы частной и корпоративной собственности, в том числе интересы малого и среднего предпринимательства. Только частная и корпоративная собственность делает людей энергичными, кровно заинтересованными в выбранном социально значимом деле, способными защищать собственные, а потому и национальные интересы, питать государственную машину энергичными и дельными кадрами, отражающими многообразие интересов собственности и преобразующими их в единую национальную политику, разумную единую национально-эгоистическую политику. А потому национализм стоит на принципах безусловного развития форм и интересов собственности во всей их полноте и многообразии.

Вопрос вопросов общества, разделенного на социальные слои по интересам собственности, есть вопрос социальной стабильности, вопрос социальной гармонии, вопрос социального компромисса между работодателями и наемными работниками. И на определенном историческом этапе только национализм, только высокий дух национального самосознания, национальной самоидентификации способен примирить эти противоречия, построить стабильные отношения партнерства, подчинить частные, групповые и классовые страсти и эгоизмы общим интересам национального выживания и ускоренного прорыва к экономическому прогрессу и процветанию.

Если обратиться к близкому нам историческому опыту других стран, решавших подобные задачи, то для нас приемлем не пример США, которые уже экономически и политически живут в совершенно иную эпоху своего развития, живут за счет прошлых достижений героического периода промышленного подъема, в значительной мере за счет своих экономических и политических резервов, — но пример послевоенной Японии. Идеи служения национальному экономическому и духовному, генетическому и политическому выживанию послужили в Японии основой основ компромисса интересов различных социальных слоев и политических сил общества во время американской оккупации и после нее. Политическая и экономическая элита стала в авангарде служения японской национальной идее и подчинила этой идее свой образ жизни, свои потребности, свое социальное поведение. В отличие от элиты США, японская элита стремится быть примером для остальных в скромности в своих потребностях, в их разумности, в производственном трудолюбии, а потому получает моральное, социальное право требовать того же от остальных общественных слоев, не раздражает их, но наоборот, организует на настойчивое, упорное созидательное движение. Но и исторический опыт других промышленно развитых государств показывает достаточно однозначно, что подобную социально-созидательную организацию общества возможно создать только и только на основе служения национальным интересам, национально-генетическим, национально- расовым интересам, интересам национальной цивилизации, на основе глубокого историзма общественного самосознания.

Для собственно русских, генетически и психологически русских создать такую элиту возможно. Но создать ее в состоянии только режим русского национализма, режим диктатуры промышленного политического интереса, при котором интересы промышленных собственников, частных или корпоративных, станут безусловно доминирующими и определяющими цели государственной политики.



Глава 8. Общественное самосознание великой нации — единственный путь к спасению государства и прогрессу



Да, Россия без рыночно организованной экономики погибнет. Да, рыночная экономика не может работать без демократических свобод, и чем разумнее для каждой конкретной страны структурировано демократическое самоуправление социально активных слоев населения, тем эффективнее работает рынок. Однако в наших условиях, при полном отсутствии у либеральных “демократов” общенациональных идей и программ, без идеологии, задающей стратегические цели общественному развитию, бросаться к укреплению исполнительской власти, объявлять политической целью установление сверху президентской республики — это самый настоящий удар и по демократии и по рынку. Ибо когда нет идеологии общественного развития, усиление президентской власти теоретически возможно только через бурное разрастание чиновничьей массы, только через установление в стране произвола чиновников, которые от бесконтрольности и безнаказанности в условиях аморальных либеральных идеалов индивидуальной наживы в подавляющем большинстве погружаются в болото коррупции и круговой поруки. А это смерть и для рынка, и для демократии.

На практике, когда казна пуста, когда страна привыкает к галопирующей инфляции, местный чиновник намного больше зависит от местных интересов, от местных кланов, что при отсутствии той или иной формы национальной идеологии и при повсеместном оголтелом и циничном эгоизме делает совершенно невозможным сколько-нибудь серьезный контроль над исполнительской дисциплиной миллионов чиновников всех уровней, делает практически любые указы центральной власти мусорной бумажкой. А когда снизу перестают всерьез относиться к указам Президента, то это уже все, что угодно, но только не дееспособная исполнительная власть, не укрепление государственности.

Государства в России сейчас практически нет. Шумиха вокруг президентской республики лишь попытка бездарной, беспринципной, способной вызывать только брезгливость клики у власти оттянуть, — насколько это окажется возможным оттянуть признание народом факта их полной политической несостоятельности, их полного политического провала, их управляемости чуждыми для страны интересами.

Демократия организует социальный порядок не административными, очень дорогостоящими мерами, не силой исполнительской власти, — наоборот, эта сила душит рынок, разлагает демократию. Социальный порядок возникает и структурируется при представительном демократическом самоуправлении только и только с возникновением сильного общества, с становлением развитого, самодовлеющего общественного сознания, жестко защищающего свои жизненно важные производительные и торговые экономические интересы. Никаких иных способов движения к демократии и динамичному рынку и одновременно высокой социальной стабильности человечество еще не придумало, во всяком случае, в практической деятельности, а не в теоретических благоглупостях либералов.

Естественно возникает вопрос. Как же появляется такое общественное сознание, когда же мы наконец обретем надежду на цивилизованное существование? Общественное сознание не появляется, как божья благодать и в одночасье. Оно есть продукт длительного периода становления. И начинается это становление всегда и везде с ожесточения борьбы исполнительной власти с законодательно-представительной, то есть с парламентом. Исторический опыт свидетельствует, все встававшие на путь демократического развития государства, все без исключения прошли через такое ожесточение борьбы ветвей власти. В Англии эпохи буржуазной революции эта борьба исполнительной власти и парламента приводила к гражданским войнам. В США первый президент этой страны Дж. Вашингтон в результате такой борьбы, убедившись, что законодатели не склонны идти ему навстречу, разгневанно воскликнул: “Ноги моей здесь больше не будет!” — хлопнул дверью, покинул Капитолий и, действительно, в нем больше не появлялся. Во Франции, где страсти после Революции достигли предельного накала, в результате этой борьбы несколько лет гильотина безостановочно рубила головы то представителям исполнительной власти, то — законодательной. И пр. и пр.

Это объективный процесс в условиях рыночных экономических, политических и правовых свобод, когда раскрепощаются индивидуальные и групповые материальные и политические интересы. Вследствие такого процесса власть устойчиво теряет свою способность организованно противостоять остальному экономически и политически активному населению, устойчиво уходит из рук бюрократии и из столицы к собственно народу, к его растущему стремлению поставить власть под свой контроль. В своей политической борьбе и исполнительная и законодательная власти вынуждены обращаться к народу, к его жизненным интересам, вовлекать его для влияния на принятие решений по важнейшим вопросам. Причем каждая из сторон стремится подкупить обещаниями или конкретными решениями своих избирателей, тем самым постепенно приучая их к групповому эгоизму и политической активности в защиту этого эгоизма. Расширяя представления о групповом эгоизме до идеи об общественном эгоизме, политическая борьба разных ветвей власти воспитывает общественное самосознание — и это благо! — ибо так зарождаются предпосылки к появлению национального эгоизма.

Почему эта борьба возникает? Потому что парламент, власть законодательная, в гораздо большей мере, чем власть исполнительная, зависит от избирателей как таковых, он вынуждено стремится отражать многообразие местных интересов провинции, то есть собственно народа, и оказывается гораздо более представительным по своей сути. Тогда как исполнительная власть меньше подконтрольна низам, эшелонирована в чиновничестве, поэтому в первую очередь отражает интересы столицы, олигархии, интересы высшего слоя бюрократии. А так как традиции предыдущих феодальных и полуфеодальных порядков всегда были традициями практически бесконтрольной власти столицы, привилегированной столичной аристократии, то и исполнительная власть, выступая наследницей тех же задач прямого управления страной, опираясь на традиции управления прежнего феодально-бюрократического государства, пытается под новым флагом петь прежние песни — не в открытую, разумеется! Эта борьба двух ветвей власти необходима для любой демократизации, если эта демократизация поставлена в качестве политической цели, ибо именно такая борьба поднимает самосознание провинции, поднимает самосознание всех слоев собственников, привлекает все народные интересы к воздействию на политику. Именно она ведет к становлению самосознания народа как влиятельной политической силы, именно она создает городское общественное сознание и зарождает национальное самосознание. Таким образом, эта борьба творит предпосылки для социального порядка, необходимого для подъема производительной рыночной экономики. Именно эта борьба в конечном итоге дает возможность выдвижению действительно самых одаренных, самых талантливых, самых дельных политиков, резко повышает их качество, создает в обществе предпосылки осознанию и признанию особой ценности таланта, достоинств, личностных качеств в любой деятельности, а не только в деятельности общественно-политической.

Как же возникают предпосылки для такой борьбы, как появляются исполнительная и законодательная ветви власти?

В начале буржуазно-демократической революции, когда интересы буржуазной собственности и городское общественное сознание только еще зарождаются и набирают опыт, не в силах должным образом воздействовать на формирование власти, исполнительная власть возникает внутри народно-представительного собрания и полностью ему подконтрольна. Вынужденная решать конкретные проблемы, она связывается с появляющимися в результате революции новыми слоями населения, которые быстро накапливают деньги и начинают использовать их в качестве инструмента политического влияния. Эти слои, так или иначе, выражают спекулятивно-коммерческий интерес и чужды общественным отношениям и социальной ответственности. С их помощью исполнительная власть приобретает собственное видение политических целей и достаточную политическую независимость, чтобы начать вырываться из полной подотчетности перед представительным собранием. Исполнительная власть фактически отпочковывается от народно-представительной и борьба между ними становится хронической, с течением времени обостряется до предела, до антагонистической непримиримости, до открытого политического столкновения, когда вопрос становится — кто кого подомнет и поставит под свой контроль. Опираясь на поддержку день ото дня набирающего денежную силу и влияние спекулятивно-коммерческого капитала, кровно заинтересованного в проведении выгодной лишь ему политики, исполнительная власть совершает политический переворот и берет верх над народно-представительной. После чего она протаскивает выгодную главным образом коммерческому интересу конституцию новой организации власти, которая разделяет и разграничивает сферы полномочий исполнительной и законодательной ветвей. Таким образом, исполнительная власть становиться властью обеспечения диктатуры коммерческого политического интереса и вырывается из зависимости от реального контроля избирателей, привыкая манипулировать избирательным процессом. Она превращается в антиобщественную и антисоциальную.

Оказавшаяся под гнетом такого режима, под игом спекулятивного коммерческого капитала страна постепенно приходит в отчаянное положение. Подавляющее большинство населения нищает и теряет перспективу как материального, так и морального улучшения своей жизни, что влечет рост массового недовольства и политическую дестабилизацию. Политическая дестабилизация способствует безнаказанности организованной преступности, что превращается в главное зло не только для масс, но и для представителей коммерческого интереса. Отовсюду нарастает вопль требований социальной стабильности. Как следствие этого вопля как раз и начинает создаваться собственно буржуазное государство, — государство, главной задачей которого становится обеспечение максимально возможного компромисса между сильной исполнительной властью, законодательной властью и народом, то есть обеспечение социальной стабильности любой ценой при сохранении принципов рыночных отношений в экономической деятельности и представительного самоуправления в политике.

А проблема укрепления социальной стабильности оказывается проблемой необходимости самоорганизации разных городских слоев в национальное общество, которое проявляло бы активную заинтересованность в укреплении государства для преодоления общественной нестабильности. В конечном итоге, такую задачу политически способен осуществить единственно буржуазный национализм. Никакие иные политические силы, никакой режим всевластия чиновничества не в состоянии остановить сползание страны к хаосу. Это и приводит национализм к политической власти и окончательному превращению исполнительной власти в национально-государственную власть. Первой и наиважнейшей задачей молодого национально-буржуазного государства становится задача революционного террора против всех сил и интересов, которые показали себя препятствиями на пути ускоренного развития производственно- капиталистических отношений, в которых заинтересовано подавляющее большинство социально активного населения, то есть против представителей спекулятивно-коммерческого капитала, бандитизма, остатков феодализма, как в своей стране, так и в сопредельных странах, против коррупции и местного сепаратизма в любых их проявлениях. Режимами революционного террора были и режим Наполеона I во Франции, режим Линкольна в США (упоминая который нельзя не сказать и о длившемся десятилетия режиме революционного террора против индейцев), режим фашистов в Италии, режим национал-социализма в гитлеровской Германии, режим националистического милитаризма в Японии и так далее. Из недавних примеров, конечно же, наиболее ярким является пример военно-политического режима генерала Пиночета в Чили.

Нетрудно подметить, что все эти режимы были режимами националистическими. И чем острее была потребность расчистить дорогу развитию рыночного промышленного капитализма и массовой общественной демократической активности для укрепления внутриполитической стабильности, чем острее становилась потребность в уничтожении мешавших этому пут феодализма, тем радикальнее, ожесточеннее проявляла себя политическая необходимость в режиме воинственного национализма, режиме революционного террора. То есть сильное, действительно дееспособное государство, появлялось уже после того, как становилось государством национально-буржуазным, государством национально-капиталистическим, и возникало оно не в результате аморфной и непонятно для чего (с точки зрения глубинных интересов России ) создаваемой либеральной президентской республики, обреченной на политическую импотенцию, но как государство правое, националистическое, беспощадное к варварству и феодальным пережиткам.

Поэтому и навязчиво рекламируемая сейчас конституция либеральной президентской республики, конституция исполнительной власти и для исполнительной власти, которая должна лишь расчищать препятствия широкой приватизации и коммерческому капитализму, и сама либеральная президентская республика, которая должна узаконить, легитимизировать диктат коммерческого политического интереса, — есть лишь временные, на несколько лет, правила политических игр, которые приведут к постоянно растущей экономической и социальной нестабильности. Нестабильность будет расти по мере разочарования в либерализме как низов, так и возникающего среднего класса, — им будет все сложнее находить взаимопонимание с формирующимся правящим классом собственников коммерческого капитала, состоящим из равнодушных к социальной ответственности спекулянтов, ростовщиков, казнокрадов, бандитов, воров всякого рода и звания. Эти собственники боятся политического влияния национализма государствообразующего этноса именно потому, что боятся установления режима политического подавления космополитического коммерческого интереса, установления над ними национально-демократического контроля, они опасаются и роста презрения к ним национально организованного общественного сознания, которое больше не позволит им быть правящим классом, хищно навязывающим свой коммерческий эгоизм социальным слоям, живущим интересами производства.

Однако прогрессивным выступает только национализм народа великого, ставящего в конечном счете задачи разрушить национальную замкнутость как свою, так и других наций, осуществлять интеграцию их экономик в капиталистический интернациональный рынок, сблизить различные мировые созидательные силы, дать им простор, широкое поле для созидательной деятельности. Только кретины в политике могут отрицать, к примеру, прогрессивнейшую роль агрессивного и воинственного французского национализма эпохи Наполеона I в развитии Европы начала девятнадцатого столетия. Он нанес такой сокрушительный удар по феодализму, по феодальной раздробленности, феодальной дикости в Западной Европе, там, где проявил себя в первую очередь; он оказал такое мощное прогрессивное воздействие даже на самую удаленную от Франции европейскую страну — Российскую империю; он в такой яркой форме внес в Европу идеи единого европейского экономического и политического пространства, — что как-то позабылся и потерял свою значимость в нашем, вообще в современном европейском сознании, тот воинственный великодержавный французский национализм, который и породил слово шовинизм, как крайнюю форму презрения к другим народам, на основе которого только и возможно было совершить те деяния, которые совершил Наполеон I, совершила Франция при его правлении.

И наоборот, национализм малого народа есть без исключения национализм разрушительный, изначально стремящийся, если не разрушить, то ослабить общий рынок торгово-производительной деятельности, своими инстинктами испытывающий страх перед крупной промышленностью, передовой естественной наукой, цивилизационной культурой, ненавидящий общецивилизационные идеи и ценности, которые его неизбежно обрекают на потерю политического будущего, потому что растворяют экономику и культуру малой нации в экономиках и культурах других, более мощных, более развитых промышленных цивилизаций. В национализме малочисленного народа всегда присутствует большая доля комплексов неполноценности, такой национализм всегда лишь тащится следом за мировым прогрессом, лишь по неизбежности, по безвыходности тащится в современную ему цивилизованность.

Мировой исторический опыт убедительно показывает, что национализм нации великой ускоряет ход мировой истории. Он создает общество, общественное сознание по своей сути интегрирующее, объединяющее регионы и континенты, и только он порождает цивилизации и культуры исторического значения, общечеловеческие ценности и достижения.

Насколько принципиально отличаются в своем восприятии мира великие народы, на основе которых появляются великие нации, и народности малые, мелкие, стремящиеся стать нациями, видно хотя бы из того примера, что в России никогда не испытывали к Наполеону ничего похожего на ненависть, хотя он совершил немало злого, в том числе поднял руку на наши святыни, взорвал Москву. Но в общественном сознании ненависти к нему не было никогда. Более того, он, его жизнь, идеи, деяния возбуждали в нашем обществе устремления двигаться вперед, к прогрессу, к цивилизованности. В то время как на Кавказе до сих пор не затихает ненависть к генералу Ермолову, который только и принес к ним идеи о цивилизации, только и дал Кавказу толчок в историческом развитии. И чем более дикая, хищная народность упоминает о нем, тем больше в ней злобы к нему, к его цивилизующей миссии. Малая народность, малая нация, отставшее в историческом развитии племя затягиваются в современную им цивилизованность, упираясь и сопротивляясь, как только возможно.

Поэтому идеи создания некоего российского общества, с некими абстрактными российскими интересами при утверждении в стране господства рыночных отношений и переходе к формированию традиций представительной власти есть верх политических благоглупостей либералов; этот путь обречен на непримиримые непрерывные противоречия и социально-политическую нестабильность. В России возможно создать динамичный, наполненный идеями XXI века рынок, развивать передовую демократию, но только через идеологию русского национализма, только и только пройдя через исторический период, когда русский национализм, его режим уничтожит все, что мешает быстрому становлению русского общественного самосознания великой нации. Русским мало соорганизоваться в нацию вообще, потому что это не даст необходимых темпов политического и экономического развития для решения проблемы вписывания в быстро изменяющийся современный мир и укрепления социальной стабильности внутри страны и политической стабильности в значительной части Евразии. Чтобы разрешать проблемы интеграции в мировую экономику на условиях максимальной реализации государственных интересов России в развитии крупной наукоемкой промышленности и создании паневразийских транспортных сетей, русским кровно необходимо самосознание великой нации.

Говоря иначе, внутреннюю социальную стабильность станет возможным укреплять только при таких условиях, когда внутренняя общественная самоорганизация русских в нацию станет изменять организацию интересов окружающего мира по всему земному шару и окружающему космическому пространству, подстраивая их под решение задачи ускоренного научно-технологического развития России. Для этого придется, с одной стороны, уничтожить любые границы для внутреннего и внешнего движения товаров и капиталов, безусловно уничтожить все препятствия к гармоничному и наиболее целесообразному территориальному размещению промышленных и сельскохозяйственных производств, транспортных путей, обслуживающих как эти производства, так и широкую трансконтинентальную торговлю, а с другой стороны, проводить политический курс на создание такого качества национального самосознания русских, такого уровня их духовного и мировоззренческого единства, при котором они не только не растворятся в других нациях и народах, но будут от поколения к поколению консолидироваться, проявлять все большую организованность, влияющую на организованность окружающего мира. Этого нельзя добиться без целенаправленного воспитания в русской молодежи самосознания великой нации, которой предстоит изменить все балансы мировых интересов и ход мировой истории. Только такой уровень национального самосознания может обеспечить высокий тонус внутренней общественной жизни и высокие темпы экономического и социально-политического развития русского государства, препятствуя возникновению внутренней социальной нестабильности при самых серьезных внутренних и внешних кризисах и различных неблагоприятных обстоятельствах, опасных последствиями для судьбы Евразии и всего мира.

Пока русский политический национализм будет двигаться к осуществлению такой цели, история оправдает любые его эксцессы. Потому что историю делают и описывают народы, нации великие, и великие народы, нации в конечном счете понимают причины, по которым созидательная цивилизация вынуждена прибегать к крайним мерам борьбы с силами разрушения и отсталости, мешающими реализоваться ее миссии.



Глава 9. Национальная революция и культура



Но что есть содержательное наполнение общественного сознания, в чем оно проявляется? Одним из важнейших его составляющих является культура, в которой общественное сознание обретает и познает себя. Но что есть в концентрированном выражении культура, национальная культура? Почему она возникает и развивается, почему гибнет?

Единственная материальная причина, по которой она возникает и развивается, есть потребность воспитать человека подготовленным к выживанию в окружающем мире. Появление культуры есть следствие инстинкта самосохранения человека. Человек сам по себе слаб, он не может выжить без других людей, не может стать сильным и непобедимым без объединения с другими людьми, без духовного взаимодействия с ними, потому и возникает культура сообществ, племен, этнических групп племен, народов, наций, цивилизаций. Благодаря культуре человек может жить и даже процветать в сообществе других людей с минимальным числом конфликтов, опасных для его жизни, с минимальным числом препятствий своим интересам.

Поэтому культура по своей сути не может быть замкнутой и раз навсегда заданной, она зависит и от природного окружения, и от враждебных или союзных племен, народов и так далее. Изменяются внешние, внутренние общинные, общественные и материальные, экономические обстоятельства, изменяется образ жизни, — обязательно должна измениться и культура, обязана измениться, иначе человек в этих новых обстоятельствах без культурного приспособления к ним имеет высокие шансы вступать в конфликты и погибнуть; в лучшем случае потерять, что имеет.

Чем сложнее становится мир вокруг человека, тем сложнее и многограннее должна стать культура. Культура изначально развивается, если так можно выразиться, в рыночных условиях. Иначе она уже становится не культурой, а средством, используемым для обработки сознания людей, усиливает конфликт подверженного ее влиянию человека с собственным жизненным опытом, приводя его к раздвоению сознания, когда такая “культура” задает ему одни стереотипы поведения, а условия окружающего мира требуют от него иного поведения, что делает человека менее приспособленным к выживанию в этих реальных условиях, по сути ведет его к гибели. (Что, к примеру, и произошло с русскими за последние десятилетия; они оказались в наибольшей мере отравленными коммунистическим лозунгом о пролетарском “интернационализме”.) Даже разные слои одного общества создают собственные культуры. У элит общества одни ценности, одни принципы социального выживания, потому и возникает культура элит; у широких масс иные проблемы, иные правила борьбы за выживание, потому и возникает потребность в массовой культуре.

Если другой народ, другое сообщество достигли более высокого уровня социально-экономической и политической самоорганизации, процветания, и мы узнали об этом, хотим достичь такого же уровня процветания, мы просто вынуждены взять лучшее из культуры этого народа, — лучшее в смысле наиболее подготавливающего нас к реалиям жизни, ее подлинным, а не надуманным проблемам и интересам. Мы просто вынуждены взять это лучшее из цивилизационно более зрелой культуры, усвоить, ассимилировать, иначе наш человек не приспособится к новым условиям существования, не будет готов к ним, будет обречен в этих новых условиях, новых обстоятельствах на постоянные конфликты с собой и с окружающим миром, — реальным, а не виртуальным миром. И в способности перенимать все лучшее в культуре самых передовых цивилизаций, на данном историческом этапе оказавшихся более развитыми, более социально организованными, — в этом и заложен ключ к выживанию культуры собственной. Если национальная культура потеряла способность изменяться, усложняться, она неизбежно будет вытеснена оказавшейся более приспособленной к саморазвитию культурой.

Интеграция в мировую экономику есть отныне единственное условие выживания русской государственности и нашей традиции общественного развития. Психологически мы боимся этой интеграции, потому что чувствуем, что коммунистическая, советская культура, русская традиционная культура девятнадцатого, начала двадцатого века нас не подготовили к борьбе за выживание, не говоря уже о процветании, в условиях реального мирового капиталистического рынка, сложившейся там жесточайшей конкуренции товаропроизводителей. Мы недостаточно энергичны, недостаточно подтянуты, недостаточно требовательны к себе, недостаточно организованны в отстаивании собственных интересов, прикрывая духовную, моральную и поведенческую расхлябанность идейками насчет доброты, гуманности к дебилам, бесконечной помощи бедным и пр. Однако от жизни, от ее реальностей никуда не спрячешься, надо как-то приспосабливаться выживать в мире новых отношений. Именно этим и объясняется такой жадный интерес в нынешней России к американской культуре, в наибольшей мере воспитывающей, готовящей к напряженной жизни в условиях рыночной борьбы, к борьбе за благополучное существование в современном рыночном капиталистическом мире. И особенно эта тяга, эта готовность жадно поглощать американскую культуру проявляется у молодежи, которой неизбежно приходится заботиться о своем будущем, о своем выживании в завтрашнем и послезавтрашнем мире. А потому любые попытки запретительных, ограничительных мер в потреблении, в усвоении американской культуры есть высшая глупость, заранее обреченная на провал. Пока наша отечественная культура не изменится внутренне, не станет принципиально иной по мировоззренческим позициям, не окажется на позициях большей жесткости, большей предприимчивости героев, большей их духовной и физической подтянутости, пока она не превратится из народной культуры в национальную культуру, то есть пока не предстанет принципиально иной по внутреннему и внешнему качеству, по форме и по содержанию, она не вернет себе нашего потребителя, потому что она погрязла во лжи и фальши из-за попыток примирить непримиримое, в расхлябанности, в проповедях всеобщей доброты и прочего духовного хлама исторически полностью отжившего интеллигентски-феодального восприятия мира.

Однако одной лишь культурой США, развивавшейся при иных жизненных и природно-географических условиях, отражающей иной уровень цивилизационного развития, которого мы не достигли, новое качество индивидуального и социального поведения русского человека не воспитаешь, не разовьешь. Мы не первые сталкиваемся с такой проблемой. Как внутренняя потребность в выживании многочисленной прослойки горожан при интеграции в мировую экономику в условиях царящей там жестокой конкуренции товаропроизводителей, и приходит к власти национализм, ставя целью подготовить поколения городской молодежи к этой интеграции, в том числе и соответствующей культурной политикой.

Каждый, кто хоть немного знаком с культурно-политической жизнью Германии до прихода к власти Гитлера и национал-социалистов, — кстати демократического прихода к власти, — каждый ищущий ответы на мучительные вопросы нашей действительности, каждый максимально непредвзятый наблюдатель истории Веймарской республики, с одной стороны, и буржуазной революции в нынешней России, с другой стороны, не может не заметить, не почувствовать поразительного сходства, подобия поведения тех немцев, их внешнего вида, морали, их отношений, их политических споров и проблем, — поразительного подобия того их поведения и мировосприятия с поведением и мировосприятием наших людей сейчас. Расовое же сходство, принадлежность к северо-европейскому культурно-психологическому типу делает это подобие более, чем каким-то странно знакомым, — почти современным нам.

Приведем один из примеров схожести наших проблем с их проблемами того времени, который позволяет сделать важные заключения.

В 1931 году во внутриполитической борьбе Веймарской республики стали потихоньку, но неуклонно, шаг за шагом набирать влияние и силу националистические и национал-патриотические партии и движения, — а их было множество, отнюдь не только национал-социалистическая партия Гитлера. В известном смысле, поворотным пунктом в этом обращении немцев к национализму стал скандал вокруг американского фильма по роману Ремарка “На Западном фронте без перемен”.

5 декабря 1930 года фашиствующая организация национал-социалистического движения сорвала показ этого фильма в берлинском “Моцартзаале”. Под руководством доктора Йозефа Гебельса боевики движения бросали в просмотровый зал бомбы со слезоточивым газом и пускали мышей, а в громкоговорители оглушительно заявляли: “Этот фильм — позор для Германии!”, — разъясняя, что он антинемецкий и создан жидовским капиталом. И вдруг государственная машина гнилой Веймарской республики, управляемой людьми, вроде наших либеральных “демократов”, — вдруг она запрещает этот фильм для показа в Германии. В парламенте разразился скандал. Левые и либералы вопили, что это уступка грязным инстинктам толпы, что это антидемократическая цензура и пр. В ответ им весьма характерное замечание сделал депутат от Народной партии фон Кардорфф; он сказал то, что было очевидным для многих: “Слишком далеко идущий пацифизм уже способен убить наши жалкие, последние остатки воли к защите интересов страны”. И такое заявление было сказано в Германии, которая еще помнила мощь своих армий в Первой мировой войне! Столь трагическое состояние страны стало следствием продолжительного морального, нравственного, духовного разложения немцев после буржуазной революции 1918 года, упадка у них социальной культуры поведения. Сложившееся положение дел стало угрожать самим основам германской государственности, поэтому правящие круги пошли на запрет кинокартины “На Западном фронте без перемен”, несмотря на все связанные с таким шагом последствия. В конце концов республиканский парламент в марте 1931 года все же утвердил запрет на показ фильма, что стало первой политической победой национал-социалистов на общегерманском уровне.

Разве не подобное разложение духа и морали мы наблюдаем в нынешней России, которая всего десятилетие назад была второй Сверхдержавой?

После же нескольких лет правления Гитлера, после предпринятых режимом национал-социалистов революционных мер по принципиальному изменению мировоззрения немцев, немецкая культура совершенно преобразовалась по содержанию и по форме, отражая то, что Германия стала совсем иной, изменилась абсолютно! Изменился человек, особенно молодой человек, изменилось качество общества, общественных отношений, социального поведения, внешнего вида людей. Это уже была национальная цивилизация, городская цивилизация, готовая к любой самой жесткой конкурентной борьбе на мировых капиталистических рынках. То же самое было во Франции после режима Наполеона I; то же самое было в Италии, в Японии и других проходивших через те или иные формы национальной революции странах.

Гитлер в своем завещании отметил главное, что сделал режим национал-социалистов — воспитал в молодежи национальное самосознание; можно проиграть войну, но этого факта изменить уже нельзя. И Гитлер подчеркнул, что это будет основой будущего возрождения могущества и процветания Германии. Фактически, справедливость этого вывода признал в 1988 году председатель бундестага ФРГ в своем скандальном заявлении, мол, не будь Гитлера, немцы не жили бы сейчас так хорошо и не были так уверены за свое экономическое благополучие.

Как бы не пугали обывателя русским фашизмом определенные силы, явно эгоистические силы, с явными групповыми интересами, но России, Украине, Белоруссии, объединенным в единый политико-экономический организм, предстоит пройти через ту или иную форму русского радикального национализма, то есть революционного террора городского национализма, призванного творить городскую цивилизационную культуру индивидуального и социального поведения. Потому что только русский национализм способен политически пробудить самые духовно здоровые силы народа, преодолеть сползание населения России, Украины и Белоруссии к моральной и социальной деградации, ставя целью не возрождение старых, отживших традиций народной культуры, а пробуждение творчества в деле создания традиций новой, национальной культуры, с помощью которой будет осуществляться воспитание безусловно наиболее эффективных социальных отношений городской жизни, собственно цивилизованных общественных отношений, необходимых высокотехнологичному промышленному производству. А без решения такой задачи нас ждет экономическая, политическая, моральная и духовная катастрофа, абсолютный исторический тупик. Хотелось бы в этой связи напомнить, что Гитлера еще до прихода к власти назвали Спасителем нации. Так же называли и Наполеона I во Франции.

Почему же русский обыватель так боится русского фашизма? Почему наши патриоты так шарахаются от одного слова фашизм? По тем же трусливо-обывательским причинам, по которым ужасались деяниям Петра I его современники. Тогда ведь тоже многие видели — что-то не так, нет никакой идеи дальнейшего развития страны на прежних мировоззренческих основаниях и нужны перемены, иначе России не выдержать нарастающего давления Западной Европы. Значительное число здравомыслящих людей понимало, что России для выхода из исторического тупика надо полностью изменить самое себя. Но огромное большинство при этом надеялось, что все дело в царе, де, вот придет к власти новый молодой царь Петр Алексеевич, издаст хорошие указы и сразу все станут жить и богаче, и лучше, не хуже немцев, и можно будет при этом не напрягать умственных усилий, не слезать с печи, не стричь бороды, не рисковать жизнью, быть православно добренькими и с чистенькой совестью. А царь Петр потребовал учиться борьбе, учиться напряжению общенародных сил и воли к военному противостоянию, потребовал нового качества служения государству, потребовал решительного изменения образа жизни боярской аристократии и дворянства, решительного поворота к иной культуре общественного сознания всего правящего класса.

Радикальный национализм, фашизм приходит к власти только вследствие провалов либеральных и патриотических политических движений решить задачи ускоренного социально-экономического развития в новой общественно-экономической формации — рыночном капитализме. Он приходит к власти в качестве силы радикальной и решительной для модернизации общества, без чего оказывается невозможной интеграция в мировую рыночную экономику и одновременно конкурентоспособное производство товаров, то есть для страны невозможным оказывается экономическое и политическое выживание в мировом рынке.

Поскольку основой основ жизнеспособного при интеграции в мировой рынок общества является развитый, предприимчивый, трудолюбивый, деятельный, физически здоровый и выносливый человек, постольку политические проблемы политического национализма связаны в первую очередь с воспитанием такого человека, с подготовкой соответствующего молодого поколения. Поскольку такое общество должно быть обществом высокой самодисциплины, высокой организованности, постольку политические проблемы национализма связаны с решительным созданием самого дисциплинированного общества, какое можно создать на данный исторический момент мирового промышленного развития в демократической самоорганизации — общества национального, с воспитанием в нем глубокого историзма городского и государственнического самосознания, цивилизованного самосознания. То есть человек этого общества должен быть в высшей степени социальным субъектом, с высокой культурой социальной ответственности и глубокой верой в собственные моральные силы, в свои способности, возможности, ибо без такой моральной силы невозможно прорваться и утвердиться на мировом рынке, где уже и без новой буржуазно-капиталистической нации слишком тесно. Это должен быть Сверхчеловек, причем ни в коем случае не одиночка, но один из многих и многих. Он должен быть уверен, убежден в своем праве быть лучше представителей других наций, жить лучше других, добиваться успехов больших, чем способны добиваться другие. В известном смысле, русский национализм за пятнадцать-двадцать лет своего режима должен из безвольной и вырождающейся народной среды русских выделить молодежь и создать из нее нацию-спортсмена экстра-класса, морально и физически готовую, жаждущую побеждать при любой конкуренции, при любом соперничестве. Без такой нации, без такого Сверхчеловека говорить в современном мире об интеграции в мировую экономику возможно постольку, поскольку привязываешь себя в ней в качестве сырьевого придатка, неравноправного партнера, партнера второго сорта, который обречен жить как страна второго сорта, приспосабливаясь и подлаживаясь под интересы государств и наций более сильных, более национально эгоцентричных.

Именно по этим причинам каждая промышленная нация создает социальный идеал Сверхчеловека — будь то Супермен в США, будь то ниньзя или самурай в Японии, будь то белокурая бестия в Германии и так далее. По этой же причине, как важнейший социальный заказ и политическая потребность, начинают развиваться национальные приключенческие направления культуры, авантюрные жанры. Все это создает культурный фон для воспитания молодежи в готовности вести борьбу за интересы национальной экономики на мировых рынках.

Поворот к такой культурной революции действительно тяжелая задача, но избегать говорить о том, что ее неизбежно придется разрешать, и при этом убеждать в преимуществах демократии и рынка могут только безответственные болтуны и политические невежды. Они только дискредитируют, опошляют идеи и того и другого. На новом историческом этапе развития нам жизненно необходимо городское национальное общество с духовными достоинствами принципиально нового качества по сравнению с земледельческим народным обществом, нужна энергичная и предприимчивая нация, воспитанная на принципиально иной культуре, чем культура коммунистического коллективизма и русская культура девятнадцатого века, начала века нынешнего, насквозь пораженная духом сомнений, нерешительности, заменой поступков переживаниями, культура, способная порождать лишь людей обреченных на экономическое и политическое поражение при рыночных капиталистических отношениях, всегда уступающих чужой воле, чужой энергии.

Создание собственно жизнеспособной нации в условиях интеграции в мировую экономику, нации с принципиально новой русской культурой и будет важнейшей внутриполитической задачей русского национализма, когда он придет к власти. И не следует русским националистам бояться, стыдиться того, что осуществление такой задачи потребует радикальных политических форм государственной власти. История не знает ни одной великой капиталистической нации, ни одной интегрирующей созидательной цивилизации, которая бы не прошла через ту или иную государственно-политическую форму крайнего этнического шовинизма, национализма, фашизма. Ни одной!

Хотелось бы напомнить, что концентрационные лагеря за колючей проволокой изобрела и создала великая британская демо-кратия, в самый расцвет этой демократии, во время англо-бурской войны конца девятнадцатого столетия. Можно было бы упомянуть и первый известный автору пример применения демократией принципа чистоты крови. Согласно Плутарху это имело место в Древней Греции, в Афинах, в самый расцвет афинской демократии при Перикле. А именно, когда напуганные дестабилизацией общественно-политической жизни афиняне большинством голосов приняли закон, согласно которому каждый, кто не мог представить доказательств, что является гражданином Афин в третьем поколении по обеим линиям, лишался прав гражданства. На основании этого закона почти треть афинян была лишена всяких прав и продана в рабство, а их имущество перешло в государственную казну. Подобные примеры можно приводить и приводить.

Другое дело, что русским националистам в России следует подходить к этому вопросу достаточно разумно, то есть как к неизбежности, но не как к самоцели, а потому построить такую политическую партийную структуру и государственную власть, которые были бы способны подобно английским и американским политическим и государственным институтам уметь быть гибкими, решив требующие радикальных мер задачи, вовремя реформироваться. Ни в коем случае нельзя создавать ничего подобного Третьему Рейху, коммунистическому режиму, которые изнутри оказывались неспособными к здравомыслию, к реформаторству, создавали какие-то вечные истины и вечные ценности, и на этом строили вечные политические режимы в нашем изначально невечном и меняющемся мире. Главной остается задача создать социально-корпоративное общество, способное энергично прорваться на мировые рынки в качестве общества промышленного, демократически самоуправляемого, эффективного при решении любых проблем научно-технологического развития. И ни в коем случае не идти на конфронтацию с цивилизациями, с которыми у нас не возникает непримиримых противоречий. Из современных великих созидательных цивилизаций у России ни с одной не может быть таких противоречий на обозримую перспективу. По своему географическому положению, по своему историческому предназначению Россия выступает как стремящееся к соединению экономических и политических интересов великих созидательных цивилизаций государство, ибо в этом наш главный экономический интерес, наш государственный и общественный эгоизм. Непримиримые антагонистические противоречия у нас возникнут только с теми воинственно отсталыми силами внутри страны и в окружающем мире, которые мешают становлению евразийской сухопутной торговли, мешают нам получать доходы на решение насущнейших проблем создания современной транспортной, социальной инфраструктуры, мешают нашему промышленному развитию, нашему широкому выходу на крупнейшие и самые перспективные рынки. Только и только с ними!

В готовности обуздать, сокрушить эти силы, смести их, только с этой готовностью должен выступить националистический режим в России, формируя национальное общество, национальное общественное сознание, то есть, создавая нацию, ее культуру. Надо ясно понимать, если будут сокрушены основные разрушительные силы, сам ход экономического развития субконтинентальных евразийских цивилизаций, сам ход развития трансконтинентальных интересов выведет нас к величию и процветанию. В этом смысле русские выступают как избранная на историческое величие в новом тысячелетии нация.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что силы разрушения находятся не только вне тела русского народного организма. Поясним это на примере. Когда в начале тридцатых годов в Германии разворачивалась борьба за влияние на избирателей, борьба национал-социалистов с главными политическими противниками — коммунистами, фашистские молодежные организации высмеивали коммунистические за их низкую дисциплинированность, за внешнюю неопрятность, расхлябанность. То есть в самой коммунистической идеологии заложена внутренняя болезнь, внутренняя зараза, отравляющая дисциплину общественного сознания, общественную подтянутость. Но этим такая зараза и притягательна для люмпенов, дегенератов, лентяев, пьяниц и прочего сброда. Эта зараза эпидемией прокатилась по России, это уже внутренняя болезнь России, русских, которую надо выкорчевывать безжалостно, беспощадно.

При всех ссылках на примеры, бывшие в истории других ныне развитых стран, надо учитывать и принципиальные различия в проблемах, которые предстоит решать националистическому режиму в России. Современная экономика все шире вовлекает в производство образованные и квалифицированные социальные слои горожан, поэтому основой современного общества становится связанный с производством, так называемый, средний класс. В известном смысле это упрощает разрешение проблем формирования национально организованного общества, ибо сам по себе средний класс в своем восприятии мира, по своим материальным интересам тяготеет к национальной самоидентификации, к историзму своего сознания. Однако от содержания и формы городской культуры, которая формирует стереотипы его поведения, его социальной этики, во многом зависят динамизм общественного развития и темпы роста экономики, определяющей уровень материального благосостояния общества и влияющей на политическую стабильность в государстве. При советской власти стереотипы поведения образованных слоев горожан России формировались на традициях российской народной интеллигенции девятнадцатого и начала двадцатого веков. Русская интеллигентность считалась неким идеалом. Но буржуазная революция показала, что этот идеал в нынешних политических и экономических обстоятельствах потерял право на грядущее; он доказал полную свою неприспособленность к рыночным отношениям и собственническим интересам.

Когда интеллигенция, с ее склонностью к созерцательности, к нерешительности и неопределенности экономического и социального поведения, которое, к тому же, сильно зависит от эмоциональных переживаний, с ее уступчивостью силе и чужой деловитости, — когда интеллигенция была лишь небольшой прослойкой общества, она была терпима. Она не приносила особого вреда, ее можно было игнорировать в реальной политике, где шла борьба интересов и ценились умение твердо и жестко, даже жестоко отстаивать эти интересы. Но когда идеями и поведенческими установками интеллигенции заражается устойчиво растущий в численности и политическом влиянии средний класс, это страшно, это хуже, чем мировая война, потому что рвутся все балансы внутриполитических и международных интересов, вся мировая стабильность. Уже не говоря о том, что культура интеллигенции, перенесенная в политику, на уровень законодательного парламентаризма и принятия государственных решений, превратит обсуждение любого вопроса в говорильню, породит нестабильность и несбалансированность политической опоры исполнительной власти, сделает любую власть хронически недееспособной. Нет, народная интеллигенция, как социальная прослойка, должна отмереть, уйти в прошлое вместе с коммунистическим режимом. И, в общем, неосознанно, этот процесс идет, упорно подталкиваемый новыми требованиями самой жизни. А русский национализм будет призван, в том числе и для того, чтобы политически ускорить этот процесс, политически уничтожить интеллигенцию как таковую и постепенно заменить ее социальной прослойкой рационально мыслящих интеллектуалов, обслуживающих цели и задачи промышленного капиталистического интереса государства. В том числе, используя культурную политику.

Но перед ним встанет острейшая проблема поиска исторически влиятельных сил внутри русского народа, не связанных с интеллигенцией прослоек прошлых общественных структур России, традиции которых могли бы быть отобраны для мифологизации в качестве ориентиров при формировании социальной культуры рыночного по экономическому мышлению, демократически ответственного за судьбу страны и общества интеллектуального среднего класса. В конце Перестройки у нас уже предпринималась попытка использовать для этой цели традиции русского купечества, приспособить его лучшие качества, в первую очередь мифологизированные деятельность, деловитость и верность слову, обязательствам, — попытка неосознанная, никем не понятая, проявленная скорее как социальный инстинкт. Однако эта попытка была обречена на провал, ибо купечество так или иначе обслуживало коммерческий интерес внутри феодализма, никогда у нас не выступало в качестве ответственной за государственную политику силы.

Единственной исторической прослойкой, которая пригодна быть идеалом для интеллектуального среднего класса в России и которая неизбежно будет мифологизирована, является русское дворянство. (В сущности, какие-то особые достоинства интеллигенции были тоже социально необходимой для определенного времени мифологизацией, как являются продуктом буржуазной мифологизации и формирующие социальные отношения в англоязычных странах стереотипы джентльмена, в Японии — стереотипы самурая и т.д.) Лучшие качества дворянства — как то, безусловное служение Русскому государству, образованность, ясные и недвусмысленные понятия о русском общественном достоинстве, о личной чести, верности слову, клятве, обязательствам, его не в последнюю очередь шарм в отношении к женщинам, предприимчивость и широта кругозора, его динамизм и энергия, способность к быстрой самоорганизации и твердой дисциплине, — вот преобразованные творческой мифологизацией, и в первую очередь в культуре, качества, которые необходимы для нашего объективно идущего к политической ответственности за государство среднего класса, для формирования его стереотипов и социо-культурных этических установок в условиях современной рыночной экономики и современной демократии. Каждая из развитых ныне капиталистических держав проходила такой этап становления национального общества, когда городская общественность начинала мифологизацию своеобразно проявившегося в истории государствообразующего этноса дворянства, идеализируя и используя лучшие его сословные качества для развития культуры национального среднего класса. Теперь к подобному этапу подходит переживающая зарождение русского национального общества Россия. После русской национальной революции слово дворянин в городском общественном сознании и национальной культуре станет приобретать такой же социальный смысл, какой в англоязычных культурах имеет слово джентльмен, в японской — самурай и так далее.

Мировой опыт показывает, что определявшие и определяющие характер промышленного и цивилизационного капиталистического развития демократические общества смогли создать только те народы, которые при политической трансформации в нации могли воспользоваться особым историческим ресурсом — каждый из этих народов имел в исторической судьбе, в предшествующем феодальном строе собственное сословное дворянство, собственную поддающуюся политической мифологизации дворянскую культуру. То, что такой ресурс есть далеко не у всех народов, можно убедиться хотя бы на примере бывшего СССР, в котором сословное дворянство в исторической судьбе было лишь у русских. Поэтому и динамичный средний класс, динамичное цивилизованное общество имеют шансы создать только русские. У народов, у которых не было ни собственной аристократии, ни своего дворянства, вроде народов Украины, Прибалтики, всегда будет сильным влияние консервативных крестьянских традиций, питающих их неприязнь к собственно современной цивилизации, к собственно цивилизованной культуре, к собственно промышленному прогрессу. В регионах же, где коренное население помнит в своей истории только безраздельное властвование феодальных землевладельцев или дофеодальных вождей кланов, родоплеменных вождей, подобно тому, что было среди всех южных народов, народностей и племен прежнего Советского Союза, — там ни при каких обстоятельствах невозможна демократия в европейском понимании, там невозможна стабильность при высоких демократических свободах, ибо во всем их историческом сознании общество разделялось на вождей, ханов, с одной стороны, и, с другой стороны, на рабов и полурабов, — там нет места городскому национальному обществу и передовому производству, так как нет места независимому и самостоятельному среднему классу.

Однако реально привнести ресурс, обусловленный существованием в русской истории сословного дворянства, в государственную политику России, сделать его важным элементом формирования общественного сознания среднего класса, как основной предпосылки для развития подлинной политической демократии, подлинного рынка, — то есть реально воплотить его в политической практике может только русский национализм. Потому что национализм единственный имеет политическую волю без всяких двусмысленностей жестко встать на защиту крупной промышленности, ее непрерывной научно-технологической модернизации и тем самым повернуть страну к приоритетному развитию национальных государственных интересов, реализация которых напрямую зависит от появления многочисленного национального среднего класса и демократического самоуправления.

Есть несомненная связь между предельной мифологизацией сословного морального духа самурайства в Японии, этики джентльменства в англоязычных странах и особой организованностью национальных обществ этих стран, эффективностью работы сотрудников, служащих, управленцев сверхкрупных промышленных структур, крупных корпораций, компаний, банков, умением создавать которые эти страны выделяются в современном мире. А русский национализм, как часто подчеркивалось, является политическим инструментом спасения и ускоренного развития самой крупной промышленности, самых крупных финансовых и торгово-посреднических структур, необходимых для обслуживания международной, мировой торговли, и национализм прямо заинтересован в последующем выведении их на принципиально новый уровень, адекватный высшим требованиям ХХI века. Именно в таких структурах русский национализм видит основы основ экономической жизни страны, государства в обозримой перспективе. Для оправдания своего монопольного права на политическую власть, необходимого для радикального поворота России к промышленному капитализму, он обязан найти способы добиться максимально возможной эффективности таких крупных структур, что немыслимо ни без глубокого и цивилизованного историзма русского национального самосознания как такового, ни без культурной политики, нацеленной на воспитание и превращение в главную политическую силу дельного и энергичного, сознающего свою ответственность за государство национального среднего класса.

Максимальной эффективности крупной промышленности, крупных экономических структур вообще, невозможно добиться без самодовлеющего общественного сознания, без сильного общества, которое отторгало бы из себя все разрушительные элементы, любую форму безответственного индивидуализма и асоциального антиобщественного поведения. В известном смысле для решения тех проблем, которые России нужно решить, чтобы выжить, а затем догнать лидеров мировой экономики, — для решения этих проблем нам нужно еще более организованное и дисциплинированное общество, с еще большим социальным сознанием, чем общество японское, на сегодняшний день самое высокоорганизованное в мире. Ибо для максимальной эффективности, конкурентоспособности наукоемкой сложнейшей и чрезвычайно дорогой по капитальным вложениям крупной промышленности необходимо адекватно сложное и при этом чрезвычайно эффективное в своей организованности общество, способное в кратчайшие сроки превращать научные открытия в уникальные товары для мирового рынка, за счет этого определять цену на них и не только покрывать любые внутренние издержки, но и получать прибыль для наращивания темпов промышленного и социального развития. Индивидуализм американского пошиба, который нарастает в западных странах последнее время, индивидуализм, направленный на культ потребления, на расточительность, выгодные коммерческому интересу, укрепляющие коммерческие капиталы и их влияние на власть, нас погубит. Потому что у нас еще не созданы капиталистические средства производства, необходимые для экономического процветания, нет разветвленной транспортной инфраструктуры рыночного качества, не развита рыночная социальная инфраструктура. Мы значительно отстаем в этом от западных стран, и, чтобы преодолеть отставание, потребуются десятилетия чрезвычайной общественной сознательности, готовности нации вкладывать большие ресурсы в развитие инфраструктуры рыночной экономики, в создание капиталоемких производственных фондов, что немыслимо без жесткого подчинения индивидуализма общим интересам, без сильной координирующей роли национального государства, в том числе в соответствующей таким задачам культурной политике. А политически осуществить это в состоянии единственная сила, русский национализм. Ход событий в России обязательно докажет, что это так.

Русскому национализму предстоит создать такую систему политических и общественных отношений, при которой всячески поощрялось бы стремление человека к предпринимательству, к личному процветанию, безусловно жестко и недвусмысленно защищались бы права собственности, но при этом положение человека в обществе, его престиж, его самоуважение зависели бы в первую очередь от культуры его социального поведения, от его чувства ответственности перед обществом, от внутреннего преклонения перед социальными ценностями, перед социальным долгом, от готовности брать на себя общественно значимые обязанности. Опыт других промышленно развитых государств учит, что максимально социологизированные общественные отношения возможно развивать только у наций, которые духовно опираются на глубокую историю созидательной государственности, у которых есть культура исторического самосознания. Только и только на глубоком историзме русского общественного мышления, только на культивируемом историзме национального общественного самосознания (при открытости для восприятия идей будущего) мы сможем избежать разрушительного индивидуализма и догнать самые передовые капиталистические государства.

Насколько сейчас высока роль общественной национальной организованности в экономическом развитии, можно судить по заявлению японского писателя-мыслителя Кобо Абэ: “Если нынешние тенденции будут развиваться такими же темпами, то через какое-то время Япония сможет объявить США банкротом”. И это сказано о США, на которых наши либеральные “демократы” едва ли не молятся!!! Поэтому политическая борьба за прорыв к наивысшей социальной организованности национального общества, которую возглавит и поведет радикальный национализм, примет у нас чрезвычайно жесткие и при необходимости жестокие формы, вызовет к жизни меры чрезвычайные, ибо экономическая ситуация в России уже чрезвычайно тяжелая и нынешний режим либералов ее не только не выправит, но усугубит, растранжирит абсолютно все ресурсы, в том числе и ресурсы доверия к власти.

В вызревающих обстоятельствах, которые потребуют предельного напряжения русских сил для преодоления отставания от передовых промышленных держав, русским националистам следует быть ответственными реалистами, — ибо нельзя надорвать эти силы. У нас слишком много варварских народов и народцев, которые не способны иметь исторического государственного сознания, не способны к восприятию русского историзма и построенной на таком историзме национальной культуры, а потому они находятся, и будут находиться под гораздо большим воздействием внешней красивости западных обществ потребления. Мы сможем сохранить собственные социальные ценности, собственные задачи исторического развития лишь подавляя неискоренимый паразитизм варварства, как общественным мнением, так и мерами государственного наказания, беспощадно отторгая тех, кто не способны принять наши общественные идеалы, создавая вокруг них атмосферу дискомфорта или нетерпимости. И добиваться этого мы должны, в том числе всей мощью средств массовой информации, всей мощью культурной политики. Без этого никакая демократия, никакое рыночное развитие невозможны, без этого мы обречены не просто на вечную отсталость и нищенство, а на экономический и политический распад страны, на потерю будущего. Но мужество, политическую волю признать эти реальности имеет только русский национализм, готовый на цивилизованный революционный террор против всех сил, которые встанут на пути мобилизационного социально-политического и экономического развития России.

Еще раз вернемся к тому, о чем говорилось в других главах. Сама по себе президентская республика в России есть очередная благоглупость, имитация политической ответственности дорвавшихся до исполнительной власти, до связанных с нею привилегий либералов, которые на самом деле озабочены лишь одним: укреплением собственной безнаказанности при de facto узаконенном диктате спекуляции, воровства, бандитизма, казнокрадства, чиновничьего повсеместного взяточничества и произвола. Можно сколько угодно рассылать приказы из Кремля, сколько угодно заниматься президентским указотворчеством, но исполнять эти указы будут только те, кто в них заинтересованы. Если указы направлены на укрепление власти либералов, которые стремятся узаконить произвол спекулятивно-коммерческого интереса, то заинтересованными в их выполнении оказываются абсолютное меньшинство населения страны. Такая власть неизбежно будет слабой, сиюминутной, не сможет решать стратегические проблемы страны. Власть станет сильной тогда и только тогда, когда в России сложится русское национальное общественное сознание и когда указы будут отражать интересы этого общественного сознания. Без самодовлеющего национального общественного сознания почти все указы неизбежно повиснут в воздухе, как у нас было при коммунистах, — все опять погрязнет в лицемерии бюрократии и чиновничества, во лжи, в закулисных интригах и подкупах. Самое чудовищное, что совершил коммунистический режим за семь десятилетий — разрушая русское народное общественное сознание, тотально подавлял становление русского городского общественного сознания. У нас сейчас нет даже его проявлений, и это самая трагическая проблема современной политической жизни России.

Поскольку общественное сознание формируется единственно на базе собственности, на базе связанных с нею экономических и политических интересов наиболее динамичных социальных слоев, интересов, которые трансформируются в интересы общественные, в интересы политические, постольку требуется время, чтобы возникли предпосылки для зарождения нового, городского русского общественного сознания, предпосылки для роста политического влияния цивилизационного национализма. Главные российские экономические интересы есть интересы концентрации производственных капиталов крупными промышленно-финансовыми структурами и всеохватной евразийской торговли. Интерес евразийской торговли не является собственно русским, он нам был завещан византийской цивилизацией, византийской культурой, он имеет единую корневую основу для русского, украинского, белорусского культурного самосознания. Однако реализовать его может только Россия, объединяя и подчиняя стратегический экономический интерес Украины и Белоруссии к активному участию в эксплуатации паневразийских транспортных артерий трансконтинентальной торговли. Но промышленный интерес есть уже интерес только русский, который может быть воплощен только как русский общественный, русский национальный интерес, поглощающий и ассимилирующий украинский и белорусский интересы промышленного развития. На этом должна строиться культурная политика национализма.

Российское общество, как некое замыкающееся само на себя, полиэтническое общество, но при этом агрессивно отторгающее идею русского, украинского и белорусского единства, придуманное на кухнях российских либеральных “демократов”, отражает их групповые эгоистические интересы и видения своего выживания в элите некоей абстрактной, обязательно раболепной перед лозунгами абсолютных свобод и прав человека “демократической” России. Это российское общество, произвольно включающее в себя разрушительные для крупной промышленности и для финансовой стабильности, для евразийской торговли этнические, по большей части исламски феодальные и варварские племенные интересы, идущие в антагонистически непримиримое столкновение с интересами собственно национально-русскими, которые будут быстро вызревать в ближайшие годы, — это российское общество есть верх бессмысленности, есть политическая ложь, такая же ложь, какой была ложь о существовании некоего советского общества. Это российское общество боится глубокого историзма русского самосознания, связанного с зарождением государственности Древней Руси, а потому оно не в состоянии решать задачи социологизации общественного сознания и проведения направленной на это культурной политики. Оно не сможет запустить промышленное развитие и повернуться к созиданию паневразийских средств обеспечения трансконтинентальной торговли. То есть оно не сможет выразить государственный интерес России.

Уже упоминалось, что Гитлер в своем завещании полностью оправдал национал-социалистический режим тем фактом, что из германской молодежи была создана немецкая нация, у молодежи было воспитано национальное самосознание, разрушившее философию сепаратизма политических образований, из которых сложилась Германия ХХ столетия, и этот факт не может изменить никакое поражение в войне, и именно этот факт станет основой будущего могущества и процветания Германии и немцев.

Перед русским национализмом стоит аналогичная задача, и для ее решения потребуется творческое созидание новой, не российской, а русской национальной культуры. Такая культура должна помогать государству из русских, украинцев, белорусов создавать единую русскую нацию, формировать у них единое национально общественное самосознание, на основе исторических достижений прошлого и устремлений в цивилизационное будущее формировать понимание русских национальных экономических и политических интересов, как интересов, за которые надо вести напряженную и непрерывную борьбу. При этом способствовать интеграции в создаваемую русскую нацию тех здоровых созидательных сил в других народах, которые доказали способность раствориться в русском национальном интересе, каким он станет складываться под давлением государственных интересов России, толкающих ее к промышленному и социально-демократическому развитию.

Но эту задачу невозможно решать, пока не произошла приватизация, пока не произойдет накопления опыта демократизации, пока не провалятся все либеральные и праволиберальные, все патриотические рецепты по спасению страны, — рецепты как неокоммунистов, неосоциалистов, так и нынешних либеральных “демократов”. А они провалятся, неизбежно провалятся! Пока не будут дискредитированы все попытки вывести экономику России из кризиса с помощью либеральных конституционных реформ, — а они неизбежно будут дискредитированы! И, наконец, пока для активной политической жизни не проснутся промышленные регионы, промышленная провинция. Эти процессы приведут к кризису коммунистической, либеральной и народно-патриотической культуры и создадут предпосылки для зарождения духовной потребности горожан в национальной культуре, которая не сможет развиваться без национальной революции, без стратегического целеполагания русского политического национализма.

Следующий мировой экономический и политический кризис, год за годом углубляясь, самым трагическим образом ударит по России. Он в конечном итоге и породит ту волну массового недовольства, которая поднимет к власти русский радикальный национализм и создаст внешнеполитические условия для успешного решения им своих тактических задач. И только после того, как направляемое русской националистической партией правительство примется за создание общественного национального самосознания и национального государства, уничтожит внешние и внутренние путы для полнокровного развития национальных интересов, подготовит транспортную, производственную инфраструктуру страны к подъему промышленного производства и росту торговли, после чего вновь реформирует государство, постепенно возвратит к общественной демократии, — тогда и начнется бурный и чрезвычайно энергичный прорыв нашей национальной экономики в мировую экономику, начнется решительный подъем Русского Союзного Государства к глобальному экономическому и политическому могуществу, к процветанию, к подлинной демократии, к великой цивилизованной культуре, к непрерывному усилению государственной власти в обстоятельствах нарастания глобальных экологических, энергетических и демографических проблем.

Но это перспектива. Пока же приходится повторять и повторять, что Россия для своего выживания, не говоря уже о здоровом развитии, больше не в состоянии выносить феодализм и полуфеодализм, племенное варварство ни вокруг себя, ни внутри. На настоящий момент все восторженные рассуждения либералов о близком преодолении политического кризиса государственного развития и об экономическом подъеме, о подъеме культуры в той человечьей помойке, в которую имперской политикой прошлых режимов превращена страна, в помойке множества хаотических и полудиких, а то и откровенно диких страстей, мелких идеек, мыслишек и полумыслей, чуждых единому общественному сознанию, есть не более, чем благоглупости. Эта обстановка неизбежно и неотвратимо разъедает те моральные устои русского народного сознания, на которых пока еще держатся крупная промышленность, высокопроизводительный труд, и уничтожает интерес к труду вообще, она разрушает условия для существования крупных городов, для независимой от произвола чиновников самоорганизации их населения, порождает и будет постоянно порождать бандитизм, порождает и будет порождать неуправляемые кризисы, перебои с энерго, водоснабжением, с вывозом мусора и т.д., которые подрывают эффективность любого мало-мальски сложного производства. Эта обстановка создает условия для безудержной, более того, политически прикрытой либеральными “демократами” инфляции и спекуляции (ибо спекулянты становятся единственной прослойкой населения, на поддержку которой нынешняя политическая власть может рассчитывать).

Россия, как огромная по территории страна, не может существовать и управляться без великих, структурирующих региональные интересы идей, идей общественных, идей научных, экономических и культурных, так или иначе глобальных и общечеловеческих. Но именно этим идеям и нет места в современной России, в России либеральных “демократов”, раздираемой патологически больными и антирусскими силами. Это больше, чем что-либо другое показывает, что народного общества у нас уже нет, а городского — еще нет, у нас есть бюрократическая машина, бюрократические интересы наверху и деморализованный народ, то есть то, что народилось, внизу. В такой ситуации игра в демократию нас может вести только к экономическому одичанию, и вместо того, чтобы быть фактором прогрессивного динамизма развития, демократизация тащит нас назад, к отставанию от мирового прогресса, отставанию хроническому, безнадежному, как экономическому, так и моральному, духовному, культурному.

Но абсолютно все промышленные богатые державы прошли через столь же опасное развитие событий в эпоху своих буржуазных революций, и спасание их государственности приходило от политических сил, которые радикально поворачивали свои страны к курсу становления национально организованных обществ. Чтобы превратить демократизацию в фактор быстрого промышленного развития, эти силы помогали государствообразующим этносам оторваться от наследия земледельческих народных традиций, от народной культуры и приобретать воззрения городской нации, осознавать себя как часть буржуазной цивилизации, продолжателями, наследниками не деревенского образа жизни и связанных с ним моральных, нравственных и культурных норм миросозерцания, но наследниками цивилизаций, великих созидательных цивилизаций прошлого, у которых надо было научиться всему лучшему в организации городской жизни, общественной жизни, и только на основе их лучших культурных достижений переживать собственную эпоху духовного, интеллектуального, культурного Возрождения, создавая собственную национальную цивилизованность, при этом беспощадно отторгая и подавляя все варварское, дикое, что мешает этому. Без глубокого исторического самосознания, без глубокого историзма культуры, культуры городских интересов, городских ценностей, без принципиального отрешения от деревни, от ее традиций полуфеодальной общинной ментальности нам, русским, тоже не выбраться из духовного кризиса, не выбраться и из кризиса экономического и политического, культурного.

Сколько бы сырья мы не продавали, какую бы помощь (которая всегда небескорыстная) нам не оказывали, но пока русский революционно-радикальный национализм не примется за тяжелейший труд политическими средствами создавать русское городское общество, национальное цивилизованное общество и направлять формирование его национальной культуры, пока этого не произойдет, мы будем слабыми экономически, нестабильными политически, отсталыми культурно и нравственно. А потому мы будем лишенными исторической перспективы, с постоянной потребностью сближения с развитыми странами, с мучительной потребностью оторваться от стран малоразвитых, но не способными по интересам и проблемам быть ни с теми, ни с другими; мы будем хронически лишенными подлинных союзников, союзников по кровным интересам, — а потому крайне слабыми в международной политике, в отстаивании там собственных целей. Но самое страшное, у нас не будет ни собственных духовных ценностей, ни собственных идеалов, вместо них укоренятся космополитические идеалы жалкого кухонно-кормушечного, спекулятивно-взяточнического образа существования. Для России это катастрофа, катастрофа неминуемая, которая может только отдаляться в зависимости от столкновений внешних межгосударственных, то есть чужих интересов. Мы станем объектом мировой политики, но не ее субъектом. Для России это конец истории, более ужасный по последствиям, чем самая жестокая война.



Глава 10. Задачи новой армии — защита национальных экономических интересов, где бы они не приходили в столкновение с противными



В мире, каким он будет в ближайшие десятилетия, решать проблемы продвижения собственно национальных интересов русской нации невозможно без Армии. Однако в свете складывающейся демографической ситуации в России, когда надо спасать становой хребет государства, русских от сокращения в численности и одновременно создавать самые благоприятные условия для накопления капиталов множеством собственников, без осуществления чего нельзя достичь внутренней стабильности, Армия должна стать максимально эффективной именно в решении насущных задач обеспечения национальных экономических интересов. И только в результате обеспечения поддержки в продвижении экономических интересов государства она сможет рассчитывать на высокий процент от доходов по такой деятельности. Армию неизбежно ожидает болезненное избавление от старых стереотипов и превращение в непосредственного соучастника защиты национальных экономических интересов. Она должна наконец понять, что отныне быть иждивенцем экономики за счет земледельческого патриотического лозунга: “Защиты Отечества”, — она не сможет и не будет. Мы должны уйти от проклятой патриотической мистики, которой обросло слово Отечество и словосочетание “защита Отечества”, и осознать, что Россия вступает в новое историческое качество своего развития, а в этом новом историческом качестве существования государства Армия есть важнейший элемент поддержки национальной торгово-экономической деятельности, национальной торгово-экономической экспансии. То есть, Армии объективно предстоит мучительное перерождение — из патриотической она должна будет стать национальной, из затратной она должна будет стать приносящей нации прибыль, как непосредственную, так и опосредствованную.

Россия сейчас могуча в потенциальных возможностях военно-политической мобилизации страны как никогда в своей истории. Впервые в истории ее развития все области, все уголки огромной державы связаны мощной промышленностью в единый рынок, в единый экономический организм. А единый экономический организм начинает порождать единую общественно-политическую жизнь страны. Стоит сейчас дать сбой экономической структуре России в одной области, в одном крае, в отдельном регионе, и это сразу же отражается на других регионах, ухудшает общее положение дел с материальным обеспечением населения, расшатывает социальную стабильность во всей стране. А потому, стоит нависнуть угрозе над одним уголком России, вся страна испытывает эту угрозу своим экономическим интересам и, следовательно, интересам политическим. Такого в России не было никогда! Еще два-три года демократизации, два-три года накопления опыта рыночных отношений и становления капиталистических интересов собственности, а с нею и зарождения городского общественного сознания, и мы все почувствуем, как представителям власти станет неуютно, дискомфортно при объяснении причин ее повсеместного экономического и политического отступления, они начнут искать средства встать на традиционный путь развития русского государства, предпринимать попытки подобно сжатой пружине распрямляться по всем фронтам, по всем направлениям, в том числе во внешней политике.

История казачества показывает, какой изумительный потенциал предприимчивости, энергии, мужества и деятельности заложен в русском человеке, в русской культурно-генетической основе, когда русский человек раскрепощен, свободен, когда он чувствует себя частью товарищества, коллектива, когда он борется за свои материальные интересы, за свои интересы собственности. Стоит этим качествам раскрепоститься в городской среде, в городской промышленно-производственной и торговой, посреднической деятельности, и национальная энергия сметет всех трусов и ничтожеств в политике, в среде чиновничества, подонков из средств массовой информации, потребует режима, который бы соответствовал этой энергии, лидеров, которые бы соответствовали этой колоссальной энергии. Вот тогда Россия спросит и спросит по полному счету со всех, кто покушался на честь зарождающейся русской нации, где бы они ни находились.

Кажущаяся нынешняя моральная и организационная слабость русских, их духовная опустошенность есть следствие исторически недолгой болезни переходного периода, когда крестьянская, казаческая по своей духовной и культурной первооснове с тысяче столетними традициями земледельческой государственности страна разорвала связь с этими традициями и, подобно оторванному от земли Антею, на время потеряла силу, ибо потеряла мировосприятие, которое питало смыслом бытия ее могучее тело. Россия застыла на пороге создания новой духовной основы своего существования, своего государственного тонуса, — основы городской, цивилизованной. И эта основа должна стать плодородной почвой для взращивания социальной культуры более энергичной, более деятельной, более жесткой и при необходимости жестокой в своей деловитости, чем современные социальные культуры — американская или японская, германская или любая иная. Она изначально должна стать социальной культурой Сверхчеловека, активно, напористо влияющей на все, что происходит в мире. И такой культуре ни в коей мере не приемлем лозунг: “Защиты Отечества”. Поэтому лозунг у нарождающейся национальной Армии должен будет быть только одним: “Защита национальных интересов, где бы они ни обнаруживались, с кем бы они ни приходили в противоборство!”

Это совершенно иная задача для русской Армии, поэтому для ее реализации потребуется совершенно иная философия военного мышления, совершенно иной духовный стержень военной элиты, совершенно иные системы вооружения. В рыночной экономике, в демократическом государстве армия оправдывает расходы на нее, оправдывает свое элитное положение в обществе постольку, поскольку она выполняет две взаимосвязанные функции: а) обеспечивает стабильность жизненного пространства и возможность спокойного и созидательного функционирования национальной экономики; б) осуществляет становление и защиту жизненно важных для развития экономики, а потому и для внутренней социальной стабильности путей торговли к наиболее емким рынкам сбыта, либо по международным договоренностям осуществляет контроль над стабильностью в зоне путей международной торговли. Самый яркий пример этому еще в античные времена дает армия Римской империи.

Именно армия Римской империи в войнах с варварами, тесня их и при необходимости истребляя, осуществила проведение дорог в Западной и Центральной Европе, строила крепости, становившиеся торговыми и ремесленными городами, создавала условия для движения товаров, вдохнула новую жизнь, новые представления о культуре, о цивилизации в варварскую среду Европы, обеспечила тем самым процветание Риму, свой высочайший престиж в Римской империи. Как никакая армия в мире ни до, ни после нее армия римской империи оставила по себе монументальную, дошедшую до наших дней память в виде европейских дорог, мостов, городов и снова дорог.

Острые проблемы развития рыночной экономики, проблемы социальной стабильности русского демократического государства неизбежно будут концентрировать внимание новой армии на проблемах, аналогичных тем, что решала армия Рима. Поэтому политическая роль армии в демократической национальной России будет устойчиво нарастать. Но лишь постольку, поскольку армия станет важнейшим элементом организации размаха и надежности евразийской сухопутной торговли, лишь постольку, поскольку она станет важнейшим элементом промышленного подъема и экономического процветания России, русской цивилизации. Как только армия попытается отступать от такой задачи, становиться вещью в себе и для себя, ее политическая роль будет падать, ее престиж в обществе будет понижаться.

В этом и кроется основная причина того взрывного раздражения против советской армии подлинно демократических, в значительной мере русских сил, которое проявилось с Перестройкой. Советская армия не только не выполняла вышеуказанные функции, но, обслуживая политические интересы догматичного коммунистического режима, клановые интересы его узколобой бюрократии, которая боролась за собственное выживание у власти любой ценой и любыми средствами, она, советская армия, стала экстенсивно перемалывать все сырьевые и демографические резервы России, перенапрягать и разрушать экономику, разрушать торговлю и, как следствие, разрушать Россию, превратила русский народ в рабов обслуживания коммунистического видения мира, становившегося для русской городской молодежи во второй половине ХХ века абсолютно иррациональным. Никогда за всю тысяче столетнюю историю Русского государства армии не было предъявлено столько обвинений, не было выказано столько неприязни, столько раздражения, как после падения коммунистического режима. Никогда! Наоборот, вся история Руси, России есть история народного глубоко укоренившегося уважения к военным, признания их неоспоримого права быть важнейшей частью элиты государства. Потому что всю прежнюю историю свою русская армия выполняла у нас роль армии Рима в Римской империи, она расширяла границы торговли, расширяла рубежи торговых интересов, там, где выгодно было строить, строила торговые остроги, городки и города, создавала условия освоению новых земель. Потому что у нас армия почти за всю свою историю работала на русский народно-государственный хозяйственный интерес укрепления и обогащения собственно России, развития ее хозяйственной деятельности, в которой со времени Петра Великого отчетливо возрастала роль промышленного товарного производства.

И как это ни тяжело признать, но советская армия стала одной из главных причин такого острого взрыва антирусских настроений и поддержки идей сепаратизма на Украине и в Белоруссии, — вернее обусловила такую наступательность сепаратизма. Ибо история развития государств показывает однозначно, что политическая раздробленность, идеология и философия раздробленности разрушаются ни демагогией, ни мистическими историческими обоснованиями, но только и только экономическими интересами, только потребностью развития производительных сил и повышения уровня жизни широких слоев населения, только потребностью становления более крупного рынка — основы основ повышения, как производительности труда, так и уровня жизни. Только на этих основаниях народ из потребности в лучшей жизни начинает тянуться к единению, сметает собственных идеологов и практиков сепаратизма. Никаких других причин и оснований для единения, для кровного переплетения интересов, следствием чего становится потребность в единой государственной политике, — никаких других причин и оснований для объединения история человечества нам не показывает.

Стоило советской армии стать вместо защитницы промышленно-торговых интересов России, Украины и Белоруссии гарантом сверхэксплуатации этих самых производительных, основных промышленных баз СССР, стоило ей стать гарантом нелепейшей ситуации, когда, неразвитые и социально крайне отсталые, но многодетные народы, народности и племена с Кавказа, с Средней Азии стали получать огромные государственные дотации и во многих случаях жить лучше, чем жители промышленных регионов с их высокой социальной культурой и производительностью труда, так сразу же начали накапливаться причины для неудовлетворенности, для сепаратизма, для раздражения против несправедливости коммунистического режима и политики совместного существования в одном государстве, начали терять свою экономическую основу идеалы, которые в прежние столетия побуждали к единению великороссов, украинцев и белорусов. Ибо без экономической основы, а именно, когда уровень жизни людей, занятых на самом высокопроизводительном производстве, на крупнопромышленном производстве, не становится выше, чем на производстве с меньшей производительностью труда, — без этой основы идеология единения России, Украины и Белоруссии в единый национально-государственный организм есть лишь пустое сотрясение воздуха. Поэтому нельзя всерьез говорить об объединении трех народов единого древнерусского корня в одну нацию без слома советских традиций отчуждения армии от проблем экономики, без восстановления изначального смысла идеи сильной армии в обеспечении внешней защиты внутренних экономических интересов, в обеспечении торгово-промышленной экспансии, так, чтобы лишь в результате такой торговой экспансии, обуславливающей внутренний экономический подъем, армия получала часть от общей прибыли на свое развитие. Общее сильное государство как и общая сильная армия нужны тогда, когда порознь государствам не удается достигнуть достаточного влияния и создать свою достаточно мощную армию, чтобы в должной мере защищать свои экономические и торговые интересы на мировых рынках товаропроизводителей, и это ухудшает возможности для роста уровня жизни, для укрепления социальной стабильности, для устойчивого развития.

Спрашивается, какой интерес, кроме чисто идеологического, а вернее, кроме интересов коммунистической номенклатуры удержаться у власти, толкал СССР на создание паритета с США в военно-морском строительстве? Можно понять островную Японию, когда она стремилась всеми силами, любыми жертвами наращивать военно-морской потенциал для борьбы с США за морские коммуникации, за контроль над ними. Но нам, живущим в стране, для которой торговля только с Европой значит много больше, чем со всеми заморскими странами вместе взятыми, уже не говоря о перспективах сухопутной торговли с Китаем, Индией, — зачем нам нужно было такое расточительное, безумно расточительное строительство военного флота? Даже с чисто политической точки зрения это величайшая, если не преступная, глупость. Да никогда, никогда элита США не позволит нам догнать, а тем более обогнать эту державу в военно-морских силах! Ибо для них это жизненный интерес, от которого зависит все их существование, социальная стабильность их страны, все функционирование экономических и социально-политических основ американской государственности. А поэтому, в крайнем случае правящая элита объявит, что американское отечество в опасности, и почти весь народ отбросит разделяющие общество идеологические догмы и противоречия, своими кровными интересами поднимется на мобилизационное строительство военно-морского флота наисовременнейшего.

И если для них это строительство всегда, в общем и целом, окупается доходами от возрастающей стабильности океанической торговли, от возрастания стабильности тех режимов за океанами, где вложены американские сотни и сотни миллиардов долларов, то для нас неоправданное экономически перенапряжение сил в военно-морском строительстве было чистой воды политической авантюрой, извращением всей структуры экономики, чистой воды выбрасыванием на ветер труда, интеллекта, сырья России. Коммунистическая авантюра с чрезмерным военно-морским строительством стала одной из причин неразвитой сети автомобильных и железных дорог, запущенной инфраструктуры малых и средних городов, причиной обнищания отдаленных от морей и океанов территорий страны, то есть собственно огромной континентальной России, упадка в ней внутренней торговли, а потому рентабельности промышленного производства, она привела к потере смысла идеи советского государства, апатии, пьянству, вырождению собственного государствообразующего населения. Уже не говоря о том, что извращалась социальная структура вооруженных сил континентальной страны неестественно раздутым числом морских офицеров, которых сейчас, при переходе к рыночным отношениям экономика России не выдерживает, их приходится значительно сокращать, провоцируя социальную напряженность в стратегически важных приморских городах. Уже не говоря о моральном надломе жителей промышленных центров страны, вроде того, что произошло на Украине, где потенциально самая экономически и политически влиятельная городская часть населения Восточной Украины с ее прорусской экономической и политической культурой мышления практически без боя уступила власть в Киеве истеричной, полной болезненных комплексов неполноценности западно-украинской, то есть страшно отсталой деревне, отсталой и культурно и политически, вследствие чего стали возможны трагические события в Приднестровье, события в Крыму. Задавшись стратегически провальной целью достичь военно-морского паритета с США, коммунистический режим взорвал СССР изнутри и тем самым проиграл холодную войну политически, а страна потеряла почти все, чего огромным напряжением и безмерными жертвами добилась со Второй мировой войны.

То же можно сказать и о ракетно-стратегических силах, бессмысленно, разрушительно для нашей экономики раздутых. Спрашивается, где у нас с США принципиальные, непримиримые столкновения экономических, торговых, а потому и политических интересов, которые оправдывали бы такие ракетно-стратегические силы? Неужели компромиссы с США обошлись бы дороже, чем это бремя ракетно-ядерного потенциала, которое отнимает ресурсы, необходимые для перевооружения армии качественно новыми видами оружия? У США принципиальные, даже непримиримые столкновения интересов гораздо более вероятны с Китаем, с Индией, для которых морская внешняя торговля имеет безусловный приоритет перед сухопутной торговлей. Разве не разумнее, используя с умом эти столкновения интересов, дипломатическими средствами добиваться от США уступок нашим подлинным, стратегическим государственным интересам?

Единственной страной, единственным государством, с которым у России в ХХ веке были действительно непримиримые, принципиально непримиримые противоречия в интересах, в коренных интересах, неизбежно ведшие к тотальной военно-политической конфронтации, была и потенциально остается Германия. Потому что с нею у России была борьба за то, кто станет контролировать структуру производства промышленно-транспортной основы евразийской торговли, течение евразийских капиталов, кто станет первой промышленной и торговой державой Евразии. Потому и Вторая Мировая война по накалу страстей при столкновении интересов, по накалу взаимного ожесточения имела ярко выраженный характер континентальной войны между Россией и Германией и их союзниками и сателлитами, с одной стороны, а с другой стороны, океанической войны между США и Японией и их союзниками и сателлитами. За всю историю коммунистического режима в той войне единственный раз полностью совпали интересы русской государственности и идеологические интересы коммунистической номенклатурной касты. И только за победу в той войне, в той страшной по напряжению сил войне русский народ нес тяжкий крест оправдания в целом антирусского характера режима, пытался пьянством, нравственным вырождением подавить в себе инстинктивное чувство глубокой чуждости, глубокой неразумности, глубокой несправедливости того, что происходило с Россией. Лишь новое поколение, молодежь смогли сбросить с себя этот тлетворный дурман, в том числе и армия, офицерский корпус, которые при потере контроля над ними со стороны коммунистического режима de facto не встали на защиту советского государства.

Хочется в этой связи напомнить старую мудрость — люди приходят и уходят, а экономические интересы народа, нации вечны. Люмпенизированные патриоты безответственно толкают нас к конфронтации с США, с которыми мы никогда не воевали из-за отсутствия столкновения главных экономических интересов, тем самым провоцируя Россию на дальнейшее саморазрушение. А Пруссия была лучшим другом Российской империи пока была слабой; но если она набирала уверенность и силу, она никогда в конечном счете не избегала военно-политического столкновения с Россией. И этот наш опыт подсказывает, что Германия будет лучшим другом России, пока она не почувствует, что экономически оказалась сильнее. И если есть такие, мягко выражаясь, наивные и недалекие люди, которые верят будто лобызаниями, взаимными банкетами и заверениями в любви и вечной дружбе можно подавить национальный интерес, национальный инстинкт Германии установить свое экономическое и военно-политическое доминирование в Восточной Европе, распространяя его вплоть до Урала, то таким деятелям место не в политике, а в сторожах детских садов. Но почему-то эти безумцы, что толкают нас к конфронтации с США, — почему-то они одними из первых верят в вечную дружбу с Германией, если, де, повернуться к ней с распростертыми объятиями. В действительности, они безответственно толкают нас к конфронтации и с США и с Германием, не зная истории борьбы интересов, не понимая и не желая понимать, что даже великий Наполеон Бонапарт, величайший гений военной и политической стратегии, — даже Бонапарт и его Империя были смяты войной на два фронта.

Что же произошло в результате безумной, бессмысленной конфронтации с США, навязанной нам диктатурой интересов “трудящихся”? Россия своей структурой вооружений, военных доктрин, структурой стратегических и тактических коммуникаций оказалась совершенно не готова защищать свой основной, жизненный интерес — свои сухопутные пути торговли. Ведь ужасает, в какой ситуации оказалась наша экономика после краха коммунистического режима и хаотического распада советской империи. У нас не оказалось ни военно-стратегических проработок, ни моральной готовности армии, ни военных средств, чтобы отстаивать кровные интересы России на бывшем советском пространстве. Россию отрезали от всех самых развитых и быстро развивающихся стран Евразии, от всех созидательных цивилизаций мира. И отрезали полуварварские, а то и откровенно варварские, обреченные на нестабильность, на отсталость окраины, которые всей историей доказывали враждебность созидательным началам современного мира, враждебность русским государственным интересам. Мы отрезаны от промышленной Европы, полностью зависим от вызывающих только презрение плебейских капризов и непред-сказуемости украинской самостийности; мы отрезаны от Ирана; отброшены южным варварством от Индии; у нас нет уверенных полнокровных транспортных коммуникаций с Китаем. Да наша экономика задохнется в такой обстановке, экономическая и политическая слабость, нестабильность, нищета и отсталость станут нашей национальной характеристикой, а свой собственный капитал не сможет конкурировать с наплывом капитала западного, — да и трудно верить, чтобы мировой капитал ринулся в столь изолированную от стабильной мировой торговли страну. У нас будут непрерывно рваться торговые связи, и первоначально с давними, историческими партнерами. К тому же, добивая нашу экономику, не способные создать собственную экономику наши южные, и не только южные, привыкшие к паразитизму соседи будут постоянно требовать дань в виде помощи, постоянно играя на угрозе для России от своей внутренней нестабильности и на готовности переметнуться к нашим потенциальным стратегическим противникам.

Мало того, что коммунизм семь десятилетий надрывал ресурсы России идеологической и военно-политической конфронтацией с самыми развитыми капиталистическими странами. Он оставил нам в наследство неизбежную необходимость нести бремя расходов в перестройке всей структуры вооруженных сил, всей структуры коммуникаций, военно-стратегических приоритетов, всей структуры военной промышленности. Он оставил нам в наследство бремя унижений, неизбежное бремя унижений в перестройке всей структуры дипломатических, союзнических отношений, когда мы вынуждены порвать с одними друзьями, друзьями коммунистической номенклатурной касты, но не России, и искать, постепенно обретать доверие подлинных наших союзников и друзей по нашим национальным интересам. Время страшное, тяжелое для любого руководства страны, чувствующего существование национальных интересов России, больше инстинктивно, чем разумом, движимого этими интересами к поиску пути к спасению государства. Время страшное, унизительное для великого народа, для народа исторического, — время, когда даже осел может позволить себе безнаказанно лягать льва, даже заяц может безнаказанно плюнуть на львиную гриву.

И в этой ситуации нам предлагают вновь неокоммунистические лозунги немедленно начать конфронтацию с США. Ради чего? Ради возрождения советской политики экономического изматывания России и в первую очередь русских? Возврата к ней нет и быть не может. Надо двигаться вперед, учиться жить в мире принципиально новых отношений и требований, и к армии в том числе. Невольно вспоминается русская мудрость: неча на зеркало пенять, коли рожа крива. А рожа крива у нас будет до тех пор, пока мы не приватизируем промышленность, пока она не заработает на новых принципах, пока в массах русских не разовьется чувство хозяина, собственника, пока не разовьется городское общественное сознание. Вот тогда станет создаваться, по-настоящему, сильная духом и могучая, высокоэффективная армия, ибо она будет призвана защищать наши конкретные экономические и торговые, наши национальные, а не абстрактные общечеловеческие интересы. Все мы вернем, все нам отдадут, те же США отдадут, как только мы обретем новое качество общественного сознания, построенного не на идиотизме вселенского патриотизма в защиту братства всех пролетариев на земле, но на энергии национальной предприимчивости, национального эгоизма. Одним США не справиться с теми взрывоопасными противоречиями в развивающихся странах, которые угрожают вырваться из-под всякого контроля и ввергнуть мир в хаос, и за обременительные обязанности стратегического союзничества в поддержании мирового порядка они пойдут нам на уступки в наших жизненных интересах, — непременно пойдут! Они шли на это после Второй мировой войны, когда были много сильнее относительно остального мира, они шли на уступки Израилю на наших глазах. Они пойдут на уступки и нам, — разумеется, в зависимости от того, какими мы будем завтра. А мы должны стать сильными! И к этому ведет единственный путь, путь обретения русскими городского общесственного самосознания и осуществления национальной революции.

Нам нужна армия в первую очередь для решения сухопутных задач, для утверждения наших национальных интересов в Евразии. У США в обозримой перспективе будет самый мощный военный флот в мире. Но у нас должно быть безусловное преимущество в военно-воздушных силах, самых совершенных, самых высокотехнологичных, обеспеченных всем возможным общественным престижем. Без мощной, сильной моральным национальным духом и моральной общественной поддержкой армии Россия никогда не выберется из бедности, никогда не выберется из полуголодного существования, ибо никогда не сможет развить динамичную и высокорентабельную, крупную промышленность, которой необходимы условия для широкой и динамичной, стабильной евразийской торговли, позволяющей целеустремленно выйти на самые перспективные внешние рынки. И только решив эту задачу, армия обеспечит выход экономики к новым возможностям, которые потребуют новой политической цели, а именно, всеохватного прорыва на все мировые рынки. Для достижения такой цели понадобится новое качество вооруженных сил, и национальное общественное сознание выделит ресурсы для установления военно- стратегического контроля над всеми мировыми коммуникациями, поддержит армию в деле обеспечения глобальной ответственности перед национальной экономикой.

Однако политически совершить поворот к созданию армии, действительно способной решать задачи защиты и обеспечения национальных интересов, сможет только и только русский национализм. Только он имеет достаточную политическую волю именно решать эти задачи, а не рассуждать о необходимости их решения, только он имеет политическую волю называть вещи своими именами и через это обеспечить общественную консолидацию в деле осуществления радикального реформирования армии, поднявшись над региональными, над прочими узкоэгоистическими, над групповыми интересами.

В рыночной экономике, в промышленно-торговой цивилизации, которую мы должны создать для достижения величия и процветания России, армия не есть средство защиты отечества, но есть важнейший элемент экономического развития. Лозунг, что армия есть защитница отечества, требовал постоянных жертв от русского народа, надрывал народ, требовал постоянного поиска могущественных врагов для оправдания экономических жертвоприношений. Мощная армия России нужна не для войн с внешними врагами, но исключительно — для создания необходимых средств влияния во взаимоотношениях с другими государствами, когда станет возможной успешная борьба с внутриполитическими преградами, препятствующими формированию национальной экономики и национального общества; для торгово-экономической и капиталистической экспансии национальных товаропроизводителей; для налаживания международной, в первую очередь евразийской торговли. То есть армия нам нужна для достижения тех целей, без которых Россия не может развиваться и обречена на хроническую бедность, культурную и нравственную отсталость, а затем и — гибель, что грозит Евразии и всему миру катастрофическими последствиями.

Только на такой идейной основе, только в таком качестве армия может иметь питаемый общественной поддержкой высокий моральный дух, высокий престиж в России. Только на такой основе русская национальная армия сможет выступать как инструмент исторического прогресса, как важнейшая сила защиты общемировых, глобальных интересов созидательных цивилизаций, то есть выполнять не только национальные цели и задачи, но и императивные требования нового исторического этапа развития человечества, когда оно выходит к проблеме становления глобальной созидательной сверхцивилизации.



Глава 11. Русский национализм и внешняя политика. Принципы национального выживания



Осуществление целей и задач радикального национализма очень серьезное дело даже для имеющего большие возможности по проведению самостоятельной политики, исторически великого и могучего государства. Он вынужден будет разрешать такие болезненные проблемы, в том числе затрагивающие интересы других стран, что без тщательнейшего дипломатического обеспечения поддержки или, по крайней мере, нейтралитета по отношению к его внутренней политике со стороны наиболее сильных экономических и политических величин в мировых делах, без этих условий внешних поддержки либо нейтралитета со стороны главных мировых держав, национализм, придя к власти, способен из великой созидающей и организующей силы стать силой разрушительной для государства, привести его к краху. Нельзя не учитывать и того, что радикальный национализм обязан с самого начала прихода к власти проявлять волю к целенаправленному действию, к логически обоснованным поступкам, то есть опираться на заранее продуманную стратегию. Если он такой воли не проявит с первых же шагов, если он не будет иметь ясного понимания последовательности своих шагов с учетом множества обстоятельств, он начнет совершать ошибки и деградировать, терять политические позиции, отвлекаться на второстепенные проблемы и терять ясность в видении национальных интересов страны, разъедаться внутренними противоречиями различных фракций, терять политическое лицо и может выродиться в истерическое пустозвонство. Что из этого следует? А то, что действовать и решать, эффективно решать текущие задачи, двигаться к своим стратегическим целям русский национализм сможет только и только при благоприятных, при созревших международных условиях, когда его политические цели сблизятся или совпадут с жизненными интересами политически влиятельных социальных прослоек наиболее мощных цивилизованных государств мира.

Говоря иначе, борьбу за власть русский национализм должен начать и энергично провести не раньше, но и не позже определенного срока, только вовремя, то есть, когда созреют и вызреют не только внутренние, но и внешнеполитические предпосылки, сложатся внешние интересы его поддержки. Но для этого надо представлять основные проблемы внешней политики, реально и трезво оценить мир, в котором нам предстоит жить в ближайшее десятилетие и в начале ХХI века, максимально трезво оценить направления и характер международной политической активности в той временной перспективе, которая отведена историей для русской национальной революции.

В последнее время на человечество грозовыми тучами надвигаются три глобальные кризиса, каких не было никогда прежде в его истории. Мировая политика не имеет опыта по преодолению кризисов такого масштаба, господствующие в ней силы не знают даже, как подступиться к их решению; вследствие чего руководители этих сил, предпочитают, подобно страусу, который при опасности прячет голову в песок, избегать задумываться и говорить о нарастающих угрозах мировой стабильности, не смеют готовиться к неизбежным глобальным политическим потрясениям. Экологический кризис, энергетический кризис и демографический кризис, — последний тесно связан и с экологическим, и с энергетическим кризисом, — вот три демона, которые пробуждаются и вторгаются в мировую политику на стыке тысячелетий.

Современный комфортный уровень жизни, которого достигли наиболее развитые промышленные страны, требует значительных расходов производимой энергии на душу населения. Но эта энергия, так или иначе выбрасываемая в окружающую среду, в совокупности физически возбуждает эту среду. На основании грубых предварительных оценок можно сделать вывод, что так же комфортно без разрушения окружающей среды смогут жить на Земле не больше четырех миллиардов человек, — при том условии, что других людей на планете не будет. Стоит обеспечиваемым современными комфортными условиями жизни по численности приблизиться к четырем миллиардам, как начнется разрушение перевозбужденной потребляемой ими энергией атмосферы, молекулы газовой оболочки воздуха начнут безвозвратно улетучиваться в космос. Поскольку газовая оболочка не возобновляема, постольку, в конечном итоге, все живое на Земле, в том числе и человек, погибнет и без ядерной войны. Больше четырех миллиардов людей смогут выжить только в том случае, если лишь меньшая часть человечества будет проживать в современных комфортных условиях, а остальные окажутся обреченными на примитивное, либо близкое к таковому существование, при минимальных энергетических затратах на это существование. И чем больше на Земле людей, тем меньший процент из них должны получать возможность жить цивилизованно комфортно. Причем уровень потребления энергии промышленно развитыми странами пока еще в целом продолжает расти, вследствие чего можно утверждать, что цифра в четыре миллиарда человек, которые смогут проживать комфортно и при этом не погубить биосферу, явно завышена. Это только одна из составляющих вызревающей экологической катастрофы, которая становится предпосылкой неотвратимости грядущих военно-политических катаклизмов за право жить цивилизованно, жить вообще.

Но возникают и возникают другие чрезвычайно тревожные проявления приближения экологической катастрофы. Среди них не последнюю роль играет генетическая деградация животного и растительного мира, за которой неизбежно последует деградация генофонда человечества, в структуре которого процент генетически здоровых людей начнет стремительно падать. К проявлениям подступающей генетической катастрофы, как элемента кризиса экологического, можно отнести и появление СПИДа.

До недавнего времени численность людей на Земле довольно жестко регулировала сама Природа. Как только она не успевала перерабатывать продукты метаболизма, продукты жизнедеятельности плотных сообществ людей, тут же следовала эпидемия, которая восстанавливала баланс между численностью сообществ и возможностями Природы содержать их, между совокупной численностью людей и собственными интересами Природы. Современная промышленная цивилизация победила древние, тысячи, а то и миллионы лет проверенные Природой, надежные эпидемические заболевания, и растерянная, не готовая к этому Природа, казалось, смирилась, навсегда потеряла важнейшее оружие в защите “собственного понимания” гармонии и блага на Земле. Но это трагическое заблуждение. Она лишь удалилась в свою лабораторию, начала разрабатывать новые болезни и напасти, которые человечество не сможет победить на данном уровне развития. СПИД есть лишь продукт эксперимента, есть лишь проверка Природой новой найденной ею заразы, которой она намерена вмешаться в разрушительную для нее размножаемость человеческого вида. Это диалектика. С точки зрения Природы, Бога людей на Земле уже слишком много, и их численность, продукты их метаболизма, их жизнедеятельности начинают отравлять, губить самую Природу, ее Дух, создавший определенную гармонию этого мира. Можно не сомневаться в том, что в скором времени нас ждут неизвестные еще эпидемические напасти, бороться с которыми окажется практически невозможно, потому что окажется невозможным своевременно побеждать даже часть из них. К примеру, только будут обнаруживаться средства борьбы с нынешней формой вируса СПИДа, как тут же появится ее модификация и опять придется годами искать препараты для эффективного излечения пораженных этой эпидемической болезнью.

Для целей книги ни к чему приводить другие проявления грядущего глобального экологического кризиса, наиболее известными из которых являются уменьшение кислорода в воздухе, утоньшение озонового слоя в атмосфере. Важно понять, что на наших глазах принципиально, качественно изменяются взаимоотношения человечества с Природой. У человечества появляются орудия, способные постепенно или в одночасье погубить жизнь на всей Земле. Поэтому Природа как бы одухотворяется, как бы приобретает некие политические качества субъекта, который требует от другого субъекта — человечества, если оно намерено выжить, учитывать особые условия сохранения биосферы. Природа становится не объектом жизнедеятельности человечества, как это было до сих пор, но важнейшим “Субъектом” мировой политики, политики выживания, причем уже не всех, но только той части человечества, которая признает приоритет Природы в политических проблемах, подчинится ей. Обусловленные этим противоречия нарастают очень быстро, и все рычаги поддерживания глобального политического равновесия, которые худо-бедно работали после Второй мировой войны, эти рычаги в ближайшие десятилетия превратятся в исторический хлам. Вся идеология этого равновесия строилась на теоретических предположениях, объявленных в ООН аксиомами, что все противоречия в мире, в конечном счете, разрешит промышленное развитие всех стран, что, благодаря такому развитию, в третьем мире будет достигнут уровень потребления и комфорта развитых стран Запада, а потому исчезнут основания для военно-политической конфронтации между государствами, народами, нациями и наступит вечный мир.

Советский Союз наиболее последовательно воплощал эту идеологию, ибо она была частью коммунистической идеологии. Но после развала СССР начался углубляющийся кризис этой идеологии, углубляющийся кризис всей системы международных, межгосударственных отношений, который в ближайшие годы порождаемыми им проблемами, как разбушевавшийся океан, захлестнет, потопит и ООН. Практически, это уже умирающая мировая организация, которую ожидает судьба Лиги Наций. Почему? Потому что в ее Совете Безопасности нет постоянного представительства, постоянного “Председательства” Природы. Наступившее могущество США, как лидера ООН, как единственной после развала СССР сверхдержавы с глобальной ответственностью, есть призрак, химера. США никогда в этом столетии не были так уязвимы, так слабы, как сейчас. Ибо их общество, их внутренняя политика, их способы обеспечения материального благополучия оказались неразрывно сросшимися с принципами выстраивания послевоенных мировых отношений, с идеологией выстраивания таких отношений на основаниях догм, которые сейчас оказываются ложными и гибельными. А потому американское общество не готово, не способно быстро подстраиваться к новым условиям бытия, к быстрому изменению мировоззрения. Оно не сможет успевать приспосабливаться к требованиям совершенно иного мира эпохи глобальных кризисов, к совершенно иным принципам международных отношений, в которых безусловным, неоспоримым лидером, единственной сверхдержавой станет Природа, а главной мировой конституцией окажутся положения, научно выводимые из ее Законов. Закон же видовой целесообразности имеет вполне определенный смысл. Если биологический вид, в силу исчезновения внешних врагов контроля его численности, размножился настолько, что Природа уже не в состоянии обеспечивать условия для выживания всем его членам, он должен начать внутривидовое эволюционное самоистребление, пока не вернется к равновесию с возможностями Природы в поддержании его существования. Этот Закон видовой целесообразности становится все более определяющим судьбу человечества в обозримой перспективе. Сейчас нет силы, нет ни одного международного или межгосударственного органа, способного удержать человечество от третьей мировой войны, которая сократит численность людей до приемлемого Природе уровня.

Для России и русских благо, истинное благо распад СССР. Он оказался очень своевременным. Ибо у нас появляется политическая возможность полностью очистить сознание от старых представлений о мире, отбросить все благоглупости всечеловеческого братства, все традиции российской и советской империй, весь хлам обязательств и представлений о мире уходящей в историческое прошлое системы международных отношений и начать вырабатывать новые представления, новое мировоззрение. Эти представления и мировоззрение должны быть нацелены на сверхзадачу борьбы за выживание в совершенно новом мире, в мире, в котором выживут только самые организованные цивилизованные национальные организмы.

В мировой политике уже приходится учитывать появление качественно нового, ранее не известного всемирной истории фактора, — фактора безусловного существования предела роста промышленного производства на Земле. Предел этот обусловлен не человеческими причинами, желаниями или не желаниями сообществ людей, но причинами чисто экологического, непреодолимого характера! Мировая политика следом за мировой экономикой приближается к необходимости появления принципа объективного запрета, безусловного экологического вето на глобальное расширение промышленного производства на Земле. Вето, ведущего к двум важнейшим политическим следствиям, которые антагонистически противоречат принципам ООН и идеологии послевоенного мирового развития, на которых удавалось сохранять относительную глобальную устойчивость.

Первое следствие. Вне зависимости от чьего-либо желания или нежелания, чьей-то субъективной воли, бедность, нищета в одних регионах мира и богатство, комфортное благополучие — в других становятся хроническим в своем враждебном антагонизме противоречием наступающего мира. Ибо развитые страны не в состоянии отказаться от достигнутого комфорта, политически не способны пойти на резкое ухудшение качества и уровня жизни в пользу стран отсталых и полуварварских. Тем более что неконтролируемая рождаемость в отсталых странах делает любые перераспределения доходов развитых государств в их пользу делом просто бессмысленным. Это противоречие в своей тенденции будет устойчиво углубляться, ожесточаться, вести к расширению военно-политической конфронтации двух систем мировосприятия, делая любые попытки поиска компромиссов между миром стран богатых и миром стран бедных делом бесполезным. Ибо при стабилизации рождаемости в странах богатых, рождаемость в бедных странах продолжает носить взрывной характер. При естественном объективном замедлении темпов мирового экономического развития под давлением экологического вето, которое обязательно должно происходить в ближайшие десятилетия, богатые страны вынуждены будут искать рычаги и средства для действенного замедления темпов роста экономики бедных стран, стран отсталых и развивающихся. А при таких обстоятельствах экономическое, политическое и культурное интеграционное сближение бедных стран с западными, с западной капиталистической цивилизацией, не успев развиться и стабилизироваться, начнет разваливаться под давлением страстей нарастающей численности человечества, делая все более и более проблематичной задачу сохранения социальной устойчивости политическими институтами во многих государствах, выполнения ими межгосударственных обязательств.

Подобное положение дел приведет к росту нелегальной иммиграции в богатые страны, остановить которую при нынешних законодательных и идеологических институтах власти в них невозможно. Это на каком-то этапе вызовет резкое изменение социально-политических структур в развитых государствах Запада, ухудшит современную культуру производства в них, породит постепенную деградацию промышленного производства и станет причиной хронической экономической нестабильности, которая окажется питательной почвой для обострения и неуклонного ухудшения межэтнических, межрасовых отношений. Такое ухудшение межэтнических и межрасовых отношений из внутренних проблем станет превращаться в глобальную проблему, разрушая сложившиеся механизмы влияния Запада, США на остальной мир.

Потеря перспектив быстрого экономического развития неизбежно приведет к возрастанию значимости в политической жизни отсталых и развивающихся стран религиозного и шаманского фанатизма, как единственных идеологических основ сохранению мало-мальски управляемых систем общественных отношений. Более того, этот фанатизм неизбежно должен (и будет!) приходить к власти, — неизбежно! Альтернативы этому просто не существует. Стоит мировой экономике в обозримой перспективе дать серьезный сбой, войти в застой, в глубокий кризис, и религиозно-мистический фанатизм окажется единственной силой, способной управлять потерявшей веру в свое будущее огромной массой людей в третьем мире. Режимы власти там неотвратимо будут испытывать давление озлобляющихся молодых поколений, — озлобляющихся тем, что они через визуальные средства информации увидели, узнали про процветание стран богатых.

При приближении к пределу роста промышленного производства на Земле и обусловленному этим стремлению развитых государств установить вето на мировое промышленное развитие на собственных условиях, с учетом в первую очередь их интересов (а они смогут это сделать в силу своего экономического и военно-стратегического могущества), для многих стран третьего мира все в большей мере будет становиться бессмыслицей получение современного образования, перенесения на свою почву европейских цивилизованных норм поведения, как условий достижения более высокого положения в своем обществе. Это растущее в среде молодежи ощущение бессмысленности подражания привнесенным Западом ценностям приведет к духовно-психологическому одичанию множества стран. Ненависть к современной западной промышленной цивилизации будет становиться основным мотивом поведения сотен и сотен миллионов, тем более оправдываемой в их восприятии, что все международные институты обслуживают интересы Запада, а Запад не захочет, да и не сможет использовать их для того, чтобы выплачивать дань требуемой бедным странам помощи добровольно. Запад во все большей мере будет рассматриваться не в качестве примера для подражания, но единственно в качестве средоточия мирового зла, против которого оправданы и террористическая война, и отношение к нему, как к добыче, которую нужно грабить любыми способами, в том числе наращиванием нелегальной продажи наркотиков.

Одновременно подступают глобальные энергетический кризис, нефтяной кризис, которые породят такие потрясения, в сравнении с которыми лихорадка всяческих конфликтов в мировой политике последних двадцати лет, дестабилизация международных отношений этого времени лишь на подступах к собственно энергетическому кризису, будут казаться легким ветром накануне бури. Последние двадцать лет фактически уже отняли надежду у многих стран, даже у таких великих историческим цивилизованным прошлым держав, как Индия и Китай, без многократного уменьшения своего населения когда-либо достичь западного уровня процветания. Что же говорить о народностях и племенах отсталых и не имеющих традиций государственности, но патриархально плодовитых, которые бесконтрольно размножаются в Африке, в Азии, в Латинской Америке.

На пороге третьего тысячелетия человечество действительно приближается к своему Апокалипсису, обусловленному экологическим, энергетическим вето на промышленное, экономическое развитие. Почему именно Апокалипсису, тотальному столкновению светлых сил созидания с черными силами дикости, непригодности к новому витку эволюции человечества, к цивилизационной эволюции? Потому что впервые в мировой истории у цивилизаций появился шанс выжить под натиском хищных орд, появился шанс не только выживания, но и победы над ними, после которой должно начаться становление великой глобальной цивилизации.

Современная западная цивилизация смогла выстоять против большевизма только и только через наращивание военно-технологического превосходства. И именно сохранение этого превосходства, обладание оружием массового поражения, психологическая готовность к беспощадному использованию этого оружия и спасет цивилизацию в предстоящем жесточайшем и бескомпромиссном противоборстве по линии Север-Юг. В противоборстве, которое будет выглядеть истинным Апокалипсисом. И лишь после победы Севера человечество совершит принципиальный скачок в своем эволюционном развитии. Ибо ради собственного выживания оно вынуждено будет вымести с Земли все, что неспособно стать составной частью мировой цивилизации, то есть составной частью осуществляющего контроль над собой, самоорганизующегося планетарного социального организма, который установит свою численность, свои отношения с Природой именно на таком уровне и в таком качестве, при которых только и окажется возможным выживание биологической системы Человек-Природа. Фактически лишь общечеловеческая цивилизация, основанная на отрицании нынешнего господства англосаксонской меркантильной, потребительской цивилизации способна к такому самоконтролю, к саморегулированию. Когда после эпохи тотальной конфронтации человечество совершит эволюционный скачок и придет к состоянию единой цивилизации на основаниях совершенно нового политического мировоззрения, тогда оно действительно войдет в свой Золотой Век.

Именно России предопределено объединить и возглавить Север, тем самым повести самую эволюционно здоровую часть человечества к Золотому веку. Но для этого русскому национализму предстоит создать самую социально организованную нацию, которая осознает, что вход в Золотой Век появится по ту сторону Апокалипсиса, когда навсегда будет побеждено варварство, нанесен сокрушительный, истребительный удар по неприспособленным к созиданию, к цивилизованности, к глобальной цивилизованности культурам, по носителям этих культур.

Второе следствие. Оно проявляется уже сейчас и приобретает характер необратимости. Происходит прогрессирующее замыкание цивилизованных стран, их экономических и политических интересов на самих себя. Мировой рынок товаров высоких технологий расширяется очень слабо, вяло. Ибо населению стран малоразвитых, за исключением малочисленных элит, такие товары непонятны, не по карману, у них другие жизненные проблемы, другие заботы. Товарные потоки во все большей мере становятся потоками между странами развитыми и небольшой группой быстро развивающихся стран третьего мира. Огромные регионы, где проживают огромные человеческие массы, оказываются исключенными из этих товарных потоков, отстают и отстают от интересов современного цивилизационного прогресса, они превращаются лишь в сырьевой придаток промышленно развитых государств. Происходит постепенное ослабление взаимозависимости стран развитых и отсталых. Развитые государства и небольшая группа быстро развивающихся стран как бы замыкаются на свои экономические и политические интересы и свое мировоззрение и становятся невосприимчивыми к проблемам остального мира, а остальной мир, то есть отсталые страны в ответ замыкаются на себя, на собственное мировосприятие. Граница между ними почти повсюду проходит по границе между субконтинентальными территориями с высокой рождаемостью и с рождаемостью сбалансированной, приблизившейся к разумной, управляемой. Это неотвратимо ведет к растущему пренебрежению стран развитых к странам неразвитым, к устремлениям промышленных государств укреплять торгово-экономические и политические отношения в первую очередь и в основном между собой. Поэтому при общем ослаблении роли ООН нарастает устойчивая тенденция становления действительно эффективной мировой политической величины — совещаний, консультаций и встреч в верхах руководителей семи промышленно развитых капиталистических держав, так называемой Семерки, все в большей мере независимых в своей политике от остального мира, мира отсталости или промышленной слабости. И в силу подступающего экологического вето на промышленное и энергетическое развитие такое принципиальное разъединение мировых интересов, качественно новое содержание межгосударственных отношений углубляется, приобретает опыт и традиции и постепенно консервируется на длительную перспективу.

Задача задач России, если она хочет выжить и достичь могущества в мире ближайшего будущего — расширить Семерку до Восьмерки, стать полноправным членом клуба стран промышленно развитых, современно цивилизованных, стран с самыми эффективными экономическими и общественными структурами. Но для этого ее экономика должна в кратчайший срок стать подлинно рыночной, со всеми основными опорами для рыночных капиталистических отношений, в том числе с безусловным правом собственности, правом частной и корпоративной собственности, что невозможно, немыслимо в складывающихся обстоятельствах без ускоренного создания русского национально организованного общества. Исторические обстоятельства требуют предельных ясности и конкретности в постановке политических целей для государственного развития страны. Сверхзадача формирующейся государственности капиталистической России — любой ценой успеть создать промышленную мощь, необходимую для равноправного партнерства с самыми развитыми державами. Однако реально, а не декларативно, спасти Россию в качестве промышленной державы, окончательно и бесповоротно уничтожить наследие коммунистического мировоззренческого и политического догматизма, ускоренно перевести интересы России, ее общественную культуру, общественное и экономическое сознание к смыканию с интересами современной промышленной цивилизации может только режим власти русского радикального национализма.

Только русский национализм способен политически окончательно порвать с советской традицией заигрывания с ООН и третьим миром и решительно повернуть страну к стратегическому сближению с самыми развитыми капиталистическими государствами. Только у него есть для этого необходимые политические ресурсы, возникающие на основаниях прогрессивности исторических задач, которые ему придется осуществить, то есть задач, которые объективно возникнут в деле построения самого высоко- организованного в мире национального общества, как единственного условия достижения стабильности в Евразии и эволюционного спасения человеческого рода.

Еще раз подчеркнем. Чтобы добиться внутри России широкой поддержки политического курса на разрыв с советской традицией постоянных уступок миру отсталости, которые делались ради привлечения слаборазвитых и развивающихся стран в союз против Запада, политический национализм перво-наперво вынужден будет целенаправленно внедрять в общественное, культурное сознание русских безусловное право частной и корпоративной собственности как право естественное и первичное, формирующее представление о жизненном пространстве своей нации. Только отношения собственности создают условия для появления националистических партий, которые политически организуют, сплачивают и отрывают социально здоровые слои населения страны от всевластия бюрократии, от зависимости перед ней и ее склонности скорее эксплуатировать собственный народ, чем защищать его интересы, его уровень жизни. Именно право частной и корпоративной собственности побуждает к объединению множество энергичных собственников, самые динамичные социальные слои страны в единый внешнеэкономический, внешнеполитический интерес, заставляет государство и политические движения следовать этому интересу. Именно право частной и корпоративной собственности, организуя эгоистическую волю множества членов общества в национальный интерес, заставляет государство и бюрократию переходить к активной и эгоистической внешней политике, придавая ей характер политики откровенно национальной. Но такая национальная внешняя экономическая политика, едва она проявится с ростом политического влияния русского национализма, неотвратимо приведет нас к столкновению с теми силами внутри России и вне ее, главным образом в республиках бывшего СССР, которые попытаются встать на пути нашего национального интереса, предпримут попытки по-прежнему развязно и нагло требовать от России жертв для покрытия их неспособности прокормить самих себя. Эта конфронтация вызревает объективно, вне зависимости от чьей-либо воли, она диктуется новыми историческими обстоятельствами развития буржуазно-капиталистических интересов собственности в России.

Основой основ подлинно националистического политического курса государства является курс на ускоренное становление самой передовой крупной промышленности, движение по этому курсу быстро увеличивает производительную собственность страны и число социально организованных владельцев этой собственности. Без крупной промышленности Россия не сможет иметь многочисленные и высокоорганизованные по всей огромной стране слои собственников и в полной мере отстаивать стратегические экономические, национальные интересы как таковые, не сможет стать солидным и влиятельным членом Восьмерки, будет в ней мальчиком на побегушках, будет обслуживать давление иных национальных интересов, более определенно выраженных в политике, чем свои собственные. И чем мощнее будут промышленные структуры страны, тем организованнее связанные с ними собственники будут выражать свои требования в общем национальном интересе, тем менее они будут склонны идти на компромиссы в отстаивании собственных частных, но потому и совокупных национально общественных интересов.

Собственники крупной промышленности из-за желания получать наибольшую прибыль ясно и определенно заинтересованы в создании сильного общественного сознания среднего класса, являющегося главной социальной средой, в которой происходит формирование национального сознания и понимания, что есть собственно национальный экономический и политический интерес. Именно главные интересы крупной промышленности побуждают средний класс и всякое демократическое государство, его средства массовой информации, законодательные и исполнительные органы проводить и поддерживать политику борьбы со всеми антиобщественными явлениями, с преступностью и безнравственностью. Но лишь тогда, когда крупная промышленность становится собственностью не плутократов абстрактно-общечеловеческой либеральной “демократии”, как это происходит сейчас в России, а социально ответственных предпринимателей и слоев с высокой общественной культурой поведения, представляющих не только и не столько чиновничью столицу, но все регионы страны, и органически заинтересованных в достижении лидерства, обеспечивающего монопольное производство наукоемкой товарной продукции, которую не могут производить в других странах, чтобы за счет этого покрывать издержки, связанные с климатическими условиями производства и высокими транспортными расходами. Только опора на общественную поддержку среднего класса по всей стране подталкивает собственников промышленности к непрерывной модернизации средств производства и постоянному стремлению вовлекать самые последние достижения науки и инженерной мысли для разработок совершенно новых товаров и налаживания их быстрого производства.

В настоящее время, при ожесточающейся конкуренции за право оказаться среди наиболее благополучных наций Золотого Миллиарда единственно интересы крупной промышленности способны мобилизовать все социально здоровые слои России на задачу прорыва к новому качеству общественной организованности с политическим национальным самосознанием. Поэтому их требования к власти по проведению внутренней и внешней политики обязательно станут императивными, самодовлеющими. Но сами по себе эти здоровые силы не смогут совершить радикального поворота к выгодной им политике, пока власть будет обслуживать экономическую и политическую диктатуру коммерческого интереса. Политически выразить экономические, собственнические интересы в крупной промышленности, повести борьбу за превращение их в главное основание государственной внутренней и внешней политики и организовать для победы в этой борьбе средний класс в силах только русский национализм, который поставит задачу политически свергнуть режим диктатуры спекулятивно-коммерческого капитализма.

Никакая иная идеология, кроме националистической, не в состоянии даже приблизительно выразить кровный интерес крупной промышленности в социальном порядке, в дисциплине на производстве, в институтах государства и в обществе, в неприятии проституции, преступности, наркомании, пьянства, местничества, взяточничества, аморальности, низкой культуры, низкой образованности, то есть всего того, что приводит к сбоям в работе цепочек промышленного производства, повышает издержки и страховые риски, приводит к вздорожанию себестоимости товаров, к падению их качества и конкурентоспособности, в конечном счете, приводит к падению прибыли отечественных предпринимателей и ослаблению промышленного капитала! Поэтому становление слоя частных и корпоративных собственников крупной промышленности, проявление их экономического интереса в мобилизационной модернизации промышленного производства и завоевании внутреннего и внешнего рынков потребует прихода к власти русского радикального национализма, единственной политической силы, которая будет способна обеспечить жесткие, но необходимые внутриполитические условия для практического превращения России в промышленно развитую державу и для борьбы за право исторически великой страны стать членом закрытого клуба самых развитых промышленных держав накануне грядущих и быстро приближающихся глобальных политических катаклизмов.

Но если это так, если русский национализм призван стать политическим инструментом в разрешении этой задачи, по сути реально создавая предпосылки подлинной интеграции России в мировую экономику, реально создавая возможности для развития рыночных отношений, максимально эффективных для движения товаров и капиталов, для высокодоходного вложения капиталов, то есть способствуя подлинному сближению интересов России с кровными интересами Запада, если это так, то почему, по каким принципиально антагонистическим причинам Запад может быть против режима русского радикального национализма, а режим русского национализма — против Запада? Почему режим русского национализма не сможет взять на себя значительную долю ответственности за защиту формирующихся общих интересов с Западом в стратегически важных, жизненно важных для этих интересов регионах, гораздо эффективнее защищаемых именно из России? Но если это так, зачем России столь обвальным образом разрушать военно-промышленный комплекс?

России потребуется два-три года, чтобы произошла приватизация крупной промышленности и начали вызревать ее интересы и политические требования, чтобы связанные с крупной промышленностью социальные слои смутно осознали свою настоятельную потребность перейти в политическое наступление на ростовщическую и торгово-спекулятивную стихию, на общий хаос в стране, на преступность, на коррупцию и другие проявления социального разложения, на низкую общественную дисциплину, на низкую социальную культуру. И лишь тогда среда социально здоровых слоев населения начнет созревать для понимания о сущности подлинно национальных капиталистических интересов. Только тогда этим слоям населения, на первых порах смутно, затем все определеннее потребуется политическая воля русского национализма, как единственной политической силы, способной бескомпромиссно и безусловно отстаивать эти национальные капиталистические интересы — сначала провести их в жизнь внутри страны и затем перейти в наступление в международных делах, устанавливая жизненно необходимые России новые балансы господствующих в мире экономических и политических отношений. И вопрос встанет о том, когда же, наконец, появится серьезная идеология, способная стать основой роста мощной политической организации националистов, готовой бороться за то, чтобы взять на себя бремя власти и вывести страну на столбовую дорогу промышленного капиталистического развития.

Какими будут международные, межгосударственные отношения к тому времени? Сможет ли русский национализм проводить свою политику реально, а не декларативно? На кого, на какие силы за рубежом он сможет безусловно рассчитывать в поддержке своей политики, с кем должен заранее устанавливать связи, искать взаимные интересы, формировать доверие для принятия общих обязательств?

У автора нет намерения рисовать политическую картину мира ближайшего будущего, он и не ставил себе такой цели в этой книге. Но важно представлять себе некоторые тенденции, чтобы быть к ним готовыми. Когда встает вопрос о возможных в обозримой перспективе взаимных капиталистических интересах России с другими государствами, в основном это касается поиска таких интересов с промышленно развитыми странами — Европой, Японией и с США.

Западная Европа, включая Германию, переживает весьма болезненный период становления своего западноевропейского политического единства, поиска своей субконтинентальной политики по отношению к остальному миру. Сейчас у нее, у промышленной Европы такой политики нет. По двум причинам. Во-первых, потому что после Второй мировой войны ей такую политику проводить не позволяли ни США, ни СССР. Проведение политики в защиту своих экономических интересов в послевоенном мире она привыкла передоверять этим двум сверхдержавам, растеряла интеллектуальные силы, политические центры, традиции в выработке такой политики. Во-вторых, вследствие отсутствия среди входящих в ЕЭС стран действительной взаимозависимости в промышленном производстве, которая позволила бы создавать современную, общеевропейскую транснациональную промышленность, свои транснациональные корпорации с их неизбежно глобальными интересами, активными и динамичными, которые трансформировались бы в надгосударственную, то есть собственно западноевропейскую политику в мировых делах.

Однако в восьмидесятых годах, когда стало ясно, что экономические и политические интересы США устойчиво смещаются к Японии, к Тихому океану, элиты Западной Европы занервничали, заволновались за свое будущее. Затем, с крахом коммунизма оказалось, что в мире ближайшего будущего и США и Россия станут проводить собственную, национально эгоистическую политику, которая будет проявлять все меньше интереса к Старой Европе, экономически пассивной, научно-технологически отстающей не только от Японии и США, но и от ряда стран Дальнего Востока и юго-восточной Азии. Оказалось, что западноевропейцы либо должны найти в себе волю экономически и политически объединиться с целью создания надгосударственных монополий, способных бросить вызов транснациональным корпорациям США и Японии, потенциально России, либо они будут обречены на прогрессирующее отставание в культуре менеджмента, культуре конкурентной борьбы, культуре перспективного планирования, то есть их экономики начнут “хиреть” и морально, и технологически, превращаться в колониальные придатки других промышленных сверхдержав, которые все менее будут склонны считаться с их интересами. Проще говоря, либо они начнут искать собственную экономическую стратегию развития, которая позволит им удержаться в лидерах научно-технологической модернизации экономики, либо им предстоит беднеть и смириться с тем, что их вклад в мировой прогресс остается достоянием истории.

Предоставленные сами себе страны Западной и Центральной Европы, в известном смысле брошенные сверхдержавами, должны срочно вырабатывать собственное видение современного мира, понимание собственной активной политики в нем. И первое, что им предстоит решать — где у них самые перспективные торговые интересы, которые дадут толчок к созданию единых научно-технологических корпораций. Перспективные же торговые интересы в складывающемся мире у промышленно развитых и стремящихся быть такими государств в обобщенном виде направлены в одну сторону: таким государствам нужен прорыв товарной продукции к самым динамичным рынкам стран дальневосточной и юго-восточной Азии, к рынкам Индии и Китая, к потенциально очень динамичному рынку России. Для Европы, в отличие от США, самый удачный путь к таким рынкам — сухопутный, и пролегает он через Россию. Но путь этот нужен не только Европе, а и России.

Всю свою историю Московское государство мучилось проблемой отсутствия торговых связей с Индией, с Китаем. Все лучшие представители русской политической мысли мечтали об этой торговле как основе основ здорового хозяйственного и общественного, духовного развития, как основе основ процветания государства. Об этом мечтали не только в России. После эпохи протестантской Реформации, в обстоятельствах хозяйственного подъема в ряде стран Европы о налаживании через Россию широкой торговли с Индией и Китаем хлопотали и ганзейские купцы, и купцы английские. Позже, с ростом значения и возможностей морской торговли, с появлением надежных морских средств передвижения на большие расстояния и после Великих географических открытий эти европейские мечтания поутихли. Однако вдруг, в самом начале ХIХ века, им придала качественно новое содержание разгоравшаяся со времени египетской экспедиции почти маниакальная мечта первого консула Франции Наполеона Бонапарта сухопутной войной вытеснить англичан из Индии и, минуя морские пути, установить тесные торгово-политические отношения своей буржуазной республики с этой богатейшей страной Азии и, когда представилась политическая возможность, именно через территорию России. За военное сближение Франции и России с целью совместного похода в Индию через Среднюю Азию и поплатился жизнью русский император Павел I, позволивший себе слишком горячо увлечься этими планами Бонапарта, чем напугал английскую аристократию и финансовых воротил Ост-Индской компании.

Мечтал о прорыве Германии через Россию к Персии и Индии и Гитлер, — то есть в концентрированном виде немецкий промышленно-торговый интерес, — подогреваемый как идеями об арийских корнях, так и национал-социалистической символикой одного происхождения с древнеиндийской свастикой. И этому была простая причина. Все богатство и могущество Великобритании были следствием той причины, что Англия установила на несколько столетий монопольный контроль над всей торговлей Индии с остальным миром, определяя характер этой торговли для получения наибольшей для себя выгоды. Нельзя было лишить Британию банковской и политической власти над миром, не вырвав у нее Индию. Все самые принципиальные военно-политические столкновения в Европе последних столетий, так или иначе, были порождены политическими идеями — уничтожить английскую монополию на торговые связи с ее индийской колонией. И, по сути, весь современный мир стал таким, каков он есть, из-за длившегося несколько веков английского колониального господства в Индии.

История учит, что Европа со времен Александра Македонского всей своей традиционной политической и экономической мыслью, духовной культурой стремилась и потенциально готова вновь загореться потребностью мощного устремления к широкомасштабным и объемным торговым сухопутным отношениям с самыми развитыми цивилизациями Азии, к торговле и общему сближению с ними через территорию России. Трудно даже представить, какие перспективы процветания и экономического развития для внутренних, малоразвитых и бедных областей России, Украины, Белоруссии, русского Казахстана открыли бы высокопропускные транспортные артерии для перемещения товаров из Европы в Индию, в Китай, к Дальнему Востоку — и обратно. Чудовищно, дико, в высшей степени преступно, что к концу двадцатого столетия мы не имеем даже подходов к осуществлению этой императивной потребности России! Трудно избавиться от впечатления, что коммунистический режим волей или неволей, сознательно или нет, но толкал Россию к экономическому невежеству, и ее развитие происходило вопреки политическим целям большевизма.

Интерес современной Европы, ее жизненный интерес есть в концентрированном виде интерес Германии — самой мощной промышленной силы, самой динамичной товаропроизводительной структуры европейской экономики. Как поймет этот интерес Германия, так вынуждена будет понять его и остальная Западная и Центральная Европа. Исторический же интерес Германии, ее государственный инстинкт всегда выражался краткой формулой: Drang nach Osten! Движение на Восток! Перенесение столицы объединенной Германии в Берлин, вернее сказать, возвращение столицы в Берлин есть лишь отражение этого инстинкта, этого исторического тяготения немецкой экономики и политики к европейскому Востоку с его поразительными перспективами, захватывающими дух возможностями. Экономические проблемы восточных земель Германии, которые невозможно разрешить без крутого поворота всей политики страны к приоритету направленных на восток хозяйственных и торговых интересов, только усилят этот могучий национальный инстинкт: Дранг нах Остен! Даже бывшая в исторически недавнем прошлом владычицей морей и океанов Англия, лишившись ко времени Второй мировой войны возможностей иметь военный и торговый флот мирового уровня, сможет вернуться к широкомасштабной торговле с Индией только через трансконтинентальные сухопутные средства доставки грузов, только вместе с остальной Западной Европой, в единой упряжке с другими европейскими странами, то есть только присоединясь к германскому экономическому инстинкту — Дранг нах Остен! Этому способствует и транспортный тоннель под Ла Маншем, который начнет формировать новые элементы британской культуры, британского видения мира, как видения мира из западной части континентальной Европы. Перспективы Британии в ХХI веке связаны единственно с европейскими интеграционными процессами, и ей придется мучительно изменять самое себя, приспосабливаться к тому, чтобы политически делать упор на зависимость внешнего товарооборота и внутренней экономической стабильности от сухопутных коммуникаций, при явном превращении морских коммуникаций во второстепенные.

Но этот устойчивый рост удельного веса в экономической, а, следовательно, и в политической жизни Западной Европы, как и Европы вообще, — устойчивый рост значения сухопутной торговли укрепляется и усиливается формирующейся новой структурой общеевропейской экономики, в особенности промышленности, которая должна обеспечивать такую торговлю соответствующими коммуникационными и предназначенными для грузоперевозок средствами. Эти изменения призваны решать не краткосрочные задачи, а имеют перспективную направленность, для чего создаются мощные промышленные концерны, научно-технические исследовательские центры, которые влияют на характер политических, государственных программ развития стран, участвующих в европейской интеграции. Все это, в конечном счете, вырабатывает в Западной и Центральной, в промышленно развитой Европе общий экономический и политический интерес: Дранг нах Остен! Движение на Восток Евразии! Реализация этого императивного интереса немыслима без долгосрочной стратегии осуществления экономического, торгового, политического, культурного сближения с Россией, но тем самым и с русским национальным интересом.

В двадцатом столетии отчетливо проявилось наступление такого этапа исторического развития европейского континента, западноевропейской цивилизации, когда без адекватно ускоренного развития России все страны Европы начали задыхаться, терять экономическую, политическую, историческую перспективу. Но ускорить развитие России сейчас могут только два фактора: становление крупной и динамичной промышленности, в том числе связанной с переориентацией Европы на наше сырье, сырье Сибири; ускоренное создание паневразийских автомобильных и железнодорожных транспортных коммуникаций, структур их обслуживания и обеспечения военно-политической защиты стабильности их функционирования. При этом важно подчеркнуть, что на начальном этапе только в сырьедобывающих отраслях, только в структуре паневразийских коммуникаций, в обслуживании трансконтинентальной торговли мы способны в кратчайший срок создать, по-настоящему, могучие капиталистические корпорации, способные быть не только на равных с корпорациями Европы, но и значительно превзойти их, без чего невозможно в должной мере сохранять сбалансированность общеевропейских экономических, финансовых и политических отношений. Ни в коем случае не следует забывать уроков двух мировых войн, которые оказались столь разрушительными для Европы исключительно из-за промышленной, финансовой, вообще экономической слабости России. Россия всегда должна быть в каких-то жизненно важных для мировой экономики хозяйственных структурах много сильнее Германии, Западной Европы, — всегда! Это важнейший вопрос сохранения стабильности, мирного интеграционного сближения общеевропейских экономических, а потому и военно-политических интересов от Атлантики до Урала, Каменного Пояса Евразии, и дальше, до дальневосточного Тихого океана.

Но ориентация европейских стран на сырье России (и в первую очередь ориентация промышленности ФРГ) делает их зависимыми от технического обеспечения стабильной и долгосрочной добычи, переработки и транспортировки этого сырья, то есть от развитой и развивающейся промышленной базы сырьевой отрасли в самой России. Коммерческий интерес, захватив политическую власть в России, не сможет обеспечить требуемую стабильность работы сырьевых отраслей. Наоборот, он будет только стремиться наживаться на спекулятивной торговле сырьем, почти ничего не вкладывая в ее развитие, пока не доведет отрасль до износа как транспортной, энергетической инфраструктуры, так и оборудования. Восстанавливать промышленную базу сырьевой отрасли придется режиму диктатуры промышленного интереса, режиму политической диктатуры русского национализма. Никакая другая политическая сила на это не способна. И элитам Европы придется признать это, как придется признать и зависимость промышленного интеграционного сближения внутри ЕЭС от способности русского национализма разрешать проблему создания структур паневразийской торговли.

Только русский национализм сможет создать политические условия для ускоренного становления паневразийских торгово-транспортных коммуникаций, для широкомасштабного развития инфраструктуры их обслуживания и осуществить экономическое, военно-политическое обеспечение их безопасности, — что в полной мере отвечает стратегическим интересам Европы, ее кровным, перспективным интересам. Поэтому русский национализм не только сможет рассчитывать на нейтралитет Европы в своем политическом планировании, как планировании государственном, нацеленном на мобилизационное, хозяйственное и социально-политическое развитие России, утверждении в ней динамичного промышленного капитализма, но больше того, он найдет в Европе очень влиятельные силы, которые могут и должны стать его приверженцами, в особенности в набирающей силу и самостоятельность, восстанавливающей опыт своей политической самостоятельности Германии. Надо признать, без опоры на эти силы русский национализм не сможет в должной мере сбалансировать свои отношения с США, обеспечить максимальное невмешательство США в вопросы становления русского национального общества, русского национального экономического интереса в процессе интеграции России в мировую рыночную экономику.

По мере формирования единого западноевропейского экономического и политического пространства и вызревания общих интересов, локомотивом чему будет экономическое развитие объединенной Германии, европейский союз капиталистических государств начнет сбрасывать с себя сонливую одурь несамостоятельности в выборе внутриполитических и внешнеполитических целей, дурман американского видения мира. Его творческие силы постепенно начнут сопротивляться навязыванию американской культуры и американских представлений об общественных отношениях, в том числе стереотипов межрасовых отношений. Особенно в обстоятельствах быстрого приближения времени, когда американское общество окажется в глубоком кризисе национального самосознания.

К 2000 году численность белых школьников от общего количества учащихся в США сократится до половины, то есть до критической черты для страны с укоренившимися демократическими традициями, и мало-мальски серьезный мировой или внутренний экономический, энергетический, экологический, либо политический кризис способен будет вызвать дестабилизацию внутриполитической жизни этой сверхдержавы, превратить события в ней в неуправляемые, подобные тем, что имели место в СССР в конце Перестройки. Уже сейчас в американской культуре ощущается стремление заказывающих культурную политику сил любыми способами сгладить накапливающееся давление расового противостояния, а по всей внешней политике США видно намерение снимать внутреннее напряжение, вызываемое межрасовыми противоречиями, за счет роста агрессивности в международной политике, в властном навязывании другим регионам мира и государствам только лишь своих не только экономических, но и внутриполитических интересов. Собственно, свержение власти белых в ЮАР было, в первую очередь, следствием американской внутриполитической проблемы роста организованной агрессивности негров. Но такое циничное вмешательство во внутренние дела других государств ради смягчения своих собственных межрасовых противоречий чревато эффектом политического бумеранга!

Резкое сокращение численности белых в США, рост влияния небелых на культуру, на политику, на мораль, подлаживание под них истории государства не может не беспокоить, не тревожить европейцев, которые сейчас, после краха коммунизма, начинают восстанавливать свое собственное расовое самосознание. Европейские народы и нации по своей истории, по своей культуре и по всем своим психологическим установкам на определенные ценности, сложившимся и выжившим, укоренившимся за многие века и даже тысячелетия, — они ни в коей мере не согласятся пойти в расовой эволюции по пути США. События в ЮАР вероятнее всего даже напугают их, заставят встревожиться и задаться вопросом: какую же судьбу готовит им следование таким путем? А быстрое изменение расового лица США в предстоящее десятилетие вероятнее всего резко изменит отношение к ценностям пакс американа, к миру по-американски, вызовет к этим ценностям аллергию, раздражение, конфронтацию. Европа всегда была, есть и будет бастионом защиты самосознания белой расы, и в этом не следует заблуждаться, обманываться. Пар можно сдерживать внешним силовым давлением до какого-то предела, но в конце концов он обязательно вырвется наружу. История с европейским еврейством и маврами весьма показательна и поучительна в этом плане.

В условиях же, когда США финансово и экономически, по сути, превращаются в крупнейшего должника и в технологическую колонию Японии, среди европейцев невольно будут зарождаться исторические сравнения, невольно будут циркулировать идеи, что США были подлинно сильной и великой страной, когда они были практически все, на девять десятых страной белых, страной тех, кто были германцами, кельтами или славянами по происхождению. То есть, как уже отмечалось выше, высока вероятность, что социально активные силы в Европе в предстоящее десятилетие не только будут сумрачно ворчать против американизации европейской культуры и против навязывания им американских ценностей, но переживут принципиальную переоценку отношения к этим культуре и ценностям. И как всегда бывает в подобных случаях, маятник общественного мнения медленно, однако, ускоряясь с течением времени, качнется в прямо противоположную сторону, в сторону раздражительного отрицания этих культуры и ценностей. Более того, именно наступающая сейчас американизация культуры и политики и приведет, обязательно приведет к взрыву расистских настроений в Европе, к росту политического влияния правых и настроенных против мира по-американски политических сил и движений, сил расово-националистических. Но рост правых, расовых настроений в Европе неизбежно усилит, будет питать расовую поляризацию в самих США, будет обострять среди белых американцев настроения, что страна идет неверным путем. А это подорвет моральный дух у многих среди белой элиты этой страны со всеми вытекающими внутриполитическими и внешнеполитическими последствиями. То есть произойдет нечто похожее на то, что произошло в СССР, когда русских стало меньше половины в общей структуре населения.

СССР взорвала не экономическая неэффективность, — взорвала и развалила на части демографическая ситуация. Ибо за семь десятилетий население советского государства практически из славянского, в значительной мере исторически православного, опиравшегося на христианские, европейские морально-нравственные и социальные ценности, превращалось в население некоей иной страны, с перспективой демографического и культурного доминирования отсталого, то есть остающегося под сильным влиянием средневековых традиций и феодальных, даже дофеодальных пережитков мусульманства: с его чуждым для русских воззрением на мир, с его изначально низкой социальной производственно-созидательной культурой, с чрезвычайно низкой производительностью труда, низкими творческими импульсами, с его изначальным отсутствием интереса к интеллектуальной и общественной культуре, с его изначальным неприятием духовных принципов европейской культуры, с его изначальным неприятием ценностей европейской христианской и вызревающей постхристианской цивилизации.

Каждый может убедиться, что производительность труда в СССР, динамизм промышленного, духовного и культурного развития, темпы роста экономики со времени первой пятилетки и вплоть до последней — находятся в обратно пропорциональной зависимости от процентного нарастания мусульман в структуре общего населения. Чем больше появлялось мусульман, тем хуже становились все показатели экономического и социально-политического развития. Отсюда вызревал и прогрессирующий рост апатии русских в России, ибо рост производительности труда, общественного производства в собственно русских областях и регионах приводил лишь к тому, что коммунистический Центр еще больше отнимал у них продуктов и ресурсов и направлял в регионы, где были в основном иждивенцы с крайне низким интересом к производительному труду, но с растущими, устойчиво растущими потребностями и запросами. И конца этому не было видно. А перспектива раствориться в азиатских и кавказских ордах с асоциальной психологией все более и более пугала передовые круги русских в России, подрывала их дух государственного патриотизма. Оставался только один путь — беспощадно рвать с СССР и заведшим государство в исторический тупик режимом. Только так оказывалось возможным спасти для России шанс стать страной современной и цивилизованной, что особым образом подтолкнуло настроения русских горожан к поддержке буржуазной революции.

Нечто похожее происходит и с США. И русский национализм, когда станет правящей политической силой в России, при достижении компромиссов, балансов интересов с правящими кругами Соединенных Штатов обязательно напомнит им, что часть белых американцев имеют русское происхождение, и вступится за интересы белых, если там возникнет поляризация расового противостояния, поддержит их, выступит в этом на стороне всех европейцев. Пусть никто не занимается самообманом на этот счет и не строит иллюзий.

Следует ясно отдавать себе отчет в том, что все благополучие США, вся социальная, внутриэкономическая и внутриполитическая стабильность их общества слишком зависят от глобальной стабильности, от стабильной покорности третьего мира при обслуживании огромных долгов банкам Запада, от сохранения status-quo сложившегося мирового порядка вещей. Однако реально удержать этот миропорядок уже невозможно только политическими, в том числе опираясь на ООН, механизмами, ибо третий мир теряет веру в перспективу своего процветания при сложившихся межгосударственных экономических отношениях. Разрушение коммунистических режимов в Европе, крах коммунистического режима в СССР, который выступал с резкой критикой таких отношений и предлагал свою идеальную альтернативу концепцией общечеловеческого коммунизма, окончательно подорвали веру, надежду достичь сближения экономических и политических интересов всех стран и народов планеты. Ведь коммунистическая идеология давала определенную программу гармонизации всемирных отношений, и теперь этой, по своей сути стабилизирующей третий мир программы нет. Сейчас США уже настолько откровенно вынуждены прибегать к применению силы, насилия за рубежами своей страны, и это настолько явно имеет тенденцию к эскалации во многих регионах на разных континентах, что в ближайшие годы начнут проявляться признаки морального, экономического и политического надрыва этой сверхдержавы, которой придется противопоставлять себя всему остальному миру. Им кровно, жизненно необходим мощный стратегический союзник для раздела планеты на зоны ответственности.

Складывается такая же ситуация, какая имела место во второй половине девятнадцатого века, когда даже вековые смертельные враги Англия и Франция при подобных же обстоятельствах устойчиво двигались к Antante CordialeСердечному согласию. Но теперь к такому согласию могут продвигаться только США и Россия. Ибо только они имеют достаточно независимые сырьевые, военно-промышленные, территориальные, моральные ресурсы действительно проявлять активную роль в контроле за мировой стабильностью, имеют исторический потенциал и кровные интересы проявлять такую волю — США, как центр управления мировой морской торговлей; Россия, как постепенно становящийся на ноги центр трансконтинентальной сухопутной торговли в Евразии, где находятся самые динамично развивающиеся и самые многолюдные государства. Автору приходилось утверждать в 1979 году о неизбежности превращения двух антагонистично соперничающих мировых сверхдержав в стратегических союзников, тем более его убеждает в этом происходящая сейчас трансформация мировой политики, вызванная буржуазной революцией в России.

Те патриотически настроенные силы у нас, кто еще не понял, что жизнь заставит США признать необходимость для их выживания становления сильной России, что они к концу столетия и началу нового тысячелетия в принципе вынуждены будут поддержать политическую линию на активную интеграцию России, Украины, Белоруссии и русских регионов Казахстана в единый национально-политический организм для восстановления военно-промышленного комплекса и быстрореагирующего внешнеполитического потенциала действия, те силы просто ничего не поняли в исторических тенденциях и мировых интересах. Игры в самостийность либеральных режимов Украины и Белоруссии обречены на политическое поражение постольку, поскольку в России идут рыночные реформы, поскольку в России идет становление равенства возможностей, свободы выбора экономических и политических интересов, прав собственности и накопление опыта управления большими капиталистическими предприятиями и финансовыми потоками самых крупных для Восточной Европы капиталов. Чем быстрее будут происходить эти процессы, тем раньше США пойдут — вольно или невольно, но пойдут — навстречу России при становлении ее такой, какой она сочтет нужным для выполнения задачи раздела сфер влияния и ответственности в скатывающемся к хаосу мире. США сейчас отнюдь не так сильны, как это многим у нас представляется. Более того, их правящие круги были бы увереннее, спокойнее, если бы видели страну, мощную державу, которая могла бы взять бремя лидерства, бремя отстаивания ценностей буржуазной капиталистической цивилизации в случае внутриполитических смут в самих США.

Богатые и процветающие тянутся к центрам силы, как наркоман к наркотикам, где бы эти силовые центры ни находились, — при условии, что эти центры силы не угрожают их основным интересам. Все проблемы отношений с правящими кругами США сейчас зависят от самой России, ибо она еще не приобрела собственного лица ни экономического, ни политического. Чем быстрее она созреет до национальной революции, тем раньше она станет превращаться в капиталистическую сверхдержаву, способную активно воздействовать на мировые процессы, когда станет реально возможным говорить о превращении ее в серьезного партнера для США. Из всех великих держав имеющих место быть или потенциальных, пока становящихся таковыми, лишь с Индией и с США у нас немыслимо столкновение жизненных национальных интересов такой конфронтационной, такой антагонистичной остроты, при которых невозможны взаимоприемлемые компромиссы и конфликт политический может перерасти в военный.

К острым международным проблемам тяготеет и отношение русского национализма к еврейскому вопросу. Русский национализм должен исходить только и только из того, кто в кризисной для России ситуации может по своим жизненным интересам стать союзником нашему национальному интересу, интересу борьбы за становление евразийской торговли, евразийского созидательного процветания, кто способен разделить с нами бремя ответственности за стабильность в стратегически важных для мировой промышленной цивилизации зонах, географически близких России. Одним из таких союзников потенциально является Израиль. Не просто союзником, но союзником на предстоящие десятилетия стратегическим. Россия-Германия-Израиль есть желательная ось стратегического взаимодействия для создания условий наиболее эффективного и наименее болезненного преодоления внешних препятствий нашим национальным устремлениям в ХХI веке.

Однако даже ради стратегического союзничества национализм не может поступиться принципом безусловной необходимости революционного реформирования России в русское национально организованное государство с национально организованным обществом. При этом нельзя не учитывать и исторический опыт всех без исключения развитых стран Западной Европы. Опыт этот показывает, что на определенном этапе экономического, политического, общественно-демократического развития при буржуазных рыночно-капиталистических преобразованиях все они в той или иной, но достаточно жестокой форме избавлялись от влияния еврейских общин, еврейского экономического и политического видения мира, еврейского видения кровных интересов этих стран, которые зачастую оказывались полярно противоположными тому, как виделись собственные национальные интересы формировавшимися национальными обществами государствообразующих этносов. Россия подходит к такому же порогу в своем развитии, и остановить ее в стремлении перешагнуть за этот порог не сможет никто. Чем отчетливее будут обозначаться попытки накинуть на нее узду в этом стремлении, тем яростнее и беспощаднее, практически неуправляемее будет конечная реакция русского национализма, сметающая всех и вся на своем пути. К тому же у нас еврейский вопрос при неизбежном росте русского национального самосознания среднего класса, при разрастающейся болезненной реакции на демографическую ситуацию в России, как прямого следствия политики большевистской идеологии и коммунистического режима, — у нас этот вопрос может принять чрезвычайно взрывной, неудержимый в антисемитизме характер. Ни один, даже самый сдержанный в этом вопросе политик не сможет удержать страсти, которые станут набирать силу вокруг идеи, что без евреев не было бы большевизма, не было бы трагедии русского демографического надрыва за семь десятилетий советской власти. Особенно в обстоятельствах неизбежного накопления именно у евреев основного коммерческого капитала страны. Политическая и экономическая стабильность при этом окажутся недостижимыми, немыслимыми без радикального устранения условий для возникновения таких страстей.

Поэтому в складывающихся противоречивых обстоятельствах единственный здравомыслящий подход к этой проблеме может быть только таким — хороший развод. Русский национализм признает право Израиля на видение себя как Израиля Великого со всеми вытекающими из этого политическими и военно-стратегическими последствиями; русский национализм заинтересован в организованном переселении евреев в Палестину, готов идти на самые широкие формы торгового, научного, промышленного, общественного сотрудничества с Израилем. Но русский национализм не может позволить себе роскоши и не позволит присутствие нерусских сил в государственной, политической, экономической, финансовой элите России, не позволит больше участия в политической жизни организованных в той или иной форме нерусских сил влияния, нерусских интересов, а за любые подобные попытки будет лишать гражданства и высылать из страны без всяких прав на апелляцию. Когда вопрос ставится уже о выживании русской нации, русского государства, тем для обсуждения нет, как нет и не может быть оснований для компромиссов, — это безусловно, это принципиально!

Режиму русского национализма придется быть весьма бдительным в отношениях с Китаем. Проблемы этих отношений кроются в нескольких причинах. Не последняя из них связана с крайней недостаточностью заселенности русскими Дальневосточного региона России, где русских должно быть в три-четыре раза больше, чем сейчас, и должна быть такая плотность рассредоточения городов и поселков, чтобы обеспечивать в регионе нормальную, эффективную и достаточно независимую от европейской России экономическую, продовольственную, военно-политическую жизнедеятельность. А достигнуть этого нельзя без десятилетий целенаправленной политики развития соответствующих этой цели экономической, транспортной, военной инфраструктуры при одновременном осуществлении долгосрочной демографической политики по значительному увеличению численности русских во всей России. Но и конечно же проблемы отношений с Китаем вызваны тревогами по поводу чрезмерной заселенности этого соседа России, из-за чего он вынужден при развитии собственных промышленности, энергетики, социальной инфраструктуры добывать, перерабатывать или сжигать невообразимые объемы сырья, что в конце концов не может не привести к дестабилизации экологической и политической обстановки в Дальневосточном регионе. Такой ход событий с высокой вероятностью подтолкнет правящие круги Катая к попыткам обеспечить себе преимущества через дестабилизацию всей России, в том числе и через Среднюю Азию. При всей искренней заинтересованности русского национального государства в становлении созидательной современной китайской  цивилизации, как одного из важнейших торговых контрагентов Европы и емкого рынка сбыта передовой промышленной продукции, пока существуют вышеуказанные факторы риска угроз для стабильности в дальневосточном регионе России, — пока это имеет место, в обозримом будущем в наших отношениях не может быть полного доверия и стратегического взаимодействия, которые возникают на основаниях общих интересов и только общих интересов. А потому любые проявления инфильтрации китайцев в Россию должны быть поставлены под действенный контроль, присутствие их в России должно быть жестко и при необходимости радикально ограничиваемым. Тем более, что преобладающими в структуре населения Китая остаются малограмотные, с укорененным влиянием феодальных пережитков сельские, деревенские жители, чуждые русской городской цивилизованности, задаче ускоренного формирования русской политической нации.

По аналогичным причинам будут устойчиво нарастать конфронтационные противоречия с исламским миром. Противоречия эти обязательно приведут к использованию военно-политических мер для установления четко обозначенной цивилизационной границы с этим миром и вытеснения чуждых политике формирования русской нации проявлений этого мира за эту границу.



Глава 12. Русский национализм — движение для молодёжи и ради молодёжи



Основная социальная база революционного национализма — городская, прямо или косвенно связанная с интересами промышленного производства молодежь. По сути своих задач революционный национализм, — или фашизм, если угодно, — есть движение молодежное, для социально ориентированной молодежи. Это движение борьбы за будущее, в котором молодежь страны имела бы максимальные экономические возможности для самореализации: для создания благополучной семьи и развития своих способностей, проявления творческих и прочих интересов. И рассчитывать национализм должен в первую очередь на поддержку молодежи.

Дальнейшее развитие России, ее экономики, культуры и государственности невозможно обеспечить без выхода к новому качеству устойчивого роста общественной производительности труда в условиях городского образа жизни подавляющего большинства молодого поколения русских. Но добиться непрерывного роста общественной производительности труда можно только в сильном, национально организованном, цивилизованном обществе и государстве. Поэтому новые поколения России, ее молодежь должны стать иными в своем качестве, как по восприятию мира, так и по внешнему облику, по своей культуре, по своей организованности, по своей морали, по предприимчивости и самодисциплине. Новые поколения должны стать не просто молодежью, но с гордостью, уверенно строящей свою цивилизацию русской нации. А переход России к государственной политике, которая создаст условия становлению русской нации и русской цивилизации, может осуществить единственно русский национализм.

Сейчас у нас все попытки преодолеть экономический и политический кризис в России методами либерализма и монетаризма ведут к порочному кругу нарастающих противоречий, из которого ни одна политическая сила, кроме радикального русского национализма, вытащить страну не в состоянии. Ведь что получается? Без высочайшей производительности общественного труда мы не сможем привлечь мировой капитал в объемах, необходимых для строительства трансконтинентальной транспортной инфраструктуры и модернизации экономики, и отработать его так, чтобы быстро погасить влияние этого капитала на нашу политику, на наше видение своих государственных и исторических интересов, чтобы быстро расплатиться со всеми иностранными кредиторами, вкладчиками капитала, — и главное при этом, сохранить национальный контроль за приоритетными стратегическими структурами промышленности, сохранить контроль над всей крупной промышленностью и промышленным капиталом. Иначе говоря, без высочайшей производительности труда мы не сможем создать современную экономическую машину, организующую экономику Евразии, — без чего, следовательно, не вырвемся из отсталости, из бедности, из хаоса и всеохватного развала, угрожающего распадом страны и подрывом евразийской стабильности.

Но такую экономическую машину в современном мире невозможно, немыслимо создать без в высшей степени самоорганизованного общества, общества с минимальными расходами на бюрократию, на силы поддержания внутреннего порядка, невозможно, немыслимо без экономии на неоправданных социальных программах, на предельном сокращении сбоев в ритме производственной, общественной, политической деятельности, — то есть, пока не будет создана здоровая физически, морально и нравственно, с минимальными социальными пороками и созидательная по главным устремлениям нация. Только с таким обществом Россия может сохранить государственность и обеспечить себе максимальную экономическую, а, следовательно, политическую независимость при неизбежной интеграции в капиталистическую мировую экономику. Поэтому без поворота к политике ускоренного воспитания у молодежи самого передового национального самосознания Россия не имеет будущего, ни экономического, ни политического, что несет угрозу будущему Евразии и всего мира.

Исторический опыт ныне развитых капиталистических стран показывает — чем позднее феодально-бюрократическая держава вступала на путь промышленного развития и переживала сметавшую феодальный строй буржуазную революцию, тем больше проблем ей нужно было разрешать, чтобы догнать ушедшие вперед буржуазные государства, накопившие уже опыт и ресурсы для отстаивания своих национальных интересов на мировых рынках, тем через более радикальный национализм ей приходилось проходить для уничтожения препятствий, в том числе и культурного, психологического свойства, которые мешали радикальному ускорению темпов социально-политического и промышленно-экономического развития. Последними региональными державами, которым приходилось решать задачи ускоренного капиталистического развития и которые переживали радикальные национальные революции, были Италия, Япония и Германия. До этого наиболее радикальный поворот к промышленному капитализму происходил в США, где в борьбе за создание наиболее благоприятных условий для становления промышленного производства и широкого привлечения европейских капиталов, ради уничтожения препятствий быстрому движению капиталов и товаров, во второй половине девятнадцатого века возник и развился в радикальное политическое движение национализм белых американцев североевропейского происхождения. Национализм этот привел к окончательному истреблению индейцев, оказавшихся неспособными интегрироваться в созидательную капиталистическую цивилизацию, которая там бурно создавалась, и пытавшихся остановить ее успехи в освоении страны непрерывной вооруженной борьбой. Именно тогда и начали культивироваться у молодежи радикальное национальное самосознание белых, дух преклонения перед американской государственной символикой, и постепенно, со сменой поколений, совершалось превращение этой символики в символику национального самосознания. В частности, именно с того времени торжественное поднятие по утрам национального флага перед своим домом, перед своей усадьбой, пиетет в отношении к этому флагу стали превращаться в традицию миллионов и миллионов семей белых американцев, очень сильное проявление которой, мы видим сегодня в общественном сознании США.

Теперь к неотвратимой необходимости совершить радикальную национальную революцию в сознании русской молодежи подошли и мы, к этому ходом истории подготовлено российское государство.

Этого в первую очередь требует сама жизнь, логическая неизбежность в установлении величайшего доверия между государством и социально активными слоями населения, между возникающим городским общественным сознанием и властью. Это принципиальный момент, поворотная точка в нашей истории, когда без революционного изменения качества взаимодействия государства и главного выразителя общественного сознания, национального среднего класса, невозможна ни реальная современная демократия, ни реальный динамичный рынок, ни дальнейшее промышленное развитие страны. Взаимного доверия городского населения и феодально-бюрократической власти никогда не было в истории Российской империи. А коммунистический режим за семь десятилетий своего господства сознательно создал пропасть между советским государством и социально активными образованными слоями горожан, которую не в состоянии уничтожить дорвавшиеся до власти лихие либеральные “демократы”, так как это не отвечает интересам космополитического по воззрениям слоя спекулянтов, ростовщиков, воров и бандитов, — интересам, которые либералы представляют и которым они политически служат остервенелыми псами, хотят этого или нет, понимая это или нет. Такое доверие между властью и населением, которое нам жизненно необходимо, нельзя создать между государством и абстрактным российским народом. Такое доверие возможно только и только между национальным государством и русской нацией. Пока Россия не станет русским национальным государством с национально организованным средним классом, активно влияющим на политику власти, рассуждения и мечтания о выходе из начавшегося в семидесятых годах экономического и социально-политического кризиса есть досужая болтовня, благоглупость и полная бессмыслица. А начать процесс созидания таких отношений нельзя иначе, как посредством воспитания у молодежи национального самосознания, а это может сделать лишь националистический режим.

В известном смысле, поддержка основными социальными слоями русского народа развала СССР, политики либеральных “демократов” на первом этапе их ориентированной на откровенный популизм деятельности, была инстинктивной потребностью в восстановлении доверия народа к государству, инстинктивным его ощущением, что без восстановления, без углубления этого доверия невозможно продвижение, развитие по пути прогресса. Но произошло прямо противоположное. Чем откровеннее через либералов у власти стала утверждаться наглая, цинично беспринципная прослойка торгово-спекулятивных, ростовщических, бандитско-воровских сил, тем шире становится пропасть между народом и зарождающимся буржуазным государством.

Сейчас русский народ не верит власти больше, чем такое имело место при коммунистах! Сейчас встающая на ноги власть, обслуживающая российский коммерческий интерес, боится русского народа, боится подлинной демократии, все откровеннее манипулирует русским народом, отдаляется от него как ни один режим в республиках бывшего СССР. Огромное же число русских беженцев, подвергшихся безнаказанному надругательству, безнаказанно ограбленных, униженных, оказавшихся в отчаянном положении, за которых никаким образом не вступалась эта новая власть России, месяц за месяцем разрушали иллюзии русского народа, порожденные щедрыми обещаниями рвавшихся к власти либералов (как оказалось, в большинстве своем безответственных прохвостов и словоблудов-интеллигентов), — обещаниями быстро привести страну к экономическому благоденствию и правовой справедливости. Как оказалось, либералы неспособны понимать, что такое национальная политика, что такое социальная база государственной власти, что такое государство. Ни у одного из них, включая Президента, нет даже грана государственного инстинкта как такового, у них сильны только инстинкты борьбы за власть, какой бы она ни была, какие бы цели не преследовала. Они неспособны понимать то, что прекрасно понимал любой великий государственный деятель любой страны в истории цивилизации: безнаказанное надругательство над честью, оскорбление чести государствообразующего народа страшнее для власти, для дееспособности власти, чем поражение в войне! И особенно это важно в условиях демократии, при реальной демократии, а не той, что декларируется либералами и рассуждения о которой лишь используются ими для оправдания и прикрытия, для безнаказанности самых циничных, самых равнодушных к государству и народу сил, для которых и народ, и государство лишь средства в удовлетворении самых разнузданных страстей и асоциальных пороков.

Русский национализм неизбежно столкнется с проблемой — как организационно отразить политическую необходимость по беспощадному искоренению всей этой сволочи, которая стала злокачественной опухолью на теле России. Иначе необходимого для преодоления политического кризиса в России доверия к власти не обеспечить. Доверие к власти, к государству среди русской молодежи придется восстанавливать всей мощью военно-политической машины, через создание Сил Возмездия, через комиссии по фильтрации всех чиновников, бюрократов, прочих элементов влияния на власть, проникших в нее за время политического господства либералов и коммерческого интереса. Ни одно преступление против русских за эти годы не должно остаться безнаказанным, все преступники должны быть выданы России и для суда в России. И до тех пор, пока не будут отомщены все преступления против русских, русский национализм не может признать, и не признает никаких норм международного права, ибо преступления эти происходили против беззащитных в подавляющем большинстве гражданских лиц, в неслыханных по своей безнаказанности масштабах. В случае отказов или неспособности режимов других республик бывшего СССР, прочих режимов в любой другой стране мира в поимке и выдаче преступников, кем бы они ни были, Силы Возмездия должны осуществлять карательные акции повсюду и в масштабах многократного наказания. Ибо каждый русский стоит десятков, а то и сотен феодальных или дофеодальных варваров.

Любая угроза, попытки заговоров против жизни, собственности русских должны, безусловно, наказываться, и наказания должны быть неподсудны никаким нормам международного права. Именно так молодежь должна научиться воспринимать свои отношения с властью. К этому она должна привыкнуть с самого начала формирования национального государства. Только так Россия сможет смыть с себя бесчестье, сможет восстановить доверие зарождающейся нации к государству, действительно восстановить эффективную управляемость экономическими, политическими процессами страны, восстановить доверие к демократическим принципам, к демократии. Без этого невозможно, немыслимо никакое дальнейшее развитие, так как без этого невозможно создать действенных рыночных рычагов государственного вмешательства при кризисных ситуациях в экономике.

Время покажет, что при нынешнем политическом курсе либеральных “демократов” невозможна никакая внешнеэкономическая деятельность во благо страны. Ибо если либералы под лозунгами демократии не проявили никакого намерения даже высказаться в защиту собственности русских повсюду, то спрашивается: какой дурак поверит, что его собственность при внешнеэкономической деятельности будет надежно защищена авторитетом и вмешательством государства, гражданином которого он является? Либеральные “демократы” неспособны понять, что без неотвратимого вмешательства государства для защиты интересов собственности своих граждан никакая внешнеэкономическая активность вообще немыслима, говорить о ней есть нелепость и бессмысленность. Для экономики же России, для выживания государства такая активность есть наиважнейшее условие, иначе страну через два-три года ждет ужасающий обвал промышленного, энергетического производства, развал транспортной системы, реальная угроза вымирания страны от голода, в особенности в центральных, промышленных регионах, спасти от которой сможет только широкомасштабная закупка продовольствия на Западе и на кабальные для России кредиты западных банков. В Японии 30-х годов в подобной ситуации разъяренные заговорщики-националисты растерзали нескольких бывших премьер-министров и членов их семей, и можно не сомневаться, в силу особенностей нашей истории, что русский взрыв озлобления против либеральной власти будет поучительнее того, японского.

Русский национализм должен осознать, что он единственная политическая сила, которая сможет вытащить страну из расширяющегося экономического и политического хаоса, и что без широких карательных акций в восстановлении доверия создаваемой им нации к государству ему уже не обойтись. Но старшие поколения русских отравлены советскими мифами о самодовлеющем стремлении народов к бескорыстной дружбе, они неспособны на реальные карательные действия в защиту собственно русских. Только молодежь сможет освободиться от мифов прошлого и взглянуть на мир, как на ожесточенную борьбу русских за утверждение своих жизненных интересов, без чего невозможно национальное спасение. Поэтому только молодежь способна стать на политические позиции собственно русского национализма.

Преступление против каждого русского есть преступление против русской нации, есть преступление против Русского государства, — вот формула, которой должен руководствоваться режим русского национализма в политике формирования традиций доверия молодой нации к государству. Задачей русского национализма в первые годы пребывания у власти, пока им только еще будет создаваться национальное общественное самосознание среднего класса, — самой главной задачей будет утверждение в мировосприятии молодежи именно такого понимания нации — нации, как особого социального организма особым образом взаимодействующего с государством посредством общественного мнения. Этому должны способствовать принципы представлений о русской национальной мужской и женской красоте; и эти принципы законодательно и через средства воздействия на массовое сознание должны утверждаться в качестве эталонов, национальных стереотипов, обязательных основ для вхождения в национальную элиту, определяющую политику государственного развития.

В методологии формирования личности молодежи необходимо будет резко усилить значение национального товарищества, национальной дружбы, что невозможно воспитать без спортивной состязательности, пронизывающей все стороны жизни. Спортивные доблести должны утверждаться, как важнейшая функция формирования в самосознании русской молодежи предприимчивости и коллективизма, при безусловной преданности интересам своего коллектива, из чего будет вырастать культ преданности своему социальному слою, своим нации и государству.

Должно быть предельно сокращено влияние пластов литературы, культуры, герои которых погружены в сомнения, искания, копания в себе, уходят или уклоняются от борьбы, в которых запутанное содержание, вялые формы отвлекают от ясного видения реальных проблем страны и уводят в мир иллюзий и ложных ценностей. Когда-то либералов и всяческих левых шокировали костры сжигаемых в национал-социалистической Германии книг. Но и глупцу понятно, что сжечь все книги невозможно. Сжигание книг проводилось не для этого. Оно делалось не тайно, но было социальным действием, важнейшей символикой того, что зарождающиеся нация, национальное государство больше не могут развиваться на базе прежней культуры, что для национального и государственного выживания в новых исторических обстоятельствах необходима качественно иная культура!

Ведь и Петр Великий у нас фактически совершал то же самое. Но только, не сжигая книги, а, революционно отметая влияние всего того в историческом прошлом, что мертвой хваткой держало страну в отживших формах ее существования, мешало развитию государства. Чем же его публичное срезание бород, столь шокировавшее современников, — чем оно в принципе отличалось от сжигания книг в Германии национал-социалистами? Это была та же самая, превращаемая в публичное действо, политическая символика зарождающихся принципиально новых требований к поведению членов радикально реформируемого им феодального общества, та же самая диктатура государства в конфронтационном утверждении, что к прошлому возврата быть не может, что народ, правящий класс, государство вступают в новое качество своего развития, которому необходимы иная психология, иная культура, иное мировоззрение!

Публичное сжигание национал-социалистами книг ряда выдающихся писателей догитлеровской Германии — и не только Германии — с либеральными, коммунистическими или пораженческими политическими настроениями было отражением факта разлагающего влияния исторически отживших течений культуры на моральный тонус немецкой молодежи, на ее самосознание. Такие книги мешали воспитанию в ней готовности к напряженному революционному преобразованию себя в новое историческое качество — в нацию, в национально организованное, нацеленное на выживание при интеграции в мировую экономику общество, в немецкое национальное общество.

К аналогичным задачам подошли теперь и мы. Аналогичные задачи — аналогичными должны быть и способы их решения. Настоятельные требования к качеству общества, которое хочет стать способным успешно развивать современное промышленное производство и вести борьбу за мировые рынки сбыта товарной продукции, таковы, что действительно ответственная государственная политика России, политика диктатуры промышленного интереса, не сможет терпеть культурную среду, так или иначе оправдывающую русские народные слюнтяйство, слабохарактерность, самокопание, инфантильность, уступчивость чужой энергии. Воля к борьбе за осуществление своих целей и к победе, воля к власти есть главная ценность в представителе русской нации, — вот что должен показывать герой новой, национальной культуры. Литература действия, культура действия — и герой, преодолевающий все препятствия, герой-победитель, — таковы требования к культуре русского национального выживания. Вкус именно к такой культуре, к такому герою предстоит воспитать русскому национализму у молодежи, на таких культуре и герое формировать ее воззрение на мир. Только такая культура, только такой герой, не одиночка, но один из многих, могут привести Россию и к процветанию, и к реальному рынку, и к реальной демократии. А потому только такой герой, только такая культура имеют право на существование в культурной политике национального государства.

Волю к победе, к власти, как основу русского национального характера, возможно воспитать лишь у молодежи — генетически, нравственно, морально здоровой молодежи. Поэтому русский национализм, в отличие от либеральных “демократов”, должна тревожить складывающаяся демографическая ситуация, ситуация с рождаемостью русских. Средняя плотность заселения России около восьми человек на квадратный километр. При такой плотности заселения невозможно создать эффективную экономическую, а потому и политическую независимость, проводить собственно национальную политику. Для продвижения государства к максимальной экономической независимости, к эффективности национальной политики в Евразии и в мире, проблема заселения русскими всех регионов России должна решаться всеми доступными средствами, чтобы быть снятой с повестки дня в обозримой перспективе. Это станет реальным, если численность русских, по меньшей мере, удвоится. Но как всерьез говорить о такой перспективе, если русские, в результате политики, сознательно или нет проводившейся коммунистическим режимом, а теперь проводимой режимом монетаристов-либералов, оказались на грани демографической катастрофы, которая начинает влиять на остроту экономического, политического, государственного кризиса, переживаемого Россией, в свою очередь, устойчиво ухудшая положение дел с рождаемостью именно русских.

Для либералов, по их собственным открытым признаниям и заявлениям, такая ситуация не является трагедией. Они всегда борются за частнособственнический индивидуализм и общечеловеческий космополитизм. Для русского же национализма, который видит спасение страны в качественно новом общественном сознании и который не видит альтернативы этому при движении к реальному рынку, к реальной демократии, самую главную политическую ценность представляет русская молодежь с ее способностью воспринимать идеи нового порядка, цивилизованного порядка, впитывать их в плоть и кровь. Поэтому для русского национализма нынешняя демографическая ситуация в России представляется опасной, несущей угрозу стабильности в России, в Евразии и во всем мире, а экономическая, социальная и вообще государственная политика, не способная поднять рождаемость русских и не ставящая перед собой такой задачи является в высшей степени преступной.

Однако следует быть реалистами. Едва ли ни основная причина сложившейся ситуации была заложена в принципах “пролетарского интернационализма”, на которых строилась советская государственность и кровавое навязывание которых главным образом русским привело к трагическому размыванию у большинства из представителей средних и молодых поколений памяти о своей этнической истории и веры в этническое будущее. Бессмысленно рожать детей, когда разрушаются инстинкты этнического самосохранения, когда при высокой рождаемости детей в русских семьях, отчужденная от русских государственная машина рассматривает их в качестве дополнительного источника дешевого рабского труда или пушечного мяса. Бессмысленно рожать детей, когда не видно конца растущему бремени безвозмездной помощи отсталым народностям и племенам внутри России и за ее пределами.

Так было при коммунистах. Но при либералах положение дел стало еще хуже.

Бессмысленно рожать детей, когда торгово-спекулятивный режим либеральных “демократов” живет одним днем, совершенно равнодушен к состоянию русской семьи как таковой, а в детях видит лишь важнейший источник расходов семьи, женщины, а потому важнейший источник обогащения кучки мерзавцев-спекулянтов. Бессмысленно рожать детей, когда навязываются идеалы наживы, индивидуализма, аморальной половой разнузданности. Бессмысленно рожать детей, когда Президент-“демократ” заявляет, де, неважно, кто мы по крови, главное, что мы говорим по-русски, — то бишь, пусть на Русь ринутся сотни миллионов китайцев, представителей африканских племен, уже не говоря о кавказцах, о представителях южной Азии и прочих, лишь бы они говорили по-русски. Бессмысленно рожать детей, когда режим либеральных “демократов” по сути продолжает политику коммунистического режима, при котором именно русских парней, мужчин десятками, сотнями тысяч, миллионами губили на всех континентах, а на Русь завозили со всего мира чужеродных самцов и производителей, а чудовищной пропагандистской обработкой женского сознания приучали и приучают наших женщин своим телом доказывать всему миру русский “интернационализм”, который по сути своей есть массовый идиотизм, развращая социальную и этническую ответственность женщин, но тем самым, разрушая в них материнские инстинкты, превращая их в шлюх, что уже стало нашим позором, основанием для тревоги о нашем этническом будущем, нашим комплексом неполноценности, из-за чего накапливается потенциальная энергия неудержимого взрыва ненависти к инородцам, к полукровкам, к смешанным бракам. Бессмысленно рожать детей, когда осуществляется топологическая дерусификация, важнейшим русским городам “возвращаются исторические названия” вроде Санкт-Петербурга, но при этом Улан-Уде остается Улан-Уде, Тольятти остается Тольятти, Махачкала — Махачкалой, Алма-Ата — Алма-Атой, а об Урале вообще никто не смеет заикнуться, что его историческое наименование было Каменный Пояс. Бессмысленно рожать детей, когда либеральными “демократами” продолжается чудовищная политическая игра в одни антирусские ворота, прямо продолжая и даже углубляя традиции коммунистического режима.

Но так как все в этом мире движется и развивается по закону отрицания отрицания, политический маятник неотвратимо начинает движение в противоположном направлении. Русский национализм обязан будет любыми мерами восстановить ценности русской семьи, сметая все, что мешает этому и значительному повышению рождаемости. Однако России для дальнейшего исторического развития нужны не просто дети, не просто молодежь, но генетически здоровые русские дети, физически и умственно здоровая русская молодежь. И русскому национализму ради задачи спасения государства и нации, ради увеличения ее численности предстоит в широких масштабах воспользоваться современными достижениями знаний в этой области, в том числе достижениями биотехнологических наук.

У радикального национализма, как политической идеологии государственной власти, и у городской молодежи будет широчайшее поле соприкасающихся интересов, взаимодополняющих целей. Национализм непосредственно заинтересован в высоком спортивном духе молодежи, в ее физическом самосовершенствовании, в ее интересе к технике, к техническим видам спорта, в ее энергичной культуре, в ее предприимчивости, в ее ритме жизни, в ее потребности жить в обществе развитом, сильном и процветающем, полном ярких красок и движения. Это не лживый демагогический интерес коммунистов к молодежи, в которой они видели лишь дешевую рабочую силу, почти бесплатное пушечное мясо при обслуживании идеологических и политических задач своей касты, нет, — это исконный, кровный политический интерес радикального национализма, вытекающий из его задач и целей. Русский национализм утверждает, что молодежь не сможет осуществить своих индивидуальных, личностных устремлений без национального общественного самосознания. А такое общественное самосознание она приобретет только на базе трех фундаментальных принципов общественной жизни: праве собственности, справедливом равенстве возможностей, свободе выбора в реализации своих устремлений, — и в условиях, когда положение человека в обществе определяется лишь его талантами, его заслугами в обеспечении общественных потребностей; а также при прямом доверии между государством и обществом. И это станет возможным только в результате становления национального общества, при решительном национально-государственном эгоизме в обеспечении защиты и продвижения русских промышленных, торговых и политических интересов во всем мире.

Революционному русскому национализму предстоит уже в ближайшие полтора десятилетия начать создавать такое национально-организованное молодое поколение, которое безусловно поверит в свое государство, воспримет государственную символику, государственные исторические ценности и устремления как свои национальные ценности и устремления, как символику своего национального самосознания. И именно русскому национализму предстоит создать в России государство, которое будет эффективно и решительно защищать интересы каждого своего гражданина, каждого русского человека, где бы этим интересам, русскому человеку, его собственности не возникали угрозы, тем самым, обеспечивая быстрое накопление капиталов для последующих поколений, как одно из главных средств формирования у них мировых экономических и политических интересов. То есть русский национализм должен будет внести в мир ХХI-го века динамизм молодой русской цивилизации, морально и физически сильной, здоровой, с деятельными национальными общественными, государственными институтами и перспективно планируемыми стратегическими программами развития, сплавленными с качественно новой глобальной ответственностью России за выживание человечества. И в этом его высшее историческое предназначение!


Май—июль 1993 г.





ПОСЛЕСЛОВИЕ К ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ


Первое издание книги появилось в 1994 году. Уже в следующем году стали поступать просьбы и предложения переиздать её. Однако по ряду причин второе издание выходит только сейчас.

В книге использован совершенно новый метод анализа буржуазных революций прошлого, который показывает, что у всех этих революций есть единая железная логика развития. Россия сейчас тоже переживает буржуазную революцию, глубочайший духовный надлом, смену смысла и общественной формы своего существования — переход от народно-земледельческой традицией организации русского общества к национально-городской. Выход из вызванного этим духовным надломом русских общегосударственного кризиса будет закономерным, он станет возможным лишь после завершения задач буржуазной революции и её перерастания в революцию национальную. Подготовить и осуществить национальную революцию и должен русский политический национализм.

Это сознательно рациональный подход, отвергающий всякую мистику, в том числе и либеральную. Силу духа русским, веру в будущее вернут только сила и воля ума.

Западноевропейская цивилизация, её мировое цивилизационное могущество выросли из рационализма. А сам рационализм зародился на принципе Бэкона: опыт — критерий истины предложенной идеи, концепции или теории. Если идея, концепция или теория не подтверждаются опытом, они всего лишь схоластический хлам бесполезного умствования. Принцип этот развивался несколько столетий и в ХIХ веке видоизменился до взгляда на общественную практику, как на основополагающий критерий истины.

Со времени завершения написания предлагаемой читателям книги прошло семь лет. Но только сейчас её содержание становится, по-настоящему, политически злободневным. Тогда разработанная система взглядов на главные движущие экономические и политические интересы мирового капитализма и на ход событий в России 90-х годов ХХ века, на политические задачи страны в ХХI веке была слишком новой и неожиданной. Читатели второго издания уже могут сделать выводы о том, подтверждает ли сама жизнь, общественная практика эти взгляды.

Все исправления и дополнения в тексте вызваны только необходимостью сделать изложение мыслей более понятным и грамматически строгим.


                                                                              Автор

8 сентября 2000г.



ГОРОДНИКОВ Сергей