BzBook.ru

И ботаники делают бизнес

Глава 14Рокнролльщик

Записная книжка автора.

11 ноября 2010 года.


Константин Румянцев не был метросексуалом, но он не расставался с пилочкой для ногтей.

Это были времена, когда он мечтал стать настоящим рок‑н‑ролльщиком.

Хотел научиться в совершенстве играть на гитаре, искал свой неповторимый звук, для чего не только много упражнялся, но и экспериментировал с длиной ногтей.

«Длиннее ногти, короче ногти. Такой пилочкой, сякой пилочкой. Целая история», – вспоминает теперь хозяин «Ликора». Эксперименты с пилочками не прошли бесследно: собранная им рокгруппа Flash была признана лучшим акустическим проектом республики на рок-фестивале в Сосногорске. И хотя Константин не только окончил физмат, но и уже являлся генеральным директором семейной фирмы, он все же поступил в музыкальное училище.

Но со временем он стал осознавать, что великим музыкантом никогда не станет: не хватает талантов. Да и ногти у него не очень. В городе с двумя Ы людям недостает витаминов и солнца. Поэтому и ногти получаются тонкие и ломкие. Не то что у парней с юга, у которых ногти толстые и твердые, как медиаторы.

К тому же родители вышли на пенсию. Фирма росла и требовала все больше внимания. Нужно было подумать о хлебе насущном. К тому же других участников лучшего акустического проекта Республики Коми тоже поглощали житейские заботы. И Константин Румянцев понял, что стоит перед выбором: или веселая жизнь, провинциальная популярность и несбыточные мечты – или серьезное дело, семейный бизнес и финансовая стабильность.

Мне кажется, что Константину Румянцеву несложно было выбрать между любимым, но неправильным и правильным, но нелюбимым.

Он, например, любит чай, но когда мы встречаемся с ним в московской кофейне, заказывает себе кофе. Потому что, объясняет он, чай в кофейне скорее всего будет невкусным и заваренным не по правилам – а кофе скорее всего будет вкусным и сваренным как надо. Иными словами, выбирая между любимым и правильным, Константин Румянцев предпочитает правильное.

«За месяц до окончания училища я пришел к своему педагогу и сказал: я понял, что не великий, – вспоминает он. – Давайте я закончу карьеру, диплом мне не нужен. Он меня отговорил. На выпускном я, как обычно, хорошо отыгрался. И вот тогда уже совсем растерялся. Выпустился – и не надо заниматься. Нет сцены, нет публики… Я очень люблю те годы. Но мне грех жаловаться. В моей жизни хватает экшна».

Экшна в жизни хозяина «Ликора» и вправду было предостаточно. Фирму основал его отец, который когда-то работал на руководящих должностях на местном целлюлозно-бумажном комбинате. И львиную долю продукции, которой торговал «Ликор» оптом – а поначалу это была прежде всего оптовая компания, – составлял товар с этого комбината. Как-то так получилось, что товар этот доставался фирме на весьма выгодных условиях, и «Ликор» в результате оказался эксклюзивным дистрибьютором продукции комбината в республике.

Но, отложив пилочку и погрузившись в семейный бизнес с головой, Константин Румянцев понял, что нельзя зависеть от одного поставщика. Не сегодня завтра ситуация поменяется, фирма потеряет эксклюзив на республику, и тогда семейный бизнес, ради которого он бросил музыку, накроется медным тазом.

И он начал диверсифицировать бизнес, расширять ассортимент, чтобы подготовиться к плохим временам.

Тем не менее неприятности свалились на его голову совершенно неожиданно.

Комбинат купила интернациональная компания Mondi Group, и новым владельцам почему-то не понравилась установившаяся система продаж. Они перевели сделки в Москву, а эксклюзивных дилеров, работавших в каждом регионе, упразднили. Причем провернули они всю эту операцию без предупреждения. К этому времени Константин Румянцев сильно преуспел по части диверсификации семейного бизнеса, но попрежнему немало зависел от продукции комбината, особенно от его туалетной бумаги, на которой чуть ли не держалась вся финансовая схема предприятия.

Не-бумажные канцтовары не могли целиком наполнять железнодорожные контейнеры, которыми осуществлялась доставка (слишком невелики были объемы продаж новых товаров). Бумага позволяла экономить на доставке. «Для оптовых сделок туалетная бумага была крайне полезна, – объясняет Румянцев. – Сколько нужно было, ты загружал канцтоварами, а все остальное забивал туалеткой. Утратив возможность так делать, буквально за неделю потеряли четверть бизнеса. А когда ты теряешь четверть сбыта, компанию начинает лихорадить».

На то, чтобы привести фирму в чувство, ушло два года, наполненных самым разнообразным экшном. Зато в результате ассортимент «Ликора» расширился, фирма начала торговать и оптом, и в розницу и стала лидером канцелярского рынка, благополучие которого больше не зависело от одного-единственного контракта.

Как это часто и бывает, беда вынуждает меняться, а перемены оборачиваются добром. И когда потом оглядываешься назад, уже не знаешь наверняка, а можно ли назвать бедой то, что случилось.

На этом, впрочем, экшн в жизни бывшего рок-н-ролльщика Константина Румянцева не закончился. Каждый успешный провинциальный предприниматель живет мыслями о могущественной столичной компании, которая рано или поздно придет в его город. Или надеется на пришествие, если мечтает продать бизнес пришельцам, или страшится, если думает, что может не выдержать конкуренции с теми, у кого больше опыта, ресурсов и сил. Константин Румянцев продать семейный бизнес не мечтал, поэтому вместе с единомышленниками принялся возводить оборонные редуты и сколачивать торгово-закупочный кооператив.

Небольшие компании обычно объединяются в такие кооперативы, чтобы выбивать из поставщиков лучшие условия. Поставщик легко может отказаться от сотрудничества с маленькой фирмой, но если он не пойдет на уступки и откажется сотрудничать сразу с целым объединением, то рискует лишиться значительной доли продаж. Константин Румянцев мотался по стране, вместе со своими соратниками убеждал сильные региональные фирмы объединяться, чтобы выступать единым фронтом и добиваться от поставщиков таких же выгодных условий, какие доставались федералам.

В результате в кооператив удалось собрать пятнадцать компаний. География объединения распространилась от Сыктывкара до Южно-Сахалинска. Общий оборот составил пять миллиардов рублей. И тогда показалось, что грех ограничивать деятельность объединения торгово-закупочным кооперативом: сотрудничество может быть куда более эффективным, если заручиться поддержкой крупного поставщика, купить франшизу, перевести все компании на работу под одним именем, а для его продвижения запустить рекламную кампанию на всю страну. Так и появился GrossHaus – совместный проект закупочного кооператива с одним из крупнейших поставщиков канцелярских товаров в стране Erich Krause.

И вот несколько десятков магазинов по всей стране стали менять вывески. В этот момент экшн начался в жизни всей планеты, поскольку разразился мировой финансовый кризис. С рекламной кампанией возникли сложности: в условиях пикирующей экономики на рекламу нужно было собрать три миллиона долларов. В результате к канцелярскому сезону, когда все родители закупают товары для школы, многие партнеры вышли с никому не известными названиями на вывесках своих прежде вполне успешных магазинов.

Меня все чаще посещают мысли о том, что вся эта «конкурентная война» – обыкновенная режиссура для поднятия рейтинга. Ну право слово, нельзя же быть настолько беспомощным в бизнесе с таким багажом опыта, как господин Румянцев.

КОММЕНТАРИЙ В БЛОГЕ ФЕДОРА.

В это-то время в городе с двумя Ы и появился «Карандаш».

– Федор нас поймал на ребрендинге, момент для открытия «Карандаша» был более чем удачный, – вспоминает теперь гендиректор «Ликора».

Константин Румянцев – еще молодой, но уже слегка сутулый человек, которому футболка идет намного больше офисного костюма. Хотя, кажется, ему чаще приходится надевать костюм. На его персональной странице в социальной сети «Вконтакте» наряду с произведениями Прокофьева и группы «Крематорий» размещены несколько записей группы Flash, которые только и напоминают теперь о былых экспериментах с ногтями. Он состоит в группах фанатов Джимми Хендрикса, поклонников Святослава Рихтера и ассоциации выпускников Сыктывкарского госуниверситета. Его любимая цитата: «Не нарушайте мое одиночество и не оставляйте меня одного». Его политические взгляды: либеральные. Его интересы: гармония. И все, чем он занимается в своей жизни, он привык делать хорошо.

За свою долгую предпринимательскую карьеру Константин Румянцев успел позаниматься самыми разными видами бизнеса, пройти обучение менеджменту по президентской программе в Финэке в Петербурге, пережить два финансовых кризиса (один российский, второй мировой) и пару-другую личных, но и вопреки им, а может быть даже и благодаря, превратить свою маленькую семейную фирму, которая занималась торговлей туалетной бумагой и обоями, в крупную региональную оптово-розничную компанию и лидера канцелярского рынка республики.

По сравнению с Федором он выглядит увереннее в себе, харизматичнее, взрослее и опытнее. Он олицетворяет особый вид российских предпринимателей, на которых, может быть, на самом деле и держится не-сырьевая экономика этой страны. Это люди, занявшиеся бизнесом по стечению обстоятельств, а не по зову сердца. Не безнадежные мечтатели, а расчетливые прагматики. Они получили хороший старт благодаря не блестящей идее, смелому решению или тяжелому труду, а «сословной ренте» и хорошим связям. Но в отличие от многих других, им хватило ума не упустить свой шанс и перейти на рельсы спроса и предложения.

И мне кажется, что теперь самолюбие Константина Румянцева немного уязвлено тем, что его история интересна мне только потому, что ему случилось вступить в противостояние с предпринимателем Федором Овчинниковым, который не прошел и десятой доли его пути – и к тому же не смог ведь в итоге его одолеть.

Появление «Карандаша» очень сильно перераспределило рынок. Мы пропустили через себя 12 000 покупателей. А магазины «Ликора», по словам работников, сделали от 200 до 600 тыс. оборота в сезон.

БЛОГ ФЕДОРА.

Хотя поначалу, честно говоря, появление «Карандаша» оказалось для него полной неожиданностью.

Когда Константин Румянцев ввязался в полемику в блоге «Сила ума», то писал, что магазин Федора Овчинникова настолько плох, что любой здравомыслящий человек предпочтет GrossHaus. Далеко, неуютно, и цены не такие низкие, как обещает реклама. «С твоей помощью рост наших продаж идет опережающими темпами», – бравировал Константин Румянцев. Но на самом деле не было у него никакого роста. Новый магазин‑склад на окраине города оттянул на себя многих покупателей. Выбирая между незнакомым магазином GrossHaus и незнакомым магазином «Карандаш», многие непритязательные горожане отдавали предпочтение тому, где цены были пониже. «Продажи не провалились, но роста не случилось. А должен был случиться», – признает теперь Константин Румянцев.

Это признание хозяин «Ликора» делает мне не только потому, что мы встречаемся спустя год после этих событий и дело уже прошлое. Но и потому, что минувший год все расставил по своим местам. Но тогда обиднее всего было то, что новый магазин «инновационный предприниматель» открыл чуть ли не на деньги самого «Ликора». Во всяком случае он не торопился расплачиваться за товар, поставленный «Ликором» в «Книгу за книгой».

А вчера в «Карандаше» была налоговая проверка. Проверку прошли отлично.

БЛОГ ФЕДОРА.

И по правде, поначалу Константин Румянцев растерялся и поддался эмоциям, несмотря на весь свой богатый управленческий опыт и обширное предпринимательское образование. Он затеял это бессмысленное судебное разбирательство. Зачем-то ввязался в перепалку в блоге. Разместил на сайте «Ликора» статью, в которой предостерегал клиентов от стремления купить товар подешевле. И что было хуже всего, в разгар сезона, еще толком не отстроив имидж GrossHaus как надежной компании с хорошим сервисом, вступил в ценовую войну с магазином-складом. Он даже посылал лазутчика прямо к дверям «Карандаша» раздавать свои листовки, которые обещали предъявителю тридцатипроцентную скидку в магазинах GrossHaus. Все эти лихорадочные, непродуманные действия приносили мало пользы, если вообще не вредили имиджу респектабельной компании. «Ликор» уступал рынок новичку.

Чем бы дитятки ни тешились, лишь бы не стреляли…

КОММЕНТАРИЙ В БЛОГЕ ФЕДОРА.

Румянцев привык быть на сцене и всегда оставаться лучшим, а его обставил самоучка, который занимался бизнесом без году неделю.

«У Федора есть свои, конечно, компетенции, где-то он даже талантливый, в части маркетинга например, чего уж тут говорить», – говорит теперь он. И я слышу в его голосе нотки снисходительности, с которой говорит победитель о побежденном. Но источник великодушия пересыхает буквально у меня на глазах.

Всегда приятно уесть конкурента.

КОММЕНТАРИЙ В БЛОГЕ ФЕДОРА.

«Но Федор допустил ошибку, создав «Карандаш», – продолжает Румянцев. – Я уверен, что это было эмоциональное решение. Типа мы растем, нам нужна площадь, мы уже задыхаемся. А на мой взгляд, нужно подсушивать себя. В части своих желаний «а мы тут сейчас разовьемся». В бизнесе вообще нельзя быть гуманитарием, нельзя быть эмоциональным. Нужно быть сухим, рациональным, занудой».

С точки зрения владельца «Ликора», Федору Овчинникову при всех его талантах не хватает не только опыта, но и рациональности математика. Из теории менеджмента Константин Румянцев узнал, что тридцать человек – это критическое число сотрудников фирмы, после которого компанией уже невозможно управлять в ручном режиме, занимаясь финансовым менеджментом по таблицам в «Экселе» и рисуя бюджет предприятия на коленке. Федор Овчинников сделал один очень успешный магазин «Сила ума», но опрометчиво решил, что нет ничего проще, чем экстраполировать успех на большую сеть и перейти этот рубеж в тридцать сотрудников. Не имея опыта, он просто не знал, что нужно всегда себя сдерживать. Критически относиться к планам завоевания мира. Осаживать желание поработать на перспективу.

«Я, может быть, и сам не люблю бюрократию, – говорит Румянцев. – Но понимаю ее необходимость. Ведь бизнес – это только на пять процентов кулаками махать и с шашкой на трибуну. А на девяносто пять процентов – это нудная, кропотливая, неинтересная работа».

Константин Румянцев вроде бы вполне доволен своим положением в пространстве. Он выглядит уверенным в своем завтрашнем дне, вполне реализовавшимся мужчиной. И слова, которые он произносит, разумны. Но именно в этих таких разумных словах мне почему-то вдруг чудится какая-то скрытая грусть, если не тоска.

Хоть он и победил в результате в этом противостоянии, ему есть в чем позавидовать Федору Овчинникову, судьба которого сложилась так непросто. Потому что, когда Константин Румянцев решил заняться бизнесом всерьез, рок-н-ролл для него навсегда остался в прошлом. А когда Федор Овчинников решился открыть свой первый магазин, настоящий рок-н-ролл в его жизни только начался.

Впрочем, истории настоящих рок-н-ролльщиков редко заканчиваются благополучно.

Когда Константин Румянцев несколько пришел в себя и разобрался в ситуации, он понял, что «Карандаш» слишком большой для розничного магазина на окраине города, даже для копии гипермаркетов Metro, и один месяц хороших продаж в сезон никогда не сможет оправдать инвестиций, необходимых для его открытия.

Даже маркетинговый гений Федора Овчинникова не способен превратить огромный сарай на окраине города в супер-успешный магазин канцтоваров.

Все, что требовалось от Константина Румянцева, чтобы отстоять свои лидерские позиции, – это не делать резких движений и ждать, пока бизнес новоявленного конкурента сам не рухнет под тяжестью собственных непомерных амбиций.

И он рухнул.