BzBook.ru

И ботаники делают бизнес

Глава 10Большой взрыв

Если и стоят над человеком высшие силы и если есть у нашей жизни незримые свидетели, то они, наверное, не могут наблюдать жизнь человеческую без улыбки, и в большинстве случаев остается только уповать на то, чтобы эта улыбка была доброй и снисходительной.

Федор думал убедить Дегтярева отдать ему помещение в «Городе мастеров», показав бывшему боссу, что тот только выиграет, если предпочтет его «Топ-книге». А в это время Дегтярев меньше всего думал о своих выгодах. Глядя на своего бывшего подчиненного, Иван Владимирович думал: «Кто бы что ни говорил, раньше, может, иногда и было страшно, но сам рынок был открыт, а теперь молодым нужны неслабые мозги и нечеловеческая работоспособность. У Федора все это есть. Зачем своими руками душить талантливого человека, особенно если с ним вместе делали раньше общее дело?»

Иван Владимирович мог себе вообразить, как важно было Федору не пустить федералов в город. Ведь и сам он решился на авантюру с «Городом мастеров» во многом потому, что боялся: федералы придут в республику, откроют большие красивые супермаркеты, и он со своими маленькими магазинами просто разорится. Иван Дегтярев готовился к бою напрасно: враги не пришли.

«Ну заработаем мы на федералах три лишние копейки, – думал теперь он. – И что, кому от этого будет лучше? Не все ведь в этом мире измеряется деньгами, точно не все. Я родился не для того, чтобы, как акула, искать деньги, деньги, деньги». И тогда мечтатель Дегтярев сказал мечтателю Овчинникову: в «Городе мастеров» откроется твоя «Книга за книгой».

С тех пор как Федор попал в плен безысходности, это была его первая победа. Такая победа, которая дается человеку высшими силами для того, чтобы он мог пережить новую череду неудач, испытаний и битв.

Нужно было много сделать, чтобы повысить рентабельность компании: открыть новые магазины, разобраться с бардаком и бюджетом, модернизировать информационную систему и, наконец, начать новые направления бизнеса.

Один из менеджеров предложил Федору поучаствовать в государственном тендере на поставку прессы в пятнадцать государственных библиотек, а затем и на поставку учебников в школы по всей республике. С первого дня работы «Силы ума» Федор отчаянно искал в городе с двумя Ы людей, которые не боялись бы брать на себя инициативу, совать нос не в свое дело, вылезать из раковины. Таких людей в городе с двумя Ы не хватало, поэтому он инициативу менеджера поддержал с радостью.

Чувствую себя каким-то конкистадором в джунглях, который идет вперед, потому что впереди – Эльдорадо. Моя жена говорит: это никогда не кончится, Эльдорадо всегда будет за горизонтом.

БЛОГ ФЕДОРА.

Выглядело все более чем увлекательно. Госзаказ обещал стабильный спрос и прогнозируемый дополнительный доход, который так необходим был компании. К тому же в середине 2008 года сложился удачный момент, чтобы выйти на этот рынок, потому что поменялась система закупки учебников государством.

Раньше они проводились огромными лотами через республиканское министерство, и хозяйничали там большие компании. Малышне вроде Федора ловить там было нечего. Но теперь централизованную систему раздробили: покупателем стал каждый муниципальный район в отдельности. Это вскрывало рынок: мелкие лоты со сложной логистикой не очень-то увлекали федеральных оптовиков и крупные издательства. Компания молодого предпринимателя Федора Овчинникова, который так отчаянно стремился заполнить всю пустоту вокруг и внутри себя, просто не могла упустить эту возможность.

Приняв участие во многих тендерах, фирма набрала лотов аж на восемь миллионов рублей. Однако, влезая в новый рынок, Федор не очень хорошо представлял, как он устроен и в чем его специфика.

А специфика была, да еще какая. Издательства учебной литературы жили в прошлом веке и не предоставляли электронных накладных на книги. Весь товар приходилось обрабатывать вручную. Учебники нужно было комплектовать из поставок разных издательств маленькими партиями и отправлять во множество мелких населенных пунктов по всей республике. И это превратилось в настоящее бедствие.

Федор при этом сам не успевал следить за происходящим на складе, потому что занимался расширением бизнеса, открывал новые точки в других городах республики – как для того, чтобы выполнить обязательства перед партнерами и занять нужные им помещения, так и для того, чтобы реализовать собственную антикризисную программу и нарастить оборот. Летом открылся магазин в Усинске. Одновременно Федор сильно увеличил бизнес «Сенсации!», расставив стойки с прессой в продуктовой сети «Ассорти».

Сначала он задумывал «Сенсацию!» как сеть мини-маркетов прессы. Но теперь решил, что лучше развивать этот бизнес через фирменные стойки в продуктовых магазинах: новые мини маркеты требовали больших вложений, в то время как занять места в продуктовых сетях на уже сформированном потоке людей казалось более простым и эффективным. При этом для сетей торговля прессой была побочным направлением, а профессиональных игроков здесь не было. Сам бог велел влезть на этот рынок. Федор договорился с «Ассорти» об установке своих стоек, пообещав не только платить процент от оборота, но и выкупить у сети неликвидную просроченную прессу. За счет «Ассорти» удалось заключить выгодные договоры напрямую с крупными издательствами. А после этого сама сеть «Ассорти» с радостью перевела всех остальных на работу со своим новым партнером – чтобы избавиться от лишних хлопот.

Но все эти успехи только порождали новые проблемы: склад на Огородной стал захлебываться в прессе для библиотек и «Ассорти», учебниках для школ и книжках для новых магазинов.

В начале восьмидесятых годов двадцатого века израильский физик Элияху Голдратт сформулировал «теорию ограничений», в соответствии с которой производительность любого предприятия всегда ограничена самым непроизводительным узлом – узким местом цепочки создания продукта или сервиса. По Голдратту, чтобы эффективно управлять, нужно вовремя определять узкие места и расширять их. Лето 2008 года показало Федору Овчинникову, что в его торговом предприятии таким узким местом стал склад на Огородной. Чтобы добиться нормальной рентабельности, ему нужен был новый склад, а лучше даже не склад, а настоящий распределительный центр.

Федор задумался, где ему взять на склад деньги. В начале года банки наконец приняли решение кредитовать под оборот, признав фирму Овчинникова достаточно крупным и платежеспособным клиентом. Однако прежде Федор закрыл банковскими займами кассовый разрыв, потом вкладывал деньги в подготовку нового магазина в Усинске, а затем разбирался с проблемами после открытия «Города мастеров».

Когда Федор договаривался с Васей об открытии магазина в гипермаркете Дегтярева, депутат пообещал, что поможет через пару месяцев расплатиться с поставщиками. Когда пришел час расплаты за книжки, взятые для открытия магазина в «Городе мастеров», партнер неожиданно заявил, что выдавать заем «Книге за книгой» не будет. Потому что никогда этого Федору не обещал. Больше того, он стал обвинять Федора в том, что тот неэффективно управляет компанией. Втянул, мол, в авантюру с «Городом мастеров», а теперь в который раз выманивает у Холдинга деньги, чтобы исправить за счет партнеров свои собственные ошибки. Федору пришлось разбираться с долгами по магазину в гипермаркете самому.

В середине лета депутат Вася, однако, попросил взять лично для него в банке два миллиона рублей кредита под его гарантии с обещанием вернуть буквально через месяц. После эпизода с «Городом мастеров» отношения их были натянутыми, но Федор решил, что это возможность их наладить. Все равно ведь они плыли в одной лодке и догрести до берега могли только вдвоем.

Я старался не писать о партнерах. Я мог где-то написать о них плохо, а я не хотел этого делать принципиально. О партнерах – либо хорошо, либо ничего.

БЛОГ ФЕДОРА.

Вложить свои деньги в книжный бизнес Федор уже не мог: он спустил их на «Тойоту Камри», которую купил, как и мечтал, спустя год после своего обещания на прошлом дне рождения. Он пожалел об этой покупке уже через месяц, когда осознал, что склад не справляется с возросшим товарооборотом.

Федор пытался объяснить депутату Васе, что необходимы новые инвестиции, чтобы вывести компанию на нужный уровень и получить хорошую прибыль. Вася реагировал вяло. У него было полно других забот. Он превратился из «муниципала» в депутата республиканского парламента от правящей партии «Единая Россия», наголову разбив в своем округе двух соперников, один из которых был руководителем монтажного управления, а другой шофером (причем работал этот шофер у Васи в Холдинге).

Таким образом он стал одним из самых молодых депутатов в республиканском парламенте. Его фамилию теперь неизменно извлекали из неизведанных глубин своего сознания старшие коллеги по Госсовету, когда надо было привести доказательство того, что депутатский корпус отнюдь не состоит преимущественно из старперов, дает дорогу молодым. При этом в подотчетных ему бизнесах дела, судя по всему, шли не лучшим образом, раз ему самому потребовался заем в два миллиона.

Наконец, было видно, что депутат начал тяготиться книжным бизнесом, который требовал все новых и новых денег (вместо того чтобы генерировать прибыль, какую привычно давала, очевидно, столовая в госкомпании). Федор начал догадываться, что год назад для его партнеров это была смелая импровизация – инвестировать в бизнес, не связанный с госкомпанией. И теперь наступило время разочарования. Развивать компанию Вася не хотел, вся помощь Федору в управлении книжным активом сводилась у депутата в основном к тому, чтобы время от времени предлагать прийти в «Книгу за книгой» и всех там «вздрючить», а то плохо работают. Федор вежливо отказывался.

Он отчаянно искал решение и одно время даже всерьез думал о том, чтобы вывести «Книгу за книгой» на рынок облигаций. Впрочем, при его масштабах это было наивно. Куда реальнее было привлечь в компанию третьего партнера, продав долю в фирме.

Вообще это был вполне вариант. Лучше ведь владеть третью компании стоимостью миллион долларов, чем половиной компании стоимостью миллион рублей. Это же, думал Федор, нормальная логика для любого стартапа. В американских компаниях к моменту выхода на биржу у основателя фирмы, как правило, остается лишь маленькая доля, и это считается естественным, поскольку, чтобы довести предприятие до биржи, требуется не только много труда, таланта и удачи, но и немало денег.

Федор предлагал Васе продать доли таким образом, чтобы у всех трех партнеров оказалось равное количество голосов – по тридцать три процента. Однако депутат Вася даже отказался об этом говорить, заявив, что Холдинг никогда не пойдет на снижение своей доли и потерю контроля над предприятием. Потому что это сделает фирму уязвимой перед рейдерами, которые могут просто ее захватить и отобрать. Было бы что захватывать, зло думал Федор. Он подозревал, что Вася просто боится предлагать сделку Папе. Не соглашаясь ни на один из предложенных вариантов, депутат при этом не предлагал своего. Он, кажется, надеялся, будто проблемы со временем как-нибудь рассосутся сами собой.

Это самая ужасная ситуация, когда нет решения. Когда нет видения, куда двигаться. Я стал искать свои варианты, но вариант нашел меня сам.

БЛОГ ФЕДОРА.

Наверное, впервые с того момента, как Федор начал бизнес, он почувствовал безысходность. Чтобы все достижения последних полутора лет не обратились в пыль и прах, компании жизненно нужны были инвестиции. Но оборотных средств для открытия нового склада явно не хватало, кредитный ресурс исчерпался до дна, своих денег у Федора не было, а партнеры не спешили вкладываться, но и уступать долю не были готовы.

В этот непростой момент и произошло событие, которое в конечном итоге определило исход всего дела, начатого молодым инновационным предпринимателем Федором Овчинниковым в городе с двумя Ы. Андрей Бойко предложил Федору купить большое помещение под склад в шестьсот квадратных метров и даже придумал, как это сделать, не имея денег.

С Андреем Бойко они познакомились, когда Федор открывал третью «Книгу за книгой» на улице Карла Маркса. Фирма, которая делала светящуюся рекламную конструкцию для магазина, не успевала к открытию, несмотря на обещания. Чтобы заставить фирму работать сверхурочно, Федор дошел аж до ее владельца, которым и оказался Андрей. И хотя повод для знакомства был не самым приятным, они друг другу понравились и сошлись довольно близко.

Андрей был настоящим предпринимателем и уже поэтому сильно отличался от функционеров Холдинга. Бойко начал коммерческие эксперименты еще в школе: покупал мороженое в Сыктывкаре и продавал в Эжве, где жил и учился, для чего арендовал морозилку в продуктовом магазине. А поступив в колледж, держал ларек, бизнес которого основывался прежде всего на продаже моющего средства для окон «Блеск», содержащего спирт. Окончив обучение, Андрей вскоре стал работать торговым представителем фирмы Wrigley и так отточил мастерство продажи, что считал себя человеком, который может продать что угодно кому угодно.

Благодаря этому умению, а еще некоторой лихой бесшабашности к концу первого десятилетия нового века он уже был владельцем крупной для города с двумя Ы фирмы, которая производила практически все, что так или иначе было связано с рекламой, – от визиток до светящихся коробов. Андрей увлекался экстремальными видами спорта, любил попить чайку с многочисленными друзьями и запросто ездил на своей большой и дорогой машине в Москву или Киров за покупками.

Андрей Бойко, который мог продать что угодно кому угодно, предложил Федору не просто помещение под распределительный центр, но целую схему покупки. Схема была предельно простой, и суть ее заключалась в том, чтобы взять кредит на покупку помещения, заложив в качестве обеспечения само помещение.

Андрей готов был уступить помещение за шестнадцать миллионов. Банк мог оценить его где-то в двадцать миллионов. Лишних четырех миллионов как раз хватило бы, чтобы сделать в помещении ремонт и вложить деньги в товар. Ежемесячный платеж, убеждал Андрей, будет примерно равен ставке аренды. У него была хорошая кредитная история, которой пока не мог похвастаться Федор, и поэтому Андрей обещал, что поможет с получением кредита.

Федор отнюдь не был уверен в том, что розничной компании нужно владеть недвижимостью: торговая фирма ведь все деньги должна вкладывать в товар, а не в кирпичи. Кроме того, решиться на схему значило повесить на бизнес новую долговую нагрузку и связать себя с этим помещением на многие годы. Чтобы ежемесячный платеж не сильно отличался от ставки аренды, платежи по кредиту требовалось растянуть на десять лет.

С другой стороны, Федор уже перебрал все другие варианты и понял, что альтернатив нет. А на шестистах метрах можно было развернуться: наладить управление поставками для десятка другого магазинов и открыть при складе магазин. То есть можно сделать так, что помещение будет не только обеспечивать другие магазины книгами, но и само генерировать прибыль. В сделке не было никакого риска. Залогом по кредиту выступало само помещение: если компания не сможет платить, банк просто его заберет.

К тому же организм предпринимателя Федора Овчинникова просто уже не мог существовать без адреналина и допинга в виде изменений в бизнесе, жизни, сознании. Из менеджера среднего звена он превратился в предпринимателя, из обывателя города с двумя Ы – в героя журнальных статей ведущих деловых изданий страны, из владельца маленькой книжной лавки – в хозяина республиканской книжной сети. Он стал настоящим лидером, в которого люди верили и за которым были готовы последовать.

Он привык, что каждый день границы возможного отодвигались. Он привык делать сальто-мортале и каждый раз выводить свое предприятие, а вместе с ним и самого себя на новый уровень бытия. Он просто физически не мог теперь взять и остановиться. Он не был в состоянии, как Сэм Уолтон, топтаться на месте, сколько бы ни убеждал себя в том, что путь к успеху должен быть долгим. Наверное, он бы продолжал движение вперед, даже если бы подозревал, что на этот раз перемены не приведут ни к чему хорошему…

Федор поделился схемой с депутатом Васей. И тот неожиданно идею поддержал. За последние месяцы это было единственное предложение Федора, которое он не отмел с ходу. Возможно, причина внезапного интереса заключалась в том, что схема предполагала получение в собственность недвижимости. Это было по-депутатски – владеть чем-то конкретным и реальным, не важно при этом, чем и для чего. Кроме того, от самого Васи в данном случае вроде как не требовалось ничего, кроме согласия. Партнеры ударили по рукам и стали готовить документы для сделки.

Правда, Андрей предложил заплатить ему аванс пять миллионов до конца лета, и тогда он готов был сбить цену на два миллиона. Федор знал, что он в этой сделке выступал лишь посредником – и пять миллионов ему были нужны, чтобы заплатить реальному собственнику (Андрей сказал, что владелец помещения ему чем-то обязан, поэтому отдает дешевле). Миллион-другой его приятель на этой сделке точно зарабатывал, но ключевым элементом схемы был кредит банка ВТБ, который он обещал организовать. Без Андрея книжная компания Федора Овчинникова никогда бы не получила этих денег.

Депутат Вася так загорелся идеей покупки недвижимости, что пообещал найти до конца лета пять миллионов аванса. И Федор не стал возражать. Возможно, зная необязательность своего партнера, он подсознательно надеялся на то, что схема с авансом расстроится. А вместе с ней развалится и вся сделка, против которой не оставалось больше логических аргументов, но которая по-прежнему таила в себе какую-то смутную опасность.

Все хорошее происходит с человеком, когда он находит в себе смелость воплотить свою самую заветную мечту. Все плохое происходит, когда мечта эта оказывается так близко, что человек теряет связь с реальностью и его смелость становится безрассудством. Именно это и случилось с Федором.

В августе он поехал в отпуск к дедушке и бабушке в Сорочинск в Оренбургскую область, чтобы показать им свою дочку. Когда он сидел в яблоневом саду и наслаждался свежим воздухом и не-сыктывкарским теплом, ему позвонил депутат Вася и сказал, что не смог найти пять миллионов. До сделки оставалась пара дней. Депутат предложил раздобыть деньги Федору.

«Ты смеешься?» – ответил предприниматель. Он находился за полторы тысячи километров от Сыктывкара. Ну например, предложил Вася, ты можешь позвонить владельцу «Ассорти» и попросить денег у него. «Ты издеваешься?» – спросил Федор. Владелец «Ассорти» был крупным влиятельным бизнесменом города, с которым молодой предприниматель встречался только один раз на годовщине продуктовой сети, куда был приглашен как один из поставщиков и партнеров. С таким же успехом можно было позвонить олигарху Абрамовичу и попросить пять миллионов взаймы у него.

После Васи стал названивать Андрей и давить на совесть – ведь сделка уже была утверждена, и он рассчитывал на эти пять миллионов. После каждого звонка Федор вынужден был ходить за квартал в продуктовый магазин, где стоял платежный терминал, чтобы пополнять счет телефона. И звонил Андрей, видимо, не только Федору. Неизвестно, какими словами воздействовал он на Васю, но в результате депутат сломался и пообещал организовать в другом банке краткосрочный кредит на пять миллионов рублей под залог активов Холдинга. Договорились, что компания Федора вернет пятимиллионный кредит, когда получит «большой» кредит в ВТБ.

К большому удивлению Федора, депутату Васе и правда не составило труда за считаные дни получить эти пять миллионов. В то время как Федору, чтобы занять у банка в десять раз меньше денег, приходилось неделями согласовывать документы и доказывать кредитному комитету, что он достаточно надежен.

В начале сентября после возвращения Федора в Сыктывкар Андрей Бойко получил пять миллионов, и партнеры стали ждать кредита от банка, чтобы полностью расплатиться за помещение.

Меньше чем через две недели после этого начался мировой финансовый кризис.

Этот большой взрыв зарождался долго, и еще годом ранее можно было без труда расслышать нарастающий гул великого бедствия, однако не только Федор, но даже и самые авторитетные финансовые эксперты сохраняли безмятежность, пока не наступило 15 сентября 2008 года.

И хотя в этот день инвестиционный банк Lehman Brothers подал в суд заявление о банкротстве на совершенно другом континенте в совершенно другой стране под названием Соединенные Штаты Америки, волна от взрыва этой бомбы (Lehman Brothers был четвертым по величине американским банком) быстро достигла даже города с двумя Ы. Банк перестал давать кредиты на десять лет, заменив их на пятилетние. Кроме того, повысил ставку с шестнадцати до девятнадцати процентов годовых. В расчетах Федора ежемесячный платеж за помещение тут же поднялся на двести тысяч рублей.

Платить столько значило просто потопить свой бизнес. То есть, купив помещение, Федор не только не улучшил бы положение в компании, как задумывал, но просто-напросто привел бы ее к банкротству. По всему миру начался обвал фондовых рынков, массовые сокращения, судьба незыблемых прежде корпораций оказалась под вопросом.

Спрос упал катастрофически. Если столичные жители далеко не сразу почувствовали на себе изменение мировой конъюнктуры и по-прежнему технично пережевывали стейки в фешенебельных московских ресторанах, то в провинции кризис проявился буквально сразу, как будто не какие-то там американцы, а именно жители города с двумя Ы держали свои сбережения в акциях Lehman Brothers. Магазины, кафе и кинотеатры опустели: все расходы горожан, кажется, сократились до покупок, необходимых для выживания. И книжки явно не входили в шорт-лист.

Однако отыграть сделку назад было уже нельзя. Когда Федор предложил Андрею просто вернуть пять миллионов и оставить помещение себе, тот только развел руками: денег у него уже не было. Больше того, не дожидаясь решения о выдаче кредита, Андрей стал делать в помещении бывшего мясокомбината ремонт под будущий логистический центр, ломать стены и заливать полы, как то и было условлено с самого начала. Тем самым он будто старался подчеркнуть, что нет у партнеров другого выхода, кроме как следовать намеченному плану.

Точно так же и мы попали с этим кризисом. Подали документы в ВТБ2Ч. Наш кредитный инспектор сказал, что все ок! Я занял денег, чтобы выкупить оборудование. Принесли документы, а там наш кредитный инспектор ушел в отпуск. Нам из обещанной суммы дали четверть. Итог: проект не запущен + не возвращен заем товарищу! П.О.П.А.Д.О.С!!!

КОММЕНТАРИЙ В БЛОГЕ ФЕДОРА.

При этом следовать намеченному плану представлялось совершенно невозможным. По плану предполагалось вернуть пять миллионов, взятые в другом банке для аванса Андрею, в самом начале осени. Но ВТБ, даже после того, как поднял ставки и сократил срок кредитования, тянул с решением. У депутата Васи, который отвечал за пять миллионов перед другим банком, началась паника. Он то требовал что-нибудь сделать и вернуть кредит, то обвинял Федора в том, что тот втянул его в эту историю.

Но депутат и сам был хорош. Взятые у Федора два миллиона он обещал вернуть в августе, но не вернул ни в августе, ни в сентябре, ни в ноябре. Федор начал платить проценты за чужой кредит. Притом что отнюдь не был уверен в том, что разберется со своими.

И весь этот чарующий букет неприятностей мироздание вручило Федору ровно в тот момент, когда в храме его мечты прорвало канализацию, которую давно надо было бы починить, но за молитвами и крестными ходами с хоругвями наперевес все было недосуг. И теперь Федор стоял с этим букетом в руках по колено в мутной жиже собственных управленческих ошибок и роковых просчетов.

К осени 2008 года проблемы с поставками учебников по республике достигли эпических масштабов. На массовом книжном рынке магазин сначала получал книги, а потом расплачивался за них перед издательством. На рынке учебной литературы для школ все было ровно наоборот: чтобы закупить литературу для школы, нужно было заплатить за нее сразу или даже оплатить поставку вперед, при этом школы не оплачивали поставщику учебники, пока не получали всю партию. Поняв, что такая схема работы просто разрушит бизнес, Федор еще летом начал переговоры с крупнейшими издателями, и ему в результате удалось договориться с некоторыми о небольшой отсрочке. Чтобы прикрыть остальные финансовые проблемы, он открыл возобновляемую кредитную линию на полмиллиона рублей. Но когда начался финансовый кризис, возобновляемая кредитная линия закрылась.

Теперь я понимаю, почему вы не писали все это время…

КОММЕНТАРИЙ В БЛОГЕ ФЕДОРА.

Если бы компании удавалось работать в рамках полученной отсрочки, можно было бы сказать, что Федор прошел по краю. Но пройти по краю не удалось. Каждую партию приходилось комплектовать из учебников разных издательств. Отсутствие хотя бы одной позиции в лоте не позволяло отправить книжки заказчику. Не отправив заказчику книжки, нельзя было требовать за них деньги. При этом у издательств все время не оказывалось нужного количества книг и наименований, партии формировались долго и мучительно, отнимая у менеджеров драгоценное время и силы, а путаница на складе завязывала все эти проблемы в тугой морской узел. Вместо Ижмы партия учебников запросто могла отправиться в Печору. Это приводило к крайне неприятным и затратным хлопотам по возврату груза и формированию новой партии.

Все былые проблемы тут же показались Федору цветочками. Он не мог заплатить поставщику учебников, так как ему не платил муниципалитет. Муниципалитет не платил Федору, потому что его компания не прислала один учебник из двухсот. Издатель не поставлял оставшийся учебник потому, что у Федора не было на него денег, а была просроченная задолженность. Многие муниципалитеты грозились подать в суд и внести компанию в черный список. И директор библиотечной системы, которой Федор обязался поставлять прессу, грозила судом за невыполнение условий контракта, поскольку в суматохе больших проблем с доставкой прессы все время возникали какие-то досадные нестыковки и сложности.

При этом продажи книжек в рознице упали и магазины в северных городах ушли за грань убыточности. Фирма Федора задыхалась без денег и билась в конвульсиях на глазах у своего создателя.

Чтобы привлечь к себе внимание, бывший распространитель «Лимонки» завел блог… Ход оказался удачным… Овчинников стал местным celebrity: в сыктывкарской газете опубликовали фотографии, на которых он пляшет пого на панк-концерте.

ЖУРНАЛ FORBES.

В этот момент ему позвонил корреспондент журнала Forbes Николай Кононов, который по заданию редакции собирал материал для очерка про Республику Коми. По замыслу, предполагалось, что его статью украсят четыре портрета предпринимателей, олицетворяющих бизнес в республике. Корреспондент попросил Федора об интервью, потому что одним из этих четырех героев республики должен был стать молодой владелец книжной сети.

Федор показал журналисту свою маленькую империю. Первый магазин «Сила ума». «Книгу за книгой» в «Городе мастеров». Будущий склад, в котором шел ремонт, хотя денег на покупку по-прежнему не было. Он рассказывал в кафе Lounge о достижениях и планах открыть в помещении мясокомбината логистический центр и построить федеральную книжную сеть и позировал для фотографа на фоне книжных полок с уверенной улыбкой на лице.

А сам в это время думал о том, как ему выбраться из той задницы, в которую он залез.