BzBook.ru

Гражданский процесс

Викут М.А Гражданский процесс

Принятые сокращения

АПК — Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации.

ВВС — Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.

БНА — Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.

ВВС — Ведомости Верховного Совета (СССР, РСФСР), Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации.

Вестник СГАП — Вестник Саратовской государственной академии права.

ГК — Гражданский кодекс Российской Федерации.

ГПК — Гражданский процессуальный кодекс Российской.

Федерации КоАП — Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.

РГ — Российская газета.

РЮ — журнал-«Российская юстиция»

САПП — Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации.

СГиП — журнал «Советское государство и право»

СЗ — Собрание законодательства Российской Федерации.

СК — Семейный кодекс Российской Федерации.

СУ — Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского Правительства.

ТК — Трудовой кодекс Российской Федерации.

УК — Уголовный кодекс Российской Федерации.

УПК — Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.

ХиП — журнал «Хозяйство и право»

Предисловие

Во всех случаях, когда осуществляется защита гражданских прав и охраняемых законом интересов судами общей юрисдикции и мировыми судьями, речь идет о гражданском процессе. Гражданский процесс регулируется нормами гражданского процессуального права. Гражданское процессуальное право представляет собой самостоятельную отрасль российского права, целостную совокупность процессуальных норм, регулирующих порядок осуществления правосудия по гражданским, семейным, трудовым, жилищным, земельным, экологическим и иным делам судами общей юрисдикции и мировыми судьями.

Гражданский процесс как учебная дисциплина преподается во всех юридических учебных заведениях. Без знаний установленных законом правил рассмотрения и разрешения гражданских дел невозможно стать специалистом в области правоведения. Между тем, нормативная основа гражданского процессуального права в 2002/03 гг. подверглась значительному реформированию. В силу Федерального закона от 14 ноября 2002 г № 137-Ф «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» с 1 февраля 2003 г. вместо Гражданского процессуального кодекса РСФСР, принятого Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964 г., действовавшего с некоторыми изменениями и дополнениями почти 40 лет, вступил в силу Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, принятый Государственной Думой 23 октября 2002 г., одобренный Советом Федерации 30 октября 2002 г. и подписанный Президентом Российской Федерации 14 ноября 2002 г.

Новеллы кодифицированного источника гражданского процессуального права (предварительное судебное заседание, возможность суда возвращать исковое заявление и использовать в качестве средств доказывания аудио- и видеозаписи, исключение участия народных заседателей, новое содержание надзорного пересмотра судебных актов и др.) вызвали появление на российском правовом поле соответствующих процессуальных институтов, в связи с чем возникла необходимость их изучения.

Развитие процессуальной науки и реформирование законодательства повлекли за собой увеличение количественного состава видов гражданского судопроизводства, а перспектива принятия в будущем Исполнительного кодекса Российской Федерации [2] меняет подход к регулированию исполнительных правоотношений.

Авторы учебника постарались осветить положения, относящиеся ко всему гражданскому судопроизводству: принципы судопроизводства и гарантии их реализации, правовое положение суда и лиц, участвующих в деле, представительство, процессуальные сроки, судебные расходы, ответственность, общие правила доказывания и т. д. В учебнике рассмотрены вопросы развития гражданского судопроизводства по стадиям от его возбуждения до вынесения и пересмотра судебного решения, а также особенности процесса по отдельным категориям дел (приказным, исковым, особым, возникающим из публично-правовых, третейских и исполнительных правоотношений) и в отношении различных субъектов (в частности иностранцев).

В учебнике не только анализируются современное российское процессуальное законодательство и практика его применения, но и дается характеристика основных теоретических направлений развития гражданского процессуального права, освещаются точки зрения различных процессуальных школ по исследуемым проблемам — Московской (Т. Е. Абова, А. Т. Боннер, Р. Е. Гукасян, М. А. Гурвич, А. А. Добровольский, Г. А. Жилин, Р. Ф. Каллистратова, А. Ф. Клейнман, М. К. Треушников, М. С. Шакарян, В. М. Шерстюк, М. К. Юков и др.), Санкт-Петербургской (А. П. Вершинин, В. А. Мусин, Н. А. Чечина, Д. М. Чечот и др.), Екатеринбургской (В. П. Воложанин, К. И. Комиссаров, И. В. Решетникова, В. В. Ярков и др.), Тверской (Л. В. Туманова, Н. В. Ченцов), Саратовской (М. А. Викут, И. М. Зайцев, Н. Б. Зейдер, К.С. Юдельсон), отражаются позиции современных саратовских ученых-процессуалистов.

Общая часть

Глава 1 Гражданское процессуальное право (общие положения)

Вопросы к теме

1. Понятие и задачи гражданского процесса.

2. Гражданское процессуальное право — самостоятельная отрасль российского права. Понятие, предмет, метод регулирования и система гражданского процессуального права.

3. Гражданские процессуальные нормы.

4. Гражданская процессуальная форма.

5. Источники гражданского процессуального права.

6. Стадии гражданского процесса.

7. Виды гражданского судопроизводства.

8. Место гражданского процессуального права в системе российского права.

9. Наука гражданского процессуального права.

§ 1. Понятие и задачи гражданского процесса

Статья 14 ГК допускает самозащиту гражданских прав. Между тем самозащита далеко не всегда эффективна, а зачастую просто невозможна. Например, на основании ст. 125 СК невозможно усыновить ребенка во внесудебном порядке, а в силу ст. 29 ГК только суд может признать недееспособным гражданина, который вследствие психического расстройства не в состоянии понимать значения своих действий или руководить ими.

В обыденной жизни граждане и юридические лица зачастую сталкиваются с необходимостью защиты нарушенных или оспоренных гражданских прав и охраняемых законом интересов. Невыплата заработной платы, причинение вреда, невыполнение алиментной обязанности, отказ продавца возместить стоимость некачественного товара — с подобными нарушениями гражданских, семейных и трудовых прав знакомы все. Спорные ситуации влекут за собой необходимость в правосудии, т. е. в «суде по праву», в деятельности компетентного государственного органа — суда — по превращению спорных правоотношений в бесспорные, по устранению препятствий в реализации гражданских прав, ликвидации последствий правонарушений. Статья 11 ГК гласит: «Защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд».

В тех случаях, когда судами общей юрисдикции и мировыми судьями защищаются гражданские права и охраняемые законом интересы, речь идет о гражданском процессе.

Гражданский процесс представляет собой урегулированную федеральным законом деятельность судов общей юрисдикции и мировых судей по рассмотрению и разрешению споров, возникающих из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических (т. е. цивильных) и иных правоотношений, дел приказного и особого производства, дел, возникающих из публичных правоотношений, а также осуществлению судами защиты иных прав и охраняемых законом интересов.

Через гражданский процесс российское государство реагирует на гражданские правонарушения; гражданское судопроизводство помогает субъектам в реализации тех прав, которые не могут быть реализованы без помощи суда. Таким образом, цель гражданского судопроизводства — защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых и иных правоотношений.

Задачи гражданского процесса подразделяются на две составляющие:

1) правосудная — правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел;

2) превентивная (предупредительная) — предупреждение гражданских правонарушений, укрепление законности и правопорядка, формирование уважительного отношения к закону и суду.

Если до реформы гражданского судопроизводства 2000 г. одной из основных задач считалось правильное и быстрое рассмотрение и разрешение судами гражданских дел, то теперь требование быстроты судебного разбирательства заменено на требование своевременности. Тем самым своевременность защиты нарушенных или оспоренных прав, свобод и охраняемых законом интересов физических и юридических лиц законодательно закреплена как один из двух факторов (наряду с правильностью), определяющих эффективность правосудия. Затягивание судебного разбирательства, как и вынесение незаконных и необоснованных решений и определений, ущемляет конституционное право граждан на судебную защиту и умаляет авторитет судебной власти и российского государства в целом.

§ 2. Гражданское процессуальное право самостоятельная отрасль российского права. Понятие, предмет, метод регулирования и система гражданского процессуального права

Гражданское процессуальное право представляет собой самостоятельную отрасль российского права, целостную совокупность процессуальных норм, регулирующих порядок осуществление правосудия по гражданским, семейным, трудовым, жилищным, земельным, экологическим и иным делам судами общей юрисдикции и мировыми судьями.

Для того чтобы определить гражданское процессуальное право как отрасль права, следует показать, что оно имеет все признаки родового понятия — отрасли и отграничить его от других отраслей (смежных понятий). Как и любая другая отрасль права, гражданское процессуальное право будет таковой, если, являясь системной совокупностью норм, имеет собственный предмет правового регулирования, специфический метод правового регулирования, свою нормативную базу (источники). Регулируемая отраслью деятельность должна иметь собственную специфику: как по субъектному составу и осуществляемым субъектами функциям, так и но связям, возникающим и развивающимся между участниками правоотношений. Особенной должна быть и ответственность за нарушения норм отраслевого законодательства.

Предмет любой отрасли права отвечает на вопрос о том, что регулируют нормы данной отрасли. Предметом правового регулирования гражданского процессуального права являются общественные отношения между судом и другими субъектами в процессе гражданского судопроизводства, а также процессуальные действия. При этом речь идет лишь об общественных отношениях и действиях, подвергнутых правовой регламентации, т. е. правоотношениях и действиях, являющихся по сути юридическими фактами. В гражданском процессе не могут складываться внеправовые отношения, по крайней мере, для его субъектов имеют значение лишь те связи и действия, которые предусмотрены законодательством, и в том виде, в котором они должны быть произведены. Формула проста: в правовом поле имеют место только правовые объекты.

Проблема правоотношений является дискуссионной как в рамках общей теории права, так и по отдельным правовым отраслям. Акцент в исследовании данного вопроса, как правило, не совсем удачно делается на самом правоотношении как урегулированном правом общественном отношении [3], в то же время ключевой является проблема воздействия права на Отношения. В правовой системе координат данное состояние можно было бы отобразить в виде вектора, направленного от права как исходной точки к отношению как объекту силового воздействия.

Гражданское процессуальное право является процессуальной отраслью права и, как любая процессуальная отрасль права, характеризуется тем, что регулирует правоотношения в их динамике. Потому в предмет его регулирования обязательно входят не только юридические связи между участниками правоотношений, но и процессуальная деятельность по реализации этих связей.

Системность любой процессуальной отрасли права предполагает наличие Общей и Особенной частей, взаимосвязь и взаимное действие правовых норм и институтов, элементарно образующих логически единую законодательную целостность. Гражданское процессуальное право имеет классическую структуру, состоящую из двух частей: Общей и Особенной.

Общая часть включает основные положения, институты, относящиеся ко всему гражданскому судопроизводству: принципы судопроизводства и гарантии их реализации, правовое положение суда и лиц, участвующих в деле, представительство, процессуальные сроки, судебные расходы, ответственность, общие правила доказывания и т. д.

Особенную часть гражданского процессуального права составляет совокупность норм, регламентирующих движение, развитие гражданского судопроизводства по стадиям от его возбуждения до вынесения и пересмотра судебного решения, а также особенности процесса по отдельным категориям дел (приказным, исковым, особым, возникающим из публично-правовых и исполнительных правоотношений) и в отношении различных субъектов (в частности, иностранцев).

Система права находит зеркальное отражение в отраслевом законодательстве, для наибольшего удобства применения кодифицированном в соответствии с дуалистической структурой в виде ГК.

Следующий критерий определения самостоятельности отрасли в правовой системе координат — особый метод правового регулирования. Впервые метод правового регулирования как критерий отраслевого деления был выделен советской правовой наукой на рубеже 30—40-х гг. прошлого столетия, после Всероссийского совещания юристов в 1938 г. До этого времени в качестве единственного критерия отраслевого деления назывался предмет регулирования. При таком подходе происходила подмена понятий «система» и «систематика» [4].

В современной теории права вопрос о роли метода при отраслевой классификации системы права решается положительно. Между тем термин «метод» зачастую подменяется термином «правовое воздействие», в содержание которого включаются, помимо нормативно-организационного влияния на общественные отношения специальными системами, собственных правовых средств, иные правовые отношения (правосознание, правовая культура и т. п.).

Метод понимается в двух аспектах:

1) как «вектор» поиска (бэконовский метод-светильник, освещающий неизвестную дорогу [5]);

2) «вектор» действия, воздействия.

Методом правового регулирования отрасли гражданского процессуального права является совокупность юридических средств, правовых приемов и способов, посредством которых российское государство регламентирует общественные отношения, возникающие по поводу и в связи с осуществлением судами общей юрисдикции и мировыми судьями правосудия по гражданским делам и воздействует на них. В результате такого комплексного, системного воздействия формируется общая модель правомерного поведения участников гражданского судопроизводства.

Специфика метода предопределяется целями и задачами, поставленными законодателем перед соответствующим объектом регулирования [6].

В теории права различают правовую основу метода, его государственное обеспечение и реальное функционирование уже сложившегося метода правового регулирования. Право при этом выступает в качестве основы формирования метода, государство же обеспечивает функционирование как метода в целом, так и всех его компонентов. С другой стороны, сам метод оказывает субъективное воздействие на форму регулирования, а через нее — на систему отрасли. Право предопределяет статическое состояние метода, а государство — динамическое, функциональное. Все слагаемые метода правового регулирования (юридические средства, правовые приемы и способы) формируются в процессе правоустанавливающей деятельности государства, а их функционирование осуществляется в рамках правоприменительной и правоохранительной деятельности [7].

В. В. Комаров называет следующие составляющие особенности метода правового регулирования отрасли [8]:

· особые способы возникновения, изменения и прекращения правоотношений;

· специальный порядок защиты прав и обеспечения выполнения обязанностей субъектов производства;

· специфика применения мер государственного принуждения за нарушение требований законодательства.

Диспозитивность метода гражданского процессуального права для сторон определяется тем, что основу их процессуальных прав и обязанностей составляют нормы материальных отраслей права (гражданского, семейного и др.), в которых стороны были юридически равны и где предполагалась свобода их распорядительных действий.

§ 3. Гражданские процессуальные нормы

Если сравнить отрасль права с деревом, то стволом такого дерева будут выступать принципы права, ветками — институты права, а листьями — нормы права. Норма права представляет собой «атом» правовой материи, ее элементарную структуру.

Норма гражданского процессуального права, как и любая другая норма права, является обязательным правилом поведения, но особых субъектов — участников гражданских процессуальных правоотношений.

Гражданская процессуальная норма имеет следующие особенности:

1) устанавливается исключительно федеральным законом;

2) регулирует правоотношения в особой сфере — в сфере осуществления судами общей юрисдикции и мировыми судьями правосудия по гражданским делам;

3) правоприменителем гражданской процессуальной нормы и обязательным участником регулируемых ею правоотношений является суд (судья);

4) легальное толкование нормы осуществляется Пленумом Верховного Суда РФ.

Гражданские процессуальные нормы по содержанию подразделяются на дефинитивные (т. е. содержащие определения понятий гражданского процессуального права, например, ст. 2 ГПК) и регулятивные (устанавливающие права и обязанности участников гражданского судопроизводства, например, ст. 35 ГПК). Регулятивные нормы, в свою очередь, подразделяются на диспозитивные (т. е. управомочивающие, такие, как ч. 1 ст. 39 ГПК) и императивные (обязывающие и запрещающие). К обязывающим нормам относится ст. 77 ГПК, а к запрещающим — ч. 2 ст. 16 ГПК.

По предмету регулирования гражданские процессуальные нормы делятся на общие (чье действие проявляется вне зависимости от вида и стадии гражданского судопроизводства — сюда относятся все нормы разд. I ГПК) и специальные (регулирующие гражданские процессуальные отношения на отдельных стадиях или в конкретном виде гражданского судопроизводства).

Дефинитивные и диспозитивные нормы гражданского процессуального права состоят из гипотезы и диспозиции, а в императивных нормах к указанным элементам структуры добавляется санкция. В некоторых нормах санкция может быть законодательно отдалена от остальных частей нормы. Так, санкция (отмена решения суда первой инстанции) за нарушение правил о языке гражданского судопроизводства, установленных ст. 9 ГПК, содержится в ч. 2 ст. 364 ГПК.

§ 4. Гражданская процессуальная форма

Отличительной чертой гражданского процесса является особая процессуальная форма, предполагающая наличие строгих правил, определяющих порядок деятельности суда и других участников гражданского судопроизводства, содержание и характер всех процедур и ответственность за их несоблюдение. Цель процессуальной формы — придавать единство, однородность отраслевой конструкции процедурных правил и требований для оптимального достижения стоящих перед государством задач по регулированию соответствующей правовой сферы. Любое действие, совершенное вне процессуальной формы, ничтожно и не влечет правовых последствий.

Н. А. Чечина и Д. М. Чечот определяли гражданскую процессуальную форму как систему установленных гражданским процессуальным законом правил, регламентирующих порядок осуществления правосудия и деятельности участвующих в нем лиц, исполнение которых обеспечено возможностью применения судом процессуальных санкций [9].

П. М. Филиппов справедливо добавил к названным признакам стабильность процессуальной формы, придавая ей особое значение как черте, отличающей форму от процедурных правил [10].

Таким образом, гражданская процессуальная форма являет собой идеальную модель правосудия [11].

К. И. Комиссаровым были выделены четыре признака гражданской процессуальной формы: нормативность, непререкаемость, системность и универсальность [12].

Современная гражданская процессуальная форма обладает следующими признаками.

1. Нормативность, выражающаяся в том, что условия и порядок осуществления правосудия по гражданским делам строго определены нормами Конституции РФ, ГПК и другими федеральными законами. Можно охарактеризовать нормативность формы как правосоответствие процессуальных действий и их последствий. Нормативность есть объективное свойство права вообще [13], проявляющееся в конкретном отраслевом подразделении правовой системы посредством формы.

2. Обязательность, означающая невозможность субъектов гражданского процесса поступать по собственному усмотрению без учета требований гражданского процессуального законодательства. Обязательность подразумевает установку меры должного поведения всех субъектов гражданских процессуальных правоотношений и ответственность за нарушение предписаний процессуального законодательства.

3. Системность гражданского процесса означает единство и взаимосвязь совершаемых участниками гражданского судопроизводства действий как элементов структуры единого, целостного процессуального механизма. Процессуальные действия в целях их соответствия признаку системности должны быть взаимосвязанными, т. е. взаимообусловленными и взаимозависимыми, связь должна определяться как по горизонтали — между действиями одного этапа, стадии гражданского процесса, так и по вертикали — через строгую последовательность действий следующего уровня в зависимости от совершения и результата предшествующих действий.

4. Всеобщность гражданской процессуальной формы (универсальность) предполагает возможность ее распространения на различные виды и по всем стадиям гражданского судопроизводства. При возникновении гражданских процессуальных правоотношений гражданская процессуальная форма имеет место везде и всегда.

Признаки гражданской процессуальной формы важны тем, что должны учитываться не только при осуществлении правосудия, но и в ходе правотворческой деятельности, форма которой во многом определяется формой процедуры предмета правового регулирования.

§ 5. Источники гражданского процессуального права

Источниками гражданского процессуального права являются нормативные акты, содержащие нормы, регулирующие порядок осуществления правосудия по гражданским (в широком смысле этого термина) делам судами общей юрисдикции и мировыми судьями.

Источником гражданского процессуального права, как и любой другой отрасли российского права, выступает Конституция Российской Федерации. Основной пласт конституционных норм, действующих в сфере гражданского судопроизводства, содержится в гл. 7 «Судебная власть». Так, ст. 118 Конституции устанавливает принцип осуществления правосудия только судом, ст. 120 провозглашает независимость судей и подчинение их только Конституции РФ и федеральному закону. Статья 123 Конституции раскрывает содержание принципа гласности судебного разбирательства, говорит о состязательности и равноправии сторон.

Основная часть норм гражданского процессуального характера содержится в Гражданском процессуальном кодексе РФ.

ГПК вступил в силу с 1 февраля 2003 г. Он заменил ГПК РСФСР, который действовал с некоторыми изменениями и дополнениями почти 40 лет. Новым ГПК не был сломан сложившийся порядок судопроизводства, подавляющая часть его норм во многом преемственна по отношению к прежнему процессуальному законодательству. Кодекс состоит из семи разделов и включает 446 статей, регулирующих действия суда (судьи) и других участников гражданского судопроизводства в сфере осуществления правосудия по гражданским делам.

Вводным законом к ГПК и, следовательно, источником гражданского процессуального права выступил Федеральный закон «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации». В целом этот Закон ввел в действие ГПК с 1 февраля 2003 г., за исключением глав о кассационном и надзорном обжаловании судебных постановлений, которые введены в действие с 1 июля 2003 г. Указанное исключение действует только в отношении дел, по которым в срок до 1 февраля 2003 г. были принесены кассационные и надзорные протесты при условии, что на день вступления в силу ГПК эти протесты не были рассмотрены. Исключение не касалось кассационных и надзорных жалоб, а также заявлений о принесении надзорных протестов, находящихся на 1 февраля 2003 г. в производстве российских судов общей юрисдикции.

Помимо названных нормативных актов, источниками гражданского процессуального права являются и другие федеральные законы, в частности, Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» [14], Закон РФ от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации» [15], федеральные законы от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» [16], от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» [17], от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» [18], от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [19], от 24 июля 2002 г. № Ю2-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» [20] и др.

Статья 1 ГПК относит к источникам гражданского процессуального права нормы международного договора Российской Федерации, устанавливая их приоритет над правилами российского гражданского судопроизводства.

§ 6. Стадии гражданского процесса

Гражданский процесс представляет собой деятельность, проходящую в определенной логической последовательности. Элементарными структурами любого юридического процесса выступают его стадии (от греч. stadion — период, определенная ступень в развитии чего-либо).

Стадия гражданского процесса представляет собой целостную совокупность процессуальных действий и отношений, направленных к одной цели и выполняющих конкретную задачу — составную к общей задаче процесса.

При определении состава стадий следует учитывать пространственно-временные границы (нормативные, фактические) этапов развития производства и пределы действия соответствующей процессуальной формы [21]. Новая стадия может начаться лишь тогда, когда закончена предыдущая, [22] и, как правило, переход от одной процессуальной стадии к другой четко определен и оформляется в виде особого процессуального документа.

Если римский гражданский процесс включал в себя лишь две стадии — injure и injudicio, то современный российский гражданский процесс насчитывает шесть стадий.

1. Возбуждение гражданского судопроизводства. Цель данной стадии — решить вопрос о возможности начала гражданского процесса на основе представленных заявителем в распоряжение суда материалов. Обращение заинтересованного лица в суд может влечь за собой отказ в принятии заявления (ст. 134 ГПК), возвращение заявления (ст. 135 ГПК), оставление заявления без движения (ст. 136 ГПК), и, наконец, принятие заявления судом к производству. Только при последнем варианте, когда вопрос о наличии у заявителя права на гражданское судопроизводство решен судьей положительно, начинается постадийная динамика гражданского процесса и осуществляется его переход в следующую стадию.

2. Подготовка дела к судебному разбирательству являет собой вторую обязательную стадию гражданского процесса, призванную обеспечить правомерность и своевременность последующего судебного разбирательства. Цель подготовки предполагается достигнутой, если гражданское дело было рассмотрено в первом же судебном заседании и по нему было вынесено законное и обоснованное решение. Судебное заседание, если оно проводится в данной части процесса, носит название предварительного (ст. 152 ГПК). Решение по его итогам может быть вынесено только в том случае, если установлен факт пропуска истцом без уважительной причины срока исковой давности (резолютивная часть такого решения будет содержать указание на отказ в иске).

3. Судебное разбирательство представляет собой основную стадию гражданского процесса, так как именно в ней спор между истцом и ответчиком разрешается по существу, заинтересованные лица получают судебную защиту нарушенного или оспоренного права либо охраняемого законом интереса. В этой части процесса именем Российской Федерации выносится главный судебный акт — решение суда. Процессуальной формой судебного разбирательства является заседание суда, состоящее из четырех частей: 1) подготовительная, 2) разбирательство дела по существу, 3) судебные прения, 4) вынесение и оглашение судебного решения.

4. Производство в суде второй инстанции. Возбуждается стадия пересмотра судебных актов, не вступивших в законную силу, исключительно по инициативе участвующих в деле лиц, не согласных с вынесенными в предыдущих стадиях решениями и определениями. Если жалоба лица или представление прокурора приносятся на акт мирового судьи, то четвертая стадия процесса именуется апелляционным производством, а проверка законности и обоснованности решений и определений федеральных судей (судов) носит название кассационного производства.

5. Производство в суде надзорной инстанции есть исключительная стадия гражданского судопроизводства, так как предполагает пересмотр судебных актов, вступивших в законную силу. Основаниями для отмены или изменения судебного постановления в надзорном порядке являются только существенные нарушения норм материального или процессуального права, допущенные при вынесении пересматриваемого акта.

6. Пересмотр решений и определений суда по вновь открывшимся обстоятельствам предполагает устранение судом объективных ошибок судебного акта, вызванных отсутствием или ущербностью во время первоначального разбирательства отдельных средств доказывания либо преступными действиями отдельных субъектов гражданских процессуальных правоотношений. Это единственный вид пересмотра, осуществляемого тем же судом, который принял пересматриваемое решение или определение.

До реформы исполнительного производства 1997 г. процесс исполнения судебных актов относили к стадиям гражданского процесса, но в настоящее время исполнительные правоотношения составляют предмет регулирования особой, самостоятельной отрасли российского исполнительного права.

§ 7. Виды гражданского судопроизводства

Развитие процессуальной науки и реформирование законодательства влекут за собой увеличение количественного состава видов гражданского судопроизводства. Если ГПК РСФСР 1964 г. различал три вида гражданского судопроизводства, то действующий ГПК называет шесть таких видов.

Деление судебного порядка рассмотрения гражданских дел на виды производится в зависимости от следующих критериев:

· предмет судебной защиты;

· цели судебной деятельности;

· способ защиты.

Вид гражданского судопроизводства определяет наименование лиц, участвующих в деле, и их правовое положение, специфику возбуждения судопроизводства, возможность использования отдельных средств защиты, сроки, распределение обязанностей по доказыванию, особенности вынесения и исполнения итогового судебного акта.

Действующий процессуальный закон подразделяет гражданское судопроизводство на следующие виды:

1) приказное производство — единственный вид производства, в котором отсутствуют основные стадии гражданского процесса, — здесь нет судебного разбирательства и, соответственно, подготовки дела к судебному разбирательству. Судебное решение по делам приказного порядка не выносится, его заменяет судебный приказ — постановление судьи, вынесенное на основании заявления взыскателя о взыскании денежных средств или об истребовании движимого имущества от должника по требованиям ст. 121 ГПК;

2) исковое производство. Это самый древний вид гражданского судопроизводства. Термин «иск» (actio) известен еще римскому праву, где определялся Цельсом как право преследовать на суде должное, право требовать то, что тебе следует. В современном праве под иском понимают средство защиты права, предполагаемое обратившимся за защитой (истцом) нарушенным или оспоренным, направленное против предполагаемого нарушителя (ответчика) к суду. Исковое производство характеризуется следующими чертами: 1) наличие спора о праве, который призван разрешить суд; 2) равенство субъектов спора; 3) предметом защиты выступает нарушенное или оспоренное право или охраняемый законом интерес; 4) возбуждается исключительно подачей в суд особого процессуального документа — искового заявления, отвечающего требованиям ст. 131 ГПК.

В порядке искового производства в настоящее время рассматривается основная часть гражданских дел в судах общей юрисдикции;

3) производство по делам, возникающим из публичных правоотношений. До 2003 г. данный вид судопроизводства носил название производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений. Действующее процессуальное законодательство называет три категории дел, рассматриваемых в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, оставляя этот перечень открытым: 1) дела о признании недействующими нормативных правовых актов, 2) дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, 3) дела о защите избирательных прав и права на участие в референдуме;

4) особое производство. Особый процесс судебной защиты характеризуется отсутствием спора о праве. Предметом защиты выступает не нарушенное или оспоренное право, а охраняемый законом интерес заявителя. В порядке особого производства суд рассматривает дела: 1) об установлении фактов, имеющих юридическое значение; 2) об усыновлении (удочерении) ребенка; 3) о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим; 4) о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным; 5) об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация); 6) о признании движимой вещи бесхозяйной и признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь; 7) о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя и ордерным ценным бумагам (вызывное производство); 8) о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании; 9) о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния; 10) по заявлениям о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении; 11) по заявлениям о восстановлении утраченного судебного производства;

5) производство по делам об оспаривании решений третейских судов. Впервые закрепленный в гл. 46 ГПК РФ, этот вид гражданского судопроизводства определяет порядок рассмотрения и разрешения районными судами заявления сторон третейского разбирательства об оспаривании решения третейского суда;

6) производство по делам, возникающим из исполнительных правоотношений. Сюда относят процессуальные действия суда, влияющие на процесс исполнения судебных постановлений и постановлений иных органов. Контроль суда за исполнительными правоотношениями подразделяется на предварительный (например, выдача исполнительного листа на исполнение собственных решений и определений, Решений третейских судов, иностранных судов и арбитражей, приостановление и прекращение исполнительного производства) и последующий (рассмотрение жалоб на действия и бездействие судебного пристава-исполнителя).

§ 8. Место гражданского процессуального права в системе российского права

Если говорить о месте гражданского процессуального права в системе российского права, то наиболее близкими отраслями, от которых необходимо отграничить исследуемую отрасль, являются гражданское право и арбитражное процессуальное право. Для гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права характерны общие принципы, задачи, близкие институты. Так, исследованные И. М. Зайцевым и Г. А. Жилиным целевые установки гражданского судопроизводства (основные — защита прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций, охрана общественных и государственных интересов; факультативные — укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений) [23] отражены в общей цели, характерной как для гражданской процессуальной, так и для арбитражной процессуальной юрисдикции.

Материальное право регулирует общественные отношения, существующие вне (до и после) правоприменительной деятельности органов государства и общественности, а процессуальное право регламентирует общественные отношения по поводу правоприменительной и правотворческой деятельности. [24] Материальное право является основой права процессуального, нуждается в нем как в способе разрешения конфликтов, санкционирования отдельных, наиболее значимых действий и подтверждения юридических фактов.

Гражданское процессуальное право служит формой принудительной реализации гражданских, семейных, трудовых и иных обязанностей, когда предписания названных отраслей не исполняются сторонами добровольно. А. Т. Боннер указывает, что гражданское процессуальное право призвано «обслуживать определенный комплекс материальных правоотношений» [25].

Близость гражданского, семейного, трудового, жилищного, земельного, экологического права и других отраслей цивилистического цикла и гражданского процессуального права должна рассматриваться с позиции соотношения одной отрасли с другой, так как у этих отраслей российского права специфические предметы и методы правового регулирования, собственная нормативная база и субъектный состав.

Гражданское процессуальное право связано с конституционным правом, государственным правом, уголовным правом, уголовно-процессуальным правом, уголовно-исполнительным правом, административным правом и прокурорским надзором. Так, в гл.7 Конституции РФ установлены основные принципы построения и деятельности судебной системы Российской Федерации. Прокурорский надзор определяет полномочия прокуроров по надзору во всех сферах правовой деятельности в РФ. Статья 307 УК, определяющая ответственность свидетеля за дачу заведомо ложных показаний, является санкцией к ст.70 ГПК, а сам порядок привлечения свидетеля к такой ответственности регулируется уголовно-процессуальным законодательством.

В любом случае речь идет не о подчинении, а о взаимодействии одной органически целостной, внешне и внутренне организованной отрасли с другими.

Отдельные правоведы отождествляют гражданский процесс и судебное право [26], предполагая их одинаковую сущность как «систем научных знаний о законе, процедуре и обрядах гражданского судопроизводства» [27]. Можно было бы предположить, что речь идет о науке гражданского процесса, если бы исследование понятия гражданского процесса не проводилось в контексте его понимания гражданскими процессуальными кодексами стран СНГ, в задачу которых не входит определение сущности той или иной науки. Между тем, в общеправовом плане под «судебным правом» понимают некую «суперотрасль» («надотрасль»), объединяющую уголовно-процессуальное, гражданское процессуальное право, административное судопроизводство, а также судоустройственные нормы [28].

Представитель противоположной точки зрения, И. В. Панова, полагает, что отождествление судебного процесса и юридического процесса безмерно сужает последний [29].

§ 9. Наука гражданского процессуального права

Еще со времен римского права процессуальное право как наука была прежде всего наукой о формах, которой присуща высокая степень постоянства [30].

Предмет науки гражданского процессуального права гораздо обширнее предмета самой отрасли и включает:

· правоотношения, возникающие в сфере осуществления правосудия по гражданским делам;

· систему отрасли российского гражданского процессуального права, ее принципы, институты и гражданские процессуальные нормы, процесс их создания, действия и аброгации [31];

· процессуальные концепции, взгляды, учения о гражданском процессе российских и зарубежных ученых;

· зарубежное процессуальное законодательство и практику его применения.


Наука «российский гражданский процесс» сравнительно молода. Первые теоретические исследования гражданских процессуальных правоотношений появились лишь к середине XIX в. Российские правоведы (М. Михайлов, К. Малышев, Е. Нефедьев, Е. Васьковский, Т. Яблочков [32] и др.) в первых монографических исследованиях гражданского судопроизводства, относящихся в большинстве своем к периоду с середины XIX до начала XX в., положили начало процессуальной теории и предопределили во многом развитие процессуальной науки.

Как уже говорилось, в современной российской гражданской процессуальной науке сложилось несколько основных школ — московская (А. А. Добровольский, А. Ф. Клейнман, М. С. Шакарян, М. К. Треушников, В. М. Щерстюк, М. А. Гурвич, Р. Е. Гукасян, Г. А. Жилин, А. Т. Боннер, Р. Ф. Каллистратова, Т. Е. Абова, М. К. Юков и др.), санкт-петербургская (А. П. Вершинин, Н. А. Чечина, Д. М. Чечот, В. А. Мусин и др.), екатеринбургская (В. П. Воложанин, К. Н. Комиссаров, В. В. Ярков, И. В. Решетникова и др.), саратовская (Н. Б. Зейдер, К. С. Юдельсон, И. М. Зайцев, М. А. Викут и др.), тверская (Л. В. Туманова, Н. В. Ченцов). Новые направления развития правовой науки исследуются учеными-процессуалистами Казани, Краснодара, Томска, Волгограда.

Цель современных научных процессуальных изысканий — разработать идеальную модель правосудия, в которой защита нарушенных или оспоренных прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций будет достигаться наиболее оптимальным образом. В свое время именно такая цель, хотя и не была достигнута, значительно продвинула науку вперед.

Глава 2 Гражданские процессуальные принципы

Вопросы к теме

1. Понятие гражданских процессуальных принципов и их роль в отраслевом регулировании.

2. Система гражданских процессуальных принципов.

3. Принцип законности.

4. Принцип осуществления правосудия только судом.

5. Принцип равенства перед законом и судом.

6. Принцип процессуального равенства сторон.

7. Принцип независимости судей.

8. Принцип государственного языка судопроизводства.

9. Принцип гласности.

10. Принцип диспозитивности.

11. Принцип состязательности.

12. Принцип доступности судебной защиты.

§ 1. Понятие гражданских процессуальных принципов и их роль в отраслевом регулировании

Гражданское процессуальное право характеризуется специфическими гражданскими процессуальными принципами, составляющими нормативно установленные основополагающие начала регулирования особого объекта — правоотношений, складывающихся в ходе гражданского судопроизводства.

Принципы признаются критериями отраслевого разделения в теории права далеко не всеми исследователями правовой системы. Так, отрицают влияние принципов на отграничение отраслей О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородский [33]. Между тем даже ученые, полагающие, что принципы отрасли права тождественны принципам права вообще и имеют лишь специфику проявления при регулировании отдельных групп правоотношений, при исследовании конкретных принципов называют такие принципы, которые не могут проявляться во всех отраслях права. Указанной точки зрения придерживается В. С. Букина, но она же называет принципами такие правоположения, как устность, непосредственность, непрерывность и др. [34], представить действие которых в материальных отраслях права вряд ли возможно.

Гражданские процессуальные принципы понимают в трех аспектах:

· как принципы отрасли гражданского процессуального права (т. е. основные начала регулирования гражданских процессуальных отношений);

· как принципы гражданского процесса — деятельности судов общей юрисдикции и мировых судей по рассмотрению и разрешению гражданских дел;

· как директивы, адресованные не только правоприменителю, но и законодателю [35].

В любом понимании принципы придают единство правовому регулированию общественных отношений, цементируя все компоненты юридической надстройки и самостоятельно воздействуя на общественные отношения [36]. Принципы позволяют организовать правовую систему, определить природу права, основу его развития и функционирования. Очевидно, в силу особой значимости и влияния на правовую действительность принципы права являются наиболее разработанными правовыми объектами и в то же время вызывающими постоянные споры и противоречивые суждения [37].

Принципы образуют основу, отраслевой каркас гражданского процессуального права, отражают его сущность, ключевые начала и идеи, закономерности строения и развития. Будучи нормативно закрепленными, принципы определяют сущность и содержание правоотношений в сфере гражданского судопроизводства, общее направление развития отраслевого законодательства.

Невозможность абсолютного законодательного регулирования правоотношений любой сферы человеческой деятельности влечет за собой необходимость разработки общих правил, критериев поведения в определенной системе, в данном случае — системе гражданских процессуальных отношений. ГПК (ч. 4 ст. 1) закрепляет роль принципов при возникновении пробела в законе, но здесь следует учитывать тот факт, что применение аналогии права — сложное действие, которое следует производить очень аккуратно, так как оно зачастую создает правовую норму.

В ГПК отсутствует указание на то, какие из норм являются принципиальными, что порождает споры по вопросам количественного и качественного состава принципов, сущности каждого из них и их влияния друг на друга и систему права.

Такая черта принципа, как нормативность, может проявляться и опосредованно, когда принцип логически, лексически или иным путем выводится из одной (чаще — нескольких) норм, но это создает серьезное неудобство при практическом применении, нарушая одну из аксиом права: «закон должен быть понятен любому, чтобы любой мог его применить».

§ 2. Система гражданских процессуальных принципов

Без помощи принципов невозможно представить модель права или его отдельной отрасли, так как именно принципы придают целостность правовой системе, начиная с соответствия друг другу отдельных норм, через гармонизацию внутриотраслевых и межотраслевых институтов Связь принципов между собой в этой модели обусловлена, прежде всего, тем, что все они являются категориями одной отрасли, звеньями одной правовой системы, направлены на достижение общей цели — оптимальной защиты нарушенных или Оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов.

Классификацию принципов гражданского процессуального права проводят по различным основаниям.

1. В зависимости от источника закрепления различают:

· принципы, закрепленные в Конституции РФ (например, принцип несменяемости судей, принцип неприкосновенности судей);

· принципы, закрепленные в Конституции РФ и развитые в отраслевом законодательстве (принцип осуществления правосудия только судом, принцип независимости судей и подчинения их только закону др.);

· принципы, закрепленные в ГПК (в частности, принцип непрерывности судебного разбирательства);

· принципы, содержание которых выводится из смысла процессуального законодательства, совокупности норм (принцип диспозитивности).

2. В зависимости от сферы действия выделяют:

· общие (общеправовые) принципы, действующие вне зависимости от категории общественного отношения, подвергнутого правовой регламентации (например, принцип законности);

· межотраслевые, действие которых проявляется в нескольких отраслях российского права (в частности, гласность судебного разбирательства присутствует как в гражданском, так и в арбитражном процессе);

· отраслевые (специфически отраслевые), действующие исключительно в гражданской процессуальной сфере. Между тем, в ходе сближения гражданского и арбитражного процесса практически не осталось ни одного гражданского процессуального принципа, который бы не действовал в сфере арбитражного судопроизводства;

· принципы отдельных правовых институтов (в теории процессуального права выделяют принципы стадии судебного разбирательства — устность, непрерывность, непосредственность, принципы судебного доказывания [38] и т. д.).


В литературе можно встретить и иные модели классификации принципов, между тем, все они, как и модели любой другой системы, призваны указать на следующие обстоятельства:

1) связь элемента модели (конкретного принципа права) с другими ее звеньями (иными принципами);

2) особенность отдельных элементов (наличие специфических принципов), посредством чего придается своеобразие всей системной совокупности;

3) существование в системе элементов, тождественных тем же элементам в других модельных системах того же уровня (общих принципов), позволяющее считать исследуемую модель подсистемой систем более высокого уровня (системы принципов права и системы соответствующей отрасли права).

Все принципы гражданского процессуального права в равной мере необходимы и важны, иначе они не были бы таковыми.

§ 3. Отдельные принципы гражданского процессуального права

Основным, генетически обусловленным явлением правовой материи выступает в гражданском процессуальном праве принцип законности, являющийся конституционным, общим принципом всех отраслей российского права [39] независимо от их роли и места в правовой системе координат. Принцип законности всегда был доктринальным в советском праве, не потерял он актуальность и сейчас [40].

Согласно ст. 15 Конституции РФ все органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы, а также общепризнанные принципы, нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. Законность представляет собой такое состояние жизни общества, при котором в этом обществе действует качественное, непротиворечивое законодательство, законы уважаются, точно и неуклонно исполняются всеми членами этого общества, а за нарушение требований законодательства с неотвратимостью следуют меры государственного принуждения.

Содержание законности в гражданском процессе характеризуется следующими чертами:

гражданское процессуальное законодательство должно быть непротиворечивым, иметь стройную систему;

в случае возникновения коллизий они должны разрешаться исходя из преимущества международного договора над российскими нормами, Конституции России над другими правовыми актами, ГПК над иными актами в сфере гражданских процессуальных правоотношений;

· суд в своей деятельности обязан руководствоваться законами, т. е. правильно применять нормы всех отраслей российского права;

· участники гражданского судопроизводства обязаны подчиняться закону и согласовывать свои поступки с действующим законодательством под страхом применения к ним штрафных и иных мер ответственности, содержащихся в санкциях норм гражданского процессуального права;

· применение ответственности за правонарушения в сфере гражданского судопроизводства неотвратимо;

· применение аналогии права возможно лишь при отсутствии нормы процессуального права, регулирующей возникшие в ходе судопроизводства правоотношения, и подразумевает действие суда исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации.

Принцип осуществления правосудия только судом, провозглашенный ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, находит развитие в ст. 5 и 22 ГПК, определяющих исключительную подведомственность дел судам общей юрисдикции и строгое соблюдение при рассмотрении дел законодательства о гражданском судопроизводстве.

Принцип равенства всех перед законом и судом в гражданском судопроизводстве — проявление конституционного принципа равенства граждан перед законом независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждения, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Российское государство в силу ст. 19 Конституции РФ взяло на себя обязанность гарантировать равенство прав и свобод гражданина. Принцип равенства означает предоставление участникам гражданского процесса равных возможностей по защите своих прав и интересов в сфере осуществления правосудия по гражданским делам. Так, все лица, участвующие в деле, могут заявлять отводы судье, прокурору, секретарю судебного заседания, эксперту, переводчику и специалисту на одинаковых условиях и по одинаковым основаниям, порядок разрешения отводов не зависит от того, кто заявил отвод. Обжалование судебных постановлений также происходит по одинаковым правилам. Статья 398 ГПК устанавливает, что иностранные лица пользуются процессуальными правами и выполняют процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями.

В отношении сторон искового гражданского процесса — истца и ответчика — принцип равенства получает продолжение в принципе процессуального равенства сторон. В частности, обе стороны вправе знакомиться с материалами дела, делать из них выписки, снимать копии, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения по всем вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, возражать против ходатайств, доводов и соображений других участвующих в деле лиц, заявлять отводы, обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве иные процессуальные права.

Следует заметить, что содержание данного принципа не предполагает полного тождества, «одинаковости» их прав и обязанностей об этом свидетельствует ст. 39 ГПК, различающая диспозитивные полномочия истца и ответчика, что позволило И.М Зайцеву говорить о «соотносимости» прав истца и ответчика (право истца отказаться от иска соотносится с правом ответчика признать исковые требования) [41]. Между тем, ни с чем не «соотносятся» такие права истца, как изменение основания, предмета иска, увеличение размера исковых требований, выбор суда при альтернативной подсудности и др. Таким образом, в гражданском процессе равными являются лишь «общие» права сторон.

Принцип независимости судей в ходе осуществления правосудия по гражданским делам понимается в смысле независимости органов правосудия от каких-либо иных обстоятельств, кроме закона В качестве одной из процессуальных гарантий исключения постороннего воздействия на судей выступает тайна совещательной комнаты, при нарушении которой решение суда подлежит безусловной отмене, даже если оно правильно по существу (ст. 364 ГПК).

Принцип государственного языка судопроизводства означает, что гражданское судопроизводство в Российской Федерации происходит на русском языке или на государственном языке республики, которая входит в состав РФ. Если же стороны не владеют государственным языком, им предоставляется право воспользоваться услугами переводчика, выступать и подавать ходатайства и жалобы на родном языке или на другом свободно избранном языке общения. Соблюдение принципа государственного языка обеспечивает в нашей многонациональной стране гарантии защиты прав и интересов участников процесса независимо от того, каким языком они владеют. Потому ст. 364 ГПК в качестве безусловного основания к отмене решения суда называет нарушение правил о языке, на котором ведется судебное разбирательство.

Принцип гласности судебного разбирательства предполагает открытое разбирательство дел во всех судах, за исключениями, установленными процессуальным законодательством:

· дела, в которых имеются сведения, составляющие государственную тайну;

· усыновление (удочерение) детей;

· при удовлетворении судом ходатайства лица, участвующего в деле, о наличии в деле сведений, составляющих коммерческую или иную охраняемую законом тайну, тайну частной жизни.

Даже в случае закрытого судебного разбирательства решение суда должно быть оглашено публично, кроме случаев, когда таким оглашением нарушаются права и интересы несовершеннолетних.

Для лиц, участвующих в деле, принцип гласности проявляется также в открытости для них судопроизводства (право знакомиться с материалами дела, участвовать в исследовании доказательств, знать о времени и месте судебного заседания, осмотра на месте и т. п.).

Принцип диспозитивности обозначается как «краеугольный камень гражданского процесса», [42] субъектами диспозитивности в гражданском процессуальном праве признаются все участвующие в деле лица. [43]

Принцип диспозитивности призван обеспечивать в первую очередь сторонам гражданского процесса определенную свободу распоряжения своими правами в соответствии с целями и задачами гражданского судопроизводства Определение диспозитивности как свободы распоряжения правами можно найти у большинства исследователей данного принципа, с той лишь разницей, что одни полагают свободу распоряжения процессуальными, а другие — материальными правами [44]. Диспозитивность предполагает возможность по усмотрению сторон в гражданском процессе совершать определенные предусмотренные законом действия либо отказаться от их совершения.

Основой диспозитивности в гражданском процессуальном праве выступает диспозитивность гражданских и иных материальных правоотношений, характеризующихся юридическим равенством сторон. Однако оспорено положение, что влияние материального права на процессуальное состоит в том, что материальные правоотношения формируют процессуальные [45]. Без сомнения, предмет защиты влияет на порядок защиты, но последний формируется под воздействием множества факторов, и охраняемое материальное правоотношение является лишь одним из таких факторов. Р. Е. Гукасян справедливо сравнивает материальное правоотношение с предметом защиты, а процессуальное право — со средством достижения цели защиты [46]. В этом смысле процессуальное право вторично, оно не может даже теоретически существовать без материального.

Следует уточнить, что диспозитивность как категория должна применяться лишь в отношении частных субъектов, а не к государству и его органам, у которых процессуальные права зачастую вытекают из собственных обязанностей, что приводит к использованию категорий иного плана — «полномочия», «компетенция», «юрисдикция» и т. п. Процессуальное право предоставляется государству и его органам в целях реализации обязанностей по защите субъективных прав и законных интересов подданных.

В соответствии с принципом диспозитивности возбуждение гражданского судопроизводства определяется, главным образом, волей заинтересованных в защите собственных прав, свобод и законных интересов лиц (ст. 3, 4 ГПК). Истец может отказаться от иска, и это приведет к прекращению производства по делу. Ответчик вправе признать иск, и решение будет вынесено в пользу истца. Истец и ответчик вправе в ходе судопроизводства заключить мировое соглашение, которое после его принятия судом также ведет к прекращению гражданского предопределение диспозитивности как «движущего начала процесса» [1].

Все диспозитивные действия перед их утверждением проверяются судом с позиции двух критериев: 1) они не должны противоречить закону и 2) не должны нарушать права и интересы других лиц (интересы самих лиц, совершающих диспозитивные действия, при этом не учитываются).

К диспозитивным правам относят также право истца на изменение основания или предмета иска, увеличение и уменьшение размера исковых требований, право ответчика на встречный иск, права сторон на подачу кассационной, апелляционной и надзорной жалоб и отказ от жалобы, право на заявление о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

В исполнительном производстве в силу диспозитивного положения действующий ГПК не содержит аналога ч. 3 ст. 340 ГПК РСФСР, в силу которой суд по собственной инициативе направлял исполнительный лист для исполнения в службу судебных приставов-исполнителей, о чем извещал соответствующий финансовый орган или взыскателя. В настоящее время в качестве обязательного начала возбуждения исполнительного производства выступает инициатива самого взыскателя.

Принцип состязательности гражданского судопроизводства исходит из аксиомы: «доказывает тот, кто заинтересован». Именно стороны — истец и ответчик — в исковом процессе несут основное бремя доказывания. В неисковых производствах обязанность доказывания возложена на заявителя (в приказном порядке — взыскателя) и иных заинтересованных лиц. Суд при этом должен независимо, объективно и беспристрастно руководить процессом, разъяснять участвующим в нем лицам процессуальные права и обязанности, содействовать им в реализации их прав. Задача судьи — не собирать за бездействующие стороны доказательства, а создать условия для полного и всестороннего исследования доказательственного материала, установления фактических обстоятельств дела.

Реформирование гражданского судопроизводства в настоящее время идет по пути усиления состязательного начала до значительного сужения начала следственного. Действующий ГПК не упоминает самого термина «объективная истина», установление которой до 1995 г. входило в задачу суда. Между тем состязательность не поглощает следственность в полном объеме, так как именно суд определяет предмет доказывания и может выносить на обсуждение в том числе факты, на которые стороны не ссылались (ст. 56 ГПК). Процессуальный закон обязывает суд при рассмотрении отдельных категорий дел (в основном особого производства) собирать доказательства и выполнять иные процессуальные действия, близкие к следственным. Например, ст. 278 ГПК обязывает суд при подготовке дел об объявлении гражданина умершим и о признании безвестно отсутствующим выяснить, кто может сообщить сведения об отсутствующем, запросить по этому поводу различные организации.

Принцип доступности судебной защиты и юридической помощи в гражданском процессе [47] выделен сравнительно недавно. Правосудие должно быть наиболее приближенным к субъектам, чье право подлежит защите. Особую роль здесь играют мировые судьи, рассматривающие в настоящее время основную массу гражданских дел.

Не меньшее значение в обеспечении доступности судебной защиты придается финансовой стороне правосудия. Пошлина, оплата помощи представителя и другие судебные издержки не должны выполнять роль препятствия к получению судебной защиты. Так, адвокаты обязаны при определенных условиях оказывать бесплатную юридическую помощь субъектам гражданского судопроизводства, в случаях, предусмотренных ст. 26 Федерального закона от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Однако в гражданском процессе недостаточно быть малоимущим [48] для получения бесплатной услуги адвоката, необходимо, чтобы субъект и (или) предмет защиты входил в перечень, установленный п. 1 ст. 26 указанного Закона. В частности, бесплатно правовая помощь по гражданским делам оказывается малоимущим истцам по рассматриваемым судами первой инстанции делам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью. На бесплатную правовую помощь адвоката могут претендовать и ветераны Великой Отечественной войны по вопросам, не связанным с предпринимательской деятельностью, и граждане, пострадавшие от репрессий, — по делам, связанным с их реабилитацией.

Приведенное правило представляется достаточно разумным, так как определение одного критерия «малообеспеченности» для предоставления бесплатной правовой помощи возвратит нас к антисобственническим установкам прошлого, когда создание материальных благ для себя обозначалось как мещанство и несознательность, богатство предполагалось пороком, а бедность приветствовалась и поощрялась даже тогда, когда не была обусловлена объективными причинами.

Что касается государственной пошлины, то ст. 89 ГПК и ст. 5 Закона «О государственной пошлине» устанавливают широкий перечень оснований, когда отдельным субъектам гражданских процессуальных правоотношений предоставляется процессуальная льгота по освобождению от ее оплаты в доход государства. Кроме того, судья может освободить конкретное физическое лицо от оплаты государственной пошлины в силу тяжелого имущественного положения заявителя. В любом случае размер государственной пошлины незначителен и не может превышать 5 % от заявленной суммы требований.

Глава 3 Гражданские процессуальные правоотношения

Вопросы к теме

1. Понятие гражданских процессуальных правоотношений.

2. Предпосылки возникновения, изменения и прекращения гражданских процессуальных правоотношений.

3. Объект и содержание гражданских процессуальных правоотношений.

4. Субъекты гражданских процессуальных правоотношений.

5. Классификация гражданских процессуальных отношений.

§ 1. Понятие гражданских процессуальных правоотношений

С принятием искового заявления (заявления) и возбуждением производства по гражданскому делу между его участниками возникают общественные отношения. Их отраслевой характер обусловлен тем, что они урегулированы нормами гражданского процессуального права и, следовательно, являются гражданскими процессуальными правоотношениями.

Вопрос о структуре гражданских процессуальных правоотношений в правоведении решается не однозначно. Так, по мнению одних теоретиков, с возбуждением производства по конкретному гражданскому делу возникает одно сложное гражданское процессуальное правоотношение [49]. Сложность этого правоотношения обусловлена динамикой гражданского процесса, т. е. переходом от стадии к стадии, и многосубъектным составом участников.

По мнению других процессуалистов, в производстве по гражданскому делу возникает система гражданских процессуальных правоотношений. [50] Каждая система предполагает взаимную связь ее элементов. Роль составных частей системы гражданских процессуальных правоотношений выполняют так называемые элементарные правоотношения.

Стадийность гражданского судопроизводства отражается и на системе гражданских процессуальных правоотношений. Это означает, что одни взаимообусловленные возникающие и развивающиеся элементарные правоотношения сменяют друг друга, выражая тем самым динамику гражданского процесса от возбуждения производства до исполнения судебного решения.

Специфической особенностью гражданских процессуальных правоотношений является то, что обязательным субъектом каждого элементарного правоотношения выступает суд (суд — сторона, суд — прокурор, суд — свидетель, суд — переводчик и т. п.).

В теории гражданского процессуального права высказано и другое мнение (И. А. Жеруолис, А. Ф. Козлов, А. И. Зинченко), согласно которому гражданские процессуальные правоотношения могут складываться между участниками судопроизводства помимо суда, например, непосредственные — между сторонами. Такая точка зрения вызывает возражения по той простой причине, что она не основана на законе. Гражданское процессуальное законодательство не предоставляет участникам судопроизводства взаимных процессуальных прав и не возлагает на них процессуальных обязанностей по отношению друг к другу.

В системе гражданских процессуальных правоотношений следует различать основные, дополнительные и служебно-вспомогательные правоотношения.

К основным гражданским процессуальным правоотношениям относятся правоотношения, без которых не может возникнуть и существовать гражданское судопроизводство по конкретному делу (между судом и истцом, судом и ответчиком, судом и заявителем в делах неисковых производств).

Некоторые авторы к основным гражданским процессуальным правоотношениям относят правоотношения, связывающие прокурора или органы государства либо иных лиц, от своего имени обращающихся в суд за защитой прав и законных интересов других лиц (ч. 1 ст. 45, ст. 46, 47 ГПК), с остальными участниками судопроизводства [51]. Но такие правоотношения не носят фундаментального характера, и в определенных ситуациях судопроизводство может продолжить существование без них. Например, если прокурор, предъявивший иск, отказывается от него, а истец, в чьих интересах иск был предъявлен, настаивает на продолжении процесса, суд должен рассмотреть и разрешить дело.

Для основного гражданского процессуального правоотношения характерно то, что оно существует от начала и до конца производства по делу.

Дополнительные гражданские процессуальные правоотношения связывают суд с такими лицами, которые могут участвовать в производстве по одним делам и не участвовать в других производствах (с прокурором, третьими лицами).

Служебно-вспомогательные процессуальные правоотношения в гражданском судопроизводстве возникают и существуют у суда с участниками, выполняющими служебно-вспомогательные функции (со свидетелями, с экспертами, переводчиками).

Особенностью гражданских процессуальных правоотношений является то, что они носят властный характер, т. е. выступают как властеотношения. Субъекты гражданских процессуальных правоотношений — суд и любой другой участник судопроизводства — находятся в отношениях власти и подчинения.

Этим гражданские процессуальные правоотношения отличаются от тех материальных правоотношений, для которых характерно равенство субъектов (гражданских, трудовых, семейных). На суд как обязательный субъект гражданского процессуального правоотношения возложена обязанность по выполнению задач гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК). Суд руководит ходом процесса.

Особенностью гражданских процессуальных отношений является и то, что они могут существовать только как правоотношения. Этим они также отличаются от материальных отношений, которые возможны не только как правовые, но и как фактические, т. е. не урегулированные нормами права.

Отмеченные особенности гражданских процессуальных правоотношений позволяют определить их как общественные отношения, регулируемые нормами гражданского процессуального права, которые складываются в процессе защиты субъективных прав и охраняемых законами интересов между судом и любыми другими участниками судопроизводства, и направленные на достижение его целей.

§ 2. Предпосылки возникновения гражданских процессуальныхправоотношений

Поскольку гражданские процессуальные отношения возможны только в правовой форме, для их возникновения необходимы нормы гражданского процессуального права.

Так, до недавнего времени гражданскому процессуальному праву не был известен институт судебного приказа. Но с принятием Федерального закона от 30 ноября 1995 г. № 189-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» [52] ГПК РСФСР дополнен гл. 11 «Судебный приказ», содержащей нормы, регулирующие приказное производство. В связи с этим появилось основание для возникновения гражданского процессуального отношения между судом и заявителем по поводу судебного приказа. Нормы, регулирующие приказное производство, включены в действующий ГПК РФ (гл. 11).

Таким образом, нормы гражданского процессуального права являются главной и необходимой предпосылкой возникновения гражданских процессуальных правоотношений по конкретному делу.

Однако на основании одной лишь нормы гражданского процессуального права процессуальное правоотношение возникнуть не может. Правовая норма должна быть реализована совершением действия конкретного лица или его бездействием (например, предъявлением иска, вступлением того или иного лица в процесс и т. п.). Действие (бездействие) может быть предпосылкой возникновения процессуальных правоотношений только при условии, что оно носит правовой характер, т. е. стало юридическим фактом. В числе юридических фактов, порождающих гражданские процессуальные правоотношения, Должно быть действие суда. Например, для возникновения системы гражданских процессуальных правоотношений суд должен принять исковое заявление (заявления) и возбудить производство по гражданскому делу.

Следовательно, процессуальные правоотношения возникают, как правило, при наличии совокупности юридических фактов — юридического состава.

Юридический состав служит предпосылкой не только возникновения, но и прекращения процессуальных правоотношений. Так, событие является основанием возникновения, изменения или прекращения процессуальных правоотношений только в совокупности с действием суда. Например, смерть стороны сама но себе не влечет процессуально-правовых последствий. Для их наступления суд должен прекратить или приостановить производство по делу.

В отличие от материально-правовых отношений основанием возникновения, изменения или прекращения процессуальных правоотношений не могут быть договоры между судом и участниками процесса. Но договоры между сторонами и третьими лицами возможны (ст. 2, 20, 32, 39 ГПК).

Форма выражения действия суда как юридического факта — письменная.

Наряду с нормами гражданского процессуального права и юридическими фактами необходимой предпосылкой возникновения гражданских процессуальных правоотношений является гражданская процессуальная правоспособность.

Гражданская процессуальная правоспособность — предоставленная субъекту законом возможность иметь в гражданском судопроизводстве процессуальные права и нести процессуальные обязанности. Гражданской процессуальной правоспособностью обладают в равной мере все граждане и организации.

Содержание гражданской процессуальной правоспособности определяется нормами гражданского процессуального права для каждого конкретного участника судопроизводства в зависимости от задач и интересов, которые он выполняет и преследует своим участием в судопроизводстве.

Гражданская процессуальная дееспособность — предоставленная законом субъекту гражданского процессуального правоотношения способность личными действиями в пределах закона осуществлять гражданские процессуальные права и исполнять возложенные на него процессуальные обязанности.

Граждане становятся полностью дееспособными с достижением совершеннолетия, т. е. с восемнадцати лет. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет обладают частичной дееспособностью. Их права и охраняемые законом интересы защищаются в суде их родителями, усыновителями и попечителями.

Аналогичное правило действует и в отношении граждан, признанных ограниченно дееспособными. Однако суд обязан привлекать к участию в деле самих несовершеннолетних или граждан, признанных ограниченно дееспособными (ст. 37 ГПК).

В случаях, предусмотренных законом, по делам, возникающим из трудовых и брачно-семейных правоотношений и из сделок, связанных с распоряжением полученным заработком, несовершеннолетние имеют право лично защищать в суде свои права и охраняемые законом интересы.

Несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может лично осуществлять свои процессуальные права и обязанности в суде в случае объявления его полностью дееспособным (ст. 27 ГК).

Юридические лица обладают процессуальной правоспособностью и дееспособностью с момента их регистрации.

Процессуальная правоспособность граждан прекращается со смертью гражданина или с объявлением его в судебном порядке умершим.

Процессуальная правоспособность и дееспособность юридического лица заканчиваются с прекращением его существования, а процессуальная дееспособность граждан — со смертью гражданина или с признанием его в судебном порядке недееспособным.

Моменты возникновения и прекращения гражданской процессуальной правоспособности и дееспособности для других участников судопроизводства законом не определены. В правоведении предлагается следующее решение этого вопроса [53].

Судьи (суды) и прокуроры процессуально правоспособны и дееспособны с момента их учреждения (назначения) в таком качестве. Процессуальная правоспособность и дееспособность судьи и прокурора прекращаются момента окончания их полномочий.

Правоспособность и дееспособность судебных представителей возникает с достижением совершеннолетия, прекращается со смертью, с объявлением гражданина умершим, а для добровольного представительства процессуальная дееспособность прекращается с отменой поручения.

Процессуальные правоспособность и дееспособность экспертов возникают с момента приобретения ими необходимых знаний.

Для участия свидетелем в гражданском судопроизводстве закон не предусматривает возрастного ограничения. Поэтому процессуально правоспособным и дееспособным свидетелем признается гражданин по усмотрению суда в зависимости от особенностей обстоятельств конкретного гражданского дела, возраста гражданина и степени развитости его психики.

§ 3. Объект и содержание гражданских процессуальных правоотношений

Исходя из общей теории права, объектом любого правоотношения является то, на что направлено это правоотношение. Такое определение объекта правоотношения вполне применимо и к гражданским процессуальным правоотношениям.

Рассматривая вопрос об объекте гражданских процессуальных правоотношений, следует различать общий объект всей системы процессуальных отношений по конкретному гражданскому делу и специальные объекты каждого элементарного правоотношения в отдельности.

Общим объектом всей системы процессуальных правоотношений по тому или иному конкретному делу является материально-правовой спор или охраняемый законом интерес, который суд должен разрешить или защитить.

Специальный объект элементарного правоотношения — результат, достигаемый в процессе осуществления конкретного правоотношения. Например, процессуальное правоотношение, связывающее суд со свидетелем, направлено на получение от свидетеля сведений о существенных для дела фактах. Процессуальное правоотношение между судом и истцом направлено на получение объяснения по делу об исковом требовании и его обосновании. Объектом процессуального правоотношения между судом и экспертом является основанное на специальных знаниях заключение о существенных для дела фактах и т. д.

Содержание гражданских процессуальных правоотношений определяется представителями теории гражданского процессуального права не однозначно. Например, Н. А. Чечина, Д. М. Чечот, К. И. Комиссаров, В. М. Семенов считают, что содержанием гражданских процессуальных правоотношений являются процессуальные права и обязанности их субъектов. А. А. Мельников полагал, что содержанием процессуальных правоотношений является поведение субъектов, т. е. действия, совершаемые в процессе осуществления их прав и обязанностей [54].

Но процессуальные права и обязанности как мера возможного и должного поведения — категории абстрактные. Они реализуются только путем совершения процессуальных действий и потому неразрывно связаны с поведением субъектов процессуальных правоотношений. Это служит основанием для вывода о том, что содержанием гражданских процессуальных правоотношений являются как процессуальные права и обязанности субъектов отношений, так и процессуальные действия по их реализации [55].

§ 4. Субъекты гражданских процессуальных правоотношений

Субъектов гражданских процессуальных правоотношений можно разделить на три группы: 1) суд, судья; 2) лица, участвующие в деле; 3) лица, содействующие осуществлению правосудия.

Суд — обязательный субъект каждого гражданского процессуального правоотношения. Как орган государственной власти, осуществляющий правосудие, суд занимает командное положение в судопроизводстве, руководя процессом.

Суд правомочен на совершение процессуальных действий при условии: 1) если в рассмотрении и разрешении дела участвуют судьи, назначенные в установленном законом порядке, и 2) если у судей нет личной, прямой и косвенной заинтересованности в исходе дела, а также отсутствуют обстоятельства, вызывающие сомнение в их беспристрастности (ст. 16, 17 ГПК).

В гражданском процессуальном правоотношении суд выступает в качестве и коллегиального органа, и единоличного судьи (ст. 14 ГПК). Коллегиальное рассмотрение дел осуществляется судом в составе трех профессиональных судей.

В самом общем виде приведенное определение содержания гражданских процессуальных правоотношений не вызывает возражений. Однако более четко содержание гражданских процессуальных правоотношений представлено в следующем определении понятия гражданских процессуальных правоотношений. Так, исходя из того, что гражданские процессуальные правоотношения есть регулируемые нормами гражданского процессуального права общественные отношения, возникающие в сфере гражданского судопроизводства, их содержанием являются процессуальные действия участников, а формой — субъективные гражданские процессуальные права и обязанности, в рамках которых действия осуществляются [56].

Субъектами гражданских процессуальных правоотношений являются суды первой и второй инстанций, а также суды, пересматривающие гражданские дела в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам.

Суд как субъект процессуальных правоотношений обладает процессуальными правами и несет процессуальные обязанности перед участниками гражданского судопроизводства.

Ко второй группе субъектов гражданских процессуальных правоотношений относятся лица, участвующие в деле. Круг их определен законом (ст. 34 ГПК). Критерием отнесения того или иного участника судопроизводства к лицам, участвующим в деле, является наличие у него юридической заинтересованности в исходе дела.

Юридическая заинтересованность в исходе дела — основанный на законе ожидаемый правовой результат рассмотрения и разрешения дела для данного лица. Например, истец ожидает от процесса удовлетворения исковых требований, ответчик — отказа в иске. Для прокурора, участвующего в деле, юридический интерес к исходу процесса выражен в ожидании постановления судом законного и обоснованного решения.

У лиц, участвующих в деле, юридическая заинтересованность различна по характеру. У одних она носит личный, субъективный характер (у сторон, третьих лиц, заявителей), у других является государственно-правовой (например, у прокурора и субъектов, защищающих от своего имени права других лиц).

Юридическую заинтересованность следует отличать от заинтересованности фактической, основанной на отношениях родства, дружбы, неприязни, подчиненности.

Третью группу субъектов процессуальных правоотношений составляют участники судопроизводства, содействующие правосудию (свидетели, эксперты, переводчики, судебные представители). Характерной чертой участников гражданских процессуальных правоотношений этой группы является то, что они не имеют юридической заинтересованности в исходе дела.

Для выполнения функции содействия правосудию субъекты всех трех групп наделены процессуальными правами и обязанностями.

§ 5. Классификация гражданских процессуальных правоотношений

В судопроизводстве складываются различные процессуальные правоотношения. Их принято подразделять по субъектам (В. П. Мозолин, Н. Б. Зейдер, М. А. Гурвич и др.) в зависимости от того, с кем у суда возникают связи: с лицами, участвующими в деле, или с лицами, содействующими правосудию. Такая классификация обоснована как различием субъектного состава правоотношений, так и содержанием — правами и обязанностями участников гражданского процесса. В самом деле, процессуальное положение лиц, участвующих в деле, определяется прежде всего и главным образом их субъективными правами. Немногочисленные обязанности этих участников должны обеспечить добросовестное пользование всеми принадлежащими им процессуальными правами (ч. 2 ст. 34 ГПК).

Процессуальное положение лиц, содействующих отправлению правосудия (свидетелей, экспертов, переводчиков, хранителей имущества и др.), в основном связано с возлагаемыми на них процессуальными обязанностями. Права при этом явно второстепенны, а в статус понятых и лиц, чья дееспособность может быть ограничена судом, субъективные права вообще не включены: они имеют только процессуальные обязанности.

Различия в процессуальном положении юридически заинтересованных и не заинтересованных лиц предопределены разными целями их участия в судопроизводстве, и соответственно тому различают основные и вспомогательные правоотношения (Н. Б. Зейдер, М. А. Гурвич).

Помимо указанной классификации правоотношений существует и другая, основанная на разграничении в зависимости от направленности процессуальной деятельности на том или ином этапе осуществления правосудия по гражданским делам, иными словами, в зависимости от процессуальных функций гражданского судопроизводства.

Гражданский процессуальный кодекс позволяет различать две процессуальные функции судебного разбирательства: 1) рассмотрение гражданских дел (разд. II ГПК); 2) пересмотр судебных постановлений (разд. III и IV ГПК). Для каждой функции типичны особенные гражданские процессуальные правоотношения. Более того, специфические черты правоотношений выражают особенности функций.

Структура процессуальных правоотношений при разбирательстве гражданских дел следующая. Во главе находится суд (судья), осуществляющий государственную (судебную) власть. Он имеет юридические (гражданские процессуальные) связи с каждым из участников производства по конкретному делу, занимая по отношению к ним руководящее (властное) положение. Процессуальных правоотношений между участниками нет. В правовых связях участвует только суд (судья), рассматривающий и разрешающий гражданское дело. Другие суды, как правило, в эти гражданские процессуальные правоотношения не привлекаются. Исключений из этих правил всего два: при передаче дела в другой суд по подсудности (ст. 33 ГПК) и при судебных поручениях (ст. 62 ГПК), когда суд, осуществляющий правосудие, вынужден вступать в правовой контакт с другим судом первой инстанции.

Такой вариант процессуальных правоотношений — правоотношения при разбирательстве гражданского дела по существу — детально проанализирован в настоящей главе.

При выполнении другой процессуальной функции гражданского судопроизводства — пересмотре решений, определений и постановлений — структура, содержание и субъектный состав правоотношений существенно меняются. Судебную власть реализует суд кассационной (второй) или надзорной инстанций. У него, прежде всего, складываются юридические связи с лицами, приносящими кассационные частные жалобы (представления).

Основными же являются отношения между судом, проверяющим правильность обжалованных судебных актов, и нижестоящими судами: судом, чье решение пересматривается, и судом, в который дело может быть направлено после отмены решения. Такие отношения между судами обязательны во всех случаях проверки законности решений, определений и постановлений, без них невозможна функция пересмотра актов правосудия.

Согласно ГПК в пересмотрах не участвуют свидетели, эксперты, понятые — соответственно они не могут быть субъектами процессуальных правоотношений, возникающих при пересмотре судебных актов. Состав участников по сравнению с разбирательством дела уже.

Структура анализируемых правоотношений более сложна, поскольку лица, которые обжалуют или опротестовывают судебные акты, вступают в процессуальные правоотношения с судами, разрешившими дело (туда они, как правило, подают жалобы), и судами, пересматривающими обжалованные или опротестованные акты правосудия.

Глава 4 Лица, участвующие в деле

Вопросы к теме

1. Состав лиц, участвующих в деле.

2. Понятие лиц, участвующих в деле, и характеризующие их черты.

§ 1. Состав лиц, участвующих в деле

Круг лиц, участвующих в деле, не совпадает с кругом участников гражданского процесса (участников судопроизводства). К лицам, участвующим в деле, гражданское процессуальное законодательство РФ относит стороны, третьих лиц, прокурора, лиц, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступивших в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. 4, 46 и 47 ГПК, заявителей и других заинтересованных лиц по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений (ст. 34 ГПК). Кроме того, в процессе могут участвовать свидетели, эксперты, переводчики, судебные представители, специалисты.

Все они являются участниками гражданского процесса (судопроизводства). Таким образом, понятие «участники гражданского процесса (судопроизводства)» более широкое, чем понятие «лица, участвующие в деле».

В действующем гражданском процессуальном законодательстве не раскрывается понятие «лица, участвующие в деле». Однако сопоставляя лиц, участвующих в деле, с остальными участниками процесса и анализируя, в частности, ст. 3 и 4 ГПК, можно сделать вывод о том, что критерием отнесения кого-либо из участников процесса к лицам, участвующим в деле, является юридический интерес к исходу дела (юридическая заинтересованность в деле).

В ч. 1 ст. 3 ГПК закреплено правило, согласно которому всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспоренных прав, свобод и законных интересов. В ст. 4 ГПК уточняется, что такими заинтересованными лицами следует считать не только тех, кто обращается за защитой своих прав, свобод и законных интересов, но и тех, кто имеет к исходу дела иной (государственный) интерес.

Учитывая различный характер заинтересованности лиц, по заявлению которых суд может возбуждать производство по гражданским делам, принято говорить о личной (субъективной) заинтересованности (для лиц, защищающих свои права и охраняемые законом интересы) и о государственной, общественной заинтересованности (для лиц, защищающих в силу закона «чужие» права и интересы).

К группе субъективно (лично) заинтересованных в деле относятся стороны, третьи лица, заявители, заинтересованные лица по делам, возникающим из публичных правоотношений, и по делам особого производства.

Государственная и общественная заинтересованность в деле служит основанием для участия в гражданском судопроизводстве прокурора, государственных органов, органов местного самоуправления и других органов и лиц, указанных в ст. 45, 46, 47 ГПК.

Решающую роль в определении правового положения участника судопроизводства играет цель его участия, зависящая от наличия или отсутствия юридического интереса к делу. Под юридическим интересом к делу (юридической заинтересованностью в деле) понимается основанный на законе ожидаемый правовой результат, который должен наступить для заинтересованного лица в связи с рассмотрением и разрешением дела.

В теории гражданского процессуального права отмечено, что юридический интерес к делу — не только ожидание определенного правового результата от процесса, но также и субъективная направленность, т. е. мотив, который заставляет заинтересованное лицо просить суд о правосудии, добиваться вынесения решения определенного содержания. Таким образом, юридический интерес является условием участия определенного лица в гражданском судопроизводстве.

От юридической заинтересованности в деле следует отличать фактическую заинтересованность, основанную, например, на отношениях Родства, дружбы, подчиненности.

Наличие фактического интереса у разных лиц, участвующих в деле, влечет неодинаковые правовые последствия. Так, стороны, третьи лица, заявители и заинтересованные лица, участвующие в делах неисковых производств, могут быть не только юридически, но и фактически заинтересованы в исходе дела.

Фактическая заинтересованность в деле прокурора исключает для него возможность участия в процессе (ст. 20 ГПК).

Юридическая заинтересованность лица, участвующего в деле, порождает для него определенный процессуальный интерес к результату рассмотрения и разрешения дела, наступления которого ожидает и добивается участник судопроизводства, вступая в процесс. Так, для истца процессуальный интерес заключается в ожидании судебного решения об удовлетворении иска, для ответчика — в ожидании решения об отказе в иске, для прокурора — в ожидании законного и обоснованного судебного решения.

Различие процессуальных интересов лиц, участвующих в деле, зависит от характера связи с предметом судебной защиты и от тех предусмотренных законом задач, для достижения которых то или иное лицо, участвующее в деле, вступает (привлекается) в судопроизводство.

Таким образом, любое лицо, участвующее в деле, будучи юридически заинтересованным в деле, имеет в силу этого и определенный процессуальный интерес к процессу. Однако юридический интерес, являющийся основанием для вынесения судом решения, которое может повлиять на субъективные права и обязанности лица, участвующего в деле, или же служит удовлетворению государственного (общественного) интереса, и процессуальный интерес не тождественны по содержанию.

Среди субъектов гражданских процессуальных правоотношений имеются такие, которые, участвуя в гражданском судопроизводстве, ожидают и добиваются наступления определенного результата разрешения дела, т. е. имеют определенный процессуальный интерес, не основанный на материальном правоотношении. К таким участникам относятся судебные представители, выступающие в процессе от имени и в интересах сторон, третьих лиц, или лиц, участвующих в неисковых делах. Основанием участия в процессе судебного представителя может быть договор (поручения, трудовой) или закон. Если, например, прекращает действие договор поручения, то пропадает интерес и к процессу у судебного представителя. Интерес к процессу судебного представителя носит чисто процессуальный характер и не связан с материально-правовым отношением, составляющим предмет судебного разбирательства. Именно поэтому судебные представители не отнесены к лицам, участвующим в деле.

У лиц, участвующих в деле, юридический интерес к делу, основанный на фактах материального права, и процессуальный интерес сливаются.

§ 2. Понятие лиц, участвующих в деле, и характеризующие их черты

В результате рассмотрения процессуального положения различных участников гражданского судопроизводства и выявления критерия отнесения части из них к лицам, участвующим в деле, можно дать следующую характеристику институту лиц, участвующих в деле.

1. Лица, участвующие в деле, — участники гражданского процесса (судопроизводства).

2. Лица, участвующие в деле, юридически заинтересованы в рассмотрении и разрешении судом гражданского дела.

3. По характеру интереса лица, участвующие в деле, подразделяются на две группы. Первую представляют участники судопроизводства, имеющие к исходу дела материально-правовой личный интерес. Они защищают в процессе субъективные права, свободы и законные интересы. Вторую группу составляют лица, участвующие в деле, имеющие к исходу дела государственный (служебный, должностной), общественный интерес [57].

4. Лица, участвующие в деле, выступают в процессе от своего имени.

5. Лица, участвующие в деле, способны влиять на движение процесса, т. е. совершать волеизъявления (процессуальные действия), направленные на развитие и прекращение процесса. Это означает, что в числе процессуальных прав, которые принадлежат лицам, участвующим в деле, имеются такие, как право ходатайствовать об отложении разбирательства дела, о приостановлении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения и о прекращении производства по делу.

Что касается права на совершение процессуального действия, направленного на возбуждение судом производства по делу, то оно не может характеризовать лиц, участвующих в деле, так как не принадлежит им. Право обращения в суд с целью возбуждения судом производства по гражданскому делу возникает до возникновения судопроизводства, находится за его пределами, и субъекты этого права еще не являются лицами, участвующими в деле.

Итак, действующему гражданскому процессуальному законодательству соответствует, по нашему мнению, следующее определение понятия лиц, участвующих в деле: лицами, участвующими в деле, являются юридически заинтересованные в разрешении дела участники судопроизводства, выступающие в процессе от своего имени, наделенные в силу заинтересованности правом совершать процессуальные действия (волеизъявления), влияющие на развитие и окончание процесса.

Лицам, участвующим в деле, принадлежит широкий круг процессуальных прав, общие из которых закреплены ст. 35, 39 и др. ГПК. Рядом других статей ГПК закреплены и другие процессуальные права, принадлежащие каждому виду участвующих в деле лиц в отдельности.

Глава 5 Стороны в гражданском судопроизводстве

Вопросы к теме

1. Понятие сторон.

2. Процессуальные права и обязанности сторон.

3. Процессуальное соучастие.

4. Надлежащая и ненадлежащая сторона.

5. Гражданское процессуальное правопреемство.

§ 1. Понятие сторон

В порядке гражданского судопроизводства рассматриваются и разрешаются дела по спорам о гражданском праве или охраняемом законом интересе (исковые дела), дела по спорам, возникающим из публичных правоотношений, и дела особого производства. Дела первых двух видов предполагают наличие двух противостоящих сторон — участников спора о праве, являющегося предметом судебного разбирательства.

В ст. 34 ГПК, определяющей состав участвующих в деле лиц, в первую очередь названы стороны.

Гражданское процессуальное законодательство не дает определения понятия сторон. Однако из содержания некоторых статей ГПК (например, ст. 31, 33,34, 39, 41,172,190 и др.) можно сделать вывод о том, что законодатель использует это понятие применительно лишь к исковому производству.

В правоведении понятие сторон определяется неоднозначно. В большинстве случаев оно применяется к лицам, участвующим в делах искового производства. Но существует и другое определение понятия сторон как субъектов спорных материально-правовых отношений, выступающих в защиту своих материально-правовых и процессуальных интересов, на которых распространяется законная сила судебного решения и которые, как правило, несут судебные расходы по делу. Такое определение понятия сторон охватывает как исковое производство, так и производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, а в некоторых случаях и особое производство. Это определение соответствует этимологии термина «стороны», т. е. стороны определяются как лица, спор которых о субъективном праве или охраняемом законом личном интересе суд должен разрешить [58].

Широкое определение понятия сторон позволяет проще и точнее назвать виды сторон в разных видах производства. Для искового производства — истец и ответчик. Для производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, обращающегося в суд за защитой, следует называть заявителем или жалобщиком; того, кому адресовано заявление или на кого подается жалоба, по нашему мнению, можно называть ответчиком. Ведь этот участник судопроизводства по сути своего участия отвечает по поводу заявления (жалобы) в свой адрес. Такую же терминологию можно было бы применять и для некоторых дел особого производства.

Действующее законодательство не выработало условных терминов для обозначения лиц, участвующих в неисковых делах (гл. 23,27 ГПК). Поэтому, видимо, в судебной практике при рассмотрении дел неисковых производств нередко используется понятие «ответчик» применительно к тому участнику процесса, которому адресовано заявление.

Таким образом, напрашивается вывод о том, что стороны есть во всех случаях, когда в судопроизводстве участвуют две противостоящие процессуальные фигуры, субъективно (лично) юридически заинтересованные в исходе дела. Следовательно, личная юридическая заинтересованность в исходе дела — главный определяющий признак, с помощью которого среди лиц, участвующих в деле, можно выделить стороны.

Юридическая заинтересованность сторон выражается двояко: каждая сторона имеет в деле материально-правовой интерес, основанный на том спорном материально-правовом отношении, субъектами которого стороны являются. Материально-правовым интересом сторон к исходу дела обусловливается их процессуальный интерес. Последний состоит в том, что каждая сторона добивается от суда вынесения решения определенного для себя содержания. Таким образом, юридическая заинтересованность в деле (юридический интерес к делу) есть основанное на законе ожидание стороной предоставления ей судебной защиты нарушенного (оспоренного) субъективного права или охраняемого законом интереса.

Понятие стороны в гражданском судопроизводстве шире понятия стороны в спорном материальном правоотношении. Вопросы о том, существует ли между сторонами судопроизводства материальное правоотношение, нарушено (оспорено) ли право лица, обратившегося за судебной защитой, является ли нарушителем лицо, привлеченное к ответу, решаются судом в результате рассмотрения дела и устанавливаются судебным решением. Поэтому до вынесения решения и вступления его в законную силу стороны являются не действительными, а предполагаемыми субъектами спорного материального правоотношения и, следовательно, предполагаемыми субъектами спорных субъективных прав и обязанностей, а также предполагаемыми носителями охраняемых законом интересов.

Поскольку возможность обращения к суду за защитой своих прав и интересов действующее законодательство предоставляет не только субъектам действительно существующего правоотношения, но и тем, кто считает себя субъектом нарушенного (оспоренного) права и законного интереса, заинтересованность сторон в деле нельзя понимать как их объективно существующий интерес к судебному решению. Чтобы быть истцом (заявителем) по конкретному делу, достаточно сослаться на заинтересованность в защите своего права или охраняемого законом интереса. Тот, кто обращается за судебной защитой, должен указать (а не доказать), что спорное право (охраняемый законом интерес) принадлежит ему.

Характерными признаками сторон являются:

1) наличие противоположных юридических интересов. Поэтому слияние истца и ответчика в одном лице служит основанием для прекращения производства по делу (например, в случае денежного судебного спора отца с сыном смерть отца повлечет за собой ликвидацию процесса, так как сын в результате наследования окажется субъектом права требования к самому себе);

2) ведение сторонами процесса от своего имени;

3) вынесение судебного решения на имя сторон;

4) распространение силы судебного решения на стороны;

5) возложение на стороны, по общему правилу, судебных расходов. Сторонами в, гражданском судопроизводстве могут быть граждане, а также государственные органы, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные предприятия, некоммерческие организации, товарищества, общества и объединения, являющиеся юридическими лицами.

Сторон в гражданском судопроизводстве две: истец (заявитель) и ответчик.

Истец — тот, кто обращается в суд за защитой своего права или охраняемого законом интереса, либо тот, в чьих интересах предъявлен иск прокурором, государственным органом, органом местного самоуправления, организацией, должностным лицом, гражданином, если последнему законом предоставлено полномочие на защиту от своего имени прав и интересов других лиц. Иными словами, истец — тот, кто ищет судебной защиты.

Ответчик — лицо, по отношению к которому это принудительное осуществление или защита права истцом требуется.

§ 2. Процессуальные права и процессуальные обязанности сторон

Гражданское процессуальное законодательство наделяет стороны широким кругом процессуальных прав и возлагает на них процессуальные обязанности. Все процессуальные права и обязанности сторон объединяются по институтам гражданского процессуального права и различаются по отдельным стадиям гражданского процесса. Так, право истца на отказ от иска, изменение основания или предмета иска, право ответчика на защиту против иска наряду с другими процессуальными правами и обязанностями сторон составляют содержание института иска. Право на обжалование не вступивших в законную силу решений и определений суда входит в состав института кассации.

В то же время законодатель различает, например, процессуальные права и процессуальные обязанности сторон в стадии разбирательства и разрешения дела по существу, в стадии кассационного производства и т. д. Кроме того, процессуальные права и процессуальные обязанности сторон координируются, как правило, с деятельностью суда, вне которой они не могут быть поняты и реализованы.

Субъективное гражданское процессуальное право стороны — установленная и обеспеченная нормами гражданского процессуального права мера возможного поведения стороны в гражданском судопроизводстве и возможность требования определенных действий от суда.

Гражданская процессуальная обязанность стороны — требуемое и обеспеченное процессуальным законом должное поведение стороны в гражданском судопроизводстве, соответствующее субъективному процессуальному праву суда.

Субъективные гражданские процессуальные права и обязанности являются правовой основой процессуальной деятельности сторон.

Процессуальная деятельность сторон многообразна. Так, стороны заявляют различные ходатайства, представляют суду процессуальные документы и доказательства, участвуют в исследовании доказательств, в судебных прениях, дают объяснения по делу и т. д. Одни действия сторон непосредственно влияют на динамику гражданских процессуальных правоотношений — порождают, изменяют и прекращают их. Например, обжалование судебного решения порождает новые процессуальные отношения между лицами, участвующими в деле, и судом второй инстанции. Отказ от иска прекращает производство по делу. Распорядительный характер подобных процессуальных действий сторон позволяет рассматривать их в качестве юридических фактов.

Другие юридические действия сторон не имеют для гражданских процессуальных правоотношений значения юридических фактов (например, объяснения сторон, собирание, представление суду доказательств и участие в их исследовании, выступление в судебных прениях). Такие процессуальные действия сторон в теории права называют процессуальными поступками (Н. Б. Зейдер). Процессуальные поступки в отличие от процессуальных юридических фактов являются результатом реализации уже возникших и существующих субъективных процессуальных прав и процессуальных обязанностей сторон.

В осуществлении предусмотренных законом процессуальных действий стороны свободны. Однако они не могут совершать действий, противоречащих закону и нарушающих права и интересы других лиц.

По содержанию можно выделить три группы субъективных процессуальных прав сторон:

1) права, реализация которых влияет на динамику гражданского судопроизводства;

2) права на участие в судебном разбирательстве;

3) права, обеспечивающие сторонам судебную защиту в широком смысле.

К первой группе следует отнести все права, которые выражают принцип диспозитивности, ко второй — такие процессуальные права сторон, как право на личное участие в судебном разбирательстве, право на представительство в суде, право на участие в исследовании доказательств, и др. Третью группу составляют права на обеспечение иска, обеспечение доказательств, право на отвод судей, прокурора, секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта, право подавать замечания на протокол судебного заседания и др.

Гражданское процессуальное законодательство возлагает на стороны определенные обязанности. Так, согласно ч. 2 ст. 35 ГПК, за лицами, участвующими в деле, в том числе и за сторонами, закреплена обязанность добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. О санкции на случай неисполнения указанной обязанности говорится в ст. 99 ГПК, предусматривающей обязанность недобросовестной стороны уплатить в пользу другой стороны вознаграждение за фактическую потерю времени. Размер вознаграждения определяется в таком случае судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств.

Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается как на основание своих требований и возражений (ст. 56 ГПК). Непредставление стороной по требованию суда письменных и вещественных доказательств по причинам, признанным судом неуважительными, влечет за собой применение по отношению к виновной стороне санкций, предусмотренных ч. 3 ст. 57 ГПК.

Статьей 115 ГП К предусмотрена процессуальная обязанность, в соответствии с которой судья с согласия стороны может выдать ей на руки повестку в суд по делу для вручения участнику процесса. Сторона, которой судья поручил доставить повестку, обязана возвратить в суд второй экземпляр с распиской адресата в получении повестки.

Истец, обращающийся в суд за защитой своих прав, обязан соблюсти требования ст. 131, 132 ГПК, предъявляемые к исковому заявлению. Неисполнение этой обязанности влечет применение санкции, предусмотренной ст. 136 ГПК.

§ 3. Процессуальное соучастие

В соответствии со ст. 40 ГПК «иск может быть предъявлен в суд совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам». Допуская множественность лиц на стороне истца и ответчика, законодатель устанавливает институт процессуального соучастия.

Соучастие может возникнуть и по инициативе суда. Так, в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе (ч. 3 ст. 40 ГПК).

Процессуальное соучастие представляет собой соединение исковых требований в одном производстве по субъектам процесса.

К процессуальному соучастию относятся не все случаи множественности лиц на стороне истца и ответчика, а лишь такие, когда право требования одного из участвующих в судопроизводстве истцов не исключает права требования другого, обязанность одного из участвующих ответчиков не исключает обязанности другого.

Таким образом, соучастие как самостоятельный процессуальный институт характеризуется следующими признаками:

1) соучастники (соистцы, соответчики) являются предполагаемыми субъектами тех спорных материальных правоотношений, которые входят в предмет судебного разбирательства;

2) соучастники — лица, участвующие в одном и том же судопроизводстве;

3) право требования или обязанность одного из участников не исключает права требования или обязанности остальных соучастников (Т.Е Абова).

Из ст. 40 ГПК следует, что соучастие может возникнуть по инициативе истца, если он одновременно предъявит иск к нескольким ответчикам, или по инициативе нескольких истцов, если они объединят исковые требования для совместного рассмотрения. Однако ст. 151 ГПК дает суду право по своей инициативе объединить в одно производство для совместного рассмотрения такие дела, в которых одни и те же лица участвуют на стороне истца или ответчика.

Совокупность признаков, характеризующих институт процессуального соучастия, позволяет определить его как участие на стороне истца или ответчика либо на стороне того или другого одновременно нескольких лиц, являющихся субъектами спорного материального правоотношения (правоотношений), права требования и обязанности которых взаимно не исключаются.

Цель процессуального соучастия — наиболее удобное с точки зрения экономии времени и усилий суда, а также всех участвующих в деле лиц осуществление в гражданском судопроизводстве задачи по защите прав и законных интересов граждан и различного рода органов, объединений и организаций.

В зависимости от характера материальных отношений, лежащих в основе процессуального соучастия, различают обязательное (необходимое) и факультативное (необязательное) соучастие.

Обязательное соучастие имеет место во всех случаях, когда правильное решение вопроса о правах и обязанностях сторон по делу может быть дано лишь при условии, что суд рассмотрит совместно все требования соистцов или требования, предъявленные ко всем соответчикам.

Гражданское процессуальное законодательство не дает перечня случаев обязательного соучастия и указаний на его основания. Однако в судебной практике установилось правило, согласно которому обязательное соучастие должно иметь место во всех тех случаях, когда в основе требования нескольких истцов или к нескольким ответчикам лежит общее право или общая обязанность.

Суд не может вынести правильное решение, если не рассмотрит спор о праве общей собственности с точки зрения интересов всех собственников. Поэтому необходимое соучастие является обязательным условием разрешения споров в следующих делах:

1) об общей (совместной и долевой) собственности;

2) о наследовании;

3) об авторских и изобретательских правах, если это труд нескольких лиц;

4) по искам об исключении имущества из описи;

5) о защите чести, достоинства и деловой репутации;

6) о праве пользования жилыми помещениями и др.

Суть обязательного соучастия состоит в том, что участие в судопроизводстве каждого соучастника необходимо. Однако вопрос о том, вправе ли суд по своему усмотрению привлечь в случае обязательного соучастия тех соистцов, которые не заявили иск вместе с первоначальным истцом и не обратились в суд за защитой, законодательно не решен. Решение этого вопроса должно быть обусловлено следующими двумя обстоятельствами: во-первых, действием в российском гражданском процессуальном праве принципа диспозитивности и, во-вторых, признанием в современном общественном и юридическом бытии частного права и частной собственности. Учитывая оба эти фактора, следовало бы законодательно закрепить правило, в соответствии с которым при обязательном соучастии суд вправе привлекать в процесс соистцов лишь с их согласия.

Факультативное (необязательное) соучастие диктуется целесообразностью совместного рассмотрения исковых требований нескольких истцов или к нескольким ответчикам. Так, в судебной практике нередко в одном процессе рассматривается несколько однородных требований (например, иск о взыскании заработной платы, предъявленный несколькими лицами, или иск к нескольким должностным лицам, которые своими действиями причинили материальный ущерб истцу).

Гражданское процессуальное законодательство не предусматривает условий факультативного соучастия. Решая вопрос о соединении в одном производстве нескольких исков, если на стороне истца или ответчика участвуют одни и те же лица, суды исходят из соображений целесообразности: способствует ли совместное рассмотрение нескольких исков в одном производстве вынесению законного и обоснованного решения; обеспечивается ли экономия времени и расходов на производство и предотвращается ли возможность вынесения противоречивых решений. Указанные цели могут быть достигнуты, если объединенные для совместного рассмотрения исковые требования так или иначе связаны между собой и именно в силу существующей между несколькими исками связи суду проще и удобнее рассмотреть их совместно.

Связь между несколькими исковыми требованиями имеется при однородности оснований исков и взаимной связи исковых требований. Однородные основания исков возможны, например, если при выполнении работы по договору бытового подряда несколько подрядчиков совместными действиями причинили ущерб заказчику — каждый просрочил выполнение своей части работы. Взаимная связь исковых требований встречается в трудовых делах при взыскании несколькими лицами с займодателя различных платежей, вытекающих из трудового договора (заработной платы, премиального вознаграждения, выходного пособия и проч.).

Поскольку единственным условием факультативного соучастия являются соображения целесообразности в случаях, когда соединены иски нескольких лиц или к нескольким лицам, совместное рассмотрение которых усложняет и тормозит работу, суд вправе разъединить эти иски. Суды могут по своей инициативе или по ходатайству сторон выделять отдельное требование в самостоятельное производство лишь в случаях факультативного соучастия.

Законодательством не решен вопрос о том, до какого момента возможно соединять иски при соучастии. Поскольку факультативное процессуальное соучастие способствует сокращению времени и расходов, допускать его целесообразно при предъявлении иска и в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Что касается обязательного соучастия, то привлечение соучастников не только возможно, но и необходимо в любом положении дела вплоть до вынесения решения.

Процессуальное положение соучастников четко определено действующим законодательством: каждый из истцов или ответчиков по отношению к другой стороне выступает в процессе самостоятельно (ч. 3 ст. 40 ГПК). Из этого правила не делается исключения. Самостоятельность каждого из соучастников означает, что действия одного из участников по иску на суде не служат ни в пользу, ни во вред остальным. Каждый из соучастников является самостоятельным субъектом процесса и обладает всеми правами и обязанностями стороны. Однако согласно ст. 40 ГПК соучастники могут поручить ведение дела одному из них. Это поручение должно быть оформлено в соответствии с правилами оформления судебного представительства (ст. 53 ГПК).

Таким образом, процессуальное соучастие как правовой институт служит гарантией установления обстоятельств дела и значительно ускоряет рассмотрение и разрешение нескольких исковых требований Процессуальным соучастием достигается предупреждение вынесения противоречивых решений всех спорных вопросов, стоящих перед судом по конкретному делу.

§ 4. Надлежащая и ненадлежащая сторона

От общих условий, при которых физическое или юридическое лицо может быть стороною в процессе (а такими общими условиями являются заинтересованность в деле и наличие гражданской процессуальной правоспособности), следует отличать способность быть стороной в данном процессе. Возникший процесс будет нормально развиваться только в том случае, если лицо, по заявлению которого процесс возбужден, имеет «право на данный иск», иными словами, если это лицо является надлежащим истцом. Нормальное течение процесса зависит также и от того, является ли ответчик надлежащим ответчиком.

Чтобы быть надлежащей стороной в конкретном деле, необходимо быть субъектом спорного материального правоотношения и иметь связь с правом требования и обязанностью, вытекающими из данного материального правоотношения. Именно принадлежность определенному лицу права или связь определенного лица с обязанностью в спорном материальном правоотношении обусловливает способность не к процессу вообще (что характерно для гражданской процессуальной правоспособности), а способность быть стороной в том или ином конкретном процессе.

В теории российского гражданского процессуального права такую способность лица — быть стороной в конкретном процессе — называют легитимацией к данному процессу. Связь лица с правом, по поводу защиты или восстановления которого возник данный процесс, называется активной легитимацией. Связь лица с обязанностью, вытекающей из спорного материального правоотношения в данном процессе, называют пассивной легитимацией. ГПК (ч. 2 ст. 131) возлагает на истца обязанность установить способность, как свою, так и ответчика, быть сторонами данного процесса.

Легитимировать себя и ответчика — значит указать в исковом заявлении все факты, которые могут предварительно убедить судью в том, что истец и ответчик являются субъектами спорного материального правоотношения. Поскольку то или иное лицо само легитимирует себя в качестве истца и кого-то (гражданина или организацию) в качестве ответчика в конкретном процессе, легитимацию следует рассматривать как субъективный момент в правоотношении. О таком значении легитимации говорит наличие в судебной практике случаев, когда кто-нибудь легитимирует себя в качестве истца вместо другого лица в чужом процессе.

Заинтересованное лицо, выступающее в защиту своего права, нельзя отождествлять с надлежащей стороной. Незаинтересованное лицо — тот, кто предъявляет иск от своего имени в защиту прав и интересов других лиц, не будучи уполномоченным на то законом или доверенностью. Обращение в суд незаинтересованного лица влечет отказ в принятии от него искового заявления в соответствии со ст. 3 и с п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК.

Надлежащая сторона — действительный субъект спорного материального правоотношения. Следовательно, признание стороны надлежащей зависит от того, является ли сторона субъектом спорного правоотношения. Поэтому при подаче искового заявления судья не в состоянии определить, являются ли истец и ответчик надлежащими и не может по такому основанию отказать в приеме искового заявления.

Выяснение судом вопроса о том, предъявлен ли иск тем лицом, которому принадлежит право требования, и к тому лицу, которое должно отвечать по иску, происходит во время разбирательства дела. Статья 150 ГПК, содержащая перечень единоличных действий судьи по подготовке дела к судебному разбирательству, указывает на право судьи решать вопрос о замене ненадлежащего ответчика в этой подготовительной стадии гражданского процесса.

Предъявление иска ненадлежащим истцом или к ненадлежащему ответчику осложняет процесс, препятствует его нормальному развитию.

Правила замены ненадлежащей стороны надлежащей, установленные ст. 41 ГПК, отражают субъективный характер легитимации.

Замена ненадлежащего ответчика надлежащим. Ответчика определяет истец. Поэтому прежде всего истец должен дать согласие на устранение из дела названного им ответчика и замену его другим ответчиком, у которого предположительно имеется связь с обязанностью отвечать по данному иску. При согласии истца на замену ответчика суд постановляет определение, которым освобождает ненадлежащего ответчика от обязанности участвовать в процессе и откладывает дело для привлечения в процесс надлежащего ответчика. Если истец не соглашается на замену ответчика, суд не может устранить из дела первоначального ответчика по своему усмотрению и должен рассмотреть дело по предъявленному иску (ч. 2 ст. 41 ГПК).

§ 5. Гражданское процессуальное правопреемство

Перемена лиц в гражданском судопроизводстве возможна не только в порядке замены ненадлежащего ответчика надлежащим, но и в порядке процессуального правопреемства (ст. 44 ГПК).

Суть гражданского процессуального правопреемства заключается в том, что одно лицо, заменяющее, т. е. правопреемник, продолжает участие в процессе заменяемого лица, т. е. правопредшественника (истца, ответчика). Основанием для замены стороны правопреемником является правопреемство в спорном или установленном решением суда материальном правоотношении. Такая ситуация может сложиться в случае смерти гражданина, участвовавшего, например, в качестве истца в гражданском судопроизводстве. Если у умершего имелись наследники, к ним в порядке правопреемства перейдут все материальные права и обязанности.

Правопреемство в материальных правоотношениях послужит основанием для замены выбывшего истца наследниками (или одним из них), т. е. для процессуального правопреемства. Но в приведенном примере замена произойдет при условии изъявленного наследниками желания вступить в процесс. Если же умерший гражданин участвовал в качестве ответчика, то правопреемник будет привлечен в процесс судом.

При выбытии из процесса стороны — юридического лица — основанием процессуального правопреемства является его реорганизация (ст. 58 ГК). Ликвидация юридического лица влечет прекращение его существования без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (ст. 61 ГК).

Основанием процессуального правопреемства может быть не только общее (универсальное) правопреемство материальных прав и обязанностей, но и единичное (сингулярное) правопреемство, когда от одного лица к другому переходит отдельное субъективное право (уступка требования — п. 1 ст. 382 ГК) или отдельная юридическая обязанность (ст. 391 ГК).

Гражданское процессуальное правопреемство в отличие от гражданского правопреемства может быть только общим (универсальным), так как правопреемник полностью заменяет собой правопредшественника во всем объеме его процессуальных прав и обязанностей. Гражданское процессуальное правопреемство допускается во всех стадиях гражданского судопроизводства.

Таким образом, гражданское процессуальное правопреемство — замена лица, участвующего в процессе в качестве стороны (правопредшественника), другим лицом (правопреемником), при которой правопреемник продолжает в процессе участие правопредшественника.

Следовательно, при вступлении (привлечении) в процесс правопреемника новое производство по делу не возбуждается, поскольку процессуальное правопреемство характеризуется тем, что правопреемник продолжает участие в процессе правопредшественника.

Действия суда различны в зависимости от того, в какой стадии произошла замена стороны в порядке правопреемства. Так, если сторона выбыла из процесса при рассмотрении дела в суде первой инстанции, суд в соответствии со ст. 215 и 217 ГПК обязан приостановить производство по делу до вступления в него правопреемника. В этом случае судья, проводящий подготовку дела к судебному разбирательству, или суд (судья), рассматривающий дело по существу, выносит определение о приостановлении производства по делу.

После того как правопреемник определен и просит допустить его в процесс вместо выбывшего истца, суд выносит определение о его допуске.

При выбытии из процесса ответчика суд по ходатайству истца или по своей инициативе выносит определение о привлечении правопреемника.

Если основание для процессуального правопреемства возникло до вынесения решения, а дело находится в кассационном или надзорном производстве, суд кассационной или надзорной инстанции должен отменить решение с приостановлением производства в суде первой инстанции.

Гражданское процессуальное правопреемство не допускается в случаях, когда спорное или установленное решением суда материальное правоотношение связано с личностью стороны (например, по искам об алиментах, о расторжении брака, восстановлении на работе и т. п.).

Поскольку при гражданском процессуальном правопреемстве судопроизводство продолжается с той стадии, на которой произошла замена стороны и правопреемник вступил в дело, для него все произошедшее в процессе до его вступления обязательно в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил (ч. 2 ст. 44 ГПК).

Статья 44 ГПК предусматривает замену в порядке гражданского процессуального правопреемства только стороны. Однако правила этого процессуального института распространяются и на третьих лиц.

Замена стороны в порядке процессуального правопреемства отличается от замены ненадлежащего ответчика надлежащим по основаниям и правовым последствиям. При процессуальном правопреемстве спорное или установленное решением суда материальное правоотношение переходит от выбывшей стороны к другому лицу, и именно поэтому производство по делу продолжается.

Правопредшественник и правопреемник одновременно участвовать в процессе не могут.

Кроме того, замена ненадлежащей стороны надлежащей возможна только в одной стадии — в стадии разбирательства дела по существу.

Глава 6 Третьи лица в гражданском судопроизводстве

Вопросы к теме

1. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора.

2. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора.

§ 1. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора

Третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования на предмет спора между сторонами (ст. 42 ГПК), являются лица, вступающие в уже возникший процесс путем предъявления иска на общих основаниях для защиты своих прав и законных интересов. Из приведенного определения понятия третьих лиц, заявляющих самостоятельное требование относительно предмета спора, явствует, что вступление такого лица в процесс — не что иное, как предъявление иска. Особенность состоит лишь в том, что иск предъявляется к лицам, которые уже являются участниками судопроизводства по определенному делу. Это вторжение в чужой процесс, начатый другим лицом (другими лицами). Определением подчеркивается, что третье лицо, вступая в процесс, заявляет самостоятельное требование о защите своих субъективных материальных прав и добивается присуждения в свою пользу предмета, о котором спорят первоначальный истец и ответчик, или признания за собой права, оспариваемого первоначальными сторонами.

Вопрос о том, кто является ответчиком перед третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование, действующим законодательством не решен. В правоведении этот вопрос решается неоднозначно.

Большинство ученых-процессуалистов допускают предъявление иска третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование, как к одной из первоначальных сторон, так и к обеим сторонам [59] этой точки зрения придерживался и Верховный Суд РСФСР.

Предъявление иска к обеим первоначальным сторонам — истцу и ответчику — основано на том, что обе они и вступающее в процесс третье лицо связаны предполагаемыми спорными правоотношениями Субъектами предполагаемых спорных материальных правоотношении являются первоначальный истец и третье лицо, ответчик и третье лицо поэтому во всех случаях, когда третье лицо оспаривает право относительно предмета спора у первоначального истца и ответчика, ответная сторона в споре по иску третьего лица представлена двумя лицами.

Соучастниками оба эти истца быть не могут потому, что при соучастии предъявленные для совместного рассмотрения требования не должны исключать друг друга, т. е. удовлетворение одного из требований не должно зависеть от отказа в удовлетворении другого требования Надлежащий же истец предполагается субъектом самостоятельного права на предмет спора по основному иску. Иск вступившего процесс надлежащего истца никогда не мог быть предъявлен совместно с иском первоначального (ненадлежащего) истца, так как эти иски исключают друг друга надлежащий и ненадлежащий истцы являются носителями взаимно исключающих друг друга интересов.

Все это говорит о том, что надлежащий истец, вступивший в процесс и участвующий в нем одновременно с ненадлежащим, имеет признаки третьего лица, заявляющего самостоятельные требования предмет спора.

Однако было бы неверным утверждать, что во всех без исключении случаях третье лицо, заявляя самостоятельное требование относительно предмета спора, адресует его обеим сторонам На практике встречаются случаи, когда третье лицо предъявляет исковое требование толь ко к одной из сторон, не оспаривая интересов другой [60].

Отношения между сторонами и третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование, конкретизируются в ряде практических положений.

Если третье лицо адресует самостоятельное требование к обеим первоначальным сторонам, а истец отказался от иска к ответчику, предметом рассмотрения остается иск третьего лица к истцу и ответчику Субъектами возможного мирового соглашения в такой ситуации окажутся первоначальный истец, но уже в качестве ответчика перед третьим лицом, и первоначальный ответчик — с одной стороны и третье лицо — с другой Утверждение мирового соглашения в таком случае явится основанием полного прекращения производства по делу.

Если третье лицо адресует самостоятельное требование только первоначальному истцу, то отказ истца от иска к ответчику должен повлечь прекращение в этой части производства по делу и освобождение ответчика от участия в процессе Первоначальный истец остается в процессе в качестве ответчика перед третьим лицом мировое соглашение может быть заключено между первоначальным истцом и третьим лицом Утверждение мирового соглашения в таком случае явится основанием для полного прекращения производства по делу.

Когда третье лицо адресует самостоятельное требование только ответчику, отказ истца от иска влечет прекращение производства по делу по первоначальному иску, но ответчик остается в процессе уже в роли ответчика перед третьим лицом.

Субъектами мирового соглашения в этой ситуации могут быть третье лицо и ответчик.

Мировое соглашение между первоначальными сторонами, утвержденное судом, является основанием для выбытия из процесса первоначального истца.

В соответствии со ст. 42 ГПК третьи лица, заявляющие самостоятельное требование на предмет спора, могут вступить в процесс до постановления судебного решения, т. е. до удаления суда в совещательную комнату Но следует учесть, что вступление третьего лица в стадии судебного разбирательства в подавляющем большинстве случаев повлечет за собой отложение дела, так как понадобятся дополнительные доказательства, обосновывающие его иск, которые вряд ли окажутся в распоряжении суда поэтому практически более целесообразно вступление третьего лица, заявляющею самостоятельное требование на предмет спора, в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Поскольку третье лицо, заявляющее самостоятельное требование относительно предмета спора, по правовой природе своею участия есть не кто иной, как истец, объем процессуальных прав и обязанностей у него такой же, как у истцов.

Третье лицо, заявляющее самостоятельное требование на предмет спора, отличают от первоначального истца следующие признаки:

1) третье лицо, заявляющее самостоятельное требование относительно предмета спора, всегда вступает в начатый процесс, иными словами, вторгается в чужой процесс;

2) ответчиками перед третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование относительно предмета спора, могут быть как одна из первоначальных сторон, так и обе стороны;

3) основания требования третьего лица могут быть такими же (не теми же, а аналогичными) или иными;

4) иск третьего лица, заявляющего самостоятельное требование относительно предмета спора, не может быть предъявлен совместно с иском первоначального истца (соистцов), так как третье лицо и первоначальный истец (истцы) являются носителями взаимно исключающих друг друга интересов, и удовлетворение требований истца должно повлечь отказ в иске третьему лицу и наоборот (Т.Е. Абова). Поскольку вступление третьего лица, заявляющего самостоятельное требование, есть по правовой природе предъявление иска, оно и должно быть оформлено по правилам, регулирующим предъявление иска.

Допуская третье лицо, заявляющее самостоятельное требование относительно предмета спора, к участию в процессе, судья (суд) должен вынести определение о признании его третьим лицом в рассматриваемом деле или об отказе в признании его третьим лицом.

На такое определение может быть подана частная жалоба. Лицо, намеревающееся вступить в чужой процесс с самостоятельным требованием, может предъявить иск к той из сторон, в пользу которой состоится судебное решение. Но этот путь защиты интересов несостоявшегося третьего лица не всегда эффективен, так как вещь, по поводу которой было рассмотрено и разрешено дело между истцом и ответчиком, к моменту предъявления такого иска может быть уничтожена или оказаться в собственности добросовестного владельца и т. п.

При вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельное требование относительно предмета спора, рассмотрение дела проводится с самого начала. В силу действия в российском гражданском процессуальном праве принципа диспозитивности судья (суд) не может по своей инициативе привлекать в процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельное требование относительно предмета спора.

§ 2. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора

Другой вид участия третьего лица в гражданском судопроизводстве предусмотрен ст. 43 ГПК. В соответствии с указанной статьей третьи лица могут вступить в уже возникший процесс, если решение по делу способно повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон. Эти права и обязанности составляют юридический интерес третьего лица в чужом процессе. Например, в случае пропажи плаща в гардеробе театра гардеробщик заинтересован в участии в процессе по иску зрителя — собственника плаща — к театру о возмещении стоимости пропавшего имущества. Заинтересованность гардеробщика основана на том, что при удовлетворении иска театр может предъявить к нему регрессный иск и взыскать ту сумму (или часть ее), которую пришлось по решению суда выплатить собственнику пропавшего плаща.

В приведенном примере гардеробщик (третье лицо) в процессе по спору между зрителем (истцом) и театром (ответчиком) никаких требований не заявляет. Ему также не может быть предъявлено требование о возмещении стоимости плаща, так как предметом спора между сторонами является договор хранения, участником которого гардеробщик не является. Но, участвуя в чужом процессе и доказав отсутствие своей вины в пропаже вещи, гардеробщик (третье лицо) обеспечит защиту своих прав на будущее: в удовлетворении регрессного иска к нему будет отказано.

Следовательно, заинтересованность третьего лица в чужом процессе в подобных ситуациях иная, чем заинтересованность третьего лица, вступающего в процесс в порядке ст. 42 ГПК.

Такие третьи лица называются третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, и могут участвовать на стороне истца или ответчика. Участвуя в чужом процессе, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, помогает истцу или ответчику, на стороне которого оно выступает, добиться вынесения решения в его пользу, но тем самым защищает свои интересы: предотвращает для себя возможность регрессной ответственности перед стороной (или наступление иных неблагоприятных последствий) либо обеспечивает себе возможность предъявления требования к стороне в будущем.

Заинтересованность третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований в чужом процессе, должна иметь объективный характер. Это означает, что интерес должен быть основан на связи третьего лица по предполагаемому материальному правоотношению с одной из сторон.

В теории гражданского процессуального права высказана мысль о том, что правоотношение третьего лица со стороной производно и зависимо от первоначального спорного правоотношения между истцом и ответчиком, составляющим предмет основного иска. Такая характеристика материального правоотношения, которым сторона связана с третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований, не соответствует действительному положению вещей.

Скорее можно говорить о том, что существование третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, производно от существования сторон. Вне процесса по спору между истцом и ответчиком не может появиться и существовать третье лицо. Но сами материальные правоотношения между одной из сторон и третьим лицом совершенно самостоятельны.

В приведенном примере с участием гардеробщика в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, основанием для привлечения его в процесс послужило правоотношение, порожденное трудовым договором между ним и театром, а спорное правоотношение между истцом и ответчиком основано на договоре хранения. Каждое из этих правоотношений возникло и существует самостоятельно и не зависит друг от друга.

Характер юридической заинтересованности третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, определяется следующей формулировкой: третьи лица могут вступить в дело, если решение по делу может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон (ст. 43 ГПК).

В ГПК РСФСР 1923 г. (ст. 167–169) юридический интерес третьего лица был выражен иначе: вступление или привлечение третьих лиц возможно, если решение по делу может создать у них права и обязанности по отношению к одной из сторон. В правоведении такая формулировка закона признавалась неудачной, поскольку подавляющее большинство представителей теории гражданского процессуального права исходили из того, что решением суда никакие права и обязанности не создаются. В частности, не признавалось правильным встречающееся в практике указание в резолютивной части решения о предоставлении стороне права регресса, поскольку это право предоставлено законом, а не судом.

Вопрос о том, может ли судебное решение создавать какие-либо права и обязанности, следует решать с позиции действующего законодательства. ГК, придавая судебному решению значение юридического факта, называет его в перечне оснований возникновения гражданских прав (ст. 8, 12).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, могут вступить в дело по собственной инициативе, а также быть привлечены к участию в деле по ходатайству сторон, прокурора или по инициативе суда (ст. 43 ГПК).

Вступление или привлечение третьего лица допускается до постановления судом решения. Если третье лицо вступает в процесс по своей инициативе, оно должно подать в суд заявление, которое государственной пошлиной не оплачивается.

Допуск в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, оформляется путем вынесении судом соответствующего определения.

Статья 43 ГПК устанавливает, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности сторон. Подобно сторонам они могут давать суду объяснения, представлять доказательства, ходатайствовать о назначении экспертизы, участвовать в исследовании доказательств и в судебных прениях, совершать другие процессуальные действия, право на совершение которых предоставлено сторонам законом. Но процессуальное положение третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, не совпадает полностью с процессуальным положением истца, ответчика, соучастников.

Отличие состоит в следующем. Стороны являются субъектами основного спорного материального правоотношения. Сколько бы ни было лиц (соучастников) на стороне истца или (и) ответчика, все они — субъекты спора о праве, рассматриваемого и разрешаемого судом. Каждый из соистцов связан правоотношением с ответчиком, каждый из соответчиков связан правоотношением с истцом.

Связь соучастников по правоотношению с другой стороной означает, что они обладают взаимными субъективными правами и юридическими обязанностями.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, находится за пределами основного спорною материального правоотношения и не является его субъектом.

Если третье лицо участвует на стороне ответчика, оно не связано правоотношением с истцом и не обладает по отношению к последнему правами и не несет обязанности.

Если же третье лицо выступает на стороне истца, у него нет субъективных прав и юридических обязанностей по отношению к ответчику, так как нет с последним связи по правоотношению.

Именно потому что третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, не является субъектом основного спорного правоотношения, законодатель не наделил его рядом процессуальных прав, принадлежащих сторонам. Так, третье лицо не имеет права на изменение основания и предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, а также на отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения судебного решения. Права, в которых ограничено третье лицо, являются распорядительными, т. е. направлены на распоряжение предметом спора. Не будучи субъектом основного спорного правоотношения между сторонами, третье лицо не может совершать процессуальные действия, направленные на распоряжение предметом этого правоотношения.

То обстоятельство, что третьи лица, участвующие в процессе в порядке ст. 43 ГПК, наделены, по существу, всеми процессуальными правами и процессуальными обязанностями сторон, за небольшим, но важным изъятием, является одной из причин смешения третьих лиц этого вида с соучастниками.

Обращая внимание судов на необходимость различать стороны и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, Гражданская кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР еще в 1926 г. указала, что привлечение третьих лиц на свою сторону истцом или ответчиком не создает для третьих лиц положения стороны.

В процессе с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, как правило, имеется один иск истца к ответчику, а не несколько параллельных исков, как при процессуальном соучастии.

В сфере своих прав третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, действует самостоятельно, т. е. не зависит от того, согласованы ли его процессуальные действия со стороной, рядом с которой оно выступает.

Поскольку третье лицо не является субъектом спорного правоотношения, в процессе по спору между первоначальными сторонами ничего не может быть присуждено в пользу третьего лица и с него ничего не может быть взыскано. Взаимоотношения между первоначальной стороной и третьим лицом, по общему правилу, рассматриваются и разрешаются в самостоятельном судопроизводстве (например, по регрессному иску). Однако решение суда по спору между первоначальными сторонами имеет преюдициальное (предрешающее) значение для третьего лица, если в будущем возникнет такое судопроизводство по спору между первоначальной стороной и третьим лицом, где один из них займет положение истца, а другой — ответчика.

Сопоставление сторон и третьих лиц, как заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, так и не заявляющих таковых, показывает, что и те и другие имеют общие черты. Объединяет стороны и третьих лиц субъективная (личная) заинтересованность в процессе.

В то же время анализ процессуального положения третьих лиц обоих видов дает основания для вывода о том, что они существенно различаются, в связи с чем законодательством предусмотрены два самостоятельных вида третьих лиц. Статья 42 ГПК предусматривает участие в судопроизводстве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, а ст. 43 ГПК — участие в судопроизводстве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора.

Различия в характере юридической заинтересованности в чужом деле и в процессуальном положении исключают возможность сформулировать общее определение понятия третьих лиц, которым можно было бы охватить хотя бы основные черты каждого из видов третьих лиц.

Глава 7 Участие прокурора в гражданском судопроизводстве

Вопросы к теме

1. Цель и основание участия прокурора в гражданском судопроизводстве.

2. Формы участия прокурора в рассмотрении гражданского дела в суде первой инстанции:

а) обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц;

б) вступление прокурора в процесс, начатый по инициативе заинтересованного лица.

3. Правовая природа участия прокурора в гражданском судопроизводстве.

§ 1. Цель и основание участия прокурора в гражданском судопроизводстве

Гражданским процессуальным законодательством прокурор отнесен к лицам, участвующим в деле (ст. 34 ГПК), что связано с его юридической заинтересованностью в защите субъективных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. Однако эта заинтересованность иного рода, чем заинтересованность сторон и третьих лиц, заявителей по неисковым делам, лично заинтересованных в исходе дела, в котором они участвуют как субъекты предположительно нарушенных (оспоренных) прав и интересов. Прокурор же от имени Российской Федерации осуществляет надзор за исполнением действующих на ее территории законов. Следовательно, заинтересованность прокурора является государственно-правовой.

Участие прокурора в гражданском судопроизводстве регулируется Конституцией РФ, Федеральным законом от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» [61] и другими федеральными законами, международными договорами РФ, ГПК и другими законами.

Закон «О прокуратуре Российской Федерации» предусматривает осуществление прокуратурой РФ надзорной функции в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина. Кроме того, прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством РФ участвуют в рассмотрении дел судами, опротестовывают противоречащие закону решения, приговоры, определения и постановления судов (п. 3 ст. 1 Закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Законодатель не наделяет прокуроров функцией надзора за деятельностью судов по осуществлению правосудия. В этом выражается одно из проявлений конституционного принципа независимости судей и подчинения их только Конституции и федеральному закону (ст. 120 Конституции РФ).

В гражданском судопроизводстве прокурор выступает самостоятельно и независимо от других участвующих в деле лиц, поскольку его заинтересованность в процессе вытекает из его компетенции. Сущность участия прокурора в гражданском судопроизводстве четко выражена в законе: прокурор обеспечивает законность действий всех участников судопроизводства, правильность выносимых судом постановлений, устраняет всякие нарушения закона, оказывает помощь суду в осуществлении правосудия.

В силу своей компетенции прокурор может быть заинтересован в деле и может участвовать в рассмотрении и разрешении любого гражданского дела. Этим заинтересованность прокурора отличается от заинтересованности государственных органов и органов местного самоуправления, участие которых в гражданском судопроизводстве ограничивается лишь сферой их деятельности, их функциями.

В соответствии с п. 3 ст. 35 Закона «О прокуратуре Российской Федерации» и ст. 12 ГПК прокурор участвует в рассмотрении судами гражданских дел, если того требует защита прав граждан, их свобод и законных интересов общества и государства. Из этого следует, что основанием участия прокурора в гражданском судопроизводстве является осуществление им законоохранительной функции.

От основания участия прокурора в гражданском судопроизводстве следует отличать поводы для такого участия.

Прокурор может участвовать в процессе по конкретному гражданскому делу в связи с устными или письменными заявлениями граждан, сообщениями государственных органов, общественных или иных организаций, публикациями в средствах массовой информации и т. п. Любое заинтересовавшее его сообщение может послужить поводом к участию в судопроизводстве.

Необходимость участия в конкретном гражданском деле в подавляющем большинстве случаев определяется мнением прокурора. «Мнение прокурора» означает, что прокурор сам, исходя из понимания своих обязанностей, решает вопрос о личном участии в процессе по тому или иному гражданскому делу.

Однако есть категории гражданских дел, в рассмотрении которых прокуроры обязаны принимать участие в силу закона. Так, прокурор обязан участвовать в рассмотрении судом следующих дел: о защите избирательных прав граждан (ч. 3 ст. 260 ГПК), о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении гражданина умершим (ст. 273 ГПК), об усыновлении (удочерении) ребенка (ч. 3 ст. 278 ГПК), об ограничении дееспособности гражданина, признании гражданина недееспособным, ограничении или лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами (ч. 1 ст. 284 ГПК). С обязательным участием прокурора также рассматриваются дела о лишении родительских прав (п. 2 ст. 7 °СК) и об ограничении родительских прав (п. 3 ст. 73 СК).

Во исполнение указаний Генерального прокурора РФ прокуроры, как показывает судебная практика последних лет, часто предъявляют иски в защиту прав несовершеннолетних детей, нарушенных в результате незаконных сделок с приватизированными квартирами, заключаемых родителями этих детей.

§ 2. Формы участия прокурора в рассмотрении гражданского дела в суде первой инстанции

Прокурор как лицо, участвующее в деле, обладает широким кругом процессуальных прав. Он может знакомиться с материалами дела, заявлять отводы и другие ходатайства, представлять доказательства и участвовать в исследовании доказательств, задавать в судебном заседании вопросы другим участвующим в деле лицам, свидетелям, экспертам, давать заключения по всем вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, и по существу дела в целом, опротестовывать решения и определения, а также совершать другие процессуальные действия, предусмотренные законом (ст. 35, 45 ГПК).

Прокурор, как и другие лица, участвующие в деле, обязан добросовестно пользоваться всеми принадлежащими ему правами.

Процессуальные права прокурора являются одновременно и его обязанностями [62]. Указанное положение в теории гражданского процессуального права не является бесспорным. В обоснование возражения против такого утверждения приводится довод о том, что в каждом конкретном правоотношении субъективное право не может одновременно являться и обязанностью, поскольку в таком случае поведение субъекта не ставится в зависимость от его воли, и речь идет не о возможном, а о должном поведении лица [63]. С этим доводом следует согласиться. Но когда утверждается, что процессуальные права прокурора являются одновременно и его обязанностями, имеется в виду другое.

Прокурор как субъект конкретного гражданского процессуального правоотношения одновременно выступает субъектом государственного правоотношения, определяющего его полномочия. Так, имея право предъявлять иск в защиту чьих-либо интересов, прокурор обязан это сделать, если пострадавший по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не может лично отстаивать в суде свои права и свободы, или если нарушены права и свободы значительного числа граждан, либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение. Предъявив в таких случаях иск, прокурор обязан поддерживать его в суде (п. 4 ст. 27 Закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Обладая процессуальным правом опротестования судебных актов, прокурор, в силу компетенции осуществляющий законоохранительную функцию, обязан принести протест, если суд постановил незаконное решение. В этом случае обязанность прокурора не является процессуальной, а имеет иное основание и иную функциональную направленность — обязанность перед государством, наделившим прокурора функцией реагирования на любое нарушение закона.

Таким образом, тезис «процессуальные права прокурора являются одновременно и его обязанностями» вполне правомерен. Но поскольку он лаконичен и не раскрыт, отдельные представители теории гражданского процессуального права толкуют этот тезис не в том значении, в каком его следует понимать.

Правовое положение прокурора обусловлено сущностью и целями его участия в гражданском судопроизводстве. Объем и характер процессуальных прав прокурора обусловлен также формами его участия в деле.

В соответствии с гражданским процессуальным законодательством прокурор имеет право обратиться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц или вступить в дело в любой стадии процесса, если того требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства (п. 3 ст. 35 Закона «О прокуратуре Российской Федерации», ст. 45 ГПК).

Следовательно, законом предусмотрены две формы участия прокурора в гражданском деле.

Первая форма — обращение в суд с заявлением о возбуждении производства по гражданскому делу в целях защиты прав и интересов других лиц (ст. 45 ГПК). Конкретно это правомочие осуществляется путем предъявления иска или подачи заявления по делам неисковых производств. Необходимо учитывать также, что заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случаях, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Деятельность прокурора, намеренного предъявить иск (подать заявление), начинается до обращения в суд. Прокурор должен собрать необходимые материалы и тщательно их проверить, выявить все доказательства, которые необходимо представить суду, и обосновать свое требование. Прокурор не может начинать дело, в исходе которого не уверен.

Проделав такую предварительную работу, прокурор составляя исковое заявление (заявление), соответствующее требованиям ст. 131 ГПК. Исковое заявление прокурора государственной пошлиной не оплачивается (пп. 18 п. 2 ст. 5 Закона «О государственной пошлине» [64]).

Прокурор, предъявивший иск, пользуется всеми правами и несет все обязанности истца, кроме права на заключение мирового соглашения, так как не является субъектом спорного материального правоотношения. По этой же причине отказ прокурора от иска (заявления), поданного в защиту интересов другого лица, не лишает это лицо права требовать рассмотрения дела по существу (ст. 45 ГПК).

Прокурор — всегда представитель государства и закона. Это обязывает его к объективности в оценке объяснений участвующих в деле лиц, показаний свидетелей, заключения эксперта.

Если в результате рассмотрения дела прокурор убедится в необоснованности своих требований, он не только вправе, но и обязан заявить суду об отказе от них.

Задача прокурора, участвующего в гражданском судопроизводстве, состоит прежде всего в том, чтобы добиться вынесения законного и обоснованного решения, которым укрепляется высокий авторитет суда.

Исследование обстоятельств дела в судебном заседании, в котором участвует прокурор, заявивший иск, после доклада дела председательствующим начинается именно с его объяснения по поводу этого иска. Затем дает объяснение лицо, в интересах которого иск предъявлен прокурором (ст. 174 ГПК). Судебные прения в этом случае также начинаются с речи прокурора.

Вторая форма участия прокурора в гражданском деле — вступление в процесс, начатый по инициативе заинтересованного лица, для дачи заключения.

Вопрос о наличии оснований к вступлению прокурора в процесс не входит в процессуальные задачи суда и не подлежит его контролю. Проверить наличие оснований к вступлению прокурора в процесс по конкретному делу может только вышестоящий прокурор в порядке общей проверки деятельности нижестоящего прокурора.

В соответствии с ч. 3 ст. 45 ГПК прокурор вступает в процесс по делам о выселении, восстановлении на работе, возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных ГПК и другими федеральными законами в целях осуществления возложенных на него полномочий.

Прокурор, вступивший в процесс для дачи заключения, не должен обосновывать исковые требования, представлять доказательства, давать объяснения по делу. Он лишь доводит до суда свое мнение о том, как должен быть разрешен спор между сторонами.

Заключение прокурора должно отвечать следующим требованиям:

· быть обоснованным, содержать оценку исследованных в суде доказательств, указание на установленные с помощью этих доказательств существенные фактические обстоятельства;

· давать анализ норм материального права, подлежащих применению к установленным судом фактическим обстоятельствам; квалификацию спорного правоотношения.

Значение юридически грамотного, доступного по форме заключения прокурора состоит в том, что оно помогает суду в вынесении законного и обоснованного решения и, кроме того, пропагандирует российские законы, способствует воспитанию законопослушных граждан. Убедительность заключения прокурора во многом зависит от формы изложения и общей грамотности.

Как и прокурор, предъявивший иск, прокурор, участвующий в гражданском судопроизводстве в форме дачи заключения, имеет широкий круг процессуальных прав и обязанностей (ст. 35, 45 ГПК).

§ 3. Правовая природа участия прокурора в гражданском судопроизводстве

Вопрос о правовом положении прокурора, предъявившего иск в интересах другого лица, в теории гражданского процессуального права вызывает много споров. То обстоятельство, что процессуальное положение прокурора, предъявившего иск в интересах другого лица, во многом аналогично положению истца, приводит некоторых ученых, к выводу о том, что прокурор является стороной в деле [65]; другие считают, что прокурор в таких случаях является истцом в процессуальном смысле [66]. Ряд представителей теории гражданского процессуального права полагает, что прокурор выступает представителем государства (Н. А. Чечина, Н. В. Ченцов).

Последняя точка зрения, видимо, наиболее правильная, поскольку обусловлена сущностью участия прокурора в гражданском судопроизводстве.

Прежде всего следует учитывать, что «прокурор в гражданском судопроизводстве» — понятие не только должностное, но и процессуальное. Этим понятием обозначается вид лица, участвующего в деле (ст. 34 ГПК). Прокурор, предъявивший иск в интересах другого лица, является субъектом процессуальной деятельности, осуществляющим законоохранительную функцию.

Введение института сторон, в частности истца, в процессуальном смысле в арсенал гражданского процессуального законодательства делает понятие спора о праве весьма неопределенным, широким и явно не соответствующим тому содержанию, которое вложено в него законодателем (п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК). Категории «стороны в процессуальном смысле», «истец в процессуальном смысле» не могут быть теоретически обоснованны и оправданны, а практически не будут содействовать улучшению деятельности органов суда и прокуратуры. Признание прокурора, предъявившего иск, стороной или истцом в процессуальном смысле извращает сущность его участия в гражданском судопроизводстве.

Прокурор независимо от формы может участвовать не только в суде первой инстанции, но и в других стадиях гражданского процесса.

Особенности участия прокурора в остальных стадиях рассмотрены в соответствующих главах настоящего учебника.

Глава 8 Субъекты, защищающие в гражданском судопроизводстве от своего имени права, свободы и законные интересы других лиц

Вопросы к теме

1. Основания и цель участия в гражданском судопроизводстве органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций и граждан.

2 Процессуальные права и обязанности субъектов, защищающих в гражданском судопроизводстве от своего имени права и интересы других лиц.

3 Формы участия государственных органов, органов местного самоуправления и других субъектов, защищающих в гражданском судопроизводстве от своего имени права и интересы других лиц.

4 Виды органов местного самоуправления, участвующих в гражданском судопроизводстве.

5 Отличие участвующих в гражданском судопроизводстве субъектов, защищающих от своего имени права и интересы других лиц, от судебных представителей, прокурора, третьих лиц, эксперта.

§ 1. Основания и цель участия в гражданском судопроизводстве субъектов, защищающих от своего имени права и интересы других лиц

Российское государство призвано охранять и защищать права и законные интересы граждан и организаций. Эта правоохранительная (правозащитная) функция возложена, в частности, на государственные органы и на органы местного самоуправления как средство непосредственного и оперативного руководства обществом. Одним из способов осуществления правозащитной функции государства является участие государственных органов и органов местного самоуправления в гражданском судопроизводстве.

Кроме государственных органов и органов местного самоуправления, полномочиями на осуществление правозащитной функции наделены профсоюзы, некоторые организации и отдельные граждане.

Судебной практике известны случаи участия районного (городского) жилищного управления в делах по спорам, вытекающим из жилищно-правовых отношений. Несомненно, в жилищных судебных делах жилищный орган может выступать в качестве истца (например, когда иск о выселении квартиросъемщика предъявлен им самим) или в качестве ответчика (например, когда лицо, претендующее на спорную жилую площадь, предъявляет иск к фактически занимающему эту жилую площадь лицу о выселении и к жилищному органу о признании ордера недействительным). Такие случаи особых затруднений для судопроизводства не представляют.

Но часто жилищный орган вступает (или привлекается) в дело, когда и самостоятельное требование у него отсутствует, и судебное решение не способно затронуть его субъективные права или обязанности либо его материально-правовой интерес (например, в деле по спору между жильцами по поводу самовольной перепланировки жилой площади или переоборудования жилого помещения в нежилое).

В судебной практике довольно распространены случаи участия в гражданском судопроизводстве органов социальной защиты населения, органов опеки и попечительства при рассмотрении и разрешении дел, затрагивающих права и интересы недееспособных граждан, детей (на основании ст. 78 и 125 СК).

В соответствии с ч. 4 п. 1 ст. 42 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» (в ред. от 9 января 1996 г. [67]) федеральные органы исполнительной власти (их территориальные органы) в пределах компетенции вправе предъявлять иски в суды к изготовителям (исполнителям, продавцам) в целях защиты прав потребителей.

Органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) вправе обращаться в суды в целях защиты прав неопределенного круга потребителей (ст. 44, 45 Закона «О защите прав потребителей»).

Исковые требования о прекращении экономически вредной деятельности могут быть предъявлены в суд предприятиями, учреждениями, организациями и гражданами в соответствии со ст. 11, 12 Федерального закона от 10 января 2002 г. «Об охране окружающей среды», если эта деятельность причиняет вред здоровью и имуществу граждан, народному хозяйству и окружающей среде [68].

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что в этих случаях органы и лица участвуют в судопроизводстве не в качестве сторон или третьих лиц, поскольку у них нет материально-правовой заинтересованности в деле, а в силу осуществления своих функций в области управления той или иной отраслью народного хозяйства или культуры.

Участие в гражданском судопроизводстве органов и лиц по вопросам своей компетенции представляет собой самостоятельный гражданский процессуальный институт, включающий в себя нормы, закрепленные ст. 34, 46, 47 ГПК.

Юридическая заинтересованность в исходе того или иного гражданского дела органов и лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве в порядке ст. 46, 47 ГПК по вопросам своей компетенции, явилась основанием для отнесения их к лицам, участвующим в деле.

Итак, государственные органы и органы местного самоуправления, организации или отдельные граждане являются в силу компетенции заинтересованными лицами, участвующими в деле. Их заинтересованность носит государственно-правовой или общественный характер.

Государственные органы, органы местного самоуправления, а также другие органы и лица, участвуя в гражданском судопроизводстве, оказывают суду непосредственное содействие в решении дела, затрагивающего государственные, общественные или личные интересы.

Органы и лица, названные в ст. 46, 47 ГПК, будучи лицами, участвующими в деле, обладают всеми процессуальными правами, принадлежащими этой категории лиц, закрепленными ст. 35 ГПК. В лице своих представителей они имеют право знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства (в частности ходатайства об отводах), давать объяснения, представлять доказательства, участвовать в исследовании доказательств, совершать другие процессуальные действия, предусмотренные законом. Так, органы и лица, участвующие в судопроизводстве, вправе просить о привлечении новых участников процесса, обжаловать судебное решение. Однако, не являясь субъектами спорного правоотношения, они не могут совершать такие процессуальные действия, которые направлены на распоряжение объектом процесса — спорным правом (признать иск, заключить мировое соглашение).

Таким образом, цель участия в гражданском судопроизводстве государственных органов, органов местного самоуправления, а также иных органов и лиц, участвующих в процессе в порядке ст. 46, 47 ГПК, — защита прав и охраняемых законом интересов других лиц.

Основание участия — государственная или общественная заинтересованность в гражданском деле, вытекающая из тех обязанностей, которые возложены на органы и лица в силу функциональных полномочий. Государственные органы, органы местного самоуправления, другие органы и лица, участвующие в гражданском судопроизводстве, выступают в процессе от своего имени.

Гражданское процессуальное законодательство предусматривает две формы защиты прав и охраняемых законом интересов других лиц: а) обращение в суд с иском или заявлением и б) дача заключения по делу.

§ 2. Обращение в суд с иском (заявлением) в интересах другого лица

В соответствии с ч. 1 ст. 46 ГПК государственные органы и органы местного самоуправления, организации и отдельные граждане могут обращаться в суд в целях защиты прав и охраняемых законом интересов других лиц. В решении этого вопроса следует исходить из того, что право на обращение в суд в целях защиты интересов других лиц обусловлено функциональными полномочиями, компетенцией того или иного органа или лица. Компетенция соответствующего органа как совокупность полномочий определяется законом, уставом, положением.

Заявления, подаваемые органами и лицами в порядке ст. 46 ГПК в защиту прав и интересов других лиц, государственной пошлиной не оплачиваются (пп. 13 п. 2 ст. 5 Закона «О государственной пошлине»).

В ст. 46 ГПК прямо оговорено, что такое обращение возможно лишь по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Заявление в защиту законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина в этих случаях может быть подано независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя.

Субъекты, которые по закону имеют право обращаться в суд в целях защиты интересов других лиц, представляют собой самостоятельный вид лица, участвующего в деле (ст. 34 ГПК).

В гражданском процессуальном законодательстве не существует специального термина для обозначения органов и лиц, которых закон уполномочивает на обращение в суд с иском в целях защиты прав и охраняемых законом интересов других лиц. Это вызывает затруднения у работников правоохранительных органов при определении их процессуального положения.

В теории гражданского процессуального права и на практике этих органов и лиц нередко относят к сторонам и называют истцами в процессуальном смысле, процессуальными истцами или истцами особого рода. Но использование термина в не свойственном ему смысле для обозначения органа или лица, участвующего в гражданском судопроизводстве в порядке ст. 46 ГПК, может послужить поводом для судебных ошибок.

Несмотря на то, что довольно широкий круг общих процессуальных прав государственных органов, других органов, организаций и лиц, обращающихся в суд с целью защиты «чужих» интересов, такой же, как у остальных лиц, участвующих в деле, в целом он не совпадает.

Различная по характеру заинтересованность обусловливает различие содержания и объема процессуальных прав (и процессуальных обязанностей) лиц, обращающихся в суд за защитой субъективных прав и охраняемых законом интересов, и лиц, по заявлению которых возбуждается гражданское судопроизводство в защиту законно порученных им прав других лиц или в целях охраны государственных и общественных интересов.

Поскольку государственный орган, а также какой-либо другой орган, организация, участвующие в процессе в целях защиты «чужих» прав и охраняемых законом интересов, не являются стороной (истцом), личность представителя, уполномоченного ими на выступление в процессе, для суда не имеет значения. Это означает, что правило, предусматривающее обязанность стороны по требованию суда лично явиться в суд для дачи объяснений по делу, если разбирательство было отложено из-за ее неявки, к таким представителям неприменимо.

К лицам, предъявляющим иск в защиту «чужих» прав и интересов, неприменимо правило ч. 3 ст. 29 ГПК, в силу которого истец по делам о взыскании алиментов может обращаться в суд по месту своего жительства. На органы и лиц, обращающихся в суд в порядке ст. 46 ГПК, не может быть возложена обязанность в случаях обеспечения иска возмещения возможных для ответчика убытков (ст. 146 ГПК).

Все это говорит о том, что использование терминов «сторона», «истец» по отношению к органам и лицам, предъявляющим иск в защиту прав и интересов других лиц, хотя бы с той или иной оговоркой, нельзя признать удачным и соответствующим закону.

Статья 38 ГПК четко определяет, что в случаях, когда иск предъявлен лицами и органами в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц, истцом является тот, в чьих интересах иск предъявлен. Что касается тех, кто обратился в суд за защитой прав других лиц, то их для практического удобства можно было бы называть «госорганами-заявителями», «организациями-заявителями» или «заявителями иска».

Гражданскому процессуальному законодательству известен термин «заявитель», применяемый к участникам неисковых производств. Так, заявителем называется лицо, по инициативе которого судом возбуждается дело особого производства (ст. 263, 265,284 и др. ГПК). Термином «заявитель иска» можно подчеркнуть, что гражданское исковое дело начато не по инициативе лица, защищающего свое право или охраняемый законом интерес, а по инициативе органа или лица, уполномоченного в силу закона защищать права и интересы других лиц.

Лица, подавшие заявление в защиту законных интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными правами и несут все процессуальные обязанности истца за исключением права на заключение мирового соглашения.

В случае отказа органов, организаций или граждан поддерживать требования, заявленные ими в интересах другого лица, а также отказа истца от иска наступают процессуальные последствия, предусмотренные ч. 2 ст. 45 ГПК.

§ 3. Участие в гражданском судопроизводстве государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения

В соответствии с ч. 1 ст. 47 ГПК государственные органы, органы местного самоуправления в предусмотренных законом случаях могут привлекаться судом к участию в процессе или вступить в процесс по своей инициативе для дачи заключения по делу. Например, дела о признании гражданина ограниченно дееспособным и недееспособным суд рассматривает с обязательным участием органов опеки и попечительства (ст. 284 ГПК). При рассмотрении споров, связанных с воспитанием детей, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка, к участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства (ст. 78 СК). С участием органов опеки и попечительства должны рассматриваться дела об установлении усыновления (ст. 125 СК). Закон предусматривает и другие категории гражданских дел, в которых обязательно дают заключение органы местного самоуправления.

Кроме случаев обязательного в силу закона участия в гражданском судопроизводстве органы местного самоуправления могут вступать в процесс по собственной инициативе или привлекаться судом к участию и в других делах. Основанием для такого участия государственных органов и органов местного самоуправления является их заинтересованность в правильном разрешении дела, вытекающая из тех обязанностей, которые возложены на них в силу их компетенции. Участвуя в рассмотрении и разрешении судебных гражданских дел, государственный орган и орган местного самоуправления в своеобразной по сравнению со своей обычной деятельностью форме осуществляют функциональные полномочия по управлению какой-либо отраслью народного хозяйства или культуры, либо определенной областью общественных отношений. Таким образом, цель участия в процессе государственного органа, органа местного самоуправления, дающего заключение по делу, — осуществление возложенных на него обязанностей, что прямо оговорено в законе (ч. 1 ст. 47 ГПК).

Государственные органы, органы местного самоуправления, участвующие в процессе для дачи заключения, наделены такими же процессуальными правами, что и органы и лица, обращающиеся в суд с иском за защитой прав и интересов других лиц. Порядок участия государственных органов и органов местного самоуправления в судебном заседании регулируется ст. 174, 190 ГПК.

Заключение государственного органа и органа местного самоуправления, привлеченного судом к участию в процессе или вступившего в процесс по своей инициативе, оглашается в судебном заседании после исследования всех обстоятельств дела. Лица, участвующие в деле, и их представители могут задавать уполномоченным этих органов вопросы в целях разъяснения и дополнения заключения. В ГПК не оговорено, что заключение должно быть представлено в письменной форме. Но использование законодателем применительно к заключению слова «оглашается» дает основание полагать, что имеется в виду письменная форма, так как огласить можно только то, что написано.

Обычно письменное заключение составляется до судебного разбирательства и подписывается руководителем государственного органа, органа местного самоуправления. Однако нельзя не учитывать, что далеко не всегда их заключение основано на материалах предварительного обследования, как, например, в делах по спорам о детях. Кроме того, будучи заинтересованными в исходе дела, государственный орган, орган местного самоуправления в своем заключении касаются не только отдельных фактов, но и существа спора (чем они значительно отличаются от юридически не заинтересованного в исходе дела эксперта).

В своем заключении государственный орган, в компетенцию которого входит охрана определенной группы общественных отношений, оценивает конкретный судебный спор не только с позиций интересов сторон, но и с позиции государственного интереса, помогая суду правильно разрешить этот спор. Следовательно, выраженное в письменном заключении его мнение по делу окончательно формируется только в процессе установления фактических обстоятельств дела в самом судебном заседании.

В судебных прениях представители государственных органов, органов местного самоуправления выступают с речью после сторон и третьих лиц (ст. 190 ГПК). Именно в судебных прениях представитель государственного органа, органа местного самоуправления с учетом установленных в процессе исследования доказательств оглашает краткое окончательно сформированное заключение. Заключение государственного органа, органа местного самоуправления для суда необязательно. Если же суд не согласился с заключением, он должен мотивировать свое несогласие. Такое указание по конкретным делам давал Верховный Суд РФ.

Государственный орган, орган местного самоуправления участвуют в гражданском судопроизводстве лишь в целях осуществления возложенных на них функциональных обязанностей и только в случаях, предусмотренных законом.

В судебной практике органы, участвующие в гражданском судопроизводстве по вопросам своей компетенции, иногда признаются третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований на предмет спора. Такое решение вопроса ошибочно. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, имеют к исходу дела материально-правовой, личный интерес. Этот интерес основан на связи третьего лица с одной из сторон материально-правовым отношением Наконец, третьи лица никакого заключения по делу не дают.

Таким образом, цель участия государственного органа и органа местного самоуправления в гражданском судопроизводстве и характер его заинтересованности в деле являются теми критериями, с помощью которых можно определить, кто участвует в процессе — государственный орган, орган местного самоуправления, дающий заключение по Делу, или третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора.

Чаще всего для дачи заключения в порядке ст. 47 ГПК в гражданском судопроизводстве участвуют такие органы, как жилищно-коммунальные, здравоохранения, просвещения, финансирования.

Отличие судебных представителей от государственных органов и органов местного самоуправления состоит в том, что судебными представителями могут быть только физические лица. Судебные представители участвуют в гражданском судопроизводстве не только в интересах сторон или третьих лиц, но и от их имени в пределах предоставленных им законом полномочий.

Глава 9 Представительство в суде

Вопросы к теме

1. Понятие представительства в суде.

2. Виды представительства в суде.

3. Полномочия представителя в суде.

§ 1. Понятие представительства в суде

Представительство в суде является самостоятельным гражданским процессуальным институтом, выполняющим функцию процессуальной гарантии защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов сторон, третьих лиц, заявителей. Но правозащитная функция, которую осуществляют в суде представители, не единственная. Они также содействуют суду и в осуществлении правосудия.

Гражданское процессуальное законодательство не относит судебных представителей к участвующим в деле лицам. Основанием для такого решения вопроса являлось, видимо, то, что у судебных представителей отсутствует материально-правовой интерес к исходу дела. Однако считать судебных представителей совершенно не заинтересованными в исходе дела нельзя: в пределах полномочий они стремятся добиться в процессе определенного положительного правового результата в пользу представляемого. Например, представитель ответчика стремится добиться вынесения судом решения об отказе в иске. Такая позиция означает, что представитель заинтересован в исходе дела. Интерес этот носит не материально-правовой, а процессуальный характер, так как представитель действует не в своих интересах, а в интересах представляемого. Однако процессуальный интерес к исходу дела, как и материально-правовой, является юридическим, поскольку основан на законе. Именно нормами гражданского процессуального права определены правовая природа участия представителя в суде и сущность этого процессуального института.

В соответствии со ст. 48 ГПК граждане могут вести свои дела в суде лично или через представителей.

Дела юридических лиц ведут в суде либо их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных законом, уставом или положением, либо их представители.

В ряде случаев участие в суде представителя необходимо, например, при защите интересов малолетних, несовершеннолетних, лиц, страдающих психическим расстройством. Судебный представитель способствует более полному осуществлению процессуальных прав и обязанностей лиц, юридически не осведомленных или мало осведомленных. Судебный представитель необходим и тогда, когда то или иное лицо, участвующее в деле, по болезни, занятости, пребыванию в другой местности не может лично присутствовать при разбирательстве дела.

В зависимости от основания участия в суде представителя, а также от причин, побудивших лицо, участвующее в деле, обратиться к помощи представителя, он может либо полностью заменить в процессе представляемого, либо участвовать совместно с ним в ведении дела.

Судебный представитель — лицо, которое совершает процессуальные действия от имени и в интересах представляемого в пределах своих полномочий.

То, что судебный представитель действует в процессе от имени представляемого, отличает его от субъектов, от своего имени защищающих права других лиц в порядке ст. 46, 47 ГПК.

Представительство в суде — совершение одним лицом (судебным представителем) процессуальных действий в пределах предоставленных ему полномочий от имени и в интересах представляемого, участвующего в процессе в качестве стороны, третьего лица, заявителя.

Совершение судебным представителем процессуальных действий есть осуществление процессуальных прав и обязанностей, принадлежащих представляемому в силу закона. Поэтому нельзя согласиться с тем, что процессуальные права и обязанности возникают у представляемого в результате совершения представителем тех или иных процессуальных действий [69]. Так, сторонам в силу закона принадлежит право на обжалование судебного решения (ст. 336 ГПК). Если судебный представитель, будучи на то уполномоченным, приносит кассационную жалобу на судебное решение от имени и в интересах ответчика, он лишь осуществляет принадлежащее ответчику субъективное процессуальное право на обжалование решения.

Отношения между представляемым и представителем регулируются нормами материального права (гражданского, трудового, семейного, административного). Отношения между судебным представителем и судом регулируются нормами гражданского процессуального права.

Представительство в суде допускается во всех судах, по всем гражданским делам, во всех стадиях гражданского судопроизводства. В то же время российскому гражданскому процессуальному праву неизвестен институт обязательного представительства по сложным судебным делам, существующий в некоторых странах (например, обязательный адвокатский процесс с полным устранением участия самих сторон в коллегиальных судах первой инстанции, апелляционных и кассационных судах).

§ 2. Виды представительства в суде

В суде, в зависимости от основания возникновения, различают следующие виды представительства: а) законное; б) добровольное; в) на основании устава, положения и других специальных актов; г) общественное.

Законное представительство предусмотрено ст. 52 ГПК для защиты прав и охраняемых законом интересов недееспособных, не обладающих полной дееспособностью. В качестве законных представителей указанных лиц выступают родители, усыновители, опекуны или попечители (ч. 2 п. 1 ст. 56, п. 1 ст. 121, ст. 145 СК).

Разновидностью законного представительства является так называемое официальное представительство. Так, по делу, в котором должен участвовать гражданин, признанный в установленном порядке безвестно отсутствующим, в качестве его представителя в суде выступает лицо, которому передано управление имуществом безвестно отсутствующего (ч. 2 ст. 52 ГПК).

Официальным (законным) представителем наследника выступает хранитель или опекун, назначенный для охраны наследственного имущества и управления им в случаях, когда наследство еще никем не принято, но в суде возбуждено дело, в котором должен участвовать наследник лица, умершего или объявленного в установленном порядке умершим. Приведенная ситуация не названа в ст. 52 как разновидность законного представительства. Думается, однако, следовало бы предусмотреть и ее, как это имело место в ГПК РСФСР.

Практически два последних случая законного (официального) представительства встречаются в судебной практике очень редко.

Законным является и представительство, предусмотренное ст. 71 Кодекса торгового мореплавания. В соответствии с указанной статьей КТМ капитан судна является представителем судовладельца и грузовладельцев в отношении сделок, вызываемых нуждами судна, груза или плавания. В случаях, когда возникающий из этих сделок спор становится предметом судебного разбирательства, капитан осуществляет и представительство в суде.

Официальным можно признать и представителя, которого назначает суд ответчику, если место жительства последнего неизвестно. В качестве представителя назначается в таком случае адвокат (ст. 50 ГПК).

Суд может назначить представителей и в других предусмотренных федеральным законом случаях.

Законные представители могут вести процесс лично или поручить ведение дела в суде другому лицу, например адвокату. Ведение дела добровольно избранным представителем в таком случае не исключает участия в процессе законного представителя.

Добровольное представительство. От законного представительства в суде договорное или добровольно избранное стороной (третьим лицом, заявителем) представительство отличается тем, что оно основано на воле доверителя, который имеет право вести свое дело лично или поручить его ведение представителю по своему выбору (представительство адвоката, юрисконсульта). Добровольное представительство может осуществляться любым лицом, допущенным рассматривающим дело судом в качестве судебного представителя по данному делу. Примером добровольного представительства в суде является также представительство, которое осуществляется лицами, занимающимися индивидуальной трудовой деятельностью, а также членами правовых кооперативов и юридических фирм.

В настоящее время деятельность адвокатов регулируется Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». К добровольному следует отнести представительство одним из соучастников по поручению других соучастников (ст. 40 ГПК).

Представительство на основании устава, положения и других специальных актов. В силу Консульского устава консулы представляют в судах интересы иностранных граждан и лиц без гражданства.

Согласно п. 7 ст. 12 Закона РФ от 10 июля 1992 г. «Об образовании» (в ред. от 13 января 1996 г. [70]) филиалы, отделения, структурные подразделения образовательного учреждения могут по его доверенности осуществлять полностью или частично правомочия юридического лица.

Особый случай представительства в суде предусмотрен постановлением Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 950 «О порядке назначения представителей интересов Правительства Российской Федерации в судах» [71].

Представителями интересов Правительства РФ в судах в случаях предъявления к нему исковых или иных требований назначаются должностные лица соответствующего федерального органа исполнительной власти (в зависимости от характера заявленного требования). Основанием для назначения является распоряжение Правительства РФ (поручение первого заместителя, заместителя Председателя Правительства РФ).

Федеральный орган исполнительной власти, должностное лицо которого представляло в суде интересы Правительства РФ, обязан в пределах сроков, установленных на обжалование судебных решений, доложить Правительству о результатах рассмотрения дела в суде. При удовлетворении судом исковых или иных требований, предъявленных к Правительству, руководитель федерального органа исполнительной власти в установленном порядке вносит предложения об обжаловании решений суда либо о мерах по его выполнению.

Общественное представительство осуществляют профсоюзы по делам рабочих, служащих и других лиц, чьи права и интересы они защищают. В соответствии со ст. 370 ТК профсоюзы могут представлять в суде интересы своих членов по вопросам труда и социально-экономическим вопросам. Такое право предусмотрено Федеральным законом от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» [72].

§ 3. Полномочия представителя в суде

Судебный представитель вправе совершать процессуальные действия при условии, что он надлежаще на то уполномочен. Объем полномочий представителя определяется законом, уставом, положением, специальным актом или договором.

Законные представители имеют право совершать от имени и в интересах представляемых те процессуальные действия, право совершения которых принадлежит представляемому, если для конкретного случая законом не предусмотрены ограничения. Так, опекун недееспособного не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, по сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог. Опекун не может совершать сделки, влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, а также любые сделки, влекущие уменьшение имущества подопечного (п. 2 ст. 37 ГК).

Полномочия законного представителя подтверждаются (удостоверяются) свидетельством органов загса или удостоверением органов опеки и попечительства.

Объем полномочий добровольного представителя определяется доверителем и должен быть выражен в доверенности. Полномочие дает судебному представителю право на совершение всех необходимых процессуальных действий без специального их перечисления в доверенности. Но ряд процессуальных действий судебный представитель может совершать только в том случае, если такие полномочия специально оговорены в доверенности: передача дела в третейский суд, полный или частичный отказ от исковых требований, признание иска, изменение предмета иска, заключение мирового соглашения, передача полномочий другому лицу (передоверие), обжалование решения суда, предъявление исполнительного листа ко взысканию, получение присужденного имущества или денег (ст. 54 ГПК). Указанные процессуальные действия влекут для доверителя серьезные правовые последствия, и потому на совершение их судебным представителем требуется специальное волеизъявление доверителя.

Статья 53 ГПК определяет порядок оформления полномочий добровольного представителя.

Доверенность, выдаваемая гражданами, по общему правилу, удостоверяется в нотариальной конторе, а также может быть удостоверена по месту работы, учебы или жительства.

Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

Доверенность от имени юридического лица выдается руководителем соответствующей организации.

Полномочия представителя, выступающего в суде от имени и в интересах Правительства РФ, должны быть выражены в доверенности, выданной за подписью руководителя (или заместителя руководителя) соответствующего федерального органа исполнительной власти.

Полномочия представителей, указанных в ст. 49 ГПК, могут быть выражены на суде в устном заявлении доверителя, занесенном в протокол судебного заседания.

Круг представителей на суде определяется по двум признакам — положительному и отрицательному, т. е. установлением:

1) лиц, которые могут выступать представителями в суде (согласно перечню в ст. 49 ГПК);

2) лиц, которые не могут быть представителями в суде (ст. 51 ГПК). Так, не могут быть представителями в суде лица, состоящие под.

опекой или попечительством, адвокаты, принявшие поручения об оказании юридической помощи с нарушением законодательства об адвокатуре. Лица, исключенные из коллегии адвокатов, не могут быть допущены судом к представительству.

Представителями в суде не могут быть судьи, следователи и прокуроры. Это правило не распространяется на случаи выступления в процессе указанных лиц в качестве уполномоченных соответствующего суда, прокуратуры или в качестве законных представителей.

Глава 10 Гражданская процессуальная ответственность и меры процессуальной защиты

Вопросы к теме

1. Санкция — необходимый элемент гражданской процессуальной нормы.

2. Понятие и значение гражданской процессуальной ответственности. Предпосылки и основания привлечения к гражданской процессуальной ответственности. Штрафная и компенсационная ответственность.

3. Понятие мер гражданской процессуальной защиты Их отличие от гражданской процессуальной ответственности. Предпосылки и основания применения мер защиты.

§ 1. Санкция — необходимый элемент гражданской процессуальной нормы

Судебная власть, выполняя государственную функцию правосудия, должна иметь возможность оперативно реагировать на правонарушения, совершаемые в ходе рассмотрения и разрешения гражданских и уголовных дел. Поэтому законодатель так конструирует процессуальные нормы, чтобы субъектам процессуальных отношений были видны результаты реализации процессуальных прав и неисполнения или ненадлежащего исполнения процессуальных обязанностей.

Гражданская процессуальная норма, как и любая юридическая норма, должна содержать в себе указание на условия действия и субъектов процессуальных отношений (гипотезу), на содержание поведения, т. е. на права и обязанности (диспозицию) и на меры государственного воздействия, в случае ее нарушения (санкцию).

Некоторые ученые высказывают мнение, что норма права содержит два элемента, в одних случаях это гипотеза и диспозиция, в других — гипотеза и санкция, которая исполняет роль диспозиции (С. В. Курылев, А. Ф. Черданцев). Такой вывод делается на основании деления норм на регулятивные и охранительные. Не отрицая возможность такого подхода к изучению структуры правовой нормы, следует признать, что гражданские процессуальные нормы всегда содержат гипотезу, диспозицию и санкцию. Без санкции они утрачивают обязательность и превращаются в рекомендации, выполнение которых лишь желательно (Н. А. Чечина, М. К. Юков).

Специфика гражданских процессуальных отношений, которая заключается в последовательности, однотипности совершаемых действий, обусловливает своеобразное закрепление элементов гражданских процессуальных норм в законе. При общих повторяющихся положениях неизбежна специализация процессуальных статей, выполняющих различные функции в регулировании процессуальных отношений. Поэтому законодатель закрепляет элементы нормы в отдельных статьях процессуального закона. Это обстоятельство не позволяет отождествлять статью процессуального закона с нормой соответствующего права.

Структура гражданской процессуальной нормы обнаруживается путем логического анализа целого ряда статей процессуального закона и раскрывается в логической обусловленности гипотезы, диспозиции и санкции независимо от того, где и как они изложены. Большинство статей гражданского процессуального закона закрепляют нормы-предписания, которые содержат лишь гипотезу и диспозицию, а в отдельных случаях — одну гипотезу или диспозицию. Однако, исследуя нормативный материал, можно без особого труда обнаружить логическую гражданскую процессуальную норму с тремя элементами. Санкция может быть закреплена в отдельной статье закона и обслуживать целый комплекс статей, содержащих нормы-предписания.

В нормах-предписаниях закрепляется как возможность поведения (процессуальные права), так и необходимость совершения действий или воздержание от действий (процессуальная обязанность, запреты) субъектом гражданских процессуальных отношений, следовательно, в них закрепляются процессуальные права и обязанности. В процессуальном законе нормативно закреплена необходимость поведения, определены его вид и меры воздействия за их неисполнение или ненадлежащее исполнение.

Ценность гражданских процессуальных обязанностей заключается в том, что в них сочетаются государственные и личные интересы (правильного и своевременного осуществления правосудия, защиты нарушенного или оспоренного права или охраняемых законом интересов граждан и организаций). Обязанности обеспечивают процессуальное регулирование гражданской юрисдикции (Р. Е. Гукасян). Без установления системы процессуальных обязанностей невозможна гражданская процессуальная форма разрешения гражданских дел, как немыслима она без системы мер государственного принуждения (санкций) за невыполнение процессуальных обязанностей.

Гражданские процессуальные санкции — меры государственного воздействия, закрепленные в нормах гражданского процессуального права, применяемые судом к субъектам процессуальных отношений, содержащие отрицательную оценку их противоправного поведения и обеспечивающие своевременное и правильное осуществление правосудия по гражданским делам.

Санкции гражданских процессуальных норм имеют различное содержание, но сущность у них одна — обеспечивать регулирование гражданских процессуальных отношений с целью правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданских дел.

Гражданские процессуальные санкции различаются по содержанию, функциям и характеру воздействия. Они применяются за различные правонарушения и обращены к субъектам, имеющим различный интерес в процессе и неодинаковое процессуальное положение. Это предопределяет особенности государственно-правового воздействие на них. К субъектам, способствующим осуществлению правосудия по гражданским делам, закон предусматривает возможность применения санкции в виде ответственности, к субъектам, имеющим юридический, государственный или общественный интерес, предусматриваются санкции в виде мер защиты.

§ 2. Понятие и значение гражданской процессуальной ответственности. Предпосылки и основания привлечения к гражданской процессуальной ответственности. Штрафная и компенсационная ответственность

Проблема ответственности в гражданском процессуальном праве длительное время оставалась вне поля зрения ученых процессуалистов. На наличие гражданской процессуальной ответственности впервые в науке гражданского процессуального права обратила внимание Н. А. Чечина. Отдельные вопросы процессуальной ответственности освещали в своих трудах П. Ф. Елисейкин, И. М. Зайцев, В. В. Бутнев, Е. А. Крашенинников, В. В. Комаров, А. Г. Новиков, А.В Цихоцкий, М. И. Штефан и др.

Недостаточная разработанность данного вопроса в науке гражданского процессуального права дает повод некоторым авторам делать выводы об отсутствии самостоятельного вида процессуальной ответственности [73]. Однако с этим выводом трудно согласиться.

Гражданские процессуальные отношения являются одним из видов социальных отношений. Для социальных отношений всегда присуща социальная ответственность, при которой одна сторона (личность) отвечает перед другой стороной (обществом). Социальная ответственность дает возможность требовать от членов общества поведения, установленного социальными нормами. Она обеспечивает необходимое поведение личности в обществе.

Метод правового регулирования отрасли права представляет собой совокупность юридических приемов и средств, при помощи которых осуществляется правовое воздействие на определенную группу общественных отношений. Выбор метода определяется предметом и целям регулирования, а сам он складывается из ряда компонентов, одним из которых является характер юридических мер воздействия (т. е. санкций), способов, оснований и процедуры применения санкций (С. С. Алексеев). Воздействие на субъектов общественных отношений в каждой отрасли применяется в соответствии с теми целями и задачами, которые они призваны достигать и решать. В зависимости от этого используются различные виды воздействия на субъектов, не выполняющих требования правовых норм.

Специфика гражданского процессуального регулирования почти полностью исключает возможность обеспечивать надлежащее развитие судебного разбирательства иными видами юридической ответственности. В гражданском судопроизводстве нельзя реализовать меры уголовной, имущественной, административной и дисциплинарной ответственности за нарушение норм гражданского процессуального права, так как цели и задачи гражданского судопроизводства иные, чем в Других, материальных, отраслях права.

Отрицание существования гражданской процессуальной ответственности не дает возможности объяснить, как и с помощью каких средств государственного воздействия обеспечивается нормальное Функционирование гражданских процессуальных отношений.

При изучении вопроса о процессуальной ответственности необходимо учитывать, что меры государственного воздействия, во-первых, закреплены в нормах гражданского процессуального права. Во-вторых, эти меры направлены на охрану и защиту гражданских процессуальных правоотношений, которые возникают в связи и по поводу возбуждения, рассмотрения и разрешения гражданских дел, пересмотра судебных постановлений. В-третьих, только суд, который является обязательным субъектом процессуальных отношений, может применять меры воздействия. В-четвертых, они применяются только к субъектам гражданских процессуальных отношений и в связи с рассмотрением и разрешением гражданского дела.

В. В. Молчанов полагает, что в гражданском судопроизводстве применяются административная, уголовная, дисциплинарная, а в некоторых случаях гражданско-правовая ответственность. Такое утверждение должно логически привести нас к выводу о наличии в гражданском процессуальном праве норм административного и уголовного права, и в конечном счете — об отсутствии своего метода правового регулирования, что не соответствует общепризнанным представлениям о самостоятельности отрасли гражданского процессуального права.

В процессуальной литературе справедливо отмечалось, что ответственность за нарушение норм процессуального права имеет процессуальный характер, так как ее основания, вид, размер и пределы предусмотрены процессуальными нормами (В. М. Корнуков).

Понятие юридической ответственности в научной литературе определяется не однозначно. Под юридической ответственностью большинство ученых понимают обязанность претерпевать юридически неблагоприятные последствия личного или имущественного характера которые являются дополнительными обременениями для правонарушителя, выражают государственное осуждение его поведения и реализуются с помощью государственного принуждения. Существует иное понятие юридической ответственности — обязанность дать отчет в своих действиях (В. А. Тархов).

Последнее определение базируется на философском понимании ответственности и представляется очень широким, что позволяет все многообразие правовых средств обеспечения выполнения юридических обязанностей объединить в одну большую группу. Это не совсем удачно, так как в данном случае трудно увидеть разнохарактерность применяемых к правонарушителям мер воздействия. Юридическая ответственность как раз характеризуется тем, что, будучи примененной уполномоченным органом, воздействует на правонарушителя всего двумя способами: или на его имущество, или на его психику. Применение мер юридической ответственности всегда направлено на наказание правонарушителя, его перевоспитание, тогда как в законодательстве имеются и другие меры воздействия, не преследующие цели наказания, воспитания — правовосстановительные меры.

Гражданская процессуальная ответственность — предусмотренная гражданскими процессуальными нормами обязанность правонарушителя претерпеть юридически неблагоприятные последствия правонарушения в виде лишений личного или имущественного характера.

Правонарушение в гражданском судопроизводстве имеет место в том случае, если субъект гражданского процессуального правоотношения не выполняет или ненадлежащим образом выполняет гражданские процессуальные обязанности или нарушает запреты.

Предпосылками применения процессуальной ответственности являются:

а) наличие норм гражданского процессуального права, содержащих указания на меры ответственности, и б) наличие право- и дееспособных субъектов процессуальных отношений. Основанием для привлечения к процессуальной ответственности являются неправомерные действия субъектов гражданских процессуальных отношений, которые становятся юридическими фактами. Кроме того, для привлечения к процессуальной ответственности необходимо субъективное отношение правонарушителя к неисполнению гражданской процессуальной обязанности, т. е. вина.

Гражданская процессуальная ответственность ясно выражается в штрафных мерах воздействия и в компенсационном взыскании. Эти меры воздействуют на имущественную сферу правонарушителя. Суд, применяя штрафную ответственность, возлагает на правонарушителя дополнительную обязанность в виде уплаты денежных сумм в пользу государства или в пользу стороны. Однако уплата штрафа, как правило, не освобождает правонарушителя от исполнения неисполненной или ненадлежащим образом исполненной гражданской процессуальной обязанности.

К штрафному виду процессуальной ответственности относятся и такие меры, как предупреждение, удаление из зала судебного заседания и принудительный привод. Они воздействуют на психическую сферу правонарушителя.

Судебные штрафы — денежные суммы, которые взыскиваются с граждан и должностных лиц за неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданских процессуальных обязанностей. Штраф взыскивается в доход государства по определению суда.

Гражданским процессуальным кодексом предусмотрены штрафы за следующие правонарушения: за не извещение суда о невозможности представить в суд востребуемое доказательство, а также в случае невыполнения требований суда в установленный им срок о представлении доказательств по причинам, признанным судом неуважительными. В этих случаях на виновных должностных лиц или граждан, не являющихся участвующими в деле лицами, налагается штраф — на должностных лиц в размере до 10 установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда (МРОТ), на граждан — до пяти МРОТ (ч. 3 ст. 57 ГПК). При обеспечении иска за нарушение запрещения ответчику совершать определенные действия, а также запрещения другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению в нему иные обязательства, виновные лица подвергаются штрафу в размере до 10 МРОТ (ч. 2 ст. 140 ГПК). За повторное нарушение порядка в судебном заседании налагается штраф в размере до 10 МРОТ (ч. 3 ст. 159). В случае уклонения от явки в суд или от надлежащего исполнения своих обязанностей переводчик может быть подвергнут штрафу в размере до 10 МРОТ (ч. 4 ст. 162 ГПК). В соответствии с ч. 2 ст. 168 ГПК в случае, если вызванный свидетель, эксперт, специалист, переводчик не явился в судебное заседание по причинам, признанным судом неуважительными, он может быть подвергнут штрафу в размере до 10 МРОТ. Если при рассмотрении конкретного гражданского дела суд выявит случаи нарушения законности, он направляет соответствующим должностным лицам частное определение с требованием об устранении отмеченных правонарушений. При несообщении о принятых мерах виновные должностные лица могут быть подвергнуты штрафу в размере до 10 МРОТ (ч. 2 ст. 226 ГПК).

При неявке в судебное заседание представителя органа государственной власти, органа местного самоуправления, когда суд признает обязательной их явку, на указанных лиц может быть наложен штраф в размере до 10 МРОТ (ч. 4 ст. 246 ГПК), а в случае невыполнения требования суда, рассматривающего возникающее из публичных отношений дело о представлении доказательств, должностные лица, не исполняющие эти требования, подвергаются штрафу в размере до 10 МРОТ (ч 2 ст. 249 ГПК).

Штрафы, как правило, налагаются судьей за виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданских процессуальных обязанностей (ч. 3 ст. 57, ч. 2 ст. 140, ч. 3 ст. 159, ч. 2 ст. 246 ГПК). В некоторых случаях закон говорит о неуважительности причины неисполнения обязанности (ч. 2 ст. 168 ГПК). В ряде статей вина правонарушителя предполагается (презюмируется) (ч. 4 ст. 162, ч. 4 ст. 246, ч. 2 ст. 249 ГПК).

Судебные штрафы, наложенные судом на не участвующих в рассмотрении дела должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления, организаций за нарушение предусмотренных законом обязанностей, взыскиваются из их личных средств (ст. 105 ГПК)

В любом случае судья должен выяснить причины неисполнения обязанности. Если после наложения штрафа выяснится, что причины неисполнения процессуальной обязанности были уважительными, то лицо, на которое наложен штраф, имеет право в течение десяти дней со дня получения копии определения суда о наложении штрафа обратиться в наложивший штраф суд с заявлением о сложении или об уменьшении штрафа. Заявление рассматривается в судебном заседании в течение десяти дней. Лицо, на которое наложен штраф, извещается о времени и месте судебного заседания, однако его неявка не препятствует рассмотрению заявления.

На определение суда об отказе сложить судебный штраф или уменьшить его размер может быть подана частная жалоба (ст. 106 ГПК).

Компенсационные меры могут применяться к стороне, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела. В этих случаях суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных доказательств (ст. 99 ГПК).

Неимущественная ответственность в виде предупреждения или удаления из зала судебного заседания предусмотрена ст. 159 ГПК. Она применяется ко всем участникам судопроизводства и присутствующим в зале судебного заседания гражданам за нарушение порядка в зале судебного заседания. Удалению из зала судебного заседания должна предшествовать такая мера ответственности, как предупреждение.

Принудительный привод применяется к свидетелю за повторную неявку в судебное заседание по вызову суда (ч. 2 ст. 168 ГПК).

§ 3. Понятие мер гражданской процессуальной защиты.

Их отличие от гражданской процессуальной ответственности.

Предпосылки и основания применения мер защиты

Заявитель при подаче искового заявления, жалобы или заявления в неисковых видах судопроизводства обязан соблюдать установленную форму заявления (ст. 131, ч. 1 ст. 247, ч. 5 ст. 251, ст. 267, 270, 277, 282, 291,295,308 ГПК), приложить к заявлению его копии в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц; документы, перечисленные в ст. 132 ГПК. В случае неисполнения данных процессуальных обязанностей суд в соответствии со ст. 136 ГПК выносит определение об оставлении заявления без движения и предлагает заявителю исполнить предусмотренные законом процессуальные обязанности.

Лица, участвующие в деле, имеют право заявлять ходатайства. При заявлении ходатайства об истребовании доказательств лицо, заявляющее такое ходатайство, должно обозначить это доказательство (письменное, вещественное или вызов свидетеля), указать, какие обстоятельства могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством; если эти обязательные условия не будут исполнены, суд может отказать в удовлетворении ходатайства. Отклоненное ходатайство можно заявить неоднократно, но с обязательным исполнением обязанностей, предписанных законом.

Как видно из приведенных примеров, реакция суда на нарушение предписаний ГПК несколько иная, чем при применении мер ответственности. Поэтому исполнение гражданских процессуальных обязанностей обеспечивается не только возможностью применения к правонарушителю мер процессуальной ответственности, но и другими мерами государственного воздействия. Применяя их, суд никаких новых обязанностей на правонарушителя не возлагает, но побуждает его к выполнению неисполненных или ненадлежащее исполненных процессуальных обязанностей и только.

Эти способы процессуального воздействия в теории права и в процессуальной науке относят к мерам защиты.

Меры гражданской процессуальной защиты есть установленные гражданскими процессуальными нормами способы воздействия на правонарушителя, содержащие неблагоприятные последствия с целью понуждения выполнения гражданских процессуальных обязанностей и восстановления нарушенного правопорядка в гражданском судопроизводстве. Они также являются мерами государственного принуждения, но главные цели их применения состоят: в защите нарушенного субъективного процессуального права; устранении правонарушений, препятствующих нормальному развитию судопроизводства; в обеспечении исполнения процессуальных обязанностей и в восстановлении правопорядка в гражданском судопроизводстве, а не в наказании, как при применении мер процессуальной ответственности.

Меры защиты выражают реакцию на процессуальное противоправное поведение суда и участвующих в деле лиц. С их помощью можно прекращать нарушение правопорядка в гражданском судопроизводстве, пресекать и восстанавливать нормальные процессуальные отношения путем понуждения субъекта к исполнению ранее возложенной, но не выполненной процессуальной обязанности.

Между мерами процессуальной защиты и мерами процессуальной ответственности имеются общие характерные черты и отличия.

Общие черты заключаются в том, что и те и другие: а) закреплены в нормах гражданского процессуального права; б) представляют собой меру государственного воздействия; в) применяются за нарушения норм гражданского процессуального права; г) влекут неблагоприятные процессуальные последствия; д) применяются судом; е) излагаются в письменной форме; ж) призваны обеспечивать устранение последствий неправомерного поведения субъектов гражданских процессуальных отношений.

Их различия можно провести по следующим признакам: 1) меры процессуальной защиты направлены в первую очередь, на обеспечение нормального развития судопроизводства, а не наказание, как меры процессуальной ответственности; 2) меры процессуальной защиты применяются в тех случаях, когда необходимо, прежде всего, пресечь правонарушение, восстановить нарушенное судопроизводство; 3) применение мер процессуальной защиты не влечет для правонарушителя дополнительных имущественных или неимущественных обременении.

К мерам гражданской процессуальной защиты относятся:

отказ в принятии искового заявления (ст. 134 ГПК);

возвращение искового заявления (ст. 135 ГПК);

возвращение апелляционной или кассационной жалобы, представления (ч. 1 ст. 324, ч. 1 ст. 342 ГПК);

оставление искового заявления без движения (ст. 136 ГПК);

оставление апелляционной и кассационной жалобы, представления без движения (ст. 144, 341 ГПК);

отказ в удовлетворении заявленных ходатайств в случае невыполнения требований закона о содержании ходатайств (ст. 166 ГПК);

изменение или отмена судебных актов суда первой инстанции (ст. 328, 334, 361, 374 ГПК), изменение или отмена судебных актов судом надзорной инстанции (ст. 390) и др.

Предпосылками применения мер процессуальной защиты служат.

а) наличие в санкции гражданской процессуальной нормы правовых последствий, наступающих за неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданских процессуальных обязанностей,

б) наличие право- и дееспособных субъектов, нарушающих предписания гражданских процессуальных норм, и субъектов, управомоченных применять меры защиты.

Основанием для применения мер процессуальной защиты является факт невыполнения гражданских процессуальных обязанностей и нарушения субъективных прав В фактический состав правонарушения при применении мер защиты не входит субъективная сторона правонарушения Закон не указывает вину правонарушителя в качестве основания для применения мер процессуальной защиты Такое правонарушение без вины в теории права называют объективно противоправным поведением (С. С. Алексеев)

Глава 11 Подведомственность гражданских дел

Вопросы к теме

1 Понятие и виды подведомственности гражданских дел.

2 Судебная подведомственность гражданских дел Правовые последствия неподведомственности дела суду.

§ 1. Понятие и виды подведомственности гражданских дел

Понятие подведомственности. Защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляют различные юрисдикционные органы, как государственные, так и негосударственные.

К государственным органам, которые осуществляют правосудие, относятся суды конституционные (уставные), суды общей юрисдикции, арбитражные суды и административные суды.

К негосударственным органам, имеющим право рассматривать гражданско-правовые споры, относятся смешанные органы (комиссии по трудовым спорам) и общественные образования (третейские суды)

В некоторых случаях защиту гражданских прав и охраняемых законом интересов специфическими методами осуществляют исполнительные федеральные органы и органы местного самоуправления, нотариат Но действия таких органов по защите гражданских прав можно обжаловать в суд.

Коллективные трудовые споры рассматриваются в особом порядке, Предусмотренном гл. 61 ТК.

Таким образом, юридические вопросы разрешают различные государственные, смешанные и общественные органы, которые в силу указания закона имеют на это право.

Подведомственность — относимость нуждающихся в государственно-властном разрешении споров о праве и иных юридических дел к ведению того или иного государственного, общественного, смешанного органа или третейского суда.

Термин «подведомственность» в правоведении употребляется для обозначения института гражданского процессуального права и как предпосылка права на обращение в суд. Подведомственность не следует смешивать с компетенцией. Следует различать эти два понятия. Понятие «компетенция» относится к характеристике органа, осуществляющего юрисдикционную деятельность по разрешению правовых вопросов, а понятие подведомственности определяет круг конкретных правовых вопросов, подлежащих рассмотрению данным органом.

Виды подведомственности. Традиционно подведомственность классифицируют на единичную (исключительную) и множественную.

Единичная (исключительная) подведомственность означает, что разрешить юридический вопрос может только один конкретный юрисдикционный орган. Например, установить факт нахождения на иждивении может только суд.

Множественная подведомственность означает, что юридический вопрос может быть разрешен в суде или третейском суде, в комиссии по трудовым спорам и в суде. В некоторых случаях закон предоставляет заявителю право выбора органа, в который он может обратиться за разрешением юридического вопроса, либо предоставляет сторонам самим решить вопрос о выборе органа либо строго определяет последовательность обращения в различные органы, решающие юридические вопросы. В этой связи различают следующие разновидности множественной подведомственности: альтернативную, договорную, императивную и условную.

Альтернативной называют подведомственность по выбору заявителя, желающего защитить свои нарушенные права или охраняемые законом интересы. Так, жалобы на решения и действия (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих можно подавать как в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему, так и непосредственно в суд. Жалобщик сам выбирает юрисдикционный орган, в который он может обратиться с жалобой.

Договорной называется подведомственность, которая определяется соглашением сторон. Например, граждане имеют право при заключении сделки в одном из пунктов договора зафиксировать, что все споры, возникающие из этого договора, будут разрешаться в конкретном третейском суде. Об этом же участники сделки могут совершить отдельную третейскую запись.

Императивная подведомственность означает, что законом установлена строгая последовательность прохождения дела по юрисдикционным органам, осуществляющим защиту прав. Так, большинство трудовых споров должны рассматриваться комиссиями по трудовым спорам. Если работник не удовлетворен решением КТС, то он имеет право обратиться за разрешением спора в суд общей юрисдикции (ст. 390 ТК). Заявления о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, а также смертью кормильца в связи с исполнением трудовых обязанностей, сначала рассматривает работодатель, а в случае неудовлетворительного решения заявление подается в суд.

Условная подведомственность означает, что дело может быть рассмотрено судом при наличии предусмотренных законом условий. Например, по спорам, связанным с перевозкой груза или багажа, закон требует от сторон предварительно урегулировать спор во внесудебном порядке путем предъявления претензий.

Правильное определение подведомственности юридического вопроса или спора позволяет экономить время, регулировать нагрузку юрисдикционных органов.

§ 2. Судебная подведомственность гражданских дел

Подведомственность гражданских дел судам общей юрисдикции (в дальнейшем — судам) определяется ст. 22 ГПК. Основными критериями (правилами) отнесения гражданских дел к судебной подведомственности являются: субъектный состав материального правоотношения и содержание материального правоотношения. Эти два критерия Должны учитываться вместе.

Субъектами материального правоотношения являются: физические лица — граждане Российской Федерации, лица без гражданства, иностранные лица; к субъектам материальных отношений следует также отнести юридических лиц любой формы собственности: хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия, некоммерческие организации (потребительские кооперативы, общественные и Религиозные организации, фонды, ассоциации и союзы). Субъектами материальных отношений могут быть также: Российская Федерация; субъекты Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа; а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования. В материальные отношения могут вступать и организации, не являющимися юридическими лицами: избирательные комиссии по выборам депутатов, комиссии по организации и проведению референдумов, избирательные блоки и объединения, инициативные группы по проведению референдума и др.

Определяющим для отнесения правового конфликта к подведомственности суда является то, что одним из субъектов спорного правоотношения должно быть физическое лицо.

Характер (сущность) спорного правоотношения, как критерий разграничения подведомственности правовых конфликтов, в последние время стал играть большую роль в распределении круга правовых дел по юрисдикционным органам (И. Н. Поляков). Раньше в качестве критерия для определения судебной подведомственности учитывали содержание материального правоотношения. В связи с принятием Конституции РФ, критерий «содержание материального отношения» потерял актуальность, так как ст. 46 Конституции провозгласила праве граждан на судебную защиту нарушенных прав, свобод и охраняемых законом интересов. Характер спорного правоотношения означает, что если спор носит экономический характер и связан с предпринимательской деятельностью спорящих субъектов, то он отнесен к подведомственности арбитражного суда, а если спор возник из гражданских, трудовых, семейных и подобных отношений, не связанных с предпринимательской и иной экономической деятельностью, то рассмотрение и разрешение спора отнесены к подведомственности судов общей юрисдикции. На это обстоятельство указывается в п. 3 постановления №_ " Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» [74]. Кроме того, Пленум обратил внимание судов на то, что к подведомственное арбитражных судов отнесены дела по спорам между акционером и акционерным обществом, между участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающие из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров.

Указанные дела подведомственны арбитражным судам независимо от того, какие лица — юридические или физические — являются участниками правоотношений, из которых возник спор.

Все остальные споры, вытекающие из гражданских, трудовых, семейных, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления, подведомственны судам общей юрисдикции (ч. 1 ст. 22 ГПК).

Судам подведомственны дела приказного производства. Судебный приказ выдается, если:

· требование основано на нотариально удостоверенной сделке;

· требование основано на сделке, совершенной в простой письменной форме;

· требование основано на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта;

· заявлено требование о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, не связанное с установлением отцовства, оспариванием отцовства (материнства) или необходимостью привлечения других заинтересованных лиц;

· заявлено требование о взыскании с граждан недоимок по налогам, сборам и другим обязательным платежам;

· заявлено требование о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы;

· заявлено органом внутренних дел, органом налоговой полиции, подразделением судебных приставов требование о взыскании расходов в связи с розыском ответчика, или должника и его имущества, или ребенка, отобранного у должника по решению суда, а также расходов, связанных с хранением арестованного имущества, изъятого у должника, и хранением имущества должника, выселенного из занимаемого им жилого помещения (ст. 122 ГПК).

Суды рассматривают следующие дела, возникающие из публичных отношений:

· по заявлениям граждан, организаций, прокурора об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части, если рассмотрение этих заявлений не отнесено федеральным законом к компетенции иных судов;

· по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, Должностных лиц, государственных и муниципальных служащих;

· по заявлениям о защите избирательных прав или права на участие в референдуме граждан Российской Федерации;

· иные дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральным законом к ведению суда.

Как видно из ст. 245 ГПК, перечень дел, возникающих из публичных отношений, не ограничен.

ГПК РФ в отличие от ГПК РСФСР и Закона РФ от 27 апреля 1993 г. (в ред. от 14 декабря 1995 г.) «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» [75] не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений. Следовательно, с 1 февраля 2003 г. дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства (ч. 3 п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. № 2).

Суды рассматривают и разрешают дела особого производства:

· об установлении фактов, имеющих юридическое значение;

· об усыновлении (удочерении) ребенка;

· о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;

· об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами;

· об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипации);

· о признании движимой вещи бесхозяйной и признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь;

· о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам (вызывное производство);

· о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании,

· о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния;

· по заявлениям о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении;

· по заявлениям о восстановлении утраченного судебного производства.

Данный перечень дел законом не ограничен, так как в ч. 2 ст. 262 ГПК закреплено, что федеральными законами к рассмотрению в порядке особого производства могут быть отнесены и другие дела.

Впервые закон отнес производство об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов к подведомственности судов общей юрисдикции. Очевидно, что суды общей юрисдикции могут принимать к производству только те решения третейских судов, характер спора и субъектный состав которых позволяет отнести такие споры к подведомственности судов общей юрисдикции. В противном случае оспаривание решений третейских судов возможно в арбитражном суде. Не все решения третейских судов можно оспаривать в государственных судах. Если стороны в третейской записи или в договоре сделают оговорку, что решение третейского суда окончательно и обжалованию не подлежит, то такое решение не может быть предметом оспаривания в государственном суде.

Новеллой является и отнесение к подведомственное суда дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений. По данным делам действуют общие правила судебной подведомственности. Если спор не связан с предпринимательской или иной экономической деятельностью, то вопрос подведомствен суду общей юрисдикции, а не арбитражному суду.

При обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие — арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции (ч. 4 ст. 122 ГПК).

Если возможно разделение требований, судья выносит определение о принятии требований, подведомственных суду общей юрисдикции, и об отказе в принятии требований, подведомственных арбитражному суду. В п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от января 2003 г. № 2 указывается, что в определении суда по вопросам принятия такого дела к производству суда должны быть приведены Мотивы, по которым он пришел к выводу о возможности или невозможности разделения предъявленных требований.

Правовые последствия неподведомственности дела суду. если при подаче заявления судья обнаружит, что данное дело неподведомственно суду, то он в соответствии с ч. 1 ст. 134 ГПК выносит определение об отказе в принятии заявления. Если неподведомственность дела суд обнаружится в ходе подготовки дела к судебному разбирательству или в ходе судебного разбирательства в суде первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанций, то соответственно, судья или суд выносит определение о прекращении производства по делу (ст. 220, ч. 4 ст. 152, ст. 328, 361,ч. 1 ст. 390 ГПК). В определениях об отказе в принятии заявления и о прекращении производства по делу судья обязан указать причины отказа в принятии заявления или причины прекращения производства по делу. На эти определения могут подаваться частные жалобы и представления прокурора.

Глава 12 Подсудность гражданских дел

Вопросы к теме.

1. Понятие и виды подсудности.

2. Родовая подсудность.

3. Территориальная подсудность.

4. Передача дел из одного суда в другой.

§ 1. Понятие и виды подсудности

Правила подсудности определяют компетенцию конкретных судов общей юрисдикции по рассмотрению и разрешению гражданских дел по первой инстанции.

Принимая исковое заявление (заявление) и определяя, что гражданское дело подведомственно судам общей юрисдикции, судья должен решить, какому из судов судебной системы оно подсудно. Таким образом, подсудность представляет собой процессуальный институт, нормы которого регулируют разграничение компетенции между конкретными судами судебной системы. В этом состоит отличие подсудности от подведомственности. Последняя регулирует относимость юридических дел к различным правоохранительным органам, в компетенцию которых входит их разрешение.

Современная судебная система Российской Федерации включает в себя суды различных уровней (звеньев), наделенных полномочиями на Рассмотрение и разрешение гражданских дел по первой инстанции.

Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» [76] предусматривает, что в Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и суды мировых судей субъектов Российской Федерации.

К федеральным судам относятся:

Конституционный Суд Российской Федерации;

Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды (ст. 4 Закона).

§ 2. Родовая подсудность

Все подведомственные судам общей юрисдикции гражданские дела распределены между судами различных звеньев (уровней) судебной системы Российской Федерации. Одни гражданские дела отнесены законом к ведению мировых судов, другие — районных (городских) и т. д. Критерием отнесения конкретных гражданских дел к ведению судов того или иного уровня являются характер (род) дела, предмет и субъектный состав спора. Поэтому подсудность, определяющая компетенцию судов различных звеньев судебной системы (различных уровней) в качестве судов первой инстанции, называется родовой, или предметной.

Особое место в судебной системе РФ занимает Конституционный Суд.

Конституционный Суд РФ не наделен полномочиями на рассмотрение и разрешение гражданских дел в качестве суда первой инстанции. На основании Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [77] Конституционный Суд РФ рассматривает в заседаниях дела о конституционности правоприменительной практики (ст. 1). При этом Конституционный Суд разрешает дела и дает заключения, руководствуясь Конституцией РФ и правосознанием, воздерживаясь от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Верховный Суд РФ в качестве суда первой инстанции рассматривает и разрешает дела:

1) об оспаривании ненормативных правовых актов Президента РФ> ненормативных правовых актов палат Федерального Собрания, ненормативных правовых актов Правительства РФ;

2) об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ, нормативных правовых актов Правительства РФ, нормативных правовых актов иных федеральных органов государственной власти, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций;

3) об оспаривании постановлений о приостановлении или прекращении полномочий судей либо о прекращении их отставки;

4) о приостановлении деятельности или ликвидации политических партий, общероссийских и международных общественных объединений, о ликвидации централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территориях двух и более субъектов Федерации;

5) об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) Центральной избирательной комиссии РФ, за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий или соответствующих решений референдума;

6) по разрешению споров между федеральными органами государственной власти субъектов Федерации, переданных на рассмотрение в Верховный Суд РФ Президентом РФ в соответствии со ст. 85 Конституции РФ.

Так определена родовая подсудность гражданских дел Верховному Суду РФ в ст. 27 ГПК. В указанной статье оговорено, что федеральными законами к подсудности Верховного Суда могут быть отнесены и другие дела.

Верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа рассматривают и разрешают в качестве суда первой инстанции гражданские дела:

1) связанные с государственной тайной;

2) об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций;

3) о приостановлении деятельности или ликвидации регионального отделения либо иного структурного подразделения политической партии, межрегиональных и региональных общественных организаций; о ликвидации местных религиозных организаций, централизованных религиозных организаций, состоящих из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Федерации; о запрете деятельности не являющихся юридическими лицами Межрегиональных и региональных общественных объединений и местных религиозных организаций, централизованных региональных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Федерации.

В соответствии со ст. 26 ГПК к ведению судов субъектов Федерации отнесены также гражданские дела о приостановлении или прекращении деятельности средств массовой информации, распространяемых преимущественно на территории одного субъекта Федерации;

4) об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в федеральные органы государственной власти, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Федерации, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий или соответствующих комиссий референдумов.

К подсудности верховного суда республики, краевого, областного суда и равного им по функциям суда федеральными законами могут быть отнесены и другие гражданские дела для разрешения их в качестве суда первой инстанции.

В соответствии со ст. 24 ГПК районные суды в качестве судов первой инстанции рассматривают все гражданские дела, подведомственные судам общей юрисдикции. Исключения из этого правила составляют дела, предусмотренные ст. 23, 25, 26 и 27 ГПК.

Родовая подсудность мировых судей определена п. 1 ст. 3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации». Так, в качестве суда первой инстанции мировой судья рассматривает:

дела о выдаче судебного приказа;

дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях;

дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества;

иные дела, возникающие из семейно-правовых отношений, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка;

дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 500 МРОТ, установленной федеральным законом на день подачи заявления, и дела о разрешении коллективных трудовых споров;

дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе;

дела об определении порядка пользования имуществом.

Военные суды рассматривают гражданские дела по первой инстанции о защите нарушенных и (или) оспоренных прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений. Военным судам, дислоцирующимся за пределами РФ, подсудны все гражданские дела, подлежащие рассмотрению федеральными судами общей юрисдикции, если иное не установлено международным договором Российской Федерации (п. 1,4 ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» [78]).

Остальные гражданские дела (которых большинство), подведомственные судам общей юрисдикции, рассматриваются и разрешаются районными (городскими) судами.

Определяя родовую подсудность дела, суды должны исходить из того, что в соответствии со ст. 47 Конституции РФ «…никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом».

§ 3. Территориальная подсудность

После того как выяснено, суду какого звена (уровня) судебной системы подсудно конкретное гражданское дело, необходимо определить, какому из однородных судов оно подсудно по территории, т. е. определить пространственную компетенцию одноуровневых судов, или территориальную подсудность конкретного дела. Таким образом, территориальной называется подсудность, определяющая пространственную компетенцию одноуровневых судов судебной системы.

Именно правила территориальной подсудности помогают определить, какой из однородных судов данного звена судебной системы компетентен рассматривать и разрешать конкретное гражданское дело по первой инстанции.

Гражданским процессуальным законодательством предусмотрены пять видов территориальной подсудности: общее правило территориальной подсудности, альтернативная, исключительная, договорная и подсудность по связи дел.

Общее правило территориальной подсудности содержится в ст. 28 ГПК. Суть его заключается в том, что иск предъявляется по месту жительства ответчика, а иск к организации — по месту нахождения организации.

Однако в связи с изменениями, произошедшими в последнее время в действующем законодательстве, в частности в гражданском законодательстве, это правило требует уточнения. Так, ч. 1 ст. 27 Конституции РФ и Закон РФ от 25 июня 1993 г. «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» [79] различают два понятия: а) место пребывания и б) место жительства. Местом жительства является то место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает (п. 1 ст. 20 ГК). В случаях, когда постоянное или преимущественное место жительства гражданина определить затруднительно, иск предъявляется в том суде, на территории деятельности которого произведена регистрация его места жительства.

В соответствии с ч. 2 ст. 131 ГПК место жительства ответчика должен указать в исковом заявлении истец.

При предъявлении иска к юридическому лицу следует руководствоваться п. 2 ст. 54 ГК, в соответствии с которым место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное.

Альтернативная подсудность, или подсудность по выбору истца, регулируется ст. 29 ГПК. Подсудность этого вида предусмотрена для ряда категорий гражданских дел, разрешение которых законом отнесено к компетенции двух или более чем двух судов одного уровня. Право выбора между несколькими судами, которым подсудно конкретное дело, закон предоставляет истцу.

Прежде всего такое право принадлежит истцу, предъявляющему иск к ответчику, место жительство которого неизвестно. Иск в этом случае может быть предъявлен по месту нахождения имущества ответчика или по его последнему известному месту жительства в РФ.

Иск к организациям, вытекающий из деятельности филиала юридического лица, может быть предъявлен также по месту нахождения филиала.

Иски о взыскании алиментов и об установлении отцовства могут быть предъявлены истцом также по своему месту жительства. По месту жительства истца или по месту причинения вреда могут быть предъявлены иски о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца.

Иски о возмещении убытков, причиненных столкновением судов, а также о взыскании вознаграждения за оказание помощи и спасение на море могут предъявляться по месту нахождения судна ответчика или порта приписки суда.

Альтернативная подсудность предусмотрена для исков, возникающих из договоров, в которых указано место их исполнения. Эти иски могут быть предъявлены и по месту исполнения договора.

По месту жительства истца могут быть предъявлены иски о расторжении брака в случае, когда при нем находится несовершеннолетний или когда по состоянию здоровья выезд к месту жительства ответчика для него затруднителен.

Альтернатива в выборе суда принадлежит истцу и при предъявлении исков о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных прав, возврате имущества или его стоимости в связи с возмещением ущерба, причиненного гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде либо незаконным наложением административного взыскания в виде ареста.

Подсудность по выбору истца (альтернативная подсудность) предусмотрена ст. 29 ГПК и для других категорий дел.

Характер дел, названных в ст. 29 ГПК, свидетельствует о том, что альтернативная подсудность представляет собой процессуальную гарантию для истца. В одних случаях альтернативная подсудность обеспечивает более благоприятные условия обращения за судебной защитой для истца, находящегося в худшем социальном или материальном положении, чем ответчик, например, при предъявлении исков об алиментах, установлении отцовства, возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца и др. В других случаях альтернативная подсудность обеспечивает возможность более полного рассмотрения дела там, где может быть сосредоточено большее количество средств доказывания, например, при предъявлении иска по месту нахождения филиала или представительства юридического лица, по месту причинения вреда и исполнения договора.

Исключительная подсудность, как и альтернативная, является Разновидностью территориальной подсудности. Сущность исключительной подсудности заключается в том, что для некоторых категорий Дел закон точно определяет, какой суд компетентен их разрешать.

В соответствии со ст. 30 ГПК иски о правах на земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества.

Такое же правило подсудности предусмотрено и для исков об освобождении имущества от ареста.

Устанавливая такое правило, законодатель руководствовался соображениями целесообразности. Например, при рассмотрении дел о праве на строение суд неизбежно должен ознакомиться с письменными доказательствами — документами, подтверждающими право собственности на строение. Большинство таких документов можно получить в бюро технической инвентаризации по месту нахождения строения. Следовательно, целесообразно, чтобы дело рассматривал тот суд, на территории деятельности которого находится бюро технической инвентаризации. При рассмотрении дел о праве пользования земельным участком суду часто приходится проводить осмотр земельного участка либо приглашать для этой цели специалиста. Кроме того, документы, касающиеся земельного участка, находятся в учреждениях местной администрации того района, на территории которого расположен суд, рассматривающий дело.

Исключительная подсудность предусмотрена для исков кредиторов наследодателя, предъявляемых до принятия наследства наследниками. Такие иски подсудны суду по месту открытия наследства (ч. 2 ст. 30 ГПК).

Определение подсудности такого рода исков требует особого внимания, а иногда может вызвать затруднения, поскольку наследственное имущество (дом, квартира, дача, земельный участок, транспортные средства, продуктивный рабочий скот и т. д.) или его основная часть может находиться в разных местах. Критерием определения основной части наследственного имущества являются стоимость, объем, а также роль этой части имущества в хозяйственной деятельности наследодателя.

В соответствии с ч. 3 ст. 30 ГПК иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки грузов, пассажиров или багажа, предъявляются по месту нахождения управления транспортной организации, к которой в установленном порядке была предъявлена претензия.

Иски перевозчиков к грузоотправителям или грузополучателям предъявляются по общим правилам подсудности.

Договорная подсудность. По общему правилу, территориальная подсудность не может быть изменена, в силу чего соблюдение правил, регулирующих подсудность, является одним из условий надлежащего осуществления права на предъявление иска. Однако в соответствии со ст. 32 ГПК стороны по соглашению между собой могут изменить территориальную подсудность для конкретного дела. Но соглашением сторон не может быть изменена исключительная подсудность. Поскольку договорная подсудность является разновидностью территориальной подсудности, стороны не могут изменить и родовую подсудность.

Соглашение сторон об изменении территориальной подсудности для конкретного дела возможно до принятия его судом к производству.

Соглашение сторон о подсудности должно быть выражено в письменной форме. Это может быть самостоятельный документ, в котором выражена воля сторон по поводу выбора суда для разрешения их гражданского дела. Соглашение о подсудности может быть также включено в качестве отдельного пункта в материально-правовой договор (контракт), заключенный между сторонами.

Так как закон не определяет конкретную письменную форму для соглашения о подсудности, оно может быть облечено в любой письменный акт, фиксирующий волю сторон, направленную на выбор суда.

Договорную подсудность иногда называют добровольной или добровольно избранной.

Подсудность по связи дел предусмотрена ст. 31 ГПК. В судебной практике нередки ситуации, когда в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения объединяются несколько самостоятельных требований. Подсудность таких дел регулируется специальными правилами, не совпадающими с правилами общей, альтернативной и исключительной подсудности. Возможность объединения нескольких заявленных требований в одно производство обусловливается обстоятельствами объективного характера, объективной связью. Так, иск к нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется по месту жительства или нахождения одного из ответчиков по выбору истца. Это правило в известной мере аналогично правилам, предусмотренным ст. 29 ГПК. Различие состоит в том, что альтернативная подсудность применяется, когда истец обращается в СУД с одним требованием к ответчику, применение же подсудности, предусмотренной ст. 31 ГПК, предполагает предъявление нескольких связанных между собой требований.

Связь двух самостоятельных требований имеет место при предъявлении встречного иска. Оба иска независимо от подсудности предъявляются в суде по месту рассмотрения первоначального иска (ч. 2 ст. 31 ГПК).

Гражданский иск как средство защиты прав потерпевшего от совершения преступного деяния предъявляется независимо от общих правил подсудности в том суде, в котором рассматривается уголовное дело.

Гражданский иск, вытекающий из уголовного дела, если он не был предъявлен или не был разрешен при производстве уголовного дела, предъявляется для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства по правилам подсудности, установленным ГПК.

§ 4. Передача дела из одного суда в другой

В зависимости от конкретных обстоятельств может возникнуть необходимость в изменении подсудности, что предусмотрено ст. 33 ГПК Суть изменения подсудности заключается в том, что дело, принятое с соблюдением правил подсудности одним судом, передается на рассмотрение другому суду по исчерпывающему перечню оснований. Это свидетельствует об исключительности изменения подсудности, так как, по общему правилу, дело, принятое судом с соблюдением прав подсудности, должно быть рассмотрено и разрешено этим судом по существу, хотя бы в процессе рассмотрения оно стало подсудным другому суду.

Для изменения подсудности и передачи дела из одного суда в другой процессуальный закон предусматривает следующие основания:

1) если ответчик, место жительства которого при предъявлению иска не было известно, и иск был предъявлен по последнему известному месту жительства, заявит ходатайство о передаче дела в суд по мест его фактического жительства;

2) если обе стороны заявят ходатайства о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств;

3) если при рассмотрении дела в данном суде выяснилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности;

4) если после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными. Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом.

Передача дела из одного суда в другой оформляется определением, которое может быть обжаловано в частном порядке в течение 10 дней. Если определение не было обжаловано или опротестовано, дело передается в другой суд по истечении десятидневного срока после вынесения определения. Если на определение была подана частная жалоба, дело передается в другой суд после вынесения вышестоящим судом определения об оставлении жалобы без удовлетворения.

При невозможности рассмотрения дела в том суде или тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом, председатель вышестоящего суда передает его по ходатайству сторон в близлежащий суд такого же уровня (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия») [80].

Статья 33 ГПК устанавливает, что в Российской Федерации споры о подсудности между судами не допускаются. Следовательно, определение о передаче дела из одного суда в другой, вступившее в законную силу, в случаях, предусмотренных ГПК, обязательно для указанного в нем суда.

Глава 13 Процессуальные сроки

Вопросы к теме

1. Понятие, назначение и виды процессуальных сроков.

2. Исчисление процессуальных сроков.

3. Приостановление, продление и восстановление процессуальных сроков.

§ 1. Понятие, назначение и виды процессуальных сроков

Для заинтересованных лиц, обращающихся в суд, важно, чтобы нарушенное право или охраняемый законом интерес были своевременно восстановлены либо защищены.

Достижению цели быстрого рассмотрения гражданских дел наряду с другими процессуальными гарантиями служат процессуальные сроки.

Процессуальный срок — установленное законом или судом (судьей) время, в течение которого должно быть или может быть совершено то или иное процессуальное действие либо завершена часть судопроизводства по гражданскому делу.

Придавая важное значение срокам рассмотрения гражданских дел, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 18 ноября 1999 г. № 79 «О ходе выполнения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. № 7 «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации» [81] в очередной раз указал судам, что в целях защиты конституционных прав и законных интересов граждан гражданские дела должны рассматриваться в строгом соответствии с правилами судопроизводства, важной составной частью которых являются установленные законом сроки выполнения отдельных процессуальных действий.

В зависимости от того, кому они адресованы, сроки делятся на:

1) сроки, адресованные суду (судье);

2) сроки для лиц, участвующих в деле;

3) сроки для лиц и организаций, не участвующих в деле. Сроки, обращенные к суду, в свою очередь, делятся на сроки рассмотрения гражданских дел и иные сроки.

В соответствии со ст. 154 ГПК сроки рассмотрения гражданских дел могут быть общими и специальными. Общий срок рассмотрения гражданского дела в суде первой инстанции установлен в пределах двух месяцев со дня поступления заявления в суд, а мировым судьей — до истечения месяца со дня принятия заявления к производству.

В ст. 99 ГПК РСФСР были определены также сроки подготовки дела к судебному разбирательству. В настоящее время подготовка дела и разрешение спора должны быть осуществлены судом в пределах сроков, установленных в ст. 154 ГПК РФ.

Специальные сроки установлены ГПК и другими федеральными законами.

Дела о восстановлении на работе, о взыскании алиментов рассматриваются и разрешаются до истечения месяца (ч. 2 ст. 154 ГПК).

Заявление о неправильности в списках избирателей, участников референдума должно быть рассмотрено в течение трех дней со дня их подачи, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а в день голосования — немедленно (ч. 1 ст. 260 ГПК).

Заявление, поданное в суд в ходе избирательной кампании или подготовки референдума, должно быть рассмотрено в течение пяти дней со дня его подачи, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а заявление, поступившее в день голосования или в день, следующий за днем голосования, — немедленно. Если факты, содержащиеся в заявлении, требуют дополнительной проверки, решение относительно заявления принимается не позднее чем через 10 дней со дня подачи заявления.

Решение относительно заявления избирательной комиссии, зарегистрировавшей кандидата (список кандидатов), заявление кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, избирательного объединения, избирательного блока, списки которых зарегистрированы по тому же избирательному округу, об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов) принимается не позднее, чем за пять дней До Дня голосования (ч. 2 ст. 260 ГПК).

Пересмотр дел в апелляционном порядке происходит по правилам производства в суде первой инстанции. Это означает, что здесь действуют сроки, предусмотренные для рассмотрения гражданских дел в первой инстанции.

Срок рассмотрения дела в кассационной инстанции зависит от того, какой суд выступает в качестве кассационной инстанции.

Верховный Суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа, окружной (флотский) военный суд должны рассмотреть поступившее по кассационной жалобе, представлению дело не позднее, чем в течение месяца со дня его поступления (ч. 1 ст. 348 ГПК).

Верховный Суд РФ должен рассмотреть поступившее по кассационной жалобе, представлению дело не позднее двух месяцев со дня его поступления (ч. 2 ст. 348).

Кассационная жалоба, представление по делам о защите избирательных прав или права на участие в референдуме граждан РФ, поступившие в ходе избирательной кампании или подготовки референдума на рассмотрение в суд кассационной инстанции, рассматриваются в течение пяти дней со дня их поступления (ч. 3 ст. 348).

В суде надзорной инстанции, за исключением Верховного Суда РФ, надзорная жалоба или представление прокурора рассматривается не более чем месяц, а в Верховном Суде РФ — не более чем два месяца (ч. 1 ст. 381 ГПК).

После того, как судья, рассматривающий надзорную жалобу или представление прокурора, пришел к выводу о необходимости истребования дела, оно истребуется.

Рассмотрение дел, истребованных в суд надзорной инстанции, осуществляется в следующие сроки.

Истребованное дело рассматривается судьей, кроме судьи Верховного Суда РФ, не более чем два месяца, судьей Верховного Суда РФ — не более чем четыре месяца. Этот срок может быть продлен председателем суда, его заместителем соответственно до четырех и шести месяцев (ч. 1 ст. 382 ГПК).

Дело, переданное для рассмотрения в суд надзорной инстанции"' рассматривается в:

президиуме верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда не более чем два месяца;

Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ> Военной коллегии Верховного Суда РФ не более чем три месяца;

Президиуме Верховного Суда РФ не более чем четыре месяца (ч. 3 ст. 382).

Статья 386 ГПК (ч. 1) устанавливает срок, в течение которого дело должно быть рассмотрено судом надзорной инстанции в судебном заседании. Общий срок — не более чем месяц. Общее правило распространяется на рассмотрение дел в надзорном порядке в президиуме Верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда.

Специальное правило установлено для рассмотрения дела в надзорном порядке в Верховном Суде РФ — не более чем два месяца со дня вынесения судьей определения.

К иным срокам, в которые совершаются судьей (судом) отдельные процессуальные действия, относятся:

срок для выполнения судебного поручения — один месяц (ст. 62 ГПК);

срок для составления мотивированного решения — не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела (ст. 199 ГПК);

срок для рассмотрения вопроса о принятии искового заявления к производству суда — пять дней (ст. 133 ГПК);

срок для выдачи судебного приказа — пять дней (ст. 126 ГПК);

срок для рассмотрения замечаний на протокол — в течение пяти дней со дня их подачи (ст. 232 ГПК);

другие сроки.

Сроки, установленные для лиц, участвующих в деле, делятся на установленные законом и установленные судом.

К установленным законом можно, в частности, отнести сроки:

для подачи кассационной жалобы, представления — 10 дней со дня принятия решения судом в окончательной форме (ст. 338 ГПК);

для подачи апелляционной жалобы, представления — 10 дней со дня принятия мировым судьей решения в окончательной форме (ст. 321 ГПК);

для подачи заявления о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар — 48 часов с момента помещения гражданина в психиатрический стационар (ст. 303 ГПК);

для подачи заявления об отмене заочного решения — семь дней со Дня вручения заинтересованному лицу копии этого решения (ст. 237 ГПК);

для подачи заявления, представления о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам — три месяца со дня установления оснований для пересмотра (ст. 394 ГПК).

Если для совершения процессуальных действий законом сроки не установлены, то они назначаются судом с учетом принципа разумности (например, срок для исправления недостатков искового заявления — ст. 136 ГПК; срок для исправления недостатков апелляционной жалобы, представления — ст. 323 ГПК; срок для исправления недостатков кассационной жалобы, представления — ст. 341 ГПК).

Законодательством установлены сроки совершения процессуальных действий лицами, не участвующими в процессе: для принятия мер по частному определению суда — в течение месяца (ст. 226 ГПК) и др.

§ 2. Исчисление процессуальных сроков

Процессуальные сроки устанавливаются законом или назначаются судом. Судом сроки должны устанавливаться с учетом принципа разумности.

Процессуальные сроки исчисляются днями, месяцами, годами или в виде точной календарной даты. В первом случае процессуальное действие может быть совершено в любой день установленного законом срока или назначенного судом периода времени, но не позднее его последнего дня. Во втором случае — в точно определенное время.

Гражданский процессуальный кодекс предусматривает также определение срока указанием на событие, которое должно наступить (ст. 217).

Время, с которого начинается исчисление процессуального срока, указывается в ч. 3 ст. 107 ГПК.

Течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которым определено его начало. Так, если суд вынес решение в окончательной форме 20 июня, то срок на кассационное обжалование начинается с 21 июня. Кассационная жалоба в этом случае может быть подана в суд в любой рабочий день (а по почте и в нерабочий день) в течение всего срока, но не позднее 30 июня.

Если срок исчисляется годами, то он истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока. Срок, исчисляемый месяцами истекает в соответствующее число последнего месяца срока. Если окончание срока, исчисляемого месяцами, приходится на такой месяцы который соответствующего числа не имеет, срок истекает в последний день этого месяца. Если последний день срока падает на нерабочий день (праздничный или общевыходной), то днем окончания срока считается первый за ним рабочий день (ст. 108 ГПК).

Процессуальный срок течет непрерывно. Срок, установленный для совершения какого-либо действия, истекает в 24 часа последнего дня срока. Однако если действие должно быть совершено в организации, то срок истекает в тот час, когда в этой организации по установленным правилам заканчивается рабочий день или прекращаются соответствующие операции.

Жалоба, документы или денежные суммы, сданные в организацию связи до 24 часов последнего дня срока, считаются поданными в срок. Доказательством своевременной сдачи на почту жалобы или процессуальных бумаг могут служить почтовый штемпель на конверте, почтовая или телеграфная квитанция, которые должны быть приобщены к делу.

Право на совершение процессуальных действий погашается с истечением установленного федеральным законом или назначенного судом процессуального срока.

Последствия пропуска срока могут быть следующими:

а) прекращение существовавшего права и невозможность его реализации;

б) восстановление, продление процессуального срока и реализация права, которое должно быть совершено в этот срок.

При нарушении процессуальных сроков, установленных для суда, например, срока рассмотрения дела, суд должен совершить процессуальное действие. Никакие процессуальные санкции за нарушение сроков судами законодательством не предусмотрены.

§ 3. Приостановление, продление и восстановление процессуальных сроков

Закон регулирует приостановление, продление и восстановление процессуальных сроков.

В соответствии со ст. 110 ГПК течение всех не истекших процессуальных сроков приостанавливается одновременно с приостановлением производства по делу. Основания, сроки и порядок приостановления производства по делу определяются ст. 215–219 ГПК.

Процессуальные сроки приостанавливаются с наступлением обстоятельств, послуживших основанием для приостановления производства (смерть стороны, утрата стороной дееспособности, участие ответчика в боевых действиях и т. д.). Данные положения распространяйся на сроки, которые установлены как для лиц, участвующих в деле, так и для суда.

О возобновлении производства по делу суд выносит определение С момента возобновления производства течение сроков продолжаете и процессуальные действия могут быть совершены в оставшееся врем не истекшего срока.

Продление процессуального срока возможно только в тех случая) когда срок установлен судом (ст. 111 ГПК). Продление срока означает назначение судом нового срока для совершения процессуального действия, не выполненного в установленный ранее срок.

Продление срока осуществляется судом только при уважительны причинах пропуска срока. Лица, участвующие в деле, должны изложить эти причины в заявлении, в котором также излагается просьба продлении пропущенного срока. Продление срока возможно и по инициативе суда.

В случае пропуска по уважительной причине процессуального срока, установленного федеральным законом, суд вправе восстановить его. Восстанавливается пропущенный срок в судебном заседании, о ж тором извещаются лица, участвующие в деле, а также лица, не участвующие в деле, в случае подачи ими заявления о восстановлении срок,

Одновременно с подачей заявления о восстановлении пропущен» го процессуального срока должно быть совершено необходимое процессуальное действие (подана жалоба, представлены документы), в о ношении которого пропущен срок (ст. 112 ГПК).

Глава 14 Судебные расходы

Вопросы к теме

1 Понятие, функции и виды судебных расходов в гражданском судопроизводстве.

2 Государственная пошлина.

3. Издержки, связанные с рассмотрением дела.

4. Распределение судебных расходов.

§ 1. Понятие, функции и виды судебных расходов в гражданском судопроизводстве

Осуществление правосудия по гражданским делам влечет за собой значительные денежные затраты. Частично эти затраты ложатся на федеральный бюджет и бюджеты субъектов Федерации, на территории которых действуют мировые судьи. Между тем, основная масса рассматриваемых в порядке гражданского судопроизводства дел возникает из частноправовых отношений. Поэтому в гражданском процессе исторически сложился институт судебных расходов, устанавливающий «платность» процесса судебной защиты прав и охраняемых законом интересов. Этим институтом регулируются денежные, возникающие в рамках гражданского судопроизводства, отношения между сторонами и государством, а также лицами, содействующими правосудию по гражданским делам (свидетелями, экспертами, представителями, переводчиками).

Судебные расходы представляют собой затраты, которые несут лица, участвующие в деле, по поводу и в связи с рассмотрением и разрешением гражданского дела в суде общей юрисдикции, а также мировыми судьями.

Возложение судебных расходов на стороны в гражданском процессе преследует две цели:

1) возместить затраты, которое несет российское государство в связи с осуществлением правосудия по гражданским делам, а также затраты добросовестных субъектов цивильных правоотношений;

2) предупредить необоснованные обращения за судебной защитой (сутяжничество) и необоснованные уклонения от выполнения гражданско-правовых, семейных, трудовых и т. п. обязанностей.

При выполнении первой задачи речь идет о компенсационной (восстановительной) функции процессуального института судебных расходов, а при достижении второй цели проявляется его превентивная (предупредительная) функция.

Российское гражданское судопроизводство впитало в себя одну ш древнейших аксиом процессуального права: «за процесс платит проигравший». Реализация этой аксиомы фиксируется в резолютивной части судебного решения, где суд распределяет судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных судом требований.

Выделяются два вида судебных расходов: 1) государственная пошлина; 2) издержки, связанные с рассмотрением дела (судебные издержки).

§ 2. Государственная пошлина

Под государственной пошлиной понимается установленный законом обязательный и действующий на всей территории Российской Федерации платеж, взимаемый за совершение юридически значимых действий (например, принятие искового заявления, апелляционной, кассационной, надзорной жалоб) либо выдачу документов. Размер и порядок оплаты государственной пошлины регулируется Законом РФ от 9 декабря 1991 г. «О государственной пошлине» (с изм. и доп.).

Различают два вида государственный пошлины:

1) пропорциональная — взыскивается с исковых заявлений и жалоб на решения суда по делам имущественного характера и зависит от цены иска, определяемой по правилам, установленным ст. 91 ГПК;

2) фиксированная, которая определяется в зависимости от категории или сущности требования, подлежащего оплате государственно!) пошлиной в размере, кратном установленному законом минимальному размеру оплаты труда.

Первый вид государственной пошлины — пропорциональная — зависит от цены иска.

Цена иска представляет собой институт искового производства, характеризующий стоимостное денежное выражение предмета спора между истцом (третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора в порядке ст. 42 ГПК) и ответчиком. Цена иска не определяется по неимущественным взысканиям, а также по делам особого производства, перечисленным в ст. 262 ГПК, и производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, указанным в ст. 245 ГПК.

Что касается требований о возмещении морального вреда, то цена иска в них также не обозначается. Это связано с тем, что моральный вред, хотя и определяется судом в конкретной денежной сумме, признается законом вредом неимущественным, и, следовательно, государственная пошлина по таким искам не зависит от денежного эквивалента размера возмещения вреда (на данное обстоятельство специально указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в ред. от 21 декабря 1993 г.) [82].

Обозначение цены иска по исковым требованиям, подлежащим денежной оценке, в силу ст. 131 ГПК является обязательным реквизитом искового заявления, предъявляемого в суд первой инстанции. При отсутствии указания на цену иска судья, руководствуясь ст. 136 ГПК, выносит определение об оставлении заявления без движения.

Если предметом искового требования выступает конкретная денежная сумма (например, иски о взыскании долга, понуждении к исполнению других обязательств в денежной форме и т. п.), то цена иска равна самой взыскиваемой сумме. В цену иска не должны включаться судебные расходы: на оплату помощи адвоката или иного представителя, на проезд истца к месту рассмотрения дела, почтовые расходы и т. п. издержки, которые истец понес или предполагает понести в связи с рассмотрением его дела в суде.

В индикационных исках, предметом которых является конкретное имущество, цена иска определяется стоимостью отыскиваемого имущества. Как правило, имущество оценивается исходя из рыночных цен, действующих на день предъявления иска, за исключением случаев, когда оценка производится по регулируемым ценам. Если объект иска составляют ценные бумаги, то при оценке учитываются их котировки в российской торговой системе. Цена иска, объектом которого выступают здания, сооружения и иное недвижимое имущество, не может быть ниже балансовой оценки строения (для строений, принадлежащих юридическим лицам), инвентаризационной оценки строения, а если инвентаризация объекта по каким-либо причинам не проведена, то не ниже оценки по договору страхования.

Определение цены иска при предъявлении требований о взысканиях периодических платежей характеризуется законодательным ограничением наибольшего периода взыскания, с общей суммы которого и устанавливается цена иска. Например, в исках о взыскании алиментов цену иска составляет совокупность алиментных платежей за один год; в исках о взыскании иных срочных платежей и выдач — совокупность всех платежей или выдач, но не более чем за три года, в исках о бессрочных или пожизненных платежах и выдачах — совокупность платежей и выдач за три года, в исках об уменьшении или увеличении платежей или выдач — сумма, на которую уменьшаются или увеличиваются платежи или выдачи, но не более чем за один год. Если в исковом заявлении речь идет о прекращении периодических платежей или выдач, цена иска рассчитывается исходя из суммы оставшихся платежей или выдач, но не более чем за один год.

Во избежание недобросовестности со стороны истца, желающего исказить настоящую цену иска в целях уменьшения размера подлежащей оплате государственной пошлины, судья вправе при принятии искового заявления сам определить цену иска.

Пропорциональная пошлина с исковых заявлений имущественного характера рассчитывается следующим образом:

при цене иска до 1000 руб. — взыскиваются 5 % от цены иска;

при цене иска свыше 1000 руб. до 10 000 руб. — 50 руб. + 4 % от суммы свыше 1000 руб.;

при цене иска свыше 10 000 руб. до 50 000 руб. — 410 руб. + 3 % от суммы свыше 10 000 руб.;

при цене иска свыше 50 000 руб. до 100 000 руб. — 1610 руб. + 2 % от суммы свыше 50 000 руб.;

при цене иска свыше 100 000 руб. до 500 000 руб. — 2610 руб. + 1 % от суммы свыше 100 000 руб.;

при цене иска свыше 500 000 руб. — 1,5 % от цены иска.

При повторной подаче заявлений о выдаче судебного приказа рассчитанная по указанным правилам пошлина делится пополам.

Фиксированная пошлина определяется по следующим правилам:

· с исковых заявлений о расторжении брака с лицом, признанным в установленном порядке безвестно отсутствующим или недееспособным вследствие психического расстройства, либо с лицом, осужденным к лишению свободы на срок свыше трех лет, — 20 % от МРОТ;

· с иных исковых заявлений о расторжении брака — однократный размер МРОТ;

· с жалоб на решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, иных организаций, должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан, — 15 % от МРОТ;

· с заявлений и жалоб по делам особого производства (перечень данных дел указан в ст. 262 ГПК) — 10 % от МРОТ;

· с исковых заявлений неимущественного характера, а также с исковых заявлений имущественного характера, не подлежащих оценке, для граждан 10 % от минимального размера оплаты труда, а для юридических лиц — 10-кратный размер МРОТ.

С исковых заявлений о разделе имущества, находящегося в общей собственности (выделе доли из него), размер государственной пошлины определяется по пропорциональной схеме, если спор о признании права собственности на это имущество ранее не разрешался судом, либо по фиксированной ставке, если спор о признании права собственности на это имущество судом ранее был разрешен.

При подаче кассационных и апелляционных жалоб на решения суда пошлина равна 50 % от размера государственной пошлины, взимаемой при подаче исковых заявлений (жалоб) неимущественного характера, а по спорам имущественного характера — от размера государственной пошлины, исчисленной из суммы, оспариваемой стороной или другим лицом, участвующим в деле, по указанной пропорциональной схеме. Аналогично рассчитывается размер государственной пошлины с надзорных жалоб по делам, которые не были обжалованы в кассационном порядке.

За повторную выдачу копий (дубликатов) решений, определений, постановлений суда, копий (дубликатов) других документов из дела, выдаваемых судом по просьбе сторон или других участвующих в деле лиц, а также за выдачу копий (дубликатов) названных документов, выдаваемых судом по просьбе заинтересованных лиц, взыскивается 1 % от МРОТ за каждую страницу документа.

За исковые заявления, содержащие требования имущественного и неимущественного характера, взимается одновременно государственная пошлина, установленная для исковых заявлений имущественного характера и для исковых заявлений неимущественного характера.

Например, если истец желает расторгнуть брак и признать за собой право на имущество стоимостью 100 000 руб., то расчет пошлины, которую необходимо заплатить при предъявлении иска, производится следующим образом. За исковое заявление о расторжении брака следует заплатить фиксированную сумму — один МРОТ, установленный на день предъявления иска, плюс к этому за признание права на имущество, считая по пропорциональной схеме, 2610 руб.

Квитанция об оплате прилагается к исковому заявлению или иному документу, подлежащему оплате пошлиной. Отсутствие квитанции влечет за собой отказ в совершении требуемого процессуального действия при условии, что ходатай не освобожден от уплаты судебных расходов в доход государства. Если же в нарушение требований ст. 132 ГПК документ, подтверждающий оплату государственной пошлины в полном объеме, не приложен к подаваемому в суд исковому заявлению, судья, руководствуясь ст. 136 ГПК, выносит определение об оставлении заявления без движения. В этом определении истцу устанавливается разумный срок для оплаты (доплаты) пошлины, и если истец оплатит недостающую пошлину в установленное время, исковое заявление будет считаться поданным в день его первоначального представления в суд. При непредставлении истцом в указанное судьей время документа об оплате (доплате) государственной пошлины заявление считается не поданным и все документы возвращаются заявителю.

Статья 89 ГПК и ст. 5 Закона «О государственной пошлине» устанавливают случаи, когда отдельным субъектам гражданских процессуальных правоотношений предоставляется процессуальная льгота по освобождению от оплаты в доход государства одного из видов судебных расходов — государственной пошлины. Например, от уплаты государственной пошлины в доход государства освобождены истцы по делам о взыскании алиментов, о защите прав потребителей, возмещении материального ущерба, причиненного преступлением. Кроме того, в отношении отдельных лиц установлено безусловное, вне зависимости от категории дела и процессуального положения, освобождение от оплаты государственной пошлины.

К безусловным случаям освобождения от уплаты пошлины относят следующие категории субъектов:

1) Герои Советского Союза;

2) Герои Российской Федерации;

3) полные кавалеры ордена Славы;

4) участники и инвалиды Великой Отечественной войны;

5) лица, имеющие право на эту льготу в соответствии с Законом РФ от 15 мая 1991 г. «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»; [83]

6) лица, имеющие право на эту льготу в соответствии с постановлением Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. «О распространении действия Закона РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» на граждан из подразделений особого риска» [84].

Установленный федеральными законами перечень случаев освобождения от уплаты государственной пошлины в доход государства является исчерпывающим только в отношении юридических лиц. Что касается граждан, то судья вправе освободить конкретное физическое лицо от оплаты государственной пошлины. Единственным основанием для такого освобождения является тяжелое имущественное положение лица, заявляющего соответствующее ходатайство. Доказательства тяжелого имущественного положения (справки о доходах членов семьи, о количестве иждивенцев, документы, подтверждающие необходимость затрат заявителя на лечение, и т. п.) должны быть представлены самим заявителем, однако критериев их достаточности не установлено. Вопрос об освобождении оформляется определением судьи, которое может быть обжаловано в течение 10 дней путем подачи частной жалобы.

Кроме того, суд вправе предоставить отдельным субъектам гражданских процессуальных правоотношений (гражданам и юридическим лицам) в силу их тяжелого имущественного положения процессуальную льготу по рассрочке и отсрочке оплаты в доход государства государственной пошлины, а также по ее уменьшению.

Рассрочка уплаты государственной пошлины представляет собой оформленную определением суда (судьи) возможность заявителя требования, подлежащего оплате государственной пошлиной, вносить установленную законом сумму платежа не единовременно в полном объеме, а по частям. Размер периодических платежей, порядок и срок их внесения должны устанавливаться судом, разрешающим вопрос о рассрочке.

Отсрочка уплаты государственной пошлины — оформленная определением суда (судьи) возможность заявителя требования внести установленную законом сумму платежа через определенное время после совершения судом необходимого процессуального действия, подлежащего оплате государственной пошлиной. Отсрочка бывает, двух видов:

1) на конкретное календарное время (на определенное число дней, месяцев или до определенной судом календарной даты) — например, на 30 дней со дня возбуждения производства по делу, до 30 января 2004 г.;

2) до наступления определенного юридического факта; чаще всего таким фактом выступает вынесение судом решения по рассматриваемому делу.

Уменьшение размера государственной пошлины представляет собой оформленную определением суда (судьи) возможность заявителя требования, подлежащего оплате государственной пошлиной, внести сумму платежа в меньшем размере, нежели это установлено Законом «О государственной пошлине».

В отдельных, установленных ст. 93 ГПК, случаях предусмотрен возврат уплаченной государственной пошлины [85]. Например, основанием возвращения государственной пошлины является внесение ее в большем размере, чем установлено Законом «О государственной пошлине». Между тем не подлежит возврату уплаченная пошлина, если истец уменьшил цену иска после принятия искового заявления судом к своему производству.

Возвращается государственная пошлина государственными налоговыми органами по месту нахождения банка (его филиала), принявшего платеж, на основании определения суда о возврате пошлины. Государственная пошлина, уплаченная в бюджет, возвращается в течение месяца со дня принятия определения суда о возврате государственной пошлины.

§ 3. Издержки, связанные с рассмотрением дела

Новым процессуальным законодательством с 1 февраля 2003 г. значительно расширен перечень затрат, отнесенных к категории судебных издержек.

Как и прежде, к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся:

· суммы, подлежащие выплате свидетелям и экспертам;

· расходы на производство осмотра на месте.

· В качестве новелл следует назвать включение ст. 94 ГПК в судебные издержки:

· сумм, подлежащих выплате специалистам;

· расходов по оплате услуг переводчика;

· расходов по оплате услуг представителя;

· компенсации за фактическую потерю времени;

· расходов на проезд и проживание сторон и третьих лиц в связи с их явкой в суд;

· почтовых расходов по делу, понесенных стороной.

В отличие от ГПК РСФСР современная редакция ст. 94 ГПК оставляет указанный перечень открытым, предоставляя суду право относить к издержкам, связанным с рассмотрением дела, другие необходимые расходы. Критерием отнесения денежных затрат к судебным издержкам выступают два признака:

необходимость оплаты определенных процессуальных действий или иных действий, непосредственно связанных с процессуальными (например, доставка процессуальных документов лицам, участвующим в деле, оплачиваемым курьером, не состоящим в штате суда);

понесенные расходы должны быть направлены на своевременное и правильное рассмотрение судом конкретного гражданского дела.

ГПК исключил из основного перечня судебных издержек расходы по розыску ответчика, предполагая возможность предъявления иска по месту нахождения имущества ответчика либо по последнему известному месту жительства ответчика в РФ. Розыск ответчика осуществляется органами внутренних дел без какого-либо предварительного авансирования со стороны субъектов гражданского процесса по делам о защите интересов Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований, о взыскании алиментов, о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, с последующим возмещением затрат в порядке отдельного приказного производства.

Порядок и размеры сумм, подлежащих выплате свидетелям и переводчикам, установлены Инструкцией от 14 июля 1990 г. № 245 «О порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд» (в ред. постановления Правительства РФ от 2 марта 1993 г. № 187) [86]. Порядок возмещения расходов военнослужащих, вызываемых в суд в качестве свидетелей и переводчиков, установлен приказом Министерства обороны РФ от 9 марта 1996 г. № 99 «О возмещении расходов и выплате вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд».

Все суммы, подлежащие выплате свидетелям и переводчикам, выплачиваются немедленно по выполнении этими лицами своих обязанностей независимо от фактического получения и взыскания денежных средств со сторон.

К сожалению, законодатель не до конца последователен в отношении правового регулирования издержек, связанных с рассмотрением дела, устанавливая особые правила для некоторых категорий затрат (по оплате помощи представителя, взысканию компенсации за потерю времени), когда критерий их распределения между сторонами — «разумный предел» — настолько размыт, что устанавливает практически ничем не ограниченное судебное усмотрение.

Статья 99 ГПК устанавливает санкцию за злоупотребление сторонами процессуальными правами: правом на судебную защиту, представление доказательств, заявление ходатайств, на возражение против доводов и ходатайств других лиц, отводы и т. п. Гражданский процессуальный закон наделяет истца и ответчика широким комплексом прав, устанавливая в ст. 35 ГПК обязанность добросовестной реализации собственных правомочий. В гражданском процессе налицо сутяжничество, когда задача субъекта состоит не в получении защиты действительно нарушенного или оспоренного права, а в затягивании процесса.

Ответственность по ст. 99 ГПК относится к виду компенсационной, так как денежная сумма с виновного лица взыскивается не в доход государства (как при штрафной ответственности), а в доход противоположной стороны. Такой вид ответственности применяется только к недобросовестному истцу или ответчику при наличии в материалах гражданского дела доказательств вины лица, с которого взыскивается компенсация за фактическую потерю времени.

Критериями определения судом размера компенсации за потерю времени должны быть следующие обстоятельства:

время, затраченное на устранение последствий противодействия правильному и своевременному рассмотрению дела;

систематичность нарушения (для применения ответственности необходимо установить не менее двух фактов злоупотребления процессуальными правами, кроме случаев ответственности за недобросовестное заявление неосновательного иска);

средства, потраченные добросовестной стороной, в связи с затягиванием процесса стороной, злоупотребляющей своими правами;

степень вины лица, привлекаемого к ответственности (умысел, неосторожность).

§ 4. Распределение судебных расходов

При решении вопроса об авансировании затрат на экспертное исследование, участие в доказательственном процессе специалиста и привлечение иногородних свидетелей действует принцип: платит тот, кто просит суд (судью) о совершении соответствующего процессуального действия. Здесь в полном объеме проявляется принцип состязательности, приоритет которого в гражданском процессе с 1995 г. практически не подвергается сомнению. Краеугольный камень состязательности составляет правило: каждая сторона доказывает те факты и обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Следовательно, если осуществление указанной обязанности влечет за собой денежные затраты, то их должна нести сторона, ссылающаяся на соответствующий факт.

Тяжелое имущественное положение сторон может служить основанием для полного освобождения от выполнения обязанности авансирования либо уменьшения размера вносимого предварительно платежа. Такое освобождение является процессуальной льготой, устанавливаемой на усмотрение суда (судьи), рассматривающего гражданское Дело. Доказательства тяжелого имущественного положения должны быть представлены самим заявителем. В случае положительного решения судом вопроса о предоставлении названной процессуальной льготы, а также если оплачиваемое процессуальное действие совершается по инициативе самого суда (судьи), необходимые расходы ложатся на бюджет.

В гражданском процессе действует правило: освобожденная от финансового процессуального бремени сторона не должна нести финансовых затрат, связанных с осуществлением правосудия по гражданскому делу, вне зависимости от его исхода. Между тем, судебные расходы должны выполнять компенсационную и превентивную функции, а потому если ответчик не освобожден уплаты судебных расходов, то издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с него пропорционально удовлетворенной части исковых требований. Если же расходы были понесены бюджетом в связи с совершением процессуальных действий, которые, по общему правилу, должен был оплачивать ответчик, обладающий по данному делу льготой, а в иске было отказано, то эти издержки взыскиваются с истца, не освобожденного от уплаты судебных расходов. При частичном удовлетворении исковых требований судебные издержки относят на счет стороны, не освобожденной от их оплаты, пропорционально достигнутому противоположной стороной процессуальному результату. Если же обе стороны освобождены от уплаты судебных расходов, то все издержки ложатся на федеральный бюджет.

Перечень авансируемых затрат не является исчерпывающим, и судья вправе обязать сторону представить доказательства внесения на банковский счет управления (отдела) Судебного департамента денежных средств при положительном решении вопроса об удовлетворении различных ходатайств, процессуальные действия по которым влекут необходимость денежных издержек.

Если в резолютивной части решения суда указано на полное удовлетворение исковых требований, то в той же части судья обязан указать на взыскание с ответчика в полном объеме оплаченной истцом государственной пошлины, а также всех иных затрат истца, отнесенных законом к категории судебных издержек. Если на стороне ответчика выступало несколько субъектов (т. е. было пассивное процессуальное соучастие), понесенные истцом судебные расходы возмещаются с каждого ответчика прямо пропорционально взысканной с него денежной сумме (стоимости присужденного).

При полном и безусловном отказе суда удовлетворить заявленные исковые требования все судебные издержки ответчика подлежат взысканию с истцовой стороны, о чем также делается указание в резолютивной части судебного решения.

Если иск удовлетворен частично, то судебные расходы распределяются между сторонами пропорционально достигнутому процессуальному результату. Например, если суд вынесет решение об удовлетворении одной третьей части от заявленных исковых требований, то две трети судебных расходов должен нести истец, а одну треть — ответчик.

Если судья по каким-либо причинам не укажет в резолютивной части своего решения на распределение судебных расходов между сторонами, указанный недостаток может быть исправлен путем вынесения дополнительного решения, но только до вступления данного решения суда в законную силу. После вступления решения суда, в котором проигнорировано распределение судебных расходов, в законную силу судебные расходы могут быть взысканы понесшим их лицом в общеисковом порядке.

По тем же правилам распределяются судебные расходы судом второй инстанции. Однако исправление «забывчивости» кассационного (апелляционного) суда по отношению к судебным расходам возложено в настоящее время на суд, рассматривающий дело по первой инстанции, решение которого было изменено или отменено вышестоящим судом. Вместе с тем, инициатива суда первой инстанции в данном отношении ограничена: распределение судебных расходов по измененному (новому) решению апелляционного или кассационного суда может быть произведено лишь при письменном заявлении лица, в чью пользу взыскиваются судебные расходы, или его представителя.

В отличие от предусмотренной прежним процессуальным законодательством возможности суда по собственной инициативе взыскивать стороне, в пользу которой состоялось решение, с другой стороны расходы по оплате помощи ее представителя, действующий ГПК в качестве обязательного условия возмещения таковых затрат называет письменное ходатайство заинтересованного лица. Суд вправе возместить только реально оплаченную доверителем представителю сумму, при этом допустимо ее «разумное» ограничение.

При реализации полномочия истца на отказ от иска судебные расходы должны быть распределены определением суда о прекращении производства по делу по ч. 4 ст. 220 ГПК и зависеть от основания отказа. Когда отказ истца связан с полным добровольным удовлетворением заявленных в суде требований ответчиком, истец получает возмещение судебных расходов, как если бы они распределялись в решении суда о полном удовлетворении иска. В остальных случаях расходы распределяются так, как если бы судом было вынесено решение об отказе в иске.

Материальные правоотношения доверителя и адвоката регулируются Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Определения суда по вопросам судебных расходов обжалуются в частном порядке. Жалоба может быть подана в течение 10 дней со дня вынесения обжалуемого судебного акта и оплате государственной пошлиной не подлежит. Если вопрос, связанный с судебными расходами, разрешен в судебном решении, то частная жалоба невозможна; указание на неправильное распределение судебных расходов должно содержаться в кассационной (а при разрешении дела мировым судьей — апелляционной) жалобе.

Глава 15 Судебное доказывание

Вопросы к теме

1. Доказывание как разновидность судебного познания обстоятельств по гражданскому делу.

2. Понятие судебных доказательств и их классификация.

3. Предмет доказывания.

4. Основания освобождения о г доказывания.

5. Распределение обязанностей по доказыванию. Доказательственные презумпции.

6. О непосредственности в исследовании доказательств.

§ 1. Доказывание как разновидность судебного познания обстоятельств по гражданскому делу

Как известно, в ходе всякой человеческой деятельности приобретается некая определенная сумма знаний. Знание, получаемое в рамках гражданского судопроизводства, как и в других областях человеческого функционирования, является результатом познания. Проблема судебного познания заключается в его характере, особенностях и формах, а также в соотношении с судебным доказыванием.

В течение длительного времени судебное познание трактовали как звено научного познания, его разновидность, поскольку познавательные механизмы, происходящие в суде, полностью «соответствуют научным стандартам, резко отличающимся от обыденных» (А. С. Козлов). Высказывалось также мнение о специфичности и самостоятельности судебного познавательного процесса. Обосновывалось это тем, что судебное познание сугубо преднамеренно, в нем заранее установлен круг фактов, подлежащих исследованию, оно не претендует на раскрытие всеобщих закономерностей (О. В. Иванов, Н. И. Ткачев).

Безусловно, в основе судебного познания лежит тезис диалектического материализма о принципиальной возможности получения субъектом (индивид, группа людей) истинного знания о разнообразных явлениях реальности в результате сложного механизма отражения [87].

Восприятие судей, как и любого человека, являет собой биологическое устройство воспроизведения действительности в том виде, в каком она существует фактически. Однако это не дает право заявить о полной научности познавательной судебной деятельности по следующим причинам. Во-первых, действия суда, как специального государственного органа, занимающегося отправлением правосудия, построены с целью обеспечить объем знаний, который ведет к быстрому и правильному разрешению правового конфликта и не более, для чего законодатель четко предусмотрел временные рамки познавательных мероприятий [88]. Во-вторых, познавательное отношение не может быть реализовано без согласия на то заинтересованных лиц и проходит при соблюдении единой процессуальной формы, в условиях существования процессуальных фикций и презумпций, что обусловливает ту или иную степень вероятности познания. В-третьих, объектом исследования здесь являются правоотношения, права и обязанности сторон, знания о которых постигаются посредством юридически значимых фактов, т. е. познание в суде по сути сугубо фактическое, что сужает объем познаваемого. В-четвертых, для связи структуры «субъект-объект» используются своеобразные способы, средства и юридический инструментарий. И главное — особую организацию подчеркивает цель, являющаяся соединительным звеном между описанными элементами.

Деятельность суда никак не соотносится с решением фундаментальных проблем и выявлением всеобщих взаимосвязей бытия. Она не состоит в раскрытии каких-либо природных или социальных закономерностей. Напротив, ее направленность предрешена процессуальным законом, а получаемое судом итоговое знание уже в большинстве своем было известно участвующим в деле лицам, которые лишь излагают имеющуюся в их распоряжении информацию, обосновывая тем самым свои требования или возражения. Следовательно, судебное познание есть специальное (юридическое) познание, в конкретизированной форме относящееся к профессиональному.

Итак, не вызывает сомнений, что с помощью судебного познания принципиально возможно получить необходимую информацию ввиду законного и обоснованного разрешения гражданского дела по существу. Вместе с тем само специальное (юридическое) познание толкуется различно. Иногда познавательную деятельность рассматривают через призму доказывания, которое представляет собой опосредованный процесс получения истинного знания об искомых фактах, реализуемый с помощью суда и участвующих в деле лиц, с использованием предусмотренных законом средств (К. С. Юдельсон, Ф. Н. Фаткуллин).

Наряду с этим существует также узкая интерпретация судебного познания, разграничивающая его с судебным доказыванием. В связи с этим познание понимается как судебная деятельность, выражающаяся в непосредственной форме восприятия, цель которой заключается в установлении истинности правового отношения, доказывание же — как деятельность сторон и иных участников судопроизводства, назначение которой — в обосновании собственных требований и возражений и не более (А. Ф. Клейнман, Л. А. Ванеева).

Правильное решение вопроса о соотношении судебного познания и судебного доказывания видится не в их противопоставлении, а в изучении взаимосвязи [89]. Следует учесть, что как любое иное познание, судебный познавательный процесс заключает в себе две основные формы: непосредственную и опосредованную. Непосредственная форма познания имеет место при восприятии судом и участвующими в деле лицами фактов-состояний (например, размер помещения) и средств доказывания (вещественные, письменные доказательства) [90]. Опосредованная форма, в свою очередь, является не чем иным, как судебным доказыванием, поскольку информация о фактах, имевших место задолго До судебного разбирательства, может быть получена только путем представления доказательственного материала.

Судебное доказывание как опосредованная форма судебного no-знания представляет собой четко и детально регламентированную законом процессуальную деятельность суда и участвующих в деле лиц по изучению фактических обстоятельств посредством доказательства с целью законного и обоснованного разрешения правового конфликта.

Судебное доказывание является сложным правовым образованием, исходя из чего различают его элементы. М. К. Треушников полагает, что доказывание слагается из утверждения о фактах, указания заинтересованных лиц на доказательства, их представления, истребования, исследования и оценки [91]. И. В. Решетникова говорит о стадиях доказывания. Например, в стадии доказывания в ходе подготовки дела к судебному разбирательству присутствуют такие действия, как выявление, собирание доказательств и их представление в суд, здесь же идет предварительная оценка материала; в стадии рассмотрения дела исследуются доказательства, но могут быть собраны и оценены иные доказательства; вынесение решения сопровождается окончательной оценкой, в которой участвуют все без исключения субъекты доказывания, в том числе суд [92].

Подход к данной проблеме должен основываться на том, что доказывание — подготовительная деятельность, создающая почву для убеждения суда в реальности существования фактов, составляющих основания требований или возражений сторон. Эти действия являются предпосылочными в отношении процесса получения истинного знания о правах и обязанностях. Поэтому первым этапом доказывания следует считать указание заинтересованных лиц на доказательства. Такое указание касается средств доказывания, которые суд в дальнейшем будет тщательно изучать. Например, согласно ч. 2 ст. 131 ГПК стороны при подаче искового заявления должны сделать ссылку на доказательства, подтверждающие изложенные обстоятельства. Это не значит, что указанный этап предусматривает обязательное представление доказательственного материала. Здесь обозначается вероятный объем доказательств, соотносящихся с обстоятельствами дела, могущий подтвердить их истинность. Одно из главных значений данного указания в том, что суд определяет контуры последующих стадий.

Если возбудить производство по гражданскому делу нельзя только посредством обозначения, закон прямо требует представления доказательств. К примеру, при подаче заявления по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, приводятся доказательства, подтверждающие невозможность получения заявителем надлежащих документов либо восстановления утраченных документов (ст. 267 ГПК).

Следующий этап — представление и раскрытие доказательств.

Представление, как процессуальное действие, состоит в передаче доказательственного материала суду для исследования. Статьи 35, 56 и 57 ГПК прямо указывают, что материалы представляют стороны и другие участвующие в деле лица. Таким образом, доставлять доказательства в суд могут как лично заинтересованные субъекты, так и их представители, обладающие определенными полномочиями. Если информация недостаточна для изучения судом, то он может предложить собрать дополнительные доказательства.

Раскрытие доказательств, будучи новой правовой конструкцией, хотя и не предусматривающей форм подобного раскрытия, позволяет органу правосудия и сторонам заранее ознакомиться с доказательственными материалами оппонента по юридическому спору. В частности, руководствуясь ст. 149 ГПК, при подготовке дела к судебному разбирательству истец или его представитель обязаны передать ответчику копии доказательств, подтверждающие фактические основания иска.

Затем следует такой этап доказывания, как собирание и истребование доказательств. Исходя из принципа состязательности, именно стороны обязаны собрать дополнительный материал. Их самостоятельность не должна ограничиваться, поскольку своими действиями они обеспечивают полноту сведений, используемых при разрешении дела. Судебный орган не вправе вмешиваться в сбор доказательств на стороне истца или ответчика, так как это нарушает принцип равноправия. Однако если собирание доказательств затруднительно для участвующих в деле лиц, то по их ходатайству суд вправе выдать запрос для их получения. В случае невыполнения требований суда на виновных должностных лиц, а также на граждан, которые не являются лицами, участвующими в деле, налагается штраф.

Далее выполняются фиксация и исследование имеющихся доказательств, т. е. процессуальное закрепление полученного материала, а также извлечение судом и участвующими в деле лицами из доказательств такой информации, которая направлена на подтверждение либо опровержение обстоятельств происшедшего. ГПК предусматривает следующие способы исследования доказательств:

а) получение объяснений сторон и третьих лиц;

б) допрос свидетелей и экспертов;

в) ознакомление и оглашение письменных доказательств;

г) осмотр вещественных доказательств;

д) воспроизведение аудио- и видеозаписи.

И, наконец, завершающим этапом является оценка доказательств, Которая на самом деле пронизывает всю доказательственную процедуру, все предшествующие фазы, которые, в свою очередь, также тесно переплетены, что указывает на некоторую условность выделения самих этапов. Совершенно очевидно, доказывание, кроме сугубо процессуальных аспектов, имеет логическую основу, поэтому было бы правильно отметить, что доказывание с логической точки зрения — построение системы мыслительных суждений суда и участвующих в деле лиц, направленных на обоснование выводов о доказываемых обстоятельствах дела [93].

С позиций формальной логики мыслительное функционирование может быть подразделено на два этапа: целевой и аналитический. Центральный компонент любой логической структуры — цель, другими словами, мысленная модель того результата, который в рассматриваемом случае достигается через процессуальные действия.

Аналитическую фазу составляют мыслительные операции по выявлению свойств представляемого и собираемого доказательственного материала. Оба вида анализа связаны между собой и дополняют друг друга.

Означает ли это, что судебное доказывание нужно трактовать только как мыслительный процесс, подчиненный законам логики и логического мышления. Видимо, нет. В теории и практике гражданского процесса давно закрепилось справедливое мнение, в соответствии с которым судебное доказывание представляет собой единство двух видов деятельности: логической и процессуальной. Иная трактовка ведет к противопоставлению психических, логических и правовых аспектов единой проблемы (М. К. Треушников).

Оценка, будучи одним из этапов судебного доказывания, не сводится лишь к логическому или процессуальному действию. Как психическая деятельность, она выражается в постановке задачи, ее решении и выводе (Б. Т. Матюшин) Одновременно оценочный акт судебного органа и участвующих в деле лиц, охватывая собой этапы указания о доказательствах, их представлении, раскрытии, собирании и проч., проявляется в конкретизированных процессуальных мероприятиях, воздействующих на весь ход судебного разбирательства.

Хотя оценка доказательств как психическое действие не поддается правовому регулированию, все же судебные органы обязаны придерживаться определенных правил, установленных ст. 67 ГПК:

1) суд в ходе оценки доказательственного материала исходит из собственного внутреннего убеждения, основанного на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании всей совокупности доказательств. Внутреннее убеждение здесь имеет важнейшее значение, так как именно благодаря ему у суда создается уверенность в истинности или ложности доказательств, сориентированных на подтверждение либо опровержение фактических обстоятельств по делу;

2) никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, т. е. ни в законе, ни в подзаконных актах, а также в документах, исходящих от органов государственной власти, их должностных лиц, не должны содержаться указания, предрешающие доказательственную силу и значение доказательств;

3) суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а равно достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Относимыми считаются доказательства, которые имеют значение для правильного рассмотрения и разрешения правового спора по существу, поэтому должна прослеживаться связь между содержанием предъявляемого доказательства и фактами, в противном случае оно не может приниматься во внимание.

Допустимость в отличие от относимости отвечает не за качество доказательственного материала, а соотносится с ограничениями по поводу использования некоторых средств доказывания. ГПК РФ не определяет, какие средства доказывания не разрешается применять в рамках рассмотрения того или иного гражданского дела, но подобные запреты изложены в нормах материального права. Например, в соответствии со ст. 162 ГК несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права при возникновении спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания.

Оценка доказательств на предмет достоверности означает, что суд Должен осознать их истинность в связи с происходящими в суде познавательными процессами посредством тщательной проверки, а также изучения источника получения доказательственной информации.

Восприятие достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности позволяют суду сопоставить составляющие доказательственной базы, проследить взаимообусловленность отдельных средств доказывания друг с другом, вследствие чего сделать вывод об их достоверности.

§ 2. Понятие судебных доказательств и их классификация

Юридически значимые факты правового конфликта устанавливаются с помощью доказательств, под которыми ст. 55 ГПК понимает полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, дающих суду возможность установить наличие или отсутствие обстоятельств обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Причем эти сведения могут быть получены из объяснении сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио и видеозаписей, заключений экспертов.

Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы, вследствие чего положить их в основу судебного решения нельзя, что прямо запрещает ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 2 ст. 5. ГПК. При этом необходимо иметь в виду постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8. «О некоторых вопроса применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» [94], п. 16 которого гласит, что при отправления правосудия не допускается использование доказательств, приобретенных с нарушением федерального закона.

В ГПК РФ понятие доказательств определяется через «сведения по фактах», что явилось результатом продолжительной дискуссии в науке гражданского процессуального права относительного того, как еле дует интерпретировать доказательства. Ряд авторов полагал, что доказательства есть не что иное, как факты, полученные из предусмотрен иных законом источников и установленным законом способом, которые находятся с искомыми обстоятельствами в строго определенной связи [95].

По мнению других правоведов, доказательства в гражданском процессе — средства получения судом истинного знания о фактах, имеющих значение для дела [96].

Отождествлять доказательства и факты вряд ли возможно, поскольку последние, как правило, имеют место в иной временной период, не сопоставимый с судебным разбирательством. Следовательно, собрать и представить суду факты участвующие в деле лица не могут по вполне понятным причинам. Кроме того, как справедливо пишет Г. Л. Осокина: «Нельзя отождествлять «факт» как явление или событие реальной действительности и «знание» об этом факте. Поскольку достоверное и точное знание о предметах и явлениях объективной действительности всегда адекватно, т. е. соответствует реальным предметам и явлениям, но иногда происходит подмена понятий, в результате которой, оперируя достоверными знаниями о фактах объективного мира, нам кажется, что мы оперируем самими фактами этой действительности» [97]. В связи с изложенным аргументированные нарекания вызывала ст. 49 ГПК РСФСР, содержавшая тезис о доказательствах как любых фактических данных, что ставило знак равенства между доказательствами и фактами.

Анализ доказательств только с помощью средств доказывания значительно обедняет их понятие: внимание концентрируется лишь на их форме. Кроме того, суд может воспринимать факты лично и непосредственно, если они существуют на момент рассмотрения дела, например путем осмотра на месте.

Наиболее обоснованной представляется точка зрения, согласно которой доказательства представляют собой сложную юридическую конструкцию, указывающую на единство и взаимосвязь содержания и формы судебных доказательств. Доказательства — сведения о фактах, но не сами факты, ведь суд использует не обстоятельства, а информацию о них. Одновременно источником получения информации, ее носителем служат конкретные средства доказывания: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, а также заключения экспертов. Именно поэтому в последнее время в процессуальной теории при определении понятия судебных доказательств широко употребляют равно-порядковые термины «сведения» и «информация», со ссылками на Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» [98], который раскрывает информацию через сведения о лицах, предметах, фактах и явлениях [99].

Классификация судебных доказательств осуществляется по различным основаниям. По характеру связи с искомыми обстоятельствами доказательства подразделяются на прямые и косвенные. Прямые доказательства непосредственно взаимосвязаны с фактами гражданского дела, опровергая или подтверждая их. Например, в порядке подготовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина недееспособным суд назначает судебно-психиатрическую экспертизу. В этом случае прямым доказательством наличия у лица психического расстройства является соответствующее заключение эксперта. Косвенные доказательства, напротив, прямо не указывают на тот или иной факт, но их присутствие позволяет суду выстроить цепь логических выводов по поводу искомого обстоятельства. Данные выводы во многом вероятны, поэтому судебному органу необходима совокупность косвенных доказательств, не противоречащих друг другу, а решение, основанное только на косвенном доказательственном материале, может быть отменено по мотивам необоснованности.

По способу формирования средства доказывания делятся на первоначальные и производные, причем первые из них иногда именуют те же первоисточниками. Это объясняется тем, что они появляются вследствие воздействия искомого факта на материальный носите информации, например оригинал документа. Производные доказательства менее достоверны, коль скоро механизм их образования предполагает вторичность; так, свидетель вправе дать показания со слов не посредственного очевидца событий.

Источник формирования обусловливает существование личных и предметных (вещественных) доказательств. Личные доказательства сопряжены с объяснениями сторон, третьих лиц, а также с показанными свидетелей, т. е. исходят от конкретной личности. При этом следует иметь в виду субъективный фактор, касающийся психических особенностей человеческого функционирования: насколько лицо погружен в переживание при воспроизведении события, какова специфика мышления.

Предметным доказательствам субъективный фактор не сопутствует — носителями информации здесь выступают овеществленные предметы материального мира.

Некоторые авторы дополнительно выделяют смешанные доказательства. С. В. Курылев указывает, что смешанные доказательства извлекаются судом из двух источников формирования: личного и вещественного. Если последние образуются целиком или в основной части до суда и вне процессуальной формы, то смешанные формируются в суде и в зависимости от его воли. В связи с этим анализировалось заключение эксперта, которое, с одной стороны, содержит ответы эксперта о фактах, а с другой, — источником этих фактов служат предметы, исследуемые экспертом [100].

Помимо вышеперечисленных классификационных групп, изолированно выделяют необходимые доказательства. Дело в том, что по каждой правовой коллизии имеются такие доказательства, без которых не представляется возможным вынести судебный правоприменительный акт. Деятельность суда настолько детерминирована этими доказательствами, что орган правосудия в любом случае обязан их получить от участников гражданского судопроизводства. Необходимые доказательства в каждом случае определяются судом, опираясь на нормы материального права. Так, в ходе рассмотрения спора о признании недействительным договора купли-продажи автомобиля суду, по меньшей мере, необходимы: документы, подтверждающие заключение договора купли-продажи автомобиля, копия технического паспорта, копия свидетельства о регистрации транспортного средства, документация о стоимости вещи, если ее нельзя вернуть в натуре [101].

Иногда необходимые доказательства очерчиваются в процессуальных нормативно-правовых предписаниях, в частности, ст. 271 ГПК подчеркивает, что к заявлению об усыновлении должны быть приложены: копия свидетельства о рождении усыновителя (при усыновлении ребенка лицом, не состоящим в браке), копия свидетельства о браке усыновителей (при усыновлении ребенка лицами, состоящими в браке), медицинское заключение о состоянии здоровья усыновителей, справка с места работы о занимаемой должности и заработной плате либо копия декларации о доходах и другие документы.

§ 3. Предмет доказывания

Предмет — то, на что направлена та или иная деятельность. Не является в этом смысле исключением и судебная деятельность, связанная с установлением фактов правового конфликта. В процессуальном законе не используется такая терминология, как «предмет доказывания», однако с учетом ч. 2 ст. 56 ГПК можно сказать, что предмет доказывания (thema probandum) составляют обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела по существу, определяемые судом исходя из требований и возражений участвующих в деле лиц, руководствуясь отдельными правовыми нормами.

В процессуальной литературе вопрос о фактах, входящих в предмет доказывания, решается неоднозначно. Между тем существует ряд классификаций, не вызывающих особых возражений, видимо, потому, что они основаны на делении фактов, которое имеется в общей теории права. Так, юридические факты по признаку воли подразделяют на события и действия, по соответствию их правопорядку — на правомерные и неправомерные.

Другие классификации по принципу деления фактов на правообразующие, правоизменяющие, правопрекращающие, правопрепятствующие (в зависимости от их влияния на права и обязанности сторон), а равно на искомые и доказательственные (в зависимости от роли в доказательственном процессе) относятся к спорным. С последней конструкцией был не согласен Я. Л. Штутин, указывавший, что доказательственные факты в предмет доказывания не входят, так как не могут порождать, изменять или прекращать правоотношение. Они носят вспомогательное значение и служат лишь доказательством наличия или отсутствия искомых фактов [102].

С. В. Курылев считал удачной классификацию фактов на положительные и отрицательные, где положительный факт — существующее в объективной действительности явление или состояние, а отрицательный — отсутствие в определенном месте и в определенное время явления либо состояния, которые потенциально могут наличествовать в объективной реальности [103].

По мнению И. В. Решетниковой, предмет доказывания являет сумму обстоятельств материально-правового и процессуального характера, подлежащих установлению для правильного разрешения гражданского дела. Все факты И. В. Решетникова группирует на основные материально-правовые, вспомогательные (доказательственные факты, факты, установление которых необходимо для вынесения частного определения), процессуальные и проверочные [104].

Некоторые авторы предлагают включить в предмет доказывания искомые факты (юридические факты материально-правового характера), факты, имеющие процессуальное значение, доказательственные факты, факты, установление которых позволит суду выполнить воспитательные и предупредительные задачи правосудия [105].

По мнению М. К. Треушникова, объектом познания суда, безусловно, могут быть юридические факты, доказательственные факты, факты исключительно процессуального значения и факты, определение которых нужно суду для выполнения воспитательных и предупредительных задач. М. К. Треушников проводит грань между объектом познания и предметом доказывания, в связи с чем делает вывод: поскольку предмет доказывания содержит два источника формирования — основание иска и возражение против иска, а также гипотезу и диспозицию нормы материального права, подлежащую применению, то thema probandum охватывает все факты, имеющие именно материально-правовое значение, даже если истец и ответчик на них не ссылались [106].

Изучение ст. 55 ГПК, в которой сказано, что суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, естественным образом ведет к тому, что предмет доказывания вбирает в себя все важные для дела факты, определяемые посредством доказательств. Вместе с тем доказательства не есть только средства достижения истины судом, а средства убеждения органа правосудия участвующими в деле лицами в истинности заявленного. Следовательно, в предмет доказывания нельзя включать широкий спектр фактов (юридические факты материально-правового значения, факты процессуального значения, доказательственные факты и др.).

Совершенно правы авторы, обращающие внимание на то, что при толковании вопроса о предмете доказывания ошибочно использовать только ст. 55 ГПК, так как законодатель, несмотря на название гл. 6 ГПК, в самом тексте нигде не употребляет термин «доказывание», скорее, речь в ней идет о судебном познании. Для характеристики же совокупности всех имеющих значение для дела обстоятельств, подлежащих установлению, в теории доказательственного права давно применяется понятие «пределы судебного исследования», выработанное еще в середине 50-х гг. прошлого века. Подобное понимание предмета доказывания еще раз подтверждает мысль о том, что судебное доказывание и судебное познание — далеко не идентичные явления. Более того, «узкое» толкование предмета доказывания как особого процессуального института, включающего в себя лишь факты материально-правового значения, позволяет проследить связь с распределением обязанностей по доказыванию и освобождением от доказывания, что важно в условиях принятия нового процессуального законодательства.

§ 4. Основания освобождения от доказывания

Традиционно наряду с фактами, требующими доказывания посредством представления доказательств, выделяют также обстоятельства, не нуждающиеся в сложной доказательственной процедуре. Анализ действующего процессуального законодательства свидетельствует о наличии трех основных групп факторов, ведущих к освобождению от бремени доказывания: общеизвестные, преюдициальные и признанные обстоятельства.

С общеизвестными обстоятельствами были знакомы еще римские юристы, именовавшие их как facta notoria. «Общеизвестные факты, — писал Е. В. Васьковский, — это такие, которые должны быть известны в данной местности каждому разумному и обладающему житейским опытом человеку, в том числе тяжущемуся и судьям» [107].

Природа общеизвестности относительна и зависит от времени, истекшего после события до его обсуждения в суде, от территориальной распространенности знания о событии, а также от круга лиц, обладающих этими знаниями. Указать на факт как общеизвестный, таким образом, можно при наличии двух признаков: объективного (информированность широкого круга лиц) и субъективного (известность обстоятельства членам суда). Только в этом случае суд может воспользоваться предоставленным ему правом признать факт общеизвестным и освободить лицо от доказывания (ч. 1 ст. 61 ГПК). Субъективный признак основывается на сведениях, получаемых из прессы, официальных и иных источников. Достоверность общеизвестности обстоятельства при этом не должна ставиться под сомнение. Иначе судебный орган вправе обязать сторону доказать факт, на который она ссылается.

Под преюдициальностью обстоятельства понимают обязательность установленных вступившим в законную силу постановлением суда выводов о фактах для всех других судебных и внесудебных органов при познании этих фактов [108].

Вторичное познание обстоятельств, если они уже были ранее познаны иным судом, противоречит принципам процессуальной экономии и судебной истины. Условия осуществления правосудия одинаковы для всей судебной системы. Вследствие этого, нет никаких оснований полагать, что суд, первоначально установивший факты, ошибся в их истинности, а значит, оспаривать их нельзя.

Следует отметить, что законодатель вводит взаимную обязательность не только для решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов, вступивших в законную силу, но и для приговоров. Однако в гражданском судопроизводстве границы преюдициальности касаются всех значимых фактов. Они в силу ч. 2 ст. 61 ГПК не доказываются вновь при разбирательстве других гражданско-правовых конфликтов, в которых участвуют те же лица. И напротив, пределы предрешенности приговора для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен акт о привлечении к уголовной ответственности, значительно уже и ограничиваются следующими вопросами: имело ли место деяние и совершено ли оно данным лицом.

Одновременно возникает вопрос о преюдициальной роли актов различных административных учреждений. Согласно ст. 61 ГПК постановления административных органов и их должностных лиц преюдициального значения не имеют. Необходимо также помнить положения Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»2, где подчеркивается — ГПК не определяет порядок производства по делам об административных правонарушениях, поскольку он зафиксирован КоАП. В свою очередь, в ходе подготовки к рассмотрению дела об административном правонарушении суд, руководствуясь ст. 29.4 КоАП, должен, несмотря на документы, представленные должностными лицами административных органов, вторично установить ряд обстоятельств. В частности, производство по административному делу подлежит прекращению, если будет отсутствовать событие или состав административного правонарушения.

Г. А. Жилин в связи с проблемой преюдициальности актов административных органов подчеркивает: «Постановления административных органов не имеют преюдициального значения, и установлены ими факты подлежат доказыванию при рассмотрении гражданской дела. В соответствии с конституционным правом на судебную защит (ст. 46 Конституции РФ) любое решение административного орган может быть оспорено в судебном порядке» [109].

Признанные обстоятельства возникают вследствие признание стороной сведений, на которых другая сторона основывает собственные требования и возражения, что освобождает последнюю от бремени доказывания. Например, рассматривая дело о возмещении вреда, причиненного повреждением имущества, суд, приняв признание ответчиком факта размера ущерба, освобождает от доказывания истца относительно обоснования утверждений о размере ущерба.

Нельзя сказать, что признание по своему характеру безусловно и обязательно для органа правосудия, а также всегда ведет к возникновению описанных юридических последствий. Если у суда имеются основания полагать, что признание совершено в целях сокрытия реальны обстоятельств правовой коллизии либо под влиянием обмана, насилие, угрозы, добросовестного заблуждения, суд не принимает акт признания, а обстоятельства подлежат доказыванию по общим правилам следовательно, по усмотрению суда признание обстоятельств может сопровождаться соответствующими проверочными действиями.

§ 5. Распределение обязанностей по доказыванию. Доказательственные презумпции

Проблематика распределения обязанностей по доказыванию особо актуальна именно для гражданского судопроизводства, поскольку и уголовном судопроизводстве подозреваемый или обвиняемый не дол жен доказывать свою невиновность, соответствующее бремя лежит на стороне обвинения (ч. 2 ст. 14 УПК).

В римском гражданском процессе была выработана универсальная формула, согласно которой каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые она ссылается [110].

В дореволюционной России Устав гражданского судопроизводства 1864 г. в ст. 81, 366 гласил: «истец должен доказать свой иск. Ответчик, возражающий против требований истца, обязан со своей стороны доказать свои возражения». Другими словами, на стороны возлагалось основное бремя доказывания, при этом первым к выполнению этого бремени должен был приступить тот, кто обращался за судебной защитой (semper necessitas probandi incumbit illi, qui agit). Если этого не происходило, истцу отказывалось в удовлетворении иска (actore поп probante reus absolvitur). Подобное правило закреплялось в ст. 118 ГПК РСФСР 1923 г. и ст. 50 ГПК РСФСР 1964 г., что означало придание ему сущности правовой аксиомы (А. А. Ференс-Сороцкий).

В действующем процессуальном законодательстве установлено, что доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле (ч. 1 ст. 57 ГПК). Вместе с тем основное бремя доказывания (onus probandi) возложено на истца и ответчика, которые в соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений. Данное долженствование следует отличать от бремени утверждения (onus probandi) — оно заключается в необходимости для стороны, заявляющей требование либо возражение, сослаться на обстоятельства, подтверждающие таковые. Практика показывает, что зачастую оба вида бремени совпадают, но не всегда, коль скоро наличествуют общеизвестные, преюдициальные и признанные факты.

В отличие от ст. 50 ГПК РСФСР соответствующая ей ст. 56 ГПК РФ содержит еще одно немаловажное указание на то, что общий механизм распределения обязанностей по доказыванию используется неизменно, если иное не предусмотрено федеральным законом. Так, ст. 249 ГПК, говорящая о бремени доказывания по делам, возникающим из публичных правоотношений, определяет иной порядок: обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием Для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействий) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые Действия (бездействия). Кроме того, суд в целях правильного разрешения дела может по своей инициативе истребовать любые доказательственные материалы. По сути, речь идет о процессуальной презумпции вины, которую опровергают субъекты, перечисленные в приведенной статье, вследствие чего целесообразно более подробно затронуть вопрос о влиянии презумпций на бремя доказывания.

В переводе с латинского презумпция (praesumtio) означает предположение. В течение длительного исторического развития было сформулировано множество различных презумпций, основывающихся на предположении того, что факт скорее существует, чем нет. Их появление было обусловлено практическими трудностями, которые вытекали из состязательного характера судопроизводства, где часто возникали сомнения в том, какая сторона должна убеждать суд в истинности фактических данных. Выход был найден в казуистической системе перераспределения бремени доказывания. Отсюда и возникли правила-предположения, касающиеся представления доказательств. Они представляли собой умозаключения, выведенные посредством наблюдения за конкретными ситуациями. Презумпция — выражение того, что происходит чаще всего, утверждали римские юристы (praesumptio sumitur ex eo quod plemmque fit).

Предположения, зафиксированные в праве, получили название законных презумпций (praesumptio juris), которые подразделяются на процессуальные и материальные. Пример первых уже приводился, они в отличие от материальных малочисленны, но, тем не менее, значимы. Предположения материального права, наоборот, составляют большинство: презумпция вины причинителя вреда; презумпция вины лица, не исполнившего обязательство или исполнившего его ненадлежащим образом; презумпция нахождения долгового документа у должника; презумпция отцовства и др.

В целом презумпции как технико-юридический прием облегчают работу судебного органа и дают исходные данные, принимаемые за истинные. Знания в подобных случаях отнюдь не ложны. В них присутствует потенциальная возможность существования фактов, хотя не исключается и иное. В этом плане презумпции придают процедуре доказывания гибкость перелагая обязанность доказывания утверждаемого на противную сторону, изменяя общее правило ст. 56 ГПК. Если же обязанность не выполнена, то предполагаемый факт считается установленным и соотносимым с истиной. Оказывать помощь в ее достижении может и освобожденное от представления доказательств лицо как отмечается в процессуальной литературе, доказывание — право и обязанность субъектов доказывания, следовательно, презумпции освобождают лицо от доказывания, но не лишают его права приводить доказательства и обосновывать факты [111].

§ 6. О непосредственности в исследовании доказательств

Суд первой инстанции при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства, приводимые в обоснование тех или иных обстоятельств: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными материалами и осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

Между тем ГПК устанавливает несколько исключений из принципа непосредственности, касающихся обеспечения доказательств и судебного поручения.

Потребность в обеспечении доказательств возникает у лиц, участвующих в деле, вследствие опасений, что представление необходимых для них доказательств окажется невозможным либо затруднительным. Практика знает два способа обеспечения доказательств — внесудебный и судебный. Первый способ реализуется посредством нотариального функционирования. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате позволяют всем заинтересованным субъектам обращаться с заявлением об обеспечении доказательств к нотариусу (ст. 102 Основ), в районе деятельности которого должен быть совершен акт по обеспечению доказательств (п. 175 Инструкции о нотариальных действиях). Подобное обеспечение предполагает допрос нотариусом свидетелей, осмотр письменных и вещественных доказательств, назначение экспертизы (ст. 103 Основ). Однако на эти действия налагается запрет, если дело в момент обращения заинтересованных лиц к нотариусу находится в производстве суда или административного органа.

В целях реализации судебного способа заявление подается в суд, возбудивший производство по делу или в районе деятельности которого будут совершены обеспечительные мероприятия. Заявление должно отвечать определенным формальным требованиям. В нем указываются: существо гражданского дела; информация о сторонах и их месте проживания (нахождения); доказательства, подлежащие обеспечению; обстоятельства, для подтверждения которых нужны эти доказательства; причины, побудившие заявителя обратиться с просьбой.

Заявление об обеспечении доказательств рассматривается в судебном заседании с извещением всех участвующих в деле лиц, с целью всестороннего выяснения мнения этих субъектов по поводу целесообразности обеспечения. Все данные, полученные в ходе обеспечительных мероприятий, заносятся в протокол, но вопрос об их достоверности и достаточности здесь не затрагивается, поскольку позднее они все равно подвергаются тщательному изучению органом правосудия.

Судебное поручение имеет место, если суд не может получить доказательства по объективным причинам, так как они находятся в другом городе или районе. В этом случае выносится определение, в котором кратко излагаются содержание рассматриваемого правового конфликта; сведения о сторонах и месте их проживания (нахождения); обстоятельства, подлежащие выяснению; доказательства, нуждающиеся в сборе. Определение направляется в суд по месту совершения поручения и должно быть выполнено в течение месяца со дня его получения, при этом производство по гражданскому делу может быть приостановлено (ст. 216 ГПК).

Суд, принявший поручение к исполнению, не вправе переадресовывать его техническим работникам, а осуществляет его самостоятельно в судебном заседании по общим правилам. Протоколы и все собранные при выполнении поручения доказательства немедленно пересылаются в суд, разрешающий спор по существу. Одновременно следует иметь в виду указания постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 14 апреля 1988 г. № 2 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» [112] с последующими изменениями, действующее в части, не противоречащей ГПК. Данным постановлением предписывается не собирать посредством судебного поручения письменные или вещественные доказательства, которые потенциально могут быть представлены сторонами или по их просьбе истребованы судом, рассматривающим дело, а равно не давать поручения об истребовании от истца данных, подтверждающих обоснованность исковых требований и иных сведений, которые должны быть указаны в исковом заявлении.

Глава 16 Средства судебного доказывания

Вопросы к теме

1. Объяснения сторон и третьих лиц.

2. Показания свидетелей.

3. Письменные доказательства.

4. Вещественные доказательства.

5. Заключение эксперта.

6. Аудио- и видеозапись как средство доказывания.

7. Иные средства доказывания.

§ 1. Объяснения сторон и третьих лиц

В рассмотрении гражданских дел активно участвуют истец, ответчик, а порой, и третьи лица. В подаваемых в суд заявлениях они излагают свое видение подлежащего разрешению спора о праве. В судебном заседании стороны и третьи лица выступают с объяснениями возникшей ситуации и обоснованием собственных требований и возражений. Сведения, сообщаемые об обстоятельствах дела, закон признает самостоятельным средством доказывания (ст. 68 ГПК). Вместе с тем содержащееся в выступлениях сторон и третьих лиц толкование соответствующих правовых норм, юридическая квалификация сложившихся отношений, рассуждения эмоционального характера не являются средством доказывания [113].

Объяснения сторон и третьих лиц как самостоятельное средство Доказывания имеет особенности:

а) это самое распространенное средство доказывания; в отличие от иных средств доказывания, которые могут быть или не быть в производстве, оно используется всегда и в любом гражданском деле;

б) это средство содержит первоначальные сведения по рассматриваемому делу, так как о самом правовом конфликте и его содержании судья узнает прежде всего от сторон и третьих лиц еще до начала судебного разбирательства, из заявления и опросов истца и ответчика в ходе подготовки дела к судебному рассмотрению (ст. 150 ГПК);

в) это основной, главный, по общему правилу, источник информации по делу. Если другие средства доказывания раскрывают отдельные обстоятельства, моменты рассматриваемого дела, то его участники знают значительно больше — они располагают, как правило, всеми фактами, имеющими значение для дела. Именно поэтому объяснения сторон и третьих лиц названы первыми в перечне средств доказывания. Без них суд часто не в состоянии выяснить действительные обстоятельства дела, суть спорного правоотношения;

г) это такое средство доказывания, где наиболее вероятны умолчания, искажения — умышленные или неумышленные — взаимоотношений участников дела и даже ложь. Нельзя забывать, что объяснения дают юридически заинтересованные люди, стремящиеся к выгодному для них разрешению дела (К. С. Юдельсон). Какой-либо ответственности за это закон для сторон не устанавливает.

Отмеченные особенности характеризуют объяснения истца, ответчика и третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора. Объяснения третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. 43 ГПК), обычно содержат более локальную информацию об их личном участии в рассматриваемом конфликте.

Объяснения сторон и третьих лиц могут иметь четыре разновидности: утверждение, признание, возражение и отрицание.

Утверждение содержит сведения о фактах, существование которых доказывается самим лицом, утверждающим то или иное положение. Это наиболее распространенная разновидность объяснений: выступления лично заинтересованных лиц нередко почти полностью состоят из утверждений.

Признание — такое объяснение, где есть информация о фактах, существование которых должна доказывать другая сторона. Сторона вправе признавать все факты основания иска или возражения против иска (полное признание), либо некоторые из указанных фактов (частичное признание). Возможно признание с оговоркой, аннулирующей существо сделанного признания (квалифицированное признание).

Например, ответчик вправе указать на то, что истец действительно передавал ему искомую сумму денег, но требование о возврате долга погашается истечением срока исковой давности.

Признание влечет юридические последствия — признанные факты становятся бесспорными, что освобождает другую сторону от необходимости их дальнейшего доказывания. Для этого суд должен специальным определением принять признание факта. В связи с этим закон устанавливает порядок фиксации признания. Данный акт заносится в протокол судебного заседания и подписывается стороной, признавшей факт (ч. 2 ст. 68 ГПК). Если признание факта изложено в письменном заявлении, оно приобщается к делу.

Возражение — мотивированное непризнание позиции другой стороны. Возражение как самостоятельная разновидность объяснений сторон и третьих лиц возникает в связи с приведением новой фактической информации, опровергающей доводы другого участника спора.

Отрицание — самостоятельный способ судебной защиты (разновидность доказательственной информации), при котором сторона не соглашается с позицией другой стороны без приведения каких-либо доказательств. Например, ответчик может пояснить суду, что денег от истца не получал и соответствующий договор не заключал.

Объяснения сторон и третьих лиц — важнейшее средство познания обстоятельств дела, рассматриваемых правоотношений, в связи с чем перед судьей стоят следующие задачи:

1) известить стороны и третьих лиц о времени и месте рассмотрения дела (ст. 155 ГПК), для того чтобы заинтересованные лица присутствовали при разбирательстве дела и давали объяснения;

2) проверить достоверность объяснений сторон другими средствами доказывания, в противном случае объяснения будут голословны.

При оценке объяснений сторон и третьих лиц суду надлежит соблюдать следующие правила:

а) уяснить, в чем состоит суть требований истца и возражений ответчика, т. е. четко определить их позиции в Рассматриваемом споре о праве;

б) отграничить в объяснениях факты от рассуждений, логических выводов и эмоций (М. К. Треушников);

в) следить за тем, чтобы объяснения сторон и третьих лиц обладали свойством внутренней согласованности, т. е. не противоречили самим себе, не содержали противоположных, взаимоисключающих сведений (В. В. Матюшин);

г) оценивать объяснения сторон и третьих лиц непременно с учетом всей собранной по делу доказательственной информации.


§ 2. Показания свидетелей


Свидетель — юридически незаинтересованный участник гражданского судопроизводства, знающий факты рассматриваемого дела, о которых обязан дать показания в судебном заседании.

В современном гражданском процессе свидетелями могут быть любые граждане, способные правильно воспринимать обстоятельства действительности, имеющие отношение к разбираемому гражданскому делу, т. е. обладающие гражданской процессуальной правоспособностью (П. Ф. Елисейкин, М. А. Фокина). При этом не имеют значения родство, особые отношения (дружба, любовь, вражда, ненависть) свидетеля с одной или обеими сторонами, судьей, заседателями, секретарем судебного заседания, прокурором, а также возраст лица, дающего показания.

Между тем, идя по пути восприятия общепринятых в мировой юриспруденции представлений о правах человека, законодатель назвал группу лиц, которые не могут подлежать допросу в качестве свидетелей:

1) представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника;

2) судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — < вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;

3) священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали и известны из исповеди.

Одновременно в рамках гражданского судопроизводства существует институт свидетельского иммунитета, позволяющий лицам отказаться от дачи показаний по делу. Впервые свидетельский иммунитет был зафиксирован в ст. 51 Конституции РФ, гласящей: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников…».

Следуя основному закону, ч. 4 ст. 69 ГПК закрепляет правило о том, что от дачи свидетельских показаний вправе отказаться:

1) гражданин против самого себя;

2) супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей, родители, усыновители против детей, в том числе усыновленных;

3) братья, сестры друг против друга, дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки;

4) депутаты законодательных органов — в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий;

5) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации — в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей.

Свидетель должен обладать способностью не только правильно воспринимать действительность (гражданская процессуальная правоспособность), но и давать о случившемся правильные показания (гражданская процессуальная дееспособность). По этому признаку не должны допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу физических или психических недостатков не способны объективно воспринимать факты и давать о них правильные показания, хотя прямого запрета на этот счет закон не содержит. Кроме того, дети как свидетели обладают ограниченной дееспособностью, в силу того, что психологические особенности ребенка, в первую очередь малолетнего, таковы, что он воспринимает окружающее не столько рационально, сколько эмоционально. При их допросе в суде привлекаются специалисты в области детской психологии, родители, педагоги, усыновители, опекуны или попечители (ст. 179 ГПК).

Свидетельские показания в зависимости от их содержания принято подразделять на три группы: а) показания, содержащие сведения-информацию; б) показания, содержащие кроме сведений и суждения; в) показания сведущих свидетелей. [114]

Первую из указанных разновидностей — сведения-информацию обычно дают свидетели, не знакомые со сложившимися взаимоотношениями и правоотношениями спорящих сторон. Они, как правило, ограничиваются изложением какого-то одного или нескольких фактов, имеющих значение для правильного разрешения гражданского Дела. Такие показания дают очевидцы, случайно узнавшие те или иные обстоятельства.

Второй вид показаний типичен для свидетелей, хорошо знакомых со сторонами либо с одной из них, знающих развитие спорных отношений. Нередко такие свидетели (родственники, подруги, недруги одной из сторон) имеют фактическую заинтересованность в том или ином разрешении дела. Они, как правило, не ограничиваются рассказом о конкретном факте, а излагают свои соображения, суждения и догадки, содержащие оценку спорной ситуации, дают характеристики конфликтующих людей. Отделить рассуждения таких лиц от собственно доказательственной информации не всегда просто. Показания указанных свидетелей более полно описывают спорную ситуацию, фактическую сторону дела, но при этом велика опасность искажения обстоятельств коллизии, подмены доказательств необъективной информацией.

Третий вид показаний получают от сведущих свидетелей, которые в силу профессиональных, специальных знаний способны не только сообщить суду информацию фактического характера, но и указать причины и последствия совершения конкретных обстоятельств. Например: ветеринар может не только рассказать о массовой гибели закупленного скота, но и указать ее возможные причины; шофер может подробно и квалифицированно изложить обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, очевидцем которого был. Сведущие свидетели близки по своей природе к специалистам.

В отношении свидетельских показаний в гражданском процессе четко просматриваются две противоположные тенденции.

С одной стороны, заметно стремление как можно шире использовать в правосудии по гражданским делам данное средство доказывания, оно демократично, хорошо вписывается в устное состязательное судопроизводство. Достоверность свидетельских показаний можно проверить. Не случайно римский император Адриан говорил, что он может полагаться на свидетелей, но не на свидетельства (обычно правоведы отсюда выводят преимущества устного судебного разбирательства дела). То, что свидетели дают показания непосредственно перед судьями, разрешающими дело, оценивалось в XIX в., как безусловное требование справедливости (К. Ю. А. Миттермаер). Особую распространенность свидетельских показаний отмечал также известный русский юрист А. Ф. Кони.

В то же время проявляется и противоположная тенденция ограничения свидетельских показаний. В современном российском гражданском судопроизводстве приоритет явно отдается письменным доказательствам. По существующим правилам делопроизводства практически все юридически значимые факты подлежат документированию, документируются, регистрируются факты гражданского состояния на основании Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ актах гражданского состояния» [115] (рождение, усыновление, брак, развод, смерть); большинство сделок (ст. 160–165 ГК); правонарушения и т. п. В этой связи при рассмотрении чуть ли не любого гражданского дела судья имеет соответствующие письменные доказательства. Не случайно выработанное в судебной практике понятие необходимых доказательств трактуется прежде всего как определенные документы.

Как уже подчеркивалось ранее, свидетельские показания зачастую не могут быть использованы для подтверждения каких-либо обязательств. Так, несоблюдение письменной формы сделки лишает стороны возможности в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (ст. 162 ГК). Специально подчеркивается невозможность оспаривания, как правило, договора займа по безденежности путем свидетельских показаний (ст. 812 ГК).

Кроме того, безусловно, ограничивает возможности использования свидетельских показаний так называемый свидетельский иммунитет. [116] Если гражданину те или иные составляющие тайну сведения стали известны в силу его служебного положения, он не вправе разглашать их в суде.

Перечень сведений, составляющих профессиональную тайну, довольно большой: адвокатская тайна в отношении конфиденциальных сведений, ставших известными адвокату в ходе оказания юридической помощи; [117] тайна банковских вкладов граждан; врачебная тайна в отношении некоторых болезней (туберкулеза, венерических, онкологических и т. д.); нотариальная тайна; [118] следственная тайна в отношении данных предварительного следствия; лоцманская тайна.

Существуют государственная, военная, дипломатическая тайны. Статья 23 Конституции РФ называет личную и семейную тайны. Международно-правовыми актами закреплен иммунитет дипломатических представителей, членов правительственных делегаций и консульских работников в области гражданской юрисдикции, частично освобождающий их от функций свидетеля по гражданским делам.

Нельзя забывать, что привлечение свидетелей в судопроизводство связано с финансовыми сложностями, поэтому в современном гражданском процессе по определенным категориям дел свидетели встречаются нечасто. Некоторые гражданские дела рассматриваются вообще без привлечения свидетелей (взыскание алиментов, задолженностей и др.).

По общему правилу, потребность в показаниях свидетелей возникает в трех случаях:

а) для установления отдельных фактов, которые нельзя закрепить документально (факт иждивения);

б) для выяснения обстоятельств, которые были в свое время документально оформлены, но документы утрачены и восстановить их невозможно (большинство дел об установлении юридических фактов в порядке особого производства);

в) для исследования достоверности средств доказывания (объяснений сторон, письменных и вещественных доказательств и др.).

В судебной практике нередки случаи, когда свидетельские показания зачастую были незаменимым и эффективным процессуальным средством выявления подложности документов, поступивших в суд.

Процессуальное положение свидетеля в судопроизводстве определяется прежде всего возлагаемыми на него обязанностями, согласно которым он должен по вызову суда явиться на судебное заседание и дать правдивые показания (ст. 70 ГПК). Обязанности обеспечиваются возможностью применения таких юридических санкций, как наложение штрафа, принудительный привод в суд и, наконец, привлечение к уголовной ответственности за заведомо ложные показания.

Надлежащее выполнение процессуальных обязанностей призваны обеспечить следующие права свидетеля:

1) давать показания на родном языке (ст. 9 ГПК);

2) быть допрошенным судом в месте своего пребывания (ст. 62 ГПК);

3) пользоваться письменными заметками в тех случаях, когда его показания связаны с какими-либо цифровыми или другими данными, которые трудно удержать в памяти (ст. 178 ГПК);

4) право на компенсацию понесенных расходов (ст. 70 ГПК). При оценке свидетельских показаний суду надлежит ответить на следующие вопросы: как соотносятся свидетельские показания с предметом доказывания по рассматриваемому делу; допустимы ли свидетельские показания для установления конкретных обстоятельств; заинтересован ли свидетель в том или ином разрешении дела; способен ли он с учетом индивидуальных свойств правильно воспринять, запомнить и произвести в суде доказательственную информацию; насколько полны показания свидетеля и достаточны ли они для формирования неких сведений; соответствуют ли показания имеющимся в деле фактическим данным (А. Г. Коваленко, М. А. Фокина).

§ 3. Письменные доказательства

Письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом. К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи).

В правоведении в понятии письменного доказательства выделяют два отличительных признака:

а) наличие какой-либо вещественной основы (бумаги, картона, ткани, железа, электронного и иного носителя.), т. е. письменное доказательство существует, пока существует сам предмет;

б) содержание доказательства, т. е. то, о чем свидетельствует это доказательство; не столь важно, как изложено содержание (знаками, буквами, цифрами, символами и т. д.), важно то, что оно содержит сведения об обстоятельствах рассматриваемого гражданского дела. Сочетание признаков в конечном счете должно отображать человеческую мысль.

В современном гражданском процессе с помощью письменных доказательств можно устанавливать любое обстоятельство, имеющее значение для дела. В настоящее время письменные доказательства являются самыми распространенными средствами доказывания — большинство доказательственной информации практически по любому Делу суд получает через данное средство доказывания (В. И. Коломьщев).

Но это не означает, что представляемые в суд акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи, безупречны. Так, если восприятие пишущего что-либо человека по каким-то причинам было ущербно, то и составляемый акт будет неистинным. Кроме того, в тексте могут быть сознательные неточности, умолчания, фальсификации обстоятельств взаимоотношений участников спора о праве. Выявить достоверность такого документа, составленного в прошлом, нередко очень сложно. И все же очевидное достоинство письменных доказательств состоит в том, что с момента записи того или иного текста перестает действовать фактор памяти — то, что записано, уже не забудется (К. С. Юдельсон).

Отличительные признаки данного средства доказывания далеко не полно отражают сущность письменного доказательства, в связи с чем в судебной практике актуально его отграничение от письменных объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, а также заключений экспертов. Дело в том, что объяснения сторон, третьих лиц, показания свидетелей могут даваться как в устной, так и в письменной форме. Решающее значение при отграничении имеет то обстоятельство, в какой момент лицо дало показания, — до начала судопроизводства или позже, адресованы ли показания суду, и — главное — каково их содержание. По последнему признаку заключение эксперта отличается от письменных доказательств.

Несколько иначе разграничиваются письменные и вещественные доказательства. Последние также могут представлять собой документы, записи, акты и т. п. Сложность связана с тем, что у них единый источник (К. С. Юдельсон), совпадает и процессуальная форма (С. В. Крылев). Различие состоит в их заменимости или незаменимости для дела (М. А. Гурвич, М. С. Строгович). Суть письменных доказательств заключена в выраженной в них мысли. Следовательно, они могут быть тиражированы без ущерба для их доказательственной силы.

Предметы объективной реальности строго индивидуальны, каждый имеет только ему присущие свойства и признаки и потому не может быть повторен. Итак, документы, с которых могут быть сняты копии для гражданского дела, это письменные доказательства; документы, которые не подлежат тиражированию, — вещественные доказательства. Именно поэтому законодатель специально отметил, что письменные доказательства могут представляться в подлиннике либо в форме надлежащим образом заверенной копии. В подлиннике документы представляются, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, а также в случаях, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов либо представленные копии документа различны по содержанию.

Данный признак не всегда учитывается в учебной литературе. Так, порядок и последствия закрепления сведений о подложности документа нередко освещаются как исследование письменного доказательства, между тем как подложный документ представляет собой типичное вещественное доказательство.

Письменные доказательства многочисленны и разнообразны. Их принято подразделять по субъекту (официальные и неофициальные документы); по способу формирования (подлинники и копии); по содержанию (распорядительные и справочно-информационные акты) и форме (простые и нотариально удостоверенные акты, а также документы, форма которых установлена правовыми нормами и обязательна к применению).

Среди письменных доказательств особое место занимает протокол судебного заседания: а) он составляется беспристрастными судебными работниками; б) его содержание охватывает всю процессуальную деятельность суда; в) в нем документально закреплены личные доказательства (объяснения сторон, третьих лиц, показания свидетелей, устные консультации специалистов), а также акты-распоряжения участников спора субъективными правами и процессуальными средствами их защиты (признание иска, отказ от иска, заключение мирового соглашения). Доказательственная сила протокола судебного заседания исключительно велика — при расхождении между судебным протоколом и постановлениями суда вышестоящий суд отдает предпочтение именно протоколу.

Письменные доказательства, по общему правилу, представляются заинтересованными лицами, это одновременно их право и обязанность. Суд полномочен в помощь сторонам, и по их ходатайству истребовать отдельные письменные доказательства (ч. 1 ст. 57 ГПК). Неисполнение судебного запроса может повлечь применение штрафных санкций к виновным должностным лицам и гражданам, не являющимся участвующими в деле лицами (ч. 3 ст. 57 ГПК).

В случае непредставления истребуемого судом письменного доказательства истцом или ответчиком действует правовая фикция, которая выражается в том, что если сторона, обязанная доказывать свои требования либо возражения, удерживает находящееся у нее письменное доказательство и не представляет его суду, орган правосудия вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (ч. 1 ст. 68 ГПК).

Письменные доказательства вначале исследуются путем их прочтения и оглашения в открытом либо закрытом судебном заседании в зависимости от того, дали ли субъекты согласие на обнародование личной переписки и телеграфных сообщений, а равно предъявления участвующим в деле лицам, представителям, а в необходимых случаях — экспертам и свидетелям.

При оценке доказательств изучают прежде всего форму документа — наличие реквизитов, подписей [119] и проч. Здесь важно отметить, что законодатель не отнесся индифферентно к проблеме получения образцов почерка для сравнительного анализа документа и подписи на документе. Впервые ГПК разрешает оспаривать не сам документ или иное письменное доказательство, а присутствующую в нем подпись. Причем правом оспаривания обладает только то лицо, подлинность подписи которого необходимо подтвердить или опровергнуть посредством получения образцов почерка. В то же время речь не идет об обязательном назначении экспертизы, скорее, нужно говорить о том, что получение образцов следует расценивать как способ собирания материалов для потенциально возможного экспертного исследования, который не имеет в гражданском судопроизводстве самостоятельного процессуального значения.

Затем изучается содержание документа. При этом учитываются отношение наличествующей в документе информации к предмету доказывания, а также соответствие содержания документа иным сведениям, имеющимся в деле, сопоставление их с другими доказательствами. Особые правила оценки действуют в отношении копий письменных доказательств. Так, в ходе оценки копии документа или иного письменного доказательства суд обязан проверить, не изменилось ли при копировании содержание копии документа по сравнению с его оригиналом, а также с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли оно тождественность копии документа и его подлинника, каким образом сохранялась копия. Если же суд оценивает копии одного и того же документа, но представленные разными сторонами, и копии не тождественны, то судья должен истребовать оригинал. В случае его утраты или непредставления суд не вправе считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копиями, не вызывающими доверие.

Письменные доказательства вследствие того, что они имеют некую ценность (деловую, личную) для представивших их лиц, возвращаются им после вступления решения в законную силу, а в деле остаются засвидетельствованные судьей копии письменных материалов. Правда, возврат возможен и до вступления постановления суда в законную силу, но только по усмотрению суда.

§ 4. Вещественные доказательства

Вещественными доказательствами закон признает предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела.

Правовое понятие вещественного доказательства охватывает различные предметы и вещи, которые представлены или только названы участниками судопроизводства по конкретному делу.

Целесообразно выделять три группы предметов, которые можно отнести к вещественным доказательствам:

1) материальные объекты рассматриваемых исков (имущество, на которое претендует истец, спорная жилая площадь и т. п.). Доказательственное значение могут иметь такие свойства, как цена имущества, его качественная характеристика, объем, местонахождение;

2) недоброкачественная продукция, испорченные вещи, частично или полностью утратившие товарные свойства. Они могут свидетельствовать как о собственной потребительской ценности, так и об интенсивности неправомерной деятельности ответчиков либо третьего лица на стороне ответчика;

3) поддельные или подложные документы, а также ошибочные акты официальных органов.

При всем различии указанные вещественные доказательства важны своими свойствами (внешний вид, изменения, местонахождение, принадлежность). Именно поэтому они незаменимы как средства до называния и подлежат особо тщательному хранению, в ряде случаев в специальных камерах хранения.

К. С. Юдельсон подвергал сомнению данный признак, ссылали на то, что образцы недоброкачественной продукции являются вещественными доказательствами, а они вполне могут быть заменимы. Но образцы — еще не само вещественное доказательство, они лишь части бракованной продукции, т. е. часть данного средства доказывания потому-то они и могут быть заменимы.

Вещественные доказательства обладают доказательственной ценностью в следующих случаях:

а) если служат доказательствами в смысле объектов непосредственного судебного познания (например, во время разбирательства дела суд осматривает представленные сторонамивещи и убеждается в их недоброкачественности и т. п.);

б) если они имеют значение доказательственного факта (например, нахождение определенной вещи у ответчика подтверждает факт правонарушения)

в) если они являются объектами экспертного исследования.

Как самостоятельное средство доказывания, вещественные доказательства не всегда удобны для использования в судебной практике, так как это могут быть вещи громоздкие, нетранспортабельные, нуждающиеся в особом режиме хранения (ст. 74 ГПК). Поэтому они, по общему правилу, после вступления решения суда в законную силу возвращаются владельцам либо тем, за кем суд признал право на эти вещи (ст. 76 ГПК).

Кроме того, в гражданском процессе предусмотрены, во-первых широкий круг производных средств доказывания и, во-вторых, осмотр на месте вещей, которые не могут быть доставлены в суд. Вместо подлинных вещей в судебное заседание могут быть представлены их фото графин, чертежи, описания, аудио- и видеозаписи, рисунки, слепки экспериментальные образцы и др. Практически нет ограничений в ин формации вторичного характера, заменяющей первоначальные вещественные доказательства.

Осмотр вещественных доказательств на месте проводится судом i извещением участвующих в деле лиц, как в стадии подготовки деда к разбирательству (п. 10 ч. 1 ст. 150 ГПК), так и в судебном разбирательстве (ст. 183 ГПК). В судебном заседании заинтересованные лица вправе давать объяснения и обращать внимание суда на те или иные стороны, свойства осматриваемых вещей. Суд ведет протокол, при этом могут быть составлены чертежи, схемы, рисунки, фотографии и т. п. Необходимость осмотра судом возникает, в частности, в отношении вещей подверженных быстрой порче, которые после исследования судом возвращаются лицу, представившему доказательства в целях осмотра, или передаются организациям для использования в соответствии с их предназначением. В последнем случае владельцу вещественного доказательства могут быть возвращены предметы того же рода и качества либо возмещена их стоимость (ст. 75 ГПК).

Вещественные доказательства должны поступать в суд от сторон и других участвующих в деле лиц. В случае затруднений судья вправе выдать лицу, ходатайствующему об истребовании вещественного доказательства, запрос на право его получения для последующего представления в суд. Статья 57 ГПК подробно регламентирует порядок истребования и представления доказательств, в том числе и вещественных. Правовая санкция за непредставление вещественных доказательств подобна той, которая действует за уклонение от представления письменных доказательств и выражается в применении юридической фикции (ч. 1 ст. 68 ГПК), дающей возможность суду обосновать собственные выводы объяснениями другой стороны правового конфликта.

§ 5. Заключение эксперта

В судопроизводстве существует негласное положение: судьи обладают знаниями права (еще римские юристы утверждали — jurus cor um legas — судьи знают законы) и элементарными знаниями, в том числе, знаниями общеизвестных фактов. По этим аспектам судьи вправе самостоятельно строить суждения, но при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства и ремесла, суд назначает экспертизу (ч. 1 ст. 79 ГПК).

ГПК РФ не содержит трактовку экспертизы вообще и судебной экспертизы в частности. Между тем, соответствующее понятие приводится в Федеральном законе от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», [120] где указывается, что судебная экспертиза — это процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, требующим специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла, которые поставлены перед экспертом судом, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Другими словами, экспертиза представляет собой своеобразный вид консультации суда специалистами, но сама по себе она не признается средством доказывания (А. Ф. Клейнман, М. К. Треушников). Доказательственное значение имеют лишь выводы экспертного исследования, собственно, заключение эксперта, под которым тот же Закон подразумевает письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом.

К. С. Юдельсон отмечал, что в экспертном заключении: а) воспроизводится подтвержденное практикой положение науки; б) констатируются обстоятельства конкретного дела; в) делается вывод из установленной научной закономерности по отношению к данному частному случаю, материалам рассматриваемого гражданского дела.

В экспертном заключении судебное познание используется своеобразно. Давно замечено, что существуют два пути, две модели судебного познания: информационное и логическое. [121] При информационном познании средством получения знаний служит средство доказывания. Содержащиеся в нем сведения дают суду знания об обстоятельствах рассматриваемого дела. Сторона, свидетель сообщают в судебном заседании какую-либо информацию, из чего судья делает вывод об определенных фактах действительности и взаимоотношениях участников правового конфликта. В рамках логического пути доказательствами выступают уже установленные ранее факты (доказательственные факты). Они-то и играют роль посылок, аргументов для получения знания, необходимого для вывода. Формирование окончательного вывода на основе логического анализа собранного и изученного доказательственного материала составляют новую — вторую ступень познания.

Одной из разновидностей логического познания является экспертиза. Эксперт анализирует представленный ему доказательственный материал (вещественные доказательства) и на этой основе делает вывод, который является доказательством. При этой модели доказывания обязателен субъект доказывания, обладающий специальными знаниями, закрепляемыми в особом гражданском процессуальном документе — заключении эксперта. Логическое познание осуществляется после получения информационного знания, а также после того, как определена достоверность доказательственных фактов.

Экспертиза назначается определением судьи на стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 150 ГПК) либо при самом судебном разбирательстве. Назначение экспертизы — право суда, но в некоторых случаях правомочие преобразуется в обязанность; так в соответствии со ст. 283 ГПК по делам о признании гражданина недееспособным экспертиза должна быть назначена.

В определении о назначении экспертизы суд указывает: наименование суда; дату назначения экспертизы; наименования сторон по рассматриваемому делу; наименование экспертизы; факты, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; фамилию, имя и отчество эксперта либо наименование экспертного учреждения, которому поручается проведение экспертизы; представленные эксперту материалы и документы для сравнительного исследования; особые условия обращения с ними при исследовании, если они необходимы; наименование стороны, которая оплачивает экспертизу.

В связи с изложенным целесообразно обратить особое внимание на два аспекта, первый из которых состоит в том, что экспертиза может быть поручена не только экспертному учреждению, но и конкретному эксперту, к личности которого предъявляются строго определенные требования:

1) это всегда гражданин РФ, имеющий высшее профессиональное образование, прошедший последующую подготовку по экспертной специальности; [122]

2) это аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения; [123]

3) это работник, осуществляющий деятельность в порядке исполнения своих должностных обязанностей и занимающий определенную должность, вследствие чего получающий вознаграждение от государства;

4) это работник, оформляющий итоги деятельности заключением, удостоверяемым печатью государственного судебно-экспертного учреждения.

Сказанное означает, что отождествлять эксперта и специалиста нельзя, как и неправильно противопоставлять эти процессуальные фигуры. Все дело в том, что законодатель принципиально допускает совпадение эксперта и специалиста в одном лице. Так, в ч. 2 ст. 80 ГПК подчеркивается: «… За дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения». Следовательно, эксперт является одновременно специалистом, но специалист не всегда может быть экспертом.

Второй не менее важный аспект касается формирования круга вопросов, которые надлежит поставить перед экспертом. Количество и качество вопросов предопределяются судом, но каждая из сторон и другие участвующие в деле лица вправе представить собственные вопросы, включаемые в судебное постановление органом правосудия по своему усмотрению. От того, каким образом будут сформулированы данные вопросы, зависит полнота экспертных выводов. Однако с целью установления истины по поводу тех или иных фактов правового конфликта, если эксперт при экспертизе обнаружит имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, относительно которых не были поставлены вопросы, он может включить выводы об этих обстоятельствах в заключение (ч. 2 ст. 86 ГПК).

Закон специальным образом оговаривает права и обязанности эксперта, а равно участников процесса. Согласно ст. 85 ГПК эксперт, с одной стороны, для дачи обоснованного и объективного заключения вправе знакомиться с материалами дела; просить судебный орган представить дополнительную информацию; задавать вопросы лицам, участвующим в деле, и свидетелям. С другой — обязан принять к производству порученную судом экспертизу; провести полное исследование тех или иных материалов и документов; надлежащим образом ответить на поставленные вопросы; явиться по вызову в суд; обеспечить сохранность представленных материалов.

Одновременно эксперт не вправе автономно собирать материалы для осуществления экспертизы; вступать в личные контакты с любыми участниками процесса; разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с проведением экспертного исследования, или сообщать кому-либо о результатах экспертизы, за исключением суда; заниматься судебно-экспертной деятельностью в качестве негосударственного эксперта.

Участники процесса в отличие от эксперта наделяются правами и обязанностями в зависимости от их правового положения. Наиболее широкие полномочия у сторон и участвующих в деле лиц, поскольку они могут заявлять отвод эксперту; формулировать вопросы; знакомиться с заключением эксперта и совершать другие действия (ст. 79 ГПК). Главная обязанность выражается в явке сторон для участия в экспертном исследовании и представлении экспертам необходимых материалов и документов, в противном случае применяется фикция судебной экспертизы (ч. 3 ст. 79 ГПК). [124]

В свою очередь Закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» употребляет словосочетание «участники процесса», не расшифровывая, что под ними понимается, и разрешает им присутствовать при судебной экспертизе в государственном судебно-экспертном учреждении; давать объяснения и задавать эксперту вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы.

Дифференциация судебных экспертиз проводится по различным основаниям. В зависимости от персонификации специальных знаний экспертиза подразделяется на судебно-психиатрическую, судебно-техническую, товароведческую, генетическую, почерковедческую, медицинскую и иные.

По последовательности проведения экспертизы бывают первичные и повторные; по объему исследования — основные и дополнительные; исходя из количественного состава экспертов — единоличные и комиссионные; и, наконец, по характеру используемых знаний экспертизы могут быть однородными и комплексными.

«С процессуальной точки зрения, — указывает Т. В. Сахнова, — особенно актуальным представляется подразделение экспертиз на первичные (основные), повторные, дополнительные, комплексные и комиссионные, поскольку различаются специальные основания их назначения, формы взаимодействия экспертов, …формирование содержания заключения эксперта». [125]

Если название первичной экспертизы отвечает само за себя, то дополнительные и повторные экспертные исследования отличаются существенной спецификой.

Дополнительная экспертиза имеет место в случаях недостаточной ясности или неполноты объективного в целом заключения эксперта, поэтому ее выполнение поручается тому же или другому эксперту. Потребность в повторной экспертизе, напротив, возникает, если у суда появляются сомнения в правильности или обоснованности первичного заключения, либо оно характеризуется как противоречивое, вследствие этого повторная экспертная процедура проводится исключительно другим экспертом.

Комплексная экспертиза назначается судом, если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований с использованием различных областей знания или с применением различных научных направлений в пределах одной области знания. Именно поэтому для осуществления этого вида экспертизы привлекаются не один, а несколько экспертов, излагающих свой вывод в одном заключении. Следовательно, в этом плане комиссионная и комплексная экспертизы совпадают.

Комиссионная экспертиза нужна органу правосудия для установления обстоятельств двумя или более экспертами в одной области знания. Вместе с тем Закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» определяет комиссионную экспертизу по-иному: как процессуальное действие, состоящее из проведения исследования и дачи заключения не менее чем двумя экспертами одной или разных специальностей. В этой связи более удачной с практической точки зрения представляется сложная конструкция комиссионной экспертизы, предполагающая ее деление на совместную (в экспертном исследовании участвуют эксперты одной специальности) и комплексную (в экспертизе заняты эксперты разных специальностей).

По итогам экспертного функционирования в письменной форме дается заключение эксперта, в котором подробно описываются проведенное исследование, сделанные выводы и ответы на поставленные судом вопросы. Однако иногда в заключении по объективным причинам не могут быть даны однозначные ответы, отсюда заключение эксперта может быть: категоричным (указывается однозначный вывод); вероятным (не содержится однозначно утвердительного ответа, так как имеется определенная степень вероятности); условным (закрепляются выводы, приобретающие категоричность в зависимости от доказанности или недоказанности фактов в ходе судебного разбирательства дела); заключение с выводами о невыполнимости поставленной задачи на базе исходных данных (данный вид заключения не следует отождествлять с мотивированным сообщением эксперта суду об отказе в проведении экспертизы в соответствии с ч. 1 ст. 85 ГПК).

Заключение подписывается экспертом или группой экспертов и удостоверяется печатью государственного судебно-экспертного учреждения. При комиссионной экспертизе эксперт, не согласный с мнением других, вправе дать отдельное заключение по всем или отдельным вопросам, вызвавшим разногласия.

Заключению эксперта не придается какое-либо преимущественное значение по сравнению с иными средствами доказывания. Суд обязан оценить его по общим правилам оценки доказательственного материала (ст. 67 ГПК).

§ 6. Аудио- и видеозапись как средство доказывания

Ранее гражданское процессуальное законодательство не предусматривало в. качестве средств доказывания аудио- и видеозаписи, а ст. 49 ГПК РСФСР называла исчерпывающий перечень средств доказывания, среди которых подобные записи не значились. Вместе с тем еще в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1983 г. № 10 «О применении процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел в суде первой инстанции» указывалось, что судом могут быть приняты в виде письменных доказательств документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники, а с учетом мнения участвующих в деле лиц суд вправе также исследовать представленные звуко-видео записи. Однако это постановление кардинально не разрешило проблему использования аудио и видеозаписей, поскольку шло вразрез с процессуальным законом, хотя соответствующая потребность с точки зрения практики существовала.

Сегодня аудио- и видеозаписям придан официальный статус доказательств, что делает возможности суда по установлению фактического состава дела более полными. К сожалению, законодатель не дает понятие этих средств доказывания, но специально подчеркивает: лицо, представляющее аудио и (или) видеозаписи на электронном носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем ч в каких условиях осуществлялись записи. Это означает, что таковые Должны быть получены законным способом, что соответствует ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, хотя гражданский процессуальный закон знает четкого определения понятия «законных» и «незаконных» Способов получения доказательственного материала.

Ближайшую аналогию, если это вообще уместно, можно обнаружить в области уголовного процессуального законодательства, содержащего тезис о том, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео и аудиозапись, кино и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде. Тем не менее, многие из оперативно-розыскных мероприятий нуждаются в дополнительной санкции со стороны суда, например, аудиозапись телефонных переговоров допускается на основании судебного решения.

Совершенно очевидно, что в сфере гражданского судопроизводства такая ситуация немыслима. Суд, отправляющий правосудие по конкретному гражданско-правовому спору, не вправе давать санкцию участвующим в деле лицам на аудио- и видеозапись, поэтому вопрос о способе получения этих средств доказывания остается открытым. В то же время происхождение аудио и видеозаписи будет законным, если участники судебного разбирательства, присутствовавшие в открытом судебном заседании, фиксировали происходящее посредством электронных устройств (ч. 7 ст. 10 ГПК).

Порядок исследования судом аудио- и видеозаписей определяете я как непосредственный при помощи специального оборудования с указанием в протоколе признаков воспроизводящих источников и времени воспроизведения. Но ввиду охраны прав и интересов граждан в открытом судебном заседании изучение этих доказательственных материалов разрешается только с согласия заинтересованных лиц при условии наличия в них сведений личного характера. Иначе судебный орган выносит определение о назначении закрытого заседания. В целях выяснения содержащейся в аудио- или видеозаписи информации судом может быть привлечен специалист, при необходимости назначается экспертиза.

Носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде, который принимает меры для сохранения их в неизменном состоянии. В исключительных случаях и только после вступления решения суда в законную силу носители аудио- и видеозаписей могут быть возвращены лицу или организации, от которых они получены. По просьбе участвующего в деле лица ему выдаются изготовленные за его счет копии записей (ст. 78 ГПК).

§ 7. Иные средства доказывания

Толкование ст. 55 ГПК приводит к выводу о том, что перечень средств доказывания является исчерпывающим, и никакие иные средства не могут быть правомерными в гражданском судопроизводстве. Данное положение традиционно для правоведения. В основе этого тезиса лежат следующие положения: а) предельно широкое понимание свидетельских показаний, письменных и вещественных доказательств. По существу, любые выступления юридически незаинтересованных граждан можно признать свидетельскими показаниями, равно как различные тексты и предметы письменными и вещественными доказательствами; б) специфика гражданской процессуальной формы. Она заключается, в частности в том, что невозможно проверить истинность информации, полученной до начала судопроизводства.

Однако современные юридические наука и практика настойчиво требуют изменения сложившегося стереотипа.

Жесткое ограничение состава средств доказывания относится только к тем из них, которые содержат первоначальные, а не производные доказательства. Последние могут быть представлены в виде фотографий, кинопленок. Закон также допускает при осмотре доказательств их фотографирование, видеозапись и прочие подобные действия, тем самым признавая их доказательственное значение (ст. 74, 184 ГПК).

Современное гражданское процессуальное законодательство не признает объяснения судебных представителей самостоятельным средством доказывания. Но в отношении законных представителей должно быть сделано исключение. «Они вступают за представляемого в материально-правовые отношения, поэтому осведомлены о фактических обстоятельствах дела. Нет никаких правовых препятствий к тому, чтобы объяснения законных представителей рассматривать в качестве средств доказывания». [126]

В литературе давно ставится вопрос о признании специалиста субъектом судебного доказывания (Л. Н. Ракитина). Его привлечение связано с необходимостью при отправлении правосудия использовать специальные знания, и в ряде случаев предусмотрено законом (ст. 10, 16,18, 19 ГПК и др.). Более того, в ст. 157 ГПК говорится о том, что в ходе судопроизводства специалист дает консультации и пояснения, но таковые, в свою очередь, в ст. 55 ГПК не называются в перечне средств доказывания, а, следовательно, за ними не закрепляется статус авто немного доказательства.

И, наконец, материальный закон предусмотрел такие средства доказывания, как электронные средства платежа, аналоги собственно ручной подписи, кодов, паролей и иные средства, подтверждающие что распоряжение денежными средствами дано уполномоченным на то лицом ГК регламентирует, что определенные права могут удостоверяться бездокументарными ценными бумагами с помощью средств электронно-вычислительной техники (ст. 149, 1025) В целях дальней шей реализации данных правовых установок законодателем принят Федеральный закон «Об электронной цифровой подписи», однако юридическая (доказательственная) природа указанных средств пока еще окончательно не определена.

Особенная часть

Глава 17 Приказное производство

Вопросы к теме

1. Понятие и сущность приказного производства.

2 Судебный приказ как разновидность судебного постановления.

3 Гарантии прав личности в приказном производстве.

§ 1. Понятие и сущность приказного производства

Упрощенные способы разрешения гражданских правовых коллизий были выработаны в результате длительного исторического развития. Еще в Древнем Риме наряду с обычными гражданскими процессуальными процедурами применялись особенные формы судебной защиты нарушенного права, представлявшие собой модификации административно-правового воздействия. Одной из таких форм являлись интердикты, другими словами, консульские либо преторские приказы, посредством которых государственная власть вмешивалась в гражданские правоотношения. Консул (претор) проводил специальное расследование, именуемое causae cognitio, и если признавал, что существует какое-либо нарушение, приказывал нарушителю следовать императивному безусловному предписанию. [127]

Рецепция римского права в средневековой Европе привела к тому, что упрощенный порядок разрешения гражданских дел в судах стал известен, например, в некоторых германских государственных образованиях. В германском гражданском процессе широко использовали приказное производство, итогом которого становились приказы, подразделяемые на безусловные и условные. Так, долговые обязательства, как правило, предполагали выдачу безусловного приказа, так как суд не указывал на определенные условия, позволяющие должнику возражать против заявленного требования. Условные судебные акты, наоборот, давали возможность в течение некоторого времени оспорить правомерность заявления заинтересованного лица.

В дореволюционной России институт приказного производства был зафиксирован Уставом гражданского судопроизводства 1864 г., в соответствии с которым производство воплощалось в действительность по бесспорным делам без участия ответчика. Государство тем самым напоминало лицу о необходимости исполнения собственных обязательств, поэтому говорили о напоминательном производстве.

В советский период приказное производство предусматривалось ГПК РСФСР 1923 г., но примерно с 30-х гг. прошлого века оно практически не применялось, поскольку жесткое государственное регулирование хозяйственных отношений не создавало для этого благоприятных условий, в связи с чем при принятии ГПК РСФСР 1964 г. полностью отказались от упрощенных механизмов разрешения дел. Только Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1985 г. «О некотором изменении порядка взыскания алиментов на несовершеннолетних детей» [128] дозволялось по соответствующим искам взыскивать алименты в упрощенном судебном порядке.

По общему правилу, рассмотрение и разрешение гражданских дел сопровождаются соблюдением сложной гражданской процессуальной формы искового производства. Однако в отношении бесспорных требований применение подобной формы не может быть целесообразным, поскольку это противоречит принципу процессуальной экономии и ведет к существенным материальным затратам. Именно поэтому российский законодатель в 1995 г. вновь ввел институт судебного приказа, который предусматривал упрощенный процессуальный механизм, направленный на быстрое урегулирование правовых конфликтов, не отягощенных спором о праве.

Практический опыт показал, что упрощенное производство не только не нарушает права и интересы граждан, обращающихся в суд, но и позволяет наиболее быстро и эффективно получить от государства в лице судебных органов защиту тех или иных прав. Судебный приказ широко применялся по требованиям о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, не связанных с установлением отцовства, по поводу взыскания начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы и по иным делам.

Вместе с тем, были выявлены и недостатки реализации в правовой действительности упрощенного правового режима. В частности, судебный приказ в его прежней редакции содержал презумпцию добросовестности должника и не учитывал возможных злоупотреблений, например, при предъявлении возражений против требований заявителя. Многие из выявленных судебной правоприменительной практикой пробелов и недостатков в ходе подготовки нового гражданского процессуального законодательства были проанализированы и устранены.

В настоящее время подраздел I ГПК именуется «Приказное производство», что дает право утверждать о наличии шести видов гражданского судопроизводства: искового; по делам, возникающим из публичных правоотношений; особого; производства по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов; производства, связанного с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов; и, собственно, приказного. Следует различать такие правовые понятия, как приказное производство и судебный приказ. Приказное производство — урегулированная нормами гражданского процессуального права деятельность суда вне рамок судебного разбирательства по упрощенному разрешению дел, не обусловленных спором о праве, круг которых четко определен законом.

По действующему закону (ст. 122 ГПК) приказное производство возможно в отношении требований, основанных:

на нотариально удостоверенной сделке;

на сделке, совершенной в простой письменной форме;

на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта.

Судебный приказ выдается, если заявлено требование о взыскании:

· алиментов на несовершеннолетних детей, не связанное с установлением отцовства, оспариванием отцовства (материнства) или необходимостью привлечения других заинтересованных лиц;

· недоимок с граждан по налогам, сборам и другим обязательным платежам;

· начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы;

· расходов, понесенных органом внутренних дел, органом налоговой Полиции, подразделением службы судебных приставов в связи с розыском ответчика либо должника и его имущества, или ребенка, отобранного у должника по решению суда, а также с хранением арестованного Существа, изъятого у должника, и хранением имущества должника, вселенного из занимаемого им жилого помещения.

Приведенный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Правда, он частично устарел в связи с ликвидацией органов налоговой полиции и передачей ее функций органам внутренних дел.

В целях возбуждения приказного производства заинтересованное лицо обязано обратиться в суд с заявлением о вынесении судебного приказа с соблюдением общих правил подсудности и оплатить государственную пошлину в размере 50 % ставки, установленной для исковых заявлений. Заявление не только должно отвечать определенным требованиям относительно формы и содержания, но и иметь приложение — список прилагаемых документов; в случае истребования движимого имущества в нем указывается также стоимость данного имущества. Если заявление не оплачено государственной пошлиной, в нем предъявляются требования, не предусмотренные ст. 122 ГПК, а равно содержится спор о праве, либо существуют основания, приведенные в ст. 134 и 135 ГПК, судебный орган отказывает в принятии заявления о вынесении судебного приказа, о чем в течение трех дней со дня поступления заявления в суд выносится соответствующее определение.

Следует заметить, что законодатель не разъясняет вопрос о возможности повторного обращения в суд с заявлением о вынесении судебного приказа после устранения причин, послуживших поводом к отказу в принятии подобного заявления (например, если заинтересованное лицо в короткий срок заплатило государственную пошлину). Видимо, необходимо придерживаться общего правила, выраженного в ст. 134 ГПК, согласно которому отказ в принятии искового заявления препятствует повторному обращению заявителя в суд с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям.

В случае принятия заявления в течение пяти дней в рамках приказного производства, без судебного разбирательства и вызова сторон выносится судебный приказ. Данный сокращенный срок не предусматривает приостановления или прекращения производства по делу, а также оставления заявления без рассмотрения, поэтому все правовые вопросы должны решаться судом без учета этих процессуальных институтов.

Судебный приказ составляется в двух экземплярах на специальном бланке, один из которых остается в производстве суда, а для должника изготавливается копия судебного приказа. И если ранее по ГПК РСФСР должнику высылались копии поступивших от взыскателя документов и предоставлялся 20-дневный срок для ответа на заявленное требование, то согласно ст. 128 ГПК РФ высылка копий судебного приказа носит характер извещения, что позволяет существенно сократить временной период приказного производства.

В течение 10 дней после получения копии судебного приказа должник имеет право представить суду возражения, причем не относительно существа заявленных материально-правовых требований, а по поводу исполнения акта судебной власти. К сожалению, законодатель не оговорил процедуру проверки получения должником копии судебного приказа, хотя она непосредственно связана с течением 10-дневного срока. Что касается второго упрощенного вида производства — заочного, то процессуальный закон предусмотрел высылку копий заочного решения ответчику с уведомлением о вручении, что было бы рационально делать и в приказном производстве.

Если в установленный срок от должника относительно исполнения судебного приказа возражения не поступают, суд выдает взыскателю второй, заверенный гербовой печатью, экземпляр судебного акта. Взыскатель имеет право либо в рамках трех лет самостоятельно обратиться в службу судебных приставов, либо выразить ходатайство суду по направлению органом правосудия судебного приказа судебному приставу-исполнителю в целях принудительной его реализации.

§ 2. Судебный приказ как разновидность судебного постановления

Судебный приказ — это судебное постановление, вынесенное судьей единолично на основании заявления о взыскании денежных сумм или истребовании движимого имущества от должника по строго определенным требованиям (ч. 1 ст. 121 ГПК).

Будучи итоговым судебным постановлением, судебный приказ выносится от имени государства как акт индивидуального регулирования, который затрагивает конкретные права и обязанности тех или иных заинтересованных лиц. Этим актом суд придает норме права как некоему абстрактному долженствованию конкретное выражение, тем самым стабилизируя правоотношение сторон. В этой связи к судебному приказу применимы требования законности и обоснованности, как и к судебному решению [129]. И если под обоснованностью судебного приказа необходимо понимать удостоверенное убедительными доказательствами соответствие фактического основания приказа действительным обстоятельствам дела [130], то законность отвечает за правовую составляющую вопроса. При этом законность детерминирована тремя положениями. Во первых, при вынесении судебного приказа нужно придерживаться правил подсудности, т. е. мировой судья, которому подсудны дела, связанные с вынесением судебного приказа, вправе постановить названный волевой акт только по требованиям, указанным в ст. 122 ГПК. Во-вторых, следует выполнить процессуальный порядок выдачи судебного приказа. И, в-третьих, судебный приказ должен сообразовываться с реквизитами, описанными в ст. 127 ГПК (И. М. Зайцев).

Судебный приказ, являясь процессуальным документом, содержит две взаимообусловленные части — вводную и резолютивную. Руководствуясь ст. 127 ГПК, суд во вводной части обязан изложить следующие сведения: номер производства и дата вынесения судебного приказа, наименование суда, фамилия, имя и отчество судьи, наименование, место жительства или место нахождения взыскателя и должника. В резолютивной части излагается информация о размере денежных сумм, подлежащих взысканию, либо о недвижимом имуществе, которое подлежит истребованию (обязательно о его стоимости), указываются размер неустойки, если ее взыскание предусмотрено федеральным законодательством или договором, а равно размер пеней, если таковые причитаются, а также сумма государственной пошлины, подлежащая взысканию с должника в пользу взыскателя или в доход соответствующего бюджета.

Особые требования предъявляются к судебному приказу о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей. Кроме всех выше очерченных сведений, в нем приводятся данные о дате и месте рождения должника, место его работы, имя и дата рождения каждого несовершеннолетнего ребенка, на содержание которых присуждаются алименты, размер платежей, взыскиваемых ежемесячно, и срок их взыскания. Дополнительные сведения вносятся судом для наиболее результативного исполнения судебного приказа службой судебных приставов, а истечение срока взыскания в ст. 23 Федерального закона «Об исполнительном производстве» рассматривается как основание для прекращения исполнительного производства.

Судебный приказ подписывается судьей, заверяется гербовой печатью и согласно ст. 7 Закона «Об исполнительном производстве» не нуждается в выдаче исполнительного листа, поскольку сам относится к исполнительным документам, причем по требованиям о взыскании алиментов и о выплате работнику заработной платы судебный приказ подлежит немедленному исполнению. Существует лишь одно исключение, согласно которому при взыскании государственной пошлины в доход государства судебный приказ подкрепляется исполнительным листом.

В случае утери судебного приказа лицо, в чью пользу он был вынесен, вправе обратиться к мировому судье с заявлением о выдаче дубликата. На определение суда о выдаче дубликата исполнительного документа подается частная жалоба.

§ 3. Гарантии прав личности в приказном производстве

По той причине, что судебный приказ выносится посредством упрощенной гражданской процессуальной формы, законодательством предусмотрены дополнительные гарантии защиты прав взыскателя и должника. Как известно, суд может воспользоваться одной из следующих потенциальных правовых конструкций: либо по существу заявленного требования выдать судебный приказ, либо отказать в принятии заявления о вынесении этого вида судебных постановлений.

Кредитор, которому было отказано в вынесении судебного приказа, не теряет возможности судебной защиты нарушенного или оспоренного права, поскольку существует вариант обращения с заявлением искового характера, если будут устранены препятствия для подобного обращения, хотя прямо об этом заинтересованному лицу не сообщается, так как надлежащего указания в ст. 125 ГПК нет. Уплаченная государственная пошлина возвращается взыскателю на основании ст. 93 ГПК.

Должник вправе в течение десяти дней со дня получения копии судебного приказа оспаривать не само материально-правовое притязание взыскателя, а представить возражения относительно исполнения акта суда, которым разрешается вопрос о состоянии прав и обязанностей лиц, объединенных единым правоотношением. Если таковые возражения поступают к мировому судье, то суд собственным определением отменяет выданный судебный приказ, одновременно разъясняя взыскателю, что его требование может быть рассмотрено с помощью более сложной исковой процедуры. Копии определений об отмене судебного приказа направляются сторонам не позднее трех дней со дня вынесения. Пропуск должником десятидневного срока является своеобразным сигналом для суда о согласии должника с предъявленным требованием, что, в свою очередь, дает взыскателю право принудительного исполнения судебного приказа.

Одновременно лица, участвующие в деле, и иные лица, если их права и интересы нарушены судебным приказом, могут в течение года со дня вступления судебного постановления в законную силу непосредственно обратиться с жалобой в суд надзорной инстанции. В частности, на вступивший в законную силу судебный приказ надзорная жалоба подается в президиум суда субъекта РФ (ст. 377 ГПК).

Вместе с тем, как показала судебная практика, целесообразным было бы введение в приказном производстве института обеспечения материально-правовых требований кредитора, поскольку выявлялись случаи недобросовестного поведения должника, например, сокрытие имущества, вследствие чего принудительный порядок исполнения судебного приказа делался невозможным. Действительно, законодатель значительно усовершенствовал приказное производство, извещая должника копией судебного приказа о наличии одностороннего правопритязания. Между тем должник вполне способен воспользоваться десятидневным сроком, предоставленным ему для принесения возражения, в целях совершения действий, направленных на воспрепятствование дальнейшей реализации судебного постановления. Ввиду наиболее полной гарантии прав взыскателя при вынесении судебного приказа следовало бы распространить меры, изложенные в ст. 140 ГПК, касающиеся обеспечения иска, и на приказное производство.

Глава 18 Иск

Вопросы к теме

1 Понятие и сущность искового производства. 2. Понятие иска.

3 Черты, характеризующие иск.

4 Виды исков.

5. Право на предъявление иска и право на удовлетворение иска. 6 Процессуальные средства защиты ответчика против иска.

§ 1. Понятие и сущность искового производства

В соответствии с действующим законодательством в рамках гражданской процессуальной деятельности судов общей юрисдикции и мировых судей предусмотрены процессуальные формы шести видов производства: приказное производство, исковое производство, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, особое производство, производство по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов и производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов (см. гл. 1 настоящего учебника).

В законодательстве не сформулировано определение понятия «вид производства». Статья 22 ГПК к исковому производству относит дела по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений. Из этого следует, что критерием отграничения исковых дел от гражданских дел неисковых производств является наличие в них гражданско-правового (в широком смысле — т. е. цивильного) спора. Отсюда и исковое производство определяется как урегулированная нормами гражданского процессуального права деятельность суда по рассмотрению и разрешению споров о субъективном праве или охраняемом законом интересе из гражданско-правовых (в широком смысле) правоотношений.

Из приведенного определения понятия искового производства вытекает, что сущностью его являются:

1) равноправие субъектов спора, отсутствие между ними отношений власти и подчинения;

2) наличие или отсутствие нарушенного (спорного) субъективного права либо охраняемого законом интереса;

3) наличие субъективного права в качестве предмета защиты либо, в редких случаях, охраняемого законом интереса;

4) осуществление процессуальной деятельности в исковом производстве в целях зашиты субъективного права (охраняемого законом интереса) способами, предусмотренными законом (ст. 12 ГК).

Гражданские (в широком смысле) правоотношения, спор из которых является предметом судебного рассмотрения и разрешения, могут возникать, изменяться либо прекращаться также в связи с принятием актов государственных органов, органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей (пп. 2 п. 1 ст. 8 ГК). В таких случаях суд при рассмотрении конкретного гражданского дела проверяет законность действий государственного органа (органа местного самоуправления), разрешает спор о праве и осуществляет защиту субъективного права. Например, суд проверяет законность ордера на занятие жилого помещения в деле о признании ордера недействительным и выселении. По делу, возникшему из семейных отношений, суд вправе проверить законность решения соответствующего органа местного самоуправления о снижении брачного возраста (ст. 12, 13 СК). В трудовых делах суды проверяют законность приказов администрации организаций о приеме на работу, переводе на другую работу, об увольнении, о наложении на работника дисциплинарного взыскания и т. д.

Таким образом, в делах искового производства суды не только разрешают спор о праве гражданском, но и довольно широко контролируют управленческую деятельность, породившую спор о праве между гражданином (либо юридическим лицом) и должностным лицом, государственным органом, органом местного самоуправления.

Следовательно, наличие спора о праве является общей чертой, характеризующей как дела искового производства, так и дела, возникающие из публичных отношений. Различие между ними лишь в тех материальных правоотношениях, из которых возникает спор. Но поскольку спор возникает из разнохарактерных материальных правоотношений, этот признак нельзя признать достаточным для разграничения видов производства по гражданским делам.

Во всяком случае вывод напрашивается один: устанавливая определенные процессуальные особенности рассмотрения для разных, но однотипных категорий дел, объединенных одним видом судопроизводства, законодатель исходил не из характера материальных правоотношений, а из каких-то иных соображений.

В основе деления гражданского судопроизводства на виды в качестве четкого критерия должно быть использовано такое обстоятельство, которое есть в одной группе категорий дел и отсутствует в другой. Именно так подразделяются дела искового (спорного) и особого (бесспорного) производства.

Анализ дел, отнесенных в соответствии с действующим законодательством к разным видам производства, дает основание для вывода о том, что есть только один безусловный критерий, который может быть положен в основу деления судопроизводства по гражданским делам на виды, — спор о праве (любом праве). Следует полностью согласиться с мнением А. Т. Боннера о том, что «логика развития так называемого производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, в конце концов должна привести к полной его ликвидации» [131].

Уже принят ряд законов, предусматривающих форму искового производства для случаев, в которых речь идет не о защите субъективного гражданского права, а об обжаловании неправомерных действий должностных лиц или органов государства, местного самоуправления, т. е. когда налицо спор о праве, возникший из государственных, финансовых, земельных и других правоотношений. Такие случаи предусмотрены, например, Земельным кодексом РФ, Федеральным законом «Об охране окружающей среды», Законом РФ «Об образовании» и др.

Таким образом, не только в правоведении, но и в законотворчестве наметилась тенденция унифицирования искового производства, суть которого заключается в том, что дела по спорам о любом праве должны разрешаться в порядке искового производства.

Однако нельзя не отметить, что несмотря на тенденцию унифицировать исковое производство, законодатель при разработке нового ШК, увеличив количество видов производства, встал на позицию их Дифференцирования.

§ 2. Понятие иска

В действующем гражданском процессуальном законодательстве не содержится определения понятия иска, но термин «иск» используется широко.

В правоведении понятие иска определяется не однозначно. При всем разнообразии определений их можно сгруппировать, так как по сущности они представляют три взгляда на иск.

Одни теоретики считают иск средством судебной защиты, т. е. обращением заинтересованного лица к юрисдикционному органу, в частности к суду, с просьбой о разрешении правового конфликта в целях защиты субъективного права или охраняемого законом интереса обратившегося или другого лица, если в силу закона обратившийся вправе защищать интересы других лиц [132]. Именно в этом смысле говорится о том, что предъявление иска является основанием для возбуждения производства по делу. В этом смысле использован термин «иск» в ст. 40 ГПК, регулирующей участие в деле нескольких истцов или ответчиков.

Другие представители теории гражданского процессуального права под иском в некоторых случаях понимают само правопритязание, само субъективное право «в состоянии, годном к немедленному принудительному в отношении должника осуществлению» [133]. В этом смысле иск используется как материально-правовая категория в словосочетаниях «виндикационный иск», «Иванов предъявил иск к Петрову», «ответчик признал иск».

Согласно третьей точке зрения иск — сложная категория, имеющая две стороны: процессуальную и материально-правовую [134]. Поскольку споры о праве разрешают не только суды общей юрисдикции, но и другие юрисдикционные органы, представители этой точки зрения называют иском предъявленное в суд или другой юрисдикционный орган для рассмотрения и разрешения в определенном процессуальном порядке материально-правовое требование одного лица к другому, вытекающее из спорного материально-правового отношения.

Расхождение в мнениях при определении понятия иска объясняется не только сложностью исследуемой категории, но и, в известной мере, несовершенством юридической техники, когда один и тот же термин действующего гражданского процессуального законодательства используется для обозначения разных понятий. Так, даже в процессуальном законе — в ГПК — термин «иск» применен для обозначения материально-правового требования, т. е. в материально-правовом значении (ст. 39, 91, гл. 13 и др.).

Но, как бы ни определялось понятие иска, и правоведы, и законодатель сходятся в одном: иск есть там, где есть исковое производство. Предъявление иска — основание для возбуждения искового производства.

Как было отмечено, в последнее время законодатель стал иначе подходить к использованию категорий иска и искового производства, и был приведен ряд новых законов, в соответствии с которыми дела по спорам о любом праве должны разрешаться в порядке искового производства. Это дает основания полагать, что законодатель придает категориям иска и искового производства универсальный характер средства защиты субъективного права.

Что касается дальнейшего совершенствования юридической техники гражданского процессуального законодательства, то материально-правовое требование истца, адресованное ответчику, целесообразнее было бы обозначить термином «правопритязание», а термин «иск» применять к действию — обращению заинтересованного лица к суду с просьбой о возбуждении производства по делу в целях защиты субъективного права или охраняемого законом интереса.

§ 3. Черты, характеризующие иск

Традиционно в каждом иске различают определенные элементы: предмет, основание и, по мнению отдельных правоведов, содержание.

В соответствии со ст. 131 ГПК, истец должен указать в исковом заявлении, что он требует от ответчика. Исходя из этого предметом иска в теории гражданского процессуального права называют то, относительно чего истец просит суд постановить решение, т. е. право, обязанность, правоотношение, охраняемый законом интерес [135]. Так, предметом иска о выселении ответчика из жилого помещения следует поэтому признать субъективное право истца занять спорное помещение и соответственно обязанность ответчика освободить это помещение. Определяют предмет иска и как конкретное материально-правовое требование, которое истец предъявляет к ответчику и относительно чего суд должен вынести решение по делу [136].

По признанию большинства правоведов, основание иска есть совокупность юридических фактов и норм права, в соответствии с которыми суд устанавливает наличие у истца права на полное или частичное удовлетворение его требований.

Отдельные теоретики выделяют третий элемент иска — его содержание. При этом содержание иска определяется как действие суда, которого добивается истец, т. е. вынесения решения о признании наличия правоотношения между ним и ответчиком или о взыскании с ответчика в его пользу определенной суммы денег и т. д. Иначе говоря, содержание как третий элемент иска указывает на форму испрашиваемой у суда защиты.

В теории гражданского процессуального права высказано и такое мнение, согласно которому необходимо выделять еще один элемент иска — стороны, поскольку определение субъектов спора наряду с определением других элементов иска помогает в решении вопроса о тождестве исков.

Проблема элементов иска поднимает ряд вопросов. Для ответа на них необходимо прежде всего выяснить, какой смысл вкладывается в понятие «элемент». В русском языке термином «элемент» обозначается «составная часть чего-нибудь», «доля, некоторая часть в составе чего-нибудь, в чем-нибудь».

Если, опираясь на это определение понятия «элемент» (а иной подход просто невозможен), попытаться выяснить соотношение предмета, основания, содержания и сторон как элементов (составных частей) иска с иском в целом, станет очевидным нарушение законов логики.

Это обстоятельно впервые в теории гражданского процессуальною права доказала О. В. Исаенкова. Так, предметом иска признается материальное право требования, правоотношение. Однако иском в материально правовом смысле также называют материально-правовое требование истца к ответчику, адресованное через суд, о защите субъективного права, правоотношения. Это означает, что допускается отождествление части целого (элемента) с целым (иском). Даже если рассматривать иск как средство судебной защиты, то и в этом случае требование истца к ответчику, адресованное через суд, окажется одновременно и средством, и предметом защиты.

Основание иска как совокупность юридических фактов и норм права не может быть частью (элементом) иска, так как возникает и существует до возникновения иска. Логическая последовательность здесь такова: сначала возникает юридический факт (юридические факты), например, заключается договор купли-продажи определенного содержания. В процессе исполнения договора появляются факты нарушения условий договора. Все это в совокупности с нормами права, регулирующими договор купли-продажи, дает основание потерпевшей стороне для предъявления иска, т. е. получается, что сначала возникает основание иска (часть, элемент), а затем появляется иск (целое).

Основание иска играет роль предпосылки иска. Но часть (элемент) целого не может возникнуть и существовать самостоятельно до возникновения целого (иска). К тому же даже при нарушении условий договора дело до предъявления иска может и не дойти. Продавец и покупатель сами урегулируют возникший конфликт. В такой ситуации основание иска будет существовать, а иск не возникнет, т. е. часть будет существовать без целого.

Что касается содержания иска как его элемента, то прежде всего обращает на себя внимание неудачный термин, используемый для обозначения этого элемента иска. Содержанием чего-либо обычно называют совокупность его составных частей, т. е. его элементов. Кроме того, определение содержания иска как элемента совпадает с определением процессуальной цели иска, находящейся за пределами иска. Но то, что находится за пределами иска, не может входить в него в качестве составной части (элемента).

Стороны также не могут выполнять функцию элемента иска. Как бы ни определялся иск (как средство судебной защиты или как обращенное через суд материально-правовое требование одного лица к другому), он есть абстрактная категория, и реально существующие стороны искового производства не могут быть его частью.

Итак, иск нельзя «разложить» на элементы (составные части). Это подтверждается, в частности, и тем, что словосочетание «элемент иска» законодателю не известно. Но это не означает, что следует отказаться от таких правовых категорий, как предмет иска, основание иска. В совокупности со сторонами (истцом и ответчиком) основание и предмет индивидуализируют иск, что имеет не только теоретическое, но и практическое значение при определении тождества или различия данного иска с другими. В гражданском процессуальном праве действует правило о недопустимости вторичного предъявления и разрешения иска, тождественного тому иску, который уже был принят другим судом к рассмотрению, или тому, по которому имеется вступившее в законную силу судебное решение (ч. 2 ст. 209; ч. 1 ст. 134, ст. 220 ГПК).

Выделение предмета и основания иска помогают ответчику определить, что требует от него истец и на основании чего. Наконец, зная, каковы предмет и основание иска, можно правильно установить границы судебного разбирательства.

Итак, поскольку предмет и основание, а также стороны индивидуализируют иск, они являются характерными чертами, признаками иска, а не его элементами [137].

Суммируя сказанное, можно сделать вывод о том, что иск есть обращенное к суду требование заинтересованного лица о защите спорного гражданского права или охраняемого законом интереса одним из установленных законом способов на основании указанных в заявлении фактов, с которыми истец связывает свое право требования к ответчику. Иными словами, иск выполняет функцию средства судебной защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов, являясь юридическим действием.

После того как иск заявлен, истец в соответствии со ст. 39 ГПК может увеличить или уменьшить исковые требования. Истец вправе также изменить предмет иска в целом, что вытекает из принципа диспозитивности. Например, истец, предъявив иск о расторжении договора купли-продажи в связи с обнаруженными недостатками купленной вещи, может изменить материально-правовое требование и заявить требование о предоставлении ему вещи надлежащего качества.

В процессе производства дела в суде первой инстанции основание иска также может быть изменено истцом. На такое право истца указывает закон (ст. 39 ГПК).

В свое время Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 9 июля 1982 г. «О судебном решении» [138] разъяснил, что суд вправе с согласия истца на изменение основания иска обосновать решение ссылкой на иные установленные обстоятельства. Пленум указал также, что при рассмотрении гражданского дела суд в случае необходимости разъясняет истцу его право на изменение предмета или основания иска.

Заявление истца об изменении им предмета или основания иска должно быть отражено в протоколе судебного заседания.

Приведенные Пленумом Верховного Суда СССР указания относительно категорий основания и предмета иска в полной мере соответствуют духу современного гражданского процессуального законодательства России.

§ 4. Виды исков

Иски подразделяются на различные виды. При этом в основу классификации исков могут быть положены разные критерии.

Так, возможно деление исков по процессуальной цели — т. е. по процессуально-правовому признаку или по характеру материально-правового требования — т. е. по материально-правовому признаку.

Целью всякого иска является получение судебного решения о защите субъективного права или охраняемого законом интереса. Одним судебным решением суд обязывает ответчика выполнить в пользу истца какое-нибудь действие (или воздержаться от его совершения). Например, суд постановляет решение о взыскании долга; возмещении ущерба, причиненного здоровью истца; о выселении; о возврате незаконно удерживаемого имущества, являющегося собственностью истца, и проч. Другие иски и решения по ним могут быть направлены на подтверждение наличия или отсутствия спорного правоотношения: например, решения о признании авторства, о признании сделки недействительной, о признании права пользования земельным участком. Наконец, суды постановляют и такие решения, как решения о выделе Доли из общей собственности, о лишении родительских прав, расторжении брака и др. В этих случаях иск направлен на получение решения, которое прямо воздействовало бы на существующее между сторонами правоотношение, преобразуя его (изменяя или прекращая).

В зависимости от того, какое судебное решение истец просит вынести, т е. какую процессуальную цель он преследует, все иски делятся на три вида: о присуждении, о признании, о преобразовании.

Иски о присуждении, называемые также исполнительными, или Исками с исполнительной силой, — иски, направленные на принудительное подтверждение судом права истца и обязанности ответчика и тем самым, в целом, спорного правоотношения между сторонами в состоянии, пригодном к принудительному осуществлению (М. А. Гурвич).

Из приведенного определения иска о присуждении вытекает, что ему присущи следующие черты: 1) получение материального удовлетворения от ответчика — его особая цель; 2) направленность на принудительное осуществление субъективного права. Поэтому решение, которое постановит суд по такому иску, всегда может быть принудительно исполнено, если оно не было исполнено добровольно ответчиком (отсюда и название — исполнительный иск). Истцу выдается исполнительный лист для принудительного взыскания денег, истребования имущества, возмещения ущерба; 3) предъявление иска, как правило, но поводу предположительного нарушения субъективного права.

Таким образом, иск о присуждении содержит указанное истцом притязание к ответчику, т. е. материально-правовое требование, основанное на правоотношении, существующем между сторонами. По сути иск о присуждении содержит два требования истца: подтвердить спорное материальное правоотношение и обязать ответчика к совершению в пользу истца определенного действия. Истец может просить суд обязать ответчика воздержаться от совершения какого-либо действия. Такие иски в теории гражданского процессуального права называют исками о воспрещении.

Иски о признании называют также исками установительными. Иск о признании (установительный иск) — обращенное к суду требование о вынесении решения о подтверждении (признании) существования или отсутствия определенного спорного права, обязанности, правоотношения в целом (М. А. Гурвич).

Потребность в обращении к судебной защите может возникнуть до нарушения права. Например, у сторон договора могут возникнуть разногласия в понимании взаимных прав и обязанностей, что может при вести к нарушению субъективного права или неисполнению либо не надлежащему исполнению обязанности одной из сторон, иначе к правонарушению. Во избежание возможного правонарушения бывает целесообразно предъявить иск о признании.

Следовательно, иски о признании играют предупредительную роль.

Иски о признании имеют следующие характерные черты: 1) пе^1'их — констатация наличия или отсутствия правоотношения; 2) судебное решение по ним не ведет к действиям по принудительному исполнению, хотя принудительной силой обладает. Принудительный характер судебного решения заключается в том, что оно само по себе связывает стороны, обязывает к определенному поведению, вытекающему из наличия или отсутствия спорного правоотношения; 3) предъявляются они не по поводу уже совершившегося нарушения права, а с целью предотвращения правонарушения. Иски о признании предполагают наличие оспариваемого права.

Иски о признании делятся на:

1) положительные — направлены на установление наличия определенного правоотношения;

2) отрицательные — направлены на установление отсутствия определенного правоотношения (например, иск о признании сделки недействительной).

В судебной практике иски о признании очень часто соединяются с исками о присуждении. Примером этого может служить иск о признании сделки недействительной, если исполнение по ней уже состоялось полностью или частично. В таком иске соединяются требование о признании сделки недействительной и, как следствие — требование о возврате исполненного по сделке. Соединение исков двух видов имеет место, например, в иске о признании права собственности на квартиру (дом) и взыскании задолженности по квартирной плате.

Преобразовательные иски называют также конституционными. Вопрос о преобразовательных исках в теории гражданского процессуального права относится к числу дискуссионных. Концепция преобразовательных исков разработана М. А. Гурвичем [139] и поддержана многими теоретиками.

Преобразовательными (конститутивными) являются иски, направленные на вынесение таких решений, которые своим содержанием имеют материально-правовое действие — правообразующее, право-изменяющее или право-прекращающее (М. А. Гурвич). Преобразовательное решение является юридическим фактом той отрасли материального права, которое суд применил в данном случае.

Возможность предъявления преобразовательных исков и постановления по ним конститутивных решений предусмотрена действующим законодательством. Так, в соответствии со ст. 8 ГК гражданские права и обязанности возникают из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности, а ст. 12 ГК, содержащая перечень способов защиты гражданских прав, называет в их ряду такой способ, как прекращение или изменение правонарушения.

Предметом преобразовательного иска является преобразовательное правомочие истца, заключающееся в возможности требовать от суда установления, изменения или прекращения правоотношения, права или обязанности.

Е. А. Крашенинников подчеркивает, что предметом судебной защиты является не регулятивное право, а охраняемый законом интерес.

Классификация исков по материально-правовому признаку позволяет выделять дела по отдельным категориям материально-правовых отношений: жилищным, наследственным, трудовым, по возмещению морального вреда, семейным и др.

Такое деление исков имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. В целях совершенствования правоприменительной практики вышестоящие суды, прокуроры изучают и обобщают судебную практику по отдельным категориям гражданских дел, что создает удобство в выявлении судебных ошибок. Изучение и обобщение судебных дел по категориям лежат также в основе тех руководящих указаний, которые содержались и содержатся в постановлениях Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда Российской Федерации.

Классификация исков по материально-правовому признаку используется правоведами при исследовании различных проблем иска и искового производства.

Помимо традиционного деления видов исков по процессуальной цели и материально-правовому признаку отдельные авторы полагают, что существуют и другие виды. Например, разрабатывается теория так называемых «групповых» (корпоративных) исков [140] и исков в защиту интересов неопределенного круга лиц [141], косвенных (производных) исков и др.

Следует согласиться с тем, что теория названных исков не получила убедительного научного обоснования и требует существенных уточнений [142].

§ 5. Право на предъявление иска и право на удовлетворение иска

Несмотря на предоставленную российскими законами широкую возможность обращаться за судебной защитой, обращение к суду является иском только в том случае, если заинтересованное лицо обладает правом на предъявление иска (правом на иск).

Поскольку термин «иск» не однозначно определяется в теории права, в законодательстве и правоприменительной практике, то, соответственно, разный смысл вкладывается и в словосочетание «право на иск». Так, в случаях, когда о праве на иск говорят в значении права на обращение за судебной защитой, имеют в виду право на иск в процессуальном смысле.

Следовательно, право на иск в процессуальном смысле (право на предъявление иска) — субъективное процессуальное право заинтересованного лица на обращение к суду за защитой субъективных материальных прав и охраняемых законом интересов вследствие их предполагаемого нарушения или оспаривания.

Право на предъявление иска — право на правосудие по конкретному гражданскому делу.

Субъектами права на предъявление иска являются граждане и организации России, а также иностранные граждане, иностранные организации и предприятия, лица без гражданства (ст. 46 Конституции РФ, ст. 3, 398 ГПК).

Возникновение и существование права на предъявление иска обусловлены определенными законом обстоятельствами, которые в теории гражданского процессуального права называют предпосылками. В одних случаях для возникновения права на предъявление иска необходимо наличие определенных обстоятельств — это так называемые положительные предпосылки. В других случаях закон возникновение права на предъявление иска связывает с отсутствием тех или иных обстоятельств, т. е. — с отрицательными предпосылками.

Общими предпосылками права на предъявление иска являются:

1) гражданская процессуальная правоспособность. Поскольку граждане России с момента рождения обладают процессуальной правоспособностью, требование этой предпосылки имеет практическое значение только для организаций, являющихся юридическими лицами (ст. 36 ГПК). Ответчик-организация также должна обладать процессуальной правоспособностью (способностью быть стороной в гражданском процессе), так как к процессуально неправоспособной организации иск не может быть предъявлен;

2) подведомственность дела суду. В соответствии со ст. 134 ГПК.

заявление не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, если оно рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, т. е. относится к подведомственности других юрисдикционных органов, в том числе судов (например, арбитражного суда, Конституционного Суда РФ);

3) отсутствие вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного по тождественному делу. Эта предпосылка вытекает и действующего в российском гражданском процессуальном праве правила о недопустимости вторичного предъявления иска и разрешения его по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. Такое же правовое значение, т. е. значение предпосылки права на предъявление иска имеет вступившее в законную силу определение суда о принятии отказа истца от иска и об утверждении мирового соглашения (ст. 134);

4) юридическая заинтересованность. Субъектом права на предъявление иска могут быть только лица, выступающие в защиту своею права или охраняемого законом интереса, а также лица, обращающиеся за судебной защитой прав и интересов других лиц в случаях, когда та кое полномочие предоставлено им законом (ст. 4 ГПК).

Под юридической заинтересованностью следует понимать основанное на законе ожидание от процесса определенного правового результата.

Так, если иск предъявлен в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым ГПК или другими федеральными законами не предоставлено такое право, следует признать, что у заявителя отсутствует юридическая заинтересованность в данном деле. Юридически незаинтересованным лицом является заявитель, оспаривающий в заявлении, поданном от своего имени, акты, которые не затрагивают его права, свободы или законные интересы.

И в той и в другой ситуации судья должен отказать в принятии искового заявления (ст. 134) ввиду отсутствия права на предъявлен» иска.

Юридическая заинтересованность в процессе может быть личной субъективной (например, у сторон, третьих Лиц) и государственно правовой (например, у прокурора).

Юридическую заинтересованность необходимо отличать от фактической заинтересованности в исходе процесса, которая может быть основана на отношениях родства, дружбы, подчиненности и т. п. Фактическая заинтересованность не имеет значения предпосылки права на предъявление иска;

5) отсутствие обязательного для сторон и принятого по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решения третейского суда, за исключением случаев, если суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 134). Для некоторых категорий гражданских дел закон предусматривает специальную предпосылку права на предъявление иска.

Специальная предпосылка — такие обстоятельства, соблюдать которые необходимо наряду с общими предпосылками. Например, по некоторым спорам, вытекающим из трудовых правоотношений, необходимо предварительно обратиться в комиссию по трудовым спорам. Право на предъявление иска по таким делам возникает только тогда, когда обращение в комиссию по трудовым спорам не дало желаемого результата.

Специальной предпосылкой является также соблюдение претензионного порядка предъявления исков по спорам из железнодорожных перевозок [143].

Отсутствие положительной или наличие отрицательной предпосылки означает отсутствие у лиц права на предъявление иска. При этом отсутствие у заинтересованного лица права на предъявление иска, выяснившееся в момент подачи искового заявления, влечет отказ в принятии искового заявления и отказ в возбуждении производства по делу (ст. 134). Если отсутствие права на предъявление иска выяснилось в процессе разбирательства дела, производство по нему подлежит прекращению (ст. 220 ГПК).

Несоблюдение специальной предпосылки права на предъявление иска влечет различные правовые последствия в зависимости от ряда обстоятельств. Так, если истцом не соблюден установленный законом Для данной категории или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора в соответствии со ст. 135 ГПК, судья возвращает исковое заявление. В отличие от отказа в принятии искового заявления возвращение искового заявления не препятствует повторному обращению истца в суд с иском к тому же ответчику, о том *е предмете и по тем же основаниям, если истцом будет устранено допущенное нарушение. Это правило не было известно ГПК РСФСР.

Если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора и это обстоятельство выяснилось в уже возникшем процессе, суд оставляет заявление без рассмотрения (ч. 1 ст. 220 ГПК).

Право на удовлетворение иска (право на иск в материально-правовом смысле) — правомочие на принудительное судебное осуществление требования истца к ответчику, вытекающее из спорного материального правоотношения. Выяснить наличие или отсутствие такого правомочия у истца можно только на стадии разбирательства дела в судебном заседании путем исследования доказательств. Если суд установит наличие у истца такого правомочия, он выносит решение об удовлетворении иска (например, при подтвержденной доказательствами обоснованности требования истца к ответчику).

Соединение и разъединение нескольких исковых требований. В одном производстве допустимо соединение нескольких исковых требований. В судебной практике такое совместное предъявление исков встречается довольно часто. Например, объединяются иски о восстановлении на работе и взыскании компенсации за вынужденный прогул, иски о признании недействительным ордера на занятие жилого помещения и о выселении, иски о признании права собственности на вещь и об изъятии ее (виндикации) у незаконного владельца.

Различают субъективное и объективное соединение исков.

Под субъективным понимается соединение в одном производстве нескольких исков между различными лицами. Субъективное соединение исков — не что иное, как процессуальное соучастие.

Субъективное соединение исков предусмотрено ст. 40 ГПК. Примером его может служить требование ЖСК к группе членов кооператива о взыскании денежных сумм по коммунальным услугам.

Субъективное соединение исков характеризуется множественностью лиц на стороне истца или ответчика, либо на той и другой стороне и соответственно несколькими исковыми требованиями (соединение по субъектам).

Объективным является соединение в одно производство исков, при котором истцом и ответчиком являются одни и те же лица. Иными словами, в одно производство соединяются материально-правовые требования (соединение по объектам). Например, в случае, когда займодатель предъявляет к нанимателю требование о выселении, требование о задолженности по квартирной плате и требование о взыскании стоимости текущего ремонта жилого помещения, обязанность производства которого лежала на нанимателе.

Соединение исков представляет удобство для сторон и суда, так как ускоряет разрешение гражданского дела, а своевременное и правильное рассмотрение и разрешение дел является одной из задач гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК). Кроме того, совместное рассмотрение нескольких исков устраняет возможность вынесения противоречивых решений по однородных делам.

Соединение исков возможно по инициативе истцов и самим судом (ст. 40, 151 ГПК).

В действующем гражданском процессуальном праве предусмотрено правило о разъединении исков (ст. 151 ГПК). В тех случаях, когда совместное рассмотрение нескольких исков не облегчает, а усложняет работу суда, запутывает дело, вынуждает исследовать большое число разных доказательств и разрешать неоднородные требования, суд может вынести определение о разъединении исков.

§ 6. Процессуальные средства защиты ответчика против иска

В соответствии с принципом процессуального равенства сторон ответчик располагает широкими возможностями защищать свои интересы в гражданском судопроизводстве. Как и истец, ответчик имеет право на судебную защиту. Совокупность процессуальных средств, которые законом предоставлены ответчику для защиты своих субъективных прав и законных интересов, называется защитой против иска.

Различают процессуальную и материально-правовую защиту против иска. В теории гражданского процессуального права такое средство защиты против иска называют возражениями.

Процессуальные возражения. Иногда ответчик, не возражая против предъявленного к нему требования по существу спора, может в целях защиты против иска сообщить суду о таких обстоятельствах, которые свидетельствуют о том, что процесс возник незаконно или не может продолжаться, развиваться дальше. Например, ответчик заявляет о вторичном предъявлении к нему иска, хотя по данному делу имеется вступившее в законную силу судебное решение. При обоснованности такого заявления суд должен прекратить производство по делу (ст. 220 ГПК). Или, например, ответчик может заявить о том, что он не является надлежащим ответчиком, и просить заменить его надлежащим ответчиком. При необходимых условиях суд отложит разбирательство Дела для привлечения в процесс надлежащего ответчика (ст. 41 ГПК).

Таким образом, процессуальные возражения — такие заявления (объяснения) ответчика, которые указывают на отсутствие законных оснований для возникновения и движения процесса. Процессуальные возражения называют также процессуальной защитой или процессуальными отводами.

В случаях, когда ответчик использует процессуальные средства за щиты против иска, он преследует цель добиться прекращения или приостановления производства по делу, отложения разбирательства дела либо оставления иска без рассмотрения.

Материально-правовые возражения имеют место в тех случаях, когда, защищаясь против иска, ответчик стремится опровергнуть исковое требование по существу. Например, в деле по иску о взыскании долга ответчик заявляет, что денег у истца не брал. Или при рассмотрении аналогичного спора ответчик указывает на необоснованность требования истца о взыскании долга в связи с не наступлением срока уплаты денег либо в связи с истечением срока исковой давности. И в том, и в другом примере возражения ответчика носят материально-правовой характер. Но в нервном случае возражение ответчика представляет собой отрицание, во втором — собственно материально-правовое — мотивированное возражение. Поскольку при отрицании ответчик не приводит каких либо мотивов, тяжесть доказывания обоснованности искового требования ложится на истца.

Если ответчик, защищаясь против иска, использует мотивированное возражение, он приводит в своих объяснениях юридические факты, которые, по его мнению, способны парализовать исковое требование. Например, опровергая обоснованность требования истца о взыскании денежного долга, ответчик может сослаться на истечение срока давности.

Поскольку ссылка на фактические обстоятельства, подтверждающие отсутствие у истца права требования к ответчику, содержится в мотивах материально-правового возражения, доказывать эти фактические обстоятельства (мотивы) должен ответчик. Если возражение ответчика против существа искового требования окажется обоснованным, суд выносит решение об отказе в удовлетворении иска.

Для материально-правового возражения характерно то, что оно основано на применении нормы (норм) материального права.

Встречный иск — самостоятельное материально-правовое требование ответчика к истцу, заявленное в возникшем процессе для совместного рассмотрения с первоначальным иском в целях защиты своих интересов. Таким образом, для встречного иска характерно то, что 1) это иск ответчика; 2) иск заявлен в уже возникшем процессе; 3) иск заявлен для совместного рассмотрения с первоначальным иском.

Встречный иск, как и материально-правовое возражение, направлен против искового требования истца по существу спора. Но между ними имеется и существенное различие, заключающееся в том, что материально-правовое требование, содержащееся во встречном иске, может быть рассмотрено и разрешено не только совместно с первоначальным иском, но и отдельно от него в самостоятельном гражданском судопроизводстве. Материально-правовое возражение как бы «привязано» к первоначальному иску и не может быть предметом судебного разбирательства в отдельном процессе.

Встречный иск практически удобен и для суда, и для сторон, так как создает возможность в одном процессе одним решением разрешить взаимные претензии сторон. Например, удобно и целесообразно рассмотреть и разрешить в одном процессе взаимные денежные требования двух граждан, один из которых — собственник жилого помещения — просит суд взыскать с нанимателя задолженность по квартирной плате, а другой — наниматель жилого помещения — просит взыскать с собственника (наймодателя) расходы, понесенные им в связи с капитальным ремонтом помещения. Не только целесообразно, но и необходимо вместе рассмотреть иск матери ребенка к отцу об алиментах и встречный иск ответчика об оспаривании отцовства. Раздельное рассмотрение этих исков может привести к тому, что алименты будут взысканы с лица, не являющегося отцом ребенка. Если учесть, что решение о взыскании алиментов исполняется немедленно (до вступления в законную силу) и поворот исполнения решения по делам об алиментах, по общему правилу, не допускается (ст. 445 ГПК), то окажется, что гражданин, к которому был предъявлен иск об алиментах, вернуть выплаченные без основания денежные суммы не сможет.

В судебной практике встречный иск — довольно распространенное явление. Предъявляется встречный иск в целях зачета, поглощения либо погашения искового требования.

Поскольку принятие встречного иска к рассмотрению диктуется соображениями практического удобства, требования по основному и встречному искам должны быть либо однородными, либо заявленными в отношении одного и того же спорного вопроса. Кроме того, соединение основного и встречного исков для совместного рассмотрения может быть обусловлено возможностью достичь процессуальную экономию и экономию труда участников судопроизводства.

Порядок и условия предъявления встречного иска и принятия его к совместному рассмотрению регулируются ст. 137 ГПК.

Встречный иск предъявляется по общим правилам предъявления иска. Это означает, что, принимая встречный иск к рассмотрению, судья (суд) должен учесть все предусмотренные законом предпосылки права на предъявление иска. Исковое заявление по встречному иску должно отвечать требованиям ст. 131 ГПК и быть оплачено государственной пошлиной. Встречный иск может быть предъявлен до вынесения судебного решения.

Суд принимает встречное требование к рассмотрению при выполнении следующих условий, предусмотренных ст. 138 ГПК:

1) если встречное требование направлено к зачету первоначального требования. Возможность зачета регулируется нормами гражданского права (ст. 410, 411,412 ГК);

2) если удовлетворение встречного иска полностью или в части исключает удовлетворение первоначального иска. Примером этого условия может служить приведенная выше ситуация, при которой встречный иск об оспаривании отцовства предъявляется с целью исключить возможность удовлетворения иска о взыскании алиментов;

3) если между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров. В судебной практике в процессах о расторжении брака часто заявляются встречные иски о разделе совместно нажитого супругами имущества.

Результатом рассмотрения встречного иска является принятие по нему решения. По первоначальному и встречному искам суд постановляет одно решение, но в нем отдельно дается обоснованный ответ на тот и другой иски.

В случае, когда встречный иск усложняет процесс, суд вправе отказать в принятии его к совместному рассмотрению, а если он уже был принят, постановить определение о выделении встречного иска в отдельное производство.

Изменение иска и мировое соглашение. В числе процессуальных прав сторон важное место занимают право истца изменить иск, отказаться от него, право ответчика признать иск и право сторон заключить мировое соглашение. Эти права носят распорядительный характер и влияют на динамику судопроизводства и его существование.

Изменение иска имеет место при изменении основания или предмета иска, а также увеличения либо уменьшения размера исковых требований. Статья 39 ГПК предусматривает возможность только такой альтернативы, ибо одновременное изменение основания и предмета иска представляет собой замену предъявленного иска совершенно иным иском. По сути, в этом случае истец отказывается от предъявленного иска и в рамках возникшего судопроизводства заявляет новый иск. Но такая замена серьезно осложнит работу суда, поскольку новый иск не прошел стадию подготовки дела к судебному разбирательству, в которой стороны и судья должны определить круг участвующих в деле лиц, определить необходимые доказательства и совершить другие процессуальные действия (ст. 150 ГПК).

В действующем законодательстве нет нормы права, предусматривающей последствия такой замены, однако следует прийти к выводу о том, что при одновременном изменении основания и предмета иска суд должен прекратить производство по делу ввиду отказа истца от иска и разъяснить истцу, что новое исковое требование он может предъявить в самостоятельном производстве. Правовым основанием для такого решения вопроса является правило ст. 220 ГПК об отказе истца от иска.

Изменение иска в предусмотренных ч. 1 ст. 39 ГПК пределах создает для истца благоприятные условия по защите своих интересов. Так, истец может изменить состав обстоятельств, на которых основано его исковое требование (сослаться на другие обстоятельства, добавить новые обстоятельства или исключить некоторые из указанных в исковом заявлении). Такая возможность особенно важна в случаях, когда истец допустил ошибку при определении состава обстоятельств, образующих основание иска.

Право истца изменить предмет иска после его предъявления также практически удобно для него, в частности тогда, когда из одного основания вытекает несколько требований и закон предоставляет возможность одно требование заменить другим (см., например, ст. 475 ГК).

В теории гражданского процессуального права высказано мнение о том, что одновременно могут быть изменены основание и предмет иска, если не изменяется защищаемый иском интерес (И. М. Пятилетов).

Право изменять иск принадлежит только истцу. Суд разрешает Дело в пределах заявленных истцом требований.

Отказ от иска представляет собой акт распоряжения процессуальным правом — правом на судебную защиту. Отказ от иска может быть вызван разными мотивами (прощением долга, исполнением ответчиком обязанности перед истцом, бесперспективностью иска и проч.). суд не принимает отказ истца от иска, если это противоречит закону и нарушает права и законные интересы других лиц (ст. 39 ГПК). Не рассматривая дело по существу, суд при отказе истца от иска оканчивает дело без вынесения судебного решения.

Отказ прокурора от иска необязателен для суда, так как иное означало бы нарушение принципа независимости судей и подчинения их только закону. При отказе прокурора от иска лицо, в чьих интересах иск заявлен, не лишается права требовать рассмотрения спора по существу (ст. 45 ГПК).

Субъекты, предъявляющие от своего имени иск в интересах других лиц, также могут отказаться от иска. Отказ от иска таких субъектов — действие процессуального характера и не является актом распоряжения защищаемым материальным правом. Поэтому истец также вправе требовать разрешения дела по существу (ст. 46 ГПК).

Признание иска. Так же, как истец может отказаться от иска, ответчик может признать иск. Оба эти распорядительных акта — конкретное проявление действия в гражданском судопроизводстве принципа диспозитивности. По своей правовой природе признание иска — процессуальное действие, аналогичное отказу истца от иска. Но, если отказ истца от иска является основанием для прекращения производства по делу, то признание ответчиком иска направлено на распоряжение предметом иска (спорным материальным правоотношением и материально-правовым требованием). Признание иска, принятое судом, влечет вынесение положительного для истца решения, т. е. решения об удовлетворении иска. Однако суд может не принять признание ответчиком иска, если оно противоречит закону и нарушает права других лиц (ст. 39 ГПК). В случае непринятия судом признания иска суд выносит об этом определение и продолжает рассматривать дело по существу.

Принятие судом признания иска ответчиком дает суду право в мотивировочной части решения указать лишь на признание иска и принятие его судом (ст. 198 ГПК).

Мировое соглашение — волеизъявление сторон, направленное на достижение определенности в отношениях между ними в целях окончания процесса путем самоурегулирования правового конфликта (Р. Е. Гукасян, А. И. Зинченко). Таким образом, мировое соглашение представляет собой добровольное урегулирование сторонами возникшего между ними правового спора. В большинстве случаев содержанием мирового соглашения являются взаимные уступки, на которые идут стороны в целях прекращения возникшего спора. Но, согласиться с тем что во всех без исключения случаях мировое соглашение — соглашение о взаимных уступках сторон, было бы ошибочным. Стороны могут договориться о таком варианте окончания судопроизводства, которое соответствовало бы содержанию судебного решения, поскольку для них предпочтительнее, чтобы правовой конфликт был разрешен мирным путем, чем судом.

Мировое соглашение — договор об условиях окончания производства по делу, причем имеющий гражданско-правовой характер.

Различают внесудебное и судебное мировое соглашение.

Внесудебным является мировое соглашение, заключенное вне суда и без обращения в суд. В случае возникновения судопроизводства по делу о разрешении правового спора между лицами, заключившими внесудебное мировое соглашение, и ссылки в процессе разбирательства той или другой стороны на это соглашение суд должен рассматривать внесудебное мировое соглашение как одно из обстоятельств дела.

Судебное мировое соглашение — договор, заключенный сторонами в процессе разбирательства дела, об условиях окончания судопроизводства без вынесения судебного решения. Судебное мировое соглашение подчиняется общим правилам гражданского права о договорах и утверждается судом. Утвержденное судом мировое соглашение служит основанием для вынесения определения о прекращении производства по делу. Вступившее в законную силу определение суда об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу исключает возможность предъявления тождественного иска и разрешения его судом (ст. 134, 220 ГПК).

Суд отказывает в утверждении мирового соглашения, если оно противозаконно или нарушает права других лиц (ст. 39 ГПК).

Определение суда о прекращении производства по делу ввиду заключения мирового соглашения может быть обжаловано лицами, участвующими в деле.

Утвержденное судом мировое соглашение имеет такую же силу, как судебное решение, и в случае неисполнения его одной из сторон может быть принудительно исполнено на основании исполнительного листа.

Субъектами мирового соглашения могут быть стороны и третьи лица, заявляющие самостоятельное требование относительно предмета спора. Мировое соглашение, составленное сторонами, может быть оформлено в виде самостоятельного документа, который приобщается к делу либо заносится в протокол судебного заседания и подписывается его составе делами.

Суд (судья) должен разъяснить сторонам последствия отказа от иска, признания иска и заключения мирового соглашения (ст. 173 ГПК).

Глава 19 Возбуждение производства по гражданскому делу

Вопросы к теме

1 Понятие и сущность стадии правовые последствия возбуждения производства по гражданскому делу.

2 Порядок предъявления иска.

3. Исковое заявление.

4 Обеспечение иска.

§ 1. Понятие и сущность стадии. Правовые последствия возбуждения производства по гражданскому делу

Судебный процесс по любому гражданскому делу начинается стадией возбуждения производства. Содержание стадии составляют процессуальные действия заявителя по предъявлению иска (заявления по делам особого производства и делам, возникающим из публичных правоотношений), и процессуальные действия судьи, который рассматривает поданное заявление на предмет его соответствия установленным законом требованиям и решает вопрос о принятии заявления к своему производству.

В процессуальной науке высказывалось мнение о том, что действие по предъявлению в суд искового заявления находится за пределами гражданского процесса, будучи юридическим фактом, вызывающим возникновение гражданского процессуального правоотношения и гражданского процесса по конкретному делу (В. Н. Щеглов). На наш взгляд, указанное процессуальное действие, а также действия судьи по принятию заявления совершаются в рамках процессуального правоотношения между истцом и судом, поскольку осуществляются в ходе реализации заявителем субъективного гражданского процессуального права на обращение в суд и гражданской процессуальной обязанности суда рассмотреть предъявленное требование. Таким образом, рассматриваемые действия по характеру являются гражданскими процессуальными и образуют самостоятельную стадию гражданского процесса — стадию возбуждения производства по гражданскому делу.

Цель стадии — формирование предмета дальнейшей судебной деятельности по рассмотрению и разрешению материально-правового спора сторон. Участниками процессуальных правоотношений на этом этапе судопроизводства выступают обратившееся в суд лицо и судья, единолично разрешающий вопрос о принятии заявления. В отличие от ГПК РСФСР 1964 г. ГПК РФ определил предельный срок для принятия решения по данному вопросу — пять дней с момента поступления искового заявления в суд. О принятии заявления к производству судья выносит определение. Указанные правила применяются и в неисковых видах судопроизводства.

Возбуждение производства по гражданскому делу имеет значение юридического факта, с наступлением которого закон связывает ряд последствий. Такие последствия по их правовой природе принято классифицировать на материально-правовые и процессуально-правовые. Среди материально-правовых последствий принятия дела к производству суда можно указать на следующие:

а) перерыв течения срока исковой давности по спорам, возникающим из гражданских правоотношений (ст. 203 ГК);

б) алименты присуждаются, как правило, с момента предъявления иска (ст. 107 СК);

в) собственник, истребующий имущество из чужого незаконного владения, имеет право на возмещение ему доходов, полученных добросовестным владельцем от пользования имуществом, с момента, когда тот узнал или должен был узнать о неправомерности своего владения или был извещен судебной повесткой о начавшемся гражданском деле (ст. 303 ГК).

Основным процессуально-правовым последствием возбуждения производства по гражданскому делу является возникновение у суда и сторон комплекса процессуальных прав и обязанностей, связанных с дальнейшим развитием процесса. Так, у судьи, принявшего заявление к производству, возникают обязанности по подготовке дела к судебному разбирательству; стороны вправе представлять доказательства, заявлять ходатайства, в том числе об обеспечении иска; ответчик вправе.

Следует заметить, что иск, оставленный судом без рассмотрения, приостанавливает, по не прерывает течения срока исковой давности предъявить встречный иск и т. д. Вместе с тем часть процессуальных прав сторон погашается: истец по делам с альтернативной подсудностью утрачивает право выбора суда; стороны не могут своим соглашением изменить подсудность дела, истец не вправе просить о возвращении ему искового заявления (соответствующее намерение может быть реализовано только путем отказа от иска, однако уплаченная государственная пошлина в этом случае возврату не подлежит).

§ 2. Порядок предъявления иска

Исковое заявление, заявления по делам, возникающим из публичных правоотношений, по делам особого производства подаются в суд заинтересованным лицом либо его представителем при наличии у него соответствующих полномочий. Исковое (иное) заявление может быть направлено в суд по почте.

Судья принимает заявление и начинает процесс по конкретном гражданскому делу, если не выявлены обстоятельства, препятствующие возникновению судопроизводства. Такие обстоятельства в зависимости от наличия или отсутствия возможности их устранения могут быть подразделены на устранимые и неустранимые. По характеру связи с объектом судебного разбирательства могут быть выделены предметные обстоятельства (относящиеся к предмету судебного разбирательства, т. е. материально-правовому отношению, либо непосредственно к исковому заявлению) и субъектные (относящиеся к обратившемуся в суд лицу).

Правовыми последствиями выявления устранимых обстоятельств является возвращение искового (иного) заявления обратившемуся в суд лицу (это новое полномочие судьи в сравнении с ГПК 1964 г., оно закреплено ст. 135 действующего ГПК) либо оставление заявления без движения (ст. 136 ГПК). И в том, и в другом случае судья в определении указывает, как устранить обстоятельства, препятствующие возбуждению дела. Устранив соответствующие недостатки, лицо может вновь обратиться в суд с тождественным иском. Определения судьи о возвращении искового (иного) заявления и об оставлении заявления без движения могут быть обжалованы.

К устранимым предметным обстоятельствам следует отнести следующие случаи:

1) несоблюдение истцом досудебного порядка урегулирования спора, если обязательность такого порядка для данной категории спора установлена федеральным законом или соглашением сторон. В настоящее время досудебный претензионный порядок урегулирования споров предусмотрен, в частности, транспортными уставами и кодексами (Воздушным кодексом РФ, Уставом железнодорожного транспорта РФ, Кодексом торгового мореплавания РФ, Уставом автомобильного транспорта РСФСР и др.), законодательством, регулирующим предоставление услуг в области связи, и некоторыми другими нормативными актами;

2) суду не представлены доказательства соблюдения названного выше досудебного порядка урегулирования спора;

3) неподсудность дела суду, в который поступило исковое (иное) заявление;

4) наличие в производстве этого или другого суда либо третейского суда гражданского дела по тождественному иску. Тождество исков определяется тождеством спорящих сторон, предмета и основания исков. Стороны будут тождественными и в случае предъявления иска правопреемником, а также при обращении в суд прокурора, государственного органа, органа местного самоуправления, других органов и лиц в защиту прав и интересов лиц, в отношении которых уже возбуждено гражданское судопроизводство. Напротив, не является тождественным иск об изменении размера или сроков периодических платежей, присужденных в пользу истца вступившим в законную силу решением суда;

5) исковое (иное) заявление составлено с нарушением требований к его форме или содержанию либо отсутствуют документы, которые, согласно закону, необходимо направить в суд вместе с заявлением (ст. 132 ГПК). Так, к исковому заявлению во всех случаях необходимо приложить его копии по числу ответчиков и третьих лиц, а также документы, подтверждающие факты основания иска с копиями для ответчиков и третьих лиц. Если истец не освобожден от уплаты государственной пошлины, необходимо представить документ, свидетельствующий о ее уплате. Исковое заявление, поданное представителем истца, Должно сопровождаться доверенностью или иным документом, удостоверяющим его полномочия. Размер взыскиваемой или оспариваемой истцом денежной суммы следует подтвердить расчетом этой суммы наконец, при оспаривании опубликованного нормативного акта к заявлению следует приложить его текст;

6) отсутствие подписи заявителя на исковом (ином) заявлении также препятствует принятию заявления судьей.

Устранимые субъектные обстоятельства: недееспособность обратившегося в суд лица;

исковое (иное) заявление подписано и подано в суд лицом, не имеющим полномочий на совершение указанных действий.

К числу неустранимых предметных обстоятельств относятся следующие:

1) неподведомственность дела суду. Формулировка соответствующего нормативного положения ст. 134 ГПК такова, что охватывает своим содержанием лишь случаи, когда то или иное требование, будучи неподведомственным судам общей юрисдикции, относится к компетенции иных судов судебной системы (Конституционного Суда РФ, арбитражных судов). Между тем практике известны примеры обращения в суд с требованиями, не подлежащими разрешению ни одним судебным органом.

Решением суда было удовлетворено требование Б. о признании недействительным утратившего силу правового акта. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила это решение и производство по делу прекратила, указав, что оспариваемый Б. нормативный акт на момент обращения заявителя в суд утратил силу. Правовые акты, действие которых прекращено, сами по себе основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей не являются и каких-либо нарушений охраняемых прав и свобод граждан повлечь не могут. Такие акты не могут выступать предметом непосредственного судебного обжалования. Поэтому если ко времени обращения в суд с заявлением об обжаловании нормативного акта данный акт прекратил действие в связи с его отменой, гражданину должно быть отказано в принятии такого заявления в связи с неподведомственностью данного требования суду [144].

Таким образом, положение ст. 134 ГПК, закрепляющее обязанность судьи отказывать в принятии заявления ввиду того, что данное заявление должно быть рассмотрено и разрешено в ином судебном порядке, подлежит расширительному толкованию. Указанное основание к отказу в возбуждении гражданского судопроизводства по делу следует применять и в случаях обращения в суд с требованиями, не обеспеченными судебной защитой (в том числе требованиями неправового характера);

2) наличие вступившего в законную силу решения суда по тождественному иску или определения суда о прекращении производства по тождественному делу в связи с отказом истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон;

3) наличие обязательного для сторон решения третейского суда по тождественному делу. Решение третейского суда обязательно для участвовавших в деле сторон и не подлежит оспариванию, если по условиям третейского соглашения оно признается окончательным. Принятие третейским судом решения по такому спору является основанием для отказа в возбуждении гражданского судопроизводства за исключением случаев, когда суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение данного решения.

Неустранимым субъектным обстоятельством следует считать отсутствие юридической заинтересованности у заявителя. В науке гражданского процессуального права юридической заинтересованности традиционно придавалось значение одной из предпосылок права на обращение в суд, но законодательное подтверждение данного положения произошло только с принятием ГПК.

В ст. 134 ГПК указаны два самостоятельных основания к отказу в принятии искового заявления, каждое из которых можно квалифицировать как отсутствие юридической заинтересованности у обратившегося в суд лица:

отсутствие у заявителя, обратившегося в суд за защитой прав и интересов другого лица, права на предъявление такого заявления;

в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, не затрагивающие прав, свобод и законных интересов заявителя.

При наличии какого-либо из неустранимых обстоятельств судья мотивированным определением отказывает в принятии заявления, вследствие чего лицо утрачивает возможность последующего обращения в суд с тождественным иском. Определение об отказе в принятии искового (иного) заявления может быть обжаловано.

§ 3. Исковое заявление

Исковое заявление — процессуальный документ установленной формы, содержащий обращение заявителя к суду с просьбой о рассмотрении и разрешении конкретного материально-правового спора. Форма и содержание искового заявления должны соответствовать предусмотренным законом требованиям.

Исковое заявление составляется в письменной форме и подписывается истцом или его представителем, наделенным соответствующим правом.

Содержание искового заявления, как правило, включает четы-Ре части: вводную, описательную, мотивировочную и резолютивную.

В вводной части искового заявления указываются наименование суда, в который подается заявление, сведения о сторонах (наименование и адрес истца и ответчика, а также представителя истца в случае предъявления им иска), называются предмет иска и его цена, если требование носит имущественный характер.

Описательная часть любого искового заявления должна содержать информацию, характеризующую правовой конфликт сторон; данные, свидетельствующие о нарушении или угрозе нарушения субъективных прав или интересов истца; обстоятельства, обосновывающие его требования, и доказательства, подтверждающие названные обстоятельства. Кроме того, закон содержит ряд специальных требований к некоторым категориям исковых заявлений. Так, в заявлениях имущественного характера должен быть приведен расчет взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм; иски, вытекающие из споров, для которых установлен обязательный досудебный порядок их урегулирования, должны содержать сведения о соблюдении такого порядка; в заявлении, поданном прокурором в защиту публичных интересов или прав и интересов неопределенного круга лиц, указываются соответствующий интерес или право, а также нормативный правовой акт, предусматривающий способы их защиты. В исковом заявлении, предъявленном прокурором в защиту интересов конкретного гражданина, следует обосновать невозможность предъявления иска самим гражданином.

В мотивировочной части искового заявления, как правило, приводится юридическая квалификация правового конфликта и делается ссылка на закон, который, по мнению заявителя, следует применить при разрешении данного дела. Мотивировочная часть искового заявления не является обязательной и ее отсутствие не может служить основанием для отказа в возбуждении судопроизводства по делу,

Резолютивная часть искового заявления содержит просьбу истца о применении конкретного способа защиты принадлежащего ему права или охраняемого законом интереса; здесь же могут быть изложены и другие ходатайства истца (об освобождении от уплаты государственной пошлины, обеспечении иска, о вызове свидетелей и т. п.). Обязательным реквизитом резолютивной части искового заявления является перечень прилагаемых к заявлению документов.

§ 4. Обеспечение иска

Обеспечение иска — предусмотренные законом меры предупредительного характера, применяемые судом (судьей) с целью предотвращения возможных препятствий реальному исполнению будущего судебного решения по делу. Как правило, обеспечительные меры заключаются во временном ограничении прав ответчика по распоряжению принадлежащим ему имуществом (спорной вещью, другим имуществом, на которое может быть обращено взыскание). Мерами по обеспечению иска могут быть: наложение ареста на имущество ответчика, запрещение ответчику или другим лицам совершать определенные действия в отношении предмета спора, приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником, и др. Перечень обеспечительных мер, закрепленный ст. 140 ГПК, не является исчерпывающим, и суд (судья) вправе применить иные, не предусмотренные. законом меры при наличии оснований для обеспечения иска. Допускается одновременное использование нескольких обеспечительных мер. Применение мер по обеспечению иска возможно при наличии следующих условий:

1) соблюдение временных рамок — обеспечительные меры могут быть применены с момента возбуждения производства по делу до постановления судом решения;

2) целесообразность обеспечения иска — меры по обеспечению иска применяются только в том случае, если непринятие таких мер может затруднить или сделать невозможным исполнение будущего решения суда;

3) обеспечительные меры должны быть соразмерны заявленным истцом требованиям.

Меры по обеспечению иска могут быть допущены судом (судьей) по ходатайству лица, участвующего в деле. Соответствующее заявление рассматривается судом (судьей) в день его поступления в суд без извещения ответчика и других участвующих в деле лиц. О принятии обеспечительных мер суд (судья) выносит определение, которое приводится в исполнение немедленно. Примененные судом меры могут быть заменены другими обеспечительными мерами по заявлению участвующих в деле лиц. Кроме того, ответчик вправе при обеспечении иска о взыскании денежной суммы внести на счет суда истребуемую истцом сумму взамен установленных судом обеспечительных мер.

Меры по обеспечению иска могут быть отменены тем же судом (судьей) по ходатайству ответчика или по инициативе суда (судьи).

Продолжительность действия мер по обеспечению иска зависит от Результатов рассмотрения дела. При удовлетворении иска такие меры действуют вплоть до исполнения решения суда; при вынесении решения об отказе в удовлетворении иска обеспечительные меры сохраняет действие до вступления судебного решения в законную силу, если они не отменены судом (судьей) одновременно с принятием решения по делу или в течение срока на его обжалование.

Законом предусмотрен ряд юридических гарантий прав сторон при обеспечении иска:

а) возможность обжалования всех определений об обеспечении иска (о применении мер по обеспечению иска; замене одних обеспечительных мер другими, об отмене обеспечения иска);

б) установлены штрафные санкции за нарушение предписаний суда относительно обеспечения иска (ст. 140 ГПК). Кроме того, истцу предоставлено право на возмещение всех убытков, причиненных такими нарушениями;

в) ответчик вправе также потребовать от истца возмещения убытков, причиненных ему обеспечением иска, если суд отказал в удовлетворении иска. Еще на стадии назначения обеспечительных мер суд (судья) может потребовать от истца встречного обеспечения возможных для ответчика убытков.

Глава 20 Подготовка дела к судебному разбирательству

Вопросы к теме

1. Цели и задачи подготовки дела к судебному разбирательству.

2. Содержание подготовки гражданских дел. Классификация подготовительных действий.

3. Назначение дела к судебному разбирательству.

§ 1. Цели и задачи подготовки дела к судебному разбирательству

Подготовка дела к судебному разбирательству независимо от сложности дела, объема процессуальных действий судьи и сторон является обязательной и самостоятельной стадией по каждому гражданскому Делу.

Как самостоятельная стадия процесса, подготовка к судебному разбирательству имеет собственное содержание, значение, специфические задачи и цель, а также временные рамки осуществления соответствующих процессуальных действий. Таким образом, подготовка состоит из следующих элементов: а) самостоятельная цель, для выполнения которой необходимо совершить определенные действия, предусмотренные для данной стадии; б) сами действия (суда, сторон, других лица, участвующих в деле, их представителей), в том числе уточнение фактических обстоятельств, существенных для дела; в) процессуальное оформление.

Прежде всего необходимо определить цель и временные рамки.

Данная стадия охватывает все процессуальные действия суда и других участников процесса с момента вынесения определения о подготовке дела к судебному разбирательству и до вынесения определения о назначении дела к судебному разбирательству в судебном заседании (ст. 153 ГПК). Законодательно не установлен срок, в течение которого судья должен совершить действия по подготовке. Время подготовки включается в общий срок рассмотрения и разрешения дела, которое должно быть рассмотрено и разрешено до истечения двух месяцев, а мировым судьей — до истечения месяца со дня принятия заявления к производству (ч. 1 ст. 154 ГПК). Следовательно, судья сам определяет время, в течение которого необходимо совершить все действия по подготовке, исходя из сложности того или иного дела, количества представленных доказательств и т. д., что должно найти отражение в определении о подготовке дела к судебному разбирательству.

Цель подготовки дела к судебному разбирательству — обеспечение правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела направлена на выполнение общих задач гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК). Цель подготовки дела конкретизируется в непосредственных задачах данной стадии процесса и может быть достигнута лишь в результате их надлежащего осуществления.

Задачами подготовки дела к судебному разбирательству являются-

1) уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, т. е. определение предмета доказывания.

Для решения указанной задачи судья должен: а) определить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела; б) определить, какая сторона должна их доказывать, учитывая основания для освобождения от доказывания (ст. 61 ГПК); доказательственные презумпции, закрепленные в нормах материального права, и выбранный ответчиком способ защиты против заявленного требования (возражение, отрицание). Если ответчик присутствует на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, судья выносит на обсуждение обстоятельства дела, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (ч. 2 ст. 56 ГПК), и исключает из предмета доказывания обстоятельства, не имеющие значения для данного дела;

2) определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон, т. е. правовая квалификация спорных отношений;

3) разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса. Особое внимание должно уделяться составу лиц, участвующих в деле, который определен в ст. 34 ГПК. В случае обращения в суд прокурора или государственных органов, органов местного самоуправления в защиту прав и интересов других лиц судья извещает лицо, в защиту которого предъявлен иск, о возникшем процессе и участии его в качестве истца (ч. 2 ст. 38 ГПК). Для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела судья с учетом конкретных обстоятельств должен определить состав и других участников процесса представителей (в первую очередь законных представителей), экспертов, специалистов, переводчиков, свидетелей;

4) представление необходимых доказательств сторонами, другими лицами, участвующими в деле. Исходя из принципа состязательности, стороны и другие лица, участвующие в деле, должны представить необходимые доказательства, т. е. такие сведения о фактах, при отсутствии которых невозможно сделать правильный и достоверный вывод об обстоятельствах дела. В случае непредставления всех необходимых доказательств суд не может установить существующие между сторонами правоотношения, в результате чего применяется санкция в виде отказа в удовлетворении иска или заявления, отмена решения в апелляционном (кассационном) или надзорном порядке;

5) примирение сторон. Данная задача обусловлена действием принципа диспозитивности, согласно которому стороны в пределах закона вправе распоряжаться объектом процесса (т. е. самими субъективными правами) и средствами его защиты (т. е. процессуальными правами). Вместе с тем примирение сторон не следует понимать как заключение сторонами мирового соглашения, ибо мировое соглашение есть договор сторон об условиях ликвидации спора о праве, являющегося предметом судебного разбирательства. Поэтому примирение сторон создает лишь условия для заключения сторонами мирового соглашения. В результате примирения сторон истец может отказаться от иска, а ответчик признать иск. Следовательно, уже на стадии подготовки суд должен содействовать примирению сторон, которое может привести к заключению мирового соглашения, отказу от иска, признанию иска. Примирение сторон на стадии подготовки целесообразно в делах о расторжении брака, так как согласно ч. 2 ст. 22 СК при рассмотрении дела о расторжении брака при отсутствии согласия одного из супругов на расторжение брака суд вправе принять меры к примирению супругов. Для этого суд может назначить предварительное судебное заседание.

Таким образом, подготовка дела к судебному разбирательству — самостоятельная стадия гражданского процесса, представляющая собой совокупность процессуальных действий судьи и сторон, направленных на обеспечение своевременного и правильного рассмотрения и Разрешения гражданского дела.

§ 2. Содержание подготовки гражданских дел. Классификация подготовительных действий

Содержание стадии подготовки дела к судебному разбирательству составляют процессуальные действия сторон (ст. 149 ГПК) и судьи (ст. 150 ГПК).

Процессуальные действия сторон

Новеллой ГПК РФ выступает законодательное закрепление процессуальных действий сторон на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Стороны, как основные участники процесса, не могут быть безучастны в состязательном гражданском процессе, в связи с чем уже на стадии подготовки дела к судебному разбирательству должны проявить состязательную процессуальную активность.

Основное процессуальное действие сторон — заблаговременное ознакомление другой стороны с доказательственным материалом, обосновывающим требование истца или возражения ответчика. До начала судебного разбирательства истец и ответчик должны предоставить друг другу и суду все доказательства по делу с тем, чтобы при рассмотрении и разрешении дела не возникло оснований для отложения разбирательства дела в связи с необходимостью представления доказательств. Данные действия могут совершаться сторонами и в ходе предварительного судебного заседания.

Уточнив исковые требования истца и фактические основания этих требований, ответчик, кроме того, должен в письменной форме представить истцу и суду возражения относительно заявленных требований. Возражения могут быть направлены против рассмотрения судом данного дела (процессуально-правовые возражения) либо могут опровергать заявленные истцом требования по существу, основываясь на нормах материального права (материально-правовые возражения) Непредставление ответчиком доказательств и возражений в установленный судьей срок не препятствует рассмотрению дела по имеющимся в деле доказательствам, о чем судья должен известить ответчика (ч 2 ст. 150 ГПК).

Закон предоставляет сторонам (и истцу, и ответчику) право обратиться за помощью к суду с ходатайством об истребовании от граждан и организаций доказательств (ч. 1 и 2 ст. 149 ГПК), что служит основанием для выдачи стороне запроса на получение доказательства или непосредственного истребования доказательств судом. Необходимость в этом возникает, когда стороны сами не могут получить у других лиц доказательства, подтверждающие требования истца или возражения ответчика. Такое ходатайство должно быть облечено в определенную законом процессуальную форму. В ходатайстве об истребовании доказательств нужно указать: 1) само доказательство, которое необходимо получить; 2) какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством; 3) причины, препятствующие получению доказательств; 4) место нахождения доказательств (ч. 2 ст. 57 ГПК); 5) когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, если истребуются аудио- или видеозаписи (ст. 77 ГПК).

Действия судьи при подготовке дела к судебному разбирательству

Подготовительные действия многообразны по содержанию и определяются судьей по каждому конкретному делу самостоятельно, в связи с чем приведенный в ст. 150 ГПК перечень действий судьи на стадии подготовки не является исчерпывающим. Все действия судьи можно классифицировать в зависимости от задач подготовки.

Обязательным действием судьи, направленным на решение всех задач стадии подготовки, является разъяснение сторонам, заявителям и заинтересованным лицам по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений, их процессуальных прав и обязанностей и последствий их совершения или несовершения. Такая разъяснительная деятельность происходит при опросе истца, заявителя, ответчика. Судья должен разъяснить сторонам как общие права (ст. 35 ГПК), так и диспозитивные права (ст. 39 ГПК), что будет способствовать достижению примирения сторон. Опрос сторон представляет собой по существу объяснение сторон на стадии подготовки и помогает судье определить предмет доказывания, распределить обязанность по доказыванию, квалифицировать правоотношения сторон, выявить необходимые доказательства, не представленные сторонами. Поэтому опрос сторон является обязательным действием суда по каждому гражданскому делу, без которого невозможно полноценное решение задач этой стадии. Одновременно судья предлагает ответчику представить доказательства в обоснование своих возражений в установленный с учетом принципа разумности срок (ч. 1 ст. 107 ГПК). За неисполнение обязанности по представлению доказательств установлена ответственность в виде неблагоприятных процессуально-правовых последствий: возможность рассмотрения дела по имеющимся доказательствам.

Для разрешения вопроса о составе участников процесса судья выполняет следующие действия:

а) разрешает вопрос о процессуальном соучастии, исходя, во-первых, из принципа диспозитивности, а, во-вторых из вида соучастия. Так, если имеет место активное соучастие, т. е. соучастия на стороне истца, то судья должен известить соистца о возможности вступления в дело, как при факультативном, так и при необходимом соучастии. Вместе с тем, следует отметить, что при необходимом соучастии целесообразно было бы наделить судью правом по своей инициатив; привлекать истца, поскольку по действующему законодательству таким правом судья не обладает. Однако раз соучастие необходимо, соистец должен участвовать в процессе. Что касается пассивного соучастия, т. е. соучастия на стороне ответчика, то судья может привлечь соответчика к участию в деле. Судья на стадии подготовки дела к судебному разбирательству может заменить ненадлежащего ответчика по правилам ст. 41 ГПК и разрешить вопрос о привлечении в процесс третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора;

б) извещает о времени и месте разбирательства дела заинтересованных в его исходе граждан или организации. Например, по делам об установлении отцовства в отношении ребенка, отцом которого значится конкретное лицо (п. 1 и 2 ст. 51 СК), судья привлекает его к участию и деле (п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов»).

Судья должен извещать прокурора (ч. 3 ст. 45 ГПК) и субъектов, защищающих от своего имени права и законные интересы других лиц в порядке ст. 47 ГПК, о необходимости участия в процессе, когда их участие прямо предусмотрено законом. В случаях, когда интересы несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, а также граждан, ограниченных в дееспособности, защищают их законные представители, суд обязан привлекать к участию в процессе самих несовершеннолетних и граждан, ограниченных в дееспособности (ч. 3 ст. 37 ГПК);

в) разрешает вопрос о составе лиц, содействующих правосудию. <> вызове свидетелей, экспертов, привлечении к участию в процессе специалиста, переводчика. При вызове свидетелей суд должен руководствоваться ч. 1 ст. 162 ГК, ч. З ст. 69 ГПК. Особое внимание след уделять законным представителям (ч. 4 ст. 37, ст. 52 ГПК) и представителям, назначаемым судом в случаях, предусмотренных законом (ст. 50 ГПК).

На реализацию четвертой задачи направлены следующие процессуальные действия судьи:

назначение экспертизы (ч. 1 ст. 150 ГПК). Судья по собственной инициативе или по ходатайству лица, участвующих в деле, может назначить проведение экспертизы. Данный вопрос должен решаться в предварительном судебном заседании, поскольку может повлечь за собой приостановление производства по делу (ст. 216 ГПК);

оказание помощи сторонам и другим лицам, участвующим в деле, в истребовании доказательств, когда они не могут получить эти доказательства самостоятельно (ч. 1 ст. 150);

осмотр на месте письменных и вещественных доказательств в случаях, не терпящих отлагательства (ч. 1 ст. 150 ГПК). Осмотр представляет собой не что иное, как обеспечение доказательств и выполняется по правилам ст. 64–66 ГПК. Осмотр письменных и вещественных доказательств в таких случаях проводится с извещением участвующих в деле лиц;

направление судебных поручений (ч. 1 ст. 150 ГПК);

направление ответчику копии заявления и приложенных к нему документов (ч. 2 ст. 150 ГПК). С целью примирения сторон суд при подготовке дела к судебному разбирательству разъясняет сторонам их процессуальные права и обязанности: право отказаться от иска, заключить мировое соглашение, признать иск, обратиться за разрешением спора в третейский суд. Обязательным условием является одновременное разъяснение последствий совершения следующих действий: прекращение производства по делу или вынесение решения об удовлетворении иска (в случае признания иска ответчиком) и невозможность повторного обращения в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Предварительное судебное заседание — новый для российского гражданского процессуального права институт, однако известный арбитражному процессу (ст. 136 АПК).

Предварительное судебное заседание является одним из действий, совершаемых судьей при подготовке (ч. 1 ст. 150 ГПК), которое не обязательно по каждому гражданскому делу. Судебное заседание в гражданском судопроизводстве проводится как для разбирательства гражданского дела, так и для разрешения различных процессуальных вопросов. Предварительное судебное заседание осуществляется для Решения вопросов, касающихся подготовки дела к судебному разбирательству, и иных, разрешение которых нецелесообразно переносить в стадию судебного разбирательства. Предварительное судебное заседание не является разбирательством дела по существу, не подменяет его, а способствует своевременному и правильному рассмотрению и разрешению дела в стадии судебного разбирательства либо разрешению вопроса о невозможности рассмотрения дела в судебном разбирательстве.

Законодательно закреплены цели предварительного судебного заседания.

Одной из целей предварительного судебного заседания является процессуальное закрепление распорядительных действий сторон, совершенных при подготовке дела к судебному разбирательству, что обусловлено действием принципа диспозитивности. К таким распорядительным действиям относятся отказ от иска, изменение основания или предмета иска, заключение мирового соглашения либо соглашения о передаче данного спора на рассмотрение и разрешение третейского суда. Признание иска ответчиком на стадии подготовки можно так считать распорядительным действием. При этом в случаях отказа истца от иска, признания иска ответчиком и заключения мирового соглашения суд должен, руководствуясь ст. 173 ГПК, разъяснять сторонам последствия совершения данных процессуальных действий. Будучи обязанным контролировать диспозитивные действия сторон, судья в соответствии с ч. 2 ст. 39 ГПК может не принять отказ истца от иска признание иска ответчиком и не утвердить мировое соглашение, если эти действия противоречат закону или нарушают права и законные интересы других лиц.

Целью предварительного судебного заседания является и определение предмета доказывания, что направлено на решение первой задачи — уточнение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Судья должен конкретизировать, точно определить предмет доказывания. Необходимость предварительного судебного заседания обусловлена возможностью заблуждения сторон относительно совокупности фактов, подлежащих доказыванию. В этом случае суд именно в предварительном судебном заседании выносит на обсуждение сторон юридически значимые обстоятельства, на которые стороны не сослались, и разъясняет, кем они подлежат доказыванию (ч. 2 ст. 56 ГПК).

Несомненно важная цель — определение достаточности доказательств по делу. Выявив, что представлены не все необходимые доказательства, а также иные доказательства, подтверждающие заявленные требования и выдвинутые возражения, суд вправе предложить сторонам представить дополнительные доказательства (ч. 1 ст. 57 ГПК).

Предварительное судебное заседание проводится также с целью исследования фактов пропуска сроков обращения в суд и сроков исковой давности. Данные сведения суд получает из представленных ответчиком возражений, либо из ходатайства истца о восстановлении пропущенного срока.

При рассмотрении вопроса о пропуске срока исковой давности суд должен обратиться к нормам материального права, в частности гл. 12 ГК, а также учитывать указания постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. № 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 ноября 2001 г. № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» [145], где сказано, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре (п. 2 ст. 199 ГК). Поэтому необходимо иметь в виду, что заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не служит основанием для применения судом исковой давности, если соответствующее заявление не сделано стороной по спору.

По итогам рассмотрения вопроса о пропуске срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает одно из двух постановлений: 1) определение о восстановлении пропущенного срока, если причины пропуска будут признаны уважительными; 2) решение об отказе в иске без исследования фактических обстоятельств по делу. Такие постановления выносятся в совещательной комнате и могут быть обжалованы в апелляционном или кассационном порядке.

Предварительное судебное заседание проводится судьей единолично. О необходимости предварительного судебного заседания судья должен указать в определении о подготовке дела к судебному разбирательству, назначив время и место его проведения. По общему правилу, срок проведения предварительного судебного заседания должен быть назначен в пределах срока рассмотрения и разрешения дела (ст. 154 ГПК). Судья может выйти за пределы этого срока и назначить дату предварительного судебного заседания по истечении сроков рассмотрения дела по существу. И здесь законодатель дает простор для судейского усмотрения, поскольку ч. 3 ст. 152 ГПК содержит оценочное понятие — «сложные категории дел», и не разъясняет, какими критериями следует руководствоваться для отнесения того или иного дела к категории сложных.

Стороны, заявители и заинтересованные лица в делах особого производства и производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, должны быть извещены о времени и месте предварительного судебного заседания. В необходимых случаях суд должен вызвать переводчика. Целесообразно, в частности, по делам об усыновлении, вызывать представителей органов опеки и попечительства с целью определения достаточности доказательств по делу, так как на них возложена обязанность представить необходимые доказательства в случае обращения в суд с заявлением прокурора (ст. 45 ГПК) или субъектов, защищающих права и законные интересы других лиц в порядке ст. 46 ГПК, их участие в предварительном судебном заседании необходимо.

Порядок в предварительном судебном заседании должен соответствовать ст. 158–159 ГПК. В назначенное время судья открывает судебное заседание и объявляет, по какому гражданскому делу и какие вопросы подлежат рассмотрению. Последующие действия совершаются по правилам ст. 161–167 ГПК. Стороны имеют право представлять доказательства, приводить доводы, заявлять ходатайства, однако суд исследует и оценивает в полном объеме только те из представленных доказательств, которые касаются пропуска сроков на обращение в суд и сроков исковой давности. Остальные доказательства суд исследует в судебном разбирательстве. Необходимо в предварительном судебном заседании разрешать вопрос об отводах (ч. 2 ст. 19 ГПК — отвод должен быть заявлен до начала рассмотрения дела по существу).

При наличии оснований для приостановления производства по делу (ст. 215, 216 ГПК), прекращения производства по делу (ст. 220 ГПК), оставления заявления без рассмотрения (ст. 222 ГПК) суд выносит соответствующее определение, которое может быть обжаловано в частном порядке. При неявке лиц, участвующих в деле, в предварительное судебное заседание копии определений суда о приостановлении или прекращении производства по делу либо об оставлении заявления без рассмотрения высылаются не позднее, чем через три дня со дня вынесения определения суда (ст. 227 ГПК).

В ходе предварительного судебного заседания ведется протокол, который должен быть составлен и подписан не позднее чем через три дня после окончания предварительного судебного заседания. Лицам участвующим в деле, должно быть разъяснено право на ознакомление с протоколом и подачу замечаний в соответствии со ст. 231 ГПК.

§ 3. Назначение дела к судебному разбирательству

Завершающим этапом стадии подготовки дела к судебному разбирательству является вынесение определения о назначении дела к разбирательству в судебном заседании. Оно подводит итог всей процессуальной деятельности суда, сторон и иных участников процесса на стадии подготовки. Судья, назначая дело к судебному разбирательству, тем самым подтверждает, что задачи подготовки выполнены. Дело можно считать подготовленным, если выполнены все действия, запланированные в определении о подготовке дела к судебному разбирательству. В определении помимо общих реквизитов судья указывает время и место рассмотрения дела с учетом принципа разумности (ст. 107 ГПК). Дата рассмотрения дела должна быть назначена с таким расчетом, чтобы не были нарушены сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел (ст. 154 ГПК) и участники процесса имели возможность явиться в суд. Определение должно содержать исчерпывающий перечень участников процесса, подлежащих вызову (извещению). Порядок извещения и вызова в суд участников процесса определен в гл. 10 ГПК.

Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного разбирательства, а лица, содействующие правосудию (свидетели, эксперты, специалисты, переводчики), вызываются в суд. Представители не названы в качестве лиц, подлежащих извещению или вызову, однако это положение не должно касаться законных представителей.

Судебная повестка с уведомлением о вручении — одна из основных форм судебных извещений и вызовов. Вместе с тем законодатель допускает возможность извещения или вызова в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование извещения (вызова). Повестка доставляется извещаемому лицу по почте или лицом, которому судья поручает ее доставить, по адресу, указанному лицом, участвующим в Деле, или его представителем. Если по указанному адресу гражданин фактически не проживает, повестка может быть направлена по месту его работы. Одновременно с повесткой лицам, участвующим в деле, направляются копии процессуальных документов. Если лица, участвующие в деле, изменили адрес во время судопроизводства, то на них возлагается обязанность сообщить об этом суду. За неисполнение этой обязанности законом предусмотрена гражданская процессуальная ответственность в виде процессуальных фикций: адресат считается надлежащим образом извещенным, хотя по этому адресу более не проживает (ст. 118 ГПК). Надлежащим образом извещенным считается также лицо, отказавшееся принять судебную повестку или иное судебное извещение.

При неизвестности места пребывания ответчика судебная повестка направляется по последнему известному месту жительства ответчика Исключения из этого правила установлены в ст. 120 ГПК, согласно которой по требованиям, предъявляемым в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований, а также по требованиям о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, судья обязан по собственной инициативе объявить розыск ответчика.

Глава 21 Судебное разбирательство гражданских дел

Вопросы к теме

1. Судебное разбирательство как центральная стадия и процессуальная функция гражданского производства.

2. Судебное заседание — процессуальная форма разбирательства дела.

3. Последовательность совершения процессуальных действий в судебном заседании.

4. Приостановление производства по делу и его отличие от отложения разбирательства дела.

5. Окончание дела без вынесения судебного решения (прекращение производства но делу, оставление заявления без рассмотрения).

6. Протокол судебного заседания.

§ 1. Судебное разбирательство как центральная стадия и процессуальная функция гражданского судопроизводства

Судебному разбирательству отводится роль центральной стадии гражданского судопроизводства по ряду причин.

Во-первых, именно в этой стадии осуществляется правосудие по конкретному делу. Здесь определяется судьба всех заявленных требований и выносится решение, защищающее права и законные интересы граждан и юридических лиц.

Во-вторых, все действия суда и иных участников процесса, предшествующие указанной стадии (подача искового заявления, обеспечение доказательств, вызов свидетелей, подготовка дела к судебному разбирательству и т. п.), направлены на правильное своевременное рассмотрение и разрешение гражданского дела, и от итогов разбирательства Дела в суде первой инстанции зависят факт и содержание дальнейшей процессуальной деятельности: будут ли стороны удовлетворены вынесенным решением или оно впоследствии будет обжаловано [146].

В-третьих, в стадии судебного разбирательства наиболее полно и ярко проявляют себя все принципы гражданского процессуального права, как организационно-функционального, так и функционального характера.

В-четвертых, это самая объемная стадия по количеству совершаемых действий, поскольку для установления фактических обстоятельств дела, выяснения прав и обязанностей сторон и, как следствие, — вынесения законного и обоснованного решения, необходимо выслушать стороны, исследовать письменные и вещественные доказательства (возможен осмотр на месте), допросить свидетелей и т. д.

В-пятых, рассматриваемая стадия процесса отличается от других и по субъектному составу.

Главными участниками процесса являются суд первой инстанции и лица, участвующие в деле. Кроме того, в ней участвуют свидетели, эксперты, переводчики, которых, как правило, нет в других стадиях судопроизводства.

И, наконец, важность данной стадии обусловлена совокупностью задач, разрешаемых в ходе судебного разбирательства.

Основной задачей судебного разбирательства является устранение из правоотношений сторон спора о праве или устранение неясности в правовом положении гражданина, организации и, в конечном счете, защита и охрана субъективных прав физических и юридических лиц [147].

Решая дело, суд призван выполнять и важные воспитательные задачи, способствуя укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формируя уважительное отношение к правам, чести и достоинству граждан. К сожалению, несмотря на принцип гласности судебного разбирательства, незаинтересованные граждане в зале судебного заседания в наше время практически редко присутствуют, поэтому воспитательно-превентивное воздействие судебного разбирательства ограничено узким кругом лиц, участвующих в деле, и других участников судопроизводства.

Процессуальные задачи судебного разбирательства тесно связаны с социальными установками. По мнению Э. М. Мурадьян, задача суда не может быть ограничена юридической правильностью процесса. Социальная обязанность суда заключается в том, чтобы обеспечить понимание лицами, участвующими в деле, сути совершаемых процессуальных действий. Особой задачей следует считать достижение такого уровня ясности судопроизводства, при котором стороны и аудитория суда самостоятельно могут осознать, каким должно быть предстоящее судебное разбирательство [148].

Решение указанных задач предопределяет эффективность, своевременность и экономичность судопроизводства, доступность защиты, вынесение правильных решений, создание условий для реального восстановления нарушенных прав; обеспечивает повышение уровня юридической грамотности населения.

Судебное разбирательство можно понимать двояко:

а) как центральную стадию гражданского процесса;

б) если совершаемые в судебном разбирательстве действия анализировать в связи с их целевой направленностью — то как процессуальную функцию гражданского судопроизводства, отличную от других функций своими задачами, особыми гражданскими процессуальными правоотношениями, составом участников, содержанием процессуальной деятельности и регулирующими ее специфическими гражданскими процессуальными нормами [149].

Исходя из общего определения и понятия, данного И. М. Зайцевым, функцию судебного разбирательства можно сформулировать как нормативно регламентированную направленность процессуальной деятельности при разбирательстве конкретного гражданского дела [150].

Функция судебного разбирательства охватывает большую по объему и разноплановую деятельность, которую принято разграничить на рассмотрение дела и его разрешение.

Рассмотрение дела представляет собой действия, направленные на: движение судопроизводства; оказание лицами, участвующим в деле, необходимой помощи в осуществлении субъективных прав; исследование материалов; изучение позиций сторон; исследование представленных доказательств.

Решение или определение по делу будет обоснованным и законным, если обстоятельства, на которых оно основано, соответствуют истине.

Необходимое условие установления истины при осуществлении правосудия — полное и объективное выяснение всех обстоятельств, связанных с конкретной правовой ситуацией, приведшей к возникновению в суде производства по делу; их доказывание с помощью соответствующих средств доказывания и точное соответствие выводов суда в решении установленным обстоятельствам дела.

При разрешении дела по существу реализуются материально-правовые и процессуальные полномочия суда. Первые выражают право суда совершать предусмотренные нормами материального права действия по защите нарушенного или оспоренного права; а вторые — установленные законом право и обязанность суда удовлетворять или не удовлетворять разрешаемые требования. Разрешение дела заключается в юрисдикционном применении соответствующих правовых норм и сводится к вынесению решения или определения по делу.

Понятия процессуальной функции и стадии характеризуют судебное разбирательство с разных сторон. Функция указывает на целенаправленность деятельности суда первой инстанции и определяет подчиненность работы суда и всех других участников целям и задачам судопроизводства [151].

Стадия характеризует его как самостоятельную часть процесса, этап в развитии производства по делу и означает определенную совокупность процессуальных действий. Оба понятия необходимы при характеристике судебного разбирательства.

§ 2. Судебное заседание — процессуальная форма разбирательства дела

Рассматривая и разрешая дело по существу, суд применяет правовые нормы к спорному правоотношению. Правоприменительная деятельность немыслима без установленных законом процессуальных форм. Это означает, что содержание, последовательность, пределы и условия, время совершения отдельных действий и операций, из которых складывается применение права, определяются действующим законодательством. Поэтому применение права в качестве процессуально оформленной деятельности представляет собой многоступенчатый, длящийся во времени и развивающийся в соответствии с процессуальными предписаниями процесс организационно-властной реализации правовых норм. В стадии судебного разбирательства содержание процессуальной формы представлено совокупностью требований, предъявляемых к действиям участников процесса в целях оптимизации достижения результатов правоприменительной деятельности.

Процессуальной формой судебного разбирательства, установленной ГПК, является судебное заседание (ст. 155 ГПК).

Порядок ведения судебного заседания регулируется ст. 155–193 ГПК.

Особенностями указанного порядка являются: а) последовательность, взаимосвязанность этапов судебного заседания; б) руководство всем ходом судебного заседания со стороны суда; в) ответственность лиц, участвующих в деле, за нарушение порядка ведения судебного заседания; г) вынесение судебных определений по рассматриваемым вопросам хода судебного заседания; д) наиболее полное проявление всех принципов гражданского процессуального права; е) обязательное составление протокола всего процесса разбирательства дела.

Руководящую роль в судебном заседании осуществляет председательствующий. Он обеспечивает полное, всестороннее и объективное выяснение всех обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, воспитательное воздействие судебного процесса и устранение из судебного разбирательства всего, что не имеет отношения к рассматриваемому делу.

Судебное заседание состоит из четырех частей: подготовительной, рассмотрения дела по существу, судебных прений, вынесения и объявления решения.

§ 3. Последовательность совершения процессуальных действий в судебном заседании

Подготовительная часть судебного заседания

В подготовительной части судебного разбирательства, от надлежащего проведения которой зависит эффективность всего судебного заседания по делу, суд выясняет и разрешает вопросы, обеспечивающие возможность полного и правильного рассмотрения дела по существу. К числу таких вопросов относится возможность:

а) разбирательства дела при данном составе суда;

б) разбирательства в случае неявки лиц, участвующих в деле;

в) слушания дела в случае неявки вызванных по делу свидетелей, экспертов;

г) рассмотрения дела данным судом.

В назначенное для разбирательства дела время председательствующий открывает судебное заседание, объявляет, какое дело подлежит рассмотрению. Затем проверяется явка участников процесса, выясняется, были ли вручены повестки не явившимся участникам процесса и какие имеются сведения о причинах их неявки. Вслед за этим суд устанавливает личности явившихся (кроме свидетелей, поскольку их личности устанавливаются во второй части судебного заседания), проверяет полномочия должностных лиц и представителей.

При участии в процессе переводчика председательствующий разъясняет ему обязанность переводить объяснения, показания, заявления лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, а этим лицам — содержание объяснений, показаний, заявлений, оглашаемых документов, распоряжения председательствующего, определения и решения суда. Председательствующий предупреждает переводчика об ответственности, предусмотренной УК, за заведомо неправильный перевод. В случае уклонения переводчика от явки в суд или от исполнения своих обязанностей он может быть подвергнут штрафу в размере до 10 установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда (ст. 162 ГПК).

Следующее действие — удаление явившихся свидетелей из зала судебного заседания (ст. 163 ГПК). Свидетели должны быть удалены и i зала судебного заседания до объявления состава суда и разъяснения права отвода, так как выслушивание свидетелями заявленных отводов и самоотводов может определенно влиять и воздействовать на их показания, поскольку заявленный самоотвод или отвод предполагает неспособность суда правильно рассмотреть и разрешить дело но существу, и в связи с этим у свидетелей может создаться предвзятое отношение к суду.

После удаления свидетелей из зала судебного заседания председательствующий объявляет состав суда, сообщает, кто участвует в судебном заседании в качестве прокурора, секретаря судебного заседания представителей, сторон и третьих лиц, а также в качестве эксперта, специалиста, переводчика и разъясняет лицам, участвующим в деле, их право заявлять самоотводы и отводы (ст. 164 ГПК).

Принципы правосудия требуют объективного подхода к рассмотрению гражданских дел. Судьи, прокурор, эксперт, специалист, переводчик, секретарь судебного заседания обязаны заявить самоотвод или же подлежат отводу по заявлению заинтересованного участвующего б деле лица, если имеются какие-либо обстоятельства, вызывающие сомнения в их объективности и беспристрастности: прямая или косвенная заинтересованность в исходе дела, родственные связи, служебная или иная зависимость. На основании ст. 17 ГПК не допускается повторное участие в разбирательстве дела судьи, участвующего в рассмотрении его в кассационной либо надзорной инстанции. Основания для самоотводов и отводов, порядок их разрешения и последствия удовлетворения заявлений о самоотводах и об отводах определяются ст. 16–21 ГПК.

Далее председательствующий разъясняет лицам, участвующим в деле, их процессуальные права и обязанности, а также их права, предусмотренные ст. 39 ГПК.

После этого суд заслушивает и разрешает ходатайства лиц, участвующих в деле, о вызове в суд дополнительных свидетелей, об истребовании письменных доказательств, осмотре вещественных доказательств, о назначении экспертизы. Поступившие заявления и ходатайства по всем связанным с рассмотрением дела вопросам разрешаются определением суда после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле и заключения прокурора. Отказ суда в удовлетворении ходатайства не исключает возможности неоднократного последующего заявления его в зависимости от хода судебного разбирательства.

Затем суд приступает к рассмотрению вопросов, связанных с неявкой в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей (ст. 167 ГПК).

Согласно ст. 155 ГПК лица, участвующие в деле, должны быть заблаговременно и обязательно извещены о предстоящем разбирательстве гражданского дела.

По общему правилу, дело должно рассматриваться в присутствии всех субъектов процессуального правоотношения, но так как реально обеспечить участие в процессе всех лиц не всегда удается, законодатель регламентирует последствия их неявки в судебное заседание.

Последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и их представителей зависят от того, были ли они уведомлены о времени и месте судебного заседания.

В случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, суд должен отложить разбирательство дела (ч. 2 ст. 167 ГПК).

Если лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте судебного заседания, суд откладывает разбирательство дела в случае признания причин их неявки уважительными (болезнь, командировка и др.).

Суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле, извещенных о времени и месте судебного заседания, если они не представили сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными (ч. 3 ст. 167 ГПК), а также применить положения ст. 99 ГПК о взыскании компенсации в пользу другой стороны за систематическое противодействие правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела.

Суд может рассмотреть дело в отсутствие ответчика, который был извещен о времени и месте судебного заседания, если он не сообщил суду об уважительных причинах неявки и не просил рассмотреть дело в его отсутствие.

В некоторых случаях, несмотря на заявление стороны о рассмотрении дела в ее отсутствие, суд может признать ее участие необходимым. Так, суд не может рассмотреть дело об усыновлении ребенка в отсутствие усыновителя, поскольку присутствие усыновителя в судебном заседании обязательно (ст. 273 ГПК).

Суд может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине.

Стороны и другие лица, участвующие в деле, не несут ответственности за неявку их в суд.

Продолжение или отложение судебного разбирательства в случае неявки лиц, названных в ст. 168 ГПК, зависит от того, насколько важными могли быть сведения, сообщенные свидетелем, экспертом, специалистом, достаточно ли других доказательств для разрешения дела, подтверждены ли другими доказательствами те обстоятельства, на которые ссылаются стороны.

Если вызванные свидетель, эксперт, специалист, переводчик не явились в судебное заседание по причинам, признанным судом неуважительными, они могут быть подвергнуты штрафу в размере до десяти установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда. Свидетель при неявке в судебное заседание без уважительных причин по вторичному вызову может быть подвергнут принудительному приводу (ч. 2 ст. 168 ГПК). Переводчик, эксперт, специалист не могут быть подвергнуты принудительному приводу.

После этого председательствующий разъясняет эксперту и специалисту их права и обязанности, а также предупреждает эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем у него берется подписка (ст. 171 ГПК). Специалист как участник гражданского судопроизводства впервые предусмотрен действующим ГПК (ст. 171), и поэтому его уголовная ответственность за дачу ложных показаний ранее принятым УК не могла быть предусмотрена.

После разрешения вопросов, относящихся к подготовительной части судебного заседания, суд переходит к следующей части — рассмотрению дела по существу.

Рассмотрение дела по существу

Рассмотрение дела по существу начинается с краткого доклада председательствующего или кого-либо из судей о сущности рассматриваемого дела: об исковых требованиях, о возражениях против них; об обстоятельствах, которыми они обосновываются; о доказательствах, на которые ссылаются стороны. Выясняется, поддерживает истец либо заявитель свое требование, признает ли ответчик требования истца и не намерены ли стороны окончить дело заключением мирового соглашения. До принятия заявления об отказе от иска или об окончании дела мировым соглашением суд должен разъяснить сторонам последствия этого процессуального акта: после совершения таких действий они утрачивают право на повторное обращение в суд с аналогичными исковыми требованиями. Вопрос, который был поставлен в этом заявлении, подлежит разрешению в совещательной комнате судом, который должен вынести мотивированное определение. В определении о прекращении производства по делу вследствие мирового соглашения должны быть четко и полно изложены условия такого соглашения (ч. 3 ст. 173 ГПК).

Если же суд не найдет возможным принять признание иска ответчиком или утвердить мировое соглашение сторон, то он выносит об этом мотивированное определение и переходит к заслушиванию объяснений лиц, участвующих в деле (ч. 4 ст. 173 ГПК).

После доклада дела, если оно не прекращено вследствие принятия отказа истца от иска или мирового соглашения, суд заслушивает объяснения участвующих в деле лиц. Определяя последовательность выступления этих лиц, ст. 174 ГПК не упоминает представителей, что не следует воспринимать как преднамеренное лишение последних права дать СУДУ объяснения вместо доверителя или наряду с ним. Иное толкование закона противоречило бы общему правилу, предоставляющему гражданам и юридическим лицам возможность вести свои дела в суде лично или через представителя либо наряду с представителем (ст. 48 ГПК). Представители выступают после лиц, интересы которых они представляют.

Объяснения лиц, данные в письменной форме, протоколы судебных поручений и обеспечения доказательств в соответствии с принципом устности подлежат оглашению.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, или представителей, суд с учетом мнения этих лиц устанавливает порядок допроса свидетелей, экспертов и исследования иных доказательств.

Обычно исследование доказательств начинается с допроса свидетелей. Очередность допроса свидетелей определяется председательствующим. Каждый свидетель допрашивается в судебном заседании отдельно и после допроса остается в зале заседания до окончания разбирательства дела, если суд не разрешит ему удалиться раньше. Перед допросом председательствующий устанавливает личность свидетеля, под расписку предупреждает его об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, отказ от дачи показаний, выясняет отношение свидетеля к лицам, участвующим в деле (ст. 176, 177, 178 ГПК).

Целесообразнее вначале выслушать показания свидетелей, вызванных по инициативе истца, а затем допросить свидетелей со стороны ответчика, при такой очередности будет соблюдена последовательность в исследовании доказательств.

После изложения свидетелем своих показаний ему задаются вопросы. На практике суды чаще всего придерживаются следующего порядка допроса свидетелей. Первой задает вопросы сторона, по заявлению которой вызван свидетель. Это правило — одна из процессуальных гарантий прав сторон в процессе. Каждая из сторон вправе задавать свидетелю вопросы в дополнение и разъяснение ответов, данных на вопросы другой стороны. Свидетелю, вызванному по инициативе суда, первым задает вопрос истец. Судьи могут задавать вопросы свидетелю в любой момент его допроса (ч. 3 ст. 177 ГПК). В случае необходимости суд может вторично допросить свидетеля в том же или следующем заседании, а также повторно допросить свидетелей для выяснения противоречий в их показаниях.

Нормы гражданского процессуального права предусматривают особый порядок допроса несовершеннолетних свидетелей, рассчитанный на то, чтобы максимально гарантировать достоверность их показаний в сочетании с бережным отношением к легкоранимой психике детей (ст. 179 ГПК).

В соответствии с принципом устности судебного разбирательства, предусмотренным п. 2 ст. 157 ГПК, показания свидетелей, полученные в порядке выполнения судебных поручений, обеспечения доказательств и при отложении разбирательства дела, подлежат оглашению председательствующим.

Рассмотрение и исследование письменных доказательств начинается с их оглашения (ст. 181 ГПК). В целях охраны гарантированной Конституцией РФ тайны, закон (ст. 182 ГПК) устанавливает специальное правило исследования личной переписки и личных телеграфных сообщений. Они могут оглашаться в открытом судебном заседании только с согласия авторов и адресатов. В противном случае такие письма и телеграфные сообщения исследуются в закрытом судебном заседании (ст. 182 ГПК).

Имеющиеся по делу вещественные доказательства исследуются путем их осмотра в судебном заседании и предъявления их лицам, участвующим в деле, их представителям, а в необходимых случаях свидетелям, экспертам, специалистам. Вещественные и письменные доказательства, которые нельзя доставить в суд, осматриваются и исследуются но месту их нахождения или в ином определенном судом месте. Во время осмотра проводится судебное заседание (вне зала суда) и ведется протокол. При этом могут присутствовать специалист, эксперт, которым могут быть заданы вопросы.

Впервые Гражданский процессуальный кодекс предусматривает возможность исследования аудио или видеозаписей. Воспроизведение их осуществляется в зале заседания или ином специальном помещении. При воспроизведении аудио или видеозаписи, которая содержит сведения личного характера, а также при ее исследовании применяются правила, предусмотренные ст. 182 ГПК.

После исследования всех других имеющихся по делу доказательств рассматриваются результаты экспертизы, если она была проведена по делу (ст. 187 ГПК). Заключение эксперта в соответствии с принципом устности подлежит оглашению в судебном заседании. В целях разъяснения и дополнения заключения эксперту могут быть заданы вопросы.

Новым участником гражданского судопроизводства в соответствии с ГПК РФ является специалист. Суды привлекают специалиста для Дачи разъяснений по вопросам, не требующим экспертизы, для получения консультаций, пояснений и оказания технической помощи (составления планов, схем, фотографирования, оценки имущества и т. д.). В отличие от эксперта, который дает письменное заключение, консультации специалиста могут быть даны в устной форме.

По окончании исследования всех доказательств председательствующий предоставляет слово для заключения по делу прокурору (ст. 45 ГПК). Ранее, в соответствии с ГПК РСФСР, прокурор давал заключение по существу дела в целом после судебных прений, что не соответствовало принципу состязательности, диспозитивности и равенства сторон. Председательствующий предоставляет слово для заключения по делу представителю государственного органа или представителю органа местного самоуправления (ст. 46, 47 ГПК), а также выясняет у других участвующих в деле лиц и их представителей, не желают ли они дополнить свои объяснения.

В случае, когда исследованы все материалы дела, доказательства, а у лиц, участвующих в деле, отсутствуют заявления об истребовании и исследовании дополнительных материалов, председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным и суд переходит к судебным прениям.

Эта часть судебного разбирательства имеет целью подведение итогов процесса. В судебных прениях каждое лицо, участвующее в деле, его представитель вправе подвести итоги рассмотрения дела, изложить свое мнение о достаточности и достоверности исследованных доказательств, о доказанности или недоказанности предъявляемых требований, свое толкование правовых норм, на основании которых надлежит рассмотреть дело, а также высказать мнение о том, должно ли заявленное притязание быть удовлетворено. Очередность выступления участвующих в деле лиц и их представителей в судебных прениях предусмотрена ст. 190 ГПК.

В судебных прениях первым выступают истец, его представитель, затем — ответчик и его представитель.

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, и его представитель в судебных прениях выступают после сторон и их представителей. Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, и его представитель в судебных прениях выступают после истца или ответчика, на стороне одного из которых третье лицо участвует в деле.

Прокурор, представители государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждане, обратившиеся в суд за защитой прав и законных интересов других лиц, выступают в судебных прениях первыми.

Действующий ГПК не выделяет в отдельную статью положения о репликах. Они входят в судебные прения и представляют собой вторичное выступление в краткой форме лиц, участвующих в деле. В реплике могут быть приведены дополнительные соображения. Реплики не предусматривают какой-либо очередности. В ходе судебных прений и реплик лица, участвующие в деле, не вправе ссылаться на новые обстоятельства и доказательства, которые не были исследованы в ходе судебного разбирательства. Об этом председательствующий должен предупредить лиц, участвующих в деле.

Лица, участвующие в деле, могут отказаться от выступления в судебных прениях и выступления с репликами. Право последней реплики принадлежит ответчику, его представителю.

После судебных прений суд (судья) переходит к последней части судебного разбирательства — принятию и объявлению решения, о чем сообщается присутствующим в зале судебного заседания.

Никто не может присутствовать в совещательной комнате, за исключением судей, рассматривавших дело. Нарушение тайны совещательной комнаты является безусловным основанием для отмены решения (п. 8 ч. 2 ст. 364 ГПК). Решение по делу, которое рассматривается судом в коллегиальном составе, принимается судьями большинством голосов. Никто из судей не вправе воздержаться от голосования. Председательствующий голосует последним. Судья, не согласный с мнением большинства при решении любого вопроса, отражаемого в решении, может изложить в письменной форме свое особое мнение, которое приобщается к делу, но при объявлении принятого по делу решения суда не оглашается.

Согласно ст. 199 ГПК решение принимается немедленно. Составление мотивированного решения может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела, но резолютивную часть решения суд должен объявить в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела.

Решение суда объявляется публично, за исключением случаев, когда такое объявление решения затрагивает права и законные интересы несовершеннолетних (ст. 10 ГПК). Например, по делам об усыновлении решение оглашается в закрытом судебном заседании.

После объявления решения председательствующий обязан разъяснить его содержание, порядок и срок обжалования, а также право лиц, участвующих в деле, и представителей на ознакомление с протоколом судебного заседания и подать письменные замечания на протокол.

§ 4. Приостановление производства по делу и его отличие от отложения разбирательства дела

Приостановление производства по делу — временное прекращение совершения процессуальных действий по делу по не зависящим от суда и сторон обстоятельствам, препятствующим дальнейшему движению дела. В отличие от отложения разбирательства дела суд прекращает совершение процессуальных действий на период приостановления производства по делу и не указывает срок, на который приостанавливается производство по делу.

Процессуальное законодательство предусматривает два вида приостановления производства по делу: обязательное и факультативное.

Согласно ст. 215 ГПК суд обязан приостановить производству по делу в случаях:

смерти гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство, или реорганизации юридического лица, которые являются сторонами в деле или третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора;

признания стороны недееспособной или отсутствия законного представителя у лица, признанного недееспособным;

участия ответчика в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного или военного положения, а также в условиях военных конфликтов или просьбы истца, участвующего в боевых действиях либо в выполнении задач в условиях чрезвычайного или военного положения, а также в условиях военных конфликтов;

невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве;

обращения суда в Конституционный Суд РФ с запросом о соответствии закона, подлежащего применению, Конституции РФ.

Факультативное приостановление в соответствии со ст. 216 ГПК предусмотрено в следующих случаях:

нахождение стороны в лечебном учреждении;

розыск ответчика;

назначение судом экспертизы;

назначение органом опеки и попечительства обследования условий жизни усыновителей по делу об усыновлении (удочерении) и другим делам, затрагивающим права и законные интересы детей;

направление судом судебного поручения в соответствии со ст. 62 ГПК.

Суд может приостановить производство по делу как по заявлению лиц, участвующих в деле, так и по своей инициативе.

Заявление о приостановлении производства может быть подано в ходе судебного разбирательства и до рассмотрения дела (при подготовке дела к судебному разбирательству). Определение о приостановлении производства по делу может быть вынесено в предварительном судебном заседании (ч. 4 ст. 152 ГПК).

Сроки приостановления производства регулируются ст. 217 ГПК.

Приостановление производства оформляется определением суда, которое может быть обжаловано в течение 10 дней со дня его вынесения.

Производство по делу возобновляется после устранения обстоятельств, которые вызвали его приостановление, на основании заявления лиц, участвующих в деле, либо но инициативе суда.

Со дня возобновления производства по делу возобновляется течение сроков рассмотрения и разрешения дела, установленных ст. 154 ГПК, а также могут совершаться процессуальные действия.

О возобновлении производства по делу суд выносит определение, в котором должны быть указаны обстоятельства, свидетельствующие о том, что основания приостановления производства отпали, а также время и место судебного заседания, о чем извещаются лица, участвующие в деле, и другие участники процесса.

Отложение разбирательства дела

Отложение разбирательства дела представляет собой перенесение рассмотрения дела по существу на другое судебное заседание. Перечень оснований, по которым возможно отложение разбирательства дела, установленный ст. 169 ГПК, не является исчерпывающим.

Разбирательство дела должно быть отложено, в частности, в следующих случаях: вследствие неявки кого-либо из участников процесса, предъявления встречного иска, необходимости представления или истребования дополнительных доказательств, привлечения к участию в деле других лиц и т. п.

В определении об отложении разбирательства дела суд должен назначить дату нового судебного заседания, меры, которые должны быть приняты для обеспечения возможности рассмотрения дела в следующем судебном заседании.

При отложении разбирательства дела сроки рассмотрения и разрешения дела не приостанавливаются. После отложения дела разбирательство дела начинается сначала.

Если стороны не настаивают на повторении объяснений всех участников процесса, знакомы с материалами дела, в том числе с объяснениями участников процесса, данными ранее, состав суда не изменился, суд вправе предоставить участникам процесса возможность подтвердить ранее данные объяснения без их повторения, дополнить их, задать дополнительные вопросы.

§ 5. Окончание дела без вынесения судебного решения (прекращение производства по делу, оставление заявления без рассмотрения)

Рассмотрение гражданского дела заканчивается, как правило, вынесением решения. Однако иногда в ходе судебного разбирательства дела выясняются обстоятельства, при которых в силу закона производство по делу заканчивается без вынесения решения: прекращением производства по делу (ст. 220 ГПК) и оставлением заявления без рассмотрения (ст. 222 ГПК).

Производство по делу прекращается, если:

дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК;

имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон;

истец отказался от иска, и отказ принят судом;

стороны заключили мировое соглашение, и оно утверждено судом;

имеется ставшее обязательным для сторон, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда, за исключением случаев, если суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда;

после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство или ликвидация организации, являвшейся одной из сторон по делу, завершена (ст. 220 ГПК).

Перечень оснований прекращения производства по делу является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Основания для прекращения производства по делу можно подразделить на три группы:

а) свидетельствующие о том, что у заинтересованного лица не было права на обращение в суд (ст. 220 ГПК);

б) связанные с реализацией распорядительных прав сторон, препятствующих дальнейшему продолжению процесса (ст. 220);

в) не зависящие ни от усмотрения, ни от действий суда, сторон (ст. 220). Большинство из перечисленных оснований были предусмотрены.

ГПК РСФСР. В отличие от ГПК РСФСР согласно ГПК РФ несоблюдение установленного досудебного порядка урегулирования спора не влечет прекращения производства по делу независимо от того, утрачена ли такая возможность или нет.

Наряду с традиционными основаниями ГПК предусматривает и новые основания для прекращения производства по делу: производство по делу прекращается и в тех случаях, когда заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым не предоставлено такое право; в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы и законные интересы заявителя (п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. 220).

В ст. 220 ГПК наряду с традиционным основанием — смертью гражданина, являющегося стороной по делу, если спорное правоотношение не допускает правопреемства, названо завершение ликвидации организации, являвшейся одной из сторон по делу.

Производство по делу прекращается определением суда, в котором указывается, что повторное обращение в суд с тождественным иском не допускается. Определение может быть вынесено не только в стадии судебного разбирательства, но и при подготовке дела к судебному разбирательству (ст. 152 ГПК).

В отличие от прекращения производства по делу при оставлении заявления без рассмотрения заявитель не лишается права обратиться в суд с тождественным иском после устранения обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела.

Суд оставляет заявление без рассмотрения, если:

1) истцом не соблюден установленный федеральным законом для Данной категории дел или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора;

2) заявление подано недееспособным лицом;

3) заявление подписано или подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание или предъявление иска;

4) в производстве этого или другого суда, арбитражного суда имеется возбужденное ранее дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям;

5) имеется соглашение сторон о передаче данного спора на рассмотрение и разрешение третейского суда, и от ответчика до начала рассмотрения дела по существу поступило возражение относительно рассмотрения и разрешения спора в суде;

6) стороны, не просившие о разбирательстве дела в их отсутствие, не явились в суд по вторичному вызову;

7) истец, не просивший о разбирательстве дела в его отсутствие, не явился в суд по вторичному вызову, а ответчик не требует рассмотрения дела по существу.

Основания для оставления заявления без рассмотрения можно подразделить на две группы:

а) свидетельствующие о том, что заинтересованным лицом не соблюден установленный порядок предъявления иска (ст. 222 ГПК);

б) связанные с неявкой сторон в судебное заседание (ст. 222).

Новым основанием оставления заявления без рассмотрения является соглашение о передаче спора на рассмотрение и разрешение третейского суда при условии, что от ответчика до начала рассмотрения дела по существу поступило возражение относительно рассмотрения и разрешения спора в суде. Остальные основания оставления заявления без рассмотрения являются традиционными и были предусмотрены ГПК РСФСР.

Основания оставления заявления без рассмотрения дел искового производства являются исчерпывающими. Для дел, рассматриваемых в порядке особого производства, предусмотрен еще один случай оставления заявления без рассмотрения. Согласно ст. 263 ГПК, если в особом производстве возникает спор о праве, подведомственный суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

Определение об оставлении заявления без рассмотрения может быть вынесено не только в ходе судебного разбирательства, но и на стадии подготовки дела к судебному разбирательству (по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 152 ГПК).

§ 6. Протокол судебного заседания

Протокол судебного заседания представляет собой письменный процессуальный документ, составляемый в ходе каждого судебного заседания и отражающий все процессуальные действия суда и участников процесса, совершаемые в ходе судебного заседания. Согласно ст. 71 ГПК протокол является письменным доказательством.

Составление протокола судебного заседания преследует две цели: ближайшую и отдаленную. Первая цель — вынесение судом законного и обоснованного решения на основании тех материалов, которые были рассмотрены в судебном заседании и получили соответствующее процессуальное закрепление в протоколе судебного заседания. Вторая цель (отдаленная) — контроль за деятельностью суда первой инстанции, поскольку протокол — один из важных процессуальных документов, знакомясь с которым суд вышестоящей инстанции проверяет деятельность нижестоящего суда и соответствие решения суда доказательствам, исследованным в ходе судебного заседания. Отсутствие в деле протокола судебного заседания — нарушение процессуального законодательства и безусловное основание к отмене решения суда (п. 7 ч. 2 ст. 364 ГПК).

Протокол судебного заседания ведется на стадии подготовки дела к судебному разбирательству при проведении предварительного судебного заседания (ст. 152 ГПК) и при рассмотрении дела по существу. Вместе с тем законодательно закреплена обязательность ведения протокола и вне судебного заседания при совершении отдельного процессуального действия, например, при осмотре и исследовании доказательств по месту их нахождения (ч. 3 ст. 58 ГПК), выполнении судебного поручения (ст. 63 ГПК), обеспечении доказательств (ст. 66 ГПК), получении образцов почерка (ч. 3 ст. 81 ГПК) и др.

Ведение протокола судебного заседания обязательно и в суде апелляционной инстанции, так как согласно ст. 327 ГПК рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции, и суд вправе устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства, что должно найти отражение в протоколе судебного заседания. Более того, ведение протокола судебного заседания необходимо и в суде кассационной инстанции, если исследуются новые доказательства (ч. 3 ст. 358 ГПК).

Обязанность составления протокола судебного заседания и протокола отдельного процессуального действия возлагается на секретаря судебного заседания. Согласно общему правилу, протокол судебного заседания должен содержать все существенные сведения. Существенность того или иного сведения определяется по каждому гражданскому делу, однако в ч. 2 ст. 229 ГПК указан перечень сведений, которые Должны всегда отражаться в протоколе.

В протоколе должны быть отражены: заявление истца об изменении им предмета или основания иска, заявление об отказе от иска, заявление ответчика о признании иска, а также о заключении мирового соглашения, которые подписываются соответственно истцом, ответчиком или обеими сторонами; признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения (ч. 2 ст. 68 ГПК); сделанные переводчиком замечания по поводу правильности перевода (ч. 3 ст. 162 ГПК), возражения кого-либо из участников процесса относительно действий председательствующего (ч. 2 ст. 156 ГПК).

Существенными сведениями, подлежащими занесению в протокол судебного заседания, являются действия по оформлению полномочий представителя (ч. 6 ст. 53 ГПК). В делах о расторжении брака в протоколе должны быть отражены действия суда по примирению супругов по делам об усыновлении согласие на усыновление, данное родителем в суде, должно быть зафиксировано в протоколе и подписано им лично (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г № 9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления») [152].

При разрешении несложных вопросов суд может выносить определения, не удаляясь в совещательную комнату. Такие определения заносятся в протокол судебного заседания (ч. 2 ст. 224 ГПК).

Неотъемлемой частью протокола являются также приобщенные к нему документы (например, подписка свидетеля о разъяснении ему прав и обязанностей и предупреждении об ответственности — ч. 1 ст. 176 ГПК).

В зависимости от вида протокола закон определяет срок его составления в окончательном виде. Протокол судебного заседания, в том числе протокол предварительного судебного заседания, должен быть подписан не позднее чем через три дня после окончания судебного заседания, а протокол отдельного процессуального действия (например, осмотра на месте) — не позднее, чем на следующий день его совершения.

Протокол судебного заседания подписывает секретарь судебного заседания. Прежде чем подписать протокол, судья должен проверить правильность его составления. В случае обнаружения недостатков они устраняются путем внесения дополнений, изменений, исправлений, которые должны быть оговорены и удостоверены подписями председательствующего и секретаря судебною заседания.

Замечания на протокол. Лица, участвующие в деле, их представители вправе выразить свое несогласие с протоколом судебного заседания или отдельной его частью и подать в письменном виде замечания после подписания его председательствующим. В связи с этим суд обязан разъяснить участвующим в деле лицам право знакомиться с протоколом судебного заседания или отдельного процессуального действия и подавать замечания, что должно быть отражено в протоколе (п. 14 ч. 2 ст. 229 ГПК). Поскольку при составлении протокола суд может использовать стенографирование, аудиозапись и иные технические средства, которые приобщаются к протоколу судебного заседания, в случае необходимости лица, участвующие в деле, могут знакомиться и с такими материалами.

Законом предусмотрен пятидневный срок на ознакомление и письменное оформление несогласия с протоколом судебного заседания и подачу замечаний в суд.

Помимо лиц, участвующих в деле, правом на ознакомление с протоколом судебного заседания наделен переводчик. Однако переводчик, во-первых, вправе знакомиться с протоколом до его подписания председательствующим; во-вторых, замечания переводчика могут касаться только правильности перевода, и, в-третьих, сделанные переводчиком замечания полежат занесению в протокол судебного заседания (ч. 3 ст. 162 ГПК).

Замечания на протокол судебного заседания рассматриваются подписавшим его судьей в течение пяти дней со дня их подачи.

По итогам рассмотрения замечаний судья наделен следующими полномочиями:

а) удостоверить правильность части замечаний;

б) удостоверить правильность замечаний в полном объеме;

в) вынести мотивированное определение об их частичном отклонении;

г) вынести мотивированное определение об их полном отклонении.

В случае удостоверения замечаний судья ставит на них свою резолюцию. Вынесенные судом определения обжалованию не подлежат, поскольку не названы в законе как объекты обжалования и не преграждают дальнейшего движения дела. Вместе с тем замечания могут быть положены в основу апелляционной или кассационной жалобы. Независимо от реализованных судом полномочий замечания приобщаются к делу.

Глава 22 Постановления суда первой инстанции

Вопросы к теме

1 Понятие и вида судебных постановлений.

2. Сущность и значение судебного решения.

3. Требования предъявляемые к судебному решению.

4 Содержание судебного решения.

5 Устранение недостатков решения вынесшим его судом.

6. Законная сила судебного решения.

7. Определение суда первой инстанции.

§ 1. Понятие и виды судебных постановлений

В процессе осуществления правосудия в целях защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций суд разрешает различные вопросы. Разрешение того или иного вопроса — выражение воли суда, реализация судебной власти. Вовне судебная власть выражается в письменных актах, которые обобщенно называются судебными постановлениями. В зависимости от содержания разрешаемого вопроса суд первой инстанции выносит постановления трех видов: решения, определения, судебные приказы.

Постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу, выносится в форме решения (ч. 1 ст. 194 ГПК). Наряду с решениями суд первой инстанции выносит также иные постановления, именуемые определениями (об отложении разбирательства дела и прекращении производства по делу, о замене ненадлежащего ответчика надлежащим, об обеспечении иска, о назначении экспертизы и т. п.).

Согласно гл. 11 ГПК предусмотрен особый вид судебного акта — судебный приказ, который выдается судьей при наличии определенных условий до возбуждения гражданского судопроизводства (см. гл. 17 настоящего учебника).

Общей чертой всех видов судебных постановлений является то, что ' они содержат изъявление воли государства в лице суда.

Судебное решение отличается от судебного определения тем, что решением осуществляется акт правосудия, т. е. защищается субъективное материальное право или охраняемый законом интерес. В любом случае, удовлетворяя иск или отказывая в его удовлетворении, судья (суд) защищает права и законные интересы истца либо ответчика, С вынесением судебного решения спорное право (интерес) становится бесспорным. Определение же как судебный акт существа дела не затрагивает.

Судебным решением всегда заканчивается производство по делу. Это заключительный акт. Но из этого общего правила гражданским процессуальным законодательством предусмотрены два исключения. Так, производство в суде первой инстанции завершается определением о прекращении производства по делу (ст. 220, 221 ГПК) и определением об оставлении заявления без рассмотрения (ст. 222, 223 ГПК).

Определение о прекращении производства по делу не дает ответа на требование истца по существу спорного права (интереса). Тем не менее, оно может быть приравнено к судебному решению в том отношении, что как и судебное решение навсегда ликвидирует спор между сторонами и лишает истца права снова обратиться в суд с тождественным иском.

По каждому делу суд должен постановить одно решение, и лишь в виде исключения закон допускает возможность постановления по делу двух решений. Например, если при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе затруднительно провести подробный расчет по гражданскому иску без отложения разбирательства уголовного дела или без получения дополнительного материала, суд может признать за потерпевшим (гражданским истцом) право на удовлетворение иска и передать его в соответствующий суд для определения в порядке гражданского судопроизводства размеров удовлетворения.

В такой ситуации приговор в части признания за потерпевшим права на удовлетворение иска выполняет функцию промежуточного решения.

Промежуточные решения могут иметь место при рассмотрении Дел о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья лицу, не достигшему совершеннолетия. В таких случаях малолетнему (лицу, не достигшему 14 лет) возмещаются расходы, вызванные повреждением здоровья (расходы на протезирование, лекарства, санаторно-курортное лечение и проч.). По достижении потерпевшим 14 лет помимо расходов, вызванных повреждением здоровья, на основании нового решения возмещается вред, связанный с утратой или уменьшением его трудоспособности (ст. 1087 ГК).

Два решения по одному и тому же делу встречаются в случаях, когда суду необходимо исправить допущенную им ошибку и постановить дополнительное решение.

Судебное решение — важный акт правосудия, на который направлена процессуальная деятельность всех участников гражданского судопроизводства по конкретному делу. Именно поэтому гражданское процессуальное законодательство уделяет большое внимание регулированию судебного решения.

§ 2. Сущность и значение судебного решения

Сущность судебного решения состоит в том, что оно является волевым актом органа государства. Разрешая от имени государства гражданское дело по существу, суд подтверждает определенное правоотношение (или его отсутствие), субъективные материальные права и обязанности либо определенные факты. Но во многих случаях одного подтверждения правоотношения права или факта недостаточно для того, чтобы решение оказало реальную судебную защиту.

Поэтому судебная власть — властный характер судебного решения — проявляется также в содержащемся в решении приказе о совершении определенных действий (или воздержании от действий) в соответствии с законом.

Судебное решение — правоприменительный акт, так как разрешение гражданского дела основано на применении судом к установленным обстоятельствам норм материального права. Именно в судебном решении абстрактная норма (нормы) права, получая конкретное применение, как бы «оживает». Таким образом, каждое судебное решение представляет собой конкретно выраженную норму права, которая, будучи конкретизированной судом, становится несомненной в своем содержании и в состоявшемся решении получает предельную определенность [153]. Следовательно, суд своим решением, применяя норму материального права к конкретному случаю, устанавливает ее единственный смысл [154].

В действующем гражданском процессуальном законодательстве указанные особенности судебного решения выражены в ст. 195 ГПК и концентрированно отражены в следующем определении: судебное решение есть акт волеизъявления органа государственной власти, которое выражается в применении нормы права к конкретному правоотношению, в конкретизации правоотношения, во властном подтверждении правоотношения, права и факта и в приказе по конкретному поводу на имя сторон и других лиц и организаций, которых это дело касается (Н. Б. Зейдер).

Значение судебного решения обусловлено задачами гражданского судопроизводства, которыми является осуществление юрисдикционной и воспитательной функций (ст. 2 ГПК).

Своим решением суд восстанавливает права истца, нарушенные ответчиком, или признает, что такого нарушения не было, отклоняет требования истца, защищая тем самым права ответчика. По искам о присуждении значение судебного решения состоит, в частности, в том, что оно служит процессуальным основанием принудительного осуществления гражданско-правовой обязанности.

По искам о признании судебное решение устраняет неясность в содержании или самом существовании спорного материального правоотношения, содействуя нормальному исполнению обязанностей и осуществлению субъективных прав. Этим, в свою очередь, выполняется важная профилактическая функция.

Значение судебного решения заключается в том, что оно воспитывает российских граждан в духе уважения к закону, приучает их строить свои отношения как между собой, так и с организациями и государством, пропагандирует право.

§ 3. Требования, предъявляемые к судебному решению

Требования, предъявляемые к судебному решению, также вытекают из задач гражданского судопроизводства: 1) защитить нарушенное (оспоренное) право, восстановить и обеспечить возможность его надлежащего осуществления; 2) оказать воспитательное воздействие на Участников судопроизводства, а также на широкие круги граждан. Эти задачи могут быть выполнены при условии, что судебное решение убедительно, понятно и справедливо, т. е. если оказанная защита соответствует установленным судом обстоятельствам и закону, регулирующему спорное материальное правоотношение, субъективные права и обязанности, факты.

Требования, которым должно удовлетворять судебное решение, предусмотрены законом и по характеру подразделяются на две группы требований, предъявляемых: а) к содержанию судебного решения; б) к форме судебного решения.

В соответствии со ст. 195 ГПК судебное решение должно быть законным и обоснованным.

Законность судебного решения состоит в строгом и неуклонном соответствии подлежащим применению по делу нормам материального права при точном соблюдении норм процессуального права в соответствии с их содержанием и целью.

При отсутствии норм материального права, регулирующих спорное правоотношение, суд применяет нормы, регулирующие сходные правоотношения (аналогия закона). Если отсутствуют и такие нормы, суд решает дело исходя из общих начал и смысла действующего законодательства и Конституции РФ (аналогия права).

Понятие законности охватывает и требование обоснованности, так как обязанность суда выносить обоснованные решения установлена законом и нарушение этой обязанности означает нарушение закона.

Обоснованность судебного решения — требование соответствия высказанных в решении суждений установленным судом обстоятельствам дела. Решение является обоснованным, если в нем изложены все имеющие значение для дела обстоятельства, всесторонне и полно выясненные в судебном заседании, и приведены доказательства в подтверждение выводов об установленных обстоятельствах дела, правах и обязанностях сторон.

Требования законности и обоснованности судебного решения подробнее раскрыты в гл. 27 настоящего учебника.

Суд не должен ограничиваться перечислением в решении доказательств, которыми подтверждаются те или иные имеющие значение для дела обстоятельства, а обязан изложить их содержание. Если суд. оценив доказательства (каждое в отдельности и в совокупности), установит, что те или иные представленные материалы, показания свидетелей, другие фактические данные не подтверждают обстоятельств, на которые стороны сослались как на основание своих требований и возражений, он должен убедительно мотивировать свой вывод об этом в решении.

Таким образом, самостоятельным требованием, предъявляемым к судебному решению, является требование мотивированности, которое не тождественно требованию обоснованности [155].

Судебное решение должно удовлетворять требованию полноты, иметь исчерпывающий характер. Это означает, что суд своим решением должен дать всесторонний и полный ответ на все требования и возражения сторон, которые рассматривались судом. В решении должно быть сформулировано, что постановил суд по каждому исковому требованию (по каждому соединенному иску, встречному иску, заявленному требованию относительно предмета спора третьим лицом).

Проявлением неполноты может быть то, что суд разрешил требования не всех истцов или в отношении не всех ответчиков.

Требование безусловности, которому должно отвечать судебное решение, означает, что действие судебного решения не может ставиться в зависимость от наступления или ненаступления каких-либо условий.

Судебное решение должно быть окончательным. Условным, например, является такое решение, которым признание права за одной стороной связывается с совершением или несовершением какого-либо действия другой стороной. Например: «Если истец К. до 1 июля 2004 г. не закончит ремонт в квартире № 1 по адресу … и если он не займет эту квартиру вместе со своей семьей, то у ответчицы М. имеются основания вновь въехать в спорную квартиру».

Условное решение не устраняет неопределенности во взаимоотношениях сторон и само способно привести к новому спору.

Требование безусловности тесно связано с требованием определенности (категоричности), которое означает то, что судебным решением не может быть установлено альтернативное право стороны или альтернативное право выбора порядка исполнения судебного решения. Решение должно подтвердить одно конкретное субъективное право или юридическую обязанность и исключить возможность выбора способа и порядка исполнения.

Требование определенности исключает возможность постановления альтернативных решений. Однако действующее гражданское процессуальное законодательство допускает факультативные решения.

Под факультативными понимаются такие решения, в силу которых ответчик обязан совершить определенные действия, но если это невозможно, он обязан совершить взамен другое действие. Постановление факультативного решения предусмотрено ст. 205 ГПК, на основании которой при присуждении имущества в натуре суд указывает в решении его стоимость. Эта сумма взыскивается с ответчика, если при исполнении решения присужденного имущества в натуре не окажется.

Факультативные решения выносятся судом и на основании ст. 206 ГПК.

§ 4. Содержание судебного решения

Действующее законодательство предъявляет определенные требования не только к содержанию судебного решения, но и к его форме. В соответствии со ст. 198 ГПК судебное решение должно состоять из четырех частей: вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной. Судебное решение выносится именем Российской Федерации.

Важность судебного решения как акта осуществления правосудия подчеркивается тем, что закон четко определяет реквизиты каждой его части.

В вводной части судебного решения указываются время и место его вынесения, наименование суда, вынесшего решение, состав суда, секретарь судебного заседания, участвующий в деле прокурор и другие лица, участвующие в деле, судебные представители, а также предмет судебного разбирательства.

В описательной части приводится характеристика правового конфликта. Излагаются объяснения лиц, участвующих в деле, со ссылкой на доказательства, которыми подтверждаются обстоятельства, составляющие содержание их объяснений. Излагаются первоначальные и встречные требования, требование третьего лица, заявленное относительно предмета спора.

Обстоятельства дела излагаются в таком виде, в каком их представили суду лица, участвующие в деле. Изменение истцом основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований должно быть отражено в описательной части.

Мотивировочная часть судебного решения содержит указание на окончательный вывод суда по делу и обоснование этого вывода. При водятся обстоятельства дела, установленные судом, и доказательства, на которых основаны выводы суда. Отдельно приводятся доводы, по которым отвергаются те или иные доказательства. Отдельно следует указывать основания удовлетворения иска и основания определенного судом размера присуждения. Кроме фактического обоснования выводов суда по делу в целом, в мотивировочной части приводится правовое обоснование, т. е. указывается материальный закон, регулирующий спорное правоотношение. Здесь же делается ссылка на нормы процессуального права, которыми руководствовался суд, вынося решение.

В соответствии с п. 4 ст. 198 ГПК в случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения суд может указать лишь на признание иска и принятие его судом.

Мотивировочная часть судебного решения должна быть изложена с исчерпывающей полнотой.

Резолютивная часть судебного решения излагается в форме безмотивного, лаконичного приказа («взыскать», «обязать», «выселить», «истребовать», «возместить», «отказать» и т. п.). В резолютивной части приводится вывод суда об удовлетворении иска или об отказе в иске полностью или в части. Поскольку резолютивная часть дословно переносится в исполнительный лист, она должна содержать полные данные о спорящих сторонах и ответ на каждое из заявленных требований.

В резолютивной части указывается, как суд распределил судебные расходы: взысканы ли они и в каком размере с одной стороны в пользу другой стороны или в доход государства, а также указываются срок и порядок обжалования решения.

В необходимых случаях в резолютивной части приводится указание на предусмотренные законом отступления от обычного порядка исполнения решения. Такими отступлениями могут быть немедленное исполнение решения, обеспечение исполнения решения, предоставление ответчику рассрочки или отсрочки платежа.

Гражданский процессуальный кодекс содержит подробные указания по вопросу о том, что должна содержать резолютивная часть судебного решения по некоторым категориям дел.

В соответствии со ст. 23 СК при наличии взаимного согласия на расторжение брака супругов, имеющих несовершеннолетних детей, а также супругов, один из которых, несмотря на отсутствие у него возражений, уклоняется от расторжения брака в органах записи актов гражданского состояния, суд расторгает брак без выяснения мотива.

Таким образом, судебное решение как правоприменительный акт представляет собой процессуальный документ, постановляемый в особой процессуальной форме.

§ 5. Устранение недостатков решения вынесшим его судом

После объявления решения по делу суд, вынесший решение, не вправе его отменить или изменить (ч. 1 ст. 200 ГПК). Ошибки, допущенные судом при вынесении решения, могут быть исправлены вышестоящим судом. Таково общее правило, гарантирующее стабильность судебных решений.

Однако если при вынесении решения в совещательной комнате в тексте решения были допущены описки, искажения фамилии, имени, отчества, явные арифметические ошибки, они должны быть исправлены, и исправления оговорены перед подписями судей.

Порядок исправления такого рода недостатков решения, обнаруженных после его оглашения, предусмотрен ст. 200 ГПК.

Описки или явные арифметические ошибки, допущенные в решении, исправляются судом по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, но их неявка не препятствует рассмотрению вопроса о внесении исправлений. Определение, вынесенное по вопросу о внесении в судебное решение исправлений, может быть обжаловано путем принесения частной жалобы в вышестоящий суд.

Исправление ошибок (описок, искажений слов и явных арифметических ошибок) не ограничено каким-либо сроком. Исправления могут быть внесены в решение до вступления его в законную силу и после, если соответствующие недостатки не были устранены вышестоящей инстанцией.

Разъяснение судебного решения. Одним из важных требований, предъявляемых к судебному решению, является требование понятного изложения его содержания. Непонятно изложенное решение не может выполнить стоящие перед судом задачи гражданского судопроизводства и затрудняет его исполнение.

О разъяснении решения могут просить лица, участвующие в деле, и органы, исполняющие решение, в частности судебный пристав-исполнитель (ст. 202 ГПК, ст. 17 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Разъяснение решения может касаться только вопросов, разрешенных судом, и допускается, если оно еще не исполнено или не истек срок исполнительной давности.

Вопрос о разъяснении решения рассматривается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте заседания, но их неявка не препятствует рассмотрению вопроса. Выносится определение, которое может быть обжаловано в частном порядке.

Дополнительное решение является средством исправления такого недостатка судебного решения, как неполнота. Как правило, судебное решение должно быть исчерпывающим и давать ответы на все поставленные перед судом вопросы. Тем не менее закон считается с возможными в судебной практике случаями несоблюдения этого требования.

Основания для вынесения дополнительного решения предусмотрены ст. 201 ГПК. Так, дополнительное решение может быть вынесено, если по какому-либо требованию, по которому лица, участвующие в деле, представляли доказательства и давали объяснения, не было вынесено решение. Например, по иску о восстановлении на работе незаконно уволенного работника и взыскании оплаты за время вынужденного прогула суд взыскал определенную денежную сумму в пользу истца, не указав, восстанавливается ли он на работе. В такой ситуации условия для разрешения обоих требований имелись, но ответа на одно из них суд не дал.

Дополнительное решение выносится в случаях, когда суд, разрешив вопрос о праве, не указал размера присужденной суммы, имущества, подлежащего передаче, или действий, которые обязан совершить ответчик. Например, по иску о разделе совместно нажитого супружеского имущества суд разделил его между супругами в равных долях, не указав в решении, какое имущество присуждается истице, а какое — ответчику.

Дополнительное решение может быть вынесено, если судом не разрешен вопрос о судебных расходах и не указано в решении, с кого, в каком размере и в чью пользу судебные расходы взысканы.

Вопрос о принятии дополнительного решения суда может быть поставлен до вступления в законную силу решения суда. Принимается судом дополнительное решение после рассмотрения указанного вопроса в судебном заседании.

Просить о дополнении решения могут лица, участвующие в деле. Суд по своей инициативе также может поставить вопрос о дополнении Решения.

Дополнительное решение выносится по общим правилам вынесения судебных решений и может быть обжаловано как вместе с основным решением, так и отдельно от него.

Между вступлением решения в законную силу и его реальным исполнением иногда проходит довольно длительный промежуток времени. В этот период в результате инфляции происходит обесценивание денежных сумм, подлежащих взысканию на основании судебного решения. В соответствии с действующим законодательством допускается возможность индексации денежных сумм на день исполнения решения суда (ст. 208 ГПК). С заявлением об индексации присужденных денежных сумм вправе обратиться в суд взыскатель или должник. Заявление рассматривается в судебном заседании. Ответ на заявление дается в определении, в резолютивной части которого размер индексации суммы указывается в новом исчислении.

Таким образом, реализация правил, закрепленных в ст. 208 ГПК, обеспечивает наиболее полное восстановление нарушенного права, гарантирует наиболее действенную защиту имущественных интересов взыскателя от инфляционных процессов.

§ 6. Законная сила судебного решения

Законная сила судебного решения понимается как особое качество постановленного по делу судебного решения, которое заключается в том, что решение становится обязательным как для лиц, участвующих в деле, так и для самого суда, вынесшего решение, а также для всех граждан, организаций, должностных лиц, хотя они в деле не участвовали [156]. Это качество судебного решения вытекает из специфики судебного решения как акта правосудия.

Момент вступления решения в законную силу определен гражданским процессуальным законодательством (ст. 209 ГПК).

Решение вступает в законную силу по истечении апелляционного или кассационного срока (десяти дней), если оно не было обжаловано. В случае подачи апелляционной жалобы на решение мирового судьи оно вступает в законную силу после рассмотрения районным судом этой жалобы, если обжалуемое решение не отменено.

В случае, когда решением районного суда отменено или изменено решение мирового судьи и принято новое решение, оно вступает в законную силу немедленно.

Если на решение суда была подана кассационная жалоба и по результатам рассмотрения жалобы решение не отменено, оно вступает в законную силу после рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

Вступление решения в законную силу влечет определенные правовые последствия, которые заключаются в том, что решение приобретает ряд новых свойств.

Основное свойство законной силы судебного решения — его обязательность. Вступившее в законную силу решение суда обязательно для всех государственных органов и организаций, кооперативных организаций, их объединений, общественных организаций, должностных лиц и граждан.

Обязательность вступившего в законную силу решения для граждан, должностных лиц и организаций, которые не участвовали в деле, вытекает из авторитета суда как органа государства, осуществляющего правосудие. Для сторон и других лиц, участвующих в деле, свойство обязательности судебного решения означает, что они должны подчиниться судебному решению. Так, если гражданин признан судебным решением собственником определенной квартиры, никто не имеет права посягать на его собственность. Но вступившее в законную силу судебное решение обязательно для не участвующих в деле лиц лишь в границах спорного правоотношения, так как заинтересованные лица вправе обратиться в суд за защитой прав и законных интересов, спор о которых этим решением разрешен не был.

Вступившее в законную силу решение обязательно и для самого суда, поскольку уже с момента оглашения решения суд может вносить в него только предусмотренные законом исправления, не меняющие содержание решения (ст. 200, 201, 202 ГПК).

Неопровержимость как свойство вступившего в законную силу судебного решения означает невозможность дальнейшего обжалования решения в апелляционном или кассационном порядке и, следовательно, невозможность его отмены или изменения в этом порядке. Но в случае восстановления пропущенного по уважительной причине апелляционного кассационного срока и принесения апелляционной или кассационной жалобы решение, хотя оно и вступило в законную силу, может быть пересмотрено судом второй инстанции.

Последствием вступления решения в законную силу является приобретение им свойства исключительности. Это выражается в том, что такое решение исключает возможность вторичного рассмотрения и Разрешения дела, в отношении которого было постановлено данное речение. Статья 209 ГПК предусматривает, что по вступлении решения в Иконную силу стороны и другие участвующие в деле лица, а также их.

правопреемники не могут вновь заявлять те же исковые требования и на тех же основаниях (т. е. тождественный иск).

Особое значение для обеспечения стабильности гражданских (в широком смысле) правоотношений имеет свойство преюдициальности (предрешенности) вступившего в законную силу решения. Преюдициальность решения понимается как недопустимость для лиц, участвовавших в деле, и их правопреемников оспаривания, а для суда — исследования в другом процессе фактов и правоотношений, установленных вступившим в законную силу решением. Свойство преюдициальное™ обусловлено общим правилом об обязательности вступившего в законную силу решения для всех граждан, должностных лиц и организаций, а также иных юрисдикционных органов.

В силу свойства преюдициальности факты, установленные вступившим в законную силу решением суда по одному гражданскому делу, не могут оспариваться и не доказываются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица.

В свое время Пленум Верховного Суда СССР указал судам, что если преюдициально установленные факты и правоотношения оспариваются иными лицами в новом процессе, суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств. В случае, когда это решение противоречит ранее постановленному решению по другому делу, суд извещает об этом председателя соответствующего суда, имеющего право на принесение протеста в порядке надзора (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. «О судебном решении»).

Вступившее в законную силу решение суда имеет преюдициальное значение и для суда, рассматривающего уголовное дело. Однако преюдициальность решения суда по гражданскому делу касается только вопроса о том, имело ли место событие или действие, но не вопроса виновности подсудимого.

Вступившее в законную силу судебное решение имеет преюдициальное значение также для административных органов, органов местного самоуправления и др.

Вступившее в законную силу судебное решение подлежит исполнению и при неисполнении в добровольном порядке исполняется принудительно (ст. 210 ГПК). Это правило и обязательность решения лежат в основе свойства исполнимости. Указанное свойство приобретается лишь решениями об удовлетворении исков о присуждении. Решения об отказе в удовлетворении иска и по искам о признании не могут исполняться принудительно. Кроме того, исполнимость как свойство законной силы не действует в случаях немедленного исполнения решения.

В отдельных указанных законом случаях допускается возможность принудительного исполнения до вступления решения в законную силу.

Закон предусматривает два вида немедленного исполнения: обязательное (в силу закона) и факультативное (по усмотрению суда). Статья 211 ГПК содержит перечень оснований обязательного немедленного исполнения. Факультативное немедленное исполнение может быть допущено по основаниям, указанным в ст. 212 ГПК.

В случаях обязательного немедленного исполнения в решении указывается, что оно подлежит немедленному исполнению. При факультативном немедленном исполнении вопрос о допуске немедленного исполнения должен быть обсужден и обоснован судом. Обоснование немедленного исполнения отражается в мотивировочной части решения, и в резолютивной части записывается: «допустить немедленное исполнение».

Пределы действия законной силы судебного решения рассматриваются в следующих двух аспектах: объективные пределы и субъективные пределы.

Объективные пределы действия законной силы судебного решения очерчиваются предметом судебного разбирательства, т. е. спорным правоотношением, хотя бы иск и подвергался изменению, или спорными фактами (в особых производствах).

Субъективные пределы законной силы судебного решения определяются тем, что судебное решение действует только в отношении определенного круга лиц — в отношении лиц, участвующих в деле, и их правопреемников.

§ 7. Определение суда первой инстанции

Определениями называются постановления, которые выносит суд первой инстанции (коллегиально или единолично) по всем вопросам, возникающим в связи с разбирательством гражданского дела. Определения могут быть вынесены на любой стадии разбирательства дела в суде первой инстанции (например, определение о возбуждении производства по делу, назначении дела к судебному разбирательству, об отводе судьи, о назначении экспертизы, допуске в процесс третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, и проч.).

Разнообразие определений позволяет классифицировать их по разным критериям.

Классифицируя определения по субъектам, следует выделить единоличные и коллегиальные определения. Поскольку действующим законодательством предусмотрена возможность рассмотрения и разрешения гражданских дел как в коллегиальном составе судей, так и единолично судьей, единоличные определения могут быть вынесены судом первой инстанции вплоть до вступления решения в законную силу.

Классификация по порядку постановления и оформлению предполагает деление, в свою очередь, определений на два вида: определения в форме отдельного процессуального документа и определения, заносимые в протокол судебного заседания.

Определение как отдельный процессуальный документ должно содержать реквизиты, указанные в ст. 225 ГПК. Как и судебное решение, определение состоит из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей.

Во вводной части указываются следующие данные: наименование суда, его состав, название дела, время и вопрос, по которому выносится определение. В описательной части излагаются сущность разрешаемого вопроса, мнение и доводы лиц, участвующих в деле. В мотивировочной части приводятся мотивы суда, обосновывающие решение судом рассматриваемого вопроса, и ссылка на закон, на основании которого вопрос решен судом. В резолютивной части указывается, к какому решению по рассматриваемому вопросу пришел суд, а также срок и порядок обжалования, если обжалование определения допускается (ст. 371 ГПК). Определения суда выносятся в совещательной комнате в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 15 ГПК.

При разрешении несложных вопросов определение может быть вынесено судом после обсуждения на месте без удаления в совещательную комнату. В таком случае в протоколе судебного заседания указываются вопрос, по которому выносится определение, мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, дается ссылка на закон (ч. 2 ст. 224 ГПК).

Такие определения в теории гражданского процессуального права называют устными, хотя этот термин не совсем верно отражает характер данных определений, поскольку они закрепляются письменно. Точнее было бы назвать такие определения протокольными.

Вопрос о том, какие определения в какой форме выносятся, решается судом в зависимости от сложности разрешаемого вопроса и от особенности стадии гражданского процесса, в которой оно выносится.

Классифицировать определения суда первой инстанции можно, по содержанию: на подготовительные, пресекательные, залючительные и частные определения.

Подготовительные — такие определения, которыми разрешаются возникающие в течение всего разбирательства частные процессуальные вопросы, имеющие целью подготовить нормальное развитие процесса и обеспечить вынесение законного и обоснованного судебного решения. Примеры подготовительных определений: о подготовке дела "" к судебному разбирательству; о привлечении в процесс новых лиц, участвующих в деле; о производстве осмотра на месте и проч. Такие определения могут быть постановлены до окончания разбирательства дела.

Пресекательные определения характеризуются тем, что преюдициальности к возникновению производства по делу. Пресекательным является, например, определение об отказе в принятии искового заявления. Выносятся такие определения единолично судьей.

Заключительные определения завершают производство в суде первой инстанции. Основанием для внесения заключительных определений может быть волеизъявление сторон (отказ от иска, мировое соглашение). При отказе истца от иска производство по делу подлежит прекращению. К определениям этого вида следует отнести определение об оставлении иска (заявления) без рассмотрения. При прекращении производства по делу и оставлении иска (заявления) без рассмотрения производство завершается без вынесения решения. К заключительным следует отнести и другие определения, которыми завершается производство в суде первой инстанции (например, определение о прекращении производства из-за неподведомственности дела суду общей юрисдикции).

Особую функцию в судопроизводстве выполняют частные определения (ст. 226 ГПК).

Частные определения, как правило, не разрешают процессуальных вопросов, а носят сигнализационный характер. Если в процессе разбирательства суд установит нарушения законности в деятельности организаций и их руководителей, он должен вынести частное определение и направить копию соответствующему должностному лицу или органу Для принятия мер по устранению обнаруженных недостатков. В течение месяца со дня получения копии частного определения адресат должен сообщить суду о принятых мерах.

Если виновные должностные лица не сообщают о принятых мерах, они могут быть подвергнуты штрафу в размере до 10 установленных федеральным законом МРОТ. Наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц от обязанности сообщить о мерах, принятых по частному определению суда.

Если при рассмотрении гражданского дела суд обнаружит в действиях стороны, должностного или иного лица признаки преступления, он сообщает об этом прокурору.

Частные определения не подлежат обжалованию.

В соответствии со ст. 227 ГПК лицам, участвующим в деле, если они не явились в судебное заседание, копии определения суда о приостановлении и прекращении производства по делу либо об оставлении заявления без рассмотрения высылаются судом не позднее чем через три дня со дня вынесения определения.

Законная сила определений суда первой инстанции имеет некоторые особенности. Отдельно от решения в законную силу вступают определения, которые преграждают движение дела, и определения, прямо названные в законе, как объекты частного обжалования. Остальные определения вступают в законную силу вместе с решением.

Немедленно вступают в законную силу определения суда об удовлетворении заявлений о пересмотре решения; определения и постановления по вновь открывшимся обстоятельствам (ч. 2 ст. 397 ГПК).

Последствия вступления определения в законную силу отличаются от последствий вступления в законную силу решения.

Подготовительные определения, по общему правилу, не обладают свойством исключительности, в то время как заключительные определения обладают этим свойством. Абсолютное большинство определений суда первой инстанции обладают свойством обязательности, а те определения, которые обжалуются отдельно от решения, — еще и свойством неопровержимости.

Определения суда первой инстанции не обладают свойством преюдициальности, так как содержащиеся в определении выводы не являются окончательными, и суд вправе их корректировать в процессе без предварительной отмены определения (К. И. Комиссаров, Н. И. Масленникова).

Вступая в законную силу, определения суда первой инстанции приобретают свойство исполнимости, но в ряде случаев исполняются немедленно (например, определения об обеспечении иска, о рассмотрении дела при закрытых дверях).

Глава 23 Заочное производство

Вопросы к теме

1. Понятие и сущность заочного производства.

2. Содержание заочного решения.

3. Обжалование заочного решения.

§ 1. Понятие и сущность заочного производства

Заочное, как и приказное, производство относится к упрощенным способам разрешения гражданских правовых конфликтов. Причем сам институт заочного производства российскому законодательству был известен достаточно давно. Так, еще Псковская судная грамота предусматривала возможность вынесения «бессудной грамоты», которая являлась не чем иным, как судебным решением, постановляемым без судебного рассмотрения ввиду неявки одной из сторон к судье [157]. Наиболее полно заочное производство было разработано в ходе известных судебных реформ середины XIX в., вводивших суд «скорый, правый и милостивый, равный для всех». Устав гражданского судопроизводства 1864 г. для обеспечения скорого производства по гражданскому делу в ст. 718 указывал, что заочное решение имеет место в случаях неявки ответчика, надлежаще извещенного о времени и месте разрешения спора при согласии (просьбе) истца на подобные действия [158].

Гражданские процессуальные кодексы РСФСР 1923 и 1964 гг. на момент их принятия не предусматривали заочное производство по конкретному гражданско-правовому конфликту, поскольку объективная истина, существовавшая в качестве цели и принципа гражданского судопроизводства, обязывала суд собирать доказательства по собственной инициативе вне связи с явкой сторон в судебное заседание.

Вместе с тем изменение материально-правового регулирования потребовало от законодателя поиска упрощенного порядка разрешения цивилистических правовых конфликтов (И. В. Уткина). Именно поэтому Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. № 139-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» была включена гл. 16, получившая наименование «Заочное решение», хотя на самом деле речь шла, скорее, о заочном производстве. По правилам данной главы предусматривалась возможность выносить заочные решения по делу в случае неявки ответчика, который был надлежаще извещен о времени и месте судебного заседания, если истец против этого не возражал. Правда, предпринимались попытки оспорить конституционность процессуальных положений, закреплявших возможность заочных решений, со ссылками на то, что заочное производство нивелирует постулат осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия [159].

В настоящее время гл. 22 ГПК «Заочное производство» носит название, хотя и не всецело, но отражающее содержание процессуальной процедуры (Л. В. Туманова), которая предполагает ее материализацию с использованием исковых средств нарушенного права при наличии нескольких оснований.

Во-первых, неявка ответчика должна сопровождаться его извещением о времени и месте судебного заседания. Нужно заметить, что произошел отказ от такой правовой конструкции, как «надлежащее извещение». Согласно ст. 113 ГПК ответчик должен быть извещен судебной повесткой с уведомлением о вручении, заказным письмом с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по Конституционный Суд РФ в определении от 14 декабря 2000 г. № 269-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Костина Александра Федоровича на нарушение его конституционных прав статьей 213 ГПК РСФСР» подчеркнул, что соответствующая статья предусматривает возможность вынесения по делу решения в заочном производстве при неявке ответчика, надлежащим образом извещенного о месте и времени судебного заседания, если истец против этого не возражает. Однако, действуя в системной связи с другими нормами института заочного решения, правила данной статьи предоставляют ответчику дополнительные процессуальные гарантии по защите собственных прав по сравнению с правами, которыми он обладает при рассмотрении дела в обычной судебной процедуре в этой связи ст. 213 ГПК РСФСР не рассматривалась Конституционным Судом РФ как нарушающая конституционные права граждан, предусмотренные ч. 3 ст. 123 Конституции РФ.

факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

Судебное извещение направляется ответчику по адресу, указанному лицом, участвующим в деле, или его представителем. Если же по данному адресу ответчик фактически не проживает, то извещение направляется по месту его работы, причем отказ адресата от получения судебной повестки либо другого судебного извещения позволят суду считать, что ответчик знает о времени и месте судебного заседания. При неизвестности места пребывания ответчика суд вправе приступить к рассмотрению гражданско-правового конфликта после того как об этом поступит информация с последнего известного места жительства ответчика. Иными словами, в законе присутствует легальная фикция, представляющая собой технико-юридический прием, связанный с заведомо несуществующими фактами, но разумный и целесообразный с точки зрения системы процессуальных средств осуществления правосудия по гражданским делам.

Следует обратить особое внимание на то, что ранее ст. 21312 ГПК РСФСР прямо запрещала использование фикции судебной повестки в рамках заочного производства, а решение, вынесенное по спору в случае неявки ответчика, извещенного по правилам, предполагавшим наличие фикции, не считалось заочным. В настоящее время сходного ограничения процессуальное законодательство не предусматривает, что отчасти объясняется ст. 50 ГПК, обязывающей орган правосудия назначить адвоката в качестве представителя ответчика, место жительства которого неизвестно, с соблюдением норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Кроме того, существует правовое предписание, когда суду надлежит проводить розыск ответчика, в частности, по требованиям, предъявляемым в защиту интересов РФ, ее субъектов и муниципальных образований, а также по делам о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца.

Законодатель не предусмотрел, какое количество раз необходимо извещать ответчика с тем, чтобы можно было бы реализовать заочную процедуру рассмотрения дела по существу. В целях избежание ошибки суды направляли извещения два и более раз, что не вызывало возражений как практического, так и теоретического характера; видимо, подобный подход сохранится и в дальнейшем.

Снята проблема пассивного соучастия и его взаимосвязи с возможностью вынесения заочного решения. Руководствуясь ст. 233 ГПК, суды не могут применять упрощенный порядок разрешения спора при неявке в судебное заседание одного из соответчиков, т. е. заочное производство воплощается в правовой реальности только в случае неявки всех соответчиков.

Во-вторых, неявка ответчика должна быть сопряжена с несообщением об уважительных причинах таковой и отсутствием просьбы о рассмотрении дела в его отсутствие. Как и прежде, процессуальный закон не раскрывает, что имеется в виду под уважительными причинами неявки. В то же время правоприменительная практика выработала собственный примерный перечень таких причин, например болезнь ответчика и его близких, отъезд за границу, командировка и иные объективные обстоятельства, которые не зависят от поведения и воли лица, обязанного явиться по судебному извещению. Что же касается просьбы относительно рассмотрения спора в отсутствие отвечающей стороны, то она должна иметь явное письменное либо устное выражение; молчание нельзя приравнивать по правовым последствиям к просьбе.

В-третьих, заочное производство обусловливается таким фактором, как согласие истца на разрешение правового казуса в упрощенном порядке без участия ответчика. Вследствие того, что в основе спора о праве всегда лежит конфликт интересов определенных лиц, то нельзя недооценивать и не брать во внимание желание истца рассмотреть спор в присутствии противной стороны. В судебном заседании согласие истца следует выявлять предельно ясно с занесением сведений в протокол, с тем, чтобы не было сомнений в действительности волевого акта. В противном случае суд откладывает рассмотрение дела и вновь направляет ответчику извещение о времени и месте нового судебного заседания (ч. 3 ст. 233 ГПК). ГПК не отвечает на вопрос о том, каким образом должен поступить судья при участии в деле соистцов, один из которых не согласен на вынесение заочного решения. Представляется, что множественность на стороне истца порождает обычный порядок регулирования спорной правовой ситуации, так как производство может существенно затянуться, тем более, что одной из задач гражданского судопроизводства в соответствии со ст. 2 ГПК является своевременное разрешение гражданских дел (В. М. Жуйков).

Все вышеперечисленные основания должны присутствовать в совокупности и употребляться только в исковом производстве, о чем свидетельствует терминологический аспект, в частности, использование таких категорий, как «истец», «ответчик», «изменение предмета или основания иска» и пр Кроме того, ст. 246 ГПК, посвященная порядку разрешения дел, возникающих из публичных правоотношений, прямо подчеркивает, что при рассмотрении дел указанного производства применение правил заочного производства не допускается: суд может признать обязательной явку представителей органов государственной власти и местного самоуправления, а также их должностных лиц, а при их неявке подвергнуть штрафу в размере до десяти установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда.

Названные основания коррелятивны ч. 4 ст. 167 ГПК, из которой следует, что суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, если он не сообщил суду об уважительных причинах неявки и не просил разрешить спор в его отсутствие. Вполне может показаться, что указанная норма направлена на применение к ответчику латентной санкции в виде заочного судебного решения, коль скоро он проигнорировал судебное заседание по конкретному гражданскому делу и суду не известно, что инициировало негативное отношение к процессу лица, обязанного явиться по судебному извещению либо вызову.

Однако изучение соответствующих статей процессуального закона доказывает обратное. В ч. 4 ст. 167 не используются должный категориальный аппарат и юридический инструментарий, характеризующие этот вид упрощенного судебного производства. Более того, если бы в ней подразумевалась вероятность вынесения заочного решения, то содержалась бы директива по поводу необходимости выяснения судом согласия истца на рассмотрение правового конфликта в рамках заочного производства. Такая директива, относящаяся к одному из важнейших оснований для заочного производства, в процессуальном законе не закреплена. Это означает, что ГПК содержит два варианта последствий неявки ответчика в судебное заседание, которым отвечают нетождественные основания применения этих последствий, хотя и весьма схожие. Придерживаясь ч. 4 ст. 167, суд, не испрашивая истца о согласии на разрешение спора без участия отвечающего по иску, приступает к рассмотрению дела по существу с правом вынесения традиционного правоприменительного акта, не предполагающего дополнительного способа обжалования. Согласно ч. 4 ст. 233 ГПК, как подчеркивалось выше, наряду с отсутствием просьбы ответчика о рассмотрении дела в его отсутствие, несообщением об уважительности причин неявки и надлежащем извещении суд выясняет согласие истца, которое является одним из оснований для заочного производства. В этом случае ответчик приобретает право на дополнительный способ обжалования судебного постановления.

Наличие оснований, предусмотренных ст. 233 ГПК, ориентирует суд на заочный порядок производства. При этом законодатель специально отмечает, что судебное заседание проводится в соответствии с обычной процессуальной процедурой, т. е. заслушиваются объяснения лиц, участвующих в деле, допрашиваются свидетели, исследуются, оцениваются письменные и вещественные, а также иные средства доказывания.

Можно заметить, что подобная деятельность является неполной и односторонней, так как в целом изучается представленный истцом доказательственный материал. Но это не совсем так, поскольку при предъявлении иска заинтересованное лицо обязано приложить к исковому заявлению необходимые документы, копии которых затем направляются ответчику. Следовательно, отвечающая по иску сторона имеет право своевременно отреагировать на предъявленное материально-правовое требование. В ходе подготовки дела к судебному разбирательству на основании ст. 149 ГПК ответчик либо его представитель могут воспользоваться механизмом передачи истцу и суду доказательств, обосновывающих возражения относительно иска. В то же время, коль скоро ответчик безучастно отнесся к правовому инструментарию, позволяющему защитить собственные субъективные интересы, он должен быть готов к применению против него латентной санкции в виде заочного решения и полностью нести бремя ответственности. Единственное, на что особо делает акцент процессуальное законодательство, — это на запрет по поводу совершения истцом в рамках заочного производства действий, касающихся изменения предмета или основания иска, увеличения, но не уменьшения размера исковых требований, иначе заочное решение по делу вынести не представляется возможным. Подобные ограничения напрямую связаны с принципом равноправия сторон и направлены на предупреждение злоупотребления правом.

Заочное производство как установленный законом порядок проведения судебного заседания и вынесения судебного постановления в отсутствие ответчика, если против этого не возражает истец, завершается решением, именуемым заочным.

§ 2. Содержание заочного решения

Заочное решение с точки зрения формальной структуры практически ничем не отличается от решений, которые выносятся по окончании обычного судебного разбирательства, т. е. должно содержать вводную, описательную, мотивировочную и резолютивную части. Однако особенность заключается в содержании каждой из приведенных частей. Так, И. М. Зайцев отмечал, что «своеобразие данного акта правосудия отражено уже в его наименовании: заочное решение» [160].

Особой спецификой отличается резолютивная часть судебного заочного решения. Наряду с выводами суда об удовлетворении иска либо отказе в его удовлетворении полностью или в части, а также с указанием на распределение судебных расходов орган правосудия излагает информацию о сроках и порядке подачи заявления об отмене правоприменительного акта. Это не означает, что суд не описывает в резолютивной части сведения касательно апелляционного и кассационного порядка обжалования, однако законодатель счел необходимым в ч. 2 ст. 235 ГПК сконцентрировать внимание правоприменителя на некоторых особенностях, которые не присутствуют в аналогичных судебных решениях, выносимых по итогам традиционного порядка разбирательства правовых конфликтов. Таким образом, ответчик уведомляется о том, что у него, как у лица, участвующего в деле, по сравнению с иными субъектами гражданских процессуальных отношений имеется дополнительная гарантия по защите принадлежащих ему прав и законных интересов.

Заочное решение публично оглашается присутствующим в судебном заседании, при этом истец может получить копию судебного правоприменительного акта незамедлительно. Однако если стороны не присутствовали в зале судебного заседания, копии заочного решения высылаются не позднее трех дней со дня его принятия с уведомлением о вручении.

Заочный судебный акт вступает в законную силу после истечения сроков, предоставленных на его обжалование, т. е. по завершении временного периода, в рамках которого можно обратиться с апелляционной или кассационной жалобой, составляющего, по общему правилу, 10 дней.

§ 3. Обжалование заочного решения

Обжалование заочного решения представляет собой достаточно сложное правовое явление, поскольку охватывает несколько самостоятельных процессуальных действий: подача в суд заявления об отмене заочного правоприменительного акта и обращение с апелляционной (кассационной) жалобой. Первое из указанных действий осуществляется только ответчиком, который может адресовать заявление суду, принявшему заочное решение, в течение семи дней со дня вручения ему копии данного решения.

Заявление должно отвечать строго установленным требованиям. В частности, в нем должны содержаться такие сведения, как: наименование суда, принявшего заочное решение; наименование обращающегося лица; обстоятельства, подтверждающие уважительность причин неявки ответчика, о которых он не имел возможности своевременно сообщить органу правосудия; обстоятельства и доказательства, могущие повлиять на содержание судебного акта; конкретизированная просьба ответчика, а также перечень прилагаемых материалов. Заявление подписывается субъектом спорных правовых отношений либо его представителем при наличии на то полномочий, после чего представляется в суд с копиями по числу лиц, участвующих в деле. Следует отметить, что согласно ч. 3 ст. 238 ГПК подобное заявление не оплачивается государственно пошлиной. Об этом же говорит и Закон «О государственной пошлине», хотя употребляется несколько иная терминология, поскольку речь идет о заявлении по поводу пересмотра заочного решения [161].

Процессуальный закон индифферентно отнесся к проблеме правовых последствий несоблюдения ответчиком требований, предъявляемых к содержанию заявления об отмене заочного правоприменительного акта. Видимо, необходимо применять аналогию ст. 323 ГПК, позволяющую оставлять жалобу без движения с предоставлением срока для устранения допущенных недостатков (Е. В. Кудрявцева). Вместе с тем использование механизма аналогии здесь не совсем уместно, поэтому следовало закрепить надлежащую норму непосредственно в главе, посвященной заочному производству [162].

В случае принятия заявления об отмене заочного решения суд извещает всех лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения просьбы о пересмотре. Одновременно направляются копии заявления ц прилагаемые к нему материалы, что позволяет сторонам выполнить необходимые подготовительные мероприятия. В целях скорейшего и окончательного анализа правового конфликта законом определен десятидневный срок рассмотрения заявления ответчика со дня его поступления в суд. Неявка кого-либо из лиц, участвующих в деле, в судебное заседание не препятствует разбору просьбы ответчика по существу.

В результате рассмотрения заявления об отмене заочного решения суд вправе реализовать одно из следующих полномочий — отказать в удовлетворении заявления либо отменить собственный правоприменительный акт. Последнее полномочие имеет место, если сторона, не явившаяся в судебное заседание, докажет, что ее неявка была вызвана уважительными причинами, о которых сообщить своевременно суду не представлялось возможным; при этом ответчик обязан обозначить обстоятельства и доказательства, влияющие на содержание заочного решения. Следовательно, в процессуальном законе воспроизводятся два взаимосвязанных не существующих друг без друга основания, приводящих к отмене акта суда с возобновлением рассмотрения дела. Возобновленное судебное разбирательство протекает по общим правилам гражданского судопроизводства, а неявка ответчика не вызывает вновь вынесения заочного решения, в связи с чем нельзя повторно подать заявление о пересмотре решения в порядке заочного производства.

Наряду с подачей заявления об отмене заочного решения предусматривается право ответчика и истца на обращение в суд второй инстанции с апелляционной или кассационной жалобой в зависимости от компетенции судебного органа. Так, если заочное решение выносилось мировым судьей, то действует не кассационный, а апелляционный порядок пересмотра судебного постановления. Согласно ст. 321 и 338 ГПК апелляционная (кассационная) жалоба подается в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме. Касательно заочного решения воплощена иная идея, в соответствии с которой апелляционная (кассационная) жалоба приносится по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения, а если ответчик обращался с подобным заявлением, то в рамках 10 дней со дня вынесения определения об отказе в его удовлетворении.

Вместе с тем в гл. 22 ГПК не упоминается о полномочиях прокурора в отношении принесения апелляционного (кассационного) представления. Буквальное толкование ч. 2 ст. 237 ГПК свидетельствует о том, что законом не предусматривается подобная деятельность, так как прямо указывается — «заочное решение суда может быть обжаловано сторонами» Однако необходимо учитывать правовую установку, выраженную в ст. 320 и 336 ГПК, которая позволяет органам прокуратуры обращаться с соответствующими апелляционными (кассационными) представлениями, но через суд, постановивший заочное решение по делу.

Глава 24 Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений

Вопросы к теме

1 Правовая природа дел, возникающих из публичных правоотношений

2 Производство по делам о признании недействующими нормативных правовых актов полностью или в части

3 Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления должностных лиц, государственных и муниципальных служащих

4 Производство по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации

§ 1. Правовая природа дел, возникающих из публичных правоотношений

В соответствии с ГПК дела, возникающие из публичных правоотношений, подведомственные судам общей юрисдикции, рассматриваются по правилам, установленным подраздел II ГПК — «Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений»

Подведомственность дел, возникающих из публичных правоотношений, определяется в соответствии со ст. 245 ГПК это дела.

1) об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части, если федеральным законом их рассмотрение не отнесено к компетенции иных судов (например, арбитражных),

2) об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих;

3) по защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации;

4) иные дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральным законом к ведению суда.

Перечень дел, подведомственных суду общей юрисдикции, является открытым. Это обусловлено правоположением ч. 2 ст. 46 Конституции РФ о безусловном праве каждого обжаловать в суде любые акты, решения, действия (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Если обратиться к аналогичному подразделу ГПК РСФСР 1964 г., именовавшемуся «Производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений», нетрудно обнаружить, что ч. 1 ст. 231 относила к судебной подведомственности дела «по жалобам на действия государственных органов и должностных лиц в связи с наложением административных взысканий». В этом же Кодексе имелась гл. 24 «Жалобы на действия административных органов или должностных лиц», которая предусматривала процессуальные особенности рассмотрения и разрешения этих дел.

Трудно объяснить позицию законодателя, не указавшего в норме о подведомственности (ст. 245 ГПК РФ) дела об оспаривании постановлений органов и должностных лиц о привлечении лиц, совершивших административные правонарушения, к административной ответственности.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» [163] подтвердил позицию законодателя о невключении этих дел в производство из публичных правоотношений (п. 7). Высшая судебная инстанция посчитала, что по этим делам производство осуществляется по правилам, предусмотренным КоАП. Такая позиция представляется сомнительной. Судебное разбирательство дел в судах проводится не по нормам материального законодательства, к которым относится КоАП, а по нормам процессуального законодательства — ГПК. В связи со сказанным представляется правомерной высказанная в юридической литературе критика анализируемого п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. [164]

Производство из публичных правоотношений можно определить как деятельность суда по рассмотрению и разрешению правовых конфликтов, возникающих в сфере властеотношений с целью непосредственной защиты законных интересов, прав, свобод как отдельных граждан, так и многочисленных групп, а также организаций, органов местного самоуправления, путем проверки законности актов, решений, действий (бездействия) органов публичной власти и их должностных лиц.

Эта деятельность осуществляется по общим правилам гражданского судопроизводства, с особенностями, предусмотренными, как уже говорилось, в подразд. III разд. II ГПК «Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений».

Производство из публичных правоотношений имеет ряд специфических признаков, отличающих его от искового и особого производств.

Наиболее существенные из них:

1) формой обращения в суд является заявление;

2) обязательные субъекты правового конфликта: заявитель и заинтересованные лица;

3) предмет судебной деятельности — проверка законности актов, решений, действий (бездействия) органов публичной власти и их должностных лиц;

4) предмет судебной защиты:

а) непосредственно — законный интерес заявителя (заявителей),

б) опосредованно — субъективное право;

5) решение по делу, его резолютивная часть, устанавливает законность (незаконность) нормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) органов публичной власти, их должностных лиц.

Специфика характера материально-правового спора определяет ряд существенных особенностей действия в этом производстве процессуальных принципов, институтов. Многие из этих особенностей закреплены в общих положениях гражданского процессуального законодательства (гл. 23 ГПК).

Заявителями по делам из публичных правоотношений могут быть граждане, юридические лица, органы государственной власти, органы местного самоуправления, прокурор в пределах их компетенции.

В заявлении, кроме общепринятых реквизитов, необходимо дополнительно указать оспариваемые акт, решение, действие (бездействие), которыми, по мнению заявителя, нарушены его права, свободы, законные интересы и конкретно, в чем выразилось это нарушение. С учетом того, что спор вытекает из публичных правоотношений, заявитель обращается к суду с просьбой рассмотреть его заявление и восстановить нарушенные права в полном объеме (например, зарегистрировать его по месту жительства или пребывания; выдать визу на выезд за пределы РФ и проч.).

Заинтересованное лицо — орган публичной власти или должностное лицо, государственный или муниципальный служащий, наделенные полномочиями издавать нормативные правовые акты, принимать решения, совершать иные действия, влекущие юридические последствия для других субъектов (граждан, организаций и т. п.). Заинтересованное лицо привлекается к участию в деле по указанию заявителя.

Заявитель и заинтересованное лицо являются лицами, участвующими в деле (ст. 34 ГПК), имеют все процессуальные права и несут обязанности в соответствии со ст. 35 ГПК. Однако имеется ряд особенностей по реализации ими распорядительных действий, участия в доказательственной деятельности.

Так, заявитель не вправе отказаться от заявленного требования. Заявитель и заинтересованное лицо не могут заключить по возникшему правовому конфликту мировое соглашение. Суд не связан основаниями и доводами заявленных требований (ч. 3 ст. 246 ГПК). Отмеченные особенности определяются характером спорных правоотношений. Это властеотношения, которые возникают не по воле субъектов правового конфликта, как в гражданских (в широком смысле), горизонтальных правоотношениях, а в связи с реализацией органами публичной власти своих властных функций. Судебная власть в лице суда призвана проверить законность решений, действий двух других ветвей государственной власти: законодательной или исполнительной. Следовательно, действие принципа диспозитивности по распоряжению материальным предметом спора по этим делам не действует.

Отличается особенностями и действие принципа состязательности. По общему правилу, каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 ГПК). По делам из публичных правоотношений законодатель решает вопрос о бремени доказывания, исходя из особенностей опять-таки властеотношений, в которых до процесса состояли заявитель и орган публичной власти. В соответствии с ч. 1 ст. 249 ГПК обязанность по доказыванию законности правовых актов, решений, действий (бездействия), оспариваемых в суде, возлагается на орган, должностное лицо, издавшие этот правовой акт, принявшие оспариваемое решение, совершившие действие либо не совершившие его (бездействие). В нормах разд. I ГПК не указано, какие факты и обстоятельства доказывает заявитель. По смыслу ст. 237 ГПК в заявлении должно быть указано, какие права и свободы заявителя нарушены. Именно эти обстоятельства и должен доказать заявитель.

При разбирательстве дел из публичных правоотношений действует принцип активности суда, который выражается в том, что суд может истребовать доказательства по своей инициативе (ч. 2 ст. 249 ГПК). Должностные лица, не исполняющие требования суда по представлению доказательств по делу, могут быть подвергнуты штрафу до десяти минимальных размеров оплаты труда.

Законодательством не допускается одновременное рассмотрение в производстве из публичных правоотношений требования о проверке законности актов, решений, действий органов публичной власти и разрешение спора о субъективном праве. И это вполне логично. Судья, установив, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю его право предъявить исковое заявление в соответствии с требованиями ст. 131 и 132 ГПК.

Судебные решения по делам из публичных правоотношений имеют характерные особенности, касающиеся пределов его законной силы, свойство преюдициальном, исполнимости.

Объективные и субъективные пределы судебных решений по делам, возникающим из публичных правоотношений, также имеют специфические особенности.

Лаконичное изложение этих свойств в ГПК (ст. 250) с большими затруднениями воспринимается практиками, в том числе судьями. Это объясняется тем, что по таким делам, как оспаривание нормативных правовых актов, по защите избирательных прав решение, принятое по заявлению одного субъекта, чьи права нарушены, вступив в законную силу, распространяется на всех субъектов регулируемых этим актом правоотношений. Вторичное обращение в суд с заявлением об оспаривании этого же нормативного правового акта по тождественному основанию не допускается (ст. 248, 250 ГПК). В случае поступления такого заявления судья отказывает в его принятии, а если оно ошибочно принято, прекращает производство по делу (ст. 248, 250 ГПК).

Вышеизложенное позволяет сделать некоторые выводы:

1) общие положения производства из публичных правоотношений регулируют подведомственность наиболее сложных и общественно значимых дел;

2) суд возбуждает дело по заявлению лица, считающего, что его права, свободы, законные интересы нарушены оспариваемым актом, решением, действием (бездействием) органа или должностного лица публичной власти;

3) субъекты правового конфликта (заявитель и заинтересованное лицо) не вправе распорядиться материально-правовым требованием, поступившим на рассмотрение суда;

4) суд проявляет активность в истребовании всех доказательств, необходимых для постановления законного и обоснованного решения по делу;

5) бремя доказывания законности оспариваемых правовых актов, решений, действий (бездействия) возлагается на органы публичной власти или их должностных лиц, принявших эти акты, решения, совершивших действия либо не совершивших таковых (бездействие), когда в соответствии с компетенцией орган публичной власти или должностное лицо обязаны были их совершить;

6) судебное решение по делам из публичных правоотношений, вступив в законную силу, имеет общеобязательность для всех субъектов правоотношений, чьи права затрагиваются оспариваемым актом, решением, действием (бездействием).

Эти общие положения с весьма существенными особенностями процессуального порядка рассмотрения и разрешения наиболее сложных и социально значимых дел, возникающих из публичных правоотношений, содержатся в специальных нормах гражданского процессуального законодательства (гл. 24, 25, 26 ГПК).

§ 2. Производство по делам о признании недействующими нормативных правовых актов полностью или в части

Правовая природа дел о признании недействующими нормативных правовых актов полностью или в части характеризуется особой спецификой. Впервые на законодательном уровне судебная подведомственность этих дел была определена в Законе СССР от июня 1991 г. «О рассмотрении судом обращения прокурора о признании правового акта незаконным и о внесении дополнений в Закон СССР «О прокуратуре СССР» [165]. В соответствии с этим Законом в суд мог обратиться только прокурор при условии, что его протест был отклонен органом, издавшим правовой акт, или при неполучении прокурором ответа на принесенный протест в установленный законом срок. В соответствии с ч. 2 ст. 1 Закона эти дела были отнесены к производству из административно-правовых отношений. Однако в ГПК РСФСР соответствующих изменений и дополнений внесено не было.

Некоторую определенность в отношении судебной подведомственности дел об оспаривании нормативных правовых актов внесло постановление Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. № 6-П. В нем указывалось, что полномочия прокурора обратиться в суд и полномочия суда рассмотреть требования прокурора о признании нормативного акта незаконным основаны на толковании гл. 24' ГПК РСФСР и применении аналогии гражданского процессуального права и закона [166].

Судебная подведомственность дел об оспаривании нормативных правовых актов впервые была определена Федеральным законом от 7 августа 2000 г. № 120-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР»2.

Новый ГПК 2002 г. в специальной гл. 24 «Производство по делам о признании недействующими нормативных правовых актов полностью или в части» закрепил процессуальные особенности, характерные для этой категории дел.

Суды рассматривают дела:

а) об оспаривании нормативных правовых актов, принятых с нарушением правил принятия, регистрации, опубликования;

б) об оспаривании нормативных правовых актов, которыми нарушены права, свободы, законные интересы граждан;

в) об оспаривании нормативных правовых актов, нарушающих компетенцию органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица.

Спорным является вопрос о праве судов общей юрисдикции признавать недействительными нормативные акты субъектов Российской Федерации. При решении этого вопроса необходимо исходить из того положения, что если заявитель ставит вопрос о соответствии нормативного акта субъекта РФ федеральному либо иному закону, имеющему большую юридическую силу, такие дела подведомственны судам общей юрисдикции. Если же заявитель указывает, что закон субъекта РФ не соответствует Конституции РФ, то вопрос о конституционности такого акта должен рассматриваться Конституционным Судом РФ в порядке конституционного судопроизводства.

Подсудность дел об оспаривании нормативных правовых актов, как родовая, так и территориальная, установлены ГПК. Согласно ч. 1 ст. 26 ГПК дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Федерации, затрагивающих права, свободы, законные интересы граждан и организаций, рассматриваются верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области, судом автономного округа. Верховный Суд РФ рассматривает дела об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ, нормативных правовых актов иных федеральных органов государственной власти, затрагивающих права, свободы, законные интересы граждан и организаций (ч. 1 ст. 27 ГПК). Районные суды вправе рассматривать все остальные дела, не указанные в ст. 26, 27 ГПК.

Территориальная подсудность дел об оспаривании нормативных правовых актов совпадает с родовой в отношении дел, указанных в ст. 26, 27 ГПК. Заявление в районный суд подается по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, принявших оспариваемый нормативный правовой акт.

Наличие юридического интереса у заявителя в рассмотрении дела об оспаривании нормативного правового акта является правообразующим фактом. Отсутствие у заявителя юридического интереса по делу об оспаривании акта, не затрагивающего его права, свободы, законные интересы, является основанием к отказу в принятии заявления (ч. 1 ст. 134 ГПК).

Основанием к отказу в принятии заявления является также наличие вступившего в законную силу решения суда по основаниям, указанным в заявлении (ч. 8 ст. 251 ГПК).

Подача заявления в суд по делам об оспаривании нормативных правовых актов не ограничена сроками и не приостанавливает действие оспариваемого нормативного акта.

Заявителем по этим делам могут быть как граждане, так и организации любых организационно-правовых форм, считающие, что их права, свободы, законные интересы. нарушены оспариваемым нормативным актом.

Прокурор, предъявляющий требование в суде о проверке нормативного акта, действует всегда в интересах многочисленной группы лиц, в государственных, общественных интересах. Термин «защита интересов неопределенного круга лиц» не совсем точно отражает круг субъектов, чьи права, свободы нарушаются изданием неправомерного нормативного акта.

По самой сущностной характеристике, нормативный правовой акт — официальный документ установленной формы, принятый управомоченным органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение, прекращение действия правовых норм, адресованных широкому кругу лиц — субъектов права. Нормативный правовой акт всегда имеет пределы действия как по характеру регулируемых правоотношений, так и по определенному кругу субъектов, подпадающих под это правовое регулирование. Поэтому, несмотря на то, что заявление подано в суд одним субъектом регулируемых актом правоотношений, правовые последствия судебного решения распространяются на всех субъектов, подпадающих под действие этого правового акта.

В заявлении, кроме общих реквизитов, должно быть указано: какой нормативный правовой акт заявитель просит признать недействующим полностью или в части; какие права, свободы, законные интересы нарушаются этим актом; в чем эти нарушения выразились. Если для заявителя не представляет затруднений приложить к заявлению оспариваемый правовой акт, он его прикладывает. В случае затруднений суд истребует этот правовой акт по собственной инициативе.

Подготовка дела к судебному разбирательству обязательна по каждому гражданскому делу. Дела из публичных правоотношений, в том числе по оспариванию нормативных правовых актов, не должны составлять исключения. Следует отметить, что эта стадия процесса имеет специфику. Она проявляется прежде всего в том, что суду нет необходимости приглашать заявителя и заинтересованное лицо для выяснения фактических обстоятельств дела.

Предметом судебного разбирательства по исследуемым делам является проверка законности оспариваемого нормативного акта. Поэтому судья в порядке подготовки дела к судебному разбирательству истребует и исследует официальные документы, подтверждающие порядок принятия акта, его регистрацию, подписание, опубликование, а также изучает содержание оспариваемого нормативного акта. По делам анализируемой категории во всех стадиях процесса судья (суд) оценивает вопросы права, а не факта. В этой связи явка сторон правового конфликта при разбирательстве дела по существу необязательна.

Если заявление в суд подано прокурором, его участие в судебном Разбирательстве обязательно. Это объясняется также тем обстоятельством, что рассмотрению подлежат нормативные акты органов и должностных лиц законодательной или исполнительной власти, и прокурор, как специалист в области права, окажет суду квалифицированную помощь в оценке законности оспариваемого нормативного правового акта.

Для дачи заключения по делу в порядке ст. 47 ГПК вправе принять участие государственные органы (например, Министерство юстиции РФ) в случаях, предусмотренных федеральным законом, а также по инициативе суда.

Дела об оспаривании нормативных правовых актов рассматриваются судьей единолично, в течение одного месяца со дня подачи заявления.

Пределы рассмотрения оспариваемого нормативного акта определяются судом в каждом конкретном случае. Так, если заявитель оспаривает нормативный акт только в части, суд, исходя из принципа законности, вправе проверить законность нормативного акта в полном объеме.

Предмет требования по делам исследуемой категории — проверка судом законности указанного в заявлении нормативного правового акта.

Основание требования — несоответствие нормативного правового акта федеральному закону, иному закону, имеющему большую юридическую силу; принятие акта с нарушением компетенции органа или должностного лица; нарушение процедуры принятия, регистрации, опубликования, подписания. Основанием требования будет также указание на нарушение оспариваемым нормативным правовым актом прав, свобод, законных интересов заявителя либо многочисленной группы лиц, объединенных общим юридическим интересом.

Защита субъективных прав, свобод, законных интересов заявителя или группы лиц осуществляется по делам об оспаривании нормативных правовых актов посредством признания судом незаконного акта недействующим, а не путем разрешения сцора о праве, как в спорах из горизонтальных гражданско-правовых отношений.

Предмет, основание, способ защиты не зависят от волеизъявления субъектов правового конфликта и других участвующих в деле лиц. Отказ заявителя от своего требования и признание требования заинтересованным лицом для суда необязательны (ч. 3 ст. 252 ГПК).

Для правильного разрешения дела по существу суду необходимо определить предмет доказывания и доказательства, с помощью которых он устанавливается. По делам о признании нормативных правовых актов недействующими предмет доказывания определяется исходя из правовой характеристики требований, предъявляемых к этим актам. Предмет доказывания включает правовые факты, определяющие качество нормативного правового акта: компетенцию органа или должностного лица, принявших акт; юридическую силу акта; форму, в которой должен быть издан акт (указ, постановление, распоряжение, приказ и т. п.); соблюдение требований подписания, регистрации, опубликования.

Все эти правовые факты предмета доказывания устанавливаются путем проведения судьей исследования и оценки, главным образом, письменных официальных, документальных доказательств.

Бремя доказывания законности оспариваемого нормативного акта возлагается на орган или должностное лицо, принявших этот акт.

Судебное решение по делам об оспаривании нормативных правовых актов имеет особенности, определяемые предметом судебного разбирательства. Следует обратить внимание на содержание мотивировочной и резолютивной частей.

Мотивировочная часть должна содержать правовые основания удовлетворения требований заявителя либо отказа в этом.

Суд, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт из-» дан в соответствии с требованиями, предъявляемыми к нормативному акту, признает его соответствующим закону и отказывает заявителю в удовлетворении требования (ч. 1 ст. 253 ГПК).

Если представленные материалы подтверждают незаконность нормативного акта полностью или в части, суд в мотивировочной части конкретно указывает, в чем выразилась незаконность акта, какие нормы нарушены при его издании, регистрации, подписании, опубликовании. Суд отмечает также, соответствует ли рассматриваемый правовой акт статусу нормативного, оценивает юридическую силу. В этой же части решения суд констатирует, какие права, свободы, законные интересы заявителя или многочисленной группы лиц нарушены, в чем эти нарушения выражены.

В мотивировочной части указываются все нормы материального и процессуального права, примененные судом при разрешении дела.

Резолютивная часть судебного решения содержит окончательный вывод суда о признании оспариваемого нормативного правового акта законным и об отказе в удовлетворении требования заявителя. В случае обоснованности требования заявителя суд в резолютивной части указывает о признании недействующим нормативного правового акта Полностью или в части.

ГПК не содержит положения о восстановлении нарушенных прав, свобод, законных интересов заявителя. Надо полагать, что одновременное разрешение судом вопросов о законности нормативного правового акта и о восстановлении нарушенных прав заявителя в полном объеме нецелесообразно.

Решение суда о признании недействующим нормативного правового акта полностью или в части, вступив в законную силу, будет иметь преюдициальное значение для суда, рассматривающего дело о восстановлении нарушенных прав заявителя или группы лиц в связи с изданием незаконного акта. Вопросы о вступлении решения суда в законную силу, пределах его законной силы и исполнения имеют отличительные особенности.

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 253 ГПК после вступления решения суда в законную силу признанный недействующим нормативный правовой акт утрачивает силу. Утрачивают силу и другие нормативные акты, основанные на признанном недействующим нормативном правовом акте или воспроизводящие его содержание.

Исполнением решения по делу является опубликование этого решения в том печатном издании, в котором был официально опубликован признанный недействующим нормативный акт. Примером такого исполнения являются Сообщения Верховного Суда РФ о признании недействующими частично ряда нормативных правовых актов [167].

Суд непосредственно не отменяет незаконный акт. На основании решения суда незаконный нормативный акт должен быть отменен законодательным (представительным) органом, издавшим этот акт. Следует отметить ряд мер, принимаемых законодателем по обеспечению исполнения решений о признании недействующими законов, принимаемых законодательными органами субъектов РФ. Речь идет о Федеральном законе от 29 июля 2000 г. № 106-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [168].

Указанным Законом предусмотрены меры реагирования Президента РФ в отношении законодательных (представительных), исполнительных органов и их должностных лиц за неисполнение решения суда по делу о признании недействующим закона субъекта РФ. Такими мерами могут быть:

1) указ Президента РФ о предупреждении органа государственной власти субъекта РФ;

2) представление Президента РФ в Государственную Думу о роспуске законодательного (представительного) органа;

3) решение Президента РФ об отрешении высшего должностного лица субъекта РФ от должности и последующей отставке возглавляемого этим лицом высшего исполнительного органа субъекта РФ.

Эти меры, безусловно, важны и своевременны. Принятие указанного закона, в целом, направлено на предотвращение нарушений прав, свобод граждан и организаций принятием незаконных нормативных правовых актов, укрепление законности и правопорядка в целом.

§ 3. Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих

Производство по делам, обозначенным в гл. 25 ГПК РФ, имеет сложную характеристику с точки зрения становления процессуального института рассмотрения и разрешения судами споров гражданина с органами публичной власти. Это объяснялось господствовавшей доктриной о недопустимости разногласий между гражданами страны Советов и государством. Формирование законодательства о безусловном праве граждан на обжалование в суд решений, действий органов публичной власти и их должностных лиц шло медленно и сложно.

Впервые Конституция СССР 1977 г. закрепила право на судебную защиту (ч. 2 ст. 57) и «право обжаловать действия должностных лиц, государственных и общественных органов» (ч. 1 ст. 58) [169]. Однако в тот период Конституция СССР, как и конституции союзных республик, не были законами прямого действия.

Фактором, существенно воздействовавшим на правовой механизм Усиления судебной защиты гражданина от неправомерных решений, Действий органов публичной власти, явилась Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая 22 ноября 1991 г. Верховным Советом РСФСР [170].

Важнейшие положения Декларации о судебной защите прав и свобод граждан от произвола чиновников были реализованы непосредственно в Законе РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» [171].

Вопрос о безусловном судебном оспаривании решений, действий (бездействия) органов публичной власти, общественных объединений, должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан, был окончательно решен в Конституции РФ 1993 г. (ст. 46).

Гражданский процессуальный кодекс РФ закрепил в гл. 25 ряд процессуальных положений, регулирующих рассмотрение и разрешение в суде исследуемых дел (ст. 254–258).

По делам данной категории предусмотрена альтернативная подведомственность: гражданин вправе обратиться либо непосредственно в суд, либо в вышестоящий в порядке подчиненности орган публичной власти или к должностному лицу.

Одновременное рассмотрение несколькими юрисдикционными органами тождественных требований по общему смыслу процессуального законодательства не допускается (ч. 1 ст. 135, ст. 222 ГПК).

Согласно ч. 1 ст. 254 ГПК с заявлением об оспаривании решений, действий (бездействия) органов публичной власти или должностного лица вправе обратиться гражданин, организация, считающие, что нарушены их права. Надо полагать, что прокурор также вправе обратиться с заявлением в суд в порядке, предусмотренном в ч. 1 ст. 45 ГПК.

Для дел, указанных в гл. 25 ГПК РФ, установлена альтернативная подсудность. Заявитель вправе обратиться в суд по месту его жительства, либо по месту нахождения органа публичной власти, должностного лица, решения, действия (бездействие) которых оспариваются (ч. 2 ст. 254 ГПК).

Установлен трехмесячный срок для обращения в суд с заявлением, 'исчисляемый с того дня, когда заявителю стало известно о нарушении его прав. Пропуск трехмесячного срока не препятствует обращению в суд, судья не может отказать в принятии заявления по этому основанию. Однако при разрешении дела по существу пропуск трехмесячного срока может повлиять на положительное решение об удовлетворении требования заявителя. Суд выясняет причину пропуска и в зависимости от конкретно выяснившихся обстоятельств разрешает вопрос по существу.

Предметом судебного разбирательства являются как коллегиальные, так и единоличные, решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, в результате которых:

нарушены права и свободы гражданина;

созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод;

на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или на незаконно привлечен к ответственности (ст. 255 ГПК).

Анализ приведенной нормы позволяет констатировать сложный правовой состав подлежащих оспариванию решений, действий (бездействия).

Нетрудно заметить, что положения ст. 255 направлены на защиту интересов только гражданина. Между тем ч. 1 ст. 254 ГПК называет в числе заявителей организацию. Таким образом, акцент только на защиту интересов граждан не сообразуется с ч. 1 ст. 254 и сужает сферу защиты законных интересов организаций.

Положения гл. 25 ГПК регулируют порядок оспаривания ненормативных правовых актов. Этими актами, как и действием и бездействием представителей публичной власти, могут нарушаться права и законные интересы граждан и организаций, независимо от их организационно-правовой формы, а также должностных лиц номенклатурного уровня.

Следует заметить, что «бездействие» как правовой состав нарушения прав входит в правовую квалификацию спора. Однако до сих пор ни в теории материального, ни процессуального права не определено понятийное содержание «бездействия».

В судебной практике нередко «бездействие» подменяется понятием «отказ в совершении какого-либо действия обязанным лицом». Однако «бездействие» — не отказ, ибо отказ — действие. Бездействие как правовое явление можно определить следующим образом: бездействие — несовершение органом публичной власти, должностным лицом, государственным или муниципальным служащим либо иным управомоченным лицом юридически значимых действий, которые он обязан совершить в силу своей компетенции.

В ГПК оговаривается право подачи военнослужащим заявления по оспариванию неправомерных решений, действий (бездействия) должностных лиц, органов военного ведомства в военный суд (ч. 3 ст. 254).

Заявитель указывает в заявлении, кроме общих реквизитов, специальные данные о том, каким решением, действием (бездействием), какого органа публичной власти или должностного лица нарушены его права и свободы; либо созданы препятствия для реализации прав и свобод; либо какая обязанность, не предусмотренная законом, на него возложена, либо к какой ответственности незаконно привлечен заявитель.

В связи с подачей заявления суд вправе (но не обязан) приостановить действие оспариваемого решения до вступления решения суда в законную силу (ч. 4 ст. 254 ГПК). Для рассмотрения этих дел установлен сокращенный срок — десять дней со дня возбуждения дела (ст. 257 ГПК).

Лицами, участвующими в деле, могут быть: заявитель, заинтересованное лицо. Прокурор, органы государственной власти, органы местного самоуправления участвуют в деле по основаниям, указанным в ст. 45, 46 ГПК.

Неявка в судебное заседание заявителя и заинтересованного лица, надлежащим образом извещенных о дне заседания, не препятствует рассмотрению и разрешению дела по существу (ч. 2 ст. 257 ГПК). Это объясняется тем, что суд по этим делам, как и по делам об оспаривании нормативных правовых актов, исследует в качестве основных судебных доказательств письменные официальные документы. Их анализ с точки зрения правовой обоснованности, законности дает право суду удовлетворить требование заявителя либо отказать в этом.

Предметом судебного разбирательства является правовой конфликт между заявителем и заинтересованным лицом. Предмет судебной защиты будут составлять личные субъективные права, свободы, законные интересы заявителя.

Способом судебной защиты является признание незаконным решения, действия (бездействия) органа публичной власти или должностного лица. Опосредованно осуществляется защита субъективных прав заявителя (жилищных, гражданских, семейных, земельных и др.). Отмеченный способ опосредованной защиты субъективных прав по исследуемым делам существенно отличается от дел искового производства, в порядке которого суд, разрешая спор о праве между равноправными субъектами, непосредственно защищает субъективные права истца или ответчика.

Предмет доказывания по этим делам устанавливается судом в каждом конкретном случае на основании положений, закрепленных в ст. 255 ГПК.

При неподтверждении требований заявителя суд признает оспариваемое решение, действие (бездействие) законным и отказывает заявителю в удовлетворении его требования. Суд, установив нарушения, перечисленные в ст. 255 ГПК, выносит решение о признании решения, действия (бездействия) органа публичной власти или должностного лица незаконным и об удовлетворении требования заявителя.

В резолютивной части решения суд указывает также на восстановление нарушенных прав, свобод заявителя в полном объеме (ч. 1 ст. 258 ШК); например: 1) признать незаконным решение паспортно-визовой службы об отказе в регистрации заявителя по конкретному адресу; 2) зарегистрировать заявителя по адресу: …

Решение суда, вступившее в законную силу, в течение трех дней направляется руководителю органа публичной власти, должностному лицу для устранения допущенных нарушений (ч. 2 ст. 258).

Гражданское процессуальное законодательство (п. 3 ст. 258) устанавливает правило, согласно которому в суд и гражданину должно быть сообщено в течение месяца со дня получения решения об исполнении этого решения.

Исполнение решения подчиняется правилам ч. 2 ст. 206 ШК и Федерального закона «Об исполнительном производстве». При этом следует отметить, что Закон «Об исполнительном производстве», к сожалению, не содержит специальной главы об исполнении судебных решений в целом по делам из публичных правоотношений, в том числе и по данной категории дел. Между тем такая необходимость имеется.

Исполнимость судебного решения — определяющий фактор в обеспечении реальной защиты прав, свобод, законных интересов граждан.

§ 4. Производство по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации

Избирательные права граждан относятся к числу важнейших политических прав. Активные и пассивные избирательные права закреплены в ч. 2 ст. 32 Конституции РФ: «Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме». Эти права, наряду с другими, «обеспечиваются правосудием» (ст. 18 Конституции РФ).

Отнесение к судебной подведомственности дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ в полном объеме стало возможным лишь в связи с принятием Федерального закона от 7 августа 2000 г. № 120-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» [172]. Этим Законом была введена гл. 23 ГПК в новой редакции: «Производство по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Правовая природа избирательных споров и процессуальные формы их разрешения неоднозначно характеризуются в правовой науке [173].

Так, Г. Л. Осокина, считая иск универсальным средством защиты любых нарушенных прав, утверждает, что по делам о защите избирательных прав граждан следует говорить о государственно-правовом иске [174]. М. К. Треушников полагает, что эти дела по своей природе являются исками публично-правового вида [175]. Это мнение наиболее адекватно отражает правовую природу споров, возникающих из избирательных правоотношений.

Высказывалась также точка зрения, согласно которой избирательные споры по своей природе требуют особого процессуального регулирования, не совпадающего ни с исковым производством, ни с производством по делам, возникающим из административных правоотношений [176]. Она заслуживает внимания в том смысле, что по этим делам суды не могут применять процессуальные средства, установленные для разрешения гражданско-правовых споров, так как спор вытекает не из гражданских, а из публичных правоотношений.

Отнесение исследуемых дел к производству из административно-правовых отношений небесспорно потому, что здесь нет административных правоотношений в их классическом субординационном значении.

Обилие мнений по данному вопросу свидетельствует о сложности определения правовой природы дел по защите избирательных прав. Между тем выяснение этого вопроса имеет большое значение для выработки адекватных процессуальных средств, используемых судами при рассмотрении и разрешении этих дел.

Дела по защите избирательных прав в суде правомерно отнесены к производству из публичных правоотношений. Деятельность суда направлена на защиту политических прав граждан. В этих делах трудно разграничить частные и публичные интересы. Избиратель, обращаясь в суд за защитой своих избирательных прав, как правило, одновременно защищает права других избирателей.

Статья 259 ГПК называет весьма широкий круг субъектов, которые могут обратиться в суд. Надо полагать, что указанный перечень не может считаться исчерпывающим. Заявителем по избирательному спору может быть любой субъект избирательных правоотношений, считающий нарушенными его избирательные права или права на участие в референдуме.

ГПК в качестве заявителей указывает избирательные комиссии всех уровней, если они считают, что их права нарушены органом государственной власти, органом местного самоуправления, должностными лицами и другими субъектами избирательных правоотношений.

Обратиться в суд с заявлением о защите избирательных прав может прокурор (ст. 259 ГПК). По этим делам он выступает в защиту общественных интересов.

Для обращения в суд по избирательному спору установлены сроки. В зависимости от характера спора эти сроки различные. Так, по спору о нарушении избирательного законодательства или избирательных прав заявитель может обратиться в суд в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о происшедшем нарушении.

По-другому решается вопрос о сроках обращения в суд по спорам, связанным с регистрацией, с отказом в регистрации, об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов). Заявление по этим спорам подается в течение десяти дней со дня принятия решения соответствующей избирательной комиссией, комиссией референдума. Заявление избирательной комиссии об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов) может быть подано в суд не позднее чем за восемь дней до дня голосования.

Заявление о нарушении избирательных прав или права на участие в референдуме может быть подано в суд в течение года со дня опубликования результатов выборов или референдума (ч. 1 ст. 260 ГПК).

Заявитель, обращаясь в суд, обязан указать, какие его избирательные права нарушены, в чем конкретно это выразилось, как это нарушение повлияло на свободу его волеизъявления. Заявитель также указывает, кто является нарушителем его прав. Заявление рассматривается в суде в сокращенные сроки. Это обусловлено специфическим содержанием того или иного избирательного спора.

В ГПК РФ, как и в ГПК РСФСР, в одной норме указаны сроки обращения в суд и сроки рассмотрения спора. Представляется, это не совсем удобно для правоприменителя. К тому же неясно, почему срок рассмотрения спора о неправильности в списках избирателей указан в ч. 1 ст. 260 ГПК, в которой урегулированы сроки обращения в суд. Для этих дел установлен трехдневный срок рассмотрения со дня подачи заявления, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, в день голосования — немедленно.

Пятидневный срок рассмотрения установлен для заявлений, поданных в ходе избирательной кампании или референдума. Однако если факты, содержащиеся в заявлении, требуют дополнительной проверки, дело рассматривается в течение десяти дней.

В отношении заявлений, касающихся споров уже зарегистрированных кандидатов (списка кандидатов), решение об отмене регистрации принимается судом не позднее чем за пять дней до дня голосования.

Дела об оспаривании результатов или итогов выборов, референдума рассматриваются в течение двух месяцев со дня подачи заявления (ч. 2 ст. 260 ГПК).

Существенную особенность представляют заявления о расформировании избирательной комиссии, комиссии референдума. Они рассматриваются судом коллегиально, в составе трех профессиональных судей, не позднее чем через четырнадцать дней со дня подачи заявления. В случае поступления заявления в ходе избирательной кампании или референдума — не позднее трех дней со дня подачи заявления (ч. 3 ст. 260).

Предмет доказывания по избирательным спорам составляют юридические факты, с достоверностью подтверждающие существенные нарушения избирательного законодательства, повлиявшие или могущие повлиять на свободу волеизъявления избирателя, либо существенно нарушившие права кандидата (списка кандидатов) или права избирательной комиссии, комиссии референдума.

Эти юридически значимые обстоятельства устанавливаются судом посредством исследования, оценки всех указанных в ч. 1 ст. 55 ГПК доказательств.

Бремя доказывания по избирательным спорам несколько отличается от других дел, возникающих из публичных правоотношений. Это отличие состоит в большей активности обоих субъектов спора заявителя и заинтересованного лица в установлении истины по делу. Так, если оспаривается решение избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидата, то кандидат (заявитель) проявляет инициативу в представлении доказательств. Наряду с этим сохраняется положение об активности суда по истребованию по его инициативе всех доказательств.

В рассмотрении дела участвуют заявитель, заинтересованное лицо, прокурор, если он обращался с заявлением. Однако их неявка не препятствует рассмотрению дела, если они были надлежаще извещены о заседании суда.

Решение суда по избирательному спору характеризуется следующими особенностями.

Суд отказывает в удовлетворении требования заявителя, если придет к выводу, что оспариваемое решение, действие (бездействие) законно и не нарушает избирательных прав заявителя (ч. 2 ст. 261 ГПК).

Суд постановляет решение об удовлетворении требования заявителя, если установит, что оспариваемым решением, действием (бездействием) нарушены избирательные права заявителя, либо права на участие в референдуме (ч. 1 ст. 261). Этим же решением в его резолютивной части суд указывает, каким способом следует восстановить нарушенные права заявителя в полном объеме (например, обязать избирательную комиссию зарегистрировать кандидатом на выборную должность, отменить регистрацию списка кандидатов и т. п.).

Решение суда вступает в законную силу на общих основаниях. Вступившее в законную силу решение направляется заинтересованному лицу по делу, чье решение, действие (бездействие) признаны судом незаконными. Оно подлежит исполнению по правилам ч. 2 ст. 206 ГПК.

Процессуальный закон предусмотрел возможность кассационного обжалования решения по защите избирательных прав, принятого в ходе избирательной кампании или подготовки и проведения референдума, в течение пяти дней со дня принятия судом решения (ч. 3 ст. 261).

Такая позиция законодателя объясняется спецификой материально-правовых избирательных правоотношений и установления наиболее эффективных процессуальных средств по защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации.

Глава 25 Особое производство

Вопросы к теме

1. Общая характеристика и состав особого производства.

2. Установление фактов, имеющих юридическое значение.

3. Признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление гражданина умершим.

4. Ограничение дееспособности гражданина, признание гражданина недееспособным, ограничение или лишение несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами.

5. Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация).

6. Признание движимой вещи бесхозяйной и признание права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь.

7. Рассмотрение дел о внесении исправлений или изменений в записи акта гражданского состояния.

8. Рассмотрение заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении.

9. Восстановление прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя (вызывное производство).

10. Принудительная госпитализация гражданина в психиатрический стационар и принудительное психиатрическое освидетельствование.

11. Усыновление (удочерение) детей.

12. Восстановление утраченного судебного производства.

§ 1. Общая характеристика и состав особого производства

Термин «особое производство» был известен римскому праву. Оно в отличие от спорного искового производства знало и так называемое бесспорное, добровольное судопроизводство, в котором не оспаривалось притязание.

Данный термин воспринят и российским гражданским процессуальным правом. Особое производство отличается от искового производства и производства по делам из публично-правовых отношений, основе которых лежит спор о материальном праве. Это основное отличие обусловливает ряд процессуальных особенностей, которыми характеризуется особое производство.

В делах искового производства предметом судебной защиты является субъективное право, а следовательно, и законный интерес, опосредованный этим субъективным правом. Однако в исковом производстве охраняемый законом интерес может выступать в качестве самостоятельного предмета судебной защиты. В правоведении под охраняемым законом интересом понимаются социальные потребности, взятые законом под свою охрану не путем предоставления их носителю субъективных материальных прав, а предоставлением им (или другим лицам) права прибегнуть к судебной или иным правовым формам защиты [177].

Так, в соответствии с п. 1 ст. 152 ГК гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, а по заявлению заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти. Гражданское законодательство предусматривает возможность охраны интересов лица, изображенного в произведениях живописи, скульптуры и т. д. В приведенных и других предусмотренных законом случаях защита судом законного интереса в исковом порядке представляет конечную цель судопроизводства, равнозначную защите субъективного права.

В делах особого производства охраняемый законом интерес заявителя является самостоятельным предметом судебной защиты. При этом защита интереса в особом производстве нужна заявителю не ради самой защиты, а для осуществления или приобретения субъективного права в будущем. Например, гражданину необходимо установить в судебном порядке факт нахождения его на иждивении умершего потому, что состоявшееся решение по его заявлению послужит основанием для признания его наследником по закону.

В порядке особого производства устанавливаются юридические и доказательственные факты, а иногда делается вывод о правовом статусе гражданина или решаются другие правовые вопросы (на основании установленных фактов, например, гражданин признается безвестно отсутствующим или недееспособным либо решается вопрос о передаче имущества в собственность государства и т. д.).

Поскольку деление жизненных обстоятельств на имеющие юридическое значение и юридически безразличные весьма условно, юридическая значимость факта, устанавливаемая в делах особого производства, должна определяться конкретно по каждому делу. Для определения юридической значимости факта следует выяснять цель данного факта, т. е. те последствия, наступления которых желал бы заявитель. Факт признается юридическим, если для достижения преследуемой заявителем цели он имеет правообразующее значение.

В особом производстве может быть установлен сравнительно небольшой круг доказательственных фактов, т. е. таких, из существования которых можно сделать вывод о наличии (или отсутствии) искомых (юридических) фактов. Например, факт рождения человека является юридическим фактом, влекущим правовые последствия, а факт регистрации рождения — доказательственным.

Сущность особого производства состоит в защите юридических интересов путем установления юридических или доказательственных фактов.

При рассмотрении дел особого производства нельзя одновременно подтверждать наличие факта и права заинтересованного лица, которое вытекает из данного факта. Поэтому, если при рассмотрении дела особого производства возникает спор о праве, подведомственный судам общей юрисдикции, суд оставляет заявление без рассмотрения и разъясняет заинтересованным лицам, что они вправе предъявить иск на общих основаниях (ст. 263 ГПК).

Для особого производства характерно то, что юридическая заинтересованность заявителя имеет значение предпосылки права на судебную защиту. В отношении отдельных категорий дел особого производства закон четко определяет круг заинтересованных лиц, по заявлению которых может быть возбуждено судопроизводство (ч. 2 ст. 281, ст. 294 ГПК).

Состав лиц, участвующих в особом производстве, отличается от состава лиц, участвующих в исковом производстве. Поскольку в делах особого производства отсутствует спор о праве, то нет и сторон (истцов и ответчиков), и третьих лиц. Участвуют только заявители и заинтересованные лица. Прокурор также может участвовать в рассмотрении дел особого производства, но в рассмотрении некоторых дел он обязан участвовать в силу закона.

При подаче заявления по делам особого производства взыскивается государственная пошлина в размере 10 % МРОТ.

В порядке особого производства рассматриваются только те дела, которые прямо отнесены законом к этому виду судопроизводства. Так, ч. 1 ст. 262 ГПК к рассматриваемым в порядке особого производства относит дела:

1) об установлении фактов, имеющих юридическое значение;

2) об усыновлении (удочерении) ребенка;

3) о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим;

4) об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами;

5) об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация);

6) о признании движимой вещи бесхозяйной и признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь;

7) о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам (вызывное производство);

8) о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании;

9) о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния;

10) по заявлениям о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении;

11) по восстановлению утраченного судебного производства.

Приведенный перечень дел особого производства не является исчерпывающим, поскольку федеральными законами к особому производству могут быть отнесены и другие дела.

§ 2. Установление фактов, имеющих юридическое значение

Значение юридических фактов состоит в том, что на их основании различные органы и должностные лица делают выводы о возникновении, изменении или прекращении субъективных прав граждан и организаций. Обычно наличие юридических фактов подтверждается соответствующими документами или другими письменными актами (свидетельствами органов записи актов гражданского состояния, договорами, односторонними сделками, справками и т. д.). Однако не всегда юридический факт может быть удостоверен. Так, юридический факт не может быть надлежаще зарегистрирован вследствие смерти лица, которого касается данный факт, либо вследствие утери документа и невозможности его восстановления. Кроме того, регистрация отдельных фактов не требуется в силу закона (например, нахождения одного лица на иждивении другого).

Для таких случаев предусмотрен судебный порядок установления юридических фактов.

В соответствии с ч. 2 ст. 264 ГПК в порядке особого производства суд устанавливает: 1) родственные отношения лиц; 2) факт нахождения лица на иждивении; 3) факт регистрации рождения, усыновления, брака, расторжения брака и смерти; 4) факт принадлежности правоустанавливающих документов лицу, имя, отчество или фамилия которого, указанные в документе, не совпадают с именем, отчеством или фамилией этого лица по паспорту или свидетельству о рождении; 5) факт владения и пользования недвижимым имуществом; 6) факт несчастного случая; 7) факт смерти в определенное время и при определенных обстоятельствах при отказе органов записи актов гражданского состояния в регистрации события смерти; 8) факт признания отцовства; 9) факт принятия наследства и места принятия наследства; 10) другие факты, имеющие юридическое значение, если законодательством не предусмотрен иной порядок их установления.

Таким образом, перечень фактов, устанавливаемых судом в порядке особого производства, не исчерпывающий, и потому законом предусмотрены следующие условия принятия к производству заявлений об установлении фактов.

1. Суды могут принимать к производству заявления об установлении фактов, если они согласно закону порождают юридические последствия (возникновение, изменение или прекращение личных или имущественных прав граждан либо организаций). Устанавливаемый факт должен вызвать для заявителя правовые последствия.

2. Установление факта не должно быть связано с разрешением спора о праве, подведомственного суду.

3. Заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, суд может принять лишь в случае, если заявитель не имеет возможности получить в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих факт, либо при невозможности восстановить утраченный документ.

4. Заявление об установлении факта суд принимает при условии, что действующим законодательством не предусмотрен иной (внесудебный) порядок его установления.

В судебном порядке не могут устанавливаться, в частности, факты наличия трудового стажа для назначения пенсий, пособий по временной нетрудоспособности, начисления процентных надбавок к заработной плате, выплаты единовременного вознаграждения за выслугу лет, а также касающиеся причин и степени утраты трудоспособности, группы инвалидности и времени ее наступления, нахождения на фронте, возраста граждан, окончания учебного заведения и т. п.

Заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, должно удовлетворять общим требованиям, предъявляемым к заявлениям, подаваемым в суд (ст. 131 ГПК), и содержать указание на цель, для которой заявителю необходимо установить данный факт. Кроме того, в заявлении должны быть указаны доказательства, подтверждающие невозможность получения или восстановления утраченных документов. Заявление подается по месту жительства заявителя. Исключение составляет заявление об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом, которое подается по месту нахождения недвижимого имущества.

Если судья придет к выводу о том, что заявитель юридически не заинтересован в установлении факта (т. е. установление данного факта для заявителя не влечет правовых последствий), он отказывает в принятии заявления, а если дело уже возбуждено, то производство по делу прекращается определением.

При подготовке дела к судебному разбирательству должен быть определен круг заинтересованных лиц. В зависимости от того, для какой цели устанавливается факт, заинтересованными могут быть граждане и те или иные органы (органы социальной защиты населения, налоговые органы, финансовые органы и др.).

В судебном заседании суд выясняет, имел ли место в действительности факт, об установлении которого просит заявитель, имеет ли он юридическое значение для заявителя и имеются ли условия, при которых допустимо установление факта.

Решение об установлении факта, имеющего юридическое значение, Должно удовлетворять требованиям ст. 198 ГПК. В решении указываются установленный факт, цель его установления и приводятся доказательства, подтверждающие факт.

Если заявителем поданы в суд заявления об установлении нескольких фактов, имеющих юридическое значение, все эти заявления могут быть объединены и рассмотрены в одном процессе (ст. 151 ГПК). Другие требования в этом производстве рассматриваться не могут.

Решения суда выносятся на основании тщательно проверенных обстоятельств.

Судебное решение, подлежащее регистрации в органах записи актов гражданского состояния или в других органах, не заменяет собой документов, выдаваемых этими органами, а служит основанием для их получения.

§ 3. Признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление гражданина умершим

Признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление гражданина умершим в соответствии с действующим законодательством осуществляется в судебном порядке. Основанием для признания гражданина безвестно отсутствующим является отсутствие в месте его жительства сведений о месте его пребывания в течение одного года (ст. 42 ГК), основанием для объявления гражданина умершим — отсутствие в месте его жительства сведений о месте его пребывания в течение пяти лет.

Если же гражданин пропал без вести при обстоятельствах, угрожающих смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, он может быть объявлен умершим в течение шести месяцев.

Военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен умершим не ранее, чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий (ст. 45 ГК).

Право на судебную защиту по делам этой категории имеют заинтересованные лица, т. е. такие лица, для которых признание гражданина безвестно отсутствующим или объявление гражданина умершим может повлечь правовые последствия.

Территориальная подсудность для этой категории дел определяется местом жительства или нахождения заинтересованного лица.

Заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим рассматриваются в порядке особого производства судьей единолично.

Судья не должен принимать к производству заявление, если достоверно известно, что в отношении гражданина, о признании которого безвестно отсутствующим просит заявитель, объявлен розыск, и он скрывается в связи с привлечением его к уголовной или гражданской ответственности.

Принимая заявление, судья должен проверить, указано ли в нем, для какой цели необходимо заявителю признать гражданина безвестно отсутствующим или объявить его умершим, изложены ли обстоятельства, подтверждающие безвестное отсутствие гражданина, либо обстоятельства, угрожавшие пропавшему без вести смертью или дающие основание предполагать его гибель от несчастного случая. Если указания на необходимые сведения в заявлении отсутствуют, судья, руководствуясь ст. 136 ГПК, оставляет его без движения.

Лицами, участвующими в делах о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим, являются заявитель и заинтересованные лица. Эти дела рассматриваются с обязательным участием прокурора.

По делам указанной категории проводится тщательная подготовка дела к судебному разбирательству. В ходе подготовки дела судья выясняет, какие лица могут сообщить сведения об отсутствующем, запрашивает соответствующие органы (жилищно-эксплуатационные организации, органы внутренних дел и др.).

При наличии оснований (угроза расхищения, порча имущества) судья может предложить органам опеки и попечительства назначить доверительного управляющего для охраны имущества отсутствующего.

Исследовав все обстоятельства дела, судья постановляет решение. Решение о признании гражданина безвестно отсутствующим служит основанием для назначения органом опеки и попечительства по месту нахождения имущества отсутствующего опеки над этим имуществом, если опека не была назначена при подготовке дела к судебному разбирательству.

Признание гражданина безвестно отсутствующим влечет и другие правовые последствия: у нетрудоспособных членов семьи возникает право на пенсию, расторжение брака по заявлению супруга производится в органах записи актов гражданского состояния (ст. 19 СК), не требуется согласия отсутствующего на усыновление его ребенка (ст. 13 °СК).

Решение об объявлении гражданина умершим является основанием для оформления органами загса его смерти.

В случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим, СУД по заявлению заинтересованного лица новым решением отменяет свое ранее вынесенное решение.

Пленум Верховного Суда РСФСР разъяснил судам, что в случае явки гражданина, ранее признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим, суд возобновляет прежнее производство и выносит новое решение без возбуждения нового дела [178]. Новое решение служит основанием для снятия опеки с имущества и аннулирования записи о смерти гражданина в книге записей актов гражданского состояния.

Объявление гражданина умершим в порядке особого производства следует отличать от судебного установления факта смерти. Установление факта смерти лица в определенное время и при определенных обстоятельствах производится при отказе органами записи актов гражданского состояния в регистрации события смерти (например, по причине пропуска срока, установленного законом для обращения в орган загса). При объявлении гражданина умершим факт смерти в результате длительного отсутствия сведений о месте его пребывания предполагается.

§ 4. Ограничение дееспособности гражданина, признание гражданина недееспособным, ограничение или лишение несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами

В полном объеме гражданская дееспособность наступает с достижением совершеннолетия, т. е. с 18 лет, и прекращается со смертью гражданина (ст. 21 ГК). Никто не может быть ограничен в дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

Законом предусмотрено, что ограничить в дееспособности или признать гражданина недееспособным может только суд. Дела эти рассматриваются в порядке особого производства.

Суд может ограничить в дееспособности гражданина, который злоупотребляет спиртными напитками или наркотическими средствами и тем ставит свою семью в тяжелое материальное положение (ст. 30 ГК). Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий и руководить ими, может быть признан судом недееспособным (ст. 29 ГК).

Особый случай ограничения дееспособности предусмотрен п. 4 ст. 26 ГК, в соответствии с которым при наличии достаточных оснований суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органов опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами, за исключением случаев, когда такой несовершеннолетний приобрел дееспособность в полном объеме в порядке эмансипации.

Дела о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным рассматриваются судом по месту жительства данного гражданина, а если он помещен в психиатрическое лечебное учреждение, то по месту нахождения лечебного учреждения.

Закон четко определяет круг субъектов права на обращение в суд с заявлением о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным. Такими субъектами являются члены семьи гражданина, прокурор, органы опеки и попечительства, психиатрическое лечебное учреждение (ст. 281 ГПК). Указанный перечень является исчерпывающим.

В заявлении о признании гражданина ограниченно дееспособным должно содержаться указание на обстоятельства, свидетельствующие о том, что он злоупотребляет спиртными напитками или наркотическими средствами и ставит свою семью в тяжелое материальное положение. Поэтому родственники, живущие отдельно от ограничиваемого в дееспособности гражданина, не могут обращаться в суд, так как его поведение не ставит указанных лиц в тяжелое материальное положение.

В заявлении о признании гражданина недееспособным должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о психическом расстройстве гражданина, по причине которого он не может понимать значения своих действий и руководить ими, и приведены доказательства, подтверждающие эти обстоятельства (например, свидетельские показания, выписки из истории болезни, справки о нахождении в психиатрическом лечебном учреждении и проч.).

Подготовка дел о признании гражданина ограниченно дееспособным подчиняется общим правилам подготовки гражданских дел. Однако особенностью подготовки указанных дел является то, что при достаточных данных о психическом расстройстве гражданина судья для определения его психического состояния назначает судебно-психиатрическую экспертизу. Если же гражданин явно уклоняется от прохождения экспертизы, суд в судебном заседании при участии прокурора и психиатра может вынести определение о принудительном направлении гражданина на судебно-психиатрическую экспертизу (ст. 283 ГПК). Врач-психиатр привлекается к участию в рассмотрении таких дел в качестве специалиста.

При подготовке дела должен быть также решен вопрос о возможности участия по состоянию здоровья в судебном заседании гражданина, в отношении которого возбуждено дело о признании его ограниченно дееспособным или недееспособным.

Дела о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным рассматриваются с обязательным участием прокурора и органов опеки и попечительства. Граждане, интересы которых непосредственно затрагиваются в связи с возбуждением дела об ограничении дееспособности, участвуют в судопроизводстве в качестве заявителей независимо от того, по чьей инициативе возбуждено производство по делу (п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 4 мая 1990 г. № 4 «О практике рассмотрения судами РСФСР дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами» [179]) — Согласно п. 8 постановления Пленума возражения членов семьи против рассмотрения дела, начатого по заявлению кого-либо из лиц, названных в ст. 258 ГПК РСФСР, не являются основанием для прекращения производства по делу.

Если при рассмотрении дела о признании гражданина ограниченно дееспособным он заявляет, что изменит свое поведение, суд откладывает разбирательство дела. Убедившись после отложения разбирательства дела, что гражданин изменил свое поведение, суд, отказав в удовлетворении заявления об ограничении в дееспособности, может предупредить его о недопустимости повторения злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами.

Решение об ограничении в дееспособности является основанием для назначения над ним органами опеки и попечительства попечителя. Решение о признании гражданина недееспособным является основанием для назначения над ним опекуна. После вступления решения в законную силу копия решения в трехдневный срок направляется органу опеки и попечительства по месту жительства гражданина, ограниченного в дееспособности или признанного недееспособным.

Если гражданин прекращает злоупотреблять спиртными напитками или наркотическими средствами после вступления в законную силу решения о признании его ограниченно дееспособным, по заявлению самого гражданина, его попечителя, психиатрического учреждения суд возбуждает новое производство по делу и выносит решение об отмене ограничения дееспособности гражданина. Решение суда служит основанием для прекращения установленного над гражданином попечительства.

Состояние здоровья гражданина, признанного судом недееспособным, может значительно улучшиться либо наступить полное его выздоровление. Признать выздоровевшего гражданина полностью дееспособным возможно только в судебном порядке на основании соответствующего заключения судебно-психиатрической экспертизы. Право на обращение в суд в таких случаях принадлежит опекуну, а также лицам, указанным в ст. 281 ГПК. Опека, установленная над гражданином, прекращается на основании вступившего в законную силу решения о признании его дееспособным (п. 1 ст. 40 ГК).

Члены семьи, подавшие заявление и действовавшие недобросовестно с целью необоснованного ограничения или лишения дееспособности гражданина, несут по решению суда все судебные издержки, связанные с рассмотрением дела (ч. 2 ст. 284 ГПК).

§ 5. Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация)

Гражданское законодательство предусмотрело новую категорию — эмансипацию. Под эмансипацией понимается объявление при определенных условиях несовершеннолетнего полностью дееспособным. Так, в соответствии с п. 1 ст. 27 ГК несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью.

По общему правилу, объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным производится по решению органов опеки и попечительства. Основанием для принятия решения является согласие обоих родителей, усыновителей или попечителя. При отсутствии такого согласия вопрос об эмансипации несовершеннолетнего решается в судебном порядке. В судебном порядке решается вопрос об эмансипации также при отказе органа опеки и попечительства признать несовершеннолетнего полностью дееспособным.

Субъектом права на обращение в суд является сам несовершеннолетний, достигший 16 лет. Заявление подается в суд по месту жительства несовершеннолетнего и должно содержать в себе, кроме требования деятельности несовершеннолетнего.

Дело о признании несовершеннолетнего полностью дееспособным рассматривается в судебном заседании с участием заявителя, одного или обоих родителей (усыновителей), попечителя, представителя органа опеки и попечительства, прокурора (ст. 288 ГПК). При неявке кого-либо из надлежаще извещенных лиц, участвующих в деле, судебное разбирательство откладывается.

Решение суда или органа опеки и попечительства об удовлетворении или об отказе в признании несовершеннолетнего полностью дееспособным может быть отменено в судебном порядке. Заявление подается в суд, вынесший решение по вопросу об эмансипации несовершеннолетнего, либо в суд по месту нахождения органа опеки и попечительства, принявшего такое решение.

§ 6. Признание движимой вещи бесхозяйной и признание права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь

Согласно п. 1 ст. 225 ГК бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался.

Гражданское законодательство различает вещи движимые и недвижимые. Право собственности на бесхозяйные движимые вещи может быть приобретено в силу приобретательской давности. Признание права собственности в порядке особого производства является способом приобретения ее в собственность.

Бесхозяйными движимыми вещами признаются брошенные вещи (ст. 226 ГК), находки (ст. 227 ГК), клады (ст. 233 ГК), безнадзорные животные (ст. 230 ГК).

Лицо, заинтересованное в том, чтобы бесхозяйная движимая вещь была признана его собственностью, должно совершить определенные действия, предусмотренные ст. 226 ГК. Для этого, вступив во владение движимой вещью, заинтересованное лицо должно подать заявление в суд о признании этой вещи бесхозяйной. Заявление подается по месту жительства или месту нахождения заявителя. Заявление о признании бесхозяйной движимой вещи, изъятой федеральными органами исполнительной власти в соответствии с их компетенцией, подается в суд финансовым органом по месту нахождения вещи.

Судебный порядок предусмотрен и для признания недвижимой вещи бесхозяйной (ст. 225 ГК).

Бесхозяйные недвижимые вещи принимаются на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого вещи находятся.

По истечении одного года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет орган, уполномоченный управлять муниципальным имуществом (комитет по управлению муниципальным имуществом), может обратиться в суд с требованием о признании собственности на эту вещь. Заявление подается в суд по месту нахождения вещи (имущества).

Комитет по управлению муниципальным имуществом должен в, своем заявлении привести следующие сведения: а) какая именно вещь должна быть признана бесхозяйной; б) была ли поставлена бесхозяйная вещь на учет и истек ли годичный срок с этого времени; в) доказательства, подтверждающие существенные для дела обстоятельства.

Имущество лица, признанного безвестно отсутствующим, не может быть признано бесхозяйным, так как над ним установлена опека. Если собственник имущества известен, но отсутствует, то заявление должно быть оставлено без рассмотрения, а заинтересованные органы могут поставить вопрос о признании отсутствующего собственника безвестно отсутствующим или об объявлении его умершим.

Не может быть признана бесхозяйной недвижимая вещь, если она принадлежит умершему или объявленному умершим лицу, не имеющему наследников, либо у которого все наследники были лишены наследства завещанием. Такая вещь по праву наследования переходит государству.

Если суд в результате тщательного исследования доказательств придет к выводу о том, что данная вещь не имеет собственника или собственник ее неизвестен, он выносит решение об удовлетворении заявления.

В резолютивной части решения должно быть указано: Г) о признании недвижимой вещи бесхозяйной (приведены ее наименование и признаки); 2) о признании права муниципальной собственности на данное бесхозяйное недвижимое имущество.

Если объявятся собственник вещи или его правопреемники, они могут предъявить иск о признании права собственности на бесхозяйную вещь (ст. 13 ГПК).

В соответствии с ч. 3 п. 3 ст. 225 ГК бесхозяйная недвижимая вещь (имущество), не признанная по решению суда поступившей в муниципальную собственность, может быть вновь принята во владение, пользование и распоряжение оставившим ее собственником либо приобретена в собственность в силу приобретательской давности.

§ 7. Рассмотрение дел о внесении исправлений или изменений в записи акта гражданского состояния

Установление неправильностей записей актов гражданского состояния регулируется Федеральным законом «Об актах гражданского состояния» и ст. 307–309 ГПК.

При обнаружении в актовой записи неправильностей и неточностей заинтересованное лицо вправе подать в орган записи актов гражданского состояния заявление о внесении в запись исправлений или изменений. Заявление подается в орган записи актов гражданского состояния по месту жительства заявителя или по месту хранения записи акта гражданского состояния, подлежащей исправлению или изменению.

Отказ руководителя органа записи актов гражданского состояния во внесении в запись акта гражданского состояния исправления или изменения может быть обжалован в суд (п. 5 ст. 72 Закона «Об актах гражданского состояния»).

Суд возбуждает производство по делу о внесении исправлений или изменений записи акта гражданского состояния при следующих условиях: 1) должен существовать документ (свидетельство), содержащий неправильную запись акта гражданского состояния; 2) между заявителем и заинтересованными лицами не должно быть спора о праве, 3) должна быть представлена копия заключения органа записи акта гражданского состояния об отказе внести исправления в произведенную запись.

Заявление о внесении в актовую запись изменений и исправлений подается в суд по месту жительства заявителя независимо от того, в каком органе загса был зарегистрирован акт, нуждающийся в исправлении.

В заявлении следует указать, в чем конкретно заключается неправильность записи акта гражданского состояния, когда и каким органом загса было отказано в исправлении записи.

В разбирательстве дела кроме заявителя могут участвовать заинтересованные лица (например, наследники лица, на имя которого была произведена актовая запись). Представитель органа записи актов гражданского состояния участвует в делах данной категории как заинтересованное лицо, а не в порядке ст. 47 ГП К, поскольку действующее законодательство не предусматривает для него участие в процессе в форме дачи заключения.

Решение суда по делу об исправлении неправильностей записи в книге актов гражданского состояния служит основанием для исправления такой записи органом записи актов гражданского состояния.

§ 8. Рассмотрение заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе их совершении

Данные дела рассматриваются в порядке особого производства судьей единолично. Объектом обжалования являются нотариальные действия или отказ в их совершении, указанные в ст. 35–38 основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г.

Заявление о совершении нотариальных действий или об отказе в их совершении подается в суд по месту нахождения нотариуса или должностного лица, уполномоченного на совершение нотариальных действий, когда законом ему предоставлено право совершать отдельные нотариальные действия. Совершение нотариальных действий или отказ в их совершении частным нотариусом обжалуются по месту его назначения на должность.

Указанный порядок предусмотрен для обжалования действий (или отказа в их совершении), составляющих компетенцию нотариата.

Такие действия нотариуса, как медлительность, грубость и т. п., обжалуются в учреждения юстиции (территориальные отделы, управления Министерства юстиции РФ и министерства юстиции отдельных регионов).

Заявление о неправильном удостоверении завещаний и доверенностей или об отказе в их удостоверении должностными лицами больницы, санатория, госпиталя, экспедиции, воинской части, военно-учебного заведения, в местах лишения свободы и т. п. подаются в суд по месту нахождения соответствующего учреждения.

Заявление о неправильном удостоверении завещания или об отказе в его удостоверении капитаном морского судна или судна внутреннего плавания, плавающего под флагом РФ, подается в суд по месту приписки судна.

Заявление подается в 10-дневный срок, который исчисляется с момента, когда заявителю стало известно о неправильно совершенном нотариальном действии или об отказе в совершении нотариального действия.

Субъектом права на обращение в суд о действиях или об отказе в их совершении являются заинтересованные лица, которые выступают в процессуальной роли заявителя (ст. 310 ГПК). Закон не содержит перечня заинтересованных лиц, в судебной же практике заинтересованными в обжаловании нотариальных действий или в отказе от их совершения признают лиц, участвующих в нотариальном действии, или лиц, на имя которых должно быть совершено нотариальное действие.

Жалоба рассматривается судьей в открытом судебном заседании. В рассмотрении жалобы участвуют заявитель, государственный или частный нотариус либо должностное лицо, совершившее обжалуемое нотариальное действие или отказавшее в совершении нотариального действия.

Поскольку действия нотариусов могут затрагивать интересы граждан или юридических лиц, закон предусматривает возможность их участия в рассмотрении жалобы в качестве заинтересованных лиц (ст. 263 ГПК).

Неявка надлежаще извещенных о дне рассмотрения жалобы лиц, участвующих в деле, не препятствует разрешению жалобы.

Если между заинтересованными лицами возникает спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии и подведомственный судам, суд оставляет жалобу без рассмотрения и разъясняет заинтересованным лицам, что они могут разрешить свой спор в порядке искового производства.

При обоснованности жалобы суд выносит решение, которым отменяет совершенное нотариальное действие или обязывает совершить такое действие.

§ 9. Восстановление прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя (вызывное производство)

К числу документов, права по которым в случае утраты может восстановить суд, относятся банковские сберегательные книжки на предъявителя, сохранные свидетельства о приеме на хранение облигаций государственных займов, ордерные ценные бумаги (ст. 148 ГК).

Лицо, утратившее документ на предъявителя или ордерный ценный документ, может обратиться в суд по месту нахождения учреждения, выдавшего документ, с заявлением о признании утраченного документа недействительным и о восстановлении прав по нему.

Под утратой понимается не только полное отсутствие документа, но также утрата признаков платежности в результате ненадлежащего его хранения или по другим причинам. Например, на сберегательной книжке или на контрольном листе не сохранилась запись номера счета, не полностью сохранилась запись остатка вклада на сберегательной книжке.

Реквизиты заявления указаны в ст. 295 ГПК.

Отказ в вынесении определения может быть обжалован в вышестоящий суд.

Судья, принявший заявление, выносит определение о запрещении выдавшему документ лицу производить по нему платежи или выдачи, а также о публикации в местной газете за счет заявителя. Копия определения направляется лицу, выдавшему документ регистратору.

Цель публикации — предложить держателю документа, об утрате которого заявлено, до истечения трехмесячного срока подать в суд заявление о своих правах на этот документ. Если от держателя документа поступит заявление, суд оставляет заявление, поданное лицом, утратившим документ, без рассмотрения. Кроме того, в этом случае суд устанавливает срок, в течение которого выдавшему документ лицу запрещается производить по документу выплаты и выдачи.

Заявитель имеет право предъявить к держателю документа иск об истребовании документа, а держатель документа вправе взыскать с заявителя убытки, причиненные запретительными мерами. Такие последствия наступают при условии, что держатель документа подал в суд заявление о своих правах на документ, обосновал просьбу, содержащуюся в заявлении, и представил суду документ в подлиннике.

Если по истечении трехмесячного срока со дня публикации от держателя документа не поступает заявление, суд удовлетворяет просьбу заявителя, утратившего документ, и выносит решение о признании утраченного документа недействительным. Данное решение является основанием для выдачи заявителю нового документа взамен признанного недействительным.

Держатель документа по каким-либо причинам может не заявить своевременно о своих правах на документ на предъявителя, в отношении которого состоялось решение суда о признании его недействительным В таком случае после вступления решения в законную силу держатель документа может предъявить иск о неосновательном приобретении или сбережении имущества к лицу, за которым признано право на получение нового документа взамен утраченного.

§ 10. Принудительная госпитализация гражданина в психиатрический стационар и принудительное психиатрическое освидетельствование

Судопроизводство по делам о принудительном психиатрическом освидетельствовании и госпитализации гражданина в психиатрический стационар в недобровольном порядке регулируется Законом РФ от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» [180].

1. Психиатрическое освидетельствование лица без его согласия или без согласия его законного представителя.

Решение о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия или без согласия его законного представителя, по общему правилу, принимается врачом-психиатром по заявлению, содержащему сведения о наличии оснований для такого освидетельствования.

В соответствии с п. 4 ст. 23 Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» принудительное освидетельствование допускается при совершении лицом действий, дающих основание предположить наличие у обследуемого тяжелого психического расстройства, которое обусловливает либо его непосредственную опасность для себя или окружающих, либо его беспомощность, т. е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, либо существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Заявление может быть подано родственниками лица, подлежащего психиатрическому освидетельствованию, врачом любой медицинской специальности, должностными лицами и иными гражданами. В неотложных случаях заявление может быть устным. Установив обоснованность заявления, врач-психиатр направляет его в суд по месту жительства лица, подлежащего освидетельствованию. Вместе с заявлением врач-психиатр направляет в суд свое мотивированное заключение о необходимости освидетельствования и другие материалы.

Судья решает вопрос о даче санкции на психиатрическое освидетельствование в трехдневный срок с момента получения всех материалов и выносит решение.

Действия судьи могут быть обжалованы в порядке, предусмотренном ГПК.

2. Судопроизводство по делам о госпитализации гражданина в недобровольном порядке в психиатрический стационар.

Основания для помещения гражданина в психиатрический стационар в недобровольном порядке те же, что и для принудительного психиатрического освидетельствования.

Лицо, помещенное в психиатрический стационар, подлежит обязательному освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров, которая принимает решение об обоснованности госпитализации. Если госпитализация признается обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется в суд по месту нахождения психиатрического учреждения для решения вопроса о дальнейшем пребывании в нем.

Заявление подается в суд представителем психиатрического учреждения, в котором находится лицо. В заявлении должны быть указаны основания для госпитализации. К заявлению прилагается мотивированное заключение комиссии врачей-психиатров о необходимости дальнейшего пребывания лица в психиатрическом стационаре.

Принимая заявление, судья одновременно дает санкцию на пребывание лица в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения заявления.

Заявление рассматривается в помещении суда либо психиатрического учреждения в течение пяти дней с момента его принятия.

В рассмотрении заявления участвуют: лицо, подлежащее госпитализации (если позволяет состояние его здоровья), прокурор, представитель психиатрического учреждения, ходатайствующего о госпитализации, и представитель больного.

По заявлению судья выносит решение, которое является основанием для госпитализации и дальнейшего содержания лица в психиатрическом стационаре.

Решение судьи может быть обжаловано в 10-дневный срок по правилам гражданского процессуального законодательства. Субъектами права обжалования являются: лицо, помещенное в стационар, его представитель, руководитель психиатрического учреждения, организация, которой законом либо уставом (положением) предоставлено право защищать права граждан. Право обжалования решения судьи по вопросу госпитализации лица в недобровольном порядке принадлежит также прокурору.

Пребывание лица в психиатрическом стационаре сверх первых шести месяцев продлевается судьей в порядке, предусмотренном Законом от 2 июля 1992 г.

§ 11. Усыновление (удочерение) детей

Судопроизводство по делам об усыновлении (удочерении) регулируется гл. 29 ГПК.

Усыновление (удочерение) производится судом в порядке особого производства по правилам гражданского процессуального законодательства (ст. 125 СК).

Заявление об усыновлении или удочерении (далее — усыновление) ребенка подается в районный суд по месту жительства (нахождения) усыновляемого. Заявителями являются лица (лицо), желающие усыновить ребенка.

В заявлении кроме обычных реквизитов (ст. 131 ГПК) должны быть указаны обстоятельства, обосновывающие просьбу усыновителя (усыновителей) об усыновления ребенка, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства. Кроме того, заявитель может включить в заявление просьбу об изменении фамилии, имени, отчества усыновляемого ребенка, даты его рождения (при усыновлении ребенка в возрасте до одного года), места рождения усыновляемого ребенка, о записи усыновителей (усыновителя) в актовой записи о рождении ребенка в качестве родителя (родителей) — при желании усыновителей внести соответствующие изменения в актовую запись о рождении ребенка.

Граждане, подающие в суд заявление об установлении усыновления, освобождаются от уплаты в доход государства судебных расходов.

В ходе подготовки дела к судебному разбирательству судья обязывает органы опеки и попечительства по месту жительства (нахождения) усыновляемого ребенка представить в суд заключение об обоснованности и о соответствии усыновления интересам усыновляемого ребенка. С этой целью орган опеки и попечительства обследует условия жизни усыновителя (усыновителей) по месту жительства (нахождения) усыновляемого ребенка или по месту жительства усыновителя (усыновителей).

Усыновителями могут быть совершеннолетние лица обоего пола при условии, что разница в возрасте между усыновителем, не состоящим в браке, и усыновляемым ребенком не менее 16 лет. По уважительным причинам разница в возрасте судом может быть сокращена.

При усыновлении ребенка отчимом (мачехой) наличие шестнадцатилетней разницы в возрасте не требуется.

Заявление об усыновлении ребенка суд рассматривает с обязательным участием самих усыновителей (усыновителя), представителя органа опеки и попечительства и прокурора. К участию в рассмотрении явления суд может в необходимых случаях привлечь родителей (родителя) усыновляемого ребенка, его родственников и других заинтересованных лиц, а также самого ребенка, достигшего возраста 10 лет.

Статья 127 СК содержит перечень лиц, которые не могут быть усыновителями. К ним относятся, например, лица недееспособные и ограниченно дееспособные; супруги, один из которых является недееспособным или ограниченно дееспособным; лица, лишенные родительских прав или ограниченные в родительских правах; лица, отстраненные от обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее исполнение обязанностей; бывшие усыновители, если усыновление отменено по их вине; лица, которые по состоянию здоровья не могут осуществлять родительские права. Лица, не состоящие между собой в браке, не могут совместно усыновить одного и того же ребенка.

Дела об усыновлении суд рассматривает в закрытом судебном заседании.

Рассмотрев заявление об усыновлении ребенка, суд выносит решение об удовлетворении заявления либо об отказе в его удовлетворении полностью или в части.

Права и обязанности усыновителя и усыновленного ребенка возникают со дня вступления в законную силу решения суда об установлении усыновления.

Копия решения суда об установлении усыновления ребенка направляется судом в течение трех дней со дня вступления решения в законную силу в орган записи актов гражданского состояния по месту вынесения решения для государственной регистрации усыновления.

Усыновление прекращается с его отменой. В соответствии со ст. 14 °СК отмена усыновления производится в исковом порядке.

Субъектами права требования отмены усыновления являются родители ребенка, усыновители, ребенок, достигший 14 лет, органы опеки и попечительства, прокурор.

Дела об отмене усыновления рассматриваются с участием представителя органа опеки и попечительства, а также прокурора.

Закон предусматривает следующие основания к отмене усыновления:

уклонение от выполнения возложенных на усыновителя обязанностей;

злоупотребление родительскими правами;

жестокое обращение с усыновленными;

болезнь усыновителя, алкоголизм, наркомания.

С учетом интересов ребенка возможны и другие основания к отмене усыновления.

Усыновление прекращается со дня вступления в законную силу решения об отмене усыновления.

Выписка из решения в течение трех дней направляется в орган записи актов гражданского состояния по месту регистрации усыновления.

Последствия отмены усыновления состоят в следующем:

1) прекращаются взаимные права и обязанности усыновителя (усыновителей) и усыновленного ребенка и восстанавливаются права и обязанности ребенка и его родителей;

2) ребенок по решению суда передается родителям (либо на попечение органу опеки и попечительства);

3) суд решает также вопрос о сохранении за ребенком присвоенных ему фамилии, имени, отчества (в отношении ребенка, достигшего 10 лет, — с его согласия);

4) суд вправе обязать бывшего усыновителя уплачивать алименты на ребенка.

Отмена усыновления по достижении ребенком совершеннолетия, по общему правилу, не допускается.

§ 12. Восстановление утраченного судебного производства

ГПК РСФСР предусматривал порядок восстановления утраченного судебного или исполнительного производства в приложении № 2. В связи с принятием Федерального закона «Об исполнительном производстве» восстановление утраченного исполнительного производства осуществляется по правилам исполнительного законодательства.

В соответствии с действующим законодательством (гл. 38 ГПК) новой категорией дел, рассматриваемой в судебном порядке по правилам особого производства, является восстановление утраченного судебного производства. Объектом восстановления выступает утраченное полностью или в части судебное производство, по которому было вынесено решение, либо определение о прекращении производства по делу. Таким образом, цель восстановления утраченного судебного производства — подтверждение факта вынесения решения или определения о прекращении производства по делу определенного содержания.

Не подлежит восстановлению судебное производство, утраченное до рассмотрения дела по существу, т. е. до вынесения окончательного акта суда — решения или определения о прекращении производства по делу. В этом случае заинтересованное лицо вправе обратиться в суд с новым требованием по общим правилам, однако в заявлении и в определении о возбуждении дела необходимо отразить, что судебное производство по тождественному делу было утрачено. В качестве доказательств суд может использовать сохранившиеся части судебного производства, документы и их копии из дела, другие документы, относятся к делу, свидетельские показания лиц, присутствовавших при завершении процессуальных действий, судей и судебных приставов исполнителей.

Субъектами права на обращение в суд с заявлением о восстановлении утраченного оконченного судебного производства являются лица, основавшие дел, судебное производство по которому утрачено.

Заявление подается в суд, принявший решение по существу спора или вынесший определение о прекращении судебного производства по делу. В заявлении кроме обычных реквизитов (ст. 131 ГПК) должно быть указано:

какое именно судебное производство необходимо восстановить;

какое судебное постановление вынес суд — решение по существу или определение о прекращении производства по делу;

процессуальное положение заявителя (истец, ответчик, прокурор и т. д.);

наименование других лиц, участвовавших в деле, их процессуальное положение, место жительства (место нахождения);

обстоятельства утраты производства, место нахождения копий документов производства или сведений о них;

требование о восстановлении утраченного судебного решения или определения о прекращении производства по делу;

цель восстановления судебного производства, которая должна быть непосредственно связана с защитой прав и законных интересов заявителя.

К заявлению прилагаются сохранившиеся и имеющие отношение к делу документы или их копии, даже если они не заверены в установленном порядке.

Заявитель освобождается от уплаты в доход государства судебных расходов, понесенных судом при рассмотрении дела о восстановлении утраченного судебного производства, за исключением заведомо ложного обращения в суд.

При несоблюдении требований, предъявляемых к заявлению, суд оставляет заявление без движения и предоставляет заявителю срок для устранения недостатков. Судья отказывает в принятии заявления, если цель восстановления утраченного судебного производства не связана с защитой прав и законных интересов заявителя, а если производство по делу уже возбуждено, оставляет заявление без рассмотрения.

Заявление рассматривается судьей единолично в открытом судебном заседании. В рассмотрении заявления участвуют заявитель, другие участвовавшие в деле лица (истцы, ответчики, третьи лица и др.), которые в рассматриваемом деле о восстановлении утраченного судебного производства занимают процессуальное положение заинтересованных лиц, и иные участники процесса по утраченному производству (свидетели, специалисты и др.).

Если суд в результате исследования доказательств придет к выводу о том, что решение или определение суда о прекращении судебного производства подлежит восстановлению, он выносит решение об удовлетворении заявления. В решении указывается, какие доказательства были представлены, какие обстоятельства были установлены и на основании каких доказательств, выводы суда о доказанности обстоятельств и о том, какие процессуальные действия совершались по утраченному производству.

Производство по делу о восстановлении утраченного судебного производства может быть прекращено по дополнительным основаниям, указанным в ст. 318 ГПК: а) недостаточность собранных материалов для точного восстановления судебного постановления, что не лишает заинтересованных лиц права на обращение в суд с новым иском на общих основаниях; б) обращение с заявлением с целью исполнения постановления суда, если пропущен срок предъявления исполнительного листа к исполнению. В этих случаях суд выносит определение о прекращении производства по делу о восстановлении утраченного судебного производства.

Судебные постановления по делу о восстановлении утраченного судебного производства могут быть обжалованы по общим правилам в апелляционном (кассационном), надзорном порядке.

Глава 26 Пересмотр решений и определений мировых судей в апелляционном порядке

Вопросы к теме

1 Сущность и значение стадии апелляционного обжалования и пересмотра решений и определений мирового судьи.

2 Право апелляционного обжалования и порядок его осуществления 3. Производство в суде апелляционной инстанции.

4 Полномочия суда апелляционной инстанции.

5 Постановления апелляционной инстанции.

§ 1. Сущность и значение стадии апелляционного обжалования и пересмотра решений и определений мирового судьи

Традиционно в гражданском судопроизводстве предусматривались два вида контроля за деятельностью судов первой инстанции — кассация и надзор. Апелляция как институт гражданского процессуального права был известен дореволюционному законодательству России, однако Декретом о суде № 1 апелляционный порядок обжалования решений судов был упразднен. [181] В современном гражданском процессе становлению института апелляции способствовали его развитие в арбитражном процессе, а также введение элементов апелляции в кассационное производство в гражданском процессе, принятие федеральных законов от 17 декабря 1998 г. «О мировых судьях в Российской Федерации» и от 7 августа 2000 г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР». Последний Закон в качестве самостоятельного вида контроля в гражданском судопроизводстве предусматривал апелляцию.

К особенности судебного контроля относится выполнение им вторичной, производной функции, поскольку основное назначение суда — разрешение дела по существу, а не выполнение контрольной функции. Вместе с тем особенностью апелляции как разновидности судебного контроля является возможность реализации одновременно двух функций — контрольной и разрешение дела по существу и именно в таком порядке. Но при этом должна быть специфика выполнения указанных функций на каждой стадии процесса, исключающее повторное их осуществление. Однако полной апелляции, закрепленной в действующем законодательстве, когда суд вправе устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства (ст. 327 ГПК), последнее положение не свойственно, поскольку пересмотр решений и определений в порядке апелляции дублирует деятельность судов первой инстанции.

Апелляционное производство регулируется определенной совокупностью норм гражданского процессуального права и является урегулированным правом общественным отношением. Правовое положение производства в апелляционной инстанции закреплено в разд. III ГПК, где детально регламентирована контрольная деятельность суда второй инстанции. Апелляционное производство — производство в суде второй инстанции, осуществляемое по правилам производства в суде первой инстанции.

Апелляция — самостоятельная стадия гражданского процесса, но поскольку судебные ошибки допускаются мировым судьей при разбирательстве не каждого судебного дела, то эта стадия является факультативной и не обязательно присутствует в производстве по каждому делу. Апелляционное производство предусмотрено только для решений и определений мировых судей. Не вступившие в законную силу решения и определения федеральных судов могут быть обжалованы в кассационном порядке.

Стадия апелляционного пересмотра характеризуется и складывающимися в ней правоотношениями. Гражданские процессуальные отношения в этой стадии процесса представляют собой урегулированные нормами гражданского процессуального права отношения, возникающие между районным судом, как судом второй инстанции, и участниками процесса по пересмотру не вступивших в законную силу решении и определений мирового судьи. Апелляционные правоотношения возникают с момента принятия апелляционной жалобы (представления) к рассмотрению судом вышестоящей инстанции по истечении десятидневного срока. Прекращаются указанные правоотношения после несения соответствующего постановления. Вторую группу отношения составляют отношения между судами двух инстанций — мировым судьей и апелляционным судом.

Задачами апелляционного производства (контроля) являются: проверка законности и обоснованности не вступившего в законную силу решения (определения) мирового судьи по апелляционной жалобе или представлению;

повторное разрешение дела по существу на основании уже имеющихся в деле материалов и доказательств, а также вновь представленных в апелляционную инстанцию;

устранение в случае обнаружения судебных ошибок;

выполнение превентивных действий по предупреждению ошибок в I работе судов.

Таким образом, апелляционное производство — пересмотр районным судом не вступивших в законную силу решений и определений мирового судьи, путем повторного рассмотрения дела по существу с исследованием и оценкой доказательств, установлением фактических обстоятельств дела и с вынесением решения или определения (ст. 329 ГПК).

§ 2. Право апелляционного обжалования и порядок его осуществления

Право апелляционного обжалования — право лиц, участвующих в деле, на обращение в предусмотренном законом порядке в соответствующий районный суд для пересмотра не вступивших в законную силу решений и определений мирового судьи. По сути, данное право представляет собой право на вторичное обращение в суд за судебной защитой по тождественному требованию без права предъявления новых требований.

Структурными элементами права апелляционного обжалования являются: субъекты права обжалования; объект обжалования; срок для подачи апелляционной жалобы (представления); порядок реализации права апелляционного обжалования.

Субъектами права апелляционного обжалования являются лица, которым законом предоставлено право на подачу апелляционной жалобы или принесение апелляционного представления в случае несогласия с решением (определением) мирового судьи. Правом на обращение в суд апелляционной инстанции наделены две группы субъектов, разграничение которых можно провести по признаку наличия или отсутствия условий для подачи апелляционной жалобы (представления).

К первой группе субъектов относятся лица, которым предоставлено безусловное право подачи апелляционной жалобы:

1) лица, участвующие в деле, — стороны (соистцы и соответчики), третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, и третьи лица, не заявляющие таких требований; лица, вступающие в процесс в порядке ст. 46–47 ГПК;

2) правопреемники сторон и третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора;

3) законные представители (родители, усыновители, опекуны, попечители).

Вторую группу субъектов права апелляционного обжалования составляют лица, которые вправе обратиться в суд апелляционной инстанции при определенных условиях:

1) прокурор может принести апелляционное представление при условии его участия в деле (ст. 320 ГПК). Под участием в деле понимается признание его судом в таком процессуальном качестве и не требующим обязательного фактического участия в судопроизводстве;

2) судебные представители (за исключением законных представителей) могут подать апелляционную жалобу при наличии доверенности или иного документа, удостоверяющего полномочие представителя на совершение такого процессуального действия (ст. 322 ГПК).

Правом подачи апелляционной жалобы, по общему правилу, не наделены заявители и заинтересованные лица по делам особого производства и производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, поскольку к подсудности мирового судьи (ст. 23 ГПК) отнесены дела только искового и приказного производств. Исключение составляют дела о восстановлении утраченного судебного производства, когда мировой судья рассматривал дело по существу (ст. 314 ГПК). Участники приказного производства (взыскатель и должник) также не являются субъектами права апелляционного обжалования, поскольку ст. 129 ГПК предоставляет мировому судье право отменить свой приказ без обращения должника в апелляционную инстанцию.

Объектом апелляционного обжалования являются любые не вступившие в законную силу решения мирового судьи. Это могут быть также дополнительное и заочное решения. Решение может быть обжаловано полностью или в части. В случае обжалования части решения оно в необжалованной части не вступает в законную силу.

Срок подачи апелляционной жалобы, представления составляет 10 дней со дня вынесения решения мировым судьей в окончательной форме. В случае пропуска срока по уважительной причине лицо, подающее жалобу, вправе просить о восстановлении срока подачи апелляционной жалобы. В противном случае, а также в случае отказа мирового судьи в восстановлении срока, жалоба (представление) возвращается подавшему их лицу.

Право апелляционного обжалования осуществляется путем принесения апелляционной жалобы (представления), которая подается в районный суд через мирового судью.

Апелляционная жалоба (представление) состоит из трех частей (вводной, описательной и просительной) и приложения. В вводной части указываются наименование районного суда, в который адресуется жалоба (представление), наименование лица, подающего жалобу (представление), его место жительства или место нахождения, указание на обжалуемое решение мирового судьи. Описательная часть должна содержать краткое изложение существа обжалуемого решения и доводы жалобы (представления). Просительная часть содержит просьбу заинтересованного лица. В апелляционной жалобе не могут содержаться требования, не заявленные мировому судье. Апелляционная жалоба подписывается лицом, подающим жалобу, или его представителем. Приложение к апелляционной жалобе содержит: документ, подтверждающий уплату государственной пошлины, перечень прилагаемых к жалобе документов с копиями, число которых соответствует числу лиц, участвующих в деле, доверенность или иной документ, подтверждающий полномочия представителя.

Апелляционная жалоба оплачивается государственной пошлиной — 50 % от размера государственной пошлины, взимаемой при подаче исковых заявлений (жалоб) неимущественного характера, а по спорам имущественного характера — 50 % от размера государственной пошлины, исчисленной из суммы, оспариваемой стороной или другим лицом, участвующим в деле.

Дальнейшее развитие апелляционного производства зависит от того, надлежащим ли образом субъекты права апелляционного обжалования реализовали предоставленное им право. Для выяснения этого вопроса мировой судья проверяет соответствие действий указанных субъектов закону. По результатам проверки мировой судья наделен следующими полномочиями:

1) оставить апелляционную жалобу (представление) без движения (ст. 323 ГПК), если жалоба (представление) не соответствует предъявляемым требованиям, а также при подаче жалобы, не оплаченной государственной пошлиной. При этом мировой судья в определении предоставляет лицу, подавшему жалобу (представление), срок для исправления недостатков. В случае устранения недостатков в установленный срок, жалоба (представление) считается поданной в день первоначального поступления в суд;

2) возвратить апелляционную жалобу (ст. 324), если:

не устранены в установленный судом срок указанные в определении об оставлении жалобы без движения недостатки;

истек срок обжалования и отсутствует просьба о восстановлении срока либо в восстановлении этого срока отказано.

Апелляционная жалоба возвращается мировым судьей также по просьбе лица, подавшего жалобу, апелляционное представление — при отзыве его прокурором, если дело не направлено в районный суд;

3) принять апелляционную жалобу (ст. 325 ГПК), если соблюдены правила обращения в суд апелляционной инстанции.

В случае принятия жалобы мировой судья обязан: направить копии жалобы, представления и приложенных к ним документов лицам, участвующим в деле, которые вправе представить возражения относительно апелляционной жалобы (представления);

по истечении срока обжалования направить дело с апелляционной жалобой (представлением) и поступившими возражениями относительно жалобы (представления) в районный суд. До истечения срока обжалования дело не может быть направлено в районный суд.

§ 3. Производство в суде апелляционной инстанции

Производство в суде апелляционной инстанции начинается с момента поступления в районный суд дела с апелляционной жалобой и приложенными к ней документами. Суд назначает день судебного заседания и извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания.

Рассмотрение дела судом апелляционной инстанции проводится по правилам производства в суде первой инстанции с теми особенностями, которые характерны для суда второй инстанции:

1) районный суд в качестве суда второй инстанции действует единолично;

2) срок рассмотрения дела определяется ст. 154 ГПК, согласно которой дело должно быть рассмотрено до истечения двух месяцев со дня поступления дела в суд апелляционной инстанции;

3) судебное заседание в суде апелляционной инстанции состоит из четырех частей: подготовительной (ст. 160–171 ГПК), рассмотрения дела по существу (ст. 172–179 ГПК), судебных прений (ст. 190 ГПК), вынесения и объявления постановления (ст. 192–193 ГПК).

Вместе с тем, поскольку деятельность апелляционного суда в первую очередь носит проверочный характер, судебное разбирательство имеет и свои особенности. Так, в подготовительной части судебного заседания при проверке явки участников процесса апелляционный суд не вправе применять правила заочного производства в случае неявки ответчика. Не допускается в апелляционном производстве также замена ненадлежащего ответчика. Если при рассмотрении дела в апелляционной инстанции будет установлено, что иск предъявлен к ненадлежащему ответчику, суд не вправе заменять его надлежащим ответчикам по правилам ст. 41 ГПК. Это связано с тем, что надлежащий ответчик в случае его привлечения в процесс на стадии апелляции лишается права на обжалование постановления апелляционного суда, которое вступает в законную силу сразу после его вынесения. Во второй части судебного заседания судья в своем докладе должен изложить обстоятельства дела, содержание решения мирового судьи, доводы апелляционной жалобы или представления и поступивших на них возражений, иные данные, которые необходимо рассмотреть суду для проверки правильности решения;

4) при рассмотрении дела апелляционный суд вправе устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства. В качестве новых доказательств могут быть представлены письменные и вещественные доказательства. Районный судья может допрашивать повторно всех свидетелей, а также экспертов, вызвать для допроса новых свидетелей, для консультаций — специалиста, назначать проведение экспертизы. Как проверочный орган, районный суд вправе прослушивать сделанные в ходе судебного заседания в производстве мирового судьи аудио- и (или) видеозаписи;

5) в апелляционной инстанции действуют все принципы гражданского судопроизводства (диспозитивности, состязательности, судебной истины, гласности и др.) Необходимо отметить, что действие принципа диспозитивности в апелляционном производстве имеет свою специфику.

На этой стадии возможно совершение следующих диспозитивных действий:

отказ от апелляционной жалобы, отзыв апелляционного представления (ст. 362 ГПК). В соответствии со ст. 39 ГПК отказ от жалобы приравняй к отказу истца от иска. Отказаться от жалобы может любое подавшее ее лицо (истец, ответчик, третьи лица и др). Правом отзыва представления наделен принесший его прокурор. Отказаться от жалобы можно с момента подачи жалобы до удаления суда в совещательную комнату. Утвердить данное действие может только суд апелляционной инстанции. В случае отказа от жалобы суд должен вынести определение о прекращении апелляционного производства, если решение не обжаловано другими лицами;

отказ истца от иска и заключение мирового соглашения. В случае принятия указанных диспозитивных действий сторон суд должен отменить решение мирового судьи и прекратить производство по делу.

Вместе с тем действие принципа диспозитивности ограничено тем, что истец не вправе изменить предмет или основание иска, ответчик не вправе предъявить встречный иск, который представляет собой новое требование, не являвшееся предметом судебного разбирательства мировым судьей (ч. 2 ст. 322 ГПК);

6) при рассмотрении дела ведется протокол судебного заседания.

Апелляционный суд — суд второй инстанции, в связи с чем его деятельность направлена на устранение ошибок, допущенных при рассмотрении и разрешении дела мировым судьей. Нельзя сводить производство в суде апелляционной инстанции только к разрешению дела по существу, поскольку действия районного судьи носят, в первую очередь, проверочный характер и на суд возлагается обязанность проверить законность и обоснованность не вступившего в законную силу решения мирового судьи.

§ 4. Полномочия суда апелляционной инстанции

По итогам проверки и рассмотрения дела по апелляционной жалобе (представлению) районный суд, действующий в качестве суда второй инстанции, должен реализовать предоставленные ему полномочия. Полномочия суда апелляционной инстанции — совокупность его прав и обязанностей, осуществление которых направлено на определение правовой судьбы дела. Эти полномочия законодательно определены в ст. 328 ГПК.

Следует иметь в виду, что, реализуя те или иные полномочия, суду необходимо учитывать их тесную взаимосвязь с основаниями к отмене и изменению судебных решений (Е. А. Степанова). Основаниями к отмене и изменению решения мирового судьи в апелляционном порядке являются незаконность и необоснованность (ст. 362–364 ГПК).

Таким образом, результатом деятельности апелляционной инстанции является реализация указанных в ст. 328 ГПК полномочий. ' Суд апелляционной инстанции вправе:

1) оставить решение мирового судьи без изменения, апелляционную жалобу, представление без удовлетворения в случае соответствия решения требованиям, предъявляемым к нему. При этом в соответствии с ч. 2 ст. 362 ГПК правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям. При оставлении апелляционной жалобы (представления) без удовлетворения суд обязан указать в определении мотивы, по которым доводы жалобы (представления) признаны не подтвержденными доказательствами и не являющимися основанием для отмены решения мирового судьи (ч. 2 ст. 330 ГПК). Таким образом, реализуя полномочие, закрепленное в ст. 328 ГПК, суд своим определением подтверждает законность и обоснованность решения мирового судьи;

2) изменить решение мирового судьи или отменить его и принять новое решение. Это полномочие может быть реализовано, если решение мирового судьи будет признано незаконным или необоснованным. Суд апелляционной инстанции является не только проверочным органом, но и выполняет функцию по вторичному рассмотрению и разрешению дела по существу, в связи с чем наделен правом устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства и, следовательно, выносить новое решение, противоположное решению мирового судьи. Изменение решения означает, что районный суд часть выводов мирового судьи заменяет собственными (И. М. Зайцев). Таким образом, закон не допускает возможности направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, наделяя апелляционную инстанцию достаточными полномочиями для разрешения спора по существу;

3) отменить решение мирового судьи полностью или в части и прекратить судебное производство либо оставить заявление без рассмотрения по основаниям, предусмотренным в ст. 220 и 222 ГПК.

§ 5. Постановления апелляционной инстанции

Определяя юридическую судьбу рассматриваемого дела, апелляционный суд должен вынести постановление, соответствующее реализованным полномочиям. Согласно ст. 329 ГПК постановление районного суда принимается в форме апелляционного решения или определения.

Апелляционное решение — постановление суда второй инстанции, разрешающее дело по существу на основе исследования имеющихся в деле и дополнительно представленных материалов. Районный суд вправе вынести апелляционное решение только в случае реализации полномочия, направленного на изменение решения мирового судьи или его отмену с вынесением нового решения.

Апелляционное решение должно соответствовать требованиям, предъявляемым к форме и содержанию судебного решения. В соответствии со ст. 198 ГПК решение должно состоять из четырех частей: вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной. Нельзя забывать про особенность апелляционного решения, представляющего собой акт, выносимый по результатам пересмотра другого решения, что должно найти отражение в апелляционном решении. Поэтому в описательной части необходимо изложить краткое содержание решения мирового судьи и апелляционной жалобы, а в мотивировочной части — указание на основания отмены или изменения решения.

Апелляционное определение — постановление районного суда, которым дело не разрешается по существу. Апелляционное определение суд второй инстанции выносит в случае реализации следующих полномочий: а) оставление решения мирового судьи без изменения; б) прекращение производства по делу или оставление заявления без рассмотрения с отменой решения мирового судьи; в) прекращение апелляционного производства, не связанное с отменой решения мирового судьи (ст. 326 ГПК). Постановление в форме апелляционного определения должно отвечать требованиям ст. 225 ГПК, а также отражать проверочную деятельность суда апелляционной инстанции. В частности, при отказе в удовлетворении жалобы, представления суд в мотивировочной части определения обязан указать мотивы, по которым доводы жалобы (представления) признаны неправильными и не являющимися основанием для отмены решения мирового судьи.

Независимо от вида апелляционное постановление (решение или определение) выносится в совещательной комнате. Постановление суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и обжалованию в кассационном порядке не подлежит.

Глава 27 Производство в суде кассационной инстанции

Вопросы к теме

1. Сущность и значение стадии кассационного обжалования и пересмотра решений и определений, не вступивших в законную силу.

2. Право кассационного обжалования судебных постановлений.

3. Процессуальный порядок рассмотрения дел в кассационной инстанции.

4. Полномочия суда кассационной инстанции.

5. Основания для отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке.

6. Определение суда кассационной инстанции.

7. Обжалование определений суда первой инстанции, не вступивших в законную силу.

§ 1. Сущность и значение стадии кассационного обжалования и пересмотра постановлений, не вступивших в законную силу

В ходе рассмотрения и разрешения гражданских дел могут быть допущены судебные ошибки. Причиной тому является неправильное применение судом норм материального или процессуального права, неправильное определение необходимых обстоятельств, подлежащих Доказыванию, недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела. Для контроля за деятельностью судов первой инстанции и исправления ошибок, допущенных ими при рассмотрения конкретных дел, в гражданском судопроизводстве предусмотрен институт кассационной проверки законности и обоснованности судебных постановлений, не вступивших в законную силу.

Таким образом, задачами кассационного пересмотра являются: выявление и исправление судебных ошибок суда первой инстанции; обеспечение законности и обоснованности судебных постановлений, не вступивших в законную силу; контроль за деятельностью судов первой инстанции.

Кассационный пересмотр (кассация от лат. cassatio — отмена) представляет собой деятельность суда второй инстанции по проверке законности и обоснованности обжалованных судебных постановлений, не вступивших в законную силу.

Сущность кассационного обжалования и пересмотра судебных постановлений состоит в следующем:

1) правом обжалования судебных постановлений, не вступивших в законную силу, наделен широкий круг субъектов: стороны и другие лица, участвующие в 'деле, прокурор (только при его участии в судопроизводстве);

2) предметом кассационного обжалования и пересмотра являются не вступившие в законную силу решения, определения всех судов в РФ, принятые по первой инстанции (кроме постановлений мировых судей);

3) обжалование и пересмотр судебных постановлений, не вступивших в законную силу, представляют собой наиболее быстрый и доступный способ проверки правильности судебного решения или определения, так как осуществление права на обжалование зависит от воли самих лиц, участвующих в деле; сроки кассационного обжалования достаточно краткие, судебные расходы невелики. Подача кассационной жалобы либо представления с соблюдением установленных законом порядка и срока влечет обязательное рассмотрение дела кассационной инстанцией;

4) суд кассационной инстанции, по общему правилу, проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, представлении, однако в некоторых случаях в интересах законности он вправе проверить решение суда в полном объеме (ст. 347 ГПК);

5) суд кассационной инстанции оценивает имеющиеся в деле доказательства, не подменяя нижестоящие суды, а также исследует новые дополнительные доказательства, но лишь в случае, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции, подтверждает указанные в обжалованном решении суда факты и правоотношения или устанавливает новые факты и правоотношения по делу;

6) суд кассационной инстанции обладает широким кругом полномочий (ст. 362, 363, 364 ГПК), направленных на устранение судебных ошибок.

Значение института обжалования и проверки судебных постановлений, не вступивших в законную силу, заключается в том, что в результате проверки судебных решений, определений судом второй инстанции своевременно устраняются ошибки, допущенные судами первой инстанции по конкретным делам, тем самым обеспечивается соблюдение законности в работе суда первой инстанции и осуществления защиты субъективных прав, свобод и законных интересов. Суды кассационной инстанции, обращая внимание судов на допущенные ими ошибки при рассмотрении и разрешении дела, указывая на пути их устранения, способствуют правильному пониманию и применению законов, единообразию судебной практики.

Таким образом, кассационное производство по гражданским делам представляет собой самостоятельный правовой институт гражданского процессуального права, обжалования и пересмотра постановлений, не вступивших в законную силу.

§ 2. Право кассационного обжалования судебных постановлений

Право кассационного обжалования — установленная законом возможность участвующего в деле лица защищать права, свободы и законные интересы в суде второй инстанции путем подачи кассационной жалобы или представления и пересмотра судебных постановлений, не вступивших в законную силу.

Право кассационного обжалования предоставлено сторонам — истцу и ответчику, третьим лицам, заявителям и заинтересованным лицам и другим лицам, участвующим в деле, а также их правопреемникам и судебным представителям при наличии соответствующих полномочий.

Государственные органы, органы местного самоуправления, организации, граждане, обращающиеся в суд с заявлением в защиту прав Других лиц (ст. 46 ГПК), а также органы государственной власти и местного самоуправления, участвующие в процессе в порядке ст. 47 ГПК Для дачи заключения по делу, имеют право обжаловать решение суда первой инстанции в кассационном порядке.

Прокурор может принести кассационное представление только в случае его участии в судопроизводстве. Это означает определенное ограничение его роли в гражданском судопроизводстве (ст. 45, 336 ГПК). В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» [182] в случае принесения кассационного представления в судебном заседании суда второй инстанции вправе участвовать:

в суде субъекта РФ — должностное лицо органов прокуратуры по поручению соответственно прокурора республики, края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа, военного округа (флота);

в Судебной коллегии по гражданским делам, Военной коллегии и Кассационной коллегии Верховного Суда РФ — должностное лицо органов прокуратуры по поручению Генерального прокурора РФ.

Предметом кассационного обжалования являются решения (заочные решения), определения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу. Решения мировых судей не могут быть пересмотрены в кассационном порядке, а подлежат обжалованию в апелляционную инстанцию (ст. 320 ГПК). Кассационная жалоба либо представление могут быть поданы не только на постановление в целом, но и на его часть. Так, предметом кассационного обжалования может быть резолютивная часть решения по вопросу распределения расходов между сторонами, порядка и срока исполнения решения или по другим вопросам, разрешаемым судом при рассмотрении дела, либо выводы суда о фактах и правоотношениях сторон в мотивировочной части решения. В тех случаях, когда решение обжалуется частично, необжалованная часть не вступает в законную силу, поскольку на основании ч. 2 ст. 347 ГПК кассационная инстанция в интересах законности вправе проверить решение суда в полном объеме, как в обжалованной, так и в необжалованной части. Самостоятельным предметом обжалования может служить дополнительное решение, вынесенное в соответствии со ст. 201 ГПК.

Право на обжалование судебных постановлений ограничено десятидневным сроком, исчисляемым со дня принятия решения в окончательной форме, а не со дня вручения либо направления сторонам и другим участвующим в деле лицам копии решения по делу. В некоторых случаях законодатель устанавливает сокращенный срок для обжалования постановлений в кассационном порядке или особенность исчисления срока обжалования. Так, решение суда по делу о защите избирательных прав или права на участие в референдуме граждан РФ может быть обжаловано в ходе избирательной кампании или подготовки и проведения референдума в течение пяти дней со дня принятия судом решения (ст. 261 ГПК). Течение 10-дневного срока на кассационное обжалование заочного решения начинается по истечении семидневного срока для подачи ответчиком заявления об отмене этого решения, а в случае, если такое заявление подано, — со дня вынесения определения об отказе в удовлетворении этого заявления (ч. 2 ст. 237 ГПК).

В случае отложения судом составления мотивированного решения на срок до пяти дней (ст. 199 ГПК) срок на подачу кассационной жало (представления) на решение должен исчисляться со дня, следующего за днем, установленным судом для ознакомления с решением в окончательной форме.

Жалоба или представление, поданные по истечении установленного законом срока обжалования, остаются без рассмотрения и возвращаются принесшим их лицам (ч. 1 ст. 342 ГПК), потому что с истечением срока кассационного обжалования погашается право обжалования судебных постановлений, не вступивших в законную силу. Пропущенный по уважительной причине срок (болезнь, пребывание в командировке, несвоевременное изготовление судебного решения и т. п.) по просьбе субъекта права обжалования может быть восстановлен в порядке, предусмотренном ст. 112 ГПК.

В соответствии со ст. 336 ГПК средствами обжалования являются кассационная жалоба и кассационное представление, которые подаются в кассационную инстанцию через суд, принявший решение (ст. 337 ГПК).

Постановления суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, пересматриваются судом второй инстанции в следующем порядке: решения районных судов — соответственно судебной коллегией по гражданским делам областного суда и приравненного к нему по функциям суда субъекта РФ; решения судов субъектов РФ — Верховным Судом РФ; решения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ — Кассационной коллегией Верховного Суда РФ.

Судья, получив кассационную жалобу (представление), проверяет, принадлежит ли подавшему ее лицу право обжалования, соблюден ли срок кассационного обжалования, принесена ли она на решение, подлежащее обжалованию.

Несоблюдение предъявляемых к кассационной жалобе (представлению) требований, предусмотренных ст. 339, 340 ГПК, влечет оставление ее без движения к числу таких нарушений можно отнести: не подписание жалобы (представления) подающим ее лицом либо подписание, но лицом, не имеющим для этого надлежащих полномочий, либо подача жалобы, не оплаченной государственной пошлиной, и т. п. Оставляя кассационную жалобу или кассационное представление без движения, судья выносит об этом определение, в котором отмечает недостатки, допущенные в жалобе (представлении), способы их устранения и назначает реальный срок для исправления недостатков, а также разъясняет последствия неисполнения указаний судьи. В случае своевременного устранения недостатков жалоба (представление) считается поданной в день первоначального поступления в суд.

При наличии оснований, предусмотренных ст. 342 ГПК, кассационная жалоба (представление) до направлении дела в суд второй инстанции возвращается подавшему ее лицу.

Судья, убедившись в том, что порядок и срок обращения в суд кассационной инстанции соблюдены, совершает ряд процессуальных действий:

1) на следующий день после получения кассационной жалобы (представления) направляет всем лицам, участвующим в деле, копии жалобы (представления) и приложенных к ним письменных доказательств;

2) извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы (представления) в кассационном порядке;

3) по истечении срока кассационного обжалования направляет жалобу (представление) вместе с делом в суд кассационной инстанции (до истечения десятидневного срока дело никем не может быть истребовано из суда).

В соответствии с действием принципов диспозитивности, равенства сторон, состязательности лица, участвующие в деле, после получения копии жалобы (представления) имеют право представить на них возражения в письменной форме (ст. 344 ГПК).

§ 3. Процессуальный порядок рассмотрения дел в кассационной инстанции

Порядок судебного заседания в суде кассационной инстанции определяется по правилам разбирательства дела в суде первой инстанции (ст. 158, 159 ГПК) и построен на общих принципах гражданского процессуального права.

Однако кассационное производство как самостоятельная стадия гражданского судопроизводства имеет специфические цели, предмет судебного разбирательства, содержание, отличающие её, от других стадий процесса. Так, цель судебного разбирательства во второй инстанции заключается не в разрешении дела, а в проверке законности и обоснованности решения, принятого судом первой инстанции. Особенности пересмотра дела в кассационной инстанции заключаются: в коллегиальном рассмотрении дела, отсутствии секретаря судебного заседания и протокола судебного заседания, в последствиях неявки лиц, участвующих в деле, в судебное заседание, в характере исследования доказательств и др.

Законодатель предусмотрел специальные сроки рассмотрения дела в кассационной инстанции (ст. 348 ГПК). Верховный суд республики, краевой, областной суд и суды субъектов РФ должны рассмотреть поступившее по кассационным жалобе, представлению дело не позднее чем в течение месяца со дня его поступления; Верховный Суд РФ — не позднее чем в течение двух месяцев со дня его поступления. Кассационные жалоба, представление по делам о защите избирательных прав или права на участие в референдуме граждан РФ, поступившие в ходе избирательной кампании или подготовки референдума на рассмотрение в суд кассационной инстанции, рассматриваются в течение пяти дней со Дня их поступления.

Дело в кассационной инстанции пересматривается судом в составе трех профессиональных судей: судьи-председательствующего и двух судей из числа членов судебной коллегии по гражданским делам (ч. 2 ст. 14 ГПК). Председательствующий руководит судебным заседанием, принимает необходимые меры к обеспечению в судебном заседании надлежащего порядка.

В заседании суда второй инстанции принято выделять следующие его части: подготовительную, рассмотрение жалобы, представления, судебные прения (если судом исследовались новые доказательства), Постановление и оглашение определения.

Подготовительная часть начинается с того, что председательствующий в назначенное время открывает судебное заседание и объявляет, какое дело, по чьей кассационной жалобе (представлению) и на решение какого суда подлежит рассмотрению. Затем суд выясняет, кто из лиц, участвующих в деле, их представителей явился, устанавливает личности явившихся и проверяет полномочия должностных лиц, их представителей.

Председательствующий объявляет состав суда и разъясняет лицам, Участвующим в деле, их право заявлять отводы. Основания для отводов и самоотводов, порядок их разрешения и последствия удовлетворения таких заявлений определяются общими правилами (ст. 16–21 ГПК). Судья, участвовавший в рассмотрении дела в суде первой инстанции или в суде надзорной инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в суде кассационной инстанции (ст. 17 ГПК).

Если отводов не последовало, председательствующий разъясняет лицам, участвующим в деле, их процессуальные права и обязанности, выясняет, понятны ли им они, разрешает заявленные ходатайства (ст. 166 ГПК) и последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле. В случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, надлежащим образом не извещенных о времени и месте рассмотрения дела, суд откладывает разбирательство дела. Неявка лиц, участвующих в деле, извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не препятствует разбирательству дела, но суд вправе, признав причины неявки уважительными, отложить разбирательство дела.

В суде кассационной инстанции, в силу принципа диспозитивности, лица, участвующие в деле, могут распоряжаться своими процессуальными и материальными правами (ст. 345, 346 ГПК).

Лицо, подавшее кассационную жалобу, вправе от нее отказаться в письменной форме до принятия судом постановления по делу. Прокурор, принесший кассационное представление, вправе отозвать его до начала судебного заседания, о чем извещаются лица, участвующие в деле. О принятии отказа от жалобы, отзыва представления суд кассационной инстанции выносит определение, которым прекращает кассационное производство, если решение не было обжаловано другими лицами.

В кассационной инстанции истец может отказаться от иска, стороны вправе заключить мировое соглашение в письменной форме и по правилам ч. 2,3 ст. 173 ГПК. При принятии отказа истца от иска или утверждении мирового соглашения сторон суд кассационной инстанции отменяет принятое решение и прекращает производство по делу.

Рассмотрение дела в кассационной инстанции начинается докладом председательствующего или одного из судей. Как правило, дело докладывает судья, который его изучил и готовил. Доклад должен быть кратким и полным. В докладе излагаются обстоятельства дела, содержание решения суда первой инстанции, доводы кассационных жалобы, представления и поступившие на них возражения, содержание представленных в суд новых доказательств, а также сообщаются иные данные, которые необходимо рассмотреть суду для проверки правильности решения суда.

После доклада дела суд кассационной инстанции заслушивает объяснения явившихся в судебное заседание лиц, их представителей. Первыми выступают лицо, подавшее кассационную жалобу, его представитель или прокурор, если им принесено кассационное представление. Если решение обжаловано обеими сторонами, то первым выступает истец.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, суд второй инстанции в необходимых случаях оглашает имеющиеся в деле доказательства и исследует новые доказательства, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции (по правилам гл. 15 ГПК). Стороны могут ходатайствовать о вызове и допросе дополнительных свидетелей, об истребовании других доказательств, если в их исследовании им было отказано судом первой инстанции.

Если суд кассационнаой инстанции исследовал новые доказательства, то проводятся судебные прения по общим правилам (ст. 190 ГПК). Первым выступает подавшее кассационную жалобу лицо, либо прокурор, принесший кассационное представление. По окончании судебных прений суд удаляется в совещательную комнату для вынесения кассационного определения (ст. 194 ГПК). Определение излагается в письменной форме председательствующим или одним из судей, подписывается всеми судьями, участвующими в его постановлении, в том числе судьей, оставшимся при особом мнении. После принятия и подписания определения суд возвращается в зал судебного заседания, где председательствующий или один из судей объявляет кассационное определение (ст. 193 ГПК).

В случае, когда кассационная жалоба (представление), поданная в установленный законом срок либо после его восстановления, поступит в суд второй инстанции после рассмотрения дела по другим жалобам, представлению, суд обязан принять ее к производству. В ходе рассмотрения такой жалобы, представления суд кассационной инстанции может прийти к выводу о незаконности или необоснованности ранее вынесенного кассационного определения, которое отменяется, и выносится новое кассационное определение.

§ 4. Полномочия суда кассационной инстанции

Полномочия суда кассационной инстанции — совокупность его прав на совершение процессуальных действий при рассмотрении кассационной жалобы, представления. Суд второй инстанции наделен Широкими полномочиями, закрепленными в ст. 361 ГПК.

Рассматривая дело в кассационном порядке, суд второй инстанции вправе:

1) оставить решение суда первой инстанции без изменения, а кассационную жалобу (представление) без удовлетворения в том случае, если обстоятельства дела суд установил верно и полно, решение вынес в соответствии с действующим законодательством, либо были выявлены отдельные несущественные нарушения, не повлиявшие на правильность вынесенного решения. Оставляя жалобу (представление) без удовлетворения в кассационном определении, необходимо указать мотивы, по которым доводы жалобы (представления) признаны необоснованными и не влекущими отмену решения суда первой инстанции, а также на несущественные недостатки в работе суда первой инстанции (ст. 361 ГПК);

2) отменить решение суда первой инстанции полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в том же или ином составе судей, если нарушения, допущенные судом первой инстанции, не могут быть исправлены судом кассационной инстанции. Решение суда первой инстанции подлежит отмене при необоснованности решения (ч. 1 ст. 362 ГПК), при наличии существенных нарушений процессуальных норм (ч. 1 ст. 364 ГПК) или безусловных оснований к отмене (ч. 2 ст. 364). Если решение суда первой инстанции отменяется в части, то в кассационном определении необходимо указать, в какой именно части решение отменяется, а в какой остается без изменения (ст. 361);

3) изменить или отменить решение суда первой инстанции и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если имеющие значение для дела обстоятельства установлены на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств. Изменить пересматриваемое решение (например, увеличить или уменьшить размер взыскиваемой суммы) возможно, если допущенные судом нарушения не повлияли на конечные выводы суда первой инстанции о правах и обязанностях сторон, а имеющие значение для дела обстоятельства установлены на основании имеющихся и дополнительно представленных материалов, и стороны с ними ознакомлены. Отменить и вынести новое решение кассационная инстанция вправе, когда допущенные судом первой инстанции ошибки или нарушения повлияли на конечные выводы суда первой инстанции о правах и обязанностях сторон. Новое решение — решение кассационной инстанции, противоположное по содержанию пересматриваемому решению суда первой инстанции (ст. 361);

4) отменить решение суда первой инстанции полностью или в части и прекратить производство по делу либо оставить заявление без рассмотрения только по основаниям, предусмотренным ст. 220, 222 ГПК соответственно. Кассационная инстанция осуществляет такое полномочие исходя из характера допущенных нарушений по делу (ст. 361 ГПК).

§ 5. Основания для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке

Основания для отмены или изменения судебного решения — указанные в законе обстоятельства, при наличии которых суд второй инстанции может отменить или изменить решение, вынесенное судом первой инстанции. Все основания, перечисленные в ст. 362 ГПК, можно подразделить на основания, свидетельствующие о необоснованности, и основания, свидетельствующие о незаконности судебного решения.

Необоснованным является решение, в котором выводы суда о фактических обстоятельствах дела не соответствуют действительности, либо не подтверждены доказательствами, исследованными судом первой инстанции. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 362 необоснованным является решение, в котором:

1) неправильно определены и не исследованы обстоятельства, имеющие значение для дела, т. е. неправильно определен предмет доказывания;

2) имеет место недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела. Такая ситуация возможна, когда факты не подтверждены в решении доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, либо подтверждены недостоверными или противоречивыми доказательствами в результате нарушения судом правил оценки судебных доказательств;

3) изложенные в решении выводы суда первой инстанции не соответствуют обстоятельствам дела. Это имеет место в случае, когда суд сделал неправильный вывод о правоотношениях сторон ввиду неправильной оценки доказательств или неправильного применения норм материального права.

Незаконным является судебное решение, которое вынесено с нарушением или неправильным применением норм материального права либо процессуального права (ст. 363, 364 ГПК).

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если:

1) суд не применил закон, подлежащий применению. Это возникает, когда суд не указал в решении подлежащую применению норму права либо разрешил дело в противоречии с действующим законодательством, применил отмененный закон или нормы подзаконного акта, противоречащие закону, или изданные с нарушением действующего законодательства;

2) суд применил закон, не подлежащий применению, т. е. суд при разрешении дела неправильно юридически квалифицировал взаимоотношения сторон, например, применил нормы гражданского права к отношениям, которые регулируются семейным или трудовым законодательством;

3) суд неправильно истолковал закон или применил закон, подлежащий применению, но вследствие неправильного понимания его содержания и смысла сделал в решении неправильный вывод о правах и обязанностях сторон.

Нарушения или неправильные применения норм процессуального права можно подразделить на:

1) процессуальные нарушения, которые влекут отмену решения суда первой инстанции только при условии, что это нарушение или неправильное применение привело или могло привести к неправильному разрешению дела («условные» — ч. 1 ст. 364 ГПК). Вопрос о том, привело или может привести то или иное нарушение процессуального права к неправильному разрешению дела, решается кассационной инстанцией в каждом конкретном случае. Поэтому незначительные нарушения норм процессуального права, если они не повлияли на конечные выводы суда, не являются основанием для отмены решения суда в кассационном порядке. Однако суд второй инстанции должен указать суду первой инстанции на такого рода ошибки в кассационном или отдельном определении;

2) процессуальные нарушения, которые приводят к отмене решения суда первой инстанции независимо от доводов кассационных жалобы, представления («безусловные» — ч. 2 ст. 364 ГПК). Это рассмотрение дела в незаконном составе суда либо в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания, нарушение правила о языке, на котором ведется судебное производство, правила о тайне совещания судей, порядка вынесения решения и нарушение прав лиц, не привлеченных к участию в деле, отсутствие протокола судебного заседания.

Решение суда первой инстанции подлежит «безусловной» отмене в, кассационном порядке при наличии оснований, указанных в ст. 220 и 222 ГПК, с прекращением производства по делу либо оставлением заявления без рассмотрения.

Перечень оснований для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке, предусмотренный гражданским процессуальным законодательством, является исчерпывающим, и суд второй инстанции не вправе отменять и изменять решения по иным основаниям. Однако правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям (ч. 2 ст. 362 ГПК).

§ 6. Определение суда кассационной инстанции

Кассационное определение — постановление, которое выносится судом второй инстанции в результате пересмотра дела по жалобе или представлению (ст. 336 ГПК). Вынесением кассационного определения подводится итог рассмотрения дела в суде кассационной инстанции. Оно должно быть законным и обоснованным.

По содержанию кассационное определение должно состоять из четырех частей: вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной. Все части определения взаимосвязаны и составляют единый процессуальный документ.

В вводной части определения перечислены: наименование выносимого постановления; дата и место вынесения; наименование и состав суда, вынесшего определение; лицо, подавшее кассационные жалобу, представление.

В описательной части излагаются краткое содержание обжалуемого решения суда первой инстанции, кассационной жалобы (представления), представленных доказательств, объяснений лиц, участвующих в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции.

В мотивировочной части суд излагает мотивы, по которым он пришел к своим выводам, указывает на допущенные ошибки при разбирательстве дела, толкует нормативные акты, которые были неправильно применены судом, а также ссылается на законы, которыми суд руководствовался (ч. 2 ст. 366 ГПК).

Оставляя решение без изменения, кассационная инстанция должна в определении указать, какими материалами дела опровергаются доводы жалобы или представления.

При отмене решения и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции необходимо указать, какое нарушение допущено по делу и каким образом оно должно быть исправлено. Например, при направлении дела на новое рассмотрение в кассационном определении должно быть отмечено, какие обстоятельства по делу не установлены, какие факты должны быть включены в предмет доказывания, какими доказательствами они должны быть подтверждены и т. п., а также истолкованы нормы процессуального и материального права, примененные судом первой инстанции при разбирательстве конкретного дела.

Для суда первой инстанции, вновь рассматривающего данное дело, указания кассационной инстанции обязательны. В соответствии с действием принципа независимости судей и подчинения их только закону суд второй инстанции не вправе давать указания относительно достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими, о том, как должно быть разрешено дело при новом рассмотрении (ст. 369 ГПК).

В резолютивной части определения (ч. 2 ст. 366 ГПК) кратко и четко формулируются выводы суда второй инстанции по делу, вытекающие из мотивировочной части определения, и соответствующие полномочиям, предоставленным ему законом (ст. 361 ГПК).

В случае удовлетворения жалобы в кассационном определении указывается о взыскании государственной пошлины, уплаченной лицом, подавшим кассационную жалобу.

При передаче дела на новое рассмотрение должно быть указано, в какой суд передается дело и в каком составе оно должно быть рассмотрено.

В случае частичной отмены решения должно быть четко указано, в какой части определение отменяется и в какой остается без изменения.

Если кассационная инстанция оставляет заявление без рассмотрения, прекращает производство по делу, выносит новое решение или изменяет решение, которое уже приведено в исполнение, то в резолютивной части указывается о повороте исполнения или о передаче этого вопроса на разрешение суда первой инстанции.

Кассационное определение вступает в законную силу с момента его вынесения и может быть пересмотрено только в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

§ 7. Обжалование определений суда первой инстанции, не вступивших в законную силу

Гражданское процессуальное законодательство предусматривает возможность обжалования в кассационном порядке не только решений, но и определений суда первой инстанции, за исключением определений мировых судей (ст. 371 ГПК). Обжалование осуществляется путем подачи сторонами и лицами, участвующими в деле, частных жалоб, а прокурором — принесения представления (если он участвует в судопроизводстве) в течение десяти дней со дня вынесения определения судом первой инстанции.

В соответствии со ст. 371 отдельно от решения можно обжаловать не все определения суда первой инстанции, а только в случаях, если:

1) такая возможность предусмотрена ГПК, например, определение о замене или об отказе в замене правопреемника (ст. 44), определение об отказе в обеспечении доказательств (ст. 65), определение по вопросам, связанным с судебными расходами (ст. 104), определение о восстановлении или об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока (ст. 112), определение об отказе в принятии дополнительно к решения суда (ст. 202) и т. д.;

2) определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела, например, определение об отказе в принятии заявления (ст. 134 ГПК), определение о приостановлении производства по делу (ст. 218 ГПК), определение о прекращении производства по делу (ст. 220 ГПК), определение об оставлении заявления без рассмотрения (ст. 222 ГПК) и др.

На остальные определения суда первой инстанции (по вопросам подготовки дела, об отложении разбирательства дела, об отказе в вызове свидетеля или назначении экспертизы и т. п.) частные жалобы и представления не подаются. Однако заинтересованные лица, считающие такие определения неправильными, могут свои возражения относительно них включить в кассационные жалобу (представление).

Порядок подачи частной жалобы (представления) на определение суда первой инстанции и рассмотрения судом второй инстанции осуществляется в том же порядке, что и кассационной жалобы (представления). Вместе с тем специфика объекта обжалования выявляет некоторые особенности. Частные жалобы на определение суда первой инстанции не оплачиваются государственной пошлиной. В некоторых случаях срок для подачи жалобы исчисляется не с момента вынесения определения, а со дня, когда заинтересованному лицу стало известно это определение (например, определение об обеспечении иска — ч. 2 ст. 145 ГПК).

Рассмотрев частную жалобу (представление прокурора), кассационная инстанция на основании ст. 374 ГПК вправе:

1) оставить определение суда первой инстанции без изменения, жалобу (представление) без удовлетворения в том случае, когда вынесенное судом первой инстанции определение законно и обоснованно, а мотивы жалобы (представления) — несущественны;

2) отменить определение суда и передать вопрос на новое рассмотрение в суд первой инстанции, если определение полностью или в части незаконно или необоснованно и по делу необходимо выяснить какие-либо фактические обстоятельства;

3) отменить определение суда полностью или в части и разрешить вопрос по существу, когда в деле есть все необходимые доказательства для разрешения вопроса по существу.

Определение суда кассационной инстанции, вынесенное по частной жалобе (представлению), вступает в законную силу со дня его вынесения (ст. 375 ГПК) и может быть пересмотрено в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

Глава 28 Пересмотр судебных решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу

Вопросы к теме

1. Социально-правовая потребность в пересмотре судебных актов в порядке надзора и его сущность.

2. Субъекты, управомоченные на подачу жалобы, представления в порядке надзора на вступившие в законную силу решения и определения. Судебные органы, осуществляющие пересмотр решений, определений, вступивших в законную силу.

3. Возбуждение судебно-надзорного производства. Процессуальные сроки и порядок рассмотрения жалоб (представлений) в президиумах судов субъектов Российской Федерации, Судебной коллегии по гражданским делам и Президиумом Верховного Суда РФ.

4 Основания к отмене и изменению решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу. Полномочия судебно-надзорных органов. Отличие судебно-надзорного пересмотра от апелляционного и кассационного (по объекту, субъектам, процессуальному порядку и полномочиям).

§ 1. Социально-правовая потребность в пересмотре судебных актов в порядке надзора и его сущность

Конституцией РФ предусмотрено, что Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики (ст. 126).

Этим обусловлено существование надзорной инстанции как самостоятельной стадии гражданского судопроизводства.

С момента присоединения Российской Федерации к Европейскому сообществу и добровольного признания юрисдикции Европейского суда по правам человека на территории России положения ГПК РСФСР, касавшиеся института пересмотра судебных решений, определений и постановлений, перестали соответствовать европейским стандартам. Раньше протесты в порядке надзора приносили должностные лица суда надзорной инстанции и должностные лица прокуратуры. Это положение вызывало возражения у европейского суда по правам человека, и надзорная инстанция не признавалась этим судом как судопроизводство по защите прав и законных интересов граждан.

Кроме того, следует учитывать, что судебные решения и определения, вынесенные судами первой, апелляционной инстанций, определения кассационной и надзорной инстанций, вступившие в законную силу, могут содержать ошибки в применении норм материального и процессуального права и, следовательно, нарушать субъективные права и законные интересы граждан и организаций. Поэтому законом предусмотрена еще одна возможность обратиться в суд за защитой нарушенных прав и законных интересов путем подачи жалобы, представления в суд надзорной инстанции.

Пересмотр решений и определений, вступивших в законную силу — специфическая стадия гражданского судопроизводства. Она не связана с пересмотром судебных решений и определений в апелляционном или кассационном порядке. Судебные акты не всегда пересматриваются на этих стадиях процесса. Если решение, определение суда первой инстанции в свое время не были обжалованы в апелляционном или в кассационном порядке, после их вступления в законную силу, они пересматриваются в порядке надзора. В этой стадии участвующие в деле лица и другие субъекты, права и законные интересы которых затрагиваются судебными актами, пытаются еще раз обратиться к судебным органам в поисках защиты. Суды апелляционной и кассационной инстанций рассматривают судебные решения и определения, не вступившие в законную силу; срок обращения в эти суды очень короткий.

Суд надзорной инстанции, пересматривая ошибочные судебные акты, выполняет две задачи, вытекающие из положений ст. 126 Конституции РФ.

Во-первых, проверяя законность судебных актов, вступивших в законную силу, надзорная инстанция устраняет судебные ошибки, тем самым защищает нарушенные субъективные права и законные интересы граждан и организаций, что является еще одной из гарантий реализующий права на судебную защиту, закрепленного в ст. 46 Конституции РФ.

Во-вторых, после рассмотрения гражданских дел в порядке надзора, обобщая допущенные нижестоящими судами ошибки, суд надзорной инстанции формирует судебную практику с целью единообразного и правильного применения судами материального и процессуального законодательства. От того, как вышестоящие суды направляют судебную практику, во многом зависит качество работы нижестоящих судов.

§ 2. Субъекты, управомоченные на подачу жалобы, представления в порядке надзора на вступившие в законную силу решения и определения.

Судебные органы, осуществляющие пересмотр решений, определений, вступивших в законную силу

Субъектами, имеющими право подать жалобу, представление в порядке надзора, являются лица, участвующие в деле; другие лица, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями; должностные лица органов прокуратуры (Генеральный прокурор РФ и его заместители — в любой суд Российской Федерации, прокуроры субъектов РФ — соответственно в президиум суда субъекта РФ) в пределах их компетенции, если в рассмотрении дела участвовал прокурор (ст. 376 ГПК). Кроме того, в целях обеспечения единства судебной практики и законности, Председатель Верховного Суда РФ или заместитель Председателя Верховного Суда РФ имеют право внести в Президиум Верховного Суда РФ мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 января 2003 г. Г» 2 в п. 19 подчеркнул, что прокурор вправе приносить представление суд второй и надзорной инстанций на судебное постановление лишь в случае, если он участвует в деле (ст. 371, 376 ГПК). Прокурора следует считать участвующим в судопроизводстве лицом на основании ст. 34, 35, 45 ГПК «независимо от того, явился ли он в заседание суда первой инстанции» (Р.Ф Каллистратова).

Надзорную жалобу, представление можно подать:

1) на вступившие в законную силу решения и определения судов субъектов Российской Федерации, принятые ими по первой инстанции, если указанные решения и определения не были предметом кассационного или надзорного рассмотрения в Верховном Суде РФ; на кассационные определения судов субъектов Федерации; на апелляционные решения и определения районных судов; на вступившие в законную силу судебные приказы, решения и определения районных судов и мировых судей — соответственно в президиум Верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа;

2) на кассационные определения окружных (флотских) военных судов; на вступившие в законную силу решения и определения гарнизонных военных судов — в президиум окружного (флотского) военного суда;

3) на определения президиумов судов субъекта Федерации; на вступившие в законную силу решения и определения судов субъектов Федерации, принятые ими по первой инстанции, если указанные решения и определения не были предметом кассационного рассмотрения в Верховном Суде РФ; на кассационные определения судов субъектов Федерации, а также на вступившие в законную силу решения и определения районных судов, принятые ими по первой инстанции, если жалобы на указанные решения и определения были оставлены без удовлетворения президиумами судов субъектов Российской Федерации, — в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ;

4) на определения президиумов окружных (флотских) военных судов; на вступившие в законную силу решения и определения окружных (флотских) военных судов, принятые ими по первой инстанции, если указанные решения и определения не были предметом кассационного рассмотрения в Верховном Суде РФ; на кассационные определения окружных (флотских) военных судов, а также на вступившие в законную силу решения и определения гарнизонных военных судов, если жалобы на указанные судебные постановления были оставлены без удовлетворения президиумом окружного (флотского) военного суда, — в Военную коллегию Верховного Суда РФ;

5) на вступившие в законную силу решения и определения Верховного Суда РФ, принятые им по первой инстанции; на определения Кассационной коллегии Верховного Суда РФ; на определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, вынесенные ею в кассационном порядке; на определения Военной коллегии Верховного Суда РФ, вынесенные ею в кассационном порядке, — в Президиум Верховного Суда Российской Федерации.

Таким образом, объектом обжалования в порядке надзора могут быть вступившие в законную силу следующие судебные постановления судов общей юрисдикции: решения и определения мировых судей; решения и определения районных судов, рассмотревших дела по первой инстанции; решения и определения апелляционных судов и судов кассационной инстанции; определения надзорных инстанций, кроме определений Президиума Верховного Суда РФ. Определения Президиума Верховного Суда РФ могут быть пересмотрены только по вновь открывшимся обстоятельствам. В военные суды надзорные жалобы подаются на кассационные определения окружных (флотских) судов; на вступившие в законную силу решения, определения гарнизонных ' военных судов; на определения президиумов окружных (флотских) военных судов; на вступившие в законную силу решения и определения окружных (флотских) военных судов, принятые ими по первой инстанции, если указанные решения и определения не были предметом кассационного рассмотрения в Верховном Суде РФ; на кассационные определения окружных (флотских) военных судов, а также на вступившие в законную силу решения и определения гарнизонных судов, если жалобы на указанные постановления были оставлены без удовлетворения президиумом окружного (флотского) военного суда.

Вступившие в законную силу судебные приказы, решения и определения мировых судей, а также апелляционные решения и определения можно обжаловать только в президиум суда субъекта Федерации. Данный вывод вытекает из анализа ч. 3 ст. 377 ГПК, так как перечисленные судебные постановления не указаны в числе постановлений, на которые можно подавать надзорные жалобы в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.

§ 3. Возбуждение судебно-надзорного производства.

Процессуальные сроки и порядок рассмотрения жалоб (представлений) в президиумах судов субъектов Российской Федерации, Судебной коллегии по гражданским делам и Президиуме Верховного Суда РФ

Возбуждение надзорного производства возможно в течение года со дня их вступления в законную силу. Данный срок носит пресекательный характер, так как надзорные жалобы, поданные с нарушением установленного срока, возвращаются судьей без рассмотрения по существу в течение десяти дней со дня их поступления в суд надзорной инстанции (ст. 380 ГПК).

Надзорная жалоба или представление прокурора составляются в письменной форме и должны содержать:

1) наименование суда, в который они адресуются;

2) наименование лица, подающего жалобу или представление, его место жительства или место нахождения и процессуальное положение в деле;

3) наименования других участвующих в деле лиц, их место жительства или место нахождения;

4) указание на суды, рассматривавшие дело по первой, апелляционной или кассационной инстанции, и содержание принятых ими решений;

5) указание на решение, определение суда, которые обжалуются;

6) указание на то, в чем заключается допущенное судами существенное нарушение закона;

7) просьбу лица, подающего жалобу или представление.

К некоторым жалобам или представлениям прокурора закон предъявляет дополнительные требования. Так, в надзорных жалобах или представлениях прокурора на вынесенное в надзорном порядке определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ или Военной коллегии Верховного Суда РФ должно быть указано, в чем состоит нарушение единства судебной практики, и должны быть приведены соответствующие обоснования этого нарушения. В надзорной жалобе лица, не участвовавшего в деле, должно быть указано, какие права или законные интересы этого лица нарушены вступившим в законную силу судебным постановлением. Если надзорная жалоба или представление прокурора ранее подавались в надзорную инстанцию, в них должно быть указано на принятое решение суда.

Надзорная жалоба должна быть подписана подающим жалобу лицом или его представителем. К жалобе, поданной представителем, прилагается доверенность или другой документ, удостоверяющие полномочия представителя. Представление прокурора должно быть подписано: Генеральным прокурором РФ и его заместителем при подаче в любой суд надзорной инстанции или прокурором субъекта Федерации, военного округа (флота) при подаче представления в суд субъекта Федерации, окружного (флотского) военного суда.

К надзорной жалобе или представлению прокурора прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу. К жалобе или представлению прокурора должны быть приложены их копии по количеству участвующих в деле лиц если судебное постановление не было обжаловано в апелляционном порядке, к жалобе должен быть приложен документ, подтверждающий уплату государственной пошлины. Согласно ст. 4 Закона «О государственной пошлине» надзорные жалобы по делам, которые не были обжалованы в кассационном порядке, должны оплачиваться государственной пошлиной — 50 % от размера государственной пошлины, взимаемой при подаче исковых заявлений (жалоб) неимущественного характера, а по спорам имущественного характера — 50 % от размера государственной пошлины, исчисляемой из суммы, оспариваемой стороной или другим участвующим в деле лицом. Таков же размер государственной пошлины при подаче надзорной жалобы на постановления апелляционной инстанции.

Надзорная жалоба или представление прокурора, поданные в соответствующий суд, по поручению председателя или его заместителя соответствующего суда передается на рассмотрение судьи данного суда. Судья изучает полученные документы и решает вопрос о принятии надзорной жалобы или представления прокурора или об их возврате. Они возвращаются, если: жалоба или представление не отвечают требованиям, по их содержанию, предусмотренным ст. 378 ГПК; жалоба или представление поданы лицом, не имеющим права на обращение в суд надзорной инстанции; пропущен срок обжалования судебного постановления в порядке надзора; до принятия жалобы или представления к рассмотрению по существу поступила просьба об их возвращении или отзыве; жалоба или представление поданы с нарушением правил подсудности, установленных ст. 377 ГПК.

В суде надзорной инстанции, за исключением Верховного Суда РФ, надзорная жалоба или представление прокурора рассматриваются не более чем месяц, а в Верховном Суде РФ — не более чем два месяца. По результатам рассмотрения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение об истребовании дела, если имеются сомнения в законности судебного постановления, или об отказе в истребовании дела, если изложенные в жалобе или представлении доводы в соответствии с федеральным законом не могут повлечь за собой возможность отмены судебного постановления.

В определении суда об отказе в истребовании дела излагаются мотивы отказа, и оно направляется лицу, подавшего надзорную жалобу, или прокурору, принесшему представление. Кроме того, в нем должны быть указаны: фамилия и инициалы судьи, вынесшего определение; время и место вынесения определения; дело, по которому вынесено определение; наименование лица, подавшему жалобу или представление; основание для отказа в истребовании дела. Мотивы отказа в истребовании дела должны быть обоснованными, так как председатель суда субъекта Федерации, окружного (флотского) военного суда, Председатель Верховного Суда РФ, его заместитель имеют право не согласиться с определением судьи об отказе в истребовании дела и вынести свое определение об истребовании дела. Закон ничего не говорит о возможной отмене определения судьи об отказе в истребовании дела, следовательно, оно остается в деле.

В случае отказа в истребовании дела жалоба или представление прокурора, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде надзорной инстанции.

В случае истребования дела судья имеет право приостановить исполнение решения суда до окончания производства в суде надзорной инстанции при наличии об этом просьбы, содержащейся в жалобе, представлении или ином ходатайстве.

Истребованное дело рассматривается судьей, кроме судьи Верховного Суда РФ, не более чем два месяца, судьей Верховного Суда РФ — не более чем четыре месяца. Эти сроки могут быть продлены председателем суда, его заместителем соответственно до четырех и шести месяцев.

По результатам рассмотрения дела, истребованного в суд надзорной инстанции, судья выносит определение: об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции; о передаче дела для рассмотрения надзорной жалобы или представления прокурора по существу в суд надзорной инстанции.

Если судья приходит к выводу о том, что нет оснований для передачи дела для рассмотрения в порядке надзора, он выносит определение об отказе в передаче дела для рассмотрения в суд надзорной инстанции, которое должно содержать: дату и место вынесения определения; фамилию и инициалы судьи, вынесшего определение; наименование лица, подавшего надзорную жалобу или представление прокурора; указание на судебные постановления, которые обжалуются; мотивы, по которым отказано в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Председатель суда субъекта Федерации, окружного (флотского) военного суда, Председатель Верховного Суда РФ, его заместитель вправе не согласиться с определением судьи об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. В этом случае председатель соответствующего суда или заместитель Председателя Верховного Суда РФ выносит свое определение о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Если судья приходит к выводу о том, что в деле имеются основания для пересмотра дела в надзорной инстанции, он выносит определение о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, которое должно содержать: дату и место вынесения определения; фамилию и инициалы судьи, вынесшего определение; наименование суда надзорной инстанции, в который передается дело для рассмотрения по существу; наименование лица, подавшего надзорную жалобу, или представление прокурора; указание на судебные постановления, которые обжалуются; изложение содержания дела, по которому приняты судебные постановления; мотивированное изложение оснований для передачи дела в целях рассмотрения по существу; предложения судьи, вынесшего определение.

В данном определении должно быть указано, какой закон нарушен судом и в чем выражается существенность нарушения этого закона. Предложения судьи, вынесшего определение о направлении дела в надзорную инстанцию, могут быть следующими: отменить судебные постановления суда первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанций полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение; отменить судебные постановления нижестоящих судов полностью или в части и оставить заявление без рассмотрения или прекратить производство по делу; оставить в силе одно из принятых по делу судебных постановлений; отменить либо изменить судебные постановления суда первой, второй или надзорной инстанций и принять новое судебное постановление, не передавая дело для нового рассмотрения, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.

После этого судья вместе с вынесенным им определением и материалами дела направляет надзорную жалобу или представление прокурора в суд надзорной инстанции.

Дело, переданное для рассмотрения в суд надзорной инстанции, рассматривается в: президиуме суда субъекта Федерации, окружного (флотского) военного суда — не более чем два месяца; Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, Военной коллегии Верховного Суда РФ — не более чем три месяца; Президиуме Верховного Суда РФ — не более чем четыре месяца.

После получения материалов дела суд надзорной инстанции направляет участвующим в деле лицам копии определения суда о передаче дела для рассмотрения в суд надзорной инстанции и копии надзорной жалобы или представления прокурора. Время рассмотрения дела суд назначает с учетом того, чтобы участвующие в деле лица имели возможность явиться в суд на заседание. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте рассмотрения дела, однако их неявка не препятствует его рассмотрению. Ненадлежащее извещение участвующих в деле лиц о месте и времени рассмотрения дела (мал срок для приезда в суд) повлечет отмену вынесенного надзорного определения.

Дело рассматривается судом надзорной инстанции в судебном заседании не более чем месяц, а в Верховном Суде РФ — не более чем два месяца со дня вынесения судьей определения.

Рассмотрение дела в порядке надзора в президиуме начинается с доклада дела председательствующим, или его заместителем, или по их поручению иным членом президиума, либо ранее не участвовавшим в рассмотрении дела другим судьей этого суда. В Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, Военной коллегии Верховного Суда РФ дело докладывается одним из судей коллегии.

Докладчик излагает обстоятельства дела, содержание судебных постановлений, принятых по делу, мотивы надзорной жалобы или представления прокурора и определения суда о возбуждении надзорного производства. После доклада судьи задают вопросы докладчику.

В практике применения ГПК возник вопрос: может ли быть докладчиком и входить в состав суда надзорной инстанции судья, вынесший определение о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции? Прямого запрета на участие в судебном заседании судьи, вынесшего определение о направлении гражданского дела в президиум суда, при рассмотрении дела в порядке надзора в законе нет, поэтому он может участвовать и докладывать рассматриваемое дело. Необходимо учесть запрет закона на повторное участие в рассмотрении дела; это вытекает из анализа ч. 2 ст. 386 ГПК, а изучение дела и вынесение определения о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции не является участием в рассмотрении дела по существу.

В судебном заседании присутствуют лица, участвующие в деле, их представители, иные лица, подавшие надзорную жалобу или представление, если их права и законные интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым судебным постановлением.

Если прокурор является лицом, участвующим в деле, в судебном заседании участвует:

в судебном заседании президиума суда субъекта Федерации, окружного (флотского) военного суда — прокурор субъекта Федерации, военного округа (флота) или его заместитель;

в судебном заседании Президиума Верховного Суда РФ — Генеральный прокурор РФ или его заместитель либо должностное лицо органов прокуратуры по поручению Генерального прокурора РФ — в судебном заседании в Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ и Военной коллегии Верховного Суда РФ.

Указанные лица вправе дать объяснения по делу. Первым дает объяснение подавшее надзорную жалобу лицо или прокурор, подававший представление.

По результатам рассмотрения дела суд надзорной инстанции выносит определение. При рассмотрении дела в порядке надзора все вопросы решаются большинством голосов. При равном количестве голосов, поданных за пересмотр дела в порядке надзора и против его пересмотра, надзорная жалоба или представление прокурора считаются отклоненными. О результатах решения вопроса по надзорной жалобе сообщается участвующим в деле лицам.

Выше говорилось о том, какие могут быть приняты определения судом надзорной инстанции. Если в результате рассмотрения дела в суде надзорной инстанции жалоба или представление прокурора удовлетворяются, то основаниями для отмены или изменения судебных постановлении нижестоящих судов являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (п. 23) указано, что существенными нарушениями норм материального и процессуального права являются не любые нарушения норм, а только те, которые признаны судом надзорной инстанции существенными.

В п. 24 этого постановления поясняется, что существенность нарушения норм процессуального права суд надзорной инстанции устанавливает, руководствуясь ст. 364 ГПК, предусматривающей основания для безусловной отмены судебных постановлений независимо от доводов жалобы или представления. Другие нарушения норм процессуального права являются основаниями для отмены судебных постановлений при условии, что они привели или могли привести к неправильному разрешению дела.

В п. 25 указывается, что нарушение норм материального права суд надзорной инстанции должен устанавливать, руководствуясь ст. 363 ГПК. Существенность таких нарушений оценивается и признается судом надзорной инстанции по каждому делу с учетом его конкретных обстоятельств и значимости последствий этих нарушений для лица, в отношении которого они допущены в законе.

По результатам рассмотрения дела в порядке надзора суд надзорной инстанции выносит мотивированное определение, в котором должны быть приведены: наименование и состав суда, вынесшего определение; дата и место вынесения определения; дело, по которому вынесено определение; наименование лица, подавшего надзорную жалобу или представление прокурора о пересмотре дела в порядке надзора; фамилия и инициалы судьи, вынесшего определение о передаче дела в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу; содержание обжалуемых судебных постановлений нижестоящих судов; закон, на основании которого вынесено определение по результатам рассмотрения дела по существу.

Определение президиума соответствующего суда подписывается его председателем, определение судебной коллегии — судьями, рассматривавшими дело в порядке надзора.

§ 4. Основания к отмене и изменению решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу.

Полномочия судебно-надзорных органов.

Отличие судебно-надзорного пересмотра от апелляционного и кассационного (по объекту, субъектам, процессуальному порядку и полномочиям)

Суд, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе:

1) оставить судебное постановление суда первой, второй или надзорной инстанции без изменения, надзорную жалобу или представление прокурора о пересмотре дела в порядке надзора — без удовлетворения;

2) отменить судебное постановление суда первой, второй или надзорной инстанции полностью либо в части и направить дело на новое рассмотрение;

3) отменить судебное постановление суда первой, второй или надзорной инстанции полностью либо в части и оставить заявление без рассмотрения либо прекратить производство по делу;

4) оставить в силе одно из принятых по делу судебных постановлений;

5) отменить либо изменить судебное постановление суда первой, второй или надзорной инстанции и принять новое судебное постановление, не передавая дело для новою рассмотрения, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права. В этом случае дело не направляется на новое рассмотрение Указания вышестоящего суда о толковании закона обязательны для суда, вновь рассматривающего дело.

Определение суда надзорной инстанции вступает в законную силу со дня его вынесения. Однако на определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ и Военной коллегии Верховного Суда РФ может быть подана надзорная жалоба или представление прокурора в Президиум Верховного Суда РФ.

Стадию пересмотра дела в порядке надзора следует отличать от стадии кассационного пересмотра дела. Эти отличия можно провести по объекту обжалования. Если в кассационной инстанции проверяются решения и определения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, то в надзорной инстанции проверяется значительно большее число судебных постановлений. Это все решения и определения мировых судей, районных судов, судов субъекта Федерации, Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, нерасматривавшиеся в суде кассационной инстанции; решения и определения апелляционной инстанции; кассационные определения, надзорные определения.

Различие надзорной инстанции кассационной инстанции можно наблюдать по кругу лиц, имеющих право на подачу надзорной жалобы или представления. В кассационную инстанцию могут обратиться только участвующие в деле лица, а в надзорную инстанцию могут обратиться лица, не участвовавшие в деле, но права, свободы и законные интересы которых были нарушены вступившими в законную силу судебными постановлениями.

Кроме того, в целях обеспечения единства судебной практики и законности представления в надзорную инстанцию могут подать председатель и заместитель Председателя Верховного Суда РФ.

В надзорной инстанции установлен свой порядок прохождения надзорной жалобы или представления прокурора, существенно отличающийся от кассационного обжалования. Объем полномочий суда надзорной инстанции значительно шире, чем суда кассационной инстанции. Суд надзорной инстанции может отменить не только решения и определении суда первой инстанции, но и решения и определения апелляционной (в суде субъекта Федерации) инстанции; определения кассационной и надзорной инстанции.

Глава 29 Пересмотр решений, постановлений и определений суда по вновь открывшимся обстоятельствам

Вопросы к теме

1. Понятие вновь открывшихся обстоятельств и их отличие от новых обстоятельств и доказательств.

2. Основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

3. Возбуждение производства и порядок пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Полномочия суда.

§ 1. Понятие вновь открывшихся обстоятельств и их отличие от новых обстоятельств и доказательств

Пересмотр решений и определений по вновь открывшимся обстоятельствам — самостоятельная стадия гражданского судопроизводства. Наряду с кассационным и надзорным производствами она служит еще одной гарантией защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций. Это специфическая стадия гражданского судопроизводства, в которой пересмотру подлежат вступившие в законную силу судебные решения и определения суда первой инстанции и определения кассационной и надзорной инстанций. Некоторые ученые считают, что в этой стадии суд осуществляет самоконтроль за своими актами (И. М. Зайцев).

В этой стадии суд рассматривает заявление о признании вновь открывшимися обстоятельств, которые обнаружились после вступления решения или определения в законную силу. На момент принятия решение или определение было законным и обоснованным, так как соответствовало установленным в ходе судебного разбирательства обстоятельствам. Поэтому в данной стадии процесса судебное постановление проверяется не с точки зрения его соответствия требованиям законности и обоснованности, соответствия выводов суда исследованным материалам дела и дополнительно представленным доказательствам, а в связи с появлением вновь открывшихся обстоятельств. В этой стадии судопроизводства задача суда заключается в выяснении наличия или отсутствия вновь открывшихся обстоятельств. Установив наличие обстоятельств, которые следует признать вновь открывшимися, суд выясняет, как они могут повлиять на решение или определение, которое вступило в законную силу. Не всякие обстоятельства могут быть вновь открывшимися.

§ 2. Основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам

В ч. 2 ст. 392 ГПК перечислены основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, вступивших в законную силу:

1) существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;

2) заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного решения, определения суда и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

3) преступления сторон, других участвующих в деле лиц, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда;

4) отмена решения, приговора или определения суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия решения или определения суда (ст. 392 ГПК).

Перечень оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений или определений является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Существенные для дела обстоятельства — такие обстоятельства, при исследовании которых суд мог вынести полностью или в части противоположное решение.

Вновь открывшимся обстоятельством считается юридический факт, с которым закон связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Он существовал на момент рассмотрения дела и вынесения судом решения или определения по делу, но не мог быть и не был известен суду и участвовавшему в деле лицу и имеет существенное значение для дела. Например, суд вынес решение о разделе наследственного имущества между наследниками, а после вступления решения в законную силу обнаруживается завещание наследодателя, по которому наследство завещалось одной из сторон по делу.

Вновь открывшееся обстоятельство — не новое обстоятельство, а вновь открывшееся, т. е. оно объективно существовало на момент рассмотрения гражданского дела в суде и вынесения решения, но не было известно заявителю и тем более суду. Если бы суд знал о таком обстоятельстве при рассмотрении дела и исследовал его, он мог вынести совершенно противоположное решение. Вновь открывшееся обстоятельство появляется после вынесения решения или заключительного определения (о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения), которое вступило в законную силу. Новых обстоятельств на момент вынесения решения вообще не существовало. Их наличие является поводом для предъявления нового иска или заявления (жалобы).

От вновь открывшихся обстоятельств следует отличать и новые доказательства, которые не были предметом исследования в суде первой инстанции. Появление новых доказательств может повлечь пересмотр дела в порядке надзора.

Вторую группу вновь открывшихся обстоятельств составляют установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие принятие незаконного или необоснованного решения. Перечисленные обстоятельства показывают, что суд при рассмотрении гражданского дела использовал для установления истины по делу недоброкачественные доказательства (ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта и фальсифицированные доказательства) и пользовался помощью недобросовестного переводчика. Заявителю и суду во время рассмотрения гражданского дела это не было известно, и они не могли знать о недоброкачественности доказательственного материала и о недобросовестности переводчика. Поскольку свидетели, эксперты и переводчики давали подписку о том, что в судебном заседании при совершении определенных процессуальных действий они предупреждались об уголовной ответственности, соответственно, за дачу заведомо ложных показаний, за дачу заведомо ложного заключения и за заведомо ложный перевод, лица, участвующие в деле, не могли предполагать наличие в судопроизводстве порочного доказательственного материала.

К третьей группе вновь открывшихся обстоятельств относится и установленная вступившим в законную силу приговором по уголовному делу уголовная ответственность за преступления сторон, других участвующих в деле лиц, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела.

В российском праве существует презумпция добросовестности поведения граждан и должностных лиц, поэтому суд, рассматривающий гражданское дело, исходит из этой презумпции. Однако в некоторых случаях недобросовестно исполняют свои обязанности и судьи.

Устанавливая и признавая указанные обстоятельства как вновь открывшиеся, суд должен учесть, что только в связи с рассмотрением данного гражданского дела были совершены эти преступления, которые привели к вынесению приговора, и что приговор вступил в законную силу.

В науке гражданского процессуального права обращалось внимание на то, что законодатель очень жестко ограничивает перечень процессуальных документов, которые влекут пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам, называя только приговор суда, вступивший в законную силу. В следственной практике встречаются случаи прекращения уголовных дел по нереабилитирующим основаниям, например по причине акта амнистии. Некоторые ученые предлагают расширить перечень обстоятельств, по которым можно было бы пересматривать гражданские дела по вновь открывшимся обстоятельствам, в частности, включить в перечень постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу по нереабилитирующим основаниям. С таким предложением вряд ли можно согласиться. По нашему мнению, следует закрепить в УК положение о том, что по статьям, предусматривающим составы преступлений против правосудия, не должны прекращаться дела по нереабилитирующим основаниям.

К четвертой группе вновь открывшихся обстоятельств относятся: от мена решения, приговора или определения суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия решения или определения суда. Особенность пересмотра по данным основаниям заключается в том, что такие основания возникают уже после вступления решения или определения в законную силу. Например, суд решил вопрос о праве собственности на земельный участок, принимая во внимание постановление администрации района о выделении земельного участка конкретному гражданину. После вступления решения в законную силу администрация района отменяет ранее принятое постановление о выделении земельного участка.

Суд, рассматривая заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам по ч. 2 ст. 392 ГПК, должен располагать соответствующим определением или постановлением, отменяющим ранее вынесенное решение, приговор или определение суда либо постановление государственного органа или органа местного самоуправления.

§ 3. Возбуждение производства и порядок пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Полномочия суда

Обратиться в суд с заявлением, представлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам могут стороны, прокурор, другие лица, участвующие в деле. Такое заявление, представление может быть подано в течение трех месяцев со дня установления оснований для пересмотра (ст. 394 ГПК). Этот срок впервые был установлен и для прокурора.

Срок подачи заявления при обнаружении существенных для дела обстоятельств, которые на были и не могли быть известны заявителю, исчисляется со дня открытия существенных для дела обстоятельств. Исчисление трехмесячного срока в отношении вступившего в законную силу приговора суда (ст. 391 ГПК) следует проводить, руководствуясь положением ст. 390–391 УПК — со дня вступления в законную силу приговора по уголовному делу. В случаях отмены решения, определения, приговора суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления (ч. 4 ст. 392 ГПК) срок начинает исчисляться со дня вступления в законную силу решения, приговора, определения суда, отменяющих ранее вынесенные решение, приговор, определение суда либо постановление государственного органа или органа местного самоуправления, на которых было основано пересматриваемое решение, определение суда, либо со дня принятия государственным органом или органом местного самоуправления нового постановления, на котором было основано пересматриваемое решение, определение суда.

Пропуск трехмесячного срока на подачу заявления, представления влечет за собой утрату права на обращение в суд с таким заявлением, представлением. Заявление, представление, поданное с пропуском трехмесячного срока, не рассматривается судом и возвращается заявителю. Однако если срок пропущен по уважительной причине, то его можно восстановить по правилам ст. 112 ГПК. В законе не установлен срок рассмотрения поданного заявления; очевидно, в этой стадии действуют общие сроки рассмотрения дела.

Производство по вновь открывшимся обстоятельствам возбуждается путем подачи письменного заявления, представления. В ГПК нет указаний на то, какие данные должно содержать заявление, представление. Судебная практика выработала следующие требования к заявлению, представлению. В нем заявитель должен указать: наименование суда, в который обращается заявитель; свою фамилию, имя, отчество и место жительства, а прокурор — свою должность и адрес места нахождения прокуратуры; решение или определение суда, которое необходимо пересмотреть; обстоятельства, по которым заявитель просит пересмотреть дело, с обязательным приложением доказательств; указывается время, когда заявитель узнал об этих обстоятельствах. Данные заявления не оплачиваются государственной пошлиной (п. 14, 19 ч. 1 ст. 89 ГПК).

Заявления подаются в суд, вынесший решение или определение. Если решения или определения были отменены полностью или в части изменены апелляционной, кассационной или надзорной инстанция, то в этих случаях заявление, представление пересматриваются по вновь открывшимся обстоятельствам тем судом, который изменил первоначальное или принял новое решение или определение. Если вышестоящие суды не изменяли и не принимали новых решений, определений во изменение судебных актов суда первой инстанции, то их определения не пересматриваются.

Рассмотрение заявления по пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда происходит в судебном задании по правилам, установленным для рассмотрения дела в суде первой инстанции, апелляционной, кассационной инстанции, в зависимости от того, в суд какой инстанции подано заявление. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, но их неявка не препятствует рассмотрению заявления (ст. 396 ГПК). Закон обязывает суд извещать о заседании лиц, участвующих в деле. Если суд рассмотрит заявление без надлежащего извещения, то определение суда об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявления о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам подлежит безусловной отмене (ст. 364 ГПК). В силу действия принципа диспозитивности лица, участвующие в деле, сами решают, являться в или нет.

При рассмотрении заявления по вновь открывшимся обстоятельствам суд само гражданское дело не пересматривает по существу, а только проверяет, действительно ли указанные в заявлении, представлении обстоятельства являются вновь открывшимися, имеют ли эти обстоятельства существенное значение для дела. Установление этих фактов влечет вынесение определения об удовлетворении заявления и отмене вступившего в законную силу решения, определения (полностью или в части). Если суд придет к выводу о том, что вновь открывшихся обстоятельств нет или они есть, но не имеют существенного значения для дела, то суд вынесет определение об отказе в удовлетворении заявления.

Определение суда по результатам рассмотрения заявления о пересмотре вступивших в законную силу решения, определения должно соответствовать требованиям ст. 225 ГПК. Определение суда об удовлетворении заявления, представления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда обжалованию не подлежит. На определение суда об отказе в удовлетворении заявления, представления может быть подана частная жалоба или представление прокурора, так как такое определение препятствует дальнейшему движению дела (ст. 331, 371 ГПК).

В случае отмены решения, определения суда дело рассматривается судом по правилам, установленным ГПК, т. е. по правилам судопроизводства в суде первой инстанции. Судебное заседание по рассмотрению дела по существу может происходить позже, так как суду необходимо будет подготовить дело к судебному разбирательству и вызвать в процесс всех участников судебного заседания.

Глава 30 Производство по делам с участием иностранных лиц

Вопросы к теме

1. Правовое положение иностранных лиц в российском гражданском процессе.

2. Подведомственность и подсудность гражданских дел с участием иностранного лица в российском государстве.

3. Правовая помощь по гражданским делам.

§ 1. Правовое положение иностранных лиц в российском гражданском процессе

В соответствии с ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором РФ.

В разд. V ГПК используется понятие «иностранные лица», в число которых включены иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные и международные организации.

Иностранные граждане — лица, не являющиеся гражданами РФ и обладающие гражданством иностранного государства. Лица без гражданства — лица, не принадлежащие к гражданству РФ и не имеющие доказательств принадлежности к гражданству другого государства (Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации») [183].

Иностранная организация — организация, учрежденная за границей (ст. 1202–1203 ГК). Международная организация — объединение государств или национальных обществ, ассоциаций, граждан различных государств, учрежденное на постоянной основе, имеющее органы управления и действующее для достижения определенных целей.

Правовой статус иностранных лиц, в области российского гражданского судопроизводства, основан на положениях принципа национального режима. В соответствии с данным принципом им предоставляется право пользоваться процессуальными правами и нести процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями, а также обращаться в суды РФ, но только для защиты своих прав, свобод и законных интересов. Так, иностранные лица могут выступать в качестве истца и ответчика, третьих лиц, лично участвовать в судопроизводстве или через представителя, но не могут обращаться в суд с заявлением от своего имени в защиту прав, свобод и интересов других лиц.

В силу наличия национального режима на иностранных лиц распространяются положения гражданского процессуального законодательства РФ, федеральных законов и положений международных договоров (ч. 3 ст. 398 ГПК).

Правительство РФ может устанавливать ответные ограничения гражданских процессуальных прав в отношении иностранных лиц тех государств, в судах которых допускаются такие же ограничения прав российских граждан и организаций (ч. 4 ст. 398 ГПК).

Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства определяется, в соответствии со ст. 399 ГПК, их личным законом (lex patria), т. е. правом страны, гражданство которой он имеет, или соответственно правом страны, в которой лицо имеет место жительство. Такое правило устанавливает исключение из общего правила (lex fori) о неприменимости иностранного права в гражданском судопроизводстве (ч. 3 ст. 398 ГПК).

Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранного гражданина или лица без гражданства определяется российским правом только в случае, если иностранный гражданин наряду с иностранным гражданством имеет гражданство РФ или имеет место жительства в Российской Федерации (ст. 36, 37 и ч. 3 ст. 399 ГПК); если на основе личного закона физическое иностранное лицо не является дееспособным, то оно может быть на территории РФ признано процессуально дееспособным в соответствии с российским законодательством (ст. 37 и ч. 5 ст. 399 ГПК).

Процессуальная правоспособность иностранных организаций определяется ее личным законом, т. е. правом страны, в которой она учреждена. Если личный закон не наделяет иностранную организацию процессуальной правоспособностью, то на территории РФ она может быть признана процессуально правоспособной на основании российского права.

Процессуальная правоспособность международной организации определяется на основе международного договора, ее учредительных документов или соглашения с компетентным органом РФ.

Иностранные граждане и лица без гражданства могут участвовать в гражданском судопроизводстве лично или через представителя. В качестве представителя могут выступать российский гражданин, адвокат — член инюрколлегии (специализирующейся на оказании правовой помощи по делам с «иностранным элементом»), юридические фирма (обладающие лицензией на право оказания представительских услуг), иностранный адвокат или иностранная юридическая фирма.

Международными договорами РФ с рядом зарубежных государств предусмотрена возможность представительства иностранных граждан консулами. В соответствии со ст. 5 Венской конвенции о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г. консульскими функциями является «с соблюдением практики и порядка, принятых в государстве пребывания, представительство или обеспечение надлежащего представительства граждан представляемого государства в судебных и иных учреждениях государства пребывания с целью получения, в соответствии с законами и правилами государства пребывания, распоряжений о предварительных мерах, ограждающих права и интересы этих граждан, если, в связи с отсутствием или по другим причинам, такие граждане не могут своевременно осуществить защиту своих прав и интересов».

Полномочия представителя оформляются доверенностью (ст. 53 ГПК), за исключением законного представительства (ст. 53 ГПК) и представительства консулами.

Иностранные государства в РФ обладают судебным иммунитетом (неприкосновенностью), что означает изъятие одного государства из-под юрисдикции другого. В соответствии со ст. 401 ГПК предъявление иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, принятие к этому имуществу ^ер по обеспечению иска, обращение взыскания на имущество в порядок исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства. Международным договором с участием РФ или федеральным законом могут устанавливаться ограничения из общего принципа судебного иммунитета.

Судебный иммунитет международной организации, если она не занимается предпринимательской деятельностью, является абсолютным, его пределы и объем определяется международным договором и федеральными законами РФ, а также их уставами, многосторонними конвенциями и двусторонними соглашениями организаций со страной пребывания. Например, ООН, в соответствии со ст. 105 Устава ООН, пользуется на территории каждого из своих членов такими привилегиями и иммунитетами, которые необходимы для самостоятельного выполнения ими своих функций, связанных с деятельностью Организации.

Дипломатический иммунитет имеет абсолютный характер, регулируется внутренним законодательством и международными договорами. Согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. дипломатический агент пользуется иммунитетом от уголовной, гражданской и административной юрисдикции государства пребывания. Это означает, что к ним нельзя предъявить иск, принудительно привлечь к участию в процессе в качестве свидетелей, экспертов и др.

Дипломатический иммунитет не защищает от:

а) вещных исков, относящихся к частному недвижимому имуществу, находящемуся на территории государства пребывания, если только он не владеет им от имени аккредитующего государства для целей представительства;

б) исков, касающихся наследования, если дипломатический агент, выступая в качестве исполнителя завещания, попечителя над наследственным имуществом, наследника или отказополучателя, действует как частное лицо, а не от имени аккредитующего государства;

в) исков, относящихся к любой профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой дипломатическим агентом в государстве пребывания за пределами своих официальных функций.

Члены семьи дипломатических агентов, проживающие вместе с ним, пользуются дипломатическими привилегиями и иммунитетами, если они не являются гражданами государства пребывания.

Консульский иммунитет имеет ограниченный (функциональный) характер. Венская конвенция о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г. устанавливает судебный иммунитет консульских должностных лиц и консульских служащих, которые не подлежат юрисдикции судебных или административных органов государства пребывания относительно действий, совершаемых ими при выполнении консульских функций, за исключением гражданского иска, вытекающего из договора, по которому они прямо или косвенно не приняли на себя обязательства в качестве агента представляемого государства, а также иска третьей стороны за вред, причиненный несчастным случаем в государстве пребывания, вызванным дорожно-транспортным средством, судном или самолетом.

§ 2. Подведомственность и подсудность гражданских дел с участием иностранных граждан

Гражданские дела с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций подведомственны судам РФ по правилам разграничения подведомственности, установленным в российском законодательстве (ч. 2 ст. 22 ГПК).

Подсудность дел с участием иностранных лиц судам в РФ (международная подсудность) определяется по правилам ст. 23–33,402–406 ГПК.

Общее правило международной подсудности заключается в том, что суды в РФ могут рассматривать дела с участием иностранных лиц, если ответчик имеет место жительства в РФ или находится на территории РФ (для организаций). Местом жительства гражданина признается место, где он постоянно или преимущественно проживает (ст. 20 ГК). Законодатель в ч. 3 ст. 402 ГПК устанавливает дополнительные основания определения подсудности дел с участием иностранных лиц судам в РФ (например, если ответчик имеет имущество, находящееся на территории РФ; по делу о взыскании алиментов и об установлении отцовства истец имеет место жительства в РФ и т. д.).

По делам с участием иностранного элемента возможно применение правил альтернативной подсудности, предусмотренных ст. 29 ГПК.

Правила исключительной международной подсудности регулируются положениями ст. 403 ГПК, не могут изменяться соглашением сторон и не зависят от места жительства ответчика. Так, дела о праве на недвижимое имущество, находящееся на территории РФ, подсудны российским судам, а если имущество находится за пределами РФ, — суду иностранного государства.

Стороны могут заключить договор об изменении подсудности дела (пророгационное соглашение) до принятия его судом к производству, за исключением правил, закрепленных в ст. 26, 27, 30, 403 ГПК.

§ 3. Правовая помощь по гражданским делам

Исполнение поручений судов иностранных государств

По делам с участием иностранных лиц иногда возникает необходимость совершения отдельных процессуальных действий на территории другого государства. В этом случае следует использовать процедуру судебного поручения. Порядок исполнения поручений регулируется международным договором РФ, а при его отсутствии — федеральным законом. Основным документом о правовой помощи по гражданским и семейным делам является Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г.

Обращение суда одного государства к суду другого государства осуществляется путем:

а) непосредственного обращения к органу, выполняющему поручение, минуя промежуточную центральную инстанцию (предусмотрено Конвенцией государств Европейского союза от 26 мая 1997 г.);

б) обращения суда в министерство иностранных дел своего государства, которое через посольство или консульство обращается к министерству иностранных дел соответствующего государства с нотой, а оно направляет поручение суду своего государства;

в) обращения с судебным поручением к центральным органам юстиции иностранного государства.

Законодатель в ч. 1 ст. 407 ГГ1К приводит примерный перечень процессуальных действий, совершаемых в порядке судебных поручений. Это вручение извещений и других документов, получение объяснений сторон, показаний свидетелей, заключений экспертов, осмотр на месте и др. Если исполнение поручения может нанести ущерб суверенитету РФ или угрожает безопасности РФ либо не входит в компетенцию суда, то оно не подлежит исполнению (ч. 2 ст. 407 ГПК).

Поручения иностранных судов исполняются судебными органами РФ по правилам российского процессуального законодательства (ст. 62, 63 ГПК), если иное не предусмотрено международным договором РФ. Например, в соответствии с ч. 1 ст. 8 Минской конвенции при исполнении поручения об оказании правовой помощи запрашиваемое учреждение должно также руководствоваться законодательством своей страны. Однако по просьбе запрашивающего учреждения оно может применить и процессуальные нормы запрашивающей страны, если только они не противоречат законодательству запрашиваемой стороны [184].

Судам в РФ предоставляется право обращаться в иностранные суды с поручениями о совершении процессуальных действий на основании международных договоров РФ и федерального законодательства.

В российском судопроизводстве с участием иностранных лиц иностранные официальные документы принимаются судами РФ с переводом их на русский язык, заверенным в установленной форме, и при наличии легализации, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом. Легализация — удостоверение МИД РФ о подлинности реквизитов документа. Иностранный документ может быть принят и без легализации, если об этом имеется соглашение между РФ и иностранным государством. В РФ с 1 мая 1992 г. действует Гаагская конвенция от 5 октября 1961 г., отменяющая требование легализации официальных иностранных документов (органов прокуратуры, секретаря суда, судебного исполнителя, нотариальные акты).

На иностранном документе должен быть проставлен апостиль компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен. Апостиль — специальная формализованная запись, выполняемая компетентным органом государства, в котором был выдан документ, и удостоверяющая подлинность подписи, качество, в котором выступало лицо, подписавшее документ, а также подлинность печати или штампа, которым скреплен этот документ. Апостиль проставляется на самом документе или на отдельном листе, скрепленном с документом. В Российской Федерации апостиль проставляется органами юстиции.

Признание и исполнение решений иностранных судов

Решения иностранных судов по гражданским делам (в том числе об утверждении мирового соглашения, за исключением дел по экономическим спорам и дел, связанных с предпринимательской или экономической деятельностью), а также цриговоры по уголовным делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением, признаются и исполняются в Российской Федерации при условии, что это предусмотрено международным договором РФ (примером тому — Минская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.).

Решение иностранного суда, подлежащее принудительному исполнению, может быть предъявлено к исполнению в течение трех лет со дня вступления в законную силу.

Взыскатель обращается с ходатайством о разрешении принудительного исполнения решения иностранного суда, которое рассматривается краевым, областным судом и другими судами субъектов РФ по месту жительства или нахождения должника в Российской Федерации либо по месту нахождения его имущества, если он не имеет места жительства или места нахождения в Российской Федерации. К ходатайству прилагаются документы, предусмотренные международным договором РФ, или документы, перечень которых закреплен в ч. 2 ст. 411 ГПК.

Ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается в открытом судебном заседании. Должник извещается о времени и месте рассмотрения ходатайства, но его неявка без уважительной причины не препятствует рассмотрению ходатайства. Рассмотрев представленные доказательства и выслушав должника, суд выносит определение о принудительном исполнении решения иностранного суда. На основании этого определения, вступившего в законную силу, выдается исполнительный лист, направляемый в суд по месту исполнения решения иностранного суда.

Суд, рассматривая ходатайство, может отказать в принудительном исполнении решения иностранного суда при наличии оснований, предусмотренных в ст. 412 ГПК.

Решения иностранных судов, не требующие по характеру принудительного исполнения, признаются без специального производства. Однако заинтересованное лицо может в течение месяца, после того как ему стало известно о поступлении решения, заявить по месту своего жительства или месту нахождения в суд субъекта РФ возражение относительно признания решения иностранного суда. Возражение рассматривается судом в открытом судебном заседании с извещением заявителя, по окончании заседания выносится определение.

Решения иностранных судов о расторжении и признании недействительным брака между российским гражданином и иностранным гражданином, если в момент рассмотрения дела хотя бы один из супругов проживал вне пределов Российской Федерации (ч. 4 ст. 16 °СК). Решения иностранных судов относительно статуса гражданина государства, суд которого принял решение о расторжении или признании недействительным брака между российскими гражданами, если оба супруга в момент рассмотрения дела проживали вне пределов РФ и др., в Российской Федерации признаются автоматически и не требуют дальнейшего производства (ст. 415 ГПК).

Решения иностранных третейских судов (арбитражных решений) признаются и исполняются в Российской Федерации по правилам признания и исполнения иностранных судебных решений с особенностями, предусмотренными в ст. 416 ГПК. Сторона обращается с ходатайством о признании или об исполнении решения и приложением подлинного решения иностранного третейского суда (арбитража) или его заверенной копии, подлинного арбитражного соглашения или его заверенной копии. В признании и исполнении решений иностранных третейских судов (арбитражей) может быть отказано при наличии оснований, исчерпывающий перечень которых закреплен в ст. 417 ГПК.

Глава 31 Третейское судопроизводство

Вопросы к теме

1. Нормативное регулирование третейского судопроизводства.

2. Общее представление о третейском судопроизводстве.

3. Производство по делам об оспаривании решений третейских судов.

4. Производство по делам о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов.

§ 1. Нормативное регулирование третейского судопроизводства в Российской Федерации

Согласно ст. 11 ГК защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют в соответствии с подведомственностью дел суды общей юрисдикции, арбитражные суды и третейские суды.

Третейские суды, являясь альтернативой государственным юрисдикционным органам, призваны разрешать споры из гражданских правоотношений и в данном качестве хорошо известны в нашей стране на протяжении веков. Еще в Договорной грамоте великого князя Дмитрия Донского с серпуховским князем Владимиром Храбрым, датируемой 1362 г., предусматривалась возможность разрешения спорных правоотношений в третейском суде.

Впервые законодательное закрепление институт третейского судопроизводства получил в Соборном Уложении 1649 г., в текст которого было включено Уложение XV.5 «О третейском суду».

Поиски эффективного негосударственного механизма разрешения гражданско-правовых споров продолжали активно вестись в нашей стране в XVII–XVIII вв., на рубеже которых было принято около двадцати нормативных актов, в той или иной мере регулирующих процедуру третейского судопроизводства. В обоснование необходимости подобного института в 1803 г. в докладе Александру I автор «Устава Третейского совестного суда» Г. Державин отмечал, что «польза от учреждения суда сего весьма важна и ощутительна». [185]

Официальная история третейских судов в России начинается с 15 апреля 1831 г. с утверждения Николаем I Положения «О третейском суде Российской Империи», которое впоследствии вводилось в Свод законов Российской империи 1833,1842 и 1857 гг. С принятием Устава гражданского судопроизводства 1864 г. в него была включена специальная глава «О третейском суде», нормы которой детально регулировали третейское судопроизводство.

С первых дней существования советской власти институту третейского судопроизводства также уделялось должное внимание. В Декрете СНК РСФСР от 24 ноября 1917 г. № 1 «О суде» [186] содержалось указание о возможности «по всем спорным гражданским, а также частное уголовным делам» обращаться в третейский суд, порядок деятельности которого определялся Декретом ВЦИК от 16 февраля 1918 г. [187] Особое развитие данная форма защиты гражданских прав получила в период нэпа у предпринимателей, заинтересованных в быстром, профессиональном и конфиденциальном разрешении их споров по коммерческим операциям.

В ГПК РСФСР 1923 г. содержалась специальная гл. XXII, посвященная третейским записям и решениям. В приложение № 1 к этой главе Кодекса было включено Положение о третейском суде [188].

В 1930 г. была образована Морская арбитражная комиссия [189], а в 1932 г. — Внешнеторговая арбитражная комиссия [190], являвшиеся специализированными третейскими судами, призванными разрешать в рамках компетенции внешне-экономические споры.

С принятием в 1964 г. ГПК РСФСР в него в качестве приложения № 3 было включено Положение о третейском суде, регулировавшее порядок разрешения споров между физическими лицами в третейском суде, создаваемом для рассмотрения конкретного дела (ad hoc).

В ходе экономических и политических реформ, проводившихся в (российской Федерации в конце 90-х гг. XX в., возникла необходимость в более детальном регулировании третейского судопроизводства. Результатом этого стало утверждение постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 июня 1992 г. Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров [191], нормы которого регулировали порядок разрешения в третейских судах (как ad hoc, так и постоянно действующих) споров из внутри-российских гражданских правоотношений между юридическими лицами. Процедура разрешения гражданско-правовых споров из международных правоотношений закреплялась в Законе РФ от 7 июля 1993 г. «О международном коммерческом арбитраже» [192].

Однако указанные три нормативных акта содержали ряд пробелов и противоречий, что сдерживало развитие отечественных третейских судов и создавало трудности в их практической деятельности.

Процесс развития института третейского судопроизводства активно продолжается и в наши дни. Об этом свидетельствует планомерное развитие законодательства, регулирующего их правоохранительную деятельность, и как закономерное следствие — рост численности третейских судов и количества рассматриваемых ими дел.

В настоящее время третейское судопроизводство в нашей стране регулируется двумя специальными нормативными актами: Законом 1993 г. и Федеральным законом «О третейских судах в Российской Федерации» [193]. Разграничение сферы действия указанных нормативных актов проводится по следующему критерию: деятельность международных третейских судов (арбитражей) регламентируется Законом 1993 г., а «внутренних» третейских судов — Законом 2002 г.

Наряду с названными специальными законами ряд аспектов деятельности третейских судов в РФ закреплен в нормах ГПК и АПК. Кроме того, возможность разрешения отдельных категорий споров в третейских судах предусматривается многочисленными материально-правовыми нормативными актами [194].

§ 2. Общее представление о третейском судопроизводстве

В соответствии с действующим законодательством в Российской Федерации могут образовываться третейские суды двух видов: постоянно действующие третейские суды и третейские суды для разрешения конкретного спора — ad hoc. Если первые из них образуются организациями — юридическими лицами, то третейские суды ad hoc создаются самими сторонами спорного правоотношения.

Постоянно действующие третейские суды в своей деятельности, наряду с федеральным законодательством, руководствуются внутренними правилами (уставами, регламентами, положениями), утвержденными организацией-учредителем, нормами которых регулируют третейское судопроизводство. Фактически эти правила заменяют третейским судам нормы федерального процессуального законодательства и в совокупности с Законом 2002 г. являются для них приоритетными при правоохранительной деятельности.

Предпосылкой для обращения в третейский суд является заключенное сторонами правоотношения соглашение о третейском суде (ст. 5 Закона 2002 г.), которое бывает двух видов: третейская оговорка (включаемая непосредственно в текст иного документа — договора, контракта и т. п.) и третейское соглашение (представляющее самостоятельный документ). Соглашения о третейском суде не могут быть аннулированы в одностороннем порядке. В соглашении о третейском суде, составляемом в простой письменной форме, наряду с прочими необходимыми реквизитами (наименование и адреса сторон, предмет спора, дата и место составления и т. п.) должно быть указано официальное наименование третейского суда, в котором стороны собираются разрешить спорное правоотношение. Данное требование обусловлено тем, что, во-первых, во многих субъектах Федерации существуют десятки третейских судов и, во-вторых, у каждого из них свои правила, которые могут существенно различаться.

После заключения соглашения о третейском суде и возникновения предусмотренного им спора о праве заинтересованная сторона обращается в третейский суд путем подачи искового заявления, которое должно отвечать общим требованиям гражданского процессуального законодательства. Наряду с этим в исковом заявлении отражаются сведение о наличии заключенного соглашения о третейском суде, и оно прилагается к исковому заявлению.

При подаче искового заявления истец не уплачивает государственную пошлину. Им вносится на расчетный счет третейского суда ее аналог — третейский сбор, размер которого устанавливается каждым третейским судом самостоятельно.

Одной из характерных отличительных особенностей третейских судов от судов общей юрисдикции и арбитражных судов [195] является порядок формирования состава третейского суда для разрешения спора. В соответствии с нормами гл. III Закона 2002 г. стороны сами выбирают третейских судей. Истец и ответчик могут выбрать по обоюдной договоренности кандидатуру одного третейского судьи (обязательно с высшим юридическим образованием) и в таком случае дальнейшее рассмотрение дела проводится единолично третейским судьей. Если подобной договоренности сторонам достичь не удалось, то каждая из них избирает равное количество третейских судей (имеющих любое образование), которые избирают себе председательствующего (обязательно с высшим юридическим образованием).

Законодательство содержит ряд требований и ограничений к кандидатурам третейских судей (ст. 8 Закона 2002 г.).

Если сторона (стороны) по каким-либо причинам не осуществляет выбор кандидатуры третейского судьи, либо избранные сторонами третейские судьи не избирают себе председательствующего, за них это вправе сделать председатель постоянно действующего третейского суда, если подобное его право закреплено в правилах. В третейском суде ad hoc в подобной ситуации рассмотрение дела прекращается, и спор впоследствии может быть передан на рассмотрение в суд (ст. 10 Закона 2002 г.).

После того как состав третейского суда сформирован, дело рассматривается в соответствии с требованиями Закона 2002 г. При этом следует учитывать то обстоятельство, что указанный Закон содержит большое число норм и положений диспозитивного характера, которые могут быть изменены как правилами постоянно действующего третейского суда, так и по взаимному соглашению сторонами.

В процессе рассмотрения дела третейский суд в первую очередь решает вопрос о наличии или отсутствии у него компетенции на рассмотрение данного дела. При положительном разрешении вопроса начинается непосредственно рассмотрение дела, а при отрицательном — выносится определение о прекращении производства по делу (ст. 17 и 38 Закона 2002 г.).

В отличие от гражданского и арбитражного процессов в третейском судопроизводстве одним из основополагающих начал является принцип конфиденциальности (ст. 18 Закона 2002 г. означающий, что третейский судья не вправе разглашать сведения и не может быть допрошен об обстоятельствах рассмотренного дела (ст. 22 Закона 2002 г.). Кроме того, в соответствии с п. 4 ст. 27 Закона 2002 г. рассмотрение дела проходит в закрытом судебном заседании. Отступления от этих правил допускаются исключительно при наличии обоюдного согласия сторон.

В процессе рассмотрения дела сторона рассматриваемого дела вправе обратиться в суд с заявлением о принятии принудительных обеспечительных мер. Данное заявление подается в суд по месту третейского судопроизводства или по месту нахождения имущества, в отношении которого могут быть приняты обеспечительные меры. Рассмотрение заявления о принятии обеспечительных мер по иску, рассматриваемому третейским судом, проводится в обычном порядке, установленном гражданским и арбитражным процессуальным законодательством (ст. 25 Закона 2002 г.).

В остальном процедура рассмотрения дела в третейском суде аналогична рассмотрению дела в суде первой инстанции и завершается принятием решения, которое, в отличие от судебных решений, по общим правилам третейского судопроизводства окончательно и обжалованию не подлежит. Однако, несмотря на то, что третейские суды — негосударственные юрисдикционные органы, в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об исполнительном производстве» на их решения наряду с решениями иных юрисдикционных органов могут быть выданы исполнительные листы, подлежащие принудительному исполнению. В этой связи действующее законодательство предусматривает опосредованный судебный контроль за третейскими судами (см. § 3 и 4 данной главы). Однако следует учитывать, что суды не вправе контролировать всю деятельность третейских судов или пересматривать по существу принимаемые ими решения. В сферу их компетенции в данном случае входит лишь проверка соблюдения третейским судом порядка совершения отдельных действий процессуального характера, перечень которых императивно установлен законодательством.

§ 3. Производство по делам об оспаривании решений третейских судов

Законом 2002 г (гл. VII) предусматривается возможность оспаривания решения третейского суда. Аналогичная норма содержится и в Законе 1993 г. Однако ГПК РСФСР (1964 г.) и АПК РФ (1995 г.) механизм оспаривания решений третейских судов и процедура рассмотрения в государственных судах данных категорий дел не предусматривались, что создавало на практике существенные проблемы.

В настоящее время, с принятием АПК РФ и ГПК РФ, названный нормативный пробел ликвидирован, следствием чего явилась унификация отечественного законодательства о третейском судопроизводстве.

Нормы законов 1993 и 2002 гг., АПК и ГПК, предусматривая идентичные основания для оспаривания и отмены решения третейского суда, однотипно регулируют и процедуру рассмотрения дел указанной категории.

В соответствии со ст. 418 ГПК решение третейского суда, принятое на территории Российской Федерации, может быть оспорено сторонами третейского судопроизводства путем подачи заявления о его отмене в суд, на территории действия которого оно принято. При этом необходимо учитывать норму ст. 40 Закона 2002 г., в соответствии с которой решение третейского суда может быть оспорено, только если его окончательность императивно не закреплена сторонами третейского судопроизводства в соглашении о третейском суде. Если стороны третейского судопроизводства достигли договоренности об окончательности будущего решения третейского суда и зафиксировали ее в соглашении о третейском суде, решение оспариванию не подлежит.

Заинтересованная сторона третейского судопроизводства — заявитель [196] или надлежащим образом на то уполномоченный его представитель может подать заявление об отмене решения третейского суда в течение трех месяцев со дня получения оспариваемого решения, оплачиваемое государственной пошлиной в соответствии с требованиями Закона РФ «О государственной пошлине» в сумме, равной пятикратному МРОТ.

Заявление об отмене решения третейского суда подается в письменной форме. В нем в соответствии с требованиями ст. 419 ГПК должны содержаться: наименование суда, в который оно подается; наименование третейского суда, принявшего решение; наименование и координаты заявителя и стороны третейского судопроизводства; дата и место принятия оспариваемого решения, а также дата его получения заявителем.

Если решение третейского суда принято в городе, имеющем территориальное деление на районы, в заявлении о его отмене наряду с наименованием города обязательно указывается еще и наименование района, на территории которого принято указанное решение. Это требование обусловливается содержащейся в ч. 2 ст. 418 ГПК нормой об определении территориальной подсудности данной категории дел конкретным судам в зависимости от места принятия решения.

Указание даты получения решения третейского суда заявителем имеет существенное значение, так как именно с нее начинается исчисление трехмесячного срока на его оспаривание.

В описательной части заявления об отмене решения третейского суда заявителем должны быть изложены основания его отмены, исчерпывающий перечень которых содержится в ст. 421 ГПК, а также аргументация наличия этих оснований. Никакие иные основания для отмены решения третейского суда (его необоснованность, недоказанность и т. п.) не могут указываться и приниматься во внимание.

К заявлению об отмене решения третейского суда должны быть приложены документы, указанные в ч. 3 ст. 419 ГПК.

В случае несоблюдения заявителем каких-либо требований ст. 419 ГПК судья с учетом их характера вправе возвратить заявление по правилам ст. 135 ГПК либо оставить его без движения по правилам ст. 136 ГПК.

При соблюдении всех законодательных требований судья в соответствии с ч. 1 ст. 420 ГПК единолично рассматривает заявление об отмене решения третейского суда в месячный срок со дня его поступления.

В процессе подготовки дела к судебному разбирательству судья по ходатайству заявителя и стороны третейского судопроизводства вправе истребовать из третейского суда материалы дела, решение по которому оспаривается. Отдельными авторами отмечается, что данное требование «не следует толковать слишком буквально и однозначно», так как в противном случае затребование материалов дела из третейского суда станет практически невозможным [197]. Однако, как следует из содержания ч. 2 ст. 420 ГПК, данная норма является императивной и, следовательно, судья не может истребовать материалы дела из третейского суда по заявлению только заявителя или стороны третейского судопроизводства. Как отмечают многие авторы [198] ,подобное право у суда возникает исключительно при наличии ходатайства обеих сторон.

Заявитель и сторона третейского судопроизводства извещаются надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не препятствует рассмотрению дела.

В соответствии с ч. 2 ст. 10 ГПК и п. 4 ст. 27 Закона 2002 г. рассмотрение в суде дела по заявлению об отмене решения третейского суда проходит в закрытом судебном заседании по общим правилам гражданского судопроизводства. В ходе судебного заседания путем исследования представленных доказательств устанавливается наличие либо отсутствие оснований для отмены решения третейского суда.

Основания, при наличии которых суд отменяет решение третейского суда, закреплены в ст. 421 ГПК и в ст. 42 Закона 2002 г. и могут быть условно разделены на две группы: основания, наличие которых заявитель обязан доказывать, и основания, не требующие специального доказывания заявителем.

К первой группе относятся: недействительность соглашения о третейском суде по основаниям, предусмотренным федеральным законом (п. 1 ч. 2 ст. 421 ГПК); неуведомление надлежащим образом стороны третейского судопроизводства об избрании или назначении третейских судей либо о рассмотрении дела в третейском суде, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, а также случаи, когда сторона по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения (ч. 2 ст. 421 ГПК); факты принятия третейским судом решения по спору, не предусмотренному соглашением о третейском суде либо не подпадающему под его условия, а также случаи принятия решения по вопросам, выходящим за пределы соглашения о третейском суде (ч. 2 ст. 421 ГПК); случаи несоответствия состава третейского суда или процедуры третейского судопроизводства соглашению сторон или федеральному закону (ч. 2 ст. 421 ГПК).

При наличии и доказанности заявителем какого-либо из перечисленных оснований принятое третейским судом решение подлежит отмене.

Ко второй группе относятся следующие основания: во-первых, спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом вообще не мог быть предметом третейского судопроизводства (ч. 3 ст. 421 ГПК) и, во-вторых, решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права (ч. 3 ст. 421 ГПК).

Данные основания не требуют специального доказывания заявителем. Проверка их наличия законодателем возлагается на суд и, в положительном случае, они являются безусловным основанием для отмены решения третейского суда.

По результатам рассмотрения дела об оспаривании решения третейского суда и исследования представленных доказательств судья в совещательной комнате выносит определение об отказе в отмене решения третейского суда либо о его отмене.

В определении, наряду с обычными сведениями, предусмотренными ст. 225 ГПК, в соответствии с ч. 2 ст. 422 ГПК должны содержаться: данные об оспариваемом решении третейского суда и месте его принятия; наименование и состав принявшего оспариваемое решение третейского суда; наименование сторон третейского судопроизводства, а также указание на отмену решения третейского суда полностью или в части либо на отказ в его отмене. Данное определение может быть обжаловано заявителем или стороной третейского судопроизводства в кассационную инстанцию в течение десяти дней по общим правилам гражданского судопроизводства.

Правовые последствия отмены решения третейского суда прямо зависят от повлекших ее нормативных оснований. В ч. 4 ст. 422 ГПК содержится указание о том, что при отмене решения третейского суда по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 421 ГПК, стороны третейского судопроизводства за разрешением спора могут обратиться в суд по общим правилам гражданского судопроизводства. Аналогичная норма содержится и в ст. 43 Закона 2002 г. Во всех иных случаях отмены решения третейского суда стороны третейского судопроизводства, в соответствии с ч. 3 ст. 422 ГПК, вправе вновь обратиться в третейский суд, если подобная возможность не утрачена. Таким образом, из анализа ст. 422 ГПК следует, что в случае отмены решения третейского суда и по причинам, предусмотренным ч. 3 ст. 421 ГПК, стороны третейского судопроизводства могут для разрешения спора повторно обратиться в третейский суд, что прямо противоречит содержащимся в ней основаниям. На наш взгляд, и при отмене решения третейского суда по причинам, предусмотренным ч. 3 ст. 421 ГПК, стороны третейского судопроизводства должны действовать в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 422 ГПК, т. е. обращаться в суд, но не в третейский суд.

§ 4. Производство по делам о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов

До 2002 г. механизм выдачи исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов не имел подробного законодательного закрепления, а существовавшие по этому вопросу нормативные указания были противоречивыми и неоднозначными. В настоящее время приведение решений третейских судов к принудительному исполнению детально и унифицировано регулируется нормами Законов 1993 и 2002 гг., а также соответствующими главами ГПК и АПК.

По общепринятому как в отечественной, так и в зарубежной практике третейского судопроизводства правилу решения третейских судов подлежат добровольному исполнению в порядке и сроки, установленные в самом решении. Если в решении третейского суда не установлен срок его исполнения, оно в соответствии с п. 2 ст. 44 Закона 2002 г. подлежит немедленному исполнению.

На практике нередки случаи неисполнения в добровольном порядке решений третейских судов. В связи с тем, что третейские суды являются негосударственными, альтернативными юрисдикционными органами, механизм принудительного исполнения их решений существенным образом отличается от приведения в исполнение решений государственных судов. Для получения исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда следует выполнить ряд процессуальных действий.

В соответствии с требованием ч. 2 ст. 423 ГПК сторона, в пользу которой принято не исполненное добровольно решение третейского суда, — заявитель [199] обращается с заявлением в суд по месту жительства или месту нахождения должника, а в случае их неизвестности — по месту нахождения имущества должника.

В ГПК не определен срок, в течение которого возможна подача заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, и момент, с которого следует его исчислять. Данный пробел компенсируется п. 4 ст. 45 Закона 2002 г., предусматривающим, что подобное заявление может быть подано не позднее трех лет со дня окончания срока для добровольного исполнения решения третейского суда.

Пропуск указанного трехлетнего срока влечет за собой возвращение судом заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда без рассмотрения (п. 5 ст. 45 Закона 2002 г.). Однако в случае уважительности причин пропуска срока на подачу заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда возможно его восстановление судом по общим правилам гражданского судопроизводства.

Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в письменной форме и подписывается заявителем либо его надлежаще на то уполномоченным представителем. Требования к содержанию заявления и обязательных к нему приложений закреплены в ст. 424 ГПК и фактически соответствуют требованиям к заявлению об отмене решения третейского суда (ст. 419 ГПК). В случае подачи заявления с нарушением законодательных требований, оно оставляется без движения либо возвращается по правилам ст. 135 или 136 ГПК.

Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда рассматривается судьей единолично по общим правилам ГПК в срок, не превышающий одного месяца со дня его поступления в суд.

Порядок рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 425 ГПК) в большей своей части аналогичен процедуре рассмотрения заявления об отмене решения третейского суда (ст. 420 ГПК). Единственным существенным отличием является предусмотренная в ч. 5 ст. 425 ГПК ситуация, когда параллельно на рассмотрении в суде (судах) находятся и заявление об отмене решения третейского суда, и заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Подобное возможно в силу следующих причин: во-первых, обе стороны третейского судопроизводства вправе в одни и те же сроки обратиться с заявлениями в суд — одна, оспаривая решение третейского суда, а вторая, испрашивая на него исполнительный лист; во-вторых, названные заявления могут рассматриваться в разных судах, так как оспаривание решения третейского суда производится в суде, на территории которого оно принято (ч. 2 ст. 418 ГПК), а заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в суд по месту жительства или месту нахождения должника либо, если они неизвестны — по месту нахождения имущества должника (ч. 3 ст. 423 ГПК).

В подобной ситуации судья, если признает это целесообразным, может, в соответствии с ч. 5 ст. 425 ГПК, отложить рассмотрение заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Однако, на наш взгляд, данное положение нуждается в соответствующей корректировке — судья в этом случае не может, а должен и не отложить, а приостановить производство по делу, по аналогии с основаниями, предусмотренными ст. 215 и 217 ГПК, до рассмотрения заявления об отмене решения третейского суда. В противном случае в отношении одного и того же решения третейского суда могут быть одновременно вынесены два определения: одно — об отмене решения третейского суда, другое — о выдаче исполнительного листа на принудительное его исполнение, либо одно — об отказе в удовлетворении ходатайства об отмене решения третейского суда, а другое — об отказе в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение. И в той, и в другой ситуации будет создана трудноразрешимая коллизия. Решая вопрос о приостановлении производства по делу, суд по ходатайству заявителя может обязать должника в соответствии с правилами гражданского процессуального законодательства предоставить надлежащее обеспечение.

Основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 426 ГПК) в большей части аналогичны основаниям отмены решения третейского суда (ст. 421 ГПК), в связи с чем отдельными авторами делается поспешный вывод об их полной идентичности [200]. Однако между этими статьями ГПК существуют и значительные отличия. Так, в указанных статьях различно решается вопрос о распределении бремени доказывания между заявителем, с одной стороны, и стороной третейского судопроизводства либо должником, с другой стороны. Если в соответствии с ч. 2 ст. 421 ГПК доказывать наличие оснований для отмены решения третейского суда должен заявитель, то при решении вопроса о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда те же самые, основания должен доказывать должник. Кроме того, в ст. 426 ГПК в числе оснований, требующих обязательного доказывания, содержится дополнительное основание — решение третейского суда еще не стало обязательным или было отменено судом в соответствии с федеральным законом, на основании которого оно было принято.

Если судом в процессе рассмотрения дела по заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не будет установлено оснований для отказа, то выносится определение о выдаче исполнительного листа, которое, в соответствии с п. 8 ч. 3 ст. 45 Закона 2002 г. подлежит немедленному исполнению. В противном случае выносится определение об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Правовые последствия отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ч. 3 и 4 ст. 427 ГПК) такие же, как и последствия отмены решения третейского суда (ч. 3 и 4 ст. 422 ГПК).

Принятое судом по результатам рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда определение в соответствии с ч. 5 ст. 427 ГПК может быть обжаловано как заявителем, так и должником в десятидневный срок в вышестоящий суд по общим правилам ГПК.

Исполнительный лист, выданный на принудительное исполнение решения третейского суда, подлежит исполнению по общим правилам исполнительного производства.

Глава 32 Производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных юрисдикционных органов

Вопросы к теме

1. Исполнительное производство (общая характеристика).

2. Исполнительные документы.

3. Порядок судебного санкционирования отклонений от нормального развития исполнительного производства.

4. Обжалование действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя.


Порядок исполнения судебных постановлений и постановлений иных органов регулируется в настоящее время исполнительным правом, представляющим собой одну из самых молодых отраслей российского права, проходящую период становления. Нормативной основой исполнительного производства являются, помимо разд. VII ГПК, федеральные законы от 21 июля 1997 г. «Об исполнительном производстве» и от 21 июля 1997 г. «О судебных приставах».

§ 1. Исполнительное производство (общая характеристика)

В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Право на судебную защиту включает в себя не только постановление и провозглашение судом решения, но и своевременное его исполнение. Устранение последствий нарушения (оспаривания) субъективных прав и охраняемых законом интересов и восстановление (защита) их — одна из важнейших задач правосудия.

Своевременное и полное исполнение судебных решений обеспечивает устойчивость судебного решения, гарантирует осуществление субъективных прав, признанных судебным решением, и выполнение подтвержденных им юридических обязанностей.

Содержание исполнительного производства — действия, направленные на понуждение лица выполнить судебное решение (вернуть долг, освободить жилое помещение, снести гараж и т. п.). Эти действия совершаются в определенной процессуальной форме и регулируются законом. Для исполнительного производства характерно то, что действия по исполнению своих решений совершает не суд, а специально созданный государством орган для принудительного исполнения судебных решений — судебный исполнитель, состоящий при районном (городском) суде.

Нормы, которыми регулировалось исполнительное производство, составляли содержание самостоятельного раздела ГПК. Следовательно, исполнительное производство регулировалось гражданским процессуальным законодательством и являлось частью гражданского судопроизводства — его заключительной стадией.

Однако от остальных стадий гражданского судопроизводства исполнительное производство существенно отличается: исполнительное производство возбуждается не только в связи с производством в суде гражданского дела. В исполнительном производстве исполняются также приговоры, определения, постановления по уголовным делам в части имущественных взысканий, исполнительные надписи нотариальных органов, решения арбитражных судов в предусмотренных законом случаях, решения Международного коммерческого арбитража и других третейских судов. Поэтому в правоведении было высказано мнение о том, что производство, возбуждаемое по исполнению указанных актов, нельзя рассматривать как часть гражданского судопроизводства, поскольку в таком случае гражданского судопроизводства просто не существует. Исполнительное производство является самостоятельным производством, а регулирующие его нормы образуют самостоятельную комплексную отрасль права — исполнительное право [201].

Вывод о том, что исполнительное производство не является стадией гражданского судопроизводства, а представляет собой самостоятельное производство, соответствует действующему законодательству.

Нормативную основу исполнительного производства составляют прежде всего федеральные законы «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве».

Содержание законов «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве» дает основание для вывода о том, что исполнение судебных актов российских судов общей юрисдикции, арбитражных судов, иностранных судов и актов других правоохранительных органов становится самостоятельным производством, а не частью (стадией) гражданского судопроизводства. Содержание указанных Законов свидетельствует также о том, что создается силовая структура, которая должна повышать авторитет отечественного правосудия, добиться реального выполнения решений всех судов — Конституционного, Верховного, Высшего Арбитражного и далее вниз по вертикали до районного.

На основании Закона «О судебных приставах» Министерство юстиции РФ образует службу судебных приставов в системе его органов. Судебный пристав — должностное лицо, состоящее на государственной службе. Закон четко определяет задачи судебных приставов: 1) обеспечивать установленный порядок деятельности всех отечественных судов, 2) обеспечивать исполнение судебных актов и актов других органов, предусмотренных Законом «Об исполнительном производстве» (ст. 1).

При вступлении в должность судебный пристав приносит присягу. В зависимости от исполняемых обязанностей судебные приставы подразделяются на судебных приставов по обеспечению порядка деятельности судов и судебных приставов-исполнителей, исполняющих судебные акты и акты других органов.

Требования судебного пристава обязательны для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан на территории Российской Федерации. Действия судебного пристава могут быть обжалованы вышестоящему должностному лицу или в суд. Обращение с жалобой к вышестоящему должностному лицу не препятствует обращению в суд. Рассмотрение таких жалоб осуществляется по правилам гл. 441 ГПК.

Организационное и методическое руководство деятельностью службы судебных приставов возложено законом на Министерство юстиции РФ и его органы.

Надзор за исполнением законов при осуществлении судебными приставами своих функций в соответствии с Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» осуществляют Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры (п. 4 ст. 19 Закона «О судебных приставах»).

С Законом «О судебных приставах» тесно связан Закон «Об исполнительном производстве», сферой действия которого является определение условий и порядка принудительного исполнения судебных актов и актов других органов. Закон содержит правила, в которых закреплены основные положения и общие условия совершения исполнительных действий. Им предусмотрена также система органов принудительного исполнения.

Непосредственное осуществление функций по исполнению судебных актов и актов других органов возложено на судебных приставов-исполнителей, которые объединяются в районные, межрайонные или соответствующие им согласно административно-территориальному делению субъектов Российской Федерации подразделения судебных приставов. Эти подразделения возглавляют старшие судебные приставы.

При невыполнении его требований судебный пристав-исполнитель применяет меры, предусмотренные Законом «Об исполнительном производстве». Так, в соответствии со ст. 87 Закона за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве виновные граждане и должностные лица подвергаются судебным приставом-исполнителем штрафу в размере до ста минимальных размеров оплаты труда. За уклонение без уважительных причин от явки по вызову судебного пристава-исполнителя или к месту совершения исполнительных действий виновный подвергается принудительному приводу, о чем выносится соответствующее постановление. Постановление судебного пристава-исполнителя утверждается старшим судебным приставом. Это постановление может быть обжаловано в соответствующий суд в десятидневный срок.

В случаях, предусмотренных Законом, требования судебных актов и актов других органов о взыскании денежных средств исполняются иными органами и организациями (например, налоговыми органами, банками и другими кредитными организациями). Однако эти органы, организации и лица не являются органами принудительного исполнения.

Неисполнение банком или иным органом (организацией) требований судебных актов или актов других органов является основанием для наложения судом общей юрисдикции (арбитражным судом) штрафа на банк или другую кредитную организацию.

Особое внимание уделено в Законе «Об исполнительном производстве» стадии возбуждения исполнительного производства (ст. 9).

Судебный пристав-исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный документ от суда или другого органа, выдававшего его, либо взыскателя и возбудить исполнительное производство. Но прежде чем принять такое решение, судебный пристав-исполнитель должен проверить, не истек ли срок предъявления исполнительного документа к исполнению и отвечает ли исполнительный документ предъявляемым к нему требованиям.

В трехдневный срок со дня поступления исполнительного документа судебный пристав-исполнитель выносит постановление о возбуждении исполнительного производства и устанавливает срок не более пяти дней для добровольного исполнения, о чем указывает в постановлении. В целях обеспечения реального исполнения исполнительного документа по имущественным взысканиям по заявлению взыскателя судебный пристав-исполнитель вправе описать имущество должника и наложить на него арест.

Постановление о возбуждении исполнительного производства может быть обжаловано в соответствующий суд в 10-дневный срок (п. 6 ст. 9 Закона).

В соответствии со ст. 13 Закона исполнительные действия должны быть совершены и требования, содержащиеся в исполнительном документе, исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня поступления к нему исполнительного документа.

В Законе «Об исполнительном производстве» определено место совершения исполнительных действий: место жительства должника-гражданина, место его работы или место нахождения имущества. Если должник — организация, то исполнительные действия совершаются по месту ее нахождения или месту нахождения ее имущества.

При определенных условиях судебный пристав-исполнитель может совершать исполнительные действия на территории, на которую не распространяются его функции, если в процессе исполнения возникла такая необходимость. В этом случае судебный пристав-исполнитель составляет акт и направляется на указанную («чужую») территорию. В течение суток судебный пристав-исполнитель уведомляет службу судебных приставов о необходимости продолжить исполнительные действия на их территории. Местная служба судебных приставов либо содействует прибывшему судебному приставу-исполнителю, либо отказывает ему в этом и берет исполнение исполнительного документа на себя. Споры о месте совершения исполнительных действий между службами судебных приставов, подразделениями и судебными приставами-исполнителями не допускаются.

Исполнительные действия совершаются в рабочие дни с 6 до 22 часов по местному времени. В нерабочие дни совершение исполнительных действий допускается только в случаях, не терпящих отлагательства, или в случаях, когда по вине должника их совершение в другие дни невозможно. С 22 до 6 часов совершение исполнительных действий допускается, если создается угроза жизни и здоровью граждан. Совершение исполнительных действий в нерабочие дни и в ночное время должно быть письменно разрешено старшим судебным приставом.

В Законе «Об исполнительном производстве» содержится перечень оснований для отложения, приостановления (обязательного и факультативного), прекращения исполнительного производства, а также перечень оснований применения мер принудительного исполнения.

Лицами, участвующими в исполнительном производстве, являются:

1) стороны (взыскатель и должник). При соучастии каждый из взыскателей или должников по отношению к другой стороне может поручить участие в исполнительном производстве одному из них;

2) представители сторон. Однако должник не вправе действовать через представителя, если по исполнительному документу на него возложены обязанности, которые он может исполнить только лично. Не могут быть представителями в исполнительном производстве лица, не достигшие 18 лет, а также судьи, следователи, прокуроры, работники службы судебных приставов и аппарата суда;

3) переводчик;

4) понятые;

5) специалисты.

Если судебным приставам-исполнителям препятствуют в совершении исполни-тельных действий или угрожает опасность их жизни или здоровью, им оказывают содействие работники милиции.

Закон «Об исполнительном производстве» детально урегулировал порядок обращения взыскания на имущество должника-гражданина (гл. 4) и должника-организации (гл. 5), а также порядок обращения взыскания на заработную плату и иные доходы должника (гл. 6). Специальное внимание уделено в Законе исполнению исполнительных документов по спорам неимущественного характера (гл. 7).

Законом определена очередность удовлетворения требований взыскателя (ст. 78).

Новеллой в законодательстве, регулирующем исполнительное производство, является исполнительский сбор (гл. 10).

В случае неисполнения исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора в размере 7 % от взыскиваемой суммы или стоимости имущества должника. При неисполнении исполнительного документа неимущественного характера сбор взыскивается с должника-гражданина в размере пяти МРОТ, с должника-организации — 50 МРОТ.

Законом предусмотрены также расходы по совершению исполнительных действий (например, на хранение, перевозку, реализацию имущества должника, оплату работы переводчиков, понятых, специалистов, розыск должника и др. — ст. 82).

Законом «Об исполнительном производстве» судебным приставам-исполнителям предоставлены широкие права, осуществление которых оформляется постановлениями.

Судебный пристав-исполнитель, обеспечивший реальное и своевременное исполнение исполнительного документа, получает вознаграждение в размере 5 % от взыскиваемой суммы или стоимости имущества, но не более 10 минимальных размеров оплаты труда. При исполнении исполнительного документа неимущественного характера судебный пристав-исполнитель получает вознаграждение в размере пяти МРОТ.

§ 2. Исполнительные документы

Возбуждение исполнительного производства осуществляется путем предъявления к исполнению судебному приставу-исполнителю исполнительного документа, соответствующего требованиям ст. 8 Федерального закона «Об исполнительном производстве». Исполнительными документами являются:

1) исполнительные листы, выдаваемые судами на основании: принимаемых ими судебных актов;

решений Международного коммерческого арбитража и иных.

третейских судов;

решений иностранных судов и арбитражей;

решений межгосударственных органов по защите прав и свобод.

человека;

2) судебные приказы;

3) нотариально удостоверенные соглашения об уплате алиментов;

4) удостоверения комиссии по трудовым спорам, выдаваемые на основании ее решений;

5) оформленные в установленном порядке требования органов, осуществляющих контрольные функции, о взыскании денежных средств с отметкой банка или иной кредитной организации о полном или частичном неисполнении взыскания в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, если законодательством РФ не установлен иной порядок исполнения указанных исполнительных документов;

6) постановления органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях;

7) постановления судебного пристава-исполнителя;

8) постановления иных органов в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Исполнительными документами согласно ч. 1 ст. 7 Закона «об исполнительном производстве» являются в первую очередь Исполнительные листы, выданные арбитражными судами и судами общей юрисдикции на основании принимаемых ими судебных актов.

Исполнительный лист — процессуальный документ, выдаваемый судом на принуждение должника к исполнению им своих обязанностей, указанных в судебном постановлении.

Исполнительный лист должен содержать следующие сведения:

1) наименование суда, выдавшего исполнительный лист;

2) дело, по которому выдан исполнительный лист, и его номер;

3) дата принятия судебного акта, подлежащего исполнению-

4) наименование взыскателя и должника и их адреса, если взыскателем и должником являются юридические лица, фамилии, имена и отчества взыскателя и должника, их место жительства, дата и место рождения должника и место его работы, если взыскателем и должником являются физические лица;

5) резолютивная часть судебного акта и дата вступления его в законную силу;

6) дата выдачи исполнительного листа.

Исполнительный лист должен быть подписан судьей и заверен гербовой печатью суда.

При исполнении решений судов исполнительный лист выдается взыскателю судом после вступления решения в законную силу]Кроме случаев немедленного исполнения, когда исполнительный лист выдается сразу же после вынесения решения.

Немедленному исполнению подлежат следующие решения:

о присуждении алиментов;

о выплате заработной платы;

о восстановлении на работе;

о включении гражданина Российской Федерации в список избирателей, участников референдума.

Помимо обязательных оснований немедленного исполнения, ст. 212 ГПК предусматривает право суда (судьи) обратить решение к немедленному исполнению полностью или частично, когда судья сочтет, что вследствие особых обстоятельств замедление в исполнении решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или само исполнение может оказаться невозможным.

§ 3. Порядок судебного санкционирования отклонений от нормального развития исполнительного производства

К отклонениям от нормального хода исполнительного производства, подлежащим предварительному судебному санкционированию, относят:

1) разъяснение судебного постановления, подлежащего исполнению, в случае неясности требований, содержащихся в судебном постановлении (ст. 202, 433 ГПК);

2) отсрочку исполнения судебного постановления, т. е. перенесение исполнения на определенное число дней, месяцев или до определенной судом календарной даты при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного постановления, либо исходя из имущественного положения сторон (ст. 203, 434 ГПК);

3) рассрочку исполнения судебного постановления, т. е. возможность для должника исполнять требования, содержащиеся в исполнительном документе, не единовременно в полном объеме, а по частям, при наличии обстоятельств, затрудняющих единовременное исполнение судебного постановления, либо исходя из имущественного положения должника (ст. 203, 434 ГПК);

4) изменение способа и порядка исполнения (ст. 203, 434 ГПК) при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного постановления в прежнем варианте, при этом неизменной должна оставаться сущность самого исполнительного документа;

5) индексацию присужденных денежных сумм при их обесценивании в результате инфляционных процессов экономического характера (ст. 208, 434 ГПК);

6) отложение исполнительных действий (ст. 435 ГПК), т. е. их перенесение по более поздний, но определенный срок;

7) приостановление исполнительного производства, т. е. прекращение совершения исполнительных действий на неопределенное время,

и последующее возобновление исполнительного производства после устранения обстоятельств, вызвавших приостановление (ст. 436–438 ГПК);

8) прекращение исполнительного производства (ст. 439 ГПК);

9) поворот исполнения решения (ст. 443–445 ГПК) в целях защиты прав и интересов добросовестного должника при отмене вынесенного против него решения суда, приведенного в исполнение, и принятии после нового рассмотрения дела решения суда об отказе в иске либо определения о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения.

Во всех названных случаях идет речь о судебной ошибке, вследствие которой произошло неосновательное обогащение истца. Такая ошибка, исправленная судом апелляционной, кассационной (в случаях немедленного исполнения) либо надзорной инстанций, влечет за собой рокировку сторон исполнительного производства: бывший взыскатель преобразуется в должника, а прежний должник — во взыскателя. Указанное преобразование не происходит автоматически, решение вопроса о повороте исполнения отмененного судебного акта, на основании которого был выдан исполненный исполнительный документ, находится в исключительной компетенции суда. При повороте исполнения бывшему должнику со стороны взыскателя возвращается только взысканная денежная сумма (присужденное имущество), взыскание каких-либо процентов за пользование чужими денежными средствами здесь не предусматривается.

Рассмотрение и разрешение вопроса о судебном санкционировании указанных действий проводятся в судебном заседании, о котором извещаются взыскатель, судебный пристав-исполнитель и должник, но их неявка не препятствует проведению заседания.

§ 4. Обжалование действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя

Возможность обжалования действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя — важнейшая гарантия защиты прав взыскателя и должника в исполнительном производстве. К сожалению, современное исполнительное право не имеет собственного кодифицированного источника, и, как следствие этого, механизм защиты прав в случае их нарушения в области исполнительных правоотношений законодателем и юридической практикой недостаточно разработан.

Основанием для проверки соответствия закону действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя при исполнении судебного постановления, постановления государственного или иного органа является жалоба взыскателя или должника. Подсудность определяется районом деятельности судебного пристава-исполнителя, совершающего или отказывающего в совершении обжалуемого исполнительного действия.

Статьей 441 ГПК установлен 10-дневный срок на обжалование действий судебного пристава-исполнителя. Этот срок начинает течь со дня совершения действия (отказа в совершении действия) или со дня, когда взыскателю или должнику стало о нем известно. Пропущенный срок может быть восстановлен судом по заявлению взыскателя или должника, который обязан обосновать перед судом уважительность причин, вследствие которых он пропустил срок на обжалование.

По результатам рассмотрения жалобы на действия судебного пристава-исполнителя с 1 февраля 2003 г. в гражданском процессе именем Российской Федерации выносится решение суда. Это положение явилось новеллой законодательства, так как до 1 февраля 2003 г. разрешение любой жалобы взыскателя или должника на исполнительные действия оформлялось судебным определением. Судебным определением продолжает в силу ст. 441 ГПК оформляться и в настоящее время разрешение судом вопроса о правомерности отказа старшего судебного пристава в удовлетворении заявления взыскателя или должника об отводе судебного пристава-исполнителя.

ГПК, в отличие от арбитражного процессуального законодательства, не содержит прямого указания на порядок защиты прав, возникающих из исполнительных правоотношений, устанавливая лишь три правила:

1) формой разбирательства является заседание суда;

2) о судебном заседании извещаются взыскатель, судебный пристав-исполнитель и должник;

3) неявка взыскателя, судебного пристава-исполнителя и должника не препятствует проведению заседания.

Основные труды по теории гражданского процессуального права

Абушенко Д. Б. Судебное усмотрение в гражданском и арбитражном процессе. М., 2002.

Авдеенко Н. И. Механизм и пределы регулирующего воздействия гражданско-процессуального права. Л., 1969.

Авдюков М. Г. Исполнение судебных решений. М., 1960.

Авдюков М. Г. Судебное решение. М., 1959.

Авдюков М Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. М., 1970.

Архипов И. В. Коммерческое судоустройство и судопроизводство России в XIX веке (проблемы модернизации). Саратов, 1999.

Боннер АЛ. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. М., 1987.

Боннер АЛ. Принцип законности в советском гражданском процессе. М., 1989.

Борисова Е. А. Институт апелляции в гражданском процессе. М., 1996.

Бутнев В. В. Сущность и порядок реализации гражданской процессуальной ответственности. Ярославль, 1989.

Валеев Д. Х. Лица, участвующие в исполнительном производстве. Казань, 2000.

Валеев Д. Х. Процессуальные гарантии прав граждан и организаций в исполнительном производстве. Казань, 2001.

Васъковский Е. В. Учебник гражданского судопроизводства. 2-е изд., пере-раб. М., 1917.

Вершинин АЛ. Способы защиты гражданских прав в суде. СПб., 1997.

Викут МЛ. Стороны — основные лица искового производства. Саратов, 1968.

Викут М. А., Исаенкова О. В. Исполнительное производство: Учебник. Практикум. М., 2001.

Власов А. А. Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе. М., 2000.

Голъмстен А. Х. Принцип тождества в гражданском процессе. СПб., 1884.

Гордон В. М. Основание иска в составе изменения исковых требований. Ярославль, 1902.

Гойхбарг А. Г. Курс гражданского процесса. М.; Л., 1928.

Гурвич М. А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950.

Гурвич М. А. Право на иск. М., 1978.

Гурвич М. А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955.

Гурвич М. А. Судебное решение: теоретические проблемы. М., 1976.

Гурвич М. А. Учение об иске. М., 1981.

Добровольский А. А., Иванова С. А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979.

Елисеев Я. Г. Гражданский процесс ФРГ: Учебное пособие. М., 1989.

Елисейкин П. Ф. Гражданские процессуальные правоотношения. Ярославль, 1975.

Жилин Г. А. Комментарий к гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2003.

Жилин Г. А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой инстанции. М., 2000.

Завадская Л. Н. Реализация судебных решений. М., 1982.

Зайцев И. М. Процессуальные функции гражданского судопроизводства. Саратов, 1990.

Зайцев И. М. Устранение судебных ошибок в гражданском процессе. Саратов, 1985.

Зейдер Н. Б. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966.

Изаксон Б. М., Левитанус М. Р. Исполнение судебных решений. М., 1962.

Исаенкова О. В. Иск и его характерные черты / Под ред. М. А. Викут. Саратов, 1997.

Исаенкова О. В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции. Саратов, 2002.

Жеруолис И. А. Сущность советского гражданского процесса. Вильнюс, 1969.

Жуйков В. М. Проблемы гражданского процессуального права. М., 2001.

Камбек Л. Опыт начертания гражданского судопроизводства по российским законам. Казань, 1848.

КлейнманА.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права (очерки по истории). М., 1967.

Кожухаръ А. Н. Право на судебную защиту в исковом судопроизводстве. Кишинев, 1989.

Крашенинников Е. А. К теории права на иск. Ярославль, 1995.

Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск, 1969.

Курс советского гражданского процессуального права: В 2-х т. / Отв. ред. А. А. Мельников. М., 1981.

ЛесницкаяЛ.Ф., Филатова Л. В., ЮковМ.К. Исполнительное производство. М., 1983.

Малышев К. Курс гражданского судопроизводства: В 3-х т. СПб., 1879.

Мельников А. А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. М., 1969.

Михайлов М. История образования и развития системы русского гражданского судопроизводства до Уложения 1649 г. СПб., 1848.

Молчанов В. В. Собирание доказательств в гражданском процессе. М., 1991.

Морозова И. Б., Треушников А. М. Исполнительное производство (учебно-практическое пособие). М., 1999.

Мурадьян Э. М. Истина как проблема судебного права. М., 2002.

Мурадъян Э. М. Право на судебную защиту. М., 1980.

Нефедъев Е. А. Гражданский процесс. М., 1900.

Осокина ГЛ. Иск (теория и практика). М., 2000.

Осокина ГЛ. Проблемы иска и права на иск. Томск, 1989.

Плешанов А. Г. Диспозитивное начало в сфере гражданской юрисдикции: проблемы теории и практики. М., 2002.

Пушкарь Е. Г. Исковое производство в советском гражданском процессе (процессуальные последствия возбуждения дел). Львов, 1978.

ПолумордвиНов Д.И. Законная сила судебного решения. Тбилиси, 1964.

Попова Ю. А. Защита публично-правовых интересов граждан в судах общей юрисдикции. Краснодар, 2001.

Попова Ю. А. Судопроизводство по делам, возникающим из публично-правовых отношений (теоретические проблемы). Краснодар, 2002. Пучинскш В. К. Английский гражданский процесс. М., 1974.

Пучинский В. К. Гражданский процесс США. М., 1985.

Рассахатская Н. А. Гражданская процессуальная форма: Учебное пособие. Саратов, 1998.

Решетникова И. В., Яркое В. В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. Екатеринбург; М., 1999.

Решетникова И. В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург, 1997.

Рязановский В. А. Единство процесса. М., 1996.

Савельева ТА. Судебная власть в гражданском процессе: Учебное пособие. Саратов, 1997.

Сахнова Т. В. Экспертиза в суде по гражданским делам. М., 1997.

Семенов ЕМ. Конституционные принципы гражданского судопроизводства. М., 1982.

Ткачев Н. И. Законность и обоснованность судебных постановлений по гражданским делам. Саратов, 1997.

Треушников М. К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М., 1982.

Треушников М. К. Относимость и допустимость доказательств в гражданском процессе. М., 1981.

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997.

Туманова Л. В. Рассмотрение судами дел, возникающих из публично-правовых отношений: Учебно-практическое пособие. Тверь, 1998.

Федина А. С. Принцип законности в гражданском процессе. Тверь, 2002.

Филиппов П. М. Судебная защита и правосудие в СССР. Саратов, 1987.

Фокина М. А. Теория и практика доказывания в состязательном гражданском судопроизводстве. СПб., 1999.

Цихоцкий А. В. Теоретические проблемы эффективности правосудия по гражданским делам. Новосибирск, 1997.

Ченцов Н. В. Проблемы защиты государственных интересов в гражданском судопроизводстве. Томск, 1989.

Чечина НА. Гражданские процессуальные правоотношения. Л., 1962.

Чечина НА. Норма права и судебное решение. Л., 1961.

ЧечотД.М. Неисковые производства. М., 1937.

ЧечотД.М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968.

ЧечотД.М. Участники гражданского процесса. М., 196.0.

Шакарян М. С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1970.

Шакарян М. С. Учение о сторонах в советском гражданском процессе. М., 1983.

Шакарян М. С. Участие третьих лиц в советском гражданском процессе. М., 1990.

Шерстюк В. М. Система советского гражданского процессуального права (вопросы теории). М., 1989.

Шишкин С. А. Состязательность в гражданском и арбитражном судопроизводстве. М., 1997.

Щеглов В. М. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979.

Щеглов В. Н. Иск о судебной защите гражданского права. Томск, 1987.

Юков М. К. Исполнительное производство. М., 1983.

Яблочков Т. М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1910.

Яркое В. В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданского процессуального права. Екатеринбург, 1992.


Примечания

1

См.: Ванеева Л.А Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права // Вопросы развития и защиты прав граждан Калинин, 1977. С. 98- 105; Боннер А.Т Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. М, 1987. С. 44 и др.

2

См.: Исаенкова О, Шерстюк В, Ярков В. Исполнительный кодекс Российской Федерации направления и перспективы // ЭЖ — юрист. 2002 № 29 (233). С 11.

3

См., например. Евстифеева Т. И. Гражданские процессуальные правоотношения: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 10.

4

См.: Явич Л. С. К вопросу о предмете и методе правового регулирования // Вопросы общей теории права. Сборник статей / Под ред. С. Н. Братуся. М., 1960. С. 64.

5

См.: Бэкон Ф. Соч. М., 1972. Т. 2. С. 46.

6

По отношению к гражданскому процессу зависимость метода от задач гражданского судопроизводства нашла отражение в работах А. А. Мельникова. См.: Мелъников. АА. Советский гражданский процессуальный закон. Вопросы теории гражданского процессуального права. М., 1973 С. 89.

7

См.: Владимиров В. А. О методе правового регулирования // Понятийный аппарат науки советского гражданского права и процесса и терминология законодательных актов. Сборник научных трудов. Тверь, 1991. С. 15.

8

См.: Комаров В. В. Метод правового регулирования гражданских процессуальных отношений: Дисс. канд. юрид. наук. Харьков, 1980. С. 16.

9

См.: Чечина Н. А., Чечот Д. М. Гражданская процессуальная форма, процессуальные нормы и производство // Юридическая процессуальная форма. Теория и практика. М, 1976. С. 179–180.

10

См.: Филиппов П. М. Судебная защита и правосудие в СССР. Саратов, 1987. С. 42.

11

См.: Теория юридического процесса / Под ред. В. М. Горшенева. Харьков, 1985. С. 74; Рассахатская НА. Гражданская процессуальная форма: Учебное пособие. Саратов, 1998. С. 10.

12

См. — Комиссаров К. И. Последовательно прогрессивное развитие советского гражданского процессуального права // Проблемы действия и совершенствования советского гражданского процессуального права. Свердловск, 1982. С. 5.

13

См.: Алексеев С. С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971.

14

СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 1.

15

ВВС РФ. 1992. № 30. Ст. 1792 (с изм. и доп.).

16

СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3590.

17

СЗ РФ. 1997 № 30. Ст. 3591.

18

СЗРФ 1998. № 51 Ст. 6270.

19

СЗРФ 2002 № 23. С г. 2102.

20

СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3019.

21

См.: Рассахатская НА. Гражданская процессуальная форма в правовом регулировании гражданского судопроизводства// Вестник СГАП. 2000. № 1. С. 5.

22

См.: Бахрал Д.Х Юридический процесс и административное судопроизводство // Журнал российского права 2000 № 9 С 12.

23

См.: Зайцев И. М. Целевые установки гражданского судопроизводства // Проблемы реформы гражданского процессуального права и практики его применения Свердловск, 1990. С. 13–18; Жилин ГЛ. Целевые установки гражданского судопроизводства и их реализация при подготовке дела в суде первой инстанции // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века: современное состояние и перспективы развития. Екатеринбург, 2000. С. 63–92.

24

См.: Дружков Н. С. К вопросу о разграничении материального и процессуального права // Доклады итоговой научной конференции юридических факультетов (декабрь 1970 г.). Томск, 1971. С. 90.

25

Боннер А. Т. Принципы гражданского процессуального права (проблемы и перспективы) // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: Материалы международной научно-практической конференции. Краснодар — Сочи, 23 мая 2002 г. Краснодар, 2002. С."20–21.

26

Сама по себе теория судебного права в советской науке была «истребована» из дореволюционных работ И. В. Михайловского, Н. Н. Родина и др. «с легкой руки» А. Я. Вышинского и представляла собой идею единства двух процессов — гражданского и уголовного. См.: Курс уголовного процесса. М., 1927. С. 19. Между тем на первых этапах ее развития в дискуссии участвовали лишь представители уголовно-процессуальной науки (М. С. Строгович, Ю. А. Чельцов и др.), специалистов в области гражданского процесса она заинтересовала лишь в 60-е гг. См.: Семенов В. М. Принципы советского гражданского процессуального права: Дисс. докт. юрид. наук Свердловск, 1975. С. 77–78, Полянский Н. Н., Строюеич М. С., Савицкий В. М., Мельников АЛ. Проблемы судебного права. М., 1983.

27

Лапин Б. Н. О концептуальных положениях Модельного кодекса гражданского судопроизводства для стран Содружества Независимых Государств // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века, современное состояние и перспективы развития Екатеринбург, 2000. С. 188.

28

См.: Бояринцев В. Н. Соотношение публичности и диспозитивности в советском судебном праве: Дисс. канд. юрид. наук. М., 1987. С. 4, 8.

29

См.: Панова И. В. Административно-процессуальная деятельность в Российской Федерации. Саратов, 2001 С. 18.

30

См.: Глазунова ИН. Влияние римского права на становление и развитие континентальной и англосаксонской правовых систем современности (процессуальный аспект): Автореф. дисс… канд. юрид. наук. Ставрополь, 200 °С. 8.

31

Аброгация (лат. — abrogatio) — отмена устаревшего закона (из-за его бесполезности или противоречия духу и нравам времени путем объявления нового закона).

32

См.: Михайлов М. История образования и развития системы русского гражданского судопроизводства до Уложения 1649 г. СПб., 1848; Малышев К. Курс граждане кого судопроизводства. СПб., 1879. Т. 3; Нефедьев Е. А. Учебник русского гражданского судопроизводства. М., 1904; Васьковский Е. В. Учебник гражданского судопроизводства. 2-е изд. М., 1917; Яблочков Т. М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1910.

33

См.: Иоффе О. С., Шаргородский МД. Вопросы теории права. М., 1961. С. 353, Шаргородский М. Предмет и система уголовного права // СГиП. 1941. № 4. С. 38—51.

34

См. Букина В. С. Принципы советского гражданского процессуального права (теоретические вопросы понятия и системы): Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Л., 1975 С 8–9,11.

35

См.: Берутович В. О понятии основных принципов гражданского процесса // Вопросы развития и защиты прав граждан. Калинин, 1977. С. 95.

36

См.: Явич Л С Право развитого социалистического общества (сущность и принципы). М., 1978. С 30–32.

37

См., например: Байтин МИ. О принципах и функциях права, новые моменты // Правоведение. 2000. № 1. С. 4–15.

38

Действие принципов отдельных правовых институтов будет рассмотрено ниже.

39

Принцип законности не единожды становился объектом монографических и диссертационных исследовании как общетеоретического, так и процессуального характера См.:, например Авдюков МГ Принцип законности в гражданском судопроизводстве М, 1970, Боннер А Т Принцип законности в советском гражданском процессе М, 1989, Фе-дина А С Принцип законности в гражданском процессе Тверь, 2002.

40

Принцип законности выделяет и право других государств постсоветского пространства, однако акценты в содержании исследуемого принципа могут быть совершенно иные, Например, правоведы Украины основную сущность законности видят в политических ориентирах, при том современная украинская теория права вводит термин «антизаконность», под которым понимают правовую действительность Украины «в недалекому минулому» (т е в советский период развития украинского права)

41

См.: Викут МА, Зайцев И. М. Гражданский процесс. Курс лекций Саратов, 1998 С 34 (ИМ Зайцев)

42

См.: Викут М А, Зайцев И М Указ соч С 44.

43

См.: Бояринцев В Н Соотношение публичности и диспозитивности в советском судебном праве Дисс канд юрид наук М, 1987 С 8.

44

См.: Авдеенко НИ Механизм и пределы регулирующего воздействия гражданского процессуального права Л, 1979 С 55,ПятилетовИ М Распоряжение сторон гражданскими материальными и процессуальными правами в суде первой инстанции Автореф дисс канд юрид наук М, 197 °С 5 -14, Молчанова ТН Категории диспозитивности и инициативы в советском гражданском праве // Итоги научно исследовательской работы за 1970 г Свердловск, 1971 С 113-118.

45

См.: Сабо. Основы теории права. М., 1974 С 54–56.

46

См.: Гукасян Р. Е. Соотношение материального и процессуального права — важная проблема юридической пауки на современном этапе // Вопросы развития и защиты прав граждан. Калинин, 1977. С. 10.

47

См.: Сидоренко В. М. Принцип доступности правосудия и проблемы его реализации в гражданском и арбитражном судопроизводстве: Автореф. дисс…. канд. юрид. наук Екатеринбург, 2002. С. 13–23; Мельник В. И. Принцип доступности судебной защиты и юридической помощи в гражданском процессе // Вестник СГАП. 2002. № 2 С. 6–9.

48

К малоимущим закон относит лиц, среднедушевой доход которых ниже величины прожиточного минимума в соответствующем субъекте РФ.

49

См… Мозолин В. П. О гражданском процессуальном правоотношении // СГиП 1955. № 6. С. 52, 53; Щеглов В. Н. Гражданское процессуальное правоотношение. М., 1966 С. 56; он же. Советское гражданское процессуальное право. Томск, 1976. С. 71.

50

См. Гурвич М А. Гражданские процессуальные правоотношения и процессуальные действия // Труды ВЮЗИ.Т. 111 Вопросы гражданского процессуального, гражданского и трудового права М., 1965 С. 87; Чечина НА. Гражданские процессуальные отношения. Л., 1962. С 57; Зейдер Н. Б. Гражданские процессуальные правоотношения. Саратов, 1965; Гражданское процессуальное право России М., 1998 С. 67 (автор главы М. С. Шакарян); Евстифеева Т. И. Гражданские процессуальные правоотношения. Саратов, 2002. С. 35.

51

См.: Гражданское процессуальное право России. С 67–68 (автор главы М С. Шакарян).

52

СЗ РФ. 1995 № 49 ст. 4696.

53

См.: Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты. Л, 1968. С. 11 — Советское гражданское процессуальное право. М., 1965. С 66–67 (автор раздела —?Ф Козлов); Викут МЛ. Проблема правового регулирования процессуального положения и деятельности сторон в советском гражданском судопроизводстве: Автореф. дисс…. Докт. юрид. наук. Саратов, 1971. С. 7–8.

54

Подробнее см… Курс советского гражданского процессуального права. М., 1981. Т. 1 С. 197.

55

См.: Джалилов Д.Р Гражданское процессуальное правоотношение и его субъекты. Душанбе, 1962. С. 27; Кац СЮ Судебный надзор в гражданском судопроизводстве М., 1980. С 84–86; Учебник гражданского процесса. М., 1996 С. 55 (автор главы — В. М. Шерстюк).

56

См.: Евстифеева Т.И Гражданские процессуальные правоотношения. Саратов, 2002. С. 17.

57

Нельзя согласиться с тем, что лица, участвующие в деле, составляющие вторую группу, имеют в судопроизводстве только процессуальный интерес (М. С. Шакарян). Прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и другие организации и лица, участвующие в процессе по основаниям ст. 4 и 46 ГПК, являются субъектами государственно-правовых отношений, т. е. материально-правовых, а не процессуальных отношений. Нормы права, регулирующие государственно-правовые отношения, образуют государственное право — материальное по характеру. Думается, что под материально-правовым отношением и материальным интересом отдельные авторы понимают имущественные отношения и имущественный интерес, что нельзя признать верным.

58

См.: Шакарян М. С. Учение о сторонах в советском гражданском процессе. М, 1983 С. 9–10.

59

См.: Клеинман А Ф Советский гражданский процесс М 1954 С 108 Игъип екая ИМ Участие тре [ьих лиц в гражданском процессе М 1962 С 26 Именно так pi шалея этот вопрос ГПК РСФСР 1923 г (ст 169)

60

См.: Научно практический комментарии к ГПК РСФСР М 1965 (комментарии к (т 37 ГПК)

61

СЗ РФ 1995 № 47 Ст 4472.

62

См.:: Клейнман А. Ф. Советское гражданское процессуальное право. М, 1964. С. 12.

63

См.:: Гукасян Р. Е. Сущность участия прокурора в советском гражданском процесса // Вопросы теории и практики прокурорского надзора. Саратов, 1974. С. 125.

64

СЗ РФ 1996. № 1. Ст. 19.

65

См.: Щеглов В. Н. Субъекты советского гражданского процесса. Томск, 1979. С 104.

66

См.: Шакарян М. С. Субъекты советского гражданского процессуального права М, 1970. С. 190.

67

СЗ РФ 1996 № 3 ст. 140.

68

СЗ РФ 2002 № 2 Ст. 133.

69

См.: Гражданский процесс М, 1993 С 118.

70

СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 150.

71

СЗ РФ. 1994 № 17. Ст. 2003.

72

СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 148.

73

См.: Гражданский процесс Учебник / Под ред М К Треушникова М, 2003. с 196–216 (автор гл. — В В Молчанов)

74

ВВС РФ. 2003. № 3. С. 1.

75

СЗ РФ 1995 № 51 ст. 4970.

76

СЗ рф. 1997. № 1 ст. 1.

77

СЗ РФ. 1994 № 13. ст. 1447.

78

СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3170.

79

ВВС РФ. 1993. № 32. Ст. 1227.

80

ВВС РФ. 1996. № 1. С. 3.

81

ВВС РФ. 2000. № 1. С. 2.

82

ВВС РФ. 1994. № 3.

83

Указанный Закон действует с учетом внесенных в него изменений и дополнений, также постановления Конституционного Суда РФ от 19 июня 2002 г. № 11-П ВВС РСФСР. 1991. № 21. Ст. 699; СЗ РФ. 2002. № 27. Ст. 2779.

84

ВВС РСФСР. 1992. № 4. Ст. 138.

85

Порядок возврата уплаченной в доход государства пошлины, помимо комментируемой статьи, регулируется Инструкцией Государственной налоговой службы РФ от 15 мая 1996 г. № 42 по применению Закона Российской Федерации «О государственно!' пошлине» (с изм и доп).

86

САПП РФ. 1993. № 10 ст. 847.

87

Исходя из этого, автор данной главы полагает, что достижение истины в ходе рассмотрения гражданского дела является одновременно целью деятельности суда и принципом гражданского процессуального права, несмотря на то, что в представленном издании этот принцип в качестве самостоятельного не выделяется.

88

Подробно см.: Боннер А. Т. Установление обстоятельств гражданских дел. М., 2000. С. 107–110.

89

Гм.: Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск, 1969.

90

См.: Осипов Ю. К. К вопросу о соотношении судебного познания и судебного доказывания // Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. Вып. 7. Свердловск, 1967. С. 218.

91

См.: Треушников М.К Судебные доказательства. М, 1997. С. 34–43.

92

См.: Решетникова И. В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. М., 2000. С 103–104.

93

См.: Трусов АИ Основы теории судебных доказательств М, 196 °С 33.

94

ВВС РФ. 1996. № 1. С. 3.

95

См.: Курылев С. В. Объяснения сторон как средство доказывания в советском гражданском процессе. М., 1965. С. 5–7.

96

См.: Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1973. С. 101–102.

97

См.: Осокина Г. Л. Курс гражданского судопроизводства России. Общая часть. учебное пособие. Томск, 2002. С. 540. 2 СЗ РФ. 1995. № 8.'Ст. 609.

98

СЗ РФ. 1995. № 8. Ст. 609.

99

См.: Гражданский процесс Под ред. М. К. Треушникова. С. 249–250 (автор главы ~ В. В. Молчанов).

100

См.: Курылев С В Основы теории доказывания в советском правосудии Минск, 1969 с 177-180.

101

См.: Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве, / Под ред. В. Решетниковой М, 2002 С 44-45.

102

См.: Штутин ЯЛ Предмет доказывания в советском гражданском процессе. М.,1963. С. 16.

103

Курылев СВ. Основы теории доказывания в советском правосудии. С. 48–49.

104

См.: Решетникова И. В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург, 1997. С. 240–241.

105

См… Коваленко А.Г Институт доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. М., 2002. С. 133–163.

106

См.: Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 12–13.

107

Цит. по. Хрестоматия по гражданскому процессу / Под ред М. К. Треушникова М., 1996. С. 99.

108

См.: Гражданский процесс / Под ред М С. Шакарян М, 1993 С 182 2 ВВС РФ 2003 № 3. С. 1.

109

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федераций (постатейный) / Под ред. Г.А Жилина. М., 2003. С. 144 (автор комментария к статье основаниях для освобождения от доказывания — Г. А. Жилин)

110

Подробнее об этом см.: Энгельман И.Е Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 16–21.

111

См.: Треушииков М К Судебные доказательства с. 66.

112

ВВС РФ. 1994. № 3.

113

М. К. Треушников различает объяснения сторон: доказательства; волеизъявления; суждения о юридической квалификации правоотношения; мотивы; выражение эмоций и настроений. См.: Треушников М. К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М, 1982. С. 80.

114

См.: Фокина МЛ. Свидетельские показания в состязательном гражданском судопроизводстве. Саратов, 1996. С. 60.

115

СЗ РФ. 1997. № 47. Ст. 5340.

116

См.: Фокина МЛ Указ. соч. С. 19–21.

117

В Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» подчеркивается, что адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю; сам адвокат не моет быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.

118

Подробнее см… Виноградова Р.И, Лесницкая Л. Ф., Пантелеева И. В. Нотариат (в вопросах и ответах). М, 1994. С. 9.

119

Следует иметь в виду, что Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи» (СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 127) легализовал электронную цифровую подпись (ЭЦП), которая, будучи реквизитом электронного документа, предназначена для защиты данного электронного документа от подделки Причем электронная подпись получается в результате криптографического преобразования информации с использованием закрытого ключа ЭЦП, что позволяет идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажения информации в электронном документе. Сама ЭЦП в электронном документе равнозначна собственноручной подписи в документе на бумажном носителе при одновременном соблюдении следующих условий: сертификат ключа подписи, относящийся к этой электронной цифровой подписи, не утратил силу (действует) на момент проверки или на момент подписания электронного документа при наличии доказательств, определяющих момент подписания; подтверждена подлинность электронной цифровой подписи в электронном документе; электронная цифровая подпись используется в соответствии со сведениями, указанными в сертификате ключа подписи.

120

СЗ РФ 2001 № 23 ст. 2291.

121

См. Эйсман АА Логика доказывания М., 1971. С 18—19.

122

Подробнее см. приказ Минюста России от 20 декабря 2002 г. № 347 «Об утверждении Инструкции по организации производства судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации» // БНА. 2003 № 5 ст. 147.

123

Подробнее см/ приказ Минюста России от 23 января 2002 г № 20 «Об утверждении Положения об аттестации работников на право самостоятельного производства судебной экспертизы в судебной экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации» // БНА 2002. № 6. С 63.

124

Судебная практика свидетельствует о том, что суды зачастую избегают применения фикции судебной экспертизы, поскольку она не сопряжена с выявлением достоверности фактов по делу, несмотря на то, что закон позволяет непосредственно реализовывать данный технико-юридический прием. Кроме того, предпринимались попытки оспорить конституционность фикции судебной экспертизы. Однако Конституционный Суд РФ в своем определении от 9 апреля 2002 г. № 90-О «Об отказе в принятии к Рассмотрению жалобы гражданина Тихомирова Дмитрия Леонидовича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 74 ГПК РСФСР» отметил, что использование фикции приемлемо, так как она направлена на пресечение препятствующих осуществлению правосудия действий (бездействия) недобросовестной стороны и обеспечение дальнейших судебных процедур.

125

Ссшюва Т. В. Судебная экспертиза. М., 2000. С. 202.

126

Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. Комментарий. М., 1996. С. 80.

127

См.: Покровский И А История римского права Минск, 2002 С 148–149.

128

ВВС СССР. 1985 № 6. ст. 101.

129

См.: Решетняк ВИ, Черных ИИ Заочное производство и судебный приказ в процессе М., 1997 С. 65.

130

См.: Гурвич МЛ. Судебное решение (теоретические проблемы). М., 1976.

131

Гражданский процесс. М., 1993. С. 326 (автор главы — А. Т. Боннер).

132

См.: Ломкое П. В. Понятие иска и исковая форма защиты права // СГиП. 1983. № 2. С. 100; Осокииа ГЛ. Проблемы иска и право на иск. Томск, 1989. С. 19.

133

См.: Добровольский А. А., Иванова С. А. Основные проблемы исковой формы зашиты нрава. М., 1979. С. 17–18; Кострова Н. М. Теория и практика взаимодействия гражданского процессуального и семейного права. Ростов, 1983. С. 22.

134

См.: Жеруолис И. А. О соотношении материального и процессуального в иске // Формы защиты права и соотношение материального и процессуального в отдельных правовых институтах. Калинин, 1977. С. 14–15; Исаентва О. В. Иск в гражданском судопроизводстве. Саратов, 1997. С. 38.

135

См.: Гурвич М. А. Учение об иске. М., 1981. С. 6.

136

См.: Учебник гражданского процесса М., 1996 С. 144 См.: Гурвич МЛ. Учение об иске. С. 10. См… Осокина Г.Л Проблемы иска и права на иск С. 87–85 Ожегов СМ Словарь русского языка, М., 1988. С 741. См. Июенкова О. В. Иск в гражданском судопроизводстве.

137

См.: Исаенкова О В Иск в гражданском судопроизводстве С 69—70.

138

ПВС СССР 1982 № 4 С 19.

139

Гурвич МА. Учение об иске. С 21 -39.

140

См.: Аболонин Г. О. Групповые иски в гражданском процессе: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999.

141

См.: Катаева Н. С. Судебная защита прав и интересов неопределенного круга лиц. Авюреф. дисс… канд. юрид. наук. М, 1999.

142

См.: Гражданский процесс. Учебник. М., 2000. С 196 (автор главы — С А. Иванова), Осокина ГЛ. Иск (теория и практика). М., 2000. С. 89 103.

143

См. Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации, гл VIII //СЗ 2003. № 2. Ст. 170.

144

См.: ВВС РФ. 2001. № 1. С. 15–16.

145

ВВС РФ 2002 № 1 С 6.

146

См.: Щеглов В Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979. С. 17.

147

См.: Викут М. А., Зайцев И. М.. Гражданский процесс России. М, 1999. С. 233 (автор главы — И. М. Зайцев).

148

См.: Мурадьян Э. С. Взаимосвязь правосудия и законности// Советская юстиция. 1985. № 17. С. 14.

149

См.: Викут М. А., Зайцев И. М. Гражданский процесс России. С. 232 (автор главы — И. М. Зайцев).

150

См.: Зайцев И. М. Процессуальные функции гражданского судопроизводства. СаРатов, 1990. С. 9.

151

См.: Зайцев И. М. Процессуальные функции гражданскою судопроизводства С 25.

152

ВВС РФ 1997 № 9 С 6.

153

См.: Гурвич МЛ Судебное решение (теоретические проблемы). М, 1976.

154

См.: Зейдер Н. Б. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966. С. 46.

155

Это требование было в свое время сформулировано Пленумом Верховного Суда СССР См.: п. 3 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. «О судном решении» // ВВС СССР. 1982. № 4. С 20.

156

См.: Зейдер Б. Н. Указ соч. С 113.

157

См.: Отечественное законодательство XI–XX веков / Под ред. О.И Чистякова. Ч 1 М., 200 °С. 52.

158

См.: Хрестоматия по гражданскому процессу / Под ред М. К. Треушникова. М.,!996 С 162–168.

159

См.: Зайцев И. М. Правовые фикции в гражданском процессе // РЮ. 1997. № 1.

160

Викут МА, Зайцев И. М. Гражданский процесс России С 264 (автор главы И М Зайцев)

161

Несоответствие категориального аппарата вполне объяснимо — Закон «О государственной пошлине» 1991 г. в ред. от 25 июля 2002 г. в этой части согласовывался с ГПК РСФСР, который использовал такую юридическую конструкцию, как «заявление') пересмотре заочного решения».

162

См.: Черных ИМ. Заочное производство в гражданском процессе. М., 2000. С. 105.

163

ВВС РФ. 2003. № 3. С. 1.

164

См.: Гражданский процесс / Под ред. М.К Треушникова. С. 422 (автор гл. 25 М. К. Треушников).

165

ВВС СССР. 1991. № 26. Ст. 737.

166

СЗ РФ. 2000. № 16. Ст. 1774. СЗ РФ. 2000. № 33. Ст. 3346.

167

РГ. 2003. 5 апр.

168

СЗ РФ. 2000. № 31. Ст. 3205.

169

ВВС СССР. 1977. № 41. Ст. 617.

170

ВВС РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1865.

171

ВВС РФ. 1993. № 19. Ст. 685 (далее — Закон от 27 апреля 1993 г.).

172

СЗ РФ. 2000. № 33. Ст. 3346.

173

Подробно эти дискуссии см.: Киселева Л. А. Судебная защита избирательных прав граждан Российской Федерации: Дисс. канд. юрид. наук. М., 1999.

174

См.: Осокина ГЛ. Проблемы иска и права на иск: Автореф. дисс. Томск, 1990. С 15.

175

См.: Треушников М. К. Судебная защита избирательных прав в России // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 2000. № 1. С. 13.

176

См.: Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации. М., 1999. С. 435.

177

См.: Гукасян РЕ. Проблемы интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. С. 38.

178

См.: п. 26 постановления Верховною Суда РСФСР от 14 апреля 1988 г. № 3.

179

ВВС РСФСР. 1990. № 7 С 10.

180

ВВС РФ 1992 № 33 ст. 1913.

181

СУ РСФСР 1977 № 4 ст 50.

182

ВВС РФ 2003 № 3 С 1.

183

СЗ РФ 2002 № 22. Ст 2031.

184

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М А. Викут. М., 2003. С. 737 (автор главы — Н. Г. Елисеев).

185

Державин Г. Доклад Его Императорскому Величеству (с приложениями). СПб., 1803. С. 5–6.

186

СУ РСФСР. 1917. № 4. Ст. 50.

187

СУ РСФСР. 1918. № 28. Ст. 366.

188

СЗ РСФСР. 192/1 № 78. Ст. 783.

189

СЗ СССР. 1930. № 60. Ст. 637.

190

СЗ СССР. 1932. № 48. Ст. 281.

191

ВВС РФ. 1992. № 30. Ст. 1790.

192

ВВС РФ. 1993. № 32. Ст. 1240 (далее — Закон 1993 г.).

193

Далее — Закон 2002 г.

194

См., например: ст. 64 и 129 Водного кодекса РФ; ст. 281, 342,352,393 и др. Кодекса торгового мореплавания РФ; ст. 17 Федерального закона от 23 февраля 1995 г. № 26-ФЗ «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах»; ст. 49 Закона РФ от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах»; ст. 35 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. «Об организации страхового дела в Российской Федерации»; ст. 31 Патентного за