BzBook.ru

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса

Коллектив авторовГосударство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса

Введение

С 22 по 24 сентября 2010 г. в Санкт-Петербургском государственном университете экономики и финансов, на базе кафедры Общей экономической теории, прошла всероссийская конференция с международным участием «Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса и перехода к инновационному развитию».

Эта конференция по своей проблематике логически продолжает дискуссию, начатую на научных конференциях:

«Государство и рынок: новое качество взаимодействия в информационно-сетевой экономике» (СПбГУЭФ, 2007 г.);

«Государство и рынок в оптимизации структурных характеристик экономического роста» (СПбГУЭФ, 2004 г.);

«Структурная трансформация экономики: соотношение плановых и рыночных механизмов реализации» (СПбГУЭФ, 2001 г.).

На всех этих, ставших уже традиционными, конференциях обсуждается группа экономико-теоретических проблем, связанных с выявлением механизмов влияния структурных характеристик национальной экономики на динамику его развития, особенности государственного регулирования, отраслевой состав хозяйства и т. д. Центральной проблемой дискуссии здесь является анализ соотношения рыночных и плановых элементов организации экономики, поиск их оптимального соотношения.

Особенностью нынешней, четвертой по счету, конференции было то, что обсуждение проблем шло с учетом мощного воздействия как на реальную структуру хозяйства, так и на теоретические представления об ее эволюции и методы наиболее эффективного регулирования социально-экономических отношений, глобального финансово-экономического кризиса, инициированного крахом ипотечного рынка США (2007 г.). В этих новых экономических условиях оказалось, что господствовавшие ранее в экономической политике наиболее развитых стран мира и рекомендуемые влиятельными международными экономическими организациями подходы к анализу и регулированию экономики, базирующиеся на неоклассической парадигме, стали неэффективными. Оказалось, что и новая глобальная экономика подвержена воздействию цикличности, механизм которой требует дальнейшего изучения. Указанные моменты обусловили содержание дискуссии на конференции.

Результаты обсуждения, в котором приняли участие не только отечественные, но и зарубежные специалисты, показали, что уровень теоретического осмысления поставленных проблем еще недостаточно высок, что определяется их сравнительной новизной, «аберрацией близости», присущей взглядам на них. Безусловно, по мере накопления эмпирического материала, поставленные проблемы будут более четко сформулированы, а рекомендуемые пути их разрешения получат более аргументированное теоретическое обоснование.

В экономической науке по-прежнему остается не до конца решенной проблема построения законченной и в достаточной степени непротиворечивой теории смешанной экономики, базирующейся не на упрощенной абстрактной модели, а на адекватном комплексном описании всех наблюдаемых в хозяйственной практике форм экономических отношений, тесно переплетенных с другими видами общественных связей. Решение этой проблемы позволит более осмысленно подойти к выбору направлений и методов осуществления дальнейших реформ в России, с учетом опыта преодоления кризиса. Конференция показала, что прогресс в понимании рассмотренных сложных вопросов у специалистов, интересующихся данной проблематикой, есть. Этот прогресс демонстрирует предлагаемая коллективная монография, подготовленная на основе сделанных докладов. Монография отражает позиции участников конференции по данному кругу вопросов.

Авторский коллектив:

к. э.н. Андреев А.М. (4.5), к.э.н., доц. Бабанчикова О.А. (2.3), к.э.н. Бережной И.В. (2.5), д.э.н., доц. Бурова Н.В. (3.4), к.э.н., доц. Воронин М.С. (4.6, 4.7), Гаврилов А.А. (2.7), к.э.н., доц. Гладкова Т.Е. (5.1), к.э.н., доц. Давыдова И.В. (3.6), Данг Нгуен Фыонг Ву (4.6), д.э.н., проф. Добрынин А.И. (1.1), к.т.н. Дюков И.И. (3.3), д.э.н., проф. Дятлов С.А. (5.2, 7.1, 7.2, 7.3, 7.4), д.э.н., проф. Журавлева Г.П. (1.1), д.э.н., проф. Ильинский И.В. (6,9), к.э.н., доц. Камышова А.Б. (5.3), к.э.н., доц. Кирилюк Ж.С. (2.6), д.э.н., проф. Клейман А.А. (2.3), д.э.н., доц. Клементовичус Я.Я. (3.4), Климова Е.И. (6.7), Ключников И.К. (2.1), Кобелева Т.А. (6.2), д.э.н., проф. Колесников В.В. (3.5), д.э.н., проф. Крылов А.А. (3.1), к.э.н. Литвиненко С.Л. (4.8), д.э.н., доц. Лукманов Д.Д. (6.5), к.э.н., доц. Матвеева Н.П. (6.6), Махнутин Ф.А. (5.2), Мелешин К.Ю. (3.8), к.э.н. Мисхожев Э.Р. (6.4), д.э.н., проф. Миэринь Л.А. (1.2), д.э.н., проф. Молчанова О.А. (2.1), д.э.н., доц. Новосельцева Г.Б. (4.2), к.э.н., доц. Олейникова А.П. (1.7), д.э.н., проф. Опальский А.П. (3.7), д.э.н., проф. Павлова И.П. (2.4), Павлова Т.А. (1.8), к.э.н., доц. Переверзева С.В. (1.8), д.э.н., проф. Перерва П.Г. (6.2), д.э.н., проф. Плотников В.А. (введение, 2.2, заключение), Полянская Н.А. (2.8), к.э.н., доц. Руденко И.В. (1.5), к.э.н., доц. Сабадырева А.Л. (6.3), Салавелис Д.Е. (6.3), Сергеев Д.О. (5.5), д.э.н., проф. Сергеева И.Г. (5.5), к.э.н., доц. Синилина О.В. (5.6), Снарский Ю.А. (6.6), Стомпелева Е.С. (6.8), д.э.н., доц. Темнова Н.К. (6.1), к.э.н., доц. Ткаленко С.И. (3.2), Товажнянский В.Л. (6.2), Тюрин Е.И. (4.3), д.э.н., доц. Усик Н.И. (4.1), д.э.н., доц. Фейгин Г.Ф. (4.4), д.э.н., проф. Чередниченко Л.Г. (1.4), д.э.н., проф. Чернецова Н.С. (1.3), д.э.н., проф. Черных С.И. (5.4), к.ф.-м.н. Широнин В.М. (1.6).

Авторы материалов, представленных в приложении, указаны непосредственно по его тексту.

Глава 1 Теоретические подходы к анализу динамики хозяйственных систем в контексте глобального кризиса

1.1. Государственное регулирование экономического роста в посткризисной неолиберальной модели хозяйства

Модель развития рыночной экономики, сложившаяся в последние годы, исчерпала себя. Хозяйственная система ее строилась на высоких ценах, затратах и виртуальных деньгах финансового сектора. Длительное время экономика развивалась как бы по инерции 1990-х гг., используя устаревший механизм и сохраняя монополии. Формирование новой экономики и мировой экономический кризис обусловили становление обновленной, неорыночной модели экономических связей и отношений.

Неорыночная экономика предполагает трансформацию модели хозяйственной системы, адаптирующейся к условиям выживания отдельных государств в рамках глобализирующегося сотрудничества. Эта трансформация осуществляется под влиянием действия двух тенденций – с одной стороны, обеспечения сохранности сложившейся модели хозяйствования в рамках отдельного национального государства, влияния сложившейся системы затрат труда на формирование стоимости и цены товаров и услуг, а с другой стороны, учета среднемировых затрат труда, определяющего уровень мировых цен. Взаимодействие, взаимовлияние и взаимообусловленность этих тенденций начинает оказывать доминирующее влияние на национальные экономики и на развитие глобальной экономической системы в целом.

«Невидимая рука» А. Смита уже не может оказывать регулирующее воздействие на формирование равновесного спроса и предложения и равновесного ценообразования глобальной модели хозяйствования. Процесс этот объективен. Он находится под влиянием динамично развивающегося НТП, инновационности и преобладания пятого и шестого технологических укладов. Ныне уже не «невидимая рука» определяет темпы, динамику экономического роста и макроэкономические пропорции, а появляются новые объективно-субъективные регуляторы, к которым следует отнести:

– новую архитектуру финансовых институтов как в мировом масштабе, так и в рамках отдельных государств, формирующих пропорции в развитии реального и финансового секторов;

– правовое обеспечение управления, планирования и регулирования финансовых рынков в целях поддержки развития реальной экономики, восстановления ее преимуществ в соревновании с виртуальной;

– смещение ценностей общественного спроса от безудержного потребительства материальных благ в сторону общего качества жизни, к насыщению спроса постматериальными ценностями. По данным статистического опроса в США, количество приверженцев накопительства материальных потребительских ценностей за последние 10 лет снизилось более чем в 2 раза, с 35 % до 16 %.

Аналогичные тенденции прослеживаются в большинстве стран Западной Европы, где широко распространяется добровольное самоограничение от предметов роскоши, дорогих дворцов, яхт, частных самолетов, футбольных клубов и т. д. К сожалению, в докризисной России господствовало стремление к расточительству среди крупного капитала и чиновников, обеспеченных высокими заработками. Все еще сохраняется рвачество и стремление к тщеславной роскоши. К сожалению, этому способствует вмешательство государства в экономику, ведущее к росту коррупции, с одной стороны, и консервации бедности, с другой. В стране насчитывается около 30 % населения, проживающего за чертой нормального уровня жизни. Происходит как бы консервация отсталости с доминированием спекулятивного и криминального капитала.

Становлению неорыночных связей и отношений способствует диверсификация бизнеса в направлении перехода от однопродуктового производства к многопродуктовому. Увеличивается ассортимент, сортаментность и многообразие технически схожих изделий, имеющих общие технологические и технические принципы производства. Такое разнообразие снижает риск функционирования структур предпринимательства, риск развития фирм в условиях нестабильности и изменения потребностей населения, что позволяет, во-первых, регулировать вариантность доходности бизнеса в связи с меняющимися потребностями потребителей, изменением их вкусов и предпочтений. Во-вторых, ведет к изменению форм организации предпринимательства, адекватных новым условиям хозяйствования. Во всех развитых странах формируются частные и государственно-частные корпорации, кластеры, производственные кооперативы, сотрудничающие не только в национальных рамках, но и в международном масштабе. В-третьих, меняется и унифицируется система подготовки трудового потенциала, работников сквозных профессий, в которых нуждается глобальное предпринимательство.

В известной мере это усиливает тенденции мировой миграции, унифицирует условия труда и усредняет трудозатраты, формирующие стоимость товаров и услуг на глобальном рынке. Таковы существенные факторы позитивной деформации модели хозяйствования новой экономики в послекризисный период. Однако главное изменение связано с тем, что всепобеждающей силе и иллюзии либерального рынка приходит конец.

Надо заметить, что радикально-либеральные взгляды на рыночную экономику в прошлом столетии получили невиданное распространение и длительное время не подвергались критическому переосмыслению, а идеи использования государственного регулирования отвергались и игнорировались. В нынешних условиях социальная коррекция, охватившая экономику развитых стран, особенно в кризисный период, неизбежно связана с усилением роли государства. Несомненно, что выход из депрессии и рецессии может быть обеспечен, главным образом, использованием жестких механизмов государственного регулирования экономики. Государство становится активным субъектом рынка и все больше моделирует экономические связи через систему государственно-частных корпораций, государственных банков, расширения государственно-частного партнерства.

По канонам либеральной модели рыночной экономики государство как институт власти брало на себя производство тех благ, от которых напрямую зависит национальная безопасность и целостность государства, единое экономическое пространство. А. Смит, сторонник невмешательства государства в экономику, отводил государству три важные обязанности: издержки на общественные работы («создавать и содержать определенные общественные сооружения и общественные учреждения»), издержки на обеспечение военной безопасности, издержки на отправление правосудия, включая охрану прав собственности [1] . П. Самуэльсон в «Экономикс» утверждает, что «правительство производит незаменимые общественные блага, без которых совместная жизнь была бы невозможной и производство которых в силу их природы нельзя предоставить частным предприятиям» [2] .

Положение и роль государства в новой экономике меняется. Особенно активно расширяется формирование его рыночных институтов в период глобального экономического кризиса, начавшегося в 2008 г. Эти процессы получили распространение не только в России, где сформированы такие крупные системообразующие финансово-банковские институты, как Сбербанк, Внешэкономбанк, ВТБ, но и частно-государственные структуры в виде госкорпораций в судо– и авиастроении, нанотехнологий и многих других отраслях инновационной экономики.

Правительство США в период кризиса национализировало крупнейшие супербанки страны, осуществило выкуп акций проблемных банковских и корпоративных структур, оказывающих прямое влияние на формирование экономических рыночных связей и отношений. Такие процессы проведены во многих странах Запада и Востока. Государственное регулирование становится определяюще адекватным элементом рыночного регулирования. Оно не исключает либеральные начала рыночной системы, а дополняет и встраивается в рыночные механизмы. Регулирование предполагает разработку планово-прогнозных моделей развития экономики с использованием методов планово-математического инструментария и встроенных стабилизаторов для достижения целевых программных установок в повышении уровня жизни населения.

Надо заметить, что регулятивные системы должны соответствовать требованиям глобальной экономики в развитии конструктивной конкуренции, но на основе сотрудничества, а не диктата. Это не исключает использования контроля деятельности крупнейших корпораций и выполнения требований законодательства. Регулирующая функция государства предполагает оказание помощи в ускоренной разработке и внедрении инновационных технологий по рациональному использованию ресурсов при оптимальных затратах труда и капитала. Следствием этого становится поддержка государством всех видов бизнеса, создание новых рабочих мест, усиление роли человеческого фактора и интеллекта в экономике. Особое место в деятельности правительств и их регулирующего воздействия занимает создание эффективных социальных «подушек безопасности», способных устранить острые дисбалансы благосостояния групп населения как страны в целом, так и ее регионов, вовлечение трудового потенциала в производственно-социальные процессы. Приоритет при этом должен сводиться к развитию способностей к творческому труду и созданию политических и социальных условий, позволяющих реализовать эту способность.

Как и в прежней модели рыночной экономики, государство как важнейший институт принимает на себя разработку и финансирование стратегических проектов, неприбыльных финансово, даже в среднесрочной перспективе, но целесообразных и выгодных социально. Однако государство не должно использоваться в качестве принципиального инструмента передела собственности и финансовых потоков по типу коррумпированных моделей в отдельных странах, когда государственные институты бюрократически «кошмарят» бизнес, ограничивая его либеральные экономические тенденции роста. Такой бюрократизм часто применяется по отношению малого и среднего бизнеса при одновременной поддержке крупных монополий.

Государственное регулирующее воздействие предполагает жесткий валютный контроль в стране, ведение мониторинга в функционировании частных банков со стороны центрального (национального) банка, применение встроенных стабилизаторов, использование налоговой политики, налоговых каникул и акцизов, установление национальной (резервной) ставки центрального банка, контроль за лимитами кредитования реального сектора экономики для обеспечения технической и продовольственной независимости, а также применение заградительных импортно-экспортных пошлин.

Развитие национального регулирования со стороны национальных образований не исключает создание международных финансовых институтов, оказывающих влияние на оптимизацию экономических связей в рамках глобальной экономики. Эти институты широко известны как в рамках отдельных регионов (Европа, Арабские Эмираты, Азия), так и в рамках мировой хозяйственной системы.

Развивающееся государственное регулирование не исключает использование либеральных рыночных связей. Более того, на этапе новой экономики они взаимодействуют и дополняют друг друга. Государству в рамках экономической динамики следует концентрироваться на решении только тех задач, где его роль окажется эффективной, и исключать вмешательство в решении задач менеджмента предпринимательских структур. «Избыток» государства также опасен, как и его «недостаток». В этом контексте надо различать и законодательно разграничить понятия государственного регулирования и государственного вмешательства.

Первое соответствует объективному развитию бизнеса и требованиям либеральной экономической политики. Государственное же вмешательство связано с введением централизованного директивного планирования, применения законов, ограничивающих конкуренцию, систему различных запретов, бюрократизма разрешений и проверок различными государственными организациями. Такое вмешательство – рецидив экономического диктата. Как правило, оно приводит к росту численности чиновническо-бюрократического аппарата, правовому нигилизму и экономическому эгоизму, коррупциям и произволу.

К сожалению, такое вмешательство получило широкое распространение в России 1990-х гг., а отголоски его сохраняются и поныне, проявляясь в усилении тенденций госкапитализма, превращении парламента в собрание чиновничьей элиты, в спешке принимающей законы. В результате они не всегда отражают интересы общества в целом и интересы либеральной конкуренции. По количеству государственных чиновников Российская Федерация занимает первое место в Европе. По данным официальной статистики на конец 2008 г. в стране насчитывалось 1,75 млн чиновников всех видов властных структур, что значительно больше, чем в бывшем СССР. Это огромный круг людей, обязанность которых сводится к дележу бюджетных средств и тотальному контролю негосударственной сферы деятельности, в том числе и экономической.

Содержание гигантской государственной машины стоило трети бюджетных расходов, или 10 % ВВП. В стране пока не создано эффективной системы контроля над распределительными процессами государственных ресурсов. Это влечет большие потери, создает поле для коррупции и отмывания денег. К сожалению, количество различных структур по обслуживанию бюджета в последние годы росло в геометрической прогрессии. В результате увеличивались издержки производства, снижалась конкурентоспособность российских товаров не только на мировом, но и на внутренних рынках.

Неэффективность банковского регулирования без достаточно экономического контроля проявилась и при оказании кредитной помощи коммерческим банкам в начале глобального экономического кризиса. Административная «раздача» средств стабилизационного фонда банковским структурам без достаточно разработанных условий и требований использована многими из них для погашения внешних займов и покупки валюты. Такое государственное «регулирование» в августе-сентябре 2008 г. увеличило отток капитала из России в сумме более 140 млрд долл. Многие спекулятивные инвесторы скупали доллары и подешевевшие американские ценные бумаги, несмотря на падение их курса. За этот период в самой кризисной стране – США – приток капитала, по данным Всемирного банка, достиг 280 млрд долл. Такой отток капитала из России в тот период ускорил перерастание финансового кризиса в структурно-экономический сфере, поскольку банковская система не выполнила свою общественную функцию – обеспечения краткосрочными ликвидными средствами реального сектора экономики.

Удорожание кредитов под оборотные средства привело к увеличению себестоимости продукции, снижению рентабельности и конкурентоспособности структур экономики. Это удорожание охватило и главные экспортные отрасли: нефть, газ, металлургию, что привело к формированию цепочки повышения цен и тарифов оплаты жилья, электроэнергии, услуг. Суть в том, что произошла декапитализация всего реального сектора в силу роста платы за банковские кредиты до 15–20 % годовых при средней рентабельности экономики в 12,9 %.

Анализ кризисной ситуации, снижение темпов роста свидетельствует о необходимости законодательной отработки методов государственного регулирования. Несмотря на огромную работу правительства Российской Федерации и ее региональных подсистем, не удалось избежать негативных последствий кризисных сдвигов в структуре экономики.

В посткризисный период государственное регулирование может осуществляться использованием институциональных инструментов, как это было в США в 30-х гг. прошлого столетия с принятием антимонопольного законодательства. В стране ныне принят Госдумой закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ», вступивший в силу с февраля 2010 г. Он предусматривает регулирование цен в розничных сетях посредством законодательно допустимой наценки не более 25 % на мясо, рыбу и рыбопродукты, хлеб, молоко, крупы, муку и другие значимые продукты потребления. Для сдерживания цен на продовольствие предлагается так же использовать установление максимальных цен, налоговых преференций и т. д. В разработке этого закона использован опыт Бельгии и Германии в регулировании поведенческих мотивов потребителей и продавцов.

Ближайшими задачами государственного регулирования должно стать введение налогов на сверхприбыль и роскошь, установление экономических барьеров вывоза сверхприбыли российскими предпринимателями на зарубежные счета и оффшоры, ликвидация значительного разрыва доходов крупного монополистического капитала и доходов беднейшего населения. Надо заметить, что в России население, занятое в сфере материального производства и бюджетных учреждениях, получает зарплату значительно ниже, чем в развитых странах.

Требует государственного регулирования использование природных ресурсов в аграрной сфере. В стране, обладающей черноземными сельхозугодиями, почти 40 млн га из них зарастает бурьяном и кустарником. В Европе на лесных и подзолистых почвах аграрии собирают больше зерна, чем у нас на черноземах при урожае в 20–25 центнеров с гектара.

К сожалению, в стране до сих пор отсталая дорожно-транспортная инфраструктура, велика доля устаревшего оборудования даже в энергодобывающих отраслях, которые приносят огромные рентные доходы. Слабая система экономических стимулов приводит к тому, что российские предприниматели превращаются в самых неэффективных собственников среди развитых рыночных систем стран Европы и США. Нужна научно разработанная стратегия государственного участия и регулирования в экономике.

Становится все более очевидным, что идея либерального фундаментализма свободного рынка с регулирующей «невидимой рукой» и концепцией экономического человека-потребителя не соответствует реалиям времени, в котором функционирует современный капитализм. Ныне природу экономического человека нельзя сводить исключительно к инстинкту потребления. Это важное положение экономической теории открывает дорогу качественно иной предпринимательской практике и переустройству государственных общественных институтов. В странах – лидерах мирового развития в посткризисный период делается ставка на человека неравнодушного к общественному благу и нравственным ценностям: гражданина, патриота, труженика, хорошего семьянина и т. д.

К сожалению, в нашей стране пока действует другая тенденция ударными темпами воспроизводящая «человека потребляющего» и надеющегося только на опеку государства. Становится очевидным, что если государственные институты не сумеют ликвидировать эту тенденцию целенаправленного потребления, то российская нация может исчезнуть как нация культурных людей XXI в. Отсюда следует, что использование государственных возможностей регулирования хозяйственных связей – это не только экономическая, но и идеологическая задача, которая адекватно встраивается в модель неорыночной (неолиберальной) системы хозяйства.

Все эти меры соответствуют тенденциям деформации модели либерального рынка и формированию неорыночной модели, в которой государство выступает в качестве системообразующего фактора общего роста экономики. Сдвиги в структуре глобальной экономики обуславливают неизбежность реформирования и регулирования международной валютнофинансовой системы, политической реконструкции межгосударственных отношений, что значительно повысит эффективность демократии, снизит ущербность монополизма и экономического эгоизма в глобальной архитектуре мировой цивилизации. Глобальная система экономических, финансовых и торговых связей нуждается в новых соглашениях стран по регулированию финансовых институтов.

Сложившаяся либеральная модель рыночной экономики не только противоречила внутринациональному развитию, но, главным образом, сдерживала развитие межнациональных глобальных связей и отношений. Одним из шагов в направлении ее перестройки можно считать образование межгосударственной системы контроля за фондовым рынком под эгидой МВФ. В поддержку такого контроля, разработанного в США («План Полсона»), подписались Арабские Эмираты (ОАЭ), Сингапур, страны экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Южная Корея, Чили и Китай. В глобальной системе происходит послекризисное формирование новых мировых финансовых центров развития. Российское правительство выступило с инициативой формирования системы национальных и международных институтов регулирования, международных институтов управления рисками для смягчения последствий мирового экономического кризиса и обмена информацией для обеспечения равноправия в получении выгоды от снятия барьеров в международной торговле.

Однако, следует отметить, что предпринимаемые практические меры по совершенствованию госрегулирования требуют более глубокой экономико-теоретической проработки, в частности дальнейшего развития представлений об экономической цикличности, взгляды на которую в современных условиях меняются.

1.2. Интерференция кризисных явлений в конце индустриализма: теоретическое осмысление

Кризис, начавшийся в конце 2007 года на рынке ипотечного кредитования США, стал не только глобальным, но и системным для фондовых активов и экономики в целом для ряда стран, в том числе и РФ. Дальнейшее развитие его в качестве мирового кризиса 2008–2010 гг. вновь поставило проблему теоретического осмысления происходящих в современном хозяйстве кризисных процессов и объяснения их причин.

По оценкам специалистов, в мире в целом за период 1970–2007 гг. произошло 124 банковских кризиса, 208 валютных кризисов и 63 кризиса (дефолта) суверенного долга. В эти годы также имели место кризисы, сочетающие банковский и валютный кризисы и кризис суверенного долга, в ряде стран имел место одновременно тройной кризис. Из 124 банковских кризисов 42 отнесены к двойным, а 10 кризисов – к тройным [3] . Множественность кризисных явлений, их разнообразие, а также порождаемые их совместным действием явления экономической интерференции, проявляющейся и в бифуркационных феноменах, и в росте неопределенности последствий, позволяют считать эту проблему важнейшей с точки зрения понимания вариантов дальнейшего функционирования хозяйства и обеспечения возможности его устойчивого развития.

Диапазон мнений по вопросу глобальности кризиса достаточно широк: от полного признания теоретической несостоятельности современных знаний о причинах кризисов до утверждений, что наука разобралась в этой проблеме, остается только подобрать адекватные меры регулирования. Спор «рыночников» и «государственников» в очередной раз продемонстрировал дефицит «адекватной» моменту теории, подтверждая слова Кейнса Дж. М.: «Для человечества нет ничего важнее экономики, и нет ничего, что человечество знает так плохо, как ее».

Основными проблемами, вокруг которых ведутся в настоящий момент теоретические споры, являются следующие: природа кризиса, его источники, движущие силы и причины; сопоставление с Великой депрессией и другими «предшественниками»; этапы (волны) развертывания; роль субъективного фактора в качестве причины кризиса; необходимость и адекватность применяемых для его сдерживания мер; варианты выхода из кризисной ситуации; борьба с последствиями и превентивные меры следующих этапов (кризисов); национальные особенности развертывания кризиса и национальные способы борьбы с ним; влияние кризиса на посткризисное устройство мира (смена лидеров, изменение международного разделения труда и др.).

В первую очередь среди специалистов нет единства мнений по вопросу о характере кризиса. Большая группа ученых придерживается позиции, что это системный кризис капитализма, связанный с переходом большинства развитых стран к постиндустриализму. По их мнению, экономическая модель, которая обслуживала развитие всего мира последние три-четыре столетия, полностью исчерпала себя и подошла к своему логическому завершению, что выразилось в глубоком и многостороннем структурном экономическом кризисе, который начался и продолжает неотвратимо развиваться в США как идеологическом носителе существующей модели, затягивая в свой водоворот все страны мира [4] . В этом плане интересна позиция Г.Х. Попова, который рассматривает современный мировой кризис как следствие краха социалистической системы хозяйства [5] .

Конечно, незавершенность кризисных процессов не позволяет делать полноценные выводы. Так в 2008 г., на первом этапе развертывания кризиса, крупный специалист в области финансов В.К. Сенчагов писал [6] : «Финансовый кризис 2008 года можно лишь с большой натяжкой назвать мировым финансовым кризисом, поскольку он не затронул немалое число стран».

Однако уже сейчас есть возможность получить богатый эмпирический материал, для того, чтобы двинуться вперед в обсуждении очевидных «пробуксовок» теоретических моделей различных школ, нахождении новых теоретических конструкций. Очень условно позиции экономистов в отношении причин мирового кризиса можно разделить на 5 групп.

Первая – «оптимисты», считающая, что про кризисы все понятно, и что с ними делать тоже ясно [7] . До начала кризиса 2008 года в большинстве умов представителей мейнстрима преобладали оптимистические настроения. Как пишет Пол Кругман, даже Роберт Лукас, лауреат Нобелевской премии, выступая в 2003 году с речью на ежегодном собрании Американской экономической ассоциации, отмечал, что макроэкономика возникла как ответ на Великую депрессию, а центральная проблема недопущения депрессии решена, если говорить о ней на практическом уровне [8] .

Кругман замечает, что Лукас был не единственным участником собрания, заявившим, что задача предотвращения депрессии уже решена. Через год после него Бен Бернанке, назначенный председателем ФРС, выступил с весьма оптимистичной речью, озаглавленной «Великое усмирение», в которой утверждал, что современная макроэкономическая политика решила проблему делового цикла или, ослабила ее до такой степени, что она является вопросом, скорее частным, нежели требующим первоочередного внимания. «Конечно, – пишет П. Кругман, – ни один здравомыслящий человек не считал, что эпоха экономических потрясений закончилась, но мы пребывали в уверенности, что вряд ли те из них, что нам предстоит пережить, будут иметь большое сходство с тяжелейшими ситуациями 1920-х и 1930-х годов» [9] .

Представители как зарубежной, так и российской ветви «мейнстримовской» науки признают, что кризис 2008–2010 гг. схож с Великой депрессией, и хотя имеет свои особенности, но в целом его можно охарактеризовать с помощью имеющегося теоретического багажа, откорректировав появившиеся гипотезы и подобрав модели [10] . Так, например, профессор С. Гуриев утверждает, что «мы, на самом деле, знаем не так мало. Кризис не приведет к тому, что современные экономические исследования будут свернуты. Напротив, мы будем заниматься теми же самыми вопросами с большей интенсивностью, потому что как раз исследования последних десятилетий и помогают нам понять этот кризис, а кризис даст возможность проверить целый ряд гипотез» [11] .

Опыт предшествующего развития хозяйства позволил и представителям кейнсианства, и австрийской школы экономики [12] сформировать свои подходы к описанию финансовых кризисов и их причин, что подробно изложено в монографической и учебной экономической литературе. Очень хорошо изучены многообразные причины финансовых кризисов. Так автор классического учебника по банковскому делу Ф. Мишкин выделяет пять экономических факторов, которые могут способствовать существенному обострению проблем ложного выбора и риска недобросовестного поведения и привести к финансовому кризису: рост процентных ставок, падение цен на фондовом рынке, неожиданное снижение общего уровня цен, рост неопределенности и банковская паника [13] .

Следует отметить, что достаточно полная теория этого кризиса была разработана российскими экономистами О.В. Григорьевым, А.Б. Кобяковым и М.Л. Хазиным еще в 1997–2001 гг. и изложена в книге А. Кобякова и М. Хазина "Закат империи доллара и конец Pax Americana", которая вышла в свет в 2003 году [14] .

Продолжается дискуссия по вопросу о том, какие факторы вызвали развитие нынешнего кризиса. Большинство экспертов делает упор на комбинации ряда микро– и макроэкономических факторов, отмечая, что для макроэкономических условий был характерен продолжительный период избыточной ликвидности, частично обусловленный низкими процентными ставками ФРС и других центральных банков, которые были установлены после рецессии 2001 г. Избыточная ликвидность подогревала внутренний спрос и способствовала росту цен на объекты недвижимости, которые практически удвоились за период с 2000-го до середины 2006 г.

Авторы монографии «Мировой экономический кризис и формирование инновационной экономики России» отмечают, что в основе текущего мирового экономического кризиса лежат объективные причинно-следственные связи, характеризующие современное состояние экономических отношений развитых стран мира [15] . «Рыночное хозяйство, составляющее основу современной экономики, не потеряло своей цикличности. Кризис, с одной стороны, является формой разрешения накопившихся в экономике противоречий, что, в свою очередь, приводит к оздоровлению хозяйственной системы» [16] . В качестве второй причины называют функцию денег как средства платежа, когда к моменту истечения сроков долговых обязательств субъекты могут оказаться неплатежеспособными.

Третья причина – прогрессирующий разрыв, наблюдавшийся в последнее время между совокупным спросом и совокупным предложением, когда спрос отставал от предложения все последние годы. Отсюда – кризис потребления и перепроизводства.

Еще одна причина – отсутствие развитых институтов, отвечающих потребностям современной хозяйственной системы.

Следующая – глобальная экономика стала объективной реальностью ХХI века, что в свою очередь предполагает наличие глобальных экономических институтов, обеспечивающих ее нормальное функционирование. Подобных институтов либо нет вовсе, либо они действуют неэффективно и нуждаются в реформировании. Например, МВФ, ВБ.

Уже в 2009 году конференция, проводимая в ГУ ВШЭ зафиксировала, что набирающий обороты мировой финансово-экономический кризис существенно отличается от предыдущих кризисов как по содержанию, так и по динамике. По сути, речь идет о кризисе всего экономического порядка, системы регулирования финансово-экономических отношений в мире [17] . А в качестве базовой причины назван отрыв финансового сектора от реальной экономики производства товаров и услуг. Авторами доклада выделены еще 11 причин, в основном порождаемые финансовым сектором.

Профессор И.С. Кравченко проанализировала причины нынешнего глобального финансового кризиса [18] . По ее мнению, кризисы возникают вследствие нарушения экономического равновесия, а их преодоление связано с установлением нового равновесия. Качественные структурные изменения в мировой экономике по состоянию на лето 2008 г., которые, очевидно, повлияли на предыдущую систему равновесия, заключались, по ее мнению, в следующем:

1) безудержный рост сектора финансовых услуг. Темпы роста показателей, характеризующих развитие сектора финансовых услуг, намного превышали темпы роста макроэкономических показателей;

2) диспропорции в развитии финансового и реального секторов экономики. В результате все большая масса финансовых услуг обслуживала все меньшую массу реального сектора экономики;

3) отход коммерческих банков от инвестиций в развитие экономики, сосредоточение на кредитовании, как правило, функционирующего бизнеса;

4) ускоренный рост экспорта и импорта экономик ведущих стран по сравнению с другими макроэкономическими показателями;

5) усиление дисбаланса между вкладом инвесторов в развитие экономики и их долей в личном потреблении;

6) окончание очередного научно-технического цикла.

Таким образом, среди специалистов нет единства мнений по вопросу о причинах кризиса и, соответственно, о том, какой должна быть политика выхода из него, что обусловлено различием в целях макроэкономической политики, и тем теоретическим багажом, который выступает основой антикризисных мер.

Вторая группа – «пессимисты» – до сих пор утверждает, что мы ничего не знаем о причинах кризиса, иначе бы такого его размаха не допустили. «Никто не знает причин банковских кризисов – знали бы, их бы не было вовсе» [19] .

Третья группа исследований отмечает, что экономическая наука «оторвалась» от реалий хозяйства. Появились утверждения, что экономисты-теоретики не обращали внимания на явления, подготавливавшие мировой финансовый кризис, и серьезно недооценили его масштаб [20] . По мнению ряда авторов, это непонимание есть результат нерационального приложения исследовательских усилий в экономической науке. Более глубокие истоки такой профессиональной неудачи видятся в настойчивом желании строить такие модели, в которых игнорируются ключевые элементы реальных рынков. Профессиональные экономисты не довели до общественности информацию об ограниченности, слабостях и даже опасностях используемых моделей. В подобной ситуации необходим глобальный пересмотр акцентов и ключевых задач научных исследований, равно как и в разработке этического кодекса, требующего от экономистов осознавать и публично озвучивать сведения об ограничениях, а также о потенциальном риске неверного применения их моделей.

Четвертая группа – это те, кто утверждает, что мы знаем объективные причины, приводящие к кризису, и методы борьбы с ним, но есть субъективный фактор, вмешательство которого и обусловливает экономический кризис. Так, рассматривая причины мирового кризиса 2007–2010 гг. в своей книге «Эпицентр. Парадоксы глобального кризиса» Дмитрий Шустер излагает позицию, согласно которой источником кризиса была политика Белого дома, Конгресса и ФРС США с 2001 по 2007 год. «Я утверждаю, – пишет автор, – что главными виновниками кризиса были Буш-младший, Гринспен и его последователь на посту главы ФРС Бен Бернанке. Несмотря на их безусловно негативный вклад в развитие кризисной ситуации, я тем не менее хотел показать, что они действовали в непростых условиях» [21] .

Британская газета Guardian феврале 2009 года опубликовала список из 25 наиболее очевидных виновников возникновения и развития текущего мирового финансового кризиса. Нынешний финкризис – это не явление природы, а созданная человеческими руками катастрофа, «и все мы в этом отчасти виноваты», полагает автор статьи Джулия Финч. Первое место в списке занял бывший глава Федеральной резервной системы США Алан Гринспен, который «повинен в том, что позволил расти ипотечному пузырю вследствие низкой процентной ставки и недостатка регулирования в области ипотечных займов».

Среди других виновников назван бывший глава администрации США Билл Клинтон, во время президентства которого был принят ряд законов, позволяющих менее состоятельным слоям общества получать разрешение на получение ссуд в банках для покупки жилья; Джордж Буш, который не только не остановил этот процесс, но и увеличил его масштабы; премьер-министр Великобритании Гордон Браун, который «превознес интересы финансистов над интересами представителей другой части экономики, например, производителей». В список обвиняемых в кризисе попали также бывшие и нынешние видные деятели крупнейших финансовых учреждений США и Великобритании, таких, как страховая компания American International Group Inc., банки Goldman Sachs, Lehman Brothers, Merrill Lynch, Halifax Bank of Scotland, Royal Bank of Scotland, Bradford & Bingley, Northern Rock, Bear Stearns, Bank of England и другие. Издание также обвинило таких видных деятелей, как финансист Джордж Сорос, миллиардер Уоррен Баффет и глава американского хедж-фонда Джон Полсон, в том, что «они видели его (кризиса) наступление» и не предприняли ничего.

На наш взгляд, самым интересным является обсуждение вопросов кризиса с интегральной позиции, т. е. соединения философских оснований хозяйства с рассмотрением его нынешнего состояния, попытки описания новой модели современного мироустройства. В этом плане являются продуктивными подходы, характеризующие современные кризисные процессы как проявление мирохозяйственных закономерностей. В российской экономической науке, начиная еще с А.А. Богданова [22] , ведется активный поиск философского осмысления кризиса [23] .

В советский период проблемы кризиса рассматривались только применительно к капитализму. По определению советского академика Е.С. Варги, «кризисы означают временное („на момент“) насильственное разрешение накопившихся резких противоречий расширенного воспроизводства». Советская наука базировала свои рассуждения по проблеме кризиса на марксистском основании. К. Маркс доказывал, что источником кризисов в общественном развитии является экономика, основанная на частной собственности и влияющая таким образом на структуру и столкновение интересов. Отсюда политики и идеологи в нашей стране вывели положение, что общественноэкономическая формация, устранившая частную собственность, исключает и саму возможность кризиса. Поэтому в недавнем прошлом употреблялись термины «трудности роста», «проблемы развития», «застой», которые заменяли понятие «кризис», но по существу отражали те же процессы.

Если же рассматривать кризис как одну из фаз экономического цикла, то следует отметить, что данный подход активно развивался еще Туган-Барановским. Рассматривая цикличность как проявление всеобщего закона волнового развития, можно выявить ее особенности как для капиталистического, так и для социалистического хозяйства. Отрицание циклов и кризисов при социализме сегодня подвергается переосмыслению с позиций более широких методологических оснований. Западная теория предлагает в качестве таковых дескриптивно-аналитическую методологию [24] , российская – методы когнитивной науки [25] , системный подход, теорию технологических укладов. Продуктивным, на наш взгляд, является и подход к анализу альтернативных хозяйственных систем, развиваемый кафедрой Общей экономической теории СПбГУЭФ.

Анализ развития экономики советского типа в настоящее время может использовать те эмпирические данные, которые были ранее закрыты, что делает его в отношении исследования кризисов и циклов планового хозяйства очень важным.

При исследовании данных проблем продуктивным является рассмотрение их под углом зрения:

– совместного действия всеобщих законов (закона волнового развития, закона возврата системы в состояние равновесие, закона экономии времени и пр.);

– наличия и переплетения кризисов разных уровней экономики и разных сфер хозяйства (политических, демографических, экологических, структурных, институциональных и пр.);

– явления интерференции циклических процессов.

Несомненно важным является системное рассмотрение интерференции циклов различной продолжительности. В экономической литературе достаточно полно исследованы характеристики и особенности проявления различных по продолжительности циклов – от сверхкоротких (биржевых) до длинных (Кондратьевских волн). Имеется работы, в которых частично описаны проявления интерференции циклического взаимодействия коротких и длинных волн (усиление социальных катаклизмов в повышательной фазе длинной волны, углубление и нарастание частоты промежуточных кризисов – в понижательной и пр.) [26] . Вместе с тем не исследованным остается вопрос о взаимодействиях в экономике, порожденных проявлением сверхдлинных циклов.

В настоящий момент активно развивается «синтетическое» междисциплинарное направление экономической теории, формируемое на стыке физических, социальных и экономических наук. «Расширительный» взгляд на проблему цикличности позволяет характеризовать современное состояние хозяйства как «поворотную точку» нескольких волн:

– нижняя поворотная точка 5 Кондратьевской волны, переход к 6 на базе широкого внедрения достижений шестого технологического уклада (2008–2012 гг.);

– верхняя поворотная точка социально-политического 85-летнего цикла (для России период 1989–2002 гг.) [27] ;

– нижняя поворотная точка перехода от индустриального цикла к постиндустриальному (конец ХХ – начало ХХI века);

– поворотная точка климатического цикла Гектосарос с периодом 1800 лет (1950–2000 гг.) [28] ;

– нижняя поворотная точка перехода от патриархата к новому «матриархату» [29] (60-е гг. хХ века – начало ХХI века);

– поворотная точка цикла прецессии Земли с периодом 13 000 лет [30] .

Выделенные здесь наиболее «остро» проявляющие себя в настоящий момент циклы дают возможность характеризовать состояние земной цивилизации как глобализационный переход, требующий пристального изучения. Наибольшее внимание экономистами сейчас уделяется описанию кризиса индустриальной цивилизации, признаками которого выступают:

– безграничная, бессистемная, бесконтрольная утилизация вещества природы, максимизация экономического возрастания, а не его оптимизация;

– подчинение живого труда прошедшему, то есть усиление зависимости человека от системы машин, доминирование технических подходов и ослабление антропогенного начала в социально-экономическом развитии;

– взаимное переплетение цивилизационных и формационных разногласий;

– кризис восстановления человека, проблемы выживания человечества как биологического вида, обостряющие разногласия индустриального, промышленного развития.

Совместное рассмотрение циклов разных сфер хозяйствования позволяет выделять в качестве предмета исследования сложное явление социо-эколого-экономической интерференции – изменение в характере взаимодействий социальных, экологических и экономических отношений современного общества, объясняемое наложением циклических колебательных процессов во всех сферах хозяйства.

Из физики известно, что самое поразительное происходит в точке встречи двух волн равной амплитуды, достигших места встречи в противофазе (то есть когда пик максимума амплитуды одной волны накладывается на пик минимума амплитуды другой). В таком случае, одна волна передает поверхности инструкцию «подняться на 1 м», а другая – «опуститься на 1 м», в результате чего поверхность воды просто остается на месте. В этом случае на воде мы наблюдаем точку штиля. В акустике – мертвую точку. В оптике – точку полного затемнения. Это явление называется интерференционным гашением волн, или деструктивной интерференцией. Возможна и прямо противоположная ситуация, когда две волны встречаются в точке совпадения фаз, и амплитуды колебаний среды складываются (при равной амплитуде встретившихся волн, например, амплитуда линейных колебаний среды удвоится). Это явление называется интерференционным усилением волн, или конструктивной интерференцией. Волны на поверхности воды в таких точках будут самыми высокими, звуки – самыми громкими, свет – самым ярким. Естественно, имеется множество промежуточных значений интерференционной амплитуды колебаний, лежащих в пределах от полностью конструктивной до полностью деструктивной интерференции, которые образуют причудливую и в то же время упорядоченную интерференционную картину взаимодействия волн.

Данные эффекты применительно к социо-эколого-экономической системе еще предстоит исследовать.

1.3. Диалектика взаимосвязи социально-экономических институтов, институциональных механизмов и экономических интересов

Общественное бытие как системная организация базируется на принципах координации взаимодействия хозяйствующих субъектов, реализуемых благодаря функционированию и развитию социально-экономических институтов. Отсутствие отлаженного институциональных механизмов негативно отражается на эффективности их функционирования. Доказательством этому служит реформирование социально-экономической организации России в последние десятилетия, коренным образом изменившее систему экономических отношений. Преобразования различных сфер жизнедеятельности российского народа повлекли за собой корректировку правил и моделей поведения хозяйствующих субъектов, действующих законодательных актов, разработку новых законов и подзаконных актов. К сожалению, приходится констатировать, что зачастую новые нормы и поведенческие модели не приносят желаемого результата. С одной стороны, сами нормативы не всегда отвечает требованиям времени, в них допускается двойственное толкование сути регламентации, с другой стороны, они либо не работают, либо работают с низким эффектом из-за отсутствия действенных механизмов их реализации.

Представляется, что проблема состоит в неумении или нежелании однозначно толковать нормативные регламентации, согласовывать поведенческие модели с общественными нормами, а также конструировать и отлаживать действия механизмов их реализации. Более того, следует отметить, что сущность данных механизмов и характеристика их связей с экономическими интересами и институтами до сих пор должным образом не выявлены.

Процесс формирования институтов на основе рационального выбора, в результате которого складываются правила, создающие порядок во взаимодействиях между людьми, анализировался как зарубежными, так и отечественными исследователями. Однако, по мнению Дж. Ходжсона, «на теоретическом и методологическом уровнях в среде исследователей нет согласия в определении приемлемого объяснения процесса возникновения институтов. Этот вопрос в настоящий момент требует дополнительного исследования». Исследователь указывает, что «главная проблема… – незавершенность исследовательской программы по формированию общей теории возникновения и развития институтов» [31] .

По нашему мнению, в экономической теории недостаточно исследована роль экономических интересов в процессе формирования и развития социально-экономических институтов, именно интересы составляют основу данного процесса. На основе действий субъектов хозяйствования, обеспечивавших наиболее благоприятные условия удовлетворения потребностей, реализации экономических интересов, формировались привычки, традиции и модели поведения. Институты, на наш взгляд, являются результатом процесса формирования общественных форм, структуризации экономических интересов. Весьма ценным в этой связи является утверждение А. Шоттера, который характеризовал «экономику как науку, изучающую экономических агентов, преследующих свои собственные интересы, вызывая тем самым развитие институтов, способных удовлетворить их» [32] .

Процесс институционализации экономических интересов является результатом затруднения их реализации вследствие недостаточности ресурсов или неэффективного их использования для удовлетворения потребностей хозяйствующего субъекта. Устранение данного несоответствия возможно за счет экономии времени, которая может быть достигнута за счет объединения усилий индивидов. Экономия времени является субстанцией экономического интереса, критерием его реализации [33] .

Процесс развития системы экономических интересов шел параллельно с процессом становления, оформления и развития социально-экономических институтов. Эти процессы осуществлялись, с одной стороны, в условиях неопределенности, связанной с ограниченностью доступа к информации, а, с другой стороны, в условиях увеличения числа альтернативных вариантов предпочтений субъектов и способов удовлетворения потребностей. Проблема выбора усложнялась не только с позиции определения ранжира предпочтений, но и с позиций средств их реализации. В процессе эволюции интерес отрывается от непосредственного носителя и приобретает самостоятельные формы существования, закрепленные в социальных нормах, институтах. В этом смысле интерес существует до его осознания, так как каждый субъект с рождения получает «в наследство» определенную систему воспроизводства. Она создана благодаря принципам отбора и наследственности на основе интересов предшествующих поколений.

Таким образом, в самом общем виде экономический институт – это структурированная общественная форма экономических интересов, обеспечивающая условия их реализации, а, следовательно, функционирования и развития отношений хозяйствующих субъектов. Важнейшим условием реализации интересов является действие институционального механизма. Однако в экономической литературе отсутствует общепринятое определение механизма института, существуют различные его трактовки, используются понятия институционального, экономического и хозяйственного механизмов.

Так, Э. Дж. Долан и Д. Линдсей определяют экономический механизм как способ координации взаимодействия экономических субъектов [34] . Л. Гурвиц, разработчик теории экономических механизмов, удостоенный Нобелевской премии по экономике в 2007 г. за работы в данной области, также рассматривает механизм как взаимодействие субъектов, но сужает сферу взаимосвязи до взаимодействия между субъектами и центром. По его мнению, оно состоит «из трех стадий: каждый субъект в частном порядке посылает центру сообщение mi; центр, получив все сообщения, вычисляет предполагаемый результат: У = f(m1, m2… mn); центр объявляет результат У и, по необходимости, претворяет его в жизнь» [35] . В данной трактовке экономический механизм близок к понятию экономического института, поскольку задает множество выборов и результатов, связанных с каждым из этих выборов, а также формирует систему стимулов. Экономические институты, базирующиеся на устойчивых связях, выработанных правилах, также предопределяют выигрыши от тех или иных стратегий и выстраивают систему стимулов [36] .

В трактовке С. Измалкова, К. Сонина, М. Юдкевича механизм института – это взаимосвязь способов и результатов взаимодействия экономических субъектов. «Самое общее определение, которое можно применить к любому взаимодействию между экономическими субъектами, рассматривает такое взаимодействие как стратегическую игру и называет механизмом саму форму игры. описание того, как могут действовать. экономические субъекты и к чему приведет любой набор действий» [37] .

Эрик С. Маскин фактически отождествляет понятия «механизм» и «институт», утверждая, что «механизм – это институт, процедура или игра для определения результата» [38] .

На основании проведенного анализа можно сделать вывод, что механизм социально-экономического института – это институциональная форма взаимосвязи хозяйствующих субъектов, возникшая в процессе эволюции социально-экономической системы, обеспечивающая в процессе реализации их экономических интересов достижение оптимального с позиции целевой функции результата. В приведенных определениях прослеживается существенная взаимосвязь данных понятий, вместе с тем их отождествление недопустимо, поскольку оно означало бы, что рамки, очерченные институтом, однозначно задают поведение всех экономических субъектов. Однако реальная практика показывает, что это не так: в рамках одних и тех же институциональных условий модели поведения субъектов существенным образом отличаются друг от друга. Так, модели поведения молодых людей из обеспеченных семей могут быть диаметрально противоположны: одни видят основу своей жизни в трудовой деятельности, а другие – в праздности.

Анализируя взаимосвязь института и механизма, исследователи отмечают вспомогательный характер механизма, считая его структурным элементом института [39] . В представлении А.Е. Шаститко «в рамках нового институционального подхода институт – это совокупность правил (формальных и неформальных), созданных людьми и выполняющих функцию ограничения в ситуации выбора посредством механизмов, обеспечивающих соблюдение правил… В простейшем случае институт может состоять из одного правила и механизма, обеспечивающего его соблюдение» [40] .

Большинство исследователей, разделяющих данную точку зрения, сходятся на том, что структура институтов представлена системой элементов. Д. Норт первоначально выделял три элемента в составе института: формальные правила (конституции, законы, административные акты), неформальные нормы (традиции, обычаи, социальные условности), механизмы принуждения, обеспечивающие соблюдения правил (суды, полиция, тюрьмы и т. д.) [41] . Впоследствии он расширил трактовку институциональных механизмов за счет процедур, моделей поведения, связанных с нормами и правилам, не требующих принуждения со стороны государства. «Формальные правила – это конституции, законы, правила и постановления, неофициальные средства – это совокупность соглашений, правил поведения и норм, которыми руководствуется сама личность. Последствия неисполнения бывают трех видов: первые – возложенное на самого себя, вторые – репрессалии, третий вид варьируется от давления со стороны членов своего круга до давления на государственном уровне. Все вместе они определяют ход игры под названием «жизнь» [42] .

Т.И. Заславская рассматривает четыре элемента структуры институтов: формальные нормы и правила, регламентируемые властными и управленческими органами: правовые, административные и организационные; неформальные нормы, укорененные в культуре общества; механизмы государственного контроля за выполнением установленных норм и правил; механизмы общественного контроля [43] .

В.А. Медведев, Л.И. Абалкин, О.И. Ожерельев включают в состав хозяйственного механизма общества организационные структуры и конкретные формы хозяйствования, методы управления и правовые нормы, «с помощью которых общество использует экономические законы с учетом конкретно складывающейся обстановки» [44] . Фактически в данном определении хозяйственный механизм предстает как совокупность институтов, поскольку организационные структуры, формы хозяйствования, методы управления и правовые нормы являются элементами институциональной матрицы, призванными обеспечивать использование экономических законов в хозяйственной практике.

Данный подход расширяет и структуру института, и структуру его механизма. Представляется, что в составе института, кроме механизмов контроля, существуют механизмы непосредственной реализации содержания института: его предписаний, требований. К этому механизму относятся организационные структуры, конкретные формы хозяйствования, формы и методы управления, модели поведения экономических субъектов (рис. 1.1).

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 1.3. Диалектика взаимосвязи социально-экономических институтов, институциональных механизмов и экономических интересов.

Рис. 1.1. Структура социально-экономического института.

Приведенные выше определения механизма свидетельствуют о том, что его связь с социально-экономическими институтами и экономическими интересами весьма сложная, диалектическая. С одной стороны, каждый институт имеет свой механизм функционирования, конечной целью которого является реализация экономических интересов хозяйствующих субъектов, т. е. механизм функционирования института является одновременно механизмом реализации экономических интересов. В этой связи он выступает в качестве эндогенного фактора функционирования института, непосредственно участвующего в реализации экономических интересов субъектов хозяйствования. С другой стороны, экономический механизм, реализующий взаимосвязи социально-экономических институтов, выступает в качестве экзогенного фактора функционирования конкретного института и опосредованно влияет на реализацию экономических интересов хозяйствующих субъектов. Например, бюджетная политика как механизм института государства выступает в качестве внешнего фактора функционирования фирмы. Более того, конкретный институт со своей структурой может выступать в качестве механизма реализации правил и норм, составляющих сущность другого института. Например, банк как финансовый институт является механизмом для реализации норм и правил института денежного обращения.Взаимосвязь экономического механизма, экономических институтов и экономических интересов диалектически противоречива и с другой позиции. Процесс институционализации экономических интересов имеет своей целью создание благоприятных условий для реализации экономических интересов субъектов хозяйствования. Механизм функционирования института должен обеспечивать реализацию этой цели. Вместе с тем совершенно справедливо утверждение А.Е. Шаститко, что механизм функционирования институтов как «механизм, обеспечивающий соблюдение правил, – это механизм создания издержек для тех субъектов, чьи действия регламентируются соответствующими предписаниями» [45] , правилами, составляющими сущность института. В этой связи институты выступают сдерживающим фактором процесса реализации определенных экономических интересов.Институциональные изменения, проявляясь в новых правилах, нормах, приобретают вид правовых актов, законов. Они, в свою очередь, способствуют появлению новых экономических интересов и условий их реализации, вызывающих модификацию устоявшихся моделей поведения, выработку новых моделей, адекватных новым правилам и нормам. Так, в связи с формированием рыночных отношений в России возникла потребность в формирования предпринимательской модели поведения.Экономический механизм выполняет ряд функций, однако основной его функцией остается координация деятельности хозяйствующих субъектов в условиях общественного разделения труда. Координация действий субъектов хозяйствования осуществляется либо механизмом стихийного порядка, когда они приспосабливают свои действия к внешним условиям на основе традиций и правил, признанных сообществом, собственных стимулов и располагаемой информации, либо механизмом иерархии, предполагающей подчинение действий индивида инструкциям центральной власти [46] . На протяжении всей истории становления экономической науки предпринимались попытки выявить эффективный механизм координации деятельности хозяйствующих субъектов.В современной социально-экономической системе координация действий индивидов осуществляется благодаря механизмам функционирования совокупности социально-экономических институтов. Важнейшими из них являются институт рынка и институт государства. В экономической науке сформировались три основных подхода к оценке роли государственного и рыночного механизмов координации, на основе которых постоянно развивались и обогащались теоретические построения.Первый подход отдает предпочтение рыночному механизму хозяйствования, базирующемуся на принципах свободной конкуренции и эластичности цен и обеспечивающему автоматическое восстановление нарушенного в экономике равновесия (Л. Вальрас, Дж. Б. Кларк, А. Маршалл, Дж. Мид, В. Парето, А. Пигу, Р. Солоу, Й. Шумпетер и др.).Исследования, осуществляемые на основе второго подхода, обосновывают неизбежность активной роли государственного механизма координации в условиях экономической нестабильности как объективной формы функционирования экономической системы (Л. Брентано, К. Бюхер, Б. Гильдебранд, Дж. М. Кейнс, Дж. Робинсон, В. Рошер, Э. Хансен, Р. Харрод).Третий подход, который характерен для исследований в рамках неолиберального направления (Л. Мизес, Ф. Хайек, В. Ойкен) и неоклассического синтеза (П. Самуэльсон), отражает стремление объединить действие двух механизмов: государственного и рыночного.В практике разных стран, таких как США, Великобритания, Франция, Германия, принципы государственного регулирования экономических процессов применялись в той или иной мере с конца 1930-х до середины 1970-х гг. Современный мировой кризис заставил исследователей и правительства многих стран мира вновь пересмотреть свое отношение к государственному механизму координации действий субъектов хозяйствования.Нами разделяется точка зрения ряда авторов, согласно которой, несмотря на определение рынка как «саморегулирующейся системы экономических отношений, рыночные отношения, по существу, являются одним из механизмов координации поведения хозяйствующих субъектов, который тесно взаимодействует с государственным механизмом их регулирования» [47] .Опыт России 1990-х гг. показал, что гипертрофирование роли рыночного механизма и отказ от государственного механизма согласования экономических интересов привели к серьезным социально-экономическим проблемам. Самое главное, российское государство не смогло приобрести статус, определенный Конституцией РФ, в которой записано: «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на формирование условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Данный тезис означает, что государство должно создать условия для реализации экономических и социальных функций: обеспечения общественных благ за счет функционирования сфер здравоохранения, образования, культуры и др., социальной защиты уязвимых слоев населения, предоставления им социальных гарантий, защиты природы, обеспечения экологической безопасности, содействия развитию экономики, эффективным изменениям ее структуры.Анализ различных моделей социального государства, характерных для различных стран, например, Великобритании, Германии, Швеции, показывает, что, несмотря конституционное определение российского государства как социального, оно не вписывается в этот статус и даже противоречит ему. Предназначение социального государства определяет ряд его обязательных характеристик:– особую роль человеческого капитала, характеризующуюся его долей в национальном богатстве страны. Средний показатель указанной доли по государствам, относящимся к трем западным моделям: англо-саксонской, рейнской и скандинавской, составляет 78 %, а в России – лишь 50 %. В то же время доля природного капитала в национальном богатстве России в 10 раз превышает показатель развитых стран;– достаточную долю заработной платы в ВВП. В России этот показатель составляет 24 % против среднего по указанным странам в 52,7 %;– значительную долю среднего класса с высоким уровнем жизни. В России этот показатель 20 % против 70 % в развитых странах;– отсутствие резкой дифференциации населения по уровню доходов. В России децильный коэффициент равен 26, в то время как средний показатель по европейским странам – 7,3;– социальные гарантии населению: льготные или бесплатные услуги сфер образования, здравоохранения, достойные пенсии, предоставление социального жилья нуждающимся группам населения и др. Удельный вес всех затрат на все виды социального обеспечения в ВВП в России составляет 18 % против среднего показателя в 29 %;– значительную роль государства в перераспределении доходов, стимулировании научно-технического и технологического прогресса, защите окружающей среды, развитии инфраструктуры;– высокий уровень социальной защиты. В нашей стране коэффициент замещения составляет в среднем 30 %, а в развитых странах – 61,7 %. Соответственно покупательная способность пенсий и пособий (потребительского бюджета пенсионера) равна одному и 2-3-х-кратному потребительскому бюджету;– эффективные формы демократического общества и влиятельные институты гражданского общества;– низкую долю теневой экономики в ВВП. В развитых странах этот показатель не превышает 10 %, а в России он достигает 40–60 % [48] .По мнению Дж. Стиглица, важную роль в экономических неудачах России сыграло разрушение социального капитала, главным распорядителем которого было социалистическое государство [49] . Российской экономической системе необходим двуединый процесс. С одной стороны, движение к современным механизмам рыночного саморегулирования, а с другой стороны, требуется разработка оптимальных форм и методов государственного регулирования с учетом как мирового опыта, так и российской специфики. В то же время этот процесс должен означать не возврат к командной экономике, а становление новой роли государства в рыночной экономике постиндустриального типа и формирование новой модели социального государства в России.Представляется, что основными принципами формирования российской модели социального государства являются:– сочетание рыночной свободы с социальной справедливостью. Справедливо утверждение Е. Гонтмахера, Т. Малеевой, согласно которому, социальная справедливость как моральная норма является инструментом институциональной теории. «Люди готовы согласиться с тем, что доктора наук должны жить лучше простых рабочих, потому что они много учились и их вклад в общественное благосостояние очевиден; к тому же в России интеллектуальный труд всегда был престижным. Но поверить в то, что долларовым миллионером можно стать честно и быстро, большая часть наших сограждан не может, тем более что для этого нередко имеются веские основания. В сфере бизнеса в качестве нормы выступает мелкий предприниматель, который на глазах местного сообщества тяжелым трудом формирует свое скромное благосостояние» [50] ;– формирование системы государственно-общественного регулирования на базе институтов гражданского общества;– создание институционального механизма обеспечения компромисса между экономической эффективностью и социальной справедливостью в экономических отношениях, призванного определить способы мотивации экономических субъектов, способствующих соблюдению принципов социальной справедливости. В частности, эту роль может исполнять соответствующая нормативно-правовая база, например, «Кодекс социальной справедливости», согласно которому оценивается репутация экономических субъектов и чиновников, принимающих и реализующих решения в социально-экономической сфере [51] ;– принцип социальной ответственности лиц, принимающих и реализующих решения в социально-экономической сфере;– принцип сочетания интересов всех слоев общества за счет создания иного механизма регулирования экономики вместо традиционного налоговораспределительного механизма;– принцип целевого программирования инновационной реструктуризации производства, распределения и потребления;– принцип приоритетного финансирования социальной сферы вместо действующего остаточного принципа.Согласно утверждению М. Алле, «эффективность экономики не только обусловливает реализацию всевозможных социальных целей, но и одновременно составляет необходимое условие расцвета культуры и цивилизации… Распределение доходов должно обеспечивать достаточное стимулирование эффективности и быть социально приемлемым. Поиск этой меры есть, по существу, поиск социального компромисса…» [52] .В результате реализации предлагаемых принципов должны сформироваться соответствующие институты, обладающие необходимыми механизмами согласования экономических интересов, которые составят основу искомой модели российского социального государства. «Россия. обречена выковать свою собственную особую модель развития общества. Делая это, нам нужно постоянно помнить. что рыночная экономика, для того, чтобы порождать реальный прогресс, нуждается не только в свободе, но и в законах, и в социальной стабильности» [53] .При этом необходимо отметить, что одним из ключевых институтов современной экономики является институт собственности. И именно в плане его модернизации и совершенствования предстоит выполнить большую работу.

1.4. Направления повышения эффективности управления государственной собственностью

В последние годы все более заметен интерес ученых и практиков к проблематике эффективности использования государственных средств не только в форме «потока», когда перераспределяемые первичные доходы направляются на формирование финансовых фондов воспроизводственного назначения, но и в форме «запаса», когда в той или иной форме используется воплощенный в различных ценностях, в том числе и в форме недвижимости, прошлый труд людей. А это имеет прямое отношение к проблеме эффективности использования государственного имущества и проведения операций с ним.

В основе возрастания актуальности названных проблемы лежат крайне неэффективно проведенная «денежная» приватизация, перманентный дефицит ресурсов, необходимых для полномасштабного восстановления инфраструктуры в отраслях материального производства и в непроизводственной сфере – несмотря на активизацию процесса накопления по мере роста ВВП, наблюдавшегося в первом десятилетии 21 века. Соответственно растут абсолютные размеры перераспределяемого с помощью бюджетов всех уровней объема ВВП, наблюдается рост концентрации отдельно взятых финансовых потоков – будь то мобилизуемые в доходы бюджетов всех уровней налоговые и неналоговые поступления, или выделяемые из бюджетов всех уровней средства для финансирования реализации функций, закрепленных за государством.

Критическое состояние парка технологического оборудования и основных производственных фондов в целом во всех отраслях экономики и отсутствие возможности их сравнительно быстрой модернизации властно диктуют необходимость максимально рационального использования как «запаса», так и «потока». С этой точки зрения представляются совершенно неоправданными меры последних лет по ликвидации имущественных технологических комплексов с последующим их разрушением и превращением занимаемой ими территории в место торгов недвижимостью, как это произошло, например, с московским автозаводом АЗЛК.

Настоятельная необходимость повышения эффективности использования государственных ресурсов в виде «потока» и «запаса» продиктована также ошибками и просчетами последних лет в финансовой политике, вследствие чего возросла дотационность целых отраслей и бюджетов всех государственных внебюджетных фондов – Пенсионного, фонда, Фонда обязательного социального страхования, федерального и территориальных фондов обязательного медицинского страхования.

Достижением управленческой мысли считается «революционная» переформатизация федерального бюджета, а в ее рамках – «последовательный перевод части природных активов в финансовую форму» («Российская газета», 25 апреля 2007 г.). Это, по нашим представлениям, является непозволительной роскошью, поскольку мировые цены экспортируемых невоспроизводимых природных ресурсов в перспективе будут только расти в связи с возрастанием спроса на них. Одни страны (к ним относятся США) увеличивают резервные запасы нефти на случай роста цен и выигрывают на этом, другие (это, прежде всего, Россия), пользуясь сиюминутной выгодой, сверх всякой меры половину добытой нефти экспортируют. Ограничивая продажу невоспроизводимых ресурсов, можно было получать дополнительные финансовые ресурсы в результате более эффективного использования фондовых ценностей, связанного, в частности, с «денежной» приватизацией государственного имущества, которое продавалось за бесценок.

С позиции реализации стратегических интересов государства ограниченные ресурсы вряд ли целесообразно сохранять в качестве основного товара для экспорта и переводить в финансовую форму, что в условиях инфляции и снижения курса резервных валют чревато прямыми потерями. Следовало бы учесть и недопустимо грубую ошибку подобного «перевода», состоявшегося в недавнем прошлом. Речь идет о заключенном в начале девяностых годов соглашении с США (соглашение Гора-Черномырдина) о поставках Россией в США 500 тонн оружейного урана. Обычный урановый эквивалент этого объема – 150 тысяч тонн – в 300 раз больше, чем объем поставок («Финансовые известия», 29 января 2002 года). При годовой потребности страны в уране порядка 15–16 тыс. тонн Россия сегодня добывает около 3 тыс. тонн в год и держится на запасах, которые иссякнут примерно к 2015 году. А завершение поставок в США предусмотрено на 2013 год, в связи с чем там уже заявляют о «ядерной стерилизации» России. Эта поставка была рассчитана на поступление в Россию около 12 млрд долларов США по ценам периода заключения соглашения, тогда как в последние годы цены на уран резко возросли.

Потери России колоссальны, их предварительный объем был доведен до сведения общественности в записках на все уровни власти в середине 1990-х годов новосибирским ученым Л. Максимовым, первым обратившим внимание на государственное расточительство и нанесение ущерба интересам национальной безопасности. Все это замалчивалось, предупреждения не были приняты в расчет. Пытавшегося «прояснить» суть проблемы генерала Л. Рохлина вскоре не стало. А основания для тревоги были. В результате разрушения СССР лишь около 20 % разведанных урановых месторождений находятся на территории России, а основные – в соседних государствах СНГ. Срочно потребовалась геологическая разведка на территории России. В Якутии мощное месторождение урана было открыто. На геологоразведочные работы приходится тратить значительные средства – в 2003 году – 5,2 млрд рублей, в 2005 – уже 11,2 млрд руб., в 2006 – более 16 млрд руб., из них 720 млн руб. – на разведку урана. До 2015 года предполагается вложить в разведку и производство урана около 10 млрд долларов – сумма, сопоставимая с выручкой от экспорта в США за бесценок высокообогащенного урана («Российская газета», 28 февраля 2006 года).

Упрощенное представление о ценности имевшегося в стране и уже в основном вывезенного за рубеж «запаса» урана в конечном счете заставило страну в спешном порядке изыскивать средства для усиленных бюджетных «потоков» в отрасль. К сожалению, из этого не сделаны адекватные выводы в практике управления другими ресурсными отраслями (добыча нефти и газа). Финансовые ресурсы можно было высвобождать и в результате улучшения использования государственного имущества (управление акционерными обществами с контрольным пакетом акций в руках государства, расширение использования в целях кредитования под умеренный процент высокодоходных инвестиционных проектов и т. п.). Но и это не стало реальностью нашей экономики.

Средства для инвестирования изыскиваются теперь путем «свертывания» бюджетной сферы. Для снижения явного дефицита ее финансирования государство пошло на реализацию схемы превращения государственных учреждений в автономные учреждения, снимаемые, если потребуется, с обязательного бюджетного финансирования. Принят соответствующий федеральный закон «Об автономных учреждениях». С согласия собственника не исключается приватизация таких учреждений. В этом и заключается «стратегический» смысл принятия данного закона. Этот шаг государства уже достаточно осмыслен и воспринимается весьма критически.

С позиции интересов предприятий, нуждающихся в модернизации производства, усиление перераспределительных процессов нежелательно. В некоторых отраслях (нефтедобыча) налоговое бремя превысило 50 %, на уровне 5 % остается в сельском хозяйстве, да и то главным образом вследствие его низкой доходности. Государство прибегает к займам, затрачивая немалые средства на их обслуживание. Но при этом внешние активы государства (долг других стран перед Россией) остаются на уровне свыше 68 млрд долларов США без долга стран СНГ (около 3 млрд долларов). Эти активы в новой редакции Бюджетного кодекса названы внешними долговыми требованиями. Иной формы они и не принимают, поскольку в последние годы регулярно списывались в колоссальных суммах (3–5 млрд долларов) с таких стран, как Ирак, Сирия, Алжир – в надежде закрепиться на рынках стран-дебиторов в качестве поставщиков военной техники и оружия.

В управлении внешними активами также нет публичной государственной стратегии, рассчитанной на сокращение потерь. Известны единичные факты, когда долги обмениваются на активы зарубежных компаний. Например, в Индии Россия в обмен на задолженность этой страны приобрела пакет акций предприятия по производству титана. Подобные возможности реальны и в других странах.

Приносящим доход активом являются земли. Однако пока нет государственной публичной стратегии, определяющей перспективу оборота земель сельскохозяйственного назначения. Весьма интенсивно они перестают быть таковыми. Использование этой части государственного имущества пока не было предметом крупномасштабной проверки Счетной палаты Российской Федерации. Отчасти это связано с несовершенством закона, регулирующего ее деятельность. В нем нет норм о стратегическом аудите использования всех государственных ресурсов.

С учетом ресурсной напряженности всего воспроизводственного процесса становится ясно, почему в последние годы возрастает внимание Счетной палаты Российской Федерации к проблематике более эффективного использования как государственного имущественного «ресурса», так и «потока» финансовых ресурсов в рамках бюджетного финансирования. Это закономерно: эффективность использования значительных по объему ресурсов в конечном счете определяет реальные возможности удовлетворения растущих потребностей. Именно в этой связи становится реальностью, не получив пока достаточного правового урегулирования, аудит эффективности – форма финансового контроля, в центре внимания которой – рациональность и экономичность всех используемых ресурсов.

Аудит эффективности не менее важен, чем проверка законности и целевого использования средств, ибо при целевом использовании средств в соответствии с нормами законов эффективность может быть «нулевой», если не достигается запланированный конечный результат. В таком случае бюджетные средства тратятся напрасно. Насколько нужен такой аудит, говорит использование на размещение заказов для удовлетворения потребностей бюджетной сферы около трети расходов консолидированного бюджета. А не менее четверти этого объема становится «подарком» государства бизнесу. Схема простая – размещение заказов на внеконкурсной основе привело к крупномасштабному перераспределению бюджетных средств на счета компаний-монополистов, выполняющих заказы по монопольно высоким ценам. Критическая оценка этого процесса в ряде бюджетных посланий Президента Российской Федерации дает свои результаты: внесены изменения в закон о государственных заказах, все больше внимания уделяется эффективности «потока» государственных финансовых ресурсов. Однако при этом не утрачивает актуальности использование государственных ресурсов в форме «запаса» фондовых ценностей.

Весьма значительным событием последних лет было проведение Счетной палатой Российской Федерации анализа процесса приватизации государственного имущества и публикация соответствующих материалов. Они имеют явно выраженную оценку исторических реалий социально-экономической трансформации советской плановой экономики, базирующейся на общенародной собственности, в экономику рыночную с доминантой дерегулирования. Однако такой материал, к сожалению, мог появиться лишь «постфактум», то есть после завершения приватизации, ибо ее самый интенсивный период пришелся на время, когда Счетной палаты не существовало. Такой орган финансового контроля тогда был не нужен по мотивам нецелесообразности вмешательства в приватизационный процесс, поскольку он мог вмешаться, а значит, и затормозить этот процесс. Решалась задача завершения приватизации как можно скорее. Закон о Счетной палате был принят в 1995 году, когда основные приватизационные операции были проведены.

Примерно такая же ситуация с проектами, реализуемыми за счет кредитов международных финансовых организаций. Достаточно проработанное в деталях «Положение о работе с проектами, реализуемыми Российской Федерацией при участии международных финансовых организаций» (утв. постановлением Правительства РФ № 43 от 28 января 2005 г.) появилось тогда, когда основные потоки кредитов международных финансовых организаций «прошли» по затратным, малоэффективным, нередко сомнительным проектам – при многочисленных нарушениях действующих законов в части правомерности реального использования валютных займов. Теперь уже ясно, что по результатам анализа Счетной палаты никакие решения не будут приняты. Однако анализ процесса приватизации и использования при этом государственного имущества чрезвычайно важен и для будущего, ибо остается еще немало неприватизированного государственного имущества, которое следовало бы использовать существенно лучше, чем до сих пор, и которое значится в ежегодно составляемых перечнях подлежащего приватизации.

Именно в связи с этим на проблематике проведения приватизации в прошлом и на вопросах ее использования в будущем не следует ставить «точку». Ведь скрыто и незаконно она продолжается до настоящего времени, поскольку дает о себе знать явно «приватизационное» кредо по отношению к оставшемуся в государственной собственности имуществу. Выходящим из общего ряда примером циничного отношения к труду целого поколения граждан нашей страны является незаконная передача российского атомного ледокольного флота Мурманскому морскому пароходству с последующей передачей его без согласия собственника (государства) в аренду иностранным компаниям для организации высокооплачиваемых круизов на Северный полюс. А речь идет не только о «доходности» таких операций, но и об интересах национальной безопасности России.

Сегодня не только не снижается, но даже возрастает значение использования того «запаса», каким остается государственное имущество – находящееся как на территории Российской Федерации, так и за рубежом. В соответствии с Конституцией Российской Федерации управление федеральной собственностью осуществляет Правительство Российской Федерации. В рамках его конституционных полномочий, начиная с 1995 года, создавались организационно-правовые предпосылки существенного улучшения управления федеральной собственностью, находящейся за рубежом. В центре внимания были вопросы контроля расходов на содержание заграничного имущества, обеспечения определенной доходности его использования в коммерческих целях. Постановление правительства от 5 января 1995 г. № 14 «Об управлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом», определило порядок осуществления всех видов сделок с собственностью России за границей (продажи, мены, залога, дарения, изъятия, приобретения, приватизации, сдачи в аренду и т. д.). Согласно этому акту, все сделки с недвижимым имуществом, а также с ценными бумагами, долями участия, паями и акциями в зарубежных компаниях полагалось осуществлять с учетом рыночных цен, складывающихся по местонахождению имущества на момент их совершения. В 1990-е годы были решены и другие вопросы совершенствования управления государственным имуществом, находящимся за рубежом. Были определены функции и полномочия Управления делами Президента Российской Федерации и МИД России, в оперативном управлении которых находилось тогда недвижимое федеральное имущество за рубежом.

Был установлен порядок, в соответствии с которым средства, вырученные в результате совершения сделок с имуществом, являющимся федеральной собственностью и находящимся за рубежом, должны поступать в федеральный бюджет. Это распространялось и на доходы по ценным бумагам, долям участия, паям, а также дивидендам, выплачиваемым на акции зарубежными юридическими лицами с российской долей участия, за исключением средств, вырученных от сделок с имуществом, закрепленным за государственными предприятиями на праве хозяйственного ведения. Неоднородность подобных потоков предполагает их систематизацию и учет. Именно поэтому было принято постановление правительства от 3 июля 1998 г. № 696 «Об организации учета федерального имущества и ведения реестра федерального имущества». В нем предусматривался порядок учета федерального имущества и ведения соответствующего реестра.

Вопросы управления находящимся за рубежом имуществом нашли также отражение в Концепции управления государственным имуществом и приватизацией в Российской Федерации, одобренной постановлением правительства от 9 сентября 1999 г. № 10. В ней были определены цели и задачи государственной политики в области управления государственной собственностью, находящейся за рубежом. Позднее постановлением правительства от 14 января 2002 г. № 10 утверждался порядок отчуждения федерального недвижимого имущества, находящегося за границей. При этом учитывалось, что преобладающая часть недвижимого имущества тогда находилась в оперативном управлении Министерства иностранных дел России. Другая (меньшая) часть его была передана Управлению делами Президента Российской Федерации для создания условий деятельности федеральных государственных органов за рубежом и в целях коммерческого использования. На указанные ведомства были возложены и функции по осуществлению поиска не учтенного и не оформленного должным образом зарубежного имущества Российской империи и Союза ССР – с оформлением соответствующих прав собственности Российской Федерации.

На территории бывшего СССР также не были адекватно урегулированы имущественные отношения бывших союзных республик. До настоящего времени не решен вопрос о ведомственной принадлежности объектов недвижимости за рубежом, в которых размещаются российские центры науки и культуры Росзарубежцентра. В результате более 150 объектов в 43 странах мира не внесены в государственную информационную базу, реестровые номера не присвоены, свидетельства не оформлены. А речь идет о довольно дорогих объектах. Аналогично несвоевременно обновляется база данных при изменении формы собственности или других вещных прав на объект учета. Это относится к информации о долях участия Российской Федерации в уставных капиталах иностранных компаний. Оказались не учтенными: часть акций Московского народного банка (Великобритания) и Коммерческого банка для Северной Европы (Евробанк, г. Париж), находящихся в хозяйственном ведении 9 федеральных государственных унитарных предприятий – внешнеэкономических объединений. Не в полной мере отражена в учете доля участия Российской Федерации в размере 12,29 % (344,1 тыс. долларов США) в уставном капитале Белвнешэкономбанка (Белоруссия). В информационной базе данных Росимущества не учтены доли участия в уставных капиталах четырех иностранных компаний ОАО «Ингосстрах», в том числе: Блэк Сиэнд балтик Дженерал (Великобритания) (4,51 %, 59,6 тыс. долларов США); Гарант Ферзихерунгс (Австрия) (22,22 %, 2,2 млн долларов США); Софаг (Германия) (23,07 %, 313,2 тыс. долларов США). Не учтены доли участия Внешэкономбанка в финансовых активах 8 иностранных компаний, в том числе: Белвнешэкономбанка (15 %, 420,0 тыс. долларов США), Юраско Банка (6,6 %, 1,9 млн долларов США).

Основная проблема, требующая неотложного решения – отсутствие концептуально строгой стратегии управления государственным имуществом и активами, а также несовершенство правового регулирования вопросов координации всей деятельности, связанной с управлением всем государственным имуществом – и на территории России, и находящимся в зарубежных странах. Именно с этим связано нарушение целостности системы управления государственной собственностью России, в том числе и находящейся за рубежом. Дает о себе знать нерешенность вопроса об органе исполнительной власти, ответственном за координацию всей деятельности по управлению такой собственностью. В результате не проводится системный анализ эффективности использования объектов и оценка доходности сделок, не осуществляется выработка своевременных предложений о прекращении участия Российской Федерации в уставных капиталах убыточных зарубежных компаний. Между тем, управление объектами недвижимости, расположенными за рубежом, переданными для коммерческого использования, продолжает требовать дополнительных финансовых вложений бюджетных средств на обустройство, новое строительство, реконструкцию и содержание.

Нет необходимости перечислять все подобные факты. Однако их достаточно для того, чтобы сделать определенные выводы. Действующий сегодня порядок управления имущественным «запасом», включая такой «запас» за рубежом, имеет существенные изъяны. Однако поскольку на его формирование в разные периоды были затрачены колоссальные трудовые, материальные и финансовые ресурсы, настало время навести порядок в этом деле. Основная проблема, требующая неотложного решения – разработка и реализация концептуально строгой стратегии управления государственным имуществом и активами, совершенствование правового регулирования вопросов координации всей деятельности, связанной с управлением государственным имуществом – и на территории России, и находящимся в зарубежных странах. Именно с этим связано нарушение целостности системы управления государственной собственностью России, в том числе и находящейся за рубежом.

Требует также решения вопрос об органе исполнительной власти, ответственном за координацию всей деятельности по управлению государственным имуществом, в том числе за рубежом, обеспечивающем на регулярной основе системный анализ эффективности использования объектов и оценку доходности всех имущественных сделок, способном обоснованно решать вопросы прекращении участия Российской Федерации в уставных капиталах убыточных зарубежных компаний. Следует считаться с тем, что управление объектами недвижимости, расположенными за рубежом, переданными для коммерческого использования и подлежащими такой передаче, предполагает дополнительные финансовые вложения бюджетных средств на обустройство, новое строительство, реконструкцию и содержание. Только при этом условии может быть повышена эффективность использования такого имущества. Это должно находить отражение в расходах федерального бюджета.

Необходимо радикально решить вопрос повышения эффективности деятельности представителей государства в органах управления иностранных юридических лиц, уставные (акционерные) капиталы которых сформированы с использованием государственных средств, а также имущества бывшего СССР и Российской Федерации. Назрела необходимость разработки нового нормативного акта, предусматривающего координацию решения всей совокупности названных проблем. Особое значение следует придать стратегическому аудиту использования всех государственных ресурсов – будь то сельскохозяйственные земли и земли лесного фонда, добываемые из недр полезные ископаемые, термальные и целебные источники, государственная недвижимость на территории страны и за рубежом, или финансовые ресурсы, находящиеся на счетах аналогов стабилизационного фонда и используемые для инвестирования за рубежом. Поскольку речь идет об огромных ценностях, принадлежащих России, решение этого вопроса нельзя откладывать. Финансовый аспект этой проблемы остается основным. Правительство продолжает переводить природные активы в финансовые, бросив на самотек использование ценностей, умножению которых должны служить финансовые активы. Парадоксальность ситуации очевидна. Она должна быть преодолена.

Многочисленные факты нерационального использования государственного имущества и активов, мотивированного интересами бюрократии, диктуют, чтобы правом законодательной инициативы по данному вопросу воспользовались органы законодательной власти регионов, которые объективно и обоснованно критически оценивают деятельность центральных властей, поскольку на доходной части бюджетов регионов сказываются все изъяны управления на федеральном уровне власти.

Однако помимо проведения правовой и законодательной работы, для повышения эффективности в рассматриваемом вопросе, необходимо также более детально проанализировать используемые к разработке государственной политики теоретические подходы, на основе сравнительного анализа выявить их сильные и слабые стороны в целях разработки адаптивной стратегии и макроэкономической политики России в посткризисный период.

1.5. Развитие концептуальных подходов к государственному регулированию экономики

В современных условиях макроэкономическое регулирование экономики со стороны государства претерпевает постоянные изменения, трансформируются формы, методы, цели, функции государственного регулирования экономики. Особенно этот процесс интенсифицируется в условиях выхода из мирового экономического кризиса. В результате происходит развитие концептуальных подходов к государственному регулированию экономических процессов.

Государство исторически возникло из потребности регулировать взаимоотношения между людьми особыми предписаниями их поступков и деятельности. Государство призвано создавать механизм регулирования экономических отношений, который в наибольшей степени обеспечивал бы эффективное использование имеющихся ресурсов и способствовал бы рациональному использованию общественно-хозяйственного потенциала для дальнейшего развития. Общегосударственная макроэкономическая политика представляет собой упорядоченную систему мер и действий государства по управлению национальной экономикой. В рамках теории государственного вмешательства можно выделить два концептуальных подхода к деятельности государства:

1. Теории общественного договора: государству отводиться роль третейской стороны, гарантирующей соблюдение условий договора (контрактная теория государственного вмешательства). Мотивы деятельности государства: каждый в рамках договора получает определенную выгоду, и государство следит за соблюдением условий контракта.

2. Эксплуататорские теории государства (например, теория К. Маркса). Главная задача вмешательства – перекачка дохода от членов общества в пользу властвующей группы или класса. Основной мотив деятельности государства – получение ренты правящей элитой.

Гарвардская школа бизнеса на основе существующей практики деятельности государства выделила 2 подхода к роли государства в экономике: индивидуалистическая концепция роли государства в экономике; коммунитарная концепция. В индивидуалистической концепции роль правительства ограничена. Главная задача правительства состоит в защите различных форм собственности, заключении контракта между сторонами, обеспечении выполнения соглашения и поддержание открытости рынка для свободной конкуренции между фирмами. В этой концепции правительство отделяется от бизнеса. Вмешательство в экономические процессы возможно только в чрезвычайных ситуациях. Из вмешательства исключается осуществление макроэкономического планирования и формирование мировоззрения граждан. В коммунитарной концепции задача государства – выявление потребностей населения на долгосрочную, краткосрочную и среднесрочную перспективы. Удовлетворение выявленных потребностей всеми имеющимися в распоряжении государства ресурсами. При этом государство формирует мировоззрение граждан, осуществляет долгосрочное макроэкономическое планирование.

В современных условиях глобализации возобновляются споры ученых о механизмах, тенденциях, концепциях, инструментах государственного регулирования экономики. Рассмотрим существующие основные концептуальные подходы к государственному регулированию экономики. Эволюция государственного регулирования связана с этапами развития и моделями рыночной экономики, в процессе которой формируются конкретные виды деятельности и изменяется концептуальная роль государства в экономике.

Так, в период первоначального накопления капитала меркантилисты видели задачу государства в том, чтобы привлечь больше золота в страну за счёт поощрения вывоза товаров за границу и, сдерживая ввоз тех товаров, которые производятся в государстве, тем самым, защитить отечественного производителя. В период начала промышленной революции роль государства в экономике сводится к «ночному сторожу частной собственности». В этих условиях один из представителей классической школы А. Смит впервые в науке «разделил труд» между бизнесом и государством. При этом он выделяет следующие функции государства: оборона, т. е. защита частной собственности от нападений извне; правосудие, т. е. защита частной собственности от посягательств на неё внутри страны; создание нормальных условий для торговли.

В дела бизнеса государство не вмешивалось, т. к. на рынке действовала свободная игра рыночных сил, в результате чего срабатывал принцип «невидимой руки рынка». Для данного периода характерно формирование начал либерализма в экономике. В период совершенной конкуренции усиливается капитализация экономики, поэтому возникает необходимость в разработке отдельных направлений регулирования, что способствует формированию рыночной инфраструктуры. Деятельность государства в этот период получила название «стратегия точечного воздействия». Процессы концентрации и централизации капитала и производства привели к необходимости появления нового вида деятельности государства – защита конкуренции. Но первая практика в этой области оказалась малоэффективной.

К 30-м годам ХХ века в период Великой депрессии механизм саморегулируемой экономики потерпел «фиаско». В результате возникает необходимость формирования механизма государственного регулирования. Регулирующая роль рынка в условиях несовершенной конкуренции переходит к государству. У государства появляется первая экономическая функция – обеспечение макроэкономического равновесия. Все функции государства до этого периода можно назвать «предэкономическими». Впервые обоснование государственного вмешательства в экономические процессы было сделано Дж. М. Кейнсом. Он разработал дискреционную финансовую политику, направленную на регулирование совокупного спроса. Таким образом, формируется феномен «экономической политики».

Кейнс обосновал необходимость государственного регулирования экономики. Он предложил в условиях спада создать дополнительный спрос с помощью следующих регулирующих действий государства: стимулировать капитальные вложения путем влияния на норму процента, для того чтобы он был не слишком высок; необходимо выпускать дополнительные деньги, в результате возможна умеренная (дозированная) инфляция; увеличивать государственные расходы в целях компенсации недостающего частного спроса; регулирование ставки налогообложения с целью повышения потребительского и производственного спроса. В периоды промышленного бума было предложено проведение финансово-кредитных мероприятий, ограничивающих капитальные вложения. Т. о., в этой концепции государство создает условия для стимулирования частных инвестиций, чтобы «создать хорошее настроение капиталистам».

Последователями Дж. М. Кейнса был разработан метод компенсирующих контрмер, который состоит в регулировании экономики с помощью государственных расходов и частных капитальных вложений. На практике неокейнсианцы предложили планирование экономики на макроэкономическом уровне с помощью индикативного планирования (бюджетное планирование, планирование общественных работ, планирование социальной сферы). В целом они осуществили перенос тяжести с деятельности государства с контроля над частными инвестициями на государственные инвестиции и государственные расходы вообще.

Дальнейшая эволюция государственного регулирования в ХХ веке связана с переходом вмешательства государства с макроэкономического уровня на мезо– и микроуровни экономики, а к 1980-м годам и на мегауровень; выработкой основных подходов к целевой функции экономической политики; формированием различных моделей регулирования (либеральной, командной и социальной – в 1930-е годы и социального рыночного хозяйства – в 1950-е годы); появлением различных субъектов, объектов, направлений, методов и инструментов экономической политики; постепенным врастанием механизма государственного регулирования в рыночный механизм, что привело к социализации экономики и формированию новых концептуальных подходов к деятельности государства и в теории и на практике.

В процессе эволюции появились и проблемы государственного вмешательства, в частности, лаги запаздывания действий государства в период спада достигали 12-ти месяцев, а в периоды подъёма – 6-ти. В дальнейшем высокая активность государственного вмешательства выявила новые проблемы: бюрократизм, коррупция, рост налогового давления, рост трансакционных издержек, невозможность обеспечения государством права собственности, качественных дорог, законности и правопорядка, доверия у инвесторов, образования и здравоохранения, происходит ограничение демократии.

В 80-е годы ХХ века теория (неоконсерватизм) и практика государственного вмешательства возродила идеи либерализма, т. к. экстенсивные факторы экономического роста, используемые на практике, привели к «фиаско государства» в виде перманентного дефицита государственного бюджета, роста государственного долга, появления «стагфляции», бюрократизации и коррупции в органах власти. В результате преобладающей в теории и на практике стала концепция ограничения роли государства в экономике. Представители неоконсерватизма создают систему мер, которая способствует долгосрочному экономическому росту, укреплению экономического потенциала на основе структурных сдвигов. Основная характеристика неоконсерватизма:

1. Преобладают кредитно – денежные рычаги регулирования.

2. Применение долгосрочных подходов, с целью создания максимальных условий для частного накопления.

3. Отход от использования государственных расходов, как инструмента стабилизации цикла.

Акцент неоконсерваторами был сделан на долгосрочное стимулирование путем снижения масштабов налогообложения и степени перераспределения национального дохода через прогрессивную систему налогообложения. На практике произошел переход к конструированию экономической политики на основе выработки стратегического курса и тактических целей. Стратегическая цель неоконсерваторов – сформировать стратегию долгосрочного экономического роста. Тактика – борьба с инфляцией. Антиинфляционная политика выходит на первый план. И в теории и на практике считают, что необходим возврат к инструментам саморегулирования, таким как: гибкая заработная плата; гибкая цена; гибкая процентная ставка – результат гибкого ценообразования на денежном рынке, возникновение вследствие действия ЦБ на открытом рынке.

Основные концептуальные идеи на данном этапе: необходима свобода выбора, государство должно поддерживать инициативу граждан, ограничение вмешательства государства в экономику регулированием предложения денег на основе денежного правила М. Фридмена. Механизм воздействия денежного правила следующий: увеличение предложения денег влияет на экономику посредством воздействия на портфель активов, в который входят наличные деньги, ценные бумаги, производственные активы, предметы длительного пользования и т. д. Изменение предложения денег через операции на открытом рынке влияют на учетную ставку процента, изменение цены ценных бумаг, на цены иных активов. Т. о. изменение предложения денег вынуждает владельцев ценных бумаг, денег корректировать объем и структуру своих расходов и посредствам данного механизма влияет на портфель активов и в результате на всю экономику.

Применение монетарной идеи на практике вывело условия, необходимые для ее реализации: высокая эластичность цен; значительная взаимозаменяемость ресурсов; должна проводиться эффективная антимонопольная политика, чтобы рынок был достаточно конкурентоспособным. На практике монетаризм реализовался в виде “либерально-ограничительной” концепции (например, Россия 1990-х годов, “шоковая терапия”).

Основное содержание регулирующей роли государства включало следующие действия:

1) сокращение бюджетных инвестиций за счет социальных расходов, инвестиций в непроизводственный сектор, секвестирования государственных инвестиций с непроизводственного сектора на производственный, роста цен на продукцию и услуги государственного сектора (общественные товары и услуги);

2) рост налогов;

3) ограничение роста заработной платы за счет сжатия потребительского спроса; жесткая денежно-кредитная политика; ослабление контроля над ценами и над экспортно-импортными операциями;

4) девальвация национальной денежной валюты.

Таким образом, роль государства в экономике обусловлена состоянием механизма хозяйствования и претерпела существенные изменения. В конечном итоге роль государства в экономике реализуется через функции и масштабы вмешательства. Роль государства в современной экономике может быть представлена следующими функциями (вне зависимости от моделей госрегулирования):

1. Формирование правил игры – связана с правовым обеспечением функционирования рынка;

2. Регулирующая – обусловлена необходимостью защиты конкуренции;

3. Перераспределительная – государство не вмешивается в процессы распределения доходов (это функция цены), а должно направлять государственные расходы на уменьшение социального неравенства;

4. Стабилизация экономики – связана с принятием решений по сдерживанию безработицы, инфляции и обеспечению экономического роста;

5. Безопасности экономической, политической, социальной и экологической – призвана обеспечить выживание человечества в условиях существования глобальных проблем.

Набор функций государства в экономике варьируется в зависимости от моделей государственного регулирования. Но, в то же время, выбор конкретных политических решений определяется макроэкономическими перспективами и зависит от политических позиций политиков. Масштабы вмешательства государства определяются либо долей государственной собственности (она варьируется в зависимости от модели регулирования: в либеральной и социальном рыночном хозяйстве до 20 %, в командной от 20 % до 35 %, в социальной до 40 %), либо подвержены циклическим колебаниям.

Ещё французский экономист А. Вианес установил, что с 1850-го года прослеживается прямая зависимость между колебаниями границ государственного регулирования со сменой фаз «длинных волн». Так, в фазе экономического процветания наблюдается или сокращение, или стабилизация государственного вмешательства, а в фазе экономических трудностей быстро растут масштабы вмешательства.

Выделяют следующие мотивы вмешательства государства в экономику: распределительный и социальный – связан с необходимостью уменьшения ущерба, наносимого экономике субъектами рынка; мотив эффективности, т. е. защита конкуренции; мотив структурных преференций и безопасности – обусловлен общегосударственными интересами решения проблем развития, обновления, стабилизации, сохранения рыночной системы.

Для выработки эффективной экономической политики необходима увязка целей и инструментов экономической политики. Существуют два основных подхода к формированию конфигурации целевой функции: (1) одновременное достижение нескольких целей; (2) построение целевой функции государства, выделяя задачи первостепенной важности. Практика государственного вмешательства показывает преимущества второго подхода, т. к. при одновременном достижении нескольких целей на одном уровне могут оказаться противоречивые цели, например, экономический рост и стабильность цен.

По мере формирования механизма государственного регулирования и его врастания в хозяйственный механизм происходит сокращение количества целей. В 50-е гг. ХХ века Я. Тинберген выделял восемь целей: объемы госрасходов, темп изменения реальной заработной платы, уровень занятости, индикатор распределения доходов, размеры инвестиций, совокупный спрос, уровень производства, сальдо платежного баланса. К 90-м гг. ХХ века осталось 4 цели (они сформулированы немецкими экономистами Х. Зайделом и Р. Гемменом): экономический рост, стабильный уровень цен и стабильность национальной валюты, высокая степень занятости, внешнее экономическое равновесие. Каждая цель реализуется через индикатор: экономический рост – через индекс цен, высокая степень занятости – через уровень безработицы, внешнеэкономическое равновесие – через вклад внешнеэкономических связей в ВНП.

Целевая функция предпочтения может изменить вид: пирамиды или дерева целей экономической политики. В пирамиде целей выделяют три уровня целей: глобальный, главный и прикладной. На глобальном уровне формируется направление развития государства, т. е. стратегия экономической политики, на главном – функции государства, на прикладном – конкретные практические (тактические) цели государственного регулирования. Дерево целей предполагает выбор генеральной цели и расстановку приоритетов между уровнями целевой функции.

Цели экономической политики связаны с использованием инструментов государственного регулирования. Выделяют следующие инструменты: инструменты налогово-бюджетной политики: ставки налогов, государственные расходы; инструменты денежно-кредитной политики: политика рефинансирования (учетная ставка процента), политика минимальных и обязательных резервов, политика открытого рынка; экономическое прогнозирование, макропланирование и программирование экономики (директивное, индирективное, индикативное, стратегическое).

В 1988 г. в Кембридже Я. Тинберген сформировал основное правило экономической политики (получившее название неравенство Тинбергена): государству не нужно брать на себя то, что оно не в состоянии делать, т. е. количество целей никогда не должно превосходить запас имеющихся в его распоряжении инструментов. К 90-м годам ХХ века на первый план выходят проблемы выживания человечества: экологической, экономической, политической и социальной безопасности, что требует перехода к концепции устойчивого развития и изменения, роли государства в экономике в направлении иных критериев экономического прогресса, чем экономический рост – безопасность и выживание человечества.

На сегодняшний день безопасность – одна из основных экономических категорий современной науки и практики, к ней обращено особое внимание ученых и практиков. При этом понимание сущности и содержания категории безопасность постоянно трансформируется. Так, в Законе РФ «О безопасности» под данной категорией понимается защита общества от внешних и внутренних угроз. Однако, современные специалисты считают, что понимание сущности категории безопасность следует рассматривать не только как защиту интересов домохозяйств, фирм, государства в отдельности, общества в целом, но и как защищенность всей системы взаимодействий личности, общества, государства; а так же как элемент социальной системы, реализующийся в устойчивом развитии. Т. о., безопасное развитие связано со стабильным, устойчивым развитием экономики. Обеспечение устойчивого развития на сегодняшний день – это задача государственного регулирования экономических процессов.

В связи с обозначенными тенденциями формируется во всех странах новый концептуальных подход к деятельности государства на который оказывает влияние большое количество факторов: прежние механизмы государственного регулирования, разработанные в 20 веке (дискреционная и недискреционная финансовая политика, мягкая и жесткая денежно-кредитная политика) были направлены на достижение либо экономического роста, либо на обеспечение стабильности цен, на сегодняшний день призваны решать двуединую задачу на фоне обеспечения устойчивого развития экономики, кроме этого важнейшим фактором, влияющим на деятельность государства и определяющим новый порядок в развитии цивилизации является глобализация.

Глобализация, как процесс изменения и развития взаимосвязей и взаимозависимостей рыночного механизма саморегулирования и государственного механизма регулирования экономических процессов изменяет функциональную и целевую направленность деятельности государства, с одной стороны, с другой стороны будут претерпевать изменения содержание процессов воздействия государства.

Перед государством встает задача не только регулирования макроэкономических диспропорций, но и регулирования самого процесса глобализации и его возможных сбоев, таких как, например, экономический кризис. При этом в современных условиях выхода российской экономики из кризиса реализуется стратегический курс «российского неоконсерватизма».

Разрабатывая тактические действия по реализации стратегической цели необходим не только выбор инструментов антикризисных мер с учетом постоянных стагфляционных процессов, но и разработка механизмов принятия решения в макроэкономической политике с учетом фазы жизненного цикла государства. При этом важнейшим теоретическим вопросом, особенно обострившимся в период современного глобального кризиса, является соотношение плановых и рыночных методов регулирования экономики. Его анализу посвящен следующий раздел монографии.

1.6. Проблематика «плана и рынка»: направления теоретического анализа

Понятия «плана» и «рынка» задают весьма свободные рамки для обсуждения очень разных сюжетов. Исторически эти понятия часто трактовались как две взаимно исключающие противоположности в бинарной оппозиции. Так было, например, когда «плановая» экономика противопоставлялась «рыночной». В других случаях «план» и «рынок» рассматривались как два различных института, функционирование которых в ряде случаев может противоречить и создавать проблемы друг для друга, но которые тем не менее совместимы. Если это так, предметом обсуждения становится устройство каждого из этих институтов, их относительные роли и проблемы взаимодействия. Проблематика «плана и рынка» рассматривалась и под другими углами зрения. Понятие «плана» использовалось для выражения идеи рациональности и управляемости в противоположность идее спонтанности и стихийности, связываемой с «рынком». Сюда же относится и представление о том, что «план» должен быть ориентирован на благо людей в отличие от «бездушного рынка».

Можно заметить, что все эти различные установки как правило действуют на подсознательном уровне. Авторы соответствующих текстов считают их очевидными и с удивлением задают вопрос – «а как же может быть иначе?» Иными словами, такие установки представляют собой (в каждом данном случае) наиболее общую модель, т. е. парадигму обсуждения проблемы. Как известно, ученые, работающие в рамках различных парадигм и исходящие из различных представлений об «объективной реальности», не слышат друг друга [54] . Поэтому интересно было бы вывести их подсознательные предпосылки в область обсуждаемого и сравнить их в явном виде. Это позволило бы не только внести терминологическую ясность, но также избавиться от логических противоречий, кажущихся или действительных.

Не исключено, что такой сравнительный анализ можно было бы провести, создав для этого мета-модель «плана и рынка», объемлющую все известные подходы. Такая мета-модель позволила бы провести сравнение, не выходя из единой предметной области. Тем не менее, здесь мы поставим более скромную задачу и рассмотрим основные известные подходы, не претендуя на их обобщение. Таких подходов мы рассмотрим пять:

1. «Советская экономическая наука», продолжаемая в многочисленных публикациях и в наше время.

2. Теории неравновесия, представленные в работах восточноевропейских экономистов 1950-1980-х годов, прежде всего Я. Корнаи.

3. Макроэкономика, созданная Дж. М. Кейнсом.

4. Институциональная экономика и теория общественного выбора от Веблена и Коммонса до Бьюкенена, Вильямсона, Норта и Олсона.

5. Когнитивный подход, анализирующий движение идей и их превращение в «реальность».

Мы попробуем сравнить эти подходы, по возможности обсуждая в явном виде общую логику данной парадигмы: проблемы, которые принято обсуждать, принятое (явно или неявно) представление о «существующей реальности», какие инструменты дает данная парадигма для решения поставленных в ней проблем.

Парадигма: «Советская экономическая наука». Обсуждаемые проблемы: феноменологические (темпы роста, уровень доходов, технологическое отставание и т. п.). «Реальность» состоит из: «власти», которая ответственна за всё и в принципе может решить любые проблемы; управляемой или реформируемой экономики; самого эксперта, дающего власти советы (это предполагается неявно). Инструменты для решения проблем: советы эксперта власти по конкретным вопросам.

Советская экономическая наука (без кавычек) сложилась в период, когда, во-первых, общегосударственные цели развития доминировали над соображениями равновесия (будь то в узко-экономическом или обобщенном социальном смысле) и даже над соображениями эффективности. Вплоть до 1960-х годов экономическое развитие страны подпитывалось за счет ресурсов российского села, место которых затем с большим или меньшим успехом заняли энергоносители. Во-вторых, для этого периода была характерна значительная управляемость, в силу чего у советских экономических экспертов возникло и на многие десятилетия сохранилось представление, что им достаточно понять, что следует делать в той или иной ситуации, и объяснить это органам власти, чтобы затем эти органы приняли нужные меры.

При этом не рассматривались ни вопрос о наличии или отсутствии инструментов, которые могут быть необходимы этим органам для реализации советов экспертов, ни вопрос о желании или нежелании власти слушать советы. Поскольку же постепенно ресурсная база власти иссякала, а сама власть из жесткой командной системы превращалась в «административный рынок», то такая позиция экспертов могла свидетельствовать только об их исключении из реального процесса принятия решений. «Советские экономисты» – это не консультанты, а прежде всего преподаватели в не до конца сложившейся и достаточно оторванной от практики постсоветской высшей школе.

Парадигма: «Восточноевропейские теории неравновесия» [55] . Обсуждаемые проблемы: системные структурные дисбалансы, присущие социалистической экономике (феномен «рынка продавца» и его следствия), особенности поведения экономических агентов при «реальном социализме» (включая «социализм с человеческим лицом»). «Реальность» состоит из: государственных учреждений, предприятий, семей. Инструменты для решения проблем: понимание системного характера феномена неравновесия.

Работы, которые обобщенно можно назвать «восточноевропейскими теориями неравновесия» – это «второе поколение» советской экономической науки. Они возникли в странах «социализма с человеческим лицом» как попытка понять особенности реального функционирования экономик этих стран, а также возможности и пределы их реформирования без принципиального политического слома. Важной особенностью этого «второго поколения» было внимание к реальности. «Государство» рассматривалось уже не как всемогущая безликая сила, а как набор организаций с их специфическим поведением и ограниченными возможностями.

Общим выводом была констатация того, что такие феномены, как дефицит, неэффективность и отсутствие стимулов для инноваций неизбежны для экономик советского типа, в которых доминирует неравновесие в виде «рынка продавца». Эти теории не указывали на конкретного субъекта реализации вытекающей из них политики и поэтому носили скорее идеологический характер – они обозначали направление необходимых преобразований и предостерегали от ошибок. Так, еще в конце 1980-х годов Янош Корнаи в своей работе «Путь к свободной экономике» говорил о возможности двух стратегий перехода к рынку – путь органического развития или быстрой приватизации. Органическое развитие ориентируется в первую очередь на создание новых предприятий. Соответственно, цель и инструменты политики должны состоять в поддержке этих новых предприятий – в устранении барьеров их входа на рынки, стабилизации отношений собственности, создании эффективных механизмов гарантирования контрактов и т. п. Приватизация старых предприятий должна иметь место, но при этом важно не мешать новым.

Спустя почти двадцать лет Корнаи написал комментарий к этой книге, где показал уже на основе реального опыта разных стран, что путь ускоренной приватизации ведет – и привел, особенно в России – к ряду проблем. Справедливости ради надо сказать, что это понимали тогда и у нас в России (в том числе и Анатолий Чубайс), однако путь органического развития оказался политически невозможным.

Обращаясь теперь к мировой экономической науке, мы можем сказать, что тематика «плана и рынка» была предметом анализа двух крупных направлений – макроэкономики и институциональной экономики (вместе с теорией общественного выбора).

Парадигма: «Макроэкономика». Обсуждаемые проблемы: макроэкономические дисбалансы. «Реальность» состоит из: макросекторов – производства, потребления, семей, правительства, денежных властей. Инструменты для решения проблем: возможность манипулировать макроэкономическими агрегатами.

Сила изобретенной Кейнсом макроэкономической парадигмы заключается прежде всего в том, что вопрос о субъекте политики и доступных этому субъекту инструментах здесь обсуждается в явном виде. Как известно, исходная проблема для этой парадигмы – это неспособность нерегулируемого рынка обеспечить равновесие на макроуровне, вследствие чего необходимо вмешательство государства, понимаемого как экономический игрок, оперирующий небольшим набором макроагрегатов. Иными словами, кейнсианское «планирование» является максимально «деликатным» по отношению к «рынку» и оно ни в коем случае не адресовано конкретным игрокам микроуровня.

Дальнейшее развитие макроэкономики и макроэкономической политики продолжалось в том же духе – предметом исследования и обсуждения являются инструменты манипулирования макроагрегатами и воздействия на массовое поведение микроигроков (адекватность, эффективность этих инструментов и т. п.). Политика не затрагивает внутреннее устройство микроигроков или формы их взаимодействия между собой.

Парадигма: «Институциональная экономика и теория общественного выбора». Обсуждаемые проблемы: издержки и информационные проблемы, связанные с взаимодействиями экономических агентов на микроуровне; механизмы принятия коллективных решений; факторы, определяющие сравнительную эффективность рынка и фирмы. «Реальность» состоит из: индивидов – либо независимых юридических лиц, либо находящихся в отношениях подчинения; правовой системы. Инструменты для решения проблем: понимание факторов, определяющих сравнительную эффективность различных форм организации взаимодействий экономических агентов; основанные на этом правовые и организационные коррективы.

В отличие от макроэкономческой парадигмы, отправной точкой для возникновения институциональной экономики и теории общественного выбора была необходимость понять причины, приводящие в определенных ситуациях к недостаточной эффективности рыночных механизмов на микроуровне. В силу этих причин в рыночной экономике предпочтительными часто оказываются другие, нерыночные формы координации взаимодействий людей, такие как организации (фирмы и некоммерческие структуры) и политические механизмы. Институциональными экономистами были получены весьма содержательные результаты, которые отнюдь не сводились к констатации того, что вместо «рынка» следует использовать «план». В задачу институциональной экономики и теории общественного выбора входило тщательное исследование и объяснение устройства и логики функционирования таких нерыночных институтов.

Время активного обсуждения этих вопросов – период расцветающей крупной индустриальной экономики 1920-1970-х годов. Институциональное направление в западной экономической мысли в каком-то смысле аналогично теориям неравновесия, появившимся в соцстранах, и представляет как бы их зеркальное отражение, поскольку рассматривает проблему неэффективности «рынка», а не «плана». В практическом смысле институциональный анализ направлен на изменение поведения экономических агентов. Правда в отличие от теорий неравновесия адресатом рекомендаций здесь являются не «реформаторы», а постоянно присутствующая в «западном» обществе правовая и демократическая система – законодательство и суд.

Все вышеперечисленные школы экономической мысли по большому счету возникли как реакция на крупные проблемы – или лучше сказать проблемные ситуации – либо практические, либо интеллектуальные. Так, мышление советских экономистов было сформировано задачей преодоления отсталости и модернизации СССР. Затем восточноевропейские теории неравновесия стали реакцией на кризис советской системы. Кейнсианская макроэкономика явилась ответом на кризис 1920-х годов. Институциональные теории были призваны заполнить брешь между классической экономической наукой, сформированной во времена преобладания малых предприятий, и реалиями крупной индустриальной экономики XX века.

К сожалению, мы плохо понимаем суть кризиса, разворачивающегося сейчас на наших глазах. Из общих соображений можно предположить, что он так или иначе связан с противоречием между глобализацией, приводящей к перемешиванию и механическому сближению разного рода экономических, социальных и политических объектов, и сохранением – или даже углублением – различий между ними. Люди живут бок о бок, но при этом они встроены в совершенно различные культурные, социальные и политические структуры. Предприятия включены в глобальный рынок и легко общаются через интернет, однако стили их поведения совершенно различны. И следует признать, что на сегодня у нас нет не только инструментов для практического сглаживания тех дисбалансов и напряженностей, которые отсюда вытекают, но мы не умеем их даже анализировать.

Как утверждают, единственными, кто смог предсказать Великую депрессию 1920-х годов были экономисты австрийской школы. Специфика подхода австрийской школы связана с тем, что экономические процессы она рассматривает не как движение материальных объектов (производство, распределение, обмен, потребление), а как информационный и творческий процесс. Нам представляется, что именно такой подход может привести к созданию когнитивной парадигмы , пригодной для анализа современных проблем.

Деятельность людей – будь то игра на бирже, формирование стиля жизни или даже сугубо «материальное» производство сегодня определяется в гораздо большей степени движением идей, а не производственными и ресурсными пропорциями. Поэтому исследуемыми проблемами в этой парадигме должны стать факторы, определяющие возникновение идей и их превращение в «реальность». Развивая такое направление, мы вероятно сможем анализировать проблемы устойчивости и инновационной эффективности того или иного общественного устройства, а также наметить пути модернизации российской экономики.

1.7. Направления и факторы модернизации в России

Обсуждение идеи модернизации сегодня идет по многим аспектам. Одним из них является влияние культуры на прогрессивное развитие экономики. У общества есть много возможностей поощрять развитие творческих способностей и, равным образом подавлять их. Эти возможности связывают с рядом факторов, которые вытекают из общественного мировоззрения и представления об обществе, которые, в свою очередь, формируются географическими и историческими особенностями.

Творческие способности расцветают там, где люди могут рассчитывать на честное и справедливое обращение, где дух справедливости царит в судах, в правительстве, в предпринимательстве и в том, как общество открывает людям возможности в реализации своих интересов. Это, в конечном счете, способствует стабильности и прогрессивному развитию общества. Здесь имеет большое значение такой фактор как «радиус доверия», что означает, прежде всего, отождествление с другими членами общества, чувство общности, синоним социальной эмпатии, сопереживания. Когда доверие и отождествление с другими слабы, возникают политическая поляризация, конфронтация и авторитарное правление.

Доверие также существенно для функционирования плюралистических, децентрализованных экономических систем, доказавших свое превосходство в плане эффективности и продуктивности. Предприятие может быть успешным только в условиях эффективной организации, что в свою очередь предполагает доверие. Торговые и промышленные предприятия, как и государственная администрация в странах с низким уровнем доверия обычно перегружены централизацией и всевозможными контрольными механизмами и процедурами, предназначенными для предупреждения мошенничества и обеспечения слаженности. В области госуправления такого рода системы не только душат инициативность и предприимчивость, но и создают условия для коррупции и устойчивых привилегий.

Можно с уверенностью сказать, что данный фактор оказывает существенное влияние на формирование нормального бизнес-климата в стране. Развитие конкуренции также способствует увеличению радиуса доверия. В нашей стране принята программа развития конкуренции, которая предусматривает снижение административных барьеров, устранение излишнего администрирования, сокращение участия государства в бизнесе, введение оценки регулирующего воздействия, повышение информационной прозрачности органов власти. Если посмотреть на примеры успешных модернизаций, которые обычно упоминаются (Корея, Тайвань, Китай и пр.) то под модернизацией имеет смысл понимать поиск новых долгосрочных источников национального дохода, способных обеспечить сбалансированный рост экономики, социального благополучия и накопление ресурсов для дальнейшего ускоренного, в том числе технологического развития.

Какова на этом фоне логика российского варианта «технологической» модернизации? Фундаментальной проблемой российской экономики является то, что наша промышленная продукция в массе своей неконкурентоспособна, перспективы расширения российского промышленного экспорта ограничены. Важно остановить нарастающий вал издержек, поставить, наконец, на место отечественных производителей производящих отсталую продукцию и изощренные схемы вывоза доходов. Пример Соединенных Штатов демонстрирует, что, если целью становится защита «отечественного потребителя», в обществе расцветают конкуренция и технический прогресс, причем результаты этого прогресса с каждым годом становятся все дешевле. Наша модернизация будет успешной, только если она станет средством выхода из состояния «издержавшейся страны» и открытия пути к эффективной цивилизованной экономике.

Курс на модернизацию страны связывается в первую очередь, с развитием несырьевого бизнеса. Уход от сырьевой зависимости является для России безальтернативным путем развития. Новые источники энергии, добыча углеводородов на сланцевых песках, истощение месторождений при низком уровне диверсификации нашей экономики – это риски не завтрашнего, а уже сегодняшнего дня. Именно несырьевой бизнес наиболее восприимчив к инновациям, так как для него инновации, а не привилегированное положение на рынке или наличие сырьевой ренты – фундамент конкурентоспособности.

Кризис показал, что существующие модели экономического роста, опирающиеся на допущения высокого уровня цен на сырьевые товары и притока капитала, подвержены серьезной нестабильности. В настоящее время важнейшим фактором экономического роста считается развитие внутреннего спроса, а также проведение нового поколения структурных реформ, позволяющих раскрыть потенциал роста производительности труда, развитие инноваций, повышение открытости экономики. В плане антикризисных мер на 2010 год, утвержденном правительством, большое внимание уделяется поддержке внутреннего спроса, но она сводится в основном к поддержке российских автопроизводителей и жилищного строительства. Предусмотрены льготы и преференции для предприятий малого бизнеса, особенно высокотехнологических проектов или инновационной деятельности. Однако этих мер явно недостаточно. Государство должно создавать благоприятные финансовые условия для бизнеса. Прежде всего, компаниям нужны длинные деньги, создать инфраструктуру для появления таких денег могли бы институты развития.

России необходимо расширять сектор малого и среднего предпринимательства и увеличивать объем внутренних и иностранных инвестиций для ликвидации серьезных инфраструктурных пробелов и формирования основы для более устойчивого роста в долгосрочной перспективе. По результатам последних обследований, отечественные предприятия считают, что инфраструктурные проблемы и наличие соответствующей профессиональной квалификации у работников являются одними из основных препятствий для расширения их деятельности. Но в российской экономике инновации не стали элементом конкурентной борьбы, следовательно, нужно, прежде всего, развивать конкуренцию, тогда у предпринимателей будет спрос на инновации.

Инновационное развитие экономики это не проблема только государства и бизнеса, она должна найти поддержку во всех слоях общества, в том числе необходимо активное участие населения, что в свою очередь требует демократии и верховенства права. Большинство граждан, осознавая важность инноваций для экономического роста, не видят себя участниками этого процесса, не понимают, как конкретный человек может принять участие в инновационном развитии, и даже опасаются ухудшения своего материального положения. Не видят связи между уровнем жизни и инновационной активностью населения. Одна из причин низкой активности – отсутствие специалистов, способных эффективно управлять инновационными процессами на местах. Региональные чиновники, от активности которых зависит многое, пока мало, что делают, не всегда понимают важность задач.

Во многих случаях развитие инновационной экономики тормозит недоверие, которое испытывают сами инвесторы по отношению к высокотехнологичным проектам, а также множество препятствий: от финансирования и налогообложения до таможенного регулирования и экспортно-импортной сферы. Все эти проблемы необходимо решать как на уровне государства, региона, так и на уровне отдельной фирмы, инвестора, отдельного человека. Необходимо укреплять имидж инвестора, технопредпринимателя, ученого-создателя интеллектуальных продуктов, а также способствовать развитию человеческого капитала.

Умение создавать интеллектуальные продукты, приводящие к прорывам в технологиях и обусловленным ими доходам, называется экономикой знаний. Такую экономику развивает постиндустриальный мир, в котором наука превращается в самостоятельный производительный сектор экономики. Однако, как известно, у нас до сих пор есть проблемы с тем, чтобы превращать знания в деньги. Для перелома этой тенденции нужны институциональные изменения. Важно продолжать работу по созданию ясного и недвусмысленного законодательства в сфере инноваций, снизить бюрократические препоны и упростить корпоративные процедуры.

Инновационный продукт – это понятие не имеющее отраслевой принадлежности. Если для нефти и газа продукт и рынок понятны, то для инновационной экономики, состоящей из тысячи разных рынков и продуктов, ничего не ясно. Инновационным продуктом в России являются, например, компьютерные программы. Ряд авторов считают, что продуктом инновационной экономики в нашей стране могут быть результаты НИОКР и стартапы. Главный двигатель инноваций – это лично заинтересованный ученый и изобретатель, который в состоянии пустить в хозяйственный оборот результаты своих разработок. Задача состоит в том, чтобы создать работающую систему коммерциализации интеллектуальной собственности, способную превратить простого ученого в технопредпринимателя со всеми следующими из этого перспективами.

Еще в эпоху СССР создавались межотраслевые лаборатории вузов и академических институтов, нацеленные на инновационный результат, а не на отраслевые задачи. Бизнесу тем более не важна отраслевая принадлежность, поэтому его наука называется не отраслевой, а корпоративной. Ее нередко называют R&D (research and development), что соответствует нашему традиционному НИОКР. Иногда к науке подключается инжиниринг. Сектор R&D&Е способен выполнять НИОКР, проектно-изыскательские работы, техническое проектирование, управление проектами по внедрению новых технологий, строительству и запуску проектов в эксплуатацию.

Однако при сравнении отечественных НИОКР с западными выявляются системные проблемы. В нашей корпоративной науке обычно нет четкого разделения НИОКР, проектирования, бизнес-направлений. Нередко служба заказчика НИОКР слабо развита или отсутствует, контрактные отношения оставляют желать лучшего. Не преодолена разрозненность приобретенных в ходе приватизации научно-инженерных активов, не созданы единые системы управления и стандарты деятельности. Зато нередки случаи дублирования и неправильной расстановки приоритетов, отсутствия координации, низкой эффективности. У институтов много непрофильных функций, а у заказчиков непрозрачны расходы и слишком сильны позывы нацелить НИОКР не на инновации, а на операционную поддержку. У корпоративной науки часто нет своих конкурентоспособных разработок, а в российских корпорациях расходы на НИОКР существенно ниже, чем в западных.

Тем не менее, у нас имеются положительные примеры систем управления инновациями, которые были сформированы на базе советских отраслевых институтов и КБ, но реорганизованы под диктатом возрастающей глобальной конкуренции. Так была проведена реорганизация институтов и исследовательских центров, входящих в компанию «Норильский никель», которая позволила ликвидировать все вышеперечисленные проблемы и составить типовую технологию реорганизации корпоративной науки. Основными ее элементами являются следующие. Классификация и передача работ по операционной поддержке производства в производственный сектор или сервисные компании. Ликвидация непрофильных функций или вывод в отдельные активы. Разделение НИОКР на текущие и поисковые, отделение от них венчурных проектов. Формирование замкнутого контура управления: передача исследований, инжиниринга, инвестиционного планирования в управление центрального аппарата. Разделение научно-технологического комплекса по направлениям бизнеса: формирование групп с отдельными темами и бюджетами, с назначением ответственных кураторов от бизнес-направлений.

Интересен также опыт Израиля, который лидирует по НИОКР, и который сумел превратить инновационную экономику и инновационную продукцию в основную статью своего экспорта. Ему удается успешно выращивать малые и средние предприятия на основе инновационных технологий, а также уникальный экспортный товар – инновационный стартап – компании, которые хорошо покупаются инвесторами и транснациональными технологическими корпорациями. Для создания и реализации, собственных весьма прибыльных проектов, Израиль использует уникальную систему грантов на НИОКР, в которых государства софинансирует проекты коммерциализации технологий в разных пропорциях в зависимости от стадии развития проекта. Каждый ученый, изобретатель, бизнесмен имеет право один раз в жизни получить правительственный грант, достаточный для создания небольшой компании. Многие компании получают средства еще и от венчурных фондов.

Подобную систему можно опробовать и в России, например, в рамках проекта «Сколково». Система грантов на НИОКР может стимулировать организацию вначале российских подразделений исследований и разработок транснациональных компаний, а затем и приход производства в Россию. Следует отметить, что начало этому уже положено. Так, Минобрнауки объявляет конкурс на предоставление субсидий компаниям, которые будут создавать высокотехнологичные производства вместе с российскими вузами. Этими деньгами предприятия будут обязаны оплатить заказ у российских вузов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ. Это должно стимулировать инновационную активность реального сектора экономики и вовлечь вузы в инновационный процесс. По условиям конкурса компания, получившая субсидию, должна направить на проект столько же средств, сколько получила из бюджета, 20 % суммы должно пойти на заказ у вузов.

Планируется также провести конкурс, где речь пойдет о правительственных грантах на поддержку научных исследований – 150 млн руб. каждый, на срок от года до трех лет. Получателями грантов могут быть не только российские, но и иностранные ученые, они должны формировать научный коллектив, в котором должно быть не менее двух кандидатов наук, трех аспирантов и студентов вуза, на базе которого ведется исследование.

Широко обсуждаемый инновационный центр в Сколково пока лишен главного козыря, необходимого для успеха, – научных умов, которые способны обеспечить прорыв. Именно научный потенциал был фундаментом американских Кремниевой долины и Массачусетского технологического университета (MIT). Базовое условие успеха инновационного центра – лаборатория идей, которые потом можно конвертировать в доходы. Сколково может стать успешным проектом, если из него потянутся по всей России инновационные нити. Если не только компании, рождающие там свои технологии, будут на десять лет освобождены от налогов, но и те, которые их применяют в любом уголке России, – хотя бы на пять. Если государство готово будет покрывать до половины затрат на создание опытных производств, коммерциализирующих результаты сколковских исследований и превращающих их в технологии, на которые можно продавать лицензии, а не патенты. Если западные компании, готовые эти технологии использовать, будут приглашаться открывать свои производства в России на сверхвыгодных условиях. Если государство, даже вложив значительные средства в новые разработки, не будет объявлять их стратегическими или закрытыми и согласится ограничить свою долю в создаваемой интеллектуальной собственности 15–20 %, предоставив изобретателям полное право ее использования.

И еще много всяких «если». Перемены должны быть масштабными, но они все равно должны начинаться с какого-то первого шага. И эти перемены на сегодня ассоциируются с посткризисным развитием, выбором его наиболее эффективных направлений, что требует изучения соответствующих тенденций.

1.8. Формирование тенденций социально-экономического развития в условиях посткризисной трансформации

Кризисные явления опасны, прежде всего, своей социальной нестабильностью. Системный кризис в США в 30-х годах прошлого столетия был преодолен благодаря II-ой Мировой войне, хотя при этом существует миф о том, что с кризисом помогло справиться кейнсианство. Надо заметить, что кейнсианские рецепты являются весьма рискованными с макроэкономической точки зрения. Так, в России, не имеющей контроля над печатным станком резервной валюты (доллары, евро), такой риск весьма высок и провоцирует рост цен и бегство от денег.

Поэтому, положительно можно оценить поэтапную, растянутую во времени, девальвацию рубля, поскольку обесценение сбережений вряд ли укрепило бы доверие населения к национальной валюте. Данные об объемах привлеченных кредитными организациями депозитов физических лиц свидетельствуют о том, что в 2008 году все имели возможность застраховаться от обесценения рубля, практически все, кто хотел, могли обменять рубли на иностранную валюту [56] .

Кризисные явления ХХ и начала ХХI века свидетельствуют о необходимости пересмотра условий, как потребления, так и производства с точки зрения гармоничного развитии общества и отдельных сфер экономики. И, следовательно, невнимание к мелкому предпринимательству, прежде всего пострадавшему в период кризиса, диссонирует со значительной поддержкой крупного бизнеса, что нарушает функционирование экономических законов и действенность их механизмов. Надо различать помощь градообразующим предприятиям, с целью поддержки и развития реального производства, и помощь неэффективным монополистам. Поддержка малого бизнеса важна не только потому, что она позволяет снижать безработицу и разряжать социальную напряженность, но и потому, что способствует изменению отношений экономических субъектов в условиях российского бюрократического произвола.

Классическая теория микроэкономики, основана на конкуренции за ресурсы между производителями отдельных благ и между потребителями частных благ. Создание общественного блага, как и частного блага, основано на разделении труда, при возможном использовании возрастающей или постоянной отдачи от масштаба производства. Как только в производстве наблюдается убывающая отдача от масштаба производства, возникает необходимость устанавливать барьеры входа на рынок. Так, в литературе по экономике организации производства можно встретить утверждение, что положительным фактором для предприятия является присутствие на рынке ограничений на вход, например, лицензирование. Инновационная экономика требует все более значительных ресурсов общества, направляемых в данную сферу, что способствует расширению кредитных отношений. Любая значительная ошибка в принятии решения на приоритетном направлении, дает сигнал обществу о нестабильности экономики, создает инфляционные ожидания, ставит в зависимость от финансового рынка или отдельных его сегментов все отрасли, включая традиционные: сельское хозяйство, природопользование и др.

Рассмотрение взаимосвязей отдельных сфер деятельности приводит к выводам о том, что экономика небольшого предприятия не может сравниваться с крупным по отдаче от масштаба производством. Как правило, наиболее значимыми, в этом случае, являются факторы уникальности товаров и их ограниченности, а возникающий в этом случае рост цен сопровождается мероприятиями по регулированию в этих сферах.

Неоклассики видели предпринимательские инновации как силу, производящую ряд больших изменений в товарах и производственных процессах. Так, на рынке продукции прибыли и убытки определяют выживание фирмы. Рассматривались три силы, приводящие в движение рыночный процесс: риск с целью получения большей прибыли; арбитражирование, что приводит рынок в состояние равновесия; инновации, нарушающие рыночное равновесие и создающие условия для достижения нового равновесия. Эта стройная система взглядов и теория предпринимательства объясняется возможностью ее эволюции. Рискованные операции, арбитражирование, инновации не могут сами по себе приводить к выстраиванию нравственных отношений, более того губительно влияют в эпоху глобализации на страны, которые в течение длительного времени находились в изоляции, как в теоретическом, так и практическом смыслах, от обязательств по рискованным операциям, арбитражу как экономической составляющей.

В последнее десятилетие XX века изучение вопросов, связанных с безработицей, результатами структурных и социальных реформ в России, а также проблем становления эффективного собственника, привели к такому парадоксальному пониманию, что: «Все, что эффективно для экономики, болезненно для общества» [57] . Таким образом, данное противоречие отдельными экономистами рассматривается как неизбежность и реальность.

Процесс глобализации идет, прежде всего, через нравственное состояние человека. В экономике глобализация сопровождается процессом подавления основ традиционной экономики и виртуальным процессом повышения благосостояния. Условия глобализации все в меньшей степени соответствуют положениям микроэкономического анализа, все в меньшей степени рассматривают рынки (региональные, новые, осваиваемые) через основы микроэкономического анализа, а все в большей степени моделируя взаимосвязь реального сектора экономики и финансового, полагая, что последний способен решить вопросы отдельных отраслей. Например, межотраслевой баланс с учетом тенденций и перспектив. В ряде стран в условиях кризиса расширяются образовательные программы, которые используются не только для получения новой квалификации, но и позволяют социально ориентировать население, давая тем самым положительный экономический эффект выхода из кризиса на основе ценностных ориентаций общества.

Неоклассический подход основан на субъективной оценке потребителей и функция полезности потребителя рассматривается, как возможность определить личность через потребление материальных и нематериальных благ, а именно: как склонность личности трудиться и зарабатывать некоторую сумму денег с тем, чтобы использовать ее на приобретение необходимых благ. Возможности описания функции полезности потребителя различны: вербальные, графические, аналитические.

Перевод функции полезности потребителя из вербальной версии в аналитическую версию связан с определенными ограничениями в описании поведения потребителя. Уже достаточно известный математический аппарат позволяет абстрагироваться от второстепенных показателей и представить модель поведения потребителя. Удовлетворение материальных потребностей осуществляется при ограниченном бюджете и решающую роль играют относительные цены.

Рассмотрение нематериальных благ, альтруистического поведения, свидетельствует о том, что классический подход способен объяснить, присутствующее в личности понимание жизни (его менталитет). Психологические проблемы поведения потребителей в условиях широкого развития инновационных технологий и расширения ассортимента продукции, можно исследовать с учетом риска, неопределенности в поведении субъектов рынка. Прогнозирование поведения потребителей, при увеличивающемся объеме потребления продукции в условиях новых технологических возможностей, ставит вопрос о толерантности потребителей к производителям продукции.

Понятие толерантности как гармонии в общении, в поведении определяется латинским словом «терпение». Востребованность толерантных отношений в обществе оценена Декларацией принципов толерантности, утвержденной Генеральной Конференцией ЮНЕСКО 16 ноября 1995 г. (Резолюция 5.61). Различают толерантность в моральном, нравственном, религиозном смысле, как общечеловеческие ценности; экономическом и социальном смысле, как отсутствие какой-либо дискриминации.

Толерантность рассматривается через человека и его восприятие мира. Востребованность человеком толерантных отношений понимается как поиск такой структуры общества, которая не ведет к конфронтации отдельных субъектов экономических отношений. Экономическая терпимость рассматривается через такие категории как «доверие», «симпатия». Определена нижняя граница доверия – 33,3 % [58] , в России этот показатель составляет – 35 %, в Италии – 50–60 %, в Германии, Франции, Великобритании, Дании – 85–90 %. От симпатии исследователи переходят к более высокому уровню эмпатии, то есть способности человека поставить себя на место своего партнера, взглянуть на экономическую ситуацию с другой стороны. С определенной долей условности можно отметить, что микроэкономический анализ будет развиваться в направлении толерантности в обществе не как альтернатива оптимальности в условиях конкуренции, а рассматривать толерантность как важнейший фактор повышения эффективности функционирования рынка и экономики в целом.

Толерантная модель социального поведения человека должна быть закреплена законодательно, но при этом основана на традиционных нормах, принимаемых обществом. Микроэкономический анализ, не формируя нормы поведения людей и не выдавая желаемого за действительность, может рассматривать различное поведение людей в большей степени склонных к потреблению материальных благ, или же предпочитающих возможности духовного роста. Определение нормы поведения в обществе не означает, что все члены общества ее придерживаются. Важнейшей является возможность показать разнообразие поведения людей, но при этом в рамках «нормы». Надо отметить, что если понятие толерантности еще не нашло полного и всестороннего определения в научной литературе, то и возможности микроэкономического анализа раскрываются также при рассмотрении различных концепций толерантности.

Толерантность – трудное и редкое достижение по той простой причине, что общность языка и чувство этнической близости не всегда выступают в качестве оснований сообщества. Трудно согласиться с тем, что все современные нации в культурном, религиозном и политическом отношении более плюралистичны, чем традиционные сообщества, которые сохраняли свое единство за счет фундаментальных традиций в культуре или религии. Один из видных защитников толерантности говорил: «Твои доводы будут столь же темны для меня, как мои для тебя, пока Господь не откроет нам глаза».

Характеризуя природу человека, Н.В. Гоголь ещё в 1874 году писал: «Ничему и ни во что он не верит, только верит в один ум свой. Чего не видит его ум, того для него нет. Он позабыл и то, что нет всех сторон ума ни в одном человеке, что другой человек может видеть именно ту сторону вещи, которую он не может видеть, стало быть, знать того, чего он не может знать. Не верит он этому, и все, чего не видит он сам, то для него ложь…» [59] . Толерантность была установлена как в Англии, так и в Америке не столько в качестве идеального принципа, сколько по необходимости – когда было разрушено монолитное единство общества. Видным представителем толерантности в ту эпоху был Вольтер. Ему приписывают изречение: «Я не согласен с тем, что вы говорите, но пожертвую своей жизнью, защищая ваше право высказывать собственное мнение», – афоризм, в котором выражена классическая теория толерантности.

Экономическая свобода не противоречит терпимости к конкурирующим экономическим интересам. Конкуренция способствует образованию более гармоничного сообщества и стимулирует инициативу индивидов и социальных групп. Рассматривать предпринимательство как регулируемое государством, чтобы не допустить экономических кризисов и гарантировать минимальный уровень благосостояния и безопасности людей невозможно, поскольку желательно сохранение, как ценности свободы, так и ценности безопасности, пусть в некоторых отношениях эти вещи несовместимы. Если толерантность – один из самых популярных терминов в современной отечественной и зарубежной социально-политической, культурологической и правоведческой литературе не случайно, то существует множество гуманитарных подходов к определению и исследованию толерантности, однако при этом ее собственно психологические трактовки фактически отсутствуют.

Психологическая проблематика толерантности находится на самых ранних этапах исследования. Толерантность может быть рассмотрена как естественное и безусловное принятие другого человека, отношение к нему как к самодостаточному и самоценному существу. Для человека, обладающего толерантностью, напряжения и конфликты вовсе не исключены, можно сказать, он постоянно живет в ситуации напряженного существования, не боится быть лицом к лицу с этим напряжением, достойно выдерживать и принимать его как безусловную экзистенциальную данность.

Практика подлинно духовного отношения к человеку определена притчами Нового завета, которые основаны на толерантности, выходящей за рамки той или иной морали, но каждый раз преисполненной подлинной мудростью, глубоким психологическим, психотерапевтическим и жизненным смыслом. Таким образом, существуют, на наш взгляд, следующие возможности развития неоклассической теории:

– введение, все более смелое, в теорию потребления факторов, определяющих человека как личность: когда нравственное состояние человека, приводит к ограничению потребления материальных благ и увеличению потребления духовных благ; изменению структуры потребления (изменению вкусов и предпочтений), или иначе, развитие теории толерантного поведения потребителя;

– в условиях глобализации осуществление трансакционных затрат в пределах новых рынков с учетом толерантности поведения субъектов, обладает значительным экономическим потенциалом, что определяет позитивную тенденцию экономических отношений.

Глава 2 Государственные и рыночные методы антикризисного регулирования

2.1. Глобальный экономический кризис как предмет исследования экономической науки

На подходе мирового экономического кризиса ведущий бизнес-журнал «Экономист» перепечатал архивную статью, из которой видна реакция Уолл Стрита на рыночную ситуацию 1929 года [60] . Общий вывод из статьи: в ходе кризиса происходило падение процентной ставки и фондовых индексов, сокращались золотые резервы, отзывались деньги с фондового рынка, росли плохие долги и банкротства банков; кризису предшествовал отрыв спекулятивной игры от реальности, беспрецедентное процветание США на заемные деньги, взлет цен на недвижимость и американские ценные бумаги, глобализация финансового рынка. Все перечисленные проблемы знакомы нам и сегодня.

Алгоритм движения кризиса прошлого века к глобальному XXI века позволяет выделить и проследить его текущие тенденции. Бытует мнение, что современное состояние экстраординарное и не поддается описанию экономистов – выходит за рамки существующих научных знаний. Однако нестандартность действующей рыночной ситуации, из которой апологеты антинаучности экономической теории сделали такие выводы, вполне поддается научному описанию и объясняется с позиции предшествующих научных знаний. Однако это не означает наличия глубоких трансформаций не только в хозяйстве, но и в самой экономической науке, которая переоценивает многие свои положения и подходы. Но так происходило каждый раз при сломе привычных тенденций и переходе к новому этапу общественного развития. История свидетельствует, что при каждом таком переходе актуализировалась необходимость переоценки многих привычных действий и знаний.

В ходе эволюции хозяйственных систем выделяются экономические категории, институты, явления и процессы, которые позволяют поддерживать хозяйственные взаимодействия, производство и обмен на том или ином этапе и на разных фазах цикла. С переходом к новому уровню производства и обращения одни категории, способные отвечать интересам и требованиям рынка, выживают. Другие – напротив, не выдерживают исторической поверки, и отмирают или временно замирают – выжидают изменения ситуации и сохраняются в зачаточном или гибридном состоянии (например, современное ломбардное кредитование, кассы взаимопомощи, наличные расчеты между организациями, бартер). Успешные экономические категории и институты сохраняют свое действие на разных стадиях развития. К ним, в частности, относят кредит, банки, биржи, деньги, векселя, акции, облигации и закладные. Они не только удерживают свои исходные позиции и свойства, но и мутируют. Тогда появляются различные модификации известных процессов, инструментов и институтов.

Нередко хозяйство действует «методом проб и ошибок»: главное создать побольше разновидностей, а там уже выживут те, которые лучше отвечают требованиям времени. Так, в 1980-х гг. специалисты Чикагской торговой биржи для стимулирования торговли и повышения конкурентных позиций разработали и внедрили производные бумаги. Получили неожиданный результат: новые торговые инструменты добились безусловного успеха не только у биржевых спекулянтов. Оказалось, что они позволили хеджировать (страховать) различные риски, что вовлекло в оборот ненадежные активы, повысило ликвидность низколиквидных и даже полностью не пользующихся спросом ценных бумаг и активов. За последнее десятилетие биржевой оборот (фондовых ценностей и товаров) вырос в 10 раз. Накануне кризиса объем производных ценных бумаг значительно превысил мировой валовой продукт [61] . Биржевая торговля и оборот производных бумаг стали крупными потребителями кредита. Но резкий рост кредитования определялся не столько биржевой торговлей и ростом производных, сколько вовлечением в кредитные процессы конечных потребителей, что позволило расширить спрос и, соответственно, форсировать экономический рост.

В итоге – суперразвитие с типичным кредитным «перепроизводством», перевернули наши представления о мировой финансовой системе. В лексиконе выделились три термина: «кризис», «финансовый капитал» и «глобализация». Такое внимание к ним обосновано не столько развернувшимся финансовым кризисом.

Проблемы экономического кризиса не сходят с повестки дня политиков, экономистов, управленцев и средств массовой информации. Под их прессингом находится практически все население, хозяйство и государственный бюджет. Глобальность, связанная с реализацией космополитической природы финансового капитала в условиях расширения и становления мирового рынка, и есть пример новых условий его господства. Однако достичь таких результатов без мобилизации креативных способностей невозможно. В финансовом капитале заложены противоречивые начала: он представляет собой сплав свободы и зависимости, духовных и материальных, развивающих и сдерживающих и, даже, регрессивных сторон.

Финансовый капитал богат противоречиями. В их число включены не только указанные выше противоречия между субъективными и объективными, вещественными и духовными, но и предметно-материальными и поведенческими, всеобщими и личными, прогрессивными и регрессивными, инновационными и консервативными началами, а также сверхдоходными и убыточными операциями. За последние годы происходили сильные искажения в системе отношений к доходности. Извратилось само понятие «доход». За последние четверть века произошла фиксация двух типов дохода: материального и идеального. Современное их взаимодействие отражает переход реального рынка в особое, оторванное от жизненных потребностей состояние, которое все чаще сводят к виртуальному. В США, Японии, на Тайване и в ряде других стран буквально все население участвовало в движении виртуальных ценностей, и многие играли на фондовых биржах. Там складывались новые приоритеты, особые ценностные установки и критерии. Все шло в пользу нематериальных рынков, которые, как и в период становления фондовых бирж (в Европе в XVII–XVIII вв., Америке и России на рубеже XIX–XX вв.), казалось, становились основами для прирастания богатства. В результате произошел перекос в системе доходов в пользу идеального, за счет сокращения дохода от реального сектора. Быстро сформировалась и закрепилась привычка получать сверхприбыль. Предкризисная лихорадка, казалось, вернула всех к временам «золотого века» становления капитализма, когда норма прибыли зашкаливала за показатели с двумя цифрами и приближалась к трехзначным показателям.

Однако в сентябре 2008 г. все в одночасье поменялось. Кризис не только восстановил понятие «нормальный доход», но и пересмотрел отношение к убыткам. Все возвратилось на круги своя: переоцененные бумаги оказались под воздействием резкого падения цен на нефть и все ценовые характеристики вернулись на уровень 3–4 летней давности; капитализация акций котирующихся на биржах, входящих в Международную федерацию фондовых бирж сократилась на 45 %, убытки от ипотечного долга составили 1,5 трлн долл. [62]

Переход к реалиям сложен и болезненен для многих. В ходе его происходила переоценка целей и интересов. Оказалось, что приоритеты и параметры, которые при обычных обстоятельствах не работали, в экстремальных условиях, в одних случаях, сработали, в других – были чрезмерно переоценены; появились также новые мотивы и цели. В таких условиях все неожиданно осознали, что произошло чрезмерное преувеличение значения новизны и инновационности финансового капитала. Более того наметилась переоценка подходов: снова востребованными оказались классические финансовые операции. В ходе кризиса традиции победили. В финансовой сфере впервые после ряда лет резкого динамизма восторжествовал консерватизм. Но это уже был новый консерватизм, характеризуемый креативностью, что наметило перестройку всей финансовой системы.

В ходе кризиса выкристаллизовался следующий постулат: при внешней чрезмерной подвижности и изменчивости, финансовый рынок в целом не меняется как в краткосрочном, так и долгосрочном периодах. В первом случае все определяют спрос и предложение, которые, как и в прошлом, устанавливают поведение его участников и цены. Именно они продолжают определять рынок как в годы подъема, так и кризиса. Во втором – в обиходе фундаментальные обстоятельства, в основе которых находится прирастание стоимости, что связано с производством, трудовыми затратами и переходом к дефициту сырья, который в рамках краткосрочных колебаний не всегда заметен и в ходе кризиса нередко предстает в извращенном виде. Но есть еще и внеэкономические обстоятельства, которые определяются психологическими, спекулятивными и чисто личностными факторами.

В прошлом веке было 6 фаз развития фондового и кредитного рынка: три фазы «медвежьего» – 1901–1921, 1929–1949, 1965–1982 гг. и три фазы «бычьего» – 1921–1929, 1949–1965 и 1982–2000 гг. Новый век начался резким падением курса акций интернет-ориентированных и высокотехнологичных компаний. Кризис продолжался три года и касался только незначительной его части. С марта 2003 г. по июль 2007 г. индекс MSCI более чем удвоился. Характерная особенность начала кризиса – резкое возрастание отношения цены акций к доходу. Так, в канун кризиса 1929 г. данное соотношение при расчетах по индексу Dow Jones достигло 32,6 (в 1930 г. – 7), в январе 2000 г. – 44,3, летом 2007 г. почти 50, а в начале 2009 г. оно скатилось уже до однозначной цифры [63] . Перевод инвесторов от «медвежьего» поведения к «бычьему» не сводится только к изменениям экономических показателей. Во многом он строится на смене менталитета инвесторов. Опыт прошлого века свидетельствует, что на рынке самый короткий срок преодоления подавленного состояния составил 17 лет.

Финансовый рынок подвержен флуктуации. Он динамичнее любого другого рынка. Краткосрочные изменения происходят постоянно в общемировом масштабе и в региональном аспекте. Они связаны со способностью денежного капитала легче и быстрее перетекать из одного места в другое и из одних рук в другие, чем товаров или капиталов в не денежных формах. Барри Эйчингрин (Калифорнийский университет) и Михаел Бордо (Рутдержский университет) идентифицировали 139 финансовых кризисов между 1973 и 1997 гг. (44 наблюдались в развитых странах). В то время как за послевоенное двадцатипятилетие (1945–1971 гг.) кризисов было только 38, что, однако, было в два раза больше, чем за четверть века предшествовавших Первой мировой войне [64] . Постепенно кризис переходит из эпизодического в перманентное состояние экономики.

Парадокс современной ситуации заключается в том, что уроки кризиса для его участников не важны и даже вредны. Дело в том, что любая финансовая транзакция представляет собой серию обещаний. Они покоятся не столько на объективных обстоятельствах, сколько на субъективных и исходят из поведения игроков, в основе которых находятся доверие и индивидуальное и коллективное видение текущего состояния и перспектив. Так, деньги поступают в банк только в обмен на обещание их вернуть с определенным ростом. Аналогичные подходы срабатывают при покупке ценных бумаг и инвестициях. В таких условиях возврат и доходность не сводятся к чисто экономическим и юридическим (поскольку закрепляются в договоре между банком и вкладчиком, акционером и корпорацией), но и этическим и поведенческим аспектам. Они строятся на доверии и консенсусе относительно уровня дохода и риска между сторонами сделки.

Широко известны колебательные движения цикличного характера в экономике. Их природу описали многие экономисты от К. Маркса до Н. Кондратьева. Но циклы наблюдаются и в духовной сфере человека. В значительной мере их ход зависит от движения материального производства и определяется переходом к индустриализации или обновлению материальных активов под влиянием их физического и морального износа. Не менее заметна и другая составляющая, связанная с волнами развития духовной сферы, которая оказывает не меньшее воздействие на движение кредита. Требовались десятилетия для формирования особого сознания, соответствующего жизни взаймы. На этом строилась экономическая политика и на это нацеливались все преобразования в производстве, банковской и биржевой сферах. В итоге – потребительский подход к кредиту. Жить в займы стало выгодно и модно, что отвечало требованиям обеспечения экономического роста западного мира. Кредитное стимулирование производства определило весь смысл современной цивилизации. Но все изменил кризис: образ жизни, строящийся на кредитной зависимости, обанкротился и потребовался переход к новому типу сознания, в основе которого находится сбережение. Новый тип сознания неизбежно вызовет изменения во всей системе мотивов, интересов и отношений современного общества. Для перехода требуется время. Произойдут ли изменения на рынке в ходе такой перестройки? В целом он останется неизменным, поскольку определяется прежними обстоятельствами – спросом, предложением и доверием.

Субъективные стороны кредита не сводятся к одному доверию, а кредитный кризис к его подрыву. Кредит воздействует на идеологическое состояние общества и во многом зависит от последнего. Как решается вопрос доверия – на основе рыночной конкуренции или перераспределения ограниченных ресурсов? Здесь возможны различные варианты, которые отражают все общественное устройство, и они также подвержены цикличным изменениям. В одних случаях они связаны со сменой общественной формации. Тогда срабатывает своеобразный маятник, который обеспечивает переход от капитализма к социализму и обратно. В других – происходит смена экономической политики в рамках одной и той же общественной системы. В таких случаях господство идей фритрейдерства прекращается и модным становятся кейнсианские постулаты.

Итак, в целом рынок не меняется, но проходит определенные фазы, условия и ход которых может отличаться от предшествующих его состояний.

Трансформацию дефицита можно обозначать как формирование системы ложной дефицитности, когда ранее избыточный виртуальный мир стал недостаточным, а реально сокращающиеся ресурсы стали излишними. В результате произошла структурная перестройка цен – резко упали цены на реальные активы и они стали легко доступными, а денежные активы при декларированной пониженной процентной ставке стали труднодоступными и дорогими, а виртуальные активы и вовсе обесценились. Все это вызвало переоценку целей и интересов и изменило мотивы поведения.

В середине текущего десятилетия появился феномен «избыточная ликвидность». Он означал накопление больших масс ликвидных активов свободно кочующих по миру. Старт свободной их миграции дан, так называемыми, нефтедолларами. Другим толчком стал чрезмерный рост различных производных бумаг, объем которых многократно превысил денежный капитал, акции и облигации. Избыточная ликвидность накопилась в узловых пунктах мировой экономики: затаилась в мировых финансовых центрах, стала определять деятельность бирж и направлялась транснациональными банками по регионам, компаниям и рынкам.

В XXI веке, как и в прошлые времена, в свободной фазе цикла в системе принятия решений основными координатами рынка служили спрос и предложение. Их соотношение через цены (биржевые котировки) сигнализировало о состоянии дел. Но все поменялось в экстремальных ситуациях: перенакопления ликвидности спровоцировали потери в многочисленных и чрезмерных по объему надстройках рынка; она сжималась как шагреневая кожа и провоцировала ожидания, что в обычных ситуациях не свойственно капиталу. Но самым главным переломным моментом стало изменение направлений движения капитала: произошел переход от слепого следования рынку в сторону фундаментальных показателей и классическим позициям в системе «реальный-фиктивный» капитал.

На финансовом рынке в успешные периоды формировались виртуальные тенденции. В экстремальных обстоятельствах все движение стоимости развернулось в сторону рациональных ожиданий, которые связаны с состоянием дел в реальном секторе, первичными ценными бумагами (акциями, облигациями, векселями) и обращением денег, обслуживающих в основном материальную сферу. Многие производные бумаги остались в стороне от развития: обесценились и обездвижились. В определенных точках экстрима все затаилось и ожидало разрешения напряженностей, возникших между материальными и виртуальными состояниями рынка.

В ходе развертывания кризиса всеобщие ощущения и ранее предполагаемые знания поведения рынка сменились непредсказуемыми результатами, полной неопределенностью и неожиданностью. В итоге спровоцирован кризис самой экономической науки: простые экстраполяции и рассуждения о фазах цикла перестали срабатывать; привычные тенденции неожиданно поменяли направления действия и появились новые неизвестные ранее процессы и явления. Выяснилось, что экономическая наука способна только в ретроспективе объяснять случившееся, но не оценить настоящее и, тем более, определить будущее.

Самая большая проблема экономического кризиса это не его глубина, широта охвата и продолжительность действия и, тем более, не количество обанкротившихся банков, число и сумма невозвращенных кредитов и плохих банковских бумаг [65] . Наращивание количественных характеристик относится к видимым результатам кризиса: движущие силы, условия возникновения и завершения.

Решение этих задач позволяет определять внутреннее содержание и источники потрясений, а также за внешними обстоятельствами вскрывать сущностные основы кризиса. Чисто внешне современный кризис вызван лопнувшим ипотечным пузырем. Более глубокие обстоятельства проявляются в относительной легкой доступности кредита, которая привела к перекредитованию хозяйства, т. е. состоянию типичному для своеобразного «перепроизводства» кредита. В основе внешних и глубинных обстоятельств кризиса находился сформированный кредитом особый виртуальный мир. За последние пару десятилетий произошел переход к саморазвитию кредита: сформировался рынок кредитов, различных квазиденег и производных инструментов [66] , масштабы которых во много раз превысили потребности реального сектора. Кризис устраняет многие несоответствия и ставит кредит на свое место в системе обслуживания хозяйства.

Кризис обострил необходимость решения задачи по проектированию и строительству новой, устойчивой к циклу экономической системы. Переживаемый «финансовый экстрим» основан на смуте, которая определяется беспорядочностью и бессистемностью и, естественно, строится на непрозрачности рынка. Известно, что хаотичность рынка прекращается с его переходом к четкости и ясности его работы, что также снимает пиковые нагрузки. Дж. Сорос связал данный переход с новой рыночной парадигмой, возникшей в ходе кризиса 2008 года [67] . Для разработки надежной базы преодоления кризиса предстоит решить три главные задачи: создать методологический аппарат исследования циклов, определить движущие силы финансового капитала и создать концепцию креативной глобальной финансовой экономики.

Построение теоретико-методологических принципов движения финансового капитала в условиях не только кризиса, но и экономического роста позволит перейти к разработке экономической политики и подготовке конкретных мероприятий, направленных на преодоление мирового финансового кризиса. В этой связи необходимо более детально проанализировать динамику его развития, в частности, в России.

2.2. Экономический кризис в России: предпосылки возникновения и развития [68]

Сегодня уже ни у кого не вызывает сомнений, что, с точки зрения социально-экономического развития России, 2008–2009 годы явились переломными. Причем изменения в экономике, по всей видимости, окажутся гораздо глубже, чем это первоначально прогнозировалось.

Несмотря на достигнутую к лету 2009 года определенную стабилизацию в ряде ведущих, в экономическом отношении, стран мира (Германия, Франция и др.), прогнозы развития России даже на краткосрочную перспективу остаются достаточно неопределенными. Эта неопределенность вызывается, в том числе и продолжающимися ожиданиями «второй волны» кризиса. Причем в Европе (Греция, Испания, Португалия и пр.) эта «волна», похоже, уже наступает.

В этих условиях ситуационной и институциональной неопределенности особую остроту приобретает проблема повышения качества государственного регулирования. Актуальность этой проблемы иллюстрируется достаточно очевидной логической цепочкой: эффективное государственное регулирование предпринимательства – рост деловой активности – прекращение падения, восстановление докризисного уровня и рост доходов – формирование благоприятных условий для социально-экономического развития страны.

В экспертном сообществе существует достаточно устойчивое мнение, и оно подтверждается некоторыми статистическими данными, что российская экономика, сравнительно серьезнее, чем экономики многих других стран (особенно стран БРИК и развитых) пострадала от кризиса. Эти оценки являются зачастую в большей степени качественными, чем количественными и не всегда находят достаточного статистического подтверждения.

В качестве примеров рассмотрим некоторые данные о динамике экономических процессов в нашей стране, в том числе в сравнении с другими странами мира. В табл. 2.1, построенной по данным Всемирного банка, представлены сравнительные данные о темпах экономического роста в ряде стран мира (в том числе и в Российской Федерации) в 2007–2011 гг. Из представленных показателей видно, что до 2008 года включительно темпы роста экономики России примерно совпадали с показателями, средними для группы развивающихся стран. То есть мнение о том, что в 2008 г. кризис существенно не затронул экономику нашей страны, можно считать достаточно обоснованным. Что касается результатов 2009 г., то они, по мнению специалистов Всемирного банка, для нашей страны негативные (причины этого будут рассмотрены ниже).

Таблица 2.1. Динамика роста ВВП стран мира, % (по данным World Bank)

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 2.2. Экономический кризис в России: предпосылки возникновения и развития [68]

Несмотря на то, что общие тенденции в динамике (рис. 2.1 и 2.2; данные Росстата, на примере ЕС) ВВП и промышленного производства в России и зарубежных странах совпадают, тем не менее, по темпам спада ВВП Россия явилась одним из мировых лидеров, это подтверждают и данные международных сопоставлений (табл. 2.2; данные Росстата). Спад ВВП в 2009 году был связан, в значительной степени, с обвалом инвестиционного спроса. Инвестиции в основной капитал сократились на 17,0 %. Сокращение инвестиций в I квартале 2009 г. составило 8,1 % к уровню предыдущего квартала, во II и III кварталах спад продолжился при его постепенном замедлении и только к концу года динамика инвестиций стабилизировалась.

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 2.2. Экономический кризис в России: предпосылки возникновения и развития [68]

Рис. 2.1. Динамика индекса изменения ВВП России и ЕС (данные Росстата)

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 2.2. Экономический кризис в России: предпосылки возникновения и развития [68]Рис. 2.2. Динамика индекса промышленного производства России и ЕС (данные Росстата)

Таблица 2.2. Динамика ВВП ведущих стран мира, % (по данным Росстата) Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 2.2. Экономический кризис в России: предпосылки возникновения и развития [68]Таким образом, особенно болезненным для России был 2009 год, а именно – его первая половина. Как свидетельствуют данные Росстата (табл. 2.3), в I полугодии 2009 г. сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) организаций (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых и бюджетных организаций) в действующих ценах составил +1634,4 млрд рублей, или +50,7 млрд долларов США, что значительно меньше, чем в аналогичном периоде прошлого года. В I полугодии 2008 г. эти показатели составляли, соответственно, +3182,3 млрд рублей и +133,8 млрд долларов США. За I полугодие 2009 года 42,9 тыс. организаций получили прибыль в размере 2442,6 млрд рублей, а 23,6 тыс. организаций – убыток на сумму 808,2 млрд рублей. Налицо тенденция к снижению прибыльности предпринимательских структур в 2009 году. Это подтверждается и тем фактом, что в I полугодии 2009 г. доля убыточных организаций по сравнению с 2008 г. возросла в РФ на 6,1 % и составила 35,5 %.Таблица 2.3. Прибыльность российских компаний в период кризиса (по данным Росстата) Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 2.2. Экономический кризис в России: предпосылки возникновения и развития [68]Тем не менее, в сентябре 2009 года падение ВВП замедлилось, составив 8,6 % по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, против 10,5 % в августе. За девять месяцев снижение ВВП составило 10,0 %. Рост ВВП с сентября связан, прежде всего, с началом роста запасов и замедлением падения инвестиций, при этом динамика потребительских расходов по отношению к высокой базе предыдущего года оставалась достаточно низкой, а восстановление импорта несколько уменьшило положительный вклад чистого экспорта. С исключением сезонного фактора положи – тельная помесячная динамика ВВП в РФ прослеживается с июня 2009 года. После некоторого замедления в августе (0,1 %) в сентябре рост ВВП составил 0,5 %. Ускорение роста связано в основном с ростом в сельском хозяйстве, положительный вклад также внесли обрабатывающие производства.Если говорить о сельском хозяйстве, то его объемы превысили более чем на 10 % значения в августе (с учетом сезонности). Этот рост был связан с хорошим урожаем зерна, картофеля, овощей и смещением уборки на сентябрь, а также ростом производства продукции выращивания скота, молока, яиц.Несколько замедлилось падение инвестиций в основной капитал. В сентябре снижение инвестиций по сравнению с сентябрем прошлого года составило 18,6 % (в августе – 19,4 %, соответственно), с начала года они сократились на 18,9 % по сравнению с соответствующим периодом 2008 года. С исключением сезонного фактора в сентябре инвестиционная активность осталась практически на уровне августа.В сентябре возобновилась тенденция замедления спада промышленного производства – спад по отношению к сентябрю прошлого года снизился до 9,5 % (в августе – 12,6 %, соответственно). За период с начала года снижение промышленного производства составило 13,5 %, в том числе в III квартале – 11,0 % к соответствующему периоду предыдущего года. Начиная с июня, продолжается помесячный рост промышленности. По отношению к августу сезонно и календарно выровненное увеличение производства составило 0,4 %, а в целом в третьем квартале произведено промышленной продукции на 1,5 % больше, чем во втором.В обрабатывающих производствах в сентябре снижение замедлилось до 13,4 % (против 16,8 % в августе), в III квартале – до 15,0 % к соответствующему периоду прошлого года. В январе-сентябре 2009 г. спад составил 19,1 процента. С исключением сезонной и календарной составляющих в сентябре продолжился начавшийся с мая рост в сфере деятельности «обрабатывающие производства» составил 0,6 процента.Одними из основных факторов перелома динамики спада и перехода к восстановительному росту стали: улучшение экономической ситуации в основных регионах мира; эффект от стимулирующих фискальных мер, который начал проявляться ко второй половине года.Улучшение ситуации в мировой экономике в значительной степени способствовало росту цен и спроса на сырьевые товары российского экспорта, восстановлению фондовых индексов, облегчению доступа к иностранному капиталу и укреплению позиций платежного баланса и государственного бюджета. Экспортеры сырья уже в первом квартале начали вносить положительный вклад в динамику промышленного производства. Это, прежде всего, металлургия, химия, обработка древесины и производство нефтепродуктов. К лету к росту внешнего спроса добавляется эффект от набирающего силу внутреннего спроса, стимулируемого антикризисными мерами. Улучшилась ситуация на рынке труда и снизилась безработица, по мере роста госрасходов сохраняется положительная динамика гособоронзаказа, инфраструктурных и высокотехнологичных проектов.Таким образом, начиная с июня-июля 2009 г. обозначилась тенденция прекращения спада российской экономики и начала восстановления промышленного производства и грузооборота транспорта, приостановился спад инвестиций в основной капитал и постепенно начали восстанавливаться производственные запасы. В чем же основные предпосылки современного кризиса в России и почему он «затронул» нашу страну позже, чем, скажем страны ЕС или США? Почему выход из кризиса для российской экономики также начался позже и пока еще носит неустойчивый характер?Безусловно, начало кризиса было инициировано «неполадками» в мировой экономике и финансовой системе. Это – «общая» его предпосылка. Но были и особенные, характерные именно для российской экономики.Специфичность проявления кризиса в России обусловлена той ролью в мировой экономике, которую играет отечественный предпринимательский сектор. Россия – единственная из стран «большой восьмерки», которая, несмотря на декларации об инновационном развитии, продолжает строить свою внешнеэкономическую стратегию на продаже энергетических и сырьевых товаров (нефти, газа, металлов, минеральных удобрений, лесных товаров и т. д.). В соответствующих отраслях накоплены наиболее значительные капиталы, а представляющие эти отрасли компании (Газпром, Лукойл, Северсталь и др.) играют ведущую роль не только в экономике страны, но также оказывают существенное влияние на политику и социальную сферу, особенно в регионах.Когда основные покупатели российского сырья, а, в основном, это – высокоразвитые страны, испытали рецессию, у них снизились объемы производства, причем значительно, это привело к снижению спроса на российское сырье. Спрос упал, вследствие чего, спустя определенное время (в реальности оно составило более полугода) начался спад в российской экономике.То есть, кризис подтвердил, что инновационное обновление экономике России жизненно необходимо. Но решить эту проблему предпринимательский сектор страны не смог. Для этого необходимо осуществить резкое перераспределение средств в научно-технологическое развитие, создание технологических парков, развитие венчурного бизнеса и т. д. Разговоры по этому поводу ведутся давно, решения принимаются, но, к сожалению, для бизнеса инновационная перестройка так до сих пор и не стала насущной необходимостью. Поэтому необходима более активная государственная политика в этом вопросе. Например, мерой в правильном направлении следует признать работу по принятию закона по созданию инновационных предприятий при вузах, проведенную летом 2009 г.Еще одной существенной проблемой, приведшей к развитию кризиса в России, непосредственно связанной с взаимодействием власти и бизнеса, явилась избранная модель государственной долговой политики. Благоприятная мировая конъюнктура на рынках основных российских экспортных товаров в предшествующем периоде привела к росту доходов государства. Следствием чего явилось формирование резервных фондов и ускоренное погашение правительством РФ внешнего долга. С одной стороны, это – хорошо, но только если рассматривать ситуацию исключительно с позиций государственных финансов. При комплексном же рассмотрении ситуации, с учетом интересов национального предпринимательства, проводившаяся политика заслуживает серьезной критики.Сокращение государственного долга и наращивание государственных финансовых резервов сопровождалось резким ростом частных заимствований российских компаний за рубежом. С позиций мировой финансовой системы происходило следующее: правительство РФ активно погашало свои международные обязательства, стерилизуя денежную массу внутри страны, имевшийся «излишек» (по мнению государственных чиновников) средств также выводился из страны – активы резервных фондов размещались в иностранных финансовых институтах под незначительные проценты. При этом российское предпринимательство, испытывая недостаток финансирования и не находя адекватного предложения средств внутри страны, заимствовало деньги на мировых рынках, причем под проценты, значительно более высокие, чем те, под которые размещало свои активы правительство.То есть, результатом избранной модели государственной финансовой политики стали поддержка Россией мировых финансовых институтов и недофинансирование собственного предпринимательского сектора. С началом кризиса, который сопровождался в нашей стране падением ликвидности и снижением курса национальной валюты, указанная модель финансовой политики сыграла резко отрицательную роль в деле поддержки национального предпринимательства: внешний долг (во внутренних ценах) значительно подорожал, а возможности его рефинансирования резко снизились.Поимо специфических факторов, способствовавших развитию кризиса в России, есть и системные. По нашему мнению, в первую очередь, они связаны с перестройкой как мировой, так и национальной финансовой системы, а также всей институциональной системы хозяйственного регулирования на мега-, макро-, мезо– и микроуровнях. Причем, уже во второй раз в новой экономической истории России структурная перестройка реального сектора экономики и финансовой системы страны связана с серьезным кризисом, первоначально развившимся в финансовой сфере, и «привнесенным» в национальную хозяйственную систему извне.Анализ современного финансового и экономического кризиса показывает, что его отличает ряд характерных черт, выделяющих его из череды аналогичных событий экономической истории.Во-первых, следует отметить глобальный характер кризиса. Он поразил все развитые страны, страны с переходной экономикой и большинство развивающихся стран. И этим он существенно отличается от финансового кризиса 1997–1998 гг., затронувшего, преимущественно, страны Юго-Восточной Азии, Россию и Бразилию.Во-вторых, это всесторонний кризис, охватывающий все сферы экономики. Начавшийся как ипотечный кризис в США, он вскоре принял общефинансовый характер и перерос в общеэкономический, вызвав рецессию в Северной Америке, Западной Европе, Японии, сокращение отдельных отраслей и сфер экономики во многих других странах, существенный спад прироста общественного производства в развивающемся мире. Экономический кризис практически перерос в социальный, вызвав почти повсеместно увеличение безработицы, снижение реальных доходов у значительной части населения, радикальное сокращение объемов жилищного строительства, а в некоторых странах, к примеру, в Исландии и странах Балтии – в политический. При этом в ходе посткризисных колебаний конъюнктуры политические и социальные изменения прогрессируют. Примером этого является ситуация в Греции.В-третьих, необходимо специально отметить глубину кризиса. В различных странах произошло падение фондовых рынков в 1,5–5,0 раз, цены на нефть и газ уменьшились втрое. Годовая рецессия в большинстве стран сопровождается сокращением промышленного производства на (10–15)% и более, резким увеличением безработицы в ряде государств и др.В-четвертых, кризис отличается значительной продолжительностью. Начавшись в 2007 г. в США, в 2008 г. он превратился в мировой финансовоэкономический кризис. Большинство аналитиков считают, что в 2009 г. в своей финансово-экономической части кризис достиг «дна» (по РФ – как свидетельствуют приведенные выше статистические данные – эта оценка о прохождении «дна» кризиса к исходу первого полугодия 2009 г. подтверждается), но считают вероятным его продолжение, особенно в части социально-экономических показателей, также многие специалисты высказывают опасения в связи с возможной «второй волной» кризиса.В-пятых, ожидается затяжной выход из кризиса. Прогнозируется его вероятный переход в длительную депрессию с элементами дефляции в ряде развитых стран и стагфляцию в ряде развивающихся стран, в том числе и в России.Указанные обстоятельства не могут не тревожить. Глобальный кризис затронул Россию самым серьезным образом. Поэтому уже сегодня необходимо указать на те ошибки, устранение которых позволит смягчить в будущем и хотя бы частично нейтрализовать последствия финансовых кризисов для экономики России:1. Следует снизить долю иностранного капитала на фондовом рынке России. При первых признаках кризиса иностранные портфельные инвесторы стали активно «выходить в кэш», избавляясь от ценных бумаг российских эмитентов. В результате произошло обрушение рынка в 4 и более раз, в то время как падение фондовых рынков развитых стран было менее существенным.2. Необходимо работать над развитием институтов финансового рынка. В стране недостаточно развита накопительная пенсионная система, отсутствует современная страховая система, довольно поздно были созданы паевые фонды, которые не накопили достаточных объемов финансовых ресурсов. В результате, недостаточно «длинных» денег в экономике.3. Требуется балансировка внешнего долга. Если в последние годы официальный (государственный) долг РФ неуклонно сокращался, то частный долг отечественных компаний возрастал весьма значительными темпами. В результате задолженность частного сектора экономики России иностранным инвесторам составляет до 0,5 трлн долл. США. В условиях девальвации рубля эта нагрузка становится критической.4. Следует смягчить структурные диспропорции реального сектора экономики. «Однобокость» экономики, особенно экспортно ориентированных отраслей, отсутствие диверсификации в структуре и источниках развития приводят к уязвимости социально-экономического развития от уровня мировых цен, спроса, возможностей привлечения инвестиций в эти первичные отрасли.5. Стоит обратить более пристальное внимание на монетарную политику. Из-за борьбы с инфляцией путем сжатия денежной массы, накануне кризиса произошло сокращение до минимума ликвидности банков. При этом, в связи с тем, что банковская система России значительно меньше банковских систем других стран, сжатие ликвидности у нас оказалось более острым и имело более существенные последствия для экономики, чем в развитых странах.Итак, представленные результаты анализа позволяют утверждать, что «дно» кризиса достигнуто, начался, хотя и неуверенный, на уровне погрешностей статистических методик, но все же рост по важнейшим показателям – ВВП, объему промышленного производства. Далее, рассмотрим динамику протекания кризиса в российской экономике.

2.3. Особенности проявления и динамика финансовоэкономического кризиса в России

Дать объективную оценку ситуации в сегодняшней российской экономике и определить эффективную систему поведения можно, по нашему мнению, лишь с учётом реального представления о кризисе. Мы имеем дело сразу с несколькими кризисами. Их взаимодействие существенно изменило общую картину происходящего, нарушило ее сходство с моделями, описанными в учебниках.

Сегодня речь можно вести, во-первых, об обычном, очередном циклическом кризисе, который назревал уже длительное время. Во-вторых, о кризисе, отражающем экономические перемены, обусловленные назревшей сменой техники и технологий, порожденной научно-технологическим развитием. Такие кризисы обычно именуют "кондратьевскими циклами". В-третьих, «речь идёт о кризисе, обусловленном специфическим развитием мировой экономики в рамках утвердившейся в последние десятилетия модели глобализации и последствиями так называемой информационной революции. Оба эти обстоятельства способствовали тому, что финансовый сегмент мировой экономической системы, призванный, в первую очередь, обслуживать ее стержень, не только глобализировался в значительно большей степени, чем экономика в целом, но и "ушел в самостоятельное плавание", оторвавшись от ее материальной основы» [69] . Наряду с реальной экономикой возникла виртуальная экономика, которая лишь частично работает на первую. Более того, руководствуясь собственными интересами, она то и дело вступает с ней в конкуренцию. Очевидно, что такая ситуация не могла не вызвать череды кризисов. Наконец, в-четвертых, это ценностный кризис, вызванный тем, что материальные факторы отступают на второй план по сравнению с нематериальными, на первый план в экономике выходит сфера услуг.

Каждый из названных кризисов чаще всего рассматривается отдельно. Мы обычно обращаем внимание на одну сторону процесса. И в этом таятся и серьезные опасности, потому что предлагаемые антикризисные меры, будучи рассчитаны на преодоление одного из кризисов, не могут быть в должной мере эффективными, поскольку игнорируют негативные процессы, происходящие одновременно, но имеющие иную основу. Одно из важных отличий кризиса эпохи глобализации от прежних кризисов состоит в быстрых и подчас неожиданных экономических и социально-политических сдвигах в разных странах, обусловленных общим нестабильным состоянием мировой финансовой и экономической системы [70] .

В условиях современного кризиса несколько видоизменяются механизмы государственного регулирования экономики, которые становятся по сути антикризисными. Можно отметить три составных элемента, обеспечивающих нормальное функционирование экономики в условиях кризиса.

Это, во-первых, наличие у предприятий оборотных средств, уровень которых в условиях кризиса снижается. Государство принимает меры по облегчению кредитования через существенное снижение ставки рефинансирования и процента реальных кредитов. Как видим, эта мера была использована и в России, правда, ещё рано судить о её эффективности. Во-вторых, технология производства в кризисный период мало изменяет свой характер. Редкими и удачными считаются только те совершенствования, которые приводят к существенному снижению себестоимости выпускаемой продукции. В подавляющем большинстве случаев у предприятий в этот период нет возможностей для технического перевооружения. В-третьих, помощь государства в сбыте произведенной реальным сектором продукции. Государственное регулирование экономики – процесс воздействия государства на хозяйственную жизнь общества и связанные с ней социальные процессы, в ходе которого реализуется экономическая и социальная политика государства, основанная на определенной концепции.

В кризисной ситуации государство не может оставаться безучастным к усилиям реального сектора в реализации своей продукции, осложненной сокращением приобретений в потребительской сфере и общим снижением активности в реальном секторе. Государство может, во-первых, принять решение о защите отечественного производства от импорта протекционистскими мерами (опять же временными) и стимулированием спроса на жилье, приобретение сложной техники, автомобилей, увеличение строительства инфраструктурных объектов (дорог и т. д.). Но прямая финансовая поддержка неконкурентоспособных отраслей мало где используется и никогда не приносила положительных результатов.

В качестве основных методов влияния на экономику для достижения необходимых обществу результатов государство использует методы прямого и косвенного воздействия. Использование этих методов предполагает применение характерных для них приемов и средств. Так, метод прямого воздействия на экономику реализуется средствами административного и экономического влияния. Косвенный метод регулирования реализуется только экономическими средствами. Особенностью прямого метода государственного регулирования является, прежде всего, то, что он основан на авторитете государственной власти и не связан с созданием дополнительных материальных стимулов для его осуществления. Важная специфическая его черта состоит еще в том, что им предполагаются меры запрета, разрешения, принуждения (законотворческая деятельность, лицензирование и др.), а также предусматривает организацию управления предприятиями государственного сектора, государственной собственностью. Косвенный метод государственного регулирования хозяйственной жизни характеризуется опосредованным способом влияния на социально-экономические процессы и хозяйственные объекты [71] .

Кризисные явления в экономике России проявились позднее, чем в США и других развитых странах. Кризису предшествовал период благоприятной международной конъюнктуры и достаточно успешного развития. ВВП страны в текущих ценах увеличился с 4,8 трлн руб. в 1999 г. до 41,7 трлн руб. в 2008 г., а его рост за этот период в сопоставимых ценах составил около 70 %. Вплоть до середины 2008 г. финансовая система демонстрировала устойчивое развитие. Так, еще во II квартале 2008 г. в банковской системе России продолжался существенный рост активов. В мае он достиг 3,3 %, и суммарные объемы активов банков на 1 июня 2008 г. составили 22,4 трлн рублей. Из них большая часть (14,5 трлн руб.) это кредиты, выданные физическим лицам и нефинансовым организациям. При этом чистый приток иностранного капитала в страну, зафиксированный ЦБР, во втором квартале составил 35,7 млрд долл. США. Это порождало иллюзию, что наша экономика в период острого мирового кризиса может стать «тихой гаванью» для инвесторов.

Но уже летом 2008 г. в экономике России начали действовать негативные тенденции. Первая волна глобального финансового кризиса обрушилась на Россию в августе-сентябре 2008 г. Испытывая недостаток ликвидности, международные инвесторы в первую очередь стали продавать купленные ранее акции на фондовом рынке России и обвалили этот рынок: в сентябре 2008 года фондовый индекс упал на 58 %. Изъятие активов с фондового рынка России привело к падению его индексов примерно в 5 раз. В мае 2008 г. размер капитализации российских компаний превышал 1,3 трлн долл. (или 138 % ВВП). В конце 2008 г. фондовый индекс РТС снизился до 632 п., а капитализация до 370 млрд долл. Произошёл форсированный уход с этого рынка нерезидентов, доля которых в торгуемых акциях достигала 70 %. Всего иностранные инвесторы вывели из России с августа по декабрь 2008 г. 147,9 млрд долл. [72] В целом за 2008 г. чистый отток капитала оценивается в 129,9 млрд. долларов вместо имевшего место в 2007 г. большого притока капитала (+83 млрд долларов). В последние четыре месяца 2008 г. предприятия, организации, банки России вернули иностранным инвесторам около 60 млрд долларов.

Снижение инвестиций продолжалось и в 2009 году. Значительно усложнились условия предоставления зарубежных кредитов, выросла процентная ставка. Многое проясняет динамика жилищного строительства [73] , где ситуация в 2010 году продолжает ухудшаться. Если в первом квартале 2009 г. в целом по стране еще сохранялся рост объемов ввода жилья (на 2 % к первому кварталу 2008 г.), то в 1 квартале 2010 г. объемы сократились на 6 % к тому же периоду 2008 г. (к 1 кварталу 2009 г. – на 8 %).

Весьма существенный канал влияния кризиса на экономическое развитие России – это вызванное кризисом снижение цен на топливо, сырье и материалы. Наиболее существенное негативное влияние на экономику России имело снижение экспортной цены на нефть. Превзойдя к середине 2008 г. 160 долларов за баррель, цена на нефть начала стремительное снижение и дошла до 30–40 долларов за баррель. Сокращение цены на нефть вызвало тенденцию к снижению цен на природный газ. В III квартале 2008 г. цена газа в Европе составляла 500 долларов, а на конец 2009 г. в контрактах цена определялась уже в 175 долларов. Сокращение объема экспорта нефти и газа привело к недополучению госбюджетом (в сравнении с 2008 г.) доходов в размере 2,5 трлн рублей [74] .

В 2007 г. из 8 % прироста ВВП в течение года около 4 % этого прироста осуществлялось за счет повышения цен на нефть, газ и металлы. Теперь этого прироста нет, и поэтому темпы экономического развития России за счет этого фактора снизились примерно вдвое. Снижение ВВП в 2009 году по сравнению с 2008 годом составило более 13 % [75] . Это свидетельствует о повышенной уязвимости российской экономики к воздействию кризисных факторов. И если для большинства стран, пораженных кризисом, одной из главных задач является преодоление дефляции, то для России в числе сложных задач остаётся борьба с инфляцией, что свидетельствует о стагфляции экономики России.

У государства из-за повышения в прошлые годы цен на нефть и газ, сырьевые ресурсы и материалы, экспортируемые из России, были накоплены значительные золотовалютные резервы (597 млрд долларов), в составе которых сформирован огромный стабилизационный фонд в размере около 8 трлн рублей, подразделяемый на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Поэтому государство в течение какого-то времени сможет поддерживать дефицитный государственный бюджет 2010 года дополнительными суммами из Резервного фонда.

Денежные доходы населения в 2009–2010 гг. растут существенно меньше, чем росли в предшествующие годы, а реальные доходы сокращаются. По данным Минздравсоцразвития численность безработных граждан, зарегистрированных в органах службы занятости, составила по состоянию на 26 мая 2010 года 2 миллиона 046 тысяч 101 человек [76] . Но, как правило, реальный уровень безработицы гораздо выше.

Еще один канал воздействия на Россию мирового финансового кризиса состоит в значительном укреплении доллара по отношению к рублю. Во время длительного периода ослабления рубля при относительно высокой инфляции происходило достаточно резкое ухудшение условий конкуренции для отечественных товаров в сравнении с импортом. Отсюда понятно, почему с каждым годом импорт рос повышающимися темпами. В 2004 г. он вырос на 28 %, в 2005 г. – на 29 %, в 2006 г. – на 40 %, в 2007 г. – на 27 % и в 2008 г. за 9 месяцев он увеличился на рекордные 42 %. Укрепление рубля дестимулировало экспорт, особенно готовой продукции.

В первый период кризиса, в частности в 2008 г., темп инфляции возрос, прежде всего, из-за того, что на борьбу с ним были брошены дополнительные средства, и сумма денег в обращении увеличилась. В 2008 году инфляция выросла до 13,3 % против 11,9 % в 2007 г. и 9 % в 2006 г. Среди стран Евросоюза и СНГ в России показатель инфляции почти самый высокий (выше только в Украине). Инфляция в 2009 году составила 8,8 % (за полный год). Главной причиной высокой инфляции в период подъема российской экономики, особенно в 2007–2008 гг., был огромный рост государственных расходов, финансируемых через консолидированный бюджет, включая внебюджетные государственные фонды. Консолидированный бюджет вместе с указанными фондами составляет около 40 % валового внутреннего продукта России, через который в народное хозяйство впрыскивается ежегодно астрономическая масса денежных средств, поскольку расходы бюджета росли по 35 % в год.

На наш взгляд, именно в период кризиса в нашей стране можно было сделать решающий шаг к сниженной хотя бы до 5–7 % инфляции, что не удалось в предшествующие годы. Но в России, когда цена на нефть в 20032004 гг. была примерно такой же, как сейчас, цены на бензин были вдвое ниже, чем сегодня. Они снизились незначительно, несмотря на трехкратное снижение базовой цены на нефть по сравнению с ее максимальным значением в 2009 году. В период кризисов часто на 20–30 % снижаются цены на недвижимость, прежде всего на жилье. В России опять-таки из-за монополизации, отсутствия равных условий конкуренции цены на недвижимость искусственно поддерживаются на относительно высоком уровне, не соответствующем реальным затратам.

Как видно, влияние кризиса на экономическое развитие идет по разным каналам, и оно многообразно. Последствия кризиса для России оказались очень острыми, глубокими и тяжелыми в сравнении с другими развивающимися странами. В России больше, чем в других странах, обвалился фондовый рынок, хотя по объему это восьмой фондовый рынок среди стран мира. Финансовый кризис перерос в России в экономический кризис. Цифры сокращения производства впечатляют.

В 2009 году снижение промышленного производства составило 13,5 %, в том числе в III квартале – 11,0 % к соответствующему периоду предыдущего года. В обрабатывающих производствах спад составил 19,1 %. Промышленность стала выходить из сильного спада уже со второй половины 2009 г. Показатели 2010 г. не вполне сопоставимы с предыдущими годами, т. к. Росстат изменил соотношение отраслей в индексе промышленного производства в пользу сырьевых отраслей, а в них спад был менее сильным. Тем самым чисто статистически показатели индекса улучшились, что следует принимать во внимание.

Наихудшие результаты – в производстве товаров внутреннего инвестиционного спроса. Резкое сокращение инвестиций в основной капитал привело к падению производства товаров инвестиционного спроса и соответственно к значительному ухудшению финансовых результатов данных производств. В частности, в строительной сфере объемы строительных работ начали сокращаться ввиду недостаточного платежеспособного спроса населения. Строительные организации произвели массовые увольнения. Снизился спрос на строительные материалы, строительную технику, сократились объемы перевозок, были заморожены многие инвестиционные проекты. Существенный спад производства начался и в металлургии. Уменьшился экспортный спрос, мировые цены упали на 30–40 %. На многих предприятиях других отраслей также возникли серьезные проблемы со сбытом продукции. Несколько лучшие результаты достигнуты в сельском хозяйстве.

Кризис вызвал сокращение объемов мировой торговли на несколько процентов, а в России объём экспорта в 2009 году сократился почти вдвое, на 200 млрд долларов, а импорт на 20 %. Падение стоимости экспорта, по сравнению с докризисным периодом, связано, в первую очередь, со снижением цен на нефть. Сокращение стоимостного объема экспорта произошло в большей степени за счет снижения уровня средних цен основных сырьевых товаров, экспортируемых Россией. За последние годы, несмотря на все усилия, ухудшалась структура российского экспорта: если в 2000 г. экспорт сырья обеспечивал 71,5 % валютной выручки РФ, то к 2008 г. его доля увеличилась до 79 %. В благоприятные годы нашей экономике не удалось уйти от сырьевой модели. Снижение стоимости российского импорта обусловлено в основном сокращением физических объемов импортных поставок.

Рекордным, по отношению к другим странам, выглядит и снижение золотовалютных резервов России – за последние месяцы 2009 года они снизились примерно вдвое – с 597 млрд до примерно 300 млрд долларов (с учетом перечисления средств из резервного фонда для пополнения доходов госбюджета 2009 г.).

Кризис подтвердил мнение, которое неоднократно высказывали многие представители экономической науки, что в России в период перехода к рынку не удалось сформировать настоящей конкурентной среды. Она существует только в нескольких областях – в пищевой промышленности, в сотовой телефонной связи и некоторых других. «Необходимость перемен стала особенно очевидной в последние месяцы, – отмечается в Послании президента России Федеральному собранию. – Глобальный финансовый кризис ударил по всем, но в России экономический спад оказался более глубоким, чем в большинстве стран. Однако не стоит искать виновных только вовне» [77] .

Анализ показывает, что при всей важности влияния глобального кризиса, было бы совершенно неверно кризис в России связывать только с влиянием кризиса американской экономики. Не менее важные его причины находятся внутри экономики страны. Экономический кризис в России имеет двойственную природу и мало похож на классический капиталистический «кризис перепроизводства». Несомненно, что кризис в России является отражением действия глобальной кризисной волны, которая привела к обвалу цен на нефть и другое сырье. Кризис подтвердил, что смена внешней конъюнктуры для российской экономики играет решающую роль. Это свидетельствует о том, что в России сложилась рентно-сырьевая модель экономики. Нашу экономику не спасло недостаточное развитие финансовой системы РФ, которое, по мнению аналитиков, должно было ограничить кризисное влияние на нашу экономику.

Проводившийся в России в течение 1990-х годов либеральный курс не позволил своевременно развернуть экономику по направлению к модели, ориентированной на выпуск готовой продукции, не произошло усиление инновационности и наукоемкости производства. Сохранился курс на опережающую либерализацию финансовых рынков с их активным подключением к глобальной сети, которая рассматривалась как локомотив экономического роста и условие формирования эффективной рыночной экономики. Не удалось трансформировать огромные накопленные внутренние сбережения в инвестиции.

В итоге крупнейшие российские компании и банки при нарастающем избытке денежного капитала внутри страны в основном стали кредитоваться в западных банках. Это привело к значительной внешней задолженности в стране, сопоставимой с замороженным стабилизационным фондом. В абсолютном выражении российский внешний государственный долг на 1 января 2010 года составил 37,6 млрд долларов, что является одним из самых низких показателей в Европе. По относительным показателям, российский внешний госдолг составляет 3 % от объема ВВП страны. По состоянию на апрель 2010 года объем внешнего долга снизился, составив $31,1 млрд, или 2,5 % ВВП. В то же время в этом месяце Россия после двенадцатилетнего перерыва снова вернулась к заимствованиям на внешнем рынке, разместив два транша еврооблигаций на $5,5 млрд.

При сокращении российского внешнего государственного долга одновременно рос внешний долг российских банков и компаний. По данным Центрального Банка Российской Федерации, общий внешний долг России (частный и федеральный сектор) на 1 января 2010 года составил 471,6 млрд долл. США. В относительном выражении внешний долг частного и федерального сектора составляет 38,2 % от объема российского ВВП. Общие выплаты в 2009 году должны были составить $141 млрд (из них только $5 млрд приходится на органы государственного управления), в 2010 г. – $91,3 млрд ($4,6 млрд) [78] . Это серьезная угроза для российского бизнеса.

По-прежнему наблюдается пренебрежительное отношение к производству. Избранная модель экономики отличается невосприимчивостью к наукоемким производствам и новым технологиям в отраслях готовой продукции. При огромных доходах нефтяных компаний, в основном частных, глубина переработки нефти в РФ за весь период экономического бума практически осталась неизменной (72 %), в то время как в развитых странах она достигает 90–95 % [79] . Как отметил президент в своём ежегодном Послании Федеральному собранию, в основном предпочтение было отдано «форсированию роста старой, сырьевой экономики, а для формирования новой, создающей уникальные технологии и инновационные продукты, были приняты лишь отдельные и несистемные решения. Мы должны начать модернизацию и технологическое обновление всей производственной сферы. По моему убеждению, это вопрос выживания нашей страны в современном мире».

Вместо заключения можно снова сослаться на слова президента страны: «Надо признаться, что в предыдущие годы мы сами недостаточно сделали для решения унаследованных от прошлого проблем. Мы так и не избавились от примитивной структуры экономики, от унизительной сырьевой зависимости, не переориентировали производство на реальные потребности людей. Привычка жить за счет экспорта по-прежнему тормозит инновационное развитие. Российский бизнес до сих пор предпочитает торговать тем, что создано в других странах, а конкурентоспособность нашей продукции позорно низка» [80] . Итак, в современной кризисной фазе экономики России главные для нее угрозы связаны с сырьевой однобокостью, сохранением курса на либерализацию финансов и особой ее хрупкостью в условиях высокой зависимости от внешнеэкономической конъюнктуры, в частности, от колебания цен на энергоресурсы и доступности к внешним финансовым ресурсам.

В 2010 г. все чаще слышны заявления политиков, что кризис позади. Острая фаза кризиса закончилась, в этом нет сомнений. Но статистические данные показывают, что кризисные процессы в разных сферах несинхронны: в чем-то кризис уже уходит в прошлое, в других сферах он продолжается, а некоторые кризисные риски отложены на будущее. В этих условиях особенно острым становится вопрос о роли государства в превентивном противодействии кризисным финансово-экономическим явлениям.

2.4. Роль государства в формировании предпосылок и развитии финансово-экономического кризиса

Подобно тому, как генералы готовятся к прошедшим войнам, государства в своей экономической политике пытаются противодействовать прошедшим кризисам. Суть ситуации заключается в том, что государство, если и не спровоцировало сегодняшний кризис, то не приняло мер к тому, чтобы он не произошел. Когда же кризис разразился, государство (и не только российское) начало разрабатывать антикризисные меры.

Существует довольно распространенное мнение, что периодически повторяющиеся экономические кризисы – явление объективно обусловленное. Рыночная экономика – это такой тип хозяйствования, при котором действия многих покупателей-потребителей и продавцов-производителей, стихийно складываясь, дают ответы на вопросы что, как и для кого производить. Рыночный механизм, «невидимая рука рынка», обеспечивают равновесие цен, баланс производимых и требуемых количеств продукции через движение спроса и предложения. Закон стоимости здесь играет главную роль, выполняя функцию распределения капитала между отраслями и видами производства, стимулирования роста производительности труда.

Однако при этом следует иметь в виду ряд обстоятельств. Во-первых, закон стоимости («невидимая рука рынка») действует в значительной степени «posterior» – отсюда жесткость и жестокость рыночной экономики. Во-вторых, существуют так называемые «провалы рынка», т. е. известные негативные стороны рыночной экономики, в том числе подверженность нестабильному развитию, воспроизводство существенного неравенства и др.

Третье: негативные стороны рыночной экономики порождают стремление создавать регулируемую и социально ориентированную экономику. Огромную роль в данном случае играет государство. В связи с этим, в настоящее время в развитых странах рыночная экономика в ее «чистом виде» фактически не существует. А государство действует осознанно, в соответствии с определенными экономическими интересами. Отсюда возникает большой вопрос об объективно обусловленном характере современных кризисов. И наконец – четвертое – экономические законы объективны, не зависят от желаний людей. Но реализуются они через сознательную деятельность (или бездеятельность) людей. Все это позволяет сделать вывод, что современный кризис – в значительной степени «рукотворное» явление. Каковы же его истоки?

Самые глубинные черты современного мирового финансовоэкономического кризиса, как в значительной степени и прошлых кризисов, заложены в истории, сущности и функциях денег. Деньги призваны обслуживать товарооборот, выступают посредниками в товарных сделках: Т-Д-Т. Следовательно, количество денег, необходимых для обращения, определяется суммой цен проданных товаров (PQ), деленной на скорость оборота денежной единицы (v). До тех пор, пока деньги были полноценными, имели собственную стоимость, закон количества денег в обращении действовал автоматически: если денег в обороте было больше необходимого, то они уходили из сферы обращения в сферу накопления. Однако в настоящее время в качестве масштаба цен используется просто законодательно закрепленная денежная единица, с помощью которой измеряют количество денег и цены товаров («fiat money»). Бумажные деньги – знаки стоимости, законы денежного обращения выступают как бы «перевернутыми» (термин К. Маркса).

Золото обращается потому, что имеет свою собственную стоимость, бумажные деньги имеют стоимость потому, что обращаются. Стоимость золотых денег не зависит от их количества в обращении, определяется затратами труда на добычу золота и обработку. Стоимость бумажных денег зависит от их количества в обращении. Увеличение количества бумажных денег в обращении приводит к росту цен, количество золота в обращении зависит от суммы цен проданных товаров.

Истоки экономических кризисов заложены, прежде всего, в функции денег как средства обращения: Т-Д-Т. Продавец товара, получив деньги, может не купить другой товар, к примеру, отложив полученные деньги в сбережения. Тогда второй контрагент не сможет продать свой товар и продолжить процесс производства. Здесь – первая потенциальная возможность кризисов. Представим процесс с другой стороны: Д-Т-Д. Первая метаморфоза – превращение денег в товар может протекать довольно просто, а вторая – это «сальто-мортале» товара (и его производителя).

Усугубляет этот процесс функция денег как средства платежа. Первый контрагент, получив товар, возможно, не сможет за него рассчитаться. Но второй контрагент, не получив деньги, в свою очередь, не сможет рассчитаться со своими кредиторами. Возникает цепочка неплатежей. Потенциальная возможность кризиса превращается в реальную возможность.

Главная причина современного кризиса – фундаментальна. Она заключена в самой природе действующего мирового глобального капитализма с центром в США. Американский доллар закреплен в качестве мировой резервной валюты. В 1971 г. была отменена привязка доллара к золотому содержанию. Доллары стали печататься практически в неограниченных количествах. За последние четверть века мировой ВВП вырос примерно в 4 раза, а объем денежной массы, преимущественно долларовой – в 40 раз. Это – гигантская пирамида, очередной пузырь, ничем не обеспеченный, кроме авторитета США и их валюты.

Современный финансово-экономический кризис начался в США. Этому есть ряд причин. Промышленное производство США стали перебрасывать в развивающиеся страны, где низкая заработная плата. Рост производства в «новых промышленных странах» должен был обслуживать, прежде всего, потребление в богатых США и ЕС. Диспропорции накапливались и росли. США производят примерно 20 % мирового ВВП, а потребляют – 40 %, т. е. в 2 раза больше. Возник огромный государственный долг. При годовом ВВП примерно 16 трлн долл. совокупный долг составлял более 53 трлн (еще до кризиса). В США шла искусственная накачка социального благосостояния собственного населения разными способами, в том числе манипуляцией объемами денежной массы доллара и использования его как главной мировой резервной валюты, т. е. за счет «чужих» средств. Однако в связи с выносом из «старых промышленных стран» многих производств в них снижалась заработная плата, усиливалась тенденция к неполной и нестабильной занятости. Места заполнялись низкооплачиваемыми в странах периферии. Отсюда – тенденция к нестабильности доходов и падение спроса.

Одним из шагов стимулирования внутреннего спроса стало раздувание пузыря на рынке ипотечных кредитов: сначала рискованных, потом – высокорискованных, а потом – откровенно безвозвратных. В 2007 г. произошел кризис неплатежей – т. н. «народный дефолт». Долларовая эмиссия, которой правительство Буша старалось покрыть военные расходы, лишь ускоряла процесс ослабления потребительского рынка. А население уже стало неспособно оплачивать даже минимальные проценты. Банковский сектор охватил кризис. Информация о понесенных убытках привела к первым обвалам на бирже, а затем и дестабилизации всех фондовых рынков планеты.

Государства стали диверсифицировать свои валютные резервы, заменять доллары на евро. Доллар должен был ускорить падение и просто обвалиться. Тогда, по логике, надо было обрушить фондовый рынок. Он устроен так: на одной чаше весов доллары, на другой – акции. Правила здесь таковы, что в «одну кучу» смешано все: и акции производственных предприятий, под которыми земля, месторождения полезных ископаемых, производственная сфера, трудовые ресурсы и т. д., и акции виртуальные – производные инструменты (деривативы), подлинную ценность которых оценить невозможно.

Финансовая надстройка над экономикой начинает жить своей, отдельной от экономики, жизнью. И здесь тоже оказался раздутым пузырь – пузырь ценных бумаг, бумаг абсолютно пустых (не ипотечных, так или иначе имеющих какую-то реальную цену). Если этот пузырь проткнуть, возникает фондовый кризис, и все уходят в наличные деньги. А до сих пор в кризисные периоды самыми надежными признавались доллары. Вместо обвала доллара произошел обвал фондового рынка, который затем дополнился резким снижением платежеспособного спроса и классическим кризисом перепроизводства.

США снизили процентную ставку и получили возможность скупать по всему миру реальные ценности за почти бесплатные деньги. Главный интерес ключевых игроков США – уже не сиюминутные прибыли, а стратегический контроль над основными мировыми ресурсами, включая энергоресурсы. Этот процесс они осуществляют либо силовым путем, либо скупая их по всему миру. Для этого нужны дешевые кредитные ресурсы. Кроме того, важнейший интерес – развитие национальной экономики, сохранение социальной стабильности. А для этого надо дать толчок внутреннему бизнес-обороту опять же дешевыми кредитными ресурсами. Это предполагает вброс денег в экономику. В итоге идет обрушение финансовых, фондовых рынков, инвесторы судорожно избавляются от стремительно дешевеющих ценных бумаг компаний – недавних лидеров биржевых торгов. Выводят деньги и… вкладывают их в доллары. Так уж повелось.

Особенностью современного мира является формирование огромного финансового сектора. Темпы его роста существенно опережают динамику капитала в сфере реального производства. Так, если в 1980 г. мировые финансовые активы (акции, государственные и негосударственные долговые обязательства, банковские вклады) были примерно равны мировому ВВП (12 трлн долл. и 10 трлн соответственно), то в 2007 г. первые превышали вторые в 3,5 раза (195 трлн долл. и 55 трлн). Более того, этот финансовый капитал стал превращаться в относительно самостоятельное и самодостаточное явление. В результате сформировался особый тип человеческого поведения – ориентация на финансовые трансакции как главный способ жизнедеятельности.

Возникли новые инструменты финансового рынка, которые трансформировали товарные рынки, особенно, рынки сырьевых товаров. Сегодня, к примеру, цена на нефть практически не зависит от действий производителей, от соотношения спроса и предложения. Она формируется на финансовых рынках. Брокеры торгуют связанными с поставками нефти вторичными финансовыми инструментами, практически не имеющими отношения к реальному движению самого товара. Мир стал виртуальным, а экономическая и политическая элита утратила контроль за движением финансовых инструментов.

Этот виртуальный мир финансового сектора движется с огромной скоростью, утратил управляемость. Все заменяется игрой на биржах (система «казино-капитализма»). Этот мир «детерриториализован», не имеет места прописки, происходит постоянная смена субъекта собственности, он легко уходит из-под любого – национального и международного – государственного регулирования [81] .

Фиктивность создаваемого в финансовом секторе богатства резко обнаруживается в момент кризиса. «Вложения в финансовые активы и сами эти активы, выглядевшие признанным богатством, превращаются в ничто. становятся тем, что они есть на самом деле – бумагой или виртуальной, существующей в воображении, реальностью» [82] . Суммарная рыночная капитализация всех компаний мировой экономики за 2008 г. сократилась почти вдвое. В России высокие темпы экономического роста в последние годы определялись доминированием отраслей сырьевой направленности. В структуре экспорта России почти 70 % составляли минеральные продукты. Отсюда – сильная зависимость экономики от энерго-сырьевых отраслей, примитивизация промышленности, инфляция, утрата собственной технологической базы машиностроения и промышленности, выпускающей товары народного потребления, развал сельского хозяйства.

В связи с высокими темпами развития мировой экономики спрос на энерго-сырьевые ресурсы и соответственно цены на них росли. Экономика России характеризовалась профицитом бюджетного и платежного балансов. Это привлекало иностранный капитал в Россию, а низкие процентные ставки на международном финансовом рынке, т. е. «дешевые деньги» способствовали росту заимствований. На 1 июля 2008 г. внешний долг банков составлял 191 млрд долл., небанковского сектора – более 263 млрд долл., органов государственного управления – 41 млрд. России в течение 3 лет необходимо вернуть около 500 млрд долл. только основной части суммы долга плюс проценты – итоговая сумма составляет около 620 млрд долл. [83] (Серьезной ошибкой отечественных заемщиков было то, что они легко соглашались на залоговые схемы. В результате в условиях кризиса они столкнулись с быстрым падением стоимости своих активов и реальной угрозой их лишиться. Начал действовать механизм «margin calls» – требования о пополнении залогов при их обесценении.)

Уже в самом начале мирового кризиса цены на сырье упали, потом резко обрушились, произошел обвал фондового рынка – т. е. главные источники роста российской экономики оказались исчерпанными. Кризис стал стремительно распространяться по стране. Могло ли предвидеть это российское государство? Ведущие российские (и не только российские) ученые предупреждали о возможности кризиса. На этот случай был создан огромный резервный фонд, который накапливался для «спасения» экономики от надвигающегося кризиса. А его своевременное использование на переход к инновационной модели развития позволило бы в значительной степени избежать сегодняшнего краха.

Отметим тот факт, что по состоянию на конец июля 2008 г. Россия была держателем американских ценных бумаг на общую сумму 160 млрд долл., т. е. фактически была одним из крупнейших кредиторов США [84] . Сегодня много говорят на всех высших уровнях управления о необходимости модернизации экономики, но средств для этого уже практически нет. Экономически развитые страны предприняли ряд антикризисных мер, среди них: предоставление ликвидности; расширение гарантий по банковским вкладам физических лиц; выкуп части банков государством; существенное снижение ставок рефинансирования; бюджетные вливания для поддержки спроса в реальном секторе. Ряд стран пошли на снижение курса национальных валют по отношению к американскому доллару для сохранения международных резервов и поддержки внутреннего производства. Происходит национализация компаний, попавших в тяжелое положение. Правительства развитых стран больше всего боятся дефляции. А для этого необходимо стимулирование спроса, т. е. бюджетный экспансионизм. Отсюда – снижение процентной ставки и налогов.

Однако, по мнению ЦБ РФ, высокие ставки рефинансирования необходимы для снижения уровня оттока капитала и сдерживания инфляции. Но во имя борьбы с инфляцией приносится в жертву возможность развития отечественного реального сектора. Любое же удорожание финансов переходит в себестоимость и оплачивается потребителем через рост цен. Причем неоднократно. Предприятия торговли тоже используют займы, соответственно еще больше растут цены.

В то же время меры российского правительства во многом повторяли и политику развитых стран. Банкам предоставлялись значительные финансовые ресурсы для преодоления кризиса ликвидности. А они вместо кредитования реального сектора стали переводить ее в иностранную валюту, с одной стороны, чтобы застраховаться от валютных рисков, с другой – уменьшить свою задолженность перед иностранными кредиторами. В итоге за время кризиса состояние российских олигархов удвоилось. Бремя кризиса несет на себе остальное большинство народа. Деградация российской промышленности и в том числе машиностроения усилилась. В то же время постоянно происходило смещение экономической активности от производственной сферы к сфере обращения.

А. Бузгалин и А. Колганов выделяют две основные группы мер антикризисной политики [85] . Первая – поддержка финансового сектора экономики, чтобы обеспечить стабильность финансовой системы, что, по мнению этих ученых, якобы отвечает интересам всех граждан. Т. е. поддержать собственников финансового капитала и возместить им потери от их неудачных спекуляций. Вторая группа решений – радикальное изменение сложившейся финансовой системы, выход из кризиса за счет сокращения не только доходов, но и накопленных средств (прежде всего, собственности) всех тех, кто активно инвестировал в финансовые спекуляции на протяжении последних десятилетий. Национализация крупнейших банковских институтов при гарантиях неприкосновенности вкладов. Принудительное слияние в несколько крупных структур и передача под государственный контроль средних и мелких банков. Средства государственного бюджета должны идти не коммерческим банкам, а непосредственно на поддержку производства и решение социальных проблем. Они должны быть жестко привязаны к реализации производственных программ – национальным проектам и программам перехода на инновационный тип развития.

Нам представляется, что во многих чертах именно вторая группа решений должна лежать в основе антикризисной политики российского правительства. Но России опять «повезло», цены на нефть выросли, олигархи увеличили свое благосостояние, международные резервы увеличиваются. А программы модернизации в значительной степени остаются на словах. Можно констатировать: «И волки сыты, и овцы целы». Хотя овцам (российскому народу) уже и сегодня все труднее сводить концы с концами. Наступление на жизненный уровень населения продолжается – здесь и повышение тарифов на ЖКУ, и монетизация, а фактически отмена льгот, и увеличение налогов на недвижимость (дачные домики и жалкие сотки, квартиры, находящиеся в собственности населения). А налог на роскошь Дума отклонила!

Кардинальная же задача для России – уменьшить зависимость российской экономики от мировой конъюнктуры на топливно-сырьевые ресурсы, диверсификация экономики, стимулирование внутреннего спроса на отечественные товары. Решение этой задачи чрезвычайно сложно, кроме того, требует времени. Так, в результате сокращения производства российскими предприятиями и разрушения сельского хозяйства российский рынок наводнен зарубежными товарами. Доля импорта по мясу и птице составляет почти 40 %, по маслу животному – 48 %, растительному – 23 %, по сырам – более 41 %, по товарам длительного пользования в среднем – почти 66 %, по лекарственным средствам – более 75 % [86] . При этом многие товары не имеют близких аналогов на отечественном рынке и прекращение их ввоза чревато серьезными социально-экономическими последствиями.

В то же время, несмотря на удары кризиса, банкротство множества компаний, благодаря активным действиям правительств ведущих стран мировая экономическая система в целом устояла. Наиболее масштабные антикризисные программы были приняты в США (3,6 трлн долл., или четверть годового ВВП) и Великобритания (2,4 трлн долл., или 94 % ВВП) [87] .

Интересен опыт Китая. Темп роста ВВП в начале кризиса здесь замедлился до 6,3 %, но затем продолжил свой рост. В IV квартале 2009 г. темп роста составил 10,7 %, в целом за 2009 г. – 8,7 % [88] . На борьбу с кризисом КНР потратила примерно 586 млрд долл., что составляет практически 18 % ВВП Китая. Основу антикризисной программы составило стимулирование внутреннего спроса (чего не скажешь про Россию, где происходит постоянное давление на спрос населения).

Недостатка в финансовых ресурсах у Китая нет – золотовалютные резервы здесь за 2009 г. выросли на одну треть и составили 2 трлн долл. Но расходовать эти средства правительство собирается только в крайнем случае. Бремя материального обеспечения антикризисной программы ложится, прежде всего, на крупные госкомпании, государственные инвестиционные фонды и местные власти. В отличие от США, Европы и России, правительство не планирует спасать финансовый сектор.

Антикризисная программа нацелена на развитие инфраструктуры и повышение жизненного уровня населения. «10 приоритетных мер» также включают в себя меры по защите окружающей среды, ускорение восстановительных работ в районах, пострадавших от землетрясения, повышение заработной платы жителям городов и сел, развитие собственных инновационных производств и т. д. Экономически нерентабельные предприятия закрывают или перепрофилируют. С учетом нововведений в кредитной и налоговой политике, эти меры позволяют китайским производителям не просто выжить в условиях кризиса, но и продолжать развиваться.

Весьма показательным было решение китайского правительства о либерализации налогов – ставка возврата экспортного налога для почти 4 тыс. наименований промышленных товаров была снижена или даже отменена. Это позволяет китайским компаниям снизить потери в условиях сокращения экспорта. Изменения затронули и кредитную политику. В первом полугодии 2009 г. объем выдачи кредитов составил около 1 трлн долл., причем большинство кредитов пришлось на реальный сектор экономики и было вложено в строительство дорог и инфраструктуру. Таким образом, Китай быстро отреагировал на мировой кризис и его опыт показателен для других стран.

Россия за 2008 г. потратила около 200 млрд долл. – это более 1/3 Стабилизационного фонда, еще около 200 млрд может уйти в 2009 и 2010 годах на покрытие бюджетного дефицита. Во 2-й половине 2009 г. в российской экономике произошло некоторое улучшение положения: цены на нефть существенно повысились, произошел небольшой чистый приток иностранного капитала в частный сектор, начал укрепляться рубль.

Однако существенного улучшения ситуации в реальном секторе не произошло – растет безработица, спрос снижается, кредитования реального сектора не наблюдается, а населения – сокращается. Серьезно обостряется ситуация в моногородах. Если взять данные за весь 2009 г., то ВВП России сократился почти на 8 %.

Судя по государственному бюджету на 2010 г., возобновления экономического роста и модернизации экономики ожидать не приходиться. В Минэкономразвития РФ предполагают, что ВВП России в 2010 г. увеличится примерно на 3 %. Однако это предположение основывается на том, что сохранятся высокие цены на нефть, что весьма проблематично. К тому же резко упали темпы роста реальных доходов населения. Отметим, что их рост фиксирует официальная статистика. Но официальная статистика берет средние данные по стране. Учитывая существенный рост доходов «верхушки» общества, увеличение ЖКУ, стоимости лекарств, введение платности медицинских услуг и образования на всех уровнях, вряд ли имеет смысл говорить о росте реальных доходов. Подорожали банковские кредиты, усложнилась возможность их получения, уменьшились инвестиции в основной капитал. Все это отрицательно сказывается на динамике совокупного спроса. А таким отраслям, как строительство и автомобилестроение, необходимо несколько лет, чтобы вернуться к уровню 2008 г. (Напомним, кстати, что уровень ВВП 2008 г. только еще приблизился к 1990 г.). Учитывая эффект гистерезиса, безработица уменьшаться не будет.

Из всего этого можно сделать довольно неутешительный вывод – вряд ли можно ожидать существенных положительных и быстрых изменений в российской экономике. Кризис грозит стать для нее затяжным. Для нейтрализации этой угрозы необходимы неотложные институциональные изменения.

2.5. Институциональная модернизация в условиях преодоления кризиса

Опыт рыночной трансформации постсоциалистических экономик подтвердил первоочередную значимость институциональных преобразований. И если в сфере создания формальных институтов российские реформы осуществлялись в форме шокового либерального варианта на основе их импорта, то заимствование неформальных институтов предпринимательской этики, цивилизованного поведения домохозяйств, рыночной культуры государственных чиновников невозможно, необходимо их постепенное формирование, выращивание. Кроме того, переход России на траекторию устойчивого экономического роста требует институциональной модернизации ряда сфер. Эти остро стоящие проблемы в условиях сохраняющейся неустойчивости и рыночной неопределенности экономики России, усугубляют необходимость концептуального обоснования модели институциональной трансформации в новых исторических, геополитических, научнотехнологических, экономических, национально-культурных условиях.

Рыночная институционализация экономики как процесс становления формальных институтов, ограничивающих поведение экономических субъектов, и комплементарных к ним добровольных неформальных соглашений, «правил игры», стереотипов поведения, традиций ведения деловой практики, контрактных отношений, определяет значимость институциональных реформ, которые обеспечивают формирование институциональной организации рыночного хозяйственного порядка. На начальном этапе его формирования в России были попытки его ускоренной перестройки, волевого отбора и «подсадки» эффективных институциональных образцов, в частности, реформирование колхозов и совхозов, массовая ваучерная приватизация, развитие частного предпринимательства в аграрной сфере, образовании, здравоохранении и др. Однако революционная ломка институтов привела к противоречивым результатам, непредвиденным последствиям и высоким социальным издержкам. Очевидно, что реформы как способ осуществления институциональных изменений не могут ограничиваться созданием правовой основы на основе «импорта» соответствующих образцов, поскольку необходимо как их взращивание на специфической российской почве, так и выращивание адекватных российской институциональной матрице новых институтов.

В силу этого модернизация – это не столько обновление оборудования, не инвестиции и даже не организационные инновации, сколько достижение конкурентоспособности институтов и, следовательно, проведение направленных их изменений. Институты связаны между собой, в частности, принципом комплементарности, в соответствии с которым институты дополняют друг друга, и желаемый экономический эффект достигается только на основе взаимосвязанных институциональных изменений.

Успех выращивания новых институтов достигается в долгосрочном периоде благодаря усилиям государства. Долгосрочность необходима для проникновения институциональной инновации во все уровни институциональной организации хозяйственного порядка, которые развиваются с разной скоростью, и укоренения в них хотя бы в минимальной степени. Специальные усилия со стороны государства требуются для защиты и поддержки институциональной инновации, пока она не преодолела барьера большинства. К ним относятся: администрирование новых правил; мониторинг процессов институциональных изменений; информационная поддержка инноваций; обучение новым навыкам. В частности, в условиях современного кризиса не дал ожидаемого эффекта традиционный антикризисных институт общественных работ, что потребовало переориентации финансовых потоков с их организации на переподготовку безработных, а в этой сфере, прежде всего, на формирование навыков предпринимательства и их финансовую поддержку. Таким образом, новые правила без действенных механизмов администрирования, включающих принуждение к их исполнению, не имеют перспективы превратиться в массовую социальную практику.

Специальные усилия государства необходимы для информационной поддержки распространения новых правил и прецедентов с целью доведения их до массовых деловых практик. Этот элемент экономической политики государства не может ограничиваться рекламированием новых образцов поведения, а представляет собой систематическое их продвижение, инициирование интереса к ним со стороны ведущих участников рынка и последующей легитимизации новых образцов в формально-правовых нормах. Эффективность этой деятельности обеспечивается рекрутированием активных сторонников в среде различных ассоциаций предпринимательства. Например, разработанный Кодекс корпоративного поведения [89] , разработанный Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг в 2002 г., не получил распространения вследствие узости базы социальной поддержки. Кроме того, нередко возникает потребность в обучении участников процесса новым навыкам, пока они не станут неотъемлемым элементом их деловых практик. Так, введение института конкурентного размещения бюджетных заказов потребовало массового обучения госслужащих и развития системы высшего профессионального образования в целом и системы повышения квалификации в сфере государственного и муниципального управления.

Низкая эффективность рыночных реформ, жизненно важных для России, проистекает отнюдь не из специфических характеристик неформальных менталитетных составляющих институциональной матрицы российского населения. Консерватизм и инерционность планового хозяйственного порядка обусловлены, прежде всего, отсутствием механизмов институционального проектирования, хотя его стратегия была четко задана основными характеристиками рыночного хозяйственного порядка – частная собственность как основа новой экономической системы, рынок – как механизм ее функционирования, предпринимательство – как основной движущий актор. В силу этого доминирующим в процессе рыночно-трансформационных преобразований стал упрощенный юридический подход к проектированию или заимствованию новых элементов институциональной организации рыночного хозяйственного порядка.

В осуществлении институциональной модернизации реализуются проектный и программно-целевой подходы. Механизм институционального проектирования формальных государственных институтов, основанный на принципах этапной полноты проекта, достаточного разнообразия стимулов, максимальной защищенности от оппортунистического поведения, представляет собой целенаправленную деятельность государства по упорядочению взаимоотношений бизнеса, власти и гражданского общества, преодолению атомизированного состояния экономики, локализации ее неопределенности. Он обеспечивает компенсацию негативного эффекта неравновесности институционального рынка, проявляющегося в расширении сферы действия неформальной институционализации на начальных этапах рыночной трансформации, детерминировавшей персонализацию экономических отношений, дуализм норм, высокий уровень неопределенности, многообразие институциональных ловушек и др.

Под институциональным проектированием понимается деятельность, направленная на разработку моделей экономических институтов, сознательно и целенаправленно внедряемых в хозяйственное массовое поведение. Институциональное проектирование как процесс активного формирования институтов вокруг индивидов и экономических агентов – это объект анализа классического институционализма, который должен быть дополнен синтезом с современным институционализмом и общей экономической теорией, чтобы охватить все экономические структуры, в которых индивид непосредственно участвует. Иными словами, синтез общей экономической теории и обоих направлений институционализма имеет один общий предмет: две наложенные друг на друга и одновременно достаточно автономные институциональные системы – во главе с финансовым капиталом и во главе с государством.

Важнейшим инструментом экономической политики государства, реализуемой в соответствии с кейнсианскими представлениями об эффективном спросе, выступает институт государственных закупок, который в условиях возросшей степени неопределенности и нестабильности хозяйственных связей, спровоцированных современным мировым финансовым кризисом, требует существенной модернизации в системе государственного регулирования взаимосвязей экономических субъектов в целом и завершения институциональной трансформации субъектов рынка государственных и муниципальных закупок. Кроме того, в условиях начавшегося в 2008 г. глобального экономического кризиса во всех странах с высокоразвитой экономикой произошло значительное увеличение государственных расходов, расширение масштабов регулирующей деятельности государства в реализации антикризисных программ. Это отражает четкий тренд развития таких институтов государственного регулирования, которые адекватны современным вызовам глобализации, геополитическим и экономическим реалиям. Одним из таких институтов выступает система государственных закупок.

В конце 2009 – начале 2010 гг. система закупок для государственных нужд существенно модернизировалась: Минэкономразвития совместно с Федеральной антимонопольной службой провели отбор операторов электронных площадок, на которых будут размещаться большинство государственных заказов. По результатам конкурса были отобраны пять операторов электронных площадок, которые начнут проводить электронные аукционы с 2010 г. Институциональная модернизация механизма размещения государственного заказа проявляется в том, что в России четко тестируется глобальная тенденция расширения доли электронных торгов как новационного института рынка госзакупок, получившего повсеместное распространение в международной практике государственных закупок.

Вектор развития электронных аукционов получил ускоренное развитие с принятием поправок к Федеральному закону 94-ФЗ, устанавливающих новую процедуру открытого аукциона в электронной форме (ОАЭФ) и с принятием Распоряжения от 17 декабря 2009 г. № 1996-р, установившего перечень товаров, работ, услуг, размещение заказов соответственно на поставки, выполнение, оказание которых для федеральных нужд осуществляется путем проведения открытого аукциона в электронной форме с 1 января по 30 июня 2010 г. По мнению специалистов, модернизированный институт электронного аукциона предполагает реализацию принципа конфиденциальности, анонимности участия. Ожидается существенное повышение качества государственного заказа, уход от сговора, административного давления на участника аукциона со стороны заказчика, когда участник получает угрозы о том, что его участие в аукционе спровоцирует проблемы с рядом органов (СЭС, налоговой, пожарными) [90] . Кроме того, экспансия электронных аукционов окажет мультипликативный эффект: ожидается компьютеризация всей страны и ее переход к электронным технологиям в самых отдаленных территориях.

В целом в институциональной модернизации сферы государственных закупок выделяются этапы, вполне согласующиеся с четырьмя вариантами возникновения институтов (по Р. Нурееву и Г. Клейнеру), изменяющимися в процессе исторического развития в направлении, определяемом предшествующей траекторией развития (Path Dependence): внедрение институциональной инновации через предпринятый государством (институциональным инноватором) импорт институтов развитой конкурентной среды; институциональное проектирование новых правил и норм расходования бюджетных средств через модернизацию сложившихся и выращивания новых институтов (открытого аукциона в электронной форме).

Это позволило сформулировать стратегические приоритеты институциональной модернизации системы государственных закупок посредством постепенного выращивания институтов, обеспечивающих формирование конкурентной среды на рынке государственного заказа (рис. 2.3). Концептуальная основа институционального проектирования стратегии модернизации системы госзакупок вполне согласуется с позицией Н. Флигстина, который в структуре правил и способов их поддержания, задающих рамки хозяйственной деятельности, выделяет институциональные образования, организующие деятельность агентов на рынках, их мотивационную структуру, т. е. побудительные причины их действий, а также системы контроля, обеспечивающие эффективные стратегии поведения субъектов рынка [91] .

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 2.5. Институциональная модернизация в условиях преодоления кризиса.

Рис. 2.3. Институциональное проектирование в разработке стратегии модернизации системы госзакупок [92]

Программно-целевой подход в осуществлении институциональной модернизации государственной экономической политики обеспечивается разработкой и реализацией федеральных целевых программ. Этот подход применяется в странах Европейского Союза, в США, Канаде, Японии и других для решения стратегических задач развития экономики и социальной сферы, в тех случаях, когда необходимо сконцентрировать ресурсы для достижения конкретных целей в заданные сроки. Следует отметить, что программно-целевое планирование (программно-целевой подход) на современном этапе становится ведущим принципом в системе государственного управления. Развитие экономики ориентируется прежде всего на конечные цел, для которых производство ресурсов, рост производственного потенциала выступает средством их достижения. В этой связи особое значение следует уделять практической значимости соотношения «цель – средство достижения цели» при проектировании государственно-управленческих процессов. Программы носят комплексный надотраслевой и межотраслевой характер и формируются по принципу единства решаемой проблемы и достижения стратегических целей. При этом сложной управленческой задачей в программно-целевом планировании является формирование не только отраслевого и территориального аспектов управления, но и взаимоувязанного с этими аспектами проблемно-целевого разреза программы и плана.Программно-целевое планирование как направление совершенствования планирования обеспечивает применение системного подхода в государственном планировании социально-экономического развития. Оно включает три последовательные стадии: прогнозы, программы, планы, причем на стадии прогнозирования анализируются цели, возможные направления развития, требуемые ресурсы, учитываются отдаленные последствия принимаемых решений. Прогнозирование, если оно базируется на научных методах исследования, позволяет в значительной степени снизить неточности разрабатываемых программ и планов, обусловленные фактором неопределенности. Так, достигнутые результаты модернизации института федеральных целевых программ выражаются в четком структурировании проблем, решаемых посредством реализации программ, в исключении возможности решения с их помощью на федеральном уровне задач локального и отраслевого характера, усилении целевой направленности программ, оконтуривании условий и правил их разработки и реализации. Минэкономики России декларирует следующие предварительные итоги внедрения института ФЦП в России [93] :– определение приоритетов государственных капитальных расходов, реализуемых в рамках федеральных целевых программ;– повышение адресности, прозрачности федеральных целевых программ, улучшение процесса отбора и реализации инвестиционных проектов;– координирование работы федеральных органов исполнительной власти при реализации федеральных целевых программ;– улучшение отчетности о произведенных расходах;– совершенствование процедур оценки достижения целей, поставленных в рамках федеральных целевых программ.В то же время необходимо отметить, что расходы на реализацию федеральных целевых программ остаются неопределенно эффективными, а расходы на их реализацию непрерывно возрастают. Одновременно реализуется большое число программ: если с 1996 по 1999 г. ежегодно финансировалось от 96 до155 программ, то в настоящее время их стало меньше, но сохраняется значительное число подпрограмм. На 2005 г. была предусмотрена реализация 54 ФЦП, включавших 84 подпрограммы с общим годовым объемом финансирования 257,8 млрд руб. На 2007 г. планировалось финансирование 47 программ с 31 подпрограммой на сумму 698,3 млрд руб. На реализуемые в предыдущей бюджетной трехлетке программы средства выделялись на 2008 г. (47 программ и 31 подпрограмма) с финансированием в объеме 698,29 млрд руб., а затем еще на два года – 2009 и 2010 гг. (45 программ и 34 подпрограммы) с финансированием соответственно 747,02 млрд и 503,4 млрд руб. [94] На 2009–2011 гг. предусмотрена реализация 54 программ (в том числе одной президентской, связанной с уничтожением запасов химического оружия в России), 50 действующих программ и 3 новых программы. Общий объем расходов на реализацию ФЦП и непрограммную часть ФАИП составил в 893,6 млрд руб. [95]Институциональная модернизация бюджетной сферы обеспечивается реализацией программы повышения эффективности бюджетных расходов на период до 2012 г., с помощью которой предполагается замораживание резко выросших в кризис госрасходов и внедрение в практику программноцелевого метода составления государственной казны – большая часть бюджетных средств в России будет распределяться по госпрограммам. Для повышения эффективности бюджета необходима взаимоувязка цели и инструментов. В этой связи основой институциональной модернизации являются долгосрочные целевые программы (ДЦП), в рамках которых должна осуществляться четкая постановка цели и которые заменят действующие федеральные целевые программы (ФЦП) (рис. 2.4). Долгосрочные целевые программы должны формироваться практически для всех расходов федерального бюджета, за исключением таких, как обслуживание государственного долга, содержание законодательной и судебной власти.Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 2.5. Институциональная модернизация в условиях преодоления кризиса.Рис. 2.4. Институциональная модернизация бюджетной сферы.

Несмотря на положительную оценку программы экспертами, следует указать на следующие проблемные аспекты: во-первых, не все цели поддаются описанию; во-вторых, ни одна действующая до сих пор ФЦП, может быть, за исключением национальных проектов, не достигла таких показателей, которые были в ней заложены. Кроме того, придется отказаться от грандиозных лозунгов по стремительному росту – госпрограммы такого не подразумевают. Тем не менее, переход к новой системе бюджетного планирования называют ключевым вопросом современного этапа развития. Программно-целевое планирование в системе государственной власти увеличивает степень централизации управления путем формирования целей и ограничительных условий, устанавливает четко регламентированные задания для всех уровней управления, обеспечивает создание комплекса условий для благоприятного развития социально-ориентированной рыночной экономики, на устранение разного рода барьеров, стоящих на пути конкурентоспособного развития, инновационной и инвестиционной деятельности, всех систем жизнеобеспечения человека и т. д. Таким образом, посткризисная государственная политика в рамках модернизационной парадигмы обусловлена разработкой моделей модернизации национальной экономики, что в рамках формирования модернизационной платформы приводит к различному соотношению определяющих факторов, например, роли государства. Государство берет на себя функции субъекта целенаправленной и динамичной структурной модернизации, который через определенную систему мер преодолевает системные недостатки и формирует необходимые экономические и институциональные условия для перевода экономики в новое качественное состояние, выступая институциональным инноватором.

2.6. Роль государства в выборе модели посткризисного развития России

Методы и глубина вмешательства государства в рыночные отношения, а также степень его участия в социальной сфере, являются одним из актуальнейших дискуссионных вопросов современной экономической науки.

Анализ основных характеристик ряда стран позволил нам сделать вывод о необходимости и возможности использования в России основных принципов экономической модели социальной рыночной экономики, успешно применяемой в Германии, в сфере разработки и проведения политики занятости, доходов, промышленной и антимонопольной. В последние годы получает широкое распространение идея социального партнерства, несмотря на то, что она не привычна для общественного сознания и экономической практики нашей страны.

Значимость германской модели для наших условий определяется тем, что, во-первых, она снимает традиционное противопоставление рынка и государства и обеспечивает их органичное единство, во-вторых, соответствует историческим традициям России – высокой экономической и социальной роли государства. Расширение функций государства в современном обществе при сохранении рыночных свобод, институтов и механизмов обусловлено возросшей сложностью социально-экономического процесса. Многие фундаментальные проблемы современного общества не могут быть решены только с помощью рыночных механизмов. Это, прежде всего, относится к социальной сфере, которая стала одним из важнейших источников социальной стабильности и экономического качества жизни. Уровень благосостояния, образования, квалификации и состояния научных исследований, здоровья населения, экологическая ситуация, социальное обеспечение непосредственно влияют на качество экономического роста. Высокий уровень материального и духовного благосостояния граждан, доминирующее положение среднего класса в структуре общества, реализация принципов социального партнерства напрямую определяют долгосрочные экономические перспективы страны и ее социально-экономическую стабильность.

Особым фактором объективного усиления роли государства является чрезвычайно возросшая социально-организационная сложность современной экономики в период мировой рецессии, которая нарушает классические представления о функциональных связях внутри рыночной системы. Это явление («институциональная негибкость») проявляется в том, что основные рыночные составляющие, которые теоретически могут увеличиваться или уменьшаться, в современном обществе обычно изменяются в одну сторону. Современная экономика в значительной мере утратила гибкость, которая была присуща раннему капитализму.

Социальное государство современной России находится на всех уровнях на самом раннем этапе: концептуальном, нормативном, практическом. Научная разработка его проблем фактически только начинается. Законодательная база узка и явно не совершенна. В п. 2 ст. 7 Конституции Российской Федерации перечислены лишь некоторые из основных направлений деятельности государства в социальной сфере: охрана труда и здоровья людей; установление минимального размера оплаты труда; поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан; развитие системы социальных служб; установление государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты. Более конкретно эти и другие обязанности государства и формы их исполнения раскрыты в ст. 37–43 гл. 2 «Права и свободы человека и гражданина». В то же время в Конституции не отражены многие существенные положения, без которых принципы социального государства могут остаться лишь декларацией.

Разработка и реализация национальной модели социально ориентированного государства инновационного типа, по нашему мнению, являются оптимальным вариантом общественного развития нашей страны в современных условиях.

В ноябре 2008 года была утверждена Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года, разработанная в соответствии с поручением Президента Российской Федерации по итогам заседания Государственного совета Российской Федерации, состоявшегося 21 июля 2006 г. Целью Концепции является определение путей и способов обеспечения устойчивого повышения благосостояния российских граждан, динамичного развития экономики, укрепления позиций России в мировом сообществе в долгосрочной перспективе. В ней сформулированы основные направления долгосрочного социально-экономического развития страны с учетом современных экономических условий; стратегия достижения поставленных целей, включая способы, направления и этапы; формы и механизмы стратегического партнерства государства, бизнеса и общества; цели, целевые индикаторы, приоритеты и основные задачи долгосрочной государственной политики в социальной сфере, в сфере науки и технологий, а также структурных преобразований в экономике; цели и приоритеты внешнеэкономической политики; параметры пространственного развития российской экономики, цели и задачи территориального развития.

Тем не менее, России предстоит пройти нелегкий путь превращения концептуальной (теоретической) модели, основанной на нормативах (нормативной модели), в практическую (реальную модель) социального государства. Для этого необходимо широко использовать опыт стран, добившихся значительных результатов на пути строительства правового демократического социального государства, основанного на социально ориентированном рыночном хозяйстве. Переход к социально ориентированной рыночной экономике в России должен быть обеспечен, по нашему мнению, выполнением ряда условий:

– обеспечение экономической свободы;

– становление многообразия форм собственности;

– развитие честной конкурентной среды;

– формирование рыночной инфраструктуры;

– баланс рыночных и нерыночных методов регулирования экономики;

– формирование открытой модели экономики при соблюдении национальных интересов страны;

– создание эффективной системы социальной защиты и социального страхования населения;

– создание социальной инфраструктуры;

– создание системы контроля со стороны государства за функционированием социальной сферы.

В развитии социальной политики Российской Федерации можно выделить как минимум три этапа, представляющих функционирование различных моделей социального развития:

1. Первый этап (первая половина 1990-х годов) характеризовался патерналистской моделью социального развития, для которой характерно жесткое определение государством поведения человека в социальной сфере и охват социальной защитой практически всего населения. Данная модель была заимствована из практики регулирования социальной сферы СССР.

Среди основных недостатков патерналистской модели можно выделить перекрестную реализацию социальных программ, вызывающую дублирование социальной помощи и неоправданно высокие (с точки зрения финансовых возможностей) расходы на социальную сферу. На этом этапе социальная политика в России, как и во многих других странах с переходной экономикой, была ориентирована преимущественно на наращивание удельного веса социальных расходов в совокупных расходах государства. В то же время усилия, направленные на повышение эффективности социальных программ, отступали на второй план.

Повышение доли социальных расходов не смогло предотвратить снижение уровня жизни не только всего населения, но даже работников отраслей социальной сферы. Оно привело лишь к дальнейшему быстрому нарастанию проблемы бюджетного дефицита. Таким образом, патерналистская модель показала свою неэффективность в регулировании современных социальных процессов в обществе. Вместе с тем ее применение на начальном этапе социально-экономических преобразований в России было обосновано в силу ряда причин, среди которых: резкое падение уровня жизни населения; отсутствие опыта решения столь масштабных задач в области социальной политики; недостаточная определенность социально-экономических приоритетов государства; отсутствие нормативно-методической базы для решения многих задач социальных реформ; несформировавшаяся рыночная социальная структура общества.

Резкое обострение бюджетно-финансовых проблем в условиях экономики кризисного состояния подтвердило бесперспективность попыток решить социальные проблемы лишь путем дальнейшего наращивания финансирования, без проведения глубоких структурных социальных преобразований, тем более что сохранение традиционных методов социальной политики приводило к прямо противоположным результатам: например, перекрестное субсидирование жилищно-коммунальных расходов в большей степени повышало уровень благосостояния богатых слоев общества, чем бедных.

2. Второй этап современной истории развития российской социальной политики составляет переход от патерналистской модели к адресной системе. Именно переход, так как мы еще далеки от достижения этой цели. Основными характеристиками этой модели являются:

– четкое определение приоритетов социальной политики;

– дифференциация социальной политики государства в отношении различных слоев населения;

– корректное выделение категорий получателей социальной помощи;

– доведение до получателей социальной помощи финансовых ресурсов в полном объеме;

– определение и разграничение полномочий в реализации социальной политики между всеми уровнями бюджетной системы.

Важнейшей задачей в сфере социальной политики становится существенное повышение ее эффективности, концентрация усилий на решении наибол6ее острых социальных проблем, выработка новых механизмов реализации социальной политики, обеспечивающих сокращение неоправданных бюджетных расходов, и более рациональное использование материальных и финансовых ресурсов в социальной сфере.

Примеры неэффективного расходования средств существуют практически в каждой отрасли социальной сферы и связаны, прежде всего, с преобладанием безадресных форм социальных выплат. Согласно оценкам Международной организации труда, эффективность программ социальной помощи в России, рассчитанная как удельный вес средств, поступающих семьям, живущим за чертой бедности, в суммарных социальных трансфертах, составляет всего 19 %. Аналогичный показатель в большинстве развитых стран и в некоторых странах Восточной Европы колеблется в пределах 30–50 %.

Одним из важнейших аспектов в изменении социальной политики является переход от преимущественно социальной поддержки к социальному страхованию с дифференциацией рисков и зависимостью размеров страховых выплат от страховых взносов. Это является одной из важнейших форм перехода от системы социального патернализма к адресной социальной системе. Формирование адресной социальной поддержки предполагает введение целевого характера в системе распределения и использования социальных трансфертов, в том числе и как основы межбюджетных отношений.

В рамках реализации адресной модели социальной системы Российской Федерации можно выделить следующие этапы: антикризисное управление социальными процессами в обществе; достижение социальной стабильности; устойчивое развитие социальной сферы. Сложившаяся на сегодняшний день ситуация в социальной сфере соответствует первому этапу становления вышеуказанной модели. Управление социальными процессами в значительной степени осуществляется по принципу «пожарной команды», когда основные усилия прилагаются к решению самых неотложных проблем, представляющих угрозу существованию единого социального пространства на территории Российской Федерации.

В сложившейся ситуации Правительство России в документе «О мерах Правительства Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации по стабилизации социально-экономического положения в стране», принятом в декабре 1998 года, поставило на первый план оперативное решение вопросов нормализации сферы жизнеобеспечения, поддержания доходов населения, смягчения последствий финансового кризиса для населения. На этом этапе совершенствовалась нормативно-правовая база новой модели адресной социальной защиты Российской Федерации.

3. Третий этап формирования социальной политики в рамках перехода к адресной социальной системе характеризуется двумя основными тенденциями. Одна их основных черт системного изменения модели социальной политики – ее муниципализация, т. е. смещение по иерархии управления вниз, что позволит повысить эффективность расходования бюджетных средств путем предоставления возможности в большей степени определять социальную политику на муниципальном уровне. При этом должно сохраняться единое социальное пространство на территории России путем установления федеральных минимальных гарантий в социальной области (минимальных социальных стандартов). Другой характерной чертой третьего этапа формирования социальной политики является «монетизация» социальных льгот. Данный процесс подразумевает замену основной массы социальных льгот для определенных категорий льготников ежемесячными денежными выплатами.

К основным задачам на 2010 год можно отнести разработку механизмов предоставления субсидий, которые по своему содержанию направлены на проведение мероприятий по модернизации в отраслях, но не увязаны с реформами в данных отраслях с целью стимулирования проведения социально-экономических реформ в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях, содействия повышению эффективности использования средств федерального бюджета, направляемых на решение вопросов территориального развития, а также включения в процесс социальноэкономических реформ средств бюджетов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.

На базе указанного вида субсидий предлагается разработать соответствующие механизмы финансирования, то есть сформулировать дополнительные условия их предоставления бюджетам субъектов Российской Федерации, которые учитывали бы проведение реформ в соответствующих отраслях в субъектах Российской Федерации. Также предполагается разработка аналогичного механизма финансирования для отдельных субсидий, которые предоставляются бюджетам субъектов Российской Федерации в рамках ФЦП, в частности направленных на реформирование жилищно-коммунального хозяйства (подпрограммы в рамках ФЦП «Жилище»: «Обеспечение жильем молодых семей», «Модернизация объектов коммунальной инфраструктуры», «Обеспечение земельных участков коммунальной инфраструктурой в целях жилищного строительства», «Мероприятия по обеспечению жильем отдельных категорий граждан»).

Таким образом, изменения в модели социальной политики Российской Федерации способствуют постепенной трансформации государственного патернализма в умеренно либеральную социальную систему. Только такая модель может обеспечить совпадение и непротиворечивость социальных целей и механизмов их достижения. Такая позиция находит отражение в официальной позиции Правительства России и закрепляется в государственных социальных программах.

Устойчивое развитие социальной сферы становится принципиальной особенностью перспективной стратегии социально-экономического развития России. При этом долгосрочными целями социальной политики является создание так называемого субсидиарного государства, которое предполагает: достижение ощутимого улучшения материального положения и условий жизни людей; гарантию конституционных прав граждан в области труда, социальной защиты населения, образования, охраны здоровья, культуры, обеспечения жильем; обеспечение эффективной занятости населения, повышение качества и конкурентоспособности рабочей силы; нормализацию и улучшение демографической ситуации; существенное улучшение социальной инфраструктуры.

2.7. Выбор методов регулирования в условиях преодоления кризиса: кейнсианство или монетаризм?

Вопросы, связанные с местом, ролью и функциями государства в экономике, занимали ученых с самого возникновения экономической науки. В мировой экономической литературе представлен довольно разнообразный спектр мнений касательно возможностей государственного регулирования рыночной экономики. При этом взгляды ученых существенно менялись в зависимости от конкретных условий развития мирового хозяйства – был ли это период мира или войны, бурного экономического роста или затяжного циклического кризиса, галопирующей инфляции или дефляции и др. Объективные процессы эволюции мирового хозяйства способствовали существенному возрастанию роли экономической теории в познании закономерностей и тенденций развития экономики и разработке научно обоснованной экономической политики государства.

В процессе эволюции взглядов ученых на вопросы регулирования экономических процессов в прошлом столетии в западной науке сформировались две альтернативные концепции макроэкономического регулирования, получившие название «кейнсианство» и «монетаризм». Приверженцы кейнсианства исходили из того, что система свободного рынка лишена внутреннего механизма, обеспечивающего макроэкономическое равновесие. Поэтому требуется активное вмешательство государства в экономику посредством бюджетной, кредитно-денежной и социальной политики. В основе концепции монетаризма лежит положение о том, что априори рынки конкурентны и рыночная система в состоянии автоматически достигать макроэкономического равновесия. Глобальный финансово-экономический кризис, разразившийся в 2008 году, еще раз заставил задуматься над поиском эффективных механизмов регулирования экономических процессов.

Кейнсианская концепция базируется на идеях одного из крупнейших экономистов ХХ столетия Дж. М. Кейнса. Разработанные им агрегированные модели макроэкономических показателей получили не только количественную определенность, но и собственный измеритель – деньги. Крайне скептически Кейнс относился к принципу «невидимой руки», сформулированному Смитом. Кейнс исходил из того, что система свободного рынка лишена внутреннего механизма, обеспечивающего макроэкономическое равновесие. Дисбаланс между сбережениями и ожидаемыми инвестициями вызывает снижение деловой активности, что в свою очередь усиливает инфляционные процессы и влияет на уровень безработицы. Согласно этой теории изменение совокупных запасов потребительских и инвестиционных товаров в основном воздействует на уровень производства и занятости. Поэтому кейнсианство поощряет активное вмешательство государства в экономику посредством дискреционной фискальной политики.

Акцент в этой политике делается на совокупных расходах и их элементах. Следует отметить, что доля государственных расходов в бюджетах большинства стран мира на протяжении прошлого столетия имела устойчивую тенденцию к росту. За период с 1870 по 1996 гг. доля государственных расходов возросла в % к ВВП во Франции с 12 до 55, в Нидерландах с 9 до 50, в Германии с 10 до 49, Италии с 12 до 53, Японии с 9 до 36 и в США с 4 до 33. По данным ОЭСР, в 2006 г. доля государственных расходов в ВВП Франции составляла 54 %, Германии – 47 %, Великобритании – 45 %, США – 36 % [96] .

На протяжении 80-х и 90-х годов прошлого столетия наиболее эффективно кейнсианские методы фискальной политики использовали новые индустриальные страны Азии – Гонконг, Южная Корея, Малайзия, Таиланд, Сингапур, Тайвань. Особенно сложными проблемами Д. Кейнс считал подверженность рыночного хозяйства экономическим кризисам и безработицу. Поэтому одной из важных его заслуг является разработка основ антикризисной политики государства.

Современная трактовка кейнсианства не отрицает, а интегрирует и консолидирует в едином механизме «настройки»: финансовые инструменты регулирующие рыночные процессы; сильную финансовую политику государства; централизацию бюджетных ресурсов, используемых на цели социальноэкономического развития. Развивая идеи Д. Кейнса, его последователи в 4060-х годах прошлого столетия создали стройную концепцию экономической системы, регулируемой как рынком, так и государством, нередко называемую кейнсианской смешанной экономикой.

Основу смешанной экономики составляет частная собственность. Государство – своеобразное дополнение к ней и потому не должно выступать в качестве конкурента частного капитала. Государство выполняет функцию «встроенного стабилизатора», ликвидируя (или нивелируя) неустойчивость социально-экономического развития. Известный американский экономист Пол Самуэльсон считал, что смешанная экономика фактически является гигантской системой общего страхования от наихудших бедствий экономической жизни [97] . На основе общей концепции кейнсианцы разработали конкретные формы и методы государственной экономической политики в смешанной системе.

Наибольшее признание в практике государственного регулирования экономики получили теории антициклического (сейчас более известного как конъюнктурного) регулирования и теории экономического роста. Главное направление государственной политики экономического роста – это воздействие на инвестиции. Основными ее инструментами являются: государственный бюджет; налоговая политика; регулирование процентной ставки. Из методов регулирования решающее значение придается государственным расходам, расширение которых иногда обеспечивается в определенной степени дефицитным финансированием. Основная цель роста государственных расходов – увеличение эффективного спроса со стороны самого государства и создание благоприятных условий для частных капиталовложений. В результате применения комплекса мер возникает эффект мультипликации, согласно которому инвестиции, осуществляемые правительством, благоприятно сказываются на динамике валового внутреннего продукта, обеспечивают рост занятости, расширяют потребление.

Совершенно очевидно, что без серьезной государственной поддержки многим европейским странам и США не удалось бы создать и развить современные отрасли экономики. В частности, суммарная государственная помощь крупнейшей американской корпорации «Боинг» по состоянию на 2005 г. оценивалась в 25 млрд долл. Европейский концерн «Аэробус» со дня основания в 1967 г. получил различных видов государственных субсидий примерно на 15 млрд долл. [98] Использование кейнсианских концепций в практике государственного регулирования экономики США и большинства стран Западной Европы породило у многих западных экономистов уверенность в том, что была найдена почти идеальная модель смешанной экономики.

Как ни парадоксально, но Россия, где долгие годы существовала жесткая система централизованного планирования и традиционно была велика роль государства в экономике, на протяжении 1990-х годов переживала глубокий экономический кризис, в том числе бюджетный кризис. В начале экономических преобразований в России были полностью устранены планирующие органы и разрушены крупные промышленные комплексы. В таких условиях появление клановых и мафиозных образований гораздо выше, чем вероятность появления рынка, где господствует добросовестная конкуренция. Заняв позицию невмешательства, государство предоставило возможность формироваться новой капиталистической экономике под бдительным оком других институтов, приведших к глубокому экономическому и финансовому кризису.

Структуры, заполнившие институциональный вакуум российской экономики, были неспособны на реальную трансформацию общества на рыночных принципах, что привело к развитию так называемого «бандитского капитализма», последствие которого Россия не может преодолеть до сих пор. Кейсианские методы регулирования экономики оказались вновь востребованы в период кризиса 2008 г. Этот кризис по своим масштабам оказался сравнимым лишь с великой депрессией 1929–1933 гг. Особенностью нынешнего кризиса является его глобальный и системный характер. Кризис кредитно-банковской системы «наложился» на кризис институциональных инвесторов, кризис фондового рынка и перерос в кризис доверия.

Рассмотрим теперь монетаристскую концепцию. В основе идей монетаризма лежит количественная теория денег, трактующая деньги как основной элемент рыночного хозяйства. Согласно данной теории денежная масса, находящаяся в обращении, оказывает непосредственное влияние на уровень цен. Это означает, что деньги выполняют функцию управления спросом и соответственно хозяйственными процессами, в том числе оказывают значительное влияние на объем производства и занятость. Переход количественной теории денег в новое качество связан с уравнением обмена И. Фишера, который нашел четкое логическое выражение самой сути количественной теории денег.

Денежная теория превратилась в движущую силу нового экономического учения, которое с легкой руки американского экономиста Карла Бруннера (1968 г.) получило название монетаризм. В основе концепции монетаризма лежит положение о том, что априори рынки конкурентны и рыночная система в состоянии автоматически достигать макроэкономического равновесия. Идейным лидером монетаристов во второй половине прошлого столетия был Милтон Фридман. Будучи ярым сторонником гибких валютных курсов, Фридман вел активную работу по воплощению своей идеи в реальную экономическую политику.

Фактически благодаря усилиям Фридмана произошел «демонтаж» Бреттон-Вудской системы, основанной на золотом стандарте и фиксированном курсе валют. В этом событии проявилась реализация на практике противостояния «кейнсианства» и «монетаризма». Монетаризм можно назвать особым подходом к анализу экономического роста, национального дохода, занятости, проблем открытой экономики. По мнению монетаристов, рыночная система имеет два принципиальных преимущества – она чрезвычайно динамична и является саморегулирующейся. В результате эта система дает широкий простор для изменений, восприимчива к нововведениям, гибко приспосабливается к новым потребностям.

Фридман бескомпромиссно отстаивал идею об исключительном значении устойчивости денег для нормального функционирования экономики. Отклонение от этого правила означает распад всех механизмов, с помощью которых части рыночной экономики образуют единое целое. Кредо денежной политики монетаристы определяли как стабильность, стабильность и еще раз стабильность. Стабильный рост запаса денег обеспечивает, с определенным лагом стабильный рост производства. Отсюда «денежное правило»: Центральный банк обязан поддерживать устойчивость прироста денежного запаса независимо от циклического движения хозяйственной конъюнктуры. Положение о том, что прирост денежной массы не должен превышать 3–5 % в год, легло в основу политики многих стран мира.

Монетаристы объявляют государственное регулирование вредным для развития предпринимательской инициативы, дестабилизирующим экономику и изначально бюрократичным. Поэтому они призывают к минимизации вмешательства государства в экономику, допуская лишь проведение фискальной политики. Гибкость цен и ставок заработной платы гарантирует воздействие изменения совокупных расходов на цены товаров и ресурсов, а не на уровни производства и занятости. Таким образом, суть монетарной политики – в регулировании объема предложения денег для стабилизации национального рынка.

Основы монетаристского учения использовались при выработке кредитно-денежной политики Центральных банков различных стран, международными финансовыми организациями, в том числе Международным валютным фондом, Мировым банком, Европейским банком реконструкции и развития и др. Тем не менее на практике многие предсказания Фридмана не получили подтверждения. В частности, это касается изменений в мировой экономике после введения плавающих курсов валют. С течением времени стало ясно, что плавающие курсы не являются ни панацеей от международных финансовых кризисов, ни тем более спасением свободного рынка.

Идеологи российской экономической реформы начала 90-х годов прошлого столетия официально провозгласили приверженность монетаризму, открытой рыночной экономике и действительно пытались использовать основные принципы этих моделей. В частности, начали создаваться отдельные механизмы регулирования объема предложения денег для стабилизации национального рынка. Государственная монетарная политика проводилась через Центральный банк России, который осуществлял эмиссию денег, регулировал платежи и резервы коммерческих банков, определял величину учетной ставки, изменял уровень резервной нормы. Центральный банк России пытался проводить операции на открытом рынке. Однако российский монетаризм, в отличие от западного, носил жесткий директивнорестрикционный характер, причем нередко на практике игнорировал важнейшие его постулаты. Финансовый кризис в России, разразившийся в августе 1998 г., показал, что ориентация в экономической политике только на использование данной концепции не может решить всех проблем создания основ рыночной экономики. Подтвердил это положение и глобальный финансово-экономический кризис 2008 г.

Нынешний мировой финансово-экономический кризис поставил точку в долгом споре между «кейнсианством» и «монетаризмом» о роли государства в регулировании экономических процессов. Кризис показал несостоятельность концепции монетаризма, в основе которой лежит положение о том, что априори рынки конкурентны и рыночная система в состоянии автоматически достигать макроэкономического равновесия. В разгар финансового кризиса практически все ведущие промышленно развитые страны вынуждены были перейти на «ручное» управление экономикой.

Без существенных государственных вливаний денежных средств в экономику, фактической национализации обанкротившихся финансовых институтов и других мер денежно-кредитной и бюджетной политики большинство стран были бы обречены на финансовый коллапс, как это произошло с Исландией. Нынешний глобальный финансово-экономический кризис еще раз наглядно показал, что основными условиями успешного социальноэкономического развития всех без исключения государств мира является устойчивость и стабильность.

В экономической теории устойчивость рассматривается в качестве одного из понятий концепции экономического равновесия, согласно которой достижение и удержание равновесного состояния в экономике относятся к числу важнейших макроэкономических задач. Следует отметить, что взгляды кейнсианцев и монетаристов на важность для экономики устойчивого развития абсолютно совпадали. Однако методы достижения экономической устойчивости у них были противоположными. По законам системного анализа устойчивость любой системы определяется наличием в ней механизмов саморегуляции. В экономических системах такими механизмами призваны стать: на микроэкономическом уровне – саморегулируемые организации; на макроэкономическом уровне – функциональные экономические системы; на глобальном уровне специализированные международные экономические организации и мегарегуляторы [99] . Такая трехуровневая конфигурация саморегулирования должна значительно повысить устойчивость глобальной экономики.

Сегодня для России необходимы смена экономической парадигмы, смещение акцентов в сторону социально-рыночного хозяйства и создания инновационной, устойчивой, саморегулирующейся экономики. Необходимо выстроить стройную, гармоничную систему регулирования и управления социально-экономическими процессами, когда на микроэкономическом уровне устойчивость будут обеспечивать саморегулируемые организации и на макроэкономическом уровне функциональные экономические системы. Одним из важнейших понятий экономической теории и необходимым инструментом макроэкономического регулирования и управления является экономическая политика государства, которая должна реализовываться через разработанную и официально утвержденную Правительством концепцию и стратегию социально-экономического развития.

Совершенно очевидно, что для успешного проведения экономической политики государству также необходима «приборная панель», которая бы давала правильные ориентиры выбранному социально-экономическому курсу. Поэтому нами предлагается разработать систему показателей для управления экономическими процессами, которую можно было бы назвать – система сбалансированных социально-экономических показателей устойчивого развития. Указанная система могла бы объединить три группы показателей – макроэкономические, социальные и экологические. К таким показателям в первую очередь следует отнести: темпы прироста ВВП; уровень инфляции; размер дефицита государственного бюджета; размер государственного долга; пределы колебания курса национальной валюты; объём золотовалютных резервов; уровень монетизации экономики; уровень развития конкурентной среды; уровень бедности; уровень безработицы; степень неравенства в распределении денежных доходов различных слоев населения; объем выбросов в атмосферу углекислого газа; доля возобновляемых источников энергии в энергетическом балансе; энергоемкость ВВП и отдельных отраслей промышленности; уровень производства различных видов отходов; уровень экологической устойчивости и др. Основным принципом экономической политики должно стать таргетирование основных макроэкономических, социальных и экологических показателей.

Новая модель саморегуляции рыночной экономики, основанная на системе сбалансированных социально-экономических показателей устойчивого развития может быть достаточно универсальной и использоваться как на страновом уровне, так и на региональном и муниципальном уровнях. Несмотря на мировой финансово-экономический кризис политическая стабильность в России, преемственность социально-экономического курса, наличие природных, трудовых и финансовых ресурсов очередной раз дает шанс стране провести реальные экономические преобразования, заложить фундамент возрождения и процветания России в третьем тысячелетии.

2.8. Антикризисное регулирование на региональном уровне (на примере Республики Карелия)

Проблемы региональной экономики в период борьбы с кризисом не перестают быть одними из самых актуальных тем для научных исследований. На сегодняшний день регионы Российской Федерации отличаются друг от друга по многим параметрам. Речь идет не только о географическом положении, которое, несомненно, определяет многие характеристики, такие как наличие сырьевой базы региона, отдаленность от крупных промышленных центров, но и о социальной структуре региона, а также потенциале развития его производительных сил.

Чтобы разрешить противоречия между регионами, выровнять существующие диспропорции целесообразно использовать механизм государственного регулирования экономики субъектов Российской Федерации. В результате чего должна быть сформирована единая система организационноправовых механизмов, способная воздействовать на развитие территориальной экономики. Следует подчеркнуть, что государственное регулирование экономики должно эффективно осуществляться как на общенациональном уровне, так и на уровне субъектов. Причем методы регулирования могут существенно отличаться в различных регионах. Поэтому рассмотрим экономические методы государственного регулирования региональной экономики на конкретном примере Республики Карелия.

Экономические методы государственного регулирования, как на федеральном, так и на региональном уровне подразделяются на прямые и косвенные. И хотя единой точки зрения на их определения не существует, принцип разделения данных методов во всех случаях идентичен.

Прямые методы воздействия государства на экономику заключаются в проектном финансировании, кредитовании, реализации различных целевых программ. Данная группа методов предполагает обеспечение региона финансовыми ресурсами. Основными преимуществами применения простых методов являются относительная простота и достаточно быстрая и точная оценка эффективности их применения. К недостаткам можно отнести изменение конкурентной среды и отток финансовых ресурсов из одних сфер деятельности в другие, причем не всегда экономически оправданный. Косвенные методы государственного регулирования экономики предполагают проведение со стороны государства денежно-кредитной политики, а также воздействие на таможенные, валютные, внешнеэкономические отношения. Что, в свою очередь, влияет на формирование благоприятной конкурентной среды в регионе, а также создание новых факторов производства. Следует отметить, что, в отличие от прямых методов регулирования, косвенные методы не носят адресного характера и воздействуют на экономику региона опосредованно. Достоинствами косвенных методов является их гибкость, неотделимость от функционирования рыночных механизмов.

Республика Карелия входит в группу регионов, экономическая ситуация в которых близка к средней по стране. Однако существует ряд экономических проблем, к решению которых в период кризиса привлекались методы государственного регулирования. В первую очередь в 2009 году реализовывались антикризисные меры по стабилизации экономической ситуации. Следует отметить, что за 2009 год Республика Карелия включена в перечень из 14 субъектов Российской Федерации, в которых антикризисные меры реализованы наиболее продуктивно [100] . Как уже говорилось выше, одними из самых эффективных и быстродействующих являются прямые методы государственного регулирования экономики. За 2009 год в Республике Карелия предпринимались следующие меры прямого воздействия:

1. Субсидирование сельскохозяйственных производителей. Данная антикризисная мера позволила Республике не допустить резкого спада производства сельскохозяйственной продукции, однако он все же имел место. Индекс физического объема продукции сельского хозяйства за 2009 год составил 98,0 % к предыдущему году. Следует заметить, что за первый квартал 2010 года наблюдается рост данного показателя по отношению к аналогичному периоду 2009 года (табл. 2.4).

Таблица 2.4. Динамика основных социально-экономических показателей [101]

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 2.8. Антикризисное регулирование на региональном уровне (на примере Республики Карелия)

2. Реализация региональной программы поддержки занятости населения на 2009 год. Общий объем финансирования данной программы составил 167 миллионов рублей. Безусловно, решение проблемы безработицы призвано стимулировать экономический рост региона. Тем более в условиях кризиса наиболее важным представляется сохранить рабочие места, хотя, как показывает практика, удалось обеспечить рост заработной платы отдельных категорий граждан. По большей части изменения коснулись работников государственных учреждений в связи с вводом новых систем оплаты труда. Таким образом, по состоянию на март 2010 года среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в целом по Республике Карелия составила 19243,6 рубля и возросла по сравнению с соответствующим периодом 2009 г. на 8,3 %, по сравнению с предыдущим месяцем на – 8,2 %. Реальная (начисленная) заработная плата, рассчитанная с учетом индекса потребительских цен, выросла по сравнению с мартом 2009 г. на 0,8 %, с февралем 2010 г. на – 7,2 % [102] . В первом квартале 2010 года численность зарегистрированных безработных по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года также сократилась. Но, несмотря на выявившуюся положительную динамику показателей заработной платы и безработицы, необходимо заметить, что рост безработицы в Карелии выше среднего по России.

3. Поддержка Правительством Республики Карелия приоритетных инвестиционных проектов. В рамках этого направления государственного регулирования из бюджета Республики субсидировалась часть банковской процентной ставки, а также проводилась реструктуризация задолженности по кредитам, выделенным на реализацию инвестиционных проектов. Однако в данной сфере оптимистичные прогнозы строить рано. Объем инвестиций в основной капитал в 2009 г. составил 18681,7 млн рублей или, 68,1 % к соответствующему периоду предыдущего года (в сопоставимых ценах). Такая тенденция обусловлена прежде всего тем, что ряд крупных инвесторов в данный момент приостановили реализацию инвестиционных проектов, ссылаясь на финансовую нестабильность. В целом инвестиционная привлекательность Карелии не самая высокая по России. Республике присвоен рейтинг 3B2 [103] , который означает незначительный инвестиционный потенциал с умеренным уровнем риска. И хоть иностранные инвестиции в 2009 году выросли более чем вдвое по сравнению с 2008 годом, недостижимым по прежнему остается уровень иностранных инвестиций в 2007 году.

4. Поддержка малого бизнеса. Данная цель государственного регулирования в условиях кризиса имеет достаточно большое значение. И не только потому, что развитие малого бизнеса является одним из важнейших стимулов экономического роста региона, но и способствует обеспечению занятости населения, смягчая последствия кризиса в социальной сфере. В целом по стране государство выделило дополнительно 6 миллиардов рублей по Программе финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства [104] . В 2009 году была введена в действие региональная программа «Развитие малого и среднего предпринимательства в Республике Карелия на период до 2014 года», в рамках которой проводится субсидирование части процентной ставки по инвестиционным кредитам на сумму 10 млн руб. Индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам предоставлялись гранты, на которые было выделено 2,8 млн рублей.

Проведя обзор основных прямых методов государственного регулирования экономики Республики Карелия, а также результатов их применения, целесообразно перейти к рассмотрению косвенных методов воздействия. И в данном случае одним из основных ориентиров становится малый бизнес. Наряду с сохранением действующих, введены новые налоговые льготы для организаций, расширен перечень видов деятельности для предоставления налоговых льгот, установлены дифференцированные ставки по упрощенной системе налогообложения [105] . Безусловно, данный метод государственного регулирования позволяет экономить хозяйствующим субъектам финансовые ресурсы для дальнейшего вовлечения их в оборот и развития производства.

Помимо проведения налоговой политики, правительство Карелии в 2009 году позаботилось об экспортерах. К примеру, в результате переговоров было принято решение о переносе срока повышения таможенных пошлин на экспорт необработанной древесины, что, несомненно, позволит экспортерам республики еще год пользоваться прежними тарифами. На первый взгляд данная мера может показаться сомнительной. Ведь неоднократно говорилось о том, что необходимо развивать деревообработку на территории Карелии, а не экспортировать необработанную древесину за рубеж. Но в условиях кризиса применение такого рычага, как регулирование таможенной политики со стороны государства в пользу экспортеров позволит предприятиям лесопромышленного комплекса республики высвободить часть финансовых ресурсов для поддержания стабильности и развития. А уже в посткризисный период можно сделать рывок в развитии производства.

Данные методы, как уже говорилось выше, имеют ряд недостатков, одним из которых является невозможность в полной мере и достаточно объективно оценить эффективность применения косвенных методов государственного регулирования экономики региона на практике. Однако проведение подобных мер неизбежно и продиктовано динамичностью экономики и очевидной необходимостью в гибких рычагах управления экономикой субъекта со стороны государства.

Таким образом, можно сделать вывод, что государственное регулирование экономики Республики Карелия в период кризиса осуществлялось согласно Плану действий Правительства Республики Карелия на 2009 год. Однако остается очевидным тот факт, что государственное регулирование успешно справляется не со всеми поставленными задачами. Несовершенство рынка диктует определенные трудности, такие как усложнение задач государственного регулирования и расширение их спектра, в то время как развитая рыночная экономика региона могла бы самостоятельно решить их. Если вникать вглубь проблемы, можно заметить, что собственно сам кризис и был спровоцирован накопившимися за последние годы диспропорциями в стране, а также несовершенством институциональной среды и, прежде всего, государственного регулирования экономики.

В данный момент регионы пытаются решить задачи по стабилизации экономики с помощью совершенствования тех же методов государственного регулирования. Именно поэтому необходимо задуматься не о предотвращении худших сценариев развития, а о максимально эффективном сочетании принятых мер государственного регулирования экономики регионов и рыночных механизмов. Очевидным остается тот факт, что невозможно все проблемы решить с помощью вмешательства государства, на сегодняшний день оно тоже ощущает дефицит ресурсов в результате снижения налоговых поступлений, в связи необходимостью увеличения межбюджетных трансфертов вследствие обострения ситуации во многих регионах [106] .

Еще один явный «минус» применения методов государственного регулирования экономики региона состоит в отсутствие ориентиров и критериев оценки их эффективности. Возможно, не удастся уследить, в какой момент времени необходимо приостановить меру, а в какой момент усилить ее воздействие. Скорее всего, государство будет ориентироваться на наличие у него свободных ресурсов для реализации своих задач, а не наоборот. То есть будет преобладать затратная компонента поддержки, нежели целевая, что может негативно сказаться на эффективности принимаемых государством мер.

Несомненно, что принятие государством неотложных мер в период кризиса остается вынужденным и необходимым фактором развития региональной экономики, а также поддержания ее стабильности. Но хотелось бы взглянуть на кризис не как на продолжающийся и затянувшийся во времени процесс, а на новый шаг к развитию экономики региона. Поэтому уже на данном этапе необходимо начать разработку методов государственного регулирования экономики в посткризисный период, так как очень скоро появится потребность в реализации мер, которые не будут ориентированы на протекцию «узких мест» региональной экономики. Государство направит свои силы на поддержку новых, более сильных хозяйствующих субъектов, способных на этапе восстановления экономики усилить положительную динамику развития региона.

Глава 3 Методы и механизмы обеспечения устойчивости социально-экономического развития и экономической безопасности

3.1. Парадигма обеспечения экономической безопасности в современной России

Сегодня, когда Россия выходит из очередного экономического кризиса, когда основные задачи реформирования экономики решены, страна и российское общество стали развиваться и двигаться в общем «цивилизованном потоке». Снова начался процесс усложнения и развития многообразия позитивных социальных и экономических явлений. Плюсы этих процессов очевидны, но, к сожалению, есть и минусы.

Многообразные и сложные проекты, которые сегодня пытаются реализовать на самых различных уровнях часто «пробуксовывают». Дело в том, что любой сложный экономический проект требует серьезной подготовительной работы. И даже когда все подготовительные вопросы решены и согласованы, и, казалось бы, осталось только выполнить запланированное, возникает огромное количество сложных организационно-экономических, технологических и юридических проблем, от решения которых часто зависит успех всего дела.

Подобная ситуация характерна для любых сложных экономических систем, функционирующих в атомизированной рыночной экономике. Именно это в начале 90-х годов ХХ века подтолкнуло целый ряд российских ученых к разработке нового направления экономической науки – теории экономической безопасности. Первым, кто ввел проблему экономической безопасности в современную экономическую науку, является академик Л.И. Абалкин. Он определил это явление как совокупность условий и факторов, обеспечивающих независимость национальной экономики, ее стабильность и устойчивость, способность к постоянному обновлению и самосовершенствованию [107] . Близким к этому является определение, данное в тот же период другой группой ученых: "Это способность экономики обеспечить эффективное удовлетворение общественных потребностей на национальном и международном уровнях" [108] .

Позже в том же Институте экономики РАН появились более сложные и многосторонние исследования (под руководством профессора В.К. Сенчагова) проблемы экономической безопасности, из которых следовало, что обеспечение экономической безопасности требует создания специальных механизмов: экономических, правовых и организационных. Это должно стать одной из функций социального управления как на макро-, так и на микроуровне [109] .

Параллельно в других организациях так же стали серьезно исследовать проблемы экономической безопасности, причем не только в рамках экономической науки, но и в рамках других научных дисциплин: социологии, права, криминологии. Одновременно, появилось немало исследований проблем экономической безопасности на региональном уровне. Так, появилась позиция, согласно которой экономическая безопасность рассматривалась как целостная система, состоящая из элементов, включенных в государственные и региональные программы: производственно-технологическая безопасность, финансовая безопасность, инфляционная, валютная, таможенная безопасность и управляемость экономики [110] . В 2000-х годах появились ещё более конкретные исследования проблем экономической безопасности применительно к отдельных отраслям экономики [111] и субъектам общества [112] .

Конечно, не обошлось и без крайностей. По этому поводу весьма удачно высказался один из первых руководителей Совета безопасности при Президенте Российской Федерации В.А. Рубанов. Он писал: «… стало своего рода модой в каждой проблеме выделять аспект безопасности. В результате этого формируется тенденция расширения до бесконечности списка таких экзотических для политического и юридического лексикона терминов, как "духовная безопасность", "психологическая безопасность", "демографическая безопасность" и т. п.» [113]

Мы не будем в данной работе анализировать плюсы и минусы всех многочисленных концепций экономической безопасности, которые появились в последние двадцать лет. Отметим лишь следующее. Сначала экономическая безопасность рассматривалась как категория чисто экономическая, которая оценивала национальную экономику с точки зрения способности независимо, стабильно и устойчиво развиваться, постоянно обновляться и самосовершенствоваться. И это было вполне обосновано, так как речь шла о поиске оптимальных вариантов реформирования российской экономики. Шла активная борьба между сторонниками консервативных и радикальных реформ. И в этих условиях аргументы независимости и стабильности национальной экономики и их влияния на национальную безопасность были вполне весомыми.

Позже, начиная с середины 1990-х годов, когда экономика страны находилась в тяжелейшем кризисе и была очень сильно криминализирована, исследование проблем экономической безопасности было перенесено на микроуровень (отдельные регионы, отрасли экономики, предприятия) и здесь стали доминировать криминологические, социологические и научнопрактические аспекты. Представляется, что одной из итоговых работ этого периода является диссертационное исследование Н.П. Купрещенко, выполненное в Академии экономической безопасности МВД России [114] . Им обобщены основные теоретико-методологические подходы к устранению угроз экономической безопасности (теоретический и операционный). Причем сделано это с позиций противодействия теневой экономике [115] . Он определил экономико-правовые институты противодействия теневой экономике и формирования механизмов обеспечения экономической безопасности. Включил туда мониторинг и прогнозирование факторов, определяющих угрозы экономической безопасности. Выработал критерии и параметры экономической безопасности, их пороговые значения, критические пределы, которые характеризуют угрозу экономической безопасности государства.

Сегодня российское общество принципиально изменилось по сравнению с тем, что было в начале 1990-х годов. И поэтому нужны новые оценки и новые решения возникающих проблем. Тогда, в начале 1990-х годов, Россия находилась на этапе переходного периода со всеми вытекающими из этого состояния особенностями. Дело в том, что в переходной экономике структура производственных отношений представляет собой совокупность отношений, которые господствовали в обществе до реформ и которые свойственны новой нарождающейся системе. Причем между ними объективно происходила чрезвычайно острая, непрерывная борьба, и от последовательности решений государства зависело, какие отношения в экономике стали доминировать.

В этом смысле концепции экономической безопасности, построенные на выявлении угроз, определении их пороговых значений и особом отношении к криминальным угрозам, как доминирующим в переходной экономике, были вполне обоснованными. Сегодня мы имеем уже зрелую рыночную экономику и для неё характерно абсолютное господство рыночных отношений. Конечно, это не исключает использование в обществе некоторых элементов отношений других социально-экономических систем, но важнейшие, принципиальные рыночные отношения, безусловно, у нас сегодня доминируют.

В системе угроз экономической безопасности сегодня криминальные угрозы тоже присутствуют, но они уже не являются определяющими. Уже выработан механизм выявления и нейтрализации криминальных гроз, четко определен круг субъектов, которые этим занимаются, т. е. все основополагающие определения и закономерности защиты общества от криминальных угроз достаточно хорошо проработаны. Это, конечно, не означает, что специалистам по теории и практике экономической безопасности не над чем работать. Необходимо созданные системы обеспечения экономической безопасности поддерживать в рабочем состоянии и совершенствовать.

В сфере обеспечения экономической безопасности появились новые проблемы, которые научной теорией ещё проработаны недостаточно. Сегодня, когда кризис государственного управления преодолен, выработаны новые стандарты производственных процессов и правила функционирования экономических отношений, традиционное понимание экономической безопасности как состояние защищенности того или иного субъекта экономических отношений от внешних и внутренних угроз стало менее актуальным. Такое понимание экономической безопасности было характерно, когда экономическая система была хаотична, слабо структурирована, плохо контролируема государственными и общественными институтами, сильно криминализирована.

Сегодня в стране созданы все необходимые для нормального функционирования экономической системы институты. Выработаны цивилизованные формы контроля и регулирования экономических процессов. Наработана практика правового разрешения хозяйственных и имущественных споров. Заработало антимонопольное законодательство, страхование. Формы и методы конкурентной борьбы приняли, в целом, цивилизованный характер. Наметилась тенденция снижения криминализации в социальной и экономической сферах общества.

Это, конечно, не означает, что исчезли традиционные для рыночной экономической системы угрозы: инфляция, колебания цен, валютных курсов, котировок на рынке ценных бумаг, мошенничества и хищения, грабежи, недобросовестная конкуренция и т. п. Однако, в целом неожиданностей, непредвиденных обстоятельств, волюнтаристических политических и макроэкономических решений стало на порядок меньше. Поэтому число неожиданных внешних и внутренних угроз сильно сократилось.

Ситуация в хозяйственной сфере складывается таким образом, что, если субъект хозяйствования соблюдает все принятые и выработанные управленческой практикой нормы, число угроз его нормальному функционированию и развитию минимизируется. Более того, все они практически прогнозируемы и предсказуемы. Поэтому, сегодня экономическую безопасность субъектов хозяйствования следует понимать, прежде всего, как обязательное соблюдение нормативных требований и выработанных правил и этики ведения хозяйственной деятельности. В этих условиях принципиально новое значение приобретает управление экономическими процессами. Можно смело утверждать, что в развитой экономической системе правильно принятое управленческое решение – это основная детерминанта обеспечения экономической безопасности как на уровне государства в целом, так и в каждом конкретном бизнес-проекте.

Таким образом, в настоящее время центр усилий по обеспечению экономической безопасности перемещается из сферы защиты от угроз криминального характера в сферу активного поступательного движения в экономической сфере путем грамотного профессионального управления экономическими институтами и инструментами и внедрения инновационных управленческих технологий.

Конечно, такой подход не отменяет «традиционные» угрозы экономического характера. Мошенничество, банальный обман, грабежи, подделка денег и т. п. были, есть и, к сожалению, будут. Однако главная наша идея состоит в доказательстве следующего тезиса: обеспечение реальной экономической безопасности в современном российском обществе состоит не в перечислении угроз и методов преодоления каждой из них, а в создании такой экономической среды и таких управленческих механизмов, когда большинство традиционных угроз становятся лишь мифами. Следует отметить, что эффективно функционирующая экономика – это, по сути, безопасная экономика.

Отсюда задача экономической науки состоит в том, чтобы вывести теорию экономической безопасности на новый уровень развития. Если мы говорим о новой экономической среде, о новом институциональном поле и о новых экономических технологиях, то следует определить и новые экономические угрозы, а затем выработать соответствующие механизмы их преодоления или нейтрализации. При этом, по мере дальейшей глобализации экономики, особое внимание следует обратить на внешние аспекты экономической безопасности.

3.2. Неравномерность развития мирового хозяйства как вызов экономической безопасности

Последнее десятилетие ХХ столетия показывает, что серьезным вызовом сегодняшнего дня стал глобальный характер экономических отношений. Глобализация превратилась в мощную силу, которая стимулирует мировую экономику, мировой порядок, распределение ресурсов, конкуренцию. Как следствие, политические и экономические приоритеты перемещаются от локальных и национальных уровней на региональные и международные. В таких условиях возрастает важность более эффективного международного сотрудничества, с одной стороны, и возникают новые угрозы – с другой.

Именно сегодня мир стоит перед новыми глобальными угрозами и вызовами, которые возникают вследствие адаптации мирового хозяйства к новым геополитическим реалиям. Сегодняшние реалии это, прежде всего, возрастающая роль глобализации, которая касается развития мирового сообщества, и кардинальные изменения в сфере международных отношений, которые характеризуются трансформационными изменениями и осуществляют непосредственное влияние на развитие стран.

Глобализация осуществляет влияние на все аспекты социальноэкономической жизни каждой страны. Тенденции глобализации содействуют созданию в каждой стране внешних и внутренних факторов, которые содействуют их внутренней безопасности и формируют внешнюю безопасность страны, а также определяют дальнейшее развитие и положение в мировом хозяйстве. То есть, обеспечение стабильной национальной безопасности, в том числе и ее составной части – экономической безопасности, в ее внешнем измерении происходит в условиях взаимодействия двух основных тенденций мирового политического развития – глобализации и регионализации.

Глобализация – это объективный процесс планетарного масштаба, который имеет как положительные последствия, так и негативные. Регионализация выступает своеобразным проявлением и формой реализации глобализации, заостряя противоречия глобального развития. Так, противоречивость глобализации и регионализации связана соответственно с центростремительными и центробежными векторами действия общественных процессов, и порождает глобальную нестабильность.

Заметим и то, что глобализация разъединяет не меньше, чем объединяет, она разъединяет объединяя – расколы происходят в силу тех самых причин, что и рост однообразия мира. Параллельно к этому процессу планетарного масштаба движется процесс локализации. Взятые вместе эти два тесно взаимозависимых процесса обуславливают резкую дифференциацию условий существования населения целых стран, регионов и разных сегментов этого населения. То, что для одних является глобализацией, для других оборачивается локализацией; для одних это предсказатель новой свободы, для других неожиданный и жесткий удар [116] . Следствием такого движения является неравномерность развития стран. Таким образом, глобализация развивается неравномерно, приводит к неравномерности развития мирового хозяйства, по-разному осуществляет влияние на разные страны мира и развивает их нестабильность, что приводит к небезопасности развития.

Что касается трансформации международных отношений, то акцентируем внимание, прежде всего на увеличении разрыва между богатыми и бедными странами, изменение позиций игроков на международной арене, появлении новых цивилизационных центров экономического роста, и вследствие этого обострение конкуренции и осложнение проблем на мировом уровне, которые возможно разрешить только сообща. В таких условиях каждая страна отдает приоритет именно безопасности своего развития.

В современных условиях поддерживать безопасность в мире становится все сложнее, особенно если учитывать большие возможности не только государств, но и подпольных организаций. Поэтому основной целью глобальной политики на современном этапе развития мирового хозяйства является безопасность. В современную эпоху безопасность одной отдельно взятой страны является несбыточной, неосуществимой. Также отметим, что неравномерность и противоречивость экономического развития отдельных стран и регионов росли с такой скоростью, что привели к кардинальным изменениям в мировом сообществе. В результате прорисовались контуры нового мира, что не укладываются в обыкновенные теоретические постулаты закона неравномерного экономического и политического развития стран. Дисбалансы, перекосы и диспропорции достигли угрожающих масштабов, а проблемы, которые они вызвали, имеют комплексный и глобальный характер.

Глобализация усилила диспропорции в социально-экономическом развитии стран. Так известный американский исследователь И. Валлерстайн отмечает, что «социум первой половины ХХI столетия по своей сложности, неустойчивости и одновременно открытости намного превышает все виденное нами в ХХ столетии. Современная мировая система как система историческая вступила в стадию завершающего кризиса, и навряд ли будет существовать через пятьдесят лет» [117] . Для современного общества характерная системная взаимозависимость, которая создает благоприятную среду для цепных реакций. Именно международная сфера является ареной отношений внешних сил и считается «разнообразным и анархическим пространством» [118] .

Но признанное, особенно со времен холодной войны, существование «ограниченных суверенитетов» не ставит под сомнения важность государства как ориентира, и как источника международного порядка и безопасности. И если выйдет из строя один ключевой элемент системы, то это приведет к стремительному росту беспорядка в обществе и взрыву паники. Сегодняшние реалии – неравномерность развития стран, увеличивающий разрыв между центрами индустриального развития и отсталой периферией, характеризирует иерархичность структуры мирового хозяйства. Одни страны и регионы имели преимущества в гонке индустриализации, а другие, не имея этих преимуществ, стать поставщиками минеральной и аграрной продукции. В техногенной модели мирового развития периферия заняла подчиненное, зависимое положение. Перспективы изменить его могут быть связаны только с подключением к индустриальному типу развития.

Неравномерность экономического развития оцениваются путем сопоставлений стран за следующими основными направлениями: главные макроэкономические показатели национальной экономики, производительность труда, развитие отраслей, роль в мировой торговле, инвестиционная ситуация, уровень развития НТП, уровень жизни населения, конкурентоспособность национальной экономики. Сопоставление этих показателей по странам и регионам показывает, что мировое хозяйство развивается достаточно динамично.

Для центра характерна высокая организация и производительность труда, целесообразное (универсальное) управление, монопольное владение передовыми знаниями и технологией, нерыночные методы конкуренции, доступ к «доходной кассе» мировой экономики. Периферия характеризуется низким уровнем организации труда и непродуктивным использованием ресурсов, неэффективным и нерациональным управлением снабжения на мировой рынок сырья и простых изделий, низкая рентная плата за интеллектуальную собственность (диспаритет мировых цен). Такой подход к описанию процессов неравномерности экономического развития имеет определенную условность, поскольку место той ли иной страны в мировом хозяйстве в сравнении с другими странами определяется широким кругом социальноэкономических, политических факторов, темпами экономического роста с учетом цикличности экономического развития, конкурентной борьбой.

Центр активно влияет на периферию и можно сказать, формирует ее путем привлечения в свою орбиту международного разделения труда через торговые и финансовые потоки, которые притягиваются центром. Тем самым, центр создает в масштабах мирового хозяйства экономические пространства, в которых он сохраняет за собой ведущую роль, опираясь на наиболее передовые технологии, отрасли, монополизируя вершину научнотехнического прогресса.

И, тем не менее, все страны, и центр, и периферия, должны готовиться к новому глобализированному миру, что исходит от возможностей и угроз глобализации. Главной целью большинство стран является преодоление бедности, которое существует не только в рамках отдельно взятого государства, но и в глобальном измерении. К тому же, кроме традиционных сфер бедности, появились новые – в государствах переходного периода и транзитивных экономиках, что напрямую связано с процессом глобализации.

Речь идет о несправедливом распределении выгод от глобализации среди бедных стран, усиление их эксплуатации путем жестокого применения механизмов глобализма через дискриминационную торговую политику стран Запада. Становиться очевидным, что уменьшить разрыв между богатыми и бедными странами практически нереально. Инициированные ООН цели Саммита тысячелетия (2000) и провозглашенное намерение к 2015 году снизить бедность на 50 % достигнуты уже не будут [119] . Для разрешения проблем неравномерности развития и, прежде всего экономического, развитые страны выступают инициаторами нового мирового порядка, который будет доминировать в ХХI в. и будет определять главные принципы международной стабильности в целом и безопасности каждой страны в частности.

С точки зрения прикладного анализа к интерпретации порядка выделяют три основных подхода: реалистичный, социально конструктивистский и институциональный. Для первого подхода характерный акцент на соотношениях потенциалов между основными субъектами отношений, между странами. Для второго подхода характерный интерес к правилам поведения между ними, правил в динамике их развития и взаимодействие на поведение стран и отдельных личностей. Третий подход основывается на инструментариях регуляции, основой которых выступают международные институты, которые способны примирять, сдерживать влияние на поведение отдельных стран в интересах общества в целом. С одной стороны, эти подходы противоречат, а с другой – дополняют друг друга.

Именно ликвидировать неравное положение стран на мировым рынке призван новый мировой порядок. Последний представляет собой систему отношений и норм поведения членов международного сообщества, в котором сила подчинена праву; то есть, систему, где любые аспекты взаимоотношений, включая силовые, должны регулироваться определенными и прозрачными критериями. Термин «новый мировой экономический порядок» можно рассмотреть как установление единственных международно-признанных норм, правил и законов, прежде всего для предупреждения и устранения причин возникновения мировых экономических кризисов, глобальных вызовов. Такое понимание обязывает, с одной стороны, разработать и принять законодательно нормативные акты в системе международного права, а с другой создать механизмы их соблюдения.

Американский исследователь Л. Миллер в 1990-х годах считал главным признаком мирового порядка присутствие в мировой системе единственного основополагающего принципа, которым сознательно или стихийно руководствовались государства [120] . В 2001 г. американский ученый Дж. Айкенбери в своей концепции считает ключевым признаком мирового экономического порядка наличие общепризнанных правил и принципов, которыми субъекты руководствуются в отношениях между собой [121] .

Основными принципами нового международного экономического порядка являются: преобразование системы международной торговли сырьевыми товарами; увеличение экспорта готовых изделий из стран, которые развиваются; контроль над деятельностью транснациональных корпораций, и устранение дискриминации с их стороны; предоставление финансовой помощи развитыми странами странам, которые развиваются, уменьшение их задолженности; расширение экономического сотрудничества.

Условием нового мирового порядка является решение проблемы неравномерности развития мирового хозяйства, и формирование именно такого порядка будет означать кардинальную перестройку всех сегментов экономики. При этом, в первую очередь, необходимо ответить на вызовы относительно концепций экономического либерализма, в которых заложены идеи свободного рынка и его саморегуляции. В декларации саммита G-20 в 2008 году о мировой экономике сказано: «Мы признаем, что реформы окажутся успешными лишь в том случае, если будут базироваться на преданности принципам свободы рынков, включительно с верховенством закона, уважения частной собственности, открытости торговли и инвестиций, рыночной конкуренции, а также при наличии финансовых систем, которые являются эффективными и действенно регулируются. Эти принципы, имеют большое значение для экономического роста и процветания, уже помогли миллионам людей выбраться из обнищания, а также значительно повысить уровень жизни во всем мире. Признавая необходимость усовершенствования регуляции финансового сектора, мы обязаны не допускать зарегулированность, которая затормозила бы экономический рост и еще в большей степени сузила бы потоки капитала, в частности и в страны, которые развиваются». Предлагается на серьезном уровне проводить анализ и проверять все значительные операции и контракты, прежде всего на международном уровне. Хотя не идет речь о полном отказе от использования рыночного механизма.

Также заметим, что среди присущих любой стране функций, защита безопасности имеет приоритетное значение. В наше время любая страна может остаться за пределами цивилизационного развития, если не будет учитывать новых требований и правил поведения, которые формируются в международном сообществе. Поэтому важность безопасности, экономической безопасности страны возрастает в связи с появление глобальных вызовов как следствие неравномерного развития мирового хозяйства, которые угрожают его существованию. В монографии «Безопасность России в XXI веке», специалисты и ученые РАН считают, что, «безопасность – это деятельность людей, общества и государства, мирового содружества народов из выявления (изучения), предупреждения, послабления, устранения (ликвидации) и отражения опасностей и угроз, способных потерять их, лишить фундаментальных материальных и духовных ценностей, повлечь неприемлемый (недопустимо объективно и субъективно) вред, закрыть путь к выживанию и развитию» [122] . То есть, определяют безопасность через активную формулу деятельности.

При определении понятия «безопасность» исследователи выделяют разные основные характерные признаки данного явления: состояние, свойство, цель, уровень и тому подобное. Многие исследователи придерживаются мысли, что безопасность – явление относительное, которое находится в постоянном развитии.

Также появилось понятие «национальная безопасность» в жизни современного мира, и стало частью внутренней и внешней политики многих стран. Понятие «экономическая безопасность» появилось не так давно. Оно неразрывно связано с понятием «национальная безопасность». Именно в современных условиях неравномерности развития стран экономическая безопасность страны приобретает особое значение, поскольку дает ориентиры для принятия основных социально-экономических решений. Экономическая безопасность является составной частью национальной безопасности, ее фундаментом и материальной основой.

ПАроблема национальной экономической безопасности возникает одновременно с формированием государственности, национальных государственных интересов, в том числе и экономических интересов. Выделяют два подхода к решению проблем экономической безопасности: первый, это состояние национальной экономики, уровень ее конкурентоспособности; второй, возрастание и заострение конкуренции в мировом хозяйстве, борьба за соответствующее место в мировом экономическом табеле о рангах. То есть, на каждом этапе развития экономики экономическая безопасность имеет весомое значение, и ее в принципе невозможно обеспечить «вообще».

Проведя ретроспективный анализ относительно разнообразных подходов иностранных исследователей, украинских, российских научных работников к пониманию категории «экономическая безопасность» в научной экономической, юридической литературе, а также в нормативных документах заметим, что толкование категории «экономическая безопасность» можно объединить в такие группы: (1) экономическая безопасность как состояние государства, экономической системы, состояние национальной экономики; (2) экономическая безопасность как система защиты интересов; (3) комбинированное толкование категории экономическая безопасность, как состояния экономики и защиты интересов; (4) экономическая безопасность как совокупность условий, совокупность взаимосвязанных систем; (5) экономическая безопасность как комплексная система, как комплекс мероприятий, как механизм; (6) экономическая безопасность как возможность экономики; (7) экономическая безопасность как наука.

Таким образом, понятие «экономическая безопасность» на сегодняшний день является достаточно широким, и представляет собой сложную и многогранную категорию. Экономическая безопасность страны характеризует последующее развитие экономики государства и противостояние опасностям (противодействие рискам неожиданных потрясений и экономической волатильности). Абсолютно очевидно, что в ХХI веке определение безопасности должно быть значительно более широким, «новым» понятием, поскольку ощущение угроз безопасности государств и негосударственных субъектов международных отношений в условиях неравномерности развития мирового хозяйства расширилось.

Вместе с тем, есть американские ученые, которые считают, что широкое определение экономической безопасности является неэффективным, поскольку оно не может быть использовано в практике из-за следующих аспектов [123] : «институты безопасности в военных и экономических аспектах имеют отличия из-за национальных границ», и поэтому глобальный подход безопасности является маловероятным; «широкое определение безопасности и соревнование относительно контуров архитектуры безопасности создает больше преград для сотрудничества государств, власти стран», поскольку каждое государство будет иметь свои приоритеты безопасности; «остается вероятность того, что предполагаемая роль, которую должны играть учреждения в новых условиях безопасности останутся невыполненными», потому что глобальные институты нуждаются в четких принципах и приоритетах.

Характеризуя проблему экономической безопасности с теоретической точки зрения, член-корр. НАН Украины О. Билорус отмечает, что классические экономические теории не дают полного освещения категорий национальной и международной экономической безопасности. И это понятно. Современная национальная экономика, экономическая система, и структура мирового хозяйства, должны быть организованные так, чтобы обеспечить не только нормальное функционирование экономики, но и минимизировать все угрозы ее стойкости, стабильности, способности к выживанию и к повышению эффективности и конкурентоспособности [124] .

Одними из основных вопросов экономической безопасности большинства стран мира является регулирование развития внешней торговли при условиях соблюдения экономических интересов данной страны; последующее развитие их экспортного потенциала; поддержка интересов отечественных экспортеров на внешних рынках и борьба за статус конкурентоспособного; стабилизация валютных курсов и т. д.

В целях обеспечения экономической безопасности экономики страны, которая реформирует свою экономику, например Украины, в условиях формирования нового экономического порядка следует применить такие мероприятия, которые бы способствовали совершенствованию внешнеэкономической деятельности, а именно: актуализировать концептуальные принципы и приоритеты внешнеторговой политики; осуществлять жесткий контроль над экспортом сырья, полуфабрикатов; разработать перечень сырья, полуфабрикатов, технологий, научно-технической информации и услуг, экспорт которых должен контролироваться и осуществляться по лицензиям, а также осуществлять контроль над предприятиями, которые экспортируют стратегически важную продукцию, сырьевые ресурсы по лицензии; осуществлять контроль над экспортом капитала в оффшорные зоны, и контроль над деятельностью иностранных инвесторов в стратегически важных отраслях; прогнозировать внешнеторговые отношения в разрезе региональных группирований в контексте защиты экономической безопасности государства. Но такие же вопросы касаются не только стран, которые находятся на переходном этапе своего развития. Проблема экономической безопасности актуальна и для развитых стран.

Таким образом, если подвести итог нашему анализу, следует сказать, что мировое хозяйство характеризируется существенным признаком – неравномерностью развития. Важнейшим проявлением неравномерности экономического развития является наличие слаборазвитых стран, которые представляют собой застойную зону бедности. Разрыв между ними и наиболее развитыми экономиками увеличивается. Кризисное состояние отдельных стран и регионов, их тотальное отставание от центра представляется закономерным обратным боком техногенного рыночного типа развития. Это свидетельствует о глубокой противоречивости феномена глобализации на современном этапе и неоднозначности его влияния на различные процессы в развитии разных стран мира.

Современные тенденции цивилизационного развития экономических и политических плоскостей мирового хозяйства побуждают большинство стран мира сформировать и внедрить экономическую модель, которая была б адекватна новым глобальным вызовам. Разрешение современных и перспективных проблем мирового общества возможно лишь при приближении, если не к консенсусу, то к конструктивному компромиссу, и без глобальной интеграции процессов мирового и национального развития стран решить глобальные проблемы невозможно, и что будет только повышать небезопасность их развития. Поэтому необходимо анализировать особенности формирования и развития мирового хозяйства, всех его аспектов, и последствий, что имеет существенное теоретическое и практическое значение для понимания проблем и перспектив развития мирового сообщества.

3.3. Влияние системы образования в стране на ее конкурентоспособность и устойчивость развития

Обе печение безопасности и устойчивого развития неразрывно связано с функционированием системы образования, где не только происходит подготовка новых кадров, но также – воспитание подрастающего поколения. Российская образовательная система – это около 140 тысяч учреждений, включая детские сады, общеобразовательные, музыкальные и спортивные школы, колледжи, вузы, детские дома, институты повышения квалификации и т. п. Как отметил председатель правительства Российской Федерации.

В. Путин на очередном совещании, посвященном проблемам оказания россиянам государственных услуг в сфере образования, только из федеральных источников система образования за последние 4 года получила 1 трлн 250 млрд рублей, в рамках нацпроекта «Образование» была начата модернизация данной сферы.

Следует отметить, уровень образования в стране, особенно в области инновационного менеджмента, в сильной степени влияет на ее конкурентоспособность, является мощным инструментом, как внутреннего, так и международного ее развития. В качестве первого шага разработки методологии формирования системы непрерывного образования необходимо разработать критерии оценки эффективности предполагаемой системы.

Для этой цели можно использовать одну из всемирно признанных методик составления рейтинга стран, методику Всемирного Экономического Форума (ВЭФ), который уже более трех десятилетий тщательно исследует причины, лежащие в основе динамики изменения экономических показателей стран. В своем ведущем издании, Отчете о Международной Конкуренции [125] , Форум ежегодно публикует результаты своих исследований по вопросу конкурентоспособности стран.

Россия участвует в рейтинге конкурентоспособности стран начиная с 1995 года постепенно улучшает свои позиции в этом рейтинге. Так в самый первый год участия в 1995 году Россия занимала 48 место их 48 обследованных стран. Наша страна оставалась в самом низу рейтинга в течение нескольких лет подряд. Постепенно, начиная с 2000 года, конкурентоспособность России стала увеличиваться, и в настоящее время по оценке ВЭФ наша страна находится примерно в середине рейтинговой шкалы.

В основе методики оценки конкурентоспособности стран лежит модель, сущность которой заключается в определении значения массива индикаторов по многочисленным факторам хозяйственно-экономической, политической, социальной, образовательной и т. п. активности страны, с последующим взвешиванием и сопоставлением значений. В Отчете за 2009 год используются данные, собранные более чем в 130 странах и публикуются экономические рейтинги стран на основе расчета Индекса Конкурентоспособности.

В рамках анализа конкурентоспособности стран Форум постоянно проводит изучение влияния факторов, связанных с качеством образования в стране, его влиянием на эффективность производства и уровень инновационной активности в стране. В этой связи Форум выделяет три стадии экономического развития стран, характеризующие процесс поступательного развития экономики, в котором бизнес-среда страны способствует появлению различных форм конкуренции компаний этой страны между собой и различной степени инновационной активности. Компании и социальные институты различных стран, а, следовательно, и сами страны конкурируют между собой по-разному, в силу разного уровня экономического состояния бизнес-среды, в которой они находятся. По мере экономического развития страны повышается и ее конкурентоспособность.

В стадии 1 (рис. 3.1), стадии преобладающего влияния базовых экономических факторов, такие базовые факторы как дешевая рабочая сила или неистощенные запасы природных сырьевых ресурсов играют основную роль в определении конкурентоспособности страны. Компании производят товары широкого потребления или другие несложные продукты. При этом технологии импортируются, ввозятся иностранными производителями или имитируются. На этой стадии экономического роста преобладает ценовая конкуренция, отсутствует в широком масштабе прямой контакт компании с ее потребителями, цепочки создания ценности компаний в сильной степени ограничены и, в основном состоят, из звеньев которые требуют больших затрат человеческих ресурсов (например, сборка или добыча полезных ископаемых). Страны, которые находятся в стадии преобладания влияния базовых экономических факторов, особо чувствительны к фазам развития мировой экономики, ценам на предметы первой необходимости и флуктуациям курсов валют. На первой стадии, например, находятся Китай, Монголия, Чад.

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 3.3. Влияние системы образования в стране на ее конкурентоспособность и устойчивость развития.

Рис. 3.1. Три стадии экономического развития стран.

В стадии 2, преобладания влияния инвестиций, эффективность в производстве стандартных продуктов и услуг становится преобладающим фактором в достижении конкурентоспособности стран. Большие инвестиции в создание эффективной инфраструктуры, правительственные структуры, способствующие развитию бизнеса, доступность заемного капитала способствуют наращиванию производительности. Производимые в стране продукты и услуги становятся более совершенными, но технологии, по-прежнему, в своей массе импортируются. Эти технологии привносятся путем их лицензирования, использования на совместных предприятиях, а также имитации. Но компании уже не только используют эти технологии, но и производят их дальнейшее улучшение. Цепочки создания ценностей для таких компаний становятся длиннее. Страны, находящиеся в стадии преобладания инвестиционных предложений сосредотачиваются на производстве и на экспорте сервисных услуг. Такие страны подвержены высокому риску финансовых кризисов в целом и кризисам в отдельных отраслях. Россия по определению ВЭФ находится на стадии 2. В стадии 3, преобладания влияния инноваций, преобладающим фактором конкурентоспособности является способность создания инновационных продуктов и услуг, с использованием наиболее передовых технологий. Все составные части бизнес-среды стран, находящихся на этой стадии, относительно хорошо развиты. Такие страны характеризуются совокупностью сильных отраслей. Институты и механизмы, обеспечивающие инновационные процессы работают очень эффективно. Компании конкурируют за счет обладания уникальными технологиями. Сфера сервиса в странах с преобладанием инновационных предложений имеет очень большую долю в экономике, а в целом, такие страны более устойчивы к нестабильности экономической среды и кризисам. На третьей стадии находятся, например, страны Скандинавии, США.В настоящее время можно констатировать недостаточно высокую степень конкурентоспособности нашего государства. Такое положение вещей вызвано несколькими системными причинами, которые необходимо тщательно исследовать. Одной из таких причин для России является крайне низкая инновационная активность внутри страны. Рассматривая инновационный процесс как одну из составляющих конкурентоспособности можно проследить влияния инноваций на все составляющих конкурентоспособности, в том числе и на образование.Каждая из перечисленных составляющих может быть, в свою очередь, декомпозирована на отдельные индикаторы, рассмотрение которых также может представлять определенный интерес с точки зрения анализа потенциальной возможности повышения инновационной активности. Таким образом, с позиций инновационного менеджмента, основополагающая парадигма, лежащая в основе предлагаемого подхода непрерывного повышения конкурентоспособности страны, заключается в необходимости поддержания определенного уровня активности внедрения инноваций во всех упомянутых выше составляющих, в том числе, разумеется, и в самой сфере образования.Интересно сравнить полученные значения индексов образования в стране с индексом конкурентоспособности для этой же страны, построив корреляционную диаграмму (рис. 3.2). На диаграмме отчетливо прослеживается корреляционная зависимость между двумя этими индексами, или, другими словами, чем выше уровень образования, тем выше общая конкурентоспособность страны, и наоборот. Кроме того, страны с самыми низкими значениями индексов как КС, так и индекса образования, как правило, находятся на первой стадии экономического развития, а страны с более высокими значениями индексов на второй и третьей стадиях.Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 3.3. Влияние системы образования в стране на ее конкурентоспособность и устойчивость развития.Рис. 3.2. Соотношение индексов образования и конкурентоспособности.

Уровень образования в стране оценивается с помощью 2 из 12 факторов, которые являются основными показателями конкурентоспособности. Это фактор 4 (Здоровье и начальное образование) и фактор 5 (Среднее, высшее и специальное/профессиональное образование). Следует отметить, что согласно методике Всемирного экономического форума, фактор 4 относится к, так называемым, факторам базовых требований, а фактор 5 – к факторам, повышающим эффективность бизнес-среды. По мнению аналитиков ВЭФ фактор 4 следует учитывать при измерении конкурентоспособности, так как физическое здоровье трудоспособного населения жизненно необходимо для повышения производительности труда в стране. Соответственно инвестиции в здоровье граждан страны, очевидно, является критичным фактором для развития экономики в целом, не говоря о социальной направленности этих инвестиций. Кроме учета факторов, касающихся здоровья, к данной группе параметров также относятся оценка состояния начального образования, значение которого постоянно растет в современной экономике.С помощью фактора 5 оценивается уровень среднего, высшего и специального/профессионального образования. Высокие уровни среднего, высшего и специального / профессионального образования особенно важны для тех стран, которые находятся уже на высоких стадиях экономического развития и переходят или намереваются перейти на инновационный путь развития. В частности, процесс современной глобализации экономики требует широкого использования высококвалифицированной рабочей силы, которая способна гибко приспосабливаться к быстроменяющейся среде.Фактор 4 включает в себя 3 индикатора, характеризующие состояние начального образования в стране. Эти индикаторы следующие: качество начального образования; степень покрытия начального образования [126] ;расходы на образование. Известно, что существует два типа индикаторов: данные, которые собираются в результате опроса респондентов в каждой из исследуемых стран по семибалльной шкале, и данные, которые представляют собой экономические, технические, социальные и другие статистические данные. Первый индикатор фактора 4 представляет собой индикатор первого типа, тогда как два последних индикатора представляют собой индикаторы второго типаВ фактор 5 включает в себя 8 индикатора, характеризующие состояние среднего, высшего и специального/профессионального образования в стране. Эти индикаторы следующие: степень покрытия среднего образования; степень покрытия среднего профессионального образования; качество системы образования; качество преподавания математики и естественных наук; качество школ менеджмента; доступ к интернету в школах; объем (степень) профессиональной подготовки персонала; доступность местных специализированных исследовательских и обучающих центров.Рассмотрим более подробно 5 индикаторов из приведенного списка, а именно 3.7. В табл. 3.1 представлены полученные для России с 2006 по 2009 год абсолютные значения для каждого из рассматриваемого индикатора и, соответственно, ее рейтинги по каждому из этих индикаторов. Данные для вычисления этих индикаторов собираются в результате опроса респондентов в каждой из исследуемых стран по семибалльной шкале. При этом производится опрос менеджеров высшего звена различных по размеру и представляемым отраслям компаний. Респонденту предлагается выразить свое отношение к вопросу, отметив одно из семи значений между двумя полюсами.Таблица 3.1. Абсолютные значения индикаторов и рейтинги для России Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 3.3. Влияние системы образования в стране на ее конкурентоспособность и устойчивость развития.Если провести сопоставление в международном масштабе, то по индикатору «Качество системы образования» Швейцария занимает самые высокие рейтинги из анализируемых стран. Первое место по этому параметру занимали Финляндия (в 2006 и 2008 годах) и Сингапур (в 2007 и 2009 годах). В течение рассматриваемых четырех лет Россия, как уже было упомянуто выше занимала в рейтинге по этому параметру от 36 до 56 места. Аутсайдером является Бразилия с рейтингами от 103 до 120. Китай значительно улучшил свои рейтинговые позиции последние четыре года (с 87 до 52). Это объясняется очень интенсивным развитием страны в целом. Неожиданным является результат по Индии (рейтинг колебался от 15 до 37).Рейтинги стран по индикатору «Качество преподавания математики и естественных наук» в значительной степени повторяют рейтинги по индикатору «Качество системы образования». Первое место в течение последних четырех лет по данному индикатору также занимали Сингапур и Финляндия (в 2008 году). Бразилия вновь имеет очень низкие значения, а Индия опустилась с 7-го места в 2006 году на 22-ое в 2009-ом.По индикатору «Уровень профессиональной переподготовки персонала» Россия оказалась на последних местах среди анализируемых стран. При этом рейтинг России по этому параметру в пределах от 80 до 99.По оценки качества школ менеджмента Россия имеет сопоставимые ранги с Китаем и Бразилией. В 2006 году Индия занимала 3-е место по индикатору «Качество школ менеджмента».Таким образом, с точки зрения повышения конкурентоспособности страны проблема формирования системы непрерывного качественного образования специалистов вообще, а в сфере управления интеллектуальными ресурсами предприятий и инновационного менеджмента в частности, становится очевидной. Причем обучение элементам инновационного менеджмента должно производиться на всех стадиях и на всех уровнях предоставления среднего, профессионального и бизнес-образования.В последнее время появляется много публикаций, посвященных как инновационному менеджменту, так и другим дисциплинам, являющимися, на взгляд авторов, производными инновационного менеджмента. В качестве таких производных рассматриваются инновационный маркетинг, инновационный сервис и инновационное финансирование и т. п. Тем не менее, очевидна недооценка восприятия инновационного менеджмента как комплексной дисциплины более высокого уровня с последующей ее декомпозицией на отдельные составляющие.Инновационный менеджмент на предприятии, кроме, разумеется, инновационного направления самой предметной области (продуктов и технологий), может иметь следующие элементы, как части подсистемы: инновационный маркетинг; инновационное финансовое управление; инновационное управление человеческими ресурсами; инновационная система обучения; инновационный сервис и т. д. Продемонстрируем роль одной из составляющей инновационного менеджмента, а именно инновационного маркетинга.Уровень проведения маркетинговых мероприятий вообще, а особенно, в области продвижения продукции высоких технологий, является важнейшим показателем состояния экономики страны в целом. Как показывают ежегодные исследования Международного экономического форума, именно из-за неразвитости маркетинга, в частности, из-за неумения эффективно осуществлять продвижение наукоемких и высокотехнологичных продуктов на отечественном и зарубежном рынках, Россия по своей конкурентоспособности значительно уступает многим развитым странам. К такому положению дел в области маркетинга высокотехнологичной продукции приводит ряд причин:1. Отсутствие у предприятий достаточного опыта работы в сфере комплексной маркетинговой деятельности вообще, а в области инновационного маркетинга отсутствие опыта как такового.2. Недостаточное внимание к вопросам патентования отечественных разработок на зарубежных рынках, сертификации качества российской продукции в соответствии с принятыми стандартами качества.3. Нехватка квалифицированных кадров для решения вопросов продвижения наукоемкой продукции на отечественных и зарубежных рынках.4. Непонимание менеджерами высшего управленческого звена проблемы инноваций, неумение управлять инновационной деятельностью.Перечисленные особенности России в области разработки инновационных продуктов приводят к тому, что потенциальные возможности отечественной научно-производственной сферы полностью не раскрываются и не используются в достаточной степени, а конкурентоспособность страны остается на низком уровне. Преодолеть указанные проблемы представляется возможным путем разработки и внедрения системы непрерывного обучения основам инновационного менеджмента на всех стадиях среднего, профессионального, высшего и бизнес-образования. Для этого, в том числе, необходима дальнейшая интернационализация российской системы образования.

3.4. Интернационализация высшего образования и специфика подготовки кадров в условиях кризиса

Реформирование системы высшего профессионального образования России осуществляется с учетом тенденций мирового развития: разработана Федеральная целевая программа развития образования, сформированы Концепция и Стратегия экспорта образовательных услуг, реализуются ПНП «Образование» и ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», развиваются интернационализация образования и трансграничная / транснациональная мобильность участников образовательного процесса.

Развитие системы высшего образования в странах ЕС происходит в направлении повышения качества через инновации, а именно, через: сближение с рынком труда путем внедрения в учебные планы образовательных программ дисциплин, ориентированных на потребности современного бизнеса; построение многоуровневой системы через развитие гибких образовательных траекторий; создание программ двойных дипломов с университетами других стран и многое другое. Россия, вступив в Болонский процесс, в рамках национальной концепции решает аналогичные задачи.

Какие ожидания? Подготовка кадров для нужд национальной экономики и вхождение в мировой рынок образовательных услуг. Остановимся подробнее на второй задаче, достижение которой может происходить через интернационализацию национальной системы образования. Под интернационализацией высшего экономического образования мы понимаем процесс, происходящий на национальном, секторальном или институциональном уровнях, при котором цели, функции и организация предоставления образовательных услуг приобретают международное измерение.

При этом, демографическая ситуация в России серьезно отличается, в частности, от ситуации в странах Европейского Союза, с вузами которых у нас налажены тесные связи по обмену студентами. В странах ЕС наблюдается демографический рост на фоне сжимания рынка труда и замедления темпов роста национальных экономик. Кроме того, в отличие от России, европейские вузы достаточно активно конкурируют на рынке образовательных услуг и успешно привлекают студентов из других регионов мира, непрерывно расширяя объем и спектр образовательных услуг. В рамках развития процесса интернационализации образования в СПбГУЭФ развиваются такие формы международного образовательного сотрудничества, как индивидуальная мобильность студентов и профессорско-преподавательского состава в образовательных целях; интеграция в учебные планы совместных программ международных образовательных стандартов; институциональное партнёрство; создание стратегических образовательных консорциумов.

На развитие российской системы образования оказывают влияние демографические процессы 1990-х гг. Россия – страна, с численностью населения 141,9 млн. чел., что составляет 2 % общемирового населения, теряет свои позиции, переместившись с 7 на 10 место по данному показателю (после Китая, Индии, США, Индонезии, Бразилии, Пакистана, Бангладеш и Нигерии). Тенденция к старению населения является результатом демографического перехода от высоких к низким уровням рождаемости и смертности. Процессы депопуляции российского населения, наблюдаемые в 1990–2000 гг., привели к тому, что и по доли населения моложе трудоспособного возраста мы также проигрываем ряду развитых стран мира, в которых и доля пожилого, и доля молодого населения значительно выше.

Причиной старения населения служат длительные изменения в характере его воспроизводства, изменить которые коренным образом, по мнению А. Вишневского, «в обозримом будущем невозможно» [127] . Однако, ответом на демографические вызовы должны быть активная и эффективная демографическая политика и адаптация экономических и социальных институтов к тем элементам новой демографической реальности, которые изменить невозможно (сокращение численности населения, его старение и т. п.).

Следствием изменения возрастно-половой структуры населения в 2009 г. по сравнению с 1989 г. (рис. 3.3), в современной России ожидается снижение числа абитуриентов в вузы, а в перспективе, и снижение количества дипломированных выпускников. Последнее, на фоне ожидаемого роста экономики и увеличения демографической нагрузки на трудоспособное население пожилыми, не может не волновать. Ожидаемые количественные риски – несоответствие спроса и предложение на рынке труда, качественные – необходима переоценка направлений и содержания подготовки кадров и соотнесение с перспективными потребностями экономики. Очевидно, что развитие отраслей инновационной экономики должно быть подкреплено подготовкой соответствующих кадров.

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 3.4. Интернационализация высшего образования и специфика подготовки кадров в условиях кризиса.

Рис. 3.3. Динамика возрастно-половой структуры населения РФ в 1989 и 2002 гг. (источник: Демографический ежегодник 2009 г.)

При этом, Российская Федерация является крупной студенческой державой, численность студентов в российских вузах пока не уменьшалась, а росла: с 2,8 млн. чел в 1990 г. и 4,7 млн. чел в 2000 г. до 7,5 млн. чел в 2008 г., или 70%о. Для сравнения, число студентов в странах Европейского Союза составляет, по данным за 2006 г., в Германии – 43 %, Италии – 35 %, Литве и Латвии – 59 и 57 %, Польше и Финляндии – 56 и 59 %, Франции и Швеции – 36 и 46 %, Чехии и Эстонии – 35 и 51 % [128] . Создание единого европейского образовательного пространства, декларируемого в рамках Болонского соглашения, набирает обороты, в том числе, и ростом студенческой мобильности. По данным доклада «Евростудент 2008» [129] , в 2006–2007 учебном году, доля европейских студентов, прошедших период обучения за границей в рамках университетского образования, в общей численности студентов, варьирует от 6 % для студентов из Италии и Швейцарии до 14 % – Швеции, 15 % – для студентов из Франции, 16 % – Финляндии и 17 % – для студентов из Германии. Опыт приема иностранных студентов на семестр обучения в СПбГУЭФ подтверждает данную динамику, мы ежегодно принимаем студентов из Германии, Финляндии, Франции, СНГ.По данным французского статистического агентства INSEE, студенческая мобильность будет нарастать [130] . В странах ОЭСР число иностранных студентов, записывающихся в вузы, достигло порядка 2 млн. чел в 2003 г., то есть удвоилось за двадцать лет. К 2025 г. эта цифра должна увеличиться еще в 5 раз. В частности, в 2007 г. Франция приняла 260 тыс. иностранных студентов, в обратном направлении, за пределами Франции, прошли обучение 77 тыс. французских студентов. Поскольку развитие студенческой мобильности является общемировой реальностью, образовательные услуги характеризуются развитием экспортно-импортных операций, все это, вместе взятое, не может не сопровождаться усилением конкуренции между вузами разных стран. Вот почему, развитие новых образовательных программ и проектов, совместных с партнерами из стран Европейского Союза, является одним из факторов повышения конкурентоспособности российских университетов.Рассмотрим опыт реализации международных образовательных программ (МОП) в области экономики и управления. Под МОП мы понимаем дипломообразующие программы двух видов: международные программы, завершающиеся выдачей одного диплома – европейского вуза-партнера (т. н. совместные программы) и международные программы, завершающиеся выдачей двух дипломов – российского государственного и зарубежного дипломов (т. н. программы двойного диплома). Последние представляют собой результат многолетнего сотрудничества, доверия, кропотливой работы по созданию единого учебного плана, отвечающего требованиям ГОС обеих стран, и являются преимущественно программами магистерского уровня. В Санкт-Петербургском государственном университете экономики и финансов (СПбГУЭФ) реализуются МОП обоих видов.Примером совместных программ выступает Российско-французская бакалаврская программа по экономике и управлению, реализуемая в СПбГУЭФ с 1995 г. в партнерстве с университетом им. Пьера Мендес Франса (Гренобль, Франция). Основная цель программы, используя технологии дистанционного обучения, обеспечить базовую подготовку российских студентов в области экономики и управления и предоставить им право на получение государственного французского диплома, не покидая пределов России.Примером программ двойных дипломов выступают три программы магистерского уровня (по направлениям «Менеджмент» и «Экономика»): российско-германская программа “MiBA – Master of international Business Administration”, реализуемая с 2005 г. в партнерстве с университетом Гамбурга; российско-французская программа профессионального магистра «Финансовый менеджмент, учет и управление рисками», реализуемая с 2008 г. в партнерстве с университетом Париж Дофин; программа европейского магистра «Экономика предприятия и международная интеграция», реализуемая с 2005 г. в консорциуме с тремя европейскими университетами – Университетом Гренобля (Франция), Университетом Сапиенца (Рим, Италия), Экономической Академией (Краков, Польша).В 2010–2011 учебном году открывается еще одна совместная магистерская программа, предусматривающая получение диплома магистра экономики – программа «Экономика энергетики и устойчивое развитие». Программа разработана в рамках проекта ТЕМПУС, при участии партнеров из ЕС: Университет Savonia (Куопио, Финляндия); Университет La Sapienza (Рим, Италия); Международная школа менеджмента ISM (Дортмунд, Германия); Университет им. Пьера Мендес Франса (Гренобль, Франция).Все международные образовательные программы СПбГУЭФ реализуется на базе специально созданного самостоятельного подразделения – Международного Института Экономики и Политики. Говоря об особенностях организации учебного процесса в рамках международного образовательного сотрудничества Финэка, можно отметить, что, во-первых, при отборе студентов на международные программы к ним предъявляются высокие требования. Решение о зачисление на бакалаврскую программу принимается по результатам мотивационного собеседования и лингвистического теста по английскому или французскому языку и утверждается совместным российско-французским жюри. Кроме того, в ходе собеседования каждый студент должен обосновать свое желание обучаться по программе и показать осознанность своего выбора. Решение о зачисление на магистерские программу принимается по результатам экзамена по «Экономике» или «Менеджменту» и лингвистического теста по английскому языку.Во-вторых, лекции и практические занятия проводятся на иностранном языке преподавателями вузов-партнеров или преподавателями СПбГУЭФ, прошедшими стажировки, обучение, или написавшими совместные диссертации. В-третьих, началу реализации совместных программ предшествовала большая работа по сопоставлению учебных планов и содержания курсов университетов-партнеров. В результате были выделены учебные дисциплины, подлежащие взаимозачету. Так, на различных годах обучения на «Российско-французской бакалаврской программе по экономике и управлению» французская сторона перезачитывает до 50 % дисциплин из учебного плана СПбГУЭФ. Очевидно, что взаимное признание учебных программ позволяет существенно снизить учебную нагрузку студентов и при этом гарантировать качество подготовки.В-четвертых, в рамках российско-французского сотрудничества особое место занимает дистанционное обучение, благодаря которому в кратчайшие сроки может быть решена задача интеграции российских студентов в систему европейского образования. Кроме того, повышается эффективность учебного процесса. Отличительной чертой дистанционной формы обучения является то, что большую часть “рутинной” работы студенты выполняют самостоятельно. В рамках российско-германского сотрудничества широкое применение получила практика видео-конференций, проводимых между студентами, находящимися в Санкт-Петербурге и преподавателями, находящимися в Гамбурге.В-пятых, в образовательном процессе широко используются активные методы обучения, такие как ролевые игры, кейсовый метод, позволяющие смоделировать на учебном занятии ситуации, максимально приближенные к реальным рыночным условиям, с которыми выпускник программы сможет столкнуться в своей дальнейшей практической деятельности. Таким образом, снимается барьер между усвоением студентами новых теоретических знаний и их практическим применением. Каждая кейсовая ситуация или ролевая игра имеет свое конкретное место в последовательности тематической программы курса, определена их иерархия по уровню сложности и доступности для понимания студентами. Студенту в активной форме преподносятся знания, необходимые в настоящий момент и, как итог, формируются специалисты, адаптированные к запросам современного рынка.В-шестых, преподаванию иностранных языков в рамках международных образовательных программ СПбГУЭФ уделяется особое внимание. Это объясняется тем, что знание иностранного языка есть непременное условие поступления на бакалаврскую или магистерские программы, реализуемые Международным Институтом экономики и политики СПбГУЭФ. Все кандидаты, претендующие на обучение, проходят входной тест на знание французского и/или английского языков. Кроме этого, прошедшие по конкурсу на международную образовательную программу слушатели в течение всего времени обучения на программе продолжают обучение и совершенствование уровня своего иностранного языка.Международные образовательные программы двойных дипломов СПбГУЭФ являются программами с инновационными технологиями. К числу инновационных технологий, успешно применяемых в рамках программ двойных дипломов СПбГУЭФ можно отнести: преподавание на иностранном языке; профессорско-преподавательский состав из России и Европы; мастер-классы, видео-конференции, кейсы, тренинги, открытые лекции практиков и профессоров, круглые столы; педагогическая платформа Докеос; Adobe Connect – единый рабочий стол; научные студенческие конференции на иностранном языке; внедрение тематических ресурсных центров (создание сети единомышленников, функция накопления информации (закрытой и открытой); участие и проведение образовательных выставок, создание презентационных буклетов программ, и многое другое.

Высокая степень мотивации студентов, обучающихся на совместных программах, объясняется также хорошими перспективами трудоустройства после получения дипломов. Выпускаемые Международным Институтом Экономики и Политики специалисты, отлично разбирающиеся в специфике работы зарубежного предприятия, с глубокими профессиональными знаниями, легко найдут себе применение на российском рынке труда. Из 243 выпускников российско-французской бакалаврской программы 20 % работают в банках, страховых компаниях, инвестиционных фондах; 50 % на предприятиях различного профиля, 30 % предпочли продолжить обучение в российской аспирантуре или на 3-ем цикле во французских университетах.

Можно ожидать, что в самые ближайшие годы действующая программа подготовки будет представлять интерес не только для российских студентов, но и для студентов европейских университетов благодаря целому ряду преимуществ. Во-первых, снимается проблема языкового барьера, так как процесс обучения осуществляется на английском или французском языке. Во-вторых, находясь в России, европейский студент получает диплом университета Франции, Германии или Италии, и одновременно знакомится с культурой и традициями России. В-третьих, при наличии мотивации студент может изучать параллельно русский язык. Последнее становится важным конкурентным преимуществом на европейском рынке труда, где молодой человек, кроме диплома магистра французского или немецкого вуза, обладающий знаниями русского языка, будет иметь предпочтение при найме на работу перед своим коллегой, не знающим русского языка.

Таким образом, благодаря опыту, приобретенному университетами-партнерами в ходе реализации совместных образовательных программ, успешно решается задача интеграции российского образования в систему европейского образования, а также формируются принципиально новые формы взаимоотношения с западными университетами и работодателями.

3.5. Развитие экономической теории права в контексте обеспечения устойчивости развития

Совершенствование методов регулирования хозяйственных систем в условиях преодоления кризиса и перехода к инновационному экономическому росту требует использования новых знаний и новых научных подходов. Одним из таких подходов может служить экономическая теория права, дающая уникальную систему знаний, которая остается пока во многом не освоенной отечественной наукой и практикой. Для формирования научно обоснованной концепции дальнейшего развития экономического и юридического образования в нашей стране важно знать и учитывать современные тенденции в эволюции университетского образования и науки за рубежом.

Экономическая теория в западных странах несколько десятилетий назад подошла к черте, за которой началось расширение границ применения своего инструментария – экономическая наука распространила свой интерес на сферу правовых отношений. Начался этот процесс в США, затем он пришел в Западную Европу, потом в ряд стран других континентов. Ранее это казалось совершенно несовместимыми вещами – «скрестить» экономику и право. И сегодня для большинства отечественных экономистов или юристов, воспитанных в ортодоксальной образовательной системе координат, это будет чем-то странным, ведь только само право призвано закреплять в своих нормах экономические отношения, а экономическая наука, как это всегда было очевидно, не имеет оснований вторгаться в «чуждую» ей область юриспруденции. Однако последнее свершилось, что можно считать революцией в теоретическом и прикладном применении аппарата экономической теории для целей, выходящих за пределы традиционных объекта и предмета науки.

Думается, будет правомерным сказать, что существующие отечественные традиционные программы подготовки специалистов в юридических и экономических вузах страны, которые не учли и не впитали эту новую систему знаний, уже нельзя считать идеальными. Они в целом хороши и обоснованны, однако содержат изъяны, связанные с наличием определенного отрыва от экономической и юридической практики, сложившейся в передовых странах к началу третьего тысячелетия. Прогрессивный зарубежный опыт и эксперименты некоторых отечественных вузов убедительно показывают, что здесь нужны перемены. Сегодня только синтез экономических и правовых знаний в подготовке как юристов, так и экономистов способен обеспечить высокий уровень профессионализма выпускников российских вузов, который позволит им гармонично вписаться в современную глобализируемую политико-экономическую и экономико-правовую реальность.

Именно специалисты, обладающие таким интегральным знанием, будут способны успешно и эффективно продвигать дальше сложнейшие системные экономические и правовые реформы, разрабатывать действенное, адекватное современным условиям рыночного хозяйствования, правовой государственности и гражданского общества, научное обоснование политики противодействия преступности и стратегии обеспечения национальной безопасности. Можно согласиться с выводом авторов учебника по конституционной экономике о том, что «изучение права… без постоянного учета основ экономических знаний может превратить такое обучение в формальную схоластику, оторванную от жизни» [131] . При этом, заметим, система самих экономических знаний и представлений должна быть адекватна тем новым ключевым задачам, которые предстоит решать российскому обществу в ближайшие годы и десятилетия.

Попытаемся кратко сказать о том, что делается сегодня в этой сфере. Во-первых, следует констатировать, что уже подготовлена вполне приличная учебно-методическая основа для преподавания таких дисциплин как экономическая теория права и экономический анализ права [132] .

Во-вторых, следует сказать, что некоторые вузы страны стали вводить названные курсы в свои учебные планы. В числе экономических вузов лидируют МГУ им. М.В. Ломоносова (экономический факультет), Академия народного хозяйства при Правительстве РФ, государственный университет «Высшая школа экономики» и некоторые другие. Среди юридических вузов можем назвать наш Санкт-Петербургский юридический институт прокуратуры. Здесь мы пытаемся внести свой вклад в дело применения инструментария экономической теории для развития права и подготовки нового поколения специалистов в юридических вузах. В системе подготовки специалистов и повышения квалификации работников прокуратуры России уже имеется определенный опыт освоения названных знаний. По нашей инициативе в 2005 году был введен сначала для аспирантов эксклюзивный курс «Экономика и право», освоение которого позволило в 2006 году включить аналогичный курс «Экономический анализ права» в учебный план обучения студентов дневного и заочного отделений по специальности 021100 «Юриспруденция». Он вошел в раздел общегуманитарных и социально-экономических дисциплин в части так называемых дисциплин по выбору студента. Нами была разработана программа этого курса и соответствующий учебнометодический комплекс. Кроме того, по нашей инициативе в марте 2008 года была проведена всероссийская научно-практическая конференция «Экономика и право: институциональный подход в обеспечении законности и правопорядка» [133] . А двумя годами ранее, в феврале 2006 года, учеными института была организована и проведена на базе и совместно с сотрудниками ИВЭСЭП международная научно-практическая конференция «Экономика и право в эпоху глобализации».

На практике же экономическая теория права позволила значительно расширить представления юристов по целому ряду важных вопросов законотворчества, правоприменения и правоохранительной практики, начиная с экономического обоснования прав собственности, заканчивая обоснованием затрат на правоохранительную сферу и рекомендациями в отношении наказания преступников в части мер сдерживания.

Одна из важных задач этой новой научной отрасли – поиск ответов на вопрос об эффективности права, в том числе эффективности отдельных правовых норм. Экономическое обоснование самого права (конституционного, гражданского, уголовного и др.) в ряде передовых стран уже является важным и признанным способом оптимизации законотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности государства. В России данный инструментарий до сих пор остается мало востребованным, что затрудняет интеграцию ее правовой и хозяйственной систем в глобальную сеть международного экономического и гуманитарного сотрудничества. Хорошо известно из курса экономической теории, что рынок как общественный феномен в силу своей природы («провалы рынка») не способен решать целый ряд социально значимых задач.

К числу последних относятся вопросы формирования правовой базы жизнедеятельности общества и экономики. Законодательство представляет собой важную социальную ценность, которую не способен воспроизводить сам рынок. Формирование законодательства как основы правового регулирования общественных отношений, – это монопольная задача самого государства. В этом смысле для обеспечения качественного обоснования такого правового регулирования важно не только использовать традиционные юридические технологии, но и применять инструментарий экономической теории права, и в частности, экономического анализа права.

Обратимся к важному высказыванию ведущего отечественного специалиста в данной области д.э.н., профессора В.Л. Тамбовцева, который в одной из своих знаковых работ подчеркнул, что «проблематика экономического анализа права и. [его] результаты. обладают значительным потенциалом для совершенствования нормотворческой работы в нашей стране» [134] .

Из теории публичного сектора известно, что законодательство представляет собой не просто ключевой социальный институт, оно относится к числу так называемых чистых общественных благ, т. е. благ, предельные затраты на потребление которых еще одним индивидом равны нулю, а несоперничество и неисключаемость в их использовании практически не ограничены. При этом долг государства состоит не просто в том, чтобы создать названное чистое общественное благо само по себе. Не менее важно сформировать именно такое законодательство, которое бы способствовало прогрессу в обществе.

Например, экономическое законодательство должно стимулировать свободную и честную конкуренцию, прежде всего на ресурсных рынках, обеспечивать достаточный контроль над внешними эффектами, особенно отрицательными, обеспечивать реализацию принципа справедливости и т. д. Результатом такого подхода выступает создание благоприятных условий для развития в национальном хозяйстве предпринимательской деятельности, достижение и поддержание экономической эффективности, экономического и социального равновесия в обществе.

Подобная политика государства, стимулируя развитие в нормативных границах экономической и трудовой деятельности, уже сама по себе может стать действенным средством профилактики и предупреждения криминального поведения и, соответственно, минимизации уровня преступности в экономике. Однако это произойдет только при условии, если государство способно выступать на рынке чистых общественных благ в качестве эффективного «производителя» экономического законодательства.

Такой подход можно считать оптимальным в плане формирования условий общесоциального предупреждения преступности в рыночной хозяйственной системе. Именно он представляется методологически наиболее сбалансированным, ибо нацелен на минимизацию обстоятельств объективного характера, детерминирующих преступное поведение в экономике, а не на борьбу с их следствиями. Чем, собственно, т. е. борьбой с преступностью, и занимаются в силу своего предназначения правоохранительные институты государства.

Данный вывод можно считать справедливым лишь при условии, что сама система господствующих в обществе социально-экономических отношений имманентно способна нейтрализовывать и/или минимизировать названные факторы детерминации преступного поведения в экономике. Система же законодательства соподчинена указанным отношениям и преследует цель закрепить их действие в правовых нормах. В силу этого она не способна снизить «природный», естественный уровень потенциальной криминогенности социально-экономических отношений, если таковой ей присущ. Поэтому не следует переоценивать усилия по совершенствованию законодательной базы в этом смысле – уровень ее криминологической безопасности объективно задан уровнем потенциальной криминогенности экономического базиса [135] .

В приложении к сложным посткризисным условиям, характерным для нынешнего состояния России, когда значительно возрастает безнормность, безнормативность поведения (феномен, обозначаемый в криминологии понятием «аномия»), наиболее конструктивный подход в выявлении и анализе факторов детерминации преступного поведения в обществе и экономике дает именно институциональная теория. С позиций положений этой теории функция государства в сфере правоохранительной деятельности заключается, прежде всего, в создании таких чистых общественных благ, как законодательство, правопорядок и безопасность от криминальных угроз. Наряду с этим в более широком плане чистым общественным благом является и сама правоохранительная деятельность. Основная идея применения институционального подхода к решению проблемы противодействия преступности, в том числе преступности в сфере экономики, заключается в том, чтобы сделать государство эффективным производителем названных чистых общественных благ.

Чистые общественные блага (publik good) обладают, согласно Самуэльсону, устойчивым сочетанием особенных свойств несоперничества в потреблении и неисключаемости. Свойство несоперничества, или неконкурентного потребления (non-rival consumption), означает, что потребление такого блага одним индивидом не снижает его доступности для других индивидов. Свойство неисключаемости (non-excludability) выражается в ситуации, при которой производитель не может препятствовать потреблению произведенного блага кем бы то ни было. Последнее означает исключение функционирования рынка, поскольку с экономических позиций продавцу не гарантируется, что благо получит только тот, кто заплатил за него; с социальных же позиций чистое общественное благо должно предоставляться всем членам общества бесплатно.

Производство общественных благ связано с созданием не имеющих аналогов жизненно важных товаров или услуг и сглаживает известные недостатки рыночного механизма. В связи с этим государство в современном мире выполняет в этой части важнейшую, уникальную социальную функцию, и здесь никакие рыночные механизмы не способны его заменить и заместить. Понимание этой роли могло бы в начале 90-х годов прошлого века уберечь Россию от многих бед и потрясений, однако его-то как раз, увы, и не хватало нашим реформаторам и политикам. В итоге, как в обществе, так и в экономике стали генерироваться и мультиплицироваться серьезные деструктивные последствия, которые лишь усилили состояние аномии и обусловили обострение проблемы криминализации экономики и общества.

Существует специфическое понятие цены общественных благ и издержек на их создание, а также понимание справедливости и адекватности цены этих благ. Эта цена определяется монополистом-государством, а ее денежным воплощением, закрепленным в законе, является государственный бюджет. Процесс же оплаты приобретаемых благ выражается в сборе налогов. Поэтому уклонение от уплаты налогов в институциональной теории рассматривается как форма кражи. В отношении производства чистого общественного блага «Законодательство» применение понятий цены и издержек крайне важно, поскольку – перефразируя известную поговорку, – дешевое законодательство дорого обходится обществу и государству. Общество через налоги сполна оплачивает затраты на законотворческую деятельность. Поэтому оно вправе потребовать от государства обеспечивать легальное «производство» качественного общественного блага «Законодательство», которое имело бы равновесную цену, отражающую интересы и потребности всего общества.

3.6. Направления государственного регулирования миграции в период преодоления кризиса

Миграция – это объективное социально-экономическое явление, присущее экономике любой страны. Первоначально она существовала только в форме эмиграции (т. е. выезда из региона), которая имела такую же основу как миграция животных, и была связана с экономико-экологическими причинами: засухой, изменением климата, ухудшением среды обитания и т. д., поэтому чаще всего была вынужденной. Примером такой миграции из современной истории служит переселение жителей города Припять после Чернобыльской аварии.

С экономическим развитием мира миграция приобретает форму добровольного перемещения. Постепенно иностранцев стали приглашать для проживания и работы в быстро развивающиеся регионы, где собственных трудовых ресурсов не хватало. Появилась иммиграция. Эмиграция и иммиграция – две стороны одного и того же процесса. В настоящее время причины их в основном экономические, то есть мигранты стремятся улучшить своё благосостояние. Поэтому до недавнего времени основные потоки мигрантов направлялись в развитые страны. В последние десятилетия в этом явлении появились новые черты, которые требуют пристального внимания национальных и международных органов управления.

Если в 18–19 вв. миграция была за редким исключением временная, так как люди боялись навсегда оторваться от родных мест и, добившись определенного уровня благосостояния, возвращались домой, то в настоящее время стала преобладать безвозвратная миграция, т. е. окончательный переезд в другую страну.

Раньше внутренняя миграция преобладала над внешней. Такое положение ещё сохранилось в отдельных странах. Так, во Вьетнаме в конце ХХ – начале XXI века ежегодно более 3 % сельского населения переезжало в город. Но в целом по миру внешняя (т. е. выезд в другую страну) миграция стала преобладающей. Одной из отличительных особенностей современной миграции являются и ее огромные масштабы. Если в 70–80 г. прошлого века она составляла 45 млн человек, то в 2000 г. – 176 млн, а в 2009 – уже 192 млн человек. При этом с высокой долей вероятности можно прогнозировать увеличение миграционных потоков в будущем.

Такой большой миграционный поток вызвал существенные изменения в направлениях движения. Раньше можно было выделить три категории стран – эмиграционные (т. е. из которых выезжало население), иммиграционное (куда приезжали трудовые ресурсы) и транзитные (через которые осуществлялось передвижение людей, и где могли на короткий срок задерживаться мигранты). В современных условиях одна и та же страна может выступать в двух и даже во всех трех категориях. Так, например, в 2007 году в Германию приехало 635 тысяч мигрантов и почти столько же уехало, причем большая часть – коренное население. Россия принимает трудовые ресурсы из Украины, Белоруссии, Закавказья и т. д., одновременно теряет квалифицированные кадры, которые устремляются на Запад, и вместе с тем через нее проходят огромные потоки мигрантов из Африки и Азии в скандинавские и другие страны ЕС. В связи с этим не понятно, в какую группу отнести эти страны. И это не исключение, а правило.

Как уже было отмечено, раньше мигрировали в развитые в экономическом отношении страны, теперь же большой миграционный поток наблюдается в менее развитые и в развивающиеся страны: из 192 млн мигрантов 115 млн жили в развитых странах и 76 млн – в развивающихся. В последние годы из эмигрантских в иммигрантские превратились такие страны как Греция, Италия, Испания, Португалия, Южная Корея, Малайзия, поскольку здесь наблюдалось быстрое экономическое развитие, менялась структура экономики. В то же время существуют и исключения. Например, иммигрантскими странами стали Мексика и Тунис, уровень развития экономики которых невысок, и большого экономического роста не происходит. Видимо, это связано с еще более низким уровнем развития стран, расположенных по соседству. Вследствие этих изменений наиболее привлекательными для мигрантов стали новые страны (табл. 3.2).

Поточное переселение привело к тому, что доля мигрантов в развитых странах становится критической. Так, в той же Франции она составляет по разным подсчетам от 8 до 10 %. Такая высокая доля приводит к тому, что мигранты не ассимилируются в стране, а живут в замкнутых этнических районах, где говорят на своем языке, есть свои магазины, врачи, учителя и т. д. Считается, что если число иммигрантов превысит 11–12 % от общего числа жителей, может произойти конфронтация населения, возникнуть этнические столкновения, что периодически уже наблюдается в различных странах, особенно в последние (предкризисные и кризисные) годы.

Таблица 3.2. Десятка стран-лидеров по численности иммигрантов (2005 г.) [136]

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 3.6. Направления государственного регулирования миграции в период преодоления кризиса.

Еще одной особенностью современной миграции является то, что изменилась структура эмигрантских потоков. Если в 19 веке – начале 20 века основу миграции составляли трудовые ресурсы (поэтому и приезжали они на временную, сезонную или маятниковую работу), то теперь приезжают или сразу семьями, или сначала один член семьи, а затем для воссоединения семей, остальные родственники. Так, во Францию по семейным обстоятельствам въезжают 80 % мигрантов и только 5,3 % – по рабочим визам.

В результате этого появилось еще одно новое явление. Если раньше приезжали подготовленные кадры, то в последние годы в развитые страны больше приезжают низко квалифицированные кадры, да и члены семей иммигрантов часто не имеют достаточного образования, не говоря уже о квалификации. Вследствие этого в современных условиях развитые страны (прежде всего, США и Япония) часто обучают молодых людей, и не только тех, кто уже находится на их территории, но и тех, которых хотят привлечь для работы, несмотря на высокий риск отъезда специалистов на родину после обучения.

В связи с тем, что большинство стран стремится все же привлечь только рабочую силу и ограничивают приезд членов семей, то отличительной особенностью современной миграции стал резкий рост её нелегальной формы. Конечно, она существовала и раньше, но не была сопоставима с легальной. Нелегальная миграция составляет миллионы человек, только в США по данным департамента юстиции находится примерно 12–13 млн нелегалов (больше 3 % населения). Нелегальная миграция имеет крайне негативных последствия. Во-первых, нелегалы в основном не имеют никакой квалификации, часто неграмотны, или имеют крайне низкую квалификацию. Человек хорошо подготовленный найдет возможности для легального переезда в интересующую страну. Во-вторых, нелегалы часто связаны с криминальными структурами (хотя бы при оформлении липовых документов или при переправке в страну). В-третьих, эту миграцию крайне сложно контролировать и регулировать. И, наконец, эти мигранты не стремятся ассимилировать в стране, наоборот, они стараются как можно меньше контактировать с местным населением, особенно с представителями властей.

Рост нелегальной миграции связан и с изменением национальной принадлежности мигрантов. Если до 70–80 гг. ХХ века преобладали европейские переселенцы, то в настоящее время – выходцы из Азии, Африки, Латинской Америки. Например, в конце ХХ века из 2062982 иммигрантов, приехавших в 15 стран ЕС, 1198257 были не европейцами (59 %). Вследствие этого увеличивается доля не европейцев в Евросоюзе, в настоящее время она составляет 3,5 %, но в отдельных странах значительно больше (в Германии – 7 %, в Австрии – 8 %).

Европейцы довольно быстро адаптировались к условиям проживания в другой стране. Не европейцы ассимилируются значительно сложнее, в результате они стремятся к компактному проживанию с представителями своей или близкой диаспоры. Это приводит к еще одной проблеме: появляются этнические кварталы такие, как, например, «Новый Кёльн» в Берлине, где проживают в основном турки и арабы, азербайджанский район около Черкизовского рынка в Москве. Обычно это неблагоустроенные районы с плохой экологией и инфраструктурой. Хотя есть примеры и обычных поселений, которые занимают представители одного этноса, вытесняя всех других, например, китайские поселки-леспромхозы в российском Приморском крае.

Появление таких этнических кварталов имеет крайне негативные последствия. Мигранты не признают страну проживания своей родиной и поэтому не стремятся учить язык, не принимают ни ее законы, ни культуру. С другой стороны, они рассматривают данную территорию уже как свою собственную (поскольку сюда прикладывается их труд), часть своей исторической родины, со всеми вытекающими отсюда политическими последствиями. Где гарантия того, что в ближайшем будущем не начнется передел мира, в процессе которого эмиграционные страны будут стремиться получить дополнительные земельные наделы? На наш взгляд, политика руководства Китая ясно показывает, что такие планы уже существуют.

Отрицательным последствием создания этнических кварталов является и превращение их в этнические гетто, что довольно часто наблюдается в различных странах мира. Очень легко подчинить, превратить в бессловесных рабов тех, кто, живя в чужой стране, не владеет ее языком, не имеет знакомых и друзей среди коренного населения, не может рассчитывать на помощь и защиту от произвола собственных или чужих криминальных сообществ. Как правило, в таких гетто проживают те, у кого низкая или вообще отсутствует квалификация, а подчас и образование. Вообще, чем ниже квалификация, тем сложнее происходит ассимиляция в другой стране.

Еще одно изменение в миграции связано с тем, что раньше мигранты привлекались в те производства, где существовала высокая доля ручного труда, были тяжелые условия работы или применялась устаревшая техника, вследствие чего здесь существовали постоянные вакансии. Свободные рабочие места всегда были и на не престижных работах. Обычно на такую работу не претендует местное население, поэтому привлечение сюда мигрантов приносит лишь положительный экономический эффект, который не сопровождается отрицательными социальными последствиями.

Теперь же мигранты заполняют и новые рабочие места. С 1997 по 2007 г. мигранты заняли более 40 % вновь созданных рабочих мест в таких странах как Австрия, Дания, Италия, Испания, 58 % в США, 71 % в Великобритании. Если это высококвалифицированные кадры, которых не хватает в стране (вследствие дефицита рабочей силы или не правильной ориентировки учебных заведений), то обычно они достаточно легко получают разрешение на работу от миграционных служб и поэтому поток их, в основном, легальный и отрицательных последствий также не вызывает. Но в последнее время возрастает миграция в те сферы, где дефицита трудовых ресурсов экономика не испытывает. В результате изменилась сфера применения труда мигрантов. Если раньше они в основном были заняты в отраслях обрабатывающей промышленности, то сейчас стали преобладать строительство и сфера услуг, где труд не столь тяжелый и уровень зарплаты высокий.

С конца ХХ в. появилась и новая сфера, привлекательная для иммигрантов. Эта сфера, внешне имеющая легальную форму, в большей степени является структурой теневой экономики. Речь идет о так называемом «этническом бизнесе», который означает, что мигранты одной диаспоры занимаются определенным видом деятельности, например, турки заняты в ЖКХ Германии, иракцы – торговлей в США. При такой системе иностранцы-руководители и предприниматели нанимают на работу только своих соотечественников и представляют «их интересы», что позволяет часть доходов скрывать от контролирующих органов. Другое проявление данной сферы: в районах компактного проживания мигрантов создается своя инфраструктура, их обслуживающая: магазины, врачебные кабинеты, школы, транспортные предприятия, банки, а подчас и своя полиция. Этот бизнес вообще никем не контролируется (часто в эти районы боятся даже попадать местная полиция и представители власти), и доходы от него вообще не поступают в казну страны пребывания.

Современная миграция для многих стран стала источником пополнения ВНП. К сожалению, цифры объемов денежных средств, получаемых из-за рубежа, сильно различаются в различных экономических источниках, тем не менее, даже самые скромные данные говорят об огромных поступлениях в слаборазвитые страны, где они составляют значительную часть валового национального продукта. Например, 31,1 % ВНП Республики Тонга, 27,1 % Молдавии, более 25 % Лесото и Гаити, более 20 % Боснии с Герцеговиной, 12 % Египта, столько же Португалии, Пакистана, и 64 % ВВП Ливана. В других странах цифры скромнее, так в 2008 г. гастарбайтеры перевели на Украину денежные средства, эквивалентные 2 % ВВП.

Понимая всю серьезность проблем, связанных с миграцией, государства стремятся себя защитить, ограничивая миграцию в стране. Так, еще в 1995 г. США ограничили ежегодный въезд в страну 675 тыс., а выезд 140 тыс. человек. Регулируются и качественные параметры миграционных потоков. Это делается с помощью квот, устанавливаемых для иммиграции. Так, в той же Америке 20 % разрешений на въезд выдается квалифицированным специалистам, в которых нуждается страна и только 9 % для других работников.

Существуют меры и по репатриации. Помимо принятия специальных юридических законов, которые определяют принудительное возвращение на родину, или ограничивают возможности получения гражданства определенными категориями лиц (или их детьми), в настоящее время часто прибегают к экономическому воздействию. Так, в Германии и Франции на протяжении нескольких десятилетий осуществляется профессиональная подготовка тех, кто согласен вернуться на родину (алжирцев, тунисцев, португальцев, турок, югославов и т. д.). Германия также выплачивала специальное пособие туркам и португальцам, которые вернулись к себе домой (причем, через полгода после отъезда). К сожалению, эти меры признаются неэффективными.

В России ситуация с миграцией нам кажется опасной. Это связана, прежде всего, с тем, что страна ежегодно теряет огромную армию квалифицированных работников, прежде всего, талантливых ученых. Возвратная эмиграция из России в 2007 г. составила 47 тыс. человек, это в пять раз меньше, чем десять лет назад, но только половина возвращается обратно [137] . Среди уезжающей молодежи (на учебу, работу, в туристические поездки) только четверть возвращается на родину. Это приведёт к ухудшению качественных показателей трудовых ресурсов уже в ближайшее будущее.

В тоже время примерно 270 тыс. иммигрантов ежегодно приезжают в страну легально. В структуре иммигрантов преобладают пять национальностей, которые составляют почти 70 % мигрантов в Россию. К ним относятся: китайцы (21 %), украинцы – 17 %, 10,5 % составляют узбеки, по 10 % – турки и таджики [138] . Среди нелегальных мигрантов преобладают выходцы из Средней Азии и Закавказья. Такая структура мигрантов не соответствует потребностям экономики, поскольку приезжают люди, не готовые работать на современном производстве. Кстати, это противоречит и принятому в нашей стране в 1993 г. «Положения о привлечении и использовании в РФ иностранной рабочей силы», в котором ограничивался въезд граждан из стран с неразвитой экономикой 100 тыс. человек.

Наибольшее количество иммигрантов занято в строительстве (40 %) и торговле (30 %). В промышленности занято только 10 %, еще меньше в сельском хозяйстве и на транспорте (7 % и 5 % соответственно). По официальным данным 82,4 % мигрантов в России – мужчины. Можно предположить, что на самом деле эта цифра ниже, может быть даже значительно, т. к. статистика не учитывает неработающих женщин-иммигранток, а также тех, кто занят неофициально: домработниц, на нелегальных предприятиях, в торговле и общественном питании без оформления.

За последние десять лет миграция в Россию значительно изменилась. Если в 90-е годы основную часть мигрантов составляли молодые, активные люди с образованием и квалификацией, при этом не бедные, из крупных городов бывших союзных республик. То теперь приезжают те, кому терять нечего, обычно из маленьких городов, сел и деревень, не квалифицированные трудовые ресурсы, находящиеся за чертой бедности, а иногда и откровенно нищие. Больше половины из них не имеет профессионального образования, а есть такие, кто не имеет никакого образования.

И, тем не менее, миграция в Россию не сократится. Считается, что к 2025 г. в России иммигранты составят 18 % населения. Уже сейчас мы ощущаем так называемый «кадровый голод», он становится препятствием для развития экономики, структурной перестройки, поэтому нам нужны не абы какие мигранты, а высококвалифицированные, имеющие опыт работы на передовых производствах. Именно такую миграцию и необходимо поддерживать. Поэтому требуется продуманная и взвешенная политика по отношению к мигрантам и к самой миграции.

Во-первых, миграционное законодательство, которое действует в настоящее время, не учитывает современных реалий, поэтому его надо серьезно изменять.

Во-вторых, необходимо ограничивать въезд неквалифицированной рабочей силы. Лучше всего сроком пребывания, например, 1 год. Кроме того, по опыту развитых стран, необходимо вводить преференции, т. е. приоритеты для квалифицированной рабочей силы в получении визы.

В-третьих, по принципу развитых стран необходимо ввести сдачу экзамена на знание русского языка и законов РФ.

В-четвертых, иммигрантов, нарушивших закон, необходимо депортировать без права повторного приезда.

В-пятых, необходимо закрыть границы для незаконного проникновения на территорию страны мигрантов.

Для повышения качества иммиграционных потоков необходимо поменять процедуру признания документов об образовании. Сейчас в России признаются дипломы, полученные на территории СНГ, стран ЕС, других стран. Но они зачастую не соответствуют тем требованиям, которые предъявляются к знаниям при получении рабочего места соответствующего качества. Во многих странах существуют обязательные экзамены для получения подобной работы. Было бы разумно и у нас ввести такие процедуры.

Нелишним было бы выдавать рабочие визы только при подтверждении хорошего здоровья, как это требуют скандинавские страны, а также, учитывая сложную криминальную ситуацию в отдельных районах страны, по примеру ЮАР проверять на адекватность поведения.

Особую политику необходимо проводить по отношению к миграции, из Китая. В настоящее время она абсолютно не продуманная, не учитывает специфику китайского менталитета. А ведь мигрантов-китайцев уже сейчас насчитывается 3 % к численности населения (в США – только 2 %). При этом если за период с 1971 по 2000 г. численность их в США увеличилась в 8 раз, то в России – в 200 (и это по самым скромным подсчетам) и скорей всего будет и дальше возрастать.

Такие перспективы уже сейчас настораживает специалистов. Эта настороженность обусловлена тем, что, во-первых, китайцы практически не ассимилируются в экономику и культуру стран пребывания. Во-вторых, они, обычно, создают землячества и живут по их законам. Землячество – это такая форма общности людей, которая стремиться расширить и укрепить свой политический и экономический вес в чужой стране. Землячество имеет свою собственность, предпринимательские фирмы, финансовую систему, прессу, гостиницы и общежития, складскую и транспортную систему. Это как бы мини китайское государство внутри чужой страны. Оно способно решить все проблемы находящихся на данной территории граждан: организует приезд мигрантов, их трудоустройство и проживание, питание, юридическую защиту и оформление, и отъёзд на родину. В-третьих, сегодняшние землячества не только позволяют отоварить, аккумулировать и отправить на родину основные средства, полученные в стране пребывания, но спрятать или защитить граждан, совершивших правовые нарушения и даже преступления. Вследствие этого землячества приобретают криминогенную окраску, а иногда перерастают в криминальные (мафиозные) организации. Причем бороться с такими структурами с их высокой организацией, иерархией и конспирацией, крайне сложно.

Под видом помощи приезжающим согражданам землячества открывают магазины, банки, юридические конторы, услугами которых пользуются и туристы из Китая, в результате страна пребывания не только не получает дохода от туризма, но теряет свои ресурсы. Землячества пользуются огромной поддержкой со стороны китайского государства. Вспомним хотя бы мгновенную реакцию на закрытие Черкизовского рынка в Москве.

Миграционная политика должна создавать условия для улучшения демографического положения в различных районах страны. В настоящее время в 36 из 89 регионах России наблюдается и естественная убыль и миграционный отток. Это, прежде всего районы Северо-Западного, Приволжского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. Очевидно, что необходимо перенаправлять потоки мигрантов в эти регионы, как это делают, например, в Германии, когда выдается виза в тот город (район), который нуждается в таких кадрах, или где может быть обеспечено пребывание мигранта, не очень обременительное для бюджета. При этом переехать в другой район мигранту в течение определенного времени невозможно.

Совершенствуя законодательство, нельзя забывать, что необходимо обеспечить реализацию закона. В 1990-х годах мы приняли целый ряд законов и постановлений, регулирующих миграцию в России, но до сих пор ни один из них не работает эффективно, поскольку не было приняты подзаконные акты.

3.7. Оптимизация бюджетного финансирования системы обеспечения безопасности (на примере органов внутренних дел)

Во многом уровень экономической безопасности и устойчивости развития любой страны обеспечивается национальной системой охраны правопорядка. В этой связи, представляет определенный научный интерес ее анализ в России, с позиций модернизации на фоне преодоления последствий мирового кризиса.

Предполагаемое реформирование системы МВД России охватывает не только приведение численности сотрудников органов внутренних дел (ОВД) к общеевропейским стандартам, но и изменение функциональных отношений, исключающее дублирование в деятельности различных правоохранительных структур. Провозглашение увеличения денежного довольствия, а соответственно и пенсий сотрудникам органов внутренних дел, не должно остаться лозунгом для поверивших в реформы людей. Уровень денежного содержания, далёкий от показателя «достойной оплаты труда», вызывал и вызывает отток квалифицированных кадров. Однако и формальное увеличение только оплаты труда, пусть даже поэтапное, требует обеспечения финансирования увеличением доходной части бюджета.

Для решения этих проблем с экономической точки зрения целесообразно оптимизировать систему управления бюджетными расходами на содержание органов внутренних дел, а значит оптимизировать планирование, формирование и исполнение бюджета системы МВД России в рамках Бюджетного кодекса РФ в условиях обеспечения транспарентности и общественного контроля над этими расходами.

Рассмотрим возможные направления оптимизации бюджетных расходов, выделяемых на обеспечение деятельности ОВД, на примере командировочных расходов и расходов на экспертные исследования, проводимые экспертными учреждениями вне системы МВД России.

Основной современной задачей, стоящей перед всеми правоохранительными органами, и в частности органами внутренних дел, является борьба с преступностью, терроризмом и экстремизмом, профилактика преступности и др. Вместе с тем за последние годы значительно возросло количество отчетов по различным направлениям оперативно-служебной деятельности, в том числе и по линии организации выездов в служебные командировки. Все эти факты отвлекают личный состав от выполнения непосредственных функциональных обязанностей. Причём возможность выезда за пределы населённого пункта или региона (республики, края, области) не прописывается в функциональных обязанностях сотрудников ОВД. Регламентация выездов на уровне приказа МВД России должна быть изменена посредством заключения контракта на командирование вместе с заключением контракта о службе в органах внутренних дел (ст. 11 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации).

В настоящее время процесс командирования сотрудников ОВД представляется достаточно сложным, поскольку помимо инициатора командировки, в организационном процессе участвуют: руководитель подразделения, в котором служит командируемый, кадровая, юридическая, финансовая службы, штаб (подразделение, выполняющее организационно-аналитические функции).

Проведённое анкетирование слушателей из числа федерального кадрового резерва, обучающихся в Академии управления МВД России, показало неоднозначное отношение слушателей к проблеме эффективности служебных командировок в системе МВД России. Так свыше 60 % опрошенных обычно затрачивают на оформление служебной командировки (включая подачу рапорта, подготовку служебного задания, оформление приказа на командировку и получение аванса) около 2 дней и ещё 2–3 дня в среднем затрачивается на оформление отчёта о выполнении в ходе командировки служебного задания и авансового отчёта об израсходованных суммах, 30 % тратят на оформление от 2 до 5 дней и более 5 дней на оформление отчётов, т. е. чем ниже уровень иерархии, занимаемой потенциальным командируемым, тем больше времени необходимо для процедур оформления. При этом большинство респондентов (82 %) считает, что минимальное количество сотрудников подразделений, в чьи функции входит оформление документов на командирование, должно составлять 2–3 человека.

Разделились мнения опрошенных в отношении алгоритма оформления документов, необходимых для служебной командировки сотрудника. Большинство опрошенных (45 %) считают возможным следующее: 1) формирование каждым подразделением электронного банка данных о необходимости командировок; 2) составление плана командировок исходя из выделенных лимитов денежных средств; 3) рапорт сотрудника непосредственному начальнику о необходимости выезда в командировку; 4) перечисление денег (на проезд, проживание в гостинице, суточных и т. п.) на пластиковую карточку сотрудника; 5) составление отчёта сотрудника о работе, выполненной в командировке (по форме, определённой начальником); 6) передача информации о командировке в централизованных электронный банк данных (ГИАЦ).

Остальные ответы разделились: 27 % считают установленный порядок оформления вполне приемлемым, 21 % предлагают: 1) рапорт руководителя о формировании плана командировок; 2) составление плана командировок; 3) рапорт сотрудника о необходимости выезда в командировку; 4) подготовка служебного задания; 5) оформление командировочного удостоверения; 6) выдача аванса; 7) подготовка справки или устного отчёта (на усмотрение руководителя) о работе, выполненной в командировке; 8) составление авансового отчёта.

Большая часть респондентов (64 %) согласны, что при условии организации электронного документооборота каждое структурное подразделение высказывает предложения по организации командировок на планируемый период, обосновывая необходимость финансирования этих расходов. Затем, после утверждения плана командировок лимиты бюджетных средств распределяются по структурным подразделениям и расходуются по целевому назначению. При этом учитываются возможные коррективы, обусловленные изменениями оперативной обстановки.

Достаточно сложный организационно-экономический механизм может быть упрощён с введением электронного документооборота и мониторинга тарифов на гостиничные услуги в места командирования.

Показателен зарубежный опыт, предполагающий заключение контрактов на командировки. Так, существующая модель Соглашения о командировании сотрудника Службы тюрем Её Величества () [139] в Великобритании имеет чётко обозначенные разделы: период командировки; обязанности; условия работы (насколько это соответствует условиям, по которым трудоустраивался сотрудник по основному месту службы); рабочая обстановка (могут быть указаны конкретные требования, например персональный компьютер, телефон, факс, ксерокс и секретарские услуги); форма оплаты труда (Служба тюрем в период командировки продолжает производить выплату вознаграждений сотруднику и отчитывается перед соответствующими органами по плате налога на доходы и уплате страховых взносов [140] ); сверхурочная работа (в случае необходимости); условия контроля отработанного времени; гарантии и компенсации; ответственность организации, в которую командирован сотрудник, за действия или бездействия прикомандированного сотрудника; выполнение правил внутреннего распорядка и обеспечение безопасности и др.

Одним из основных направлений для реализации указанных мер является совершенствование информационного обеспечения органов внутренних дел на основе оснащения их современными аппаратно-программными комплексами (далее – АПК) и системами, а также внедрение в практическую деятельность новых и перспективных информационных технологий и в частности АПК «Командировки ОВД», работающая в рамках единой информационно-телекоммуникационной системы органов внутренних дел».

АПК «Командировки ОВД» должна решить в автоматизированном режиме следующие задачи: на основании предложений, полученных из управлений, отделов в электронном виде формирование плана служебных командировок на предстоящий квартал; формирование необходимых документов для выезда в служебную командировку (приказ, командировочное удостоверение); автоматическое направление информационных талонов командировочных удостоверении; ведение журнала учета сотрудников, выезжающих в служебные командировки и приезжающих в служебные командировки; наличие шаблона статистических карточек учета служебных командировок и направление его подразделение осуществляющее его непосредственный учет; обобщение сведений из кадровых и финансовых подразделений, органов внутренних дел с целью осуществления контроля за организацией служебных командировок; наличие функций отчета и сравнения (статистика командировок; проверка плановости выезда; проверка исполнения утвержденного плана служебных командировок; сравнение количества выездов в ОВД с данными журналов учета сотрудников, приезжающих в служебные командировки). Наличие единого аппаратно-программного комплекса «Командировки ОВД» позволит значительно повысить эффективность служебных командировок за счет автоматизации контроля.

Существующие нормативы оплаты суточных (100 руб.) и компенсации за наём жилья (550 руб. в сутки) не отвечают реалиям жизни. Особенно это заметно по регионам, в одиннадцати из которых прожиточный уровень выше среднероссийского показателя. С целью осуществления полноценного финансирования служебной командировки за пределы обслуживаемого субъекта необходимо проводить мониторинг тарифов на гостиничные услуги (исходя из стоимости 1-местного номера, а не койко-места). Кроме того, выделение средств на питание должно осуществляться исходя из прожиточного минимума субъекта.

Следующее направление оптимизации расходов связано с экспертными исследованиями, проводимыми экспертными учреждениями вне системы МВД России. Инициаторами подобных исследований, как правило, являются следственные подразделения. Процессуальные издержки согласно ст. 132 УПК РФ взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета. Процессуальные издержки, включающие расходы на оплату труда эксперта, специалиста, адвоката, переводчика, планируются на основе данных предыдущего года. Определённым образом прослеживается тенденция роста плановых расходов в целом по министерству со 126,4 млн руб. в 2007 году до 203,7 млн руб. в 2010 году.

Экспертизы и экспертные исследования, проводимые вне системы МВД России, на сегодняшний момент являются обременительными для бюджета министерства, имеющего свои экспертно-криминалистические подразделения, в штатах которых нет соответствующих специалистов, либо они не имеют профильной квалификации. Например, наибольшие расходы ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области на исследования и экспертизы по уголовным делам, проведённые в 2007 году были связаны с проведением судебно-фоноскопической (по ст. 195 УК РФ) и судебно-медицинской экспертиз (ст. 264.1 УК РФ); в 2008 г. – с органолептической экспертизой предметов антиквариата (ст.188.1 УК РФ); в 2009 г. – с экспертизами по определению рыночной стоимости товара (ст.159.4 УК РФ) и автотехническими экспертизами (ст. 264 УК РФ).

В ГУВД по Тюменской области в 2007–2009 гг. на платной основе проводились следующие виды экспертиз: судебно-психиатрическая; товароведческая; строительно-техническая; фоноскопическая; экспертиза воды; историко-культурная, а также судебно-медицинское исследование и диагностическое исследование автомашины. При этом наиболее «дорогими» являются строительно-техническая (по ст. 159.4 УК РФ) и товароведческие (по ст. 158, 159 УК РФ) экспертизы.

За аналогичный период в УВД по Новгородской области наиболее значимые суммы расходов произведены в отношении производства строительно-технических экспертиз в 2007 г.; финансово-экономических (по ст. 159.4, 173, 196 УК РФ), товароведческих экспертиз в 2008 г. и товароведческих и оценочных (ст. 158, 161, 195, 199, 200 УК РФ) – в 2009 г.

Вал оценочных экспертиз в рамках ст. 158 УК РФ потребовал финансирования расходов УВД по Ульяновской области в 2007 г. В 2008 г. наиболее дорогостоящими стали оценочная экспертиза программ для ЭВМ СУБД (по ст. 159.4 УК РФ), правовая (по ст. ст. 159.4, 161.2, 196, 201.1 УК РФ) и строительно-техническая (по ст. 159.3 УК РФ). Для ГУВД по Ростовской области в 2007–2009 гг. по проведённым экспертным исследованиям и произведённым судебным экспертизам государственными судебно-экспертными учреждениями и иными экспертами наибольшие расходы связаны с производством автотехнической и трасологической экспертизы (ст. 264 ч.1,3 УК РФ), экспертизой игровых автоматов (ст. 171 УК РФ), а также определением рыночной стоимости товара (ст. 158 УК РФ) и наличия наркотических веществ (ст. 228.1, 232.1 УК РФ). В то же время обращает на себя внимание потребность в производстве документальных ревизий (в рамках возбуждённых уголовных дел), на которые потрачено свыше 300 тыс. руб.

Ситуацию с совершенствованием механизма финансирования процессуальных издержек можно изменить либо подготовкой экспертов по тем направлениям, по которым ранее экспертизы и экспертные исследования по уголовным делам в органах внутренних дел не производились (содержание главного эксперта Экспертно-криминалистического центра УВД составляет около 555 тыс. руб. в год), либо переложением бремени экспертиз на потерпевшую сторону с последующим возмещением расходов по решению суда, для чего потребуется внесение изменений в УПК РФ, либо созданием Федеральной экспертной службы, которая сойдя с телевизионных экранов, плавно вольётся в структуру Министерства юстиции.

Создание специализированной судебно-экспертной лаборатории органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации также не противоречит требованиям ст. 11 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и позволит существенно сократить сроки производства экспертиз и соответственно сроки производства по уголовным делам.

Все направления совершенствования бюджетных расходов связаны не просто с эффективным использованием ресурсов, но и с перераспределением денежных потоков в целях оптимизации финансирования и установления достойной оплаты труда сотрудникам правопорядка и повышения размеров пенсии пенсионерам МВД России. В конечном итоге, предложенные изменения, по нашему мнению, приведут к повышению уровня безопасности в России и ее регионах.

3.8. Организация мониторинга угроз экономической безопасности с применением информационноаналитических систем

В современных условиях факторы внешней и внутренней хозяйственной деятельности социально-экономических систем (СЭС) определяют крайне недостаточную устойчивость экономического развития российских предприятий. Одной из важнейших подсистем системы стратегического управления СЭС, призванной обеспечить устойчивое экономическое развитие, является система мониторинга угроз экономической безопасности СЭС. Можно выделить два наиболее распространенных на сегодня подхода к мониторингу и анализу экономической безопасности социально-экономических систем.

Индексный подход предполагает использование в качестве индексов экономической безопасности переменных, характеризующих различные аспекты социально-экономического развития, например, состояние регионального рынка труда, социальную и экономическую инфраструктуры и т. д. Интегральный индекс экономической безопасности представляет собой сумму нормированных индексов, весовые коэффициенты которых находятся экспертным путем [141] .

При этом индексный метод оценки экономической безопасности обладает рядом существенных недостатков. Во-первых, применяемые весовые коэффициенты отдельных показателей являются предметом экспертного, т. е. субъективного выбора, зависящего от представлений экспертов о характере и значении тех или иных социально-экономических процессов и явлений. Во-вторых, результатом реализации метода является исключительно количественная оценка уровня экономической безопасности. Однако, в действительности, реальное положение может быть представлено только с помощью системного использования как количественных, так и качественных характеристик. В-третьих, для облегчения количественной оценки в качестве индикаторов используют только финансовые показатели.

Так, например, принятый в концепции региональной экономической безопасности Ульяновской области синтетический индекс текущего финансово-хозяйственного положения и перспектив технологического и финансового развития – стоимость ценных бумаг [142] , довольно сложно использовать в качестве показателя текущего финансово-хозяйственного положения и перспектив ее технологического и финансового развития из-за большой спекулятивной составляющей в ней. Также не может служить в качестве индекса экономической безопасности предприятия его прибыль. Это было бы возможным, если, например, только инновационные продукты давали бы большую прибыль. Но большей прибыли можно добиться и рекламой, неся затраты, перекладываемые на потребителя, и увеличивая общие обороты и общую прибыль, в то же время не инвестируя в развитие производства, хищнически, на износ эксплуатируя основные фонды.

Использование для индикации угроз только финансовых показателей ведет к возникновению явления, известного как «когнитивная тень» [143] . Это такое положение объекта познания в сознании познающего субъекта, когда этот объект не может быть адекватно описан с помощью имеющихся у субъекта категорий или описывается заведомо неверно, при этом ему отказывается в применении для его описания подходящих категорий. Сам же субъект управления искренне полагает, что никаких пробелов в его картине мира нет, что ничего важного он не упустил. И в этой когнитивной тени неосознанная субъектом управления и соответственно не выявленная угроза может нанести ущерб экономической безопасности предприятия.

Таким образом, выявление угроз экономической безопасности на основе финансовых показателей приводит (как показывает практика современного антикризисного управления) к запаздыванию с адаптационной реакцией СЭС на угрозы, в связи с тем, что данные показатели имеют излишне большую инерционность изменений, т. е. их изменения, показывающие неблагополучную (проблемную) ситуацию, происходят не до, а после её наступления. Поэтому финансовые показатели не могут по своей природе являться «фильтрами гармоничных колебаний» на низших ярусах управляющей структуры, на которых оперируют исключительно материальными показателями.

В то же время роль мониторинга угроз экономической безопасности состоит в раннем выявлении угроз в момент их зарождения, а не тогда когда они находят свое отражение в финансовых показателях предприятий региона. Следовательно, необходимо согласиться, что целостное представление о социально-экономическом развитии предприятий региона в контексте его экономической безопасности может быть получено только в результате ситуационного анализа [144] .

Однако в настоящее время основу ситуационного анализа составляет метод автоматической классификации образов социально-экономического развития регионов и предприятий, представленных конечным множеством числовых индикаторов развития. Следует отметить недостатки, присущие данному методу. Во-первых, он не учитывает взаимные связи между различными индикаторами социально-экономического развития, на основе которых осуществляется классификация состояний СЭС. Во-вторых, получаемые в результате классы СЭС не связаны с собственной оценкой уровня социально-экономической безопасности СЭС, т. к. отражают лишь степень сходства или различия уровней их социально-экономического развития на данный период времени.

Таким образом, оба существующих в настоящее время основных подхода к мониторингу и анализу социально-экономической безопасности регионов и предприятий обладают недостатками и не учитывают ряд существенных факторов, определяющих характер социально-экономического развития предприятий и регионов, целостность представления об иерархическом характере взаимосвязей в социально-экономических системах.

Рассматривая предприятие как сложную социально-экономическую систему, мы приходим к выводу, что экономическая безопасность представляет собой способность социально-экономической системы (предприятия) к устойчивому экономическому развитию в условиях воздействия разнообразных, в том числе и неблагоприятных, факторов внешней и внутренней среды, вне зависимости от степени и характера их влияния на социально-экономическую систему. Или иными словами это способность социально-экономической системы своевременно выявлять дестабилизирующие факторы (угрозы экономической безопасности) и противодействовать им, в том числе путем приспособления к изменениям существующих условий (адаптации).

Любая система (в том числе и социально-экономическая) устойчиво функционирует, пока её собственная система защиты своевременно предвидит, выявляет и адекватно реагирует на внешние и внутренние угрозы, обеспечивая необходимое динамическое равновесие системы. Если реальное состояние значительно отклоняется от равновесного значения, то возникают проблемные ситуации – закономерные диспропорции, узкие места, конфликты и т. д., глубина и масштабы которых зависят от институциональной структуры СЭС, т. е. происходит неконтролируемый рост угроз экономической безопасности предприятия. В случае, если, система не имеет необходимого запаса времени, то система приобретает знания об угрозах путем гибели элементов и связей, в ином случае – когда времени достаточно, система усложняется, приобретая новые знания [145] .

Таким образом, главным критерием экономической безопасности в современных условиях становиться скорость распознавания и разрешения (устранения) проблемных ситуаций (ПС) 3 видов: расхождение целей и интересов, нарушение отношений подчинения и координации, наличие узких мест и диспропорций. Каждая из ПС несет риск потери динамического равновесия социально-экономической системы.

Социально-экономические системы в условиях несовершенной конкуренции находятся в неравновесном состоянии, для которого присущ бифуркационный характер изменений. При этом информация, необходимая для процесса управления управляющими структурами объективно несовершенна, т. к. формируется в процессе общения субъектов с помощью коммуникативных актов и зависит от их когнитивных свойств и соответствующих сознательных действий. Кроме того, иерархичность построения управляющих структур (УС) создает проблему перекодировки информации для её понимания и осознания наличия проблемной ситуации на более высоком ярусе, при прохождении её снизу вверх: 0 ярус – это содержательная (фактическая) информация, 1 ярус – обобщенная информация, каждый последующий – ещё более обобщенная информация и наконец, верхний ярус – максимально обобщенная, т. е. финансовые показатели. Информация при переходе с яруса на ярус с неизбежностью искажается (сдвиг по времени, сдвиг на точности обобщения и т. п.), в том числе и умышленно менеджерами, на промежуточных ярусах. Это вызывает необходимость рассматривать параметры по каждому ярусу отдельно.

Одной из причин снижения уровня адекватности описания состояния СЭС выступает отсутствие возможности учета информации о межэлементном взаимодействии на нижних ярусах управления, где непосредственно происходят акции трансформации ресурсов. Таким образом, ключевой проблемой мониторинга угроз экономической безопасности предприятий является интерпретация результатов ситуационного анализа собранной информации с целью выдачи управляющих воздействий по предотвращению или разрешению проблемных ситуаций.

Практическая задача обеспечения комплексного мониторинга угроз экономической безопасности состоит в разработке модели представления системы (процессов) внешней и внутренней среды предприятия, которая бы на основе научного аппарата позволяла решать задачи выявления и оценки угроз экономической безопасности предприятий региона. Основной задачей модели является научное обеспечение процесса мониторинга угроз экономической безопасности за счет правильной оценки ПС и выбора наиболее рационального варианта управляющего воздействия (УВ).

Исходя из того, что специфическими особенностями мониторинга угроз экономической безопасности СЭС на современном этапе являются: неполнота и неопределенность исходной информации о составе и характере угроз; многокритериальность задачи, связанная с необходимостью учета большого числа частных показателей; наличие как количественных, так и качественных показателей, которые необходимо учитывать при решении задач выработки модели ПС и УВ по её разрешению, то представляется невозможным в этой связи применение классических математических методов моделирования, так как модель должна обладать свойствами универсальности, комплексности, простоты использования и наглядности.

При этом модель должна позволять устанавливать взаимосвязи между количественными и качественными показателями, выявлять степень риска нарушения равновесия СЭС, оперативно реагировать на изменение условий функционирования СЭС. Как представляется, осуществить формирование информационно-аналитической системы мониторинга угроз экономической безопасности предприятий региона, максимально отвечающей указанным требованиям эффективного разрешения ПС, возможно на основе семиотической системы логико-лингвистической модели (ЛЛМ) СЭС, позволяющей интерпретировать отношения межэлементного взаимодействия семиотически расчлененной многоярусной УС и объектов СЭС, с учетом как формализованных, так и чувственных признаков.

Логико-лингвистическое моделирование представляет собой описание, анализ и принятие решений на основе семантических структур, построенных на основе фреймового представления знаний субъекта управления, позволяющего осуществлять процедуру обобщения натуральновещественных показателей нулевого яруса и финансовых показателей высших ярусов. Под фреймом в когнитивной лингвистике понимаются знания о стереотипной ситуации, разворачивающиеся вокруг определённого концепта. Верхние уровни фрейма характеризуются наличием особых вершин-терминалов, которые должны быть заполнены характерными примерами или данными. Узлы нижнего уровня – это информация, которая может понадобиться для уточнения конкретных событий.

Суть метода состоит в описании изменений состояния системы на основе перевода избранных информативных признаков по ряду однородных процессов, свойственных нулевому ярусу управления, в индикаторы, отражающие их интеграционное состояние на верхнем ярусе управления. В то же время, поскольку распознавание угроз без наличия замысла (целеполагания) невозможно, то необходимо согласиться с мнением В.К. Сенчагова, что УС СЭС должна вначале создать соответствующие представления о стратегической цели [146] на всех ярусах социально-экономической системы.

Целью социально-экономической системы Российской Федерации является «повышение качества жизни социума и обеспечение стабильного экономического роста на основе внедрения инноваций, в рамках государственной стратегии развития национальной экономики» [147] . Именно на основе указанной стратегической цели должны создаваться системы мониторинга угроз экономической безопасности СЭС нижних уровней (регионов и предприятий).

Необходимо отметить, что в современном мире поток информации, касающийся характеристик и особенностей процессов как внутренней (в том числе производственных), так и внешней среды предприятия стремительно нарастает. Однако такой поток информации не в состоянии обработать ни один, даже гениальный менеджер (лицо, принимающее решения), даже с большой степенью загрубления модели. В то же время даже небольшое загрубление модели приводит к неадекватным командам управления, что приводит к разрушению управляющей структуры, распад её на мелкие субиерархии с локальными центрами управления, потери устойчивости социально-экономической системы, нарушению её динамического равновесия. Понятно, что если происходит резкий рост числа не связанных между собой целей или цели вообще отсутствуют, то в этом случае судьба системы предрешена.

Таким образом, мониторинг как оперативная информационно-аналитическая система наблюдений, созданная для выявления наличия признаков ПС, на стадии их возникновения, требует создания соответствующей организационно-информационной базы. Использование автоматизированных систем управления (в которые неотъемлемым элементом входит информационно-аналитическая система мониторинга) позволяет обеспечить согласованность и непрерывность управляющего воздействия, повышает эффективность направляющих воздействий путем обеспечения наблюдаемости управляющими структурами процессов, происходящих в важнейших сферах жизнедеятельности (социальной, экономической, технологической, в ряде других), позволяя отслеживать реализацию принятого управленческого решения с учетом функций, обязанностей, объема полномочий и ответственности всех субъектов управляющей структуры.

Поскольку решения, принимаемые в условиях неполной или заведомо искаженной информации, могут представлять угрозу экономической безопасности предприятий и региона, одной из важных задач информационноаналитической системы мониторинга является контроль полноты и достоверности информации, на основе которой принимаются решения на региональном и муниципальном уровне или уровне отдельного предприятия.

Другой, не менее важной, задачей информационно-аналитической системы мониторинга угроз экономической безопасности предприятий является координация частных целей с иерархически высшими, что может удержать менеджеров предприятий от выбора частных целей, ведущих к нарушению динамического равновесия СЭС. Базой для разработки информационно-аналитической системы мониторинга угроз экономической безопасности СЭС (предприятия) является экспертная система «Руководитель» [148] . В общем виде система управления представляет собой информационнопрограммный комплекс, предназначенный для создания комплексной информационной модели объекта управления с целью обеспечения выявления угроз экономической безопасности СЭС.

В целях описания социально-экономической системы используется концептуальный каркас системы управления, формируемый на базе ее логико-лингвистической модели, включающей теоретические концепты процесса управления: базовые понятия и базовые отношения. Для определенных классов отношений в информационно-аналитической системе строятся дедуктивные продукционные системы, которые позволяют производить необходимое пополнение в памяти системы баз знаний совокупностями сценариев. Такой дедуктивной системой является неформальная логика, используемая в аналитических блоках фреймов ПС, содержащих как содержательную, так и чувственную информацию. При этом неформальная логика служит основой для создания семиотической модели функционирования системы управления хозяйственной деятельностью, которая содержит в себе совокупность определенных знаний, используемых при организации системы управления.

В правилах вывода формальной и неформальной логик используются свойства восприятия человеком окружающего мира, межличностных отношений, которое обладает рядом субъективных особенностей. В то же время для разработки информационно-аналитической системы мониторинга угроз экономической безопасности СЭС, осуществляющей обобщение и анализ информации об угрозах возникновения ПС, необходимо разработать методику учета чувственной информации при формировании направляющих и управляющих воздействий в УС с помощью специальных терминосистем (упорядоченным, логически четким собранием соотнесенных между собой по смыслу эмпирических или теоретических понятий (концептов)) [149] , так как анализ понятий является необходимым условием для адекватного решения разнообразных проблем, касающихся информационно-логической структуры процесса мониторинга.

Терминосистема оставляет открытой возможность добавления к базам знаний дальнейших утверждений, включающих теоретические термины (сформированные из эмпирических концептов), утверждений, которые могут представить новые интерпретивные связи между теоретическими терминами и эмпирическими, т. е. позволяет создать концептуальный каркас управления. После того, как получена логико-лингвистическая модель взаимосвязанных на уровне формулируемых компонентов ситуаций, на основе знания о законах адаптации, о принципах согласования структуры, субстанций, функций и детерминант субъекта и объекта системы управления можно объяснить, или предсказать многие свойства объекта мониторинга (СЭС), которые не могли бы быть диагностированы без логико-лингвистического моделирования.

После вскрытия проблемных ситуаций, необходимо увязать их в систему, связанную причинно-следственной зависимостью (дискретные семантические сети – ДСС). На базе ДСС планируются скоординированные мероприятия по разрешению выявленных ПС либо их недопущению. Для сохранения равновесия и целостности социально-экономической системы, УС не должна минимизировать поток информации об изменении сред и снижать уровень её обработки. Информация, маркированная новизной и сложностью, должна обрабатываться на более высоком ярусе системы. УС не только воспринимает ПС, но и организует поиск инноваций и необходимых ресурсов для её разрешения в окружающей среде.

Для построения комплексной информационной модели необходимо выявить возможные точки образования альтернатив действий в процессе целереализации, зафиксировать в правилах выбора конкретные пути достижения цели, т. е. определить состав и характеристики «пучков вариантов», установить взаимооднозначное соответствие между условиями, характеризующими проблемные ситуации и действиями по ее разрешению. Принятие решений на основании анализа информационной модели объекта управления содержит как детерминированные действия, так и варианты, обеспечивающие адаптацию СЭС к внешней и внутренней среде.

Важнейшими условиями при организации адаптивного управления должны выступить быстрота реакции распознавания и разрешения проблемных ситуаций управляющей структурой и качество принимаемых решений. Данные характеристики определяют скорость адаптации, которой должна обладать система управления при формировании поведения в меняющейся среде. Отсутствие у системы стратегического управления способности поддерживать свойства динамического равновесия ведет не только к прямым потерям в объекте управления, но также к потерям, связанным с упущенными возможностями.

Таким образом, учитывая цель создания информационно-аналитической системы – мониторинг угроз экономической безопасности, обеспечение аналитических процедур выявления проблемных ситуаций, моделирование различных сценариев разрешения проблемных ситуаций и поддержки принятия стратегических управленческих решений – система представляет собой вертикально интегрированную систему, состоящую из логически взаимосвязанных элементов: блок сбора информации, блок обработки информации, аналитический модуль, лица, принимающие решения. Резюмируя сказанное, необходимо отметить, что создание интегрированной автоматизированной системы управления и мониторинга угроз экономической безопасности регионов и предприятий на базе логико-лингвистического моделирования позволяет перейти от интуитивного управления к объективной системе принятия стратегических решений.

Глава 4 Специфика кризисных явлений в международных экономических отношениях периода глобализации

4.1. Организация экономической координации в глобальной экономике

Сегодня на смену конкуренции, как принципу экономической координации в индустриальную эпоху, пришла система экономической координации, призванная обеспечить согласование интересов хозяйствующих субъектов. Поскольку рыночный сектор не способен регулировать социальную и экологическую сферы, то эти «провалы» рынка координирует государство в соответствии с устанавливаемыми законами и нормами. Но, в свою очередь, государство своей политикой для исправления «провалов» рынка может вызвать новые неблагоприятные последствия и проблемы, что приводит к «провалам» политики. Меры, принятые отдельными государствами по выходу из финансового и экономического кризисов, показали миру эти «провалы». Одной из таких мер было повышение ликвидности банковского сектора экономик, что вызвало негативную реакцию всех остальных секторов.

Оторванных от единого целого самостоятельных сфер в экономике не существует. Это единое целое в натуральном хозяйстве реализуется разумом руководителя, а в крупном индустриальном мире – претворяется экономическим порядком (в терминологии В. Ойкена) или правилами игры, принципами в современном звучании. По этой причине любая мера экономической политики оказывается рациональной только в рамках того совокупного экономического порядка, в котором протекает экономический процесс. Для того, чтобы этот экономический порядок был достаточным и рационально регулировал совокупный экономический процесс, необходимо, чтобы все отдельно взятые формы порядка дополняли друг друга независимо от того, идет ли при этом речь об установленных государством формах, а именно об относящихся к торговой, ценовой и кредитной политике, или об уже ставших привычными формах [150] . Поэтому каждый частный порядок, или экономическую среду, необходимо рассматривать как звено совокупного экономического порядка или структурный элемент экономической (рыночной) среды. Это положение вещей отражало этап развития стран в 1950-х годах. В настоящее время все национальные экономики переплетены различными кооперационными (корпоративными) взаимосвязями, образуя глобальную экономическую систему.

Принцип экономической координации конкуренции в рыночной среде вызывает научные споры и по сей день, определяемые различными научными школами. Но все учёные сходятся в одном – без конкуренции нет развития экономики. Что механизм конкуренции содержит в себе силы саморазрушения, как и Й. Шумпетер, подтверждал А. Рих, который считал конкуренцию принципом координации деятельности, выдвигаемую реальной рыночной экономикой 1980-х годов: «Речь идет о сохранении такой конкуренции, при которой обеспечивается получение прибыли как результат активной предпринимательской деятельности, учитывающей интересы всех, но которая действенно препятствует при этом извлечению доходов, обусловленных не предпринимательской активностью, а властью моды, рынком, объективно направленных на сдерживание конкуренции или даже на полное ее исключение из экономической деятельности» [151] . Его выводы согласуются с оптимумом по Парето: ничье благосостояние не может быть улучшено без ухудшения благосостояния кого-либо другого. Предложенный Парето критерий благосостояния означает ситуацию, когда некоторые люди выигрывают, но никто не проигрывает.

Социальная рыночная экономика является либеральной концепцией, отличающейся от классического либерализма принципом экономического соревнования, согласно ордолиберализму В. Ойкена, когда экономический порядок с рамочным планированием гарантирует соревнование, приближающее рыночное хозяйство к модели совершенной конкуренции, исключая возможность установления власти над рынком со стороны монополий и картелей [152] . Но её социальная направленность должна быть обеспечена целенаправленным вмешательством извне, носящим характер регулирования со стороны государственной экономической политики, корректирующей «провалы» рынка.

Хозяйственная деятельность человека определяется различными целями и интересами. Если цель хозяйства, ориентированного на прибыль, – доход ради личного или коллективного обогащения, то этот мотив становится господствующим структурным принципом. Возникают факторы объективной необходимости и принуждения, источник которых лежит не в рациональной структуре хозяйственной деятельности как таковой, а в доминировании мотива обогащения и в соответствующем ему хозяйственном механизме: «Тогда соревнование в условиях рыночной экономики из стимула и регулятора экономического производства и потребления легко вырождается в агрессивную, безудержную конкуренцию, решающим фактором которой оказываются не способности и упорство, а, прежде всего, экономическое господство на рынке, благоприятствующее образованию блоков. Так возникает система принуждения, избежать которого, не подвергая себя риску экономического ущерба или даже катастрофы, отдельные субъекты экономики не в состоянии» [153] .

Очень часто эту систему принуждения воспринимают как объективную закономерность, хотя, в большинстве случаев, это не что иное, как сумма привычек, правил, соглашений, которые могут быть изменены. Деловое принуждение может быть обусловлено определенными, лежащими в основе хозяйственной структуры и политики, ценностными ориентирами, при изменении которых экономическое принуждение ослабевает или устраняется. На самом деле такое принуждение отражает внутренние противоречия, служащие источником прогрессивного развития общества и отражающие системный подход на диалектической основе. А. Рих считает, что: «система координации рыночной экономики лишь в малой степени удовлетворяет требованиям полной конкуренции; столь же мала вероятность ее фактического существования при нынешних технико-экономических условиях. Это вовсе не значит, как часто утверждают, что конкуренция вообще исчерпала себя как принцип экономической координации. Ведь даже в предельном случае, при наличии абсолютной монополии, когда прямые конкуренты отсутствуют, конкуренция сохраняется, по крайней мере, в рамках ограниченного бюджета потребителя» [154] .

Современная конкуренция – прежде всего борьба за техническое лидерство, за приоритет в открытии новых рынков и в преобразовании старых, стремление, возможно более точно, угадать направление изменений в потребительских вкусах и предпочтениях и максимально воплотить их в своих продуктах. Это конкуренция особого типа – «инновационная» конкуренция, главной задачей которой является не вытеснение соперника с уже занятых им позиций, а попытка опередить его в чем-то новом, более перспективном [155] . Поэтому Ф. Хайек и предложил такое определение конкуренции, как процесса, посредством которого люди получают и передают знания. Она ведет лишь к лучшему использованию способностей и знаний других процедур, как оптимально, использовать специализированные знания, рассеянные среди миллионов.

Ценность конкуренции, по его мнению, состоит именно в том, что, будучи процедурой открытия, она непредсказуема. В противном случае в ней не было бы никакой необходимости [156] . Дальнейшее развитие этих взглядов Ф. Хайека осуществил Т. Сакайя, обративший внимание на придание конкурентами своей продукции новой формы созданной знанием стоимости и сделавший такой вывод: «неизбежным следствием подобной конкуренции станет появление системы, которая будет обеспечивать все большую диверсификацию видов продукции наряду с тенденцией к сдерживанию расходов, связанных с их разработкой. Столь острая конкурентная борьба, скорее всего, породит такие условия, при которых «бум» в сбыте того или иного популярного товара или технического новшества будет становиться все короче и короче» [157] . Исходя из такого предположения, можно сделать вывод о сокращении жизненного цикла потребительского товара.

На самом деле экспансия товаров из Китая показала развитие противоположной тенденции – навязывание всему миру подделок товаров ведущих производителей мира. Институционального механизма сглаживания этой тенденции пока не выработано опять по той же самой причине, что и реализации плана В. Ойкена – из-за ущемления интересов мировых и отраслевых элит. Поскольку борьба в таком случае невозможна, то необходимо проводить научные исследования по согласованию интересов и недопущению экономической власти в развивающихся отраслях информационных технологий, связи, космонавтике и некоторых других.

П. Друкер еще в 1964 г. писал также о значении знания, когда ни результаты, ни ресурсы не существуют внутри самого бизнеса: «Бизнес можно определить как процесс, который превращает внешние ресурсы, а именно знание, во внешние результаты – экономические ценности» [158] . В современной экономике прослеживается следующая закономерность. Чем разнообразнее на рынке определенный продукт, тем сложнее заменить его конкурирующим товаром и тем самым, следовательно, больше и власть их производителя над рынком. Возникает так называемая экономика предложения, когда могут модифицироваться лишь незначительные детали, а представляемые на рынке в целом однородные товары создают впечатление их неоднородности. Эта конкуренция получила название конкуренции замещения.

То, что конкуренция, как принцип экономической координации, не исчерпала себя, подтверждается с точки зрения постиндустриального общества, когда сфера услуг составляет более половины хозяйственной деятельности, где монополизация крайне затруднена. Развитие рыночной экономики России на конкурентной основе состоит в создании институциональных условий для достижения субъектами рынка конкурентоспособности. Исходным в теоретических исследованиях по институциональным условиям являются труды М. Портера, который в 1980-е годы охарактеризовал конкурентные преимущества стран и контекст деятельности предприятий (институциональные условия).

В своих исследованиях он доказал, что возникновение национальной среды, в которой компании зарождаются и обучаются конкурировать, обусловлено четырьмя составляющими конкурентных преимуществ страны (правила «ромба»): наличием в стране факторов производства, необходимых для ведения конкурентной борьбы в данной отрасли; состоянием спроса на внутреннем рынке; наличием в стране отраслей-поставщиков или других сопутствующих отраслей, конкурентоспособных на международном уровне; уровнем конкуренции и условиями создания организации и управления компаниями, характерными для данной страны [159] .

По Портеру контекст деятельности предприятий (институциональные условия) – это социальная, политическая и институциональная инфраструктура, включающая много элементов, таких, как законы, правила, кодексы и процедуры для разрешения конфликтов, определения ответственности, определения собственности, очерчивания границ прав собственности. Необходимо также сформировать широко распространенное убеждение, что эти правила есть действительно правила, управляющие экономической жизнью. Для того чтобы это произошло, нужна функционирующая государственная администрация. Рынок не является заменой государства, он есть дополнение, без государства, или другого механизма централизованной координации, рынок не может работать.

В России формирование рыночной среды на конкурентной основе началось с середины 1990-х годов путём создания институтов и институциональных условий. Анализируя контекст (институциональные условия) деятельности российских предприятий, необходимо выделить отрасли, в которых возможно производить конкурентоспособную продукцию. Это, так называемые, точки роста отечественной экономики, к которым можно отнести высокотехнологичные отрасли – энергетическое машиностроение, авиа– и космические системы, ВПК, тяжелое специальное станкостроение, телекоммуникационная, компьютерная индустрия, программное обеспечение. Необходимо также учесть развитие современной технологической революции, включающей пять главных слагаемых нового технологического уклада – информационные технологии, синтетические материалы, биотехнология, новые источники энергии и нанотехнология.

Иной взгляд на монопольное владение ресурсами, не разрушающими конкурентного характера рыночного процесса, у И.М. Кирцнера, потому что оно не заменяет роли предпринимателя [160] . Он акцентировал внимание не на анализе равновесия, а на понимании функционирования рынка как процесса. Движущей силой всего рыночного процесса он признает предпринимателя, отмечая, что общим для всех моделей конкуренции является исключение предпринимательского элемента [161] . На наш взгляд, предпринимательский элемент и составляет управленческий аспект системы конкурентных отношений. Еще в 1921 г. Ф. Найт определил различия в управленческой функции – принимать решения [162] и предпринимательской функции – нести ответственность [163] . На основании этого можно говорить об управленческой экономике, в которой реализуются задачи управления, связанные с выполнением предпринимательской цели. В задачи такого управления входят создание институциональных условий.

Существование некоторых монополий является неизбежным, поскольку дублирование таких объектов, как трубопровод, линия электропередачи или занимающаяся исследованиями клиника, привели бы к неоправданным расходам. Стоимость привлекаемых дополнительно ресурсов превысила бы потенциальную выгоду от наличия конкуренции. В таких ситуациях главную роль играет регулирующий орган, призванный обеспечить, чтобы данный объект был доступен всем желающим по разумной цене. Однако регулирующие органы не вездесущи и не всезнающи. Принадлежащая им самим монополия на власть и так не всегда используется честно. Кроме «провалов» рынка появляются «провалы» политики.

В социально ориентированной модели экономики государство устанавливает формальные правила и нормы, необходимые для обеспечения выполнения поставленных целей на основе повышения эффективности производства и конкурентоспособности товаров и услуг. Хотя такие нормы и правила существует во всех моделях государства. В кейнсианской модели в кризисных ситуациях вмешательство государства считается необходимым. Но выделение координационного аспекта институтов в качестве фундаментального, по сравнению с распределительным аспектом, выступает методологическим основанием разработанной нами системы экономической координации межфирменных связей [164] .

Нас интересует механизм координации хозяйственной деятельности, как структуры управления («governance structures») в концепции О. Уильямсона, которые он отождествляет с понятиями «экономические институты». Этот механизм отражает, на наш взгляд, доминирование организационноуправленческих отношений.

Преувеличение логики рынка, как абсолютного принципа координации в обществе, означает ограничение логики сосуществования людей (этической идеи рациональности) экономической логикой взаимовыгодного обмена благами. В таком случае используемая методология исследования основывается на двух допущениях: экономическом детерминизме и редукционизме. Первый основан на исключительности экономической рациональности из-за условий рыночной конкуренции. Редукционализм в экономике исходит из определения рынка, работающего на пользу всех, заботясь об общем благе. Та же самая системная рациональность, но с нормативным содержанием.

Например, в России, вместо того, чтобы адаптировать рынок к социальным отношениям, сами эти отношения радикальным образом подгоняются под требования рынка. Отношения между людьми сводятся к отношениям обмена, что ведет к перерастанию идеи эффективности рыночной экономики в идеологию тотального рыночного общества.

Современный экономический кризис показал работу механизма нашей системы экономической координации на глобальном уровне. Сущность механизма системы экономической координации, на наш взгляд, на основе выделенных трех видов экономической координации (централизованной, децентрализованной и глобальной). Мы сделали вывод о том, что произошла замена механизма конкуренции (саморегулирующегося рынка) системой экономической координации деятельности субъектов рынка. Все элементы этой системы взаимосвязаны, и каждый вид экономической координации отдельно от общей системы существовать в настоящее время не может, что продемонстрировал современный кризис.

Централизованная координация со стороны правительства обеспечивает конкурентную среду (так называемые «правила игры»). Субъекты рынка функционируют в определенной среде, позволяющей им добиваться конкурентоспособности с учетом действующих норм и правил, устанавливаемых государством в зависимости от цели развития (централизованная координация). Следует заметить, что когда А. Маршалл анализировал воздействие внешней среды на организацию производства, то он говорил о роли конкуренции и сотрудничества в развитии экономики. Наше понимание сотрудничества заключается в том, что позволяет согласовывать интересы бизнеса и цели развития общества. Система, реализующая роль сотрудничества в конкурентной среде, представляет собой исследуемую систему экономической координации. В. Ойкеном было предложено для послевоенной Германии при переходе от командной к рыночной экономике два конституирующих принципа: политика государства нацелена на роспуск или ограничение экономических властных группировок; политико-экономическая деятельность государства направлена на создание форм экономической среды, а не на регулирование экономического процесса [165] .

Ойкен сетовал на то, что если в государстве экономические и социальные властные группировки уже завладели прочными позициями и обрели государственные привилегии, то трудно добиться их ослабления или роспуска. Но вместе с тем, он делает оптимистичный вывод: «Однако история дает достаточно много примеров, показывающих, что в рамках противостояния властных группировок и решительного государственного руководства можно добиться этого» [166] .

Децентрализованная координация в существующей конкурентной среде обеспечивает конкурентоспособность. История развития экономики продемонстрировала, что недостаточная координация проявляется в рыночной экономике из-за формирования власти над рынком монополий, олигополий и группировок со своими интересами. Как показывают тенденции развития, монополии и олигополии, другие формальные и неформальные интегрированные структуры, ставят под вопрос использование конкуренции в качестве принципа самоорганизации, децентрализованной координации на рынке.

Механизм децентрализованной координации деятельности рыночных субъектов (микроэкономика) не могут заменить макроэкономику и создать условия для развития. Поэтому децентрализованная и централизованная координация представляют собой систему. Основанием выделения механизма децентрализованной координации выступает исследование понятия «внутренней (внутрифирменной) организации» («internal organization») Ф. Найтом, помогающим подчеркнуть специфику задач фирмы, как нерыночного (административного) механизма хозяйственной координации. Механизм децентрализованной координации включает корпоративное планирование (включающее кооперацию в интегрированных структурах), управление, контроль, эффективное управление государственной собственностью.

Представим эти механизмы на рис. 4.1.

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 4.1. Организация экономической координации в глобальной экономике.

Рис. 4.1. Механизм децентрализованной и централизованной координации.

Глобальная координация через инклюзивность (включенность) экономических агентов обеспечивает формирование мировых норм и правил хозяйствования. Основное условие совершенной конкуренции (идеала реформирования российской экономики) в том, что рыночная цена складывается под воздействием совокупного спроса и предложения всех участников. Структура связи между субъектами рынка – структуры рынка, такова, что никто в отдельности повлиять на цену не может. Но поскольку конкурентный рынок со времен А.Смита утратил способность саморегулирования из-за усиливающейся концентрации производства и капитала в новых формах, то происходит замена механизма конкуренции другими системами. В глобальной стратегии требуется сделать выбор из-за множественности способов конкурировать: где размещать деятельность и как ее координировать. Принципы глобальной координации, позволяющие компаниям получать конкурентные преимущества через глобальную стратегию, выделил М. Портер. Механизм глобальной экономической координации представлен в табл. 4.1.Таблица 4.1. Механизм глобальной экономической координации Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 4.1. Организация экономической координации в глобальной экономике.Рынок и его инфраструктура проявляются через институты: кредитноденежную систему, товарные биржи, конвертируемость валют и т. д. В настоящее время эти институты приобрели, в основном, глобальный характер. Из таблицы видно, что механизм глобальной экономической координации связан с получением конкурентных преимуществ. Глобальная координация обеспечивает формирование мировых норм и правил хозяйствования через инклюзивность (включенность) экономических агентов, которые проявляются в современном мире, как взаимоотношения центра и периферии в сетевых пространственных структурах. Этот вывод сделан на основе обоснования сетевого общества М. Кастельсом (1996), который на многочисленных примерах доказал, что доминирующие процессы и функции в наших обществах определяются конфигурацией отношений в сетях и между сетями.На наш взгляд, наступила новая эпоха, характеризующаяся четвертым этапом эволюции принципа координации в экономике. Первый этап представлял собой так называемую «невидимую руку» рыночной координации Смита и выражался в снижении издержек массового производства в координируемых рынком вертикально специализированных промышленных предприятий. Второй этап Альфред Чендлер (1977) назвал зримой рукой иерархической координации, использующей организационные инновации команды менеджеров США. Третий этап – решение проблемы путем совершенствования внутренней организации фирмы, а не производительности (снижении издержек). Такая позиция противоречит сложившемуся в 1990-е годы в США и Великобритании представлению об экономике, как объекте политики управления спросом центрального правительства.Предлагаемый нами четвертый этап основан не на получении конкурентных преимуществ путем снижения издержек (первый и второй этапы), или получении стратегических преимуществ путем постоянного усовершенствования производственного процесса и продукта (третий этап), а путем использования системы экономической координации, в которой реализуется механизм согласования интересов бизнеса и целей развития общества. На основе выделенных принципов и механизмов экономической координации (централизованной, децентрализованной и глобальной), нами сделан вывод о том, что произошла замена механизма конкуренции (саморегулирующегося рынка) системой экономической координации. Централизованная координация со стороны правительства обеспечивает конкурентную среду (так называемые «правила игры»). Децентрализованная координация в существующей конкурентной среде обеспечивает конкурентоспособность. Глобальная координация обеспечивает формирование мировых норм и правил хозяйствования.

4.2. Особенности государственного управления рынком в условиях кризиса

Глобальный кризис со всей ясностью продемонстрировал реальное значение института государства для экономики как национальной, так и мировой. Однако это лишь наиболее очевидный признак фиаско неолиберальной теории. На самом деле, именно претворяемые через экономическую политику, через каналы глобализации принципы либерально-рыночной модели развития (саморегуляции рынка, приоритетного развития финансового сектора, сокращения расходов на социальный сектор и т. п.) предопределили мировой кризис в его нынешнем виде. Поэтому весьма своевременными представляются усилия по решению задачи «теоретико-методологического очищения и обновления» [167] и вытекающей из этого практической задачи корректировки курса развития национальной и мировой экономики.

Сущность происходящих с конца ХХ века изменений в экономических функциях государства экономическая теория трактует как переход от экстенсивных форм государственного регулирования к интенсивным. Причиной таких изменений стало исчерпание реформистской модели координации экономики государством, что, в свою очередь, явилось следствием изменения характера воспроизводственного процесса, в котором главными производительными силами стали наука, информация, человеческий фактор. Институциональные реформы 80-х годов ХХ века, прошедшие в США, Западной Европе, Японии, приведшие к повышению эффективности государственного регулирования экономики, были нацелены на развитие означенных факторов как национальных стратегических приоритетов.

Ежегодные расходы социальной направленности в странах «Большой семерки» начиная со второй половине 90-х гг. составляли 25–30 % ВВП, расходы на информационные технологии – 2–4 % ВВП, расходы на НИОКР – 2–3 % ВВП. Причем, в 1980-е годы произошло перераспределение финансирования НИОКР. Примерно за десятилетие доля государства снизилась с 45 % до 33 %. Соответственно возросла доля частного сектора. Однако, с нашей точки зрения, более важны качественные изменения, которые заключаются в том, что изменились приоритеты государственного финансирования. Преобладающими направлениями государственного финансирования стали сферы здравоохранения, естественнонаучных программ, фундаментальных исследований, обороны, космоса, энергетики, что характеризует формирование предпосылок постиндустриальной стадии развития.

Государство из внешней силы по отношению к хозяйственным процессам превращается в органическую составляющую социально-ориентированной рыночной экономической системы. Оно выполняет все более усложняющиеся экономические функции, которые обеспечивают устойчиво поступательное развитие экономики. В западных странах означенный процесс, начиная с «административной революции», начало которой Д. Хикс датирует периодом I Мировой войны, развивался практически поступательно на протяжении всего ХХ века. Российские экономисты рассматривают «административную революцию» как составную часть серии экономических революций конца ХХ века.

Сущность этого понятия раскрывается как радикальные качественные организационно-управленческие трансформации, ставшие, как подчеркивал, в частности, А. Городецкий [168] , следствием и одновременно фактором технологической, структурной, информационной революций, в совокупности приведших к институциональной трансформации Западного общества. Поэтому для России вполне закономерным является изменение первоначальной тенденции к тотальному «уходу» государства из экономики в 1990-е годы к расширению его экономических функций, но лишь при условии их качественной трансформации. Генеральное направление этих изменений определяется глобальной проблемой формирования механизма устойчивости социально-экономического развития в планетарном масштабе.

Под воздействием изменения характера воспроизводственного процесса происходит изменение и структуры государственных экономических функций, их перераспределение в сторону курирования национального предпринимательства, науки, связи, информационной сферы и т. п. Глобальными факторами трансформации регулирующих возможностей государства выступают: резкое углубление взаимозависимости развития стран; потребность в согласовании экономической политики государств и контроля за ее соблюдением хозяйствующими субъектами всех уровней; необходимость унификации регулирующих мероприятий и вытекающее из этого делегирование части суверенных прав на наднациональный уровень; участие государства в создании «международного общественного блага» как условие интеграции в мировое хозяйство; наличие широкой совокупности проблем, порождаемых глобализацией, решение которых возможно только на государственной основе; информатизация, НТП.

В совокупности эти факторы ведут к достаточно противоречивым последствиям, что заставляет предположить целый комплекс разнохарактерных тенденций развития взаимодействия государства и экономики в условиях глобализации, как определяющей тенденции, поскольку, несмотря на универсальный характер государственных регулирующих механизмов, страны решают проблемы, свойственные разным уровням экономического развития. Если в странах ядра глобальной системы – странах «Большой семерки» – идут процессы централизации, продолжается формирование разветвленных механизмов государственного регулирования, усиливается поддержка национальных ТНК и ТНБ в условиях обостряющейся конкурентной борьбы в мире, то на периферии насаждается идеология тотальной либерализации (рис. 4.2).

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 4.2. Особенности государственного управления рынком в условиях кризиса.

Рис. 4.2. Современная трансформация экономических функций государства.

Можно сделать вывод, что становление новой социальноэкономической системы, главной характеристикой которой является устойчивое развитие, выступает объективным фактором возрастания экономической регулирующей функции государства. Не случайно в настоящее время формируется концепция неоэтатизма как теоретической основы новой государственности. И российские и западные исследователи констатируют начало периода изменения формы государственности в ходе становления постиндустриального общества в связи с глобальными вызовами человечеству. Еще в конце 90-х гг. ХХ века А. Тоффлер подчеркивал: «Грядущая информационная революция в формировании механизма государственности и глобальных институтов управления является одной из важных черт создания нового типа власти, адекватной информационному обществу и стратегии перехода к сфере разума». В значительной части проблемы перехода к устойчивому развитию оказываются задачами даже не регулирования, а именно управления, поскольку речь идет о существенном изменении стратегии цивилизационного развития. При этом, как показал современный кризис, управление должно исходить из принципа упреждения. Механизм саморегуляции социально-экономической системы получил дальнейшее развитие, что нашло подтверждение в период экономических кризисов: энергетического 1970-х и финансового 1990-х годов. Подтверждает это и нынешний кризис 2008–2010 гг., когда наиболее мощные субъекты национальных и мирового хозяйств уповают на поддержку института государства в спасении бизнеса и самого рынка.Уже в период кризиса 1998 г. было отмечено, что трансграничное перемещение огромных капиталов оказывает сильное воздействие на национальные экономики, особенно развивающихся стран. Причем, разрушительное воздействие может оказывать не только бегство капитала, но и массированный приток в страну иностранных вложений. По мнению Ж. Северино, вице-президента азиатского отделения Всемирного банка, одной из причин кризиса 1998 года явилось стремительное открытие национальных экономик для иностранного капитала без принятия необходимых защитных мер. Он критиковал МВФ и Всемирный банк за то, что, проводя политику либерализации финансового рынка, они не способствовали формированию соответствующих государственных систем регулирования [169] .На саммите «Большой семерки» в Кельне в 1999 г. были приняты рекомендации по оздоровлению глобальной финансовой сферы и предупреждению ее системных кризисов. Их принятие показывает, что в глобальной экономике уже определились контуры участия института государства в формирующейся новой планетарной системе. Было предложено шесть основных направлений действий, пять из которых адресованы непосредственно к исполнению правительствам стран [170] :1. Повышение прозрачности финансовых институтов и рынков для обеспечения качественной информации;2. Усиление регулирования финансовых систем индустриальных стран для укрепления кредитной дисциплины;3. Укрепление макроэкономической политики и финансовой системы стран с формирующимися рынками;4. Обеспечение условий функционирования финансовых рынков, когда все участники будут знать, что они не смогут избежать последствий своих рискованных действий;5. Осуществление социальной политики, обеспечивающей защиту бедных и уязвимых слоев населения.Новые индустриальные страны (как сейчас действует и Китай) использовали кризисы ХХ в. для обновления и укрепления технико-технологического и экономического потенциала, своевременно сместив акценты государственного регулирования с окрепших отраслей на новые виды производства, в частности, на микроэлектронные комплексы. Полученные результаты позволили экономистам прийти к выводу, что «искусственное сужение сферы интервенций государства в экономику ограничивает возможности периферийных стран стимулировать и регулировать процесс… развития, исходя из своих национальных интересов» [171] .Эксперты Всемирного банка и ЮНКТАД признавали, что высокая динамика экономического роста при сохранении определяющего положения принципа социальной справедливости в государственном регулировании экономики стран Восточной и Юго-Восточной Азии есть результат хорошо продуманной политики целевых интервенций государства в экономику и организации чрезвычайно быстрого накопления физического и человеческого капитала [172] . В результате проявилась новая функция государства в экономике – управление рынком. Именно так обозначил государственные манипуляции рыночными силами в Восточной Азии один из известных западных экономистов Р. Вэйд [173] .Экономическая сущность функции управления рынком, по нашему мнению, заключается в преодолении эффекта временного предпочтения частного предпринимательства для реализации долгосрочных интересов развития национального бизнеса. Осуществление функции возможно при помощи известного набора инструментов, создававшихся на протяжении длительного периода взаимодействия государства с рынком: индикативного планирования, опирающегося на систему целевого адресного финансового поощрения, фиксированных каналов государственных субсидий в ускорение экономического роста, стимулирования роста доли накопления, регулирования рынка труда. Таким образом, государство способно расширить возможности функционирования рынка, снимая ограничения, направляющие деятельность экономических агентов только в сегменты экономики с достаточно быстрой и высокой окупаемостью. За счет механизма, поддерживающего склонность к сбережению, инвестициям и инновациям, сокращается время, необходимое для достижения высокого уровня развития экономики.В процессе формирования этой новой функции государства можно выделить две составляющие:1) разработка новых инструментов и направлений экономической политики, отражающих качественную трансформацию государственного регулирования экономики в условиях глобализации;2) поиск моделей комплексного применения всего арсенала выработанных инструментов государственного регулирования рыночной экономики в новых условиях геоэкономики (при изменении системы связей национальной экономики с внешней средой, когда экономическая политика государства, фактически, не может больше подразделяться на внешнюю и внутреннюю, что и вызывает изменение технологии действия государства на международной арене).Имеющиеся методы претерпевают корректировку под воздействием закономерностей глобализации. Национальные экономики выступают как отдельные звенья различных мировых воспроизводственных циклов. Потенциал их развития теперь определяется возможностью включаться в различные интернационализированные производственные структуры, что предполагает гомогенность форм и методов национального хозяйства мировому. Уникальность ситуации, на наш взгляд, состоит в том, что новая функция впервые в полном объеме проявила себя в развивающихся странах, а не в наиболее развитых. Учитывая необходимость решения глобальной задачи изменения характера производящей экономики для обретения системой устойчивости (понимаемой как состояние социоприродного оптимума [174] ), что потребует смены практически всех технологий и системы ценностей социально-экономического развития [175] , анализируемая функция управления рынком будет прогрессировать.Поскольку деятельность ТНК – основной канал интегрирования экономики развивающихся стран в глобальную систему, особую актуальность приобретают проблемы государственного регулирования деятельности монополистических образований. Сущность данной функции заключается в преодолении саморазрушающего свойства рынка и его социализации. В качестве одной из основных форм государственного регулирования монополий зарекомендовала себя оптимизация механизма ценообразования (рис. 4.3).Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 4.2. Особенности государственного управления рынком в условиях кризиса.Рис. 4.3. Государственная экономическая функция управления рынком.

«Управление рынком», безусловно, отличается от «командования рынком», в основе которого лежит волюнтаризм государственной бюрократии. Но имеются принципиальные различия и с понятием «регулирование рынка». В первом случае государство выступает как центральный эндогенный элемент механизма саморегуляции экономической системы. Оно устраняет анархию рынка, постоянно направляя его функционирование в соответствии с избранной целью при сохранении свободы выбора для экономических субъектов. Во втором случае государство выступает как экзогенный фактор, централизованно воздействующий на рынок через систему законодательства, административные нормативы, технологические, санитарные и прочие стандарты. При этом, большинство инструментов воздействия на экономику применяется периодически, с целью устранения фиаско рынка. современных научно-технических ресурсов. Таким образом, анализ воздействия глобализации и кризисов на институт государства показал, что качественное его изменение заключается не только в социализации, как это проявилось в развитых странах, но и в раскрытии новых имманентных экономических функций. В новых индустриальных странах проявилась функция управления рынком (рис. 4.4). Она удачно реализуется в моделях социально-экономического развития в странах Юго-Восточной Азии.Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 4.2. Особенности государственного управления рынком в условиях кризиса.Рис. 4.4. Факторы обеспечения государственного управления рынком.

Формирование новой экономической функции государства – управление рынком – опирается на государственную политику регулирования доходов от экспорта ресурсов, инвестиционную политику, основанную на инновационном подходе, использование опыта аналогичных преобразований в других странах, привлечение технологической помощи высокоразвитых государств, использование преимуществ интеграции и интернационализации производства, достижений информационно-коммуникационной революции (ИКР) и всего арсенала современных научно-технических ресурсов. Вопрос о формировании функции управления рынком является дискуссионным. Так, российский экономист Л.А. Антоненко считает, что регулирующие функции государства сохраняются в силу приоритетности социальных гарантий в эпоху постиндустриализма, а частный сектор, при этом, обуславливает конкуренцию и социальную динамику [176] . При данном подходе государство выступает только как инструмент согласования интересов.Трудно согласиться с таким утверждением, поскольку уже на стадии рынка несовершенной конкуренции государственное регулирование поддерживает устойчивость функционирования механизма конкуренции. Современная развитая конкурентная политика государства создает среду для равной, добросовестной конкуренции. Это достигается не только за счет антимонопольной политики, но и при помощи выравнивания условий конкуренции для различных групп экономических агентов, а также сбалансированности конкурентного пространства в плане предоставления льгот и преференций на федеральном и/или региональном уровне. Таким образом, на постиндустриальной стадии государство выступает как институт, связанный со всеми составляющими социально-экономической устойчивости.Опыт российских реформ доказывает, что рынок постоянно нуждается в «опеке» и корректировке со стороны государства. Он является результатом эволюции не только экономики, но и государства. При этом государственное регулирование выступает базовым условием устойчивого функционирования и развития современной рыночной экономики. Отказ правительства РФ в начале реформационного периода от важнейших функций современного государства – разработки стратегии социально-экономического развития и регулирования всех сфер деятельности общества в соответствии с ней, с нашей точки зрения, предопределил подходы к формированию основных институтов рыночной системы проолигархического характера и стал не только основной причиной неудовлетворительных результатов реформационного двадцатилетия, но и предуготовил сложности развития в период нынешнего кризиса страны.По разному оценивая причины неудач развития, большинство отечественных экономистов отмечает, что несостоятельными оказались надежды на регулирующее воздействие рынка в решении основных проблем российской экономики: перехода к новому качеству экономического роста, развития конкурентной среды, формирования широкого слоя эффективных собственников, стимулирования бизнеса к инновационному типу хозяйствования и т. п. Предпосылки формирования новой экономики, к которым относится и трансформация институтов системы, не созданы. Поэтому задачи позитивного теоретического анализа институциональных изменений в российской экономике далеко не исчерпаны.

4.3. Механизмы регулирования мирового финансового рынка в условиях глобализации

Неотъемлемыми чертами современной экономики являются процессы интернационализации и глобализации мирового хозяйства и в том числе – финансового рынка. Отмена ограничений на трансграничные перемещения капитала во второй половине XX в. сначала только между развитыми, а впоследствии и между развивающимися странами, привела к значительному росту объема и расширению географии международных финансовых операций. Свободное перемещение капитала позволило привлекать значительные объемы инвестиций в национальные экономики, испытывающие дефицит финансовых ресурсов, одновременно обеспечивая инвесторам в странах с избыточными финансовыми ресурсами диверсификацию вложений.

Либерализация движения капитала способствовала также трансферу наиболее передовых финансовых технологий из развитых в развивающиеся страны и повышению эффективности финансовых рынков в мировом масштабе. Вместе с тем, трансграничные потоки спекулятивного капитала нередко оказывали и дестабилизирующее влияние, приводя к долговым кризисам и кризисам платежного баланса (например, в странах Юго-Восточной Азии в 1997 г., в России в 1998 г., в Аргентине в 2001 г.) или к формированию пузырей на рынках отдельных активов (например, крах «новой экономики» в США в 2001 г. и ипотечный кризис в США в 2007 г.) [177] . В связи с этим среди экономистов и политиков, как на национальном, так и на международном уровне, в последнее время активно ведутся дискуссии о действиях, которые должны предпринимать национальные регуляторы для предотвращения подобных негативных эффектов глобализации, в частности, о возможности нового введения ограничений на движение капитала.

Вопрос создания эффективной системы регулирования для защиты финансового рынка от рисков волатильных потоков краткосрочного капитала является актуальным и в российских условиях. Значительное давление на рубль и обвальное падение российского фондового рынка осенью 2008 г. демонстрируют сохраняющуюся уязвимость российской экономики к внезапному изменению направлений финансовых потоков. Вместе с тем задачи построения в Москве международного финансового центра к 2020 г., сформулированные в Стратегии развития финансового рынка Российской Федерации до 2020 г., требуют существенно более высокой устойчивости рынка.

Рассматривая вопрос об эффективности централизации и децентрализации регулирования экономики и финансового рынка в исторической перспективе, следует отметить, что взгляды на его решение в разные периоды менялись довольно серьезно. Более того, феномен глобализации рынков, наблюдаемый экономистами, начиная с последней трети XX в., отнюдь не является новым. Размышляя о своем времени, президент Международного конгресса исторических исследований в 1913 г. говорил: «Мир становится единым в совершенно новом смысле этого слова… С сокращением расстояний, благодаря новым силам, предоставленным в наше распоряжение наукой. пути развития политической, экономической и научной мыслей в каждой из областей переплетаются все прочнее. События в любой точке земного шара сегодня значимы для любой другой его точки. Мировая история стремится к превращению в единую историю» [178] .

Время, к которому относится это высказывание, действительно характеризовалось динамичным развитием рынков и ростом благосостояния жителей большинства развитых стран. Однако Первая Мировая война и Великая депрессия стали причиной резкого роста уровня безработицы и падения производства. В ответ на требования защиты от неблагоприятной экономической обстановки политики были вынуждены отказаться от золотого стандарта, служившего в начале XX в. основной гарантией свободной торговли и свободного перетока капитала, и закрыть национальные границы для иностранных производителей и инвесторов. Необходимость совместного контроля над движением капитала была подтверждена и в 1944 г. на переговорах в Бреттон-Вудсе, где определялась послевоенная финансовая архитектура мира.

Лишь в конце 1950-х гг. в Лондоне стал организационно оформляться рынок, чьим основным достоинством была свобода от государственного вмешательства и контроля. Пытаясь защитить стоимость фунта стерлингов, английское правительство ввело ограничения для британских банков на финансирование международной торговли вне зоны фунта, и в результате новым источником займов, выдаваемых британскими банками в долларах, стали долларовые депозиты американских вкладчиков. Так появился неподконтрольный национальным регуляторам евродолларовый рынок. Еще один стимул к развитию он получил во время Карибского кризиса, когда советские банки, беспокоясь, что их американские счета могут быть заморожены, перевели свои валютные резервы в Лондон. Наконец, возможно, самую эффективную помощь рынку евродолларов невольно оказали сами США, которые для предотвращения утечки долларов из страны после начала войны во Вьетнаме ввели налог на приобретение американскими гражданами зарубежных ценных бумаг, в результате чего иностранные заемщики, желавшие привлекать займы в долларах, сформировали рынок еврооблигаций.

С увеличением объемов международной торговли увеличились и объемы капитала, не имеющего национальной принадлежности. Еврорынок представлял собой легальную площадку, куда и откуда капитал мог перетекать без помех со стороны национальных законодательных систем. Еще до формального распада Бреттон-Вудского соглашения, несмотря на официальное существование контроля над перемещением капитала, он мог предоставить крупным компаниям финансирование ненационального происхождения.

Распад Бреттон-Вудского соглашения в 1971 г. и начавшаяся примерно тогда же научно-техническая революция значительно ускорили международное движение капитала. Неизмеримо увеличилось разнообразие финансовых инструментов и усложнилась институциональная структура рынка. Сменилась и господствующая в обществе парадигма – более эффективными стали считаться системы, основанные на децентрализации и самоорганизации, проводились меры по уменьшению влияния государства на экономику, на первый план вышли методы саморегулирования. В рамках общих процессов либерализации экономики сначала в развитых, а затем и в развивающихся странах происходило дерегулирование финансовых рынков: был упразднен контроль над процентными ставками, практически повсеместно устранены барьеры на пути движения капитала между странами, отменены ограничения в совмещении различных видов профессиональной деятельности. В период с 1970 по 1998 гг. доля стран, налагающих ограничения на международные операции с капиталом, сократилась с 80 до 66 % [179] .

Свободное перемещение капитала оказало целый ряд положительных эффектов на экономики как развитых, так и развивающихся стран: капитал направлялся в наиболее продуктивные инвестиционные проекты, происходило распределение инвестиционных рисков и распространение новых технологий, повышение эффективности национальных финансовых систем, экспорт и импорт капитала способствовал выравниванию колебаний национального дохода (и соответственно, потребления и инвестиций). Интеграция в систему мировых рынков капитала представлялась весьма привлекательной даже для стран на довольно ранних стадиях экономического развития.

Финансовые рынки способствовали и повышению эффективности рынка труда и человеческого капитала: доступ к ним квалифицированных сотрудников способствует повышению их географической мобильности (за счет ипотеки), увеличивает эффективность поиска работы, а главное – открывается дверь в мир предпринимательства. Повышение дохода квалифицированных сотрудников приводит, в свою очередь, к повышению стимулов к накоплению человеческого капитала. Повышение степени мобильности международного капитала также ограничило такие источники государственного финансирования как высокие государственный долг, налоги и уровень инфляции – поскольку крупный дефицит бюджета свидетельствует о высоком уровне налогообложения или инфляции, капитал уходит из стран с низкой финансовой дисциплиной.

Тем не менее, указанным преимуществам интеграции рынков противостоят и значительные риски. Оказалось, что открытие национальных финансовых рынков для мирового капитала зачастую может способствовать переносу валютных кризисов и кризисов платежного баланса на третьи страны. Согласно исследованию конца 1990-х гг., 18 из 26 банковских кризисов последних двух десятилетий произошли в течение 5 лет после либерализации финансового сектора [180] . Диспропорциональный рост финансовых рынков иногда приводит к неправильному размещению ресурсов внутри реальной экономики. Кроме того, процесс либерализации оказывает отрицательное влияние на страны со слабой институциональной средой – высоким уровнем коррупции, неэффективным государственным аппаратом и неадекватным исполнением контрактов. В связи с этим часто предполагается, что странам со слабой институциональной средой следует отложить либерализацию финансового рынка до тех пор, пока они не укрепят свои институты [181] .

Степень, в которой национальная экономика может воспользоваться преимуществами свободного перемещения капитала и ограничить его риски, определяется, в первую очередь, внутренней экономической политикой. Ключевыми элементами успешной политики интеграции на макроэкономическом уровне должны быть структурные реформы, позволяющие избегать переоцененных валют и чрезмерных дефицитов торгового баланса. В микроэкономической сфере должна формироваться такая система стимулов, которая позволяла бы избегать формирования излишнего валютного долга. Во многих развивающихся странах должны быть реформированы банковский сектор и банковский надзор. Кроме того, по отношению к рынкам должна проводиться ясная и прозрачная информационная политика.

Все это может служить объяснением того, почему переход стран с плановой экономикой к рыночной модели хозяйствования или копирование экономических моделей ведущих западных стран в быстро развивающихся странах в 1990-е гг. привели к череде локальных финансовых кризисов в Юго-Восточной Азии, Мексике, Аргентине и России, влияние которых в силу эффекта «заражения» (contangion) было ощутимо и в развитых западных странах.

Возможная причинно-следственная связь между либерализацией движения капитала и возникновением финансовых кризисов вызывала широкую экономическую дискуссию о необходимости реформы мировой финансовой архитектуры еще в конце 1990-х гг. Тогда такие дискуссии велись на уровне G-20 и G-33, однако по большей части оказывались малопродуктивными. Этому способствовало и то, что от обсуждения проблем реформирования финансового сектора на протяжении длительного периода отказывались МВФ и Всемирный Банк (ВБ). Положение изменилось только с началом острой фазы общемирового финансового кризиса в 2008 г. Создание Форума финансовой стабильности и обсуждение наиболее актуальных проблем развития финансового сектора стало предметом межправительственной и надгосударственной дискуссии, что, безусловно, отражает требования времени и соответствует уровню развития мировой финансовой системы. Среди наиболее актуальных вопросов, обсуждаемых в настоящее время, выделяются следующие [182] :

– реформа банковского и страхового надзора (обеспечение достаточности капитала в рамках Basel II и Solvency II);

– реформа международных стандартов финансовой отчетности с целью увеличению информационной прозрачности;

– переосмысление роли Международного Валютного Фонда и Всемирного Банка и создание новых контрольных или совещательных органов;

– создание системы регулирования рынка производных финансовых инструментов.

Одним из наиболее далеко идущих и достаточно популярных подходов к реформе мировой финансовой архитектуры является отказ от политики либерализации мировых рынков капитала последних десятилетий и новое введение количественных или налоговых ограничений на его перемещения, по крайней мере, в развивающихся странах. Сама по себе идея введения единообразного международного налога на спот-операции на валютном рынке для снижения стимулов краткосрочно перемещать большие суммы капитала и дестабилизировать рынки была высказана в 1978 г. Джеймсом Тобином [183] .

Размер налога, по первоначальному замыслу автора, должен был составлять около 1 % от суммы сделки, однако впоследствии ставка была понижена до 0,1–0,25 %. Налогообложение валютных операций, по мысли Тобина, могло принести два результата: во-первых, стабилизировать колебания валютных курсов, возникающие из-за краткосрочных спекуляций в условиях режима плавающих валютных курсов. Во-вторых, налоговые поступления могли направляться на помощь беднейшим странам – таким образом, налог становился еще и инструментом перераспределения мирового богатства. Тем не менее, размышляя о своем детище, Тобин не считал, что маленький налог позволит разрешить большие проблемы глобальной экономики. В 1978 г. он писал: «Я не ожидаю слишком много от своего скромного предложения. Я полагаю, оно позволит национальным экономикам и правительствам восстановить некоторую часть краткосрочной автономии, которой они наслаждались до введения конвертируемости валют. Предложение не сможет и не должно помочь разрешить правительствам проводить внутреннюю политику независимо от внешних обстоятельств. Следовательно, оно не освободит крупнейшие правительства от императивной потребности более эффективно координировать политики» [184] .

Особенность налога Тобина состояла в том, что он представляет собой косвенный налог на валовый оборот, который должен уплачиваться дважды – при приобретении инвестором иностранной валюты и при ее продаже. Так, если предположить, что ставка налога составляет 0,1 %, то единовременные инвестиции в иностранные активы подорожают не менее, чем на 0,2 %. Если же инвестор будет осуществлять свои вложения ежемесячно, то удорожание составит не менее 2,4 % годовых. Таким образом, в условиях нормальной экономической конъюнктуры и низкой инфляции небольшой по величине налог Тобина теоретически способен препятствовать краткосрочным перемещениям капитала.

Тем не менее, предложения Тобина обладают рядом существенных недостатков. Во-первых, учитывая, что волатильность цен активов в периоды кризисов достигает двух– и трехзначных величин, любой разумный инвестор будет готов заплатить несколько процентов налога, чтобы спасти свои активы или осуществить высокодоходную спекуляцию. Чтобы предотвратить финансовую дестабилизацию ставка налога должна достигать внушительных величин, но это, в свою очередь, может приводить к неэффективности рынков.

Во-вторых, одновременное введение единообразного налога во всех странах мира даже в современных кризисных условиях представляется маловероятным. В результате инвесторы смогут обходить страны с налогом Тобина. Благодаря развитию финансового инжиниринга сделки с национальными активами уже давно могут осуществляться без выхода на местный рынок, например, с помощью деривативов или депозитарных расписок.

В третьих, даже если налог найдет свое применение, то, чтобы избежать искажения ценообразования на ряд финансовых активов и избыточных издержек, от него будут освобождены краткосрочное торговое финансирование, денежные переводы мигрантов, процентные платежи по долговым обязательствам и прочие операции, и перед национальными регуляторами встанет проблема идентификации потоков средств, которые должны облагаться налогом.

Неясно также, что собственно должно являться объектом налогообложения. Если облагать этим налогом лишь торговые операции с акциями и облигациями, вся торговля переместится на рынки фьючерсов и опционов. Если он распространяется на все торгуемые на бирже деривативы, то в выигрышном положении окажутся внебиржевые срочные контракты, созданные специально для того, чтобы избежать налога. В общем, налог Тобина представляет собой теоретическую конструкцию, неприменимую на практике и вряд ли способен предотвращать переоценку финансовых активов и банковские кризисы. Попытки его введения в некоторых странах в конце 1970-х гг. были достаточно быстро отвергнуты как несостоятельные. Даже сам Тобин впоследствии подверг собственные идеи сомнению, как мешающие свободному перераспределению капитала.

Тем не менее, предложения подобного рода активно выдвигаются антиглобалистами, в мире создаются целые общественные движения за внедрение налога (к примеру, Tobin Tax Initiative в США). После начала активной фазы мирового финансового кризиса в 2008 г. дискуссия о налогообложении трансграничных потоков капитала возобновилась и на уровне правительств и международных финансовых организаций. Очевидно, что в таком виде введение налога на финансовые транзакции является скорее популистской, а значит привлекательной для политиков идеей, позволяющей не только угодить тем, кто требует наказать банки за раздувание кризиса, но и с легкостью увеличить поступления в казну в условиях угрожающего большинству развитых стран бюджетного кризиса. При этом, как уже указывалось ранее, такой налог вряд ли способен достичь своей истинной цели.

Рассматривая различные варианты снижения волатильности трансграничных потоков капитала, необходимо понимать, что основной причиной начавшегося в 2007 г. мирового финансового кризиса была не чересчур активная торговля финансовыми инструментами, а чересчур активное принятие на себя рисков, связанных с ними. Относительно небольшие убытки по ипотеке subprime привели к кризису из-за невероятной закредитованности финансовых посредников, долги которых были по большей части краткосрочными.

Кризис спровоцировало схлопывание рынка репо – обеспеченных однодневных кредитов [185] . Когда финансовые посредники стали терять деньги на ипотеке subprime, краткосрочные кредиторы, опасаясь банкротства, отказались выдавать им новые ссуды. Последовательно лишаясь средств, посредники были вынуждены распродавать активы, что привело к еще более резкому падению цен. Предотвратить чрезмерное использование кредитного плеча и краткосрочных кредитов могло бы введение налога на краткосрочные заимствования.

Стимул для их значительного роста был создан комбинацией низких процентных ставок первой половины 2000-х гг. и политики инфляционного таргетирования, проводимой Федеральной Резервной Системой США (далее – ФРС США) в течение последних 30 лет. Минимальные процентные ставки и предсказуемый темп рост цен практически полностью устранили риск невозможности рефинансирования долга.

Пионером в деле введения транзакционного налога на приток краткосрочного капитала стало Чили, установившее подобные ограничения еще в ходе экономических реформ в 1990-е гг. В противовес изначальным предложениям Тобина правительство Чили предложило минимальную норму резервирования для ввозимого в страну капитала, которая на практике соответствовала ставке налога. Выраженная как постоянная процентная ставка от величины притока, она делала краткосрочные вложения более дорогими, чем долгосрочные. К аналогичным мерам в наши дни прибегают и правительства стран, столкнувшихся со значительным притоком средств из-за рубежа. Например, в октябре 2009 г. для противодействия чрезмерному притоку иностранного спекулятивного капитала и предотвращения надувания новых пузырей 2 %-ный налог для иностранцев на покупку инструментов с фиксированной доходностью и акций был восстановлен в Бразилии (до начала кризиса его ставки составляли 1,5 % и 0,38 % – в зависимости от вида сделки, однако налог был отменен после в период девальвации реала в начале кризиса).

Введение подобных ограничений поддерживается и МВФ, эксперты которого отмечают, что традиционная политика по предотвращению пузырей через укрепление валютных курсов уже не срабатывает. Среди других обсуждаемых в настоящее время предложений МВФ в сфере финансового регулирования можно выделить введение двух специальных налогов на банки – основного, зависящего размера их баланса, и дополнительного налога на прибыль и вознаграждения, превышающие норму.

Правительство России в качестве меры борьбы со спекулятивным капиталом предлагает ограничить предельный уровень процентов по валютным займам, которые можно списать на расходы, ставкой рефинансирования Центрального Банка. В настоящее время Налоговый кодекс РФ разрешает уменьшать доналоговую прибыль на проценты по рублевым кредитам в пределах ставки рефинансирования, увеличенной на 10 % для рублевых кредитов и на 15 % для валютных кредитов.

До настоящего момента эмпирические исследования не дают однозначного ответа на вопрос, как влияют налоги на потоки международного капитала и не оказывают ли они нежелательных побочных эффектов. Считается, что они не могут предотвратить спекулятивных атак на переоцененные валюты, а способны только отсрочить их. Более того, существующие эмпирические данные показывают, что введение налога на «горячий капитал» не оказывает негативного влияния на инвесторов.

Безусловно, первой реакцией на угрозу утечки капитала является рассмотрение возможности повторного введения контроля над его движением. Однако в современных условиях это становится проблематичным. Любые меры контроля могут только остановить утечку внутреннего капитала, но не привлечь иностранный капитал. Кроме того, опыт развития финансовых рынков показывает, что регулятивные ограничения, напротив, приводят к появлению новых финансовых инструментов. Примером этого может являться развитие рынка еврооблигаций.

Международный и внутрироссийский опыт показывает, что определяющее влияние на состояние финансового рынка и уровень доверия инвесторов к его институтам оказывает качество его регулирования. Общим местом в дискуссии последнего времени является необходимость усиления контроля над банковским сектором, ограничение степени саморегулируемости финансовых рынков, снижение уровня заемных средств, которым могут пользоваться финансовые институты, повышенное внимание к системным рискам. Даже такие сторонники свободных рынков как Джордж Сорос утверждают: «Необходимо признать, что ложной была сама концепция функционирования финансовых рынков, которой руководствовались, – я имею в виду идею о том, что рынки тяготеют к равновесию. Рынки тяготеют к созданию пузырей, так что регуляторы должны взять на себя ответственность не позволять этим пузырям подпитывать себя и затем лопаться» [186] .

4.4. Постсоциалистические страны [187] : новая сфера привлечения прямых иностранных инвестиций

Одним из важнейших признаков глобализации является регулярное превышение темпов роста объёмов международных прямых инвестиций над темпами роста мирового ВВП, а также значительное увеличение числа предприятий с высокой долей иностранного капитала и иностранных представительств во всём мире. В результате существенного роста международных прямых инвестиций, их доля в мировом ВВП также существенно возросла. Это относится как к миру в целом, так и к отдельным группам стран [188] .

Международные прямые инвестиции (МПИ) осуществляются преимущественно транснациональными корпорациями (ТНК). В конце 1990-х гг. было около 65 тыс. ТНК и около 850 тыс. их дочерних филиалов [189] . Более 90 % МПИ осуществляются фирмами из развитых стран Западной Европы, а также США и Японии. С другой стороны, эти же страны одновременно являются наиболее привлекательными для иностранных инвестиций. Данный факт объясняется тем, что большинство ТНК расположено именно в развитых индустриальных странах. Привлекательность развитых индустриальных стран для прямых инвестиционных вложений определяется такими факторами, как высокая покупательная способность населения, развитая инфраструктура, а также относительно стабильные экономическая и финансовая ситуации.

В первой половине 1990-х гг. инвестиционные режимы многих стран были подвержены значительным изменениям. Большинство этих изменений были направлены на создание благоприятных условий для инвестиционных вложений. Помимо поправок были также заключены многочисленные двусторонние и многосторонние соглашения, стимулирующие МПИ. Наряду с традиционными регионами в последние годы ПИИ все больше направляются и в развивающиеся страны. Особо следует отметить рост ПИИ в страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Характерен в этом смысле тот факт, что большие объёмы ПИИ в 1980-1990-е гг. были направлены в Китай, который в настоящее время по объёму привлекаемых ПИИ занимает второе место в мире (после США).

Страны Восточной Европы, а также страны СНГ до начала 1990-х гг. фактически не рассматривались как потенциальные объекты для осуществления ПИИ. Однако в последние годы интерес к этим странам со стороны иностранных инвесторов существенно возрос, хотя в мировой географической структуре эти страны занимают всё ещё довольно скромное место.

Феномен МПИ составляет предмет многочисленных фундаментальных и эмпирических исследований. В экономической литературе известно более 40 концепций, объясняющих это явление. Различают микро-, мезо– и макроэкономические теории [190] . Микроэкономические концепции рассматривают инвестиционную деятельность с точки зрения интересов отдельного предприятия. На мезоуровне изучаются инвестиционные мотивы в отдельных странах и регионах, возникающие преимущественно в условиях олигополистической конкуренции. Наконец, на макроуровне речь идёт о влиянии факторов, действующих в рамках национальной экономики, на инвестиционные решения предпринимателей, а также о значении МПИ для развития национальных экономик [191] . Данные концепции носят общий характер и не объясняют феномена стремительного распространения МПИ в последние десятилетия.

В то же время становление глобального хозяйственного миропорядка обусловливает специфику международной инвестиционной деятельности для многих фирм. Речь идёт, в первую очередь, о следующих факторах:

1. Обострение международной конкуренции вынуждает многие предприятия всё больше искать возможности выхода на зарубежные рынки. При этом использование только какого-либо одного инструмента (например, экспорта) уже не представляется целесообразным. Одним из способов является открытие филиалов за рубежом. Этот метод помогает изучить состояние того или иного национального рынка "изнутри". Этому благоприятствует то обстоятельство, что в последние десятилетия многие страны совершенствуют своё законодательство в направлении создания более благоприятных условий для иностранных инвесторов.

2. Острота международной конкуренции на современном этапе вынуждает многие фирмы постоянно искать возможности снижения издержек. Этим объясняется постоянное перемещение отдельных производственных операций в те регионы, где расходы на оплату труда существенно меньше, нежели в стране, где находится материнская компания. Поиск всё более и более дешёвой рабочей силы становится в условиях глобализации существенным фактором, определяющим географию распространения МПИ.

3. Особая проблема, которая также не рассматривается в традиционных концепциях МПИ, связана с направлением прямых инвестиций в постсоциалистические страны. Как уже отмечалось, с конца 1980-х гг. постсоциалистические страны переживают трансформационную стадию, которая включает глобальную (внешнюю) составляющую. При плановой экономике в связи с доминантой государственной собственности прямые инвестиции в эти страны практически не направлялись. Соответственно, постсоциалистические страны в ходе рыночных реформ, прежде всего, должны были создать законодательную базу для привлечения инвестиций и решить проблему привлекательности национальной экономики для иностранных инвесторов.

С конца 1980-х гг. у иностранных фирм появилась новая сфера возможных инвестиционных вложений. По мере развития трансформационных процессов отдельные предприятия и целые отрасли в данном регионе могут представлять интерес для реализации международных инвестиционных проектов. Несмотря на то, что постсоциалистические страны по-прежнему занимают довольно скромное место в сфере привлечения ПИИ, данный интерес всё более и более возрастает. Опыт привлечения ПИИ в постсоциалистические страны явился предметом многочисленных теоретических и эмпирических исследований.

Так, Д. Хеш отмечает, что направлять ПИИ в постсоциалистические страны целесообразно только при соблюдении двух условий: трансферте ресурсов и сохранении инвестором контроля за ресурсами [192] . Трансферт ресурсов осуществляется либо в форме перемещения производства в целевой регион, либо в форме создания сетевых связей для обслуживания новых рынков. Перемещение производства оправдывает себя тогда, когда в целевом рынке достигается снижение издержек. В свою очередь перемещение производства связано с открытием новых рынков. Для обслуживания этих рынков зачастую необходимо создание сетевых связей. Как известно, при осуществлении ПИИ контроль за вложенными средствами остается в руках инвестора. Такой контроль целесообразен при допущении несовершенства рынка. Например, если в целевом регионе не развит финансовый рынок, то использование ПИИ имеет явное преимущество перед другими способами внедрения на иностранные рынки. Регион ЦВЕ находится в географическом плане близко от Западной Европы, в которой расположены многие потенциальные инвесторы. Поэтому при перемещении производства появляется возможность экономии на транспортные расходы. Кроме того, в странах ЦВЕ относительно низкий уровень расходов на оплату труда. Иностранные инвесторы также заинтересованы в том, чтобы сохранить контроль за управлением предприятием, в которое они вложили свои средства. В такой ситуации иностранные инвесторы могут создать собственную систему мотивации на предприятии и повысить эффективность его работы [193] .

Говоря о значении ПИИ для развития экономики постсоциалистических стран, необходимо отметить следующие особенности:

1. В период существования плановой экономики решения об инвестиционных вложениях принимались исключительно государственными органами. С первых лет рыночных преобразований инвестиционная активность государства резко сократилась и была, фактически, сведена к нулю. В этих условиях объективно возникает инвестиционный голод, который предполагает потребность в иностранных инвестициях.

2. В период существования плановой экономики отсутствовали конкурентные механизмы. Внутренний спрос был ограничен государственным планированием. Отчетливо наметились тенденции неконкурентоспособности экономики постсоциалистических стран и недостаточности внутреннего спроса. Поэтому возможности развития конкурентной среды в результате открытия филиалов иностранных компаний и роста внутреннего спроса за счёт создания новых рабочих мест следует рассматривать как существенный фактор экономической динамики в постсоциалистических странах.

Обобщая некоторые аспекты, содержащиеся в изложенных выше концептуальных подходах к объяснению феномена ПИИ, следует предположить, что иностранные инвестиции должны привести в странах-реципиентах к ряду позитивных эффектов, так как:

а) ПИИ способствуют обновлению физического капитала за счёт трансферта современных технологий, а также ведут к созданию новых рабочих мест. В результате создаются предпосылки для роста отечественного спроса и, опосредованно, для экономического роста в целом;

б) ПИИ ведут к обострению конкуренции на внутренних рынках стран-реципиентов. Осуществляемый трансферт новейших технологий и международных инноваций даёт фирмам с прямыми иностранными инвестиционными вложениями конкурентные преимущества по сравнению с прочими отечественными фирмами. Обострение конкуренции создаёт новые стимулы для поиска возможностей повышения эффективности производства;

в) трансферт новейших технологий в ходе вложения ПИИ создаёт предпосылки для повышения производительности труда в соответствующих фирмах;

г) ПИИ оказывают позитивное воздействие не только на экономику тех фирм, в которые они направляются, но и других предприятий в странах-реципиентах. Данное воздействие обусловливается, так называемыми, передаточными эффектами (эффекты spill – over). Эти эффекты проявляются в том, что обострение конкуренции на внутреннем рынке страны-реципиента, создаёт стимул к повышению эффективности производства у всех участников рынка. Уход с рынка неконкурентоспособных фирм ведёт к перераспределению ресурсов в пользу наиболее эффективно работающих предприятий. Передаточные эффекты проявляются также и в процессе обучения персонала. Одновременно с внедрением ПИИ западные фирмы осуществляют различные образовательные программы для будущих руководителей и сотрудников своих представительств. Лица, работающие в представительствах западных фирм, имеют возможность перенять производственный и управленческий опыт своих зарубежных коллег. В дальнейшем они передают этот опыт, переходя в другие фирмы (в том числе, и без участия иностранного капитала) или открывая свои предприятия. Наконец, "передаточные эффекты " проявляются за счёт того, что в результате использования ПИИ возникает дополнительный спрос на промежуточные продукты (сырьё, материалы, комплектующие и т. д.), поставляемые отечественными предприятиями без участия иностранного капитала, и эти предприятия получают новые возможности для своего развития.

Принципиально подобные эффекты возможны не только в постсоциалистических странах, но и в мире в целом. Поэтому мы предполагаем, что глобализационным преимуществом обладает национальная экономика привлекательная для иностранных инвесторов. В таких странах обозначенные позитивные эффекты проявляются настолько отчётливо, что оказывают реальное воздействие на экономический рост и динамику общественного благосостояния населения. В странах, относительно непривлекательных для иностранных инвесторов, подобные положительные эффекты проявляются слабо и не играют существенной роли в сфере экономического развития страны. Подобную ситуацию можно охарактеризовать как глобализационный дефицит.

Высказанная нами гипотеза носит общий характер. В то же время своеобразие экономики постсоциалистических стран придаёт проблеме привлечения ПИИ особое значение. Фактически на этапе перехода к рынку необходимо вновь создавать законодательную базу. При этом перед иностранными инвесторами возникает проблема вложения средств в экономику, в которой долгое время рыночной конкуренции не существовало. Отсутствовала также и необходимость решать такие задачи, как завоевание новых рынков сбыта, мотивация сотрудников, эффективное использование финансовых средств и т. д. В отличие от тех государств, в которых позитивные эффекты от привлечения ПИИ усиливают существующие тенденции, в постсоциалистических странах они призваны, в первую очередь, способствовать становлению рыночных инструментов управления.

Сам факт того, что трансформационные процессы в постсоциалистических странах происходят в условиях глобализации (один из основных признаков глобализации – стремительное распространение иностранных вложений в экономику других государств) можно трактовать как историкоэкономический шанс постсоциалистических стран. Привлечение инвестиций должно ускорить становление рыночной экономики. Однако следует помнить, что западные фирмы имеют множество альтернативных возможностей для вложения своих средств. В этих условиях шансы постсоциалистических стран во многом определяются, во-первых, возможностью привлечения ПИИ (то есть создание условий, при которых иностранные инвесторы не откажутся от инвестиционных проектов в пользу других регионов) и, во-вторых, возможностью извлечения реальной выгоды иностранными инвесторами от потенциально позитивных эффектов, получаемых в результате ПИИ.

Как уже отмечалось, на сегодняшний день позиция постсоциалистических стран на мировом рынке ПИИ является довольно скромной, то есть многие крупнейшие инвесторы всего мира не рассматривают предприятия на территории постсоциалистических стран как наиболее привлекательные объекты своих вложений. Это связано с наличием факторов риска, которые, несмотря на общие тенденции, имеют свою специфику для каждой страны (рис. 4.5 – пример для России).

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 4.4. Постсоциалистические страны [187] : новая сфера привлечения прямых иностранных инвестиций.

Рис. 4.5. Факторы риска для иностранных инвесторов, вкладывающих средства в экономику России.

Таблица 4.2. Резервы повышения привлекательности России в сфере привлечения ПИИ Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 4.4. Постсоциалистические страны [187] : новая сфера привлечения прямых иностранных инвестиций.Перечисленные факторы имеют специфическую российскую природу и не столь актуальны, например, для стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ). Активность иностранных инвесторов в странах ЦВЕ значительно выше по сравнению с Россией, что легко объясняется географической близостью Западно-Европейского региона, где расположено много потенциальных инвесторов. Кроме того, большинство стран ЦВЕ (Чехия, Польша, Словакия, Венгрия, Словения, Болгария, Румыния, Литва, Латвия, Эстония) стали членами ЕС, что позитивно сказалось на их инвестиционном климате.Таким образом, одна из важнейших задач российской экономики в условиях глобализации состоит в привлечении ПИИ. Именно привлечение ПИИ можно рассматривать как инструмент модернизации производственных мощностей, что повысит уровень международной конкурентоспособности российских предприятий. По нашему мнению, важнейшими мероприятиями в рамках экономической политики государства, направленными на повышение привлекательности российской экономики для ПИИ являются совершенствование правовых основ иностранной инвестиционной деятельности; налоговая реформа; достижение финансовой стабильности; реформа образовательной системы; предоставление институциональных гарантий иностранным инвесторам. Предполагаемый эффект от проведения подобных мероприятий представлен в табл. 4.2.

4.5. Африка как арена столкновения экономических интересов: опыт, современное состояние и перспективы в посткризисном мире

Африканский континент, начиная со средних веков, становится местом столкновения экономических интересов мировых держав.

Африка издавна притягивала европейцев: ещё до открытия огромных запасов полезных ископаемых «чёрный континент» был источником специй, слоновой кости и других малодоступных ценностей. После арабского завоевания Северной Африки в VII веке европейцы оказались отрезанными от глубинных областей континента, получая только информацию от арабских путешественников и торговцев. Так, Мухамед ибн-Муса аль-Хорезми в первой половине IX века описал все известные арабам города и страны Африки; Аль-Бируни в начале XI века поведал о занятиях африканцев, состоянии торговли, рассказал о добыче золота и сборе жемчуга. В XV веке отмечены первые попытки европейских проникновений в Африку: генуэзские купцы в это время бывали в Марокко, откуда начинался торговый путь в долину Нигера; с 1415 года отмечено постепенное движение португальцев на юг вдоль Атлантического побережья материка. Торговля золотом и пряностями была основной целью европейцев на Африканском континенте: подсчёту выгод и убытков при ведении торговых операций с африканским населением посвящён ряд дошедших до наших дней записей европейских купцов (Г. Зурара, А. Ка да Мосто).

Особую страницу в европейской экспансии на африканском континенте в доколониальный период, несомненно, представляет работорговля. Зарождение работорговли относится к временам, не сохранившимся в письменной истории; устные предания, записанные много позже, уже упоминают о её существовании. Так, древнейшие источники Египта свидетельствуют, что рабство, а с ним и торговля рабами, составляли заметную, если не определяющую часть экономики североафриканских государств древности. В средние века в Западную Европу рабы из Африки стали вывозиться, прежде всего, португальцами (в середине XV века), а с начала XVI века испанцы начали доставлять их в Вест-Индию, а португальцы – в Бразилию.

В 1452 году Папа Римский Николай V своей буллой санкционировал захват португальцами африканских земель и обращение их жителей в рабство. В течение XVI–XVII веков торговля рабами составляла королевскую привилегию, передававшуюся частным лицам большей частью как монополия, с обязательством доставить в заокеанские колонии определённое количество рабов в определённое время. В 1510 году первые 250 африканцев с побережья Гвинейского залива были доставлены на золотые рудники Эспаньолы [194] . Вывоз рабов из Африки, их продажа в Южной Америке, покупка на вырученные деньги сахара и других сырьевых товаров, с целью их торгового обмена на ром и другие товары, производимые в североамериканских колониях, и затем окончательная перевозка экспортных товаров из Северной Америки в Европу оказалась очень прибыльным делом. Такая схема была названа «Торговлей по золотому треугольнику»: цена любого товара (будь то рабы, ром или сахар) на каждом звене этой торговой цепи после перевозки возрастала в несколько десятков раз, не только покрывая торговые издержки, но и обеспечивая обогащение торговцам.

В североамериканские колонии англичане впервые завезли африканских рабов в 1620 году, причём английское правительство навязало их колониям, введя монополию. Постепенно развилась целая система «негроторговли». Всего в британские колонии в Северной Америке, и позднее в США, было доставлено около 13 миллионов рабов из Африки, но на каждого живого раба приходилось по 3–4 погибших во время «охоты на людей» и их транспортировки.

Подъём торговли африканскими рабами произошёл с основанием больших торговых компаний в Нидерландах, Франции и Англии (1621–1631 годы), получивших привилегии на вывоз рабов из Западной Африки, на пространстве от Тропика Рака до мыса Доброй Надежды. В 1650 году в Африке проживало около 100 млн человек (примерно 18 % населения планеты). Работорговля, физическое истребление и нещадная эксплуатация коренного населения существенно изменили демографическую ситуацию: в 1800 году население Африки сократилось до 90 млн человек (около 7,5 % населения Земли) [195] .

XVIII–XIX вв. открыли новую страницу усиления европейского влияния на африканском континенте. После потери Англией и Францией основных североамериканских колоний их взоры устремились в Африку. Так, в 1788 году в Лондоне была учреждена «Африканская ассоциация», основной целью которой стало создание условий для развития торговых отношений Великобритании. Первая британская колония в Африке была основана в 1787 году: на территории Сьерра-Леоне начала действовать компания, уполномоченная принимать бывших рабов и заключившая с местным вождём договор о продаже участков побережья [196] . После запрета работорговли в 1807 году британцы взяли под свой контроль все торговые операции на юге и западе Африки: для благоприятного ведения торговли и ограничения французского влияния они приобретали у местных вождей небольшие территории («уступленные мили»), например, участки земли в устье реки Гамбия.

В Южной Африке в 1652 году голландцы основали Капскую колонию. В конце XVIII века население колонии насчитывало более 60 тысяч человек, треть из которых были европейцы; Капская колония была стратегическим объектом на пути в Индию. В 1795 году англичане заняли мыс Доброй Надежды, завершив тем самым эпоху голландского господства в данном регионе и заложив основы британского колониального владычества на юге континента. Впоследствии потомки голландских переселенцев (буры) основали в 1850-е годы собственные государства – Трансвааль и Оранжевую республику, основу экономики которых составляли разведение крупного рогатого скота и овец, выпуск вина, экспорт шерсти и страусовых перьев; эти территории, богатые золотом и алмазами, также пали в ходе англо-бурской войны 1899–1902 годов.

Именно наличие запасов золота и алмазов предопределило ускоренное развитие Южной Африки: как отмечают А.Б. Давидсон и И.И.Филатова, «слухи об алмазах молниеносно распространились по всему свету, и уже в 1870–1871 годах начался наплыв искателей наживы и приключений из разных стран, прежде всего англосаксонских…» [197] . В период алмазно-золотого бума капитал меньше чем за 20 лет прошел в Южной Африке цикл развития от преобладания мелких старателей до монополистического объединения – одного из первых в истории мирового капиталистического хозяйства. Южноафриканские промышленники имели тесные связи с лондонским Сити и международным капиталом; приток капиталов в Южную Африку, особенно из Великобритании, оказался очень бурным. Только в 1889 году в промышленность здесь было вложено 12 млн фунтов стерлингов [198] . Несомненно, захват южноафриканских земель укрепил британское колониальное господство в Африке как политически, так и экономически: Великобритания взяла под контроль не только горнодобывающую промышленность региона, приносившую огромные прибыли, но и овладела ключевыми портами на пути из Атлантики в Индийский океан.

В начале 1870-х годов колониальные владения составляли лишь несколько процентов территории африканского материка, но уже к началу XX века он был поделён почти полностью: после англо-бурской войны 1899–1902 годов в тропической и южной Африке суверенными считались два государства: Эфиопия, сумевшая разгромить в 1896 году итальянскую армию, отправленную для её завоевания, и Либерия, основанная чернокожими выходцами из Северной Америки; остальная территория Африканского континента входила в состав европейских колониальных империй. Европейская колонизация африканских территорий в XIX веке имела под собой преимущественно экономическую почву: ограниченность природных и людских ресурсов Великобритании, Франции, Бельгии, Испании, Португалии, Италии и Германии привела их к необходимости захвата колоний. К концу XIX века Африка оказалась разделённой на владения нескольких европейских держав.

В конце XIX – начале XX веков в Южной и Юго-Западной Африке европейская колониальная политика реализовывалась с помощью ряда компаний, получавших от правительств стран-метрополий особые права. В частности, так называемая «Южно-Африканская Компания» (South Africa Company) могла не только захватывать новые земли и использовать их по своему усмотрению, но и занималась налогообложением. Один из основных функционеров компании – С. Родс – крупный финансист и инициатор английской колониальной экспансии в Южной Африке – захватил Родезию (названную в его честь) и обеспечил беспрецедентную собираемость налогов за счёт жёсткой эксплуатации вождей, местных чиновников и ростовщиков. Imperial British East Africa Co получила право эмиссии монет в Британской Восточной Африке (Кения, Уганда, Британское Сомали).

Особое значение для ужесточения столкновений европейских держав в Африке стало открытие огромных запасов полезных ископаемых. Создававшаяся промышленность была в большей степени рассчитана на экспорт и имела стремительные темпы развития: в Бельгийском Конго, например, добыча меди с 1913 по 1937 год возросла более чем в 20 раз; к 1937 году Африка занимала в капиталистическом мире внушительное место по производству минерального сырья: на нее приходилось 97 % всех добываемых алмазов, 92 % кобальта, более 40 % золота, хромитов, литиевых минералов, марганцевой руды, фосфоритов и более трети всего мирового производства платины [199] .

Другим важным аспектом европеизации и колониального господства в Африке стало развитие сельского хозяйства. Вовлечение континента в международные экономические отношения в качестве источника сырья и рынка сбыта продукции изменило судьбу традиционных форм хозяйствования, прежде всего, земледелия, на смену которому пришли плантационное хозяйство и выращивание монокультур, определяющих экономическую специализацию отдельных стран (кофе, какао-бобы, бананы, арахис, пряности и т. п.) [200] . В Западной, Центральной и Восточной Африке экспортная сельхозпродукция производилась в основном в хозяйствах самих африканцев – европейское плантационное производство там не привилось из-за неблагоприятных для европейцев климатических условий. Экспортная сельхозпродукция производилась также на фермах, принадлежащих европейцам, в Южной Африке, Южной Родезии, Кении, Юго-Западной Африке.

После окончания I Мировой войны колониальное освоение Африки ускорилось, при этом африканские территории постепенно превращались в аграрно-сырьевые придатки европейских держав, сельское хозяйство, в основном, было переориентировано на экспорт. Кроме того, в 1920-1930-е годы существенно изменился состав сельскохозяйственных культур, выращиваемых африканцами, серьёзный рост отмечен в производстве экспортных культур: кофе – в 11 раз, чая – в 10 раз, какао-бобов – в 6 раз, арахиса более чем в 4 раза, табака – в 3 раза и т. д. Европейские страны начали активно эксплуатировать сельскохозяйственные ресурсы африканских стран, формировать плантационное хозяйство масличных пальм, кофе, какао, лекарственных трав и пряностей, тем самым способствуя перемещению трудовых ресурсов в регионе. Выращивание и экспорт сельхозкультур в колониях позволило европейским державам с ещё большей силой ужесточить конкурентное противостояние на мировых рынках сельскохозяйственного сырья.

Особо следует отметить, что вплоть до 1960-х годов две ведущие мировые державы – США и СССР – практически не проявляли интереса к Африканскому континенту: их экономическое влияние там было незначительным. Однако ситуация изменилась с крушением колониальной системы: если раньше Африка была разделена на сферы экономического влияния европейских держав, то обретение независимости странами континента усилило проникновение американского капитала, а также привлекло Советский Союз.

Для СССР, в первую очередь, имела значение идеологическая экспансия, зачастую в ущерб экономическим интересам. С конца 1950-х годов в марксистско-ленинской теории всё большее внимание уделялось разработке концепции «некапиталистического развития» и «социалистической ориентации». Эти идеи были горячо поддержаны многими лидерами африканских государств: первые шаги в таком направлении сделали правительства Ганы и Гвинеи, позднее на этот путь встали Танзания, Конго, а с середины 1970-х годов – Эфиопия, Ангола и Мозамбик. Сотрудничество с африканскими странами не ограничивалось торговыми операциями. СССР оказывал всемерную поддержку в создании национальной промышленности, подготовке национальных кадров, военно-технической сфере. При этом к 1990 году общая сумма долга стран Африки перед СССР достигла 13936,6 млн инвалютных рублей, из которых на военные поставки приходилось 12347 млн, а на экономическую помощь – 1589,6 млн инвалютных рублей. Что же касается стран «социалистической ориентации», то на их долю приходилось 9335 млн инвалютных рублей (67 % от общей суммы). В числе основных заёмщиков оказались Алжир, Ливия (12 %), Ангола, Мозамбик, Эфиопия (22 %) [201] .

Как правило, в странах, выбравших некапиталистический путь развития, ситуация складывалась напряженно, происходили кровопролитные гражданские войны; однако ряд самых основных трудностей был примерно один и тот же, что и в государствах, согласившихся с неизбежностью капиталистического пути. Это проблемы экономического характера; большинство африканских стран после провозглашения независимости оказалось в числе беднейших стран мира, не способных без внешней финансовой помощи обеспечить нормальное функционирование национальной хозяйственной системы. Экономическая отсталость африканских государств позволила бывшим европейским метрополиям (прежде всего, Франции, Бельгии и Великобритании) сохранить экономическое влияние во многих странах континента, хозяйственные системы которых на протяжении десятилетий срастались с европейским капиталом. На наш взгляд, здесь можно говорить лишь о трансформации отношений: экономическое господство европейских держав в Африке из прямого колониального владения преобразовалось в сохранение сфер экономического влияния в формально независимых государствах.

Начало 1990-х годов ознаменовалось серьёзными изменениями в экономике африканских стран. Во-первых, распад СССР и отказ от экспансии марксистско-ленинской идеологии в странах «третьего мира» был связан и с прекращением военно-технической помощи Советского Союза развивающимся странам, что повлекло повсеместное сворачивание экономического сотрудничества, разрушение сложившихся в последние десятилетия торговых связей, серьёзное сокращение программ подготовки национальных кадров в советских вузах. Кроме того, окончание «холодной войны» стало основой прекращения блокового противостояния и борьбы за сферы влияния, в том числе на Африканском континенте.

Конец XX века стал периодом полного ухода России с африканской экономической арены, чем не преминули воспользоваться растущие мировые державы – Китай, Саудовская Аравия, Япония, Канада, Австралия. Указанные страны стремительно наращивают экономические связи на африканском континенте, вкладывают инвестиции, развивают промышленность, формируют рынки сбыта для своей продукции. Для России в условиях нарастания экономической глобализации возникает необходимость восстановления утраченных позиций и сфер влияния в Африке. При этом возможно, с одной стороны, погашение части долга сырьевыми товарами африканских стран (пищевыми продуктами тропического земледелия, масличными культурами, товарами переработки сельскохозяйственного сырья и продукцией горнодобывающих предприятий).

С другой стороны, африканский континент представляет собой сосредоточение колоссального экономического потенциала, связанного с огромными запасами полезных ископаемых, наличием трудовых ресурсов, возможностью развития и наращивания объёмов выпуска сельскохозяйственной продукции, рыбного и морского хозяйства, лесной промышленности, перспективами расширения рынков сбыта для российской продукции с высокой добавленной стоимостью (металлургия, химическая промышленность, машиностроение, энергетика и т. д.). Всё это повышает инвестиционную привлекательность ряда африканских государств, что должно быть оценено российским бизнесом и поддержано государством.

В условиях глобализации, несомненно, России надлежит занять своё место в группе глобализирующих стран. При этом создание совместных предприятий в различных отраслях народного хозяйства, подготовка национальных кадров для глобализируемых стран, развитие военно-технического и торгового сотрудничества с государствами Африки должны не только пониматься как формы реализации особых национальных экспортных ресурсов России, но и как пути укрепления экономических позиций нашей страны в африканском регионе.

4.6. Механизмы повышения международной конкурентоспособности банковского сектора в условиях преодоления кризиса и перехода к инновационному развитию (по материалам Вьетнама)

Международное инвестирование капитала в экономику других стран и использование иностранных финансовых и других ресурсов в национальном хозяйстве стало к концу XX – началу XXI вв. неотъемлемой частью хозяйственной жизни практически всех стран мира. Как правило, привлечение иностранного капитала имеет следующие эффекты: вызывает развитие конкуренции; способствует либерализации рынков; сопровождается расширением участия новых стран в системе международного движения капитала; интенсифицирует процессы формирования новых инвестиционных и цивилизационных центров экономического роста; способствует изменению соотношений между государственными и рыночными методами регулирования экономических систем; повышает роль наднациональных институтов международных инвестиционных отношений.

В настоящее время в международных, российских и вьетнамских классификациях, как правило, выделяют три основные формы иностранного инвестирования. К ним относятся, во-первых, прямые иностранные инвестиции (ПИИ) (капиталовложения в промышленность, торговлю, сферу услуг, обеспечивающие эффективный контроль над фирмой реципиентом иностранного капитала); во-вторых, портфельные иностранные инвестиции (инвестиции в иностранные акции, облигации и ценные бумаги, включая еврофинансовые инструменты); в-третьих, прочие инвестиции (среднесрочные и долгосрочные международные кредиты и займы ссудного капитала промышленными, торговыми и другими корпорациями, а также финансовокредитными учреждениями банковского и небанковского типа).

В отличие от портфельных инвестиций и международных кредитов и займов, при привлечении ПИИ капиталоимпортирующая страна и фирмы-реципиенты получают не только финансовые ресурсы, но и капитал в товарной форме в виде, например, машин, оборудования, патентов, лицензий, технических, организационных, управленческих ноу-хау, знаний и опыта.

Следует заметить, что в течение своей, по крайней мере, 150-летней истории процесс ПИИ развивался неравномерно, испытывая спады и подъемы, однако тенденция к росту все же доминировала. Первые теории и концепции ПИИ появились в конце 1950-х гг. – начале 1960-х гг. Но, только в 1960-х гг. теории ПИИ начали принципиальным образом совершенствоваться, хотя и в начале XXI в. нет ни одного исчерпывающего объяснения или единственной теории, полностью раскрывающей экономическую роль, причины и движущие силы ПИИ. Экономическая наука все еще не обладает точным аналитическим инструментарием, который позволил бы предвидеть поведение отдельных экономических субъектов и влиять на международные потоки капитала и технологий.

В то же время, по мнению многих известных экономистов, существует значительное количество теоретических положений и концепций ПИИ, которые могут служить научной основой при создании и реализации международной инвестиционной политики государств и формировании трансграничных инвестиционных стратегий компаний. Важное значение, имело появление «эклектической парадигмы», связанной с именем проф. Дж. Даннинга [202] , в которой концептуально соединяются макро– и микроэкономические подходы. Термин «эклектическая» был выбран потому, что Даннинг поставил своей целью отобрать наилучшие методы, доктрины и стили и объединить все ценное из них. Он теоретически обосновал характер и направления путей международного инвестиционного развития, встраивая свои изыскания в глобальную концепцию экономического развития при помощи ПИИ. Согласно Даннингу [203] , парадигма объясняет виды и модели деятельности компаний в области прямого зарубежного инвестирования. Она также акцентирует внимание на конкурентных преимуществах и на их классификации.

В качестве критериев классификации преимуществ взяты их источники, которые Дж. Д. Даннинг делит на две группы. К ним относятся следующие. Во-первых, внутренние источники определяют потенциал фирмы (владение собственностью, факторами производства). Среди них особо выделяяются те, которые обеспечивают продвижение собственных капиталов и позволяют фирме получать не только предпринимательский доход, но и торговую прибыль от своего производства (эффект интернализации. т. е. эффект от всех внутренних факторов производства и их оптимального сочетания). Во-вторых, внешние источники образуются за счет рыночной среды, действующей в стране-реципиенте, если она благоприятна для иностранных инвестиций.

Исходя из приведенных соображений конкурентные преимущества Даннинг группирует в три больших блока:

1. «О-преимущества» (ownership advantages), связанные с использованием внутренних потенций по владению собственностью иностранными инвесторами по сравнению с местными компаниями;

2. «L-преимущества» (location advantages), которые предоставляет страна-реципиент;

3. «I-преимущества» (internalization advantages), вызванные включением фирмы в процесс интернализации, что позволяет ей полностью присваивать доход от использования всех своих конкурентных преимуществ и не делиться ими с зарубежными фирмами, передавая свой товар для экспорта или же прибегая к продаже лицензий.

Совокупность OLI-преимуществ содержит объективные и субъективные составляющие, поскольку она зависит от вида деятельности, специфики компании и ожидаемых и реальных выгод, предоставляемых инвестору страной-реципиентом. Желание корпораций инвестировать за рубеж возрастает с наличием О-преимуществ, которые необходимо оценить в сравнении с преимуществами конкурентов, а также с ростом прибыли или выгод, определяемых L-преимуществами в стране-реципиенте. В случае, когда налицо все три преимущества, развитие ПИИ предпочтительно по сравнению с экспортом или продажей лицензий иностранным фирмам. Если, помимо преимущества О, существует и I, фирме выгоднее использовать экспорт. Если имеет место только преимущество О, необходимо ориентироваться на лицензирование как основную международную стратегию.

Теории Даннинга действительно были использованы международными финансовыми и транснациональными корпорациями, функционирующими в промышленности, сельском хозяйстве, банковском секторе и других областях и секторах. При интенсификации процесса международного движения капитала в 2000-х гг. банковская система Вьетнама вызывала особый интерес со стороны иностранных инвесторов. В первую очередь, это обуславливалось тем, что экономика СРВ относится к экономикам развивающегося типа, а банковская система является одной из ведущих отраслей Вьетнама, но при этом она не соответствует масштабу экономики страны в целом. До кризиса вьетнамский банковский сектор демонстрировал устойчивую динамику роста, как по объемам активов, так и по капитализации и кредитованию. Как известно, инвестиции в развивающиеся экономики дают возможность получить более высокую прибыль, чем в развитых экономиках.

Обратимся к статистическим данным Центрального банка СРВ. По состоянию на 01.01.2010 г. лицензию на осуществление банковских операций имели 55 кредитных организаций с участием нерезидентов, из них 45 филиалов тридцати трех иностранных банков, 5 совместных банков и 5 банков со стопроцентным участием иностранного капитала [204] . Отметим тот факт, что количество кредитных организаций с участием нерезидентов увеличилось соответственно на 6, 9, 19, 19 и 23 банков по сравнению со статистическими данными за 2009, 2008, 2007, 2006 и 2005 гг. [205]

Закономерным вопросом является качественный состав вьетнамских кредитных организаций с участием иностранного капитала. Что стоит за официальными статистическими данными? Каким образом, и в каких формах приходит иностранный капитал на банковский рынок СРВ?

Период с 2005 по начало 2010 гг. был отмечен активной, если не сказать агрессивной, экспансией иностранных банков на вьетнамский финансовый рынок. Данная экспансия осуществлялась путем покупки акционерских банков с наиболее подходящими характеристиками для развития международного оптового и/или розничного банковского бизнеса. Известно, что оптимальным вариантом развития международного банковского бизнеса является покупка местных банков. В случае стратегического развития розничного банковского направления местные банки должны обладать хорошо развитой сетью, а также известным брендом.

К наиболее крупным по вьетнамским масштабам сделкам по приобретению иностранными банками акционерских банков СРВ можно отнести следующие: покупку британским банком HSBC 20 % акций «Techcombank»; приобретение сингапурским финансово-кредитным учреждением «United Overseas Bank Limited» 20 % акций «Southern Bank»; аквизицию малайзиским банком «May Bank» 20 % акций «Abbank»; покупку китайским финансово-кредитным учреждением «Oversea Chinese Banking Corporation» 15,7 % акций «VPbank»; приобретение британским банком «Standard Chartered Bank» 15 % акций «Asia Commercial Bank»; аквизицию японским финансово-кредитным учреждением «Sumitomo Mitsui Banking Corporation» 15 % акций «Eximbank»; покупку французским банком «BNP Paribas» 15 % акций «Orient Commercial Joint Stock Bank»; приобретение французским финансово-кредитным учреждением «Societe General» 15 % акций «Seabank»; аквизицию австралийским банком «Commonwealth bank of Australia» 15 % акций «VIB»; покупку австралийским финансово-кредитным учреждением «ANZ» 10 % акций «Sacombank»; приобретение германским банком «Deutsche Bank» 10 % акций «Habubank»; аквизицию американской группой «Citigroup» 10 % акций «East Asia Bank»; покупку британским финансовым институтом «Dragon Capital» 9 % и 8,31 % акций соответственно «Sacombank» «Vpbank» [206] .

Вышеуказанные международные приобретения вьетнамских акционерных банков можно объяснить в первую очередь, желанием иностранных финансовых институтов (преимущественно финансово-кредитных учреждений) выйти на банковский рынок СРВ, а также их значительными финансовыми возможностями. Вместе с этим нельзя не учитывать и тот факт, что приобретаемые вьетнамские банки обладали реальными возможностями для развития международного банковского бизнеса. Так, например, Techcombank на момент своей продажи, имел разветвленную сеть, работал не только в секторе розничного банковского бизнеса, но и в корпоративном секторе. Наверное, не случайно новые акционеры (HSBC) не стали менять название Techcombank, так как это действительно удачный бренд для потребителей рынка банковских услуг Вьетнама. В настоящее время банковская сеть Techcombank является седьмой по размерам и состоит из 130 филиалов, расположенных во всех городах и провинциях СРВ и имеет более 1 млн частных клиентов и около 400 тыс. корпоративных клиентов [207] .

В качестве другого примера можно привести Sacombank. Многие эксперты журнала «The Asian Banker» [208] рассматривали его, как самый лучший банк в сфере розничного бизнеса [209] . Накануне продажи своих акций в 2005 году собственный капитал Sacombank составлял около 95 млн долл., а в 2010 г. – около 572 млн долл. [210]

Наличие дочерних структур иностранных банков на вьетнамском рынке можно оценить положительно. Безусловно, эти банки по сравнению с вьетнамскими банками обладают более высокими технологиям, их опыт работы более обширен, как в силу огромного разнообразия инструментов, обращающихся на мировых финансовых рынках, с которыми они работают, так и в результате более значительной банковской истории. Данные обстоятельства должны обострять международную конкуренцию на банковском рынке СРВ, а, как известно, соперничество мощный рыночный инструмент.

Обратим внимание на тот факт, что даже мировой финансовый кризис не явился преградой для реализации программ дальнейшего развития иностранных банков на территории СРВ. В 2008 г. было создано 5 банков со стопроцентным участием иностранного капитала. К ним относятся HSBC (Великобритания), Standard Chartered (Великобритания), ANZ (Австралия), Shinhan Bank (Корея) и Hong leong Bank (Малайзия). Кроме того, в то время японская банковская корпорация «SMBC-Sumitomo Mitsui banking Corporation» купила 15 % акций Eximbank с целью получения прибылей и развития своей доли на финансовом рынке Вьетнама.

Что касается иностранных инвестиций РФ в банковскую систему СРВ, то это определяется созданием и деятельностью вьетнамско-российского банка (ВРБ), начавшего функционирование с 19.11.2006 г. Его учредителями стали Банк Инвестиций и Развития Вьетнама (БИРВ) и ОАО Банк ВТБ (ВТБ). Уставный капитал ВРБ равнялся 10 млн долл. Причем доля БИРВ в его уставном капитале составила 51 %, а ВТБ – 49 % акций. При активной поддержке и помощи двух банков-учредителей, уставной капитал совместного банка с начала 2010 г. был увеличен с 10 млн долл. до 62,5 млн долл. На гибких условиях ВРБ предоставляет клиентам услуги по кредитованию предприятий и частных лиц, услуги по международным расчетам, импортному и экспортному финансированию, банковским гарантиям и денежному переводу. Важно подчеркнуть, что канал прямых расчетов с российским рынком в долларах США, евро и рублях обеспечивает безопасность и быстроту через канал двусторонних расчетов между ВРБ и ВТБ. На данный момент налажена достаточно успешная работа 6 филиалов ВРБ в крупных экономических центрах Вьетнама (Ханое, Хошимине, Вунгтау, Дананге, Начанге и Хайфоне) и одного дочернего банка ВРБ Москва на российском финансовом рынке.

Критический анализ деятельности ВРБ дает возможность выделить его сильные и слабые стороны, а также угрозы и возможности. При этом, значительный интерес представляет определение роли ВРБ во внешнеполитических и торгово-инвестиционных отношениях между Вьетнамом и РФ. Роль ВРБ можно определить на основе анализа следующих направлений.

Во-первых, для политики ВРБ является новым символом российско-вьетнамского геополитического сотрудничества и политической дружбы (разумеется, после совместного предприятия «Вьетсовпетро»), вносящим значительный вклад в выполнение обязательств о межгосударственном сотрудничестве двух стран, их правительств и центральных банков.

Во-вторых, для экономики ВРБ является символом всестороннего экономического сотрудничества между двумя ведущими банками СРВ и РФ – соответственно БИРВ и ВТБ и формирует необходимые условия для создания нового уровня экономических отношений между банковскими секторами двух стран с целью устранения трудностей и препятствий в экономических отношениях (включая, внешнеторговые) между Вьетнамом и Россией. По прогнозным оценкам, Вьетнамско-Российский банк в перспективе должен стать интеграционным мостом банковских систем двух стран, а это в свою очередь позволит создать благоприятные условия для международных, российских и вьетнамских инвесторов при развитии трансграничного бизнеса в СРВ и РФ.

Проанализировав состав вьетнамских банков, ставших объектами иностранных капиталовложений, можно сделать вывод, что их спектр весьма разнообразен (например, с точки зрения размеров и репутации иностранных банков; их стратегии и конкурентной позиции на рынке СРВ; взаимодействия с официальными властями страны-реципиента зарубежного капитала и т. д.). Как было отмечено выше, объектами покупки выступали, как достаточно крупные по меркам вьетнамского финансового рынка банки, так и мелкие и средние региональные банки. Исследование состояния банковской системы Вьетнама дает возможность констатировать, что она является сферой возрастающих интересов со стороны различных иностранных инвесторов. Таким образом, современная банковская система СРВ выступает в качестве яркого примера, достаточно гибкого соотношения государственных и рыночных механизмов и методов регулирования в условиях преодоления мирового финансового кризиса и глобализации экономики.

В итоге, проведенный анализ позволяет сделать определенные обобщения и выводы.

1. В условиях мирового финансового кризиса произошло снижение работоспособности многих теорий ПИИ.

2. Наиболее работоспособными являются такие теории, как «эклектическая парадигма» Дж. Даннинга, «теория соответствия» С. Маджи, «эволюционная теория» МНК Г. Перлмуттера, а также концептуальные подходы П. Бакли и М. Кассона.

3. В качестве главных институтов международной инвестиционной экспансии в банковский сектор мира (в частности, в СРВ) выступают ТНБ, инвестиционные банки и финансовые конгломераты.

4. В течение 1980–2010 гг. возросла роль наднациональных институтов регулирования международных инвестиционных отношений. Среди них особую роль играют ВТО, МВФ, ОЭСР, ЭКОСОС ООН, ЮНКТАД, ЮНИДО, Мировой Банк, а также такие специализированные организации, как Многостороннее агентство по гарантированию инвестиций, Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, Многостороннее инвестиционное соглашение и т. д.

5. В условиях мирового финансового кризиса ПИИ оказали определенные качественные воздействия на банковский сектор СРВ и его институты: во-первых, подобные трансграничные инвестиции способствовали изменению стратегий вьетнамских, совместных и иностранных банков, оперирующих на территории этого азиатского государства; во-вторых, прямые иностранные капиталовложения стимулировали развитие и совершенствование институтов банковского регулирования и надзора, имеющих национальный и наднациональный уровень; в-третьих, данные международные трансакции инициировали рост роли инвестиционных банков с участием вьетнамского и иностранного капиталов; в-четвертых, сформировали дополнительные мотивации для более широкого развития не только традиционных финансовых продуктов, но и инновационных.

6. При оптимизации программ привлечения ПИИ в банковский сектор СРВ можно использовать однокритериальный и многокритериальный подходы. Несмотря на наличие множества преимуществ многокритериальных подходов, в международной, российской и вьетнамской практике наибольшее развитие получили однокритериальные подходы. В частности, подобный подход имел широкое распространение в методических руководствах ЮНИДО, Министерства экономики РФ и СРВ и т. д.

4.7. Методы регулирования государством российского экспорта в Китай и Японию (на примере лесобумажных товаров)

Лесной сектор многих стран мира является ярким объектом взаимодействия государственных и рыночных механизмов и методов регулирования в условиях его инновационного развития и глобализации экономики и лесобумажного бизнеса. Особенно возросла роль регулирования в период мирового финансово-экономического кризиса и посткризисного развития экономики.

В настоящее время лесные сектора РФ и КНР обладают значительным потенциалом роста. Вместе с тем, если в течение 1990-2000-х гг. позиции лесного сектора (ЛС) РФ в мире по многим показателям ухудшились, то ЛС КНР имел достаточно быстрые темпы экономического развития. В частности, если в 1992–2009 гг. РФ в основном являлась крупнейшим в мире экспортером круглого леса, то КНР его крупнейшим импортером. Кроме того, в 2008 г. доля круглого леса в национальной структуре экспорта лесобумажных товаров (ЛБТ) из РФ составляла около 29,2 %.

Что касается динамики производства бумаги в РФ и КНР в течение 1990–2008 гг., то можно подчеркнуть следующее. Во-первых, если по сравнению с 1990 г. в 2008 г. в КНР произошел рост производства бумаги почти в 4,6 раза, то в РФ за данный период времени имело место снижение вышеназванного показателя почти в 1,1 раза. Иначе говоря, по объему производства бумаги РФ в 2008 г. еще не вышла на производственные показатели 1990 г. Во-вторых, в течение 1990–2008 гг. соотношения между объемами производства между КНР и РФ выросли с более чем 2,0 раз (1990 г.) до более чем 10,1 раз (2008 г.). В-третьих, в 1989–2008 гг. объемы производства бумаги росли более чем в 2 раза в течение каждого из двух десятилетий. В-четвертых, в течение 1990–2008 гг. объем производства бумаги в РФ имел определенный рост. Так, в отличие от 2000 г. в 2008 г. этот показатель вырос почти в 1,5 раза.

Главными причинами ухудшения позиций ЛС РФ в 1990–2008 гг. явились: развал СССР и разрыв кооперационных связей в рамках союзного экономического пространства; серьезные ошибки и просчеты при организации и проведении приватизации; снижение результативности государственного регулирования отечественного ЛС; проблемы институциональных реформ и трудности, связанные с созданием новых конкурентоспособных институтов и экономических элит лесобумажной направленности; развитие процессов деиндустриализации в ЛС РФ и ухудшение структуры производства и экспорта ЛБТ (особенно в 1990-х гг.).

Особый интерес представляют экспортные возможности РФ на международном рынке ЛБТ. Одним из важных географических направлений экспорта отечественных ЛБТ выступают страны АТР, а их ведущими импортерами являются КНР, Япония и Республика Корея. Разумеется, к самым емким рынкам сбыта отечественных ЛБТ в азиатском регионе относятся рынки Китая и Японии. Нередко, по отдельным российским ЛБТ, импортируемым в КНР и Японию, фирмы этих стран выступают в качестве конкурентов. Проведенный нами анализ позволил определить критерии и дать сравнительную характеристику импорта ЛБТ из РФ в КНР и Японию. В качестве основных критериев выделены, во-первых, размеры компаний-экспортеров ЛБТ из РФ; во-вторых, их количество; в-третьих, размеры компаний-импортеров ЛБТ из РФ; в-четвертых, преобладающая форма собственности компаний-экспортеров ЛБТ из РФ; в-пятых, степень специализации фирм-импортеров ЛБТ из РФ; в-шестых, роль этнических китайцев и японцев при экспорте ЛБТ из РФ соответственно в Поднебесную и страну Восходящего солнца; в-седьмых, требования к качеству импортируемых из РФ ЛБТ; в-восьмых, место, занимаемое вышеназванными азиатскими странами в экспорте отдельных групп ЛБТ из РФ соответственно в КНР и Японию (по объемам поставок); в-девятых, направленность экспорта ЛБТ из нашей страны в вышеназванные азиатские страны; в-десятых, потенциальные возможности РФ оптимизировать структуру экспорта ЛБТ из нашей страны в КНР и Японию; в-одиннадцатых, соотношение между наблюдаемыми и ненаблюдаемыми экспортными поставками ЛБТ из РФ в КНР и Японию.

Характеристика первого критерия дает возможность констатировать, что среди основных фирм-экспортеров ЛБТ из РФ в КНР преобладают сравнительно более мелкие организационные структуры, а в Японию преимущественно более крупные.

Что касается второго критерия, то экспортом ЛБТ из нашей страны в КНР занимается сравнительно большое количество фирм, а в Японию относительно небольшое.

Анализ третьего критерия сделал возможным отметить, что импорт ЛБТ из РФ в Японию осуществляют, как правило, более крупные фирмы, чем в КНР.

В соответствии с четвертым критерием видно преобладание смешанной (одновременно государственная и частная) и частной форм собственности в структуре фирм-экспортеров ЛБТ из РФ в Японию и преимущественно частной собственности – при трансграничном лесобумажном вывозе продукции в КНР.

Для китайских фирм-импортеров характерна относительно более высокая степень специализации в лесобумажном бизнесе по сравнению с японскими организационными структурами (пятый критерий). Большую долю в импорте занимают генеральные (универсальные) торговые дома или «сого сеся».

Согласно, шестому критерию необходимо отметить следующее. При трансграничном движении ЛТ из нашей страны в КНР большую роль играют хуацяо, а при экспорте подобной продукции в Японию значение этнических японцев значительно меньше.

В соответствии с седьмым критерием можно сравнить требования к качеству в вышеназванных азиатских странах. В Японии требования к качеству импортируемых из РФ ЛБТ значительно выше, чем в КНР. Так, на японском рынке сложился постоянный спрос только на высококачественные иностранные клееные конструкционные лесоматериалы. Безусловно, серьезными перспективами обладает значительное расширение экспорта подобной отечественной продукции в Японию. В свою очередь, с начала 2000-х гг. КНР ужесточила требования к качеству импортируемой из РФ круглой древесины.

Исследование восьмого критерия дает возможность сделать краткое заключение. В частности, при экспорте из РФ круглого леса и пиломатериалов, Китай занимает первое место среди стран-импортеров подобных товаров, а Япония – третье; при трансграничном вывозе целлюлозы, бумаги и картона Поднебесная находится соответственно на первом (по целлюлозе) и четвертом (по бумаге и картону) местах. В свою очередь, по целлюлозе, бумаге и картону Япония не относится к основным импортерам из России подобных товаров.

Раскрывая содержание девятого критерия, отметим, что экспорт ЛБТ из РФ в КНР и Японию имеет яркую сырьевую направленность. Трансграничный вывоз ЛТ из РФ в Японию имеет более сбалансированный характер, чем в КНР. В свою очередь, удельный вес экспорта целлюлозы, бумаги и картона из нашей страны (в том числе от российского трансграничного вывоза ЛБТ) в Поднебесную существенно больше, чем в страну Восходящего солнца.

Потенциальные возможности РФ оптимизировать структуру экспорта ЛБТ из нашей страны в Японию несколько выше, чем в КНР (десятый критерий). Это объясняется следующими причинами. Первая причина: валютный фактор. Вторая причина: стоимость рабочей силы. Компаративный анализ стоимости рабочей силы в Японии, КНР и РФ позволяет констатировать, что в стране Восходящего солнца она значительно выше, чем в РФ, а в нашей стране больше, чем в Поднебесной. Данная причина также способствует увеличению на территории РФ более глубокой переработки древесины и ее последующего вывоза в Японию. Третья причина: внешнеторговая политика в Японии и КНР в отношении ЛБТ. В целом, государственное регулирование в КНР внешнеторговых операций с ЛБТ значительно более жесткое, чем в Японии и направлено на достижение экономических результатов. Особенно это касается запрета на экспорт из КНР необработанной древесины. Однако государственное регулирование в КНР операций с импортируемой в КНР нелегально заготовленной древесины носит очень либеральный характер, так как это способствует экономическим целям национального бизнеса Поднебесной.

Что касается соотношения между наблюдаемыми и ненаблюдаемыми экспортными поставками лесных товаров из РФ (одиннадцатый критерий), то, несмотря на преобладание наблюдаемых поставок из нашей страны в КНР и Японию, их удельный вес существенно больше при трансграничном вывозе в Поднебесную и меньше при экспорте в Японию.

Исследование особенностей импорта ЛБТ из РФ в КНР и Японию не было бы полным и всесторонним без компаративного анализа национального характера, отношения к природе, общей и деловой культуры и ментальности китайцев и японцев. Во-первых, если в своем поведении китайцы в большей степени руководствуются логикой и рассудком, то японцы преимущественно ориентированы на эмоции и интуицию. Иначе говоря, нередко китайцев называют «немцами Азии», а японцев – «русскими Азии». Во-вторых, имеется контраст в отношении представителей двух вышеназванных стран к природе или к естественному и к тому, что создано человеком – к искусственному. Согласно философской позиции многих китайцев человек как творец – властелин, а материал его раб. Следует обратить внимание на то, что классический японский мастер не навязывает материалу свою волю, а помогает раскрыть его первородную суть. Наглядными доказательствами подобных различий являются философия, принципы и технологии ведения лесного хозяйства и лесобумажного бизнеса; градостроительной застройки; национальной кухни. В-третьих, с точки зрения возможной альтернативы религии, во многих китайских семьях религию заменяет этика (нормы взаимоотношений между людьми), а в японских – эстетика (культ природы, любование весенней сакурой, багрянцем осенних кленов, другие формы коллективного изучения красоты). В-четвертых, философия и принципы национальной кухни в двух азиатских государствах. Если в КНР национальное китайское блюдо – это своего рода алхимия, которая демонстрирует умение повара-властелина творить неведомое из невиданного. В свою очередь, национальную японскую кухню можно рассматривать в качестве искусства создания и формирования натюрмортов на тарелке. Таким образом, подобные отличия наглядно характеризуют и доказывают национальные особенности ведения лесобумажного бизнеса и типологии импорта ЛБТ из РФ в КНР и Японию.

Разумеется, наряду с отличиями существуют и общие черты, к которым относятся, во-первых, религиозная терпимость, распространяющаяся не только на повседневную жизнь, но и на организацию и технику ведения лесобумажного бизнеса; во-вторых, склонность к самокритике, самоконтролю, самопожертвованию и предписанному поведению; в-третьих, высокий уровень гибкости, постоянный поиск консенсуса и согласия на базе взаимных уступок и компромиссов; в-четвертых, приоритет коллективных и общественных интересов по сравнению с личными и частными выгодами и перспективами; в-пятых, многовариантность в достижении целей.

В заключение необходимо сформулировать основные обобщения, выводы и результаты проведенного исследования.

1. Необходимыми условиями эффективного функционирования национальных ЛС являются, во-первых, гибкое взаимодействие государственных и рыночных механизмов и методов регулирования в условиях перехода к инновационному развитию; во-вторых, активное использование наиболее конкурентоспособных институтов государства и рынка, позволяющих обеспечить высокие темпы экономического роста и инновационного развития; в-третьих, широкое применение в рамках национальных ЛС мира результативной и стратегически направленной антикризисной политики, позволяющей ускорить инновационное развитие и ликвидировать негативные процессы; в-четвертых, оптимальная трансформация отношений лесобумажного бизнеса, государства, общества (прежде всего, в лице социальных и экологических организаций) и религии с учетом интересов и направлений деятельности наднациональных институтов, выступающих в качестве субъектов международного и коммунитарного права; в-пятых, формирование и применение наиболее конкурентоспособных национальных моделей организации и ведения лесобумажного бизнеса; в-шестых, выбор наиболее результативного варианта между направлениями межотраслевой и внутриотраслевой диверсификации; в-седьмых, оптимизация национальных и международных корпоративных стратегий лесобумажного бизнеса; в-восьмых, процесс адаптации контрактных механизмов и механизмов ценообразования к реалиям развития современного мирового рынка ЛБТ и международного лесобумажного бизнеса; в-девятых, повышение значения человеческого капитала в минимизации негативных последствий мирового финансово-экономического кризиса и переходе к инновационному развитию.

2. Одной из наиболее целесообразных форм экономического взаимодействия государственных институтов и лесобумажного бизнеса разных стран являются международные сети межфирменной кооперации кластерного типа, некоторые из которых берут начало из межотраслевых комплексов.

3. Современные институты государства и лесобумажного бизнеса обязаны эффективно реагировать на следующие долгосрочные системные вызовы: Первый вызов – обострение международной конкуренции на мировом рынке ЛБТ. Причем особое воздействие на конкуренцию оказывают процессы экологизации исследуемого мирового рынка и международного лесобумажного бизнеса и в частности, вопросы экосистемных функций лесов и проблемы углеродного бюджета. Также новым вектором использования экологических аспектов в конкурентной борьбе выступают многочисленные национальные, региональные и международные системы добровольной лесной сертификации. Второй вызов – новый этап НТР в ЛС мира, связанный, в частности, с быстрыми количественными и качественными темпами развития некоторых видов бумажных производств, биотопливной отрасли и деревянного домостроения. Новый этап технологических и инновационных изменений выражается не только в технических нововведениях, но и управленческих, организационных, маркетинговых, коммерческих, логистических, финансовых, социальных и экологических новациях. В частности, это касается вопросов сетевой кластеризации ЛС мира и формирования и развития модельных лесов. Третий вызов – повышение значения человеческого капитала и капитала знаний как важнейших ресурсов развития ЛС мира. Четвертый вызов – окончательное банкротство сырьевой модели развития национального ЛС. Окончательное банкротство подобной модели выразилось и в бесперспективности сырьевой экспортной специализации таких стран, как РФ.

4. Можно предположить, что после окончательного ввода в РФ заградительных экспортных таможенных пошлин на круглый лес интенсифицируется процесс экспорта предпринимательского капитала из Поднебесной в нашу страну посредством демонтажа лесопильных производств, расположенных на территории КНР и последующей установки их в приграничных районах РФ. В итоге, необходимо прогнозировать резкое увеличение доли экспорта низкокачественных пиломатериалов из РФ в КНР, произведенных на предприятиях с участием капитала резидентов Поднебесной и хуацяо. Разумеется, это может произойти при отсутствии разработки и принятия в РФ подзаконных нормативных актов и ввода некоторых регулирующих механизмов со стороны государственных федеральных и региональных органов власти.

5. Государственное регулирование отечественного ЛС имеет недостаточную эффективность. Для роста результативности государственного регулирования необходимо разработать и реализовать на конкурсной основе современную долгосрочную национальную лесную политику в соответствии с реалиями развития ЛС мира и расстановкой групп интересов; создать орган государственной власти, ответственный за обеспечение результативного регулирования ЛС РФ; сформировать механизмы и условия в области повышения роли и имиджа ЛС РФ в отечественной и мировой экономике и обеспечить переход его отраслей из второстепенных в приоритетные и стратегически важные; разработать комплекс мер в области увеличения государственных закупок пиломатериалов (прежде всего, сертифицированных) для внутреннего российского рынка; создать условия и сформировать систему преференций для российских инвесторов, осуществляющих капиталовложения в глубокую переработку древесины; оптимизировать работу государственных органов власти по предоставлению на условиях аренды участков лесных земель и перераспределить лесные ресурсы тем российским предприятиям, которые занимаются глубокой переработкой древесины; расширить и найти оптимальное взаимодействие между административными, экономическими и смешанными методами государственного регулирования внешнеэкономической деятельности в отношении ЛБТ. Сложившиеся в ЛС РФ экономические условия не мотивируют отечественные предприятия инвестировать капитал в глубокую переработку древесины, так как в данном случае их прибыль примерно на 40 % ниже, чем при экспорте круглой древесины в КНР.

6. С целью увеличения эффективности экспорта ЛБТ в КНР и Японию отечественные лесобумажные и лесоторговые предприятия и фирмы должны использовать взаимодопоняемые черты, механизмы и принципы функционирования и деятельности национальных лесобумажных рынков двух вышеуказанных азиатских стран.

4.8. Роль международных организаций и национальных институтов в развитии глобальных рынков услуг (на примере грузовых чартерных авиационных перевозок)

Наибольшую положительную динамику развития в докризисном мире показывал сектор услуг, что, очевидно, связано с изменением структуры ведущих экономик. Мировой кризис, начавшийся в 2008 г., существенно изменил динамику и региональные тенденции экономического роста. Не обошел он стороной и рынки услуг. В этой связи возникла необходимость выявления и уточнения наиболее эффективных инструментов регулирования глобальных рынков услуг. Так как каждый рынок отличается своей спецификой, рассмотрим ситуацию на одном из них – рынке авиаперевозок.

Мировой рынок авиаперевозок можно условно разделить на ряд сегментов по ряду признаков, главным из которых, по нашему мнению, является регулярность выполнения рейсов, а также вид перевозки. Грузовые авиационные перевозки приобрели особую популярность в середине 1970-х годов после создания специализированных контейнеров, которые значительно упростили процесс обработки грузов. Основу авиафрахтовых перевозок составляют чартерные перевозки грузов.

Несмотря на большое количество специализированных и субрегиональных рынков, наибольшего внимания заслуживает рынок перевозки уникальных и негабаритных грузов, поскольку именно этот рынок развивается наиболее динамично и имеет чрезвычайно большие перспективы. Парк воздушных судов на рынке авиационной перевозки уникальных и негабаритных грузов составляют самолеты совестного производства России и Украины Ан-124-100, которые обладают уникальными характеристиками и способны, в отличие от аналогов, перевозить специализированные моногрузы.

Изначально выход на мировой авиационный рынок коммерческих перевозок тогда еще военно-транспортного самолета Ан-124 был воспринят западными специалистами скептично, однако, успешная сертификация транспортной модификации самолета Ан-124-100 позволила говорить о начале новой эры в перевозках грузов авиационным видом транспорта. До начала 90-х годов ХХ века перевозка турбин, ракет, генераторов была прерогативой, практически исключительно, морского транспорта и использование для перевозки таких грузов авиации, еще и на постоянной основе, казалось настоящей утопией. Однако компании-операторы самолетов Ан-124-100 с самого начала смогли навязать конкуренцию именно морским перевозчикам и смогли доказать клиентуре, что перевозка уникальных и негабаритных грузов авиационным транспортом имеет ряд серьезных преимуществ.

В последнее десятилетие основные авиакомпании-участницы рынка авиационных грузовых чартерных перевозок негабаритных и сверхтяжелых грузов – российская авиакомпания «Волга-Днепр» и украинская «Авиалинии Антонова» начали активное сотрудничество в рамках ряда проектов, в частности в проектах под эгидой НАТО и ООН. Авиационные перевозчики пришли к выводу, что именно общими усилиями можно достичь максимального синергетического эффекта при организации таких перевозок при ограниченном собственном парке воздушных судов. Создание ряда совместных предприятий с целью решение различных общих задач этими авиакомпаниями способствовало динамическому развитию и расширению общего для них целевого рынка – авиационных грузовых чартерных перевозок негабаритных и сверхтяжелых грузов.

Совместное предприятие «Ruslan International» было создано по принципу близкому к маркетинговому альянсу. Основной его задачей является организация совместных рейсов. Создание «Ruslan International» позволило авиакомпаниям использовать общий флот воздушных судов с максимальной выгодой. Выгода авиакомпании «Волга-Днепр», главным образом, заключается в том, что ее собственный флот эксплуатируется чрезвычайно интенсивно и не всегда существует возможность доставить груз в те сроки, которые ставит перед авиаперевозчиком грузовая клиентура. Авиакомпания «Авиалинии Антонова» с созданием «Ruslan International» решила вопрос маркетинговой поддержки бизнеса, который остро встал после отказа от услуг генерального агента компании – «Air Foyle-Heavy Lift», а также значительно увеличила интенсивность использования собственного парка воздушных судов, что привело к увеличению доходов.

Еще одним совместным предприятием авиакомпаний «Волга-Днепр» и «Авиалинии Антонова» стало «Ruslan SALIS GmbH», создание которого было обусловлено необходимостью выполнения долгосрочного контракта НАТО на поставку грузов – Strategic Airlift Interim Solution. Выполнение полетов под эгидой НАТО было санкционировано правительствами и парламентами России и Украины, поскольку для заключения таких стратегически важных контактов требуется согласие на уровне правительств и парламентов стран-участниц. Это сотрудничество отвечало стратегии развития отношений в рамках программ Россия-НАТО и Украина-НАТО. Также согласие на заключение этого контракта дали парламенты стран-членов НАТО и участников созданного консорциума, в частности Венгрии, Германии, Дании, Испании, Канады, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Польши, Португалии, Словакии, Словении, Турции, Франции, Чехии и Швеции. Также на базе «Ruslan SALIS GmbH» был создан центр технической поддержки самолетов типа Ан-124-100. Это способствовало проведению различных регламентных работ по облуживанию самолетов в отрыве от основного места базирование (Киева и Ульяновска), в месте пересечения основных трас, что значительно уменьшило холостые перелеты самолетов.

Следует отметить, что развитие рассматриваемого сегмента рынка невозможно без государственной поддержки. Так, например, активно сотрудничают правительства России и Украины и при реализации проекта возобновления производства самолетов типа Ан-124-100. Существует заинтересованность, как со стороны авиакомпаний-эксплуатантов этого типа воздушных судов, так и Министерства обороны Российской Федерации. При этом необходимо сказать, что существуют значительные конструктивные отличия военно-транспортного самолета Ан-124 и его транспортной модификации Ан-124-100, которые требуют частичного разделения производства этих двух типов воздушных судов. Без активной помощи государственных органов России и Украины осуществить возобновление производства самолетов типа Ан-124-100 не представляется возможным, поскольку необходимо финансирование в размере 1,0–1,5 млрд долл. США. Частично оно может быть обеспечено заказом от Министерства обороны Российской Федерации на сумму от 0,5 до 0,8 млрд. долл.

Также следует отметить, что существует значительная заинтересованность в реализации проекта возобновление производства самолетов со стороны правительства США, а также правительственных и неправительственных органов других государств ближнего и дальнего зарубежья. Успешным может стать привлечение для проекта возобновления производства самолетов Ан-124-100 китайских инвесторов, поскольку существует потребность в немедленном обновлении парка грузовых воздушных судов, которые работают на внутреннем рынке Китая.

Рассмотрим схему взаимодействия участников реализации проекта возобновление производства самолетов Ан-124-100, втом числе государственных органов Украины и России (рис. 4.6). Роль заводов-разработчиков в процессе возобновление производства весьма значительна, поскольку именно они владеют всей технической документацией и интеллектуальными правами на производство самолетов. Но возобновление производства потребует больших финансовых, интеллектуальных и временных затрат. Государственные органы могли бы осуществить поддержку предприятий в этом отношении. Основная инициатива при возобновлении производства самолетов Ан-124-100 должна исходить от государственных структур, а именно министерств промышленной политики Украины и России, а также от Министерства обороны Российской Федерации. Авиакомпании-участницы рынка авиационных перевозок негабаритных и сверхтяжелых грузов должны дать твердый заказ на производство 8-10 экземпляров самолетов, поскольку меньшее количество является заведомо нерентабельным. Общее количество заказов на производство новых самолетов, по расчетам, должно быть не менее 20, поскольку иначе затраты на возобновление производства не окупятся.

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 4.8. Роль международных организаций и национальных институтов в развитии глобальных рынков услуг (на примере грузовых чартерных авиационных перевозок)

Рис. 4.6. Схема взаимодействия участников реализации проекта возобновление производства самолетов Ан-124-100 и государственных органов Украины и России.

В качестве вывода следует сказать, что роль международных организаций и национальных институтов в развитии глобальных рынков грузовых чартерных авиационных перевозок весьма значительна и определяется, прежде всего, необходимостью проведения государственного контроля и регулирования деятельности национальных чартерных авиаперевозчиков и возрастает в случае потребности в проведении серьезных инновационных производственных проектов.

Глава 5 Механизмы трансформации финансовых отношений в посткризисной экономике

5.1. Тенденции постризисного развития и регулирования финансовых рынков

Современные тенденции и направления изменений в функционировании финансовых рынков, в том числе и положительные, появляются далеко не посредством спонтанного развития рыночных отношений в обществе и носят далеко не субъективный характер. Они присущи не только отдельным финансовым рынкам: кредитному, фондовому, валютному, рынку драгметаллов, но и совокупному финансовому рынку в целом. В значительной мере своё влияние оказывает широкое вмешательство государства в развитие экономики и социальной сферы, начавшееся в первой половине двадцатого века в странах с развитой рыночной экономикой.

Если на первом этапе государству длительный период времени отводилась только роль «ночного сторожа» в вопросах формирования источников функционирования госаппарата и прежде всего расходов на оборону, то затем наступила очередь принятия государством на себя расходов на социальные нужды: на образование, здравоохранение, культуру и науку. Как показала новейшая история второй половины двадцатого века, развитие в рамках этой тенденции привело к применению трёх типов теории финансовой политики: классической, планово-директивной и регулирующей.

В основе классической теории – достижение полной свободы рыночных отношений. К рынку, как главному регулятору экономического роста и сбалансированности ресурсов общества, эта свобода была дополнена правами, нормами функционирования рынка в направлении минимизации всех государственных расходов, представляющих дополнительные издержки для предпринимателя.

Планово-директивная теория выдвинула идею перераспределения денежных ресурсов в системе государственных финансов и финансов предприятий через государственный бюджет, то есть ориентировала на использование внутренних финансовых ресурсов страны без заметного участия международного капитала.

Регулирующая теория в соответствии с экономическими воззрениями Дж. М. Кейнса и его последователей исходила из того, что государство должно осуществлять вмешательство в циклическое развитие экономики с помощью финансово-кредитных методов, инструментов в виде ставок учётного процента и процента рефинансирования, изменения процентной ставки резервов коммерческих банков в центральных банках, бюджета и налогов.

В зависимости от избранного пути общественного развития и социальных приоритетов во второй половине двадцатого века сформировались признанные сегодня направления финансового регулирования социальноэкономических процессов в виде различных моделей государственного устройства, обусловленных политическими, экономическим, демографическими и другими факторами. Одна из них – это, безусловно, патернализм государства, проявляющийся в принятии государством на себя заботы о благополучии всего населения в медицинских услугах, в образовании и культуре.

Другая – шведская модель благосостояния общества, которая характеризуется значительной степенью государственного регулирования и реализует на практике идею достижения высокого уровня жизни различных слоёв населения национального государства за счёт оказания бесплатных социальных услуг. На это уходит примерно до сорока процентов всех расходов государственного бюджета. Известно, что такой социально-ориентированной модели придерживаются Австрия, Германия, Норвегия, Швеция, Япония и другие страны.

В третьих, либеральная модель, которая распространяет вмешательство государства только на наименее обеспеченные и социально уязвимые категории граждан. Участие государства в решении социальных задач предусматривает наличие условий для создания рыночных элементов хозяйствования посредством привлечения населения в сферу жизнедеятельности и сферу обслуживания.

В РФ, по причинам известных потерь темпов экономического роста в период перестройки и последующей трансформации общества, по-видимому, ещё не стоит задача практического приближения к той или иной из указанных выше моделей. Однако хорошо известно, что уже сегодня в основе современного экономического курса лежат концепция «социального рыночного хозяйства» и практические подходы к функционированию национальной государственной системы регулирования социально-экономических процессов. Последние требуют как правового регулирования порядка реализации концепции в виде комплекса конкретных законодательных актов, например, по Закону РФ № 3266-1 «Об образовании» в редакции от 25.07.2002 г., где государство гарантирует ежегодно выделять на нужды образования средства в размере не менее 10 % национального дохода, так и введения государственных минимальных стандартов, включающих в себя наиболее важные обобщающие показатели денежных доходов населения, норм и нормативов общедоступных услуг и финансового обеспечения со стороны государственных и муниципальных учреждений социальной сферы.

Подтверждением реальности этих задач для РФ является анализ поведения основных секторов финансового рынка в условиях мирового финансового кризиса 2008 года, которым были востребованы направления и тенденции государственного регулирования вместе с традиционными для рыночной экономики механизмами их реализации в целях предотвращения негативных проявлений влияния кризиса и сокращения потерь от его последствий. В условиях относительной стабильности они не были видны ранее за обыденностью текущих экономических отношений, хотя и были подготовлены в ряде случаев таким ходом событий.

Так, на кредитно-депозитном рынке в 2008 году Банку России пришлось противодействовать серьёзным проблемам, связанным с воздействием на российскую экономику мирового финансового кризиса. Основной проблемой этого периода была инфляция, подпитываемая расширением спроса в экономике и повышением мировых цен на продовольствие. В условиях ограниченного доступа российских банков и нефинансовых организаций к зарубежным финансовым ресурсам и сужения внутренних рынков межбанковских кредитов в результате снижения доверия между банками возникла угроза сбоев в функционировании банковского сектора.

Сложились отрицательные, проблемные тенденции в функционировании кредитного рынка: возросшие в условиях кризиса риски кредитования не позволили банкам поддерживать прежние темпы роста кредитов в экономике; падение котировок ценных бумаг российских эмитентов негативно отразилось на возможностях получения необходимых объёмов кредитов под залог этих бумаг; на внутреннем рынке кредитные организации стали повышать ставки по депозитам, привлечённым банковским сектором от нефинансового сектора и населения; высокие кредитные риски и возрастающая стоимость привлечённых ресурсов обусловили повышение процентных ставок по кредитам нефинансовым заёмщикам; результатом снижения доверия к банкам со стороны частных вкладчиков явился отток вкладов физических лиц с переводом части денежных активов в валютную форму.

Для регулирования экономики в рамках сектора кредитного рынка Банком России были включены как старые, традиционные методы государственного регулирования в виде снижения обязательных резервных требований, увеличения объёмов и смягчения условий рефинансирования банков, так и новые. Последние включали в себя законодательно принятое увеличение страховой суммы вклада физических лиц до 700 тысяч рублей с целью восстановления доверия к банкам со стороны частных вкладчиков и переориентацию банковского надзора прежде всего на: риски и качество управления рисками в банках, на предотвращение потерь, а не только на анализ качества банковских активов и финансового состояния; реализацию методического принципа определения центрального звена банковского надзора за созданием эффективного механизма управления рисками в каждом банке, где ожидаемые потери должны возмещаться за счёт создаваемых банком резервов, а неожидаемые – за счёт достаточного капитала; обеспечение адекватной реакции каждого банка на объективные изменения в финансовом секторе путём использования и совершенствования всех доступных сегодня банковских информационных технологий, в том числе посредством применения метода стресс-тестирования.

Как показывает анализ, бесспорно положительное влияние на кредитно-депозитный сектор финансового рынка РФ имел переход на широкое регулирующее использование Банком России, в условиях мирового финансового кризиса, современных инструментов, общепринятых в странах Запада с развитой рыночной экономикой, для увеличения спроса на национальную валюту со стороны кредитных организаций в виде:

– операций прямого РЕПО на аукционной основе, а так же по фиксированной ставке, составивших прирост за 2008 год в 2,8 раза;

– внутридневных кредитов – увеличение за 2008 год на 21,8 %;

– кредитов овернайт – прирост за год в 1,7 раза;

– ломбардных кредитов – прирост за год в 9 раз;

– кредитов, обеспеченных залогом векселей, прав требования по кредитным договорам или поручительством кредитных организаций на срок до 180 дней – рост за год в 10,9 раза;

– кредитов без обеспечения – задолженность на 01.01.2009 года – 1,76 трлн рублей;

– а также в виде сделок «валютный своп» с ЦБ – выдано за год 1,91 трлн руб.

К сожалению, механизм установления лимитов на предоставление этих кредитов был законодательно определён в основном только в разгар финансового кризиса в четвёртом квартале 2008 года, то есть без своевременного учёта сигналов раннего реагирования со стороны Банка России и его системы мониторинга, созданной с участием европейских партнёров по программе ТАСИС после кризиса 1998 года.

На внутреннем валютном рынке в условиях мирового финансового кризиса 2008 года сложившиеся тенденции носили проблемный характер. Имело место снижение поступлений от внешнеторговой деятельности вслед за резким изменением цен на энергоносители на мировых рынках. Изменилось направление движения внешних финансовых потоков. Чистый вывоз капитала частным сектором за год превысил его приток за 2006–2007 годы. Это приводило к существенному превышению спроса на иностранную валюту и оказывало давление на рубль. В результате впервые с 1999 года наблюдалось сокращение международных резервов РФ.

Методы Банка России на внутреннем валютном рынке были многофакторными. В дополнение к «традиционным» валютным интервенциям Банк Росси осуществлял операции по плановой покупке валюты на внутреннем рынке с целью сглаживания дисбаланса спроса и предложения иностранной валюты. Банком России была определена необходимость пересмотра условий курсообразования для адаптации российской экономики к изменению внешней конъюнктуры и произведена масштабная корректировка границ допустимых колебаний стоимости бивалютной корзины, параметры которой стали устанавливаться с учётом текущей динамики показателей платёжного баланса и изменения реального эффективного курса международных резервов России.

В условиях развития кризиса на международном финансовом рынке Банк России перешёл к принятию дополнительных мер, направленных на минимизацию последствий влияния указанных выше негативных тенденций развития кризиса на резервные активы Банка России:

– в течение 2008 года сокращал объём депозитов, размещённых в иностранных коммерческих банках, и вложения в негосударственные ценные бумаги иностранных эмитентов, в том числе ценные бумаги федеральных ипотечных агентств США;

– вложения в государственные ценные бумаги соответствующих иностранных эмитентов, наоборот, были значительно увеличены;

– были ужесточены требования по сделкам РЕПО и контрагентам по депозитным операциям;

– выросли объёмы депозитов, размещаемых в центральные банки и Банк международных расчётов.

Между тем, по нашему мнению, во внимание разработчиков оперативных мер по укреплению международных резервных активов РФ, вновь не попала работа по внедрению в российскую банковскую практику металлических вкладов для населения, которые в европейских странах составляют до 70–80 % всего объема и в соответствующей мере действительно могут устранять проблему бегства частного капитала из страны под угрозой кризисных явлений. По итогам 2008 года объём золотовалютных резервов РФ снизился на 10,8 %, реальный курс рубля к доллару США снизился на 1,1 %, а евро – вырос на 5,0 %. Таким образом, хотя показатели развития банковского сектора в условиях мирового финансового кризиса 2008 года в целом оказались несравнимо лучше, чем итоги кризисного 1998 года, анализ показывает, что в РФ до сих пор не сформирована система по предотвращению отрицательного воздействия внешних и внутренних рисков на экономику, адекватная достигнутому уровню развития рыночных отношений в обществе и его особенностям в условиях РФ.

В этой связи в современных условиях представляется весьма актуальным обратиться к функциональной и методологической составляющим, содержащимся в «Основополагающих принципах банковского надзора Базельского комитета», которые на протяжении определённого исторического периода достаточно успешно определяли реальную и потенциальную эффективность надзора за банковским сектором ведущих европейских стран.

Анализ показывает, что основополагающие принципы банковского надзора изначально были построены, как правило, не по чисто функциональному признаку, а с расчётом достижения необходимого эффекта даже от реализации отдельных принципов. Это привело к изложению содержания каждого из них комплексно, то есть с неизбежным повторением функционального материала. Между тем в основополагающих принципах, начиная с первой редакции, прослеживаются принципиально важные перспективные подходы, которые могут и вероятно должны быть востребованы для поэтапного развития национального банковского надзора в странах с рыночной экономикой. Среди них заслуживают внимания, например, следующие.

1. Концептуальный подход в виде стандартизации надзорной деятельности и формирования профессиональных и этических стандартов в финансовом секторе (принципы 3, 6–9, 11–13,15). В том числе, стандартизация оценки составляющих капитала банка с учётом перспективы их способности поглощать убытки (принцип 6) и достаточности резервов банка для покрытия возможных потерь по ссудам и другим рискам (принцип 8, 11), исходя из единого подхода в оценке рисков всеми банками (использован в «Базеле I»). В «Базеле II» вместо единого предложены три подхода к оценке и кредитного и операционного риска, исходя из размера, уровня развития и положения каждого банка в отдельности на рынке банковских услуг.

2. Концептуальный подход по сближению банковского надзора (внешнего контроля) и систем внутреннего контроля по управлению рисками банков и поддержанию достаточных резервов для покрытия этих рисков (принципы 3, 6, 9, 12, 13, 15 и др.) – использован в «Базеле II».

3. Концептуальный подход надзора за внедрением мониторинга в различные виды банковской деятельности и формированием систем информации с учётом объёма и состава информации, подлежащей публичному раскрытию для определения и предотвращения рисков (принципы 5, 7, 9, 10, 14, 17, 21, 24) – использован в «Базеле II», компонента – 3.

4. Концептуальный подход в надзоре за адекватностью банковской политики, процедур и систем внутреннего контроля целям всестороннего управления рисками банка (принципы 11, 12, 13) в виде адекватности разграничения собственных средств согласно ответственности участников финансового рынка в форме ужесточения требований к капиталу первого уровня и перехода на формирование резервов на возможные потери по ссудам на основе новой модели ожидаемых потерь (намечено использовать в «Базеле III» с 2012 года); адекватности риска участников финансового рынка в достаточности капитала при оценке всех рисков (намечено использовать в «Базеле IV»).

Анализ подтверждает, что Основополагающие принципы банковского надзора Базельского комитета действительно обладают мощным потенциалом для развития банковского надзора и регулирования в странах ЕС и в ряде государств за его пределами. Их реализация производится не одновременно, а по группам и поэтапно в виде «Базеля l», «Базеля ll», «Базеля lll» и так далее, где каждый следующий этап предполагает актуализацию основных принципов, связанных с предыдущими этапами не только логическими связями, но прежде всего степенью созревания рыночных отношений.

Было бы нелогичным предполагать, чтобы деятельность ЦБ России по реализации рекомендаций Основных принципов Базельского комитета по банковскому надзору и принявшему в этой связи определённую методологическую помощь в связи с кризисом 1998 года, не имела бы на территории РФ своих особенностей, определенных степенью развития рыночных отношений. В частности, например, анализ показывает, что в РФ в известной степени уже осуществлён переход к формированию резервов на возможные потери на основе модели ожидаемых, а не только понесённых потерь, что запланировано «Базелем lll» ввести в ЕС в 2012 году. С другой стороны, по-видимому, в РФ должно быть своё видение этапов по срокам освоения Основных принципов Базельского комитета по банковскому надзору, поскольку РФ на более позднем этапе, чем страны ЕС присоединилась к выполнению этой важной работы, после системного банковского кризиса 1998 года. По нашему мнению это в полной мере относится к внедрению мониторинга в составе «Базеля ll», который освоен в понимании российских банков в лучшем случае только как инструмент регистрации, отслеживания развития банковских рисков.

Всё это говорит в пользу создания Банком России собственного плана освоения и этапов реализации Основных принципов Базельского комитета по банковскому надзору с учетом сложившихся особенностей, связанных с условиями формирования и достигнутым сегодня уровнем развития рыночных отношений. России нужен собственный график освоения содержания всех этапов в виде «Базелей l-lV», в противном случае на следующем витке циклического развития мировой экономики все последствия кризиса 2008 г. в РФ могут с большой вероятностью повториться.

В настоящее время мы имеем дело по существу с новым мировым финансовым рынком, для которого характерны следующие тенденции:

1. Интеграция и консолидация финансовых институтов выходят за пределы географических и продуктовых границ, что связано с возникновением ряда новых потенциальных рисков, требующих своевременных действий регулирующих и надзорных органов.

2. Интернационализация финансово-банковской деятельности ежегодно приводит на национальный финансовый рынок ряда новых кредитных и финансовых институтов с различными несопоставимыми и неадекватными уровнями контроля.

3. Процессы интеграции и консолидации неизбежно ведут к созданию институтов и конгломератов размеры которых без адекватного изменения целевого надзора содержат в себе опасность отправной точки системного риска.

Изложенные выше выводы и рекомендации по совершенствованию банковского регулирования и надзора в РФ свидетельствуют о целесообразности своевременного отражения уже сложившихся итогов финансового кризиса 2008–2009 гг. в Стратегии развития банковского сектора РФ на период до 2015 года.

5.2. Валютная политика ЦБ России в условиях преодоления финансового кризиса [211]

В свете событий мирового финансового кризиса особый интерес представляет анализ валютной политики. По отношению к бивалютной корзине рубль укрепляется практически монотонно с середины августа 2009 года. С учетом колебаний в паре доллар-евро (доллар слабел по отношению к евро почти весь октябрь 2009 г., пробив символический уровень 1,50 и на какое-то время порадовав биржевых игроков взлетом цен на нефть), это укрепление стало особенно заметно в конце года, когда пали психологические рубежи – сначала 30, а потом и 29 рублей за доллар, ниже которых, как почему-то считалось, курс доллара мы уже не увидим никогда. Очевидно, эти цифры вызвали легкую панику у держателей валютных активов. Обозначился их сброс, или, выражаясь бухгалтерским языком, приток капитала, против которого ЦБ применил испытанную защиту в виде валютных интервенций, только за первые две декады октября составивших никак не меньше 10 млрд долларов. Последний и единственный раз в 2009 году такое наблюдалось лишь в мае. Все остальное время, после того как ЦБ в январе прекратил поддержку рубля, его курс двигался сравнительно свободно.

В действительности в наблюдаемом эпизоде укрепления рубля нет ничего удивительного и. Та же бивалютная корзина в 2009 году была на 13,6 % дороже, чем до начала девальвации год назад; накопленная с тех пор рублевая инфляция у нас составляла менее 10 %, и, стало быть, реальный курс рубля все еще был занижен. Да, условия изменились – цена на нефть в 2009 году ниже прошлогодних максимумов, да и притока внешних займов, хоть сколько-нибудь сопоставимого по мощности с уровнями «до августа 2008 года», сейчас нет. Но и спрос на иностранную валюту внутри страны сегодня ниже, чем до кризиса.

Исходя из этой логики курс 25 и даже 20 рублей за доллар никоим образом не выглядит невозможным, если не считать того, что ЦБ все еще, наверное, придерживается каких-то формальных границ курса. Последнее, по сути, означало бы, что движение к режиму инфляционного таргетирования откладывается на неопределенный срок, и мы вновь возвращаемся в «старые добрые времена», которые сначала привели к кредитному перегреву и взлету цен на активы, а затем к валютному кризису. ЦБ РФ, сократив ставки по своим кредитно-депозитным операциям с коммерческими банками на очередные полпункта, официально заявил, что решение принято советом директоров Банка России прежде всего с целью дополнительного стимулирования кредитной активности банковского сектора экономики и по причине снижения привлекательности краткосрочных вложений в российские активы из-за диспаритета ставок на российском и внешних денежных рынках.

По сути, мы видим пример совершенно правильных действий, но с ложной мотивировкой. Действительно, налицо явный тренд снижения инфляции, номинально она оставалась нулевой в течении сентября-ноября 2009 года, и даже после поправки на сезонность октябрьская инфляция лишь чуть выше 2 %, что делает возможным и необходимым снижение ставок. Вообще говоря, регулятор не должен, конечно, превращаться в «инфляционного маньяка». И при выборе целевого уровня ставок можно оглянуться и на переживаемый производством спад, а также принять во внимание иные факторы, оказывающие влияние на инфляцию и состояние производства, в частности на то, с какой скоростью меняется реальный курс рубля. Однако из заявления можно понять, что ЦБ руководствовался не всем этим комплексом соображений, а лишь якобы опасным для подъема экономики укреплением курса.

Правда, в сложившейся ситуации эти мотивы, по сути, неразличимы, и риторику ЦБ можно было бы просто списать на уступку требованиям общественности. Однако непонятно, как будет действовать регулятор дальше, если страну, как в былые времена, начнет захлестывать приток капитала (он уже опять развернулся в сторону развивающихся рынков) и снова возникнет реальный выбор между задачами сдерживания инфляции и противостояния укреплению курса. Складывается ощущение, что регулятор сам пока еще до конца не определился, для каких целей ему следует использовать такой сравнительно новый для него инструмент, как процентные ставки (раньше они играли довольно пассивную роль), а также такой «заслуженный» инструмент, как валютные интервенции, цель которых теперь должна поменяться. Нынешняя неопределенность с использованием этих инструментов, попытки применять их для достижения сразу нескольких целей в конечном счете могут привести к утрате доверия к действиям нашего регулятора.

А в этом случае эффективность предпринимаемых им попыток перейти в конечном итоге к более самостоятельной денежно-кредитной политике окажется низкой. Попробуем напомнить, какими приоритетами в денежнокредитной политике должен руководствоваться регулятор и почему благая цель поддержать производство через манипуляции с курсом в наших условиях представляет собой «шоссе в никуда».

Как известно, достаточно долгое время ЦБ придерживался, по сути, режима фиксированного курса рубля. Можно даже сказать, неявного валютного управления (currency board). Начиная примерно с 2000 года практически все его обязательства выпускались под международные активы, в ходе валютных интервенций. Роль других активов вроде кредитов банкам для поддержания ликвидности была ничтожна, в основном кратковременна и связана с внутригодовой неравномерностью расходов бюджета. Недостатки этого режима стали проявляться еще до прошлогодней валютной паники. В условиях, когда банки и прочие предприятия могли достаточно свободно занимать за границей, ЦБ очень слабо мог сдерживать расширение внутреннего кредита. Ставки определялись стоимостью привлечения ресурсов на внешних рынках с учетом маржи, отражающей страновой риск. В условиях высокой инфляции они оказывались реально отрицательными, что вело к кредитному перегреву и поддерживало инфляцию, от которой ЦБ пытался защититься (практически безуспешно), время от времени проводя ревальвацию рубля к бивалютной корзине.

По мере снижения страновых рисков привлечение займов в валюте и размещение активов в рублях становилось все более привлекательным объектом валютного арбитража (carry trade). Последними докризисными инструментами защиты ЦБ от притока капитала стали введение повышенной нормы резервирования на депозиты и ссуды, привлеченные за рубежом, и переход к «плановому», не зависящему от сиюминутной конъюнктуры, режиму для основной части интервенций, с расширением границ колебаний курса. Но это не очень сработало – хотя риск арбитражных сделок (прежде всего краткосрочных) возрос, наплыв капитала продолжался.

Почему же режим фиксированного курса, «грязного плавания», в конечном счете оказывается для нас так плох? Ведь многие экономики более или менее успешно его придерживаются, а страны зоны евро вообще не имеют собственной валюты и, соответственно, самостоятельной денежнокредитной политики. Прежде всего, для нас не видно потенциальной экономики со схожим типом шоков, чтобы принять ее валюту в качестве «стержневой». И доллар, и евро имеют обратную реакцию на нефтяные шоки, так как использующие их страны являются импортерами нефти и рост цен на нее ведет к сжатию их платежных балансов. Да и потоки капитала в Россию как развивающийся рынок и в страны твердых валют тоже обычно разнонаправлены. Это значит, что привязка рубля к валютам развитых стран будет раскачивать наши балансы и в период кризиса, и в фазе пузыря (мы уже были свидетелями тому и в 1998 г., на закате долларового коридора, и в 2008 г., когда «приказала долго жить» бивалютная корзина).

Проще говоря, если мы попытаемся однозначно привязать рубль, скажем, к евро, то, как только упадут цены на нефть и из страны побегут капиталы, в России тут же кончатся деньги, или, выражаясь языком научнопопулярных трактатов, начнется жесточайший кризис ликвидности. И никто в ЕЦБ не позаботится, чтобы специально для нас их подпечатать. Как раз в Европе в условиях возникшего профицита текущего счета (по причине снижения расходов на импортный нефтегаз) и возврата капиталов на банковские депозиты с деньгами будет все хорошо, пожалуй, даже перебор. Так что ЕЦБ еще придется и ставку повышать в целях изъятия избыточной ликвидности и снижения инфляционного давления.

Отказ от самостоятельной денежно-кредитной политики предполагает возможность гашения шоков мерами налогово-бюджетной политики и гибкостью зарплаты. У нас же подстройка налогово-бюджетной политики к шокам не очень получалась. То, что при фиксированном курсе рубля проблема ликвидности может стать ключевой (даже при очень больших резервах, не говоря уже о потенциально бесконечных при вступлении в валютную зону), было очень хорошо видно во время последнего валютного кризиса в России осенью-зимой 2008 года. Девальвация рубля казалась немыслимой – откуда ей взяться, если валюты в резерве с избытком хватит, чтобы скупить все напечатанные рубли (если под ними понимать денежную базу или даже агрегат M2). Скупить-то, конечно, можно все. Только ведь без денег экономика жить не будет, и, стало быть, скупая деньги одной рукой, другой придется их ей снова давать. Подобный perpetuum mobile привел к тому, что за три месяца валютного кризиса ЦБ напечатал и раздал банкам примерно столько же рублей, сколько их всего было выпущено до того под покупку валютных резервов. Иными словами, к моменту «окончательной» девальвации рубля произошло именно то, что должно было страховать рубль от девальвации: все эти деньги были выкуплены обратно.

К слову сказать, именно пример сваливания экономики в коллапс взаимных неплатежей, когда спрос на валюту пытались удерживать, не пуская в оборот новые рубли, мы наблюдали в 1998 году. Мы считаем, что никакая другая курсовая политика не могла бы тогда привести к столь мощному (правда, по счастливому стечению обстоятельств, непродолжительному) разрушению экономики, как та «битва за рубль». Справедливости ради стоит отметить, что руководство ЦБ, уже «умучившись этой битвой», начавшейся еще осенью 1997 г., к весне следующего года уже никак не держалось за коридор, отчетливо понимая тщету усилий по его сохранению в условиях разгорающейся паники – банковской и валютной. Однако убедить в этом лиц, реально принимающих решения, тогда не довелось. К счастью, в последнем эпизоде отрезвление пришло раньше, чем ситуация вышла из-по контроля.

Иными словами, будь у вас резервов даже в десятки раз больше, чем рублей в денежной базе, их не хватит, пока вы пытаетесь удержать курс на уровне, не соответствующем ожиданиям масс. Лучше сразу расслабиться и предоставить толпе возможность получить удовольствие в виде стоимости доллара, которой она будет довольна. Однако в случае, если вы перешли на чужую «не синхронизированную по шокам» валюту, такой возможности не будет. Если вы не малая экономика и «однозонники» не горят желанием поддержать вас кредитами, то, чтобы расчеты не свалились в коллапс, надо будет экстренно переводить возникший кризис ликвидности в изменение масштаба цен, то есть в дефляцию. Другими словами, снижать зарплату, скажем, раза в полтора-два. Всем – шахтерам, таксистам, гаишникам, банкирам и даже сравнительно безропотным сотрудникам НИИ. Получится? Вряд ли.

Итак, оформившийся у нас де-факто в результате валютного кризиса некий переходный режим политики валютного курса, допускающий весьма широкие границы колебаний последнего, вызывает ряд вопросов. Главным ориентиром для коррекции ставок служат отклонения инфляции от целевого уровня. Повышение номинальной ставки ведет к росту реальной ставки и к уменьшению совокупного спроса. Денежная политика также может частично компенсировать изменения спроса под влиянием тех или иных шоков, если мандат ЦБ предусматривает реакцию процентной ставки на производственный разрыв. Скажем, для ФРС такая оглядка на состояние производства существенна, и алгоритм ее действий описывается (разумеется, очень примерно, если бы проведение денежно-кредитной политики сводилось к простому следованию правилам, то руководство ЦБ можно было бы просто заменить компьютерной программой) так называемым правилом Тейлора, в котором отклонения от цели по инфляции и от «естественного» уровня ВВП (и занятости) оказывают примерно равное влияние на процентную ставку. В то же время для Европейского центробанка (ЕЦБ) как наднационального органа цель стабильности валюты, то есть постоянного уровня инфляции, является доминирующей.

Такова теория, но в какой мере она подходит нам? Возможность влиять на уровень инфляции и состояние производства через процентные ставки предполагает, что основные параметры экономики (уровень производства, движение реального курса и инфляция) удовлетворяют определенным условиям, в совокупности составляющим так называемую модель инфляционного таргетирования. В частности, отклонение выпуска от его потенциального значения (производственный разрыв) реагирует на изменение реальной процентной ставки (точнее, ее отклонения от долговременного «естественного» уровня) и, возможно, обменного курса; ожидаемая коррекция реального курса отражает разницу в реальных процентных ставках в стране и остальном мире, а условие, определяющее инфляционный климат в экономике, задает поправку к инфляционным ожиданиям в зависимости от нормы безработицы или от производственного разрыва и изменения реального курса.

Тот факт, что состояние производства и движение обменного курса примерно отвечают этим условиям, не вызывает сомнений: реакция темпов роста экономики на реальные ставки прослеживается довольно четко. Однако в какой мере может быть объяснена таким образом наша инфляция? Оценки показывают, что данная модель вполне сносно воспроизводит инфляционный тренд, правда, лишь на интервалах, где отсутствовали гиперинфляционные эпизоды (а таковых, где инфляция превышала 100 % в годовом выражении (это не каноническое определение, а просто подходящее к случаю), у нас было два – с отпуска цен по июль 1995 года (с небольшими перерывами) и затем с июля 1998 по февраль 1999 гг.). При этом обращают на себя внимание две вещи.

Во-первых, крайне высокая инерционность российской инфляции, а также высокий уровень «естественной» безработицы, за которым начинается инфляционный перегрев экономики. Параметр реакции инфляции на изменение нормы безработицы очень низок. Если норма безработицы будет в течение года превышать «естественную» на 5 пунктов, то это приведет к снижению инфляции в течение года лишь на 6 процентных пунктов. Чувствительность инфляции к движениям курса тоже оказывается совсем маленькой. На 10 % реального укрепления рубля за год (такие темпы, вообще-то, были лишь однажды – в 2005 году, а так в основном они существенно ниже) инфляция реагировала снижением в среднем лишь на 2,7 % за год.

Во-вторых, объяснение феномена устойчивости российской инфляции не только в ее необычайно высокой инерционности и чрезмерном влиянии ожиданий на ее формирование, но и в том, что денежная политика с начала 2006 года стала откровенно проинфляционной. Факт перехода к проинфляционной политике подчеркивался во многих исследованиях, а механизм данного перехода предельно прост. С этого момента было полностью либерализовано движение капиталов, при этом ЦБ продолжал в качестве операционного ориентира концентрироваться на фиксированном курсе бивалютной корзины, лишь изредка укрепляя номинал рубля к нему в целях противодействия инфляции. Реальные ставки в валюте при этом «импортировались» с мировых рынков с учетом небольшой и снижавшейся до июля прошлого года страновой премии за риск (спасибо выросшим резервам и, соответственно, страновым рейтингам). А из-за разницы в уровнях инфляции реальные ставки для отечественных заемщиков оказывались отрицательными (особенно для внутренне ориентированных, таких как строительство и торговля).

Это привело к быстрому перегреву экономики, пузырям и закончилось тем, чем и должно было закончиться. Правда, в 2006 году проинфляционность денежной политики затушевывали снижающиеся мировые цены на продовольствие. Но зато когда в следующем году их тренд развернулся, результаты стали видны в полном объеме. Справедливости ради можно заметить, что возможностей у ЦБ вместо фактического режима currency board (возможности проведения эффективной денежной политики при этом отсутствуют) резко усилить роль инфляционной цели и начать маневрировать ставками было не так уж много. Повышение ставок по рублю с неизбежным при этом расширением курсовой волатильности либо привлекло бы дополнительные капиталы из-за рубежа, если бы курс продолжил укрепляться, либо натолкнулось на психологию российского населения, которое реагирует на более или менее серьезные подвижки курса валютной паникой.

Достаточно эффективным могло стать введение временных валютных ограничений. На «вход» капитала они обычно срабатывают – хотя бы в виде увеличения резервов по привлекаемым из-за рубежа кредитам. В конечном счете все эти меры и были задействованы, но, как и в случае с последовавшей затем девальвацией, слишком поздно и робко. Таким образом, в целом можно заметить, что не видно никаких ограничений, которые сдерживали бы переход ЦБ к режиму инфляционного таргетирования и плавающего курса.

Конкретный выбор правила, которым Центробанку лучше всего руководствоваться при корректировке процентных ставок, должен прийти с опытом, ну и эконометрическое моделирование последствий принятия решений тоже не будет лишним. В качестве справочной информации можно отметить, что кроме уже упомянутого правила Тейлора часто рассматриваются такие правила выбора процентной ставки, как IFB (inflation forecast-based), основанное на сравнении не текущего, а прогнозируемого уровня инфляции с целевым значением. Для стран с открытой экономикой, где одной из целей денежно-кредитной политики может считаться обменный курс, рассматривались также правила, основанные на индексе денежно-кредитных условий (MCI, monetary condition index), в частности так называемое простое правило, когда операционной целью является взвешенное среднее из процентной ставки и обменного курса (сегодня этот подход считается устаревшим, поскольку процентная ставка и обменный курс по-разному реагируют на шоки и не должны смешиваться в ходе адаптации к ним денежной политики).

На наш взгляд, необходимо определиться именно с правилом процентной политики, а не избирать управляющие воздействия исходя всякий раз из конкретной ситуации. Практика показывает, что в последнем случае может возникнуть соблазн ускоренного и сильного стимулирования экономики. Чрезмерным стимулированием из лучших побуждений сегодня объясняют причины стагфляции 1970-х гг. в экономике США, а также несколько других эпизодов стимулирования, в частности последний, закончившийся ипотечным пузырем (правда, в отношении его причин единства мнений нет). Можно сказать, что денежные правила – это в некотором смысле современное наследие «денежной конституции» Милтона Фридмана и единственное наследие монетаризма в практике центробанков.

Важное значение имеет также вопрос, касающийся применения интервенций в режиме гибкого валютного курса. ФРС и ЕЦБ таких интервенций не проводят. Но отсюда для нас не следует ровно никаких выводов, потому что там гораздо ниже вероятность возникновения валютной паники и совершенно иное (гораздо меньшее) влияние волатильности потоков капитала на денежное предложение. Кроме того, промежуточные цели регулирования денежного предложения обычно могут легко достигаться другими инструментами – операциями репо с ценными бумагами и иными действиями на открытом рынке. Но многие другие центробанки, придерживающиеся режима инфляционного таргетирования, тем не менее широко используют валютные интервенции.

Расчеты определенно показывают, что курс рубля в отсутствие интервенций был бы очень волатильным. Главным образом из-за перепадов в потоках капиталов, хотя и из-за колебаний цен на нефть тоже. Правда, в волатильности курса есть и положительная сторона – она сдерживает приток капитала в страну и, следовательно, несколько лучше защищает от перегрева, который вызывает выравнивание номинальных процентных ставок с низкоинфляционными экономиками. Тем не менее, все это не исключает интервенций для сглаживания резких колебаний рубля, которые могли бы привести к валютной панике, особенно в начальный период применения гибкого курса. Важно лишь одно: применение интервенций не должно подразумевать каких-либо публичных или неявных обязательств или гарантий ЦБ в отношении курса. В противном случае проведение самостоятельной денежно-кредитной политики, предполагающей процент в качестве главного операционного ориентира, будет исключено.

Сглаживание перепадов в притоке валюты, связанных с колебаниями цен на нефть и газ, предполагает, что к исполнению этой функции как можно скорее должен вернуться Резервный фонд, даже невзирая на все еще сохраняющийся дефицит бюджета. Возможно, сама жизнь заставит сделать это уже в ближайшее время. Дело в том, что план стерилизации покупок из Резервного фонда (примерно 1,9 трлн рублей) на будущий год сведен с большим напряжением. ЦБ предполагает довольно серьезное расширение широкой денежной базы – на 17 % в базовом варианте цены на нефть, а это при низкой инфляции означает серьезный рост реального спроса на рубли (наличные и банковские резервы), что, в свою очередь, наверное, предполагает девалютизацию, то есть некий приток капитала. В то же время на интервенции ЦБ оставил себе небольшой резерв – порядка 400 млрд рублей. Это будет означать либо дальнейший рост номинального курса рубля по отношению к доллару, либо упование на возобновление вывода капитала (выплату долгов, например), либо на рост импорта.

Второй острый вопрос – планируемое дальнейшее сокращение кредита ЦБ банкам на 900 млрд рублей, но, по сути, там в кредитах уже остался сплошной «неликвид» – субординированные займы Сбербанку, депозиты в ВЭБ и АСВ и т. п. Могут и не вернуть эту сумму в будущем году. Тогда ЦБ, возможно, придется поумерить аппетит с интервенциями, а может, даже продавать валюту, если инфляция начнет беспокоить. Что касается возможного роста цен на нефть, то частично он, конечно, будет стерилизован налогами, и дефицит бюджета уменьшится. Но дорогая нефть – есть такая статистика – стимулирует и приток капитала: срабатывает что-то вроде эффекта богатства, и рыночные игроки начинают занимать за рубежом.

На наш взгляд, сегодня следует Минфину немного сократить траты из Резервного фонда, дабы не толкать рубль к избыточному укреплению, а больше использовать облигации (не валютные, а рублевые) – если обнаружится, что либо инфляция ускоряется, либо курс слишком резво пошел укрепляться. Инфляция, хотя в первой половине 2010 года и замедлилась, где-то к концу года может вновь резко вырасти. Поэтому логичней не форсировать эмиссию путем финансирования дефицита исключительно из Резервного фонда. Следует также помнить, что в России, имеющей положительный платежный баланс, в отличие от США, которые имеют двойной дефицит бюджета и платежного баланса, такое рассогласование накладывает серьезные ограничения на источники финансирования бюджетных расходов и их размеры.

5.3. Курсовая политика и ее влияние на изменение структуры и динамики совокупного спроса в России

Макроэкономическая политика любого государства сводится к применению инструментов бюджетного и денежно-кредитного регулирования экономики. Фискальная политика в России последние несколько лет была ориентирована на обеспечение макроэкономической стабильности посредством формирования структуры государственных расходов и оптимизации налогообложения. Одной из целей денежно-кредитной политики было поддержание конкурентоспособности российских производителей посредством сглаживания колебаний валютного курса и, по возможности, ограничения укрепления курса национальной валюты в периоды положительной динамики цен на нефть и притока иностранного капитала. Практика использования валютной политики (курсовой политики) в целях стимулирования экономического роста подкреплялась опытом 1999 года, когда следствием посткризисной девальвации стал рост объемов выпуска отечественных производителей.

Однако применение такой политики без учета рыночных тенденций не позволяет сгенерировать тенденцию 1999 года и тому есть ряд причин. Во-первых, низкая стоимость рубля была обусловлена низкими ценами на нефть и утечкой краткосрочного капитала за рубеж. Во-вторых, девальвация 1999 года в разы превышает обесценение национальной валюты в 208-2009 годах. В-третьих, влияние девальвации 1998–1999 гг. не ограничивалось эффектом изменения относительных цен. Последовавшая за девальвацией инфляция обесценила долговые обязательства российских предприятий перед банками и иными нефинансовыми организациями и работниками. Такое снижение издержек производства и долговых обязательств способствовало формированию потенциала для положительной динамики экономического роста в конце 1990-ых годов.

Прежде, чем оценить последствия применения валютной политики на современном этапе развития России, проанализируем факторы, определяющие динамику чистого экспорта и совокупного спроса в рамках теоретических моделей.

Чистый экспорт является элементом совокупного спроса страны, определяемый как разница между экспортом и импортом. В свою очередь экспорт представляет собой расходы иностранных государств на приобретение товаров и услуг, произведенных на территории национальной экономики. Существует ряд факторов, оказывающих влияние на динамику экспорта страны. Главным образом величина экспорта определяется соотношением цен на отечественные и заграничные товары и обменным валютным курсом. Эти факторы могут быть определены одним показателем – реальный обменный курс (ep). Реальный обменный курс показывает, сколько единиц отечественного блага можно получить в обмен на единицу заграничного блага:

ep = (е · Pz)/Р,

где е – номинальный обменный курс, показывающий, сколько единиц иностранной валюты дают за единицу отечественной; Р – уровень цен внутри страны; Pz – уровень цен за рубежом.

Если реальный обменный курс растет, то торговые условия страны ухудшаются, поскольку на единицу отечественного блага можно обменять меньше единиц заграничных благ. На основе изложенного, функцию спроса заграницы на национальном рынке благ (функцию экспорта) можно представить в следующем виде:

Е = E0 – Ee · ep,

где Е – величина экспорта; ЕО – величина экспорта, независящая от ep; Ee – предельная склонность к экспорту, отражающая, на сколько изменится объем экспорта, если реальный валютный курс изменится на 1 единицу:

Ee = ΔЕ / Δep.

Основными факторами [212] , влияющими на товарный экспорт, являются:

1. Соотношение цен внутри страны и за рубежом. Если темп инфляции в национальной экономике выше, чем за рубежом, то при прочих равных условиях объем экспорта сократится вследствие снижения конкурентоспособности отечественных товаров. Соотношение цен внутри страны и за рубежом отражается на показателе реального валютного курса, динамика которого, в свою очередь, влияет на объем экспорта страны. Данное утверждение можно доказать с помощью тождества, выводимого на основе формулы для расчета реального обменного валютного курса:

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 5.3. Курсовая политика и ее влияние на изменение структуры и динамики совокупного спроса в России.

где Δep/ep – темп прироста реального валютного курса; Δе/е – темп прироста номинального валютного курса; π – темп инфляции в стране; πz – темп инфляции за рубежом.

Данное выражение показывает, что в случае превышения инфляции внутри страны над уровнем инфляции за рубежом, темп прироста реального обменного курса будет отрицательным, что демонстрирует снижение реального валютного курса. Вслед за этим последует сокращение объема экспорта подорожавших товаров. В этом случае страна будет экспортировать только те товары, которые относительно дешевы и располагают сравнительным преимуществом в производстве. Тогда импортироваться будут товары, на которые внутри страны повышенный спрос или страна не располагает сравнительным преимуществом.

2. Доходы за рубежом. Повышение реальных доходов иностранных субъектов повышает интерес заграницы к отечественным экспортируемым товарам. Это приводит к росту экспорта и повышению спроса на отечественную валюту.

3. Импортные пошлины и квоты за рубежом. Высокие тарифы и низкие импортные квоты у иностранных партнеров сокращают экспорт национальной экономики.

4. Валютный курс. В данном случае, как и ранее, под валютным курсом понимается цена единицы иностранной валюты, выраженная в отечественной валюте. При заданном соотношении цен на отечественные и заграничные товары, повышение обменного валютного курса уменьшает объем экспорта. Сказанное подтверждается кейнсианской функцией экспорта, отражающей обратную зависимость между динамикой валютного курса и объемом экспорта.

Как известно, зарубежные страны не только покупают, но и продают блага на национальном рынке, формируя тем самым объем импорта. Формируемый домашними хозяйствами объем спроса на импортные блага определяется теми же факторами, что спрос домашних хозяйств на отечественные блага. Однако разные концепции выделяют различные факторы импорта. Рассмотрим кейнсианскую функцию импорта, которая имеет вид:

Z = Z0 + Zy · Yv,

где Z – объем спроса домашних хозяйств на импортные товары; Z0 – объем спроса на импорт, независимый от располагаемого дохода; Zy – предельная склонность у импорту по доходу, отражающая, на сколько изменится объем импорта, если располагаемый доход изменится на одну единицу (Zy = &#916;Z/&#916;Yv. Обычно Zy < Cy, но 0 < Zy < 1); Yv – располагаемый доход домашних хозяйств.

Таким образом, как и в кейнсианской теории потребления, спрос на импорт со стороны домашних хозяйств является возрастающей функцией от располагаемого дохода.

В соответствии с неоклассической концепцией основным фактором, определяющим величину импорта, является ставка процента:

Z = Zi · i,

где i – ставка процента; Zi – предельная склонность к импорту по ставке процента, отражающая, на сколько сократится объем импорта, если ставка процента вырастет на один процентный пункт:

Zi = – &#916;Z/&#916;i.

Как видно, в неоклассической теории спрос на импорт является убывающей функцией от ставки процента.

Подводя итог, проведенному анализу факторов, определяющих динамику импорта и экспорта, следует отметить, что регулирование номинального валютного курса в рамках денежно-кредитной политики, безусловно, определяет величину чистого экспорта. На сегодняшний день в экономической теории преобладает мнение о невозможности совмещения фиксированного валютного курса и независимости денежно-кредитной политики. В рамках IS-LM-BP модели доказывается полная неэффективность мероприятий денежно-кредитной политики при любой мобильности капитала и фиксированном режиме валютного курса. Причиной тому является необходимость расходования центральным банком страны своих валютных резервов для поддержания валютного курса на фиксированном уровне. Тем не менее, на практике [213] многие развивающиеся страны продолжают проводить политику регулирования валютного курса в рамках денежно-кредитной политики.

Реализация мероприятий, проводимых в рамках денежно-кредитной политики и направленных на стабилизацию экономики, раскрывается посредством трансмиссионного механизма. «Монетарный трансмиссионный механизм – это система взаимно адаптированных и совместно функционирующих экономических переменных, передающих денежные импульсы на реальный сектор экономики» [214] . Денежный трансмиссионный механизм по-разному проявляется на рынке денег, рынке ценных бумаг и рынке благ.

Рассмотрим действие прямой трансмиссии, отражающей реакцию потребительских расходов домашних хозяйств на увеличение предложения денег со стороны центрального банка. Поскольку увеличение предложения денег домашние хозяйства расценивают как рост благосостояния, то ответной реакцией является увеличение потребительских расходов. Следовательно, можно рассматривать реальное потребление как функцию от реального дохода и реальных кассовых остатков:

С = f(У,М/Р),

где С – реальное потребление; У – реальный доход; М/Р – реальные кассовые остатки.

Результатом увеличения предложения со стороны центрального банка является рост потребительского и совокупного спроса страны. Реакция потребительских расходов является следствием не только прямого, но и косвенного трансмиссионного механизма. Так увеличение денежного предложения и соответствующего снижения ставки процента приводит к увеличению потребления населения пропорционально предельной склонности по ставке процента:

С(r) = C0 + Cv · V – Cr · r,

где C0 – потребление не зависящее от ставки процента; Cv – предельная склонность к потреблению по доходу от имущества; V – размер имущества, равный доходу от прежних сбережений; Cr – предельная склонность к потреблению по ставке процента; r – ставка процента.

Как показывают эмпирические исследования, в последнее время наблюдаются затруднения в функционировании традиционных трансмиссионных механизмов денежно-кредитной политики [215] . Это объясняется ростом значения рынков ценных бумаг как механизма перераспределения финансовых средств в экономике и снижение роли банковского сектора. В условиях повышения оценки рисков и снижения доверия банки вводят дополнительные ограничения по кредитованию, что ослабляет действие кредитного канала. В экономической теории данное явление получило название «рационирование кредита». Как известно, в условиях рационирования кредита могут оказаться как домохозяйства, так и фирмы, что вносит серьезные коррективы в процесс принятии потребительских и инвестиционных решений на уровне национальной экономики.

Другим проявлением косвенного трансмиссионного механизма является зависимость потребительского и совокупного спроса от обменного курса:

YD = С + I + G + NE,

где YD – уровень совокупного спроса страны; С – величина потребительских расходов; I – объем запланированных инвестиций; G – величина государственных закупок; NE – уровень чистого экспорта.

Важность данного механизма возрастает [216] : с ростом доли экспорта и импорта по отношению к ВВП; при переходе к плавающему режиму валютного курса. Доля экспорта и импорта по отношению к ВВП характеризует степень открытости экономики страны. Рассмотрим специфику режима фиксированного и плавающего валютного курса.

При выборе режима фиксированного валютного курса, государство жестко фиксирует обменный курс национальной валюты на определенном уровне и обязуется поддерживать его стабильность. Поддержание стабильного валютного курса обеспечивается посредством валютных интервенций, проводимых Центральным банком страны. Если предложение иностранной валюты превышает спрос на нее, то Центральный банк скупает образовавшиеся излишки, увеличивая тем самым объем валютных резервов. И наоборот, если спрос на иностранную валюту превышает ее предложение, то Центральный банк продает иностранную валюту из своих резервов, объем которых вследствие этого сокращается.

При выборе плавающего режима валютного курса государство позволяет валютному курсу колебаться под влиянием спроса и предложения. В рамках данной системы предполагается наличие рынка совершенной конкуренции, где спрос и предложение валюты определяют равновесный валютный курс. Предложение иностранной валюты можно рассматривать как сумму доходов от экспорта, а спрос на валюту как сумму расходов на импорт. Такой рынок уравновешивается за счет ценового механизма, а именно, гибкого валютного курса. Границы колебаний валютного курса не регламентируются, а Центральный банк не вмешивается в функционирование валютного рынка.

Важно заметить, что выбор режима валютного курса ограничивает эффективность денежно-кредитных и фискальных методов государственного регулирования совокупного спроса при определенных условиях.

Механизм влияния динамики обменного валютного курса на уровень потребления и совокупного спроса при фиксированном режиме валютного курса можно представить следующим образом. Увеличение денежного предложения приведет к росту спроса на импортные товары и иностранные активы. В результате спрос на иностранную валюту вырастет, что, при плавающем режиме валютного курса, повысит обменный курс [217] . Это вызовет рост экспорта, который становится дешевым, и сокращение импорта, ставшего более дорогим (политика ослабления рубля). Тогда большинство покупателей переключат свои расходы с импортных товаров на отечественные товары, стимулируя тем самым рост чистого экспорта и внутреннего производства.

Однако у такой политики есть и недостатки. Во-первых, интересы производителей и потребителей противоречивы: возможность повысить цены – для производителей благо, а для потребителей зло. При этом слабый рубль не всегда благо и для производителей: рост цен на импортное сырье и материалы, затруднение привлечения и обслуживания внешних займов. Во-вторых, при сильном платежном балансе, центральный банк вынужден скупать излишнюю валюту, наращивая валютные резервы и расширяя денежную массу страны, что стимулирует инфляцию.

При плавающем валютном курсе все эти разнонаправленные факторы уравновешиваются действием рыночных сил, направляющих валютный курс к равновесному значению. Для нашей страны, экономика которой является экспортоориентированной, переход к плавающему режиму подвергает экономику влиянию внешнеэкономической конъюнктуры. В годы хорошей мировой конъюнктуры – кризис отраслей, конкурирующих с импортом, а в годы плохой – серьезные шоки, как для валютного рынка, так и для реального сектора экономики.

С учетом рассмотренных проявлений косвенного трансмиссионного механизма, отражающего влияние валютного курса на объем внутреннего потребления, функцию потребления можно представить следующим образом:

С = CY · У + Cv · V – Ce · е – Сi · i,

где CY – предельная склонность к потреблению от текущего дохода; У – уровень реального располагаемого дохода; Cv – предельная склонность к потреблению от размера имущества; V – имущество (размер которого задается формулой: V = S0(1+е)); S0 – размер прежних накоплений; е – темп изменения курса доллара США; Ce – предельная склонность к потреблению от величины темпа прироста курса доллара США (по величине обменного курса доллара); Cr – предельная склонность к потреблению по величине ставки процента; r – величина ставки процента.

Несмотря на то, что в предложенной формуле валютный курс является фактором, определяющим динамику внутренних потребительских расходов, в действительности колебания валютного курса оказывают влияние на динамику потребительских цен. Влияние обменного курса на динамику потребительских цен получило название эффекта переноса (exchang rate pass through) [218] . Данный эффект раскрывается в двух аспектах. С одной стороны, позволяет изучить зависимость внутренних цен импортных товаров от обменного курса. С другой стороны, обменный курс оказывает влияние на общий уровень цен, в частности, на индекс потребительских цен. В данном случае эффект переноса реализуется через следующие механизмы:

– непосредственное влияние на цены конечного импорта;

– определение динамики цен на внутреннюю продукцию под влиянием динамики цен на промежуточную продукцию;

– оказание давления на цены отечественных товаров, конкурирующих с импортными аналогами;

– формирование общего уровня цен в результате изменения скорости обращения денег (согласно количественному уравнению обмена) вследствие изменения количества иностранной валюты на фоне динамики покупательной способности национальной валюты.

В зарубежной литературе [219] появились исследования взаимосвязи между обменным курсом и внутренними ценами, рассматриваемой сквозь призму механизма формирования цен на импортные товары. Если цены на импортные товары устанавливаются в иностранной валюте (product-currency pricing), то проявляется полный эффект переноса. Если цены на импортные товары формируются в национальной валюте (local-currency pricing), то эффект переноса не проявляется. Данные явления отражают крайние случаи, которые в реальной практике не встречаются. Как показывают эмпирические исследования [220] в развитых и развивающихся странах наблюдается частичный эффект переноса. Согласно результатам данных исследований [221] , на величину эффекта переноса влияют следующие условия:

1) если цены импортных товаров в национальной валюте устанавливаются жесткими, то в краткосрочной перспективе полный перенос не реализуется;

2) если цены импортируемых товаров в иностранной валюте устанавливаются жесткими, при этом импортируются в основном факторы производства, то это влияет в большей степени на издержки производства, чем на динамику потребительских цен;

3) рассмотренное выше предполагает значительную долю в цене конечного продукта затрат, связанных с транспортировкой и реализацией товара;

4) сегментация рынков, позволяющая странам-экспортерам проводит политику ценовой дискриминации. В этом случае динамика цен импортных товаров в национальной валюте, обусловленная динамикой валютного курса, частично перекрывается противоположной динамикой стоимости поставок в иностранной валюте;

5) степень взаимозаменяемости импорта национальными товарами (степень субституции).

Поскольку обменный курс является одним из целевых показателей денежной политики ЦБ, следует учитывать проявление эффекта переноса при проведении денежно-кредитной политики в посткризисной ситуации. В докризисный период в России сложилось определенное сочетание инструментов и целей денежно-кредитной и фискальной политики. Денежно-кредитная политика преследовала цель таргетирования номинального валютного курса, что было достаточно успешно достигнуто. Результатом такой политики стал рост валютных резервов центрального банка. Кризисные явления на мировом финансовом рынке в августе 2007 г. привели к пересмотру приоритетов денежно-кредитной политики. Российские банки, наряду с зарубежными банками, испытали нехватку ликвидных средств в связи с потрясениями на межбанковских рынках. В связи с этим инструменты центрального банка, наряду с инструментами фискальной политики, ранее используемые для целей стерилизации, были переориентированы на поддержание ликвидности банковской системы. Параллельно ЦБ проводил политику, направленную на ограничение роста цен, динамика которых была обусловлена ростом мировых цен на продовольствие. Реагируя на рост цен центральный банк, ужесточил денежнокредитную политику посредством повышения ставки рефинансирования и нормы обязательных резервов, продолжая наращивать валютные резервы и увеличивая, тем самым, предложение денег.

Кризисные явления получили свое развитие в российской экономике в июле-августе 2008 года, началом которых стало падение экспорта и отток краткосрочного капитала за рубеж. За этим последовало падение внутреннего производства и сокращение инвестиционных программ топливноэнергетического комплекса. Банковская система столкнулась с полным недоверием к ней со стороны населения: вклады физических лиц за сентябрь-октябрь 2008 года сократились на 7,4 % [222] . В таких условиях денежнокредитная политика центрального банка осуществлялась по следующим направлениям:

– продолжение помощи банковскому сектору, начавшейся на первой волне кризиса, но уже в большем объеме и при использовании боле широкого спектра инструментов. Так в августе-сентябре 2008 г. Центральный банк резко увеличил предоставление средств коммерческим банкам по традиционным каналам. ЦБ ввел новые инструменты денежно-кредитной политики, а именно, предоставление беззалоговых кредитов – выдача кредитов под обеспечение нерыночными активами [223] (залог векселей, права требования по кредитным договорам);

– регулирование валютного курса. Необходимость регулирования валютного курса была обусловлена стремлением поддержать конкурентоспособность отечественных производителей, с одной стороны, и желания удержать от обесценения национальную валюту, с другой стороны. В начале кризиса проводилась политика, направленная на сдерживание обесценения национальной валюты. Причиной тому был значительный объем внешней задолженности корпоративного и банковского сектора России.

Экономическая ситуация в российской экономике, сложившаяся к осени 2008 года характеризовалась падением цен на нефть и оттоком иностранного капитала, недоверием населения и ожиданием дальнейшего обесценения национальной валюты. В связи с этим сохранилась тенденция к долларизации сбережений: перевод сбережений населения не только в национальную, но и в иностранную валюту и формирование структуры своего портфеля активов в зависимости от колебаний валютного курса. В период с 2004 по первую половину 2008 годов валютная составляющая сбережений населения России постоянно сокращалась. Однако уже с начала августа 2008 года, как только тренд курса рубля сменился с укрепления на ослабление, население устремилось переводить свои сбережения из рублей в иностранную валюту.

В результате в целях предотвращения давления на валютный курс центральный банк средства, предназначенные для банковской системы, направлял на валютный рынок, чем способствовал их оттоку за рубеж. Так, чистый отток иностранного каптала с августа по декабрь 2008 года превысил 168 млрд долл. [224] На фоне мероприятий, направленных на поддержание валютного курса и ограничения оттока капитала, в разгар кризиса центральный банк повысил ставку рефинансирования с 11 % до 13 % в декабре 2008 года.

Итогом проводимых мероприятий стало сокращение денежной массы страны, что демонстрирует основную направленность денежно-кредитной политики на регулирование валютного курса, а не поддержания совокупного спроса страны.

На текущем этапе экономического развития нашей страны центральным банком провозглашена цель таргетирования инфляции, поскольку данная цель была определена в «Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики в 2010 год и период 2011–2012 годов». Одним из условий введения инфляционного таргетирования является переход к режиму плавающего валютного курса. В нашей стране динамика валютного курса значительно зависит от мировых цен на нефть. Переход к такому режиму усиливает зависимость динамики валютного курса от внешней экономической конъюнктуры и снижает предсказуемость поведения валютного курса. В такой ситуации плавающий режим валютного курса будет не сглаживать, а обострять внешние шоки, подвергая угрозе усиления структурных дисбалансов внутри национальной экономики. В этой связи, регулирование валютного курса будет играть важную роль в рамках макроэкономической политики.

Другим предполагаемым препятствием при переходе к инфляционному таргетированию и смене режима валютного курса выступает возможность значительного колебания курса национальной валюты и негативное влияние на динамику инфляции. Однако, согласно проведенным исследованиям, при инфляционном таргетировании снижается эффект переносы обменного курса. В этом случае колебания обменного курса будут слабо влиять на потребительские цены [225] . Также, мировой опыт показывает, что инфляционное таргетирование совместимо с режимом управляемого плавающего валютного курса.

Говоря об инструментах, следует обратить внимания на заявления властей о переходе от валютных интервенций к инструментам процентной политики. Согласно опыту текущего кризиса, изменение ставки рефинансирования не трансформируется в соответствующие изменения процентных ставок по кредитам, что снижает эффективность проводимых мероприятий. Согласно провозглашенным целям, 29.03.2010 года центральный банк снизил ставку рефинансирования до уровня 8,25 %.

Важно отметить, особенности стимулирующей направленности курсовой политики в России. По сравнению с учетной политикой, направленной на манипулирование процентными ставками, курсовая полтика имеет два серьезных недостатка.

В реальности центральный банк может манипулировать номинальным курсом в неких пределах, но банк не в состоянии регулировать реальный эффективный курс, определяющий конкурентоспособность отечественных производителей. В свою очередь отраслевые реальные эффективные валютных курсы формируются под влиянием трех факторов, находящихся вне пределов ответственности центрального банка: динамика валютных курсов в странах-импортерах; темпы инфляции в странах-импортерах; региональная структура импорта. Наличие перечисленных факторов ограничивает возможности денежных властей по стимулированию отечественных производителей в рамках проведения курсовой политики.

В рамках курсовой политики центральный банк не имеет эффективных инструментов перераспределения имеющихся финансовых ресурсов в пользу наиболее прибыльных отраслей экономики. Эту функцию способна выполнять традиционная политика регулирования процентной ставки.

Подводя итог, следует отметить, что переход к свободному плаванию рубля в России неизбежно приведет к усилению нестабильности экономики и ее реального сектора подверженной влиянию колебаний внешнеэкономической конъюнктуры.

Поэтому возникает дилемма: снизить инфляцию на несколько процентных пунктов, следуя режиму инфляционного таргетирования или выбрать режим регулируемого валютного курса, учитывая при этом ответную реакцию населения на его укрепление или ослабление. При этом необходимо помнить, что в рамках денежно-кредитной политики регулирования совокупного спроса курсовая политика направлена на регулирование чистого экспорта.

Однако в условиях отсутствия доверия населения к политике, проводимой правительством, возникает косвенный канал трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики. В этом случае колебания валютного курса отражаются не только на динамике чистого экспорта, но и на структуре сбережений и величине потребительских расходов населения России.

5.4. Антикризисные меры государства в банковском секторе и процессы «банкизации» страны

Соотношение и рациональное взаимодействие государства и рынка является одним их принципиальных вопросов, актуальность которого не снижается на протяжении всей экономической истории. Современная экономическая теория, исследуя проблемы формирования и развития смешанной экономики, основывается на понимании того, что в «смешанной экономике хозяйственная организация базируется в первую очередь на ценовой системе, однако при этом для преодоления макроэкономической нестабильности и несовершенства рынка используются разнообразные формы государственного вмешательства» [226] .

Поступательное развитие банковской сферы во многом зависит от той экономической среды, в которой она функционирует. Находясь внутри системы экономических отношений, кредитные организации подвержены влиянию множества внутренних и внешних факторов, оказывающих прямое воздействие на участие банковского сектора в развитии экономики. При этом многое зависит от степени государственного вмешательства и институтов государственного регулирования.

В условиях смешанной экономики государственное регулирование должно быть направлено в целом на обеспечение оптимального сочетания рыночных механизмов с индикативным планированием. Речь идет не только о косвенном экономическом регулировании, но и о достижении экономического роста с помощью государственных заказов, правовых и экономических рычагов, стимулирующих производство наукоемкой, конкурентоспособной продукции и качественных услуг. Государство выступает в качестве крупнейшего потребителя продукции целого ряда отраслей, что дает возможность использовать, например, государственные закупки как мощный инструмент регулирования и развития смешанной экономики.

Банковское регулирование предполагает разработку конкретных правил и инструкций, базирующихся на действующем законодательстве и определяющих структуру и способы осуществления банковской деятельности. Система банковского регулирования включает и контроль, который проводится с целью обеспечения надежности и устойчивости банков и предусматривает целостный и непрерывный надзор за осуществлением банками своей деятельности в соответствии с действующим законодательством и подзаконными актами (Указами Президента РФ, Постановлениями Правительства РФ, положениями, инструкциями и указаниями ЦБ РФ). Такой надзор объективно необходим, поскольку банковская деятельность по своей природе носит общественный характер: банки работают в основном за счет привлеченных, а несобственных средств, их платежеспособность во многом зависит от способности сохранять доверие как физических, так и юридических лиц. Следует заметить, что данный надзор носит название пруденциальный, что означает в переводе с английского языка благоразумный, осторожный (prudential). Главным органом такого надзора (не всегда, к сожалению, благоразумного и осторожного) является, как известно, Центральный банк РФ (Банк России).

Августовский кризис 1998 г., наступивший вследствие целого ряда макроэкономических причин и серьезно пошатнувший экономическую безопасность страны, показал не только несостоятельность проводимых Центральным банком РФ надзорных и контролирующих мер, но и необходимость изменения приоритетов построения банковской системы в целом. Несмотря на имеющиеся полномочия и мощный надзорный аппарат, главный банк страны тогда оказался не готов к решению кризисных проблем. Работа по санации терпящих бедствие банков неожиданно оказалась для ЦБ РФ неосвоенным направлением деятельности. Между тем для предотвращения системного банковского кризиса Банку России следовало бы просто практически выполнять возложенную на него функцию кредитора в последней инстанции, т. е. банка банков, обеспечивающего путем перераспределения денежных ресурсов состояние равновесия в банковском секторе. Не была также разработана и утверждена конкретная программа действий в случае возникновения предкризисной и кризисной ситуации.

Столкнувшись в середине 2008 г. с новым кризисом, имеющим к тому же глобальный характер, Правительство и Центральный банк РФ стали принимать достаточно быстрые антикризисные меры. 13 октября 2008 г. был принят Федеральный закон № 173-ФЗ «О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы Российской Федерации». Согласно данному закону Центральный банк РФ предоставляет Сберегательному банку РФ субординированные кредиты без обеспечения на сумму до 500 млрд руб. на срок до 31 декабря 2019 г. включительно по ставке 8 % годовых [227] . Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» (Внешэкономбанк) предоставляет такие же кредиты на тех же условиях банку ВТБ на сумму до 200 млрд руб. и Россельхозбанку – до 25 млрд руб. Кроме того, Внешэкономбанк вправе осуществлять такую же деятельность в отношении других российских кредитных организаций при соблюдении ими следующих условий:

а) наличия у кредитной организации на дату обращения за получением кредита рейтинга долгосрочной кредитоспособности не ниже установленного минимального уровня;

б) получение кредитной организацией после 1 октября 2008 г. от третьих лиц субординированных кредитов и (или) сумм в оплату взноса в уставный капитал.

Субординированные кредиты могут быть предоставлены Внешэкономбанком полностью или частично путем приобретения выпускаемых заемщиком ценных бумаг. Всего на конец 2009 г. Внешэкономбанк выдал субординированных кредитов на общую сумму 404 млрд руб. 17 банкам. Крупнейшие займы получили ВТБ (200 млрд руб.), Газпромбанк (90 млрд руб.), Альфа-банк (39,6 млрд руб.), Россельхозбанк (25 млрд руб.).

Еще одним антикризисным «спасателем» банков стала государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ). Согласно Федеральному закону от 27 октября 2008 г. № 175-ФЗ «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года» АСВ наделяется функциями санации кредитных организаций, что предусматривает оперативный поиск и подбор инвесторов, желающих приобрести проблемные банки. При этом бюджетные средства на выход из тяжелого положения получает именно инвестор. Таким образом, будет поддержана его текущая ликвидность, которая может ухудшиться в результате оперативного выполнения обязательств проблемного банка за счет собственных средств. Если же инвестор оперативно не найдется, АСВ будет самостоятельно входить в капитал банка, не переставая искать ему покупателя, и после выправления ситуации в банке оперативно выставлять его на торги. Такую государственную поддержку получают не все банки, а лишь те, банкротство которых сопряжено с системной угрозой банковскому сектору. Количество банков, которые могут рассчитывать на помощь, таким образом, ограничено примерно сотней крупнейших. На цели санации государство выделяет АСВ 200 млрд руб. Для сравнения Агентство по реструктуризации кредитных организаций в 1999 г. на эти же цели получило 10 млрд руб.

Одним из критериев соответствия банка требованиям к участию в системе страхования вкладов является его финансовая устойчивость, которая, в свою очередь, определяется пятью показателями: достаточностью капитала, качеством активов, качеством управления, рентабельностью и ликвидностью. Как показали результаты деятельности кредитных организаций осенью 2008 г., в условиях кризиса получение «удовлетворительных оценок» по этим показателям для значительного числа банков становится невозможным (особенно по показателям рентабельности и ликвидности). В этой связи, чтобы избежать массового исключения банков из системы страхования вкладов, АСВ совместно с ЦБ РФ и Ассоциацией российских банков готовит поправки в закон о страховании вкладов, предполагающие радикальное изменение подхода к оценке финансовой устойчивости банков для участия в системе страхования вкладов.

Таким образом, законодательно установленные новые функции Внешэкономбанка, а также Агентства по страхованию вкладов, во многом адекватны функциям Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО) в 1999–2002 гг. Тогда АРКО выбирало для управления и санации лишь те кредитные организации, которые представляли экономический интерес. Сейчас ситуация аналогичная, различие заключается в том, что государство, надо отдать ему должное, стало осуществлять превентивные меры по преодолению кризиса, среди которых и деприватизация в банковской сфере: уже четыре достаточно крупных частных банка «КИТ Финанс», Связь-банк, «Глобэкс» и Собинбанк перешли под крыло государственных структур (первые три стали дочерними банками Внешэкономбанка, последний – Газпрома). В этом нет ничего страшного, к подобным антикризисным мерам прибегают и в развитых странах. Только там, когда начнется финансово-экономический подъем, начнется и обратная приватизация, а будет ли она у нас – сказать крайне затруднительно: идеи усиления государственного капитализма, в том числе и в банковской сфере, становятся все более популярными во властных кругах.

В этой связи проведем одну историческую параллель. В декабре 1923 года английский журнал The Economist опубликовал статью «Кризис государственного капитализма в России». В ней утверждалось, что капиталистические по форме государственные тресты, действующие в Советской России с 1921 г., лишены рыночного духа, инициативы и ответственности. В статье делался следующий вывод: «Единственным выходом из состояния депрессии было бы возвращение к свободной конкуренции во всех отраслях промышленности и торговли и отказ от государственного капитализма, который по существу является той же национализацией» [228] .

Одной из важнейших черт современной российской модели госкапитализма является ключевая роль крупнейших государственный корпораций в экономике. В банковской сфере официальный статус государственных корпораций в настоящее время носят Агентство по страхованию вкладов и Внешэкономбанк. Мы уже видели, какими значительными антикризисными функциями они наделены. В широком смысле слова государственными корпорациями можно считать все крупнейшие банки с государственным участием, имеющие организационно-правовую форму открытых акционерных обществ: Сбербанк, ВТБ (с его дочерней розничной структурой ВТБ2Ч), Газпромбанк и Россельхозбанк (табл. 5.1).

Таблица 5.1. 10 крупнейших российских банков по размеру активов (на 1 января 2010 г.)

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 5.4. Антикризисные меры государства в банковском секторе и процессы «банкизации» страны.

Под государственным участием понимается участие в акционерном капитале: Банка России (1), Федерального агентства по управлению государственным имуществом (2, 3, 4, 6), Департамента имущества г. Москвы (5). Источник: http://www.allbanks.ru/ ratings .

С учетом сказанного хотелось бы остановиться подробнее на деятельности такого института как Внешэкономбанк. Правовое положение, принципы организации, цели создания и деятельности Банка развития – государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» установлены Федеральным законом от 17 мая 2007 г. № 82-ФЗ «О Банке развития». На основании данного закона Внешэкономбанк создается путем реорганизации в форме преобразования Банка внешнеэкономической деятельности СССР. Банк действует в целях обеспечения повышения конкурентоспособности экономики Российской Федерации, ее диверсификации, стимулирования инвестиционной деятельности. Для достижения этих целей Банк реализует следующие основные функции: 1) осуществляет финансирование инвестиционных проектов, направленных на развитие инфраструктуры и реализацию инноваций, в том числе в форме предоставления кредитов или участия в капитале коммерческих организаций;2) участвует в реализации федеральных целевых программ и проектов, включая внешнеэкономические, в том числе по государственной поддержке экспорта промышленной продукции (товаров, работ, услуг);3) участвует в финансовой поддержке малого и среднего предпринимательства посредством финансирования кредитных организаций и юридических лиц, осуществляющих эту поддержку;4) взаимодействует с международными организациями развития, корпорациями и институтами развития зарубежных стран и принимает участие в реализации международными организациями развития проектов на территории Российской Федерации;5) осуществляет страхование экспортных кредитов от коммерческих и политических рисков в порядке, установленном Правительством РФ;6) участвует в выполнении операций по обслуживанию кредитов и займов, предоставленных Российской Федерацией иностранным государствам и полученным от них (агент Правительства по обслуживанию внешнего долга).При выполнении своих функций Внешэкономбанк осуществляет весь набор банковских операций, в том числе открывает и ведет счета юридических лиц, участвующих в реализации проектов банка. Вместе с тем, на него не распространяются положения законодательства РФ о банках и банковской деятельности, в частности регулирующие порядок обеспечения требований устойчивости и финансовой надежности, соблюдения обязательных требований и нормативов, устанавливаемых Центральным банком РФ. Внешэкономбанк, таким образом, неподотчетен Банку России, ему не требуется получать банковскую лицензию.Если АСВ (а прежде – АРКО) можно отнести к непосредственным субъектам российской банковской системы, то с Внешэкономбанком дело обстоит сложнее. Федеральный закон «О Банке развития» и новые редакции Федерального закона «О банках и банковской деятельности», появившиеся также в мае 2007 г., особо подчеркивают специфику банка. В законе «О Банке развития» Центральный банк России – главный регулятор и контролер деятельности кредитных организаций – упоминается лишь четыре раза.Во-первых, отмечается, что Внешэкономбанк отрывает корреспондентские счета, в том числе и в Центральном банке Российской Федерации (статья 3). Во-вторых, указывается, что в Меморандуме о финансовой политике банка могут быть установлены состав и сроки предоставления дополнительной информации, обязательной для предоставления Правительству Российской Федерации и Центральному банку Российской Федерации (статья 6). В-третьих, отмечается, что банк ведет бухгалтерский учет в соответствии с установленными правилами бухгалтерского учета и отчетности для кредитных организаций Российской Федерации с учетом особенностей ведения бухгалтерского учета, устанавливаемых Центральным банком РФ (статья 7). В-четвертых, констатируется, что на процедуру реорганизации Банка внешнеэкономической деятельности СССР при его трансформации во Внешэкономбанк не распространяются особенности, установленные законодательством о банках и банковской деятельности и нормативными актами Центрального банка РФ (статья 20).С другой стороны, Правительство Российской Федерации упоминается в Федеральном законе «О Банке развития» десятки раз как орган, определяющий цели деятельности и функции банка, его финансовую политику, формирующий руководство, устанавливающий размер уставного капитала, осуществляющий контроль за его деятельностью. Можно сделать вывод, что Внешэкономбанк является специфическим банком и специфической некоммерческой организацией в статусе государственной корпорации, подотчетной Правительству РФ. Эта специфика делает его, если можно так выразиться, независимым субъектом в российской банковской системе, независимым в первую очередь от ее первого уровня, на котором располагается главный регулятор для всех «обыкновенных» кредитных организаций – Центральный банк РФ.Разумеется, все масштабные проекты Внешэкономбанка (в топливноэнергетическом комплексе, строительстве жилья, производственных объектов, автодорог, авиа– и судостроении, электроэнергетике, аграрно-промышленном комплексе, гостиничном бизнесе и т. д.) можно будет успешно реализовать только после преодоления последствий кризиса. Сейчас же банк, как мы видели, решает в основном антикризисные задачи. Как известно, согласно поручению Президента РФ государственные корпорации должны быть в перспективе преобразованы в акционерные общества под контролем государства. В дальнейшем эти корпорации в зависимости от необходимости останутся или под контролем государства или будут реализованы частным инвесторам. Исходя из социальной значимости Агентства по страхованию вкладов, эта структура останется государственной и, может быть, сохранит свой статус. Что касается Внешэкономбанка, то его, вероятно, ждет акционирование, что соответствует международной практике деятельности таких организаций. Правда, остается открытым вопрос о том, кто будет осуществлять «пруденциальный надзор» над ним: Правительство или Банк России. Однако в принципе это не так уж важно. Важно другое.Создание государственного банковского «пула», включающего Внешэкономбанк, Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и Россельхозбанк, а также Почтабанк при реализации данного проекта, вернет нас к трехуровневой банковской системе, существовавшей в начале 1990-х годов: госбанк (Банк России) – государственные специализированные банки – коммерческие банки. По всей видимости, именно в этом состоит конечная цель так называемой «банкизации» страны, о которой сейчас так много говорится.В целом соглашаясь с выводом о необходимости реформирования отечественной банковской системы, хотелось бы, однако, чтобы предлагаемая «банкизация» не свелась к широко разрекламированной официальной компании, каких немало было в нашей экономической истории и которые все сопровождались так называемыми «перегибами на местах» (коллективизация, индустриализация, несколько деноминаций и монетизация).Есть опасение, что «банкизация», в конечном счете, приведет к системе, основанной на банках с государственным капиталом. Деление банковского сектора на относительно небольшой круг «специализированных» кредитных организаций, подконтрольных государству, и остальную «серую массу» в условиях отсутствия действенных антимонопольных механизмов, на наш взгляд, означает застой в банковской сфере. При этом говорить о каких-либо инновациях и улучшении качества банковского обслуживания не приходится. Пусть клиент стоит два часа в очереди – зато его депозиты надежно защищены. Это путь назад – к советской системе сберегательных касс.Если все же говорить о «банкизации» страны, то она, по нашему мнению, должна заключаться не в реставрации трехуровневой банковской системы на принципах госкапитализма, а в постепенном «отсеве» недееспособных, «серых» и «карманных» кредитных организаций, отвлекающих значительные денежные ресурсы на проведение сомнительных операций и понижающих статус всего банковского сообщества. Кроме того, необходимы согласованные действия Государственной думы, Министерства финансов, Минэкономразвития, Росфинмониторинга, Федеральной антимонопольной службы, Банка России, Агентства по страхованию вкладов в выработке комплекса мер государственного регулирования, направленных на решение задач по укреплению институциональной среды отечественной банковской сферы.При этом государственное регулирование не должно сводиться лишь к усилению роли государственного сектора в экономике. Государственный сектор, государственная собственность должны в первую очередь занимать ниши социально-экономического развития, находящиеся либо вне зоны интересов частного капитала, либо по разным причинам недоступные для него. Банковская сфера к таким нишам никак не относится.

5.5. Механизм привлечения частных инвестиций в условиях финансового кризиса на основе государственно-частного партнерства

В условиях нестабильной экономической ситуации, низкого уровня инвестиционной активности особое значение приобретает процесс развития взаимоотношений между государством и частными инвесторами, основанный на взаимных правах и обязанностях сторон и их ответственности друг перед другом.

Реализация совместных государственно-частных проектов возможна по следующим объектам государственной собственности: природные ресурсы РФ (полезные ископаемые, ресурсы растительного и животного мира); объекты социально-экономической инфраструктуры (дороги, общественный транспорт, энергетические предприятия и линии электропередач, линии связи и коммуникации, морские, речные и воздушные порты, информационные системы); некоторые виды хозяйственной деятельности, монополия на осуществление которых принадлежит государству (производство спиртосодержащих веществ, табачных изделий, почтовые услуги, водоснабжение).

По экономической природе государственно-частное партнерство (ГЧП) является результатом развития традиционных хозяйственных взаимоотношений между государственными структурами и частным сектором в целях разработки, планирования, финансирования, строительства и эксплуатации объектов государственной собственности. Поэтому партнерство государства и частного сектора рассматривается как долгосрочное взаимодействие с целью привлечения дополнительных источников финансирования. ГЧП выступает в качестве нового и высокоэффективного способа привлечения инвестиций, так как позволяет реализовать общественно значимые проекты с наименьшими затратами и рисками, добиться высоких темпов экономического роста и развивать социально важные инфраструктурные проекты. Следовательно, осуществление ГЧП должно соответствовать двум основным требованиям: обеспечивать частному бизнесу привлекательность и безопасность инвестиций в объекты государственной собственности и позволять эффективно развивать стратегически важную для государства сферу деятельности.

Отличительные признаки ГЧП заключаются в следующем: предполагается участие государственных структур и частных компаний, имеющих равные права и обязанности; взаимоотношения сторон оформляются на юридической основе; целью проектов ГЧП является удовлетворение общественных потребностей; реализация проектов предусматривает объединение ресурсов участников ГЧП.

Обычно при реализации проектов государственно-частного партнерства (ГЧП) повышается качество услуг, оказываемых частными организациями вместо государственных структур, уменьшаются бюджетные расходы на финансирование данных услуг, происходит равномерное распределение рисков между государством и частными инвесторами. Проекты ГЧП следует отнести к высокорисковым, так как они требуют значительных инвестиционных ресурсов и имеют длительный срок окупаемости, поэтому государство принимает на себя политические, законодательные риски, а частные структуры осуществляют управление технологическими, финансовыми рисками.

В соответствии с мировой практикой проекты ГЧП реализуются в корпоративной или договорной форме. При корпоративной форме под определенный проект создаются акционерные общества в виде компаний специального назначения (special purpose vehicle (SPV)). Степень свободы в принятии административно-хозяйственных решений и уровень риска для частных структур зависит от доли государства в акционерном капитала SPV.

К основным договорным формам ГЧП относятся концессионные соглашения, договоры аренды, аутсорсинга, договоры на выполнение работ и оказание общественных услуг, контракты на управление и операторские соглашения, договоры на поставку продукции для государственных нужд, контракты технической помощи, соглашения о разделе продукции.

В России одной из первых договорных форм ГЧП является заключение соглашений о разделе продукции в соответствии с Федеральным законом № 225-ФЗ от 30.12.1995 г. «О соглашениях о разделе продукции». При данной форме ГЧП для привлечения инвестиций в капиталоемкие отрасли государство предоставляет свои исключительные права на недропользование частному инвестору на возмездной основе и на определенный срок. Условия и порядок раздела выпущенной продукции между государством и инвестором определяются в специальном соглашении. В мировой практике такие соглашения активно используются в сфере нефтедобычи.

В условиях финансового кризиса наиболее эффективной договорной формой ГЧП в России являются концессионные соглашения, которые разрешается заключать в соответствии с Федеральным законом № 115-ФЗ от 21 июля 2005 г. «О концессионных соглашениях». Концессия представляет собой систему отношений между государством (концедентом) и частным партнером (концессионером), предусматривающую предоставление концедентом концессионеру прав пользования государственной собственностью по договору, за плату и на возвратной основе, а также прав на осуществление видов деятельности, которые составляют исключительную монополию государства. Причем право собственности на выработанную по концессии продукцию передается концессионеру.

Концессионные соглашения характеризуются следующими признаками: предметом концессии всегда являются государственная или муниципальная собственность, а также монопольные виды деятельности государства либо муниципального образования; одним из субъектов концессионного соглашения выступает государство или соответствующие органы муниципальной власти; целью концессии является удовлетворение общественных нужд и потребностей; концессия основана на возвратности предмета соглашения, который предоставляется частному партнеру за плату, определяемую в соглашении. Различают три вида концессионных соглашений: на уже существующие объекты инфраструктуры; на строительство или модернизацию инфраструктурных объектов; передача объектов государственной собственности в управление частной управляющей компании.

Концессионная форма привлечения капитала обладает рядом достоинств перед другими формами ГЧП. Так, обязательства по финансированию, управлению и текущему ремонту инфраструктурных объектов передаются от государства концессионеру, что приводит к сокращению бюджетных расходов. Кроме того, государственные структуры привлекают частный, в том числе и иностранный, капитал без потери контроля над важнейшими стратегическими объектами и системами страны. Основным недостатком концессионных соглашений является несовпадение интересов государства и частных компаний по вопросам направления инвестиционных ресурсов: государство желает привлечь частных инвесторов в наиболее капиталоемкие отрасли с длительным оборотом капитала, в то время как инвесторов привлекают отрасли и сферы хозяйственной деятельности, не требующие значительных капиталовложений и обеспечивающие быстрый оборот капитала.

Реализация любых форм ГЧП требует значительных объемов долгосрочных финансовых ресурсов. В качестве источников финансирования проектов ГЧП выступают:

– банковские инвестиционные кредиты, предоставляемые, как правило, группой банков-кредиторов на долгосрочной основе с учетом проектных рисков;

– облигационные займы, как альтернатива инвестиционным кредитам, преимущественно в форме инфраструктурных облигаций;

– средства специализированных инвестиционных фондов – используются для приобретения фондами акций или долей проектной компании, при этом фонды приобретают право участия в управлении и контроле над проектом и право на получение дивидендов, то есть принимают на себя риски неполучения запланированной доходности на инвестированный капитал;

– собственные средства частных компаний – позволяют компаниям за счет эффекта финансового левереджа увеличить доходность на вложенный собственный капитал;

– государственное финансирование в форме субсидий, компенсирующих процентные ставки по целевым кредитам, предоставление льгот по налогообложению и государственных гарантий;

– финансирование со стороны международных финансовых институтов (МФИ), таких как Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк, Азиатский банк развития и др.

В докризисный период развитие рынка ГЧП происходило в основном за счет дешевых заемных средств. Однако в условиях кризиса структура финансирования проектов ГЧП существенно изменилась. Во-первых, значительно возросла доля государства и МФИ в структуре финансирования ГЧП. Во-вторых, заметно изменилось соотношение между частным акционерным и заемным финансированием в пользу увеличения доли акционерного капитала. Относительная стабильность проектов ГЧП в условиях глобального финансового кризиса объясняется влиянием следующих факторов: проекты ГЧП являются достаточно надежными активами, так как обычно обеспечены государственными гарантиями и генерируют прогнозируемые денежные потоки; развитие инфраструктурных проектов ГЧП формирует основу для поддержания и стимулирования экономического роста страны.

Тем не менее, в процессе реализации проектов ГЧП крайне актуальным является поиск различных источников финансирования. В качестве эффективного долгосрочного инструмента финансирования предлагается использовать такой новый для России вид долговых обязательств, как инфраструктурные облигации. В соответствии с разработанным ФСФР России проектом закона инфраструктурные облигации выпускаются со сроком обращения 5-20 лет с обязательным залогом, включающим государственное обеспечение в форме гарантии РФ или Внешэкономбанка. Наличие госгарантий, позволяющее включить инфраструктурные облигации в Ломбардный список Банка России, повышает инвестиционную привлекательность данных облигаций. В отличие о прочих видов облигаций инфраструктурные облигации всегда выпускаются под финансирование определенного инфраструктурного проекта, поэтому владелец этих облигаций принимает на себя только риски, связанные с реализацией данного проекта, а не все корпоративные риски эмитента. Доходность по инфраструктурным облигациям ожидается выше среднегодового уровня инфляции. Таким образом, выпуск инфраструктурных облигаций позволяет привлечь средства таких консервативных инвесторов, как пенсионные фонды и страховые компании, которые нуждаются в долгосрочных и надежных инвестиционных инструментах.

Зарубежный опыт свидетельствует, что инфраструктурные облигации могут выпускаться в следующих формах: государственные или муниципальные облигации; корпоративные облигации, эмитентом которых является специально созданное государством юридическое лицо (государственная корпорация) для финансирования определенного инфраструктурного проекта; корпоративные облигации, выпускаемые действующими юридическими лицами, которые выступая собственниками инфраструктурного объекта, желают модернизировать старый или построить новый объект на привлеченные в результате выпуска облигаций средства; корпоративные облигации, эмитентом которых является юридическое лицо-концессионер, в том числе SPV. Эмиссия данных видов инфраструктурных облигаций была бы положительно встречена участниками российского финансового рынка.

Важным показателем инвестиционной привлекательности инфраструктурных облигаций является уровень их обеспеченности. По российскому законодательству по данным облигациям предусмотрены такие формы обеспечения, как залог недвижимого имущества или ценных бумаг, государственная или муниципальная гарантия и поручительство. Предоставление государственных гарантий по облигационным займам, привлекаемым юридическими лицами на осуществление инвестиционных проектов, регулируется Постановление Правительства РФ № 128 от 5 марта 2010 г. «О предоставлении в 2010 году государственных гарантий Российской Федерации». Гарантии предоставляются на сумму не более 50 процентов от стоимости осуществляемых инвестиционных проектов. Сумма гарантии должна быть не менее 1 млрд рублей.

Несмотря на отсутствие важных элементов законодательной базы, регулирующих эмиссию инфраструктурных облигаций, некоторые российские эмитенты начинают осуществлять выпуски таких облигационных займов. В частности, Северо-западная концессионная компания, являющаяся оператором строительства участка автодороги Москва – Санкт-Петербург, готовит в 2010 году выпуск 20-летних облигаций на общую сумму 10 млрд руб. под гарантии РФ [229] . Доходность выпускаемых облигаций будет привязана к инфляции. Сбербанк РФ планирует стать одним из организаторов выпуска и наряду с Внешэкономбанком принять участие в приобретении этих облигаций.

5.6. Антикризисное регулирование лизингового рынка

Значительные изменения наблюдаются в разных областях экономики за последние два кризисных года. Не является исключением и состояние российского лизингового рынка, динамика которого, по оценкам экспертов, особенно значительна и заметна. Однако изменения эти носят далеко не позитивный характер, и это легко объяснимо, ведь их первопричиной является мировой финансовый кризис, анализ воздействия и последствий которого стал одной из центральных тем большинства научных исследований на разных уровнях, начиная со студенческих работ, и заканчивая монографиями ведущих экономистов. До сих пор ведутся споры о том, на какой стадии находится российская экономика, вовлеченная в кризис. Очевидно, что от ответа на этот вопрос во много зависит и то, какой должна быть дальнейшая стратегия действующих субъектов рынков, адекватность которой является определяющей для их последующего развития и возможного процветания.

Лизинговый рынок за годы, предшествовавшие кризису, являлся одним из наиболее динамично развивающихся и имевших отличные перспективы, к чему были объективные причины. Однако именно по нему кризис ударил с особой силой, что привело к значительному обвалу российского лизингового рынка, а это значит, что анализ факторов, приведших к столь негативным результатам, а затем и определение главных мер по противостоянию кризису и его последствиям является весьма важным при формировании посткризисной стратегии функционирования как отдельных фирм, так и отрасли в целом.

Анализирую конъюнктуру лизингового рынка за последние два года, можно выделить ряд особенностей в ее динамике. С начала кризиса и до середины 2009 года объем рынка сократился более, чем в два раза, что сопровождалось пропорциональным сокращением всех направлений лизинговой деятельности (автотранспорт (рис. 5.1), строительная и пр. крупная производственная техника, ж/д, авиа-, водный транспорт, недвижимость и др.). Одной из главных причин этого стал тот факт, что лизинговый бизнес находится в жесткой зависимости от рынков реального сектора экономики, состояние которых определяется, в свою очередь, уровнем платежеспособного спроса, который резко сократился с началом кризиса, что привело к сокращению промышленного производства на 10,8 % [230] . С другой стороны деятельность лизингодателя – это, как правило, долгосрочное инвестирование, тогда как в условиях кризисной экономики, сопряженных с нестабильностью курсов валют, повышением рисков, непрогнозируемым падением спроса и др., планирование экономической деятельности на длительные сроки весьма затруднительно.

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 5.6. Антикризисное регулирование лизингового рынка.

Рис. 5.1. Динамика показателей автолизинга в России (по данным ассоциации Рослизинг)

Другая черта проявления кризиса на рынке лизинга это существенное изменение его структуры. Если до кризиса рынок насчитывал десятки лизинговых фирм с разными источниками финансирования, то в 2009 году до 70 % из них по сути приостановили активную деятельности на рынке, около 25 % компаний продолжают финансировать новых клиентов, при этом значительно ужесточив условия контракта, и только 5 % компаний продолжают работать приблизительно на тех же условиях, что и до кризиса, для чего есть объективные причины: в первую очередь доступ к государственному финансированию; специализация на наиболее конкурентном сегменте лизинга – нового автотранспорта; прямое отношение к производителю лизингового оборудования. В целом же по оценкам экспертов порядка пяти крупнейших компаний в 2009 году обеспечивала около 60 % объема нового бизнеса. Подобное значительное сокращение числа лизинговых компаний (в результате прекращения деятельности или слияния с более крупными) и концентрация рыночной власти в руках нескольких, сохранивших свое положение на рынке, может говорить о значительном сокращении конкуренции на рынке и возникновении олигопольных объединений, что, как известно, негативно отражается на потребителях. Однако, для этого есть весьма существенные препятствия: подобное объединение весьма затруднительно, так как на лизинговом рынке существует весьма жесткая специализация отдельных фирм, что сводит конкуренцию между ними на нет. Однако этот же фактор способствует упрочению власти каждой отдельной фирмы до тех пор, пока на рынке не восстановится конкурентная среда. С другой стороны, отток фирм из рынка явился следствием также и значительного снижения спроса на лизинговые услуги, что не способствует усилению рыночной власти отдельных фирм.Очевидно, что в сложившейся ситуации ключевым вопросом для лизинговых фирм является вопрос не только и не столько получения прибыли, сколько вопрос недопущения еще большего падения рынка, выхода на докризисный уровень, как по количеству заключаемых контрактов, так и по стоимостным показателям, что может создать условия для дальнейшего позитивного развития рынка. Стратегия лизинговых фирм по противостоянию кризису должна выделять ряд основных направлений, в рамках которых лизингодатель сможет достичь поставленную им цель. К этим основным направлениям следует отнести: корректировку условий лизингового договора, а зачастую их ужесточение; адекватную оценку возможных рисков, связанных с лизингом; оптимизацию работы с должниками.Ужесточение условий лизингового договора может подразумевать изменение целого ряда показателей и параметров, закладываемых в договор, при этом следует уметь прогнозировать и возможную реакцию стороны потенциального лизингополучателя, чтобы предпринимаемые меры не привели в итоге к отрицательным результатам. В первую очередь изменения касаются предъявления более жестких требований к финансовой надежности клиента, так как массовые неплатежи чреваты потерей финансовой прочности фирмы и ее банкротством, а если говорить о рынке и экономике в целом, то в целом это может привести к новому витку кризиса, но с еще более губительными последствиями. Многие лизинговые компании начали свою работу с клиентами именно с этого, что позволило им удержаться на рынке.Другая линия ужесточения условий – это виды активов, приобретение которых готовы финансировать лизинговые компании. Главный критерий в отборе актива – это высокая степень его ликвидности, что в определенной мере защищает лизингодателя от возможных потерь в процессе исполнения договора. Ликвидность в современных условиях определяют два основных параметра: срок службы техники и ее специфичность. В данном случае в целях поддержания лизингового рынка не лишней будет поддержка со стороны государства, которая может быть осуществлена через оптимизацию норм амортизационных отчислений при работе с разными видами активов, что в итоге влияет на налогообложение.Повышение суммы авансового платежа и процентной ставки по договору также является неизбежным, так как в условиях кризиса наблюдается повышение цены кредитных ресурсов, которые выступают базой лизинговой схемы. Рост ставки процента по лизингу зависит от многих факторов (вид актива, степень риска) возможен до уровня 70 % годовых. Кроме этого компании сокращают и сроки действия договора лизинга: если до кризиса сроки лизинга достигали 10 лет, то сейчас многие компании ограничивают максимальный срок тремя годами.Наряду с указанными факторами кризис делает необходимым для компаний невозможным развитие своей региональной сети, которая начинала свое развитие исходя из 50-100 % роста в год, таким образом, неизбежна концентрация лизингового бизнеса в крупных центрах: Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург и др.Учитывая вышесказанное можно сделать вывод о том, что в сложившихся условиях оставшиеся на рынке лизинговые компании, разрабатывая концептуальные основы стратегий своего развития, особенно в условиях глубоких структурных изменений, вызванных уходом с рынка порядка 70 % игроков, должны четко понимать значение глубокого и всестороннего анализа ситуации на рынке. Этот анализ должен сводиться к следующим составляющим: анализ рисков; анализ рынка лизингополучателя; анализ эффективности управления.Риски присутствуют в любом бизнесе, однако именно в лизинге уровень риска является ключевым ограничительным параметром для фирмы. Анализ и оценка рисков подразумевает два элемента: понимание бизнеса и отрасли лизингополучателя, понимание рынка и специфики лизингового имущества. В каждой отрасли есть как свои риски, так и специфические возможности их снижения. Наиболее яркий пример – рынок сельскохозяйственной продукции с характерной для него сезонностью, колебаниями цен на продукцию (а значит и доходов производителей) и т. д. Однако именно здесь возможно государственное финансирование и гарантии. Учет этих факторов поможет создать лизинговый продукт, наиболее полно соответствующий интересам обеих сторон.Кроме этого необходимо понимание того, что будет происходить со стоимостью лизингового имущества, на которую в разной степени могут повлиять как микро-, так и макроэкономические факторы (особенности конъюнктуры рынков оборудования и продукта, производимого этим оборудованием, государственная таможенно-тарифная, налоговая, валютная политика и др.).Можно сказать, что лизинговый рынок во многом является самодостаточным, прямое государственно регулирование здесь можно назвать не вполне уместным, однако государство и лизинговый рынок всегда находились и будут находиться в очень тесных взаимоотношениях. Их взаимное значение трудно переоценить. Мы отмечали выше, что государственное участие всегда наделяет лизинговую фирму большей стабильностью, что особенно в кризисных условиях позволяет ей остаться «на плаву». С другой стороны, если лизинговая фирма работает с государственным заказчиком, это значительно снижает уровень риска для фирмы и в итоге способствует ее стабильности.Еще один немаловажный аспект взаимовыгодной деятельности лизинговой отрасли и государства – это инновационная направленность развития российской экономики. Именно лизинговый бизнес в состоянии помочь при оснащении предприятий новой техникой и оборудованием, применение которых позволит выпускать конкурентоспособную продукцию, способствовать развитию отечественной прикладной науки, нуждающейся в высокотехнологичном оборудовании, тогда как государство должно выступать гарантом финансирования лизингового договора.

Глава 6 Посткризисное развитие методов регулирования экономических отношений на микро– и мезоуровнях хозяйственной системы

6.1. Плановые и рыночные регуляторы функционирования предприятий

Одним из основных теоретических вопросов функционирования субъектов хозяйствования является вопрос о соотношении плановых и рыночных начал в экономике или вопрос о соотношении плана и рынка. В экономической теории план рассматривается как процесс сознательного и целенаправленного воздействия на экономическое развитие, а рынок – как естественное и свободное течение экономических процессов. Макроэкономический уровень рассмотрения вопроса о соотношении плана и рынка уточняется как соотношение государства и рынка. На микроуровне этот вопрос формулируется как соотношение предприятия и рынка.

В практике хозяйствования план и рынок выступают как единый метод регулирования экономики. План строится от общего к частному, используется как метод прямого воздействия на экономику и применяется на различных уровнях. При определении направлений регулирования хозяйственной деятельности государственные интересы являются приоритетными.

Рынок развивается от частного к общему и это основывается на том, что частные интересы являются приоритетными в хозяйственной деятельности. В процессе функционирования рынок охватывает преимущественно сферу обращения и нацелен на удовлетворение платежеспособного спроса.

Соединение плановых и рыночных начал в экономике предусматривает выработку механизмов взаимодействия по вопросам взаимоотношения государства и предприятия, осуществления доступа к экономическим ресурсам, контролирования хозяйственной деятельности, что отражается на структуре экономической системы. Так, если преобладает рынок, то система – рыночная и возникает рыночная экономика; если преобладает государство, то система административно-командная, а экономика плановая; если преобладает натуральное хозяйство, то такова и экономическая система в целом.

В рыночном хозяйстве экономические субъекты несут ответственность за результаты своей деятельности самостоятельно. В результате рынок регулирует деятельность производителей, а государство выполняет регулирующие функции рыночных отношений. Поэтому в рыночной экономике государство регулирует функционирование рынка, а рынок регулирует деятельность субъекта хозяйствования. Эволюция взглядов в диалектическом процессе познания сущности, роли и взаимоотношения государства и рынка в экономике представлена в табл. 6.1.

На микроуровне рынок рассматривают как тип хозяйственных связей между субъектами хозяйствования. В соответствии с этим подходом существуют два типа хозяйственных связей: натурально-вещественные связи, осуществляемые в соответствии с объемом и структурой потребностей домашнего хозяйства; товарные связи, осуществляемые посредством рынка как сделки купли-продажи.

Таблица 6.1. Эволюция взглядов на взаимоотношения государства и рынка.

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 6.1. Плановые и рыночные регуляторы функционирования предприятий.

Характерными чертами хозяйственных товарных связей являются взаимные соглашения обменивающихся сторон, свободный выбор партнеров, наличие конкуренции. Товарные рыночные связи возможны только на основе свободной купли-продажи товаров и услуг. Если рассматривать рынок со стороны субъектов экономических отношений, то его можно охарактеризовать как совокупность существующих и потенциальных покупателей, вступающих в деловые отношения и заключающих сделки по поводу купли-продажи любого товара. Но такая характеристика субъектов рынка упрощена, поскольку не охватывает всей совокупности субъектов рыночных отношений. Так, субъектом рынка не обязательно является собственник покупаемого или продаваемого товара: он может действовать по поручению. Покупателями могут быть конечные потребители, организации, посредники, приобретающие товары для последующей продажи, государственные учреждения.

При этом рынок характеризуется как многоаспектная система взаимоотношений производителей и потребителей, продавцов и покупателей, хозяйственных рыночных связей, включая прямые и многозвенные контакты с участием посредников.

В рыночном хозяйстве экономические субъекты несут ответственность за результаты своей деятельности самостоятельно. В результате рынок направляет деятельность непосредственных производителей, а государство выполняет регулирующие функции рыночных отношений. Поэтому в рыночной экономике государство регулирует функционирование рынка, а рынок регулирует деятельность субъекта.

Прямое жесткое регулирование, использование карточек и других ограничений свидетельствуют о деформации рыночных связей. Именно поэтому для товарных связей, осуществляемых посредством рынка, важную роль играют не только прямые хозяйственные связи «производство – рынок.

– потребитель», но и обратные хозяйственные связи «потребитель – рынок.

– производство», инициирующие изменения.

Академик В.С. Немчинов отмечал, что если не принимать во внимание обратные связи, то можно создать такую окостенелую механическую систему, в которой вся система залимитирована сверху донизу на каждый данный момент и в каждом данном пункте. Такая система будет тормозить социальный и технический прогресс и под напором реального процесса хозяйственной жизни рано или поздно она будет сломана. Эти слова оказались пророческими для административно-командной системы хозяйствования СССР. По существу отвергавшая рынок и роль обратных связей в прогрессивном развитии общества, эта система пережила глубокий кризис и была сломана.

Российский путь рыночных преобразований проходил через глубокое переосмысление роли государственного регулирования, соотношения плановых и рыночных начал. На этом пути были сделаны серьезные ошибки, первопричиной которых было игнорирование общеэкономических законов и практики их применения постиндустриальными странами, а также дореформенный опыт планово-директивного хозяйствования.

Плановые методы хозяйствования основывались на согласовании действий между многочисленными участниками хозяйственных отношений с помощью контрольных цифр, директивных заданий, экономических нормативов. Изучение спроса хозяйствующими субъектами не производилось, поскольку любой выпуск координировался органами государственного планирования.

Одним из основных признаков социалистической экономики был хронический дефицит. Однако дефицит по различным товарным группам был неодинаков, что объяснялось практикой государственного регулирования интенсивности дефицитов по «границам терпения», в результате чего определялся некий максимальный уровень дефицита для каждой конкретной группы товаров, а его превышение приводило к росту активности потребителей в их давлении на государственные органы и последующие ответные действия по борьбе с «отклонениями». Управление по «границам терпения» предполагало количественное приспособление к сложившейся структуре дефицита, которое осуществлялось исходя из принципа ликвидации «узкого места». Такой способ управления товарными потоками не был эффективным, поскольку государство регулировало в первую очередь нежелательные экономические «отклонения» и обеспечивало социальную стабильность в стране.

Последствиями несбалансированного спроса и предложения по различным товарным группам, а также несбалансированного развития отраслей стало возникновение «сильных» и «слабых» отраслей экономики. Постепенно государство попало под влияние «сильных» отраслей, что отразилось на его способности противостоять лоббированию субъективных интересов последних и инвестировать в крупных размерах «сильные» отрасли даже в постдефицитный период.

Приоритетность развития одних отраслей экономики, осуществляемая за счет угнетения других, отразилась на развитии регионов страны. Возникли «сильные» регионы, которые были связаны с «сильными» отраслями экономики, и «слабые» регионы, которые такой связи не имели. Это вызвало несбалансированное развитие регионов, дало дополнительные возможности одним регионам в получении инвестиций в более значительных размерах, осложнило существование и повышение уровня благосостояния других регионов.

Проведение экономических реформ и переход на рыночную систему хозяйствования происходили в условиях недопонимания соотношений плана (государственного регулирования) и рынка и даже противопоставления их друг другу. Это привело к тому, что в начале реформ руководящие органы страны отказались от использования в хозяйственной практике плановых методов регулирования экономики. В отечественной экономической науке появились обоснования возможности полного отказа от использования как директивного, так и индикативного планирования. В этот период появилась идея отделения государства от экономики, основанная на противопоставлении плана и рынка, которая нашла свое воплощение в процессе либерализации экономики в виде форсированной приватизации, внедрения свободного ценообразования, распространения рыночных отношений на социальную сферу.

Следствием указанных процессов явилось разрушение действовавших контуров хозяйственных отношений, непрерывное воспроизводство кризисной ситуации хронического товарного и финансового дефицита в условиях зарождающегося стихийного рынка и отказа от государственной поддержки, что повлекло за собой снижение конкурентоспособности российских предприятий и российской национальной экономики.

Хотя мировой опыт свидетельствует о том, что структурные изменения в экономике могут быть стихийными, особенно если экономика находится далеко от равновесного состояния, но российская практика показывает, что возможностей рыночной самоорганизации и саморегуляции недостаточно. В результате переосмысления роли государственного регулирования рыночных отношений, соотношения плановых и рыночных начал была выработана качественно новая государственная экономическая политика, основанная на признании того, что план и рынок на макро– и микроуровне могут сосуществовать, не утрачивая своих атрибутов. Так, государство должно и может участвовать в экономическом развитии общества и хозяйствующих субъектов наряду с рынком, но не должно вмешиваться в механизмы рынка.

Роль государства состоит в том, что оно создает нормативноправовую и институциональную базу для рынка, что реализуется с помощью кредитно-денежной, налоговой, таможенной, ценовой политики.

Важнейшей составляющей кредитно-денежной политики на государственном уровне является ставка рефинансирования Центрального банка России. Именно она определяет цену и доступность кредитных ресурсов коммерческих банков для хозяйствующих субъектов, что влияет на их инвестиционную активность. Устанавливая курс национальных валют, государство определяет возможность и целесообразность для предприятия экспортировать произведенные товары, импортировать ресурсы, технологии, патенты, лицензии, ноу-хау, что характеризует его инновационную активность.

Государственная налоговая политика представлена видами налогов, ставками налогов, объектами налогообложения, системой распределения налогов между уровнями бюджетной системы страны, налоговыми льготами и др., что определяет налоговый климат в стране и является основополагающим в функционировании предприятия.

Таможенная политика государства представлена таможенными нормами и правилами, таможенными квотами, ограничениями, барьерами и др., которые необходимы для защиты государственных интересов при пересечении товарами государственных границ. Таможенная политика используется как инструмент стимулирования инновационной активности предприятий, когда приобретаются оборудование, технологии, сырье.

Ценовая политика государства должна поддерживать те предприятия, которые применяют гибкую политику цен, в первую очередь на наукоемкую продукцию. В то же время государство регулирует цены на продукцию предприятий-монополистов, ограничивая норму прибыли и, тем самым, защищая интересы граждан.

Непосредственной хозяйственной деятельностью государство занимается там, где нет частного бизнеса, где есть «провалы» рынка, и при этом строит ее на принципах сотрудничества с частным бизнесом, а не конкуренции с ним.

В результате преобразований под влиянием рыночных императивов изменился экономический статус регионов, отечественная экономика стала более открытой. Меняются «правила игры», методы и инструменты ведения бизнеса, соотношения плановых и рыночных методов государственного регулирования хозяйственных отношений.

6.2. Антикризисный мониторинг производственнокоммерческой деятельности предприятий машиностроения

Для повышения эффективности экономики наряду с реформами, проводимыми на макроуровне, необходимо реформирование деятельности отдельных предприятий как субъектов микроуровня. При этом существенно повышается роль и значение управленческой составляющей функционирования предприятий промышленности, основанной на анализе поступающей на предприятие информации и осуществлении мониторинга производственно-сбытовых и управленческих процессов. Между тем, существующие системы мониторинга содержат в своей основе в большей степени финансовые показатели, что делает их ориентированными на ретроспективу и не позволяет прогнозировать основные параметры экономического состояния.

Мониторинг производственно-коммерческой деятельности промышленного предприятия может осуществляться в различных направлениях, среди которых, на наш взгляд, можно выделить три основных: антикризисный мониторинг финансово-экономических показателей работы; мониторинг рыночной конъюнктуры на производимую продукцию; мониторинг инновационной деятельности предприятия. Хотя каждое из указанных направлений и имеет свою оригинальную методологическую и методическую базу исследования, однако их объединяет общий методический подход к организации и проведению мониторинга. В этой связи, нами произведена попытка создания концептуальных основ мониторинга, который мог бы быть использован в каждом из указанных направлений. Рассмотрение данных предложений будет проведено на примере антикризисного мониторинга финансово-экономических показателей работы предприятия.

Для обеспечения эффективности деятельности, а также конкурентоспособности предприятие должно не только своевременно обнаруживать неблагоприятную тенденцию в своем развитии и прогнозировать банкротство, но и находить адекватные пути и средства выхода из кризисной ситуации с малейшей потерей и в кратчайшие сроки. Успешное решение этой задачи возможно при условии наличия соответствующего инструментария, поиском которого занимаются как отечественные (в данном случае – украинские. Примечание научного редактора), так и зарубежные исследователи [231] . Особенно остро эта проблема появляется для украинских предприятий. Результаты проведенных исследований показывают, что ее успешное решение нуждается как в обосновании метода антикризисного управления, так и инструментария, который дает возможность количественно измерять глубину кризиса. Поэтому цель заключается в выборе метода антикризисного управления, приемлемого для всех стадий функционирования предприятия и математического аппарата, с помощью которого можно измерять степень вероятности банкротства и влиять на него.

Исследования показывают, к главным методам антикризисного управления следуют отнести мониторинг, контроллинг, диверсификацию, реструктуризацию и санацию предприятия [232] (табл. 6.2). Их качественный анализ дал возможность сделать такие выводы: все методы целесообразнее классифицировать за фазой развертывания кризиса; методы разделяются на универсальные (то есть приемлемые для всей фазы кризисы) и специфические; методом, применение которого целесообразно на всех фазах кризиса, является мониторинг.

Поскольку комплексной характеристикой результатов функционирования предприятия является его финансовое состояние, то в дальнейшем исследуется именно мониторинг финансового состояния предприятия. Как уже отмечалось, серьезной проблемой остается инструментарий, с помощью которого осуществляется антикризисный мониторинг. Современное состояние разработки методического обеспечения диагностики кризисного состояния предприятия характеризуется разнообразием подходов и инструментов ее проведения.

Таблица 6.2. Классификация методов антикризисного управления.

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 6.2. Антикризисный мониторинг производственнокоммерческой деятельности предприятий машиностроения.

Практически ни одно исследование зарубежных и отечественных специалистов по финансовому анализу и антикризисному управлению не обходится без изложения отдельных методов, которые могут использоваться для осуществления этой работы. При этом многие попытки формализовать процесс оценки уровня риска банкротства не привели к созданию модели, которая бы была защищена от неопределенности.

Производственно-коммерческую деятельность предприятия в большей или меньшей степени характеризуют множество самых различных показателей, которые могут быть разделены на определенные группы. Как нам представляется, в контексте проводимого нами исследования следует выделить две основные группы показателей, которые являются в основном определяющими при оценке уровня производственно-предпринимательской деятельности предприятия и его финансовой устойчивости: (а) показатели рыночного успеха продукции предприятия в данный период времени; (б) показатели финансовой устойчивости предприятия в рыночной среде.

Существующая база исследований рекомендует в группах «а» и «б» значительное количество показателей, учесть которые в ряде случаев или вообще не представляется возможным или этот учет несет в себе значительную погрешность, которая приводит в некоторых случаях к ошибочным выводам. В этой связи нами выбраны, оценены и обоснованы с каждой из указанных выше групп только по два показателя, которые, на наш взгляд, позволяют в итоге сделать вполне достоверные выводы и рекомендации.

Из показателей группы «а» нами выделены показатели объема производства и объема реализации продукции и их взаимосвязь на каждом этапе рассматриваемого периода времени. Из показателей группы «б» – показатель дебиторской задолженности и показатель расширенной кредиторской задолженности, т. е. объемы финансовой задолженности данного предприятия своим кредиторам, в бюджет государства и своим работникам в виде заработной платы.

Исследование взаимодействия указанных показателей в течение определенного периода времени позволяет определить объективные тенденции в изменении уровня работоспособности конкретного предприятия, дает возможность оценить перспективы его устойчивого стабильного развития. Вместе с тем, выделенные нами показатели используются в различных корреляционных зависимостях, описывающих статическое состояние и динамические перспективы развития предприятия, вид которых во многом определяется уровнем серийности производственной деятельности предприятия, его производственной программой, размером себестоимости выпускаемой продукции.

Для объективной оценки состояния производственно-коммерческой деятельности машиностроительного предприятия предлагается использовать механизм взаимодействия выбранных показателей из группы «а» и группы «б» за период времени равный одному году (кварталу, месяцу, декаде и т. п.). Как нам представляется, характеристика производственной деятельности машиностроительного предприятия может быть получена с использованием функции F1, формирование которой имеет двухвариантный алгоритм:

Первый вариант:

F1 = tg [&#960; (у – х)/4 у], если х > у. (6.1)

Второй вариант:

F1 = tg [&#960; (х – у)/4x], если у > х, (6.2)

где х – объем производства продукции, тыс. грн.; у – объем реализации продукции, тыс. грн.

Определенным ограничением данной функции является то, что в обоих вариантах должно соблюдаться условие (у + х) > 0. Это означает, что предлагаемая функция F1 в обеих своих разновидностях предполагает анализ производственно-коммерческой деятельности только производственно активных предприятий, т. е. обязательно осуществляющих производство и (или) сбыт самостоятельно изготовленной продукции. С учетом некоторых преобразований функции F1, ее разновидности (1) и (2) принимают вид более удобный для исследовательского анализа и экономической интерпретации отдельных значений данной функции:

первый вариант (функция определена в интервале [0; 1]):

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 6.2. Антикризисный мониторинг производственнокоммерческой деятельности предприятий машиностроения.

второй вариант (функция определена в интервале [-1; 0]): Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 6.2. Антикризисный мониторинг производственнокоммерческой деятельности предприятий машиностроения.

Проведем исследование экономической сущности предлагаемой для анализа функции, а также предложим экономическую интерпретацию отдельных наиболее интересных ее значений. При построении функции F1 мы исходили из посылки, что она должна отражать основные варианты взаимодействия объема производства (х) и объема реализации продукции (у). В предложенном виде функция F1 характеризует как успешную работу машиностроительного предприятия (при условии у > х), так и наличие определенных рыночных проблем в его работе (при условии х > у). Указанная разность между объемом производства и объемом реализации продукции может быть использована в качестве определенной нормировки в зависимости от значений х или у. Выбор для функции F1 тангенциальной аналитической зависимости позволяет ограничить область значений данной функции интервалом [-1; +1] и в силу нелинейности функции F1 есть возможность отследить градиент изменения объемов производства продукции или объемов реализации продукции на рынке. В частности, можно прогнозировать интервалы падения объема производства (при х &#8594; 0) или объема продаж (у &#8594; 0). Таким образом, исходя из изложенных выше посылок, диапазон значений функции F1 характеризуется определенными характерными состояниями, экономическая интерпретация которых может быть сведена к посылкам, суть которых представлена в табл. 6.3.Вместе с тем, как нам представляется, использование в антикризисном мониторинге только значений функции F1 является необходимым, но не достаточным условием получения объективной и достоверной информации о существующей ситуации на предприятии. В этой связи, предлагается к использованию еще одна мониторинговая функция F2, отражающая внешние финансовые взаимоотношения предприятия-изготовителя со своими контрагентами. В основу формирования функции F2 предлагается положить показатели производственно-финансовой устойчивости предприятия в рыночной среде, в частности, дебиторско-кредиторские соотношения. В данном случае предлагается в показателе дебиторской задолженности учитывать объемы финансовой задолженности данному предприятию его должниками (традиционный подход к формированию данного показателя), а показатель кредиторской задолженности трактовать в более расширенном, несколько отличающимся от традиционной формулировки смысле. Предлагается к кредиторской задолженности относить объемы финансовой задолженности данного предприятия своим кредиторам, а также долги предприятия в бюджет (государственный и местный) и свои работникам в виде зарплаты.Таблица 6.3. Экономическая характеристика области значений функции F1 Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 6.2. Антикризисный мониторинг производственнокоммерческой деятельности предприятий машиностроения.С учетом приведенных выше посылок аналитический вид предлагаемой функции F2 предлагается следующий:Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 6.2. Антикризисный мониторинг производственнокоммерческой деятельности предприятий машиностроения.где &#945; – дебиторская задолженность предприятия, тыс. грн.; &#946; – кредиторская задолженность, тыс. грн.; &#947; – задолженность предприятия перед бюджетом (государственным и/или местным), тыс. грн.; &#951; – задолженность предприятия по заработной плате своему персоналу, тыс. грн.Функция F2 предназначена для оценки финансового состояния конкретного предприятия, она дает возможность выявить и описать особые финансовые ситуации на предприятии (например: взяты и не возвращены кредиты, тогда (&#946;+&#947;+&#951;)>&#945;). Выбор функции арктангенса обусловлен более точным и более объективным анализом ситуации, когда сумма (&#946;+&#947;+&#951;) стремится к значению &#945;, а в целом функция F2 стремится к нулю. Также выбору вида аналитической функции арктангенса способствует и тот факт, что она в большей мере поддается нормировке в интервале значений [-1; +1]. Анализ области значений функции F2 позволяет выделить и обосновать ряд характерных ситуаций в финансовой деятельности предприятия (табл. 6.4).Таблица 6.4. Экономическая характеристика области значений функции F2 Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 6.2. Антикризисный мониторинг производственнокоммерческой деятельности предприятий машиностроения.Таким образом, область расчетных значений функции F2 позволяет проанализировать и оценить финансовые показатели работы машиностроительного предприятия, осуществлять постоянный финансовый мониторинг своей деятельности, своевременно предупреждать нежелательные тенденции, как на самом предприятии, так и на рынке его продукции. Если мониторинговый контроль значений функции F2 определяет ее стремление к значению к (-1), то это значит, что суммарные кредиторские задолженности предприятия существенно превышают суммарные обязательства должников предприятия, которое может быть функционирует не по средствам, имея чрезмерный объем кредиторских обязательств. Стремление функции F2 к нулю свидетельствует о том, что в рамках определенной доверительной области дефицит платежного баланса предприятия не вызывает особых опасений. Когда наблюдаются тенденции приближения значения функции F2 к (+1) – на предприятии наметились устойчивые предпосылки достаточно успешного функционирования.Использование в целях антикризисного мониторинга финансовых и производственных показателей работы машиностроительных предприятий функций F1 и F2 дает свои положительные результаты. Однако, каждая из указанных функций отражает результаты состояния в отдельной сфере – производственной или финансовой, которые, несмотря на их важнейшее значение в деятельности предприятия, имеют достаточно автономные сферы влияния. Поэтому, как нам представляется, комплексный антикризисный мониторинг финансово-экономических показателей работы машиностроительного предприятия может быть осуществлен только с одновременным (интегральным) использованием функций F1 и F2. Для достижения этой цели предлагается использовать декартовую систему координат, нормировка осей в которой будет осуществляться с использованием значений функций F1 иF2. В связи с тем, что область значений каждой из рассматриваемых нами функций ограничена значениями +1…-1, это означает, что внутренние точки квадрата (-1)? F1? (+1); (-1)? F2? (+1) охватывают все многообразие совместных значений функций F1 и F2. Определив в каждый конкретный момент времени значение данных функций, мы находим на фазовой плоскости точку и в зависимости от ее расположение можем сделать экономический комментарий производственно-финансового состояния предприятия.Мониторинг значений функций F1 и F2 в течение нескольких периодов по одному и тому же предприятию дает возможность отследить изменение положения интегральной оценки на фазовой плоскости (движение интегральной точки внутри квадрата) и тем самым оценить тенденции в изменении состояния дел на предприятии и, что является чрезвычайно важным, оценить эффективность предпринимаемых на предприятии усилий по улучшению (укреплению) производственно-финансовой ситуации. На рис. 6.1 приведен пример построения такой фазовой плоскости.Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 6.2. Антикризисный мониторинг производственнокоммерческой деятельности предприятий машиностроения.Рис. 6.1. Фазовая плоскость совместного действия функций F1 и F2Фаза I А. Характеризуется превышением объема продаж над объемами производства (у > х) и наличием отрицательного сальдо по дебиторскокредиторским обязательствам предприятия [&#945; < (&#946; + &#947; + &#951;)]. В связи с тем, что существующих объемов производства недостаточно для покрытия имеющегося спроса, продукция частично продается со складов. Финансовая ситуация на предприятия в целом неудовлетворительная: предприятия находится в ранге должника, так как его долги превышают долговые обязательства его партнеров по бизнесу. Данная фаза находится в области значений рассматриваемых функций -1 < F1 < 0 и 0 < F2 < 1, что позволяет сделать определенные выводы и обобщения. Во-первых, чем ближе значение функции F2 к значению «1», тем успешнее продается продукция предприятия на рынке. Во-вторых, чем ближе значение функции F1 к значению (-1), тем большие финансовые проблемы испытывает предприятие. В-третьих, более положительную ситуацию на предприятии и его рынке характеризует одновременное стремление F1 и F2 к нулю.Фаза II В. Область значений этой части фазовой плоскости характеризуется значениями фазообразующих функций в пределах: 0 < F1 < 1 и 0 < F2 < 1. Экономическое содержание данной фазы сводится к следующим положениям. Во-первых, это область достаточно успешной деятельности предприятия на рынке. Оно имеет положительное дебиторско-кредиторское сальдо (долги предприятию превышают собственные долги по кредитам), т. е. &#945; > (&#946; + &#947; + &#951;), что позволят предприятию достаточно уверенно чувствовать себя как при проведении рыночных операций, так и при принятии решении в отношении инновационно-инвестиционных проектов даже с достаточно высоким уровнем риска. Во-вторых, в связи с наличием достаточно большого уровня спроса на продукцию предприятия (у > х), оно имеет возможность не только успешно реализовать всю произведенную продукцию, но и устранить накопившиеся с прошлых, не столь удачных, временных периодов складские запасы товаров. В качестве определенной опасности и повышенного риска в этой части фазовой плоскости следует отметить сложности в организации производственного процесса (выяснить и устранить причины нехватки произведенной продукции для удовлетворения возрастающих потребностей потребителей), а также трудности в возврате дебиторской задолженности, которые очень даже возможны в данном случае.Фаза III С. Для данной фазы характерным являются области значения исследуемых функций 0 < F1 < 1 и -1 < F2 < 0, что дает возможность сделать следующие выводы и рекомендации. Во-первых, финансовое положение предприятие, анализ которого производится, имеет достаточно устойчивые позиции, так как &#945; > (&#946; + &#947; + &#951;), т. е. предприятие имеет положительное дебиторско-кредиторское сальдо. Во-вторых, несмотря на пока еще устойчивое финансовое положение, предприятию угрожает неудовлетворительное развитие рыночной ситуации, которая характеризуется снижением спроса на производимую продукцию (х > у) и увеличением складских запасов нереализованных товаров. Работа предприятия «на склад» в принципе возможна, но в течение не очень продолжительного времени, в связи с ограниченными складскими мощностями и объемами собственных оборотных средств.Фаза IV D. Это наименее комфортная и в определенной мере чрезвычайно опасная для данного предприятия часть фазовой плоскости. Такое утверждение подтверждается следующими посылками. Во-первых, область значений каждой из исследуемых функций F1 и F2 находится в зоне наибольшего для предприятия риска наступления кризисных явлений, функции имеют отрицательные значения. Их совместное действие в нежелательном направлении существенно усугубляет кризисные явления на предприятии. Во-вторых, предприятию необходимо срочно усиливать свои рыночные позиции, так как низкий спрос на производимые товары (х > у) неизбежно будет ухудшать и без того сложную финансовую ситуацию на предприятии. В-третьих, отрицательное дебиторско-кредиторское сальдо предприятия [&#945; < (&#946; + &#947; + &#951;)] не позволяет предпринять действенных мер по кардинальному изменению рыночной ситуации. Данное положение дополнительно усугубляется продолжением производства продукции сверх ее потребности, что ведет к заполнению складских помещений и превышению нормативов оборотных средств. Анализ показывает, чем ближе значение функции F2 к (-1), тем все меньше и меньше продается продукция предприятия на рынке, а чем ближе значение функции F1 к значению (-1), тем большие финансовые проблемы испытывает предприятие. И, наконец, наибольшей степени отрицательную ситуацию на предприятии и его рынке характеризует одновременное стремление обеих функций к (-1).Таким образом, область расчетных значений совместного действия функций F1 и F2 позволяет проанализировать и оценить рыночные, производственные и финансовые показатели работы машиностроительного предприятия, осуществлять постоянный производственно-финансовый мониторинг своей деятельности, своевременно предупреждать нежелательные тенденции как на самом предприятии, так и на рынке его продукции.На каждом из рассмотренных квадрантов фазовой плоскости совместного действия функций F1 и F2 значение их аргументов может колебаться в достаточно широких пределах, что может в итоге выйти за рамки изложенных выше выводов и рекомендаций. Например, для «фазы I А» значения функций F1 и F2 «0,1» и «-0,1» соответствует принципиально другому состоянию дел на предприятии (довольно стабильное и в целом положительное состояние дел), чем при значении этих же функций «1» и «-1» (резко обострившиеся тенденции ухудшения микроэкономических показателей на предприятии). Хотя оба эти положения дел на предприятии соответствуют условиям «фазы I А». Такого рода в большей или меньше мере приемлемые для предприятия части фазовой плоскости, имеют место и в других квадрантах.Указанные предпосылки позволяют высказать предположение, что для определенной группы предприятий на фазовой плоскости может быть определена некоторая в определенной мере благоприятная для всех фаз область совместных значений функций F1 и F2, в рамках которой финансовое положение предприятия можно считать приемлемым. Такая область на рисунке условно определена нами координатами -0,5<F1<0,5 и -0,5<F2<0,5. Как нам представляется, более точной данная область будет выглядеть при ее ограничениями не прямыми линиями, а кривыми, например, окружностью (см. рисунок). Кроме того, такой подход позволяет проводить дополнительный мониторинг состояния предприятия даже в рамках одного квадранта фазовой плоскости.Таким образом, предложенный подход к организации мониторинга производственно-коммерческой деятельности промышленного предприятия позволяет достаточно объективно оценивать уровень антикризисной, инновационной или рыночной работы на предприятии. Использование в качестве временного интервала мониторинга различных временных интервалов (вплоть до посуточного) делает предложенный методический подход очень гибким и приемлемым для выполнения самых различных задач на промышленных предприятиях.

6.3. Методы оценки потенциала промышленного предприятия

Конкурентоспособность и эффективность промышленного производства определяется выбором инновационного курса и стратегией развития, направленных на внедрение в международные технологические системы при использовании своих ключевых преимуществ. За последний период при тенденции сокращения инвестиций в основной капитал, падения технологического уровня основных фондов производства, наблюдается снижение доходности промышленных предприятий (материалы раздела подготовлены авторами из Украины – примечание научного редактора).

Технологическое отставание значительной части украинских промышленных предприятий связано с неадекватностью инфляционных и приватизационных процессов в теневой экономике, уменьшением стоимости основного капитала искусственными методами от фиктивного банкротства до сокрытия прибыли. В этих условиях для оживления экономики, движения к более высоким рубежам, реконструкции, техническому перевооружению, диверсификации, производству конкурентоспособной продукции становится необходимы кардинальные решения по определению приоритетов научнотехнического развития.

Запустить механизм реального выхода из затяжного экономического кризиса на промышленных предприятиях Украины возможно при условии концентрации усилий на реализацию финансовой стратегии управления промышленными предприятиями и важнейшего принципа организации финансов, который характеризуется обеспечением инвестиционной привлекательности и размещением капитала в высокоэффективное производство. Инвестирование в инновационные программы на промышленных предприятиях необходимо для создания рыночных механизмов и конкурентоспособной ниши на глобальных рынках высокотехнологичной продукции широкого ассортимента в условиях снижения затрат. Это предполагает полную реализацию инвестиционного потенциала промышленных предприятий Украины, развитие их совокупных инвестиционных возможностей в целях достижения инновационных стратегий. Инвестиции справедливо рассматривают как важнейший фактор экономического роста и обновления промышленного производства, материальных и нематериальных ресурсов, вкладываемых в объекты предпринимательской деятельности, направленной на достижение экономических и социальных результатов и получение прибыли.

В современных рыночных условиях на промышленных предприятиях наиболее характерно использование собственных инвестиционных ресурсов, а также иностранных инвестиций, банковских кредитов, сбережений населения, выручки от продажи государственного имущества в процессе приватизации. Предложение денежных ресурсов в качестве долгосрочного инвестиционного кредита сегодня характеризуется высокой процентной ставкой, не имеет широкого практического применения и представляет одну из глобальных проблем украинской экономики. Банки чаще всего отказывают в выдаче долговременных кредитов как наиболее рискованных и наименее обеспеченных адекватными резервами. Фактический объем банковских кредитов не отражает всего реального спроса на долгосрочные денежные средства. В банковском секторе отсутствует действенный механизм для направления потоков инвестиций в наиболее эффективные инновационные сферы промышленного производства.

Жизненной необходимостью можно назвать привлечение банков в инвестиционные процессы для обеспечения экономического роста промышленных предприятий. Основу взаимодействия банков и промышленных предприятий промышленности в этих условиях представляет реализация законченных инвестиционных проектов, их масштабность и эффективность, а механизм экономически обоснованного выбора объектов и субъектов инвестиционной деятельности на промышленных предприятиях Украины требует совершенствования и развития. Условия усиления конкурентной борьбы на глобальных рынках ставят перед предпринимателями принципиально новые задания, решение которых связано с оценкой конкурентоспособности потенциала промышленного предприятия и эффективностью его использования. Цель предпринимательской деятельности, средства и условия ее достижения в промышленном производстве на предприятиях Украины всецело зависят от реализации финансовой стратегии и, на ее основе, организации оценки потенциала промышленного предприятия.

Теоретический и практический интерес представляет методология формирования и оценки потенциала промышленного предприятия, в которой заинтересованы инвесторы, государство, кредиторы, акционеры, управленцы, поставщики. Современные исследования и опыт разработок экономистов в развитии теории потенциала предприятия представлены в многочисленных научных работах.

Впервые предложены методические подходы к формированию механизма использования экономического потенциала предприятия в монографии «Оценка экономического потенциала предприятия» [233] . Результаты научных исследований в области стратегического управления административными и производственными системами на основе комплексного показателя «экономический потенциал» реализованы в монографии «Экономический потенциал административных и производственных систем» [234] . Новые теоретические взгляды раскрыли содержание промышленного потенциала [235] . Систематическое исследование теоретико-методологических вопросов планирования рыночной деятельности промышленных предприятий в условиях переходной экономики на основе новой научной категории рыночный потенциал изложено в монографии «Рыночный потенциал предприятия» [236] . Сущность, структурно-элементный состав, механизм формирования и методология оценки потенциала предприятия, комплексно рассмотренные в учебно-методической литературе [237] .

Теоретические и методологические аспекты формирования и оценки потенциала предприятия в условиях выбора траектории экономического роста и перехода на инновационную модель развития необходимо дополнить четкой позицией по организации оценки потенциала промышленного предприятия при реализации финансовой стратегии в условиях инвестирования, которая в конкурентной среде была бы эффективной и реалистичной. Необходимо определить сущность потенциала промышленного предприятия и основы организации его оценки на базе нормативного подхода.

Потенциал промышленного предприятия раскрывает совокупность свойств системы взаимосвязанных ресурсов, возможностей и их мобилизации по достижению целей и конкурентных преимуществ предприятия с учетом влияния внешней среды. В современной теории и методологии оценки потенциала определены прикладные аспекты и обоснована необходимость поэлементной оценки, сформулированы особенности оценки стоимости земельного участка, зданий, сооружений, рыночной стоимости машин и оборудования, нематериальных активов, трудового потенциала и стоимости бизнеса, которые реализуется в затратном, сравнительном и доходном подходах. Общепринятая методология оценки потенциала предприятия представляет механизм определения стоимости объекта оценки в денежном выражении с учетом потенциального и реального дохода.

В этом смысле доход промышленного предприятия, получаемый от основной деятельности обеспечивает безубыточность, предпосылки и условия для инвестиционных процессов и реализации экономических интересов инвесторов. Инвестиционная привлекательность промышленного предприятия на конкурентном рынке характеризуется в организации стоимостной оценки его потенциала при реализации финансово-инвестиционный стратегии, а также стратегии управления прибыльно на базе нормативной себестоимости с применением нормативов.

При нормативном подходе маржинальная прибыль является верхним пределом прибыли промышленного предприятия. При сокращении постоянных расходов в составе валового дохода, когда постоянные расходы стремятся к нулю, операционная прибыль приближается к маржинальной и промышленное предприятие получает максимальный эффект с минимальными затратами. Изменение постоянных расходов приводит к изменению зоны прибыльности на промышленном предприятии.

Постоянные расходы в себестоимости продукции связаны с функцией времени, и это определяет закономерности их формирования. Например, в машиностроении, большая доля постоянных расходов, связанных со временем работы оборудования рассчитывается на нормативной основе. Разработку и применение специальных нормативов постоянных расходов в виде часовых затрат на промышленном предприятии целесообразно использовать при определении нормативной себестоимости продукции. По своему экономическому содержанию нормативы часовых затрат представлены в виде расходов, приведенных ко времени – объективной основе их формирования, а нормативную базу их расчета обеспечивают прогрессивные технико-экономические нормы и нормативы использования средств труда. Нормативы часовых затрат представляют результат влияния техникоэкономических факторов, имеют постоянный характер в составе нормативной себестоимости продукции.

Группировка технико-экономических факторов по видам постоянных расходов позволяет провести анализ влияния этих факторов на уровень нормативов часовых затрат, выявить закономерности их изменения, обосновать методику определения их величины. Методика расчета нормативов часовых затрат позволяет привести к единому объективному основанию постоянные расходы, использует прогрессивные технико-экономические нормы и нормативы. Идея нормативов часовых затрат работы оборудования использовалась и раньше в расчетах себестоимости продукции преимущественно при оценке экономической эффективности новой техники [238] . Эта же идея реализована в методических подходах к определению себестоимости вариантов изготовления продукции [239] .

Нормативы часовых затрат могут быть определены как сумма расходов, прямо и обратно пропорциональных загрузке оборудования во времени. В силу того, что пределы изменений коэффициента загрузки оборудования ограничены в интервале от 0 до 1, представляется возможным проанализировать уровень часовых затрат. Если обратнопропорциональные коэффициенту загрузки расходы обозначить через а, а прямо пропорциональные через в, то нормативы часовых затрат при любых значениях коэффициента загрузки могут быть получены следующим образом:

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 6.3. Методы оценки потенциала промышленного предприятия.

В рыночных условиях нормативы часовых затрат реализуются в стратегии управления прибылью промышленного предприятия. Прогрессивность и своевременность нормативов часовых затрат, а также внедрение обязательного учета снижения издержек промышленного предприятия, представляют собой важную характеристику механизма организации оценки потенциала промышленного предприятия в его инвестиционной деятельности.

Организация стоимостной оценки потенциала промышленного предприятия на базе нормативной себестоимости продукции в условиях трансформации рыночной экономики представлена механизмом оценки имущества и имущественных прав в совокупности с алгоритмом формирования валового дохода от реализации продукции всех видов деятельности. Методическая, нормативная, информационная база стоимостной оценки потенциала включается в методологию оценки активов в концепции организации потенциала промышленного предприятия, которая создает организационные условия для реализации процесса накопления знаний в моделях новой экономики и обеспечивает систему методического обеспечения корпоративного портфеля потенциала промышленного предприятия.

Теоретико-методологические подходы в организации оценки потенциала предприятия не противоречат, а дополняют друг друга, расширяют современный инструментарий его определения, а их гармоническое использование позволяет наиболее реально оценить потенциал промышленного предприятия и его преимущества в конкурентной среде современного мира.

6.4. Методологические подходы к оценке экономической устойчивости промышленного предприятия

Подходы к оценке потенциала предприятия, описанные выше, имеют существенно прикладное значение. На основе наблюдений за тенденциями изменения соответствующих показателей появляется возможность оценить устойчивость предприятия. Под оценкой экономической устойчивости промышленного предприятия понимается ряд мероприятий, направленных на определение величины отклонения состояния хозяйственной системы от желаемого (нормативного) при котором достигается ее эффективное функционирование, и развитие относительно поставленной цели в каждый отдельный период времени, на основе реализации своего внутреннего потенциала, несмотря на возмущающие воздействия различных внутренних и внешних факторов, а также основных причин этого отклонения, для выработки управленческих воздействий с целью приведения системы в нужное состояние.

Сегодня предлагается множество оригинальных подходов к оценке устойчивости предприятий, направленных на заблаговременное обнаружение симптомов ухудшения их деятельности и потенциального банкротства. Вопросами создания диагностических методов занимаются более 70 лет, но они и сегодня продолжают привлекать внимание аналитиков и остаются предметом научных дискуссий. Особенно в последнее десятилетие оценка экономической устойчивости предприятий подверглась глубокому осмыслению и была отмечена продвижением в методологии и средствах осуществления.

Необходимо отметить, что в настоящее время среди ученых-экономистов нет единого мнения по поводу того, какие конкретные показатели деятельности предприятия следует считать показателями его экономической устойчивости. Прежде всего, это проявляется в многообразии различных подходов к оценке экономической устойчивости предприятия в существующей научной методологии. Современная экономическая наука для оценки экономической устойчивости предприятий в основном использует методы количественных оценок полученных финансовых результатов деятельности предприятий. Результаты всех видов деятельности предприятий выражаются в итоговых финансовых показателях, таких как прибыль, себестоимость, рентабельность, платежеспособность и ряд других, а также производных от них, которые получают расчетным путем. Рассмотрим некоторые методики, представленные в научной литературе.

Так, в частности, А.Д. Шеремет и Е.В. Негашев полагают, что соотношение стоимости материальных оборотных средств и величин собственных и заемных источников их формирования характеризует устойчивость экономического состояния предприятия. По их мнению, обеспечение всего объема необходимых факторов производства, обусловленного производственными потребностями хозяйствующего субъекта, источниками их формирования является сущностью экономической устойчивости. Обобщающим показателем ее является излишек или недостаток средств для формирования факторов производства, образующийся в виде разницы между суммой источников средств и стоимостью факторов производства [240] .

Конечно, оптимальное соотношение собственных и заемных источников средств, а также обеспеченность производства необходимыми ресурсами оказывают существенное влияние на экономическую устойчивость предприятия, но не меньшую роль играет, по нашему мнению, и эффективная маркетинговая, производственная и многие другие виды деятельности предприятия, определяющие многогранность ее формирования.

Р.С. Сайфулина и Г.Г. Кадыкова для оценки экономической устойчивости предлагают ввести обобщающий рейтинговый показатель. В его основе лежит сумма пяти финансовых показателей (коэффициентов обеспеченности собственными средствами, текущей ликвидности и т. д.) с численной поправкой на их нормативные значения. При этом по предлагаемой методике, уровень экономической устойчивости считается оптимальным, если значение интегрального показателя соответствует единице [241] .

На наш взгляд, достоинством данного метода является детализация показателей, наличие интегральной величины и использования рейтинговых оценок. Однако недостатками предложенной методики является волевой отбор учитываемых коэффициентов и их нормативов, а также исследование только финансовой составляющей экономической устойчивости, что существенно ограничивает область его применения в диагностическом исследовании.

Оригинальную методику оценки экономической состоятельности разработала Т.А. Смелова. Здесь исследование экономического состояния предприятия проводится по трем функциональным составляющим: эффективность, потенциал, соотношение «точки опоры» и «центра тяжести». Обобщающая величина критерия экономической состоятельности, называемого М-счетом, зависит от балльной и процентной оценки (по весовым значениям). Если М-счет по этим составляющим оказывается менее 60 %, это говорит о «первых симптомах заболевания или о болезни предприятия», если 19 % и ниже – о наступлении кризиса в деятельности предприятия [242] .

Вместе с тем, по нашему мнению, при подобном подходе в оценке фиксируется только текущее состояние предприятия и из поля зрения исследователя «выпадает» динамика его поведения. Другими словами, оценка сводится к определению достигнутой точки в пространстве показателей работы предприятия. Тогда как траектория его движения в целом остается в стороне, что не позволяет оценивать процесс деятельности предприятия во времени и ощутимо уменьшает полезность данной методики.

По нашему мнению особый интерес представляет методика, разработанная Ю.В. Богатиным, который предлагает с целью выведения заключительного значения уровня экономической устойчивости предприятия использовать комплексный метод на основании оценки степени устойчивости основных видов деятельности предприятия. Подобный подход определяет экономическую устойчивость общего хозяйственного движения предприятия, которая складывается как совокупность устойчивостей всех видов хозяйственной деятельности субъекта. Выделяются следующие укрупненные виды деятельности, на основе анализа которых была проведена оценка уровня экономической устойчивости: организационно-технологическая, снабженческая, производственная маркетинговая, финансово-экономическая.

По утверждению автора, условием экономической устойчивости осуществления каждой из данных видов деятельности является соблюдение принципа равновесия влияния факторов, определяющих условия и сам процесс осуществления той или иной деятельности. Числовое значение уровня экономической устойчивости по каждому из видов деятельности определяется исходя из степени отклонения фактически полученных результатов от равновесных. Последние определяются как идеально возможные, то есть которые могли бы быть получены предприятием в условиях равновесного состояния факторов, оказывающих влияние на данные виды деятельности, а также при соблюдении условий временного равновесия [243] .

Достоинством методики, предлагаемой Ю.В. Богатиным, является, на наш взгляд, ее комплексный характер. Оценка экономической устойчивости охватывает различные сферы деятельности предприятия (производство, финансы, сбыт и т. д.) что существенно повышает полноту экономической оценки, что в свою очередь, положительно влияет на ее эффективность. Вместе с тем, на наш взгляд на практике очень трудно определить состояние которое автор называет идеальным «равновесным состоянием факторов», которое он принимает за эталон. Как следствие, это затруднит применение данного метода на практике.

Очевидно, что рассмотренные подходы отечественных авторов позволяют дать лишь статическую оценку деятельности предприятия, и не учитывают динамики его развития, а также не лишены субъективности: выбор показателей и суждение о состоянии предприятия во многом зависят от профессионализма исследователей, их знаний и интуиции. Принцип обобщения групп частных показателей в одну интегральную оценку для заключения о поведении предприятия бесспорно интересен, хотя методически уязвим в том плане, что такой «котловой» прием смешивает и обезличивает частные показатели.

Некоторый научный интерес представляют разработки зарубежных ученых-экономистов, исследовавших статистические закономерности в поведении предприятия с использованием математических методов. В процессе такого исследования выделяются сигнальные показатели, и создается экономико-математическая модель, способная с той или иной точностью предсказывать вероятность наступления несостоятельности предприятия. Наиболее известной в России и за рубежом является дискриминантая модель, предложенная американским ученым Э. Альтматом. (Е. Altman). Он применил статистический метод, позволивший оценить веса отдельных расчетных показателей, которые были включены в модель, как переменные. В своих исследованиях Альтман использовал данные стабильных фирм и компаний, которые позже, в течение пяти лет, обанкротились. Были применены методы статистического анализа для оценки уровня коммерческого риска. Его целью было определение возможностей использования модели для дифференциации фирм, перед которыми не стоит угроза банкротства, и предприятий с высокой вероятностью краха [244] .

Простейшей моделью диагностики банкротства является двухфакторная модель. При ее построении учитывается два показателя, от которых зависит вероятность банкротства – коэффициент текущей ликвидности и отношение заемных средств к активам. На основе анализа западной практики были выявлены весовые коэффициенты каждого из этих факторов. Важно, что двухфакторная модель вероятности банкротства не отражает другие стороны финансового состояния предприятия: оборачиваемость активов, рентабельность активов, темпов изменения выручки от реализации продукции (работ, услуг) и т. д.

Кроме того, необходимо отметить, что условия хозяйствования отечественных предприятий существенно отличаются от западных, в частности от американских, что естественно снижает сферу применения данной модели. Как справедливо отмечают В.М. Родионова и М.А. Федотова различия состоят в темпах инфляции, фазах макроэкономического цикла, фондо-, энерго– и трудоемкости производства, в производительности труда, рентабельности производства налоговой нагрузке и т. д. [245]

Наконец, принципиальное значение для достоверности прогнозирования несостоятельности предприятия имеют его отраслевые особенности, которые находят выражение в структуре располагаемых ресурсов и характере их накопления и движения. Между тем эту отраслевую сторону диагностики предприятий часто не учитывают, не оговаривая качественную специфику используемой модели, что существенно, на наш взгляд, влияет на объективность и достоверность оценки.

В практике финансово-хозяйственной деятельности западных фирм для оценки банкротства широко используется Z-счет Альтмана, который представляет собой пятифакторную модель, включающая следующие составляющие: долю оборотного капитала в активах предприятия; долю нераспределенной прибыли в активах предприятия; отношение прибыли от реализации к активам предприятия; отношение рыночной стоимости обычных и привилегированных акций и кредиторской задолженности; отношение объема продаж к активам. В зависимости от значения Z-счета дается оценка вероятности банкротства предприятий. Расширение множества вовлекаемых в модель параметров существенно отличают пятифакторную модель от подобных ей зарубежных аналогов, и прежде всего от двухфакторной модели [246] .

У. Бивера предложил оригинальную методику, сочетающую в себе статистические приемы с финансовыми коэффициентами. Он разработал пятифакторную систему для оценки финансового состояния предприятия с целью диагностики банкротства, содержащую индикаторы: рентабельность активов; удельный вес заемных средств в пассивах; коэффициент текущей ликвидности; доля чистого оборотного капитала в активах; коэффициент Бивера равный отношению суммы чистой прибыли и амортизации к заемным средствам. Весовые коэффициенты для индикаторов в модели Бивера не предусмотрены и итоговый коэффициент вероятности банкротства не рассчитывается. Полученные значения данных показателей сравниваются с их нормативными значениями для трех состояний фирмы: для благополучных компаний, для компаний, обанкротившихся в течение года и для фирм ставшими банкротами в течение пяти лет [247] .

Сегодня, в российской практике применяется методика оценки финансового состояния предусмотренное Постановлением Правительства РФ от 20.05.1994 года № 489 «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий», которая предусматривает систему критериев для определения неудовлетворительной структуры баланса неплатежеспособных предприятий. Система данных критериев состоит из трех показателей коэффициентов: текущей ликвидности; обеспеченности собственными средствами; восстановления (утраты) платежеспособности. Структура баланса организации признается неудовлетворительной, а организация – неплатежеспособной, если: коэффициент текущей ликвидности на конец отчетного периода имеет значение менее 2; коэффициент обеспеченности собственными средствами – менее 0,1.

К достоинствам официальной методики можно отнести следующее: простота расчетов; наглядность полученных результатов; возможность осуществления на основе внешней отчетности. Вместе с тем, она имеет большое количество существенных недостатков. В частности – несовершенство алгоритма расчета показателей.

В официальной методике не учитываются показатели финансовой деятельности предприятий, такие как рентабельность, оборачиваемость, структура капитала, то есть официально утвержденная система критериев предназначена исключительно для оценки платежеспособности предприятия; отсутствует отраслевая классификация предприятий; учитывается состояние показателей лишь на момент оценки, однако внутри года значения показателей могут существенно отличаться от полученных в результате расчетов по данным баланса на начало и конец периода; нормативные значения коэффициентов завышены, что говорит о неадекватности критических значений показателей реальной ситуации.

На основе краткого обзора ряда наиболее популярных подходов предложенных учеными-экономистами и официальной методике к диагностике состояния и оценке устойчивости функционирования хозяйствующих субъектов, можно выделить несколько важнейших проблем, которые на наш взгляд должны быть учтены при разработке методологии оценки экономической устойчивости промышленного предприятия.

1. Проблема комплексности оценки. Большинство предложенных методов оценки устойчивости носит односторонний характер (главным образом учитывается финансовая составляющая оценки), и не рассматривают другие важнейшие составляющие деятельности предприятия (например, производственные и рыночные аспекты). Вследствие чего результат оценки может оказаться не полным и дезориентирующим управленческий персонал.

2. Проблема отраслевой направленности оценки. Рассмотренные методики оценки не имеют, как правило, отраслевой направленности. В процессе оценке очень важно соблюдать «профиль» предприятия, в связи с чем, методика оценки должна быть построена с учетом отраслевой специфики исследуемых экономических субъектов, так как они лишают возможности универсальную модель, пригодную для оценки экономической устойчивости разнородных (относящихся к различным отраслям) предприятий.

3. Проблема выбора нормативных значений показателей оценки. Несмотря на множество существующих методов оценки, все они имеют, на наш взгляд общий недостаток – слабая обоснованность, либо отсутствие нормативного значения того или иного показателя, с которым необходимо сравнивать фактически полученный результат. Предложенные в литературе нормативные значения тех или иных коэффициентов не имеют под собой никакого научно-практического обоснования (например, рекомендуемое значение коэффициента текущей ликвидности составляет 2) и строятся как правило, на основе опыта зарубежных стран.

4. Проблема количественного выражения показателей оценки. Это сложная и многогранная проблема. Показатели (коэффициенты) лежащие в основе рассмотренных методов носят ретроспективный характер, поскольку относятся к некоторому прошлому отрезку времени, как было отмечено – к достигнутой точке в пространстве показателей работы предприятия, без учета динамики его развития. Количественного представление любых величин (в том числе и экономических) связано с решением ряда фундаментальных проблем измерений, а именно проблемы представления, единственности, адекватности, обоснованности и обобщения.

Таким образом, разработка моделей оценки устойчивости функционирования промышленного предприятия связана, по нашему мнению, с решением указанных проблем, которые обусловлены как особенностями феномена экономической устойчивости, так и характером экономических величин.

6.5. Государственные и рыночные методы регулирования арендно-рентных отношений аграрной сферы экономики

Вопросы взаимосвязи рынка сельскохозяйственной продукции и, соответственно, рыночных цен на продукты земли с ценами аренды земли (земельной рентой) интересуют представителей различных экономических школ. Общепризнанным является теоретическое положение о том, что рост цен на продукты питания способствует росту спроса на рынке аренды земли и, соответственно, возрастанию величины земельной ренты.

Влияние спроса и предложения на рынке сельскохозяйственной продукции на формирование величины земельной ренты в рамках аренды земли одним из первых рассмотрел К. Маркс. Он подчеркивал, что в ходе общественного развития величина земельной ренты (а вместе с ней и стоимость земли) развивается как результат совокупного общественного труда. С одной стороны, наряду с общественным развитием, возрастают рынок и спрос на продукты земли, с другой – спрос непосредственно на саму землю как непременное условие производства для всевозможных, даже и неземледельческих, отраслей хозяйства. Если говорить только о собственной земледельческой ренте, рента и стоимость земли развиваются вместе с рынком для продукта земли [248] .

По мнению П. Самуэльсона, в связи с тем, что предложение земли ограничено и неэластично от цены, рост цен на сельскохозяйственную продукцию автоматически ведет к росту спроса на аренду земли и наоборот [249] . К. Макконелл и С. Брю, анализируя эту зависимость, также приходят к выводу, что рост цен на сельскохозяйственную продукцию, соответственно, приводит к росту цены аренды земли (величины земельной ренты) [250] .

Взаимосвязь рынков сельскохозяйственной продукции и земельных ресурсов не так проста. Эту взаимосвязь мы исследуем с использованием методов классической, неоклассической и институциональной экономической теории. При этом мы исходим из того, что именно анализ этой взаимосвязи позволяет выявить основные проблемы, тормозящие процесс рационального использования земельных ресурсов аграрной сферы экономики и рассмотреть государственные и рыночные методы регулирования аренды земли. Рассмотрим взаимосвязь рынка сельскохозяйственной продукции и рынка аренды земли на примере аграрной сферы экономики Российской Федерации.

Наша страна является одним из основных импортеров сельскохозяйственной продукции. В 2005 г. она импортировала сельскохозяйственную продукцию на 9,9 млрд долл., в том числе из стран СНГ на 2 млрд долл. [251] Общий объем импорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья (кроме текстильного) по сравнению с 2000 г. увеличился в 2,9 раза и в 2006 г. составил около 21,6 млрд долл., что сопоставимо с объемом сельхозпродукции, производимой отечественными товаропроизводителями – 23 млрд долл. [252] В течение 2008 года объем импорта продовольствия вырос и достиг 35,2 млрд долл., а отрицательное сальдо экспорта и импорта составило 25,8 млрд долл.

Данное количество импортируемой продукции дало толчок тому, что рыночные цены на продовольствие, соответственно, и закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию внутри страны начали определяться уровнем цен импортируемой продукции. С другой стороны уровень рыночных закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию снижают крупные торговые посреднические компании, именно они осуществляют значительные заказы и закупки сельскохозяйственной продукции и осуществляют операции по экспорту продовольствия. Снижению рыночных закупочных цен на зерно способствует увеличение объемов производства сельскохозяйственной продукции. В результате возникают ситуации, когда сложившиеся в аграрной сфере экономики России средние издержки производства единицы сельскохозяйственной продукции, оказываются выше рыночных закупочных цен на нее, что приводит к снижению рентабельности аграрного производства и разорению сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Так, в 1998 г. средняя себестоимость производства 1 ц зерна в России составила 63 руб., а реализационная цена – 52, в результате производство было убыточным в большинстве сельскохозяйственных организаций. В 1997 и в 1998 гг. полная себестоимость сахарной свеклы в России составляла, соответственно, 24 и 27 руб. за 1 ц при цене реализации 20 и 26 рублей; уровень рентабельности (с учетом дотаций и компенсаций из бюджета) оказался отрицательным, соответственно, 7 и 3 % [253] . Похожая ситуация сформировалась на рынке растениеводческой продукции в 2009 году. Так цены на тонну мукомольной пшеницы 3 класса на интервенционных биржевых торгах сложились на уровне 3 300 рублей, тогда как средняя по стране себестоимость ее производства выше на 100–200 рублей. С учетом перевозок до элеваторов реализация этого зерна в государственный интервенционный фонд оказывается для товаропроизводителей убыточной [254] .

Следствием такой неблагоприятной конъюнктуры цен на сельскохозяйственную продукцию явилось невозможность рационального использования земель худшего и части среднего качества и возникновение рыночных и нерыночных арендно-рентных отношений.

Основной формой вовлечения земельных ресурсов аграрной сферы экономики в процесс производства сельскохозяйственной продукции в результате проведенных в стране земельных преобразований стала аренда земли. При передаче земли в аренду между собственниками земли и субъектами хозяйствования возникает совокупность экономических и правовых отношений, которые нами рассматриваются как арендно-рентные отношения. Именно в рамках данных взаимосвязанных отношений происходит согласование экономических условий передачи земли во временное пользование и определяется величина арендной платы за землю, в том числе земельной ренты, сроки ее выплат и оформляется договор (контракт) аренды.

В настоящее время в арендные и, соответственно, в рентные отношения аграрной сферы экономики России, вовлечены все субъекты хозяйствования и собственники земли (формальные и неформальные) и более 100 млн га сельскохозяйственных угодий. Эти угодья имеют различное плодородие (качество) и неодинаковое местоположение относительно рынков сбыта сельскохозяйственной продукции, а также они находятся в различных природно-климатических зонах. Земельные ресурсы лучшего качества, то есть высокоплодородные земли и находящиеся вблизи от рынков сбыта сельскохозяйственной продукции, а также расположенные в благоприятных для ведения аграрного производства природно-климатических зонах, используются рационально. Издержки производства единицы сельскохозяйственной продукции на этих землях, в связи с высоким плодородием земли и выгодным местоположением оказываются ниже рыночных закупочных цен.

В результате производство и реализация сельскохозяйственной продукции на этих землях позволяет получить землепользователям, как среднюю прибыль, так и дополнительный доход (доход выше средней нормы прибыли). Дополнительный доход, возникающий при использовании земли, арендатор передает собственнику земли в виде земельной ренты, а сам присваивает среднюю норму прибыли. Процесс вовлечения данных земельных ресурсов в сельскохозяйственный оборот регулируется законами рынка, так на эти земли есть спрос. На данном рынке аренды земли в результате взаимодействия спроса предложение определяется взаимовыгодная величина земельной ренты, которая регулярно выплачивается. Соответственно на рынке аренды такого качества земли возникают рыночные (эквивалентные) арендно-рентные отношения, в рамках которых оба участника сделки наиболее полно удовлетворяют свои экономические интересы.

Использование земельных ресурсов имеющих низкое плодородие (земли худшего качества), также находящихся на территории с неблагоприятными природно-климатическими условиями, в связи с превышением издержек производства единицы сельскохозяйственной продукции на этих землях над рыночными ценами становится невыгодным. Соответственно данные земельные ресурсы, в связи с отсутствием при их использовании дополнительного дохода и средней нормы прибыли не востребованы. На эти земли не формируется рыночная цена аренды земли (согласованная величина земельной ренты), количество предложения такой земли превышает спрос.

Но земли данного качества также вовлекаются в арендно-рентные отношения, так как эти ресурсы могут использоваться для производства сельскохозяйственной продукции для внутреннего потребления, для бартерных сделок, а также в результате административного принуждения. Производство и продажа сельскохозяйственной продукции произведенной на этой земле при данной конъюнктуре закупочных цен зачастую убыточно. Арендатор, использующий земли данного качества не может присвоить среднюю норму прибыли и выплатить земельную ренту, соответственно эти арендно-рентные отношения мы можем рассматривать как нерыночные (неэквивалентные). Часть этих земельных ресурсов постепенно выводиться из сельскохозяйственного оборота, так по официальным данным количество земельных ресурсов выведенных из сельскохозяйственного оборота достиг 30 млн га.

Сложившиеся в стране рыночные цены на сельскохозяйственную продукцию и издержки ее производства, а также цены аренды земли нами демонстрируется путем построения графика (модели) их зависимостей (рис. 6.2). При построении графика мы исходили из того, что, во-первых, в аграрной сфере экономики существуют земли лучшего, среднего и худшего качества и издержки производства (себестоимость и соответственно цена производства) единицы продукции производимой на них, различны; во-вторых, что в используемые для производства сельскохозяйственной продукции земли вкладывается равновеликий капитал и труд, в-третьих, что рыночные закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию во всех регионах одинаковы.

Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризиса 6.5. Государственные и рыночные методы регулирования арендно-рентных отношений аграрной сферы экономики.

Рис. 6.2. Взаимосвязь рыночных цен на сельскохозяйственную продукцию, себестоимости (издержек) её производства на землях различного качества и цен аренды земли.

По оси ординат отражены рыночные цены (Р), издержки производства сельскохозяйственной продукции (С) и величина земельной ренты (R). По оси абсцисс указаны показатели объема производимой сельскохозяйственной продукции (Q), а также количества и качества земельных ресурсов, используемых в сельском хозяйстве (L). В данной схеме: Цпр1, Цпр2 – цены производства единицы продукции на землях различного качества; Сс1, Сс2 – соответственно, себестоимость производства единицы продукции; РЦ – рыночная равновесная цена единицы сельскохозяйственной продукции, колеблющаяся на уровне затрат её производства на землях среднего качества; ЛЗ – земли лучшего качества; СЗ – земли среднего качества; ХЗ – земли худшего качества; АВС – излишек над средней нормой прибыли (дополнительный доход), возникающий в результате разницы рыночной цены (РЦ) и себестоимости и цены производства (равной себестоимости плюс средней нормы прибыли) единицы продукции на землях лучшего и части среднего качества (Цпр1, Цпр2); ДЕЁ – убыток, возникающий при использовании земель худшего и среднего качества возникающий при превышении себестоимости и цены производства единицы продукции над рыночной ценой (РЦ); S – предложение земли (количество земель предлагаемых в аренду) при рыночной цене (РЦ); Sp – первоначальное предложение земли (оно полностью неэластично от цены); D – спрос на рынке аренды земли при рыночной цене (РЦ); R – земельная рента (цена аренды земли); ЗВ – земли, вышедшие из сельскохозяйственного оборота; ЗНИ – земли нерыночного использования; ЗРИ – земли рыночного использования. Современная рыночная цена на сельскохозяйственную продукцию (РЦ) на рисунке начинает колебаться на уровне издержек её производства на землях среднего качества, в результате чего использование земель худшего и части земель среднего качества становится невыгодным. Как следствие кривая рыночного предложения земель (S) смещается влево и фиксируется на уровне пересечения рыночной цены и цены производства (себестоимости) на единицу сельскохозяйственную продукцию. Земли худшего качества и часть земель среднего качества в связи с невыгодностью их использования не пользуются спросом. Соответственно, рыночным спросом будут пользоваться только те земли, использование которых могут приносить дополнительную прибыль. Кривая рыночного спроса на аренду земли (D) и кривая предложения земли (S) оказывается на уровне земель, использование которых приносит хотя бы среднюю норму прибыли, то есть, земель среднего качества.Предпринимателей не интересуют земли худшего качества, так как использование их для производства сельскохозяйственной продукции при данной рыночной цене невыгодно. Этот убыток в модели показан в виде треугольника – ДЕЁ. Их интересуют земли лучшего качества и выгодного местоположения, то есть те есть те земли, использование которых позволят произвести продукцию себестоимость и цена производства, которого будет ниже рыночной цены. Этот сверхдоход, который возникает на землях лучшего качества, на рисунке показан в виде треугольника АВС.Таким образом, рыночный спрос и предложение на рынке аренды земли сместятся на уровень пересечения рыночных цен (РЦ) на единицу сельскохозяйственной продукции и цены ее производства (себестоимости) на землях среднего качества (Цпр1, Цпр2). В этой ситуации рыночным арендным спросом будут охвачены лишь земли лучшего качества и часть земель среднего качества (находящиеся левее от точки R – величины земельной ренты) использование которых приводит к возникновению дополнительной прибыли (АВС). Эти земли нами рассматриваются как земли рыночного использования (ЗРИ). Цена производства и, соответственно, издержки производства (себестоимость) сельскохозяйственной продукции на землях худшего и части среднего качества оказываются выше рыночных цен. Использование этих земель для производства продуктов питания при данной рыночной цене становится невыгодным. Эти земли мы обозначаем как земли нерыночного использования (ЗНИ). В связи с тем, что производство сельскохозяйственной продукции на землях худшего качества при этих рыночных становится невыгодным, эти ресурсы постепенно перестают использоваться и выводятся из сельскохозяйственного оборота (ЗВ).На приведенной нами модели впервые показаны земли сельскохозяйственного назначения, которые используются для удовлетворения собственных потребностей (для производства продукции не для продажи, а для внутреннего потребления), а также земли, вовлекаемые в процессе нерентабельного производства в результате неэкономического (административного) принуждения. Это земли нерыночного использования (ЗНИ). В неоклассической экономической теории земельные ресурсы аграрной сферы экономики рассматриваются только как строго ограниченный, редкий ресурс, при этом не учитывается возможность существования излишка земель включающих в себя земли нерыночного использования и вышедших из сельскохозяйственного оборота.В данной схеме предложение земли (S) нами рассматривается не как строго ограниченный, а относительно ограниченный ресурс. Так, кривая предложения земли наклонена вправо. Это связано с тем, что часть сельскохозяйственных угодий в аграрной сфере нашей страны, в настоящее время, выведено из сельскохозяйственного оборота. При повышении рыночных цен на сельскохозяйственную продукцию, эти земли могут быть вновь востребованы, а в случае дальнейшего снижения рыночных цен на сельскохозяйственную продукцию относительно сложившейся себестоимости её производства количество этих земель будет возрастать. Таким образом, рациональное использование всех земельных ресурсов аграрной сферы экономики зависит от уровня рыночных закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию и издержек ее производства, эти же факторы могут способствовать, а могут и тормозить развитие нерыночных (неэквивалентных) арендно-рентных отношений.Существование рыночных и нерыночных арендно-рентных отношений приводящих к возникновению земель рыночного и нерыночного использования свидетельствует о целесообразности вмешательства государства на формирование уровня цен на сельскохозяйственную продукцию и издержек ее производства. Необходимо обсудить вопрос о возможности введения в нашей стране гарантированных залоговых закупочных государственных цен (использовать опыт государственного регулирования аграрного производства США), а также государственного стимулирования экспорта тех продуктов питания, производство которых в нашей стране высокорентабельно. Нам срочно необходимо пересмотреть политику государственной поддержки аграрного сектора экономики. Ни в одной стране мира аграрный сектор экономики не функционирует без значительного государственного субсидирования как прямого, так и косвенного. В целом агропромышленный комплекс России, как отмечает М. Максимов, по сравнению с США и ЕС недофинансирован в 10–15 раз [255] .Необходимо в корне менять всю систему аграрного производства, для чего нам целесообразно разработать новую аграрную политику, которая должна делать упор не на количество, а на качество произведенной продукции и должна быть направлена на кардинальное снижение издержек производства сельскохозяйственной продукции путем внедрения инновационных ресурсосберегающих технологий. Одним из основных задач этой аграрной политики должна стать решение проблем сбыта произведенной сельскохозяйственной продукции, как путем вытеснения добросовестной конкуренцией импортную продукцию с внутреннего рынка, так и увеличения ее экспорта, что позволит более рационально использовать имеющиеся земельные ресурсы аграрной сферы экономики.

6.6. Роль государства в модернизации аграрного сектора экономики и регулировании региональных рынков земли

В условиях появления признаков оживления российской экономики возникает необходимость проанализировать новые возможности и перспективы развития сельского хозяйства и связанных с ним отраслей, обеспечивающих производство жизненно необходимых продуктов – продовольствия и других товаров. В последние годы наблюдается устойчивый рост мировых цен на зерно и продовольствие в целом, развивающиеся страны сталкиваются с проблемами обеспечения доступности для своего населения продовольствия и пересматривают свою политику в отношении аграрного сектора.

Ранее господствовала точка зрения, согласно которой в результате «зеленой революции» и резкого роста производительности аграрного труда производство продовольствия может быть сосредоточено в нескольких благоприятных для этого регионах и обеспечивать весь остальной мир. Теперь становится очевидным, что развитое сельское хозяйство является фундаментом общего прогресса в экономике и может быть прибыльным высокотехнологичным бизнесом. Для разработки единых подходов к функционированию мировых продовольственных рынков, согласованию национальных и наднациональных режимов поддержки и регулирования аграрной сферы в июне 2009 года по инициативе Президента РФ впервые был созван Всемирный зерновой форум в рамках Санкт-Петербургского экономического форума, на котором представители более 60 государств обсудили проблемы реформирования системы оказания продовольственной помощи, поиска эффективных инструментов регулирования мировых рынков и устойчивости развития сельского хозяйства в разных регионах.

У России, которая за последние три года вошла в тройку ведущих зерновых экспортеров мира, появился шанс совершить порыв в развитии аграрного сектора, преобразовав его на инновационной основе и сделав мощным и конкурентоспособным элементом национальной экономики. Для этого имеется значительный потенциал развития. Прежде всего, это резерв роста посевных площадей. За последние пятнадцать лет в России, по разным оценкам, было выведено из оборота от 14 до 23 млн га земли [256] , которые могут быть вновь вовлечены в производство при решении институциональных и инфраструктурных проблем формирования земельного рынка. Такого потенциала расширения пашни не имеет ни один другой зернопроизводящий регион.

Другим важным фактором является потенциал повышения урожайности зерновых культур. Обладая около 9 % мировой пашни, Россия производит не более 5 % мирового производства зерна. Резервы значительного роста урожайности можно обеспечить за счет улучшения качества посевного материала, технического перевооружения сельскохозяйственных предприятий на инновационной основе, резкого повышения уровня химизации, новых биотехнологий, селекционной работы, широкого использования достижений генетики.

Следует отметить, что при поиске путей дальнейшего развития нашего сельского хозяйства ведущие ученые-экономисты выделяют два возможных сценария, если не учитывать тупиковый инерционный путь, а выбирать инновационный характер движения вперед: один связан с применением западного опыта, основанного на «зеленой революции», широком использовании в растениеводстве и животноводстве гормонов, антибиотиков, пестицидов и других химикатов, что позволяет быстро повысить производительность труда, но затрудняет решение проблемы экологически безопасного производства; другой предполагает приоритетное использование природных, близких к естественным, способов производства.

Второй путь предполагает использование технологий, приближенных к естественным способам производства продовольствия, он учитывает природно-климатические и социокультурные традиции нашей страны и позволяет получать качественную и недорогую продукцию, для чего Россия располагает значительными возможностями. Естественно-инновационный путь развития опирается на такие резервы, как, в частности, наличие в степной зоне России больших площадей пастбищ для мясного скотоводства и овцеводства, возможность повышения почвенного плодородия биологическими методами (масштабным применением запахиваемых в почву зеленых удобрений – сидератов) и является огромным конкурентным преимуществом, способным приносить рентный доход нашему аграрному сектору [257] .

Возможности инновационного преобразования аграрного сектора в значительной степени зависят от государственной поддержки этого процесса. Опыт формирования национальных инновационных систем показывает, что сами по себе инновации не нужны экономике и даже вызывают протест, отторжение со стороны общества, особенно если есть условия пользоваться природной рентой. Поэтому необходимо «принуждение к инновациям», построение институтов инновационной системы, стимулирующих сверху обновление производственных фондов, создание конкурентной продукции, рост производительности труда на основе нового уровня технологического развития. Государство наиболее эффективно действует в рамках федеральных целевых программ, направленных на стимулирование науки и наукоемких производств. Средства этих программ направляются на создание инфраструктурных основ бизнеса и доведение проектов до коммерческой привлекательности, когда финансирование может взять на себя частный инвестор.

Нужно отметить, что в докризисный период в становлении национальной инновационной системы России был совершен качественный прорыв. Динамика внедрения наукоемких технологий с 2006 по 2008 годы была одной из самых высоких в мире – рост составил от 70 до 120 процентов в зависимости от разных отраслей. Совокупная стоимость высокотехнологичной продукции отечественных компаний в 2008 году достигла 7,2 млрд долларов или примерно 0,5 % ВВП [258] .

Резкое падение платежеспособного спроса со стороны основных потребителей наукоемкой продукции в 2009–2010 годах привело к замедлению реализации проектов, находящихся в начальной и промежуточных стадиях. К сожалению, стимулирование инноваций не закладывается в качестве приоритетов бюджетной политики на ближайшую перспективу. Так, в подготовленном Министерством финансов проекте бюджета на 2011–2013 годы наиболее радикально – с 19,7 млрд руб. в 2010 году до 13,6-13,8 млрд руб. в 2011–2013 годах – сокращаются расходы на оплату НИОКР и услуг по договорам с научными учреждениями [259] .

Можно также сделать вывод, что не стал приоритетом экономической политики и аграрный сектор экономики, так как за годы, прошедшие с начала рыночных реформ, доля аграрного бюджета в общем бюджете страны сократилась на порядок. Экономисты с тревогой отмечают продолжение сложившейся за долгий период развития российской экономики негативной политики перекачивания ресурсов из сельского хозяйства в другие сектора. Фискальные изъятия из созданного в сельском хозяйстве валового дохода в пользу государства и рыночных субъектов монопольного окружения отрасли только частично возвращаются через аграрный бюджет.

По расчетам И. Буздалова, ежегодно не менее 1 трлн руб. созданного в сельском хозяйстве валового дохода изымается из отрасли через разорительные фискальные механизмы или перераспределение в пользу взаимосвязанных отраслей промышленности, производителей техники, горючего, удобрений [260] . В результате такой перекачки большинство предприятий аграрного сектора является неплатежеспособным, лишенным собственных накоплений, что способствует оттоку трудоспособной молодежи.

В связи с этим очень опасной тенденцией для реального сектора в целом и предприятий АПК, в частности, является сохраняющаяся труднодоступность для них в кризисных условиях кредитных ресурсов, особенно долгосрочных кредитов на инновационную модернизацию производства. В последнее время правительство проводит более активную политику воздействия на развитие рынка в аграрном секторе, принимая меры по увеличению поддержки сельскохозяйственных производителей. Минсельхоз в июне 2010 года одобрил выделение пятилетних субсидируемых кредитов Россельхозбанка для покупателей зерна интервенционного фонда. Еще одной формой поддержки является функционирование «Росагролизинга», разрабатывающего государственные программы по замене старой техники через механизмы расширения кредитования Россельхозбанком покупок российских комбайнов и тракторов посредством дотирования процентных ставок.

Дальнейшее развитие ситуации будет целиком зависеть от эффективности аграрной политики, ее адаптации к быстроменяющимся условиям, способности диверсифицировать экономику и превратить аграрный сектор в приоритетную сферу, конкурентную на мировых рынках. При этом отметим, что одним из существенных результатов трансформации отношений собственности в современной России является становление рынка земли с его особенностями, тенденциями и сложными проблемами развития, ранее неизвестными отечественной экономике. Переход от уравнительно-распределительного к дифференцированно-рыночному типу общества коснулся и ситуации в сфере земельных отношений. Инновационный смысл этих изменений состоит в смене социальной сущности земельных отношений, когда земля как материальный ресурс, административно перераспределяемый, превращается в один из товаров, обладающих определенной конъюнктурой спроса и предложения на рынке земли. Новый смысл приобретает рынок земли, происходит трансформация самого механизма регулирования рынка земли, степень участия государства в регулировании перераспределения земельных ресурсов, претерпевает изменения политика на рынке земли.

Создание эффективных инструментов регулирования региональных рынков земли в России, с ее огромной территорией и значительными региональными различиями, позволит обеспечить рациональное использование земельных ресурсов, повышение эффективности аграрного сектора экономики, что в свою очередь повлечет экономический рост экономики и повышения благосостояния граждан. По мнению Е.Ф. Злобина, «сущность земельных отношений состоит, прежде всего, в отношениях между различными субъектами по поводу присвоения, владения, использования, распределения, и управления земельными ресурсами. К ним относятся также отношения по поводу воспроизводства потребительных свойств земли, плодородия почвы и т. п.» [261]

В качестве определения процессов связанных с земельными отношениями многими авторами используется термин «рынок земли». Так, по мнению Лексина В. и Швецова А. «земельный рынок – это часть системы земельных отношений, регуляторами которой является право собственности (владение, пользование, распоряжение), возможность передачи этого права (аренда, продажа, залог и так далее), конкуренция (свободный выбор участника), денежная оценка и свободно складывающиеся цены на землю» [262] . Э.А. Крылатых рассматривает земельный рынок как «часть земельного оборота, при котором установление, изменение и прекращение прав на земельный участок происходит в результате юридически оформленного договора и опосредовано денежным и натуральным платежом» [263] .

Рынок земли представляет собой саморегулирующуюся систему, которая состоит из деятельности и мотивации многих его участников и является той средой, где в полной мере реализуется принцип общественной полезности земли, влияющий на продуктивность и эффективность ее использования. Интегральным показателем для оценки эффективности принимаемых решений служит стоимость. Земельные участки при их относительной ограниченности и при наличии спроса на них приобретают статус особо ценного ресурса, в результате формируется ряд имущественных отношений, связанных с его владением, пользованием и распоряжением, а сама земля обретает конкретную, вполне определенную стоимость, которая может и должна быть оплачена за ее использование.

Данное обстоятельство подтверждает тот факт, что земля не просто природный ресурс и пространственный базис жизнедеятельности человека, но определенный вид имущества, которому характерны ограниченность в пространстве, невозможность перемещения, сохранение ценности. Указанные характерные черты объясняют то социальное, экономическое, правовое содержание, какое приобрела земля в обществе и ту заинтересованность, которая всегда существовала с его стороны относительно ее распределения и использования. Фактически в рациональном использовании и охране земли заключаются основные принципы регулирования земельных отношений.

Развитие регионов связано с осуществлением большого количества локальных действий через освоение, застройку, реконструкцию отдельных земельных участков, т. е. через развитие земельной собственности. При этом собственник земельного участка всегда будет руководствоваться желанием получить выгоду, которая для него состоит в увеличении стоимости его собственности. В этом будет заинтересовано и все сообщество, т. к. изменение в использовании отдельного земельного участка приводит к трансформации всей системы, в результате чего изменяется ценность не только самого участка, но и прилегающей территории. В связи с этим, эффективное развитие земельной собственности обеспечивает повышение рыночной стоимости земельного участка. Представленный подход достаточно эффективен, т. к. увеличение рыночной стоимости является общепризнанным критерием эффективного использования земли. Причем, рыночная стоимость земли как экономическая категория не несет в себе конфликтности с социальным и экологическим развитием, а является результатом рационального хозяйствования. Земельный участок не будет иметь высокой стоимости на рынке, если он расположен в экологически опасном или социально неблагополучном районе.

Максимально возможная стоимость земли достигается в результате конкуренции между отдельными видами деятельности за право использования выгод местоположения, выявляя тем самым их реальное экономическое значение. По существу цена, уплачиваемая на рынке, является тем распределительным механизмом, который предоставляет различные участки городских земель именно тем видам деятельности, которые способны заплатить за них, не понижая уровня своего дохода, а сам рынок земли – формой организации земельных отношений, посредством которой осуществляется перераспределение земли между конкурирующими видами использования, создавая оптимальную схему землепользования.

Рынок земли выступает составляющей общей рыночной системы, принимая участие в достижении необходимых пропорций между факторами производства и реализации единого цикла товарного и денежного обращения, установке равновесных цен и в конкуренции за инвестиции, удовлетворение которых невозможно без изменения существующего использования земли. Эти изменения являются реакцией рынка земли, который всегда будет приспосабливаться к новой экономической ситуации, искать наилучшие с его точки зрения варианты землепользования путем изменения владельца земли, условий земельной собственности и условий ее использования. По существу, рынок земли обеспечивает преодоление противоречия между потребностями общества, что постоянно изменяются и возрастают, в определенных видах использования земли, с одной стороны, и существующей системой землепользования – с другой. Рыночные механизмы будут работать на то, чтобы вывести землю из неэффективного использования и избрать тот вариант, что обеспечит максимальную доходность. Как правило, это реализуется путем повышение продуктивности земли за счет ее инфраструктурного обустройства, застройки или иного улучшения, в результате чего земля обретает еще большую ценность.

Таким образом, рынок земли выполняет специфические, только ему свойственные, функции, обеспечивая взаимодействие между субъектами земельных отношений и согласования их интересов, что определяет его относительную самостоятельность. Но, как показывает мировой опыт, существует несколько функций государства, которые рынок принципиально не может выполнять и в необходимости которых сходятся практически все экономисты. Это институциональное обеспечение функционирования рынка, производство общественных товаров, минимизация трансакционных издержек, охрана окружающей среды, стабилизация макроэкономических колебаний. Несмотря на теоретические различия экономических школ, большинство экономистов-аграрников признают наличие значительных особенностей земельного рынка и необходимость их более жесткого государственного регулирования. В большинстве стран земельный рынок – один из наиболее регулируемых государством объектов.

Воздействие государства на экономические процессы базируется на сочетании рыночного саморегулирования с государственным регулированием. Правовой вакуум в регулировании земельных отношений на федеральном уровне способствовал стихийному нормотворчеству в субъектах РФ, и в итоге привел к формированию разночтений и противоречий правовых норм, их произвольному толкованию, некомпетентности в принятии правовых решений, возникновению большого количества земельных споров. С целью устранения недостатков современного земельного законодательства государству необходимо обеспечить разработку и принятие законов и иных нормативно-правовых актов по вопросам регулирования земельных отношений, организации использования и охраны земель.

Система экономических рычагов регулирования земельных отношений в рыночных условиях включает: земельный налог, арендную плату, рыночную цену земли, залоговую цену земли, компенсационные платежи при изъятии земель, компенсационные выплаты при консервации земель, платежи за повышение почвенного плодородия, штрафные платежи за экологический ущерб, налогообложение при земельном обороте [264] . Основной элемент экономического механизма – плата за землю. С экономической точки зрения плата за землю – особый вид издержек, связанный с получением дохода в виде земельной ренты (этот вопрос подробно рассмотрен в предыдущих материалах монографии).

В США арендная плата, рассчитываемая, как правило, на единицу площади, отражает стоимость земли и строений и зависит от плодородия земель, местоположения, а также от других факторов. Для налогообложения применяют оценку по доходности, но в некоторых штатах для этой цели используют и чисто рыночный подход (метод сравнения продаж), и сочетание подходов. Данные об оценке земель публикуются. Фермеры имеют право их оспаривать, защищая тем самым право на объективную оценку ценности земельного участка. Размер земельного налога устанавливается в процентах от величины денежной оценки земли, в пределах 3–4 %, и может изменяться по годам. В Германии, Испании, например, закон предусматривает установление властями размера арендной платы за землю. Во Франции, Италии, Португалии, Нидерландах и Бельгии закон предусматривает введение административных механизмов регулирования арендной платы, на основе денежной оценки потенциального урожая, но без связи с текущими ценами на сельскохозяйственную продукцию. Во Франции арендная плата устанавливается на основе стоимости основных сельскохозяйственных продуктов, прежде всего зерна, рассчитанной в среднем за 5 лет, с учетом региональных особенностей [265] .

В реальной рыночной экономике земельный налог и арендная плата как формы выражения годовой земельной ренты должны исчисляться в виде доли цены земли. Кадастровая стоимость – величина достаточно стабильная, она может корректироваться через определенные временные периоды (через 5–7 лет по опыту США) и создает предсказуемость земельных платежей. Рыночная стоимость определяется спросом и предложением и в условиях развивающегося российского земельного рынка не может быть стабильной и предсказуемой, поэтому она имеет значение при совершении конкретных земельных сделок и не может служить базой для налогообложения.

С 1 января 2005 г. в России вступили в силу изменения в Налоговом кодексе, согласно которым законодатель предусматривает механизм уплаты земельного налога исходя из кадастровой стоимости земельного участка. Максимальная ставка равна 0,3 % в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения, для личного подсобного хозяйства, садоводства, огородничества или животноводства.

В организации и проведении рационального использования особое значение принадлежит таким институтам, как землеустройство, земельный кадастр, земельный контроль и мониторинг. Для экономической оценки земель ученые предлагают два подхода: затратный и доходный. Затратная концепция была разработана С.Г. Струмилиным, который считал, что земельные ресурсы нельзя называть даровыми, все они приобретают цену своего освоения. П.Ф. Лойко при оценке земель исходит из величины затрат живого и овеществленного труда. Ряд экономистов не согласны с затратной концепцией, так как установить затраты труда на давно освоенные земли невозможно и что ввиду качественного различия земель вложение живого и овеществленного труда различно. Освоение же высокопродуктивных земель обходится дешевле.

Критерием оценки при доходном методе принимается урожайность зерновых культур и затраты на производство продукции. И.Р. Михасюк предлагает проводить экономическую оценку по эффективности производства наибольшего количества культур, выращиваемых в той или иной зоне. В условиях формирования земельного рынка стало проблематично определение рыночной цены земли. Из-за просчетов в определении рыночной цены земли государство теряет значительные налоговые суммы, которые могли бы пополнить федеральный и местный бюджеты. В США, например, платежи за владение и пользование землей сельскохозяйственного назначения достигают 18 % в общей сумме государственных доходов (муниципальный бюджет).

Не менее важными элементами экономического регулирования земельных отношений являются компенсационные платежи и выплаты. Компенсационные платежи при изъятии земель – это форма возмещения собственнику потерь и упущенной выгоды. Платеж определяется на основе рыночной цены земли, стоимости понесенных потерь и упущенной выгоды. Важно практиковать и платежи за повышение качества земли. Они являются серьезным стимулом для собственников земли и землепользователей по осуществлению ими агротехнических и других мер, направленных на повышение почвенного плодородия. Штрафные платежи выступают в качестве наказания собственников за ухудшение экологического состояния земли. Права и обязанности землепользователей всех видов прав, а также их ответственность за сохранение и воспроизводство плодородия земель устанавливаются федеральными законами, но размеры штрафных санкций за нарушение земельного законодательства мизерны, правонарушители их зачастую не платят по разным причинам.

Регулирование земельных отношений является одним из направлений для обеспечения эффективного и рационального использования земельных ресурсов. Новый механизм регулирования рынка земли должен отвечать основным принципам рыночной экономики, вытекающим из действия ценовых факторов. Нам представляется, что этот механизм должен содержать следующие блоки: государственное регулирование экономического и правового характера, рыночный механизм регулирования и внутререгиональный механизм управления направленный на повышение эффективности землепользования и землевладения. В числе основных направлений государственного регулирования экономического и правового характера могут быть: разработка и принятие законодательных основ, обеспечивающих функционирование рынка земли; введение единого земельного (дифференцированного) налога, учитывающего индивидуальные характеристики земельных участков (качество, количество и местоположение земельного участка); применение экономических санкций за экологические нарушения в сфере землепользования; разработка системы мер, способствующих развитию крестьянских (фермерских) хозяйств; ликвидация диспаритета цен на продукцию земледелия и промышленные товары; принятие мер по обеспечению продовольственной безопасности России, включая аграрный протекционизм.

В составе рыночного механизма регулирования земельных отношений могут быть: свободное ценообразование на продукцию земли в сочетании с государственным регулированием; постепенное внедрение рыночного оборота земли (через аренду, ипотеку, куплю-продажу земли, в первую очередь тем, кто ее обрабатывает своим трудом); обоснованное введение арендной платы, которая должна становиться показателем стоимости земли; формирование инфраструктуры рынка земли (создание системы земельных банков, ипотечных кредитных органов, информационных служб и т. д.).

Экономические методы и механизмы регулирования рынка земли должны быть доработаны до уровня инструктивно-методической базы и оптимальных технологий, использование которых возможно на федеральном, региональном и муниципальных уровнях, объединенных целостной, проблемно-ориентированной системой управления земельными ресурсами.

6.7. Взаимодействие государственных и рыночных инструментов регулирования: опыт Украины

В развитии экономики государства можно выделить две основные формы хозяйствования: централизованное регулирование экономики, где процесс производства и распределения осуществляется по государственному плану, и рыночное хозяйство, в котором все субъекты самостоятельно разрабатывают свои планы и вступают в экономические отношения под влиянием автоматизма рынка, который координирует их деятельность. Здесь измерительным инструментом регулирования уже становится не план, а цена, которая устанавливается свободно по согласованию покупателя и продавца. Эти две определяющие формы хозяйствования никогда не существовали в чистом виде. Даже в жестко централизованной экономической системе СССР рынок обслуживал те потребности, которые было невозможно удовлетворить централизованными методами или на удовлетворение которых в государстве не хватало необходимых ресурсов.

Исторический опыт существования СССР и его экономической системы, несмотря на господство административно-командных методов управления, подтвердил невозможность абсолютного исключения рыночных элементов хозяйствования. Существование, несмотря на всякие притеснения и запреты, наряду с чрезмерно централизованной плановой системой теневых производств, которые выходили за пределы административнокомандной экономики и базировались на элементах рыночных отношений, наглядно подтвердило их объективность и жизнеспособность. Все попытки системного отрицания и волевого отторжения рыночных явлений оказались бессильными; отработанные в течение многих веков регуляторы хозяйственной жизни невозможно искоренить, поскольку они вытекают из важнейших потребностей и экономических интересов человека [266] .

В то же время мировой опыт свидетельствует, что осуществить эффективную структурную перестройку экономики лишь усилиями рынка невозможно. Особенно в странах с централизованной экономикой и в нынешних транзитивных условиях Украины многие люди склонны считать, что государство может или должно решать все проблемы и устранять все недостатки, возникающие в различных сферах жизнедеятельности общества. Считается, что политика государственного регулирования способна решать любые общественные проблемы: обеспечивать необходимые социальные гарантии и их реальную защиту, помогать малозащищенным слоям, обеспечивать достойный уровень пенсий и социальных выплат, повышать качество медицинского обслуживания и уровень образования, решать проблему безработицы и т. д.

Особенную актуальность приобретают исследования государственного и рыночного регуляторного компонента экономического развития в условиях глобализации рынков, их транснационализации, регионализации и институализации. Экономическая глобализация, противоречивая по своей природе и неоднозначная по последствиям, усложняет государственное регулирование экономической деятельности. Это проявляется по-разному и в неодинаковой степени, но непосредственно касается и высокоразвитых стран, и тех, которые развиваются в рыночно трансформированной среде. Страны – мировые лидеры – вследствие удачной многолетней экспансии на международных рынках реализовали глобальные конкурентные преимущества, а остальные страны, к которым можно отнести и Украину, оказались практически на обочине современного экономического развития, поскольку не смогли своевременно адекватно среагировать на вызовы глобализации, прежде всего научно-технологические и информационные, которые в начале третьего тысячелетия обоснованно считаются общецивилизационными [267] .

По нашему мнению, на данный момент недостаточно разработанным остается вопрос исследования эффективности государственного и рыночного рычагов регулирования экономики и их взаимодействия в условиях обострения глобальной конкуренции. Взаимодействие государственного и рыночного регуляторного влияния имеет долгую историю. В процессе исторического развития это взаимодействие разделилось на два противоположных типа влияния – нерегулируемый, свободный рынок (laissez-faire) и централизованное государственное управление.

Согласно теории «невидимой руки» А. Смита, сами рыночные механизмы направляют экономическую систему на достижение максимальной эффективности. По А. Смиту, каждый человек постоянно думает о том, как найти наиболее выгодное применение всему капиталу, который он имеет. Он нацелен лишь на собственную выгоду, а не на выгоду нации. Однако природное, а скорее, необходимое преследование собственной выгоды, приводит к тому, что человек выбирает такое применение своему капиталу, которое одновременно является наиболее выгодным и для нации.

Ж.Б. Сэй разработал теорию рынка, согласно которой экономическая система выступает модифицированной моделью натурального хозяйства с присущим ему простым (бартерным) товарообменом. Что касается денег, то им отводилась пассивная роль посредника в товарообменных операциях. Сэй считал, что поскольку товары на рынках представляют друг друга, то предложение само автоматически создает для себя спрос, вследствие чего не может более-менее длительное время существовать ни излишний спрос, ни чрезмерное предложение товаров. Предложение товаров уравновешивается спросом, а продажа товара одновременно является и его покупкой, поэтому экономическая система способна автоматически, с помощью собственных регулирующих механизмов устранять нарушения своего внутреннего равновесия.

Но идеального рынка не существует даже в странах со стабильными рыночными отношениями. Рыночные регуляторы не являются идеальным механизмом регулирования экономической деятельности: они не способны противостоять монополистическим тенденциям, ограничивающим свободную конкуренцию, поскольку стремление к монополии находится в самой природе индивидуального интереса. Великая экономическая депрессия начала 30-х годов XX в., которая потрясла мировое рыночное хозяйство, доказала, что в новых экономических условиях использование только кредитноденежных рычагов регулирования экономики дает крайне ограниченный и малоэффективный результат. Для обеспечения надлежащих темпов экономического роста и полной занятости всех производственных и трудовых ресурсов в условиях высокомонополизированной экономики необходимым стало внедрение и функционирование новой системы хозяйствования. Важную роль в ее теоретической разработке сыграли труды Дж. М. Кейнса, а в практической реализации – «новый курс» президента США Ф.Д. Рузвельта [268] .

В середине ХХ века научная теория, проанализировав историческую практику двух типов экономической политики – нерегулируемого рынка и централизованного управления экономикой, пришла к фундаментальному выводу о несостоятельности как методов государственного невмешательства в систему рыночных отношений, так и методов их централизованного регулирования. Политика нерегулируемого ринка может обеспечить лишь нестабильное экономическое равновесие, в то время как политика централизованного государственного регулирования вообще не способна обеспечить никакого равновесия. В противовес этим двум направлениям регуляторной политики, обоюдно наделенным очевидными недостатками и преимуществами, немецкий экономист, основоположник теоретических основ социальной рыночной экономики Вальтер Ойкен разработал концепцию конкурентного хозяйства, согласно которой государство должно выполнять значительные регуляторные функции, но не путем прямого управления производством и распределением, а путем придания рыночным процессам определенных форм, и прежде всего таких, которые делают невозможным возникновение монополизма в любом его проявлении [269] .

Сегодня наметился определенный консенсус между сторонниками разных теоретических школ и направлений относительно необходимости как государственного, так и рыночного регулирования социально-экономических процессов, однако пропорции обоих рычагов такого регулирования варьируются. Можно только утверждать, что, находясь во взаимосвязи, системы «государство» и «рынок» взаимно влияют друг на друга. Так, субъектом процесса регулирования является государство, а объектом – рынок. Но государство выступает не только регуляторной, но также и регулируемой системой со стороны рынка. То есть субъект и объект, взаимодействуя, словно постоянно обмениваются ролями. Государственное регулирование – это процесс двусторонних взаимовлияний между рынком и государством. И только в их постоянном взаимодействии кристаллизуются экономически эффективные регуляторные формы и методы их взаимовлияний. Частное предпринимательство является динамичным рыночным механизмом, который объединяет в микрофункциональные производственные комбинации разные ценности и факторы человеческого капитала общества, развивает их и наиболее полно и рационально использует.

В начале ХХI века, в постиндустриальную эпоху, для которой характерны явления возрастания экономической глобализации рыночных отношений, товарообмена и товаропроизводства, глобального взаимодействия факторов спроса и предложения, миграции рабочей силы, существенно изменилась конфигурация и взаимодействие двух главных субъектов регулирования: государства и рынка. В начале 90-х гг. ХХ века началась дискуссия об особенной роли и экономических функциях государства как главного политического и экономического управленца-менеджера в системе рыночных отношений. И на современном этапе государственная регуляторная политика тесно взаимосвязана с механизмами рыночного саморегулирования. Неспособности рынка и государства, четко обозначенные современной экономической наукой, сегодня взаимодополняют и взаимокомпенсируют друг друга. Каждая из них имеет свою сферу применения и отвечает определенным интересам субъектов собственности и хозяйствования. Но они сходятся в том, что и государство, и рынок приводят к взаимному соответствию и взаимодействию частичные планомерности, присущие отдельным хозяйственным единицам.

Среди основных недостатков рынка в контексте заострения глобальной конкуренции можно назвать такие: рынок не способен урегулировать общественные блага, непривлекательные для частного производителя продукции и услуг, в частности, из-за невозможности их реализации с помощью рыночных механизмов или из-за их высокой себестоимости; рынок не может предотвратить загрязнение окружающей среды, обеспечить контроль за производством экологически чистых продуктов и предотвратить опасность возможного причинения вреда от определенных видов деятельности предприятий здоровью граждан, окружающей среде и государству; рынок не обеспечивает социальных гарантий, не в состоянии нейтрализовать чрезмерную дифференциацию в распределении ресурсов и доходов; зачастую рынок предоставляет неполную и несовершенную информацию, что подрывает способность принятия оптимальных решений субъектами рыночных отношений; рынок также может приводить к чрезмерной концентрации экономической власти в руках определенных субъектов и не в состоянии самостоятельно, без вмешательства в него внешнего регулятора – государства – поддерживать и обеспечивать среду полноценной и открытой конкуренции.

К основным проблемам государственного вмешательства в рыночную экономику следует отнести некомпетентность правительства, его зависимость от внутреннего или внешнего деструктивного влияния, что характерно для Украины. В то же время такие особенности трансформационного процесса в Украине, как: инверсионный характер рыночных реформ; слабость рыночных механизмов и неразвитость неформальных рыночных инструментов; существенные нарушения макроравновесия, связанные с глубокой деформированностью отраслевой структуры промышленности, большой изношенностью производственных фондов, ресурсо– и капиталоемкостью производства, низкой конкурентоспособностью продукции, слабой воспроизводственной базой машиностроения, низким техническим уровнем и технологической неоднородностью производства; отсутствие адекватной для рыночной экономики реакции производителей, потребителей и инвесторов на действие монетаристских и фискальных рычагов, с помощью которых в рыночной экономике достигается стабилизация цен, занятости, увеличение производства; инерционность социально-экономической системы обусловливают необходимость государственного регулирования экономических процессов и выбор инструментов регулирования.

Украина рано или поздно будет вынуждена сформировать и практически реализовать инновационную модель развития с сильным государственным дирижированием. Это не отрицает рыночный вектор, а наоборот – придает ему большую направленность. Национальная система государственного управления постепенно продвигается к такой модели, в которой тесно переплелись в функциональной целостности административные и рыночные рычаги регулирования. Можно отметить, что этот процесс происходит более медленными темпами, нежели того требует объективное развитие рыночных отношений, которое по своим внутренним качествам и потребностям значительно опережает те административные предложения, которые ему предлагает внутренне старая, функционально анахроническая, зацикленная на собственных нуждах и на обслуживании внутренних административных интересов система государственного управления в Украине.

Для становления экономики устойчивого развития в условиях усиления глобальной конкуренции важна дальнейшая рыночная институализация экономики Украины с эффективным государственным участием в регулировании макро– и микроэкономических процессов. Экономическая политика Украины в условиях глобализации должна быть ориентованной на обеспечение приоритета национальных интересов, защищенной от политического и финансового влияния других государств и международных организаций в стратегических направлениях развития, инновационно направленной и открытой при обеспечении национальной конкурентоспособности.

Попытки государства расширить спектр политического, экономического, технологического, финансового, товарного и трудового протекционизма не компенсируют его регулятивных потерь, тем самым, усиливая мотивацию к формированию многоуровневой системы регулирования экономической деятельности путем делегирования государственных полномочий как на международный и глобальный уровень, так и на региональный и местный, что усложняет функционально-регулятивную значимость государства. Неотложной на сегодня является проблема формирования принципиально новой концепции управления процессами воспроизводства, наполнения экономической и социальной функций государства новым содержанием, установления границ и выбора методов, рычагов (инструментов) государственного регулирования с учетом особенностей трансформационного процесса в Украине.

6.8. Трансформация приоритетов взаимодействия бизнеса и общества в кризисных условиях

В современной экономике, как известно, именно крупный бизнес определяет экономический облик и качество национальных экономик, их конкурентоспособность в мировом хозяйстве. В процессе своего функционирования бизнес не только осуществляет множество экономических взаимодействий с различными агентами экономики, но и вскрывает теснейшие социальные связи с обществом, играя весомую роль в его судьбе. Деятельность крупного бизнеса так или иначе застрагивает интересы окружающего его социума, перед которым он несет определенные социальные ответственность и обязанности. Зачастую, работающие на определенной территории крупные предприятия помимо своего непосредственного трудового коллектива обеспечивают экономическую и социальную жизнь значительной части местного населения.

В отечественной экономике проблематика отношений бизнеса и общества доказывает свою актуальность изо дня в день, но особую остроту она приобрела в кризисных условиях. Современные социально-экономические проблемы российских регионов и городов во многом выступают объективными проявлениями сложившейся неурегулированности отношений бизнеса и общества и слабой посреднической позиции в этом вопросе государства.

Крайне тяжелая ситуация сложилась в так называемых моногородах, для которых свойственно наличие одного или немногих градообразующих предприятий, в прямой зависимости от работы которого (которых) находится вся социально-экономическая жизнь города и его населения. Монопредприятие обеспечивает работой и средствами к существованию своих непосредственных работников, составляющих большую часть населения данной территории, выступает главным источником наполнения местного бюджета, финансирует всю или значительную долю коммунальной и социальной сферы города. В настоящее время в России, согласно официальным данным, насчитывается более 400 моногородов или около 40 % всех городов страны. С наступлением кризиса многие из них стали кричащими болевыми точками отечественной экономики, очагами реальных и возможных социальных протестов оставшегося из-за кризиса без работы населения.

По нашему мнению, «проблема моногородов» обнажила всю сложность и важность взаимоотношений между бизнесом и обществом, имеющийся в них дисбаланс как серьезную болезнь российской социальноэкономической системы. Моногорода призваны стать примерами критического проявления рассогласованности взаимодействия бизнеса, общества и государства, отсутствия адекватных современным условиям механизмов согласования частных и общественных интересов как одной из важнейших проблем отечественной экономики.

В сложившихся условиях необходимо преодоление стереотипов о достижении всеобщего блага посредством частной собственности и как бы автоматической реализации частной фирмой общественных интересов. Сама российская действительность толкает к пониманию несостоятельности и бесперспективности политики государственного невмешательства в экономику и ухода государства от регулирования взаимодействия отношений и согласования интересов бизнеса и общества. Опыт современных развитых стран и тенденции развития всего западного капитализма доказывают неизбежность несения крупным бизнесом определенной социальной нагрузки и наличия в таком положении дел существенных преимуществ для общества и местной экономики в целом. Современная западная корпорация имеет значительно более широкий круг социальных обязанностей и ответственности по отношению к обществу. Такие задачи как обеспечение социальноэкономической стабильности и поступательного развития национальной экономики решаются государством совместно с крупным бизнесом, располагающим на то средствами, через современные формы и инструменты взаимодействия.

Таким образом, стабильность национальной экономики и преодоление кризисных явлений следует рассматривать в аспекте решения проблемы рассогласованности взаимодействия бизнеса и общества. Такая постановка вопроса напрямую связана с теоретическим и практическим поиском моделей эффективного регулирования деятельности современной фирмы как системы экономических субъектов и их интересов, границы которой простираются шире, чем это принято в классической теории фирмы и охватывают всю совокупность связанных с ее функционированием экономических участников, включая поставщиков, покупателей и местное сообщество.

В настоящее время регулирование деятельности современной фирмы как системы экономических субъектов и их интересов рассматривается в рамках теории корпоративного управления. Первоначально к его вопросам была отнесена проблема противоречий между интересами собственников компаний и ее наемным менеджментом и защита интересов первых от оппортунистического поведения управляющих в связи с разделением прав собственности и управления. Со временем в западных странах содержание корпоративного управления получило расширенное толкование. Поскольку в корпоративные отношения вовлекаются такие участники, как работники, поставщики, покупатели, органы государственной и местной власти, местное население, следовательно, в деятельность фирмы вплетается все большее количество интересов, имеющих противоречия и требующих согласования. Данное расширение состава участников корпоративных отношений вывело на первый план общественный характер современного производства, а основным вопросом западного корпоративного управления становится нацеленность на развитие производства для реализации интересов общества в целом.

Однако на уровне отечественной научной литературы, а также российских официальных структур, основную проблематику корпоративного управления по-прежнему связывают с защитой интересов акционеров в связи с обособлением прав собственности от прав управления. Рассматриваются и другие группы участников корпоративных отношений, но либо с опорой на зарубежный опыт [270] , либо как второстепенные группы. В качестве же ключевого отношения в корпоративном производстве видятся отношения между акционерами и менеджментом компаний [271] .

Основной задачей отечественного корпоративного управления ставится развитие российской экономики за счет создания условий для привлечения акционерными предприятиями инвестиций. Так, согласно Кодексу корпоративного поведения, разработанному Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг России в 2002 году в качестве рекомендаций участникам российского рынка ценных бумаг, «целью применения стандартов корпоративного поведения является защита интересов всех акционеров, независимо от размера пакета акций, которым они владеют. Чем более высокого уровня защиты интересов акционеров удастся достичь, тем на большие инвестиции смогут рассчитывать российские акционерные общества …, что окажет положительное влияние на российскую экономику в целом» [272] . В сравнении с нацеленностью корпоративного управления развитых западных стран на реализацию общих интересов участников корпоративных отношений, такая задача представляется нам довольно упрощенной, а подлинные сущность и потенциал использования корпоративного управления еще пока недооцененными.

Кроме того, для российского крупного бизнеса характерна концентрированная собственность инсайдеров, когда его доминирующие собственники являются одновременно и управляющими компаний. Подобное объединение в одном лице собственника и менеджера в российских предприятиях ставит под сомнение имеющийся акцент в корпоративном управлении на отношениях между ними. О необоснованности указанного выше толкования проблематики корпоративного управления свидетельствует и практика корпоративных конфликтов в отечественной экономике, преобладающих между различными группами акционеров, а также между акционерами и другими группами участников корпоративных отношений, а не между акционерами и управляющими.

Современная корпорация как система характеризуется множественностью противоречий входящих в нее экономических интересов, – как между непосредственными участниками производства, так и между внутрифирменными интересами и интересами других заинтересованных в деятельности компании лиц. Вместе с тем, в деятельности крупных корпорациях наиболее наглядно проявляется противоречие частных интересов бизнеса и интересов общества. Современное производство по мере развития и расширения все более настойчиво выводит на первый план свой общественный характер, когда игнорирование интересов общества становится невыгодным уже постольку, что оно выступает своеобразными оковами дальнейшего роста предприятий, бизнеса.

Для современных крупных бизнес-структур на первое место выступает их долгосрочное выживание, поэтому традиционная частная прибыль не может более служить для них определяющим интересом. В целях стабильности функционирования для современных корпораций гораздо более важными стали долгосрочные и взаимовыгодные отношения с поставщиками и прочими контрагентами, доверительные отношения с покупателями и местным сообществом, окружающим его социумом. Согласование и оптимальное сочетание противоречивых интересов бизнеса и общества выступает необходимым условием целостности, устойчивости и долгосрочного выживания первого, а, с другой стороны, – стабильности и процветания второго. Объективные экономические обстоятельства возлагают на корпоративное управление в качестве непреложной обязанности стать формой движения экономических интересов всех участников корпоративных отношений, способом существования их противоречий и организации процессов их согласования.

Проблематика корпоративного управления должна быть адекватной потребностям развития общественного капиталистического производства и содержанию современных корпоративных отношений, включать в себя вопросы функционирования всей системы интересов участников корпоративного производства, и быть нацеленной на эффективность деятельности производства в интересах всего общества.

В российской же практике в отношениях между бизнесом и обществом определяющим является реализация частного интереса. Именно данный интерес задает цель функционирования отечественного бизнеса, направленную соответственно на его реализацию в ущерб остальным интересам. Посредством реализации крупным производством лишь частного интереса своего собственника, в региональных и муниципальных образованиях нарушаются связи предприятия, объективно создающего их экономику, с зависимым от него местным социумом, с социально-экономической сферой региона, что приводит к его кризисным явлениям.

Нередко частный интерес собственника крупного отечественного бизнеса принимает форму лично-имущественного интереса, а не классической частнособственнической прибыли. Так, в кризисный период усилия ряда собственников крупного российского бизнеса были направлены не на стабилизацию финансово-экономического положения своих предприятий, не на выполнение своих социальных и бюджетных обязательств, не на создание какой-либо социально-экономической стабильности в регионах расположения своих производств, то есть не на реализацию общественных интересов, а на свои сугубо личные имущественные интересы – на «спасение» своих активов путем увода средств из собственных предприятий.

Одной из распространенных схем выведение средств из собственных предприятий является, например, трансфертное ценообразование. Готовая продукция реализуется через подконтрольные тому же собственнику структуры, в которых оседает и затем переходит в личную собственность ценовая разница, оставляя тем самым производственное предприятие без прибыли, необходимой для модернизации и развития производства. По некоторым данным в отечественных компаниях угольной отрасли посредством использования оффшорных схем по ценам, отличающимся на 30–54 % от мировых цен, осуществляется более 80 % экспорта угля [273] .

Примером преследования крупными российскими собственниками предприятий личных интересов в ущерб общественным в своей хозяйственной деятельности является реализация в сентябре-октябре 2008 года «разгромной» дивидендной политики. Практически все крупнейшие предприятия страны в лице своих собственников объявили о выплате дивидендов по итогам либо шести, либо девяти месяцев 2008 года, а в некоторых случаях даже сразу за несколько предыдущих лет. Примечательно, что данные решения о выплате дивидендов были приняты именно тогда, когда стало ясно, что кризис неминуем. Осознанно оставив свои предприятия без оборотных средств, необходимых для своевременного выполнения производственных, финансовых, бюджетных и социальных обязательств, собственники, тем самым, усугубили кризисные явления, подорвав социально-экономическую ситуацию в целых городах и регионах, жизнь которых находится в прямой зависимости от таких предприятий [274] .

Для выхода из кризиса российской экономики необходимо понимание приоритета общехозяйственных целей и интересов в отношениях бизнеса и общества при регулировании деятельности современного бизнеса. И главная роль в этом процессе, на наш взгляд, должна принадлежат государству. Таким образом, отношения между современным бизнесом и обществом должны быть направлены на реализацию интересов всей общехозяйственной системы, на обеспечение не только необходимого непрерывного движения самого производства и его поступательного развития, но и на соответствующее функционирование составляющего и окружающего его социума.

6.9. Направления государственной антикризисной политики

Вторая половина 2008 года ознаменовалась глобальными потрясениями мировой экономической системы. Экономический кризис, зародившийся в США в сфере ипотечного кредитования, охватил затем в целом американскую банковскую систему, поставленную на грань массового банкротства. Только беспрецедентная в мировой истории государственная поддержка, вылившаяся в фактическую национализацию крупнейших банков США позволила отчасти смягчить разрушительные последствия кризиса. Однако данные меры не могут его отменить. Цепной характер кризиса проявляется в его распространении на новые отрасли и сферы экономики.

Отличительная черта данного кризиса состоит в глобальном характере. Он практически мгновенно охватил все развитые страны мира. Не могла остаться в стороне и экономика России. Падение мирового экономического производства привело к резкому снижению цен на продукты российского экспорта: энергоносители, металлы, сырьё, удобрения и пр. В этом находит проявление вторичный, несамостоятельный характер современной российской экономики, являющейся сырьевым придатком развитых странах мира.

Резкое снижение объёмов производства в добывающих отраслях промышленности неизбежно привело к кризисному состоянию обрабатывающие отрасли и сферу услуг. Вторая причина ускорившегося кризиса – финансовая. Российские предприятия и банки перестали получать дешёвые кредиты от финансовых структур Запада, которым они задолжали более 500 млрд. долларов. Это привело к росту цен на кредитные инструменты в России и резкому сокращению кредитования реального сектора экономики. Как следствие – падение объёмов производства во всех отраслях экономики.

Мировой экономический кризис заставил государство принимать активные, зачастую беспрецедентные меры государственного воздействия на экономику. Интересно в этой связи рассмотреть государственную политику по преодолению кризиса в таких странах как США, Россия и Китай.

В России государство на начальном этапе кризиса в качестве приоритетной сферы для поддержки выбрало банковскую деятельность, которой из резервных фондов были предоставлены сотни миллиардов долларов. Однако механизм контроля за выделенными средствами не был предусмотрен. Это привело к тому, что банки просто конвертировали полученные средства в зарубежную валюту и вывели их в зарубежные активы. Это, наряду с другими причинами, способствовало девальвации рубля и оттоку капиталов за рубеж. Цели же декларированные правительством – кредитование реального сектора экономики были не выполнены.

В США в аналогичных условиях государство пошло на национализацию крупнейших банков страны. Подобную меру провело также правительство Великобритании. Это способствовало реальному государственному контролю за финансовыми потоками и поддержке реального сектора экономики.

Ключевое место в антикризисных мерах государства должна занимать инновационная сфера. Страна, которая сумеет осуществить структурную перестройку, формирование инновационной экономики, выйдет из кризиса окрепшей и конкурентоспособной, станет лидером экономического и научнотехнического прогресса.

Если с этой точкой зрения сравнить мероприятия проводимые правительством США и России в автомобилестроении, то можно отметить следующее. В России с целью поддержки национальных авто-производителей государство половину кредитной ставки компенсирует. Это позволяет стимулировать потребительский спрос и поддержать российские автозаводы. В тоже время модели, которые выпускают авто-производителей России отстают от современных аналогов на 30–40 лет и тем самым происходит консервация технической отсталости отечественных производителей.

Нам представляется, что лучше было бы инвестировать средства либо в разработку современных моделей автомобилей, либо покупку лицензии для их производства. Американское правительство идёт именно по такому пути, выделив 2 млрд. долл. на производство инновационного продукта – разработку новых моделей с гибридными и электрическими двигателями. Например, с 1 июня 2009 г. при покупке авто с гибридным двигателем американцу предоставят налоговый вычет в размере 7 тыс. долл., а разница цен между бензиновыми двигателями и гибридными (от 5800 до 6200 долл.) возвращается, как покупателю, так и производителю. Таким образом стимулируется производство и потребление инновационной продукции.

Большое внимание в развитых странах мира уделяют энергосбережению. Экономический кризис показывает, что с существующим уровнем энергозатрат, производство не может функционировать эффективно. По всему миру идёт поиск энергосберегающих технологий как на производстве, так и в быту – не случайно поэтому американское правительство выделяет 11 млрд. долл. на модернизацию энергоносителей и 2,5 млрд. долл. на модернизацию жилья для повышения энергосбережения. Подобные программы существуют в Китае и Европейском союзе.

Все страны миры понимают роль и значение потребительского спроса в преодолении экономического кризиса. Во всех странах произошло резкое снижение потребительского спроса и все государства пытаются тем или иным способом его активизировать. В качестве положительного примера можно привести Китай. Экономика Китая, ориентированная на экспорт в условиях мирового кризиса могла понести огромные потери. Однако этого не произошло. Всего за полтора года Китай переориентировал свою экономику на внутреннее потребление. Цены на все группы потребительских товаров резко упали. Это является следствием, как государственной политики (снижение налогов, льгот, субсидий, и прочее), так и продуманной стратегии китайского бизнеса. Дешёвые автомобили стоят 4000 долл. и при этом имеется система скидок. Деревенским жителям (а их более 700 млн.) предоставляется скидки в размере 10–13 % от стоимости товара. Банк Китая установил процентную ставку по ипотечным кредитам в размере 7 %, аналогично поступили и коммерческие банки. Следствием всего этого явилось оживление экономической активности. Китай единственный из развитых стран мира по прогнозным оценкам в 2009 году покажет рост ВВП на 6–7 %.

В России попытки стимулировать потребительский спрос не дают ожидаемого эффекта. Это связано, как нам представляется с хронической бедностью подавляющей части населения страны. Если в США доля заработной платы в ВВП составляет 60 %, то в России менее 30 %. Проблема усугубляется плоской шкалой подоходного налога, который как известно в России составляет 13 % независимо от уровня дохода. В результате государство не выполняет свою важнейшую функцию – перераспределительную. Подобного нет ни в одной развитой стране мира. Это приводит к чрезмерной дифференциации доходов населения России. Коэффициент дифференциации доходов (отношение доходов 10 % самых богатых и 10 % самого бедного населения) в России составляет 17, а в странах Европы колеблется от 3–5 раз. В этих условиях формирование устойчивого внутреннего потребительского спроса невозможно. Реформирование механизмов перераспределения общественного богатства России, борьба с бедностью должна являться важнейшим приоритетом в антикризисных мероприятиях государства.

Важной антикризисной мерой являются инвестиции в человеческий капитал. Выход из экономического кризиса невозможен без качественных преобразований в человеческом капитале, его структурной трансформации, повышения уровня интеллектуальности и мобильности. Это предполагает массовое обновление знаний у работников, перестройку системы профессионального образования, государственное регулирование рынка труда и другие. Во многих странах есть понимание значимости данных мероприятий. В США инвестиции в человеческий капитал лежат в основе антикризисного плана Б. Обамы. Они в частности предусматривают строительство, модернизацию и техническое переоснащение начальной и высшей школы (20 млрд. долл.), проведение переподготовки учителей, создание компьютерных и научных лабораторий в классах (1 млрд. долл.), увеличение государственных стипендий студентам на 500 долларов (15,6 млрд. долл.), компьютеризация здравоохранения и усовершенствование информационных технологий (20 млрд. долл.), разработка программы для рабочих и молодёжи в новых секторах экономики (2,8 млрд. долл.), поддержание программы льгот при растущей безработице (27 млрд. долл.) и другие.

В России инвестиции в человеческий капитал незначительные. Сфера образования и здравоохранения могут только мечтать об инвестициях подобных американским. В период кризиса и массовой безработицы необходимо создание общенациональной программы создания рабочих мест и переобучения работников. Государство должно через налогово-кредитные механизмы стимулировать этот процесс. Меры могут приниматься самые разнообразные. Это бонусы для фирм, создающих новые рабочие места, оплата обучения работника, повышающего квалификацию, налоговые льготы для фирм занимающихся инновацией и другие. В России очень низкая мобильность человеческого капитала, как территориальная, так и профессиональная. Работник чаще всего не в состоянии поменять своё рабочее место в региональном аспекте. Отсутствует равноценное жильё, социальные услуги и прочее. Государство должно брать на себя «издержки», связанные с переездом работника, более того всячески стимулировать его через систему преференций и льгот.

Традиционным антикризисным средством является стимулирование инфраструктурных проектов. Кризисы XX века преодолевались прежде всего за счёт данных мер. Государство строило дороги, жильё, другие инфраструктурные объекты и за счёт мультипликативного эффекта вытягивало экономику из кризиса. Не случайно поэтому и сейчас США планируют затратить 30 млрд долл. на строительство и модернизацию дорог и мостов. Однако в настоящее время, в условиях инновационной экономики в развитых странах мира данное направление не может быть приоритетным. Иначе обстоит дело в России. В условиях отсталой инфраструктуры любые инфраструктурные проекты не только способствуют выводу экономики из кризиса, но и создают более прогрессивную структуру экономики в целом. В этой связи государство должно при необходимости либо входить в капитал строительных компаний, либо выкупить их или национализировать. Необходимо реанимировать ипотеку путём субсидирования процентной ставки и развивать массовое строительство социального жилья.

В целом, оценивая ход протекания современного глобального экономического кризиса можно сделать следующие предварительные выводы. Посткризисная архитектура мирового хозяйства претерпит существенные изменения. Они касаются как стран – лидеров экономического развития, так и структурных характеристик производительных сил и качественно иного содержания производственных отношений. Существенно упрочит своё положение Китай, демонстрирующий даже в период кризиса экономический рост. Эпоха американского доминирования заканчивается. Европейский союз, Индия попытаются упрочить своё положение в глобальной экономике.

Экономический кризис ускорит процессы структурной перестройки производительных сил развитых стран мира. Отрасли и секторы, связанные с высокими технологиями, и в целом инновационная сфера упрочат свои позиции. Социализация и планомерность в развитии экономических отношений общества значительно повысятся. Уже сейчас в Евросоюзе доля государства в ВВП выросла до 45–50 %. По этому пути идут сейчас США, в Китае она ещё выше. Роль государства в экономической жизни развитых странах мира повысится. Наряду с чисто рыночными регуляторами на экономику всё более будут воздействовать директивные механизмы, исходящие от государства и международных союзов. Произойдёт трансформация финансовой системы и мировой резервной валюты.

Мировой экономический кризис – это вызов для экономики России. Адекватный ответ может быть дан только путём формирования инновационной экономики, на основе её структурных преобразований, и приоритетного развития человеческого капитала. Только такой путь позволит обеспечить конкурентоспособность экономики России в глобальном мировом хозяйстве XXI века.

Глава 7 Типология мирового финансовоэкономического кризиса и целевая доминанта антикризисной политики [275]

7.1. Возникновение и развитие глобальной гиперконкуренции

В условиях глобальной информационно-сетевой экономики, развертывания системного финансово-экономического кризиса и резкого обострения конкурентной борьбы на мировых рынках возникает целый класс новых явлений и процессов, которые требуют нового научного осмысления и систематизации, концептуального теоретико-методологического исследования и обоснования их сущности, характеристики экономического содержания и форм проявления, а также разработки нового категориального аппарата и введения в научный оборот системы новых взаимосвязанных понятий [276] .

С начала XXI века начал развертываться процесс управляемопрограммируемого перехода всех стран мира к глобальной информационносетевой экономике, к шестому инфо-космо-нано-биотехнологическому укладу, что обусловлено разработкой и внедрением к 2020–2030 гг. новых прорывных интегрально-сетевых технологий (в т. ч. на основе новых комбинаций космо-, нано-, био– и инфо-технологий), тотально охватывающих все сферы и все уровни социально-политической и финансово-экономической жизни человеческого общества, а также формированием качественно нового глобального экономического порядка.

В XXI веке, на наш взгляд, следует говорить о возникновении качественно нового вида конкуренции – гиперконкуренции или глобальной инновационной гиперконкуренции, т. е. управляемом гиперконкурентном развитии глобальных рынков в условиях использования опережающих доминантных инноваций, обусловливающей интеграцию в глобальные структуры и включающих новые передовые методы программируемого, управляемого воздействия на цели, мотивы, интересы, потребности и экономическое поведение людей (партнеров, потенциальных конкурентов, потребителей и др.) с целью получения запрограммированных выгод и эффектов.

В условиях всеохватывающей глобализации национальные государства, с одной стороны, во все большей степени, все более разнообразно и жестко конкурируют между собой за новые научные знания, за право контроля и регулирования ресурсов, информационных и финансовых потоков, за долю на мировых рынках, за собственность на интеллектуальный и информационный капитала, за право контролировать и управлять экономическими процессами, что во многом определяет их статусное лидерство и высокую конкурентоспособность на мировых рынках. С другой стороны, формируются новые глобальные (наднациональные) институты и центры управления, координации и контроля национальных, межрегионально-блоковых и мировой экономики в целом. Качественно меняются, становятся более гибкими, активными и тотальными основные концепции, модели, методы, механизмы и формы регулирования экономики и конкурентной борьбы на глобальном, национальном, межрегиональном, отраслевом и локальном уровнях.

Важнейшее место в современной глобальной экономике занимают крупнейшие транснациональные компании (Microsoft, IBM, Intel, Sony и др.). По нашему мнению, эти гиперкокурентные компании (корпорации) предлагают инновационные товары, услуги, сервисы обслуживания и управления, характеризующиеся глобальной инновационнотью. Глобальная инновационность характеризуется, прежде всего, предложением опережающих инновационных высококонкурентных товаров, услуг и сервисов с качественно новыми, во многом универсальными, полифункциональными функциями и потребительскими свойствами, на которые на мировых рынках предъявляется устойчивый спрос и которые получают статус глобальных новинок, брендов (дифференцированных по видам и маркам), формирующими и расширяющими новые ниши на глобальных рынках и формирующими и развивающими новые потребности и предпочтения потребителей большинства стран мира.

В связи с этим мы вводим новое понятие «глобальные инновационные гиперконкурентные компании или корпорации» (ГИГК). Здесь речь идет не просто о крупных традиционных промышленных корпорациях. Следует иметь в виду, что в современной глобальной информационноинновационной экономике все большая доля бизнеса ГИГК осуществляется в глобальной сети Интернет. Например, одной из ведущих компаний мира с многомиллиардной капитализацией является поисково-сервисная система Google, которая относится к классу и типу ГИГК. ГИГК отличает интегративно-комплексный, всеохватывающий подход к инновациям. Главными свойствами ГИГК являются глобальность, инновационность (инновационное опережение), гиперконкурентность. Их отличает крупный размер, доминирование на рынке, высокая капитализация, матрично-сетевая гибкая структурно-функциональная организация и эффективный интерактивный менеджмент. Именно ведущие мировые ГИГК обеспечивают высокий динамизм, инновационность, гиперконкурентность, лидерство на глобальных (все больше глобализирующихся мировых, национальных, региональных и локальных) рынках.

Следует различать понятия «инновационное опережение (опережающие инновации)» и «инновационное запаздывание (запаздывающие инновации)». Первое понятие выражает важнейшее свойство и функцию ведущих ГИГК-мировых лидеров, а второе понятие – традиционных компаний, находящихся в роли догоняющих, имитирующих и использующих посредством покупки лицензий у ГИГК и копирования их передовых инновационных разработок.

Важнейшей функцией ГИГК является их способность созидательно разрушать (конкурентно трансформировать) национальные, региональные, моно– и олигополистические рынки. Глобальная инновационная гиперконкуренция созидательно разрушает и целенаправленно трансформирует ее как по параметрам инновационности, так и по параметрам цены, качества, сервисности и прибыльности. ГИГК за счет опережающих инноваций разрабатывают новые глобальные брэндовые товары, продвигают и реализуют их на мировых (национальных, региональных, локальных) традиционных и виртуально-сетевых рынках, формируя, захватывая и расширяя на них соответствующие брендовые товарные, сервисные, финансовые и маркетингоуправленческие ниши. ГИГК отличает комплексный и всеохватывающий подход к инновациям.

Главной функцией и задачей передовых ГИГК является создание, продвижение и реализация гиперконкуренции (hypercompetition) или глобальной инновационной гиперконкуренции, которая базируется на передовых информационных научно-образовательных, ресурсно-технологических, финансово-экономических и организационно-управленческих инновациях, в конечном итоге – на технологиях глобального инновационного лидерства. Это предполагает постепенный переход от традиционной характерной для индустриальной эпохи ценовой конкуренции к конкуренции информационносетевой эпохи, базирующейся на гиперконкуренции новых знаний и продуктов, сетевых эффектов, качества, брендов и компетентностей. Лидирующие позиции на мировых рынках сегодня обеспечиваются использованием ИКТ, интеграции, интеллектуального капитала, креативных способностей работников и менеджмента компаний. Следует выделить такие важные свойства гиперконкуренции как инновационная креативность специалистов-носителей информационно-интеллектуального капитала и лидерство менеджмента ГИГК.

Современный мировой рынок ставит на первое место в вопросах конкуренции инновационные технологии, товары и услуги, пользующиеся глобальным устойчивым повышенным спросом (например, сегодня это биотехнологии, нанотехнологии, технологии объемного Зй-видеоформата). Пользующиеся устойчивым повышенным спросом на мировых рынках новые знания, новые лидерские (опережающие) методы конкурентной борьбы и менеджмента, инновационные технологии и товары являются важнейшими факторами глобальной инновационной гиперконкуренции.

Инновационная гиперконкуренция чрезвычайно изменчива, динамична и мобильна, так как никакое конкурентное преимущество, включая статуснобрендовое и инновационно-технологическое, не может существовать вечно, со временем оно нивелируется, теряет силу. Поэтому компании, реализующие стратегию глобального инновационного лидерства, должны активно и постоянно инвестировать в новые разработки, в квалифицированных специалистов, в менеджмент, осуществлять захват и удержание инновационных ниш на мировых рынках, участвовать в международных технологических трансферах инноваций, чтобы оставаться глобальным статуснотехнологическим лидером. Это под силу только наиболее крупным передовым корпорациям – глобальным лидерам, т. е. ГИГК.

Современный опыт функционирования ГИГК показывает, чтобы захватывать и сохранять рыночное лидерство компании необходимо не только использовать конкурентные преимущества, интеграцию бизнеса, технологическую имитацию, рекомбинирование компетентностей, но и превращать слабые стороны в сильные, что обычно осуществляется на основе инновационного обновления, технологического и статусного доминирования, а также активного использования гибких интерактивных методов конкурентной борьбы, базирующихся на принципах опережения и программирования (управленческого манипулирования) экономическим поведением потенциальных конкурентов. Корпорация-гиперконкурент должна быстро усваивать новые знания, технологии, передовые методы конкурентной борьбы, компетентности и менеджмента, нести значительные расходы на агрессивно-опережающую конкуренцию по критерию «инновационность-затраты-цена-качество», преодолевать национальные границы и протекционные барьеры при быстром выходе на мировые рынки и захвате их значительной доли, гибко вовлекать в сферу своих интересов потенциально полезных партнеров.

Важнейшим условием глобальной инновационной гиперконкуренции является своевременный или опережающий выход ГИГК на мировые рынки с новым знанием, интеллектуальной инновацией менеджмента, технологически передовым инновационным товаром, что предполагает использование опережающих методов грамотного маркетинга, менеджмента и перспективное позиционирование на мировых рынках. Целевыми характеристиками и основными показателями глобальной инновационной гиперконкуренции выступают глобализационное статусное и технологическое лидерство, захват и удержание значительной доли мирового рынка, формирование и поддержание устойчивого повышенного спроса на производимую данной компанией инновационную продукцию, глобализационное закрепление и защита прав и границ интеллектульной собственности, инновационности, брэндов, товарных знаков и статуса ГИГК, рассматриваемых как индикаторы экономической силы, мощи и ролевой статусности глобальной компании на мировых рынках.

В результате реализации стратегии глобальной инновационной гиперконкурентности ГИГК получает определенное время инновационную гиперконкурентную прибыль, статусно-брендовую и информационноинновационную ренту. Мы считаем логичным ввести новое понятие «защитная многослойная гиперконкурентная среда». Современные передовые ГИГК в условиях обострения конкурентной борьбы на мировых рынках формируют защитную многослойную гиперконкурентную среду-оболочку, которая служит целям закрепления и сохранения достигнутых глобализационных конкурентных преимуществ, защиты ведущих конкурентных позиций ГИГК от атак конкурентов.

В данной защитной многослойной гиперконкурентной оболочке ГИГК получают возможность на определенное время оградить себя от атак других конкурентов и обеспечить концентрацию ресурсов и сил на разработке и продвижении доминантной, опережающей глобальной гиперконкурентной инновации. В то время, когда конкуренты с трудом, расточая силы и теряя время на преодоление гиперконкурентной оболочки ГИГК, вторгаются на уже освоенные данной ГИГК старые рынки, ГИГК осуществляет эффективную стратегию концентрации сил и ресурсов по освоению новой инновационной технологии, формированию и захвату максимально большого сегмента глобального рынка нового товара, услуги, что обеспечивает данной ГИГК конкурентное лидерство и получение в обозримом будущем инновационной гиперконкурентной прибыли, статусно-брендовой и информационно-инновационной ренты.

В условиях гиперконкуренции непрерывно появляются новые конкурентные преимущества, которые уничтожают или нейтрализуют конкурентные преимущества противника, ломая традиционный рыночный статус-кво и создавая неравновесное состояние рынков, что способствует их созидательным изменениям и трансформациям. В условиях современной гиперконкуренции определенное конкурентное преимущество временно, преходяще. Поэтому сегодня ГИГК с помощью новейших методов опережающей конкурентной борьбы, креативного менеджмента, программирования и манипуляционного управления экономическим поведением потенциальных конкурентов, потребителей и партнеров, вынуждены постоянно создавать, воспроизводить и обновлять конкурентные преимущества на основе новых знаний и на новой инновационно-технологической базе.

7.2. Энтропийный и синергийный типы экономических систем

Мировая и национальные хозяйственные системы в современных условиях вступили в эпоху динамично развертывающегося, ускоряющегося и самовоспроизводящегося глобального системного финансово-экономического кризиса. Важнейшей задачей экономической науки сегодня является исследование природы и характера глобального финансового кризиса, выявление его существенных свойств и качественных характеристик, а также определение его типа и форм проявления. Наиболее плодотворно данное исследование проводить на основе новой теоретической парадигмы, которую мы назвали субстанционально-информационной парадигмой общественного развития. Новая парадигма имеет новую методологию исследования, основу которой составляет методология системно-информационного содержательного анализа, а также требует разработки нового категориального аппарата и нового аналитического инструментария.

Субстанционально-информационная парадигма общественного развития базируется на ряде базовых положений [277] . В основе единства многообразной социально-экономической реальности лежит единый субстанциональный принцип бытия, реализующий свою сущность как общее информационное содержание всех многообразных явлений данной реальности. Развитием этого положения является тезис об информационном единстве мира. Главной предпосылкой является методологическое положение о том, что условием, основой и целью развития целостно существующей экономической реальности является накопление целесообразной информации и совершенствование средств ее обработки и использования творческими субъектами-инноваторами. Разнообразные экономические явления и процессы (стоимость, цена, деньги, инфляция, прибыль, процент, рента и др.) имеют информационную природу. Когда речь идет об информации как о субстанции экономических явлений, то имеется в виду, прежде всего, выявление имманентно присущей всем разнообразным экономическим явлениям единой субстанциональной основы, которая реализуется как их общее информационное содержание.

При этом решающую роль призвана играть новая методология научного исследования, основу которого составляет интегральный междисциплинарный подход к исследованию и универсальный метод информационного содержательного анализа. Использование универсального инструментария содержательного информационного анализа позволит выявить закономерности и особенности современного этапа социальноэкономического развития и разработать целостную концепцию трансформации общественных систем с учетом реально происходящих и постепенно набирающих силу глобальных процессов эволюционной трансформации всемирного хозяйства в новую высоко организованную систему информационного типа.

На наш взгляд, главная проблема управления информационными процессами в обществе – это, прежде всего, проблема информационных взаимодействий (отношений) между субъектами, управляющими функционированием и развитием сложных социально-экономических систем и подсистем. При этом анализ должен быть перенесен с процессов спонтанного, стихийного проявления самоорганизации системы на раскрытие механизмов функционально-целевого управления этими процессами путем информационного моделирования, программирования и контроля. Особое внимание должно быть уделено исследованию причинно-следственных связей, возникающих между последовательностью и характером принимаемых соответствующими субъектами управления решений и обусловленных ими последовательностью изменений состояния, информационных параметров, меры организованности социально-экономической системы.

Развитие экономической системы представляет собой не стихийный, а программируемый и управляемый процесс. Экономика – это всегда управляемая система, в которой всегда есть соответствующий субъект управления. В рамках информационной парадигмы социально-экономического развития общества закономерен и логичен вывод о том, что стихийно развивающейся экономики в реальной действительности нет, а экономическая система без соответствующего субъекта управления в принципе существовать не может.

Когда речь идет о таком сложном системно организованном явлении как современная экономика, то эффективное управление ею чрезвычайно затруднено без построения соответствующей информационной модели и ее анализа. Методы информационно-аналитического программирования позволят проанализировать будущие изменения состояния и отдельных параметров экономической системы, происходящих в результате принимаемых соответствующими субъектами управления тех или иных решений. На этой основе могут быть разработаны многовариантные матрицы принимаемых управленческих решений, позволяющие выбирать наиболее эффективные варианты управления экономической системой, учитывающие возможные изменения ситуации, поведение конкурентов и максимизирующие интегральные выгоды общества с точки зрения информационного критерия.

В рамках информационной парадигмы логично поставить вопрос о существовании в человеческом обществе интегральных (синергийных) информационных эффектов (социальных, экономических, этнокультурных и др.), которые начинают проявляться с наибольшей полнотой на информационной стадии общественно-исторического развития [278] . Информационносетевые мультипликационные эффекты – это эффекты от инноваций, это синергийно-сетевые (интегральные) эффекты, выражающиеся в различных формах.

В результате инноваций повышается эффективность использования факторов производства, под воздействием ИКТ начинает действовать закон возрастающей отдачи. Если в индустриально-рыночной экономике действует закон убывающей предельной доходности, то в информационно-сетевой экономике начинает действовать закон возрастающей предельной доходности. Действие этого закона обусловлено целым рядом факторов: инновациями и возникновением положительных синергийно-мультипликационных эффектов.

В высокотехнологичной экономике синергийного типа возникает информационная рента, которая имеет также синергийную природу. Информационная рента – это важнейшая категория информационной экономики, которая может быть определена как производимая на базе нового научного знания и присваиваемая собственником капитализируемых информационных ресурсов дополнительная прибыль, которая получена в результате капитализации (разработки, внедрения, накопления, тиражирования и реализации) нововведений в экономике, прежде всего, в информационном секторе, включая научно-образовательную сферу. Информационная рента – это долговременный дополнительный эффект, получаемый от владения и использования информационно-интеллектуального капитала (нематериальных активов), в структуре цены реализуемого информационного продукта (услуги) составляет довольно значительную долю получаемой собственником прибыли [279] . Информационно-инновационная рента, имеющая информационно-сетевую природу, – это долговременный дополнительный интегральный эффект, получаемый от владения и использования информационно-интеллектуального капитала (нематериальных активов), капитализируемых инноваций [280] .

И порядок, и хаос в социально-экономических системах всегда детерминированы действиями тех или иных субъектов управления, отношения между которыми могут быть описаны законами информации и закономерностями информационного обмена. Мерой порядка (упорядоченности) или хаоса (дезорганизованности) социально-экономической системы является информация в своих определенных количественных и качественных характеристиках.

Положение об информационной упорядоченности социальноэкономических систем предполагает наличие управляемости развитием данных систем. В рамках данного подхода верно следующее положение: и порядок и хаос в социально-экономических системах всегда детерминированы действиями тех или иных субъектов управления, отношения между которыми могут быть описаны законами информации. Мерой упорядоченности или хаоса социально-экономической системы является информация в своих определенных количественных и качественных характеристиках [281] .

В рамках развиваемого нами методологического подхода существует два основных типа общественных (социально-экономических) систем: синергийного типа (синергийно-инновационного) и энтропийного типа (энтропийно-инерционного). Общественная система синергийного типа характеризуется четко заданной творческим субъектом управления целевой доминанты развития, ростом меры целесообразности и организованности, повышением уровня порядка (упорядоченности) и иерархичности, улучшением качества структурно-функциональной организации, получением положительных интегрально-синергийных эффектов, увеличением информационной емкости и энергетического потенциала данной системы в целом и всех ее элементов. Синергийно-инновационная система развивается в соответствии со своей генетической природой и целевой доминантой развития (целевым функциональным предназначением).

Развитие синергийной общественной системы (синергийной экономики) осознанно управляется творческим субъектом, посредством системно-целостной синергийной логики принятия управленческих решений реализующим выбранные и поставленные социально значимые цели и интересы, в результате чего данная система качественно совершенствуется и количественно обогащается, все более и более полно реализует свою системную целостность, устойчивость и жизнеспособность (увеличивается интегральное единство элементов) и все более и более полно реализует свое главное функционально-целевое предназначение, все более и более соответствует своей генетически заданной природе.

Общественная система энтропийного типа характеризуется нечетко заданной творческим субъектом управления (или отсутствием) целевой доминанты развития, уменьшением меры целесообразности и организованности (ростом дезорганизованности), снижением уровня порядка (ростом неупорядоченности) и иерархичности, ухудшением качества структурнофункциональной организации, получением отрицательных интегральноэнтропийных эффектов, уменьшением информационной емкости и энергетического потенциала данной системы в целом и всех ее элементов.

Развитие энтропийной общественной системы (энтропийной экономики) управляется творческим субъектом, посредством асистемно-фрагментарной энтропийной логики принятия управленческих решений реализующим выбранные и поставленные асоциальные (эгоистические) цели и интересы, в результате чего данная система качественно деградирует и количественно беднеет, все более и более приобретает асистемность и фрагментарность (увеличивается обособленность элементов), все более и более теряет свою системную целостность и не реализует свое главное функционально-целевое предназначение, все менее и менее соответствует своей генетически заданной природе.

Целевая доминанта развития (целеполагание развития) общественной системы бывает двух видов: позитивное целеполагание и негативное целеполагание . Творческие субъекты управления бывают двух основных типов: синергийные субъекты управления, которые являются носителями системно-синергийной логики принятия управленческих решений, и энтропийные субъекты управления, которые являются носителями асистемно-фрагментарной энтропийной логики принятия управленческих решений.

Современная экономическая система имеет чрезвычайно сложную структурно-функциональную организацию, в которой отдельные подсистемы и элементы приобретают все более и более черты сложного интегрального целого, что в условиях перехода к информационному обществу с экономикой знаний означает повышение роли творческой личности человека, генерирующего новые знания, роста значимости научного управления, усиление роли планирования, контроля, прогнозирования и предвидения на основе использования новых методологических подходов и инструментария экономической науки инновационно-синергийного типа. С учетом всего вышесказанного мы вводим такие понятия как «управляемый устойчивый экономический рост» и «управляемый (программируемый) кризис».

Основы теоретико-методологических подходов к исследованию энтропийной экономики и синергийной экономики разработаны нами в рамках информационной парадигмы и изложены в ряде работ [282] .

7.3. Системно-энтропийный характер мирового финансовоэкономического кризиса

Современная либерально-рыночная модель развития глобальной и российской экономики относится к экономике энтропийно-инерционного типа. Либерально-инерционная модель рыночной экономики имеет энтропийную природу, инфляционна по устройству и неустойчива, несбалансированна по содержанию. В этой модели изначально нарушено самое главное равновесие – равновесие между товарной и денежной массой (между реальными активами и финансовыво-денежными активами, деривативами). Эта основополагающая первичная деформация порождает ряд производных деформаций. Первоначальная несбалансированность реального сектора экономики (реально производимой и обращающейся величины товаров и услуг) с финансово-спекулятивным сектором (неконтролируемо эмитируемой и обращающейся массой необеспеченных денег) детерминирует вторичные несбалансированности во всех сферах и отраслях экономики, а также на всех фазах общественного воспроизводства.

Ныне господствующий тип финансово-рыночной экономики, базирующейся на необеспеченных реальными активами эмиссионных (долларовых, деривативных, фондовых) пирамидальных структурах (массивах, потоках, запасах) мы относим к экономическим системам энтропийного типа. На наш взгляд, основой глобального кризиса является несовершенство структурной организации рыночной системы как таковой. В основе ее строения лежит пирамидальная структура или «пирамидальная организация» структуры рыночного хозяйства и мировой валютнофинансовой системы.

В рамках развиваемой нами концепции мы обосновываем положение о том, что современный кризис – это системный гуманитарноуправленческий, финансово-экономический кризис, в рамках которого следует говорить о кризисе старой парадигмы развития, о кризисе генотипа глобальной индустриально-рыночной системы, о качественном структурноциклическом трансформационном кризисе мирового хозяйства, о кризисе самой модели (типа) мировой экономики, кризисе старых институтов, структур, механизмов регулирования и методов управления. В основе данного кризиса лежит комплекс глубинных противоречий, присущих ныне действующей энтропийной индустриально-рыночной модели глобальной финансово-экономической системы.

Неустойчивость, разбалансированность, неуправляемость (потеря управляемости) последней в настоящее время резко возросла Недавние потрясения на глобальных сырьевых, фондовых и финансово-валютных рынках мира и России есть проявление системного кризиса индустриально-рыночной модели хозяйствования как таковой. Они сигнализируют о признаках осуществляющегося глобального системного кризиса (тотально охватывающего все уровни мирового хозяйства и включающего в себя несколько этапов, видов, волн), связанного с глобальной трансформацией индустриального общества с экономикой рыночного стихийно самоорганизующегося типа в новую высокоорганизованную форму информационного общества с информационно-сетевой экономикой преимущественно инновационно-синергийного целенаправленно программируемого (управляемого) типа [283] .

В книге «Конец знакомого мира» американский социолог Иммануэль Валлерстайн, исследующий социальные процессы современного мира, приходит к выводу, что сложившаяся историческая система вступила в критическую фазу, характеризующуюся системным кризисом капиталистического миро-хозяйства. По его мнению, начавшаяся в 1967–1973 гг. нисходящая фаза кондратьевского цикла усугубила системные противоречия капиталистического производства, которые достигли такого уровня, что уже не могут быть разрешены за счет незначительных модификаций.

Проведенный анализ позволил нам еще в 2000 г. утверждать о наличии системного кризиса генетических основ рыночной цивилизации, ее закате и трансформации в новую информационную цивилизацию с присущими ей информационными законами развития и информационными технологиями и методами управления [284] . В сентябре 2008 г., когда глобальный кризис начал делать первые шаги, когда большинство экспертов заявляли, что этот кризис локально-американский, что данный кризис не коснется России, мы сделали принципиальный вывод о системном характере развертывающегося глобального кризиса и о кризисе самой либеральной модели рыночного развития [285] .

Подобную позицию занимает известный отечественный экономист В.Т.Рязанов, который обосновывает положение о том, что наступивший кризис при всей важности его финансовой составляющей вполне оправданно трактовать в качестве системного кризиса. По его мнению, нынешний кризис выступает как «кризис модели глобального либерализма, свидетельствующий о подрыве фундаментальных оснований современного мирохозяйственного устройства и господствующих либеральных экономических теорий» [286] .

Современный кризис обусловлен глобальной трансформацией индустриального общества с экономикой индустриально-рыночного типа в новую высокоорганизованную форму информационного общества с информационной экономикой инновационно-гиперконкурентного типа. Современную эпоху можно назвать эпохой постепенной трансформации и перехода общества от традиционной индустриально-рыночной системы хозяйствования к новой высоко организованной системе хозяйствования, основой которой является информационно-инновационный способ производства новых научных знаний, информационных продуктов, сервисов и услуг. Этот переход носит глобальный характер и затрагивает основополагающие принципы системной организации мировой системы хозяйства и большинства стран мира. Он характеризуется тем, что эпоха стихийного исторического развития человеческого общества закончилась и наступает эпоха его глобализационного программируемого, целенаправленного развития.

В условиях перехода к глобальной информационно-инновационной экономике и развития острейшего глобального финансово-экономического кризиса возникает целый ряд диспропорций и дисфункций старых механизмов регулирования и управления на нано-, микро-, региональном, национальном и глобальном уровнях. В рамках развиваемой нами концепции мы обосновываем положение о том, что сегодня как в мире в целом, так и в России и других странах возникли институциональные пустоты и управленческие ловушки, которые характеризуются тем, что в современных условиях старые институты и механизмы межгосударственного, государственного и рыночного регулирования становятся неэффективными, а новые институты и механизмы глобального регулирования и управления, адекватные информационно-сетевой эпохе, еще не созданы или только формируются.

Сегодня, в XXI веке, в условиях тотальной глобализации и гиперконкурентного развития мировых рынков необходимо теоретико-методологически обосновать и обеспечить постепенный переход к новой идеологии, концепции, модели развития, которая может быть определена как информационносетевая экономика с инновационно-гиперконкурентной доминантой развития, основанной на новых знаниях, ИКТ, методах активной гиперконкурентной борьбы и инновационно-управленческого опережения, сетевых эффектах, базисными элементами которой являются глобально-сетевые управленческие институты регулирования, а также глобальные инновационные гиперконкурентные компании. Очевидно, это требует смены парадигмы, самой концептуальной основы системной трансформации и развития российской экономики и всей мировой экономической системы.

7.4. Инновационно-синергийная доминанта антикризисной политики в ХХI веке

Сегодня, в XXI веке, в условиях тотальной глобализации и гиперконкурентного развития мировых рынков необходимо теоретико-методологически обосновать и обеспечить постепенный переход к новой парадигме, идеологии, концепции, модели развития, которая может быть определена как гиперконкурентная информационно-сетевая экономика с инновационно-синергийной доминантой развития.

Современную эпоху можно назвать эпохой постепенной трансформации и перехода общества от устаревшей энтропийно-рыночной системы хозяйствования, основой которой являются экстенсивный индустриальный способ массового производства товаров и услуг и стихийное саморегулирование, к новой высоко организованной системе хозяйствования, основой которой являются накопленные информационные ресурсы, передовые информационно-коммуникационные технологии, инновационно-синергийный способ производства новых научных знаний и информационных продуктов и услуг. Этот переход носит глобальный характер и затрагивает основополагающие принципы, генетические основания организации общества и экономик большинства стран мира. Он характеризуется тем, что эпоха стихийного исторического развития человеческого общества закончилась и наступает эпоха его сознательно планируемого (программируемого) направленного устойчивого развития. Современный кризис – это кризис старой индустриально-рыночной (энтропийно-либеральной) парадигмы, идеологии, концепции, модели развития мировой системы хозяйствования, которая должна быть заменена на новую инновационно-синергийную информационную парадигму (модель) общественно-экономического развития, формирования экономики знаний, где главную роль играет высококвалифицированный специалист, носитель интеллектуального капитала и креативно-инновационных способностей.

Российская экономическая модель во многом копирует энтропийный генотип, неустойчивость пирамидальных структур и воспроизводит системные риски глобальной индустриально-рыночной экономики. Системный характер глобального кризиса и энтропийная модель мировой экономики является реальной угрозой целостности российской государственности и национальной безопасности России. Реальный выход из кризиса, в котором сегодня оказалась экономика России, возможен только путем эволюционного вхождения в период глобальной трансформации общественных систем и постепенного перехода к новой информационно-сетевой модели развития, к качественно новому технологическому укладу или типу хозяйствования, который может быть обозначен как информационно-сетевая, инновационно-синергийная экономика или «экономика новых знаний и технологий управления, направленных на получение информационно-синергийных эффектов».

До тех пор, пока не будут устранены коренные причины сложившейся глобальной спекулятивно-финансовой системы опасность постоянного повторения, воспроизводства и интенсивности масштабных кризисов существует. Это означает, что выход из кризиса следует искать на пути радикального переустройства энтропийной идеологии, теории и модели «глобальной спекулятивно-финансовой экономики». Сегодня очень высока вероятность наступления новых (второй, третьей и др.) волн системного кризиса мировой экономики, постоянно ускоряющихся, усиливающихся и самовоспроизводящихся [287] .

Постоянное воспроизводство в современных условиях кризисных явлений в глобальном масштабе – это уже не просто проявление цикличности, а системная закономерность развития мировой экономики индустриальнорыночного энтропийного типа. Данный кризис воспроизводится через энтропийный механизм необеспеченной спекулятивной эмиссии американского доллара, надувание различного рода финансовых пузырей, многократного превышения объема деривативов и финансовых суррогатов над реальными активами. Целевой доминантой такой энтропийной либерально-рыночной модели с соответствующим типом воспроизводственно-финансового механизма является несправедливое перераспределение мирового валового продукта (мировых ресурсов, богатства) от стран-аутсайдеров, являющихся объектами управленческо-энтропийного воздействия, в пользу стран лидеров, являющихся субъектами принятия глобальных решений и реализующих свои конкурентные преимущества за счет стран-аутсайдеров.

Опыт последних десятилетий показывает, что рыночные механизмы стихийного саморегулирования не работают автоматически и дают системные сбои. Поэтому их необходимо дополнять инструментами межгосударственного, государственного и общественного регулирования, основанными на инновационно-синергийных методах управления.

Сегодня необходимо теоретико-методологически обосновать и обеспечить постепенный переход к новой модели развития, которая может быть определена как информационно-сетевая экономика с инновационно-синергийной доминантой развития, основанной на новых знаниях, креативно-инновационных методах и технологиях управления, включающих методы информационного содержательного анализа и целевого многовариантного программирования будущих результатов (многовариантных матриц принимаемых управленческих решений).

Современный мировой кризис – это системный кризис генетических основ индустриально-рыночной цивилизации, это – программируемый и управляемый кризис, у которого есть свои субъекты управления энтропийного типа, которые являются носителями энтропийного способа мышления и энтропийной логики (метода) принятия управленческих решений. Для его преодоления требуется использование методологии информационно-синергийного содержательного анализа, депрограммирования кризиса и информационного программирования стабилизации экономической ситуации в целях запуска и реализации управляемого устойчивого инновационнгого экономического роста.

На наш взгляд, реальный выход из кризиса, в котором сегодня оказалась экономика России, возможен только путем эволюционного вхождения в период глобальной трансформации общественных систем и постепенного перехода к новой информационно-сетевой модели развития, к качественно новому технологическому типу хозяйствования, который может быть обозначен как информационно-сетевая, инновационно-синергийная экономика или экономика новых знаний, креативно-ииновационных методов и технологий управления, направленных на получение информационно-синергийных эффектов и обеспечение устойчивого нравственно и социально ориентированного развития человеческого общества.

Заключение

Конец ХХ – начало XXI вв. для России явились периодом качественных перемен. Завершив в целом системную трансформацию экономики в направлении от планово-распорядительной к рыночной модели и встроившись в систему мирохозяйственных связей глобализующегося мира, Россия, как и мир в целом, в 2008 г. столкнулась с новым кризисом. Он был привнесен в нашу экономику извне и был инициирован обвалом ипотечного рынка США. Но в глобальной экономике последствия заокеанских событий очень быстро сказались и на нашей стране. Это вновь актуализировало, казалось бы в целом решенный, вопрос выбора механизмов, моделей и инструментария регулирования и управления социально-экономическим развитием.

Современный кризис показал, что чрезмерное увлечение внутри– и внешнеэкономической либерализацией неэффективно. В рамках антикризисных мер как правительства ведущих стран мира, так и наиболее влиятельные международные экономические организации в своей практической политике всё чаще стали отходить от либерально-рыночных стандартов в пользу усиления прямого государственного и межгосударственного регулирования. То есть, сегодня общемировой тенденцией является усиление государственного влияния на хозяйственную жизнь через систему традиционных и вновь создаваемых управленческих структур, в том числе и межгосударственных, а также наращивание государственной собственности, особенно в ключевых, стратегических отраслях.

Следовательно, традиционная экономико-теоретическая проблема соотношения плана и рынка в современных условиях посткризисного развития приобрела весьма прикладной смысл. Поискам методологии и инструментария разрешения данной проблемы и посвящены исследования, результаты которых представлены в коллективной монографии.

Они затрагивают как сугубо теоретические вопросы, связанные с обоснованием подходов к анализу динамики хозяйственных систем в контексте развития и протекания глобального кризиса, так и прикладные проблемы, касающиеся выбора государственных и рыночных методов антикризисного регулирования, разработки методов и механизмов обеспечения устойчивости социально-экономического развития и экономической безопасности, изучения направлений трансформации финансовых отношений в посткризисной экономике, особенностей посткризисного развития отраслей, регионов, предприятий и т. д.

Сегодня формируется облик российской экономики нового, 21 века. От того, насколько эффективным окажется преобразование всей системы общественных отношений в ходе осмысления кризиса и преодоления его последствий, зависит место России в посткризисном мире, в котором, несомненно, произойдет определенная переоценка ценностей и смещение хозяйственных приоритетов. Магистральное направление развития известно, это формирование в нашей стране устойчивой социально ориентированной экономики, основанной на инновациях.

Но вопрос о том, как обеспечить достижение этой цели, с опорой на имеющиеся ресурсы и мировой опыт, остается открытым. Ясно одно – на этом пути наиболее целесообразно использовать потенциал как государственного регулирования (и даже непосредственного административного управления), так и рыночной самоорганизации. В коллективной монографии сделана попытка сформулировать основополагающие научные подходы, позволяющие с минимальными затратами ресурсов достичь поставленной цели социально-экономического развития. В некоторых главах и параграфах нашей работы указанные проблемы рассматривались пока только на уровне понимания и осмысления проблем, а не их окончательного разрешения. Поэтому мы, безусловно, понимаем, что у читателя, изучившего наш труд, возможно, будет больше вопросов, чем ответов на них. Но, на наш взгляд, так и должно быть – только совместными творческими усилиями, на базе размышлений, основанных на конструктивном научном анализе, удастся отыскать и реализовать наиболее эффективные механизмы социальноэкономического развития.

Поэтому авторский коллектив, а также профессорско-преподавательский состав кафедры Общей экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, приглашает всех заинтересованных лиц продолжить начатую нами разработку в различной форме: научных дискуссий на семинарах и конференциях, диссертационных исследований, научно-исследовательских работ и т. д.

Приложения

Бакирова Р.Р., Рафикова Н.Т.

Статистическое обоснование параметров формулы закупочной цены на сырое молоко.

Проблема формирования закупочных цен на молоко остается центральным вопросом в обеспечении устойчивого развития рынка молока и молочных продуктов, поскольку уровень цен определяет эффективность работы сельскохозяйственного предприятия и, в конечном счете, продовольственную безопасность страны. Одной из попыток установления «справедливой» цены на сырое молоко является разработанное ценовое соглашение между Российским союзом предприятий молочной отрасли «Молочный союз России» (РПСМО) и Национальным союзом производителей молока ("Союзмолоко") [288] .

Нами были изучены Проект Соглашения РСПМО о принципах формирования цены на сырое молоко и мнения о нем производителей и переработчиков молока о перспективах его подписания. Мы хотим выразить свою позицию относительно формулы закупочной цены на молоко и ее параметров, основываясь на выявленных нами тенденциях, факторах и перспективах развития рынка молока в Республике Башкортостан и Российской Федерации в целом.

Рассмотрим формулу «базовой цены» за 1 кг сырого молока в разрезе ее параметров:

Ц = С х Р х К(ж+б) х Кк: Кс,

где Ц – цена за 1 кг молока; С – себестоимость на основе показателей предприятий с эффективной производственной практикой; Р – рентабельность; К(ж+б) – коррекция на фактическое содержание жира и белка; Кк – коррекция на качественные показатели; Кс – коэффициент сезонности.

1. Параметр С – себестоимость. В Соглашении параметр «С» – это базовая себестоимость производства сырого молока в субъекте Российской Федерации. Определяется на основе данных расчета уровня индикативной себестоимости по методике ВНИИ экономики сельского хозяйства РАСХН. Данный показатель сопоставляется и корректируется с учетом себестоимости производства сырого молока в предприятиях с эффективной производственной практикой. На наш взгляд в качестве индикативной (планируемой) себестоимости на предстоящий период следует брать прогнозируемую (или расчетную) себестоимость 1 кг молока, полученную на основе метода индексации себестоимости в разрезе отдельных элементов затрат. Данная методика была апробирована и дала хорошие результаты при прогнозировании значений себестоимости сельскохозяйственной продукции в Республике Башкортостан [289] , поскольку она учитывает индексы-дефляторы отдельных элементов затрат.

2. Параметр Р – рентабельность. В Соглашении варианты значений рентабельности и допустимые границах ее изменения не указаны. Уровень рентабельности в Республике Башкортостан за период 1990–2009 гг. изменялся в пределах от -52,5 (в 1994 году) до +34,8 % (в 1990 г.). В 2009 году рентабельность производства и реализации молока в сельскохозяйственных организациях составила 6,0 %, с учетом дотаций 27 %. Таким образом, рентабельность молока (без учета дотаций) в 2009 году снизилась на 12 % по сравнению с 2008 годом. По мнению большинства экономистов, минимально допустимое значение рентабельности, при котором возможно ведение расширенного воспроизводство в сельскохозяйственных организациях с темпами прироста не менее 4–6 %, составляет 35 %. С учетом коэффициентов К(ж+б), Кк, Кс, которые при совокупном влиянии могут снижать значение базовой цены, мы допускаем минимальное значение рентабельности 35 %.

3. Параметр К(ж+б). Этот параметр по данным Министерства сельского хозяйства Республики Башкортостан в 2009 г. в среднем составляет 1,09 (при базовых значениях жира и белка, соответственно, 3,4 % и 3 %). Анализ качества молока, поступившего в ОАО «Бакалымолоко» Республики Башкортостан за 2009 год свидетельствует о незначительной вариации содержания жира и белка. Средние значения качества молока составили 3,61 % по содержанию жира и 2,99 % по содержанию белка. Следовательно, для ОАО «Бакалымолоко» К(ж+б) будет равен 1,03 (при базовых значениях соответственно 3,4 % и 3 %). При повышении базовых значений жира и белка в Соглашении параметр К(ж+б) будет снижать закупочную цену. Более подробный анализ вариации качества молока в разрезе районов, хозяйств, молокоперерабатывающих предприятий нами не проводился, поскольку данные о значениях жира и белка о реализуемом молоке являются недоступными.

4. Параметр Кк – коррекция на качественные показатели. Минимальные и максимальные значения данного параметра в Соглашении не оговариваются. На наш взгляд в качестве значений параметра будут приняты «традиционные» значения: 1,1 для высшего сорта, 1,0 для первого сорта, 0,9 для второго сорта.

5. Параметр Кс. Данный параметр вызвал много вопросов и споров, поскольку он ассоциируется с индексом сезонности, традиционно рассчитываемый в статистике для изучения сезонности производства и реализации [290] . Если Кс рассматривать как отношение максимального объема производства к минимальному, то его значение, рассчитанное по данным сельскохозяйственных организаций РБ, постепенно снижается с 1,891 в 2007 г. до 1,759 в 2009 г. При этом снижается и коэффициент колеблемости производства по месяцам с 21,1 % до 17,1 %. Заложенное в Соглашении предельно допустимое максимальное значение 1,2 мы считаем завышенным, поскольку оно автоматически снижает цену на 16,7 % на весь год без учета региональных особенностей производства. Изучение сезонных колебаний закупочных и потребительских цен на молоко за 2000–2009 гг. по РБ показало, что индексы сезонности менялись от 0,870 до 1,135 [291] . Поэтому, на наш взгляд, при выборе допустимого максимального значения «Кс» следует опираться на анализ сезонных колебаний цен в предшествующие годы.

Далее определяется цена месяца по формуле:

Цена месяца = Базовая цена: К сезон.

В Соглашении коррекция базовой цены за 1 кг сырого молока производится с учетом сезонности производства молока в регионе. Мы положительно оцениваем учет сезонности производства в формуле закупочной цены. Статистический анализ данных объемов производства молока, себестоимости молока, закупочных, оптовых и потребительских цен на молоко за длительный период свидетельствует о разнонаправленном влиянии фактора сезонности на перечисленные выше показатели [292] . В Соглашении при определении К сезон учитываются объемы производства молока в регионе за предыдущий год, то есть только за один год. Мы предлагаем при расчете использовать данные как минимум за три года, что позволит исключить случайные колебания.

Подводя итоги, мы считаем:

1. Во избежание неправильной интерпретации в Соглашении необходимо четко дать определения всех закладываемых параметров формулы закупочной цены на молоко с учетом принятых в экономической и статистической практике понятий и определений.

2. Закладываемый в цене параметр себестоимости позволит снизить или исключить ценовой диспаритет между промышленной и сельскохозяйственной продукцией, что позволит улучшить финансовое состояние сельскохозяйственных организаций.

3. Согласно Соглашению сезонность в формуле закупочной цены учитывается три раза: в базовой цене, в формуле цены месяца, а также при учете потребительского спроса. Мы считаем, что тройной учет фактора сезонности приведет к значительному снижению цены, особенно в летний период.

4. Следует рассчитать предельно допустимые минимальные и максимальные значения параметров формулы закупочной цены с учетом особенностей развития регионального рынка молока с использованием экономикоматематических и статистических методов моделирования и прогнозирования, что позволит научно обосновать значения минимальной закупочной цены на молоко.

5. На основе анализа вариации закупочных цен необходимо разработать варианты стратегий развития производства и реализации молока в сельскохозяйственных организациях Республики Башкортостан. Это возможно только при восстановлении практики ежемесячного анализа себестоимости на всех уровнях управления.

Бондарев А.К. Об одной мироэкономической альтернативе – «справедливой торговле» Гегель с пограничной непосредственностью отметил, что «нет вообще абсолютно ничего, в чем мы не имели бы и не были бы вынуждены обнаружить противоречие» [293] . Всё – противоречие: экономика – политика; государство – рынок; кризис – обновление; купля – продажа и пр. Однако насколько подобный посыл совместим с законом противоречия? На самом деле, множественность теорий происхождения государства, как и теорий международных экономических отношений, торговли и инвестиций, делает результаты следования методу единства логического и исторического весьма конъюнктурными, идеологизированными. Тем не менее предпринимаются усилия применения экономической методологии к теории государства, политики, права.Вслед за реальными явлениями глобализации следуют проявления антиглобализма и либертаризма, вдохновленные борьбой, но не единством противоположностей. Между тем мироэкономический процесс в современных условиях – перехода от «мир-империи», по Валлерстайну, к «мир-экономике» – удивительными эффектами развивающихся, эмерджентных рынков БРИК, а также Е-5, утеснящих другие G-… свидетельствует о становлении новых центров международных экономических отношений. Иначе говоря, к лучшему или нет, изменения происходят. Международный мониторинг и соответствующие рейтинги любых G-… и Е-…, а также «бриков», предоставляют возможность оценить влияние деятельности государственных институтов, правительства, показателей экономической свободы на международную конкурентоспособность стран, условия ведения бизнеса, экономическую эффективность [294] . В свою очередь привлекают внимание национальные наблюдения [295] .Одна из оппортунистических альтернатив современному паракризисному мироэкономическому развитию, которая разворачивается, как представляется, на стороне рынка, а не государственного интервенционизма, и тем более «ручного управления», состоит в «справедливой торговле» (СТ). Явление получило довольно широкое распространение в мире, но в России недостаточно известно.Справедливая торговля (англ. Fair trade), как отмечалось ещё в восьмом Докладе о развитии человека Программы развития ООН (1998), – это альтернативный путь покупки товаров у производителей в развивающихся странах. Альтернативные торговые организации покупают продукцию непосредственно у групп мелких производителей по стабильным ценам, позволяющим производителям нормально жить [296] . Эти организации помогают также обеспечить финансирование, разработку товаров, сбыт и обучение навыкам кооперации [297] .Пафосом подобной деятельности оказывается критика существующей организации международной торговли как «несправедливой». Сторонники принципов СТ утверждают, что колебания цен на товары не гарантируют прожиточного минимума многим производителям в развивающихся странах, вынуждая их брать займы с крайне невыгодными условиями; что рыночные цены не отражают истинной стоимости производства, которая должна включать и экологические, и социальные компоненты стоимости. Иначе говоря, речь идет о социально ответственном потреблении товаров посредством установления альтернативной системы торговли «этичными» товарами, способствующей экономическому развитию и предлагающей лучшие торговые условия для производителей и рабочих в развивающихся странах.Формально-экономическая критика этих принципов ведется с правой и левой позиций. Левые упрекают СТ в оппортунизме и реформизме вместо радикального изменения господствующей торговой системы. С другого края политического спектра (Институт Адама Смита, Институт Катона) СТ рассматривают как разновидность субсидий, схему экономической интервенции, неправильную попытку исправить «фиаско рынка» посредством замены одной дефектной структуры ценообразования на другую [298] . С этой точки зрения установление ценового порога, превышающего рыночную цену, ведет к большему выпуску товаров наличными производителями и появлению новых поставщиков, что влечет превышение спроса, и следовательно, по закону спроса и предложения, падение цен на рынке СТ. Иначе говоря, когда цены низки ввиду перепроизводства, субсидии, как и другие искусственные способы поднятия цен, могут усугубить проблему перепроизводства и непродуктивной деятельности. Таким образом, принося по началу положительные результаты, в долгосрочной перспективе СТ может негативно повлиять на дальнейший экономический рост и развитие.На аргумент искажения цен сторонники СТ отвечают утверждением, что она не пытается «исправить цены» [299] . Установленная минимальная цена гарантирует производителям, что они смогут покрыть расходы на поддержание производства, в т. ч. во времена кризиса. Минимальная цена СТ оказывает влияние только тогда, когда рыночная цена ниже неё. Когда рыночная цена превосходит минимальную, использоваться должна рыночная.

Кроме того, следует учесть ещё два обстоятельства. Во-первых, часто обмен между производителями и посредниками происходит, согласимся с М.G. Hayes (2006), не на конкурентоспособных основаниях [300] . В таком случае рыночная цена искажена, так как она отражает не эффективность производителя, а его меньшую рыночную силу [301] . Во-вторых, следует принимать в расчет принципы дифференциации продукта: бренды, качество, упаковка, вопросы «социальной ответственности» и экологичности и т. п., что само по себе определяет лояльность покупателя.

При сочувствии намерениям исправить «фиаско рынка», вместе с тем, как это нередко случается, следует отметить, что происходит подмена понятий. На самом деле, предметом оборота СТ являются, как отмечалось, «этичные» товары, в число которых включены товары за исключением недостойных благ (merit bads), к которым в свою очередь относятся блага, потребление которых общество считает нужным ограничивать [302] . Между тем, актором в подобном случае выступает не абстрактное общество, а правительство, которое является продуктом соглашения «рентоманов» из «рентархии» [303] .

Кроме того, сторонники СТ подразумевают микроэкономическое фиаско рынка в существующей системе. Действительно, предпосылки для реализации классической и неолиберальной торговых теорий – совершенная информированность о рынке, совершенный доступ к рынку и кредит, возможность менять технику производства и продукцию в ответ на изменения рынка – отсутствуют в сельскохозяйственных обществах во многих развивающихся странах. Не свидетельствует ли это состояние о цивилизационном парадоксе: труд раба конкурентоспособнее труда свободного гражданина? Вообще говоря, сельскохозяйственная политика – отмечает П.Х. Линдерт – повсеместно являет собой нечто удивительное и загадочное, и столь же необычное воздействие оказывает она на международную торговлю [304] .

Защитники СТ справедливо полагают, что нынешние рыночные цены не отражают реальную стоимость продукции. Согласно их мнению, только тщательно разработанная система минимальных цен может покрыть экологические и социальные затраты, связанные с производством продукции. Между тем пожелания «четкости и тщательности» разработки ценовых показателей относятся к разряду предрассудков, которые некоторые политики используют в демагогических целях – как способ приобретения голосов избирателей на известных стадиях политического бизнес-цикла, у других же за такими доводами стоят искренние убеждения, что достойно уважения, но едва ли отвечает требованиям профессионализма и компетентности.

Бочкарева И.В., Клыкова М.С., Шейкина М.С. Меры по регулированию внешнеэкономической деятельности в Забайкальском крае в условиях кризиса Влияние кризиса на мировую и национальные экономики стран мира достаточно полно описано в различных исследованиях. При этом региональные его проявления, по нашему мнению, исследованы пока ещё недостаточно. Это связано с определенной спецификой каждого региона, что приводит к неодинаковости развития кризисных явлений. В этой связи проведем анализ перспектив посткризисного развития на региональном уровне на конкретном примере Забайкальского края России.Учитывая, что Забайкальский край является приграничной территорией с государством, претендующим на звание ведущей экономики мира (КНР), внешнеэкономические связи в условиях кризиса приобретают особую значимость в социальном развитии данного региона. Перспективы социально-экономического развития края необходимо оценивать, таким образом, с точки зрения перспектив внешнеэкономического роста. Основной упор делается на внешней торговле (табл. 1), так как этот аспект для Забайкальского края является наиболее значимым, хотя иногда обсуждается и нетоварная сфера производства.Таблица 1. Внешнеторговый оборот Забайкальского края, долл. США Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризисаИз приведенных в таблице показателей можно сделать вывод, что самая большая доля внешнеторгового оборота Забайкальского края приходится на внешнеэкономические отношения со странами вне СНГ, а конкретнее с КНР и Монголией. Общий объем внешнеторгового оборота с 2005 года рос и достиг своего пика в 2007 году. Но с 2007 года происходит резкий его спад, что совпадает с началом развития кризиса.Не менее важны не только первичные, но и производные показатели, характеризующие развитие внешней торговли региона (табл. 2). По проведенному анализу можно сделать вывод, что на момент 2005 г. экспортная квота была намного больше импортной, но с 2006 г. началась заметно снижаться, а импортная – увеличивалась. В 2007 г. экспортная квота выросла, но в 2008 и 2009 гг. наблюдается ее резкое уменьшение. Импортная квота в 2007 и 2008 гг. сохраняется на одном уровне, но к 2009 г. значительно снизилась с 9.7 % до 5.6 %. Внешнеторговая квота достигла пика в 2007 г., а спада в 2008 и 2009 гг.Таблица 2. Показатели внешней торговли Забайкальского края Государство и рынок: механизмы и методы регулирования в условиях преодоления кризисаРассмотрим ситуацию Забайкальского края в сравнении с регионами-соседями по Дальневосточному федеральному округу, например с Иркутской областью. Внешнеторговый оборот Иркутской области более развит. Причиной этого является то, что в области имеется ряд высокоэффективных производств в отраслях специализации, продукция которых вполне конкурентоспособна на мировом рынке. Создан мощный экономический потенциал со специализацией на электроэнергетике, алюминиевой, химической, нефтеперерабатывающей, лесной, деревообрабатывающей и целлюлознобумажной промышленности. Предприятия области выплавляют 40 % российского алюминия, вырабатывают 7 % электроэнергии, производят 13 % древесины, 21 % целлюлозы, 51,6 % поливинилхлоридной смолы. Также через ее территорию проходят транспортные магистрали, соединяющие Европу с Азиатско-Тихоокеанским регионом. Выходу региона на внешние рынки благоприятствовало важнейшее конкурентное преимущество – за счет самых низких в стране тарифов на электроэнергию продукция созданных здесь крупнейших энергоемких производств алюминиевой, химической, нефтехимической и целлюлозно-бумажной промышленности оказалась вполне конкурентоспособной и востребованной на мировом рынке.Рассмотренные особенности Иркутской области во внешнеэкономической деятельности в некотором роде уникальны. Следовательно, повторить её успех в Забайкальском крае в полной мере не удастся. Необходим анализ и выявление собственных конкурентных преимуществ.Основным экспортным товаром региона, обеспечивающим не только поступление валютных средств, но и трудовые доходы многих людей, является древесина, преимущественно – круглый лес. Доля других товарных групп в структуре экспорта незначительна. Проводимая правительством Забайкальского края политика по наведению порядка в сфере лесозаготовок, а также введение с 1 апреля 2008 года новых таможенных пошлин на круглый лес привели к тому, что экспорт региона уменьшился с 354,3 млн долларов США в 2007 году до 218,2 млн в 2008 году. Очевидно, что в новых условиях в крае следует интенсифицировать создание новых лесоперерабатывающих производств.Конкурентной слабостью края является недостаточное развитие современной коммуникационной инфраструктуры, что негативно влияет на развитие внешнеторговой деятельности. В этом направлении Россией и Китаем предпринимаются определенные шаги. Так, между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и Северо-Востока КНР была согласована программа сотрудничества на 2009–2018 гг., которую одобрили Д. Медведев и председатель КНР Ху Цзиньтао. В частности, в первом разделе программы «Обустройство пунктов пропуска, строительство и реконструкция приграничной инфраструктуры» предусмотрены реконструкция международного автомобильного пункта пропуска Забайкальск – Маньчжурия, реконструкция дороги А-166 Чита – Забайкальск и др.Так же указанным межгосударственным документом предусмотрена реализация ряда совместных проектов. Объектами межрегионального сотрудничества будут Бугдаинское молибденовое, Быстринское и Култуминское золото-медные, Солонеченское сурьмяное и Ново-Широкинское золото-полиметаллическое месторождения. Ключевым проектом сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-Востока КНР станет освоение месторождений севера Забайкальского края в зоне БАМа.Безусловно, реализация этих проектов позволит активизировать внешнеэкономическую деятельность Забайкальского края за счет наращивания экспортно-импортных потоков, расширения трудовой миграции специалистов, увеличения трансграничных инвестиционных вложений. Основными путями дальнейшего развития в сфере внешнеэкономических отношений, по нашему мнению, являются:1. Развитие транспортной инфраструктуры;2. Стимулирование развития малого и среднего бизнеса;3. Совершенствование производства, прежде всего – на основе более глубокой переработки сырья;4. Активизация привлечения иностранных инвестиций в экономику Забайкальского края;5. Развитие институциональной рыночной среды Забайкальского края.

Бурова Н.В. Межстрановые взаимодействия в исследовании ненаблюдаемой экономики Партнерство различных цивилизаций в условиях глобализирующейся экономики и межстрановые диалоги выражаются в активном развитии международных организаций, в создании совместных рекомендаций и руководств по тем или иным проблемным вопросам социально-экономической жизни мирового сообщества. Ярким примером партнерства разных цивилизаций выступает сотрудничество между странами с развитой, развивающейся и переходной экономикой в области изучения и измерения ненаблюдаемой экономики.Рассмотрим само понятие ненаблюдаемой экономики. Экономисты и статистики, начиная с 80-х гг. ХХ века, предпринимают попытки разработки методологии определения масштабов теневой экономики, теневой деятельности или отдельных ее элементов. Как известно, Федеральная служба государственной статистики (Росстат) выделяет три составляющие в составе теневой экономической деятельности:– «скрытая» экономическая деятельность – в большинстве случаев законная экономическая деятельность, которая скрывается или преуменьшается осуществляющими ее единицами с целью уклонения от уплаты налогов, социальных взносов или выполнения определенных административных обязанностей или предписаний по охране труда;– «неформальная» экономическая деятельность – осуществляемая, в большинстве случаев, на законном основании индивидуальными производителями или некорпоративными предприятиями, основанная на неформальных отношениях между участниками производства, и оформляемая иногда не в установленном порядке;– «нелегальная» экономическая деятельность (НЭД) – является незаконной, то есть охватывает те виды производства товаров и услуг, которые прямо запрещены существующим законодательством.При условии добавления к этим компонентам объемов производства домашними хозяйствами для собственного конечного потребления, и видов деятельности, не учитываемых статистикой из-за недостатков системы сбора основной статистической информации, мы получаем совокупность видов деятельности, объединенных понятием «ненаблюдаемой деятельности».Результатом совместной работы экспертов, экономистов и статистиков из ОЭСР, МОТ, МВФ, Статкомитета СНГ, Статистической службы Италии, Статистической службы Нидерландов и Росстата в этой области стало Руководство по измерению ненаблюдаемой экономики [305] . Целью этого документа выступает предоставление рекомендаций – как производить исчерпывающие оценки ВВП, чтобы в производственной деятельности стало настолько мало ненаблюдаемой (т. е. не включенной в программу сбора основных данных), насколько это возможно, и, чтобы в составе ненаблюдаемой деятельности процент неизмеряемой (т. е. не включенной в оценки национальных счетов) был минимален. Отсюда понятно, что структура ненаблюдаемой экономики (ННЭ) состоит из двух частей: измеряемой и неизмеряемой ННЭ.Скрытая и неформальная деятельность (в составе ННЭ) оцениваются Росстатом в соответствии с принятыми методологическими положениями по статистике (1998 г., выпуск 2), и составляют измеряемую часть ННЭ. Например, определяется общий объем промышленного производства с учетом скрытой и неформальной деятельности. Правомерно отметить, что наверняка не вся скрытая и неформальная экономическая деятельность учитывается: пусть какая-то небольшая ее часть, все равно остается неучтенной и неизмеренной.Также в составе неизмеряемой части ННЭ находятся такие элементы как производство домашними хозяйствами для собственного конечного потребления и деятельность, неучтенная из-за недостатков или сбоев в процессе сбора статистической информации. Однако, основную долю неизмеряемой ненаблюдаемой экономики в России и во всем мире, безусловно, составляет нелегальная деятельность, а именно: контрабанда, браконьерство, производство и сбыт наркотиков, проституция, производство и распространение порнографических материалов, незаконное производство алкоголя, незаконное производство и сбыт оружия, производство и продажа поддельных продуктов и многое другое.Разработка методов измерения ненаблюдаемой деятельности (в первую очередь, нелегальной) важна не только для получения представления о масштабах и тенденциях развития самой ненаблюдаемой экономики, но и для повышения достоверности показателей официальной статистики.Сложность измерения ненаблюдаемой экономики (и особенно, нелегальной деятельности) в общемировом масштабе и с целью межстрановых сопоставлений и анализа заключается в том, что законодательством разных стран одни и те же виды экономической деятельности могут рассматриваться как легальные (в одной группе стран) и запрещенные (в другой группе стран). Вот почему экономисты и статистики разных стран формируют ныне совместные исследовательские коллективы и разрабатывают единые подходы к измерению ненаблюдаемой экономики (там, где это возможно). Исследования в области измерения теневой деятельности в мировом экономическом сообществе получили наибольшее развитие в 80–90 гг. ХХ века.Среди наиболее известных работ перечислим труды Tanzi V., Feige Е.L., Schneider F., Willard J.-С., Blades D., Pestieau Р., Barthelemy Ph., Calsaroni М., Charmes J., Dallago В., Frey В.S. и др. Ими рассмотрены разные аспекты измерения теневой экономической деятельности (ТЭД) в целом или некоторых ее составляющих (в первую очередь, скрытой и неформальной). Практически все авторы оценивали долю ТЭД в процентах к ВВП (или ВНП), не соотнося свои результаты с концепцией национальных счетов. Внедрение результатов измерения ТЭД в СНС либо полностью отсутствовало, либо осуществлялось экспериментально, либо в сопровождении серьезных допущений.Поле исследования – измеряемая часть – варьировало от исследования к исследованию, переходя от понятия доходов, укрываемых от статистического наблюдения, до понятия добавленной стоимости, произведенной каким-либо отдельным видом теневой деятельности. Отметим также, что оценки чаще всего были глобальными, без учета того факта, что та или иная часть теневого производства, распределения или потребления уже учтена в ВВП. По этим причинам, исследования в области ТЭД заметно различаются не только между странами, но даже в рамках одной страны.В соответствие с рекомендациями «Руководства по измерению ненаблюдаемой экономики» (2002 г., ОЭСР) статистические службы стран ОЭСР разрабатывают ныне стратегии измерения ненаблюдаемой экономики. Признание важности и необходимости изучения и разработки методологии измерения ненаблюдаемой экономики представляется нам продвижением вперед.Современные российские исследования ненаблюдаемой экономики. В России с начала 1990-х годов в связи с переходом к рыночным условиям хозяйствования, спектр ненаблюдаемой экономической деятельности значительно расширился. Основной упор делается на максимальное занижение официально декларируемых объемов деятельности и полученной прибыли для минимизации выплачиваемых налогов, с одной стороны, и, максимальное сокрытие осуществляемой нелегальной деятельности, с тем, чтобы извлекать сверхприбыли от очевидно запрещенных законодательством действий, с другой стороны.Многие российские ученые посвятили свои работы этой проблеме, среди них: С. Глинкина, С. Головнин, И. Елисеева, В. Исправников, В. Колесников, Л. Косалс, Ю. Латов, В. Радаев и многие другие. Между тем, острота этой проблемы все в большей степени осознается мировым экономическим сообществом в целом и российскими учеными, в частности. Масштабы развития нелегальной экономической деятельности (НЭД), которые мы наблюдаем сейчас, приняли угрожающий для общества, экономики и национальной безопасности характер.Осознание этой угрозы стимулирует разработку методологии измерения НЭД, в том числе таких ее явлений, как наркобизнес, секс-индустрия, незаконный сбыт оружия, продажа контрафактной продукции и т. д. Качество результатов в такой области как измерение ННЭ будет зависеть от достоверности и надежности информационной базы расчетов, адекватных методов сбора и обработки информации, комплексного подхода, разработанного специалистами разных стран, к информационно-статистическому обеспечению процессов измерения различных видов ненаблюдаемой экономики.

Быков В.Н. Экономический подход к санации отношений бизнеса и власти В числе наиболее существенных угроз экономической безопасности России на первых местах стоят коррупция и организованная экономическая преступность. Для целей познания природы, факторов детерминации и последствий организованной криминальной экономической деятельности особый интерес может представлять обоснование ряда положений.Во-первых, организованную преступность следует рассматривать в качестве специфического субъекта экономических отношений, деятельность которого проникает в сферу российского хозяйства и представляет серьезную угрозу национальной экономической безопасности. Двойственность природы действующей здесь организованной преступности заключается в «экономизации» ее общеуголовного сегмента и повышении уровня организованности экономической составляющей. Данное свойство находит свое множественное проявление в формах скрытой (латентной) и открытой экономической деятельности, противоправной и легитимной экономической деятельности, экономической деятельности осуществляемой с помощью запрещенных и разрешенных методов и инструментов экономической борьбы и конкуренции, посредством создания криминальных подпольных предприятий или регистрации (покупки либо захвата) легальных предпринимательских структур, за счет сочетания в рамках официально зарегистрированных компаний легальной законной экономической деятельности и деятельности противоправной (совершение экономических и иных преступлений).Во-вторых, феномен организованной преступности представляет собой материальную форму незаконного предпринимательства, обладающую многими типичными свойствами предпринимательской деятельности – мотивацией (извлечение и присвоение прибыли), целью (максимизация нормы и массы прибыли), характером (деятельность инициативная, под собственный риск и материальную ответственность). Отличительные черты данной формы незаконного предпринимательства: наличие особой модели формирования равновесной цены производимых специфических товаров и услуг, величина которой зависит от высокого уровня издержек и рисков; специфический характер организации рынков сырья и готовой продукции, взаимодействия между производителем и потребителем, построения систем «внутрифирменного управления», организации и оплаты труда, «кадровой политики».В-третьих, организованная преступность как экономический феномен – есть высшая степень монополизации на рынке криминальных услуг. При этом в соответствии с постулатом западных специалистов экономического анализа права, эффект монопольной преступной деятельности экономически выражается в снижении общего уровня преступности и одновременном сокращении материальных издержек общества на противодействие ей. Однако некритическое принятие данного тезиса представляется опасным и для теории и для практики макроэкономического управления и определения уголовной и криминологической политики государства. Относительное сокращение прямых материальных издержек общества на противодействие монополизированной (т. е. организованной) преступности многократно перекрывается отрицательными внешними эффектами в иных сферах жизни общества, где наблюдается кумулятивный рост множества иных издержек для социума и законопослушного бизнеса – за счет проникновения оргпреступности в структуры власти и макроэкономического управления, вмешательства в законотворчество, получения доступа к государственным ресурсам и инвестициям, стимулирования коррупции и т. п.В совокупности все это деформирует систему обменных и распределительных отношений в ущерб интересам общества и государства, множит коррупционную составляющую в ценах на все производимые блага. Такое явление может быть названо эффектом мультипликатора отрицательных экстерналий оргпреступности в сфере экономики. Именно действие данного эффекта представляет особую угрозу для обеспечения экономической безопасности России и именно в нем проявляется диалектика тесной взаимозависимости между организованной криминальной экономической деятельностью и коррупцией.Экономический подход к противодействию коррупции по силе воздействия на условия и причины воспроизводства этого деструктивного явления достоин стать одним из главных способов антикриминальной санации экономических отношений, складывающихся в сфере взаимодействия власти и бизнеса. Сегодня становится очевидным вывод о том, что противостоять коррупционной угрозе невозможно лишь посредством применения уголовной репрессии. Главный акцент должен быть сделан на воздействии на условия и причины детерминации данного явления, т. е. на использовании мер предупреждения коррупционной преступности, подразумевающих санацию внешней для человека среды, характеристик самого человека и процессов взаимодействия среды и личности. Для осуществления такого воздействия и нужен экономический подход, включающий использование методов, принятых в новом научном направлении «Law and Economics», особенно в таком из его разделов как экономическая теория преступлений и наказаний.Известный американский исследователь коррупции профессор С. Роуз-Аккерман в монографии «Коррупция и государство» писала о таком подходе следующее: «Экономика – действенный инструмент анализа коррупции. Для понимания того, где искушение коррупции является наиболее ощутимым и где оно оказывает наибольшее воздействие, необходим общий экономический подход». [306] С. Роуз-Аккерман, как и многие зарубежные специалисты, рассматривает коррупцию в качестве разновидности экономического поведения в условиях риска, обусловленного совершением преступления и возможным наказанием за него.С данных позиций коррупционер анализируется как рациональный максимизатор: как и любому экономическому субъекту коррупционеру присуща функция полезности, что позволяет рассматривать коррупционное поведение в качестве поведения, которое преследует цель максимизации полезности коррупционера посредством перераспределения, использования и/или присвоения доступных ему ресурсов, принадлежащих обществу (муниципалитету). Максимизация полезности обеспечивается посредством рентоориентированного поведения. «Поиск ренты» (rent-seeking) понятие в экономической науке, означающее непроизводительную деятельность, связанную с «расходом редких ресурсов ради получения искусственно созданного трансферта». Поэтому рентоориентированное поведение коррупционера сопровождается поиском выгоды от введения государством для субъектов предпринимательства и для граждан ограничений – в функционировании рынка и гражданского общества, установления различного рода регулирующих и контролирующих правил и регламентаций – административных барьеров. Использование экономического подхода позволяет говорить о коррупции как о наиболее ярком проявлении феномена «несостоятельности» государства – несостоятельность или «провалы» государства связаны с его неспособностью обеспечить эффективное распределение и использование общественных ресурсов. В случае с коррупцией происходит перенаправление этих ресурсов в пользу групп специальных интересов, для которых максимизируется частная выгода при минимизации выгоды общественной.Лауреат Нобелевской премии по экономике Герри Беккер определил свой подход к анализу преступности крайне лаконично и изящно: «Сущность экономического подхода к преступности изумительно проста. Он состоит в том, что люди решают, совершать ли им преступление или нет, сравнивая [свои ожидаемые] выгоды и издержки от преступления». [307]Согласно экономической теории права, если выросли выгоды или снижаются издержки от преступлений, то преступность возрастает. Причины роста выгод – возрастает легкость краж, размер ценностей, которые можно украсть, незаконно присвоить, получить в виде взятки и т. п. Причины снижения издержек – падает вероятность осуждения, ослабляются наказания, моральные нормы подвергаются эрозии. Изучение изменения выгод и издержек является основным способом понимания того, почему для одних индивидов или групп совершение преступлений более вероятно, чем для других. Экономический подход предполагает, что люди действуют рационально, ориентируясь в своем поведении на выгоды и издержки, учитывая все этические, психические и иные аспекты, определяющие их поведение.Для решения задачи противодействия коррупции и организованной криминальной экономической деятельности и предупреждения этих групп преступлений это означает, что следует осуществлять работу по двум направлениям. Во-первых, создавать для государственных (муниципальных) служащих условия, при которых действует эффективная система легального материального стимулирования, социальных и иных льгот и гарантий, в совокупности обеспечивающих безусловную привлекательность и выгодность занятия этим видом деятельности. Во-вторых, формировать четкую систему высокой дисциплинарной, административной, гражданско-правовой и уголовно-правовой ответственности, которая создает высокие риски за нарушение правовых норм в результате коррупционного поведения.Все это должно стать важной предпосылкой для стабильности системы экономических отношений, для модернизации национальной экономики и ее перехода на инновационный путь развития.

Гаврильева С.Р. Международные слияния и поглощения банков в условиях мирового финансового кризиса: направления и перспективы Основной тенденцией развития мирового банковского сектора в последние десятилетия является усиление процессов международной консолидации и концентрации банковского капитала. Важными стимулами для этого явились: глобализация и дерегулирование финансовой деятельности; усиление конкуренции в сфере традиционного банковского бизнеса; необходимость расширения капитальной базы в связи с развитием информационных технологий и повышением требований достаточности капитала; рост значимости фактора времени при принятии стратегических решений в условиях динамично меняющейся конкурентной среды.За период 1985–2006 гг. в мире было зарегистрировано 19506 банковских слияний, из которых 29,5 % было с участием иностранного партнера [308] . По сравнению с 1985–1995 гг. доля международных сделок в 1996–2006 увеличилась на 13,4 % на общемировом уровне и составила 35,2 %. В российском банковском секторе процессы международных слияний и поглощений получили активное развитие с начала 2000-х годов. На начальном этапе (2003–2004 гг.) экспансия иностранного банковского капитала носила скрытый характер, поскольку заключалась главным образом в отборе кандидатов для приобретения, их оценке, проведении переговорного процесса, а также отслеживании состояния рынка. Завершенных сделок по приобретению банков в этот период было осуществлено немного. К ним относится, в частности, поглощение банка Дельта-кредит американским финансовым институтом GE Consumer Finance.В 2005–2006 гг. происходит резкое увеличение количества и объемов международных сделок. В значительной степени этому способствовали высокие темпы роста российской экономики, улучшение инвестиционного и делового климата, высокая доходность банковских операций, хорошие перспективы розничного бизнеса, слабая конкуренция на рынке. Если в 2004 г. иностранными инвесторами была заключена только одна сделка, то в 2005 – их насчитывалось уже пять, а в 2006 – девять. В стоимостном выражение объем сделок с 2004 по 2006 гг. вырос в 6 раз с 236 до 1442,2 млн долл. [309] С 01.01.05 по 01.01.08 доля нерезидентов в совокупном зарегистрированном уставном капитале российских банков выросла с 6,19 % до 22,84 %. О масштабах зарубежной экспансии свидетельствует и тот факт, что из 15 крупнейших частных банков без иностранного участия на современном этапе остаются только банки Уралсиб, Альфа-банк и Русский Стандарт. Мировой финансовый кризис конца 2008 года оказал существенное влияние на российский рынок слияний и поглощений в банковском секторе, изменив многие тенденции предыдущих лет. К наиболее заметным изменениям можно отнести резкое сокращение как количества сделок, так и их стоимости. По данным аналитической группы ReDeal, число сделок в секторе банковских услуг в 2009 г снизилось на 51 % по сравнению с 2008 г. (с 85 в 2008 г. до 42 в 2009 г.), а общая стоимость упала на 71 % (с 6,4 млрд долл. в 2008 г. до 1,8 млрд долл. в 2009 г.). Снижение активности на рынке слияний и поглощений объясняется неопределенностью перспектив развития экономики, недостаточностью финансовых средств в связи с кризисом ликвидности, значительным разрывом в ценовых ожиданиях между покупателями и продавцами, а также слабой заинтересованностью иностранных инвесторов в операциях на российском рынке.Многие российские банки стали продаваться по цене, зачастую не превышающей размер их капитала. Причинами этого являются низкое качество активов; снижение доходности отечественных банков; меньшее число потенциальных покупателей. Ситуация осложняется ухудшающимся финансовым положением кредитных организаций. Так, по данным Банка России на 1 января 2008 года в России было 11 убыточных банков, год спустя – уже 56, а на 1 января 2010 насчитывалось 120 банков (по итогам трех месяцев 2010 года их число выросло до 153, или 14,6 % от всего количества кредитных организаций). Кроме того, инвесторы практически перестали проявлять интерес к мелким банкам, так как получить более крупные и солидные организации стало гораздо проще.

В условиях кризиса изменились мотивы и параметры международных сделок по слияниям и поглощениям банков. Если раньше при заключении сделок банки руководствовались стремлением увеличить масштабы, ускорить рост или занять лидирующие позиции на конкретном рынке, то теперь слияния и поглощения проводятся либо для реструктурирования бизнеса (высвобождения от убыточных и непрофильных направлений), либо для получения средств на самостоятельное развитие, включая приобретение банков-конкурентов. В связи со значительным удорожанием заемных средств на международных рынках возросло количество слияний и поглощений, финансируемых в форме обмена активами или акциями. В сложившихся условиях это позволяет нарастить потенциал бизнеса за счет синергетического эффекта и отсутствия оттока денежных средств из операционной деятельности. Объединенный банк имеет возможность укрепить конкурентные позиции на рынке и в перспективе расширить свою ресурсную базу.

Определенные сдвиги произошли в составе потенциальных инвесторов российского банковского сектора. Сократились масштабы участия иностранного капитала в российской банковской системе. За период с сентября 2008 г. по январь 2010 г. доля нерезидентов в активах банковского сектора снизилась на 6,85 % с 28,11 % до 21,26 %. Иностранные инвесторы отказываются не только от новых приобретений в РФ, но и от своих долей в действующих кредитных организациях. Так, например, в декабре 2008 г. швейцарский фонд East Capital вышел из состава акционеров одного из крупнейших уральских банков Северная казна. В январе 2009 г. израильский банк Hapoalim отказался от приобретения 78 % акций СДМ-банка.

Ослабление интереса зарубежных банков к операциям на российском рынке может быть обусловлено рядом причин. Во-первых, в настоящее время иностранцы предпочитают концентрировать свою деятельность на внутренних рынках, где условия ведения бизнеса либеральнее, а уровень риска существенно ниже. Во-вторых, присущая банкам-нерезидентам сложная и многоступенчатая система принятия решений существенным образом тормозит их развитие через слияния и поглощения на текущем этапе, когда фактор времени имеет ключевое значение, и сделка может завершиться в течение 3–4 месяцев (особенно для банков с проблемными долгами).

Проблемы международных банков и отсутствие конкуренции со стороны частного капитала позволили выдвинуться в лидеры рынка банкам, находящимся под контролем государства, и квазигосударственным структурам (банки, принадлежащие государственным корпорациям – Газпрому, РЖД и др.). На внутреннем рынке основными целями их инвестирования являются увеличение доли на рынке корпоративного и розничного кредитования и покупка кредитных портфелей у частных банков. Так, за III квартал 2007 г. Сбербанк увеличил свою долю на рынке кредитования на 1,3 % (по оценкам UBS), а с учетом ВТБ и Газпромбанка – на 3 % (оценки JP Morgan Chase).

На зарубежных рынках стратегия банков с государственным участием заключается в приобретении существующих банков, которые уже имеют свою рыночную нишу, клиентскую базу и развитую сеть отделений по стране. Наибольший интерес представляют страны СНГ и ближнего зарубежья. Операции на этих рынках выгодны в силу наличия ключевых групп корпоративных клиентов, зачастую являющихся экспортерами, и хороших перспектив роста бизнеса. Наиболее активно экспансию на внешние рынки проводит Банк ВТБ, в число зарубежных приобретений которого входят Объединенный Грузинский банк, Сберегательный Банк Республики Армения, банк Мрия (Украина). В 2009 г. на долю приобретений зарубежных активов российскими банками приходилось 24 % от общего объема сделок слияний и поглощений в финансовом секторе. Крупнейшей международной сделкой в этот период стала покупка Сбербанком контрольного пакета акций Балтпромстройбанка (Беларусь) за 280,7 млн долл. Таким образом, на современном этапе российский рынок слияний и поглощений в банковском секторе испытывает воздействие разнонаправленных тенденций.

С одной стороны, снижаются объемы инвестиций, в том числе со стороны зарубежных банков, а с другой, нарастает число банков, теряющих финансовую устойчивость и вынужденных искать способы решения своих проблем за счет объединения с более успешными организациями. В такой ситуации в краткосрочной и среднесрочной перспективе справедливо ожидать увеличение числа национальных банковских слияний и поглощений при дальнейшем сокращении их стоимости. При этом в большинстве случаев процесс консолидации будет проходить на уровне мелких и средних банков, а также специализированных кредитных организаций. Инициативы Банка России в сфере регулирования банковской деятельности, ужесточающие требования к достаточности собственного капитала, также будут играть важную роль в усилении консолидации в банковском секторе. Позиции иностранных банков на российском рынке, скорее всего, будут укрепляться. Речь идет о наиболее крупных международных банках, которые постараются сохранить здесь свое присутствие (Citi, Societe Generale, UniCredit, HSBC и др.). Как и у государственных банков, у них имеются преимущества по пассивам, и они занимают наиболее привлекательные сегменты финансовых рынков.

Гультяева О.И. Венчурное предпринимательство как условие формирования инновационной экономики При посткризисном развитии перед Россией стоит ряд экономических проблем, связанных с отсутствием в стране налаженной системы финансирования инновационной деятельности. Среди факторов, влияющих на возможности инновационного развития (стратегических, структурных, организационных, кадровых и прочих) одним из наиболее значимых является инвестирование.Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) еще в 2006 году провел общероссийское исследование, показавшее, что три четверти всех инвестиций в бизнес российские предприниматели осуществляли за счет собственных средств, банковские кредиты привлекали около 30 % предпринимателей, тогда как венчурными инвестициями воспользовались всего лишь 4 % предпринимателей [310] .Слабость многих отечественных финансовых институтов, отсутствие целевой государственной поддержки инноваций ведут к тому, что большинство товаров и услуг наших предприятий не выдерживают конкуренции с зарубежными аналогами, а в случае, когда разработанные и выпускаемые продукты выполнены на уровне или превышают мировые стандарты, подавляющее большинство инноваторов оказываются не в состоянии поставить дело на «широкую ногу» в силу ограниченности финансовых ресурсов.Одним из средств преодоления дефицита или дороговизны инвестиционных ресурсов является развитие венчурного предпринимательства. Венчурный (рисковый) бизнес, значение которого трудно переоценить, оказывает финансовую поддержку малым инновационным предприятиям на самых ранних стадиях существования – от идей до выхода и закрепления их продукции на рынке.В мире в настоящее время действует двухэтапная схема инвестирования перспективной компании. На начальном этапе фирмы формируются за счет венчурного капитала. На втором этапе предприятия поддерживаются фондами прямого инвестирования.Бурное развитие венчурного предпринимательства и создание венчурных фондов началось в США в середине 50-х годов XX века, а в Европе – в начале 80-х годов XX века. В последнее время значительное развитие венчурный бизнес получил в Австралии, Израиле, Китае, Мексике, Сингапуре, Чили, Японии. В современных условиях венчурный капитал из «посевного капитала» и «стартового капитала» перешел в более зрелые стадии своего развития и начал становиться «капиталом развития» и «капиталом расширения», т. е. не только ассоциироваться с началом новых проектов, но использоваться и для финансирования проектов развития и модернизации, а также сделок по выкупу предприятий.В России венчурное предпринимательство берет свое начало в 1989 году с создания Инновационного фонда (Иннофонда), при Госкомитете СССР по науке и технике, в задачи которого входила поддержка перспективных научно-технических идей, разработок прикладного характера, отдельных изобретений, в т. ч. с долей риска.В 1994 году в результате Соглашения, принятого на Токийском саммите (1993 г.) между правительствами стран «большой семерки» и Европейским Союзом о поддержке только что приватизированных предприятий по Государственной программе массовой приватизации, в рамках которой около 15 тысяч малых и средних предприятий перешли в руки собственников, было создано 11 Региональных Венчурных Фондов в партнерстве ЕБРР, который выделил 310 млн долларов на финансирование акционерного капитала, со странами «донорами» (Франция, Германия, Италия, Япония, США, Финляндия, Норвегия, Швеция), выделившими 207 млн долларов в виде безвозмездных ссуд.К сожалению, особое внимания созданные фонды оказали компаниям, ориентированным на местные рынки в основном продовольственных товаров, а не научно-технологическому сектору. Центрами российского венчурного предпринимательства стали Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород. Процесс был затруднён неразвитостью развития рыночной экономики, недостаточной адаптацией иностранных менеджеров-руководителей фондов к условиям России, отсутствием контактов между менеджерами. Вследствие чего в 1997 году действующими в России венчурными фондами была создана Российская Ассоциация Венчурного Инвестирования (РАВИ), которая была призвана представлять, поддерживать и защищать профессиональные интересы венчурных компаний.После августа 1998 года произошло резкое сокращение (в 2 раза) числа венчурных фондов в России. В 2002 году в стране действовало около 36 компаний, которые управляли венчурным капиталом в 3,1 млрд долларов (преимущественно американского и европейского). Значительный дефицит предложения финансовых ресурсов и высокий спрос на них, привели к финансированию не венчурных, а обычных, но высокорентабельных проектов.В соответствии с Постановлением Правительства РФ № 516 от 24 августа 2006 года создана Российская венчурная компания (РВК) – государственный фонд венчурных фондов РФ. РВК инвестирует в инновационные компании, находящиеся на ранней фазе развития, через посредство частных венчурных фондов. В марте 2008 года развитие малого и среднего предпринимательства, в т. ч. инновационного, было выделено в качестве приоритетного направления развития экономики.В целях обеспечения конкурентоспособности российских товаров и услуг зарубежным аналогам на внутреннем и внешнем рынках, необходимо и дальше проводить целенаправленную работу на государственном уровне. Это не означает финансирования любых инноваций. Речь идет о создании условий, в первую очередь законодательных, которые бы стимулировали развитие инновационной деятельности российских предприятий. Это касается налоговой нагрузки на инновационные проекты, стимулирования создания частично уже стихийно сложившейся национальной инновационной инфраструктуры (наукограды, инновационные вузы, технопарки, инкубаторы бизнеса, центры трансфера технологий) и развития венчурного инвестирования.В стране разработана «Концепция развития системы венчурного инвестирования в России» [311] , которая, к сожалению, не принята. Хотя она могла бы обеспечить приток средств в инновационный бизнес, что особенно важно в современных условиях, когда главным источником конкурентных преимуществ отдельных участников рынка становится способность к осуществлению нововведений, а на уровне экономики в целом – стимулы к инвестированию в инновационное развитие. Речь идет, во-первых, о содействии освоению новых передовых научно-технических разработок для создания конкурентоспособных высокотехнологичных продуктов и технологий и, во-вторых, о создании новых рабочих мест в малом бизнесе с целью снижения общего уровня безработицы.Принятие концепции позволит сформировать благоприятную экономическую и правовую среду для венчурного предпринимательства. Активность венчурного капитала может возрастать при условии, когда инвесторы выделяют больше капитала и когда становятся доступными источники долгосрочного финансирования. В этих условиях кроме банков, во многих странах являющихся главным источником венчурного капитала и имеющих краткосрочный инвестиционный горизонт, нужны долгосрочные инвесторы (пенсионные фонды, страховые компании), которые в российской экономике практически исключены из процесса венчурного инвестирования. Для преодоления этого недостатка следует венчурный капитал рассматривать как один из законных видов активов долгосрочных инвесторов.Кроме того необходимы государственные инициативы в области снижения процентных ставок; обучение специалистов; финансовая поддержка в форме целевых грантов, налоговых льгот на исследования и разработки.Инновационное развитие экономики нашей страны, таким образом, возможно лишь при условии создания венчурных сетей на основе эффективного партнерства малых, средних, крупных предприятий, финансовых институтов и государства.

Зажаев А.Г. Реинжиниринг деловых процессов как инновационная технология управления По нашему мнению, с прагматических позиций, основная цель любой социально-экономической системы – экономическая эффективность, т. е. способность системы в процессе функционирования производить экономический эффект и действительное создание такого эффекта. Но в процессе функционирования многих реальных систем (например, системы социальной защиты населения, системы тылового обеспечения вооруженных сил и пр.) данный критерий постепенно утратил свое первоначальное значение, перестал быть первостепенной задачей. Между тем, в условиях современной экономики существует множество научно обоснованных методов, позволяющих значительно повысить экономическую эффективность, что особенно актуально в современном кризисном состоянии экономики.В частности, проблемы повышения эффективности остро стоят перед воинскими подразделениями, отвечающими за материальное обеспечение воинских формирований, переживающими переходный период реформирования, которое осуществляется на фоне бюджетных трудностей, вызванных мировым финансовым кризисом. Результативно решить данные проблемы, как показало проведенное исследование, можно при помощи методов, применяющихся в деловых процессах предприятий. Одним из таких методов является метод реинжиниринга бизнес-процессов.Реинжиниринг бизнес-процессов (англ. Business process reengineering) – фундаментальное переосмысление и радикальное перепроектирование бизнес-процессов для достижения максимального эффекта производственно-хозяйственной и финансово-экономической деятельности, оформленное соответствующими организационно-распорядительными и нормативными документами. Идея реинжиринга бизнес-процессов в двух его основных этапах: определение оптимального (идеального) вида бизнес-процесса (в первую очередь основного); определение наилучшего (по средствам, времени, ресурсам и т. п.) способа перевода существующего бизнес-процесса в оптимальный. Реинжиниринг бизнес-процессов предприятий используется в случаях, когда необходимо принять обоснованное решение о реорганизации деятельности: радикальных преобразованиях, реструктуризации бизнеса, замене действующих структур управления на новые и пр. Предприятие, стремящееся выжить или улучшить свое положение на рынке, должно постоянно совершенствовать технологии производства и способы организации деловых процессов.Реинжиниринг, как показывает мировой опыт, целесообразен только в тех случаях, когда требуется достичь резкого (скачкообразного) улучшения показателей деятельности компании путем замены старых методов управления новыми. Нельзя не согласиться, что данный подход и подобная постановка задачи могут быть применены на современном этапе военного реформирования в РФ, в части изменения организации обеспечения воинских формирований необходимыми товарами и услугами общего назначения (продовольствием, предметами одежды и обуви, медицинским и банно-прачечным обслуживанием и т. д.), что традиционно относят к компетенции органов тылового обеспечения.Чтобы обосновать необходимость применения метода реинжиниринга в системе тылового обеспечения, следует сравнить существующую структуру обслуживающих подразделений с предлагаемой моделью, выявить недостатки функционирования существующей модели и определить пути повышения экономической эффективности нового проекта. Следует отметить, что на всем протяжении развития ВС система обеспечения любого воинского подразделения оставалась практически без изменений. Основана она на принципе последовательности команд (приказов), отдаваемых по иерархической лестнице сверху вниз соответствующим должностным лицам, отвечающим за выполнение тех или иных операций.На первый взгляд все очень просто и функционально. Команда на выполнение какого-то заказа передается от начальника к подчиненному, при этом несколько видоизменяется (например, документально). В самом низу иерархии заказ выполняется, затем доклад об исполненной команде тем же путем возвращается наверх. То есть работает известная схема централизованного управления, основанного на административных методах. Однако, насколько эффективна данная схема? Все дело в том, что существует множество переменных, от которых непосредственно зависят показатели эффективности. Какие показатели нас интересуют? По нашему мнению, наиболее значимыми взаимосвязанными показателями экономической эффективности в функционировании исследуемой системы обеспечения являются: эффект – затраты – время.Проблематичность применения традиционной схемы состоит в том, что она была адаптирована к командно-административной модели управления экономикой, существовавшей в СССР. В современной экономике России, где преобладают договорные отношения между хозяйственными агентами, традиционная схема обеспечения всё чаще даёт сбои. Ведь если хотя бы один из объектов, или даже один из элементов одного объекта, задействованного в обеспечивающих процессах, окажется нефункциональным, вся схема перестает работать. Это в значительной степени снижает показатели экономической эффективности, что недопустимо.Помимо этого, можно указать на следующие недостатки: сравнительно длительное время, затрачиваемое для выполнения заказа или предоставления услуги; значительное количество операций, выполняемое на каждом объекте; существование риска нефункциональности одного из объектов (элемента), что приведет к недееспособности всей системы в целом; отсутствие возможности принимать самостоятельные решения на каждом из объектов, что в экстремальных ситуациях может привести к значительным временным задержкам и срывам в выполнении задач. То есть налицо проблемы, обусловленные «неповоротливостью», низкой адаптивностью модели административного регулирования деловых процессов.Еще более обострятся эти проблемы при переходе на перспективную организацию тылового обеспечения, что предписывается руководящими документами по военному организационному строительству. Речь идет о замене военных обеспечивающих подразделений на гражданские структуры, представленные в виде одной (многопрофильной) или нескольких (специализированных) компаний, отобранных для решения задач тылового обеспечения в ходе конкурсного отбора. Новая организация обеспечивающих процессов требует большей децентрализации управления. Гражданские фирмы будут заниматься решением тех же задач, характерных для военных подразделений, но методы будут отличаться от стандартных, ныне принятых. Чтобы доказать свою эффективность и функциональность в условиях конкурентности данные компании-подрядчики должны будут предпринять определенные шаги для повышения уровня своей производительности. А как раз проблемы повышения эффективности производства операций, усиления конкурентоспособности результативно можно решить при помощи подходов, базирующихся на реинжиниринге бизнес-процессов.Проект реинжиниринга рассматриваемых процессов предлагается осуществлять в следующей этапности:1. Разработка образа-видения будущей деятельности. На этом этапе компания строит картину того, как следует развивать бизнес, чтобы достичь стратегических целей;2. Анализ существующего бизнеса – проводится исследование компании и составляются схемы ее работы в настоящий момент;3. Разработка новой модели работы – создаются новые и (или) изменяются прежние процессы и поддерживающая их информационная система, тестируются новые процессы;4. Внедрение проекта новой организации и осуществления работ.Для построения модели создаваемой новой организации деловых процессов предлагается использовать системы сетевого планирования и управления (СПУ), которые относятся к разновидности автоматизированных систем управления, предназначенных для управления деятельностью коллективов людей, направленных на достижение определенной цели. Рассматривая наш проект на фоне внедрения методов реинжиниринга бизнес-процессов, необходимо отметить, что важнейшей особенностью систем СПУ является то, что они обеспечивают системный подход к решению вопросов организации и управления, согласно которому коллективы исполнителей, принимающих участие в реализации проекта, рассматриваются как звенья общей цепи, независимо от их ведомственной принадлежности.Для отображения планируемого проекта и управления им используется сетевая модель, которая позволяет: четко отобразить структуру проекта, выявить взаимосвязь работ; составить обоснованный план выполнения проекта; проводить многовариантный анализ различных решений по изменению последовательности работ, распределению ресурсов, прогнозировать критические работы; осуществлять непрерывное планирование работ с постоянной корректировкой и приближением к оптимальному варианту (реализация стратегии динамической субоптимизации).

Койда С.П. Современные подходы к оценке экономической эффективности В мировой экономической науке с момента ее возникновения непрерывно ведется дискуссия относительно путей достижения некоего идеального состояния экономики, приемлемого для всех. Работы такого плана принято относить к категории "оптимизирующих". И хотя работы эти ведутся давно и в разных методологических направлениях практически всеми ведущими экономическими школами, все же главные цели этих исследований до сих пор не достигнуты: не разработаны универсальные критерии оптимальности и не раскрыта ее сущность. Даже не определена сфера отношений, подлежащих оптимизации, – только рыночные, или все хозяйственные отношения, включая "неэкономические" (например – государственное регулирование, муниципальное управление, внутрифирменное администрирование и пр.).Однако сама идея не оставляет ученых равнодушными. И это не случайно. Так или иначе, проблем оптимальности и неразрывно связанных с ними проблем эффективности экономисты касаются, рассуждая на самые разные темы: экономическая эффективность, устойчивый рост, равновесие, баланс спроса и предложения, цели деятельности предприятий, эквивалентный обмен, даже социальная справедливость или организация обороны страны – и те предполагают некий оптимум в вопросах распределения благ (в первом случае – между различными группами населения, во втором – между военным и гражданским секторами экономики).В сущности, любую экономическую проблему можно свести к проблеме оптимальности, потому что любая экономическая проблема заключается в оптимальном сочетании целей (доходов, прибыли и пр.) и средств их достижения (затрат различного вида ресурсов). Вот только с масштабной оптимизацией не всё ясно: то, что очевидно для частного предприятия, и что на этом уровне воспринимается как оптимум – максимальная доходность или норма прибыли, – не может служить критерием оптимальности с точки зрения общества, экономики в целом. В этом человечество давно убедилось.Впрочем, наверное, есть экономисты, которые придерживаются обратного мнения. Это потому, что общеэкономического критерия оптимальности и народнохозяйственной (а в современных условиях – и «глобальнохозяйственной») эффективности до сих пор нет. Нет критерия – значит, нет и повода для пересмотра позиций. Проблема оптимальности – это точка пересечения всех экономических проблем. Даже незначительная подвижка в этой теоретической области может иметь решающее значение для дальнейшего развития фундаментальной и прикладной экономической науки. В силу этого проблемы оптимальности и эффективности продолжают оставаться актуальными, по крайней мере, для тех экономистов, которые сознают ее важность и не удовлетворены степенью и глубиной ее научной разработанности.Необходимо отметить, что российский опыт научных исследований в рассматриваемой области повторяет западный там, где речь идет о прямом заимствовании достижений классики, и отличается в той части, которая сформировалась под влиянием советского варианта теории оптимальности, построенного на идее централизованного планирования. Единственно, чем советская, а также современная российская научная школа, действительно, выделяется, это – трудовая теория стоимости, восходящая к марксизму. На ее основе вполне возможно построение глобальных подходов к оптимизации и повышению эффективности хозяйственных систем различного уровня и масштаба.Важнейшей задачей экономической науки является разработка критериев оптимального общественно-экономического развития и выбор наиболее эффективных методов оптимизации общественных отношений, исходя из существующих форм хозяйственного взаимодействия и общей логики их развития. Решение этой задачи предполагает проведение следующих исследований [312] :– анализ существующих концепций и критериев экономической оптимальности, определение общего уровня разработанности проблемы и выявление наиболее приемлемых способов ее решения, т. е. таких способов, которые соответствуют современному состоянию экономики и перспективам ее развития, с учетом несовершенства имеющихся экономических механизмов и неравномерности мирохозяйственного развития;– исследование двух крайних форм организации общественного производства: рыночной и централизованной экономики; определение (на основе системного анализа) роли и места рыночного и государственного регулирования в системе общественно-экономических отношений; выявление (с помощью расчетно-аналитических и экспертных динамических моделей) основных свойств механизма стихийного рыночного распределения, причин цикличности развития; оценка эффективности мер государства по оказанию влияния на развитие кризисных процессов в экономике и проведению антициклической политики;– выявление объективных предпосылок решения проблемы оптимизации, обусловленных современным состоянием и перспективами развития современных средств коммуникации и систем электронных расчетов, что связано с бурным развитием информационно-коммуникационных технологий и формированием предпосылок формирования глобального информационного общества;– разработка принципов работы электронной системы денежных расчетов в режиме "оптимизации товарно-денежного обмена"; анализ (в том числе и на основе компьютерных моделей) возможных последствий ее применения для различных стран и регионов мира, отраслей и секторов экономики;– разработка универсальной методологии оптимизации и оценки эффективности «смешанных» экономических систем (эколого-экономических, медико-экономических, военно-экономических и пр.), значение и роль которых в перспективе будет неуклонно возрастать, что связано с ростом общего уровня благосостояния и процессами накопления богатства.Особое внимание в представленном списке, по нашему мнению, следует уделить теоретическому обоснованию необходимости и возможных форм и способов построения механизма оптимальных товарно-денежных отношений на базе современных и перспективных информационных технологий. Демонстрация принципов работы такого механизма позволит раскрыть сущность экономической оптимальности не только применительно к существующей хозяйственной системе, но и к её перспективному облику.С учетом вышеизложенных положений, следует пересмотреть имеющиеся подходы к оценке экономической эффективности. Они должны в большей степени основываться на результатах компьютерного моделирования, современных достижениях экономической кибернетики, а также механизмах согласования противоречивых экономических интересов на всех уровнях иерархии хозяйственной системы.

Колесников В.В. Законодательство как общественное благо Совершенствование методов регулирования хозяйственных систем в условиях преодоления кризиса и перехода к инновационному экономическому росту требует использования новых знаний и новых научных подходов. Одним из таких подходов может служить экономическая теория права, дающая уникальную систему знаний, которая остается пока во многом не освоенной отечественной наукой и практикой.Законодательство представляет собой важную социальную ценность, которую не способен воспроизводить сам рынок. Формирование законодательства как основы правового регулирования общественных отношений, – это монопольная задача самого государства. В этом смысле для обеспечения качественного обоснования такого правового регулирования важно не только использовать традиционные юридические технологии, но и применять инструментарий экономической теории права, и в частности, экономического анализа права.Из теории публичного сектора известно, что законодательство представляет собой не просто ключевой социальный институт, оно относится к числу так называемых чистых общественных благ, т. е. благ, предельные затраты на потребление которых еще одним индивидом равны нулю, а несоперничество и неисключаемость в их использовании практически не ограничены. При этом долг государства состоит не просто в том, чтобы создать названное чистое общественное благо само по себе. Не менее важно сформировать именно такое законодательство, которое бы способствовало прогрессу в обществе.Например, экономическое законодательство должно стимулировать свободную и честную конкуренцию, прежде всего на ресурсных рынках, обеспечивать достаточный контроль над внешними эффектами, особенно отрицательными, обеспечивать реализацию принципа справедливости и т. д. Результатом такого подхода выступает создание благоприятных условий для развития в национальном хозяйстве предпринимательской деятельности, достижение и поддержание экономической эффективности, экономического и социального равновесия в обществе.Подобная политика государства, стимулируя развитие в нормативных границах экономической и трудовой деятельности, уже сама по себе может стать действенным средством профилактики и предупреждения криминального поведения и, соответственно, минимизации уровня преступности в экономике. Однако это произойдет только при условии, если государство способно выступать на рынке чистых общественных благ в качестве эффективного «производителя» экономического законодательства.

Такой подход можно считать оптимальным в плане формирования условий общесоциального предупреждения преступности в рыночной хозяйственной системе. Именно он представляется методологически наиболее сбалансированным, ибо нацелен на минимизацию обстоятельств объективного характера, детерминирующих преступное поведение в экономике, а не на борьбу с их следствиями. Чем, собственно, т. е. борьбой с преступностью, и занимаются в силу своего предназначения правоохранительные институты государства.

Данный вывод можно считать справедливым лишь при условии, что сама система господствующих в обществе социально-экономических отношений имманентно способна нейтрализовывать и/или минимизировать названные факторы детерминации преступного поведения в экономике. Система же законодательства соподчинена указанным отношениям и преследует цель закрепить их действие в правовых нормах. В силу этого она не способна снизить «природный», естественный уровень потенциальной криминогенности социально-экономических отношений, если таковой ей присущ. Поэтому не следует переоценивать усилия по совершенствованию законодательной базы в этом смысле – уровень ее криминологической безопасности объективно задан уровнем потенциальной криминогенности экономического базиса. [313] В приложении к сложным переходным периодам, характерным для нынешнего состояния России, когда значительно возрастает безнормность, безнормативность поведения (феномен, обозначаемый в криминологии понятием «аномия»), наиболее конструктивный подход в выявлении и анализе факторов детерминации преступного поведения в обществе и экономике дает именно институциональная теория. С позиций положений этой теории функция государства в сфере правоохранительной деятельности заключается, прежде всего, в создании таких чистых общественных благ, как законодательство, правопорядок и безопасность от криминальных угроз. Наряду с этим в более широком плане чистым общественным благом является и сама правоохранительная деятельность. Основная идея применения институционального подхода к решению проблемы противодействия преступности, в том числе преступности в сфере экономики, заключается в том, чтобы сделать государство эффективным производителем названных чистых общественных благ.

Чистые общественные блага (publik good) [314] обладают, согласно Полу А. Самуэльсону, устойчивым сочетанием особенных свойств несоперничества в потреблении и неисключаемости. Свойство несоперничества, или неконкурентного потребления (non-rival consumption), означает, что потребление такого блага одним индивидом не снижает его доступности для других индивидов. Свойство неисключаемости (non-excludability) выражается в ситуации, при которой производитель не может препятствовать потреблению произведенного блага кем бы то ни было. Последнее означает исключение функционирования рынка, поскольку с экономических позиций продавцу не гарантируется, что благо получит только тот, кто заплатил за него; с социальных же позиций чистое общественное благо должно предоставляться всем членам общества бесплатно.

Производство общественных благ связано с созданием не имеющих аналогов жизненно важных товаров или услуг и сглаживает известные недостатки рыночного механизма. В связи с этим государство в современном мире выполняет в этой части важнейшую, уникальную социальную функцию, и здесь никакие рыночные механизмы не способны его заменить и заместить. Понимание этой роли могло бы в начале 90-х годов прошлого века уберечь Россию от многих бед и потрясений, однако его-то как раз, увы, и не хватало нашим реформаторам и политикам. В итоге, как в обществе, так и в экономике стали генерироваться и мультиплицироваться серьезные деструктивные последствия, которые лишь усилили состояние аномии и обусловили обострение проблемы криминализации экономики и общества.

Существует специфическое понятие цены общественных благ и издержек на их создание, а также понимание справедливости и адекватности цены этих благ. Эта цена определяется монополистом-государством, а ее денежным воплощением, закрепленным в законе, является государственный бюджет. Процесс же оплаты приобретаемых благ выражается в сборе налогов. Поэтому уклонение от уплаты налогов в институциональной теории рассматривается как форма кражи. В отношении производства чистого общественного блага «Законодательство» применение понятий цены и издержек крайне важно, поскольку – перефразируя известную поговорку, – дешевое законодательство дорого обходится обществу и государству. Общество через налоги сполна оплачивает затраты на законотворческую деятельность. Поэтому оно вправе потребовать от государства обеспечивать легальное «производство» качественного общественного блага «Законодательство», которое имело бы равновесную цену, отражающую интересы и потребности всего общества.

Кузьмина О.М. Особенности сделок М&А в российской розничной торговле Изучению процессов слияний и поглощений (М&А) посвящен большой объем англоязычной, как правило, экономической литературы, в которой охватывается широкий спектр вопросов, начиная от исторической периодизации слияний и поглощений, заканчивая рассмотрением практических советов по реализации сделок. В этом отношении у западных теоретиков есть значимое преимущество: в отличие от российских они располагают богатым эмпирическим материалом. В Западной Европе и США М&А-процессы ведут свою историю как минимум с конца 19 века, в России едва ли насчитывают 15 лет.Российская розничная торговля – богатое поле для изучения бизнес-процессов: в условиях активного развития этой отрасли выстраивание конкурентных стратегий и их трансформация в ответ на внутриорганизационные изменения и изменения среды происходят буквально на глазах, причем в ускоренном режиме. Формирование отрасли в ее современном виде и появление первых сетевых игроков произошло сравнительно недавно, темпы возникновения, количественного и качественного роста компаний с самого начала были высоки и еще более ускорились в связи с выходом на перспективный российский рынок западных операторов.Сфера розничной торговли представляет собой проблемную область для исследователей и аналитиков, которые пытаются делать прогнозы о направлениях и способах развития российских сетевых компаний, работающих в области ритейла. Трудности прогноза в большой степени обусловлены скоростью изменений, а также спецификой российского бизнеса и экономики, для изучения которых западный опыт часто оказывается неприменим.Для современного этапа развития российского рынка ритейла характерны, как минимум, восемь тенденций:1. Наблюдается быстрый рост отрасли, обусловленный, прежде всего, увеличением реальных доходов населения. Темпы роста даже при дальнейшем замедлении останутся высокими.2. Увеличивается доля современных форматов торговли в общем обороте продовольственной розничной торговли.3. Российский рынок розничной торговли остается ненасыщенным с точки зрения объема розничных продаж и торговой площади на душу населения.4. Степень концентрации рынка мала: на долю 5 ведущих продовольственных сетей приходится менее 10 % рынка.5. Российский рынок розничной торговли рассматривается в качестве одного из наиболее перспективных для западных сетевых операторов.6. Происходит активная региональная экспансия со стороны российских сетей, их федерализация.7. Российские сетевые компании начинают выходить на отечественные и международные фондовые рынки.8. Проявляется тенденция перехода к мультиформатности сетей.По данным экспертов (см. www.mergers.ru) выделяют три типа М&А сделок: горизонтальные, вертикальные и конгломеративные. Горизонтальные сделки заключаются между компаниями, работающими в одной отрасли и производящими сходные продукты или предоставляющими сходные услуги. В ходе вертикальных сделок соединяются компании, функционирующие в разных отраслях и связанные технологическим производством готового продукта. Наконец, конгломеративные слияния и поглощения подразумевают интеграцию компаний, работающих в различных отраслях и не являющихся друг другу ни конкурентами, ни поставщиками, ни клиентами, т. е. компаний без производственной общности. Для российского продовольственного ритейла характерен горизонтальный тип сделок.Эксперты, наблюдающие и анализирующие, казалось бы, одни и те же процессы, нередко расходятся в их оценке, а ответы на вопросы о перспективах и тенденциях развития отрасли остаются неоднозначными. Яркий пример противоречивых оценок – дискуссия об уровне конкуренции: одни полагают, что она уже достигла высокого уровня, другие говорят о том, что рынок ритейла в России остается слабоконкурентным.Сегодня среди признаваемых в качестве важных, но неоднозначно оцениваемых процессов в сфере российского ритейла особо выделяются процессы слияний и поглощений. Единое мнение о роли и перспективах М&А сделок в розничной торговле отсутствует. С одной стороны, экономическая ситуация в России рассматривается как благоприятная для роста числа слияний и поглощений. В результате, ожидается дальнейшая консолидация отрасли и формирование небольшого числа крупных игроков, занимающих ведущие позиции.С другой стороны, имеют место и противоположные точки зрения: некоторые эксперты не разделяют распространенного мнения о низкой концентрации отрасли и полагают, что приближается угасание М&А активности. Другие, высказывая мнение о низкой насыщенности рынка и нежесткой конкуренции на нем, предсказывают консолидацию отрасли исключительно за счет небольших сделок по поглощению мелких сетей.Вместе с тем, изучение сделок слияния и поглощений на рынке розничной торговли представляет особый интерес, обусловленный характерными для ритейла явлениями:1. Динамичным ростом рынка, увеличением числа игроков и оборота торговли;2. Присутствием на рынке западных сетевых компаний, угрозой выхода новых игроков и ростом конкуренции;3. Необходимостью выработки новых успешных деловых стратегий и трансформации старых, вызванной первыми двумя аспектами.По данным маркетингового исследования АМИКО на долю трех крупнейших игроков приходится до четырех процентов рынка, что существенно уступает аналогичным показателям в странах Восточной и Западной Европы. По словам Олега Жеребцова – основателя компании «Лента» – все слияния и поглощения в розничной торговле России еще впереди. Чтобы расти быстрыми темпами розничным операторам необходимо делать сделки М&А. Розничный рынок консолидируется во всем мире – это неизбежный процесс.Российским ритейлерам, находящимся на этапе роста, только предстоит пройти этот путь, используя типичные конкурентные стратегии. Крупные отечественные ритейлеры уже демонстрируют стремительное развитие и отлично усвоили инструменты стратегии: объем и экономия масштаба, укрепление бизнес-модели, активное поглощение и выход за пределы «домашних» рынков, развитие франчайзинговых моделей, IPO. Аналитики А.Т. Kearney объясняют ожидаемое усиление консолидации противодействием глобальным сетям, необходимым давлением на поставщиков и усилением ожиданий от фондового рынка. Через три-четыре года на розничном рынке будет существенно другое распределение игроков. Консолидация проявится на развитых и на региональных рынках, а игроки, не сумевшие нарастить объем, уйдут с рынка.Объем М&А сделок, заключаемых на рынке розничной торговли, растет, начиная с 2001 года. В 2006 году отрасли произошло знаковое событие – образование «монстра» российского продуктового ритейла в результате слияния двух ведущих игроков «Пятерочки» и «Перекрестка», совокупная выручка которых за 2005 год составила около 2,5 млрд долл., с целью создания ведущей компании на рынке продуктовой розничной торговли России – X5 Retail Group. Сумма сделки составляла 1,365 млрд долл., в результате которой оба бизнеса перешли на баланс публичной компании Pyaterochka Holding N.V. На 31 марта 2008 г. под управлением компании находился 731 магазин "Пятерочка" формата "мягкий дискаунтер". Магазины располагались в Москве (321), Санкт-Петербурге (249) и других регионах РФ (161), а также 183 супермаркета "Перекресток" в Центральном регионе России и на Украине, включая 108 магазинов в Москве, а также 16 гипермаркетов. На 31 марта 2008 г. число франчайзинговых магазинов на территории России и Казахстана составляло 711. Чистая прибыль Х5 Retail Group за 2007 г. по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО), по аудированным данным, выросла на 40,6 %, до 143,75 млн долл. по сравнению со 102,24 млн долл., полученными годом ранее. Выручка компании выросла на 53 % и составила 5 млрд 320 млн 424 тыс. долл. В результате сделки образовалась крупнейшая в России розничная компания по объемам продаж. Компания использует мультиформатный подход, развивая сразу три сети магазинов: дискаунтеры, супермаркеты и гипермаркеты.Россия занимает второе место в мире по привлекательности рынка розничной торговли для международных операторов после Индии, так как доля цивилизованной розничной торговли меньше, чем в Европе, США. Крупнейшая в мире сеть Wal-Mart неоднократно подчеркивали важность российского рынка для компании. В сентябре 2008 года Wal-Mart зарегистрировала дочернее юридическое лицо в России – ООО «ВМ истерн еуроп холдингз, ЛЛК». Эта компания вступила в Ассоциацию компаний розничной торговли (АКОРТ), которая является главным лоббистом интересов российских торговых сетей. В декабре 2008 года в прессе появились сообщения, что Wal-Mart ведет переговоры о создании совместного предприятия с X5 Retail Group. Рынок российской розничной торговли еще не охвачен всеми крупнейшими международными операторами, а это значит, что все грандиозные сделки М&А еще впереди.

Магон М.И., Мячина Т.Д. Адаптивное управление экономической безопасностью экономико-социальных систем Разработка экономических решений по определению мер противодействия внутренним и внешним угрозам экономической безопасности функционирования и развития экономико-социальных систем должна учитывать технологическую отсталость активной части основных производственных фондов, более высокую материалоемкость производимой российской продукции, пока еще слабую нормативную правовую базу и экономическую нестабильность деятельности хозяйствующих субъектов. Поэтому среди приоритетов экономической безопасности, прежде всего, необходимо выделить создание механизмов привлечения инвестиций и диверсификацию (переход на новые технологии, рынки и отрасли, к которым ранее компания не имела никакого отношения).Инвестиции чрезвычайно важны для финансирования экономического роста и обеспечения экономической безопасности. Отсутствие прогрессивного развития объекта экономической безопасности резко сокращает его возможности выживания в условиях рыночной экономики, ослабляет сопротивляемость и приспособляемость к внутренним и внешним угрозам. Однако одной из главных проблем российской экономики остается дефицит инвестиционных ресурсов.Так, исходя из Государственной стратегии экономической безопасности РФ, индикаторы пороговых значений по инвестициям в основной капитал должны находиться в пределах от 25 до 50 % ВВП. Менее 25 % угрожает застоем в производстве, физическим и моральным старением технологического оборудования, а более 50 % грозит сокращением потребления и, как следствие, падением уровня жизни населения. Между тем, фактический уровень индикаторов по инвестициям в основной капитал ниже их предусмотренных пороговых значений (около 20 %), что создает зону опасности, которая в условиях снижения мировых цен на углеводородное сырье ведет к замедлению экономического развития и, как следствие, обострению социальных проблем в России.Существует два основных способа привлечения инвестиций: самофинансирование и внешние инвестиции. Для определения способов привлечения инвестиций в экономико-социальные системы за счет самофинансирования целесообразно использовать, по нашему мнению, модифицированную модель Гордона, с помощью которой можно просчитать воздействие на рыночную капитализацию компании вариантов контрольных инвестиционных параметров.Управление стоимостью компании и определение способов привлечения внешних инвестиций в региональные системы предлагается осуществлять на базе модели добавленной экономической стоимости (EVA), модифицированной Валдайцевым С.В.Это обеспечивает возможность выделять как вклад в справедливую рыночную стоимость компании рыночной стоимости уже имеющегося у ней имущества, так и вклад в нее текущей стоимости ожидаемых экономических прибылей от наиболее эффективных из физически возможных проектов инвестирования.Использование указанных моделей позволит определить способы привлечения инвестиций в экономико-социальные системы. Основными из них являются: переход на 5-летнюю инвестиционную программу; расширение использования заемных средств на инвестиции; привлечение внешних средств на отдельные инвестиционные проекты по схеме проектного финансирования; разработка и внедрение схемы гарантирования инвестиций.Другим важнейшим механизмом адаптивного управления экономической безопасностью является диверсификация как форма экономического развития экономико-социальных систем и адаптации к изменяющимся условиям хозяйствования. Определение целесообразности и поиск приемлемого вида диверсификации связан с исследованием ее причин и целей. Причин диверсификации может быть множество, поэтому их можно разделить на две группы: внутренние и внешние. В свою очередь как внутренние, так и внешние причины могут быть «положительными и отрицательными». Что касается конкретизации целей диверсификации экономико-социальных систем, то ее необходимо осуществлять с учетом следующих состояний хозяйствующих субъектов: выход из кризиса, рост и стабилизация.Решению вопроса о целесообразности диверсификации могут способствовать следующие принципы:– принцип спроса;– принцип ресурсообеспеченности;– принцип сбыта;– принцип ориентации на покупателя;– принцип минимально рентабельного объема производства;– принцип экономической целесообразности;– принцип своевременности диверсификации;– принцип рациональной технологической совместимости и преемственности;– принцип структурной обеспеченности трудовыми ресурсами.Как правило, в основу создания любой компании (предприятия) положен принцип специализации деятельности. Следовательно, большинство компаний начинают свою работу с одиночного бизнеса (продуктовой линии). В определенный момент наступает полное удовлетворение потребностей в традиционном товаре (услуге), ведущее к снижению нормы и массы прибыли. Для поддержания стабильности функционирования и обеспечения экономической безопасности в таких условиях возникает необходимость расширения сферы деятельности, перехода к диверсификации экономикосоциальной системы. Тогда возникают вопросы: «когда диверсифицироваться?» и «в какой форме диверсифицироваться?»Прежде всего, необходимо дать ответ на вопрос «когда?». Следует подчеркнуть, что не существует четко определенного момента, в который компании должны проводить диверсификацию. Для решения данного вопроса целесообразно воспользоваться трехмерной морфологической классификацией возможных ситуаций, в которых может оказаться компания в момент определения степени необходимости диверсификации, известная под названием «куб Цвикки».В качестве трех параметров предлагаются следующие показатели: динамика рыночной капитализации компании, конкурентные преимущества компании и прогнозируемые затраты на адаптацию к воздействию экономических угроз (посредством диверсификации). Морфологическая классификация позволяет перебрать все возможные ситуации, которые могут сложиться реальной действительности. По каждому показателю предусмотрено по две градации. В силу этого в поле зрения попадает восемь возможных ситуаций, основанных на использовании предложенных показателей.Прежде чем принять решение о выборе приемлемого варианта адаптации и обеспечения экономической безопасности через диверсификацию экономико-социальной системы необходимо определить целесообразность проведения данного мероприятия. Для решения этой задачи необходима система критериев целесообразности диверсификации. Данная система критериев должна учитывать специфические особенности компании, влияющие на диверсификацию.Например, для компаний нефтегазового комплекса такими критериями могут быть: специфические, сложные, инерционные, наукоемкие и капиталоемкие технологии добычи, обработки и транспортировки нефтепродуктов; дорогостоящее оборудование, реализующее эти технологии; длительный, трудоемкий и дорогостоящий процесс перестройки организационнотехнологической структуры нефтегазовых компаний; высококвалифицированные кадры, требующие длительной подготовки; специфический сбыт продукции нефтяной и газовой промышленности; большие масштабы производства, обработки, транспортировки и реализации нефтепродуктов.Оценив целесообразность диверсификации производства, определив причины и цели предстоящих преобразований у компании или ее структурного подразделения, принявшего решение о проведении диверсификации, необходимо ответить на вопрос: «в какой форме проводить диверсификацию?» С этой целью целесообразно воспользоваться известным методом структурной адаптации экономико-социальных систем к воздействию угроз экономической безопасности.Предложенные теоретические положения по адаптивному управлению экономической безопасностью могут служить материалом для дальнейшей разработки экономической теории применительно к рыночным условиям хозяйствования и для включения в соответствующие разделы учебных курсов и спецкурсов, посвященных вопросам обеспечения экономической безопасности экономико-социальных систем.

Орлова А.А. Модернизация налогового планирования в связи с кризисными явлениями и тенденциями глобализации Изменения, внесенные в налоговое законодательство России и большинства стран мира в течение последних трех лет, обусловлены влиянием мирового финансового кризиса и направлены, прежде всего, на компенсацию финансовых потерь государственных бюджетов.В ряде стран нагрузка в налогообложении переносится на физических лиц. В Великобритании увеличена верхняя ставка налога на их доходы, с апреля 2010 г. доход, превышающий 150 тысяч фунтов стерлингов в год, облагается по ставке 50 %. Наряду с ужесточением налогового законодательства власти Великобритании объявили о начале налоговой амнистии: владельцы офшорных счетов смогут задекларировать свои доходы, заплатив штраф 10 %. Налоговую амнистию объявила и американская налоговая служба. Лицам, выводящим средства из-под налогообложения в офшоры, позволено избежать уголовного преследования и заплатить штрафы по льготным ставкам.В России в 2009 году были приняты федеральные законы, направленные на развитие обязательного социального страхования и совершенствование пенсионной системы: Федеральный закон от 24.07.2009 года № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования»; Федеральный закон от 24.07.2009 года № 213-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов Российской Федерации». Законы предусматривают замену с 1 января 2010 года единого социального налога тремя страховыми взносами на обязательное социальное страхование. На уплату страховых взносов в государственные внебюджетные фонды переводятся все без исключения страхователи, включая применяющих специальные налоговые режимы.Однако, многие вопросы социального аспекта реформы, требуют дополнительного рассмотрения и законодательного урегулирования. С точки зрения финансовой нагрузки, можно констатировать – существенное увеличение совокупной нагрузки на организации, особенно это касается организаций малого бизнеса, применяющих специальные налоговые режимы:1. С 2011 года ставка страховых взносов установлена в размере 34 % фонда оплаты труда (увеличение на 8 %) для плательщиков, применяющих общий режим налогообложения.2. Организации, применяющие упрощенную систему налогообложения (УСН) и переведенные на уплату единого налога на вмененный доход (ЕНВД), с 2010 года стали полноценными плательщиками страховых взносов. С 2011 ставка страховых взносов установлена в размере 34 % фонда оплаты труда (увеличение на 20 %).3. С 2010 г. отчетность в сфере персонифицированного учета представляется за три отчетных периода (ранее отчет предоставлялся однократно за календарный год).4. Установлена предельная величина базы для начисления страховых взносов в размере 415000 рублей (по единому социальному налогу регрессивная шкала предусматривала снижение процента с дохода в размере 280000 рублей), величина подлежит ежегодной индексации в соответствии с ростом средней заработной платы в Российской Федерации.5. Существенно расширена база для начисления страховых взносов. Практически все выплаты и вознаграждения в пользу физических лиц облагаются страховыми взносами.Новый порядок уплаты страховых взносов может стимулировать еще большую дифференциацию в заработной плате. Работодателю становится выгоднее повышать заработную плату высокооплачиваемым работникам, чем работникам со средним заработком, за которых необходимо уплачивать 34 % страховых взносов с каждого добавленного рубля. Увеличение нагрузки на фонд оплаты труда, скорее всего, приведет к закрытию организаций малого бизнеса, применяющих УСН и ЕНВД. Многие компании перейдут на выдачу зарплаты в «конвертах», что уменьшит поступления налога на доходы в бюджет.В связи с заменой единого социального налога (ЕСН) страховыми социальными взносами потеряли актуальность методы его оптимизации:– перевод штатных работников в организацию – аутсорсер, применяющую упрощенную систему налогообложения, с последующей арендой этого же персонала. В результате налогоплательщик оплачивал не труд сотрудников, а услуги по предоставлению персонала и освобождался от уплаты ЕСН;– замена трудовых отношений на гражданско-правовые. Работники получали статус индивидуального предпринимателя и переходили на упрощенную систему налогообложения. Индивидуальные предприниматели уплачивали только страховые взносы на обязательное пенсионное страхование по ставке 14 %, чем достигалась экономия в размере 12 % суммы выплат, подлежащих налогообложению;– применение налоговых льгот. Не подлежали налогообложению ЕСН выплаты, не превышающие 100 тыс. рублей за налоговый период, в пользу физических лиц, являющихся инвалидами, либо выплачиваемые общественными организациями инвалидов;– выплаты за счет прибыли. Не признавались объектом налогообложения ЕСН выплаты и вознаграждения, если не были отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций.К числу методов, которые можно применять и к оптимизации страховых взносов, можно выделить следующие: суточные как часть заработной платы (размер суточных, выведенных из-под обложения неограничен, и позволит экономить на уплате страховых взносов и налога на прибыль); заключение с работником гражданско-правового договора позволит экономить на страховых взносах, зачисляемых в Фонд социального страхования; заработная плата в виде арендных платежей (выплаты, производимые в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является переход права собственности или иных вещных прав на имущество, не являются объектом обложения страховыми взносами).Новым моментом для целей оптимизации страховых взносов являются трудовые и гражданско-правовые отношения с иностранными гражданами и лицами без гражданства, временно пребывающими на территории Российской Федерации. Принимая на работу временно пребывающих граждан, организации имеют возможность оптимизировать уплату страховых взносов, экономя 26 %, а с 1 января 2011 г. – 34 % суммы выплат таким работникам.Вместе с тем, переход к инновационному экономическому росту России невозможен только за счет среднего класса. Перераспределение доходов между богатыми и бедными, прежде всего, через налоги, в том числе посредством введения налога на роскошь, – это один из возможных вариантов решений главной проблемы России – социального неравенства граждан.Налоги на роскошь появились относительно давно, особенно активно шло развитие налога в XVII и XVIII веках. Сейчас подобные налоги в той или иной форме существуют во многих странах мира – США, Франции, Великобритании, Хорватии, Италии. Экономический эффект от собираемости налога на роскошь может полностью нивелироваться с помощью вывода капиталов из России, либо многократного занижения стоимости сделок по приобретению предметов роскоши.Возможно, ужесточение налогового законодательства – не самый разумный курс для восстановления экономики в долгосрочной перспективе. Одним из перспективных направлений в области налогового законодательства должна стать борьба с «оттоком капитала» как внутри страны – налоговая амнистия, так и на мировом уровне – участие России в совершенствовании и эффективном применении международных стандартов открытости налоговой информации.Сегодня выполнение международных стандартов в области обмена налоговой информацией носит формальный характер. Критерием о выполнении обязательств является заключение договоров об обмене информацией и согласие с требованиями Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Кроме договоров, важнейшим критерием открытости и прозрачности является качество их соблюдения. Необходимо достигнуть договоренности с государствами, относимыми к «налоговым оазисам», к принятию международных стандартов понимания банковской и налоговой тайны – согласию предоставлять практически любую информацию о деньгах клиентов по запросам национальных компетентных органов стран ОЭСР.В настоящее время происходит интенсивное развитие юрисдикций с низким уровнем налогообложения, создание новых офшорных финансовых центров по предоставлению офшорных банковских услуг. Сотрудничество между такими зонами и заинтересованными лицами, выводящими свои капиталы очень эффективно и налоговое планирование – область, которая модернизируется, изменяется не только под воздействием кризисных явлений, но и в связи с тенденциями глобализации и взаимного пересечения экономических систем многих стран мира. Несмотря на влияние глобализации, приоритетными для России остаются свои внутренние цели и задачи, решаемые с помощью инструментов, имеющихся в распоряжении государства.

Переверзев П.А. Планирование, развитие и регулирование в сфере торговых услуг Услуги торговли относят к той сфере экономической деятельности, которая связана с производством, предоставлением и потреблением в непроизводственной сфере национальной экономики. Конкуренция в сфере торговых услуг за последние годы существенно изменилась – растет доля сетевой торговли. В 2009 г. в целом по Российской Федерации около 27 % розничного оборота осуществлялось через торговые сети. Наиболее высокий уровень «сетевизации» был в Северо-Западном федеральном округе – около 40 %, в Санкт-Петербурге показатель составлял 51,4 %, в Москве – около 26 %, что свидетельствует о повышении концентрации рынка торговых услуг, особенно в сфере торговли продовольственными товарами. В 2009 году лидирующие позиции занимали три торговых сети [315] : «О’Кей», «Магнит» и «Карусель». «О’Кей» продавала на 12–13 тыс. долл. с 1 кв. м, гипермаркеты «Магнит» – на 6,5 тыс. долл., «Карусель» – на 10 тыс. долл.Взаимоотношения в торговых сетях подвергаются существенным изменениям на всех региональных рынках России. Новые технологии влияют как на состав участников распределительной сети, так и на структуру, рыночную власть. Если в долгосрочной перспективе рассматриваются возможности выбора партнера с учетом, как прибыльности торговой деятельности, так и возможной конкурентоспособности продукции, марки, имиджа фирмы, с учетом динамики покупательной способности населения и отдельных групп, то в коротком периоде – прежде всего, наблюдаются традиционные методы торговли. На региональных рынках, по прежнему, личные усилия участников каналов сбыта по сбору заказов и организацию продаж имеют существенное значение.Возникновение интегральных эффектов в результате сетевого взаимодействия в информационной экономике ставит такие критерии эффективности торгового бизнеса как величина оборота; доля компании на рынке; потенциальный рост. Наценки, условия платежа и другие составляющие традиционно торговой деятельности являются достаточно закрытой информацией и могут иметь тенденцию к изменению только благодаря конкуренции на рынке, что обеспечивается: анализом текущих и потенциальных участников канала сбыта, посредников обмена; анализом конкурентоспособности услуг канала по реализации продукции и характера изменений в каналах распределения. Вместе с возможностью развития торговых услуг в сетевой экономике ставится задача регулирования и надзора со стороны государства правил для хозяйствующих субъектов, осуществляющих торговую деятельность, и хозяйствующих субъектов, осуществляющих поставки продовольственных товаров. На это направлен Федеральный закон Российской Федерации от 28 декабря 2009 г. № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации».В результате регулирования сферы торговых отношений стали широко использоваться заключения договоров на маркетинговое продвижение товаров, то есть дополнительные услуги для поставщиков. Договоры на оказание маркетинговых услуг являются добровольным делом поставщика, но важно отметить, что такой договор будет конкурентным преимуществом поставщика, т. к. даст возможность реализовать продукцию в торговой сети, поскольку спрос на услуги по продаже продукции выше, чем предложение. Конкуренция за продажу в розничной сети будет расти, а это означает, что объем выплат торговым сетям, по-видимому, не изменится и Закон о розничной торговле не будет столь эффективен, как ожидалось. Количество производящих мощностей в мире гораздо больше, чем необходимо для потребления [316] , поэтому сложности со сбытом останутся.К другим возможностям розничных сетей относятся: взимание НДС с ретробонуса; заключение договоров поставки через дочерние структуры, не подпадающие под действие Закона о розничной торговле. Сложным для реализации Закона остается вопрос определения доли рынка, поскольку необходимо определить географические границы самого рынка и его субъектов. Соединение производителя-монополиста и мелких торговцев не позволяет эффективно осуществлять продажи – снижает ассортимент продукции в конкретных точках продаж. Соединение мелких производителей, представителей малого бизнеса и крупных торговых фирм не идет на пользу производителям – они не способны реализовывать продукцию по ценам, обеспечивающим им необходимый уровень рентабельности. Если мелкие производители не могут осуществлять продажи в сетевых магазинах, они должны иметь своих торговых представителей, программы по продвижению товара, что требует существенных финансовых возможностей и современной идеологии – понимания работы в информационно-сетевой экономике.Посредники, предоставляющие услуги по продвижению товара существуют на большинстве рынков и таким образом, играют решающую роль в формировании конкурентного преимущества. Расширение электронной коммерции свидетельствует о повышении эффективности сферы услуг посредников по продвижению продукции. Действенность введенного Закона возможна когда фирма осуществляет выбор торговых услуг и заказ товаров происходит через компьютерные сети, а взаимодействие между поставщиком и потребителем осуществляется с использованием электронных документов и/или средств платежа, в этом случае наблюдается сокращение транзакционных затрат, повышение конкурентоспособности.Инновационная сфера электронной торговли традиционными товарами и услугами позволяет говорить о существенно новых возможностях в планировании и прогнозировании этими товарами. Федеральный закон «Об электронной торговле». Федеральная программа развития электронной торговли в России определяют основные цели формирования условий, позволяющих внедрять на товарные рынки страны современные способы, методы, модели, механизмы по ускорению продвижения товаров (услуг) и созданию процессов бесперебойного функционирования производства и реализации продукции, то есть планирования деятельности как производителей, так и посредников, и торговли для конечных потребителей. Для реализации целей решаются задачи: организационно-нормативного обеспечения системы электронной торговли в России, способствующего росту доверия всех участников торговых отношений в электронной торговле и защите их прав и интересов; формирования инфраструктуры информационной поддержки рынка России продвижению российских товаров на мировой рынок.В настоящее время предусматривается использование электронных средств обмена данными для проведения сделок на поставку товаров и услуг, предоставление консультативных услуг, предоставление банковских услуг, осуществление страхования, включая страхование информационных рисков.Для снижения транзакционных затрат, затрат на продвижение товара, сокращения совокупных торговых издержек необходимо не только использовать электронную торговлю, но и создавать условия конкуренции как для производителей продукции, так и фирм, предлагающих услуги на продвижение товаров. Прямые контрактные отношения между продавцами и покупателями не смогут существенно сократить количество посредников, поскольку освоение новых рынков и продвижение товаров на них требует создание и обслуживание логистических цепей, обязательных условий страхования, которые на себя берет посредник.Рассмотрим возможности развития рынка торговых услуг на примере кондитерских изделий. Рынок кондитерских изделий (КИ) включает два сегмента: мучные кондитерские изделия (МКИ) и сахаросодержащие кондитерские изделия (СКИ). Если по объему продаж МКИ занимают 54 %, то в денежном выражении только 32 %. Производство кондитерских изделий размещено по территории Российской Федерации неравномерно. Поэтому имеется проблема создания системы соединения конечного потребителя в регионе с производителями продукции.Надо отметить, что торговые услуги по реализации кондитерских изделий осуществляются в рамках требований, предъявляемых к данной продукции: срок реализации; ассортимент поставок; повышение требований к качеству продукции; повышение спроса на новые, здоровые виды продукции; интерес к здоровому и легкому питанию. Наличие объема продаж в период стабильного экономического роста и увеличение доходов россиян позволяют тратить больше средств на кондитерские изделия, которые не относятся к предметам первой необходимости. Коэффициент эластичности спроса по доходу для данной продукции больше единицы. Таким образом, процессы производства продукции кондитерского ассортимента, планирование и моделирование хозяйственной деятельности субъектов по выпуску и реализации продукции определяются эффективной деятельностью торговых посредников, услугами в конкретных регионах страны.С целью повышения эффективности предоставляемых торговых услуг нами был использован метод моделирования спроса на продукцию мучных кондитерских изделий на предприятии Санкт-Петербурга и предоставления торговых услуг по их реализации в различных регионах России. Модель учитывала риски по изменению спроса на продукцию в период кризисных явлений и структурной несбалансированности, а также конкурентные условия рынка торговых услуг. Моделирование процессов продаж и производства продукции мучных кондитерских изделий осуществлялось во взаимосвязи с планированием деятельности отдельной компании. В результате доказана возможность использования предлагаемого подхода в сфере торговых услуг в условиях неопределенности.

Ситникова Ю.И. Диалектическое единство и различия потребления и сбережения Исследование процесса развития системы отношений потребление – сбережение важно для решения ряда социально-экономических задач. В качестве основных экономисты выделяют: преодоление спада производства, обеспечение достойного уровня жизни, сокращение дифференциации людей по уровню доходов и материально-имущественной обеспеченности, формированию средних слоев населения, создание механизма перераспределения доходов с целью инвестирования экономики и выхода на траекторию устойчивого экономического роста. Учитывая, что общая методология исследования экономических процессов и явлений базируется на уточнении понятийного аппарата, считаем целесообразным заняться его изучением.В отечественной политэкономии личное потребление трактуется как система общественных отношений между экономическими субъектами по поводу присвоения и использования материальных благ и услуг для удовлетворения системы потребностей человека и воспроизводства его рабочей силы. В западной экономической литературе встречается множество определений данной категории. Так, представители неоклассического направления, вслед за А. Маршаллом, рассматривают потребление как своего рода отрицательное производство, считая, что в процессе потребления происходит уменьшение или разрушение полезности.Противоположный подход выражают кейнсианцы, по определению которых расходы на потребление означают ценность товаров, проданных населению в течение определенного периода. В их интерпретации, напротив, потребление является важнейшей составляющей эффективного спроса. В современной западной литературе личное потребление представляется как суммарные затраты доходополучателей на оплату потребительских благ.Личное сбережение как экономическая категория представляет собой систему экономических отношений между хозяйствующими субъектами по поводу расширения возможностей удовлетворения системы потребностей в будущих периодах за счет получения дополнительных выгод посредством накопления части дохода в стоимостной и натурально-вещественной формах. Следует добавить, что классики экономической теории Т. Мальтус, Д. Лодердель, Дж. Гобсон считали, что сбережение означает, в сущности, накопление капитала. Однако эти понятия становятся суть тождественными лишь при условии безотказного действия механизма трансформации сбережений в инвестиции.Определения в качестве исходных компонентов потребления и сбережения еще недостаточно для характеристики изучаемых явлений. Согласно принципам общности и разнообразия, необходимо выделить общие и специфические признаки исследуемых процессов, показать, каким образом они взаимосвязаны.В соответствии с принципом разнообразия решающей характеристикой компонентов является их относительная самостоятельность. Вполне очевидно, что процессы потребления и сбережения имеют ряд существенных отличий:– в реальной действительности они различаются по объемам, как правило, доминирующим является потребление;– по темпам развития в настоящее время быстрее идет процесс накопления сбережений;– по направлению движения денежных средств в форме потребительских расходов и сбережений населения к другим экономическим субъектам;– по степени эластичности, потребление является менее эластичным, тогда как сбережения обладают большей автономностью;– в сущности, личное потребление и личное сбережение – это внутренние характеристики единого процесса распределения и использования располагаемого дохода с различных сторон, следовательно, каждый из процессов можно представить и изучать отдельно, как систему потребления и систему сбережения;–&