BzBook.ru

Государственное управление здравоохранением в Российской Федерации

Т.В. ЕрохинаГосударственное управление здравоохранением в Российской Федерации

ВВЕДЕНИЕ

Современный этап развития отечественной системы здравоохранения знаменуется, прежде всего, ее реформированием, главной движущей силой которого является комплекс проблем национальной системы здравоохранения, включая проблему низкой социально-экономической эффективности ее деятельности.

В ходе проводимой реформы, современная система здравоохранения переживает значительные организационно-правовые и содержательные преобразования: создана законодательная база для реформы здравоохранения, направленная на децентрализацию государственной системы медицинского обслуживания и управления здравоохранением; реализуется система обязательного медицинского страхования, проводится структурная перестройка отрасли, развивается частный сектор здравоохранения.

Несмотря на это, функционирование системы здравоохранения сталкивается с определенными трудностями: снижением качества медицинской помощи населению; увеличением числа заболеваний социально опасного характера; ростом смертности и снижением рождаемости, отрицательным естественным приростом населения; недостаточным финансированием отрасли и декларативным характером Программы государственных гарантий оказания гражданам бесплатной медицинской помощи. Их наличие обусловлено утратой комплексного подхода к охране здоровья, деформированием системы медицинской профилактики, снижением доступности квалифицированной медицинской помощи для большей части населения, развитием неконтролируемой теневой экономики в отрасли. Кроме того, на состояние системы здравоохранения оказывает влияние отсутствие четкой и последовательной, должным образом подкрепленной в правовом, организационном и финансовом отношении государственной политики в области охраны здоровья граждан, в то время как от правильно определенных направлений здравоохранительной политики и результатов работы органов государственного управления зависит эффективность системы здравоохранения в целом, а, следовательно, здоровье всего многонационального народа России. Правовое обеспечение отстает от развития общественных отношений, складывающихся в области здравоохранения. Более того, несовершенное законодательство в ряде случаев сдерживает позитивные процессы в рассматриваемой отрасли.

Проблемы, возникающие в отрасли здравоохранения, должны быть урегулированы соответствующими органами управления. Однако национальная система управления здравоохранением в настоящее время находится в критическом состоянии, а ее деятельность – одна из самых наболевших проблем российского государства. Длительный период в стране не были определены приоритетные цели в области здравоохранения, стала разрушаться система профилактической медицины, а важнейшие преобразования в отрасли здравоохранения осуществляются без консультаций со специалистами. Кроме того, в процессе реализации реформы здравоохранения обнаружились недостатки в деятельности Министерства здравоохранения и социального развития РФ, вызванные неэффективным сочетанием функций двух ранее самостоятельных государственных органов управления: Министерства здравоохранения и Министерства труда и социального развития.

Таким образом, объективные социально-экономические и политические причины пока не позволили создать систему управления, которая бы обеспечивала стабильное и полноценное развитие здравоохранения в России.

В этих условиях большое значение приобретает совершенствование административно-правового регулирования организации и деятельности всей системы здравоохранения в России, так как существующий механизм, организационные структуры, формы управления и действующее законодательство в значительной степени устарели и не отвечают новым общественно-политическим и социальным реалиям. Слабо разработаны вопросы правовой регламентации оказания медицинской помощи, правового статуса субъектов отношений в сфере здравоохранения. Нормативно-правовые акты оставляют нерешенными целый ряд проблем, как существовавших ранее, так и постоянно возникающих в связи с появлением новых форм здравоохранительной деятельности – правовое обеспечение охраны здоровья не успевает за изменениями, происходящими в реальной жизни. Более того, несовершенное законодательство в ряде случаев служит тормозом позитивных процессов.

Для устранения этих негативных явлений необходимы, в первую очередь, совершенствование организации здравоохранения и управления им, разработка правовой регламентации этого процесса, дальнейшее углубление и развитие демократических начал и повышения качества и эффективности работы органов и учреждений здравоохранения.

Актуальность исследуемой темы обуславливается необходимостью изучения и анализа организационно-правовых проблем государственного управления современным здравоохранением, основными из которых являются: во-первых, нестабильность, нечеткость, неоднозначность толкования и применения правовых норм, регулирующих отношения в области государственного управления здравоохранением в РФ; во-вторых, отсутствие четкого научного подхода к исследованию проблем правового обеспечения медицинской деятельности и ее законодательной регламентации; в-третьих, необходимость обстоятельного анализа административно-правового статуса органов, осуществляющих государственное управление здравоохранением и учреждений здравоохранения.

Рассмотрение вопросов административно-правового регулирования правоотношений в системе здравоохранения, координации и разграничения полномочий и предметов ведения между федеральными и региональными органами управления в этой сфере, правового регулирования частной системы здравоохранения, административно-правового статуса медицинских учреждений даст возможность понять внутреннюю логику их развития в современных условиях, что поможет избежать негативных моментов в развитии системы здравоохранения в нашей стране.

Таким образом, все многообразные проблемы, связанные с охраной здоровья граждан, в том числе проблемы юридического обеспечения медицинской деятельности и правовой регламентации государственного управления в этой области, свидетельствуют о теоретической и практической актуальности их рассмотрения.

На сегодняшний день проблема государственного управления здравоохранением в Российской Федерации исследовалась учеными с различной степенью конкретизации и расстановкой акцентов. Однако все еще не существует работ монографического уровня, специально и комплексно исследующих организационно-правовые проблемы функционирования и совершенствования системы государственного управления здравоохранением, соотнесенные с процессами реформирования как субъектов, так и объектов этой системы, с новыми правовыми и социально-экономическими реалиями российского общества.

Цель монографического сочинения заключается в комплексном рассмотрении отношений, складывающихся в сфере государственного управления здравоохранением в России, а именно в том, чтобы на основе теоретических положений, действующего федерального и регионального законодательства, обобщения результатов практической деятельности государственных органов исполнительной власти, медицинских учреждений и других участников здравоохранительных отношений, показать своеобразие современной российской системы здравоохранения, выявить ее недостатки, определить качественно новые подходы к организации системы государственного управления здравоохранением; проанализировать административно-правовой статус учреждений здравоохранения, органов управления здравоохранением, в том числе органов, не входящих в отраслевую систему здравоохранения, но принимающих участие в охране здоровья граждан; выработать предложения и рекомендации по совершенствованию правовых основ и организационных мер оптимизации функционирования системы управления здравоохранением в РФ.

В исследовании используются ныне действующие источники законодательства об органах власти, выполняющих исполнительно-распорядительные функции по управлению здравоохранением России. В основу изучения отдельных аспектов проблемы государственного управления здравоохранением в Российской Федерации автором положен богатый в содержательном смысле теоретический материал ученых-представителей различных отраслей права, внесших существенный вклад в разработку обозначенной темы и юриспруденции в целом.

Общие вопросы административно-правового статуса органов управления здравоохранением рассматривались такими учеными, как Ю.С. Адушкин, С.С. Алексеев, Алехин А.П., Атаманчук Г.В., З.А. Багишаев, Д.Н. Бахрах, С.Н. Братановский, С.В. Журавлева, Н.Н. Ковалева, Ю.М. Козлов, А.В. Колесников, Н.М. Конин, А.П.Коренев, Б.М. Лазарев, В.М. Манохин, Н.И. Матузов, Т.В. Милушева, Ю.Н. Мильшин, А.Ф. Ноздрачев, Д.М. Овсянко, Л.Л. Попов, А.В.Свидерский, Е.Н. Селютина, Ю.Н. Старилов, Ю.А. Тихомиров, С.А. Чернышева, В.И. Чиркин, Н.А. Шевелева, Е.В. Шилина, В. А. Юсупов, Ц.А. Ямпольская и другие.

Вопросы, касающиеся реализации конституционного права граждан на медицинскую помощь, гражданско-правовых аспектов медицинской услуги, характеристики договорных отношений в сфере здравоохранения, а также организационных и административно-правовых аспектов функционирования отрасли здравоохранения, рассматривались на основе работ ученых-медиков и организаторов здравоохранения, среди которых А.С. Акопян, Г.В. Балашова, Н.Ф. Герасименко, А.А. Глашев, Н.С. Григорьева, Р.М. Зарифзянов, Н.И. Здасюк, В.В. Кизилов, Н.В. Косолапова, Е.Д. Куделя, Кузнецов А.Е., В.З. Кучеренко, Ю.П. Лисицын, М.Н. Малеина, Г.В. Марьян, М.И. Милушин, О.В. Никульникова, Н.Б. Найговзина, В.П. Новоселов, А.Н. Сагиндыкова, В.Н. Самсонов, В.И. Стародубов, А.Стрельников, А.В. Свидерский, Ю.Д. Сергеев, А.В. Тихомиров, Ю.Л. Шевченко, Т.В. Яковлева.

В работе исследованы теоретические и прикладные аспекты административно-правового регулирования системы управления здравоохранением на федеральном, региональном и муниципальном уровнях Российской Федерации; разработана классификация объектов системы управления здравоохранением, сформулировано положение о неопределенности и противоречивости организационно-правового статуса ведомственных учреждений здравоохранения; представлена авторская классификация правовых актов, регулирующих отношения в области здравоохранения; обобщены и проанализированы проекты законов в рассматриваемой сфере; представлено исследование организационно-правовых основ функционирования государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения; выдвинуты и обоснованы предложения о разграничении компетенции государственных и муниципальных органов по финансированию здравоохранения; обоснована необходимость и целесообразность перевода медицинских учреждений в разряд автономных учреждений.

Автор рассчитывает, что положения и выводы, сформулированные в работе, углубят научное представление о правоотношениях в сфере государственного управления здравоохранением и смогут быть использованы для дальнейшего исследования обозначенной проблемы.

Глава 1. Организационно—правовые основы системы управления здравоохранением

§ 1.1. Понятие и основы организации управления здравоохранением

Отрасль здравоохранения является составным элементом структуры социальной сферы, имея своей целью сохранение и укрепление здоровья населения посредством профилактической, лечебной и иных видов деятельности медицинских учреждений.[1] Основополагающая роль охраны здоровья как неотъемлемого условия жизни общества признается в Преамбуле и ст.1 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан[2] (далее Основы), а ст. 2 Конституции РФ закрепляет, что охрана здоровья граждан входит в число наиболее важных обязанностей российского государства. Поэтому охрана здоровья населения Российской Федерации является одним из приоритетных направлений социальной политики государства в период реформирования экономики и социальной сферы.

При этом, ст. 1 Основ под охраной здоровья граждан понимает совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья.

Охрана здоровья является делом государственной важности. Поэтому целесообразно выделить основные задачи государства в области охраны здоровьяграждан. К ним следует отнести: улучшение качества и повышение доступности медицинской помощи; реализацию федеральных и территориальных целевых программ, направленных на обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения, создание экономических и социальных условий, способствующих снижению распространенности негативных факторов риска и уменьшению их влияния на человека.

В целях решения перечисленных задач, государство, например, разрабатывает и финансирует многочисленные федеральные программы, приоритетными направлениями в которых являются охрана и укрепление здоровья нации; принимает меры по развитию государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения; всячески поощряет деятельность, которая способствует укреплению здоровья человека, развитию физической культуры и спорта, экологическому и санитарно – эпидемиологическому благополучию; обеспечивает формирование единого правового пространства системы здравоохранения, законодательное оформление схемы распределения предметов ведения, полномочий и ответственности между уровнями власти по вопросам охраны здоровья граждан; осуществляет управление по созданию единой системы здравоохранения без ведомственных и территориальных разграничений. Особое значение для реформирования системы здравоохранения имеет «Приоритетный национальный проект в сфере здравоохранения».

Право на охрану здоровья и медицинскую помощь имеет конституционное закрепление (Ст. 41 Конституции РФ).

В настоящее время в целях обеспечения конституционных прав россиян на получение бесплатной медицинской помощи Правительством РФ 15 мая 2007 г.[3] утверждена Программа государственных гарантий оказания российским гражданам бесплатной медицинской помощи на 2008 г., согласно которой граждане могут бесплатно получать первичную медико-санитарную помощь; неотложную медицинскую помощь; скорую медицинскую помощь, в том числе специализированную (санитарно-авиационную); специализированную медицинскую помощь, в том числе высокотехнологичную; медицинскую помощь в больничных учреждениях и других медицинских организациях или их соответствующих структурных подразделениях в случаях плановой или экстренной госпитализации, требующих применения интенсивных методов диагностики и лечения, круглосуточного медицинского наблюдения и (или) изоляции, в том числе по эпидемиологическим показаниям: при заболеваниях, в том числе острых, и при обострениях хронических болезней, отравлениях и травмах; при патологии беременности, родах и абортах; в период новорожденности.

Наиболее активной отраслью, которая организационно и методически обеспечивает государственные структуры, ведомства и организации мероприятиями по охране здоровья и профилактике заболеваний населения, является здравоохранение.[4]

Рассматривая значение данной категории, необходимо обозначить некоторые его особенности.

Примечательно, что термин «здравоохранение» употребляется практически во всех нормативных актах, регулирующих сферу охраны здоровья,[5] в том числе в Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан. Однако, несмотря на это, он не имеет легального определения, а в общепринятом смысле используется без единообразного понимания. Доктринальное толкование этого термина обнаруживает различные его значения. Поэтому в юридической литературе можно встретить множество определений понятия «здравоохранение».

Так, в теории государства и права[6] здравоохранение, прежде всего, – это функция государства. Функция в теории государства и права означает направление, предмет деятельности того или иного политико-правового института, содержание этой деятельности, ее обеспечение. Именно в этом смысле говорится о функции государства в целом, правительства, министерства, других государственных органов. При этом государственная функция охраны здоровья населения страны может включать в себя здравоохранение в широком социально – организационном смысле и здравоохранение в узком собственно отраслевом смысле.[7]

В медицинской и юридической литературе[8] здравоохранение рассматривается как система общественных и государственных социально – экономических и социальных мероприятий, обеспечивающих высокий уровень охраны и улучшения здоровья народа.

Ю. М. Козлов, Д. М. Овсянко, Л. Л. Попов определяют здравоохранение как совокупность государственных и общественных мероприятий чисто медицинского характера: предоставление медицинской помощи и лекарственных средств, лечение и отдых в здравницах. Сюда же относятся меры общего характера: повышение материального благосостояния, оздоровление окружающей среды и т. п. меры, направленные на сохранение и укрепление физического и психического здоровья людей, поддержание их долголетней и активной жизни, предоставление им медицинской помощи в случае утраты здоровья.[9]

Как правило, здравоохранение относится к социальной сфере. Однако существует точка зрения, согласно которой здравоохранение – это не социальная сфера, как приучили относиться к ней и население, и правительство, ставя медицину в один ряд с культурой, образованием, спортом, а система жизнеобеспечения, один из важнейших институтов безопасности нации, так как речь идет о поистине самом бесценном в мироздании – здоровье и жизни человека.[10] Следует не согласиться с подобным высказыванием, в подтверждение чего приведем несколько аргументов.

Так, коллектив авторов под редакцией Валового Д.В. утверждают, что здравоохранение, являясь социальным институтом,[11] институтом социальной сферы, представляет собой систему жизнеобеспечения, и в этом смысле здравоохранение необходимо рассматривать как важный фактор национальной безопасности страны. Данное утверждение подчеркивает важность рассматриваемой отрасли в организации и методическом обеспечении государственных структур, ведомств и организаций охранными и профилактическими мероприятиями в области здравоохранения.

Лисицын Ю.П. и Полунина Н.В. также полагают, что здравоохранение отнесено именно к отраслям социальной сферы экономики[12] и представляет собой систему лечебно-профилактических, противоэпидемических, реабилитационных, медицинских мер, а также учреждений государственной и муниципальной собственности, и имеет отраслевую структуру[13]. Поэтому здравоохранение занимает исключительное место в социально ориентированной рыночной экономике,[14] и предлагается признать здравоохранение – по аналогии с агропромышленным, топливно-энергетическим, военно-промышленным – медико-производственным комплексом.[15]

В таких условиях управление здравоохранением является управлением обособленным отраслевым хозяйством, а здравоохранение признается, прежде всего, отраслью, более того – отраслью экономики, и еще того более – отраслью социальной сферы экономики.[16]

Подводя итог исследованию различных позиций в отношении понятия «здравоохранение», можно заключить, что здравоохранение как объект государственного управления и регулирования представляет собой как деятельность государства, так и систему социально-экономических, медико-санитарных мероприятий, осуществляемых организациями здравоохранения, направленных на обеспечение высокого уровня здоровья граждан путем выявления, предупреждения и лечения болезней; оказание качественной и высокотехнологичной медицинской помощи всем нуждающимся в ней гражданам, а также обеспечение доступности получения такой помощи.

Для целей проводимого исследования необходимо сформулировать признаки здравоохранения как отрасли государственного управления:

1) здравоохранение является частью социальной сферы управления;

2) цель здравоохранения состоит в сохранении и укреплении здоровья населения посредством как проведения эффективной государственной политики, так и профилактической, лечебной и иных видов деятельности медицинских учреждений;

3) основными задачами здравоохранения являются: более полное удовлетворение потребностей населения в качественной и доступной медицинской помощи; создание условий для здоровой, активной жизни людей, конкуренции лечебно-профилактических учреждений независимо от форм собственности, свободного выбора гражданами медицинского учреждения;

4) к сфере административно-правового регулирования здравоохранением относятся медицинские учреждения государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения и органы управления здравоохранением.

В содержательном значении здравоохранение – это институт реализации государственных гарантий в области охраны здоровья с системной формой устройства,[17] представляющий собой, с организационно-правовой точки зрения, неоднородную систему.

Следует отметить, что понятие системы здравоохранения в настоящее время также не закреплено ни в одном из действующих нормативных правовых актов, однако, сам термин «система здравоохранения» можно встретить, например, в п.2 ст.41 Конституции РФ, устанавливающем, что «В Российской Федерации (…), принимаются меры по развитию государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения…», а также в ст.2 проекта Федерального закона «О здравоохранении в Российской Федерации». Последний под системой здравоохранения Российской Федерации понимает совокупность органов управления здравоохранением, организаций здравоохранения и практической деятельности в области здравоохранения, взаимодействующих в целях профилактики заболеваний, сохранения, укрепления здоровья граждан и оказания им медицинской помощи. Чтобы определить подходит ли данное определение для обозначения термина «система здравоохранения», необходимо тщательно проанализировать действующее законодательство и юридическую литературу.

В юридической литературе[18] говорится, что в систему здравоохранения входят лечебные, лечебно-профилактические, научно-исследовательские, санитарно-эпидемиологические, аптечные, родильные, образовательные учреждения, предприятия по производству медицинской техники, лекарств и органы управления здравоохранением. В соответствии с Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан организация охраны здоровья граждан в Российской Федерации обеспечивается государственной, муниципальной и частной системами здравоохранения, развитие которых гарантируется Конституцией. Каждая из систем здравоохранения РФ (государственная, муниципальная и частная) имеет свою структуру, закрепленную в Основах. Рассмотрим их подробнее.

В соответствии со ст. 12 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан к государственной системе здравоохранения относятся:

1) федеральные органы исполнительной власти в области здравоохранения, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области здравоохранения, Российская академия медицинских наук, которые в пределах своей компетенции планируют и осуществляют меры по охране здоровья граждан;

2) находящиеся в государственной собственности и подчиненные федеральным органам исполнительной власти или органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области здравоохранения лечебно-профилактические и научно-исследовательские учреждения, образовательные учреждения, фармацевтические предприятия и организации, аптечные учреждения, санитарно-профилактические учреждения, территориальные органы, созданные в установленном порядке для осуществления санитарно-эпидемиологического надзора, учреждения судебно-медицинской экспертизы, службы материально-технического обеспечения, предприятия по производству медицинских препаратов и медицинской техники и иные предприятия, учреждения и организации;

3) медицинские организации, в том числе лечебно-профилактические учреждения; фармацевтические предприятия и организации; аптечные учреждения, создаваемые федеральными органами исполнительной власти в области здравоохранения, другими федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации (ведомственные учреждения). При этом к ведомственным учреждениям здравоохранения можно отнести лечебно-профилактические учреждения, фармацевтические предприятия и организации, аптечные учреждения, создаваемые министерствами, ведомствами, государственными предприятиями, учреждениями и организациями Российской Федерации помимо Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Министерств здравоохранения и социального развития субъектов в составе РФ.

Статус ведомственных учреждений в настоящее время недостаточно регламентирован, и наличие подобных учреждений вызывает до сих пор споры в обществе.[19]

К муниципальной системе здравоохранения, в соответствие со ст. 13 Основ, могут относиться органы местного самоуправления, уполномоченные на осуществление управления в сфере здравоохранения, а также находящиеся в муниципальной собственности медицинские, фармацевтические и аптечные организации, которые являются юридическими лицами.

На муниципальном уровне обеспечение охраны здоровья населения осуществляется муниципальными органами управления здравоохранением, которые несут ответственность в пределах своей компетенции. А именно, они несут ответственность за санитарно-гигиеническое образование населения, обеспечение доступности населению гарантированного объема медико-социальной помощи, развитие муниципальной системы здравоохранения на подведомственной территории, осуществляют контроль качества оказания медико-социальной и лекарственной помощи предприятиями, учреждениями и организациями государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения, а также лиц, занимающимися частной медицинской практикой.

Особенностью муниципального здравоохранения сегодня стало появление в его системе множества новых видов учреждений или структур: дневные стационары, микрополиклиники, дома сестринского ухода, хосписы, подразделения врачей общей практики и др. Одним из ведущих направлений реформирования муниципального здравоохранения явилось смещение акцента со стационарной на менее затратную амбулаторно-поликлиническую помощь.

Перестройка муниципального здравоохранения связана с необходимостью упорядочения (но не ликвидации) ведомственной медицины; правового регулирования статуса медучреждений (сейчас создается много структур с нечетко определенным статусом); решения проблемы обеспечения населения специализированными видами медицинской помощи (по мере расширения практики семейных врачей необходимость в узких специалистах возрастет).

В России в качестве гарантии права на свободное развитие в сфере охраны здоровья предусмотрен такой конституционный институт, как частная система здравоохранения, формирование которой сдерживается за счет коммерциализации государственных лечебных учреждений, прежде всего специализированных и высокотехнологичных центров.

К частной системе здравоохранения относятся лечебно-профилактические и аптечные учреждения, имущество которых находится в частной собственности, а также лица, занимающиеся частной медицинской практикой и частной фармацевтической деятельностью. В частную систему здравоохранения входят медицинские и другие организации, создаваемые и финансируемые юридическими и физическими лицами (ст. 14 Основ).

Целью частной системы здравоохранения является оказание платных медицинских услуг. Поэтому в качестве частной системы здравоохранения можно рассматривать не систему субъектов – организаций, основанных на частной форме собственности, а систему отношений по оказанию платных медицинских услуг, возникающих с целью реализации конституционного права граждан на свободное развитие в сфере охраны здоровья. Субъектами таких отношений могут быть как частные организации здравоохранения, так и те из государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, которым предоставлено право оказывать платные медицинские услуги.

В соответствии со ст. 2, 17–19 Конституции РФ государство и муниципальные образования на деле должны принимать меры, способствующие становлению и укреплению частной медицины. В частности, для стимулирования частной инициативы в сфере предоставления медицинских услуг необходимо создание льготных условий. Без наличия соответствующих условий, способствующих развитию частного сектора медицины, государственные медицинские учреждения, для обеспечения реализации гражданами конституционного права на медицинскую помощь, получают возможность оказывать услуги (платные) сверх тех (бесплатных), которые гарантируют право на достойную жизнь. В результате государственные медицинские учреждения на ниве платной медицины получили существенные преимущества по сравнению с частными и, конкурируя с ними, все дальше вытесняют их с рынка при помощи административного ресурса и бюджетных ассигнований.[20]

Проблема частной системы здравоохранения в настоящее время требует детального изучения.

Таким образом, предложенное в проекте федерального закона «О здравоохранении в Российской Федерации» понятие системы здравоохранения применимо к нынешним условиям, однако нуждается в уточнении. Под системой здравоохранения Российской Федерации предлагается понимать совокупность органов управления здравоохранением и учреждений здравоохранения, функционирующих в целях сохранения и укрепления здоровья населения посредством профилактики заболеваний, а также оказания медицинской помощи. Значимость системы здравоохранения может быть охарактеризована с правовой, социальной, экономической и гуманистической позиций. Правовой характер системы здравоохранения связан с верховенством Конституции РФ и федеральных законов, признанием принятых норм международного права, социальный характер – с обеспечением социальных гарантий в области охраны здоровья населения, государственной поддержкой семьи, материнства и детства, инвалидов и пожилых граждан. Экономический характер системы связан с ролью здравоохранения в общественном воспроизводстве как с точки зрения воздействия на главную производительную силу, так и с точки зрения его ресурсного обеспечения. Гуманистический характер системы здравоохранения означает, что пациент, его права есть высшая ценностью системы здравоохранения и их признание, соблюдение и защита являются обязанностью рассматриваемой системы.

Состояние национальной системы здравоохранения в нынешний период времени можно охарактеризовать как критическое. Во многом это связано с тем, что она унаследовала перекосы и ограничения системного характера, свойственные монопольной экономике: сплошь дотационную инфраструктуру лечебных учреждений, унитарный тип организации с пирамидальной системой хозяйствования и управления, сейчас порушенной, и характерными для этой системы родовыми признаками стремления к единству и единственности, к усложненной бюрократической структуре.[21]

В результате отечественная система здравоохранения столкнулась с целым рядом следующих проблем:

– снизились качество и доступность медицинской помощи населению;

– недостаточное финансирование здравоохранения совмещается с низкой эффективностью использования ресурсов и несбалансированностью структуры медицинской помощи;

– Программа государственных гарантий оказания гражданам бесплатной медицинской помощи во многом носит декларативный характер, так как не обеспечена в полном объеме финансовыми средствами;

– до сих пор не решена проблема равнодоступности медицинской помощи для жителей различных территорий страны, а также сельского и городского населения;

– расходы бюджетов и средств обязательного медицинского страхования (ОМС) отдельных регионов и муниципальных образований на одного жителя различаются в десятки раз, что нарушает принципы социальной справедливости;

– неудовлетворительное состояние материально-технической базы лечебно-профилактических учреждений.

Таким образом, комплекс проблем национальной системы здравоохранения, включая низкую социально-экономическую эффективность ее деятельности, становится главной движущей силой ее реформирования.

Современную реформу здравоохранения было решено проводить в форме модернизации, позволяющей в течение короткого периода времени (2–3 года) решить ряд задач, таких как: изыскание внутренних ресурсов финансирования здравоохранения, и соответственно, повышение эффективности системы здравоохранения, укрепление технической базы медицинских учреждений и т. п.

Для реформирования любой отрасли экономики необходимо определить цели и задачи реформы, а также круг мероприятий по их реализации.

Целью проводимой реформы здравоохранения провозглашается повышение доступности и качества медицинской помощи для широких слоев населения. Об этом свидетельствует заявление российского правительства, что реформы здравоохранения проводятся для того, чтобы обеспечить доступ населения к высококачественной медицинской помощи.

Следует отметить тот факт, что подобная цель реформирования системы здравоохранения ставится впервые. В предыдущие годы ставилась цель «улучшение здоровья населения». Думается, это не совсем правильно. Ведь одной из основных проблем системы здравоохранения выступает как раз резкое ухудшение здоровья населения, о чем говорилось ранее. Конечно же, заявленная цель подразумевает улучшение здоровья граждан, однако это нигде не обозначено. Поэтому, следует определить цель современной реформы здравоохранения следующим образом: «улучшение здоровья населения, путем повышения доступности и качества медицинской помощи для широких слоев населения». В такой формулировке цель реформы здравоохранения не будет противоречить и стратегии Посланий Президента России последних лет.[22]

Поставленная Президентом Российской Федерации В.В. Путиным задача модернизации здравоохранения, нашла свою конкретизацию в ряду реализуемых национальных проектов,[23] особое местно среди которых занимает приоритетный национальный проект в сфере здравоохранения (Нацпроект «Здоровье»).

Вторым обязательным элементом проведения реформы является постановка задач.

Перед реформированием здравоохранения Министерство здравоохранения и социального развития РФ, в первую очередь, поставило три задачи. Во-первых, определить, какие именно объемы медицинской помощи государство берет на себя и оплачивает полностью. Во-вторых, на фоне снижения с 2005 г. единого социального налога не допустить уменьшения поступлений денег в систему ОМС. И, в-третьих, эффективнее использовать имеющиеся ресурсы стационаров и поликлиник.[24]

Следует согласиться с мнением Председателя Комитета Государственной думы по охране здоровья Яковлевой Т.В. в том, что для модернизации здравоохранения необходимо поэтапно решить следующие задачи:

1. Осуществить переход к страховому принципу финансирования здравоохранения.

2. Повысить эффективность управления системой здравоохранения.

3. Провести структурные преобразования в отрасли.

4. Осуществить реформу кадровой политики.

5. Стимулировать развитие медицинской науки, переориентировав ее на решение стратегических проблем здравоохранения.

6. Законодательно «легализовать» систему соплатежей населения при сохранении гарантий бесплатной медицинской помощи.

7. Улучшить систему лекарственного обеспечения населения.

8. Осуществить переход к системе страхования здоровья.

9. Разработать долгосрочные стратегические приоритеты в области здравоохранения.[25]

Исходя из вышеизложенного следует, что основными задачами реформы системы здравоохранения являются: четкое разграничение бесплатной и платной медицины и тем самым оградить государство от требований граждан, превышающих возможности бюджета; ограждение доходов системы ОМС от абсолютного сокращения под нажимом других ведомств и олигархического лобби; ориентация ЛПУ на внутренние источники экономии средств для улучшения своего положения.

Однако следует обратить внимание на то, что реализация обозначенных выше задач в сжатые сроки затруднительна, т. к. в настоящее время идет процесс совершенствования системы государственной власти в РФ: процесс разграничения полномочий органов государственной власти субъектов Федерации и федерального центра, наделение дополнительными полномочиями муниципальных образований с передачей им соответствующих финансовых ресурсов.[26]

Для достижения поставленных целей и разрешения вышеизложенных задач необходимо осуществить ряд мероприятий.

Во-первых, разработать: комплекс мер по обеспечению доступности и повышению качества медицинской помощи населению, развитию профилактической направленности здравоохранения; инвестиционный проект по созданию сети федеральных медицинских центров, оказывающих высокотехнологичные виды медицинской помощи; меры по улучшению лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на получение государственной социальной помощи; методические рекомендации по оптимизации механизма контроля и мониторинга лекарственного обеспечения граждан; предложения по привлечению негосударственных инвестиций в здравоохранение; концепции ряда федеральных целевых программ; комплекс мер по профилактике, диагностике и лечению заболеваний у детей, охране здоровья детей; Программы государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи; план подготовки нормативных правовых актов; протоколы (стандартов) медицинской помощи при различных заболеваниях.

Во-вторых, провести мероприятия по обеспечению лечебно-профилактических учреждений первичного звена здравоохранения медицинскими кадрами; по разработке и обеспечению реализации комплекса мер, направленных на предотвращение заноса и распространения на территории Российской Федерации особо опасных и массовых инфекционных заболеваний, токсичных веществ и опасной продукции; по осуществлению дополнительных мероприятий, направленных на снижение инфекционной, паразитарной заболеваемости, ликвидации кори и поддержание статуса страны, свободной от полиомиелита; по разработке и внедрению в образовательные учреждения общего среднего; начального, среднего и высшего профессионального образования программы по профилактике ВИЧ-инфекции и наркомании, направленной на здоровьесохраняющее поведение подростков; по определению объема и порядка оказания первичной медико-санитарной помощи; по расширению перечня заболеваний, при которых долечивание (реабилитация) больных в условиях санаторно-курортных учреждений обеспечивается за счет средств социального страхования; по утверждению стандартов скорой медицинской помощи;

В-третьих, необходимо принятие нормативных актов, регламентирующих обращение медицинской техники и совершенствование обязательного медицинского страхования (федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации»).

Как было сказано выше, современная реформа здравоохранения проводится в рамках «Приоритетного национального проекта в сфере здравоохранения». Данный Проект определяет приоритетные направления развития российского здравоохранения, включая как основные принципы, так и конкретные мероприятия по их реализации. Проект предусматривает укрепление первичного звена: амбулаторно-поликлинических учреждений, ЛПУ, службы «скорой помощи». Предусмотрены конкретные меры и финансовые ресурсы на улучшение материально-технического обеспечения, кадрового обеспечения, которое зависит от уровня зарплаты, и финансирование текущих расходов. Другое направление деятельности – возрождение системы профилактических мероприятий: диспансеризации, иммунизации и вакцинопрофилактики.

Для успешной реализации «Приоритетного национального проекта» подготовлен пакет документов, где для каждого региона составлен подробный план мероприятий, сетевой график, чтобы была максимальная стандартизация всех взаимодействий по всем направлениям. С каждым субъектом Федерации необходимо заключить подробное соглашение, в котором должны быть описаны не только объемы финансирования из федерального бюджета и системы социального страхования, но все регламенты взаимодействий, все ответственные за выполнение мероприятий, как со стороны субъекта Федерации, так и со стороны федерального органа исполнительной власти или государственных внебюджетных фондов.

Существенным недостатком национального проекта является то, что он разрабатывался без участия ведущих практиков в сфере медицины. По сути дела авторами реформы выступили управленцы, которые на деле руководят не здравоохранением, а деньгами здравоохранения, в то время, когда формировать такие важные документы, как национальный проект «Здоровье», должен коллектив лучших специалистов.[27] В результате игнорирования мнений ведущих медиков страны, реализация некоторых направлений национального проекта привела к негативным последствиям. Например, увеличение зарплат работникам первичного звена повлекло за собой массовые уходы узких специалистов, и даже заведующих отделениями, то есть людей, которые должны контролировать первичное звено, в участковые врачи; согласно новой системе отчетности, врачи каждый день должны сообщать в Министерство данные о реестре участковых, причем только на электронных носителях, в то время, когда во многих больницах нет компьютеров.

Как известно, на реализацию проекта выделена огромная сумма денег, однако в национальном проекте «Здоровье» ничего не говорится ни о медицинской промышленности, ни о новых лекарствах, а значит средств на реформу фармакологической промышленности в нем не выделено. В то же время тратятся колоссальные суммы на закупку импортных лекарств и на создание материально-технической базы медучреждений. Поэтому расходовать выделенные средства целесообразно, наряду с уже предусмотренными целями, на оснащение рынка современным медицинским оборудованием и современными фармакологическими средствами.

Таким образом, в рамках реформы системы здравоохранения необходимо, прежде всего, обеспечить доступность и высокое качество медицинской помощи; возродить профилактику заболеваний как традицию российской медицинской школы. Гарантии бесплатной медицинской помощи должны быть общеизвестны, понятны. По каждому заболеванию должны быть выработаны и утверждены стандарты медицинских услуг с обязательным перечнем лечебно-диагностических процедур и лекарств, а также с минимальными требованиями к условиям оказания медицинской помощи. Детализация стандартов дает возможность посчитать реальную стоимость этих услуг и перейти от сметного принципа содержания медицинских учреждений к оплате за оказанный объем и качество медицинской помощи. Причем такая оплата должна производиться в соответствии с принципами обязательного страхования. И одновременно надо создавать стимулы для развития добровольного медицинского страхования. Правительство и парламент должны обеспечить правовую базу обязательного медицинского страхования, государственных гарантий медицинской помощи, частной медицинской практики, оказания платных услуг.

Невозможно модернизировать ту или иную сферу без наличия четкой, слаженной, целенаправленной, хорошо организованной и эффективной деятельности органов государственного управления, на которые возложено воплощение в жизнь реформы здравоохранения. В связи с этим, они наделены большим кругом обязанностей. Например, для формирования системы управления национальными проектами, в том числе национальным проектом «Здоровье», необходимо четко определить сами параметры проектных мероприятий, распределить персональную ответственность и региональных, и местных властей, при этом установить точные сроки и объемы финансирования по конкретным мерам и, что крайне важно, о чем уже было сказано, окончательно оформить нормативную базу для начала работы.[28] В развитие указанных положений, Правительством РФ были приняты Распоряжения: № 38-р от 19 января 2006 г. «О Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы)», «О плане действий Правительства Российской Федерации по реализации в 2006 году положений Программы социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы)», а также № 1926-р от 14 ноября 2005 г. « Об утверждении плана подготовки первоочередных актов по реализации приоритетных национальных проектов, решения по которым необходимо принять в 2005 году и в I квартале». Проблемы управления приоритетным нацпроектом «Здоровье» в настоящее время регулируются в соответствии с Приказом Минздравсоцразвития РФ № 187 от 22 марта 2006 г. « О системе управления приоритетным национальным проектом в сфере здравоохранения».

Несмотря на это, очевидным является то, что решить все эти вопросы в ближайшее время и в полном объеме невозможно, однако государственные органы исполнительной власти должны уделять этой проблеме большее внимание, если они намерены решить ее быстро и эффективно. Это одна из задач, стоящих перед Правительством РФ и органами государственного управления субъектов.

Контроль работы, осуществляемой в рамках национального проекта осуществляет сам Президент РФ. В частности, Государственный совет «О первоочередных мерах по реализации приоритетных национальных проектов» периодически проводит заседания с участием Председателя Правительства РФ и Президента РФ, где обсуждаются меры по реализации приоритетных национальных проектов, проблемы, возникающие в связи с их реализацией, а также предлагаются пути разрешения возникших проблем. Кроме того, Указом Президента от 24 января 2006 г. № 24-рп,

были сформированы межведомственные рабочие группы при Совете при Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов, которые призваны содействовать реализации национальных проектов, в том числе нацпроекта «Здоровье».

Характеризуя реформу здравоохранения, следует отметить, что ее осуществлению препятствуют следующие факторы:

– малочисленность имеющегося высококвалифицированного персонала, отсутствие материальной заинтересованности к надлежащему выполнению служебных обязанностей;

– недостаток в учреждениях отрасли здравоохранения информации, стимулирующей индивида к планированию или мониторингу его работы;

– несовершенная координация деятельности между участниками процесса реформирования;

– ограниченное развитие частного сектора здравоохранения, затрудняющее работу Правительства РФ по заключению контрактов на услуги в сфере здравоохранения.

Для преодоления их воздействия необходимо: во-первых, повысить авторитет медицинской профессии; во-вторых, наладить систему обратной связи для самокорректировки системы управления здравоохранением; в-третьих, обеспечить взаимодействие между органами управления, медицинскими учреждениями и населением; в-четвертых, принять закон, регулирующий отношения в сфере частной системы здравоохранения.

Как показывает практика, предстоящая реформа здравоохранения и новые законы пока вызывают лишь непонимание как у населения, так и у медработников. Поэтому, прежде чем проводить реформу, нужно в первую очередь подумать о том, как новые преобразования отразятся на людях, о том хотят ли они таких нововведений. В результате население оказалось неподготовленным к масштабным переменам, носящим к тому же стихийный характер. Причиной тому послужило также то, что реформы, которые Правительство РФ проводит в социальной сфере, населению мало знакомы,[29] неизвестно, что подлежит реформированию и по какой схеме будет строиться жизнь в будущем.[30] Для решения этой проблемы необходимо организовать круглосуточную телефонную линию Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Министерств субъектов РФ, а также ведение приема населения по вопросам, возникающим в ходе реализации реформы системы здравоохранения.

Таким образом, дальнейшее реформирование сферы здравоохранения следует проводить только после тщательного анализа возможных последствий реализации предлагаемых новаций.

Реформирование системы здравоохранения предопределяется государственной политикой в этой сфере, поэтому уместно рассмотреть некоторые аспекты, касающиеся государственной политики в сфере здравоохранения.

К. Блейкмор в своей книге «Социальная политика: введение»[31] рассматривает понятие политики здравоохранения в двух аспектах: а) в узком смысле, как совокупности действий правительства, направленных на улучшение состояния здоровья населения путем предоставления здравоохранительных услуг и медицинского лечения; б) в широком – любые действия правительства, оказывающие влияние на состояние здоровья или болезнь отдельных людей, а не только действия Департамента здравоохранения и государственных учреждений здравоохранения, профессионалов и предоставление медицинских услуг.

Более широкий взгляд на проблему показывает, что политика здравоохранения связана со многими другими направлениями общей политики государства. В их числе, например, находится налогообложение табачных изделий и законодательно установленный запрет курения табака в местах общественного пользования, косвенно влияющие на здоровый образ жизни населения; строгий экологический и иной контроль со стороны компетентных органов за уровнем загрязнения воздушной и водной среды; санитарно-эпидемиологический надзор за качеством пищи, контроль всевозможных служб за условиями труда и т. д. Немаловажную роль в этом процессе играют идеологические методы государственной политики, представляющие собой государственное воздействие на сознание людей, которое связано с использованием различного рода призывов, лозунгов, политических программ, социальных концепций и других средств группового воздействия (например, на пачках сигарет от имени государства – Министерства здравоохранения и социального развития РФ есть надпись, предупреждающая о том, что курение опасно для здоровья).

Тем не менее, даже если придерживаться узкого понимания политики здравоохранения (как предоставления медицинских услуг), необходимо включать сюда принятие превентивных, профилактических мер, осуществление усилий по изменению окружающей среды человека, предоставление фармацевтических и консультационных услуг, регулирование цен на услуги нетрадиционной медицины.[32]

Государственная политика в здравоохранении призвана разрешить несколько групп задач. А. Пидде, Г. Кривошеев, А. Киселев выделяют политические, экономические и социальные[33] и ряд других задач, при решении которых возможно будет создать общенациональную систему охраны здоровья населения в России и обеспечить нормальное ее функционирование. Так, по мнению этих авторов, к политическим задачам следует отнести: определение пути дальнейшего развития здравоохранения с учетом мнения персонала здравоохранения и населения; разработку и осуществление стратегии развития здравоохранения органами государственной власти и местного самоуправления; окончательное формирование нормативно-правовой базы здравоохранения и создание системы контроля над исполнением законодательства; политическую поддержку в создании и функционировании структур, выражающих корпоративные интересы медицинского персонала на федеральном и региональном уровне. К экономическим – признание реального существования медицинской услуги в качестве экономической категории; окончательное формирование и государственное регулирование рынка медицинских услуг; приведение обязательного медицинского страхования в единые для всей страны организационные рамки; стабилизацию отношений участников страхового процесса: страхователей, страховщиков, лечебных учреждений различных форм собственности, населения; урегулирование межбюджетных отношений между Минздравсоцразвития РФ как представителя федерального центра и органами исполнительной власти субъектов Федерации. Среди социальных задач здравоохранительной политики государства следует выделить: преодоление патерналистской модели отношений «врач-пациент»; институционализацию здравоохранения (формирование, коррекцию и обеспечение действенности социальных норм и их интернализацию); дальнейшую правовую социализацию населения; профессиональную социализацию медицинского персонала; активизацию деятельности организаций, представляющих корпоративные интересы медицинского персонала; осуществление стратегии привлечения медицинских работников в число сторонников реформ отрасли.

В приведенный перечень следует добавить задачи, направленные на создание таких условий для системы здравоохранения, которые позволят осуществлять санитарное просвещение населения, профилактику заболеваний, обеспечивать оказание качественной медицинской помощи гражданам, проводить научные исследования в области здравоохранения и подготовку медицинских и фармацевтических работников, поддерживать и развивать материально-техническую базу системы здравоохранения. Назрела необходимость принятия решений о проведении структурных и организационных преобразований в системе здравоохранения и изменении функций рада медицинских служб с целью уделить больше внимания проведению предупредительных мероприятий, направленных на охрану здоровья населения и профилактику заболеваний.

Политика в области здравоохранения обязательно включает законодательные функции.[34] Как было упомянуто ранее, здравоохранительная политика складывается из нескольких взаимосвязанных сфер внутренней политики государства. Поэтому, помимо вопросов здравоохранения, законодательного обеспечения требует также финансовая политика, способствующая развитию программ укрепления здоровья и профилактики заболеваний с учетом, в частности, того, что расходы на здравоохранение должны постепенно увеличиваться. Законодательством должно предусматриваться и создание благоприятных экономических условий для организаций, реализующих программы укрепления здоровья и профилактики заболеваний среди работников, а также для инвесторов, направляющих свои средства на улучшение социальных условий и состояния окружающей среды, способствующих здоровому образу жизни. Необходимо совершенствование на федеральном и территориальном уровнях законодательной и нормативной базы в области охраны труда, окружающей среды, создания условий для занятий физкультурой и повышения физической активности, регулирования рекламы и продажи табачных изделий.

Неотъемлемым элементом современной политики является разработка федеральных, региональных и территориальных программ, где формируются текущие и перспективные задачи в сфере здравоохранения и меры по их реализации.

Сложность проведения той или иной государственной политики связана с тем, что в этом процессе задействованы все государственные органы: центральные, региональные, местные, а также затрагиваются интересы различных отраслей и ведомств, организаций, групп влияния и, наконец, отдельных лиц.[35]

Таким образом, государственную политику здравоохранения можно определить как совокупность государственных мероприятий по проведению органами власти согласованного курса действий в системе здравоохранения, направленных на достижение поставленных задач и целей по улучшению здоровья населения.

Исходя из приведенного понятия следует, что основные направления государственной политики в сфере здравоохранения должны предусматривать:

– увеличение доли финансирования здравоохранения по всем направлениям с целью повышения уровня оказания доступной, качественной и высокотехнологической медицинской помощи;

– укрепление и совершенствование нормативной и финансовой базы для решения поставленных задач;

– совершенствование системы медицинского страхования (как обязательного, так и добровольного);

– подготовку специалистов по вопросам пропаганды здорового образа жизни.

Для их реализации необходимо осуществить следующие первоочередные мероприятия:

– обеспечить межведомственный и многоуровневый подход в вопросах повышения качества жизни, улучшения условий труда, быта и отдыха населения, формирования здорового образа жизни;[36]

– создать постоянно действующую информационно-пропагандистскую систему, направленную на формирование здорового образа жизни, профилактику заболеваний;

– создать условия и обеспечить вовлечение различных групп населения в активные занятия физической культурой и спортом;

– обеспечить население качественной бесплатной медицинской помощью в рамках программы государственных гарантий.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что охрана здоровья граждан является конституционной обязанностью и важнейшей функцией государства. Наиболее активной отраслью, которая организационно и методически обеспечивает государственные структуры, ведомства и организации мероприятиями по охране здоровья и профилактике заболеваний населения, является здравоохранение, которое является не просто важной отраслью социальной сферы – оно представляет собой систему жизнеобеспечения, и в этом смысле здравоохранение можно рассматривать как важный фактор национальной безопасности страны. Организация охраны здоровья граждан в Российской Федерации обеспечивается государственной, муниципальной и частной системами здравоохранения. Комплекс проблем национальной системы здравоохранения, включая низкую социально-экономическую эффективность ее деятельности, становится главной движущей силой ее реформирования, которое предопределяется государственной политикой в этой отрасли. Однако нынешняя система государственного управления, призванная реализовывать здравоохранительную политику, не справляется со своими функциями. В настоящее время для организации управления в области здравоохранения характерным является отсутствие единой системы управления, что негативно сказывается на всей системе здравоохранения. Поэтому важнейшей задачей общегосударственной политики в общем и здравоохранительной в частности, должно стать упрочнение позиций государственных органов, так как эффективность реализации государственной политики в сфере охраны здоровья граждан напрямую зависит от эффективности государственного управления здравоохранением.

§ 1.2. Проблемы нормативно-правового обеспечения отрасли здравоохранения

Правовое регулирование придает системе здравоохранения оптимальную управляемость, целенаправленность и гарантированность; создает условия для разработки долговременной программы развития этой системы; определяет стабильность ресурсного обеспечения системы здравоохранения в целом и на этой основе совершенствует формы и методы руководства.[37]

Законодательное обеспечение отрасли здравоохранения направлено на достижение одной из главных целей государственной политики – сбережение и укрепление здоровья народа. Национальная система здравоохранения должна быть построена на основе прогрессивного законодательства, впитавшего в себя передовой опыт отечественной мировой науки и практики в области охраны здоровья и права.[38]

Как показывает история, нормы, которые регулировали оказание медицинской помощи, появились с возникновением самой медицины,[39] но применяли их разве что в порядке исключения.[40] Уже в рабовладельческих государствах существовали нормы, регулирующие медицинскую деятельность. И это не удивительно, потому что медицинскими знаниями в основном обладали жрецы, маги, а сами медицинские знания приравнивались к знаниям сверхъестественным. Законы носили выраженную классовую направленность. Так, в известном вавилонском документе Законы царя Хаммурапи (около 1792–1750 г. до н. э.) ряд параграфов представлял собой древнейшие нормы по регулированию медицинской практики.[41]

В Древнем Египте врачи в своей деятельности должны были руководствоваться правилами «Священной книги». Нормы касательно фармацевтической и медицинской практики существовали и в Римском праве (здесь врачи привлекались к ответственности за продажу ядов с целью отравления, за аборт и кастрацию). Особенности мусульманского права заключаются в том, что врачи должны были придерживаться не только норм мусульманского права, которое запрещало вредить человеку, но и разработанных на мусульманском Востоке этических норм. Суровая кара за неоказание помощи ожидала врача также по христианским канонам. В некоторых христианских странах врача могли за это приговорить к смертной казни с конфискацией имущества.[42]

Следовательно, правовые нормы того времени касались относительно узкого круга медицинских проблем, в основном деятельность врача регламентировалась правилами профессиональной этики. Однако этические нормы не давали надежных гарантий от неблагоприятных последствий, поэтому возникла необходимость обращения к правовым нормам, соблюдение которых могло бы гарантироваться и силой государственного принуждения.

Постепенно начали появляться нормы, регулирующие не только ответственность врачей, но и порядок доступа к медицинской практике, формы организации медицинских учреждений и т. д. Нужно сказать, что после мусульманского Востока самые прогрессивные законы, касающиеся врачебной практики, появились в Российской империи при Петре I. Законодательные акты того времени определяли требования не только к профессиональной деятельности, но и к личным качествам врача.

Единый врачебный закон появился в России лишь в 1857 году и с незначительными частными дополнениями просуществовал до октября 1917 года.[43]

В советский период и медицинская практика, и фармацевтическая деятельность регламентировались нормами Гражданского кодекса РСФСР, Уголовного кодекса РСФСР, несколькими отраслевыми законами и подзаконными актами, а также приказами Министерства здравоохранения РСФСР и СССР.

Следует отметить, что, несмотря на очевидную значимость в жизни современного общества правового регулирования здоровья граждан, законодательное обеспечение прав человека на здоровье до 1990 г. в Российской Федерации было весьма ограниченным. Практически все законодательство в этой сфере исчерпывалось «Основами законодательства СССР и союзных республик о здравоохранении» (1961 г.) и Законом РСФСР «О здравоохранении» (1971 г.), принятым в соответствии с вышеуказанными основами.[44]

Период перехода к новой экономической формации (конец 80– начало 90 годов ХХ в.) характеризуется активной работой по осмыслению деятельности многих социальных институтов общества, тесно связанных с правотворческим процессом. В ноябре 1991 года законодательный орган страны принял Постановление о «Декларации прав и свобод человека и гражданина»,[45] сущность которого сводилась к принятию «Декларации» и приведению российского законодательства в соответствие с положениями этой «Декларации». Она стала одним из основных элементов Конституции РФ 1993 года и составила основное содержание ее II главы (ст. 17–64).

Таким образом, существенные изменения в медицинском праве появились в последнее десятилетие XX в., особенно начиная с 1993 г., когда была принята Конституция Российской Федерации, статьи 2, 7, 19, 20, 21, 38, 39, 41, 42, 46, 48, 52, 53, 72, 114 которой имеют самое непосредственное отношение к медицине.

Происходящие в то время либерализация государственного устройства, децентрализация управления, разделение единой системы здравоохранения на три системы: государственную, муниципальную и частную поставили на более высокую ступень необходимость более четкой правовой регламентации медицинской деятельности и организации работы органов и учреждений здравоохранения.[46]

В настоящее время процесс законотворчества в сфере здравоохранения активно развивается, что связано с реформированием рассматриваемой сферы; а также с бурным развитием общественных отношений в сфере охраны здоровья в постиндустриальных странах, которое обусловлено повышенным вниманием населения к состоянию здоровья.[47]

Издание законов о координации вопросов здравоохранения (о системе здравоохранения РФ) является конституционной обязанностью как федерального законодателя, так и законодателей в субъектах РФ, поскольку вопросы здравоохранения в соответствии со ст. 72 Конституции РФ являются предметом совместного ведения РФ и ее субъектов.

Для регулирования вопросов здравоохранения сегодня применяются такие виды правовых актов как: Конституция РФ; конституции и уставы субъектов РФ; конституционные законы (федеральные и субъектов РФ); законы (федеральные и субъектов РФ); указы Президента РФ; постановления (Правительства, главного государственного санитарного врача); распоряжения (Президента, Правительства, глав администраций); приказы, инструкции, указания (ведомственные); акты представительных органов местного самоуправления; решения референдумов (волеизъявления); договоры, соглашения внутригосударственные; ратифицированные международные договоры; признанные нормы международного права; модельные законодательные акты (рекомендательные).[48]

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. № 511 «О классификаторе правовых актов»,[49] выделен специальный раздел, посвященный здравоохранению – 140.010.000. Согласно этому Указу в качестве составных частей отрасли законодательства о здравоохранении выделяются нормативные акты по таким направлениям, как:

– управление в сфере здравоохранения,

– медицинское страхование,

– медицинские учреждения,

– частная медицинская практика;

– медицинская экспертиза и др.

Согласно ст.3 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан законодательство Российской Федерации об охране здоровья граждан состоит из соответствующих положений Конституции Российской Федерации и Конституций республик в составе Российской Федерации, настоящих Основ и принимаемых в соответствии с ними других законодательных актов Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации, а также правовых актов автономной области, автономных округов, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга.

Таким образом, законодательство РФ в сфере здравоохранения представляет собой двухуровневую систему и состоит из федерального законодательства, законодательства субъектов РФ. В федеральном законодательстве и в законодательстве субъектов РФ – там, где действует принцип разделения властей, можно дополнительно выделить два подуровня: законы и нормативные правовые акты органов исполнительной власти.[50] При этом именно закон является главным юридическим источником, обеспечивающим стабильное функционирование системы здравоохранения. Он регулирует основные элементы механизма социального управления: его систему, цели, принципы (общие и социальные) и весь управленческий процесс, подчиненный достижению целей и задач, возникающих и решаемых в ходе воздействия управления на общественные процессы.[51]

В отличие от системы законодательства, включающей в себя акты исключительно законодательной природы, система нормативно-правовых актов, охватывает собой все источники, посвященные урегулированию здравоохранительных отношений. Это связано с тем, что отношения в данной сфере затрагивают предметы ведения и полномочия по предметам совместного ведения самых различных публичных образований соответственно Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований.[52]

В соответствии с вышеизложенным, иерархически выстроенную систему источников об охране здоровья населения можно представить следующим образом:

1) Конституция РФ;

2) Нормы международного права;

3) Специальное законодательство об охране здоровья граждан:

– Федеральное законодательство об охране здоровья граждан;

– Региональное законодательство об охране здоровья граждан;

– Нормативно-правовые акты об охране здоровья граждан, принятые представительными органами муниципального образования (например, Решение Саратовской городской Думы от 15 декабря 2005 г. N 66-645 в ред. от 28 июля 2006 г. N 8-57 «О Программе социально-экономического развития города Саратова на 2006–2008 годы»[53]).

4) Общее законодательство об охране здоровья граждан (иные федеральные законы (гл. 15; ст. 120, 122, 124, 123 гл. 25 ст. 235–238; гл. 26 ст. 246–248, 250, 251 Уголовного кодекса РФ[54] и др.); Гражданский кодекс РФ[55] (ст. 779–783, 1064–1083, 1099–1101 и 150–152 ГК, и др.); Трудовой кодекс РФ[56] (ст. 323); Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях[57] (гл. 6); ст. 10 Федерального закона от 24.07.1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»[58]), законы субъектов РФ, нормативно-правовые акты представительных органов муниципального образования, содержащие нормы об охране здоровья граждан);

5) Подзаконные нормативные акты по вопросам, связанным с охраной здоровья граждан:

а) акты органов общей компетенции:

– Указы Президента РФ (например, Указ Президента РФ от 20 апреля 1993 г. № 468 «О неотложных мерах по обеспечению здоровья населения Российской Федерации» (с изм. и доп. от 7 ноября 1997 г.);

– Постановления Правительства РФ (от 13 января 1996 г. № 27 «Об утверждении Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями»;[59] от 15 мая 2007 г. № 286 «О Программе государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи на 2008 год»;[60] от 6 июля 2006 г. № 415.

«Об утверждении положения о лицензировании производства лекарственных средств»,[61] и др.);

– подзаконные акты по вопросам, связанным с охраной здоровья, принятые органами исполнительной власти субъектов РФ, а также высшим должностным лицом субъекта РФ (Например, Постановление Правительства Саратовской области от 18 февраля 2005 г. № 59-П «О Порядке осуществления деятельности врача общей практики (семейного врача) в Саратовской области»,[62] Постановление Правительства Саратовской области от 12 мая 2005 года № 149-П «Об утверждении положения о министерстве здравоохранения и социальной поддержки Саратовской области»,[63] и др.);

– подзаконные акты по вопросам, связанным с охранной здоровья, принятые исполнительными органами муниципального образования.

б) акты органов специальной компетенции:

– ведомственные подзаконные акты по вопросам, связанным с охраной здоровья органов специальной компетенции (Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 28 ноября 2005 г. № 701 «О родовом сертификате»,[64] от 22 ноября 2004 г. № 255 «О порядке оказания первичной медико-санитарной помощи гражданам, имеющим право на получение набора социальных услуг»,[65] от 13 сентября 2005 г. N 578 «Об утверждении перечня лекарственных средств, отпускаемых без рецепта врача»,[66]от 5 октября 2005 г. N 617 «О порядке направления граждан органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере здравоохранения к месту лечения при наличии медицинских показаний»,[67] от 1 апреля 2005 г. № 249 «Об организации внеочередного оказания медицинской помощи отдельным категориям граждан»;[68] Приказы министерства здравоохранения и социальной поддержки Саратовской области: от 1 марта 2005 г. № 129 «О порядке лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан, имеющих право на льготное получение медикаментов за счет средств областного бюджета»; от 9 февраля 2006 г. № 127 «Об организации льготного лекарственного обеспечения»; от 8 января 2002 г. № 3-П «О порядке выдачи лечебно-профилактическим учреждениям разрешения на предоставление платных медицинских услуг»; «Правила предоставления медицинских услуг населению лечебно-профилактическими учреждениями Саратовской области»; и др.)

6) Иные источники, содержащие нормы об охране здоровья граждан (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, локальные нормативные акты органов управления здравоохранением и медицинских учреждений).

Из приведенного перечня нормативных актов подробно рассмотрим положения Конституции РФ, международных актов, Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, общего и специального законодательства (федерального и регионального).

Итак, Конституция РФ является основным законом нашей страны. Поэтому среди нормативных правовых актов, регулирующих охрану здоровья, она занимает особое главенствующее положение. В области охраны здоровья Конституция исходит из положений «Всеобщей декларации прав человека»[69] Генеральной ассамблеи ООН, «Конвенции о защите основных прав человека и основных свобод»[70], «Конвенции о защите прав и достоинства человека в связи с использованием достижений биологии и медицины»[71] и др.

Основной закон страны в соответствии с нормами международного права включает в обязанность государства охрану труда и здоровья людей (ст.7, ч.1). Пункт 2 ст. 41 Конституции РФ устанавливает право каждого человека на охрану здоровья и медицинскую помощь. После принятия Конституции РФ в правовой науке много внимания уделялось идее конституционной ответственности как совершенно новому явлению в области права.[72] Следовательно, взаимоотношения между пациентом и врачом в нашей стране определяются, с одной стороны, конституционным правом каждого человека на получение бесплатной медицинской помощи, а с другой – конституционной обязанностью государства в лице государственных и муниципальных учреждений здравоохранения оказывать такую помощь.[73]

Кроме того, Конституция РФ закрепляет разграничение предметов ведения в сфере здравоохранения между РФ и ее субъектами. Так, предметом исключительного ведения субъектов РФ, тесно связанным со сферой здравоохранения, является государственная собственность субъектов РФ и управление ею – в части создания и деятельности на основании данного имущества учреждений здравоохранения субъектов РФ, а также бюджет субъекта РФ в части средств, предназначенных на нужды здравоохранения (п.1 ст.41 Конституции РФ).

Конституционные нормы предусматривают наличие и у муниципальных образований определенных полномочий в сфере здравоохранения. Например, медицинская помощь в муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений. Это положение предполагает наличие у муниципальных образований полномочий по регулированию (в определенных границах) тех отношений, которые связаны с оказанием бесплатной медицинской помощи. Таким образом, здравоохранение относится к конституционно закрепленным вопросам местного значения.

Значимость норм международного права в регулировании отношений, складывающихся в сфере здравоохранения, вытекает из ст. 15 Конституции, согласно которой: «…Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные Федеральным законом, то применяются правила международного договора».

Вся система здравоохранения в Российской Федерации должна строиться в строгом соответствии с международными нормами о правах человека с учетом рекомендаций международных организаций, таких как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Организация Объединенных Наций по образованию, науке и культуре (ЮНЕСКО), ВТО (Всемирная торговая организация) и др. Так, например, в Уставе Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ)[74] провозглашается, что правительства несут ответственность за здоровье своих народов и эта ответственность требует принятия соответствующих мер социального характера и в области здравоохранения.[75]

Таким образом, основные положения международных норм по реализации прав гражданина на охрану здоровья установлены в таких международных актах как:

– «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (вместе с «Протоколом № 1» (Подписан в г. Париже 20.03.1952), «Протоколом № 4 „Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в конвенцию и первый Протокол к ней“ (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), „Протоколом № 7“ (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984))[76]» (Подписан в г. Париже 20.03.1952), «Протоколом № 4 „Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в конвенцию и первый Протокол к ней“ (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), „Протоколом № 7“ (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)) // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст.163.];

– «Конвенция о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения» (Москва, 28 марта 1997 года);[77]

– «Европейская социальная хартия» (03.05.96 г.),[78] ст.11 которой предусматривает право на охрану здоровья. Согласно названной статье для обеспечения эффективной реализации права на охрану здоровья Стороны обязуются непосредственно либо в сотрудничестве с публичными и частными организациями осуществить необходимые меры, направленные в числе прочего на то, чтобы: ликвидировать по возможности причины заболеваний; предусмотреть создание консультативных и образовательных учреждений, имеющих целью содействовать укреплению здоровья населения и поощрению индивидуальной ответственности людей за свое здоровье; предотвращать по мере возможности эпидемии, иные болезни, а также несчастные случаи.

– Статья 15 «Конвенции Содружества независимых государств о правах и основных свободах человека» от 26 мая 1995 г;[79]

– ст.55 «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны»,[80] предусматривает, что процесс сближения законодательств распространяется также и на многие отрасли права, в том числе и на охрану здоровья и жизни людей;

– ст.11 «Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» от 18.12.79 г.[81]

Во всем мире в последние годы развивается международное сотрудничество в области охраны здоровья. 34-я сессия Парламентской ассамблеи Европейского совета в 1991 г. приняла рекомендации правительствам государств, в которых говорится, что здоровье является показателем качества жизни и составляет неотъемлемую часть социального, экономического и культурного развития индивидуума.[82] Право каждого человека на защиту здоровья признано в «Уставе Европейского совета», подписанного в Лондоне 5 мая 1949 г.[83]

Специальное законодательство об охране здоровья граждан возглавляютпринятые 22 июля 1993 г. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан(далее Основы). Этот нормативный акт был разработан коллективом специалистов института социальной гигиены, экономики и управления здравоохранением имени Н.Е. Семашко, ученых, экспертов, депутатов, опираясь на международные правовые акты («Всеобщую Декларацию прав человека»[84] и др.) и отечественный опыт, направленный на совершенствование работы органов здравоохранения, повышение качества медицинского обслуживания и профилактических мероприятий.

Основы являются базовым нормативным актом, определяющим взаимоотношения государства, его органов, учреждений и граждан России. В частности, в них определены основные принципы деятельности медицинских учреждений и медицинских работников по практической реализации права граждан на охрану здоровья; организационные начала государственного, муниципального и частного здравоохранения, решаются вопросы его финансирования; содержится раздел о правах граждан и отдельных групп населения в области охраны здоровья и медико-социальной помощи, медицинской экспертизы; выделены разделы о правовой и социальной защите медицинских и фармацевтических работников, об ответственности за причинение вреда здоровью граждан, за сохранение врачебной тайны и т. д.

Безусловно, Основы являются очень важной составляющей законодательства об охране здоровья граждан, однако, в целом этот законодательный акт представляет собой декларацию прав граждан на охрану здоровья.

Следует обратить внимание на тот факт, что Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан были приняты раньше действующей Конституции РФ, поэтому некоторые их положения не соответствуют Конституции РФ. В частности, в отличие от Конституции РФ, предоставляющей равные права и свободы всем гражданам, находящимся на территории РФ, в ст. 18 Основ дифференцируется право на охрану здоровья граждан РФ, лицам без гражданства, иностранным гражданам и беженцам. В данном случае следует руководствоваться гл. 3. ст. 62 Конституции РФ.

Поэтому необходимо принять Федеральный Закон (Закон о здоровье)[85] в области здравоохранения, который определял бы:

– предмет, пределы и принципы правового регулирования, с учётом опыта, практики сложившейся в зарубежных странах в соответствии с общепризнанными принципами, действующими в области здравоохранения, изложенные в нормах международных договоров и в декларативных документах различных международных организаций;

– область социального пространства, в которой право способно оказывать прогрессивно преобразующее воздействие, направлять деятельность и способствовать её развитию.

Правильное определение сферы и пределов правового регулирования необходимо для того, чтобы исключить использование юридических инструментов в сфере взаимодействия людей, требующих иных средств социальной регуляции.[86]

Несмотря на то, что Основы регулируют практически все стороны здравоохранения, велика роль и специальных федеральных законов более узкой, направленной тематики, регулирующих отношения по управлению государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения; организации лечебно – профилактической и диагностической помощи таким слабо социально защищенных групп населения как дети и подростки, матери, инвалиды, люди старческого и престарелого возрастов; руководству больничным учреждением, являющимся центральным звеном практической медицины и представляющими в своей совокупности обширнейшую сеть; охране репродуктивных прав граждан; обеспечению безопасности пищевых продуктов; санитарной охраны почвы, воды, атмосферного воздуха и другое.

Совокупность таких законов образуют федеральное законодательство в области здравоохранения, а именно:

Федеральный закон от 30 марта 1999 г. «О санитарно – эпидемиологическом благополучии населения»;[87] регулирующий правоотношения по осуществлению государственного (ведомственного) санитарного – эпидемиологического надзора; организации госсанэпидслужбы; предусматривает ответственность за нарушение санитарного законодательства;

Федеральный закон от 17 октября 1998 г. № 157 – ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней»,[88] устанавливающий основы государственной политики в области иммунопрофилактики инфекционных заболеваний, создал правовую основу для снижения количества инфекционных заболеваний (управляемые инфекции), которые в настоящее время представляют серьезную угрозу для безопасности страны;

Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 38– ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ– инфекции)»[89] предусмотрел в ст.4 гарантии государства по нераспространению среди населения одного из самых опасных заболеваний. Обеспечение осуществления указанных гарантий Закон возложил непосредственно на органы исполнительной власти и органы местного самоуправления в соответствии с их компетенцией.

Федеральный закон от 18 июня 2001 № 77-ФЗ «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации»,[90] устанавливающий правовые основы осуществления государственной политики в области предупреждения распространения туберкулеза в Российской Федерации в целях охраны здоровья граждан и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения;

Закон РФ от 28 июня 1991 № 1499-1 «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации»,[91] с принятием которого с 1 января 1993 г. была введена система страховой медицины как формы социальной защиты граждан РФ. Благодаря этому Закону здравоохранение как система получило один из основных источников финансирования (помимо бюджетов всех уровней) – средства обязательного и добровольного медицинского страхования. Он определил правовые, экономические и организационные основы медицинского страхования населения, которое, согласно ст. 1, обязано гарантировать гражданам в случае необходимости получение медицинской помощи, включая и профилактическую, за счет накопленных средств.

Закон РФ от 2 июля 1992 г. № 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»,[92] принятие которого вызвано возникшей потребностью общества в защите психического здоровья его членов;

Федеральные законы от 24 ноября 1995 г. № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»,[93] от 24.07.1998. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»,[94] Законы РФ от 9 июня 1993 г. № 5142-I «О донорстве крови и ее компонентов»,[95] от 22.12.1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека»[96] имеют важное социально-политическое и правовое значение для защиты здоровья нации;

Федеральный закон от 08 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах»,[97] закрепивший на уровне правовых норм обязательство нашего государства по исполнению международных актов (конвенций) по наркотикам и создавший предпосылки для получения финансовой помощи ООН на противодействие незаконному обороту наркотиков;

Федеральный закон от 22 июня 1998 г. № 86-ФЗ «О лекарственных средствах»,[98] до введения которого Россия не имела законодательных актов в сфере обращения лекарственных средств, устанавливает приоритет государственного регулирования в вопросах контроля качества, эффективности и безопасности лекарственных средств, систему государственных органов контроля, а также правовые нормы по возмещению вреда здоровью, нанесенного гражданину в связи с применением ненадлежащих лекарственных средств.

Федеральный закон от 23 февраля 1995 № 26-ФЗ «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах»;[99]

Федеральный закон от 14 мая 1993 г. № 4979-1 «О ветеринарии»[100] посвященный урегулированию отношений, возникающих при защите населения от болезней, общих для человека и животных и пищевых отравлений;

Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»,[101] устанавливающий общие организационно-правовые нормы в области защиты граждан от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера;

Федеральный закон от 19 июля 1997 № 109-ФЗ «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами»,[102] устанавливающий правовые основы обеспечения безопасности обращения с вредными веществами в целях охраны здоровья людей и окружающей природной среды.

Федеральный закон РФ от 02 января 2000 года № 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов»[103] направленный на улучшение качества и структуры питания как одного из основных факторов, определяющих здоровье населения.

Обзор основных Федеральных законов, принятых в области здравоохранения позволяет сделать вывод о том, что установившаяся структура законодательства о здравоохранении в настоящее время очень неоднородна по своему составу, что обусловлено спецификой регулируемых этим законодательством общественных отношений, а также уровнем законодательной разработанности этой области. При этом любой нормативный акт в сфере здравоохранения не может надлежащим образом выполнить свою социальную задачу обособленно от других.[104] Следовательно, возникает необходимость объединения нормативных актов, посвященным вопросам охраны здоровья граждан, в единый законодательный комплекс, например, путем принятия «Кодекса законов об охране здоровья населения».

Региональное законодательство представлено законами субъектов РФ, принятыми по вопросам здравоохранения.

Структура Конституции РФ, «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», а также ряда федеральных законов оказывают значительное влияние на развитие регионального законодательства в сфере здравоохранения. Субъекты РФ принимают законы по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов (п.2 и 4 ст.76 Конституции РФ), которые затрагивают сферу здравоохранения, и по предметам исключительного ведения субъектов РФ, связанным с этой сферой.

Необходимо отметить, что система актов, образующих здравоохранительное законодательство построена на началах субординации. Это означает, что принимаемые субъектами РФ законы и иные нормативные правовые акты в сфере здравоохранения не должны противоречить нормам федерального законодательства, и в первую очередь нормам Конституции РФ и Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан. При законотворчестве в области здравоохранения субъекты Федерации также должны соблюдать правовые нормы, установленные конституциями (уставами) субъектов РФ. С этой целью Министерство здравоохранения и социального развития РФ осуществляет систематический мониторинг принятых актов субъектов РФ, анализ разрабатываемых законопроектов, оказывает практическую помощь в проведении квалифицированных законопроектов через администрации и законодательные собрания субъектов РФ.

К законам субъектов РФ в сфере здравоохранения можно отнести основные законы (конституции и уставы) в части, регулирующей сферу здравоохранения и обычные законы, непосредственно относящиеся к сфере здравоохранения, которые можно классифицировать на:

– системообразующие (в части законодательства субъектов РФ о здравоохранении) законы об охране здоровья;

– законы о бюджете субъекта РФ, устанавливающие размер финансирования сферы здравоохранения, в том числе размер трансферта местным бюджетам на страховые платежи на ОМС неработающего населения;

– специальные законы в сфере здравоохранения;

– законы о целевых программах в сфере здравоохранения;

– законы, содержащие нормы, соприкасающиеся со сферой здравоохранения и др.[105]

В соответствии с этим, законодательство о здравоохранении, принятое, например, в Саратовской области, представлено соответствующими положениями Устава Саратовской области[106] и принятым в соответствии с ним и федеральным законодательством комплексом региональных законодательных актов.

Так, в Уставе Саратовской области проблемам здравоохранения посвящены:

– ст. 7, относящая к ведению области принятие областных программ в сфере социального развития области, а значит и в области здравоохранения;

– ст.12, гарантирующая каждому человеку, проживающему или временно находящемуся на территории области, права и свободы, а также охрану жизни, здоровья, чести, достоинства, его имущества, установленные Конституцией Российской Федерации, законами и международными правовыми нормами;

– ст. 34, которая в рамках социальной политики области предусматривает обеспечение гарантированной государством бесплатной медицинской помощью;

– ст. 39, устанавливающая полномочия государственных органов области в сфере охраны здоровья;

– ст. 60, относящая здравоохранение к сферам деятельности Правительства области;

– ст. 61, относящая к полномочиям Правительства области разработку для представления Губернатором области в областную Думу проекта программы социально-экономического развития области и подготовку отчета о ее выполнении; разработку и реализацию мер по развитию социальной сферы области, росту благосостояния населения, охране его труда и здоровья, организацию системы социальной защиты населения и обеспечение ее функционирования.

Среди законодательных актов Саратовской области в сфере здравоохранения можно выделить следующие: например, Закон Саратовской области от 14 апреля 1997 г. № 21-ЗСО «О правах пациента»;[107] Закон Саратовской области от 26 декабря 2005 г. № 140-ЗСО «Об утверждении Программы социально-экономического развития Саратовской области на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы)».[108]

Подводя итоги исследованию здравоохранительного законодательства, можно сделать вывод, что базовая юридическая основа из фундаментальных нормативно-правовых актов в сфере охраны здоровья граждан является достаточно полной. Однако, в условиях реформирования сферы здравоохранения, требуется усовершенствование норм действующего законодательства и принятие новых законопроектов по охране здоровья граждан.

Поэтому в настоящее время внимание законодателей все больше посвящено законопроектной работе в рассматриваемой сфере. В портфеле Комитета Государственной Думы по охране здоровья и спорту на сегодняшний день находится более 120 проектов федеральных законов.[109] Продолжается работа над законопроектами «О здравоохранении в Российской Федерации»; «О медицинских изделиях», «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации», «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О лекарственных средствах»; «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации „О психиатрической помощи“.

Планируется принятие ряда законов по реформе здравоохранения, включая следующие законопроекты:

· Проект Федерального закона «О государственных гарантиях медицинской помощи населению», в котором предлагается законодательно закрепить виды, объемы, порядок и условия оказания бесплатной медпомощи населению и требования к ее качеству; предусматривается переход лечебно-профилактических учреждений на принцип финансирования бесплатной медицинской помощи по стандарту ее оказания, вне зависимости от места предоставления; прописывается квотирование высокотехнологичных видов медицинской помощи, оказываемых как в федеральных медицинских организациях, так и в медицинских организациях субъектов РФ.

· Проект Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании», где впервые вводится понятие «стоимость страхового года» – минимальная сумма (из единого социального налога), за которую государство готово оказывать гражданам медицинские услуги; предполагается централизация системы обязательного медицинского страхования, в частности, для того, чтобы медицинский полис, который действует сегодня только на территории региона, действовал на всей территории России.

· Проект Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании государственных гражданских служащих Российской Федерации».

В связи с ростом доли частного здравоохранения, возникает необходимость принятия закона о регулировании частного здравоохранения. В ряде субъектов Российской Федерации деятельность частной системы здравоохранения регламентируется либо отдельными актами, либо отдельными нормами в этой области. Например, это Республика Тыва, где действует Закон от 28 мая 2002 г. № 1405 «О частной медицинской деятельности в Республике Тыва»; ст. 6 Закона Республики Башкортостан «О медицинском страховании граждан в Республике Башкортостан»; статья 9 Закона Республики Калмыкия «Об охране здоровья граждан».[110]

Поэтому для совершенствования правового регулирования деятельности частной системы здравоохранения РФ в ближайшее время необходимо принятие самостоятельного законодательного акта, развивающего положения Основ о частной системе здравоохранения. В этом акте необходимо: установить права и обязанности организаций частной системы здравоохранения, определить порядок взаимоотношения частной системы здравоохранения с государственной и муниципальной, установить такие нормы, которые бы стимулировали развитие частных организаций здравоохранения, определить правовой статус частнопрактикующих врачей, закрепить возможность участия организаций частной системы здравоохранения в реализации государственных гарантий в сфере охраны здоровья граждан.

Нужны и другие законы, касающиеся здоровья. Нельзя, чтобы и далее не было законов «О правах пациентов», «О страховании профессиональной ответственности медицинских работников». Нет законов, значит, царит беззаконие, могут нарушаться права пациентов, и никто за это не ответит. Нет страхования профессиональной ответственности медиков, значит, никак не пресекается безответственность.

Несмотря на наличие соответствующего законопроекта, в стране до сих пор нет закона о здравоохранении, который позволил бы определить целостную политику в сфере здравоохранения, избежать непродуманных решений и тупиковых путей в процессе реформирования отрасли.

Необходимость принятия такого закона вызвана тем обстоятельством, что в нынешних условиях Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан не могут надлежащим образом обеспечить регулирование новых отношений, складывающихся в здравоохранении. Кроме того, в соответствии с Конституцией РФ в стране самостоятельно развиваются отдельные системы здравоохранения – государственная, муниципальная и частная, а специальных законов, регулирующих деятельность этих систем принято не было, несмотря на то, что в развитие Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан необходимо было разработать целый пакет отдельных законов.[111]

По замыслу разработчиков, закон о здравоохранении РФ призван устранить разобщенность и раздробленность государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения и установить их управляемость. При этом восстановится понятие о единой системе здравоохранения РФ с определением приоритета государственного регулирования. В законопроекте, в частности, устанавливается равенство возможностей медицинский организаций независимо от их форм собственности, провозглашаются принципы государственной политики в области здравоохранения, в соответствии с которыми определяется ответственность Правительства России за состояние здоровья населения и обеспечивается доступность и бесплатность гарантированных объемов медицинской помощи. Ставится задача по повышению доли совокупных государственных расходов на здравоохранение до 5 % от ВВП, а также определяется тот минимум средств, который субъекты Федерации обязаны тратить только на нужды здравоохранения. В соответствии с законопроектом, Правительство РФ должно будет ежегодно представлять в Государственную Думу доклад о состоянии здоровья нации и делать это необходимо одновременно с внесением проекта бюджета на очередной год.[112]

Отсутствие закона «О здравоохранении в РФ» сказывается и на законотворчестве субъектов РФ. Например, большим недостатком законодательной базы в сфере здравоохранения Саратовской области является отсутствие отраслевого законодательного акта, регулирующего здравоохранительные отношения, а именно закона о здравоохранении области. Всем известен тот факт, что на территории области уже действовал такой закон (закон Саратовской области «О здравоохранении Саратовской области» от 13.02.98 г. № 11-ЗСО – утратил силу на основании закона Саратовской области от 29.12.2004 № 127-ЗСО). На сегодняшний день ведется работа над проектом нового закона Саратовской области о здравоохранении. Документ регулирует те сферы здравоохранения, которые относятся к компетенции субъекта РФ, а также содержит много отсылочных норм на законодательство РФ, действующие областные законодательные акты и нормативно-правовые акты органов местного самоуправления. Как сообщает пресс-центр областной Думы, в проекте закона определено, что относится к государственной системе здравоохранения области, каким образом могут выстраиваться отношения между государственной и частной системой здравоохранения по оказанию бесплатной медицинской помощи населению в рамках программы госгарантий, а также гарантии в сфере бесплатного лекарственного обеспечения, в том числе льготных категорий граждан. В проекте закона также прописаны меры социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников. Медикам специализированных противотуберкулезных учреждений устанавливается право на дополнительную надбавку к должностному окладу за счет средств областного бюджета в размере 35 % (врачам, среднему и младшему медицинскому персоналу) и 15 % (прочему персоналу). Врачам анестезиологам-реаниматологам областных госучреждений предполагается установить дополнительную оплату труда в размере 30 % месячной тарифной ставки. Также было предложено создать рабочую группу и внести в данный законопроект дополнения и изменения. В частности, эти изменения касаются таких категорий граждан как беременные женщины, инвалиды, ветераны, студенты и некоторые другие, которым, по мнению разработчиков законопроекта, все медицинские услуги должны предоставляться бесплатно.

Однако, несмотря на наличие острой необходимости, новый закон о здравоохранении Саратовской области пока не принят, что связано, в первую очередь, с отсутствием одноименного закона на федеральном уровне.

Таким образом, можно заключить, что формирование правовой базы здравоохранения на федеральном уровне сильно отстает от потребностей субъектов Федерации и органов местного самоуправления, что сдерживает развитие регионального законодательства.

Очень часто подобные ситуации приводят к возникновению правовых коллизий между федеральным и региональным законодательством. Это, в свою очередь, является препятствием для формирования в России общего правового и социального пространства. Причинами возникновения коллизий являются как сложность состава и структуры системы российского законодательства в сфере здравоохранения, так и происходящее в настоящее время реформирование всего российского законодательства, составная часть которого – законодательство в сфере здравоохранения. Конституция РФ закрепляет механизмы разрешения противоречий между законодательными актами РФ и ее субъектов. Данные механизмы существенно различаются в зависимости от того, чьи предметы ведения затрагиваются конфликтующими нормами, а именно:

– если законы субъекта РФ затрагивают предметы исключительного ведения РФ, то действуют нормы федерального закона;

– если законы субъекта РФ затрагивают предметы совместного ведения РФ и ее субъекта, то в случае конфликта между их нормами и нормами федерального закона действуют нормы федерального закона;

– если законы РФ затрагивают предметы исключительного ведения субъектов РФ, то в случае конфликта между их нормами и нормами федерального закона действуют нормы законов субъекта РФ (п. 5–6 ст.76 Конституции РФ).

В то же время до сих пор не определен механизм приведения уже принятых и принимаемых актов субъектов Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, хотя о необходимости создания такого действенного механизма говорилось неоднократно.

Чтобы добиться соответствия регионального законодательства федеральному необходимо, и при осуществлении нового федерального правового регулирования, и при внесении необходимых изменений в систему нормативных правовых актов на уровне регионов выявлять те причины, которые вызывают или могут вызвать двойственность мнений по решению одного вопроса.[113] Решению возникшей проблемы могло бы также способствовать внесение законопроекта, а также принятие закона, отражающего ответственность должностных лиц за несоблюдение Конституции РФ.

Кроме того, учитывая особую значимость законодательства субъектов Российской Федерации в определении организационно-правовых основ здравоохранительной политики в отношении населения, очевидно, должен проводиться принципиальный контроль со стороны федерального центра. Помимо Министерства здравоохранения и социального развития РФ в настоящее время подобные контрольные функции осуществляет прокуратура, которая, согласно п.3 приказа генеральной прокуратуры РФ от 18 июля 1997 г. № 42 «Об усилении прокурорского надзора за законностью правовых актов субъектов Российской Федерации», обязана безотлагательно реагировать на все факты принятия в регионах конституций, уставов, законов, указов, постановлений, распоряжений и иных нормативных актов, противоречащих Конституции РФ и федеральному законодательству. Кроме того, постановлением Правительства РФ от 3 июня 1995 г. № 550 «О дополнительных функциях Министерства юстиции Российской Федерации»[114] на Министерство юстиции РФ возложена обязанность по проведению юридической экспертизы правовых актов, принимаемых органами государственной власти субъектов РФ.

Таким образом, ядро законодательства в области здравоохранения составляют Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Однако в силу неспособности урегулировать постоянно меняющиеся общественные отношения в данной отрасли, существует необходимость принятия федерального закона, который бы устранил разобщенность и раздробленность государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения и установил их управляемость; восстановил понятие о единой системе здравоохранения РФ с определением приоритета государственного регулирования; равенство возможностей медицинских организаций независимо от их форм собственности; провозгласил принципы государственной политики в области здравоохранения, в соответствии с которыми будет определяться ответственность Правительства России за состояние здоровья населения и обеспечиваться доступность и бесплатность гарантированных объемов медицинской помощи.

Глава 2. Понятие и система государственного управления здравоохранением в Российской Федерации

§ 2.1. Понятие и сущность государственного управления здравоохранением

Прежде чем перейти к рассмотрению непосредственно государственного управления здравоохранением, целесообразно установить, что представляет собой государственное управление в целом, его виды и особенности.

Управление – это различные способы воздействия субъекта (нескольких субъектов) на объект (объекты), изменяющие положение, поведение, свойства, качества объекта. При этом под управлением чаще всего понимают воздействие, которое имеет целевое назначение и при котором объект поддается регулированию.[115]

В соответствии с множественностью субъектов управления в целом, можно выделить следующие виды управления[116] здравоохранением:

1) Международное управление здравоохранением. Оно осуществляется органами, которые созданы мировым сообществом или региональными международными объединениями, если им договорами государств предоставлены функции управления здравоохранением. Такое управление является производным от государств, которые создают соответствующие международные органы.

2) Государственное управление. Оно осуществляется в пределах государственного организованного общества той или иной страны.

3) Управление в субъектах Федерации (область, край, автономный округ и др.).

4) Управление в автономных образованиях (Шотландия в Великобритании, Крым на Украине).

5) Негосударственное муниципальное управление здравоохранением. Государство или субъект федерации устанавливает в своей Конституции и законах сферу муниципального управления как местного управления.

Атаманчук Г.В. отмечает, что основу классификации видов управления составляет источник и потенциал власти субъекта управления. В зависимости от этого он выделяет: государственное управление (это наиболее важный, всеохватывающий и властный вид управления); местное самоуправление – это подвид государственного управления в демократическом обществе, субъектом которого являются жители населенных пунктов и административных территорий; менеджмент (руководство предприятия, фирмы, руководящий орган); общественное управление; групповая саморегуляция; целесообразное поведение человека.[117]

Как известно, в настоящее время учёные выделяют механические, биологические и социальные[118] виды управляемых систем, из которых социальные системы управления относятся к наиболее сложным, так как представляют собой управление многочисленными и разнообразными социальными процессами, протекающими в человеческих общностях, в том числе в государстве как самой широкой и сложной устойчивой человеческой общности.[119] Разновидностями социального управления выступают общественное, муниципальное и государственное управление.

Таким образом, несмотря на многообразие видов управления, государственное управление занимает приоритетное положение, поскольку наибольший управленческий потенциал сосредоточен именно у государства.

Государственное управление как определенного рода социальная деятельность понимается в широком и узком значении. В широком смысле – это организующая, упорядочивающая деятельность государства, государственное регулирование различных общественных отношений путем деятельности любых государственных органов всех ветвей власти, а также государственных служащих. В узком (организационно-правовом) смысле – это административная, исполнительно-распорядительная деятельность государства, связанная с реализацией исполнительной государственной власти как одной из ветвей государственной власти, осуществляемая системой специальных государственных органов исполнительной власти или органов государственного управления. Для целей проводимого исследования, государственное управление следует рассматривать в узком значении, так как именно в организационно-правовом смысле государственное управление является основным объектом административно-правового регулирования и сферой действия норм административного права.

Анализ юридической литературы[120] позволил выделить ряд особенностей, характеризующих государственное управление в узком понимании:

а) государственное управление – это конкретный вид деятельности по реализации единой государственной власти, имеющий функциональную и компетенционную специфику, осуществляемый исполнительно-распорядительными органами государственной власти (органами управления);

б) суть государственного управления заключается в практически организующем характере этого вида деятельности (в желании; умении и способности органов управления организовать практическое исполнение общих предписаний и норм);

в) государственное управление – это подзаконная деятельность административного, исполнительно-распорядительного характера (органы управления осуществляют проведение в жизнь законов и других общих предписаний президентской и правительственной власти, используя юридически властные полномочия; они исполняют законы распоряжаясь);

г) государственное управление – это исполнительная деятельность, имеющая непрерывный и циклический характер, осуществляемая в процессе повседневного и непосредственного руководства хозяйственным, социально-культурным и административно-политическим строительством.

Таким образом, государственное управление, являясь разновидностью социального управления, представляет собой подзаконную деятельность административного, исполнительно-распорядительного, практически организующего характера, осуществляемую исполнительно-распорядительными органами государственной власти (органами управления).

Существование государственного управления здравоохранением в России обусловлено признанием человека, его жизни и здоровья высшими первичными ценностями, относительно которых определяются другие ценности и блага всего общества. Поэтому управление здравоохранением является комплексной задачей всего общества, в реализации которой принимают участие множество секторов народного хозяйства и структур управления (от федеральных до местных органов самоуправления).[121]

В свою очередь задача управления здравоохранением сводится к наиболее эффективному достижению цели путем повышения качества лечебных, диагностических и профилактических мероприятий и рациональному использованию ресурсов здравоохранения. В связи с этим государство ставит перед собой задачи, направленные на обеспечение охраны здоровья граждан, реализовать которые призвана именно государственная система управления здравоохранением.

Обращает на себя внимание тот факт, что термин «управление здравоохранением» встречается довольно часто во многих нормативных правовых актах, принятых в сфере здравоохранения,[122] однако его значение нигде не раскрывается.

Поэтому, прежде чем сформулировать понятие «государственное управление здравоохранением», необходимо рассмотреть ряд особенностей данной категории.

Следует отметить, что в исследовании вопросов управления здравоохранением используется системный подход к решению управленческих задач,[123] на научных основах строится система и структура, комплектуются кадры аппарата управления[124] здравоохранением. Кроме того, в целях координации деятельности и осуществления государственной политики в области здравоохранения Правительство Российской Федерации уполномочивает специально образованные федеральные органы или иные федеральные органы исполнительной власти на решение задач в сфере охраны здоровья населения. Именно эти органы, с присущими им полномочиями и структурой, осуществляют организацию реального воплощения целей здравоохранения по уменьшению потерь потенциальной и активной жизни населения, и в своей совокупности представляют системы управления. Следовательно, системе здравоохранения в России присуще наличие соответствующей системы государственного управления.

Система управления здравоохранением в России – одна из подсистем управления обществом, имеющая определённую внутреннюю организацию и функции, связь с другими системами и перспективы дальнейшего развития.[125] Она характеризуется следующими признаками:

– представляет собой целостную систему, состоящую из взаимосвязанных элементов;

– является подсистемой более сложной системы управления единой социальной сферой;

– находясь в единстве с иными системами управления, является относительно самостоятельной по отношению к ним, оказывая взаимное влияние друг на друга;

– имеет внутренние (между частями системы) и внешние (с другими системами) связи; иерархическую структуру, определяемую составом элементов, подсистем и их связей и состоящую из ряда уровней управления – относительно обособленных структурных образований, различающихся полномочиями (правами и обязанностями);

– обладает определёнными устойчивыми свойствами;

– динамична, т. е. способна к развитию и самосовершенствованию.

Содержание управления здравоохранением составляет совокупность общих и специальных исполнительно-распорядительных функций. К общим функциям относятся разработка государственных программ, их финансирование, контроль, решение кадровых вопросов; к специальным – организация лечебно-профилактической помощи, размещение сети лечебно-профилактических и других организаций здравоохранения, обеспечение медицинских организаций и населения лекарственными средствами и другими медицинскими изделиями и оборудованием, организация санитарно-эпидемиологического надзора, производство медицинских экспертиз, развитие медицинской науки, работа по профилактике заболеваний среди населения.

Управление здравоохранением имеет своим предметом распределение публичных финансовых ресурсов на цели реализации государственных гарантий в области охраны здоровья. Местом освоения этих ресурсов является сфера хозяйствования, товарообмена, экономического оборота в области охраны здоровья. Система управления здравоохранением в сфере товарообмена осуществляет размещение финансовых средств. Размещая их в одном из секторов, система управления влияет на его экономическое развитие. Размещая их у избранных субъектов хозяйствования, система управления способствует росту их благосостояния. Тем самым управление здравоохранением происходит посредством организации перераспределения финансовых ресурсов в сфере хозяйствования и спроса по финансовым вложениям. Такое управление осуществляется средствами координации и не находится в противоречии с характером отношений в оборотном пространстве.[126]

Государственное управление здравоохранением строится на основе принципов управления, среди которых можно выделить следующие:

1. Публичная власть управляющего. Для государственного управления здравоохранением необходима власть, право распоряжаться (полномочия) и сила, обеспечивающая исполнение распоряжений.

2. Единство руководства и разделение управленческого труда. Без единого руководства возникает хаос, а разделение труда обеспечивает специализацию, то есть качество управления.

3. Единство распорядительства по определенному кругу вопросов и конкретность исполнителей. При множестве распорядителей, дающих указания по одному и тому же вопросу, возникает беспорядок, а без конкретного обозначения исполнителя распоряжения не выполняются.

4. Приоритет интересов государственного управления во время исполнения служебных обязанностей.

5. Централизация и иерархия в управлении. Они создают стабильность и обеспечивают деятельность управленческого механизма как единого целого.

6. Постоянство управленческого персонала. Текучка руководителей и исполнителей вредна для дела.

7. Недопущение дискриминации в отношении начальников, подчиненных, сотрудников управляющего органа. Поощрения и наказания должны быть соразмерны поступку и расцениваться коллективом как обоснованные, справедливые.

8. Обратная связь в управлении. Управляющий должен учитывать результаты своих действий и корректировать их, если обратная связь указывает на необходимость этого.

9. Иные принципы государственного управления (законность, научность, демократичность, действенный учет и контроль).

Структура системы управления здравоохранением включает следующие элементы: субъект, объект и их связи, собственно процесс государственного управления (функции, формы и методы, цели и задачи). Рассмотрим их подробнее.

Итак, исследуемой системе здравоохранения присуще, в первую очередь, наличие двух взаимосвязанных элементов: управляющего (субъекта) и управляемого (объекта). В качестве субъектов выступают органы государственного и муниципального управления здравоохранением, руководство общественных объединений (Президент РФ, Правительство РФ, Министерство здравоохранения и социального развития РФ и субъектов Федерации; органы местного самоуправления в области здравоохранения; Федеральные фонды социального страхования и обязательного медицинского страхования; органы, имеющие в своем ведении учреждения здравоохранения, например, Министерство обороны РФ, Министерство внутренних дел РФ, Министерство транспорта и связи и др.).[127]

Объектами государственного управления здравоохранением являются учреждения здравоохранения, испытывающие на себе государственное воздействие названных выше субъектов. К ним относятся: поликлиники, диспансеры, больницы, родильные дома, аптеки, консультации, центры санитарно – эпидемиологического надзора, специализированные санатории, станции скорой медицинской помощи, судебно – медицинские и другие учреждения здравоохранения. Они подразделяются на государственные (федеральные или субъектов Федерации), муниципальные и частные.[128]

Одним из способов осуществления взаимосвязи объекта и субъекта управления здравоохранением является передача информации. При этом в целях обеспечения динамичности процесса управления необходимо обеспечить непрерывность поступления нужной информации об объекте в нужный момент.[129] Этот обмен информацией является обязательным условием существования системы управления здравоохранением.

Следует различать прямые и обратные связи. Воздействие субъекта на объект – это установление прямых связей с объектом. Объектом управленческого воздействия, прямых связей является не только внешний по отношению к управляющей системе объект, но и различные звенья самой управляющей системы, между которыми устанавливаются либо вертикальные связи подчиненности, субординации (иерархия), либо горизонтальные,[130] основанные на равенстве участников здравоохранительных отношений, когда можно говорить о перераспределении полномочий между субъектами (исполнительными органами здравоохранения) и управляемыми объектами (медицинскими учреждениями), заключении административных договоров. В большей мере (учитывая императивность управленческой деятельности) распространены вертикальные отношения, то есть отношения строгого подчинения административной и дисциплинарной власти субъектов управления. Правовая природа информационного воздействия в управлении здравоохранением заключается в передаче от субъекта к объектам управления совокупности юридических норм, регламентирующих деятельность последних, определяющих границы возможного или должного поведения структурных звеньев и отдельных лиц, входящих в состав указанных объектов.[131] После получения объектом информации происходит реализация субъектами своей компетенции и правовое регулирование достигает своих целей и воплощается в поведении участников конкретных социально-обеспечительных организационно-правовых отношений.

В условиях развития рыночных отношений управляемые объекты проявляют достаточно интенсивную активность, которая находит свое проявление в наличии обратной информационной связи, которую устанавливает объект с субъектом. К субъекту управления поступает информация о поведении объекта, о выполнении (невыполнении) управленческих «команд». Она собирается в органах, непосредственно осуществляющих управление здравоохранением (руководство отделов, управлений, департаментов здравоохранения). Этими органами осуществляется отбор и преобразование информации, отделение существенного от несущественного, обобщение материала для вывода, который делает управляющий объект. Обратные связи представляют особую ценность для определения качества управления. Именно от объекта поступает информация, в которой отражаются изменения, происходящие в управляемых объектах системы (учреждениях здравоохранения), и которая позволяет вносить определённые коррективы в процесс управления. С целью недопущения умышленного искажения информации объектом, важное значение имеет постоянный контроль управляющего субъекта за объективностью и точностью данных в процессе обратной связи.

Деятельность по управлению, применение различных его способов образуют процесс государственного управления, который, как важнейшая составная часть характеристики структуры государственного управления, включает в себя следующие элементы: цели и задачи управления, функции управления, формы и методы их осуществления.

Под целями и задачами понимается «область должного, очерчивающая в общем плане отрасль, сферу, предмет деятельности органа».[132] В системе управления важнейшее значение имеют его цели. Весьма точное определение дал Г.В. Атаманчук: управление – это целеполагающее, т. е. сознательное, продуманное, организующее и регулирующее воздействие людей на собственную общественную жизнедеятельность, которое может быть осуществлено как непосредственно (в форме самоуправления), так и через специально созданные органы и структуры (государственные органы, политические партии, общественные объединения, предприятия, общества, союзы и пр.).[133] Определение целей – первооснова, которой подчинено функционирование систем управления, начиная с разработки задач и формирования их структур и кончая оценкой результатов деятельности (соответствие достигнутого поставленным целям).[134] На практике выбор цели действий имеет исключительно важное значение в деятельности руководителя или организации управления, так как правильно выбранная цель определяет успешное решение задач.[135] Поэтому в отрасли здравоохранения все шире применяется программно-целевое управление, ориентированное на достижение конкретных целей.[136]

Следует отметить, что, будучи сложной по своей структуре, система управления здравоохранением имеет не одну, а много связанных между собой целей, которые взаимно дополняют друг друга, но в то же время имеют различную направленность. Однако по своей природе они не противоречивы, так как отражают различные стороны главной цели управления здравоохранения в России, в качестве которой выступают выработка и применение системы мер, направленных на снижение потерь общества от заболеваемости, инвалидности и смертности населения при имеющихся ресурсах. Главная цель управления распадается на производные (подцели) различного порядка, которые ставятся перед субъектом управления. Анализ содержания правовых актов органов государственного управления здравоохранением, уставов, положений, регламентирующих деятельность учреждений здравоохранения, литературы по вопросам здравоохранения позволяет определить наиболее важные подцели управления здравоохранением, которые могут быть классифицированы следующим образом: 1) профилактические; 2) реабилитационные; 3) лечебно-оздоровительные; 4) диагностические; 5) демографические; 6) репродуктивные; 7) правовые. По значимости можно выделить: 1) стратегические; 2) тактические; 3) оперативные цели.

Цели управления определяют суть управленческого решения: выбор действий, при помощи которых цели должны быть достигнуты.

Думается для достижения указанных целей перед системой управления здравоохранением стоит необходимость решить следующие задачи: повышение эффективности управления системой здравоохранения при минимизации затрат; повышение адресности в предоставлении медицинских услуг гражданам, нуждающимся в них, в том числе, гарантированной бесплатной медицинской помощи в пределах государственных гарантий; создание экономической базы для исполнения федеральных законов; содействие развитию сети медицинских учреждений; создание государственно-общественной системы оценки качества и контроля деятельности учреждений здравоохранения всех типов и видов собственности, включая лицензирование, аттестацию, государственную и общественную аккредитацию; обеспечение единого социально-правового и информационного пространства, создание системы законов и иных нормативных правовых актов в области здравоохранения, которая бы органически объединяла федеральное законодательство и законодательство субъектов Российской Федерации; более четкое разграничение полномочий между Российской Федерацией и её субъектами, а также органами местного самоуправления в области здравоохранения на основе договоров; развитие программно-целевого механизма управления и финансирования сферы здравоохранения, стимулирование смешанного частно-государственного финансирования системы здравоохранения; повышение самостоятельности учреждений и организаций здравоохранения в выборе стратегии развития, содержания реализуемых программ и услуг, финансово-хозяйственной деятельности.

Функции государственного управления – это наиболее типичные, однородные и четко выраженные виды (направления) деятельности управляющего субъекта, обеспечивающие решение целей и задач управляющего воздействия. Понятие «функция» (лат. functio – осуществление[137]) означает направление и содержание деятельности отдельно взятой системы, в юриспруденции – правового института. Функция пронизывает организацию и процесс государственного управления. Если государственное управление не функционирует, то отсутствуют и его организация, и его процесс. Поэтому функции определяют основное содержание управленческой деятельности,[138] ее сущность. Вся разноплановая работа государственного управления может быть связана с тремя функциями, составляющими замкнутый цикл государственного управления: принятие управленческого решения, его осуществление и контроль. Каждая из названных функций может быть разделена на ряд составляющих. Итак:

1. Принятие управленческого решения заключается в оценке ситуации, прогнозировании и планировании.

Сначала оценивается ситуация в сфере здравоохранения по стране, выясняются потребности в медицинских услугах, и т. п. Затем составляется прогноз. Прогноз – это метод научно обоснованного предвидения возможных направлений развития сферы здравоохранения. С прогнозом связано выполнение следующих задач: научное предвидение будущего на основе выявления тенденций и закономерностей развития, определение динамики явлений, в том числе определение в перспективе конечного состояния управления здравоохранением, его переходных состояний на пути к заданному оптимальному режиму функционирования.[139] Прогнозы имеют вероятностный характер, но если прогноз выполнен качественно, он становится основой для планирования.

Плановость пронизывает всю функциональную деятельность органов управления здравоохранением. Она предполагает изучение обстановки, сбор и обработку информации об объекте управления (анализ сложившейся ситуации). Планирование – это определение направлений, пропорций, темпов, количественных и качественных показателей развития тех или иных процессов в системе государственного управления здравоохранением. В процессе реализации планирования создаются программы по развитию отношений в сфере здравоохранения. Плановость управления дает возможность, исходя из выявленных закономерностей развития сферы здравоохранения, наиболее полно удовлетворять потребности нуждающегося населения в медицинских услугах, организовывать профилактическую работу, лечение, реабилитацию, подготовку и переподготовку, а также повышение квалификации медицинских работников, осуществлять строительство объектов медицинского назначения. В общем виде разработку плана можно свести к решению четырех крупных проблем: 1) определение потребностей и интересов в развитии системы здравоохранения на планируемый период времени и формирования на этой основе целей и задач; 2) разработка путей развития системы здравоохранения как социального явления и темпов роста его основных показателей; 3) определение потребностей в материально-технических условиях и кадрах; 4) установление форм и методов контроля за выполнением планируемых мероприятий или задач.[140]

Планирование завершается принятием основного решения. Решение – это выбор определенного способа действий. В сфере государственного управления оно оформляется актами, имеющими государственное значение и особую юридическую форму (приказа или распоряжения органов управления). Управленческое решение является директивным актом, обязательным для исполнения, имеет три подфункции: направляющую, координационную, мобилизующую. К управленческому решению предъявляются следующие требования: ясная целевая направленность; обоснованность; адресность; непротиворечивость; правомочность; эффективность (при меньших затратах достичь намеченных целей); конкретность. Существует два основных способа принятия решения: индивидуальный и коллективный. В любом случае последнее слово в решении вопроса остается за руководителем.

2. Осуществление решения предполагает организацию деятельности.

Непосредственная организация охраны здоровья народа возложена на отраслевые органы здравоохранения – территориальные (системы Министерства здравоохранения и социального развития РФ) и ведомственные.

Организация состоит в формировании системы управления и обеспечение ее нормальной деятельности и включает в себя координацию и регулирование.

а) Координация (обеспечение согласованных действий различных участников отношений в сфере здравоохранения). Координация придает суммарным усилиям объектов управления (учреждениям здравоохранения) рациональный характер, отличный от того, который мог быть при простом сложении усилий этих объектов. С развитием материально-технической базы учреждений здравоохранения и созданием крупных социальных структур (например, центр медицинской и социальной реабилитации и т. д.) значение координации возрастает, так как возникает задача согласования деятельности отдельных единиц, входящих в эти образования. При этом следует учитывать, что координация является прерогативой не только субъектов управления. Объекты системы – учреждения здравоохранения – не пассивные участники, они также координируют свои действия. Координация по своему содержанию подразделяется на два вида: внутреннюю и внешнюю. Первый вид координации находит свое выражение при осуществлении одним руководящим центром (Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации) внутренней организационной деятельности. Внутренняя координация обеспечивает связь элементов каждой из подсистем, чёткую работу всех объектов управления. Например, такая координация применяется по отношению к деятельности государственных учреждений здравоохранения, входящих в систему Министерства здравоохранения и социального развития России. При осуществлении внешней координации не происходит непосредственной организации выполнения функций управления, так как она осуществляется без вмешательства в оперативную деятельность министерств и ведомств.

Координацию высшего и более общего порядка в системе управления здравоохранением осуществляют Президент РФ и Правительство РФ. Они обеспечивают разработку и реализацию стратегии государственной политики в сфере здравоохранения, её законодательного закрепления и иного организационного и правового оформления. Например, Постановлением Правительства РФ от 15 мая 2007 г. № 286 утверждена Программа государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи на 2008 год.[141]

Постановлениями Правительства РФ создаются некоторые объекты системы здравоохранения. К компетенции Правительства РФ отнесено: установление правил лицензирования деятельности страховых медицинских организаций, осуществляющих ОМС; утверждение порядка признания граждан инвалидами; государственное регулирование цен на лекарственные средства; определение порядка разработки, утверждения и введения государственных социальных стандартов; ряд других функций и полномочий, вытекающих из норм и требований Конституции РФ, федеральных законов и соглашений высших органов управления России и субъектов Российской Федерации по вопросам государственной организации системы, структуры и содержания здравоохранения. Аналогичную координацию в сфере здравоохранения осуществляют и исполнительные органы в субъектах Российской Федерации (правительства, администрации и т. д.).

б) Регулирование (установление режима взаимодействия субъекта и объекта управления). Регулирование – использование способов и методов управления в процессе организации системы управления здравоохранением и её функционирования. Это установление общеобязательных требований и процедур для объектов – учреждений здравоохранения (государственные социальные стандарты, требования к процедуре лицензирования, государственной аттестации и т. д.) с целью обеспечения порядка управления в области здравоохранения, безопасности, равенства участников здравоохранительных отношений, основ демократической конкуренции, прав и свобод граждан. Регулирование применяется при нарушениях в системе установленных связей между субъектом и объектом. Регулирование может быть различным, оно зависит от специфики управляемого объекта (городская, районная, областная больницы; больница восстановительного лечения; кардиологический диспансер; центральная районная поликлиника; центр восстановительной терапии для воинов-интернационалистов; станции переливания крови и центры крови; центр планирования семьи и репродукции; санаторные оздоровительные лагеря круглогодичного действия; и мн. др.).

Следует отметить, что значение государственного регулирования в последние годы заметно возросло как в теории,[142] так и в законодательстве.[143] Под этим термином понимается регламентация государством в законодательных и иных нормативных правовых актах общих требований к государственной управленческой деятельности, осуществляемой органами исполнительной власти. Полный перечень направлений реализации функции государственного регулирования в сфере здравоохранения достаточно велик; укажем лишь некоторые из них: определение правил поведения и действий посредством нормативного правового акта; установление конкретных процедур управления (сертификация, лицензирование, налогообложение, регистрация и т. д.); установление механизма контроля требуемых действий, т. е. осуществление контрольной и координационной деятельности, реализация надведомственных полномочий; формулирование задач и этапов управленческой деятельности и т. д.

3. Контроль. Суть контроля состоит в систематической подаче подконтрольными учреждениями здравоохранения (объектами управления) сведений о своей деятельности субъекту (органу управления здравоохранением), где эти сведения обрабатываются. На основе этих сведений субъекты получают возможность провести качественный и количественный контроль функционирования объектов с дальнейшей целью устранения недостатков в системе, а равно для ее совершенствования. Контроль может быть предварительным, направляющим, фильтрирующим и последующим. Контроль подразумевает выполнение четырех этапов: установление желаемого результата исполнения; изучение фактических результатов; оценка и сравнение полученных результатов с запланированными; выработка корректирующих воздействий. В зависимости от субъекта управления выделяют административный и общественный контроль. Результаты контроля являются предпосылкой для аналитических выводов о состоянии дела, о деятельности объектов управления. Результатом анализа становится умозаключение, в соответствии с которым принимается управленческое решение. Оно порождает новый цикл управленческого процесса.

В зависимости от особенностей объекта, наряду с функциями управления объектом в целом, выделяются функции отдельных звеньев управления, в том числе: техническая функция – управление производственной деятельностью (лечебно-профилактический процесс в ЛПУ); коммерческая; административная; финансовая; страховая; учетная.[144]

Органы управления здравоохранением реализуют свои функции посредством специальных форм и методов деятельности.

Формы государственного управления представляют собой внешнее выражение практической реализации функций и методов управления, самого управляющего воздействия, конкретных действий, производимых в процессе осуществления исполнительной власти, административной деятельности.[145] Формы и методы управления сложной системой здравоохранения в целом и на отдельных территориях определяются рядом факторов: социальные факторы (социальная направленность решений и действий федеральных, региональных и муниципальных органов власти); уровень социально – экономического развития страны в целом и отдельных регионов; реализация принципов социальной справедливости и доступность для всех членов общества достижений науки и практики в области охраны здоровья населения; уровень научного обеспечения проблем охраны здоровья населения; адаптация международного опыта в области медико – социального обеспечения населения РФ в целом и в различных регионах.[146]

Формы управления здравоохранением можно классифицировать на правовые и неправовые. Выбор формы управленческих действий органами управления и должностными лицами в каждом конкретном случае подчинен определенным правилам: она должна соответствовать компетенции данного органа, назначению, функциям, правовым методам управленческой деятельности характеру разрешаемых вопросов, целям управляющего воздействия, особенностям конкретного объекта.[147] Особенность правовых форм управления здравоохранением состоит в юридических последствиях для субъектов отношений в области здравоохранения. Основными формами такого типа являются правотворческая и правоприменительная деятельность. По общему правилу функции нормотворчества в настоящее время исполняет Министерство здравоохранения и социального развития РФ (например, Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 октября 2005 № 645 «Об утверждении Типового положения о территориальных органах Федерального медико-биологического агентства»[148]).

К неправовым формам управления относятся информативно-организационные (совещания, заседания) и материально-технические (использование технических средств и аналитических материалов в процессе управления здравоохранением и др.)

Методы государственного управления – средства практического осуществления функций государственно-управленческой деятельности, достижения ее целей,[149] а также возможности организующего воздействия управляющих субъектов на руководимые объекты, подчиненных лиц. Обычно принято различать экономические, административные и идеологические методы управленческой деятельности.[150] Среди всего многообразия методов управления (методы психологического, экономического воздействия, убеждение, принуждение, стимулирования и др.) для отрасли здравоохранения особое значение имеет административный метод, связанный с организационно-властным воздействием, формами проявления которого являются директива, приказ, указание управляющего субъекта руководимым объектам о целях, характере и способах их деятельности. Они могут быть экономически выгодны государству, а могут быть необходимы по другим причинам (например, производство дорогостоящего высокотехнологичного медицинского оборудования). Немаловажную роль в управленческом процессе управления здравоохранением играют идеологические методы, представляющие собой государственное воздействие на сознание людей, которое связано с использованием различного рода призывов, лозунгов, политических программ, социальных концепций и других средств группового воздействия (например, на пачках сигарет от имени государства – Министерства здравоохранения и социального развития РФ есть надпись, предупреждающая о том, что курение опасно для здоровья)

Перед системой управления здравоохранением в России стоит ряд проблем, основными из которых являются:

– социальная и экономическая нестабильность в обществе, острый дефицит финансовых ресурсов;

– неполнота и несовершенство нормативно-правовой базы в области здравоохранения;

– систематическое неисполнение норм здравоохранительного законодательства.

Решение данных проблем видится в следующем:

Во-первых, управленческая деятельность должна быть прозрачной и осуществляться в соответствии с социальными реалиями общества;

Во-вторых, проведение эффективной государственной политики в сфере здравоохранения с учетом мнения ведущих практиков страны;

В-третьих, принимаемые в сфере здравоохранения нормативные акты должны быть своевременны, лаконичны, ясны в применении, юридически грамотны и не должны нарушать права граждан, противоречить Конституции РФ и иным вышестоящим законам.

В-четвертых, необходимо ужесточить надзор за неисполнением здравоохранительного законодательства.

На основе административно-правового анализа характерных черт и особенностей государственного управления здравоохранением в России, можно дать следующее его определение.

Государственное управление здравоохранением – это целенаправленная, планомерная, непрерывная деятельность органов государственной власти, которая проявляется в исполнительно-распорядительном по форме и организующем по содержанию воздействии на управляемые объекты (учреждения здравоохранения) и преследует своей целью обеспечение граждан гарантированным государством правом на получение бесплатной, качественной и высокотехнологической медицинской помощи.

В заключении следует отметить, что в настоящее время для организации управления в области здравоохранения характерным является отсутствие единой системы управления, что негативно сказывается на медицинском обслуживании населения. Поэтому важнейшей задачей государства является упрочнение позиций государственных органов.

§ 2.2. Понятие и система органов управления здравоохранением

Как известно, начало государственной медицины России было положено в 1581 г.[151] Первым органом государственного управления медицинским делом в России стал созданный тогда Аптекарский приказ,[152] который продолжал существовать и ведал медицинским управлением в Москве и Московской губернии до 1921 г., когда он был переименован в Московскую медицинскую контору, сохранявшуюся до середины XIX века. В то же время в Петербурге с 1721 г. действовала (параллельно с московским Аптекарским приказом) Аптекарская канцелярия как орган медицинского управления во вновь строящейся столице; затем она вошла в состав учрежденной вместо Аптекарского приказа Медицинской канцелярии(1721–1762 гг.), которую возглавлял И.Л. Блюментрост, который, став архиатром, подчинялся непосредственно императору.[153]

В период царствования Екатерины II, в результате преобразования медицинского дела в стране, указом от 12 ноября 1763 г. была учреждена Медицинская коллегия(1763–1803 гг.), которая, как орган государственного управления призвана была осуществлять наблюдение за медицинской и лекарственной помощью населению, руководить подготовкой медицинских кадров, контролировать деятельность казенных (государственных) и вольных (частных) аптек, а также рассматривать и оценивать научные труды российских врачей. В 1775 г. в стране были учреждены специальные государственные учреждения – приказы общественного призрения, а также должности уездных врачей, в стране появилась так называемая приказная медицина, а в 1797 г. по инициативе главного директора Медицинской коллегии А.И. Васильева в каждой губернии России появились врачебные управы (в Петербурге и Москве их заменяли физикаты), которые должны были руководить всем медицинским делом в губерниях. Медицинская коллегия просуществовала 40 лет и прекратила свою работу в 1803 г., после министерской реформы императора Александра I.

В середине XIX в., в эпоху великих реформ, возникла земская медицина – оригинальная, не имевшая аналогов в мире форма медицинской помощи, завоевавшая признание и авторитет, ставшая национальным достоянием России, затем фабрично – заводская и городская (муниципальная) медицина, сформировались ведомственные службы (путей сообщения, пограничной охраны, тюремная, страховая, военная, морская, и пр.).

В сентябре 1916 г. было создано Главное управление государственного здравоохранения (фактически министерство), а февральская революция 1917 г. ликвидировала его.

В 1918 г. был создан Народный комиссариат здравоохранения (Наркомздрав) – высший орган медицины, ставший первым в мире Министерством здравоохранения во главе с Н.А. Семашко.[154]

В настоящее время в процессе управления здравоохранением в России принимают участие многие органы государственной власти и органы местного самоуправления, однако организацию реального воплощения целей здравоохранения по уменьшению потерь потенциальной и активной жизни населения осуществляют исполнительные органы государственной власти с присущими им полномочиями и структурой,[155] которые в своей совокупности образуют систему органов управления здравоохранением.

Следует отметить, что определение органа управления здравоохранением в действующем законодательстве отсутствует. Однако, учитывая специфику здравоохранительных отношений, а именно множественность субъектов управления, необходимо законодательно установить какие именно органы можно относить к органам управления здравоохранением.

Понятие органов управления здравоохранением приводится в проекте ФЗ «О здравоохранении в Российской Федерации», согласно которому органы управления здравоохранением – это федеральный орган исполнительной власти в области здравоохранения, органы исполнительной власти в области здравоохранения субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления в области здравоохранения, а также органы управления медицинскими службами, перечень которых установлен настоящим этим законом.

Для органов управления здравоохранением характерно наличие признаков, присущих всем органам управления, за тем лишь исключением, что объектом их управления выступают учреждения отрасли здравоохранения. Именно объектом управления предопределяется специфика рассматриваемой группы государственных органов. В связи с этим, признаками органа управления здравоохранением являются следующие:

1) это организация[156] или политическое учреждение,[157] часть государственного аппарата, создаваемая государством;

2) имеет структуру, территориальный масштаб деятельности;

3) его главное назначение – осуществление управленческой, исполнительно-распорядительной деятельности по руководству отраслью здравоохранения в соответствии с установленным для него профилем и функциями;

4) он имеет свою компетенцию (задачи, цели, функции, права и обязанности, формы и методы деятельности), закрепленную правовыми актами;

5) его права гарантируются Конституцией РФ, конституциями и уставами ее субъектов, другими нормативными актами, устанавливающими их статус;

6) его организационными гарантами выступают Президент РФ, органы, решающие вопросы образования этих органов, органы прокуратуры;

7) защита прав органа управления здравоохранением может быть предметом разбирательства судебных органов.

Признаки органа управления здравоохранением позволяют выразить его сущность и сформулировать его определение.

На наш взгляд под органом управления здравоохранением следует понимать государственную организацию, которая, являясь частью государственного аппарата, имеет структуру, территориальный масштаб деятельности, собственную компетенцию, закрепленную правовыми актами и призвана осуществлять повседневную управленческую деятельность по руководству отраслью здравоохранения в соответствии с установленным для него профилем и функциями.

Совокупность органов управления здравоохранением и система их взаимоотношений на основе разграничения компетенции между ними образуют систему органов управления здравоохранением, которая обусловлена федеративным государственным устройством РФ. В настоящее время термин «система» имеет чрезвычайно широкий спектр применения: нет такой области человеческой деятельности, где бы он не использовался. Подобный «системный бум» свидетельствует об универсальности данного понятия.[158] При этом следует различать понятия «структура» и «система органов управления здравоохранением». Система, как указывает Ю.Н. Старилов, отражает избранную законодателем модель федеральных органов исполнительной власти, тогда как структура определяет «конкретное устройство, внутреннее строение, распределение функций, задач и полномочий в системе государственного управления».[159] С другой стороны, верным будет утверждение о том, что «система» и «структура» – неразрывные парные понятия, которые не существуют одно без другого. Всякая система имеет свое внутреннее строение (структуру), а любая структура неразрывно взаимосвязана с определенной системой, принадлежит ей и характеризует ее.[160]

Таким образом, исходя из содержания главы II Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан,[161] и ст. 72 Конституции РФ, согласно которой здравоохранение является предметом совместного ведения Российской федерации и ее субъектов, система органов управления здравоохранением представлена федеральными и субъектов Федерации государственными органами исполнительной власти, а также муниципальными органами местного самоуправления в порядке разделения функций по управлению и учреждений системы здравоохранения по подчиненности. Основными элементами системы органов управления здравоохранением являются подсистема государственного управления здравоохранением, состоящая из федеральных и органов управления здравоохранением субъектов РФ, а также подсистема муниципального управления здравоохранением, которую составляют муниципальные органы местного самоуправления. Рассмотрим каждую из указанных подсистем.

Подсистема государственного управления здравоохранением представлена федеральными органами управления здравоохранением и органами управления субъектов Федерации.

Федеральные органы управления здравоохранением призваны осуществлять управление здравоохранением на всей территории России. Общее руководство системой здравоохранения возложено на Президента РФ как гаранта защиты основных прав и свобод граждан РФ и Правительство РФ.

Президент РФ принимает нормативные акты по вопросам здравоохранения, определяет стратегию разработки и руководит реализацией федеральной государственной политики в области охраны здоровья граждан и в своих ежегодных посланиях Федеральному Собранию РФ ставит задачи тактического плана по совершенствованию законодательства, форм и методов организации и деятельности Правительства РФ и других федеральных органов исполнительной власти в этой области.

Согласно ст. 110 Конституции РФ исполнительную власть в стране осуществляет Правительство РФ. Полномочия Правительства РФ в социальной сфере закреплены в Федеральном конституционном законе от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ (в ред. от 02.03.2007 г. № 3-ФКЗ) «О Правительстве Российской Федерации».[162] В частности Правительство РФ осуществляет федеральную государственную политику в области охраны здоровья граждан; разрабатывает, утверждает и финансирует федеральные программы по развитию здравоохранения либо непосредственно учитывающие его важнейшие интересы; в целях координации деятельности и осуществления государственной политики в области здравоохранения уполномочивает специально образованные федеральные органы или иные федеральные органы исполнительной власти на решение задач в сфере охраны здоровья населения; представляет палатам Федерального Собрания Российской Федерации ежегодные государственные доклады о состоянии здоровья населения Российской Федерации и о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения Российской Федерации.

В настоящее время по вопросам здравоохранения действует ряд законов Российской Федерации,[163] конкретизирующих основные положения единой государственной политики в сфере здравоохранения, которые реализуются через федеральные целевые программы, утверждаемые Правительством РФ. Руководствуясь законами, Правительство РФ осуществляет регулирование: основных требований, предъявляемых к деятельности государственных и муниципальных органов по созданию условий, необходимых для поддержания физического и психического здоровья граждан; компетенции федеральных органов исполнительной власти, ведающих вопросами охраны здоровья и санитарно-эпидемиологического благополучия населения; основных положений об организации учреждений здравоохранения и их взаимоотношениях с гражданами; организации оказания гражданам лечебной лекарственной помощи, а также решает основные вопросы подготовки кадров для системы здравоохранения.

В то же время полномочия по государственному руководству всей отраслью здравоохранения сосредоточены в руках отраслевых органов.

В соответствии с законодательством Российской Федерации органом управления здравоохранением, ответственным за организацию деятельности системы здравоохранения на федеральном уровне является Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации(далее Министерство или Минздравсоцразвития РФ), которое функционирует в соответствии с постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 321 (в ред. от 28.04.2006 г. № 254) «Об утверждении положения о Министерстве здравоохранения и социального развития»,[164] постановлением Правительства РФ 06 апреля 2004 г. № 153 (в ред. от 30.11.2005. № 704) «Вопросы Министерства здравоохранения и социального развития».[165]

Министерство обладает всеми основными признаками, присущими любому другому административному ведомству. В его структуру входят: отраслевой программно – целевой блок, разветвленная сеть учреждений здравоохранения, многоуровневая система управления и собственность. Минздравсоцразвития РФ является федеральным органом исполнительной власти, который:

– осуществляет функции по выработке государственной политик и нормативно – правовому регулированию в сфере здравоохранения, социального развития, труда и защиты прав потребителей, включая вопросы организации медицинской профилактики, в том числе инфекционных заболеваний и СПИДа, медицинской помощи, медицинской реабилитации, фармацевтической деятельности, качества, эффективности и безопасности лекарственных средств, санитарно – эпидемиологического благополучия, уровня жизни и доходов населения, демографической политики, медико – санитарного обеспечения работников отдельных отраслей экономики с особо опасными условиями труда, медико – биологической оценки воздействия на организм человека особо опасных факторов физической и химической природы, курортного дела, оплаты труда, пенсионного обеспечения, в том числе негосударственного пенсионного обеспечения, социального страхования, условий и охраны труда, социального партнерства и трудовых отношений, занятости населения и безработицы, трудовой миграции, альтернативной гражданской службы, государственной гражданской службы (за исключением вопросов оплаты труда), социальной защиты населения, в том числе социальной защиты семьи, женщин и детей;

– осуществляет координацию и контроль деятельности находящихся в его ведении Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, Федеральной службы по труду и занятости, Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию, Федерального медико-биологического агентства, Федерального агентства по высокотехнологичной медицинской помощи, а также координацию деятельности Пенсионного фонда Российской Федерации, Фонда социального страхования Российской Федерации и Федерального фонда обязательного медицинского страхования.

В систему Министерства здравоохранения и социального развития РФ, помимо вышеобозначенных служб, агентств и фондов, входят его территориальные органы (зональные управления специализированных санаториев), государственные лечебно – профилактические, научно – исследовательские, образовательные учреждения, фармацевтические, аптечные предприятия и другие организации, санаторно-курортные и реабилитационные учреждения, учреждения судебно – медицинской экспертизы, центры государственного санитарно – эпидемиологического надзора в субъектах РФ, службы материально – технического обеспечения, иные предприятия, учреждения и организации, подведомственные этому Министерству.

Таким образом, основными задачами Министерства здравоохранения и социального развития РФ, в соответствии с Положением о нём, являются выработка государственной политики и нормативно-правовое регулирование в сфере здравоохранения, социального развития, труда и защиты прав потребителей.

Помимо основных, Минздравсоцразвития РФ и находящиеся в его ведении федеральные агентства и федеральные службы, Российская академия медицинских наук, а также государственные внебюджетные фонды, деятельность которых координирует Министерство, решают также специальные (тактические) задачи,[166] в числе которых: п овышение эффективности функционирования системы здравоохранения; обеспечение доступности и качества медицинской помощи; улучшение состояния здоровья детей и матерей; обеспечение качественными и безопасными лекарственными средствами; предупреждение болезней и других угрожающих жизни и здоровью состояний.

В соответствии с этими задачами на Министерство здравоохранения и социального развития РФ возложена обязанность выполнения многочисленных управленческих функций и реализация полномочий отраслевого и межотраслевого управления.

Можно выделить два важных полномочия Минздравсоцразвития России:

Во-первых, Минздравсоцразвития России имеет право издавать в установленном порядке в пределах своей компетенции нормативные правовые акты и иные документы, которые являются обязательными для исполнения всеми физическими и юридическими лицами, независимо от форм собственности. Этими полномочиями Минздравсоцразвития пользуется все активнее. Среди вопросов, по которым Министерство полномочно осуществлять правотворческие функции, к вопросам охраны здоровья можно отнести: здравоохранение, включая организацию медицинской профилактики и медицинской помощи, фармацевтическую деятельность; качество, эффективность и безопасность лекарственных средств; курортное дело; санитарно-эпидемиологическое благополучие; социальное страхование; отчасти демографическую политику.

Во-вторых, Министерство и его территориальные органы имеют право запрашивать в установленном порядке у федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, организаций государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения, других юридических и физических лиц сведения, необходимые для осуществления возложенных на министерство задач и функций. Однако на практике данное полномочие не всегда находит эффективную реализацию, так как многие организации нередко отказываются отвечать на запросы Министерства или игнорируют их. Следовательно, необходимо создать эффективную систему ответственности лиц за невыполнение требований закона, в данном случае за игнорирование официальных запросов Минздравсоцразвития РФ.

Таким образом, диапазон возложенных на Министерство здравоохранения и социального развития РФ функций и полномочий чрезвычайно широк (их перечисление в Положении составляет 111 пунктов), однако суть компетенции этого органа в сфере здравоохранения отражают нормотворческие функции.

Здравоохранение относится к социальным системам, регулирование деятельности которых и управление осуществляется на межсекторальном уровне, то есть деятельность субъектов системы зависит от решений и политики различных министерств и ведомств федерального уровня.[167] Поэтому, осуществляя свою деятельность, Министерство здравоохранения и социального развития РФ взаимодействует с другими федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, Федеральным фондом обязательного медицинского страхования, Российской академией медицинских наук, профессиональными медицинскими ассоциациями, общественными объединениями и иными организациями. В данном случае речь идет об управленческих отношениях в сфере здравоохранения, формируемых не по вертикали власти, а по горизонтали.[168]

Например, финансирование учреждений здравоохранения осуществляется преимущественно за счет бюджетов всех уровней. В связи с этим в реализации государственной политики в области охраны здоровья граждан велика роль Министерства финансов РФ и его структурных подразделений на соответствующих территориях.

Министерство обороны РФ совместно с Минздравсоцразвития РФ принимает меры по повышению уровня медицинского обеспечения и качества медицинского обслуживания населения в рамках федеральных целевых программ по защите населения РФ от воздействия радиационных аварий и испытаний ядерного оружия.

Взаимодействие Минздравсоцразвития РФ с такими федеральными органами исполнительной власти как Министерство внутренних дел РФ, Федеральная служба безопасности, Федеральная таможенная служба, Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков проявляется при осуществлении совместного контроля за оборотом и порядком использования наркотических средств и психотропных веществ.

ТребованияФедерального агентства по техническому регулированию и метрологии являются обязательными для Министерства здравоохранения и социального развития РФ при выдаче им разрешений на применение в медицинских целях лекарственных и диагностических средств, иммунобиологических препаратов, новых методов профилактики, диагностики и лечения, новых медицинских технологий; утверждении, в пределах своей компетенции, государственных стандартов и медико-технических требований на изделия медицинского назначения и медицинскую технику.

Развитие материально-технической базы системы здравоохранения и регулирование инвестиций в здравоохранение осуществляется Министерством здравоохранения и социального развития РФ совместно с Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации.

Вопросы экспорта и импорта лекарственных, диагностических, дезинфекционных средств, иммунобиологических препаратов, изделий медицинского назначения и медицинской техники напрямую связаны с качеством профилактических, лечебно-диагностических и реабилитационных мер по охране здоровья. Минздравсоцразвития РФ решает этот комплекс вопросов совместно с Министерством экономического развития и торговли РФ и Федеральной таможенной службой РФ.

При этом практической реализацией управленческих полномочий занимаются Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития[169] и Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию.[170]

Следует обратить внимание на то, что действующее Министерство здравоохранения и социального развития РФ образовалось от слияния двух ранее самостоятельных государственных органов – Министерства здравоохранения РФ и Министерства труда и социального развития РФ. В результате чего сформировались громоздкие управленческие структуры с огромным набором функций и полномочий. Вот как прокомментировал эту ситуацию Л. Рошаль: «Мы оказались обезглавлены. Главная опасность – потеря вертикали власти в отрасли. Посмотрели бы, что делается у соседа – Казахстана, который за семь лет до нас провел почти аналогичную реформу. Они покрутились, покрутились и вернулись к системе министерств здравоохранения. И нам это нужно сделать, причем, чем быстрее, тем лучше».[171] Следует полностью согласиться с известным врачом, так как подобное слияние привело к снижению эффективности работы нового объединенного Министерства, что обусловлено, в частности следующими обстоятельствами:

1) специфичность объединенных сфер здравоохранения, социального развития, труда и защиты прав потребителей, несмотря на близость регулируемых ими отношений, и необходимость в связи с этим различных организационно-управленческих подходов;

2) подчинение большого количества разнообразных управляемых объектов одному управляющему субъекту, приводящее к невозможности осуществления эффективного управления ими, отсутствию должного контроля за их деятельностью;

3) применение разных схем финансирования в здравоохранении и социальной сфере;

4) громоздкость структуры Министерства, породившая путаницу из-за перераспределения функций и полномочий между управляемыми объектами, отсутствия четкого разграничения сфер управления, кадровых перестановок;

5) существенное сокращение штатов служащих при прежних объеме и интенсивности работы, уровне заработной платы в процессе создания нового объединенного Министерства;

6) невозможность объединенного Министерства справиться с планами реформирования системы здравоохранения, так как его полномочия распространяются не только на здравоохранение, но и на социальное развитие, трудовые отношения, физическую культуру и спорт, туризм, защиту прав потребителей, занятость, безработицу, трудовую миграцию, альтернативную гражданскую службу и демографическую политику.

Поэтому, если государство хочет добиться эффективности управления здравоохранением, а также повысить качество оказания медицинской помощи, необходимо образовать единое министерство, наделив его исключительно здравоохранительными функциями, т. е. Министерство здравоохранения России.

В современных условиях рыночной экономики к системе органов управления здравоохранением можно отнести также Федеральные фонды социального страхования и обязательного медицинского страхования, так как свойственными им методами фонды активно участвуют в управлении здоровьем населения.[172] Фактически эти федеральные ведомства осуществляют исполнительно-распорядительную деятельность, наделены оперативной самостоятельностью, имеют большие штаты, образуются высшими органами государственной власти, подотчетны и подконтрольны им; их образование, организационная структура и порядок деятельности в основном регламентируются административно-правовыми нормами.

Страховая медицинская организация вправе одновременно проводить добровольное и обязательное медицинское страхование, но на основе отдельных лицензий. При этом страховые медицинские организации не входят в систему здравоохранения, а органы управления здравоохранением и медицинские учреждения не имеют права быть учредителями страховых медицинских организаций.

Фонд социального страхования РФ согласно Положению о нем, утвержденному постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1994 г. № 101[173] управляет средствами государственного социального страхования и является специализированным финансово-кредитным учреждением при Правительстве РФ.

Региональные отделения Фонда образуются в субъектах Российской Федерации, а центральные отраслевые отделения Фонда – в отдельных отраслях хозяйства. Руководство региональными и отраслевыми отделениями Фонда осуществляют управляющие соответствующими отделениями, которые несут персональную ответственность за их работу.

Федеральный фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС) реализует государственную политику в области обязательного медицинского страхования граждан как составной части государственного социального страхования. Он является самостоятельным государственным некоммерческим финансово-кредитным учреждением.

Основными задачами Фонда являются: финансовое обеспечение установленных законодательством прав граждан на медицинскую помощь за счет средств ОМС; обеспечение финансовой устойчивости системы ОМС и создание условий для выравнивания объема и качества медицинской помощи на всей территории России; аккумулирование финансовых средств Федерального фонда для обеспечения финансовой стабильности системы ОМС.

Для осуществления этих задач ФОМС осуществляет следующие управленческие функции: участвует в разработке базовой программы ОМС и выделяет в установленном порядке средства территориальным фондам для выполнения территориальных программ ОМС; осуществляет организационно-методическую деятельность по обеспечению функционирования системы ОМС; совместно с территориальными фондами обязательного медицинского страхования контролирует своевременность и полноту перечисления страховых взносов (отчислений) в фонды ОМС, проводит ревизии и целевые проверки с целью осуществления контроля за рациональным использованием финансовых средств в системе ОМС и ряд других функций.

Управление Федеральным ФОМС осуществляется коллегиальным органом – правлением и постоянно действующим исполнительным органом – директором Федерального фонда, который, как и его первый заместитель, назначается на должность и освобождается от нее Правительством РФ. Контроль за деятельностью Федерального фонда обязательного медицинского страхования осуществляет ревизионная комиссия.

Помимо перечисленных субъектов, в управлении здравоохранением активную роль играют общественные объединения и организации, например, профсоюзы, общество Красного Креста и Красного Полумесяца и др.

В приоритетных областях современного российского здравоохранения первоочередная роль сегодня принадлежит не официальным властным институтам, не министерским или региональным органам управления, а самым разным профессиональным и общественным медицинским объединениям.[174]

Активную роль в последнее время в регулировании вопросов здравоохранения, в первую очередь защиты прав медицинских работников, играют профсоюзы. Наиболее крупной и представительной организацией является Федерация независимых профсоюзов, в которую входит также профсоюз работников здравоохранения. Профсоюзы также участвуют в формировании политики и в управлении здравоохранением. С одной стороны, выполняя свои обязанности, профсоюзы защищают интересы работников здравоохранения перед работодателями, то есть руководителями органов и учреждений здравоохранения. Это касается в первую очередь вопросов оплаты труда. С другой стороны профсоюзы являются одной из сторон федеральной трехсторонней комиссии по урегулированию социальных вопросов на федеральном и на региональном уровнях. Ни один из социально значимых, в том числе и относящихся к здравоохранению вопросов не должен решаться без обсуждения и согласования на трехсторонней комиссии. Это касается проектов законов, разрабатываемых Правительством РФ, и проектов постановлений Правительства РФ. Кроме того, два представителя профсоюзов входят в состав правления Федерального ФОМС (из 11 человек).[175]

Таким образом, все наиболее важные вопросы политики обязательного медицинского страхования решаются при участии профсоюзов.

Для осуществления общественного контроля за деятельностью в области здравоохранения при органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления могут создаваться попечительские (наблюдательные) советы в области здравоохранения. Порядок формирования и полномочия попечительских (наблюдательных) советов в области здравоохранения определяются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления.

Деятельность этих различных организаций и обществ крайне важна и в законодательной сфере в области национального здравоохранения, и в решении проблем медицинского образования, и в использовании медицинской информации и технологий и, конечно, в медицинской этике. Они призваны добиваться необходимых обществу решений, твердо отстаивая свое мнение в институтах государственного устройства. Ведь в соответствии с международными конвенциями, нормами международного права, гражданским и профессиональным кодексами на врачей возложено не только лечение и организация профилактики болезней, но и обязанность побуждать власти к активным действиям.

Управление здравоохранением субъекта РФ как отраслью осуществляется уполномоченным исполнительным органом государственной власти по здравоохранению, образованным на основании распорядительного акта высшего органа исполнительной власти субъекта РФ.[176]

Уполномоченный исполнительный орган государственной власти по здравоохранению входит в государственную систему здравоохранения субъекта Федерации и, являясь высшим управленческим отраслевым звеном в регионе, реализует государственную политику РФ и ее субъекта, организует выполнение федеральных и региональных программ, проводит анализ состояния здоровья населения и разрабатывает мероприятия по его улучшению, обеспечивает реализацию обязательного медицинского страхования, осуществляет региональную программу оказания медицинской и лекарственной помощи населению, разрабатывает социальные нормативы здравоохранения в регионе, координирует деятельной органов государственной власти, хозяйствующих субъектов, субъектов государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения в области охраны здоровья граждан и многое другое.

Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области здравоохранения осуществляют контроль за реализацией органами местного самоуправления в области здравоохранения законодательства Российской Федерации в области здравоохранения, соблюдением на территории муниципальных образований государственных социальных стандартов, стандартов качества медицинской помощи, а также за достоверностью медицинской статистики и отчетности.

Например, в Саратовской области таким органом является Министерство здравоохранения и социальной поддержки Саратовской области, деятельность которого, как органа отраслевого управления осуществляется на основе постановления Правительства Саратовской области от 12 мая 2005 года № 149-П, которым утверждено «Положение о министерстве здравоохранения и социальной поддержки Саратовской области».[177]

Указанное Министерство является органом исполнительной власти Саратовской области, наделенным полномочиями и осуществляющим функции по реализации государственной политики в сфере комплексных проблем социального развития; в сфере здравоохранения; в сфере труда; в сфере социальной поддержки; в сфере демографической политики; в сфере международного сотрудничества; в сфере альтернативной гражданской службы; в сфере финансового контроля.

Помимо Министерств здравоохранения и социального развития субъектов Федерации, в систему государственного здравоохранения субъектов Федерации входят региональные медицинские организации, основные средства которых находятся в государственной собственности.

Задача региональных отраслевых исполнительных структур – оказывать содействие Минздравсоцразвития РФ в совершенствовании идеологии лечения, профессионализма, рыночного мировоззрения, ответственности за здоровье и др.

В муниципальных образованиях ответственными за организацию деятельности системы здравоохранения являются органы муниципального образования (подсистема муниципального управления) в области здравоохранения в соответствии с уставами муниципальных образований. К ведению органов местного самоуправления в области здравоохранения относятся: контроль за соблюдение законодательства о здравоохранении и защита прав граждан в этой области; формирование органов управления муниципальной системы здравоохранения и создание условий для развития частной системы здравоохранения, развитие сети учреждений здравоохранения на территории муниципального образования, организация первичной медико-санитарной помощи и обеспечение ее доступности, контроль за соблюдением стандартов качества медицинской помощи; формирование собственного бюджета в части расходов на здравоохранение; обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения и условий для осуществления государственного санитарно-эпидемиологического надзора на подведомственной территории; координация контроль деятельности предприятий, учреждений и организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения, контроль за качеством оказываемой медико-социальной помощи в частной системе здравоохранения и некоторые другие направления.

Функции управления выполняются также центральными муниципальными учреждениями здравоохранения такими как: центральная районная больница, центральная районная поликлиника и центральная городская больница.

Центральной районной больницей является районная больница, на которую возложены функции органа управления здравоохранением сельского административного района или одновременно функции органа управления здравоохранением сельского района и функции органа управления здравоохранением города.

Центральная районная поликлиника организуется в сельском административном районе при отсутствии центральной районной больницы и выполняет функции органа управления здравоохранением района.

Центрального городской больницей является больница, на которую возложены функции органа управления здравоохранением города в городах республиканского, краевого, областного подчинения, не имеющих органов управления здравоохранением в городских районах.[178]

Деятельность системы органов управления здравоохранением основывается на совокупности специфических принципов, которые не только включаются в состав главного функционального понятийного ряда (аппарата) правовых категорий, но и могут быть поставлены в нем на первое место.[179] Под принципами обычно понимают важнейшие, основополагающие начала, на основе которых реализуются те или иные явления. Многие авторы при рассмотрении правового положения органов управления отмечают наличие категории принципов их деятельности и раскрывают некоторые из них.[180] Следует отметить, что все рассматриваемые принципы характерны для любого органа управления, а значит и для органов управления здравоохранением.

На основании вышеизложенного и с учетом специфики отрасли здравоохранения перечислим и кратко охарактеризуем принципы деятельности органов управления здравоохранением.

1. Принцип законности. Безусловно, «законность – это общий принцип организации современного демократического государства, основа обеспечения и защиты прав личности и поддержания правопорядка в стране. Законность – стержень нормального функционирования всей общественной системы»,[181] согласно которому деятельность органов системы управления основывается на положениях и требованиях федеральных законов и законодательных актов субъектов Российской Федерации. Эта деятельность не должна противоречить и подзаконным нормативным актам, изданными самими органами государственного управления здравоохранением. Иными словами, управленческая деятельность осуществляется государственными органами только в пределах предоставленных им полномочий и компетенции.

2. Принцип приоритета прав и свобод человека и гражданинапрямо обусловлен смыслом ст. 2 Конституции РФ, провозгласившей человека, его права и свободы высшей ценностью. В области здравоохранения органы управления не должны ущемлять прав и законных интересов физических лиц.

3. Принцип единства системы органов управления здравоохранением. Согласно ст. 77 Конституции РФ, в пределах предметов ведения и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов органы исполнительной власти образуют единую систему исполнительной власти в РФ. Единство системы исполнительной власти органически перерастает в единство системы органов исполнительной власти в общегосударственном масштабе.

4. Принцип федерализма – одна из основ конституционного строя России, представляющая сочетание общефедеративных и региональных интересов. С его помощью выстраиваются отношения власти и управления с учетом как общих интересов государства, так и специфики его составных частей – субъектов Федерации и муниципальных образований. Особенности данного принципа в отрасли здравоохранения предопределяются: во-первых, тем, что вопросы координации здравоохранения находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов; во-вторых, в систему органов управления здравоохранением входят органы местного самоуправления, наделенные рядом полномочий. Поэтому, согласно разделу 2 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» установлены полномочия в области охраны здоровья федеральных органов государственной власти (ст. 5), полномочия органов государственной власти субъектов РФ (ст. 6) и компетенция органов местного самоуправления (ст. 7).

5. Принцип сочетания централизации и децентрализации. В отрасли здравоохранения централизация предполагает подчинение нижестоящих органов управления вышестоящим; контроль и направление деятельности нижестоящих органов со стороны вышестоящих; обязательность решения вышестоящих органов для нижестоящих. Децентрализация обусловлена наличием собственного правового статуса у каждого органа управления здравоохранением на подведомственной ему территории.

6. Наличиепринципа координации и взаимодействия с иными субъектами связано с тем, что никакой государственный орган не действует изолированно, вне государственной системы и общества в целом. Взаимодействие органов государственной власти, а также этих органов с органами местного самоуправления, гражданами и их объединениями позволяет учитывать и согласовывать различные интересы, обозначать конкретные приоритеты, обеспечивать гласность.

7. Принцип гласности предполагает широкое обнародование через средства массовой информации процесса и результатов работы органов исполнительной власти, что необходимо, прежде всего, для повышения уровня государственного управления здравоохранением. Совершенно верно подмечено, что недостаточное использование различными органами исполнительной власти такого специфического ресурса снижает эффективность решения управленческих, политических и социально-культурных задач.[182] Принцип гласности в деятельности органов управления здравоохранением проявляется: в свободном доступе к принятым и находящимся в процессе подготовки нормативным актам; в публикациях статистических данных о состоянии здравоохранения за определенный период времени, в проведении консультаций физических и юридических лиц по вопросам охраны здоровья (особенно важно в период реформирования отрасли здравоохранения).

§ 2.3. Разграничение предметов ведения и полномочий между органами Российской Федерации и органами субъектов Российской Федерации в области здравоохранения

Как было отмечено, в процессе управления здравоохранением в России принимают участие многие органы государственной власти и местного самоуправления. Однако в ходе организации здравоохранения существует множество функций, задач, элементов руководства подведомственными системами, которые могут осуществить далеко не все органы исполнительной власти. Решение этой проблемы достигается путем распределения полномочий и предметов ведения между федеральными и региональными структурными звеньями государственной власти. Поскольку Конституция РФ гарантирует местное самоуправление, возникает также необходимость разграничения предметов ведения и полномочий между исполнительными органами субъектов Федерации и муниципальными органами.

Современная система российского здравоохранения является единой федеративной, означающей государственную целостность и разграничение предметов ведения и полномочий; состоит из равноправных субъектов – региональных систем здравоохранения.[183]

Толковый словарь русского языка определяет «полномочия» как официально предоставленные кому-нибудь права какой-нибудь деятельности, ведения дел.[184] Юридическая наука использует термин «полномочия» для характеристики прав и обязанностей какого-либо органа, должностного лица: он в равной степени охватывает и права и обязанности.[185] Права органа управления всегда соразмерны с его функциями и обязанностями. Вместе с тем у органа не может быть абстрактных прав. Как не может быть и абстрактных обязанностей.

Следовательно, полномочия органа управления здравоохранением представляют собой права и (или) обязанности применять необходимые в определенной ситуации формы и методы управления для решения предметов ведения и отражают, закрепляют и показывают пределы участия данного органа в осуществлении той или иной функции управления.

Образование того или иного органа непременно предполагает сферу его деятельности, определенные предметы ведения.[186] Термин «предметы ведения» получил различное толкование среди российских ученых. К.Ф.Шеремет определял «предметы ведения» как «общественные отношения, в которых орган… юридически компетентен».[187] И.А. Азовкин трактовал «предметы ведения» как «сферу приложения компетенции».[188] Л.А. Григорян указывал, что «под предметами ведения иногда понимают круг вопросов, подлежащих рассмотрению … органом».[189] Исходя из приведенных суждений, под предметами ведения рассматриваемых органов следует понимать круг вопросов (дел) по управлению различными объектами на подведомственной территории, решение которых обеспечивает достижение поставленных целей и задач в области здравоохранения.

Таким образом, понятия «полномочия» и «предметы ведения» неразрывно связаны между собой, так как предметы ведения предопределяются характером и объемом предоставленных полномочий.

Государственное устройство Российской Федерации предусматривает разграничение полномочий между органами государственной власти Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления. При этом ряд вопросов находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Необходимость в разграничении предметов ведения между РФ и ее субъектами обусловлена следующими причинами:

Во-первых, в демократическом государстве в условиях рыночной экономики предполагается наличие достаточно ограниченных административных ресурсов. С такими ресурсами задачу управления можно эффективно решить только в том случае, если приблизить органы управления здравоохранения к объекту управления, в том числе позволив – в определенных пределах – осуществлять необходимое нормативное правовое регулирование на соответствующем уровне. Приближение органов власти к объекту управления позволяет принимать оптимальные управленческие решения в кратчайшие сроки с максимальным учетом местных особенностей, и тем самым эффективно влиять на экономическую ситуацию в стране.

Во-вторых, субъекты РФ существенно отличаются друг от друга по уровню социально – экономического развития, в том числе в части специальных материальных финансовых и человеческих ресурсов отрасли здравоохранения. Это требует учета в правовом регулировании, который возможно осуществить, либо предусмотрев в нормативных правовых актах федерального законодательства особенности всех субъектов РФ, либо предоставив им полномочия и соответствующие материальные ресурсы, чтобы они сами в рамках, установленных федеральным законодательством, регулировали отношения в сфере здравоохранения с учетом региональной специфики.[190]

Полномочия и предметы ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации определяются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, частично Федеративным договором, который применяется в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации. Нормы Конституции РФ, а также нормы федеральных законов, связанные с координацией вопросов здравоохранения, позволяют, с одной стороны разграничить, а с другой – скоординировать полномочия в сфере здравоохранения всех уровней государственной власти, в том числе субъектов РФ и муниципальных образований.[191]

Вместе с тем, разграничение полномочий исполнительных органов в области здравоохранения определяется Конституцией РФ в самом общем виде. Поэтому, помимо Конституции РФ, правовую основу разграничения полномочий в сфере здравоохранения между органами государственной власти РФ, субъектов РФ органами местного самоуправления, а также деятельности муниципальных образований по оказанию услуг в области здравоохранения составляют следующие нормативные акты: «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан»;[192] «Об общих принципах организации деятельности законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»;[193] «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации»,[194] «О санитарно – эпидемиологическом благополучии населения»;[195] «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней»,[196] «О донорстве крови и ее компонентов»,[197] «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации»,[198] «О лекарственных средствах»[199] и др.

Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан закрепляют полномочия федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления в области охраны здоровья в ст. 5, 6 и 8 соответственно.

С 1 января 2005 г. вступил в силу ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов „О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон „Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“ от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ.[200] В соответствии с этим законом внесены изменения в 196 законодательных актов, в том числе в 10 федеральных законов в сфере охраны здоровья граждан.

Основная масса поправок внесена с целью разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, что коренным образом изменило всю систему межбюджетных финансовых отношений внутри Федерации, в том числе по финансированию здравоохранения.

В соответствии со ст.35 упомянутого закона внесены изменения в «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан». Так, в статье, определяющей полномочия федеральных органов государственной власти в области охраны здоровья (ст.5), признаны утратившими силу статьи, определяющие полномочия органов государственной власти в установлении структуры, порядка организации и деятельности федеральных органов управления государственной системы здравоохранения. Также из Основ исключены полномочия по определению доли расходов на здравоохранение при формировании федерального бюджета, целевых фондов, предназначенных для охраны здоровья граждан, определение налоговой политики в области охраны здоровья. Это связано с тем, что структура и порядок организации и деятельности федеральных органов исполнительной власти регулируются Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации»[201] и не могут регулироваться специальным законодательством об охране здоровья граждан. Формирование федерального бюджета и налоговая политика определяются Бюджетным и Налоговым кодексами РФ и также не могут регулироваться специальным законодательством об охране здоровья.

Полномочия федеральных органов государственной власти по определению номенклатуры специальностей в здравоохранении дополнены полномочиями по определению номенклатуры организаций в здравоохранении. Это связано с возможными в ближайшее время изменениями в законодательстве об организационно – правовых формах организаций, в том числе организаций здравоохранения.

Исключены полномочия по установлению льгот отдельным группам населения в оказании медико-социальной помощи и лекарственном обеспечении. Эти и все последующие исключения из законодательства льгот различным категориям населения связаны с «приведением системы социальной защиты граждан, которые пользуются льготами и социальными гарантиями и которым предоставляются компенсации, в соответствие с принципом разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления, а также принципами правового государства с социально ориентированной рыночной экономикой» (преамбула Федерального закона № 122 от 22.08.2004 г.).

В полномочия федеральных органов государственной власти введены полномочия по лицензированию медицинской, фармацевтической деятельности; выдаче разрешений на применение на территориях субъектов РФ новых методов профилактики, диагностики и лечения, новых медицинских технологий, деятельности, связанной с оборотом наркотических, сильнодействующих и психотропных средств. Ранее эти полномочия относились к полномочиям субъектов РФ. Думается, что это нововведение, с одной стороны, будет способствовать расширению контрольных полномочий федеральных органов, что должно привести к повышению эффективности оказания медицинской помощи, но, с другой стороны, Министерство здравоохранения и социального развития РФ не сможет контролировать деятельность всех медицинских и фармацевтических организаций в огромной стране. Поэтому, целесообразно оставить упомянутые полномочия в ведении регионов.

Новации коснулись также отношений в области финансирования здравоохранения и лекарственного обеспечения, на основе принципов разграничения полномочий между федеральными, региональными органами государственной власти и органами местного самоуправления. В результате указанных преобразований с 2005 года регионы сами финансируют все свои обязательства.

Многие полномочия и финансовые обязательства федеральных органов власти переходят на уровень субъектов РФ, в частности разработка и реализация программ по развитию здравоохранения, медицинскому образованию, расходы на здравоохранение, специализированную помощь (по лечению кожно-венерологических, онкологических заболеваний, туберкулеза, наркозависимости), включая обеспечение специализированных учреждений лекарственными средствами, иммунобиологическими препаратами, донорской кровью и ее компонентами. Фактически диагностика, лечение и лекарственное обеспечение больных социально значимыми заболеваниями также будут финансироваться только из региональных бюджетов.[202] Подобное разграничение полномочий крайне несправедливо. Получается, что стандарты оказания помощи больным, например, социально-значимыми заболеваниями будут разрабатываться с учетом финансовых возможностей субъектов РФ. Но в каждом регионе такие возможности существенно разнятся, следовательно, в итоге больные получают медицинскую и лекарственную помощь разного качества, что в принципе является недопустимым.

Широкий диапазон вопросов, решаемых самостоятельно субъектами РФ, говорит о том, что в каждом регионе всегда имеется ряд первоочередных проблем в области здравоохранения, оперативность и качество решения которых во многом зависят от четкости разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти различных иерархических уровней.[203]

Таким образом, жестко разграничив полномочия в вопросах здравоохранения с субъектами РФ, ответственность за возможные проблемы в этой сфере федеральный центр возложил на регионы.

Федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, по соглашению друг с другом (на основе договора), могут передавать друг другу часть своих полномочий, если это не противоречит Конституции Российской Федерации и федеральным законам. Федеральный орган исполнительной власти в области здравоохранения разрабатывает типовые соглашения в области здравоохранения и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия между Российской Федерацией и субъектом Российской Федерации, которым предусматриваются обязательства сторон по:

– реализации государственной политики в области здравоохранения, федеральных целевых программ в области здравоохранения на территории субъекта Российской Федерации и обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия;

– развитию системы здравоохранения и обеспечению граждан медицинской помощью в соответствии с установленными законодательством Российской Федерации государственными социальными стандартами и программами государственных гарантий в организациях здравоохранения, расположенных на территории субъекта Российской Федерации и подведомственных федеральным органам исполнительной власти.

Положения типовых соглашений применяются при разработке конкретных соглашений субъектов Российской Федерации, которые являются неотъемлемой частью договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта Российской Федерации. В указанных соглашениях не могут устанавливаться условия, снижающие объем и качество оказания медицинской помощи гражданам по сравнению с установленным Федеральным законом уровнем.

Существенную роль в сохранении и укреплении целостности РФ, реализации государственной политики, в том числе и здравоохранительной, сыграла практика заключения договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ. Консолидирующая роль этих документов как бы завершает и юридически оформляет единство РФ. Подобный договор может конкретизировать предметы совместного ведения с учетом политических, экономических, социальных, географических, этнических и иных особенностей субъектов Российской Федерации, в договорах могут определяться условия и порядок осуществления разграниченных договором полномочий, формы взаимодействия и сотрудничества при исполнении положений договора; регулироваться иные вопросы, связанные с исполнением положений договора.

Например, Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Нижегородской области, подписанный 8 июня 1996 г. в г. Москве Президентом РФ Б. Ельциным и губернатором Нижегородской области Б. Немцовым, определил сферы совместного ведения помимо тех, которые указаны в ст. 72 Конституции РФ (сертификация продукции и услуг, лицензирование отдельных видов деятельности на территории Нижегородской обл., вопросы взаимодействия в области гражданской обороны, предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, организации мобилизационной подготовки народного хозяйства и др.).

Субъекты Российской Федерации заключают в сфере здравоохранения либо двух —, либо трехсторонние соглашения. К примеру, Соглашение между Министерством здравоохранения Российской Федерации и Правительством Ставропольского края о передаче части полномочий по лицензированию фармацевтической деятельности и деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ. В трехсторонних соглашениях помимо Министерства здравоохранения и социального развития России и органов исполнительной власти субъектов РФ участвует также Федеральный фонд обязательного медицинского страхования. В этом случае соглашения касаются, как правило, реализации программы обеспечения граждан бесплатной медицинской помощью.[204]

В связи с делегированием полномочий как государством, так и субъектами Федерации, возникают определенные трудности. Как уже отмечалось, в последнее время наблюдается тенденция к тому, что Российская Федерация все чаще передает ряд своих полномочий (как правило обязательств) на уровень субъектов РФ. Ярким примером тому является уже упоминавшийся Федеральный закон № 122 от 22 августа 2004 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон „Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органах государственной власти субъектов РФ“ и „Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“, который внес ряд существенных изменений в компетенцию РФ, ее субъектов, а также органов местного самоуправления, предусмотренную Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан. Так, если в прежней редакции части 2 ст.1 Основ было установлено, что „Государство гарантирует охрану здоровья каждого человека…“, то теперь это звучит так: „Гражданам гарантируется право на охрану здоровья“. Получается, что государство снимает с себя обязанность и гарантии по охране здоровья каждого человека и перекладывает их на субъекты РФ.[205] Кроме того, как было упомянуто выше, передача полномочий может осуществляться по соглашению между соответствующими органами РФ и субъектов. В приведенном же случае полномочия передаются без наличия соответствующего соглашения, то есть возложение новых обязанностей на субъекты происходит автоматически. Такое положение дел противоречит нормам Конституции, и должно стать предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Еще одно препятствие связано с исполнением обязанности государства в предоставлении материально-технических и финансовых ресурсов, необходимых для обеспечения надлежащего исполнения субъектами РФ предоставленных государством полномочий. Как показывает практика, с этим обязательством государство справляется не достаточно эффективно. Субъектам Федерации сложно справляться с предоставленными полномочиями еще и потому, что федеральное законодательство не успевает за интенсивным развитием отношений, складывающихся в субъектах РФ. Возможно именно поэтому, при регулировании отношений в сфере охраны здоровья, регионам зачастую приходится идти в обход федерального законодательства, неспособного урегулировать их.

Результаты анализа предметов ведения и полномочий субъектов Федерации в сфере охраны здоровья граждан позволяют сделать вывод о том, что из-за слабой правовой базы в условиях рыночных отношений возникает неравномерность правового регулирования вопросов охраны здоровья в разных субъектах Российской Федерации, что, в свою очередь, приводит к нарушению ряда положений Конституции Российской Федерации. Принятие федеральных законов, в которых отражены предметы ведения субъектов Федерации в сфере охраны здоровья населения, позволяет устранить подобные противоречия, однако в этом случае нарушается установленный Конституцией РФ принцип разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, вследствие чего субъекты лишаются права исключительного ведения, что является недопустимым.

Компетенция органов местного самоуправления также подверглась существенным изменениям, а именно изъятиям. Так, из компетенции органов местного самоуправления изъяты:

– полномочия в области предупреждения распространения туберкулеза, предоставления жилых помещений и иных гарантий и противотуберкулезных мероприятий.

– обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения и условий для осуществления государственного санитарно-эпидемиологического надзора на подведомственной территории; выявление факторов, неблагоприятно влияющих на здоровье граждан, информирование о них населения и проведение мероприятий по их устранению, осуществление профилактических, санитарно-гигиенических, противоэпидемических и природоохранных мер;

– координация и контроль деятельности предприятий, учреждений и организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения в пределах своих полномочий, контроль за качеством оказываемой медико-социальной помощи в частной системе здравоохранения;

– формирование целевых фондов, предназначенных для охраны здоровья граждан; осуществление мер по обязательному медицинскому страхованию граждан;

– создание и обеспечение деятельности учреждений для проведения реабилитации инвалидов и лиц, страдающих психическими расстройствами, организация их обучения, профессиональной переподготовки и трудового устройства, создание специализированных предприятий, цехов и иных форм организации производства для этих групп населения, а также специальных учреждений для неизлечимо больных пациентов.

Одним из основополагающих принципов местного самоуправления является наличие собственной выделенной компетенции. Под компетенцией исполнительного органа местного самоуправления, по мнению Колесникова А.В., следует понимать «совокупность властных полномочий, осуществляемых самостоятельно и под свою ответственность, по выполнению задач и функций исполнительного органа местного самоуправления, создаваемого в соответствии с законодательством и уставом муниципального образования по предметам ведения муниципального образования, закрепленным в нормативно-правовых актах».[206] Селютина Е.Н. полагает, что «компетенция органов местного самоуправления включает полномочия по решению вопросов местного значения (собственная компетенция) и полномочия, полученные от органов государственной власти (выделенная компетенция)».[207] Считаем, что приведенные понятия подробно раскрывают содержание термина «компетенция органа местного самоуправления». Следует также отметить, что компетенция муниципального образования определяется на основании Конституции Российской Федерации, федеральных законов (по вопросам местного самоуправления и отраслевых), законов субъектов Российской Федерации и нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

Исходя из того, что местное самоуправление – власть подзаконная, законом устанавливаются предметы ведения либо возможность принятия к ведению муниципального образования того или иного вопроса, а также права и обязанности (полномочия) органов местного самоуправления. Причем в Российской Федерации осуществление местного самоуправления, то есть решение вопросов местного значения, органами государственной власти и государственными должностными лицами не допускается. Отсюда является принципиально важным определение исключительных полномочий местного самоуправления.

Полномочия органов местного самоуправления, установленные ст. 8 Основ законодательства российской Федерации об охране здоровья граждан, можно дополнить вопросами местного значения городского поселения, муниципального района и городского округа в сфере здравоохранения, которые определены Федеральным законом от 06.10.2003 № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».[208] Такими вопросами являются:

– осуществление мероприятий по обеспечению безопасности людей на водных объектах, охране их жизни и здоровья;

– создание, развитие и обеспечение охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов местного значения на территории поселения, муниципального района, городского округа;

– организация оказания на территории муниципального района, городского округа скорой медицинской помощи (за исключением санитарно-авиационной), первичной медико-санитарной помощи в амбулаторно-поликлинических и больничных учреждениях, медицинской помощи женщинам в период беременности, во время и после родов.

Финансовые обязательства, возникающие в связи с решением вопросов местного значения, исполняются за счет средств местных бюджетов (за исключением субвенций, предоставляемых местным бюджетам из федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации). В случаях и порядке, установленных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, указанные обязательства могут дополнительно финансироваться за счет средств федерального бюджета, федеральных государственных внебюджетных фондов и бюджетов субъектов Российской Федерации.

Основными принципами деятельности органов местного самоуправления в области охраны здоровья населения являются:

– соблюдение прав человека и гражданина в области здравоохранения;

– приоритет профилактических мер;

– доступность медико-социальной помощи;

– социальная защищенность граждан в случае утраты здоровья.

В муниципальной собственности может находиться имущество, предназначенное для создания, развития и обеспечения охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов местного значения на территории муниципального образования, а также для оказания на территории муниципального образования скорой медицинской помощи (за исключением санитарно-авиационной), первичной медико-санитарной помощи в амбулаторно-поликлинических и больничных учреждениях, медицинской помощи женщинам в период беременности, во время и после родов.

Органы местного самоуправления вправе формировать целевые фонды, предназначенные для охраны здоровья граждан.

Органы местного самоуправления обязаны регулярно информировать население, в том числе и через средства массовой информации, о распространенности социально значимых заболеваний и заболеваний, представляющих опасность для окружающих. Эта информация предоставляется местной администрацией через СМИ или непосредственно гражданам по их запросам в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.

Органы местного самоуправления осуществляют контрольные функции в сфере охраны здоровья населения, в частности, за соблюдением стандартов качества медицинской помощи лечебными учреждениями, в том числе и частной системы здравоохранения, обеспечением граждан лекарственными средствами на территории муниципального образования. Они осуществляют финансирование мероприятий, связанных с созданием условий для развития физической культуры и спорта.

Часть вопросов местного значения не может решаться органами местного самоуправления в отрыве от государственных органов, так как их решение связано с реализацией конституционных прав населения либо с осуществлением государственной социальной политики. В свою очередь в ведении местного самоуправления могут находиться также передаваемые законом отдельные государственные полномочия. Поэтому необходимо внедрять в практику заключение публично-правовых муниципальных договоров. В форме такого договора могут быть оформлены отношения органов государственной власти субъекта Федерации и органов местного самоуправления.

Наделение органов местного самоуправления государственными полномочиями возможно в двух формах – передача и делегирование.[209] Принимая решения о передаче государственных полномочий, необходимо разрешить ряд законотворческих и организационных задач. К законотворческим задачам относятся: проведение ревизии законодательства, содержащего нормы муниципального права, и приведение этих норм в согласование друг с другом; внесение изменений в федеральное законодательство, используя точные юридические термины при определении компетенции местного самоуправления; в необходимых случаях уточнение полномочий по отдельным предметам ведения в отраслевом законодательстве (частично это сделано в законодательстве по вопросам образования и здравоохранения); более детальное определение полномочий органов местного самоуправления в сферах, относящихся к ведению органов государственной власти (здравоохранение, образование, культура, физическая культура и спорт, охрана окружающей среды) в законодательстве субъектов Российской Федерации; подготовка органами государственной власти субъектов Российской Федерации методических рекомендаций с перечнем полномочий, которые не могут принимать на себя муниципальные образования; проведение разграничения предметов ведения между муниципальными образованиями в том случае, когда в границах одного муниципального образования находятся другие муниципальные образования.

Среди организационных задач при передаче государственных полномочий органам местного самоуправления, особое значение имеют: учет не только организационных и финансовых факторов, но и удобства для населения при получении услуг власти; принятие решения по каждому муниципальному образованию отдельно, либо по группам однородных по возможностям муниципальных образований; передача государственных полномочий не конкретно определенному органу местного самоуправления (например, администрации, главе муниципального образования, комитету, управлению или др.), а муниципальному образованию; передача государственных полномочий одновременно с передачей органам местного самоуправления необходимых материальных и финансовых ресурсов кроме того, в бюджете Российской Федерации и субъектов Российской Федерации ежегодно должны предусматриваться средства, выделяемые органам местного самоуправления на исполнение отдельных государственных полномочий.[210]

Следовательно, наделение отдельными государственными полномочиями органов местного самоуправления должно осуществляться путем законодательного закрепления с одновременной передачей материальных и финансовых ресурсов, а в бюджете Российской Федерации и субъектов Российской Федерации ежегодно должны предусматриваться средства, выделяемые органам местного самоуправления на исполнение отдельных государственных полномочий.

Подводя итог изложенному, можно заключить, что состояние нормативно-правовой базы разграничения компетенций Российской Федерации и ее субъектов в сфере охраны здоровья населения не соответствует насущным проблемам отрасли. Она нуждается в серьезном незамедлительном улучшении. Это касается как принятия новых законов, так и корректировки проекта закона «О здравоохранении в Российской Федерации», обсуждаемого в Государственной Думе РФ. Важное место в решении проблем уточнения полномочий Федерации в сфере охраны здоровья населения должны занять вопросы усиления вертикали управления, координирующей роли Федерации, дальнейшее формирование системы государственных гарантий обеспечения граждан медицинской помощью за счет общественных источников. Необходимо введение в практику законотворчества «модельных» законов по разграничению компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами в сфере здравоохранения, в которых учитывались бы предметы ведения и объем полномочий органа исполнительной власти соответствующего уровня и отраслевой направленности, поскольку специфика компетенции каждого их государственных органов проявляется, главным образом, в характере и объеме полномочий. При этом следует учесть, что в процессе осуществления мер по охране здоровья нередко возникают вопросы, для решения которых определенным органам исполнительной власти необходимы исключительные полномочия, например, при вспышках инфекционных заболеваний и эпидемиях, экологических бедствиях, массовом травматизме и др. Перечень таких полномочий должен быть четко установлен законодательством.

Дальнейшая разработка вопросов разграничения предметов ведения и полномочий субъектов публичного права в сфере охраны здоровья населения может быть сосредоточена на уточнении и конкретизации предметов ведения субъектов Федерации и органов местного самоуправления, в том числе по таким направлениям, как финансирование отрасли, материально-техническое оснащение, лекарственное обеспечение населения и др.

Глава 3. Правовое регулирование организации и деятельности объектов государственного управления здравоохранением

§ 3.1. Административно-правовой статус медицинского учреждения

Прежде чем перейти к рассмотрению понятия и основных элементов административно-правового статуса медицинского учреждения, необходимо выяснить, что следует понимать под медицинским учреждением.

Больницы, поликлиники и т. д. в порядке обобщения называются учреждениями здравоохранения. Термин «медицинское учреждение» или «учреждение здравоохранения» можно встретить во многих нормативных актах.[211] В подзаконных актах можно встретить другое название – лечебно-профилактическое учреждение.[212] Однако определения понятия «учреждение здравоохранения» (медицинского, лечебно-профилактического учреждения) не содержит ни один действующий нормативно-правовой акт.

На подзаконном уровне понятие медицинского учреждения служит целям обобщения лечебно-профилактических учреждений «независимо от ведомственной подчиненности и формы собственности», что юридически неверно: учреждение – это разновидность организаций, которые существуют и в других, отличных от учреждения, организационно-правовых формах (хозяйственных товариществ и обществ, кооперативов и т. д.).[213]

Основополагающие нормы, определяющие правовой статус учреждения, содержатся в Гражданском кодексе РФ,[214] который признает учреждением, организацию, созданную собственником (учредителем) для осуществления управленческих, социально-культурных или административно-политических функций некоммерческого характера и финансируемую им полностью или частично (ст. 120). Следовательно, медицинские учреждения как некоммерческие организации, во-первых, призваны выполнять социально-культурные функции, во-вторых, они не имеют в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли. Несмотря на это медицинские учреждения могут осуществлять и направленную на получение прибыли предпринимательскую деятельность, но лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы.

Бюджетный кодекс РФ[215] (ст. 161) раскрывает понятие бюджетного учреждения (государственного или муниципального), которое создается органами государственной власти или органами местного самоуправления для осуществления управленческих, социально-культурных, научно-технических и иных функций некоммерческого характера, деятельность которого финансируется из соответствующего бюджета или бюджета государственного внебюджетного фонда на основе сметы доходов и расходов. Именно в этой форме (бюджетное учреждение) и функционирует в настоящее время большая часть организаций здравоохранения.

Для здравоохранения отдельное учреждение здравоохранения является организационным подразделением, охватывающим здравоохранительной деятельностью определенную территорию и состоящим в доле бюджета здравоохранения в расчете на эту территорию. Тем самым учреждение здравоохранения – это территориально-финансируемая единица здравоохранительной деятельности, а территория страны и бюджет здравоохранения представляют собой взаимно соотносящиеся распределительные величины.

Следует заметить, что текущее законодательство в современных условиях постепенно отходит от использования в качестве базовых понятий – учреждение здравоохранения и медицинское учреждение, а переходит к более традиционному понятию – организация здравоохранения.[216]

Так, ст. 2, 72 проекта Федерального закона «О здравоохранении в Российской Федерации» дает понятие организации здравоохранения – это предприятия, учреждения и организации системы здравоохранения независимо от формы собственности.

Таким образом, понятие организация здравоохранения (медицинская организация) является более широким по отношению к понятию учреждение здравоохранения (медицинское учреждение).

Несмотря на это, на сегодняшний день преобладающей организационно-правовой формой организаций здравоохранения остается учреждение (государственное и муниципальное). Основными факторами, влияющими на избрание именно данной формы, являются: традиционность использования и, как следствие, сложившаяся наработанная нормативная правовая база, регламентирующая вопросы функционирования учреждений (в немалой степени этому способствуют нормы ГК РФ, предусматривающие в качестве одной из форм организаций, создающихся для достижения специфических некоммерческих целей, учреждение); оптимальность данной конструкции для введения в гражданский оборот субъектов, которым требуется «ограниченный объем прав, необходимый лишь для материально-технического обеспечения их деятельности»;[217] обеспечение баланса интересов собственника (государства) и организации, обусловливаемое четкостью и, в определенной мере, прозрачностью механизма финансирования.[218]

Поскольку проводимое исследование предполагает изучение административно-правового статуса именно учреждений, непосредственно оказывающих медицинскую помощь населению, то в дальнейшем будет использовано понятие «медицинское учреждение» или «учреждение здравоохранения».

Таким образом, под медицинским учреждением следует понимать учреждения и организации независимо от формы собственности, ведомственной принадлежности и организационно-правового статуса, оказывающих медицинскую помощь, охватывающие здравоохранительной деятельностью определенную территорию и состоящие в доле бюджета здравоохранения в расчете на эту территорию. В данное понятие также следует включить лиц, осуществляющих медицинскую деятельность без образования юридического лица как индивидуально, так и коллективно.

В ведомственных целях учреждения здравоохранения в процессе почти тридцатилетнего изменения их номенклатуры[219] приобрели разделение на лечебно-профилактические, учреждения здравоохранения особого типа, учреждения здравоохранения по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека и аптечные.

Из данного перечня учреждений непосредственно медицинскую (лечебную) деятельность осуществляют лишь лечебно-профилактические учреждения (больничные учреждения; диспансеры; амбулаторно-поликлинические учреждения; центры, в том числе научно-практические; учреждения скорой медицинской помощи и учреждения переливания крови; учреждения охраны материнства и детства; санаторно-курортные учреждения), являющиеся обязательным компонентом всех трех систем здравоохранения. Лечебно-профилактическое учреждение – сложная, динамическая социально-экономическая система, представляющая планомерно организованное и относительно обособленное самостоятельно функционирующее звено непроизводственного сектора экономики, в котором осуществляется лечебно-профилактическая деятельность с целью обеспечения системы общенародных, коллективных и личных экономических интересов, характеризующаяся технологическим и организационным единством и социально-экономическими связями.[220]

Следует установить критерии для классификации медицинских учреждений. Так все учреждения здравоохранения можно подразделить: в зависимости от отраслевой принадлежности, форм собственности, категорий обслуживаемого населения, структуры медицинского учреждения, профилизации коечного фонда, наличия права на оказание платных услуг и некоторых других классификационных оснований.

По отраслевой принадлежности можно выделить ведомственные и территориальные медицинские учреждения.

Как уже было отмечено ранее, ряд министерств и ведомств (Министерства транспорта и связи РФ, Министерства обороны РФ, Министерства внутренних дел РФ и др.) имеют сеть ведомственных медицинских учреждений – больничных учреждений. Деление медицинских учреждений по территориальному признаку позволяет выделить республиканские (федеральные и в составе Российской Федерации), областные (краевые), городские, районные, участковые.

По формам собственности медицинские учреждения подразделяются на государственные (федеральные и субъектов) и муниципальные учреждения, унитарные предприятия, частные организации. Государственные и муниципальные лечебно-профилактические учреждения создаются собственником для осуществления социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируются им полностью или частично. Учреждения в отношении закрепленного за ними имущества реализуют право оперативного управления. Государственными являются республиканские (краевые, областные, окружные) больницы. Они находятся в собственности субъекта федерации и приватизации не подлежат.

К частным относятся лечебно-профилактические учреждения, имущество которых находится в частной собственности, а также лица, занимающиеся частной медицинской практикой.

Для целей социальной медицины и организации здравоохранения учреждения государственной и муниципальной собственности распределены по видам (отраслям) здравоохранительной деятельности: лечебно-профилактической, охраны здоровья (медицинской помощи) женщинам и детям, санитарно-противоэпидемической, медико-фармацевтической, медико-образовательной и научно-исследовательской, санаторно-курортной, патологоанатомической (включая судебно-медицинскую и судебно-психиатрическую экспертизу), а так же медико-страховой (ОМС).[221] / Под ред. Ю.П.Лисицына. – М.: Приор-издат, 1999.– С.321.]

По категориям обслуживаемого населения медицинские учреждения можно классифицировать на учреждения, оказывающие медицинскую помощь взрослому и детскому населению; жителям городов (городские больницы) и сельских районов (сельские больницы); работникам всех профессиональных групп и неработающему населению и только работникам одного или группы предприятий (медико-санитарные части), гериатрические медицинские учреждения, учреждения для ветеранов войн, воинов-интернационалистов.

По структуре медицинские учреждения подразделяются на объединенные (стационар с поликлиникой) и необъединенные (имеющие только стационар).

Классифицирующим признаком выступает и профилизация коечного фонда медицинского учреждения: однопрофильные (специализированные), двух– и многопрофильные учреждения.

В современных условиях медицинские учреждения можно также подразделить на бесплатные и платные. Формально к бесплатным относятся все государственные и муниципальные медицинские учреждения, фактически же бесплатных медицинских учреждений сегодня практически не существует, поскольку повсеместно организуются платные отделения и палаты в составе многопрофильных и специализированных учреждений на основе самоокупаемости.

Наиболее сложной, учитывающей многие признаки классификации (в том числе особенности структуры учреждения, специализации, профилизации коечного фонда) является номенклатура медицинских учреждений.[222]

Учреждения здравоохранения, обеспечивающие медицинское обслуживание населения, имеют одинаковые права и несут одинаковую ответственность за качество оказания помощи независимо от своей правовой и организационной структуры.[223]

Традиционным для административного права является положение, что «каждое учреждение представляет собой единство трех сторон: организационной, экономической, правовой».[224] На наш взгляд, данное положение полностью применимо и к медицинским учреждениям.

Представляется, что организационную сторону каждого медицинского учреждения составляют коллектив специалистов и обслуживающего персонала, возглавляемого главным врачом и его администрацией, подчиненность медицинского учреждения вышестоящему органу управления здравоохранением и наличие у медицинского учреждения оперативной самостоятельности в рамках определенной автономии.[225]

Экономический признак медицинского учреждения определяется наличием у него обособленного имущественного комплекса (материально-технической базы).

Правовая характеристика медицинского учреждения образуется совокупностью его правовых признаков: 1) нормативно-правовая основа его образования и деятельности; 2) способность медицинского учреждения участвовать от своего имени в административных и иных правоотношениях; 3) подчиненность органам управления общей и отраслевой компетенции; 4) наличие положения о медицинском учреждении (устава медицинского учреждения).

Следует отметить, что современное медицинское учреждение, представляющее собой сложный лечебно-хозяйственный комплекс, наряду с главной, лечебно-диагностический функцией, осуществляет хозяйственные, снабженческие, эксплуатационные и иные функции, являющиеся предметом правового регулирования многообразных норм различных отраслей права.[226] В своей совокупности и во взаимодействии именно они обеспечивают медицинскому учреждению правовую основу, иными словами правовой статус, для его функционирования.

Понятие «статус» (лат. – состояние, положение) означает «совокупность общих прав, определяющих правоспособность, и основных прав и обязанностей, неотделимых от лиц, органов, организаций, юридических лиц».[227] Правовой статус – это юридически закрепленное положение субъекта в обществе. Это признанная конституцией и законодательством совокупность прав и обязанностей субъектов, а также полномочий государственных органов и должностных лиц, с помощью которых они выполняют свои социальные роли.[228]

Таким образом, правовой статус медицинского учреждения – это его правовое положение, определяющее правовые гарантии деятельности, место, роль и положение медицинского учреждения в системе здравоохранения и отраслевого управления, его основные права и обязанности.

Правовой статус медицинского учреждения – категория сложная, состоящая из множества отраслевых правовых статусов. Его сердцевину составляет административно-правовой статус. Понятие «административно-правовой статус», не будучи практически разработанным, тем не менее проявляет себя как комплекс взаимосвязанных элементов. Это понятие «отражает как достоинства, так и недостатки реально действующей политико-юридической системы, принципов демократии, государственных основ данного общества».[229] Исследуемая дефиниция содержит в своей основе нормы административного законодательства, т. к. только эти нормы способны придать учреждению правовую определенность и обеспечить правовые условия управления его деятельностью. Правовую основу административно-правового статуса медучреждения составляют положение об учреждении здравоохранения соответствующего вида и нормативные правовые акты органов исполнительной власти, регулирующих правовой режим управленческой деятельности администрации медицинского учреждения. В качестве ведущей функции административно-правовых норм можно выделить функцию организации и регулирования правоотношений в управленческом процессе. Ее поддерживают три общие функции более низкого уровня: организация и регулирование деятельности субъектов управления; организации регулирования управленческих отношений между субъектом и объектом управления; организации и регулирования деятельности объектов управления.[230]

Следовательно, административно-правовой статус всех видов медицинских учреждений включает в себя совокупность всех прав и обязанностей, реализуемых ими в управленческих административно-правовых отношениях, которые складываются прежде всего во взаимоотношениях медицинских учреждений с государственными и муниципальными органами исполнительной власти.

Основы содержательной характеристики административно-правового статуса медицинских учреждений составляют следующие взаимоотношения, складывающиеся между органами исполнительной власти и подведомственными им в отраслевом, функциональном и территориальном отношении медицинскими учреждениями:[231] отношения, возникающие в процессе принятия управленческих решений о создании, реорганизации, ликвидации медицинских учреждений, определении предмета и целей их деятельности, соответствующей целям государства; отношения в связи и по поводу утверждения уставов учреждений исполнительными органами власти и местного самоуправления, а также по ведению учета государственного кадастра зарегистрированных и действующих медицинских учреждений – юридических лиц; отношения по заключению исполнительными органами государственной и муниципальной власти различного рода административных соглашений и договоров с подведомственными учреждениями, выдаче им государственных и муниципальных заказов на оказание медицинских услуг; отношения, связанные с государственной регистрацией и лицензированием осуществляемой деятельности; отношения по согласованию предложений по распоряжению государственным и муниципальным имуществом и реализации иных решений в соответствии с полномочиями собственника; многочисленные отношения, порождаемые осуществлением государственного контроля и надзора за соблюдением всеми учреждениями установленных правил хозяйствования, осуществления ими различных видов деятельности и многих других правил охраны государственного, общественного порядка и общественной безопасности во всех ее разновидностях.

Особенности административно-правового статуса учреждения здравоохранения предопределяются тем, что: во-первых, оно никогда не рассматривалось в самостоятельном значении, в отрыве от системы здравоохранения, элементом которой оно признается;[232] во-вторых, административно-правовой статус медицинских учреждений состоит из определенных государством свойств (прав и обязанностей) учреждения как субъекта административного права, характеризующих потенциальные возможности самого учреждения вступать в административно-правовые отношения в рамках своей правосубъектности и компетенцию государственных органов, которой они обладают в области установления и обеспечения реализации организацией его административно-правового статуса;[233] в-третьих, административно-правовой статус медицинских учреждений характеризуется наличием ряда элементов.

Следует отметить, что у медицинских учреждений разного типа имеются существенные различия в содержании элементов статуса. Например, административно-правовой статус государственных (муниципальных) и административно-правовой статус негосударственных медицинских учреждений имеет ряд особенностей.

Учреждения государственной системы здравоохранения независимо от их ведомственной подчиненности являются юридическими лицами. Они действуют в соответствии с нормативными актами по вопросам здравоохранения с учетом того, акты каких органов на них распространяются (например, федеральные учреждения – на основании федеральных актов и т. п.)

Учреждения государственной системы здравоохранения находятся как правило, в ведении вышестоящих органов управления здравоохранением, направляющих и контролирующих деятельность этих учреждений. Они являются собственностью государства, государственные органы управления выступают учредителями данного типа медицинских учреждений, утверждают их уставы[234] (положения о них) и прекращают их деятельность. Руководство государственными (муниципальными) медицинскими учреждениями осуществляют должностные лица, назначаемые компетентными государственными органами и обладающие государственно-властными полномочиями.

Особенностью административно-правового статуса негосударственных медицинских учреждений является то, что управление ими осуществляют собственники (учредители) или уполномоченные ими органы, не обладающие государственно-властными полномочиями. Порядок образования и ликвидации негосударственного медицинского учреждения регламентируется законодательством, регулирующим отношения в сфере лицензирования и аккредитации медицинских учреждений. Они могут быть созданы по решению собственника или уполномоченного органа. Устав (положение) негосударственного медицинского учреждения утверждается его учредителями (участниками).[235] Таким образом, влияние на них со стороны государства ограничено. Оно не управляет ими, а лишь регулирует отдельные стороны деятельности (регистрирует, лицензирует, осуществляет нормативное регулирование, санитарно-эпидемиологический надзор и т. д.).

Исходя из вышеизложенного, административно-правовой статус любого медицинского учреждения можно сформулировать как совокупность прав и обязанностей медицинского учреждения, предусматривающих в пределах административной правосубъектности самостоятельное решение присущих определенному медицинскому учреждению целей и задач, осуществление необходимых для этого функций, участие в управленческих административных правоотношениях, складывающихся прежде всего во взаимоотношениях медицинских учреждений с государственными органами исполнительной власти и органами муниципального образования.

Данное определение административно-правового статуса медицинского учреждения позволяет на наш взгляд выделить пять основных его элементов:

– цели и задачи деятельности медицинского учреждения;

– функции медицинского учреждения;

– полномочия (права и обязанности), составляющие основное содержание административно-правового статуса медицинского учреждения;

– организационная структура медицинского учреждения;

– создание, реорганизация и ликвидация медицинского учреждения;

– гарантии прав деятельности медицинского учреждения.

Названные элементы административно-правового статуса медицинского учреждения можно сгруппировать в блоки. Опираясь на утверждение Ю.А. Тихомирова, который нормативно установленные цели, предметы ведения, объекты воздействия и властные полномочия относит к элементам компетенции,[236] предлагаем первые три элемента административно-правового статуса (цели, задачи, функции и полномочия) объединить в так называемый «компетенционный блок»; организационную структуру включить во «внутриорганизационный блок»; создание, реорганизацию и ликвидацию медицинского учреждения представить в качестве «внешнеорганизационного блока» и сформировать блок административно-правовых гарантий прав медучреждений.

Представляется, что такая структура административно-правового статуса медучреждений будет способствовать оптимизации правового режима для решения управленческих задач, так как предполагает формирование содержания работы медицинского учреждения, создание правовой основы его деятельности, наличие организационной структуры, обеспечивающей выполнение свойственных медицинскому учреждению функций, порядок функционирования медицинского учреждения, наделение его комплексом прав и обязанностей, а также наличие гарантий этих прав.

Итак, рассмотрим каждый из названных блоков элементов административно-правового статуса медицинских учреждений.

Компетенционный блок включает в себя цели и задачи деятельности, функции и полномочия медицинского учреждения.

Совершенствование деятельности медицинских учреждений находится в прямой зависимости от соответствия целей и задач медицинского учреждения уровню удовлетворения современных потребностей населения в медицинской помощи. Причем, одним из важных условий успешной организации работы медицинского учреждения является наличие единства целей и задач.

Цель как категория высшего порядка определяет содержание и направленность задач. Признав цель деятельности медицинского учреждения как идеал, орган управления, коллектив, общество обретут в ней средства регуляции собственной деятельности по повышению уровня работы медицинского учреждения в целом.[237] Учитывая, что цель означает результат, на достижение которого направлены действия, цель медицинского учреждения (его создания, функционирования), очевидно, состоит в снижении потерь общества от заболеваемости, инвалидности и смертности населения при имеющихся ресурсах. Цель (цели) деятельности каждого медицинского учреждения закрепляется в соответствующем правовом акте – Уставе (Положении) о медицинском учреждении соответствующего вида.

В современных условиях главной задачей, которую призваны решать медицинские учреждения в своей деятельности, является обеспечение конституционного права граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь, что выражается в оказании своевременной, доступной, высококачественной медицинской помощи. Главная задача определяет генеральное направление деятельности субъектов и объектов управления по обеспечению потребности населения в медицинской помощи и поэтому предполагает наличие комплекса задач вспомогательного порядка, способствующих реализации главной задачи. Такие задачи можно подразделить на основные и текущие. Основные задачи призваны определять наиболее важные направления в развитии медицинской деятельности и носят долговременный характер (задачи по активному использованию всеми медицинскими учреждениями прогрессивных форм организации медицинской помощи, современных и эффективных методов и средств профилактики, диагностики и лечения, ускоренному созданию прочной современной материально-технической базы медицинских учреждений и постоянному дальнейшему ее совершенствованию). Закрепленные в правовых нормах, они являются юридической обязанностью для медицинских учреждений всех типов. Текущие задачи медицинского учреждения носят, как правило, частный характер, решаются медицинским учреждением в конкретный момент в зависимости от региональной конъюнктуры, уровня и структуры заболеваемости населения, имеющихся у медицинского учреждения возможностей и других факторов. Их выполнение обычно рассчитано на непродолжительные сроки. Они входят в состав программно-целевого административно-правового статуса каждого медицинского учреждения, поскольку для определенных субъектов и объектов управления они имеют нормативное значение и активно способствуют практическому осуществлению основных, а через посредство последних, и генеральной задачи, стоящих перед медицинским учреждением.

Важным элементом административно-правового статуса медицинского учреждения являются его функции и правовые нормы их закрепляющие. Смысл определения функций сводится к тому, чтобы в нормативном порядке закрепить то, что должны выполнять администрация и коллектив медицинского учреждения для достижения поставленных целей и задач. Реализуя одни и те же задачи, коллектив и администрация выполняют различные функции.[238] Коллектив медицинского учреждения непосредственно осуществляет функции по лечению больных, диагностике заболеваний, проведению среди населения профилактической работы, использованию лекарственных препаратов, перевязочных материалов и других медицинских средств, лечебно-диагностической и прочей медицинской аппаратуры и техники, бережному отношению к больничному имуществу и т. д. Администрация медицинского учреждения обеспечивает необходимые условия для выполнения коллективом указанных функций. Это достигается путем осуществления администрацией своих управленческих функций (организация оказания медицинской помощи населению; внедрение в лечебный процесс прогрессивных форм и методов работы, достижений науки, техники и медицинской практики; подбор, расстановка и совершенствование профессиональной и деловой квалификации кадров; проведение профилактических мероприятий; анализ заболеваемости и разработка мероприятий по ее снижению; материально-техническое обеспечение медицинской и иной деятельности медицинской организации; учет и контроль за правильностью расходования денежных средств, рациональной эксплуатацией медицинской техники и аппаратуры; нормирование сроков и установление правил использования медицинского имущества; контроль за соблюдением нормативов расходования лекарственных средств, медицинских препаратов и материалов; финансирование деятельности структурных звеньев и выполнение различных работ; планирование социального развития коллектива).

Наряду с этим в здравоохранении функции, задачи, объем и характер работы больничных учреждений в связи с процессом дифференциации и интеграции, а также благодаря совершенствованию форм и методов управления здравоохранением значительно расширились. Каждому типу больниц свойственны определенные функции, нормативное закрепление которых осуществляется в положениях о больницах. Указанные положения утверждаются приказами Министерства здравоохранения и социального развития РФ и наряду с уставом определяют правовой статус учреждений.

Медицинское учреждение в процессе своей деятельности выступает не только как лечебно-профилактическая единица, но и как хозяйствующий субъект, имеющий материально-техническую базу для осуществления своей основной деятельности, в связи с чем, оно должно иметь для решения свойственных ему задач и осуществления функций соответствующий объем прав и обязанностей. Права и обязанности являются одним из наиболее важных элементов административно-правового статуса медицинского учреждения.[239]

В отличие от коммерческих организаций, обладающих общей (неограниченной) правоспособностью, учреждение здравоохранения наделяется специальной (ограниченной) правоспособностью, т. е. совокупностью только таких прав и обязанностей, которые предусмотрены учредительными документами. Например, в п. 4 «Организация деятельности» решения Саратовской городской Думы от 29 апреля 1999 г. № 30-289 «О Типовом уставе муниципального медицинского учреждения»[240] предусмотрено, что учреждение имеет право в установленном порядке: заключать договоры с учреждениями, организациями, предприятиями и физическими лицами на предоставление работ и услуг в соответствии с видами деятельности Учреждения; привлекать для осуществления своей деятельности на экономически выгодной договорной основе другие учреждения, организации, предприятия и физических лиц; приобретать или арендовать при осуществлении деятельности основные и оборотные средства за счет имеющихся у него финансовых ресурсов, временной финансовой помощи и получаемых для этих целей ссуд и кредитов; планировать свою деятельность и определять перспективы развития по согласованию с Комитетом здравоохранения, а также исходя из спроса пациентов на услуги.

Следует отметить, что права, принадлежащие медицинскому учреждению, реализуются главным образом его администрацией. Администрация медицинского учреждения для выражения этих интересов наделена юридически властными полномочиями. Тем не менее, в реализации прав по управлению медицинским учреждением принимает участие и его коллектив. Участие коллектива в управлении медицинским учреждением осуществляется главным образом через профсоюзную организацию. Профсоюз медицинского учреждения представляет и защищает интересы коллектива в области медицинской деятельности, условий труда и социально-культурных вопросов. В данной связи профсоюз медицинского учреждения совместно с его администрацией участвует в реализации прав данного учреждения.[241]

Обязанностями медучреждения могут быть: представление в орган управления здравоохранением необходимую сметно-финансовую документацию в полном объеме, утвержденных форм и по всем видам деятельности; согласование с этим органом структуры Учреждения; обеспечение сохранности, эффективности и целевого использования имущества; создание для своих работников безопасных условия труда и несение ответственности в установленном порядке за вред, причиненный работнику увечьем, профзаболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением им трудовых обязанностей; несение ответственности в соответствии с законодательством за нарушение договорных, кредитных, расчетных обязательств, правил хозяйствования; возмещение ущерба, причиненного нерациональным использованием земли и других природных ресурсов, загрязнением окружающей среды, нарушением правил безопасности производства, санитарно-гигиенических норм и требований по защите здоровья работников, населения и потребителей продукции (работ, услуг); и т. п.

Права и обязанности медицинских учреждений закреплены в многочисленных нормативных актах. В общих чертах административная правосубъектность медицинских учреждений определена положениями (уставами) о них. Однако эти акты не содержат норм, которые бы комплексно определяли весь объем прав и обязанностей медицинских учреждений. Поэтому на сегодняшний день многие вопросы управления деятельностью медицинских учреждений, в том числе и проблемы административной правосубъектности, оказались нормативно неурегулированными.

В содержание внутриорганизационного блока входит формирование органа управления делами[242] медицинского учреждения. Формирование органа управления делами медицинского учреждения – администрации – осуществляется собственником или учредителем в порядке, предусмотренном Уставом учреждения. Органом управления организации здравоохранения государственно-муниципального сектора является руководитель, который назначается учредителем и подотчетен ему. Высшим должностным лицом больницы является ее руководитель – главный врач, назначаемый и освобождаемый от должности органом управления здравоохранения. В соответствии с Положением о главном враче областной (краевой, республиканской) больницы,[243] главный врач организует и контролирует правильность и своевременность обследования и лечения больных, уход за ними, диспансерное обслуживание, проведение профилактических и противоэпидемических мероприятий в районе деятельности, повышение квалификации медицинского персонала, правильность ведения историй болезни, обеспеченность больницы медицинским и хозяйственным оборудованием. Он систематически анализирует показатели деятельности больницы, утверждает план работы и смету больницы, контролирует правильность расходования материалов и медикаментов, отвечает за санитарное состояние больницы, подбор и расстановку кадров.

Он осуществляет текущее руководство деятельностью больницы на принципах единоначалия; несет ответственность за организацию, уровень, качество лечебно-диагностического процесса в больнице в соответствии с принятыми стандартами, современными требованиями науки и практики; отвечает за технику безопасности и соблюдение санитарно-противоэпидемических требований и т. д.

Главный врач объединенной больницы имеет заместителей по медицинской, поликлинической и административно-хозяйственной работе.

Заместитель главного врача по медицинской части (лечебной работе) отвечает за качество всей медицинской деятельности больницы; непосредственно руководит лечебно-профилактической и санитарно-противоэпидемической работой больницы; проверяет эффективность лечебно-профилактических мероприятий; анализирует каждый случай смерти в стационаре и на дому; обеспечивает правильную организацию лечебного питания и ЛФК; организует консультативную помощь больным.[244]

Заместитель главного врача по поликлинике непосредственно руководит работой поликлиники и организует поликлиническую помощь населению; разрабатывает планы лечебно-диагностических и противоэпидемических мероприятий поликлиники и обеспечивает их выполнение; назначает контрольно-экспертную комиссию и руководит ее работой; организует диспансерное наблюдение за установленными контингентами населения и осуществляет контроль за его качеством и эффективностью; систематически изучает заболеваемость населения района обслуживания.[245]

Заместитель (помощник) главного врача по административно-хозяйственной части руководит всей административно-хозяйственной деятельностью больницы, обеспечивает снабжение предметами хозяйственного оборудования и инвентарем, продуктами питания, топливом, горячей водой, освещением, организует питание больных, отопление, проведение ремонта, противопожарные меры, бельевое хозяйство, транспорт и др.

Внешнеорганизационный блок представляет совокупность полномочий государственных органов власти в отношении медучреждения и включает такие элементы как создание медицинского учреждения, государственную регистрацию, лицензирование деятельности, ликвидацию и реорганизацию медицинских учреждений.

Создание (учреждение) медицинского учреждения осуществляется по решению собственника имущества или уполномоченного им органа. Порядок создания больницы предусмотрен нормами гражданского законодательства, так как больница является юридическим лицом, принимающим активное участие в гражданском обороте. Учредительным документом больницы является устав, в котором определяется общий правовой статус, название, адрес, органы управления и контроля, источники финансирования, условия реорганизации и ликвидации. В целях единого подхода и недопущения расхождений в учредительных документах учреждений системы здравоохранения федерального и местного уровней совместным письмом Госкомимущества РФ от 29.12.95 № ОК-6/10860 и Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ от 28.12.95 № 2510/3499-95-19 был рекомендован к применению Примерный устав государственного (муниципального) учреждения здравоохранения.

Как показывает практика в большинстве регионов Российской Федерации решение о создании областных медицинских учреждений, принимается губернаторами области либо областными правительствами по согласованию с областными законодательными органами.

Решение о создании муниципальных медицинских учреждений принимается главой муниципального образования по согласованию с представительным органом местного самоуправления данного муниципального образования. Например, Саратовская городская Дума приняла решение от 29 апреля 1999 г. № 30-289 «О Типовом уставе муниципального медицинского учреждения», который включает: общие положения, цели и предмет деятельности Учреждения, имущество и финансы Учреждения, организацию деятельности, управление Учреждением, реорганизацию и ликвидацию учреждения. Государственная регистрация учреждения здравоохранения осуществляется по месту ее нахождения местным органом государственной власти.

Рассматривая вопрос о создании медицинского учреждения, следует обозначить необходимость контроля со стороны соответствующих органов за деятельностью учреждений здравоохранения. Контроль затрагивает непосредственное содержание деятельности медицинских учреждений, осуществляющих не только общественно значимую функцию, но и деятельность, требующую специальных знаний и умений. Одним из инструментов такого рода контроля является лицензирование деятельности учреждений здравоохранения.[246]

Согласно действующему законодательству,[247] предприятия, учреждения и организации государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения могут осуществлять свою деятельность только при наличии лицензии на избранный вид деятельности.

Самое первое законодательное определение медицинского лицензирования было предложено в ст. 21 Закона РСФСР «О медицинском страховании граждан в РСФСР»,[248] согласно которому «лицензирование – это выдача государственного разрешения медицинскому учреждению на осуществление им определенных видов деятельности и услуг по программам обязательного и добровольного медицинского страхования».

Другое определение было дано в приказе Министерства здравоохранения РСФСР от 20 марта 1992 года № 93 «О мерах по выполнению закона РФ „О медицинском страховании граждан в РСФСР“, согласно которому „Лицензирование – выдача государственного документа (лицензии) на право заниматься определенными видами медицинской деятельности“.

Лицензирование может быть охарактеризовано как «форма контроля за законностью предполагаемых действий гражданина или организации, разрешением совершать только, безусловно, законные действия и отказом в совершении действий противоправных, что обусловливает вид и меру допустимой активности, а так же реализацию надзора за фактически осуществляемыми действиями».[249]

Разрешение на занятие медицинской деятельностью (лицензия) выдается соответствующим органом исполнительной власти субъекта РФ, уполномоченным производить лицензирование данного вида деятельности, с целью оценки возможностей субъекта (медицинской организации) в части оказания медицинской помощи в объеме и функциях, адекватных уровню подготовки персонала, состоянию материально-технической базы организации и ее оснащенности.

Исходя из вышесказанного, можно сформулировать понятие лицензирования медицинской деятельности, под которым предлагается понимать деятельность лицензирующих органов государственной власти, которая выражается в совершении мероприятий по предоставлению разрешения (лицензии), являющегося основанием для осуществления определенного вида медицинской деятельности, а также в осуществлении контроля за данным видом деятельности.

На сегодняшний день общие положения о лицензировании медицинской деятельности в Российской Федерации регламентируются Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности», принятым 13 июля 2001 года.[250]

Порядок и условия выдачи лицензии на осуществление медицинской деятельности определены в соответствующем Положении, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 4 июля 2002 г. № 499.[251]

Реорганизация учреждения (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению учредителя в порядке и в случаях, предусмотренных действующим законодательством. При добровольной ликвидации учреждения ликвидационная комиссия создается учредителем, при принудительной – комиссия назначается судом и проводит работу по ликвидации Учреждения в соответствии с действующим законодательством.

При ликвидации и реорганизации увольняемым работникам гарантируется соблюдение их прав в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Имущество ликвидируемого Учреждения после расчетов, произведенных в установленном порядке, с бюджетом, кредиторами, работниками учреждения, остается в муниципальной собственности.

При реорганизации учреждения все документы (управленческие, финансово-хозяйственные, по личному составу и др.) передаются в соответствии с установленными правилами учреждению-правопреемнику.

При ликвидации учреждения документы постоянного хранения передаются на государственное хранение в городские архивные фонды, документы по личному составу (приказы, личные дела и др.) передаются на хранение в архивный фонд. Передача и упорядочение документов осуществляются силами и за счет Учреждения в соответствии с требованиями архивных органов.

Учреждение считается прекратившим существование после исключения его из единого государственного реестра юридических лиц.

Административно-правовыми гарантиями прав ЛПУ являются:

– возможность признания в судебном порядке недействительными (полностью или частично) нормативных актов государственных органов, не соответствующих законам и иным нормативно-правовым актам и нарушающих права и законные интересы медицинского учреждения;

– возмещение вреда, причиненного учреждению в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо их должностных лиц, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа;[252]

– гарантирование со стороны государства соблюдения установленных законодательством условий для деятельности медицинских учреждений.

Следует также отметить, что непременной составляющей административно-правового статуса медицинского учреждения является его административная, поднадзорная подчиненность органам административного надзора за соблюдением законодательства о налогах и сборах, правил пользования землей, санитарных и эпидемиологических правил, правил пожарной безопасности, техники безопасности труда и т. д.

Таким образом, административно-правовой статус медицинского учреждения гарантирует ему стабильность и обеспечивает подвижную организационно-правовую основу для выполнения присущих ему функций, решения свойственных задач и достижения поставленных целей.

В процессе исследования административно-правового статуса (его отдельных элементов) учреждений здравоохранения было установлено отсутствие единого нормативного акта, регламентирующего деятельность медучреждений. Его принятие считаем необходимым, так как на сегодняшний день существует множество нормативных актов, закрепляющих цели и задачи, права и обязанности, структуру и организацию деятельности медицинских учреждений. В общих чертах эти элементы административно-правового статуса медицинских учреждений определены положениями (уставами) о них. Однако эти акты не содержат норм, которые бы комплексно определяли все элементы административно-правового статуса медицинских учреждений. Поэтому на сегодняшний день многие вопросы управления деятельностью медицинских учреждений, в том числе и проблемы административной правосубъектности, оказались нормативно неурегулированными.

Исходя из вышеизложенного, по нашему мнению, необходимо разработать и принять федеральный закон «Об основах организации и деятельности медицинского учреждения» для объединения элементов административно-правового статуса медицинского учреждения в один законодательный акт.

Структура настоящего закона должна включать следующие основные разделы:

Раздел 1. Общие положения (Сфера применения настоящего Федерального закона, основные понятия, принципы правового регулирования деятельности медицинских учреждений, основы деятельности медицинских учреждений различных организационно-правовых форм системы здравоохранения Российской Федерации).

Раздел 2. Организация деятельности (Основные права и обязанности, право некоммерческих медицинских учреждений на осуществление предпринимательской деятельности, оказание платных медицинских услуг, ответственность медицинских учреждений по обязательствам, отношения с государственными органами).

Раздел 3. Создание, реорганизация и ликвидация медицинского учреждения (учредители медицинских учреждений, уставные документы, условия и порядок приобретения права на осуществление медицинской деятельности).

Раздел 4. Управление учреждением здравоохранения (высшее должностное лицо учреждения, его функции, полномочия и ответственность).

Раздел 5.Правовой статус медицинского работника(права, обязанности и ответственность лиц, занимающихся медицинской деятельностью).

Радел 6. Имущество и финансы медицинского учреждения(источники финансирования, имущество и средства медицинского учреждения, учет, отчетность, контроль обязанности медицинского учреждения в отношении закрепленного за ними имущества).

Раздел 7. Виды деятельности медицинских учреждений(особенности деятельности в государственно-муниципальном секторе; особенности деятельности в частном секторе; условия открытия и осуществления частной медицинской практики; порядок заключения и содержание договора с потребителем медицинских услуг (договора на предоставление медицинских услуг); контроль качества медицинской помощи в системе частной медицинской практики.

Раздел 8. Ответственность за нарушение настоящего Закона.

Заключительные положения.

Принятие данного закона позволит восполнить пробелы в законодательстве, регулирующем отношения, складывающиеся в процессе деятельности медицинских учреждений, а также дополнит положения основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, касающиеся организации охраны здоровья граждан в Российской Федерации.

§ 3.2. Основные направления реформирования статуса учреждений здравоохранения в современных условиях

Поставленная Президентом Российской Федерации В.В. Путиным задача модернизации здравоохранения, имеющая главной целью обеспечение реализации конституционного права граждан на доступную и качественную медицинскую помощь,[253] нашла свою конкретизацию в ряду реализуемых национальных проектов.[254] Однако эффективное претворение поставленных задач в практику не может быть достигнуто без реформирования организационно-правового механизма функционирования системы здравоохранения. Поэтому совершенствование системы организации оказания медицинской помощи – системы государственных и муниципальных учреждений здравоохранения – заявлено в качестве одного из программных пунктов модернизации отрасли.[255]

Как уже было отмечено, специфика современных медицинских учреждений предопределена их административно-правовым статусом и значительным многообразием форм.

Сегодня, согласно последнему варианту номенклатуры учреждений здравоохранения, утвержденному в октябре 2005 года,[256] в стране насчитывается 98 типов учреждений здравоохранения, в том числе 23 больничных, 10 диспансерных, 7 амбулаторно-поликлинических, 20 типов специализированных центров, в том числе научно-практических, 6 – санаторно-курортных учреждений. Некоторые из них дублируют друг друга в своих функциях, кроме того, для каждого требуются ведомственные инструкции и специальные документы, особые формы отчетности и учета и т. п.

В системе Министерства здравоохранения и социального развития РФ находится 18 тыс. лечебно-профилактических учреждений на 1,6 млн. коек. В том числе 8862 больницы, 1532 специализированных диспансера, 6306 самостоятельных поликлиник. В отрасли функционирует 210 самостоятельных станций переливания крови, 3172 станции скорой медицинской помощи, 43362 фельдшерско-акушерских пункта.[257]

Реалии сегодняшнего дня диктуют необходимость серьезной корректировки организационно-правовой формы учреждений здравоохранения. Вполне очевидно, что движение должно вестись в направлении наделения медицинских организаций достаточно широкими полномочиями по использованию находящегося в их распоряжении имущества и оплате труда кадрового состава. Поэтому представляется перспективным направлением развития организационно-правовой деятельности организаций здравоохранения преобразование их в иные формы юридических лиц, что и было заявлено в качестве одного из мероприятий по модернизации здравоохранения.[258]

Необходимость подобных преобразований объясняется неспособностью государства (вернее, его аппарата) выполнять социальные обязательства перед населением по оказанию бесплатной медицинской помощи, невозможностью и нежеланием содержать уже основательно коммерциализированные медицинские учреждения в прежнем статусе.

Определенные шаги в этом направлении были предприняты Правительством РФ. В частности, были разработаны проекты федеральных законов «Об автономных учреждениях» и «О государственных (муниципальных) автономных некоммерческих организациях», регламентирующих статус новых видов организационно-правовой формы организаций здравоохранения: автономных учреждений (далее – АУ) и государственных (муниципальных) автономных некоммерческих организаций (далее – ГМАНО), а также законопроект «Об установлении порядка, условий и критериев, вводящие новые организационно-правовые формы медицинских организаций».

Следует оговориться, что действие указанных законов предположительно будет распространяться не только на медицинские организации, но и на иные государственные и муниципальные учреждения, действующие в социальной сфере – в области науки, образования, культуры, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта.

За основу для разработки новых организационно-правовых форм были взяты уже существующие виды некоммерческих организаций – учреждение и автономная некоммерческая организация. Соответственно будущие организации также должны стать некоммерческими. Это означает, что целью их деятельности не является извлечение прибыли. Полученная же прибыль не распределяется в пользу учредителей и используется исключительно в уставных целях.

Анализ законопроектов показал, что в отрасли должны быть предприняты, по сути, революционные преобразования, затрагивающие такие основополагающие позиции, как собственность, возможность ее изменения; полномочия по использованию и расходованию имеющихся материальных и финансовых ресурсов, в том числе созданных за счет бюджетов всех уровней; финансовая основа деятельности системы здравоохранения; руководство деятельностью организаций здравоохранения и т. д.

Планировалось, что медицинские учреждения будут существовать, как минимум в трех организационно-правовых статусах: госучреждения в привычном понимании (в государственной собственности); автономные учреждения (АУ), где частично сохранится государственное финансирование; государственные (муниципальные) автономные некоммерческих медицинских организаций (собственность передается им полностью, организации приобретают полную автономию и т. д.).

Это должно было позволить решить три основных вопроса: как зарабатывать средства; кто является собственником основных средств; как этот собственник отвечает по взятым на себя обязательствам.

Возникновение организаций в новых организационно-правовых формах было возможно двумя способами: путем создания новых организаций и путем реорганизации действующих учреждений в форме преобразования.

При создании учредителемобеих организаций (и Г(М)АНО и АУ) в соответствии с проектами законов о них, сможет выступить лишь государство – Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование в лице соответственно федерального правительства, исполнительного органа субъекта федерации или органа местного самоуправления. При этом учредитель остается единственным, как при создании автономного учреждения, так и при создании государственной (муниципальной) автономной некоммерческой организации.

Более актуальными для действующих государственных и муниципальных учреждений является вопрос их преобразования в новые формы, а именно вопрос о том, какие учреждения могут быть преобразованы и в какие формы.

Предполагалось, что некоторые, особо важные медучреждения (чья основная деятельность не может быть адекватно измерена объемными (результирующими) показателями и налицо ситуация, когда обеспечить возможность оказывать необходимую медицинскую помощь важнее, чем оптимизировать загрузку мощностей), останутся в государственной собственности, то есть останутся госучреждениями в привычном понимании. К ним будут отнесены центры санитарно-эпидемиологического надзора, инфекционные и психиатрические больницы, туберкулезные и наркологические диспансеры, центры по борьбе со СПИДом и дома ребенка (учреждения государственной ответственности). По мнению Акопян А.С.,[259] такая форма должна составлять примерно 55–65 % от всех медицинских организаций и объединять производственную базу здравоохранения территорий, скорой и неотложной видов помощи, работать в рамках бюджетно-сметного финансирования (тарифы), имеющего источником только бюджет (реальный) и платежи по линии ОМС. Их имущество остается в государственной собственности; заработная плата, коммунальные платежи, текущий и капитальный ремонт, оснащение и переоснащение – функция государства как собственника и учредителя. Основная уставная функция – оказание бесплатной медицинской помощи населению в рамках принятых государственных гарантий, соответственно ст. 41 Конституции РФ.

Ряд других смогут принять форму автономных учреждений (в которых частично сохранится госфинансирование, передача имущества осуществляется путем принятия решения собственником имущества об изъятии этого имущества из оперативного управления преобразуемого учреждения и закреплении его на праве оперативного управления за правопреемником). Автономное учреждение самостоятельно распоряжается имуществом (в том числе недвижимым), которое оно приобретает на доходы от своей деятельности. Собственник же имущества не получает доходов от деятельности и от использования автономным учреждением имущества.

Земля закрепляется за автономным учреждением на праве постоянного бессрочного пользования – так же как в настоящее время она закреплена за государственными и муниципальными учреждениями.

С согласия собственника имущества автономное учреждение вправе выступать учредителем и вносить денежные средства и иное имущество в уставный (складочный) капитал (фонд) или иным образом передавать его в качестве учредителя (участника) других юридических лиц, деятельность которых соответствует его целям и способствует качественному предоставлению услуг (выполнению работ) автономным учреждением.

Помимо основной деятельности, ради осуществления которой АУ создано, оно осуществляет деятельность по бесплатному или частично платному оказанию услуг (выполнению работ) в соответствии с заданиями учредителя и обязательствами перед страховщиком по обязательному социальному страхованию. Финансируется эта деятельность из бюджета, государственных внебюджетных фондов или иных средств. На наш взгляд, неясен термин «частично платные услуги», оказываемые в соответствии с заданиями, заказами учредителя. Поэтому необходимо конкретизировать, какие виды услуг к ним относятся, включены ли они в Программу Государственных гарантий, какая доля стоимости услуги может быть платной.

При надлежащем выполнении задания и исполнении обязательств, автономное медицинское учреждение вправе по своему усмотрению оказывать услуги и выполнять работы, относящиеся к его основной деятельности, для любых граждан и юридических лиц, возмездно, заключая публичный договор. На тех же началах АУ вправе оказывать услуги (выполнять работы), которые носят дополнительный характерпо отношению к его основной деятельности. При этом все виды дополнительной деятельности автономного учреждения должны быть исчерпывающим образом указаны в его уставе. В этой связи целесообразно также уточнить, какие виды деятельности могут быть предусмотрены Уставом, в случае, если они являются дополнительными к основной.

При этом следует иметь в виду, что расширение видов дополнительной деятельности (коммерческой) за пределы оказания платных медицинских услуг (без ограничения ее объемов) может привести к ситуации, когда автономные организации и учреждения будут заинтересованы в осуществлении иных видов деятельности, приносящих значительно большие доходы, чем медицинская деятельность. Это может привести к закрытию и перепрофилированию ряда лечебных учреждений и к обострению проблемы обеспечения общедоступности медицинской помощи.

Применительно к автономным учреждениям устанавливается жесткая система управления в лице соответствующих высших органов. Структура органов управления автономного учреждения проста, и представлена:

– высшим коллегиальным органом управления – попечительский совет;

– единоличным исполнительным органом – руководитель;

– иные органы, предусмотренные законом и уставом.

Между тем существуют особенности функционирования государственных учреждений в различных сферах деятельности. Например, трудно предусмотреть единые высшие органы управления для медицинского учреждения и высшего учебного заведения, библиотеки или музея.

Основные функции управления автономным учреждениемостаются за учредителем. К ним относятся:

– определение приоритетных направлений деятельности АУ;

– внесение изменений и дополнений в устав, утверждение устава в новой редакции;

– реорганизация и ликвидация;

– утверждение передаточного акта и разделительного баланса;

– назначение ликвидационной комиссии и утверждение промежуточного и окончательного ликвидационного балансов;

– назначение и прекращение полномочий руководителя, если законом не предусмотрен иной порядок;

– принятие решение о создании филиалов и открытии представительств;

– рассмотрение и одобрение предложений руководителя автономного учреждения о совершении сделок по распоряжению недвижимостью и особо ценным движимым имуществом.

Состав Попечительского совета также формируется учредителем, который назначает и досрочно прекращает деятельность членов совета. В его состав входят представители органа исполнительной власти, в ведении которого находится автономное учреждение – учредителя; органа, на который возложено управление имуществом, и представители общественности, не состоящие с автономным учреждением в трудовых отношениях. Работа в попечительском совете не оплачивается, возмещаются только документально подтвержденные расходы, связанные с работой совета.

Попечительский совет, несмотря на статус высшего органа управления, является, по сути, совещательным органом, в компетенцию которого входит рассмотрение и выдача рекомендаций по вопросам, отнесенным к компетенции учредителя, так как сам учредитель не вправе принимать решения по этим вопросам без рассмотрения рекомендаций попечительского совета. Единственный вопрос, в котором попечительский совет действует самостоятельно, в качестве надзорного органа, – одобрение предложений руководителя о совершении крупной сделки или сделки, в отношении которой имеется конфликт интересов (сделки с заинтересованностью).

К компетенции руководителя (главного врача) автономного учреждения отнесены все вопросы текущего руководстваорганизацией, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции учредителя и совета.

Также на руководителя возложена имущественная ответственность в размере убытков, причиненных автономному учреждению в результате нарушения условий совершения крупной сделки и сделки с заинтересованностью, причем независимо от того, была ли сделка признана недействительной. Крупной сделкой в целях законопроекта признается сделка, если ее цена либо стоимость отчуждаемого или обременяемого имущества превышает 5 % балансовой стоимости активов автономного учреждения на последний отчетный период.

Самая крайняя форма свободы – автономные некоммерческие медицинские организации – новая форма некоммерческой организации, которая сегодня не предусмотрена ни ГК РФ, ни ФЗ «О некоммерческих организациях» (собственность передается им полностью, организации приобретают полную автономию и т. д.). Преобразование учреждения в государственную (муниципальную) автономную некоммерческую организацию будет целесообразным в ситуации, когда учреждение не находится в монопольном положении, необходима оптимизация мощностей учреждений данного профиля, имеется управленческий потенциал для самостоятельного хозяйствования. Среди таких учреждений могут быть: городские больницы в городах, где имеются две и более однотипные больницы, специализированные больницы в регионах, где имеются другие больницы, оказывающие аналогичный вид помощи, клиники НИИ, если в области их деятельности имеются другие больницы, оказывающие аналогичный вид помощи, диагностические центры при наличии в зоне их деятельности других организаций, оказывающих аналогичные виды диагностических услуг, городские поликлиники при наличии в городе двух и более поликлиник.

Также были рассмотрены варианты «особых случаев преобразования». Например, такие, когда стоматологическая поликлиника для взрослых преобразовывается в Г(М)АНО либо приватизируется, участковые врачи и врачи общей практики при выходе из состава амбулаторно-поликлинического учреждения создают групповые практики (не менее 5 врачей) в форме Г(М)АНО с закреплением за ними движимого и недвижимого имущества (при соблюдении установленных условий преобразования).

Таким образом, основным отличием правого статуса государственной (муниципальной) автономной некоммерческой организации, от статуса автономного учреждения является то, что первая обладает имуществом на праве собственности.

Преобразование учреждений в хозяйственные общества предполагается применять в исключительных случаях. Под исключительным случаем в проекте понимается положение, когда бюджетное учреждение (или его подразделения) на протяжении многих лет фактически действуют как коммерческие организации. При преобразовании учреждения в хозяйственное общество решение об изъятии имущества из оперативного управления учреждения принимается одновременно с решением о преобразовании.

При этом преобразование во все рассмотренные формы целесообразным считалось проводить частично в принудительном порядке, а часть преобразовать по инициативе коллектива учреждения и по решению учредителя.

Возможности принятия решения о преобразовании учреждения предшествовало соблюдение следующих обязательных условий:

– отсутствие у преобразуемого учреждения кредиторской задолженности по обязательствам просроченной более чем на три месяца на дату принятия решения о преобразовании (устанавливается на основании бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату);

– переход учреждения на финансирование по результатам выполнения работ и (или) оказания услуг.

Федеральным правительством могут быть установлены дополнительные условиядля принятия решения о преобразовании.

Однако продвижение законопроектов столкнулось с определенными проблемами, не в последнюю очередь связанными с необходимостью достаточно серьезной корректировки отраслевого законодательства и изменения (в определенной степени переломного) основополагающих норм в гражданской сфере.

Помимо этого, отсутствовало единство мнений ведущих специалистов и ученых о целесообразности принятия нового закона: некоторые полагали, что введение новой организационной формы учреждений будет являться положительным моментом в деле модернизации здравоохранения,[260] некоторые допускали их введение с оговорками (либо если и вводить новые виды учреждений, то достаточно предусмотреть лишь одну норму самого общего содержания в ФЗ «О некоммерческих организациях», а особенности правового положения автономных учреждений должны регулироваться специальным законодательством применительно к соответствующей сфере деятельности (образование, культура, физкультура и спорт и т. д.),[261] либо полагали, что преобразование медучреждений будет возможно только тогда, когда медицинское учреждение, сменив стратегию выживания на стратегию стабилизации и развития почувствует необходимость дальнейших преобразований и изменений, с одной стороны, и большей свободы – с другой),[262] а некоторые – категорически против подобных преобразований в медицинских учреждениях.[263]

Очевидно, эти обстоятельства сыграли свою роль в том, что, несмотря на наличие положительных моментов перевода учреждений в Г(М)АНО (расширение самостоятельности автономных некоммерческих организаций, появление возможности своевременного и быстрого реагирования на изменяющиеся условия экономической деятельности организации, отход от затратного сметного механизма финансирования и жесткой бюджетной росписи расходов, материальная заинтересованность работников в качестве своей работы и в их достойной дифференцированной оплате труда без использования единой тарифной сетки; самостоятельного регулирования платных медицинских и сопутствующих услуг с учетом их востребованности на рынке, сезонности и конкурентоспособности, а также возможность активного привлечения капитала со стороны, использование лизинга, вложение имеющихся свободных средств в развитие самой организации и других организаций, приобретение ценных бумаг и др.),[264] в Плане действий Правительства РФ по реализации Программы социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы)[265] остался поименован только законопроект об автономных учреждениях.

В итоге вышеупомянутый закон был принят,[266] однако он наложил запрет на изменение типа существующих государственных и муниципальных учреждений здравоохранения. Таким образом, право на существование в новой организационно-правовой форме получили лишь вновь образуемые организации здравоохранения.

Несмотря на это, представляется, что проведение организационно-правовой реформы учреждений здравоохранения следует продолжить в предложенном ранее направлении, что вызвано рядом проблем правового, экономического, организационного и другого характера, указывающих на сформировавшиеся в настоящее время условия для реформирования существующей организационной системы в области здравоохранения. Среди таковых хотелось бы выделить следующие.

1. Дефицит выделения средств бюджетной системы, в то время, когда одним из самых важных условий эффективного функционирования учреждений здравоохранения является своевременное, бесперебойное и достаточное бюджетное финансирование. Как следствие мы имеем: низкое качество доступных медицинских услуг, разрушение материально-технических фондов, недостаток медицинского персонала и его недостаточную квалификацию, и, соответственно, ухудшение качества функционирования в целом государственной и муниципальной систем здравоохранения.

2. Неурегулированность отношений государственных учреждений с собственником, что связано, прежде всего, со спецификой конструкции права оперативного управления, предопределяющего своеобразие содержания имущественных прав учреждения. Кроме того, прослеживается противоречивость положений бюджетного законодательства и норм ГК РФ в отношении правомочия учреждений по самостоятельному распоряжению средствами, приобретенными ими на доходы от разрешенной уставом деятельности.[267]

3. Наличие субсидиарной ответственности собственника по обязательствам учреждения во многом лишает учреждение стимулов к рациональному использованию выделяемых средств, имеет своим следствием бюджетные ограничения финансово-хозяйственной деятельности, т. к. любые обязательства учреждения должны быть в конечном итоге покрыты собственником. В свою очередь, это влечет за собой необходимость жесткого контроля со стороны собственника за обязательствами учреждения (сметное финансирование с разбивкой по статьям экономической классификации). В то же время сметный порядок финансирования препятствует внедрению новых экономических механизмов и более эффективному использованию имеющихся ресурсов государства. В конечном итоге, в силу присущих учреждению недостатков, имеет место нерациональное размещение финансовых ресурсов государства, зачастую неэффективное использование государственного (муниципального) имущества и ухудшение качества предоставляемых учреждениями услуг.

4. Существует необходимость контроля со стороны соответствующих органов за деятельностью учреждений здравоохранения. Помимо лицензирования деятельности медицинских учреждений, контроль осуществляется со стороны собственника (государства или муниципального образования) за собственным имуществом. В данном случае речь идет о контроле финансово-хозяйственной деятельности учреждений, а также о контроле содержательной стороны их деятельности. Однако детальный контроль деятельности учреждений все же представляется неосуществимым ввиду разнообразия производимых услуг и масштабов их производства.

Несомненно, предлагаемые варианты новых форм медучреждений многие вопросы оставили нерешенными.

Так, не ясно, какого количества учреждений должны коснуться реорганизация и сокращение, какие конкретные изменения необходимо внести в законодательную базу; распространяются ли на реорганизованные организации единые стандарты оказания медицинской помощи, какие требования будут предъявляться к их материально-технической оснащенности, кадровому составу и т. п. Поэтому целесообразно более жестко оговорить позиции о необходимости разработки Правительством РФ дополнительных условий для принятия решений о преобразовании действующего учреждения здравоохранения, а также об обязательной разработке Перечня учреждений, не подлежащих преобразованию.

Остаются открытыми вопросы обеспечения деятельности учреждений здравоохранения, сохраняющих статус бюджетных. Останутся ли за ними право на оказание платных услуг, осуществления предпринимательской и иной деятельности, приносящей доходы, что разрешено Гражданским Кодексом РФ, а также право самостоятельного распоряжения внебюджетными доходами? Если эти нормы не сохранятся, то можно сделать вывод, что в условиях постоянного недофинансирования, государство полностью лишает бюджетные учреждения права искать и использовать дополнительные источники финансирования. Это можно трактовать так, что в принудительном порядке создаются предпосылки для существенного сокращения количества бюджетных учреждений, т. к. учреждения, способные оказывать конкурентоспособные услуги, в том числе и на платной основе, считаются фактически вышедшими из режима бюджетного финансирования по смете доходов и расходов и, соответственно, должны быть реорганизованы в иные организационно-правовые формы. Соответствующим законом или подзаконным актами должен быть рассмотрен и тот факт, что реформирование сети учреждений может привести к высвобождению большого числа работников отрасли, на переобучение, трудоустройство и социальное обустройство которых потребуется значительный объем финансовых средств.

При этом необходимо учитывать, что законодательные и нормативные акты по оплате труда, пенсионному обеспечению, коммунальным и другим льготам распространяются только на работников государственных (муниципальных) учреждений.

Не исключен и тот факт, что уменьшение числа государственных бюджетных медицинских организаций, т. е. организаций, за ведение основной деятельности которых несет ответственность государство, может привести к тому, что у лечебных учреждений, оставшихся в государственной (муниципальной) собственности не хватит мощности для полноценного обеспечения граждан бесплатной медицинской помощью, что может привести к ограничению доступности медицинской помощи и невозможности реализации конституционных прав граждан на ее получение и в целом к усилению социальной напряженности в стране.

Кроме того, следует отметить, что по поводу законопроекта «Об автономных учреждениях» высказывались опасения, которые сводятся к тому, что он, открывает много возможностей для скрытой приватизации и приватизации путем искусственного банкротства.

Формально новые организационно-правовые формы не имеют никакого отношения к приватизации: собственность остается государственной (муниципальной). Кроме того, по действующему законодательству приватизация медицинских учреждений не допустима в следующих формах:

– продажи учреждения;

– выкупа учреждения коллективом;

– аренды с последующим выкупом.

Однако остаются предпосылки к приватизации путем умышленного банкротства. Дело в том, что государственные (муниципальные) автономные некоммерческие организации будут отвечать по своим долгам всем своим имуществом, а автономные учреждения – всем принадлежащим ему имуществом, за исключением недвижимого и особо ценного движимого имущества.

Чтобы избежать возможности умышленного банкротства необходимо на наш взгляд законодательно закрепить положение в соответствии с которым имущество, отнесенное к основным средствам (как движимое, так и недвижимое) должно предоставляться учреждениям, преобразованным в автономную некоммерческую организацию или на условиях аренды или на условиях договора безвозмездного пользования имуществом (срочного или бессрочного). Оба предложенных варианта уже находят практическое применение.

Таким образом, автономные учреждения и автономные некоммерческие организации не имеющие имущества, отнесенного к основным средствам на праве собственности, не смогут быть признаны банкротами.

Кроме того, по мнению противников реорганизации медицинских учреждений, сохраняются и другие варианты приватизации (теоретически возможные и сейчас), которые пока применяются редко, поскольку реорганизация любого бюджетного медицинского учреждения привлекает к себе пристальное внимание печати, общественности и местных политических сил. В условиях же массовой реорганизации учреждений факты приватизации не будут бросаться в глаза. Приватизация медицинских учреждений возможна, по их мнению, путем закрытия существующего учреждения (под благовидным лозунгом реструктуризации сети медицинских учреждений и т. д.) и создания на его базе нового юридического лица. Другой возможный вариант приватизации путем реорганизации – учреждение может быть преобразовано в фонд, автономную некоммерческую организацию (не обязательно государственную или муниципальную, как это предполагают новые законопроекты), хозяйственное общество.

В опровержение высказанным опасениям необходимо обозначить следующее.

В соответствии с п. 1. ст. 57 ГК РФ и п. 2 ст. 61 ГК РФ реорганизация (слияние, присоединение, выделение, преобразование) или ликвидация юридического лица может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.

Учредителями же и ныне действующих государственных (муниципальных) медицинских учреждений и предполагаемых автономных учреждений являются государственные и муниципальные образования в лице уполномоченных органов.

В предложенном проекте закона в отношении реорганизации автономных учреждений предусмотрены определенные ограничения. Так, в соответствии со ст. 19 проекта закона «Об автономных учреждения» реорганизация автономных учреждений может быть осуществлена в форме: слияния двух или нескольких автономных учреждений; присоединения к автономному учреждению одного или нескольких таких учреждений; разделения АУ на два или несколько учреждений; выделения из автономного учреждения одного или нескольких АУ; преобразования АУ в Г(М)АНО.

Таким образом, предусмотренные в проектах законов ограничения в выборе организационно-правовых форм вновь образуемых организаций полностью исключают возможность их приватизации.

Кроме того, возможно в законодательстве установить запрет на приватизацию существующих государственных (муниципальных) медицинских учреждений в форме преобразования, т. е. предусмотреть возможность или реорганизации только в АУ и Г(М)АНО.

Во избежание вышеизложенных проблем и опасений, можно заключить, что условиями для проведения организационно-правовой реформы учреждений здравоохранения, с учетом задачи реализации национальных проектов, должны стать:

1) формирование нормативно-правовой базы, касающейся перевода медицинских учреждений в разряд автономных учреждений и взаимоотношений с такими учреждениями.

При этом в нормативных актах необходимо предусмотреть:

– гарантии сохранения на определенный период специфики и объемов деятельности автономного учреждения, а также штатного состава работников реформируемого учреждения;

– комплекс мер по переобучению высвобождаемых работников, их социально-бытовому обустройству;

– требования к занятию специалистом должности руководителя, исполнительного руководящего органа;

– защиту прав и интересов работников преобразуемых учреждений. Возможным вариантом защиты прав работников может быть установление моратория на сокращение численности работников преобразованного юридического лица на определенный срок (или установление требования о согласовании с собственником (учредителем) соответствующих изменений в штатной структуре), обязательность распространения на работников вновь созданных автономных учреждений и организаций гарантий, льгот и компенсаций, установленных в настоящее время для работников учреждений бюджетной сферы. Такие условия могут быть прописаны в решении о преобразовании, однако при закреплении соответствующих положений следует учитывать, что мораторий не может носить бессрочного характера, так как в таком случае будет нарушена свобода хозяйственной деятельности юридического лица. Для защиты прав работников создаваемых организаций целесообразно предусмотреть включение в состав Попечительского совета представителя от отраслевого профсоюзного органа.

Соответствующим законом или подзаконным актом необходимо предусмотреть особый статус медицинских работников, по аналогии со статусом госслужащих, военнослужащих и т. д.

– необходимость согласования назначения руководящих органов с соответствующим территориальным отраслевым органом управления здравоохранением.

Следует отметить, что многим нормативным правовым актам в сфере здравоохранения присущи такие недостатки, как: недостаточное финансовое подкрепление, декларативность положений, противоречивость отдельных норм, недостаточная ясность в вопросах распределения полномочий между разными уровнями и др. Очевидным является то, что требуется своеобразная ревизия законодательства в области здравоохранения. Не последнюю роль в этом играет постоянное развитие регулируемых нормативными правовыми актами общественных отношений. Есть опасения, что идея этих законов будет выхолощена законодателями. Выступления в прессе ряда депутатов дают для этого основания. Поэтому тех, кто с надеждой ожидает этих законов, может разочаровать попытка загнать новые организационно-правовые формы в русло нынешних бесправных учреждений. Но даже принятие хороших законов не гарантирует эффективную работу медицинских организаций, получивших новую организационно-правовую форму. Возникнут многочисленные вопросы условий предоставления зданий, выделения земли, финансирования выполнения целевых программ и других случаев прямого бюджетного финансирования, предоставления льгот по коммунальным и арендным платежам и т. д. Для решения этих проблем необходимо будет внести изменения в целый ряд законов (прежде всего, в Гражданский и Бюджетный кодексы, в закон «О некоммерческих организациях»). Поэтому при разработке нового законопроекта авторы должны учесть множество нюансов, в частности: увязать регламентацию новой организационно-правовой формы (автономное учреждение) с гражданским и бюджетным законодательством, в том числе определив природу вещного права на имущество автономных учреждений и его отличие от права оперативного управления и хозяйственного ведения; установить (хотя бы в общем виде) формы контроля собственника за использованием имущества; определить четкие критерии преобразования; решить ряд процедурных вопросов;

2) переоценка сложившихся отношений государства и учреждений здравоохранения (бюджетных учреждений) в сфере их финансирования. В первую очередь, необходимо снять противоречия бюджетного и гражданского законодательства. Кроме того, сам механизм финансирования учреждений должен быть пересмотрен. Очевидно, что внесению ясности в противоречивую ситуацию с финансированием учреждений мог бы способствовать специальный закон о бюджетных учреждениях, в котором возможно было бы предусмотреть комплексное решение проблем их функционирования и финансирования;

3) переход от сметного к нормативно-целевому финансированию. Последнее представляет собой возмещение государственным учреждениям расходов на оказание конкретных услуг конкретным категориям потребителей по единым нормативам, устанавливаемым в административном порядке.[268] Тем самым финансирование будет поставлено в зависимость от объема оказанных учреждением услуг, а не от штата, расходов на эксплуатацию и закупку материалов. В литературе также рассматривается несколько разновидностей нормативно-целевого финансирования: оплата по нормативам за завершенное лечение; оплата согласованных объемов медицинской помощи; оплата по нормативам на число прикрепленных к учреждению граждан и др. Однако основная проблема сводится к преодолению дублирования финансирования из бюджета и через систему страхования;

4) для преобразования необходимо выполнить следующие действия:

– со стороны автономного учреждения – разработать стандарты оказания медицинской помощи; провести обучение руководства и коллектива медучреждения для работы в новых условиях; привести материально-техническую базу учреждения здравоохранения в соответствие с современными требованиями в рамках реализации стратегии учреждения; провести анализ финансово-экономического и кадрового положения медицинского учреждения; сформировать бюджет учреждения; подготовить и заключить договоры с местными органами власти (получение заказа на лечение населения), страховыми медицинскими организациями и филиалами фонда обязательного медицинского страхования, коммунальными службами, другими юридическими лицами, пациентами и т. д.; разработать инвестиционную политику и др.

– со стороны органов власти и органов управления здравоохранением – разработать нормативно-правовую базу в данном направлении; сформировать госзаказ на медицинское обслуживание; сформировать бюджетную и налоговую политику по отношению к автономному учреждению; разработать медико-социальные программы, в которых могли бы участвовать автономные учреждения на конкурсной основе; разработать новые положения об органах управления здравоохранением в связи с изменением статуса медучреждений; провести в СМИ разъяснительную работу с населением относительно изменения статуса медучреждений; разработать инвестиционную политику в здравоохранении; заключить договоры с автономным учреждением и т. д.;

– со стороны фонда обязательного медицинского страхования и страховой медицинской организации – разработать стандарты оказания медицинской помощи; провести ревизию имеющихся медико-экономических стандартов; заключить договоры с автономным учреждением; разработать инвестиционную политику и т. д.;

– со стороны пациентов и их родственников – осуществить выбор автономного учреждения и заключить с ним договор; принять участие в деятельности учреждения (медико-социологические опросы, инвестирование и др.);

– со стороны других юридических и физических лиц – заключить договоры с автономным медицинским учреждением, инвестировать средства в это учреждение;[269]

5) совершенствование сложившегося порядка обязательного медицинского страхования. Для этого необходимо: повышение ответственности фондов обязательного медицинского страхования за результаты их деятельности, а также обеспечение прозрачности финансирования учреждений здравоохранения. Система страхования также должна быть подвергнута пересмотру в целях исключения дублирования финансирования учреждений в сметно-страховой системе;

6) грамотное разграничение полномочий, касающихся предоставления бесплатных для граждан медицинских услуг, между уровнями государственной власти. Однако такое разграничение должно быть не только верным с конституционной точки зрения, но и оправданным с точки зрения финансовой обеспеченности, чтобы не допустить умаления права граждан на медицинскую помощь;

7) Правительству РФ либо уполномоченному на то органу государственной власти субъекта РФ следует нормативно установить перечни учреждений, не подлежащих преобразованию.

Так, представляется, что преобразованию могут быть подвергнуты не любые, а лишь те учреждения, которые соответствуют следующим критериям.

Экономический критерии предполагает, что преобразованы могут быть только те учреждения, которые имеют достаточно высокую долю средств внебюджетных поступлений, то есть те, чьи доходы от платных услуг и иных услуг вне рамок Программы государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи существенно выше выделяемых по смете.

Социальный критерий означает, что не могут быть преобразованы те учреждения, чья деятельность является единственно возможным инструментом обеспечения доступа граждан к отдельным видам медицинской помощи (например, родовспоможение, высокотехнологичная медицинская помощь).

Географический критерий не допускает преобразование тех медицинских учреждений, которые являются единственным источником получения медицинских услуг для граждан, проживающих в малонаселенных, труднодоступных и иных подобных местностях.[270]

Чтобы достичь положительного результата и одновременно избежать негативных последствий реформы, на первом этапе также целесообразно отработать механизм создания автономных некоммерческих организаций на базе хозрасчетных стоматологических учреждений, либо создать такие организации в нескольких регионах (пилотные проекты), с последующим изучением и обобщением этого опыта. Кроме того, имеет смысл внимательно изучить опыт работы некоммерческих организаций, уже созданных на базе бюджетных учреждений, а также формы взаимодействия государственных учреждений и частных организаций.

Более рациональным и менее трудоемким представляется проведение реформ по предоставлению самостоятельности бюджетным учреждениям путем сохранения организационно-правовых форм бюджетных учреждений в нынешнем виде (государственные некоммерческие учреждения) и внесения соответствующих изменений в действующие нормативные и правовые документы, регламентирующие порядок финансово-хозяйственной деятельности этих учреждений, с целью придания им большей хозяйственной самостоятельности.

Реализация этих предложений избавит учредителей автономных организаций как от дополнительных организационных расходов (смена вывески, документации, регистрационных сборов и т. п.), так и от необходимости разработки новых нормативных документов и того же самого внесения соответствующих изменений в действующие нормативные и правовые документы, с целью регламентации вновь созданных учреждений и организаций и приведение их деятельности в соответствии с законодательством.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование проблемы государственного управления здравоохранением в Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на многообразие нормативных актов разного уровня, принятых в сфере охраны здоровья, по-прежнему актуальными остаются вопросы совершенствования федерального и регионального законодательства по вопросам организации и функционирования российской системы государственного управления здравоохранением, повышения эффективности управленческой деятельности в данной сфере, разграничения предметов ведения и полномочий между всеми уровнями публичной власти.

Значимость системы здравоохранения может быть охарактеризована с правовой, социальной, экономической и гуманистической позиций. Правовой характер системы здравоохранения обеспечивается соблюдением принципа верховенства Конституции РФ и федеральных законов, признанием принятых норм международного права, социальный характер связан с обеспечением социальных гарантий в области охраны здоровья населения. Экономический характер системы предопределен ролью здравоохранения в общественном воспроизводстве как с точки зрения воздействия на главную производительную силу, так и с позиции его ресурсного обеспечения. Гуманистический характер системы здравоохранения означает, что пациент, его права есть высшая ценность системы здравоохранения.

В ходе изучения реформы здравоохранения, установлено, что ее осуществлению препятствуют следующие факторы: малочисленность имеющегося высококвалифицированного персонала, отсутствие материальной заинтересованности к надлежащему выполнению служебных обязанностей; недостаток в учреждениях отрасли здравоохранения информации, стимулирующей индивида к планированию или мониторингу его работы; несовершенство координации и взаимодействия между участниками процесса реформирования; ограниченное развитие частного сектора здравоохранения. Для преодоления их воздействия необходимо: во-первых, повысить авторитет медицинской профессии; во-вторых, наладить систему обратной связи для самокорректировки системы управления здравоохранением; в-третьих, обеспечить взаимодействие между органами управления, медицинскими учреждениями и населением; в-четвертых, принять закон, регулирующий отношения в сфере частной системы здравоохранения.

В процессе исследования научно обоснована необходимость принятия федерального закона в области здравоохранения «О здравоохранении в Российской Федерации», который определял бы предмет и принципы регулирования в соответствии с общепризнанными началами, действующими в области здравоохранения, изложенными в нормах международных договоров и в декларативных документах различных международных организаций.

Анализ правотворческой деятельности субъектов РФ позволил сделать вывод о том, что формирование правовой базы здравоохранения на федеральном уровне во многом отстает от потребностей субъектов Федерации, что сдерживает развитие регионального законодательства. Несоблюдение в ряде субъектов Федерации принципа прямого действия федеральных правовых норм приводит, в результате, к возникновению правовых коллизий между федеральным и региональным законодательством. Во избежание возникновения подобных ситуаций необходимо:

во-первых, выявлять те причины, которые вызывают или могут вызвать двойственность мнений по решению одного вопроса как при осуществлении федерального правового регулирования, так и при внесении необходимых изменений в систему нормативных правовых актов на уровне регионов;

во-вторых, принять федеральный закон, предусматривающий ответственность должностных лиц за несоблюдение Конституции РФ;

в-третьих, определить механизм приведения нормативных актов субъектов РФ в соответствие с Конституцией РФ и федеральными законами;

в-четвертых, учитывая особую роль законодательства субъекта РФ в определении организационно-правовых основ здравоохранительной политики в отношении населения, усилить контроль со стороны федерального центра в лице органов прокуратуры, юстиции, правосудия, а также Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

В настоящее время перед системой государственного управления здравоохранением в России стоит ряд проблем: недостаток финансовых ресурсов; отсутствие четкой и последовательной, должным образом подкрепленной в правовом, организационном и финансовом отношении государственной политики в области охраны здоровья граждан; несовершенство нормативно-правовой базы; систематическое неисполнение публичными и частными субъектами законодательных норм в данной отрасли. Решение данных проблем видится в следующем: во-первых, управленческая деятельность должна быть максимально прозрачной и осуществляться в соответствии с социальными потребностями общества; во-вторых, государственную политику здравоохранения нужно проводить с учетом мнения ведущих специалистов в данной области; в-третьих, принимаемые нормативные акты об охране здоровья граждан должны быть своевременны, лаконичны, ясны, юридически грамотны; они не должны нарушать права граждан, противоречить Конституции РФ и иным вышестоящим законам; в-четвертых, необходимо ужесточить надзор за исполнением законодательства в области здравоохранения со стороны органов государственной власти.

При изучении органов управления здравоохранением было обращено внимание на то, что действующее Министерство здравоохранения и социального развития РФ образовалось от слияния двух ранее самостоятельных государственных органов – Министерства здравоохранения и Министерства труда и социального развития. В результате чего сформировались громоздкие управленческие структуры с множеством функций и полномочий. Снижение эффективности работы нового объединенного Министерства обусловлено, в частности, следующими обстоятельствами:

1) специфичность объединенных сфер здравоохранения, социального развития, труда и защиты прав потребителей и необходимость, в связи с этим, применения различных организационно-управленческих подходов;

2) подчинение большого количества разнообразных управляемых объектов одному управляющему субъекту, приводящее к невозможности осуществления эффективного управления ими, отсутствию должного контроля за их деятельностью;

3) применение разных схем финансирования в здравоохранении и социальной сфере;

4) громоздкость структуры Министерства, породившая путаницу из-за перераспределения функций и полномочий между управляемыми объектами, отсутствия четкого разграничения сфер управления, кадровых перестановок;

5) существенное сокращение штатов служащих при прежних объеме и интенсивности работы, уровне заработной платы в процессе создания нового Министерства;

6) невозможность выполнения задач реформирования системы здравоохранения объединенным Министерством, так как его полномочия распространяются не только на отрасль здравоохранения, но и на социальное развитие, трудовые отношения, физическую культуру и спорт, туризм, защиту прав потребителей, занятость, безработицу, трудовую миграцию, альтернативную гражданскую службу и демографическую политику.

Исходя из проведенного анализа, предлагается выделить из состава объединенного Министерства здравоохранения и социального развития РФ Министерство здравоохранения России в качестве самостоятельного федерального органа исполнительной власти.

Установлено, что состояние нормативно-правовой базы разграничения предметов ведения и полномочий Российской Федерации и ее субъектов по вопросам охраны здоровья населения не соответствует современным проблемам отрасли, поэтому она нуждается в серьезном незамедлительном улучшении. Для этого необходимо введение в практику законотворчества «модельных» законов, в которых учитывались бы предметы ведения и объем полномочий органа исполнительной власти соответствующего иерархического уровня и отраслевой направленности, поскольку специфика компетенции каждого из государственных органов проявляется, главным образом, в характере и объеме полномочий. При этом следует учесть, что в процессе осуществления мер по охране здоровья нередко возникают вопросы, для решения которых определенным органам исполнительной власти необходимы исключительные полномочия, например, при вспышках инфекционных заболеваний и эпидемиях, экологических бедствиях, массовом травматизме и др. Перечень таких полномочий должен быть четко установлен законодательством. Технология создания нормативно-правовой базы разграничения предметов ведения и полномочий Российской Федерации и ее субъектов в области здравоохранения должна быть основана на принципах конституционности, федерализма, равного статуса всех субъектов РФ в обеспечении конституционных прав человека и гражданина в сфере охраны здоровья.

Представляется целесообразным принятие отдельного федерального закона «Об основах организации и деятельности медицинского учреждения», поскольку в настоящее время многие вопросы управления деятельностью медицинских учреждений, в том числе и вопросы административно-правового статуса, остаются нормативно неурегулированными. Названный закон, в котором следует предусмотреть основные права и обязанности медицинского учреждения; порядок его создания, реорганизации и ликвидации; вопросы управления медицинским учреждением; источники финансирования и обязанности учреждения в отношении закрепленного за ним имущества; виды деятельности и ответственность за неисполнение данного закона, позволит восполнить пробелы в законодательстве, регулирующем отношения, складывающиеся в процессе деятельности медицинских учреждений, а также дополнит положения Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, касающиеся организации охраны здоровья граждан.

Нуждается в серьезной корректировке организационно-правовая форма медицинских учреждений. Необходимость проведения подобной реформы в отрасли здравоохранения обусловлена целым кругом факторов правового, экономического, организационного и другого характера, среди которых: дефицит выделения бюджетных средств (в то время, когда одним из самых важных условий эффективного функционирования учреждений здравоохранения является своевременное, бесперебойное и достаточное бюджетное финансирование); неурегулированность отношений государственных учреждений с собственником (что связано, прежде всего, со спецификой конструкции права оперативного управления, предопределяющего своеобразие содержания имущественных прав учреждения); наличие субсидиарной ответственности собственника по обязательствам учреждения (что во многом лишает учреждение стимулов к рациональному использованию выделяемых средств, имеет своим следствием бюджетные ограничения финансово-хозяйственной деятельности, т. к. любые обязательства учреждения должны быть в конечном итоге покрыты его собственником); отсутствие должного контроля со стороны соответствующих органов за деятельностью учреждений здравоохранения.

Чтобы достичь положительного результата и одновременно избежать негативных последствий реформы, на первом этапе целесообразно отработать механизм создания автономных некоммерческих организаций на базе частных стоматологических учреждений, либо создать такие организации в нескольких регионах (пилотные проекты), с последующим изучением и обобщением этого опыта. Кроме того, имеет смысл внимательно изучить опыт работы некоммерческих организаций, уже созданных на базе бюджетных учреждений, а также формы взаимодействия государственных учреждений и частных организаций.

Научно обоснованный подход к решению проблем государственного управления здравоохранением в России предполагает как дальнейшее развитие ее теоретических аспектов, так и совершенствование правового регулирования.

Примечания

1

Манохин В.М. Российское административное право / Манохин В.М., Адушкин Ю.С., Багишаев З.А. – М.: Юристъ, 1996. – С. 268–269.

2

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1 (в ред. от 29.12.2006. № 258-ФЗ)// Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 33. Ст. 1318.

3

Постановление Правительства РФ от 15.05.2007 № 286 «О программе государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи на 2008 год» // СЗ РФ. 2007. № 21. Ст. 2509.

4

См.: Межотраслевые связи здравоохранения развитых капиталистических стран. Ч.1. Научный обзор. – М., 1975. – С.8.

5

См., например, ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов», «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации», «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», «О лекарственных средствах», Закон РФ «О донорстве крови и ее компонентов» и др.

6

См.: Клименко А.В. Теория государства и права / А.В. Клименко, В.В. Румынина. – М.: Мастерство: Высшая школа, 2000. – С. 28; Братановский С.Н. Теория государства и права / С.Н. Братановский. – М.: Приор-издат. 2003. – С. 25; Малько А.В. Теория государства и права в вопросах и ответах / А.В. Малько. – М.: Юристъ, 2002. – С. 56–58.

7

Конин Н.М. Административное право Российской Федерации / Н.М Конин, В.В.Журик, М.П. Петров / Под ред. д.ю.н., проф. Н.М. Конина. – М.: Норма, 2005. – С. 306.

8

См.: Руководство по социальной гигиене и организации здравоохранения / Под ред. Ю.П.Лисицына, Т.1. – М.: Медицина, 1987. – С.10.; Шабайлов В.И. Управление здравоохранением в СССР / В.И. Шабайлов. – М.: Юридическая литература, 1968. – С.12.; Бахрах Д.Н. Административное право России. Ч.3. / Д.Н. Бахрах. [и др.] – Екатеринбург: Диамант, 1997. – С.214.

9

Административное право: Учебник / Под ред. Л. Л. Попова. – М.: Юристъ, 2004. – С.606.

10

Шевченко Ю. Л. Врач и государство, здравоохранение и нравственность, медицина и право // Экономика здравоохранения. 1999. № 11–12. С. 13–17, 20–25.

11

Социальный менеджмент: Учебник. / Под ред. Д.В.Валового. – М.: Бизнес-школа «Интел-Синтез» Академии труда и социальных отношений, 1999. – С.78.

12

Лисицын Ю.П. Социальная гигиена (медицина) и / Ю.П.Лисицын. [и др.] / Под ред. Ю.П.Лисицына. – М.: Приор-издат, 1999. – С. 655.

13

Там же. С. 321.

14

Акопян А. С. Здравоохранение в рыночной России // Общественные науки и современность. 2004. № 6. С. 56.

15

Голухов Г.Н. Медико-производственный комплекс: современное состояние и перспективы развития / Г.Н. Голухов, Н.А. Мешков, Ю.В. Шиленко. / Под ред. В.К.Леонтьева, В.З.Кучеренко. – М.: Алтус, 1998. – С. 21.

16

Стародубов В.И., Тихомиров А.В. Разграничение общих и частных отношений органов управления здравоохранением с учреждениями здравоохранения // Главврач. 2002. № 11. С. 18–23.

17

Тихомиров А.В. Здравоохранение: правовой аспект // Здравоохранение в Российской Федерации. 2004. № 2. С. 11–18.

18

См.: Государственное управление: основы теории и организации / Под ред. В.А.Козбаненко. – М.: Статут, 2000. – С. 740.

19

Путило Н.В. Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан // АО «Консультант Плюс». Консультант Плюс: Высшая школа, 2006, весна, вып. 5. Диск CD-ROM.

20

Акопян А.С. Здравоохранение в рыночной России // Общественные науки и современность. 2004. № 6. С. 58–59.

21

Лисицын Ю.П. Панорама охраны здоровья. Реструктуризация медицинской помощи и нерешенные вопросы приватизации в здравоохранении / Ю.П. Лисицын, А.С. Акопян. – М.: ЦРЧ МЗ РФ, 1998. – С. 13–14.

22

См.: Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 26 мая 2004 г.; Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 25 апреля 2005 г.; Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 10 мая 2006 г. // РГ. 2004. 27 мая; 2005. 26 апр.; 2006. 11 мая.

23

См.: План подготовки первоочередных актов по реализации приоритетных национальных проектов, решения по которым необходимо принять в 2005 году и в I квартале 2006 г., утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 ноября 2005 г. N 1926-р // СЗ РФ. 2005. № 47. Ст. 4956.

24

Более подробно суть тактических задач Министерства изложена в Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы), утвержденной Распоряжением Правительства РФ от 19 января 2006 г. N 38-р. // СЗ РФ. 2006 г. № 5. Ст. 589.

25

Яковлева Т.В. Современные проблемы законодательного регулирования в сфере здравоохранения // Управление здравоохранением. 2004. № 3. С. 43–52.

26

См.: Иванова О. Несогласованность действий не допустим! // сайт: Московские аптеки фармацевтический вестник. http://www.mosapteki.ru (16 мая 2006 г.)

27

Давыдов М. Здоровье не купишь. // Деловые люди. 2006. № 1. С. 24–31.

28

Выдержки из стенографическогоотчетао заседании Государственного совета «О первоочередных мерах по реализации приоритетных национальных проектов»(выступление Первого заместителя Председателя Правительства Дмитрия Медведева)27 января 2005 г.

29

Гусева Д. Россияне ничего не знают о социальных реформах и не верят в их успех // Время новостей. 2005. 11 февраля. С.6; Григорьева Н.С. Гражданин и общество в контексте реформы здравоохранения // Управление здравоохранением. 2001. № 4. С. 88; Ольсевич Ю., Мазарчук В. О специфике экономических институтов социальной сферы // Вопросы экономики. 2005. № 5. С. 59.

30

Григорьева Н.С. Гражданин и общество в контексте реформы здравоохранения // Управление здравоохранением. 2001. № 4. С. 88.

31

Blakemore К. Are Professionals Good for you? Health Policy and Health Professionals // Blakemore К. Social Policy: An Introduction. Philadelphia: Open University Press, 1998.

32

Хомякова В. В. Хорошо ли, когда управляют врачи? Профессионалы и политика (по книге К. Блейкмора «Социальная политика: введение») // Управление здравоохранением. 2001. № 4. С. 98–99.

33

Пидде А., Кривошеев Г., Киселев А. Проблемы выхода из кризиса российского здравоохранения. // Общество и экономика. 2001. № 1. С.160.

34

Григорьева Н. С. Гражданин и общество в контексте реформы здравоохранения // Государственное управление. 2001. № 4. С. 82.

35

Григорьева Н. С. Гражданин и общество в контексте реформы здравоохранения // Государственное управление. 2001. № 4. С. 86–87.

36

Раскин Д.И. Несостоявшаяся реформа управления здравоохранением // Вопросы истории. 2006. № 4. С. 149–154.

37

Куделя Е.Д. Управление здравоохранением в Российской Федерации (организационно-правовое исследование). Дисс…. канд. юрид. наук. Кисловодстк. – 2002. С. 104.

38

Герасименко Н.Ф. Состояние и перспективы правового регулирования охраны здоровья населения Российской Федерации. // Здравоохранение. 2003. № 2. С. 5.

39

Глашев А.А. Медицинское право: Практическое руководство для юристов и медиков / А.А. Глашев. – М.: Волтерс Клувер, 2004. – С. 68.

40

Драгонец Я. Современная медицина и право. (Пер. со словац. Л.И. Бадь) / Я. Драгонец, П. Холлендер. – М.: Юридическая литература, 1991. – С. 5.

41

См. § 215, 216, 218–220 Законов Хаммурапи // Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / Под ред. проф. З.М. Черниловского. М.: Зерцало, 1973. – 34–53.

42

Попов В.Л. Правовые основы медицинской деятельности / В.Л. Попов, Попова Н.П. – СПб.: Деан, 1999. – С. 5.

43

Там же. С. 6.

44

Герасименко Н.Ф. Состояние и перспективы правового регулирования охраны здоровья населения Российской Федерации // Здравоохранение в Российской Федерации. 2003. № 2. С. 3.

45

Постановление ВС РФ от 22.11.1991 № 1920-1 «О Декларации прав и свобод человека и гражданина» // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР». 1991. № 52. Ст. 1865.

46

Герасименко Н.Ф. Проблемы и перспективы формирования законодательной базы в области охраны здоровья на федеральном и региональном уровнях // Управление здравоохранением. 2001. № 3. С. 8.

47

Сергеев Ю.Д., Милушин М.И. Становление и теоретические проблемы российского законодательства о здравоохранении. // Медицинское право. 2005. № 3. С. 5.

48

Никульникова О. В. Государственное управление здравоохранением в России / О.В. Никульникова. – Энгельс: Регион, 2001. – С. 74.

49

Указ Президента Российской Федерации от 15 марта 2000 г. N 511 «О классификаторе правовых актов» (с изменениями от 28 июня 2005 г.) // СЗ РФ. 2000. № 12. Ст. 1260.

50

Ковалевский М.А. Проблемы формирования российского регионального законодательства в сфере здравоохранения // Правоведение. 2003. № 3. С. 75.

51

Тихомиров Ю.А. Теория закона / Ю.А. Тихомиров. – М.: Наука, 1982. – С.122.

52

Найговзина Н.Б. Система здравоохранения в Российской Федерации: организационно-правовые аспекты / Н.Б. Найговзина, М.А. Ковалевский – М.: Классик-Консалтинг, 1999. – С. 46–54.

53

Решение Саратовской городской Думы от 15 декабря 2005 г. № 66-645 (в ред. от 28 июля 2006 г. № 8-57) «О Программе социально-экономического развития города Саратова на 2006–2008 годы» // Саратовская панорама – спецвыпуск. 2005. 29 декабря. С. 4.

54

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 10 мая 2007 г. № 70-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954; 21 мая 2007.

55

Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 26.06.2007 № 118-ФЗ) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; от 02.07.2007.

56

Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ (в ред. от 30.12.2006 г. № 271-ФЗ) // СЗ РФ 2002. № 1 (ч.1). Ст. 3; 2006. № 1 (ч 1). Ст. 34.

57

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (в ред. от 20.04.2007. № 54-ФЗ) // СЗ РФ. 2002. № 1 (Ч.1). Ст. 1; 2007. № 17. Ст. 1930.

58

Федеральный закон от 24.07.1998 г. № 124-ФЗ (в ред. от 20.06.2007 г. № 120-ФЗ) «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3802; от 02.07.2007 г.

59

Постановление Правительства Российской Федерации от 13 января 1996 № 27 «Об утверждении правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями» // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 194.

60

Постановление Правительства РФ от 15 мая 2007 г. № 286 «О Программе государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи на 2008 год» // СЗ РФ. 2007. № 21. Ст. 2509.

61

Постановление Правительства РФ от 6 июля 2006 г. № 415 «Об утверждении положения о лицензировании производства лекарственных средств» // СЗ РФ. 2006. № 29. Ст. 3249.

62

Постановление Правительства Саратовской области от 18 февраля 2005 г. № 59-П «О Порядке осуществления деятельности врача общей практики (семейного врача) в Саратовской области» (с изм. и доп. от 23 июня 2005 г.) // Неделя области. 2005. 23 февраля.

63

Постановление Правительства Саратовской области от 12 мая 2005 года № 149-П «Положение о министерстве здравоохранения и социальной поддержки Саратовской области» // Неделя области. 2005. 18 мая. № 32 (150).

64

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития России от 28 ноября 2005 г. № 701 «О родовом сертификате» // Российская газета. 2006. 20 января. С. 8.

65

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 22 ноября 2004 г. № 255 «О порядке оказания первичной медико-санитарной помощи гражданам, имеющим право на получение набора социальных услуг» // Российская газета. 2004. 12 декабря.

66

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 13 сентября 2005 г. N 578 «Об утверждении перечня лекарственных средств, отпускаемых без рецепта врача» // Российская газета. 2005. 05 октября.

67

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 5 октября 2005 г. № 617 «О порядке направления граждан органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере здравоохранения к месту лечения при наличии медицинских показаний» // Российская газета. 2005. 08 ноября.

68

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 1 апреля 2005 г. № 249 «Об организации внеочередного оказания медицинской помощи отдельным категориям граждан» // Российская газета. 2005. 11 мая.

69

«Всеобщая Декларация прав человека» принята 10.12.1948 Генеральной Ассамблеей ООН // Российская газета. 1995. 5 апреля.

70

«Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (вместе с «Протоколом [№ 1]» (Подписан в г. Париже 20.03.1952), «Протоколом № 4 „Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в конвенцию и первый Протокол к ней“ (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), „Протоколом № 7“ (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)) // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

71

«Конвенция о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением достижений биологии и медицины: конвенция о правах человека и биомедицине». (Заключена в г. Овьедо 04.04.1997). Конвенция вступила в силу 01.12.1999. Россия не участвует.

72

Чавпецов В.Ф. Гарантии качества медицинской помощи и их правовое обеспечение системой обязательного медицинского страхования / В.Ф. Чавпецов, В.В. Гришин, В.Ю. Семенов. – М.: Статут, 1998. – С.19.

73

Попов В.Л. Правовые основы медицинской деятельности / В.Л. Попов, Попова Н.П. – СПб.: Деан, 1999. – С. 9.

74

«Устав (Конституция) Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ)» (Принят 22 июля 1946 г.). документ опубликован не был.

75

А.Decade of American Foreign Policy: Basic Documents, 1941-49 Preparedat the Requestof the Senate Committeeon Foreign Relations Bythe Staff of the Committee and the Departament of State. – Washington, 1950.

76

«Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (вместе с «Протоколом [№ 1.

77

Конвенция о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения. Ратифицирована Федеральным Собранием (Федеральный закон от 6 декабря 2000 года № 142-ФЗ // СЗ РФ. 2000. № 50. Ст. 4865). Конвенция вступила в силу для Российской Федерации 16 октября 2001 года.

78

Европейская социальная хартия. Россия подписала Хартию 14.09.2000 (Распоряжение Президента РФ от 12.05.2000 N 151-рп). Хартия не вступила в силу для России на 12.05.2003.

79

Конвенции Содружества независимых государств о правах и основных свободах человека» от 26 мая 1995 г. (заключена в г. Минске 26.05.1995 г.) // Российская газета. 1995. 23 июня.

80

Соглашения о партнерстве и сотрудничестве учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны. (Заключено на о. Корфу 24.06.1994).// СЗ РФ. 1998. № 16. Ст. 1802.

81

Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин // Ведомости ВС СССР. 1982. № 25. Ст. 464.

82

Правовые основы здравоохранения в России / Под ред. Ю.Л. Шевченко. – М.: НОРМА, 2001. – С. 67.

83

«Устав Европейского совета» от 5 мая 1949 г. // Бюллетень международных договоров. 1997. № 5.

84

«Всеобщая Декларация прав человека» принята 10.12.1948 Генеральной Ассамблеей ООН // Российская газета. 1995. 5 апреля.

85

Чичикалов А.В., Тихомиров А.В. Здоровье как защищаемое законом благо // Медицина и право. 1999. № 4. С. 43.

86

Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. – М.: Юрист, 1994.– С. 139.

87

Федеральный закон от 30 марта 1999 г. «О санитарно – эпидемиологическом благополучии населения» (в ред. от 29 июня 2007 г. № 118-ФЗ) // СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1650; «Парламентская газета» от 03.07.2007 г.

88

Федеральный закон от 17 октября 1998 г. № 157 – ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» (в ред. от 30 июня 2006 г. № 91-ФЗ) // СЗ РФ. 1998. № 38. Ст. 4736; от 03.07.2006.

89

Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 38– ФЗ (в ред. от 22 августа 2004 г.) «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ– инфекции) // СЗ РФ. 1995. № 14. Ст. 1212; 2004. № 35. Ст.3607.

90

Федеральный закон от 18.06.2001 № 77-ФЗ (в ред. от 22.08.2004) «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2001. № 26. Ст. 2581; 2004. № 35. Ст.3607.

91

Закон РФ от 28.06.1991 № 1499-1 (ред. от 27.07.2006) «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 27. Ст. 920.

92

Закон РФ от 2 июля 1992 г. № 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (в ред. от 22 августа 2004 г.) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 33. Ст. 1913; СЗ РФ. 2004. № 35. Ст.3607.

93

Федеральный закон от 24.11.1995 г. № 181-ФЗ (в ред. от 31.12.2005 г. № 199-ФЗ) «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. № 48. Ст. 4563.

94

Федеральный закон от 24.07.1998. № 125-ФЗ (в ред. от 29.12.2006. № 259-ФЗ) «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3803.

95

Закон РФ от 9 июня 1993 г. № 5142-I «О донорстве крови и ее компонентов» (в ред. от 29.12.2006. № 259-ФЗ) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 28. Ст. 1064.

96

Закон РФ от 22.12.1992 г. № 4180-1 (в ред. от 09.02.2007 г. № 15-ФЗ) «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 62; Российская газета от 14.02.2007 г.

97

Федеральный закон от 08.01.98 г. (в ред. от 25.10.2006 г. № 170-ФЗ) «О наркотических средствах и психотропных веществах» // СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 219; РГ от 28.10.2006 г.

98

Федеральный закон от 22.06.1998 г. № 86-ФЗ (в ред. от 18.12.2006 г. № 231) «О лекарственных средствах» // СЗ РФ. 1998. № 26. Ст. 3006; 2006. № 52 (ч. 1). Ст. 5497.

99

Федеральный закон от 23.02.1995 № 26-ФЗ (ред. от 29.12.2006 г. № 258-ФЗ) «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах» // СЗ РФ. 1995. № 9. Ст. 713.

100

Федеральный закон от 14 мая 1993 г. № 4979-1 (ред. от 30.12.2006 г. № 266-ФЗ) «О ветеринарии» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 24. Ст. 857.

101

Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ (в ред. от 18.12.2006 г. № 232-ФЗ) «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» // СЗ РФ. 1994. № 35. Ст. 3648.

102

Федеральный закон от 19.07.1997 № 109-ФЗ (в ред. от 16.10.2006. № 160-ФЗ) «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами» // СЗ РФ. 1997. № 29. Ст. 3510; от 18.10.2006.

103

Федеральный закон РФ от 02.01.2000 года № 29-ФЗ (в ред. от 30.12.2006 № 266-ФЗ) «О качестве и безопасности пищевых продуктов» // СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 150.

104

Герасименко Н.Ф. Состояние и перспективы правового регулирования охраны здоровья населения Российской Федерации. // Здравоохранение. 2003. № 2. С.3.

105

Ковалевский М.А. Проблемы формирования российского регионального законодательства в сфере здравоохранения // Правоведение. 2003. № 3. С. 85.

106

Устав (Основной закон) Саратовской области от 2. 06.2005 г. № 46-ЗСО (изм. от 30.03.2007 г. № 27-ЗСО) // Неделя области. Спецвыпуск, № 38 (156), 04.06.2005.

107

Закон Саратовской области от 14 апреля 1997 г. № 21-ЗСО «О правах пациента»(с изм. и доп. от 26 июня 2003 г.) // Информационный бюллетень Саратовской областной Думы». 1998. № 14. стр. 211; 2003. № 6 (53). стр. 71.

108

Закон Саратовской области от 26 декабря 2005 г. № 140-ЗСО «Об утверждении Программы социально-экономического развития Саратовской области на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы)» // Саратовская областная газета (официальное приложение) от 30 декабря 2005 г. № 299 (1522).

109

Герасименко Н.Ф. Состояние и перспективы правового регулирования охраны здоровья населения Российской Федерации. // Здравоохранение в Российской Федерации. 2003. № 2. С.5.

110

Путило Н.В. Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан // АО «Консультант Плюс». КонсультантПлюс: Высшая школа, 2006, весна, вып.5. Диск CD-ROM.

111

Никульникова О. В. Государственное управление здравоохранением в России / О.В. Никульникова. – Энгельс: Регион, 2001. – С. 78.

112

Герасименко Н.Ф. Проблемы и перспективы формирования законодательной базы в области охраны здоровья на федеральном и региональном уровнях // Управление здравоохранением. 2001. № 3. С. 9–10.

113

Ковалевский М.А. Проблемы формирования российского регионального законодательства в сфере здравоохранения // Правоведение. 2003. № 3. С. 75–77.

114

Постановление Правительства РФ от 3 июня 1995 г. № 550 «О дополнительных функциях Министерства юстиции Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. № 24. Ст. 2281.

115

Чиркин В.Е. Государственное управление / В.Е. Чиркин. – М.: Юристъ, 2002. – С. 7.

116

Чиркин В.Е. Публичное управление / В.Е. Чиркин. – М.: Юристъ, 2004. С. 30–31.

117

Административное право. / Под ред. Г.В. Атаманчука. М.: Юристъ, 2003. С. 47–48.

118

См.: Бочаров В.Д. Системность в управлении. – М.: Юристъ, 2000. – С. 13.

119

Конин Н.М. Административное право Российской Федерации / Н.М. Конин, В.В. Журик, М.П. Петров. – М.: Норма, 2005. С. 104–105.

120

Административное право: Учебник / Под ред. Л. Л. Попова. – М.: Юристъ, 2004. – С. 21–22.; Административное право. / Под ред. Г.В. Атаманчука. М.: Юристъ, 2003. С. 47–48.; Конин Н.М. Административное право Российской Федерации / Н.М. Конин, В.В. Журик, М.П. Петров. – М.: Норма, 2005. С. 107–108; Чиркин В.Е. Государственное управление / В.Е. Чиркин. – М.: Юристъ, 2002. – С. 11–12.; Чиркин В.Е. Публичное управление / В.Е. Чиркин. – М.: Юристъ, 2004. С. 21–24.

121

Трушкина Л.Ю. Экономика и управление здравоохранением / Л.Ю. Трушкина, Р.А. Тлепцершиев, А.Г. Трушкин. – Ростов н/Д: Феникс, 2003. – С. 90.

122

См.: например, Основы законодательства об охране здоровья граждан от 22.07.93., Закон РФ «О медицинском страховании граждан РФ» от 28.06.91 г., ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 08.01.98 г., Закон РФ «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации» от 18.06.2001 г., ФЗ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.92 г., Закон РФ «О донорстве крови и ее компонентов» от 09.06.93 г.

123

См.: Оболонский А.В. Методология системного исследования проблем государственного управления / А.В. Оболонский, В.Д. Рудашевский. – М., 1978.

124

Наиболее полно вопросы научной организации труда работников аппарата управления исследованы в работе К.А. Вороновой «Пути совершенствования управления физкультурным движением» – М., 1976.

125

Братановский С.Н. Государственное управление физической культурой и спортом / С.Н. Братановский. – Саратов: Изд-во Сара тун-та, 1991. – С. 6.

126

Тихомиров А.В. Здравоохранение: правовые аспекты // Здравоохранение Российской Федерации. 2004. № 2. С. 12.

127

См. подробнее § 2.3 главы II.

128

Более подробно см. § 3.1 главы III.

129

Братановский С.Н. Государственное управление физической культурой и спортом. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1991. – С. 13.

130

Чиркин В.Е. Публичное управление / В.Е. Чиркин. – М.: Юристъ, 2004. С. 25.

131

Чиркин В.Е. Публичное управление / В.Е. Чиркин. – М.: Юристъ, 2004. С. 25.

132

Конин Н.М. Административное право России. Общая и особенная части: Курс лекций. – М., 2004. – С. 104.

133

См. Атаманчук Г.В. Теория государственного управления / Г.В. Атаманчук. – М.: Юристъ, 2000. – С. 29–30.

134

Братановский С.Н. Административное правоРоссии / С.Н. Братановский – М.: НОРМА, 2004. – С. 6.

135

Бочаров В.Д. Системность в управлении / В.Д. Бочаров. – М.: Юристъ, 2000. – С. 72.

136

См.: Постановление Правительства РФ от 28 июля 2005 г. № 461 (в ред. от 30.12.2005 г.) «О Программе государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи на 2006 год» // СЗ РФ. 2005. № 32. Ст. 3306; Российская газета. 2006. 12 января.

137

См.: Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 1449.

138

Старилов Ю.Н. Административное право: В 2 ч. Ч. 2. Формы и методы управленческих действий. Правовые акты управления. Административный договор. Административная юстиция. – Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 2001. – С. 13.

139

Чиркин В.Е. Государственное управление. Элементарный курс. – М.: Юристъ, 2002. – С. 291.

140

См.: Переверзин И.И. Прогнозирование и планирование как инструмент управления развитием физической культуры и спорта // Теория и практика физической культуры. 1973. № 5. С. 42.

141

СЗ РФ. 2007. № 21. Ст. 2509.

142

См.: Старилов Ю.Н. Административное право. В 2-х частях. Часть 1: История. Наука. Предмет. Нормы. Субъект / Ю.Н. Старилов. – М.: Норма, 2002. С. 179;Алехин А.П. Административное правоРоссийской Федерации. Часть 2.: Административно-правовая организация управления экономикой, социально-культурной и административно-политической сферами / А.П. Алехин, Ю.М. Козлов. – М.: ЗЕРЦАЛО, 1995. С. 7–9.

143

Законодатель активно использует термин «государственное регулирование. Например, в постановлении Правительства РФ „Об уполномоченном федеральном органе по государственному регулированию создания, деятельности и ликвидации финансово-промышленных групп“ от 28 февраля 1996 года № 191 установлена необходимость возложения функций уполномоченного федерального органа по государственному регулированию создания, деятельности и ликвидации финансово-промышленных групп на Государственный комитет Российской Федерации по промышленной политике.

144

Трушкина Л.Ю. Экономика и управление здравоохранением / Л.Ю. Трушкина, Р.А. Тлепцершиев, А.Г. Трушкин. – Ростов н/Д: Феникс, 2003. – С. 88–90.

145

Старилов Ю.Н. Административное право: В 2 ч. Ч. 2. Формы и методы управленческих действий. Правовые акты управления. Административный договор. Административная юстиция. – Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 2001. – С. 13.

146

Трушкина Л.Ю. Экономика и управление здравоохранением / Л.Ю. Трушкина, Р.А. Тлепцершиев, А.Г. Трушкин. – Ростов н/Д: Феникс, 2003. – С. 90–91.

147

Там же. С. 90–91.

148

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. № 49.

149

Административное право: Учебник / Под ред. Л. Л. Попова. – М.: Юристъ, 2004. – С. 276.

150

Чиркин В.Е. Государственное управление. Элементарный курс. – М.: Юристъ, 2002. – С. 75.

151

См.: Акопян А.С. Скальпель для системы здравоохранения // Экология и жизнь. 2005. № 5(46). С. 66.

152

Хотя точная дата создания Аптекарского приказа документально не установлена, есть основания считать, что он был учрежден именно в 1581 г., когда в Москву прибыли на русскую службу английские медики (доктор Якоби и аптекарь Френчем) и была основана царская аптека. Например, Лихачев Н.М. еще в 1888 г. доказал (со ссылкой на Писцовые книгиХVI столетия), что Аптекарский приказ уже существовал в 1594–1595 гг., в царствование Федора Иоанновича, сына Ивана Грозного; по мнению других исследователей, Аптекарский приказ (Аптекарская изба) был основан еще раньше – в конце 1560-х гг., а некоторые историки безосновательно относили это событие к первой половинеХVII столетия.

153

Мирский М.Б. Медицина России Х–XX веков: Очерки истории М.Б. Мирский. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2005. – С. 139–140.

154

Мирский М.Б. Государственная медицина – оптимальная модель и ценнейшее достояние отечественного здравоохранения / М.Б. Мирский. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2003. – С. 38.

155

Никульникова О.В. Государственное управление здравоохранением в России / О.В. Никульникова. – Энгельс: Регион, 2001. – С. 17.

156

См.: Овсянко Д.М. Административное право / Д.М. Овсянко / Под ред. проф. Г.А. Туманова. – М.: Приор-издат, 1999. – С. 61.; Братановский С.Н. Административное право России / С.Н. Братановский – М.: НОРМА, 2004.—С. 25.

157

Алехин А.П. Административное право Российской Федерации / А.П. Алехин, А.А. Кармолицкий, Ю.М. Козлов. – М.: ЗЕРЦАЛО, 1997. – С. 128.

158

Колесников А.В. Правовой статус исполнительных органов местного самоуправления / Под ред. Н.М. Конина. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2004. С. 81.

159

Старилов Ю.Н. Административное право: В 2 ч. Ч.2. Кн. 1: Субъекты. Органы управления. Государственная служба. / Ю.Н. Старилов. – Воронеж, 2001. – С. 117.

160

Конин Н.М., Журик В.В., Петров М.П. Административное право Российской Федерации / Под ред. д-ра юрид. наук., проф. Н.М. Конина. – М.: Норма, 2005. – С. 148.

161

«Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г. № 5487-1 (в ред. от 02.02.2006 г. № 23-ФЗ) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 33. Ст. 1318; Российская газета. 2006. 08 февраля.

162

Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ (в ред. от 02.03.2007 г. № 3-ФКЗ) «О Правительстве Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 51. Ст. 5712; 2007. № 10. Ст. 1147.

163

Среди них Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан, Закон Российской Федерации от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», Закон Российской Федерации от 9 июня 1993 г. «О донорстве крови и ее компонентов», Закон Российской Федерации от 28 июня 1991 г. «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации», Федеральный закон от 22 июня 1998 г. N 86-ФЗ «О лекарственных средствах» и ряд других законов.

164

СЗ РФ. 2004. № 28. Ст. 2898; 2006. № 19. Ст. 2080.

165

Постановление Правительства РФ от 06 апреля 2004 г. № 153 «Вопросы Министерства здравоохранения и социального развития» // СЗ РФ. 2004. № 15. Ст. 1445; 2005. № 49. Ст. 5222.

166

Более подробно суть тактических задач Министерства изложена в Распоряжении Правительства РФ от 19 января 2006 г. N 38-р «Об утверждении Программы социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы) и плана действий Правительства РФ по реализации в 2006 г. положений Программы социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы)» // СЗ РФ. 2006. № 5. Ст. 589.

167

Семенов В.Ю. Аналитический доклад. Организация управления здравоохранением на федеральном уровне. М., 1999.

168

Никульникова О.В. Государственное управление здравоохранением в России / О.В. Никульникова. – Энгельс: Регион, 2001.– С. 25.

169

Постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 323 (с изменениями от 10 марта 2007 г. № 149) «Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития» // СЗ РФ. 2004. № 28. Ст. 2900; 2007. № 12. Ст. 1414.

170

Постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 325 (в ред. от 30.10.2006 г. № 635) «Об утверждении Положения о Федеральном агентстве по здравоохранению и социальному развитию» // СЗ РФ. 2004. № 28. Ст. 2902; 2006. № 45. Ст. 4709.

171

Рошаль Л. Доктор Рошаль: Консилиум с грифом «секретно» // Российская газета. 2004. 7 июля. С. 14.

172

См.: напр., Никульникова О.В. Государственное управление здравоохранением в России / О.В. Никульникова. – Энгельс: Регион, 2001.– С. 27; Конин Н.М. Административное право Российской Федерации / Н.М. Конин, В.В, Журик, М.П. Петров / Под ред. д.ю.н., проф. Н.М. Конина. – М.: Норма, 2005. – С. 313.

173

Постановление Правительства РФ от 12 февраля 1994 г. № 101 (в ред. от 02.08.2005 г. № 484) «О фонде социального страхования Российской Федерации» // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1994. № 8. Ст. 599; СЗ РФ. 2005. № 32. Ст. 3324.

174

Шевченко Ю. Л. Врач и государство, здравоохранение и нравственность, медицина и право // Экономика здравоохранения. 1999. № 11–12. С. 13–17, 20–25.

175

Семенов В.Ю. Организация управления здравоохранением на федеральном уровне. Аналитический доклад / В.Ю. Семенов. – М.: Проспект, 1999. – С. 9.

176

Никульникова О. В. Государственное управление здравоохранением в России / О.В. Никульникова. – Энгельс: Регион, 2001. – С. 32–33.

177

Положение о министерстве здравоохранения и социальной поддержки Саратовской области, утвержденное Постановлением Правительства Саратовской области от 12 мая 2005 г. № 149-П г. Саратов // Неделя области. 18 мая 2005 г. № 32 (150).

178

Конин Н.М. Административное право Российской Федерации / Н.М. Конин, В.В, Журик, М.П. Петров / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. Н.М. Конина. – М.: Норма, 2005.– С. 312–315.

179

См.: Васильев А.М. Правовые категории (методологические аспекты разработки системы категорий права). – М., 1976. – С. 92.

180

См., напр.: Старилов Ю.Н. Административное право: В 2 ч. Ч.2. Кн. 1: Субъекты. Органы управления. Государственная служба. / Ю.Н. Старилов. – Воронеж, 2001. – С. 120; Административное право: Учебник / Под ред. Л.Л. Попова. – М.: Юристъ, 2004. – С. 136–143.

181

Кудрявцев В.Н. Законность: содержание и современное состояние // Законность в Российской Федерации. 1998. № 2. С. 4.

182

См.: Исполнительная власть в Российской Федерации: Науч. – практ. пособие / Под ред. А.Ф. Ноздрачева, Ю.А. Тихомирова. М., 1996. С. 122.

183

Никульникова О.В. Государственное управление здравоохранением в России / О.В. Никульникова. – Энгельс: Регион, 2001.– С. 5.

184

См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1993. С. 571.

185

См.: Кутафин О.Е., Шеремет К.Ф. Компетенция местных советов. М., 1982. С. 35; Авакьян С.А. Правовое регулирование деятельности Советов. М., 1980. С. 22.

186

См.: Ямпольская Ц.А. Субъекты советского административного права: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1958. С. 5, 9, 13; Кузнецов И.Н. Компетенция высших органов власти и управления СССР. М., 1969. С.13.; Григорян Л.А. Советы – органы власти и народного самоуправления. М., 1965. С. 86–90.

187

Шеремет К.Ф. Компетенция местных Советов. М., 1968. С. 13.

188

Азовкин И.А. Местные Советы в системе органов власти. М., 1972. С. 51.

189

Григорян Л.А. Советы – органы власти и народного самоуправления. М., 1965. С. 87.

190

Ковалевский М.А. Региональное законодательство в сфере здравоохранения // Правоведение. 2003. № 3. С. 82–83.

191

Там же. С. 84.

192

«Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г. № 5487-1 (в ред. от 29.12.2006 г. № 258-ФЗ) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 33. Ст. 1318.

193

Федеральный закон от 06.10.1999 г. № 184-ФЗ (в ред. 10.05.2007 г. № 69-ФЗ) «Об общих принципах организации деятельности законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005; РГ от 18. 05. 2007 г.

194

Закон РФ от 28 июня 1991 г. № 1499-1 (в ред. от 29.12.2006 г. № 137-ФЗ) «О медицинском страховании в Российской Федерации»// Ведомости СНД и ВС РФ. 1991. № 27. Ст. 920.

195

Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52 (в ред. от 26.06.2007 г. № 118-ФЗ) «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» // СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1650; 2007. 2 июля.

196

Федеральный закон от 17 сентября 1998 г. № 157-ФЗ (в ред. от 30.06.2006 г. № 91-ФЗ) «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» // СЗ РФ. 1998. № 38. Ст. 4736; 2006. 3 июля.

197

Закон РФ от 9 июня 1993 г. № 5142-1 (вред. от 29.12.2006 г. № 258-ФЗ) «О донорстве крови и ее компонентов» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 28. Ст. 1064.

198

Федеральный закон от 18 июня 2001 г. № 77-ФЗ (в ред. от 22.08.2004 г. № 122-ФЗ) «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2001. № 26. Ст. 2581; 2004. № 35. Ст. 3607.

199

Федеральный закон от 22 июня 1998 г. № 86-ФЗ (в ред. от 16.10.2006 г. № 160-ФЗ) «О лекарственных средствах» // СЗ РФ. 1998. № 26. Ст. 3006; 2006. 18 октября.

200

Федеральный закон от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ (в ред. от 13.03.2006 г. № 16-ФЗ) «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов „О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон „Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ и «Об общих принципах организации местного самоуправления а Российской Федерации“ СЗ РФ. 2004. № 35. Ст. 3607; 2006. № 12. Ст. 1232.

201

Федеральный конституционный закон от 17.12.1997 г. № 2-ФКЗ (в ред. от 02.03.2007 г. № 3-ФКЗ) «О Правительстве Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 51. Ст. 5712; Российская газета. 2007. 6 марта.

202

Табидзе Е. «Нас всех разделили»: Недоработки в сфере законодательного регулирования приводят к возникновению кланового здравоохранения // Фармацевтический вестник. Региональный выпуск: Сибирь. 2005. № 18 (381). С. 12.

203

Новоселов В.П. Административно-правовые проблемы управления здравоохранением в субъектах РФ. Дисс…. д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С. 52–53.

204

Путило Н.В. Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан // Программа информационной поддержки российской науки и образования «КонстультантПлюс: Высшая школа». Вып.6. 2006. осень.

205

Стрельников А. Бесплатно только для чиновников // Социальная защита. 2004. № 12. С. 36.

206

Колесников А.В. Правовой статус исполнительных органов местного самоуправления / Под ред. Н.М. Конина. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2004. – С. 122.

207

Селютина Е.Н. Взаимодействие органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления: правовой и политический аспекты – Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Орел, 2003. – С. 18.

208

Федеральный закон от 06.10.2003 № 131 (в ред. от 15.06.2007. № 100-ФЗ) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 40. Ст. 3822; 2007.18 июня.

209

Селютина Е.Н. Взаимодействие органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления: правовой и политический аспекты. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Орел, 2003. – С. 19.

210

Савранская О.Л. Проблемы разграничения компетенции и определение объема полномочий муниципальных образований / О.Л. Савранская, 2003. – С. 23.

211

См. например, п.1 ст. 41 Конституции РФ, ст. ст. 12–13 Основ законодательства об охране здоровья граждан в РФ, ст. 2 Закона РФ «О медицинском страховании граждан» и др.

212

См.: Например, Постановление Правительства Российской Федерации от 13 января 1996 № 27 «Об утверждении правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями» // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 194.

213

Стародубов В.И., Тихомиров А.В. Учреждения здравоохранения как элемент системы здравоохранения // Главврач. 2002. № 9. С. 4.

214

Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (в ред. от 21.07.2005) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 2005. № 30 (ч. II). Ст. 3120.

215

Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. № 145-ФЗ (в ред. от 26.04.2007 г. № 63-ФЗ) // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3823; Российская газета. 2007. 27 апреля.

216

См.: Балашова Г.В. Право на охрану здоровья и медицинскую помощь в Российской Федерации / Г.В. Балашова. – М.: ПРОСПЕКТ, 2000. – С. 55; Лисицын Ю.П. Тактика охраны здоровья и концепция здравоохранения. // Экономика и управление здравоохранения. – 1993. – № 2. С. 36.

217

Гражданское право: Учебник. Ч. I. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: Проспект, 1997. – С. 166.

218

Волкова Н.С. Модернизация здравоохранения и совершенствование статуса его учреждений // Журнал российского права. 2006. № 4. С. 20.

219

См.: Приказ Министерства здравоохранения СССР № 1000 от 23 октября 1978 г. «Об утверждении номенклатуры учреждений здравоохранения»; Приказ Министерства здравоохранения РФ от 9 апреля 1998 г. № 110 «Об утверждении номенклатуры учреждений здравоохранения»; Приказ Министерства здравоохранения РФ от 3 ноября 1999 г. № 395 «Об утверждении номенклатуры учреждений здравоохранения»; Приказ Министерства здравоохранения РФ от 3 июня 2003 г. № 229 «О Единой номенклатуре государственных и муниципальных учреждений здравоохранения»; Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 07.10.2005 г. № 627 «Об утверждении единой номенклатуры государственных и муниципальных учреждений здравоохранения».

220

Кучеренко В.З. Организация и анализ деятельности лечебно-профилактических учреждений в условиях обязательного медицинского страхования / В.З. Кучеренко. – М.: Статут, 2000. – С.14.

221

Лисицын Ю.П. Социальная гигиена (медицина) и организация здравоохранения / Ю.П. Лисицын. [и др.

222

См.: Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 07.10.2005 г. № 627 «Об утверждении единой номенклатуры государственных и муниципальных учреждений здравоохранения» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. № 42.

223

Трушкина Л.Ю. Экономика и управление здравоохранением / Л.Ю. Трушкина, Р.А. Тлепцершиев, А.Г. Трушкин. – Ростов н/Д: Феникс, 2003. – С. 95.

224

Бахрах Д. Н. Структура аппарата управления. / Д.Н. Бахарх. – Свердловск, 1983. – С. 5.

225

Новоселов В.П. Административно-правовые проблемы управления здравоохранением в субъектах Федерации. Дисс. д.ю.н. – Екатеринбург, 1999. – С. 144.

226

Новоселов В.П. Административно-правовые проблемы управления здравоохранением в субъектах Федерации. Дисс. д-ра юрид. наук. – Екатеринбург, 1999. – С. 147–149.

227

Юридическая энциклопедия / Под общ. ред. Б.Н. Топорнина. М., 2001. С. 1042.

228

Малько А.В. Теория государства и права в вопросах и ответах: Учебно-методическое пособие. – М.: Юристъ, 2002. – С. 116.

229

Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 1997. С. 232–233.

230

Юсупов В. А. Теория административного права / В.А. Юсупов. – М.: Зерцало, 1985.– С. 48–49.

231

Конин Н.М. Административное право Российской Федерации / Н.М. Конин, В.В, Журик, М.П. Петров / Под ред. д.ю.н., проф. Н.М. Конина. – М.: Норма, 2005.– С. 165.

232

Стародубов В.И., Тихомиров А.В. Учреждение здравоохранения как элемент системы здравоохранения // Главврач. 2000. № 9. С.7.

233

Алехин А.П. Сущность и основные элементы административно-правового статуса государственного промышленного предприятия // Вестник Московского университета», серия II, «Право». 1984. № 6. С. 30.

234

См.: Совместное письмо Министерства здравоохранения РФ от 28.12.1995 г. № 2510/3499-95-19 и Государственного комитета имущества РФ от 29.12.1995 г. № ОК-6/10860 «О порядке разработки и утверждения уставов учреждений системы здравоохранения»

235

См.: Коренев А.П. Административное право России. Часть I / А.П. Коренев. – М:. Теис, 2001. – С. 144.

236

См.: Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. М., 2001. С. 55–56.

237

Кузнецов А.Е. Правовые и организационные основы деятельности лечебно-оздоровительных учреждений МВД России. Дисс…. канд. юрид. наук. – М., 2002. – С. 47.

238

Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве / М.Н. Малеина, – М.: БЕК, 1995. – С. 27.

239

Кузнецов А.Е. Правовые и организационные основы деятельности лечебно-оздоровительных учреждений МВД России. Дисс…. канд. юрид. наук. – М., 2002. – С. 54.

240


241

См.: Федеральный закон от 12 января 1996 г. «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»// СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 148.

242

Ковалева Н.Н. Административно-правовой статус предприятий. – Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2001. С. 8.

243

Приказ Министерства здравоохранения СССР от 31.07.1958. № 395 «Положение о главном враче областной (краевой, республиканской) больницы // Справочник главного врача: В 2 т. Т. 2 – М.: Издательство ГРАНТЪ, 2000.

244

См. Приказ Министерства здравоохранения СССР от 31.07.1958 № 395 «Положение о заместителе главного врача областной (краевой, республиканской) больницы по медицинской части» // Справочник главного врача: В 2 т. Т. 2 – М.: Издательство ГРАНТЪ, 2000.

245

См. Приказ Министерства здравоохранения СССР от 31.07.1958 № 395 «Положение о заместителе главного врача областной (краевой, республиканской) больницы по поликлинической работе» // Справочник главного врача: В 2 т. Т. 2 – М.: Изд-во ГРАНТЪ, 2000.

246

Волкова Н.С. Модернизация здравоохранения и совершенствование статуса его учреждений // Журнал российского права. – 2006. – № 4. С. 18.

247

См., например, ст. 34 Федерального закона от 22.06. 1998 г. № 86-ФЗ в ред. от 30.08. 2004 г. «О лекарственных средствах» // СЗ РФ.1998. № 26. Ст. 3006; 2004. № 35. Ст. 3607; ст. 18 Федерального закона от 02.07.1992 г. в ред. от 22.08.2004 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» // Ведомости СНД и ВС РФ 1992. № 33. Ст. 1913; СЗ РФ. 2004. № 35. Ст. 3607; ст. 40. Федерального закона от 30.03. 1999 г. № 52-ФЗ (в ред. от 31.12.2005 г.) «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» // СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1650; ст. 25 Федерального закона от 08.01.1998 г. № 3-ФЗ (в ред. от 09.05.2005 г.) «О наркотических средствах и психотропных веществах» // СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 219; ст. 21 Федерального закона 28.06.1991 г. № 1499-1 (в ред. от 23.12.2003 г.) «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВФ РФ. 1991. № 27. Ст. 920.

248

Закон РСФСР «О медицинском страховании граждан в РСФСР» // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 27. Ст. 1020.

249

Новоселов В. И. Граждане, как субъекты административного права / В.И. Новоселов. – Саратов, 1985. – С. 32.

250

Федеральный закон от 13.07.2001 г. № 128-ФЗ (в ред. от 05.02.2007 г. № 13-ФЗ) «О лицензировании отдельных видов деятельности» // СЗ РФ. 2001. № 33 (часть 1). Ст. 3430.

251

Постановление Правительства РФ «Об утверждении Положения о лицензировании медицинской деятельности» // СЗ РФ. 2002. № 27. Ст. 2710.

252

Никульникова О.В. Государственное управление здравоохранением в России / О.В. Никульникова. – Энгельс: Регион, 2001. – С. 54.

253

См.: Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 26 мая 2004 г.; Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 25 апреля 2005 г.; Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 10 мая 2006 г. // РГ. 2004. 27 мая; 2005. 26 апр.; 2006. 11 мая.

254

См.: План подготовки первоочередных актов по реализации приоритетных национальных проектов, решения по которым необходимо принять в 2005 году и в I квартале 2006 г., утвержденный распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 ноября 2005 г. N 1926-р // СЗ РФ. 2005. № 47. Ст. 4956.

255

См.: Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы), утвержденная распоряжением Правительства РФ от 19 января 2006 г. N 38-р // СЗ РФ. 2006. N 5. Ст. 589.

256

Приказ Минситерства здравоохранения и социального развития РФ от 7 октября 2005 г. № 627 «Об утверждении единой номенклатуры государственных и муниципальных учреждений здравоохранения» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти». 2005. № 42.

257

Акопян А.С. Организационно-правовые формы медицинских организаций и платные медицинские услуги в государственных учреждениях здравоохранения // Экономика здравоохранения. 2004. № 5–6. С. 10.

258

Волкова Н.С. Модернизация здравоохранения и совершенствование статуса его учреждений // «Журнал российского права. 2006. № 4. С. 19.

259

Акопян А. С. Здравоохранение в рыночной России. // Общественные науки и современность. 2004. № 6. С. 56.

260

Хальфин Р. Доктора! Колготки в стационаре // Российская газета. 2004. 19 мая.; Рошаль Л. Доктор Рошаль: Консилиум с грифом «секретно» // Российская газета. 2004. 7 июля.

261

Кутафин О.Е. Заключение Московской государственной юридической академии на законопроект Федерального закона «Об автономных учреждениях «Позиция ЦК Профсоюза работников здравоохранения по законопроектам «О государственной (муниципальной) автономной некоммерческой организации «и «Об автономных учреждениях".

262

Сенченко А.Ю., Калмыков А.А., Артюхов И.П. К вопросу о преобразовании учреждения здравоохранения в медицинскую автономную некоммерческую организацию // Здравоохранение РФ. 2006. № 2. С. 30–31.

263

См.: например, Акопян А. Койка номер шесть // Российская газета. 2005. 19 января г.;Хальфин Р.Доктора! Колготки в стационаре // Российская газета. 2004. 19 мая.

264

Сенченко А.Ю., Калмыков А.А., Артюхов И.П. К вопросу о преобразовании учреждения здравоохранения в медицинскую автономную некоммерческую организацию // Здравоохранение Российской Федерации. 2006. № 2. С. 30–31.

265

Распоряжение Правительства РФ от 19 января 2006 г. № 38-р «О Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006–2008 годы)» // СЗ РФ. 2006 г. № 5. Ст. 589.

266

Федеральный закон от 3 ноября 2006 г. № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях» // СЗ РФ. 2006. № 45. Ст. 4626.

267

Если ГК РФ предусматривает возможность учреждения использовать прибыль от оказания платных услуг в уставных целях, то п. 2 ст. 42 Бюджетного кодекса устанавливает, что доходы бюджетного учреждения, полученные от деятельности, приносящей доход, в полном объеме учитываются в смете доходов и расходов учреждения и отражаются в доходах бюджета как доходы от использования государственного или муниципального имущества либо как доходы от оказания платных услуг.

268

Улюкаев А.В. Проблемы государственной бюджетной политики / А.В. Улюкаев. – М.: Юристъ, 2004. – С. 36.

269

СенченкоА.Ю., Калмыков А.А., Артюхов И.П. К вопросу о преобразовании учреждения здравоохранения в медицинскую автономную некоммерческую организацию // Здравоохранение Российской Федерации. 2006. № 2. С. 30–31.

270

Волкова Н.С. Модернизация здравоохранения и совершенствование статуса его учреждений // «Журнал российского права. 2006. № 4. С. 20.

Ерохина Татьяна Вячеславовна