BzBook.ru

Горизонтальный мир: Экономика, инновации, новые медиа

Илья БалахнинГоризонтальный мир: Экономика, инновации, новые медиа

Немного об авторе

Всем доброго дня! Зовут меня, как кто-то, возможно, прочитал на обложке книги, Балахнин Илья. На момент написания этой книги мне 24 (а когда книга будет закончена, будет уже 25) и, как пишут в таком случае в Интернете, я бородат.

На протяжении последних 7 лет я занимался Новыми Медиа. Возможно, многие из вас даже не слышали о новых медиа; либо слышали, но в контексте медиа социальных, а различия между двумя этими понятиями не знают. Так или иначе, уже совсем скоро я попробую терминологическую неопределенность устранить, а пока давайте просто сойдемся на том, что последние 7 лет я занимаюсь новыми медиа. Этот приятный биографический факт дает возможность всевозможным хитроумным организаторам конференций называть меня «пионером российского New Media» и даже «New Media гуру», что я, впрочем, не комментирую;)

Сейчас я возглавляю агентство Paper Planes – одно из ведущих российских агентств в области New Media и инноваций, являюсь директором Idealogy University of the future и активно развиваю идею необходимости повсеместного внедрения инноваций.

В рамках данной книги я попробую изложить свой опыт: как полученный на практике, так и сформированный в процессе многократного общения с другими предпринимателями и студентами первого и второго высшего образований и программ MBA ведущих российских ВУЗов, где мне посчастливилось преподавать.

Своими мыслями и идеями я никоим образом не претендую на объективную истину или универсальность, а лишь хочу продемонстрировать существование такого подхода к менеджменту вообще и инновациям в частности, при котором привычные, хорошо знакомые и казавшиеся незыблемыми схемы начинают устаревать, уступают место новым, доселе воспринимавшимся как фантастические методам и способам выстраивания успешного бизнеса.

Если в процессе чтения у Вас возникнут вопросы, (со)мнения, идеи, ощущение зуда или негодования – не стесняйтесь сразу же написать мне на ibalahnin@gmail.com.

А теперь потихоньку начнём…


Горизонтальный мир: Экономика, инновации, новые медиа Немного об авторе.
Горизонтальный мир: Экономика, инновации, новые медиа Немного об авторе.
Горизонтальный мир: Экономика, инновации, новые медиа Немного об авторе.

Глава 1. Новые или социальные?

Определимся с двумя терминами, которые легли в основу названия данной книги: «новые медиа» и «инновации».

Начнем, пожалуй, с новых медиа. Будем продвигаться медленно и осторожно, чтобы не упустить нить рассуждений.

Многие, если еще не все, близко знакомы с социальными медиа. Уровень погружения человека в профессиональную среду использования социальных медиа обычно определяет количество инструментов, с которыми он имел дело. Абсолютное большинство читателей данной книги являются пользователями такого вида социальных медиа, как социальные сети. ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Мой Круг, Linkedln – все мы имеем профайл или личную страничку хотя бы в одной из этих сетей и с достаточной регулярностью следим за обновлениями на страницах наших друзей и знакомых.

Уровень погружения человека в профессиональную среду использования социальных медиа обычно определяет количество инструментов, с которыми он имел дело.

Социальные сети настолько захлестнули умы современных маркетологов, что появилось несметное количество книг, тренингов и Интернет-ресурсов, посвященных работе с социальными сетями и блогосферой. Именно поэтому мы не будем останавливаться на данной теме слишком подробно, чтобы не дублировать и без того многочисленные измышления коллег по цеху. В то же время, поскольку эта тема выступает сферой моего профессионального интереса, а мои принципы работы с социальными сетями, которые я воплощаю вот уже несколько лет на практике, отличаются от принципов большинства других участников рынка, я прямо сейчас торжественно обещаю, что поборю лень и напишу книгу и про социальные медиа.

Пока отмечу только, что, если говорить о социальных медиа, можно выделить 12 видов площадок и инструментов, которые могут быть к ним отнесены:


1. Площадки для публикации материалов

Самой известной площадкой здесь выступает Википедия – огромное коллективное хранилище знаний по любой тематике. Как мы в дальнейшем увидим, вики как способ организации совместной осмысленной деятельности проявляется не только на уровне создания баз знаний (что само по себе представляет колоссальный интерес, скажем, для HR), но и на уровне стратегического менеджмента организации. Сюда же можно отнести разнообразные сервисы для stand-alone блогов, в частности, WordPress и Blogger. Мотивы, заставляющие людей вести такого рода медиа могут быть совершенно разными. От банального желания выговориться до экспертного позиционирования. Так или иначе, если практическая и информационная ценность stand-alone блоггинга в России может быть поставлена под сомнение (как жанр он у нас в стране так и не состоялся, почти без боя проиграв войну Живому Журналу), то ценность Википедии для России сложно переоценить. Во время лекций, семинаров и тренингов я всегда спрашиваю слушателей разного пола, возраста, социального положения, пользуются ли они Википедией. 100 % слушателей пользовались ей хотя бы раз в жизни, 90 % – раз в месяц; порядка 70 % – раз в неделю; не менее 30 % – каждый день.


2. Площадки для того, чтобы делиться всевозможным контентом

YouTube – для видео; Flickr – для фотографий; Slideshare – для презентаций; Last FM – для музыки; Delicious – для новостей и так далее и тому подобное. Исторически развитие данного типа площадок оказалось связано со становлением DIY – медиа (от английского Do It Yourself– сделай сам).

Технический прогресс дал каждому возможность создавать фотографии, издавать книги, снимать фильмы и даже запускать свои радио– и телеканалы.

Еще в начале XX века производство любого контента было сопряжено с большими трудностями и затратами: фотография, звукозапись и даже издание книги требовали сложных и дорогостоящих операций, однако технический прогресс дал каждому возможность создавать фотографии, издавать книги, снимать фильмы и даже запускать свои радио– и телеканалы. Так оформилась целая среда DIY-медиа, которые стали в своих узких нишах подчас даже популярнее своих профессиональных «коллеги»: здесь можно вспомнить и знаменитые пиратские радио, воспетые создателями фильма «Рок-Волна», и набравший огромную популярность телеканал «Дождь», и многочисленные конкурсы ремейков голливудских блокбастеров, снятых любителями.


3. Площадки и платформы для организации дискуссий

Исторически одной из первых таких площадок был хорошо знакомый всем движок phpbb, на котором еще несколько лет назад была сделана добрая половина форумов. Сейчас перечень такого рода платформ гораздо шире и дополнился, прежде всего, всевозможными IM (сервисами мгновенных сообщений типа ICQ или Google Talk). Несмотря на бум социальных сетей, форумы зачастую остаются важным каналом коммуникации. Прежде всего, это касается регионов либо узких аудиторий, сложившихся еще до появления социальных сетей и не перешедших на новые платформы, например, форум автомобилистов на портале auto.ru.


4. Социальные сети, о которых уже было кратко сказано чуть выше


5. Микроблоги

Прежде всего, конечно, Twitter и его ближайшие преследователи типа Plurk. В нашей стране Twitter своим развитием обязан не в последнюю очередь персоне действующего Президента Дмитрия Медведева. Тот факт, что первое лицо государства пользуется Twitter, подстегнуло приток туда целого ряда крупных федеральных чиновников и губернаторов (Полтавченко, Белых, Дворкович), а также celebrity (Тина Канделаки, Павел Воля, Екатерина Гордон) и журналистов (Владимир Соловьев, Максим Букин, Николай Турубар).


6. Агрегаторы социальной информации

Самой известной в России из такого рода площадок является FriendFeed, популярность которого за последние два года серьезно снизилась.


7. Лайвкасты

Сервисы, позволяющие в прямом эфире смотреть и комментировать трансляции каналов телевидения, не доступных для пользователя по телевизору. Скажем, отдельной популярностью у спортивных фанатов пользуется Justin.tv, где можно смотреть трансляции многочисленных футбольных матчей всех мыслимых чемпионатов: от Англии до Австралии.


8. Виртуальные миры

Еще пару лет назад «гремел» The Second Life, огромный виртуальный мир, в котором в автономном режиме формировалась своя экономика, сеть социальных связей и бизнесов, а также виртуальных представительств реальных компаний. Новые виртуальные миры появляются довольно редко, хотя нельзя не отметить интересный и амбициозный проект Enthropia Universe и любопытные идеи, касающиеся применения The Second Life для дистанционного образования.


9. Социальные игры

Многочисленные приложения, использующие в качестве игроков базы пользователей крупных Интернет-ресурсов. Так, например, компания Astrum Nival собрала большую часть аудитории своих игровых проектов за счет портала mail.ru, а знаменитый «Счастливый фермер» – за счет пользователей ВКонтакте. Ключевая особенность такого рода игр – возможность взаимодействовать с реальными друзьями и знакомыми, в том числе через подогрев соревновательного духа, который и стимулирует игроков к совершению неоднократных микроплатежей – основной статье доходов компании.


10. Массовые Многопользовательские Онлайн Что-Нибудь

Да, именно так. ММО – особый вид социальных медиа, частично вмещающий в себя как виртуальные миры, так и социальные игры. Классическим примером ММО является знаменитый World of Warcraft – ролевая игра, где каждый может создать себе эльфа, гнома, минотавра или иного персонажа и, взаимодействуя с другими участниками игры в рамках взаимопомощи или конфликта, развивать свое альтер-эго.


11. Площадки с геотаргетингом

Такие площадки представляют собой отдельный класс площадок, базирующихся на том факте, что с помощью наших мобильных устройств мы можем получить сведения о местоположении в пространстве. Так, хорошо известный сервис Foursquare помогает определить все рестораны, кафе, бары и тому подобные объекты вокруг вас. Вы выбираете то место, в котором сейчас находитесь, нажимаете кнопку check-in, информация о вашем местоположении попадает в социальные сети, после чего это видят все ваши друзья. Если вы в каком-то месте зачекинились больше раз, чем все остальные, то становитесь мэром этого места. Мэры получают разнообразные скидки и бонусы. Кроме того, у такого рода активностей есть конкретный критерий эффективности – на 62 % чаще, согласно исследованиям, возвращается человек в то место, где был мэром, и мэрство потерял. А это, как вы понимаете, настоящая золотая жила для, скажем, предприятий питания. Кроме Foursquare известен его русскоязычный аналог AlterGeo и несколько отличающийся от него по механике SCVNR.


12. Digital Out Of Home, или Онлайн-Оффлайн интеграции

Сюда относится целый класс сложных цифровых решений, включающих в себя QR-коды, Near Field Communications, RFID, мобильные программы лояльности. О специфике применения такого рода инструментов мы поговорим чуть позже.


Таков краткий список социальных медиа. Ответ на вопрос, что отличает медиа новые от медиа традиционных, можно кратко сформулировать следующим образом – UGC (user generated content) – контент, создаваемый самими пользователями. Например, в традиционных СМИ контент создается по иерархическому принципу некоей вертикально ориентированной редакторской группой, а в социальных СМИ – бесчисленным количеством пользователей, которые и производят, и редактируют, и, что показательно, сами же потребляют данный контент.

Ответ на вопрос, что отличает медиа новые от медиа традиционных, можно кратко сформулировать следующим образом – UGC (user generated content).

Для коммуникации с этими пользователями существует достаточно большое количество инструментов: сообщества, вирусное видео, Википедиа-оптимизация, социальный CRM, UG-конкурсы, мероприятия для блоггеров и так далее. Как я уже подчеркивал выше, в рамках именно этой книги останавливаться на всем этом многообразии нет нужды, поэтому рассказ об инструментах я оставлю другим авторам и, возможно, себе для другой книги.

Однако внимательный (или продвинутый) читатель резонно заметит, что в приведенном выше списке не хватает еще и довольно большого количества каналов интерактивной коммуникации, которые плотно вошли в нашу жизнь. Но их социальная составляющая может быть либо производной (например, приложение для iPhone Flipboard, построенное на сборе и переупаковке контента из социальных сетей в формат красивого интерактивного журнала), либо вообще сведена к нулю (как в случае, например, с знаменитой игрой Angry Birds, где ничтожно малый процент игроков пользуется специальной разработанной для своих игр издательством Chillingo социальной сетью Crystal, предпочитая просто наслаждаться методичным уничтожением зеленых поросят).

И вот здесь мы упираемся в понятие Новых Медиа. К сожалению, порочная практика вольного использования заимствованных терминов на российском рынке укоренилась глубоко, а потому и имеет место быть жуткое смешение терминов «социальные медиа» и «новые медиа». Смешивать эти два понятия ни в коем случае нельзя, так как термин «новые медиа» представляет собой хронологическую характеристику канала коммуникаций и условно может быть заменен на «инновационные», то есть, появившиеся достаточно недавно. Термин же «социальные» указывает исключительно на способ производства контента. Так, например, радио никогда не было социальным медиа, но на заре своего существования выступало как медиа новое. И точно так же, как пресса, радио или телевидение перестали быть новыми медиа, новыми перестанут быть и медиа социальные, став частью привычного и понятного маркетинг-микса. Более того, такой процесс все больше и больше набирает обороты: если уже год назад никого нельзя было удивить корпоративным твиттером, то сейчас с компанией, у которой его нет, и общаться-то мало кто рискнет, опасаясь непрозрачности.

На наших глазах формируются абсолютно новые каналы, которые и представить раньше было нельзя: Visa запускает сайт, посвященный Super Bowl и целиком сделанный из Твиттер-трансляций; рынок приложений для iPad давит на рынок детских развивающих игрушек: сопоставить форму и цвет фигурки форме и цвету отверстия малыш может и на экране планшетника, а вот отравиться краской, взяв некачественную игрушку в рот – едва ли…

Медиа становится все на свете: автобусные остановки становятся футбольными воротами, в которые можно забить гол; эскалатор – Гомером Симпсоном, который поедает пончики, нанесенные на ступени.

Даже традиционные СМИ, следуя тренду конвергенции форматов, вбирают в себя сервисы, связанные с социальными сетями. Например, на сайте CNN iReporter или РИА Новости «Ты – репортер» каждый пользователь может выложить свой материал как гражданский журналист.

Таким образом, Новыми Медиа мы будем называть все каналы коммуникации, появившиеся недавно (на горизонте 1–3 лет) и предлагающие инновационные способы взаимодействия людей между собой.

Глобальное влияние Новых медиа на различные сферы объясняется реструктурированием тональности коммуникации.

Моя позиция достаточно серьезно отличается от позиции большинства апологетов Новых Медиа, которые воспринимают их исключительно в качестве инновационного канала коммуникации. Я считаю, что Новые медиа выступают посредниками не только в маркетинговых коммуникационных процессах коммерческих и некоммерческих структур, но и в стратегическом менеджменте, образовании, HR.

Столь глобальное влияние Новых медиа на различные сферы объясняется реструктурированием тональности коммуникации и, как следствие, резкой трансформацией системы KPI. Если специалисты по традиционным медиа привыкли замерять охват, частоту предъявлений или, иначе говоря, GRP, то специалисты по медиа новым оценивать свою работу будут уже по так называемому вовлечению, то есть желанию людей сделать что-то полезное для компании или бренда. Вовлечение ведет к уже упомянутой девертикализации коммуникационных потоков, а потому распадаются существовавшие доселе иерархии вида «начальник – подчиненный», «ученик – учитель» и даже «производитель – потребитель».

Такого рода иерархии уступают место децентрализованным системам, внутри которых каждый общается с каждым, каждый обучает каждого, каждый руководит каждым и каждый производит для каждого. Стоит отметить, что формирование такого рода систем встречает ожесточенную критику у многих сторонников традиционных подходов, которые полагают, что в результате такого рода смешений формируются ризомы без центра и периферии, без четких норм и правил. Признавая за такой позицией и право на жизнь, и определенного рода справедливость (системы действительно становятся все более и более турбулентными), не могу не признать, что восприятие таких систем как ризом – результат недостаточного методологического оснащения.

Попытки использовать привычные методы маркетинга, HR, менеджмента – да вообще любые шаблонные способы мышления! – для осмысления новой реальности, вырастающей на наших глазах под влиянием Новых медиа, обречены на неудачу. В то же время, тот, кто окажется оснащен правильными инструментами, сможет понять суть происходящего, выделив центр, периферию и ключевые закономерности взаимодействия системы.

Важно отметить и еще одно следствие из описываемых процессов: смерть менеджмента. Впервые это стало понятно именно в коммуникационной профессии около 2 лет назад. Профессии маркетолога, рекламиста, PR-специалиста раньше прочих столкнулись с взрывной волной новых медиа, а потому именно на этом поприще впервые стало понятно, что многочисленными коммуникационными процессами нельзя управлять – их можно фасилитировать, то есть создавать условия для их протекания с нужной интенсивностью и тональностью и в нужном направлении. Именно поэтому любые попытки обучить коммуникационного менеджера обречены на провал, задача ставится принципиально иначе: обучить коммуникационного фасилитатора. А фасилитация требует совсем иных навыков, нежели менеджмент.

Аналогично начинает умирать HR-менеджмент. Человеческие ресурсы становятся все более разнообразными, потому что организации стремятся по максимуму использовать потенциал своих сотрудников. В этом многообразии уже мало что подлежит объективному замеру, описанию или тестированию.

HR-специалист нового поколения более не должен на глазок замерять профпригодность человека или исписывать горы макулатуры в тщетной надежде затронуть глубинные струны души сотрудника очередной бездарной стенгазетой.

Прекращает свое существование менеджер образовательный (впрочем, в России он существование в принципе и не начинал). И прекращает свое существование стратегический менеджер. Точнее, исчезает стратегический менеджмент как задача CEO и СОО. Но об этом немного позже.

Одной из причин создания нашего университета будущего Idealogy явился академический снобизм университетского состава и отсутствие образовательного менеджмента как такового. В нашем университете мы опираемся на современные принципы образовательного менеджмента и индивидуального подхода к каждому ученику.

Глава 2. Что такое инновации?

Объявленный в России курс на инновационное развитие подстегивает интерес к теме инноваций, что, с одной стороны, несомненно, способствует зарождению инновационных предприятий, а с другой – профанирует инновации, делая их» жупелом» для любого, кто хочет привлечь государственные деньги на развитие проектов различной степени осмысленности. Кроме того, мода на инновации порождает и терминологическую путаницу, когда этим громким и приятным словом называется что угодно: от банального шарлатанства до набившего оскомину реинжениринга.

По моему мнению, инновация возникает на пересечении трех аспектов:


1. Инновация – это нечто, которое необходимо потребителям

В этом смысле могут существовать не созданные для людей инновации, однако их коммерческий успех и дальнейшие экономические перспективы весьма сомнительны. Можно сколь угодно долго создавать товары, потребность покупателей в которых стремится к нулю. В то же время, пусть и изредка, но некоторым товарам удается сформировать спрос на самих себя.

Мода на инновации порождает и терминологическую путаницу, когда этим громким и приятным словом называется что угодно.

Создание такого рода инновационных продуктов требует высочайшего уровня маркетингового мышления, владения техниками выявления потребительских инсайтов, но результаты, в конечном итоге, превосходят все ожидания. Чего стоит хотя бы iPad, снискавший после его официальной презентации настороженные отзывы экспертов рынка, сомневавшихся в том, что кто-то захочет покупать «увеличенный в 2–3 раза iPhone», а теперь не получающий иных отзывов, кроме комплиментарных. Да чего греха таить! Половина этой книги написана на этом прекрасном устройстве!

Приведенная выше дихотомия выражается в двух подходах: market push и market pull.


2. Инновация – это нечто, способное выжить в условиях конкурентного рынка

Существует ряд методов, описывающих способ разработки инновационных бизнес-концепций. Среди таковых можно выделить, например:

– Концепцию «Голубого океана», разработанную профессорами INSEAD и подразумевающую выстраивание так называемого стратегического профиля отрасли и создание товара, идущего вразрез с принятыми в отрасли нормами, что позволяет говорить об уникальности и инновационности продукта. Примером такого рода инновации является Cirque du Soleil.

– Концепцию «Фиолетовой коровы» Сета Година, в рамках которой автор призывает решительно отличаться от других, заставляя удивляться Вашему бизнесу и замечать его, как Вы сами удивляетесь фиолетовой корове, встреченной на пастбище;

– Концепцию Lovemarks Кевина Робертса (с определенными оговорками) – Глобальный CEO Saatchi&Saatchi показывает, что по-настоящему сильный бренд – lovemark – рождается там, где есть максимум уважения к потребителю и максимум любви.


3. Инновация – это нечто, доступное для реализации с помощью актуально существующих технологий

Например, на данный момент не существует эффективного (впрочем, даже неэффективного, кажется, не существует) способа передачи запахов на расстоянии, например, через Интернет. Таким образом, скажем, мечтам многих парфюмерных брендов и магазинов о возможности дать «примерить» запах виртуально пока не суждено сбыться: остается выстраивать продажи через красивые картинки с моделями.

Таким образом, можно выделить три ключевых ограничения для любой инновации: жизнеспособность на рынке, востребованность потребителями и технологическая реализуемость.

Однако такое понимание инноваций было бы однобоким, поскольку склонно рассматривать в качестве инновационных организации, активно работающие с внешней средой бизнеса. То есть, представленная схема описывает критерии инновационности как нестандартный подход к взаимодействию с потребителями, нетривиальные методы разработки продукта и необычное позиционирование. В то же время, поскольку любая бизнес-организация имеет внутреннюю и внешнюю среду, постольку и инновации могут проявляться как во внешней (в виде, например, не раз упоминавшегося social media маркетинга), так и во внутренней среде бизнеса.

То есть, в самих организационных процессах и парадигме, внутри которой оперирует компания, должны содержаться предпосылки к инновациям.

Наиболее работоспособную в этой связи концепцию выдвигают индийские исследователи – профессора Мичиганского Университета Кришнарао Прахалад и М.С. (так в официальной биографии) Кришнан в своей работе The New Age of Innovation. Согласно их концепции, инновационными могут считаться организации, воспринявшие 2 парадигмы, которые авторы именуют N=1 и R=G. Суть парадигмы N=1 отражает на структурном уровне описанный выше процесс распада иерархии «производитель-потребитель». Авторы полагают, что Ь2с коммуникация уступает место с2Ь2с коммуникации, где тот, кто раньше был простым реципиентом готового продукта, знания или информации, становится полноценным соучастником процесса. На разных уровнях бизнеса такая парадигма может проявляться в качестве:

– подробного изучения потребителя, ключевых паттернов его поведения, то есть, в виде клиентоцентричного бизнес-подхода;

– массовой кастомизации продукта, позволяющей каждому потребителю выбирать себе ту или иную модификацию товара;

– формирования полноценных Вики-систем для кооперации производителей и потребителей.

В самих организационных процессах и парадигме, внутри которой оперирует компания, должны содержаться предпосылки к инновациям.

Именно на этом уровне парадигма N=1 достигает своего апогея, раскрывает свой глубинный инновационный потенциал для бизнеса. И именно в этой связи я считаю подход индийских авторов излишне компромиссным в той части, где они постулируют смену Ь2с-коммуникации на с2Ь2с. Такой подход обрекает нас на признание того факта, что иерархия остается. Однако я в очередной раз утверждаю, что это не так, и полагаю, что b2c– и b2b-коммуникации сменяются peer-to-peer-коммуникацией, p2p, коммуникацией равных с равными.

Парадигма же R=G постулирует, что ни одна компания в современном мире в одиночку не способна отвечать всем запросам современного потребителя, а потому должна прибегать к в – широком смысле слова – аутсорсу. В одном из блогов, посвященных тематике инновационной экономики, Кришнан заметил, что такой подход вовсе не предполагает аутсорса производства в Китай и Индию в погоне за снижением костов, хотя и не отвергает его. Скорее R=G является способом мировосприятия, при котором компания считает своим потенциальным партнёром весь мир, в том числе, тех, кого еще недавно могла воспринимать как конкурентов.

Таким образом, мы получаем возможность выделить существенные признаки инновационной компании во внешней и внутренней бизнес-среде. Инновационная компания должна создавать продукцию, которая удовлетворяет потребности людей, может выдержать рыночную конкуренцию и может быть создана без технических ограничений; а кроме того, придерживаются политики активного вовлечения потребителей в процессы производства своих товаров и услуг, воспринимая весь мир в контексте потенциального партнёрства.

Звучит, казалось бы, довольно не сложно… Но каждый ли может стать инноватором и создать абсолютно революционный продукт?

Во время своих лекций я часто задаю присутствующим вопрос, кто из них считает себя инноватором. Следом я обычно интересуюсь, является ли способность быть инноватором данной от рождения или развиваемой в течение жизни и можно ли сказать, что кто-то от Бога является инноватором, а кому-то никогда не суждено создать инновационный товар или услугу. Мнение аудитории расходится, но большинство обычно склоняется к «мистическому» характеру инноваторства, полагая, что инноватором нельзя стать, – можно только родиться. Я же, в свою очередь, на лекциях и в рамках этой книги последовательно отстаиваю позицию о том, что инноваторство, как и любая другая область человеческой деятельности, является технологическим, описываемым и, как следствие, реплицируемым. То есть, я уверенно заявляю, что стать инноватором и достичь на этом поприще в результате осознанной практики значительных успехов может любой человек.

Попробуем отследить процесс возникновения, развития, принятия и воплощения инновационной идеи внутри организации. Как я считаю, для формирования инновационной идеи внутри организации необходим высокий уровень креативного потенциала. В рамках данной книги отдельная глава будет посвящена теме креатива, поэтому сейчас мы не будем на этом останавливаться. Отметим лишь, что для формирования организационной креативности требуется правильный подбор сотрудников. Именно поэтому HR-функция в современных организациях в условиях становления креативной экономики становится одной из наиболее значимых с точки зрения стратегического развития компаний. Как мы уже отмечали выше, прекращает свое существование такая специальность, как HR-менеджер и ей на смену приходит HR-фасилитатор, который использует в своей деятельности революционные практики ассесмента, мотивации персонала и выстраивания корпоративной культуры, каналов внутрикорпоративных коммуникаций и системы управления знаниями, чему также будет посвящена специальная глава.

Горизонтальный мир: Экономика, инновации, новые медиа Глава 2. Что такое инновации?

Для того, чтобы конкретные идеи превратились в полноценные инновации, необходимы четко проработанные, описанные или любым иным образом запротоколированные процессы. В свою очередь, для того, чтобы инновация стала новым успешным бизнесом, необходимы бизнес-партнеры, способные осуществить запуск такого бизнеса. Я разделяю в данном вопросе позицию американского гуру менеджмента Тома Питерса, который справедливо полагает, что необходимо как можно скорее раздать существенные доли в бизнесе (в том числе за бесплатно) тем людям, которые могут принести в процессы реальную ценность.

Для того, чтобы конкретные идеи превратились в полноценные инновации, необходимы четко проработанные, описанные или любым иным образом запротоколированные процессы.

Наконец, для того, чтобы новый бизнес превратился в денежный поток, необходимо формирование полноценного сообщества его потребителей (в том числе сообщества в социальных сетях). Данное утверждение требует пояснения. Креативная экономика, внутри которой сейчас находятся любой продукт, бренд, компания, – это экономика «длинного хвоста». Создатель концепции «длинного хвоста», главный редактор журнала Wired Крис Андерсон указывает на тот факт, что стирается грань между товаром-бестселлером и товаром-аутсайдером. Теперь любой товар находит свою, сколь угодно малую, но достаточно лояльную группу потребителей.

Нагляднее всего это явление демонстрирует статистика скачивания песен на любом музыкальном портале. Несомненно, существуют абсолютные лидеры такого хит-парада. Однако не существует песен, которые не скачивались бы вообще или скачивались бы намного меньше, чем какие-либо также не слишком популярные синглы. Соответственно, если изображать статистику скачиваний в виде графика, мы получим кривую, асимптотически стремящуюся к оси абсцисс.

Горизонтальный мир: Экономика, инновации, новые медиа Глава 2. Что такое инновации?
Горизонтальный мир: Экономика, инновации, новые медиа Глава 2. Что такое инновации?

Данное явление, будучи дополнено одним из ключевых правил маркетинга, гласящим, что удержать старого клиента в 7 раз дешевле, чем привлечь нового, показывает нам всю необходимость для компаний создания мощных инструментов повышения лояльности тех, кто единожды стал ее клиентом. Более того, такое положение вещей приводит нас к необходимости сделать во многом парадоксальный вывод о том, что, несмотря на повышение транспарентности рынков, начинает наблюдаться практически полное исчезновение конкуренции. Однако, заменяется конкуренция не монополистическими способами организации экономики, но бесконечным количеством наноэкономик и нанорынков: сколько угодно малых ниш, которые компании начинают создавать сами под себя, добиваясь максимально воспринимаемой уникальности по сравнению с другими. Данное обстоятельство в условиях креативной экономики сближает инновационность с индивидуальностью, которая, как правильно подмечает Рохит Бхаргава в книге «Рождение i-брендов», состоит из уникальности, то есть пресловутого USP, аутентичности, то есть позитивной открытости, и коммуникативности/красноречия.

Компания, успешно сочетающая в себе три данных фактора и являющаяся, таким образом, индивидуальной, имеет гораздо больше шансов к тому, чтобы стать инновационной, чем компания с меньшей долей индивидуальности.

Если говорить о конкретных инновационных инструментах в деятельности организаций, то я склонен рассматривать всю их совокупность во внутренней среде в трех измерениях:

1. Инновационные инструменты для реорганизации производственных процессов.

2. Инновационные инструменты для контроля качества процессов.

3. Инновационные инструменты для выстраивания управленческих систем.

Все эти типы инновационных инструментов мы рассмотрим далее.

В заключение главы хочется сказать, что все вышеупомянутые инновационные инструменты успешно применяются на базе университета Idealogy.

Глава 3. Современный потребитель

Поскольку менеджмент как технология управления людьми претерпевает серьезные трансформации, резонно будет предположить, что такого рода изменения оказываются продиктованы тем, что меняются и сами люди. В конечном счете, и сам процесс инноваций оказывается необходим только потому, что поведение людей и их потребности с течением времени трансформируются.

Если в 1971 г. человек получал 500 рекламных сообщений в день, то сегодня он получает их свыше 5 000.

Ключевые изменения человеческой природы, важные для процесса инноваций, затрагивают способы потребления информации, факторы, влияющие на поведение человека и его модели взаимодействия с другими людьми, объектами материальной и нематериальной культуры. Производственный бум XX века повлек за собой взрывообразный рост количества рекламных сообщений, приходящихся на одного человека в день. В частности, если в 1971 г. человек получал 500 рекламных сообщений в день, то сегодня он получает их свыше 5 000.

В такой ситуации единственным способом человека уберечь себя от информационного шума и перенасыщения становится возведение коммуникационных барьеров, препятствующих поступлению рекламных сообщений в мозг. Если сегодня Вы ехали в метро, то наверняка видели в вагоне обилие рекламы. Однако при попытке вспомнить более 5 наименований того, что рекламировалось, Вы, скорее всего, будете обречены на провал, если только Вы не «человек дождя». Таким образом, для того, чтобы преодолеть данные барьеры, рекламное сообщение должно обладать некими уникальными качественными характеристиками, прежде всего характеристикой доверия. В то же время, доверие человека к рекламе неуклонно снижается и начинает полноценно соблюдаться правило, озвученное одним из классиков коммуникаций: «Я знаю, что половина моих бюджетов тратится впустую, но я не знаю, какая половина».

Скорость, с которой одна общественная формация меняет другую, нарастает. Я застал то время, когда множество исследователей во главе с Мануэлем Кастельсом и Даниэлом Беллом твердили о том, что постиндустриальное общество сменяется информационным, а то, в свою очередь, постинформационным. Сейчас на наших с вами глазах и общества этого типа уходят в небытие. Главной исследовательской задачей становится понять, что их сменяет.

Александр Бард и Ян Зодерквист в своей книге «Нетократия» предполагают, что общество становится ретиальной, или сетевой, структурой, внутри которой формируются два класса:

– нетократы, держащие под своим контролем реперные точки любой сети;

– консьюмериат – потребители, идущие следом.


Такое видение хорошо описывает многоуровневую деиерархизацию, но для оценки текущего положения вещей уже (!) не подходит. И как каждому действию, согласно второму закону Ньютона, имеется противодействие, так и формирование первоначальной глобальной Сети повлекло за собой ее фрагментацию, распад на локальные микросети. И хотя эти сети не похожи на монады Лейбница и связаны каждая с каждой, говорить о существовании глобальной нетократии и глобального консьюмериата уже очевидно не приходится.

Другой крупный исследователь Ролф Йенсен утверждает, что мы переходим к обществу мечты – обществу, где ключевую роль станет играть обработка знаний и информации и последующая упаковка в них материальных объектов. Йенсен замечает, что основой общества мечты выступает изобилие. И если понимать это изобилие в том контексте, в котором воспринимает его сам автор, то останется неизбежно признать, что до становления такого рода общества нам далеко. Но это – только на первый взгляд!

TrendWatching в качестве одного из ключевых поведенческих паттернов потребителя на 2011 год выделяет generosity, дословно «великодушие». На практическом же уровне данный паттерн оборачивается сознательным отказом значительной доли населения от обладания в собственности теми или иными благами: люди все чаще начинают прибегать к кратко– и долгосрочной аренде мотоциклов, домов, машин, даже посуды и канцелярских товаров.

Глобально этот тренд перекликается с революционными последствиями для казавшегося незыблемым закона Коуза о природе фирмы (о чем будет сказано далее). Локально же он означает ровным счетом то, что и каждый человек начинает переходить к парадигме R=G, что позволяет говорить если не об актуальном, то о потенциальном в краткосрочной перспективе изобилии.

Формируется исторически совершенно новый тип человека. Человека, для которого рекомендация его социального круга начинает представлять куда больший интерес, чем то, что он узнает из газет, телепередач и выпусков новостей. Этот авторитетный социальный круг начинает частично или полностью виртуализироваться. Все больше и больше областей знаний, по которым человек нуждается в совете, получают в виртуальном пространстве своих лидеров мнений – наиболее авторитетных специалистов по данному вопросу, у которых люди в первую очередь и спрашивают рекомендаций. Начинает реализовываться доселе казавшаяся сугубо теоретической «модель привратника», согласно которой существует 10 процентов людей, раньше прочих обнаруживающих инновации и рассказывающих о них другим людям. Таким образом, для любого инновационного бизнеса особенно важным становится нахождение и ангажирование такого рода трендсеттеров. Это позволяет компаниям не только активно взаимодействовать со своей целевой аудиторией через так называемых послов бренда, но и перформативно эти тренды задавать, заменяя тем самым трендспоттинг как аналитический инструмент ведения бизнеса (которому, кстати, будет посвящена в нашей книге отдельная глава, на трендсеттинг, что зачастую оказывается гораздо более дешево и эффективно.

Люди не хотят больше общаться длинными речевыми конструкциями.

Таким образом, на наших глазах находит свое подтверждение концепция Олвина Тоффлера о становлении блип-культуры – культуры коротких сообщений, на основании анализа и сопоставления которых субъект должен делать вывод о реальном положении вещей. Лучшим подтверждением этой мысли является феноменальный успех Твиттера. 140 символов оказываются достаточными для передачи основной сути сообщения.

Люди не хотят больше общаться длинными речевыми конструкциями. Им гораздо проще обмениваться ссылками, картинками, короткими оценочными суждениями. Осознавая, подчас и подспудно, распад иерархии «производитель-потребитель», люди начинают проявлять интерес к участию в производстве товаров и предоставлении услуг, встраиваться, а подчас и вмешиваться в производственные процессы организаций. Мощнейшей силой для современного человека становится коворкинг и другие инструменты, и методы глобального сотрудничества.

В современном мире ключевой отраслью производства становится не сырье, не производство товаров и даже не услуги, а идеи – главный товар и главная валюта креативной экономики, экономики инноваций и индивидуальности или, проще говоря, Ьсономики. Точно также основным классом становятся не промышленники, не финансисты и не «белые воротнички», а креативный класс. Именно его представители становятся пресловутыми трендсеттерами, генерируют идеи и формируют так называемые творческие общины, задают общественную повестку дня.

Именно потому, что единственно конвертируемой валютой становятся идеи, решительно начинает расти роль образования, направленного на рост капитализации идей. Кроме того, идеи, обращаясь в самодостаточные терминологические концепты – лексемы – начинают формировать новую реальность. Интересными в этой связи выглядят изыскания Пирса Фокса, создателя агентства PSFK, которое занимается изучением трендов и описанием их реального применения для таких компаний, как Intel, Coca-Cola, Apple и ряда других. Гипотеза Фокса состоит в том, что подробное изучение доминирующего в обществе дискурса позволяет эффективно проводить трендспоттинговые исследования.

По мнению Фокса, те инновации, которые сейчас существуют в языке исключительно в виде лексем, через несколько лет получат свое реальное воплощение. Так, например, под влиянием лексемы «креативный класс» сформировался пресловутый креативный класс; лексема «нация свободных агентов» сформировала эту самую нацию; до появления лексемы «длинный хвост» никто не догадывался о существовании такого рода экономики.

По аналогии можно утверждать, что в ближайшее время получит свое материальное воплощение господствующая ныне у стейкхолдеров креативной экономики лексема «креативного кластера» – саморазвивающегося центра инновационного развития, где люди из разных креативных индустрий в процессе коворкинга могут генерировать прорывные идеи.

За примерами далеко ходить не надо: в результате коворкинга двое выпускников факультета бизнес-динамики нашего университета Idealogy получили 2 млн. долларов инвестиций в свой проект, посвященный мониторингу социальных медиа.

Глава 4. Современный HR

Я никогда не смотрел «Доктора Хауса», из-за чего лишился почти всех своих друзей – мне стало не о чем с ними говорить. Тем не менее, доктор прав. Все лгут. На собеседованиях все лгут. Я знаю барышню, которая на каждом собеседовании умудрялась продавать себя вдвое дороже, чем на предыдущем месте работы, потому что научилась в совершенстве соответствовать желаниям и чаяниям HR-специалистов, а потому ничего удивительного, что уже через две-три недели ее, как правило, увольняли за профнепригодность.

Эффективных способов проверить профессиональные навыки человека до его приема на работу у традиционного HR нет. Сама HR-отрасль и HR как гуманитарная практика трещит по швам. Исторически первым вызовом HR-у стала глобализация, появление большого количества сотрудников, работающих удаленно, и общее падение уровня образования молодых специалистов, продиктованное инертностью образовательной системы, не поспевавшей за интенсивным развитием экономики. Следующим ударом стало формирование того, что Дэниел Пинк назвал «нацией свободных агентов». Третьей волной стало формирование креативного класса, что, с одной стороны, привело к перенасыщению рынка творческих профессий, а с другой – сформировало абсолютно новый спрос, который, в свою очередь, породил совершенно новые профессии.

В 2004 году, когда я поступал в вуз, одно авторитетное издание опубликовало список пяти самых востребованных профессий на 10-летнем горизонте. Прошло всего 7 лет, а уже ни одна из этих профессий не кажется хоть сколько-нибудь перспективной. Компании стали нуждаться в специалистах и специальностях, по которым вузы еще даже не начали оказывать образовательные услуги и выдавать дипломы. И это лишь проблема HR с точки зрения рекрутинга, но не менее серьезную опасность для HR-специалистов представляют вопросы управления знаниями в организации, а также вопросы удержания сотрудников. Как я уже отмечал в первой главе, одна из ключевых иерархий, распадающихся у нас на глазах – это иерархия «работодатель – работник». Теперь каждый нанимает каждого и каждый работает на каждого. Лояльность компании, приверженность корпоративной культуре, практика пожизненного найма – все это воспринимается сейчас как досадный анахронизм.

Если говорить о найме сотрудников, то здесь одной из наиболее передовых технологий начинает выступать так называемый lifetracking.

Именно в таком состоянии сейчас находится HR. Однако, как уже было сказано во второй главе, именно HR-специалисты по кирпичикам собирают и цементируют тот фундамент, на котором впоследствии могут быть выстроены инновации, тот ресурс, который впоследствии сконвертируется в прорывные идеи – человеческий ресурс.

Креативная и инновационная экономика требует от HR, что логично, креатива и инноваций, которые должны проявляться и в найме, и в удержании, и в управлении знаниями.

Если говорить о найме сотрудников, то здесь одной из наиболее передовых технологий начинает выступать так называемый lifetracking, то есть отслеживание активности потенциального кандидата в социальных сетях. Образ человека в социальных сетях, как правило, куда более релевантен действительности, чем его резюме. Кроме того, несложно уловить и меру конгруэнтности человеческого поведения в той или иной сети, что частично является ответом на замечания тех, кто указывает на тот факт, что зачастую пользователи социальных сетей сознательно оставляют о себе недостоверную информацию или ведут себя недостоверным образом.

Наиболее сложной частью технологии lifetracking является создание интерпретационной модели данных, получаемых из профайла пользователей социальной сети. Поскольку современный HR все дальше уходит от модели оценки кандидата и его профессионального опыта по резюме, все больше склоняясь в сторону оценки личностных и профессиональных компетенций, постольку и информация, например, об интересах кандидата, его любимой музыке, книгах, местах проведения досуга и тому подобном, несомненно, является бесценной.

Однако не всегда можно доподлинно установить взаимосвязи между, например, любимыми книгами кандидата и его способностью адаптироваться к принятым в организации нормам и безболезненно влиться в коллектив. Как правило, для формулирования таких заключений требуется обладание аналогичной информацией о существующих сотрудниках организации, а также грамотная социально-психологическая экспертиза, прежде всего, в области анализа поведения малых социальных групп.

Еще одной тенденцией с точки зрения найма становится отказ HR от использования профессиональных сервисов подбора кадров и смещение фокуса поиска кандидатов в сторону профессиональных сообществ в социальных сетях. Так, например, на рынке социальных медиа существует авторитетное сообщество Cossa, в котором зачастую публикуются актуальные вакансии от работодателей. Точно так же знаменитый Хабрахабр выступает отличной базой резюме для IT-специалистов.

Традиционно удержание сотрудников компании происходит за счет материального стимулирования и единичных попыток HR-специалистов организовать общение сотрудников на базе довольно примитивных, как правило, использующих форумные движки, Интранетах. В то же время, эффективной технологий нематериального retention у HR-специалистов не выработано. А попытки осмыслить это, как, например, у Йона Катценбаха, знаменитого эксперта в области организационного поведения, пока не могут считаться удовлетворительными на 100 %. При этом эффективная стратегия перенесения принципов коммьюнити-менеджемента, широко применяемых компаниями во внешних коммуникациях с потребителями, на сферу внутрикорпоративных коммуникаций позволила бы значительно повысить процент удержания сотрудников (retention) и улучшить восприятие компании как бренда работодателя. Поясню данную мысль на примере, довольно далеком от коммерческих организаций, но оттого еще более наглядном.

Как я упоминал в первой главе, одним из видов социальных медиа являются массовые многопользовательские онлайн-игры. Главной единицей объединения игроков внутри них являются так называемые гильдии. Компании, обеспечивающие пользователям аппаратные возможности для игры, зарабатывают на абонентской плате. Каждый желающий продолжать убивать драконов и охотиться по лесам за кабанами должен ежемесячно платить за это удовольствие некоторую сумму денег. Поскольку с точки зрения здравого смысла убийство виртуальных драконов и кабанов, за что приходится платить немалые деньги – удовольствие довольно сомнительное, компании, продающие такого рода услуги, стараются как можно быстрее сложить игровое коммьюнити – создают для этого группы, форумы, проводят встречи в реальной жизни, чтобы познакомить пользователей друг с другом и заставить общаться. Как следствие, у человека создается эмоциональная привязка не к игре, драконам и кабанам, а к реальным людям, стоящим за виртуальными альтер-эго, что серьезно затрудняет возможность быстрого выхода из игры, увеличивая доходы компаний. Точно также HR-специалисты, сфокусировав внимание каждого сотрудника не на неудобном стуле, маленьком столе, душном помещении и прочих нечеловеческих условиях труда, а на возможности общаться с приятными людьми, могли бы добиться серьезного снижения доли уволившихся спустя недолгое время после устройства на работу, или, по крайней мере, продлить срок работы каждого сотрудника. Более того, сотрудники многих компаний самостоятельно организуют свои сообщества – например, в той же сети ВКонтакте.

У Paper Planes такое сообщество есть и успешно функционирует.

Горизонтальный мир: Экономика, инновации, новые медиа Глава 4. Современный HR.

Это готовые площадки, которые представители HR-отделов могут использовать для выстраивания правильной по интенсивности и тональности коммуникации и задавать необходимый и благоприятный для компании вектор обсуждений внутри таких сообществ. Такие усилия HR-отдела необходимы и с точки зрения выстраивания правильной репутации компании в глазах потенциальных сотрудников.

К наиболее эффективным способам развития коммуникации между сотрудниками или стажерами компании в социальных сетях можно отнести:


1. Mystery Employer («таинственный работодатель»)

Технология, аналогичная знаменитому маркетинговому инструменту mystery shopper («таинственный покупатель»). Данная технология особенно эффективна в кризисные периоды и позволяет работодателю под видом обычного менеджера или продавца прийти в сообщество и провести там доверительную беседу с «коллегами», выяснив, какие настроения действительно царят в коллективе.


2. Отслеживание сообществ, несущих в своем названии или описании угрозу для компании как бренда работодателя

Классическим примером здесь является кейс, связанный с сообществом бывших сотрудников российского представительства одного крупного международного банка. Сообщество называлось «Бывшие сотрудники банка «Ромашка», а теперь просто счастливые люди».


3. Разработка гайдов и policy по поведению сотрудников в социальных сетях

Известны случаи, когда компании принимали жесткие меры по отношению к сотрудникам, нарушающим писаные или неписаные правила общения в социальных сетях, вплоть до кадровых решений. Так, известен случай, когда Virgin уволила целую команду борт-проводников за то, что они в закрытой (!) группе на Facebook нелестно отзывались о пассажирах рейса.


Неизменно происходившее в последние несколько лет усложнение процессов внутри организаций, их диверсификация и, как следствие, появление новых отделов и служб внутри организационных структур привели к возникновению в любой достаточно крупной организации большого количества информации, формируемой, хранимой и обрабатываемой внутри того или иного отдела, но необходимой для всей организации в целом. Такое положение вещей сформировало в теории менеджмента новую норму – самообучающуюся организацию, т. е. такую, в которой сотрудники всех отделов в процессе общения друг с другом делятся между собой информацией и в дальнейшем эффективно ее используют на благо организации. Сфера управления такими информационно образовательными потоками внутри организации получила название knowledge-менеджмента, или управления знаниями.

Virgin уволила целую команду борт-проводников за то, что они в закрытой (!) группе на Faeebook нелестно отзывались о пассажирах рейса.

Традиционные инструменты knowledge-менеджмента хотя и не потеряли своей эффективности, но все же являются более сложными для использования и внедрения, нежели инновационные каналы внутрикорпоративной коммуникации, среди которых стоит выделить, прежде всего, Вики-системы для управления базами знаний. Представьте, что каждый сотрудник в Вашей компании является пользователем большой корпоративной Википедии, в которой он размещает все свои знания, навыки, экспертизу и описание процессов, в которых он изо дня в день принимает участие, а также обсуждает все это с другими сотрудниками, а также имеет возможность, как в большой Википедии, связывать все статьи между собой кросс-ссылками.

При такой системе каждый действующий сотрудник организации получает возможность в удобной форме понять, как область его деятельности связана с деятельностью других людей, каковы бизнес-процессы во всех отделах организации и какой персональный вклад он вносит в ее развитие. Кроме того, существование такой системы серьезно облегчило бы процессы инкорпорирования новых сотрудников, их обучения и приобщения к организационным нормам. Каждому сотруднику было бы достаточно ознакомиться со статьей в организационной Википедии и задать вопросы по тем областям, которые остались ему непонятны. Одним из лучших примером создания Интранетов на базе Вики является компания British Telecom. У каждого сотрудника этой компании внутри BTpedia (а именно так называется система управления знаниями в этой организации) есть собственное дисковое пространство, где он может хранить свои заметки, записи, фотографии, видео, персональные файлы и многое другое, а также редактировать информацию о своих служебных компетенциях и просматривать информацию о служебных компетенциях других сотрудников.

Процесс создания таких интранетов весьма специфичен и связан с некоторыми особенностями, о которых знают все выпускники нашего университета Idealogy. Подобные «фишки» помогают поставить ввод новых сотрудников и поддержку уже работающих практически на автомат. Теперь не нужно тратить кучу времени на объяснение материала, теперь нужно тратить кучу на времени на создание максимального качества продукта.

Глава 5. Образование будущего

Люди все сильнее замотивированы учиться, потому что постоянно меняющийся мир предъявляет к ним все новые и новые требования. Люди хотят учиться, потому что учеба перестает быть чередой занудных лекций и семинаров, ничего не дающих человеку, который хочет создавать что-то стоящее и значимое, а не абстрактно теоретизировать о теореме Пуанкаре или о первичности материального/идеального.

Вместе с тем и агрессивная риторика середины 2000-х о необходимости создания стандартов образования, направленных на формирование практика до мозга костей, тоже себя исчерпала.

Люди хотят учиться, потому что учеба перестает быть чередой занудных лекций и семинаров.

Люди хотят не только получать практические навыки, но и осознавать спектр идей и этических принципов, стоящих за этими навыками, поскольку понимают, что владение принципами вкупе с навыками позволит им быть не просто ремесленниками, но – в полном смысле этого слова – творцами.

И на ниве этих инсайтов государственное образование рушится как колосс на глиняных ногах, проигрывая борьбу частным образовательным программам, поскольку общая инертность и забюрократизированность государственных учреждений не позволяют им эффективно проводить поглощения частных образовательных инициатив и их инкорпорирование внутри себя.

Всю нишу частного образования занимают не просто гуманитарные практики, как у Бурдье, а инновационно-гуманитарные практики: люди хотят учиться рекламе, новым медиа, дизайну, архитектуре. Каждая частная образовательная инициатива становится в этом смысле креативной общиной, стремящейся к превращению в полноценный креативный кластер, инновационную платформу.

Ценность изобретения как технологического ноу-хау стремительно падает, равно как и ценность фундаментального исследования по одной из гуманитарных доморощенных тематик. И даже негласно объявленный внутри государственных вузов курс на развитие междисциплинарных исследований, сочетающих подчас абсолютно несочетаемые области научного знания, ситуацию не спасает. ВУЗы не готовы понимать, что никто больше не хочет приобретать вечные истины; расплодившиеся как грибы после дождя программы MBA не хотят понимать, что мало кто готов платить за красивые известные лица набивших оскомину гуру.

Более того, ВУЗы трубят тревогу: остаться в аспирантуре и заниматься фундаментальными исследованиями, зарабатывая на кафедре 10 ООО рублей в месяц, не захочет ни один человек с мозгами, необходимыми для этой самой фундаментальной науки – на одном экспорте идей он заработает в десятки раз больше, но позволить строить фундаментальные исследования на идеях ВУЗы не готовы.

В одном из престижнейших государственных ВУЗов нашей страны однажды я со своим лучшим другом представлял нашу разработку: математические методы моделирования сложных политических процессов. Поскольку никто доселе о таком не писал, список источников, на который мы ссылались, оказался ничтожно мал по сравнению с предписанным. Когда академики, ни разу не апробировавшие свои великие мысли на практике, поинтересовались, со ссылкой на кого мы высказываем очередное мнение, разрушающее привычный им мир, наши нервы не выдержали и мы честно заявили, что ссылаемся сами на себя. Призывы пойти и повторить теорию науки были самыми мягкими из проклятий, обрушившихся на наши головы.

Именно факт наличия такой дисциплины, как теория науки, и тормозит образовательный процесс в государственных вузах. Зашоренные экспертократы не приемлют ничего, что не основывается на мыслях сотен поколений. А это, в свою очередь, уничтожает несметное множество гуманитарных практик.

Частные образовательные инициативы, направленные на креативный класс, теорию науки отвергают. Потому что данная теория находится в жесточайшей оппозиции к ним, к самому духу и смыслу того, что люди там делают. Таким образом, как ни странно, частные образовательные инициативы лучше государственных институтов выполняют как требования профессиональной подготовки кадров, так и задачи по борьбе с лженаукой и бесполезными знаниями.

В этом смысле пессимистические утверждения ряда авторитетных граждан о том, что креативный класс провалил в России модернизацию, становятся бессмысленными: покуда задачи модернизации возлагаются на тех, кто прошел горнила государственных ВУЗов и сумел сохранить себя внутри системы, жестоко репрессирующей за любой созидательный порыв, эти задачи будут проваливаться. Потому что такого рода репрессивная система, где санкция на репрессию постулирована абстрактной теорией необъективных требований «научности», – это образование прошлого. Но в этом нет вины креативного класса. Потому что настоящий креативный класс получает другое образование. Образование будущего. И со своими задачами модернизации прекрасно справляется.

В то же время, государственные вузы остаются центром притяжения талантливой молодежи, которая оказывается способна терпеть сложившуюся образовательную систему пару, максимум – тройку лет. В этом смысле требуется достаточно существенная модернизация образовательной системы, основой которой должна стать, прежде всего ориентация на стимулирование студентов к созданию собственных бизнесов в тех областях, которые являются предметом их научного интереса, а также переориентация тематики исследований с фундаментальных на прикладные, востребованные частных бизнесом.

Как мне кажется, идеальной моделью существования ВУЗа становится та, которую предлагает в своей работе «Тройная спираль инноваций» видный немецкий специалист в области инноваций и образования Генри Ицковиц. Он полагает, что ВУЗы становятся одним из трех ключевых стейкхолдеров инновационной деятельности наряду с частным бизнесом и государством.

Государственные вузы остаются центром притяжения талантливой молодежи, которая оказывается способна терпеть сложившуюся образовательную систему пару, максимум – тройку лет.

По его мысли, необходимо превращение ВУЗа в успешную корпорацию, которая создает внутри себя и экспортирует во внешнюю среду новые практически ориентированные исследования и бизнесы. В то же время, концепция Эцковица критикуется по тем основаниям, что подавляющее большинство ВУЗов пока не готовы к внедрению такой системы. Они опасаются, что рост финансовых вливаний в практически ориентированные и, как следствие, краткосрочные научные исследования приведет к тому, что студенты, полностью утратят интерес к фундаментальной науке, которая по определению коммерчески успешной быть не может. Это, в свою очередь, превратит ВУЗы в корпоративные университеты. В этой связи я считаю эффективной модель, при которой будут реализованы частные инициативы по созданию в ВУЗах бизнес-инкубаторов и исследовательских лабораторий, часть средств от деятельности которых будет перераспределяться в пользу фундаментальной науки.

Еще одна тенденция, наметившаяся в образовании – это стремление «смоделировать встречу» носителей разного типа знаний и экспертизы. Наиболее известным, распространенным и востребованным плодом таких встреч является такое направление современной науке, как art&science, плод слияния ученых-естественнонаучников и художников-концептуалистов, призванный продемонстрировать широким массам через систему упрощенных художественных образов содержание тех или иных научных концепций. Большой интерес также должно представлять инкорпорирование арта в науку, то есть становление дисциплины art-in-science. Как мне кажется, наиболее перспективным разделом данной дисциплины является изучение способов визуальной (а в последнее время и тактильной) коммуникации между человеком и машиной. Рост уровня проникновения устройств с технологией touch-screen заставляет во многом пересмотреть принципы конструирования интерфейсов, сформулированные еще крупнейшим специалистом по юзабилити Якобом Нильсеном. И хотя основные постулаты Нильсена никто не отменял, инновационные способы коммуникации требуют и инновационных подходов к интерфейсу.

Еще один серьезный вызов, встающий перед современным образованием – это необходимость довольно быстро реагировать на запросы бизнеса и общества по части подготовки новых специалистов новых профессий. Трендспоттинг и тщательный анализ рынка труда, проводимый ВУЗами совместно с кадровыми агентствами и крупнейшими работодателями, должен стать обязательной задачей всех, кто занимается формированием учебных планов и развитием образовательных программ. На данный момент ВУЗы так и не смогли дать рынку достаточное количество специалистов в области новых медиа, рекламы, digital-маркетинга и многих других направлений, что сопряжено не в последнюю очередь со слабым вовлечением практиков в процесс преподавания.

Не менее важно и внедрение новых технологий в сами образовательные процессы. Для студентов становится все чаще и чаще важна мобильность, возможность участвовать в лекциях без физического на них присутствия, наличие эффективной коллаборативной среды, внутри которой они могли бы совместно работать над своими проектами, а также инфраструктура для полноценного взаимообмена опытом. Все чаще и чаще на смену парадигме learning by doing приходит парадигма learning by faults (когда студенты вынуждены выполнять практические задания, не имея ни малейших, даже теоретических представлений о способах их выполнения. По факту выполнения задания специальные коучи обсуждают, что было сделано не надлежащим или не самым эффективным образом) и learning by coworking (студенты учатся в процессе взаимодействия друг с другом и обмена опытом).

Наверное, нетрудно догадаться, что это все не пустые слова. И если Вы хотите воочию увидеть все вышеописанное, то ждем вас в нашем университете Idealogy:)

Глава 6. Инновационное государство

Указывая вектор институциональных трансформаций современной экономики, важно отметить изменения, происходящие с доселе ключевым экономическим стейкхолдером – государством.

Любые рассуждения о судьбах государства упираются в целый спектр методологических сложностей, из которых наиболее проблемным является определение сущности государства. Все мои рассуждения будут базироваться на понимании государства в качестве совместного объединения людей, обладающего суверенитетом, то есть способностью реализовывать всю полноту своей власти как на территории страны, так и на международной арене. Причем очень важно понимать, что даже такое понимание обрекает нас на то, чтобы в современных условиях считать ряд государств вовсе даже не государствами: действительно, значительная часть стран, декларирующих свою независимость, на практике независимыми не являются, сколь бы то ни было значимым голосом на международной арене не обладают.

Совершенно очевидно, что основой суверенитета государства является широко понятая власть. Однако власть достижима в условиях вертикали и иерархии, в условиях же горизонтализации и турбулентности ключевых процессов возможности осуществлять власть существенно сокращаются. Что связано, прежде всего, с отказом ранее подчинявшихся признавать право приказывающих приказывать. Современное общество формирует по сути одну глобальную Сатья-граху, так что Махатма Ганди мог бы гордиться текущим положением вещей.

В условиях становления информационного общества, которое стало развиваться примерно с 60-х годов XX века, экономические и силовые факторы доминирования стали уступать место факторам информационным. Апофеозом этого стал распад СССР, произошедший без глобальных вооруженных конфликтов. Центр, полупериферия и периферия мировой политики переоформились, на арену вышли страны с мощным символическим капиталом.

Однако символический капитал, представляющий собой, как правило, идеологию, на которую опирается то или иное государство, оказался сформированным под воздействием вертикально интегрированных обществ, а потому представляет собой монолитную и последовательную систему оценок и воззрений. Примером капиталов такого рода могут служить либеральная или социалистическая идеология и весь набор символов, который скрывается за каждой из них: джинсы, статуя Свободы, Бруклин, Уолл-стрит за одной; Че Гевара, звезды, всеобщее равенство – за другой.

В то же время, в рамках упомянутой выше блип-культуры люди отказываются воспринимать столь громоздкие идеологические конструкты. Происходит массовый отказ от того, что в философии постмодерна принято называть Великими Нарративами – им на смену приходит сложное смешение элементов различных культур и идеологий, что наносит серьезный удар по гомогенности политического пространства.

В этом смысле я считаю, что государство сталкивается с вызовами, справиться с которыми оно в своем текущем формате абсолютно не способно. Молодое поколение потеряло и национальную, и государственную идентичность. И хотя так называемые неореалисты, твердящие на каждом шагу о реванше государства, ссылаются на опросы, согласно которым для большинства людей факт того, что они россияне, важнее того факта, что они пользователи Apple, этот опыт сродни призыву не думать о белой обезьяне. На практике люди полностью отказались от механизмов идентификации по признаку расы, пола, нации, государственной принадлежности, заменив их идентификацией по признаку моделей потребления. Хипстер, эмо, панк, гик и множество других идентичностей, выстраиваемых по самым разным основаниям, роднят людей куда сильнее, потому что воспринимаются ими как элемент осознанного выбора.

Молодое поколение потеряло и национальную, и государственную идентичность.

В этой связи крайне оправданными выглядят попытки ряда государств создать максимально благоприятные экономические условия для креативного класса, поскольку именно он выступает генератором идей и умонастроений. Интересным в этой связи кажется опубликованное в журнале Atlantis исследование Ричарда Флориды. Сейчас, когда я пишу эту книгу, в Египте едва-едва закончились волнения, а Ливия полыхает в огне гражданской войны. Невероятно, но факт! Ричард Флорида нашел кажущееся довольно логичным, хотя и парадоксальным на первый взгляд объяснение такому положению вещей. В обеих странах существует большой разрыв между уровнем развития креативного класса и человеческого капитала, с одной стороны, и уровнем реальных доходов населения, с другой. Таким образом, Флорида делает вывод, что, если креативный класс обладает высоким уровнем самосознания, но условия для его полноценной жизни не созданы, это грозит государству серьезными проблемами.

Как правило, ключевыми требованиями креативного класса к государству оказываются требования большей транспарентности и большей экономической свободы, поскольку подавляющее большинство представителей креативного класса выбирают в качестве ключевой идеологии либеральную, так как она в наибольшей степени позволяет реализовать постинформационный идеал общественного устройства – пресловутое общество мечты.

Для повышения транспарентности и эффективности взаимодействия между государством и гражданским обществом (которое в контексте креативной экономики заменяется креативным классом) первому стоит также воспринять парадигмы N=1 и R=G, хоть и с некоторыми поправками. И если в вопросах поведения компаний я пытался исключительно дополнить существующие концепции или актуализировать их в соответствии с последними общественными и социокультурными трансформациями, то на этот раз мне придется фантазировать на все 100 %, – наши любимые индийские специалисты еще в предисловии к книге заметили, что роль государства сознательно описывать не будут ради чистоты эксперимента.

В применении к государству парадигма N=1 должна означать возвращение к праисторической модели прямой демократии в формате греческой агоры, опосредованной современными способами коммуникации. Эта мысль в чем-то перекликается с моделью идеагор Тапскотта и Уильямса. Свое первое применение, пусть пока и местами топорное, такая концепция в России нашла в рамках публичного обсуждения закона о полиции. И хотя полностью прозрачным процесс разработки закона не получился, это первая ласточка, которая не может не вселять надежду.

Однако рост уровня соучастия граждан в деятельности всех трех ветвей власти отнюдь не означает смерть представительской демократии. Глобальное сотрудничество в сфере законодательной, исполнительной и судебной власти начинают выступать в качестве дополнительных элементов системы сдержек и противовесов, повышают уровень общественного контроля.

Парадигма R=G на уровне государств означает отказ от N-полярного мышления и подталкивает любую страну к глобальным взаимодействиям с другими участниками политического процесса, будь то государство, межгосударственные объединения или корпорации.

Еще одной немаловажной задачей государства в вопросах взаимодействия с креативным классом становится всесторонняя помощь в формировании кластеров и локальных креативных общин. Для государства это тем важнее, что в условиях распада иерархии центр-регионы первый лишается, как отмечает знаменитый израильский социолог Шмуэль Айзенштадт, возможности поставлять последним смысловые пакеты. Пространство многонациональных и полиэтнических стран начинает дробиться на зоны с различным уровнем автономности, многие из которых становятся депрессивными регионами.

Парадигма R=G на уровне государств означает отказ от N-полярного мышления и подталкивает любую страну к глобальным взаимодействиям с другими участниками политического процесса.

В этой связи, по аналогии с концепцией «полюсов роста», предложенной французским экономистом Франсуа Перру и предполагающей создание компактно размещенных и динамично развивающихся городов, вокруг которых формируются сателлиты, можно сформулировать и концепцию «полюсов инновационного развития», которыми становятся эти самые креативные общины. Показательным является в этом смысле пример Испании, которая в депрессивном регионе Бильбао построила крупный центр современной культуры – музей Гугенхайма, ставший центром притяжения представителей креативного класса.

Не менее важной задачей становится и вопрос рекрутинга нового поколения политической элиты. Большинство привычных концепций элитизма не способны исчерпывающе объяснить современное положение вещей. Наиболее современные концепции, содержащие описание механизмов возникновения элиты в обществе, как правило, являются неприменимыми к сфере политического. Так, например, упомянутая ранее концепция нетократии не может удовлетворительно объяснить процесс формирования политических элит. Это оказывается не в последнюю очередь продиктовано резким снижением доверия к политикам и ростом политического абсентеизма. В то же время, креативный класс как ключевая движущая сила современной экономики начинает выдвигать в ряды политической элиты своих членов или тех, кому в значительной мере доверяет. В этой связи нельзя не вспомнить про экс-губернатора Калифорнии Арнольда Шварценеггера, а также активно раздававшиеся в Рунете призывы к президенту Медведеву назначить новым мэром Москвы знаменитого блоггера Алексея Навального. Так или иначе, политическим режимам все чаще приходится принимать во внимание требования креативного класса по части его представленности в органах власти. Это приближает нас к концепции Торстейна Веблена, согласно которой идеальным форматом государства является фирма, управляемая инженерами с той лишь поправкой, что сейчас идеальной формой государства оказывается глобальная община, во главе которой стоят глобальные лидеры мнений, принимающие решения на основании идеагор и обеспечивающие их выполнение в условиях абсолютной транспарентности.

Концепции государственных идиом неотъемлемая часть образования в университете Idealogy. Ведь давно известно, что чтобы узнать, о чем думает орел, надо подняться выше орла.

Глава 7. Креатив как технология

Поскольку подавляющее большинство Инновационных трансформаций происходит в связи с бумом креативных индустрий, не удивительно, что ключевым инструментом преобразования действительности становится креатив.

На обыденном уровне креатив может быть представлен как бытовая смекалка. Именно смекалистого человека мы могли бы при прочих равных назвать креативным.

Строго говоря, креатив – это готовность создавать принципиально новые вещи, отклоняться от традиционных схем мышления и решать в статичных и хорошо изученных системах неописанные и неизвестные проблемы.

Креатив, как и инноваторство, является технологией. Таким образом, можно научить быть креативным. Более того, я считаю, что все люди рождаются с равными способностями к креативу, однако под воздействием внешних факторов у кого-то эти способности развиваются, а у кого-то атрофируются. Одним из первых продемонстрировал в своих опытах возможности внешней среды влиять на креативные навыки людей Карл Дункер.

Креатив, как и инноваторство, является технологией.

В рамках его исследования двум группам были выданы по 1 большому листу белого картона и 4 маленьких листа черного картона. Кроме того, первая группа получила тюбик клея и одну скрепку, а вторая группа – 5 скрепок. Перед группами была поставлена задача прикрепить 4 черных квадрата к белому и разместить полученную конструкцию под потолком. Было отмечено, что группа, получившая клей и скрепку, в среднем справлялась с задачей на 20 процентов быстрее, чем вторая группа: клеем они приклеивали черные квадраты к белому и, разгибая скрепку, подвешивали конструкцию к потолку, как на крючок. Вторая группа использовала скрепки, чтобы присоединить 4 черных квадрата к белому, встречала сложности при решении второй части задачи. Привыкнув использовать скрепки по их прямому назначению, они дольше думали над тем, что пятую скрепку необходимо разогнуть. Обнаруженное явление Дункер назвал феноменом «функциональной закрепленности» – когда человек долго использует предмет одним образом, ему тяжелее становится использовать его другим.

Таким образом, можно сказать, что функциональная закрепленность – это одно из явлений, серьезно мешающих креативу. Еще одним фактором, усложняющим генерирование креативного продукта, является непредсказуемость сложных систем. Любой бренд, инновация или бизнес могут быть описаны как сложная математическая система, уравнение того или иного вида с равными переменными, статистическими бета-весами и т. д. Фактор эргодичности процессов и систем накладывает на инновации, пожалуй, куда большие ограничения, чем на рекламный креатив. Разумеется, разработать эффективную и прибыльную инновацию гораздо проще в условиях полной прозрачности и предсказуемости процессов, однако непредсказуемость заметно усложняет данную задачу.

Существует несколько традиционных методов предсказания поведения сложных математических систем. Как правило, они основаны на анализе поведения этих систем в прошлом и экстраполяции данного поведения на будущее. Предположение о том, что такие математические системы, как рынки или тот или иной бизнес, могут быть осмыслены через призму анализа их поведения в прошлом, позволило бы нам считать такой важный инструмент развития бизнеса как трендспоттинг и инновационную деятельность сугубо математическим дисциплинами, в которых существовала бы 100-процентная гарантия успеха или неудач.

Однако здравый смысл подсказывает нам, что это не так, поскольку столь специфические математические системы поддаются лучшему описанию внутри фрактальной математики, основы которой разработал французский ученый Бенуа Мандельброт, а развил его ученик Нассим Николас Талеб в своей книге «Черный лебедь». Талеб в названии своей книги подспудно ссылается на одного из основателей современной западноевропейской философской традиции Френсиса Бэкона, использовавшего метафору черного лебедя в своей работе «Новый Органон» для иллюстрации индуктивного метода познания.

В частности, Бэкон утверждал, что покуда каждый из пойманных нами лебедей является белым, мы, находясь в логике индуктивного мышления, вынуждены считать всех лебедей белыми.

Как известно, данное орнитологическое изыскание было опровергнуто голландскими мореходами во время их экспедиции в Австралию, где и был обнаружен черный лебедь. В терминах теории систем данная находка может быть представлена как так называемая точка бифуркации – точка, по достижению которой система начинает вести себя иным, непредсказуемым образом.

Талеб полагает, что именно такие черные лебеди и предопределяют ход мировой истории и другие макросистемные показатели.

Ключевым для инноватора становится предсказание сущности и времени возникновения точек бифуркации, решительно трансформирующих поведение системы.

Следовательно, экстраполируя положения теории Талеба на процесс создания инноваций, можно сделать вывод, что ключевым для инноватора становится не предсказание поведения рынка в нормальных условиях, а предсказание сущности и времени возникновения точек бифуркации, решительно трансформирующих поведение системы (в данном случае – рынка), а потому создающих наиболее благоприятные условия для внедрения наиболее передовых и прорывных решений, технологий и идей.

В то же время, даже при попытке оценить поведение сложных систем в неизменяющихся условиях, инноватор должен иметь в виду 4 типа неопределенности процессов в таких системах.


1. Стохастическая

В рамках такой неопределенности мы не знаем, как вероятностно распределятся те или иные результаты, связанные с нашей инновацией. Для креативной экономики и экономики инноваций наибольшее значение в рамках стохастической определенности имеет прежде всего распределение доли потребителей нашей идеи внутри «длинного хвоста». Так, например, до возникновения экономики «длинного хвоста» потребление товаров и услуг внутри определенной отрасли могло быть графически представлено в виде так называемого нормального распределения, или «колокола Гаусса». Теперь же вывод товара на рынок больше не подчиняется выводам на основе анализа корреляций между величиной спроса и ценой на товар: зачастую оказывается более полезным сфокусировать внимание на максимально узкой группе потребителей, простимулировав их к неоднократному повторному потреблению продукта.


2. Поведенческая

В рамках этой неопределенности мы не знаем, как повлияет наша инновация на поведение людей. Зачастую модель потребления продукта может серьезно расходиться с тем видением и пониманием, которое имеют его производители. В частности, известно, что определенную долю потребителей детских подгузников составляют мужчины-автомобилисты, которые размещают продукт под ковриком машины, где скапливаются грязь и влага. Выявление такого рода миноритарных аудиторий потребителей с нетипическим консьюмерским инсайтом позволяет компаниям проводить локальные промо-компании или вносить точечные доработки в продукт или услугу.


3. Природная

Мы не знаем, какими могут быть результаты наших действий. К природной неопределенности процессов можно отнести, среди прочего, ставшие и притчей во языцех ошибки маркетологов и неймеров, выводивших на рынки товары и услуги, вызвавшие негодование или непонимание у целевой аудитории. Можно вспомнить пример магазина Zara, вышедшей на израильский рынок со своим стандартным ассортиментом одежды, пошитой с использованием двух и более типов тканей, что нарушает религиозные нормы иудаизма, поскольку такого рода изделия не являются кошерными. Азбучной стал и знаменитый российский бренд воды «Синяя вода», поименованный в попытке казаться современнее и западнее «Blue Water».


4. Априорная

Когда мы не имеем вообще никаких данных, что может произойти в процессе внедрения инновации или стать результатом такого внедрения.

Каждый из упомянутых типов неопределенностей и риски, связанные с ним, могут быть нивелированы за счет обширных исследований, в том числе исследований конъюнктуры рынка, потребительских инсайтов и трендспоттинга. Однако чем больше видов неопределенности не будет устранено перед началом инновационной деятельности, тем больше сложностей встретит на своем пути инноватор.

В заключение необходимо отметить, что, поскольку креатив и инновации являются по своей глубинной сути управленческими решениями, они, как и управленческие решения, могут быть неправильными. В свою очередь, неправильный креатив и неправильные инновации могут быть поделены, согласно теории все тех же управленческих решений, на первый и второй уровень.

Неправильный креатив первого уровня ведет к прямой потере денег. Это неработающий креатив, плохие идеи, гарантирующие отсутствие ROI (причем в данном контексте под I я предлагаю понимать не investments, а ideas).

Креатив и инновации, как и управленческие решения, могут быть неправильными.

Неправильный креатив второго уровня – это креатив, потери от которого не так очевидны. Это либо креатив, приносящий деньги, но не в таком объеме, в котором их могли бы принести более востребованные идеи, либо недополучение прибыли организациями из-за отсутствия четко прописанной и воспринятой процедуры превращения абстрактного высокого творческого потенциала сотрудников в конкретные итеративные практически воплотимые шаги. И именно об этой культуре и конкретных способах и принципах превращения креатива в идеи мы расскажем в следующей главе.

Краткие итоги главы. Креатив становится движущей силой и ключевым ресурсом инноватора. Существует несколько явлений, мешающих креативу. Среди них – функциональная закрепленность, эргодичность сложных процессов и наличие неопределенности развития систем. Грамотно подобранный микс исследований позволяет устранять неопределенности и, как следствие, создавать инновационный продукт, который потом ляжет в основу инновационной идеи.

В университете Idealogy креатив – основная идеология заведения. Ему, так или иначе, посвящается 2/3 всех лекций и заданий. Люди убеждаются, что креативу можно научиться! На выходе мы получаем уже не просто человека знающего это модное слово, а специалиста, способного применять креативные навыки, и монетизировать их, и все это благодаря нашему университету:).

Глава 8. Креативные технологии

Как уже было сказано выше, креативность в организациях зависит от людей. В то же время одной креативности недостаточно. Креативность выступает как аморфное качество коллектива, которое само по себе не гарантирует появление внутри него прорывных инновационных идей. Для того чтобы креативный импульс человеческого ресурса организации превратить в грамотный и осмысленный поток идей, необходимо внедрение в организацию культуры создания идей, которая должна базироваться на ключевых принципах и основополагающих методах.

Самым популярным методом создания креативного продукта является метод мозгового штурма, или brainstorm. Основателей данного метода считается Алекс Осборн, фамилия которого превратилась в букву О в названии знаменитого рекламного агентства BBDO. В 1964 году он описал основные техники brainstorm в книге «Ваша креативная сила». Основные правила брейншторма просты и хорошо известны – говорить все, что придет в голову, не высказывать (по крайней мере, в первом раунде) критики, обязательно все записывать, обязательно регламентировать длительность проведения брейншторма. Можно с уверенностью говорить, что мозговой штурм является самым популярным и часто используемым методом получения креативного продукта. Важно отметить, что для брейншторма, как правило, требуется два или более человек. Однако в дальнейшем мы разберем методику, провести эффективный брейншторм с помощью которой сможет и один человек.

Вторым достаточно знаменитым методом создания креативного продукта является ТРИЗ, или Теория Решения Изобретательских Задач. При применении данной методики объект, который необходимо улучшить или в который необходимо привнести инновационную компоненту, разбирается на составные части (физически или воображаемо). После чего все выделенные компоненты оцениваются по критерию «полезно – вредно». Задачей человека, использующего метод ТРИЗ, является получение ИКР – Идеального Конечного Результата. Минимальным критерием ИКР считается состояние, при котором в процессе обсуждения из объекта удалена хотя бы одна компонента как негативная и добавлена хотя бы одна компонента, которая может быть оценена как позитивная.

Третьим является так называемый метод синектики, разработанный Джоном Гордоном. Несмотря на свою сравнительную сложность (особенно при сопоставлении с брейн-штормом), по моему опыту, метод синектики дает наиболее адекватные и разносторонние результаты при создании креативного продукта.

По моему опыту, метод синектики дает наиболее адекватные и разносторонние результаты при создании креативного продукта.

Суть данного метода состоит в последовательном проведении с объектом четырех типов аналогий:


1. Прямая аналогия

К объекту креатива случайным образом выбирается слово, никак с ним не связанное. Например, если объектом креатива является газета, то в качестве слова для прямой аналогии может быть выбран, например, мяч. После выбора такого слова в рамках прямой аналогии проводится сопоставление двух объектов на предмет выявления у них общих или различных черт. Допустим, в означенном нами примере и про газету, и про мяч можно сказать, что они или приходят, или прилетают. Кроме того, применение дополнительных усилий в рамках метода позволяет сгенерировать идею спортивной газеты, то есть газеты, в которой пишут про мяч.


2. Символическая аналогия

Необходимо метафорически выразить суть рассматриваемого объекта в двух словах. Классическим примером здесь является сформулированное самим Джоном Гордоном высказывание: «Мрамор – искрящееся постоянство». Метод символической аналогии наиболее продуктивен при разработке слоганов и иных коротких текстовых форм, в том числе названий. Если возвращаться к нашему примеру с мячом и газетой, слушателями одной из моих лекций был сформулирован слоган «прилетает сама», что натолкнуло на мысль о необходимости использования при создании такой газеты технологии RSS.


3. Фантастическая аналогия

Ключевая задача участников – придумать вещи или процессы, самостоятельно воспроизводящие те действия, которые должен осуществлять объект креатива. Разберем данную методику на примере рекламы внедорожника. Ключевой задачей внедорожника является езда по пересеченной местности – например, по холмам. В рамках фантастической аналогии можно представить себе такую дорогу, которая появляется везде, где едет наш автомобиль. Соответственно, при разработке, например, рекламы для внедорожника можно было бы снять видео, в котором внедорожник едет по холмам, а из-под его колес в лучших традициях страны Оз выбегает дорога. Такой ролик мог бы, например, скоммуницировать ценность «где он – там и дорога». Следовательно, можно сделать вывод, что фантастическая аналогия лучше всего работает для создания визуальной составляющей продукта, услуги или коммуникационного сообщения. В примере с мячом и газетой участниками семинара был придуман такой мяч, который каким-то образом сам собирал бы новости и «приносил» их своему владельцу. Это позволило предположить, что для спортивной газеты стоит разработать сайт в виде мяча, на каждой из кожаных ячеек которого будет отдельный RSS-канал, собирающий информацию с того или иного авторитетного спортивного портала.


4. Личная аналогия

Один из участников, как правило, с наиболее ярко выраженными актерскими талантами, должен изображать, вживаться в образ объекта, переносить на себе типические для объекта воздействия и сообщать о своих впечатлениях. Так, например, в опыте с газетой в процессе проведения личных аналогий было подмечено, что не все ячейки мяча можно легко увидеть – они могут находиться под определенным, достаточно неудобным углом – что помогло сделать вывод о необходимости отрисовки трехмерной модели мяча.


Следующим является морфологический метод. В его рамках рассматриваемый объект раскладывается на составляющие его части. Например, для автомобиля это будут двигатель, руль, стекла, дверцы, и т. д. Затем наступает процесс так называемой компоновки морфологического ящика: выписываются все виды частей рассматриваемого объекта, существующие в природе. Например, если бы объектом был карандаш, а его составной частью – корпус, то на этапе компоновки ящика мы упомянули бы деревянный корпус, пластиковый корпус, металлический корпус и т. п. Затем, каждый из полученных видов каждой из составных частей объекта группируется с другим видом другой части объекта. Сгруппированные, они объединяются с видом третьей части объекта и так далее до исчерпания всех частей объекта, а полученные вариации проверяются на жизнеспособность. Сложность метода компенсируется его мощным практико-эвристическим потенциалом – в частности, считается, что именно благодаря этому методу был изобретен снегоход.

Следующий метод – метод фокальных объектов. На первом этапе его применения выбирается ключевое слов, объект или «фокус». На втором этапе методом случайного подбора (обычно методом раскрытия книги на случайной странице) подбираются существительные. На третьем этапе каждый из участников процесса последовательно предлагает к каждому существительному по одному прилагательному. Например, к воде – холодная, к лимону – кислый и т. д. На четвертом этапе названные участниками прилагательные сопоставляются с фокусом, а полученные словосочетания проверяются на жизнеспособность. Например, если фокусом была книга, то стоит проверить на жизнеспособность такие словосочетания, как холодная книга, кислая книга и так далее. Более сложной модификацией метода фокальных объектов является метод гирлянд, ключевой отличие которого состоит в большем количестве итераций, эпитетов и существительных.

Нельзя также не отметить значительную модификацию метода брейншторма, разработанную крупнейшим теоретиком в области креатива Эдвардом де Боно – метод шести шляп мышления.

Наибольшую эффективность метод шести шляп мышления приносит тогда, когда характеристики надетых на людей шляп оказываются не похожи на реальные жизненные характеристики их владельцев.

Кратко суть метода состоит в том, что каждому из участников мозгового штурма предлагается представить, что на нем надета одна из 6 шляп, обладающих уникальными характеристиками. Например, белая шляпа апеллирует к сухим фактам, красная, напротив, ставит во главу угла чувства, желтая реагирует на все с позитивом и т. д. Наибольшую эффективность данный метод приносит тогда, когда характеристики надетых на людей шляп оказываются не похожи на реальные жизненные характеристики их владельцев. Еще одним преимуществом данного метода является то, что он позволяет даже одному человеку, последовательно «примеряя» разные шляпы, получать широкий спектр мнений на проблему и проводить эффективные брейнштормы.

Данным перечнем способы создания креативного продукта, само собой, не ограничиваются, однако мы попытались в этой главе отразить лишь наиболее действенные, методологически непротиворечивые методы. Нельзя, впрочем, отрицать и ценность неконвенциональных методик, наиболее популярной и действенной из которых является методика инкубации, состоящая в необходимости резко изменить род деятельности, например, с интеллектуальной на силовую, физическую для стимулирования креативных идей. Классическим примером инкубации может служить таблица Менделеева и изобретение суперкомпьютера Сеймура Кея, схемы которого, как утверждает его создатель «подсказывали ему эльфы», приходившие к нему, пока он копал грядки в огороде.

Эльфы у нас тоже учились. И орки, и минотавры, кто только не учился в университете Idealogy. За 2 года существования мы обучили более 200(!) человек инновационному маркетингу, и более 100 бизнес динамике. А инсайты, наподобие Менделеевских, посещают слушателей каждую лекцию!

Глава 9. Инновации изнутри

Как мы уже отмечали в предыдущих главах, инновации могут присутствовать как во внешней (прежде всего в формате коммуникаций новых медиа), так и во внутренней среде организации. Одной из областей приложения инноваций во внутренней среде организации является выстраивание бизнес-процессов.

Одним из наиболее инновационных способов выстраивания бизнес-процессов является краудсорсинг, в рамках которого максимально большое количество людей вовлекается в процесс разработки продукта, его создания, маркетинга, сбыта и принятия других управленческих решений. Краудсорсинг выступает одним из проявлений оформляющейся на наших глазах глобальной экономики сотрудничества, или викиномики – инновационной экономической модели, построенной на глобальном сотрудничестве людей между собой по всему земному шару.

Изменяется ранее незыблемая модель: покупатель – немая масса, отдающая деньги за товары, повлиять на которые она не имеет возможности.

Инструментально это выражается в том, что компании все чаще перестают принимать решения и производить продукты, основываясь только на внутренних ресурсах. Конечные потребители получают возможность влиять на характеристики конечного продукта, дорабатывать его, кастомизировать. Все это дает доступ к неограниченным творческим ресурсам, к колоссальному интеллектуальному потенциалу, который начинает работать на благо бизнеса, подтверждая парадигмы N=1 и R=G.

Изменяется ранее незыблемая модель: покупатель – немая масса, отдающая деньги за товары, повлиять на которые она не имеет возможности. Модель, суть которой выразил Форд в своем знаменитом высказывании о черном автомобиле: «Цвет автомобиля может быть любым, при условии, что он черный». На смену ей приходит коммуникация, в которой и компании, и их клиенты оказываются в равных позициях и имеют эквивалентные возможности с точки зрения трансформации товаров и услуг. Такая модель именуется peer-to-peer-коммуникацией, т. е. коммуникацией на равных (пиринговой или одноранговой коммуникацией).

Упомянутый в первых главах распад иерархии «производитель-потребитель» привел к абсолютно парадоксальным и доселе немыслимым экономическим последствиям: экс-потребители стали принимать активное участие во всех этапах путешествия товара от места, где он был произведен, до прилавка. И если раньше предпринимателю было выгодно отдать производство своей продукции китайским мануфактурам, которые давали надлежащее качество за значительно меньшие деньги, то теперь инновационные предприниматели отдают производство, маркетинг и сбыт на откуп армии потребителей, которые готовы не только за бесплатно в процессе сотрудничества разработать дизайн, придумать рекламу, название и даже продавать ваш продукт, но и с утроенной силой потреблять, потому что данный продукт стал частью их жизни, в него вложен их труд, а потому его ценность в их глазах стала еще выше. Таким образом, викиномика становится похожа на натуральное хозяйство в том смысле, в котором каждый производил товар, чтобы его самостоятельно потребить. Однако глобальные макроэкономические выводы из формирования викиномики принципиально иные.

К ключевым инструментам, которые компании используют для формирования эффективных викиномических решений, можно отнести:


1. Сообщества для выявления потребительского инсайта

Ярчайшим примером такого рода сообщества может служить сервис MyStarbucksIdea, в рамках которого любой посетитель кофейни может высказать свою идею, а другие посетители – проголосовать за нее. Идеи, получившие наибольшее количество голосов, внедряются на практике, за счет чего компания получает возможность оперативно получать пользовательскую обратную связь и демонстрировать свою реальную заботу о сервисе и качестве услуг. Как недавно справедливо отметил Артемий Лебедев, многие российские предприятия общепита, продающие напитки, похожие на кофе, позаимствовали у Starbucks идею визуального оформления логотипа, однако что бы им реально стоило позаимствовать у сети Говарда Шульца, так это механизмы работы службы клиентского сервиса. И речь идет не о персональных именных стаканчиках, высоком качестве напитка и улыбчивых бариста. Речь о внедренной викисистеме клиентского сервиса – MyStarbucksIdea. Начинать внедрение викиномической системы необходимо с определения конкретной проблемы в клиентском сервисе или той его части, которая, возможно, и так хороша, но могла бы стать еще лучше. Для Starbucks таким пунктом выступило качество обслуживания клиентов в помещениях своих кофеен. Вторым шагом является разработка эффективной викиномической механики, призванной выполнять обозначенную задачу. Starbucks решил в качестве механики выбрать возможность пользователей предлагать, обсуждать и рейтинговать идеи по улучшению сервиса. Вознаграждением за такую работу является реализация предложенной идеи, собравшей наибольшее количество позитивных оценок. Рассматривая данный подход к вознаграждению, важно отметить, что отказ от материального поощрения авторов лучших идей оправдан для сильных брендов, имеющих ярко выраженную индивидуальность. При прочих равных, большинство брендов не настолько влиятельны, а потому вынуждены обычно стимулировать пользователей материально.

Начинать внедрение викиномической системы необходимо с определения конкретной проблемы в клиентском сервисе.

В то же время, правило Йона Катценбаха, согласно которому гордость важнее денег, справедливо не только для сотрудников компании, но и для участников корпоративных викиномических систем. Именно поэтому всегда стоит пытаться изыскать мощные нематериальные стимулы, как это сделал Starbucks. На третьем шаге необходимо подобрать удобную технологическую платформу для реализации задумки. В случае со Starbucks это был самописный движок для сайта, хотя сейчас большое разнообразие готовых бесплатных платформ позволяет выбрать что-то удобное и в высокой степени кастомизируемое, например, LiveStreet, который мы чаще всего используем в Paper Planes для решения такого рода задач. Особенностью LiveStreet является удобная система рейтингования чужих постов-идей, что позволяет создавать довольно сбалансированные сообщества с защитой «от дурака» – попыток торпедировать изначальные цели системы, поскольку сообщество оказывается куда более ответственным и легитимными цензором, чем представитель компании. На следующем этапе необходимо проработать механизм обратной связи от компании. Он может заключаться как в демонстрации того, что компания реально наблюдает за происходящим в сообществе, так и в презентации реально внедренных идей. Starbucks, например, как мне кажется, немного не дорабатывает в этом, лишь публикуя в системе пометку о том, что идея принята к внедрению. В то же время, скажем, Miller, решавший с помощью краудсорсинга задачи разработки дизайна банок пива, напрямую упоминает имена авторов принятых дизайнов. Это вызывает у людей чувство гордости своим участием в процессе производства и, как следствие, сильнее вовлекает их в бренд.


2. User generated-конкурсы

В рамках таких конкурсов пользователям предлагается придумать для компании дизайн упаковки, этикетки, сайта и т. д. Это позволяет не только получать значительное количество свежих идей, но и создавать мощные информационные поводы, демонстрируя открытость копании и ее готовность к сотрудничеству.


3. Викиномические порталы

Сайты, где интерфейс построен на принципах, максимально облегчающих сотрудничество: возможность совместного создания и редактирования документов, объектов, меток на карте. Лучший кейс такого рода приводят в своей книге «Вики-номика» упомянутые ранее Тапскотт и Уильямс. Они рассказывают о руководителе золотодобывающей компании, который предложил всем желающим подсказать участки, на которых стоит в будущем вести добычу.

Кроме того, глобальное вики-сотрудничество начинает затрагивать и области жизни, не являющиеся собственно экономическими. Люди формируют user-generated путеводители по городам, оставляя отзывы к местам в Foursquare. Во время лесных пожаров 2010 года люди создавали user-generated отчеты о тушении пожаров, очагах их распространения и т. п., чем облегчали работу и себе, и своим единомышленникам. Самым заметным вики-проектом 2010 года является РосПил – проект знаменитого блоггера Алексей Навального, призванный собирать со всех желающих информацию о коррупции, нечестных и странных тендерах, организуемых государственными органами.

Еще одним любопытным видом глобального сотрудничества выступает так называемый crowdstorm – peer-to-peer brainstorm, в рамках которого люди со всего мира получают возможность принимать участие в обсуждении свежих идей для компаний, а те, в свою очередь, получают возможность вовлекать в процесс создания идей бесчисленное множество людей.

Частичный или полный перевод бизнеса в виртуальную среду – очередной пример становлений инновационной экономики. Еще 5 лет назад многие компании позволяли себе не иметь собственного сайта. Сейчас для многих стало нормой создание полноценных web-представительств и виртуальных офисов не только в социальных сетях, но даже в игровых мирах, таких, как The Second Life или Enthropia Universe. Прежде всего данная тенденция затронула интернет-магазины, которые стали все активнее перетекать в социальные сети, где они за счет открытости API того же ВКонтакте могут получить интеграцию своих ERP и систем управления поставками с социальной сетью, а с другой стороны получают возможности коммуникации с колоссальной аудиторией. Но даже те магазины, которые не решаются интегрировать свой биллинг с биллингом социальных сетей, не отказывают себе в удовольствии использовать функционал фотоальбомов как полноценный web-вендинг.

Частичный или полный перевод бизнеса в виртуальную среду – очередной пример становлений инновационной экономики.

Создание виртуальных представительств позволяет компаниям круглосуточно общаться со своими клиентами в удобном для них формате и на удобной для них площадке и, что важнее, в удобное для них время. Самым простым способом создания такого онлайн-представительства становится блог ЖЖ, группа Вконтакте и на Фейсбуке и корпоративный Твиттер.

Достаточно крупным трендом становится также виртуализация образовательного бизнеса. Все большую и большую популярность начинают собирать лекции в формате видео on demand, то есть записанные и выложенные на любой видеохостинг – например, на Youtube. В этой связи неслучайным кажется успех, казалось бы, совершенно безумного проекта TED, в рамках которого лекторы в формате 15 минут делятся с публикой своими знаниями по любому вопросу, который они считают интересным. Большой объем зрительского внимания начинают собирать видео, сделанные в формате how to, всевозможные мотивирующие лекции и выступления, короткие научно-популярные репортажи. Полагаю, что если бы затратившая пару лет назад огромные деньги на наружную рекламу Skillopedia стартовала сегодня, она имела бы ошеломляющий успех.

Распад иерархии «преподаватель-слушатель» приводит к тому, что каждый получает возможность преподавать, а Интернет сглаживает проблемы дороговизны помещений для лекций и снимает вопросы географического и временного характера.

Наконец, инновации предоставляют широкий спектр неожиданных инструментов для компаний, активно реализующих комплекс инициатив в области CSR (Corporate Social Responsibility, Корпоративная Социальная Ответственность). Так, например, одна из крупнейших алмазодобывающих компаний мира Rio Tinto, которая продает свои камни через Wallmart, позволяет своим покупателям с помощью Интернета отследить по уникальному идентификационному номеру путь каждого алмаза от места добычи до витрины магазина. Усилия, предпринимаемые алмазодобытчиком, не случайны: алмазы являются одним из наиболее эмоционально токсичных товаров, их покупатели, как правило, довольно серьезно озабочены проблемой «кровавых камней» – алмазов, добывающихся на территории стран, финансирующих с получаемой от продажи сырья прибыли террористические и повстанческие организации, подрывающие стабильность в регионе. Данный ход Rio Tinto позволил компании гарантировать своим клиентам непричастность камней к столь неблаговидному занятию.

Деятельность любой компании, работающей внутри креативной экономики, связана с большим количеством задач, проектов, обсуждений, контрольных точек, а также с задачей хранения, обработки и неоднократного эффективного использования больших объемов разнородной информации. В этой связи существенно усложнился контроль качества и сроков на проектах.

Как известно, любой проект сталкивается с ограничениями трех типов – по времени, по качеству и по человеческим ресурсам. Напомним, что в рамках данной концепции считается, что ни на одном проекте нельзя полностью преодолеть хотя бы одно из этих ограничений. И если о путях преодоления ограничения по человеческим ресурсам мы рассказали в главе про инновационный эйчар, то в рамках данной главы попробуем указать инновационные методы преодоления временных и качественных ограничений.

На фоне развития SaaS и DaaS технологий все большую и большую популярность начали приобретать так называемые «облачные» CRM и ERP системы – системы управления взаимоотношениями с клиентами и контроля проектов, не требующие установки на компьютер, хранящие данные в «облаке» – удаленном сервере, взаимодействие с которым происходит через web-интерфейс. Моим любимым примером такого рода системы является SUITE от компании 37Signals. В SUITE входят следующие программы:

Basecamp – программа, позволяющая координировать на значительном количестве проектов усилия неограниченного количества людей как из Вашей, так и из других компаний.

Backpack – программа, позволяющая хранить и упорядочивать информацию.

Highrise – довольно простая, но содержащая основные необходимые для малого и среднего бизнеса CRM– система/

Campfire – программа Instant Messenger, позволяющая принимать участие в дискуссиях неограниченному количеству лиц.

Данная система внедрена у нас в агентстве для координации работы всех сотрудников, а также в школе Idealogy для обеспечения коммуникации между студентами. Стоит выделить также русскоязычные аналоги SUITE, в частности, проект «Мегаплан».

Кроме того, важно отметить и социальные сети, а также сервисы микроблогов в качестве инструментов контроля качества.

Известен опыт юридической фирмы, базирующейся в Бельгии и имеющий более полусотни сотрудников по всему миру, которые никогда не видели друг друга вживую.

Известен случай, когда компания создала свой корпоративный твиттер, закрыла его от посторонних и использовала для постановки задач и контроля хода выполнения проекта.

Более того, многие компании заказывают разработку персонализированных решений, интегрированных в их экстра– или интранеты.

Помимо необходимости контролировать большее количество частей проекта, организации сталкиваются с еще одним вызовом – горизонтализацией. Иерархизированные корпоративные структуры оказываются существенно менее мобильными, чем их более инновационные и девертикализированные конкуренты. В этой связи появляются так называемые частично или полностью горизонтальные организации. В частности, известен опыт юридической фирмы, базирующейся в Бельгии и имеющий более полусотни сотрудников по всему миру, которые никогда не видели друг друга вживую: их общение происходит по скайпу или через электронную почту.

И хотя сейчас такого рода примеры пока еще являются скорее исключением, нежели правилом, тяжело отрицать колоссальные возможности, предоставляемые компаниям процессом горизонтализации с точки зрения налаживаниями эффективного творческого взаимодействия между сотрудниками компаний.

Во многом появление горизонтальных организаций становится возможным благодаря развитию инструментов коворкинга, который прошел в своем развитии 6 этапов:


Горизонтальный мир: Экономика, инновации, новые медиа Глава 9. Инновации изнутри.

Рабочий стол.

индивидуальная работа в закрытом индивидуальном пространстве.

Электронная почта.

групповое взаимодействие в закрытом персональном пространстве.

Интранеты.

индивидуальная публикация в доступное для всех сотрудников пространство.

Закрытая Вики.

групповое создание и редактирование в доступном для всех сотрудников пространстве.

Блог.

индивидуальная публикация в общедоступном пространстве.

Вики.

групповое создание и редактирование файлов в общедоступном пространстве.


Именно последний этап является на данный момент передовым краем развития коворкинг-технологий внутри одной организации. Однако многие компании идут чуть дальше и размещаются в офисах по соседству с другими компаниями. Данная тенденция продиктована желанием руководителей компаний максимально задействовать творческий потенциал своих сотрудников за счет создания глобальной коллаборативной среды для компаний, занимающихся подчас диаметрально противоположными вещами, даже породила отдельный тип офисов – со working space.

Именно в таком офисе мы и учим. К черту парты и кафедры для преподавателей! Как уже писалось выше групповая работа – самый простой путь к продуктивности. По окончанию обучения все студенты Idealogy уверенны именно в этой точке зрения! Коллективный разум сегодня диктует правила игры, и люди которые считают иначе либо глупцы, либо умеют себя клонировать:)

Глава 10. Тренды

Как я уже неоднократно указывал в предыдущих главах, трендспоттинг становится одной из важнейших задач современного инноватора. Тренд в нынешнем понимании данного слова имеет очень мало общего с трендом математическим и может быть скорее понят как наиболее актуальный и передовой край моды.

Не существует единого понимания природы генезиса тренда. С одной стороны, существует позиция, разделяемая уже упомянутым ранее Пирсом Фоксом, согласно которой тренд – это явление социокультурное, базирующееся во многом на господствующих лексемах. В этом смысле трендспоттинг выступает как сугубо исследовательский инструмент, предполагающий серьезные культурологические, социологические, экономические, политические, лингвистические и другие изыскания. Тренд предстает как часть объективной действительности и очередной этап развития тех или иных процессов и, следовательно, может быть с легкостью предсказан. В таком случае мы вынуждены считать трендсеттеров пресловутым опережающим меньшинством, или привратниками, раньше прочих находящими тренды и сообщающими о них людям.

Не существует единого понимания природы генезиса тренда.

В то же время, есть и прямо противоположная позиция, предполагающая, что тренд задается перформативно, то есть появлению тренда предшествует появление локального или глобального трендсеттера, который постулирует то или иное явление, предмет, музыкальное или художественное направление и тому подобное в качестве «трендового».

Причем, если мы соглашаемся с такой концепцией, то мы оказываемся вынуждены признать тот факт, что чем локальнее opinion-лидер, тем выше степень его влияния на аудиторию и тем больше шансов у того или иного объекта стать трендом в условиях экономики «длинного хвоста». В рамках данной концепции трендспоттинг заменяется тренд-сеттингом, а фундаментальные культурологические исследования – персонализированной работой с локальными opinion-лидерами.

Я склонен полагать, что обе концепции имеют равное право на существование, и каждая из них находит свое подтверждение в разных областях человеческой деятельности. Если говорить более конкретно, то вторая концепция находит свое выражение в случае с объектами, тесно связанными с узкой группой лиц. Можно говорить о возможности перформативно задавать тренды, например, для субкультуры хипстеров, панков или любителей русского рока. В то же время, абсолютно невероятной представляется ситуация, при которой могли бы быть перформативно заданы такие макротренды, как тренд экологичности, тренд подчинения внешнего вида функциональности и т. п.

Именно поэтому для трендспоттинга равную значимость имеют как фундаментальные исследования, так и целенаправленная работа с трендсеттерами.

Отдельную сложность при проведении фундаментальных исследований представляет собой правильный выбор методологии, поскольку привычные средства анализа макросреды – такие, например, как PEST-анализ, как правило, не способны исчерпывающе описать причины формирования тех или иных трендов. Этот факт можно объяснить, прежде всего, уникальной характеристикой любого тренда: будучи явлением глобальным, он становится таковым, потому что разделяется большим количеством совершенно разных людей, что позволяет говорить о глокальном характере трендов.

В этой связи отдельную значимость начинают представлять не только исследования макросреды, но и используемые в комбинации с ними исследования так называемого потребительского инсайта: как в момент потребления, так и в отрыве от него. Комбинация исследований макросреды с исследованиями инсайта позволяет отслеживать как общий тренд, так и его частные вариации от человека к человеку.

Если же говорить о персональной работе с трендсеттерами, то здесь также необходимо наличие инструментов, позволяющих этих трендсеттеров выявлять для каждой из целевых аудиторий, а это далеко не всегда оказывается просто. Во-первых, суперфрагментация общества до нанокультур требует от инноваторов очень высокого уровня погружения в нормы культуры, при котором можно вычленить из и без того небольшого количества представителей этой культуры ключевого opinion-лидера. Для более широких тематик условно релевантными, как правило, оказываются методы анализа, на основе которых впоследствии подбираются наиболее авторитетные из пишущих по данной тематике журналистов и блоггеров. В то же время, по целому ряду тематик редакционные и гражданские журналисты даже еще не успели появиться.

Инновационному бизнесу необходимо регулярно проводить анализ на предмет выявления локальных трендсеттеров.

В таких ситуациях помогают методы включенного наблюдения или даже полноценных опросов представителей данной субкультуры. Кроме того, при подборе лидеров мнений стоит иметь в виду и тот факт, что у субкультур с высокой долей медийного потребления такого рода трендсеттеры могут достаточно быстро меняться под воздействием пресловутых точек бифуркации. Например, еще некоторое время назад трендсеттером в культуре молодежного сегмента креативного класса был Николай Воронов, автор стихов и музыки нетленной композиции «Белая стрекоза любви». В то же время, сейчас популярность Николая может быть поставлена под сомнение. Данный пример демонстрирует тот факт, что инновационному бизнесу необходимо регулярно проводить анализ на предмет выявления локальных трендсеттеров.

В отличие от продукта или услуги, жизненный цикл тренда установить практически невозможно. Именно поэтому я буду лукавить, когда предложу Вам ниже перечень ключевых трендов в бизнесе на 2011 год. Возможно, каждый из указанных мною трендов окажется глобальным и просуществует несколько лет. А, с другой стороны, возможно, что весь список уже через два-три месяца потребует глобального пересмотра. Тем не менее, по моей мысли, глобальными трендами в бизнесе в ближайшие несколько лет станут следующие:


1. Сокращение коммуникации

Общение между людьми становится всё короче и короче, что и диктует уже на протяжении нескольких лет успех твиттера и других микроблогов. Как мне кажется, данный тренд получит новое развитие. Коммуникация станет еще короче, либо перейдет из плоскости текстовой в плоскость визуальную – например, коммуникации с помощью изображений. В этой связи, инновационным может стать тот бизнес, который предложит своим клиентам или пользователям возможности коммуницировать максимально коротким или простым способом.

Возможно, будущее коммуникаций за инфографикой – особым жанром на стыке дизайна и журналистики, подающим информацию в виде емких картин и графиков, иллюстрирующих ключевые тезисы текста;


2. Локализация

Если еще несколько лет назад люди гордились числом штампов виз в своем паспорте, указывавшем на то, какое количество стран посетил человек, то сейчас люди, напротив, стремятся к максимальной локальности. Лучше всего данный тренд иллюстрирует отчаянная борьба за право быть мэром того или иного места в социальной сети Foursquare. Люди больше не хотят посещать как можно больше мест и стран. Они предпочитают ходить в хорошо знакомые места и посещать хорошо знакомые города. На социокультурном уровне это связано с формальным закреплением за большинством заведений и городов статусов, связанных с теми или иными субкультурами. Например, Red Espresso Ваг является местом паломничества хипстеров, «Мастерская» – креативного класса, «Гараж» – любителей современного искусства, город Копенгаген привлекает адептов дизайна, а Екатеринбург – любителей русского рока, остров Гоа – любителей транс-музыки. Данный тренд демонстрирует инноваторам необходимость создания бизнесов, максимально вписывающихся в ту или иную субкультуру и в этом смысле гиперлокальных.


3. Виртуальное инвестирование

Все больше и больше набирает обороты экономика виртуальных инвестиций. Известны случаи, когда крупные финансовые и девелоперские компании скупают острова в игровых мирах, подобных Enthropia Universe, нарезают их на отдельные участки и сдают всем желающим. Известны случаи, когда люди продавали свою недвижимость в реальной жизни, чтобы купить виртуальные объекты. Лучшим примером такого рода вложений является знаменитая история с астероидом все в той же EU, когда астероид, купленный за определенную сумму денег, был перепродан владельцем спустя год почти за 10-кратную стоимость. Близко к данному тренду примыкают и микроплатежи – недавно появившаяся экономическая модель, набирающая обороты и построенная на стимулировании большого количества пользователей к покупке недорогого, но достаточно важного в рамках игрового мира объекта. Самым популярным примером такого рода является знаменитая собака из игры «Счастливый фермер», которая обходилась желающим приобрести ее в сумму около 20 рублей, однако позволяла уберечь посевы гороха от посягательств других пользователей. Соответственно, инновационным может стать бизнес, предлагающий своим клиентам обладание виртуальным имуществом за микроплатежи.


4. Уникальность и штучность

Один из наиболее мощных трендов уже порядка 3–4 лет, являющийся ключевым для пользователей, с развитием революционных технологий перешедший на новый виток. Если раньше данный тренд находил свое воплощение прежде всего в таких бизнесах, как индивидуальный пошив одежды и изготовление украшений, то сейчас появляется возможность среди прочего изготавливать штучные книги. Например, издательство «Прондо» предлагает своим клиентам заказать через сайт изготовление единичного экземпляра любой из книг, присутствующих в каталоге (в том числе, довольно редких книг, тиражи которых давно раскуплены).


5. Натуральность и воспринимаемая экологичность

Тема экологии также уже несколько лет является одним из глобальных мировых трендов, хотя в России она пока недостаточно популярна. В то же время, дизайнеры упаковок и web-дизайнеры активно используют приемы, связанные с воспринимаемой экологичностью: натуральные цвета, визуально легкие формы. А компании, в свою очередь, активно внедряют в свои бизнес-процессы составляющие из вторично переработанных материалов. Таким образом, бизнес получает возможность подчеркнуть свою инновационность за счет апеллирования к экологическим ценностям. В частности, на лекциях я часто показываю на одном слайде принт-скрин Твиттера и Фейсбук и прошу аудиторию сказать, какая из социальных сетей воспринимается ими как более экологичная. Подавляющее большинство участников обычно выделяют в качестве более экологичного дизайн Твиттера, который сочетает в себе и более натуральные цвета, и более легкие округлые формы и лаконичность. Нельзя не вспомнить в этой связи Старбакс, который изготавливает картонные подставки для стаканчиков из переработанной бумаги; МакДональде использует этот же материал для изготовления своих doggy bag и, разумеется, главный тренд зимы 2010-11 года – ботинки Timber land со шнурками из материалов, подлежащих полной вторичной переработке.

Существует ряд коммуникационных приемов, позволяющих позиционировать компанию как инновационную в глазах людей, не готовых детально вдаваться в бизнес-процессы организации.

6. Воспринимаемая инновационность

Данный тренд далеко не всегда имеет хоть что-то общее с инновациями как таковыми. Он лишь указывает на тот факт, что существует ряд коммуникационных приемов, позволяющих позиционировать компанию как инновационную в глазах людей, не готовых детально вдаваться в бизнес-процессы организации. К такого рода приемам могут быть отнесены, например, нацеленность бизнеса на IT-аудиторию или малое предпринимательство (что, как правило, позволяет называть бизнес громким словом start-up), использование определенных форм и цветов в фирменном стиле компании и ряд других приемов, часть из которых я ранее описал в главе 2.


7. Спонтанность

Вероятно, если бы не колоссальный успех Foursquare, Tumblr, Posterous, а также взрывообразный рост внимания к Твиттеру, в нашей стране самым громким событием 2010 года, несомненно, стал бы нашумевший Chat Roulette. Разработка российского студента в считанные дни покорила весь мир, предложив, по сути, новую парадигму общения в сети Интернет. Благодаря данному сервису каждый получил возможность с помощью веб-камеры стать участником увлекательной «рулетки» и общаться с людьми со всего мира, которых ему в качестве собеседников случайным образом подбирала машина. Таким образом, люди получили дополнительный элемент фана, по сути, добровольно отказавшись от выбора собеседника. Этим примером, однако, тренд спонтанности не исчерпывается, находя свое выражение и в некоммерческих (например, в виде сообществ book-changer-ов), и в коммерческих проектах. Например, в Англии долгое время был популярен магазин, где за фиксированную сумму денег ты покупал, по сути, черный ящик из передачи «Поле чудес». Никто, даже сам продавец, не знал, что внутри доставляемого пакета. Там могли оказаться фрукты и овощи, а могли – ключи от машины.


8. Оплата по желанию

Когда я на своих лекциях прошу назвать имя музыканта, оказавшего в XXI веке самое большое влияние на музыкальную индустрию, большинство затрудняется ответить на данный вопрос или прийти к какому-либо единому мнению – настолько велико различие в музыкальных вкусах людей. Тем не менее, самые передовые студенты все же припоминают человека, который раз и навсегда изменил музыкальную индустрию. Имя этого человека – Том Йорк, лидер и без того культовой группы Radiohead, которая навсегда вошла в историю как первая группа, разместившая на сайте свой альбом для бесплатного скачивания и предложившая пользователям исключительно добровольно вносить за него оплату в любом размере, который они посчитают нужным. Данное событие существенно перевернуло подходы маркетологов к ценообразованию в частности и моделям бизнеса вообще.

Платеж по желанию породил и такой субтренд, как микроплатежи.

Появилось большое количество сайтов, позволяющих бесплатно использовать хранящуюся на них информацию, оплачивая ее по доброй воле через кнопку «пожертвовать». Самыми успешными примерами такого рода являются Википедия, Wikileaks, а в России – проект Алексея Навального РосПил. Однако, данные бизнес-модели применимы и для небольших сайтов. Более того, данная модель нашла свое применение и в офф-лайне. В одном из американских магазинов был проведен эксперимент: на протяжении некоторого количества дней со всех продуктов в магазине были сняты ценники. Человек мог взять любой понравившийся ему товар и заплатить за него на кассе ту цену, которую он считал надлежащей. Невероятно, но факт: магазин не только получил свою обычную норму прибыли, но и заработал в среднем на каждом товаре от 10 до 20 процентов его стоимости: данная модель, дополненная персонализированным контактом с кассиром, привела к таким удивительным результатам – люди стеснялись оценить товар слишком дешево и потому зачастую переплачивали.

Платеж по желанию породил и такой субтренд, как микроплатежи. Самым известным и успешным примером микроплатежей можно считать Farmville и ему подобные проекты, которые позволяют игроку пользоваться всеми возможностями игры совершенно бесплатно, однако таким образом стимулируют конкуренцию между участниками, что те добровольно начинают совершать микроплатежи – например, покупают за 15 рублей собаку, охраняющую посевы.


9. Игрофикация

В 1938 году свет увидел трактат крупного нидерландского мыслителя Йохана Хейзинги Homo Ludens («Человек играющий»), С этих пор мотив человека и игры волновал умы многих исследователей, включая таких авторитетных авторов, как Эрик Берн, Джон Нэш и Джон фон Нейман. Согласно социологии, игра представляет собой вид деятельности, носящий условный характер, необходимым условием которого является наличие воображаемой обстановки. В отличие от процесса купли-продажи и многих других повседневных бизнес-процессов, игра является процессом менее формальным и рутинным. Именно поэтому для многих компаний становится крайне важным превратить подавляющее число этапов коммуникации сотрудников с клиентами и между собой в увлекательную игру. Колоссальные возможности для этого дает уже много раз упоминавшийся на страницах книги Foursquare, начисляющий за каждый check-in баллы. Интересно в этой связи и специальное приложение от Google, стимулирующее корректно и грамотно пользоваться почтой: приложение начисляет баллы за каждое отправленное письмо и снимает их за большое количество непрочитанных или неудаленных сообщений. Стоит отметить, что если в последние годы важной становилась задача оформления социального ландшафта Интернета, то теперь, согласно руководителю SCVNR Сету Прибатчу, перед компаниями стоит задача формирования ландшафта игрового. Среди прочего, Прибатч отмечает и растущую важность игровых коммуникаций и в вопросах HR: «Если человек заслужит титул рыцаря-паладина 20 уровня, он будет работать усерднее».

Таким образом, значение игровых коммуникаций для любого инновационного бизнеса сложно переоценить: любая, даже самая рутинная, монотонная и однообразная работа может стать с помощью игровых коммуникаций интересным и увлекательным развлечением. И это не подмена поднятий в стиле Тома Сойера, призывавшего мальчишек красить забор, а полноценное изменение формата взаимодействия внутри компании, в ее front– и back-офисах.


10. Формирование экосистем

Частично данный тренд был описан выше при рассмотрении API как формы реализации в сети Интернет парадигмы R=G. В широком же смысле слова ключевым игроком на поле тренда формирования экосистем является Apple, который позволяет каждому не только разработать приложение для своих устройств, но и заработать на этом немалые деньги. Схожим образом действует и Mozilla – браузер, который постоянно дополняется и совершенствуется добровольцами по всему миру. Создание экосистем становится одним из ключевых факторов быстрого развития старт-апов. Кроме того, тренд развития экосистем порождает два субтренда.

Во-первых, это субтренд платформенности. Факт открытости API не всегда означает, что бизнес имеет платформенный характер. Например, операционная система Linux, хотя и имеет открытый код, в конкретном смысле слова не является платформой.

Почти у любого бизнеса может быть найден аналог API, которым можно поделиться со своими клиентами или партнерами в рамках реализации на практике парадигм N=1 и R=G.

Однако подавляющее большинство Интернет-бизнесов, отдающих свои API – платформы, позволяющие использовать всю совокупность имеющихся у них данных и кодов для создания любых дополнений и приложений. В парадигме раздачи API следует начать мыслить и компаниям, операционная деятельность которых протекает не в Интернете или не только в нем. В их случае речь, несомненно, будет идти не о программных ключах, а о данных совсем другого рода. Однако почти у любого бизнеса может быть найден аналог API, которым можно поделиться со своими клиентами или партнерами в рамках реализации на практике парадигм N=1 и R=G.

Во-вторых, это бум машапов, то есть сервисов, построенных на смешении чужих API. Ключевым преимуществом машапов является максимальная простота и кратчайшие сроки создания, а также возможности использовать в качестве аудитории молодого проекта уже существующую аудиторию сервиса, у которого взят исходный код. Примерами такого рода машапов являются Flicktrip, использующий API Flickr и геокоды. С помощью этого сервиса каждый пользователь может просмотреть фотографии, сделанные в той или иной точке земного шара пользователями Flickr. Также одним из наиболее интересных машапов является Twitter Earth, интегрирующего исходные коды Твиттера и Google Earth и позволяющего в режиме реального времени отсматривать твиты с привязкой к реальному месту, собирая тем самым геолокированные данные. Поскольку мы предположили, что возможно выделение данных, аналогичных по своей сути API, и для бизнесов, не основанных на Интернете, то можно предположить появление в ближайшем будущем не основанных на Интернете машапов.


11. Мимикрия под Human OS

Представитель Google Creative Lab Дэвид Брайанд считает, что человек в своей деятельности опирается на результаты обработки данных, поступающих из внешней среды, которые создает так называемая Human OS – механизм, аналогичный по принципам работы операционной системе компьютера, но имеющийся в имплицитном виде в сознании человека. Выше мы говорили о синтезе науки и бизнеса, отмечая, что классические каноны интерфейсов, разработанные и предложенные Якобом Нильсеном, больше не работают в связи с появлением новых технологий (прежде всего CSS3 и HTML5), а также в связи с взрывообразным ростом доли людей, имеющих устройства с технологией Touch-screen. Именно в отношении таких устройств Брайнан говорит о формировании нетипичных языковых систем в общении человека с машиной: встряхивание, листание, раздвигание, расширение-сужение и Интернет-на-кончиках-пальцев как коммуникационная парадигма. По его мысли, такого рода интерфейс крайне необычен для любой операционной системы, существовавшей доселе. Язык, на котором человек и машина начинают общаться, строится уже не на основе операционных систем машины, а на основе Human OS, что делает его куда более простым и интуитивно понятным. Следуя данному тренду, Интернет-стартапы должны выстраивать интерфейсы, исходя из данной логики. Это в значительной мере упростит процесс приобщения к компьютеру и полностью отменит необходимость длительного обучения взаимодействию с машиной с помощью таких неудобных, сенсорно и логически неочевидных посредников, как клавиатура, джойстик и мышь.


Понимание описанных выше трендов, конечно, не гарантирует успех бизнесу, однако заметно повышает возможности для того, чтобы внедрять во внутреннюю и внешнюю среды Инновационные решения и за счет этого добиваться конкурентного преимущества.

Как ты уже прочитал, а может, и видишь впервые, у нас есть свой университет, университет будущего.

Университет Idealogy. Сейчас я не стану расписывать, сколько всего хорошего и уникального тебя там ждет, просто зайди на сайт, и все поймешь: http://idealogy-school.ru

Горизонтальный мир: Экономика, инновации, новые медиа Глава 10. Тренды.

Вместо заключения

Я начал писать эту книгу в марте, а закончил в начале сентября 2011 года. Таким образом, для создания данного материала мне потребовалось порядка полугода. В основу данной работы был положен опыт, накопленный мной в рамках практической деятельности, а также многочисленных лекций. Содержание, перечень глав и даже название этой книги неоднократно подвергались пересмотру в процессе ее создания, а специфика жанра диктовала требование ежедневного обновления информации. За то время, что я писал эту книгу и даже за то время, которое Вы, смею надеяться, ее читали, мир совершил серию решительных скачков вперед.

В этой связи я заранее приношу свои извинения за то, что не могу привести наиболее полную и актуальную информацию по целому ряду вопросов. В то же время мной была предпринята попытка комплексно описать глобальные трансформации экономики, политики, менеджмента, образования, эйчара, коммуникаций, да и человека вообще. Приведенные в книге данные, наблюдения, выводы, гипотезы, несомненно, будут актуальны еще на протяжении некоторого времени, однако уже скоро – гораздо быстрее, чем Вы думаете! – они потребуют кардинального пересмотра.

Понимая это, я инициировал деятельность 6 научно-исследовательских лабораторий, основная задача которых – глобальное прогнозирование вектора развития основных социальных сфер.

Если Вас не оставило равнодушным то, что Вы прочитали в данной книге, либо Вы имеете собственный взгляд на данные вопросы и хотите подробно разрабатывать свои концепции в полноценные фундаментальные исследования, я приглашаю Вас присоединиться к одной из этих лабораторий. Чтобы подробнее узнать о деятельности лабораторий, напишите мне на почту ibalahnin@gmail.com.

Бонус: 30 самых полезных книг по версии Ильи Балахнина

Адизес И.К. Развитие лидеров.

Андерсон Б. Воображаемые сообщества.

Андерсон К. Длинный хвост. Новая модель ведения бизнеса.

Бард А., Зодерквист Я. Nетоократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма.

Боно Э. де. Шесть шляп мышления.

Бхаргава Р. Рождение i-брендов. Как выжить компаниям.

Г один С. Фиолетовая корова.

Друкер П. Бизнес и инновации.

Ицковиц Г. Тройная спираль. Университеты-предприятия-государство. Инновации в действии.

Йенсен Р. Общество мечты. Как грядущий сдвиг от информации к воображению преобразит ваш бизнес.

Кавасаки Г. Стартап.

Ким Ч., Моборн Р. Стратегия голубого океана.

Лареш Ж.-К. Эффект импульса.

Линдстрем М. Buyology.

Нордстрем К., Ридерстралле Й. Бизнес в стиле фанк.

Осборн А. Ваша креативная сила.

Пинк Д. Нация свободных агентов.

Прахалад К., Кришнан М. С. Пространство бизнес-инноваций. Создание ценности совместно с потребителями.

Робертс К. Lovemarks: Бренды будущего.

Рэнд А. Атлант расправил плечи.

Рэнд А. Добродетель эгоизма.

Рэнд А. Капитализм: незнакомый идеал.

Талеб Н.Н. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости.

Тапскотт Д., Уильямс Э. Д. Викиномика. Как массовое сотрудничество изменяет все.

Уэбстер Ф. Теории информационного общества.

Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее.

Харниш У. Правила прибыльных стартапов.

Хокинс Р. Креативная экономика.

Чиксентмихаи М. Поток.

Шекшня С. Коучинг.

Балахнин Илья