BzBook.ru

Google. Прошлое. Настоящее. Будущее

Джанет ЛауGoogle. Прошлое. Настоящее. Будущее

Посвящается Стивену Плэксу, Каролин Мюллер, Одри Снейговски, Дейлу и Кэти Ray, Джейду Истону и всем остальным, кто духовно и материально поддерживал меня.

Спасибо вам.

Введение

Десятый день рождения компании Google Inc. ее основатели Ларри Пейдж и Сергей Брин встречали на территории авиабазы Ванденберг в центральной части штата Калифорния. Они с интересом наблюдали, как взмывает в небо ракетаноситель Delta 2, чтобы вывести на орбиту спутник GеоЕуе-1. Этот спутник, несущий на корпусе логотип Google, будет передавать на землю цифровые снимки земной поверхности с самым высоким разрешением для популярного картографического сервиса Google(1). Что ж, это весьма примечательный и символический способ отпраздновать десятилетие компании, которая и сама, подобно ракете, с первых дней своего существования устремилась ввысь.

Крис Уинфилд, глава маркетингового агентства «10е2О», занимающегося поисковой рекламой, заметил как-то, что в поразительно короткий срок компания Google произвела фурор и стала таким же повальным увлечением, как «Битлз» в 1960-е годы. «Это фантастика, – говорит Уинфилд, – создается впечатление, будто эти ребята известны всем»(2).

Вообще же история компании – разработчика поисковика Google, как и судьба ее основателей, изобилует кульминационными моментами, неожиданными поворотами и кое-какими тайнами. Очевидно одно: Google-парни Ларри и Сергей, которым сейчас всего-то по 36, сделались бесспорными «хозяевами информации»(3).

В 2006 году журнал Time назвал Google «самой популярной компанией года» и причислил ее к плеяде игроков, коренным образом изменивших правила игры в XXI веке. Компания Google разработала крупнейшую в мире поисковую систему и стала одним из наиболее известных глобальных брендов. Немалых похвал заслуживает и руководство компании.

Да и самих основателей Google прославляют на все лады, не жалея лестных эпитетов, – их прозвали, например, Томасами Эдисонами от Интернета.

Судьба с самого рождения готовила Ларри и Сергея к роли победителей. У обоих отцы посвятили себя науке, оба выросли в среде технической интеллигенции и прекрасно успевали в школе, демонстрируя блестящие способности. Их преподавателями в Стэнфорде и наставниками в Силиконовой долине стали корифеи в области ИТ-дисциплин. Когда Ларри еще только поступал в Стэнфорд, его старший брат уже основал собственную компанию, которую позже продал столь же молодой в те поры компании Yahoo!. Что касается Сергея, то его тесть тоже из академической среды, профессор физики Стэнфордского университета, а свояченица входила в сообщество венчурных инвесторов Силиконовой долины.

Оба юноши, несомненно, обладали незаурядными способностями и предпринимательской жилкой, и, встретившись, каждый из них немедленно распознал потенциал другого, увидев в нем, словно в зеркале, свое отражение. Судьба вела их одной дорогой, когда они бились над технологией своей поисковой машины, а университетское сообщество Стэнфорда всегда было чутким к инновационным идеям своих питомцев.

За двенадцать лет, что прошли с того момента, когда они впервые начали работать бок о бок над совместным исследовательским проектом, Google-парни добились многого:

– они начали свой бизнес в комнатушке студенческого общежития, не имея за душой никаких активов, кроме грандиозной идеи;

– они создали крупнейшую в мире базу существующих интернет-сайтов, проиндексировав всю Всемирную сеть. Летом 2008 года компания Google добавила в свой каталог триллионную веб-страницу;

– располагая на старте лишь 100 тысячами долларов венчурного капитала, они трансформировали Google в публичную компанию, выпустив акции на фондовый рынок, и добились рыночной капитализации почти в 100 миллиардов долларов;

– они расширили штат Google, на старте состоявший только из них двоих, до 20 тысяч сотрудников;

– они превратили свою компанию в гиганта, штаб-квартира которого в Маунтин-Вью (штат Калифорния) разместилась на площади в 13,9 гектара, и это не считая еще двух десятков региональных офисов в США и технических центров более чем в 30 странах мира;

– они создали клиентскую базу, которая начиналась с пользователей университетского сайта, а теперь столь внушительна, что Google по праву называют наиболее глобальной из нынешних корпораций;

– они выстроили огромное здание бизнеса: начавшись с одного-единственного поискового сервиса, оно представляет собой теперь веб-портал с десятками разнообразных сервисов и продуктов;

– они заняли доминирующие позиции в индустрии интернет-поиска, обслуживая более 70 % поисковых запросов американских пользователей;

– они зарабатывают на размещении рекламы приблизительно 16 миллиардов долларов в год – показатель, сопоставимый с рекламной выручкой четырех ведущих телевизионных сетей США, вместе взятых.

В опубликованном журналом Forbes списке миллиардеров за 2008 год Сергей и Ларри занимают соответственно 32-ю и 33-ю позиции; каждый из них на момент составления рейтинга «стоил» по 18 миллиардов долларов. И хотя в период кризиса они потеряли на акциях Google без малого 6 миллиардов долларов, они все еще сказочно богаты.

С успехом в бизнесе к ним пришла и слава. Через несколько лет после дебюта Google Ларри и Сергея пригласили выступить перед учащимися математической школы для одаренных детей в Израиле. Когда они поднялись на сцену, аудитория приветствовала их шквалом восторгов, каким обычно встречают мировых рок-звезд: «При этом каждый из присутствовавших знал о Google»(4). И каждый из юных дарований, сидевших в зале, мечтал достичь такого же успеха, как те двое парней, что стояли на сцене.

Сохраняя внешний вид отличников-зануд, Ларри и Сергей уже на первых порах обнаружили подлинно деловые повадки. Они проявлялись в каждом их поступке и решении: в начальных попытках привлечь средства для своей новорожденной компании, когда они впервые столкнулись с венчурными инвесторами; в том, как они выбирали для компании генерального директора; в том, какой путь они избрали, чтобы вывести Google в ряды публичных корпораций; и много позже, когда пришло время решать такие неоднозначные, щекотливые проблемы, как соблюдение корпоративной и личной конфиденциальности, обращение с чужой интеллектуальной собственностью, корпоративное управление и разработка новых продуктов. В любой ситуации они неизменно поступали по-своему, зачастую вопреки общепринятым правилам, действуя с полной уверенностью, если не сказать – с осознанием своего неоспоримого права на подобные шаги.

«Не было еще такой компании, – отзывался о Google журналист и писатель Кен Олетта, – которая оказала бы такое влияние на медийный ландшафт и продемонстрировала бы такую способность ниспровергать привычные бизнес-модели»(5).

Чтобы остаться на плаву в условиях экономического кризиса, компания Google на время затаилась, отдавая предпочтение инвестициям в интернет-рекламу, онлайновые сервисы и рекламу в мобильных телефонах.[1] Несмотря на кажущуюся пассивность, компании Google удалось сохранить прочность.

В индустрии высоких технологий сейчас, пожалуй, мало столь же влиятельных и ярких личностей, как Пейдж и Брин. Более того, они сумели придать своему статусу глобальное измерение. Известно, что британская газета Guardian ежегодно составляет список MediaGuardian 100, для которого отбирает самых влиятельных медиамагнатов. Ее рейтинг охватывает все секторы медийного рынка, в том числе прессу, теле– и радиовещание, издательский бизнес, рекламный бизнес, а также цифровые медийные каналы. И в этом рейтинге Пейдж и Брин занимают первые позиции, тогда как Стив Балмер, теперешний глава Microsoft, всего лишь на седьмой, а Джерри Янгу из Yahoo! (этим летом Янг покинул пост руководителя Yahoo! его место заняла Кэрол Бартц (Carol Bartz), возглавлявшая прежде ИТ-компанию Autodesk), которого еще за несколько месяцев до этого превозносили как звезду предпринимательства Силиконовой долины, в этом рейтинге вообще не нашлось места.

В стремлении расширить аудиторию, а значит, и потенциальную целевую аудиторию для рекламы компания Google вывела на рынок разнообразный набор продуктов: здесь и раздел частных рекламных объявлений,[2] и проект сканирования всех когда-либо вышедших из печати книг с размещением отрывков из них в свободном доступе, и электронная почта, и сервис мгновенного обмена сообщениями, и программы для мобильников, и многое другое. Помимо этого Google продает контент, например, через сервис онлайнового видео, благодаря которому за плату можно скачать записи популярных телешоу или игр Национальной баскетбольной ассоциации (НБА).

Рекламу нередко воспринимают как разновидность экономической деятельности, хотя порой и весьма докучную для множества потребителей. А между тем совершенно очевидно, что реклама несет куда более значимую нагрузку. «Об идеалах нации можно судить по ее рекламе», – еще в 1917 году отмечал писатель и путешественник Норман Дуглас(6).

* * *

При всей сосредоточенности руководства Google на повышении прибылей от рекламы в компании не чуждаются и развлечений. Google позволяет себе и почудить – здесь, например, подумывают, как воплотить в жизнь мечту о создании космического лифта, который доставлял бы грузы на Луну. Google таит в себе куда больше интригующих возможностей, нежели торопливый поиск по запросу и возможность узнать побольше о свиданиях вслепую или покликать со скуки на рекламные ссылки.

Ларри Пейдж и Сергей Брин прочно обосновались на переднем крае технологий интернет-поиска и всячески оберегают свое лидерство. Но что, пожалуй, заслуживает большего уважения, так это их увлеченность передовыми технологиями в других, непрофильных для ИТ-бизнеса сферах. Они приложили руку к четырем замечательным изобретениям из тех, что журнал Time объявил самыми яркими свершениями 2008 года в технологической области, а два из них занимают в рейтинге первую и вторую позиции. Первое место принадлежит компании 23andMe, которая специализируется на генетическом тестировании, – соучредителем этой компании стала жена Сергея Анна. На второй позиции, по мнению Time, находится уникальный экологически чистый спортивный электромобиль Tesla Roadster. Отметились Google-парни и в изобретении, занимающем 49-е место в рейтинге: это Nanosolar – тончайшие, легкие и недорогие солнечные батареи. Поверив в потенциал этих идей, Ларри с Сергеем одними из первых вложили в них деньги, дав им путевку в жизнь, а корпорация Google стала крупным инвестором в компанию 23andMe. Что же касается четвертого изобретения, непосредственно связанного с именами Пейджа и Брина, то оно занимает в рейтинге 40-ю позицию и представляет собой творение самой компании Google – это компьютерные центры обработки данных, питающиеся электроэнергией от ветросиловых установок.

Тысячи инженеров Google задействованы в разработке инновационных приложений для Интернета и мобильной связи. Они сотрудничают и с НАСА в создании высокотехнологичного городка неподалеку от штаб-квартиры Google. По условиям заключенного на сорок лет соглашения Google арендует 17,1 гектара пустующих земель на территории исследовательского центра НАСА, использующего часть аэродрома Моффет-Филд, под строительство технологического парка площадью почти в 11,1 гектара, где будут располагаться офисы и научно-исследовательские лаборатории(7).

У Google и НАСА имеется ряд совместных проектов. Один из них призван упростить возможность размещать в Интернете научные данные о характере и движении планет в нашей галактике. Работы по проекту уже позволили загрузить в программу Google Moon банк изображений лунной поверхности с высоким разрешением, полученных со спутников, а также карты Луны. Кроме того, в популярной программе Google Earth функция «Слои» дополнена теперь еще одним, открывающим доступ к некоторым ресурсам НАСА. В рамках другого проекта – Global Connection – система Google позволила пользователям наполнять контентом специальный слой National Geographic в программе Google Earth, добавляя информацию о географических объектах и фотографии, изображающие различные уголки мира. Проект Disaster Response направлен на разработку прототипов программных инструментов, которые повысили бы качество экстренных мер в ответ на крупномасштабные природные катастрофы.

К помощи Google обращался даже Пентагон, испрашивая совета, как улучшить методы управления информационными технологиями(8).

* * *

Самих основателей Google считают славными ребятами, которые руководствуются благими намерениями и все делают на совесть. В студенческие годы они предавались веселым забавам, казалось, самого невинного свойства. Так, на одной фотографии времен студенчества Сергей предстает перед нами в девчоночьей одежде(9).

Компания Google открывает своим пользователям головокружительную возможность прикоснуться к живому пульсу XXI века. Зарегистрировавшись на www.google.

com или каком-нибудь другом из множества ее доменов, вы можете разместить информацию на десятках языков мира, просмотреть текущие биржевые котировки, отыскать телефонный справочник любого города вашей страны, узнать, как добраться до поликлиники, где принимает ваш доктор, или, скажем, проверить, все ли в порядке дома, когда вы в длительной отлучке, – можно обозреть свой дом сверху, на аэрофотоснимках в реальном времени, или увидеть его на трехмерном изображении своей улицы.

Можно с полным правом утверждать, что компания Google вводит нас в самое сердце единого, не разделенного границами глобального сообщества. Если сегодняшний уровень развития авиационной техники и телефонной связи позволяет добраться в любую точку мира, то компьютер во сто крат ускоряет это путешествие, делая мир еще ближе и доступнее. Глобальное сообщество имеет свойство подстегивать перемены, хотя подчас и безрассудно, не заботясь о последствиях. Но перемены неизбежны, и Google играет в этом смысле позитивную роль, вынуждая правительства разрабатывать новые, справедливые и объективные рекомендации и правила, регламентирующие жизнь интернет-сообщества.

Google обладает необъяснимой магической притягательностью. В ходе предвыборной кампании 2008 года каждый из кандидатов в президенты США счел своим долгом посетить Маунтин-Вью и пообщаться с сотрудниками Google. По этому поводу Эндрю Орловски, главный редактор британского сетевого издания The Register, отмечает: «Всемирная паутина стала чем-то вроде секулярной религии наших дней, и современные политики спешат совершить паломничество по ее культовым местам вроде блога Google Zeitgeist (в переводе с немецкого – «дух времени»). Дабы позиционировать себя как человека дальновидного и как носителя передовых взглядов, сегодняшний политик непременно сфотографируется с Google-ребятами»(10).

На тех же президентских выборах 2008 года компания Google добавила интриги таким важным событиям, как национальные съезды республиканцев и демократов. На период их проведения на деньги Google были организованы центры для блогеров компании, где они могли высказывать свои соображения и наблюдения по поводу работы и итогов этих политических форумов. Так, во время съезда Демократической партии в Денвере (штат Колорадо) для блогеров арендовали двухэтажное помещение площадью более чем в 740 квадратных метров; то же самое компания Google сделала и по случаю национального съезда Республиканской партии в городе Сент-Пол (штат Миннесота). В том центре поспешили зарегистрироваться более двухсот блогеров. Почитай, впервые со времен Американской революции создалась ситуация, когда самодеятельная пресса, в том числе непрофессионалы-любители, получила возможность дирижировать распространением политических новостей(11).

Не всем известно, что генеральный директор Google Эрик Шмидт вошел в число советников команды президента Барака Обамы на промежуточный период для помощи в подборе состава кабинета по экономическому и технологическому направлениям. Располагая огромными прибылями и влиянием, компания Google имела возможность лоббировать в Конгрессе благоприятные для себя регуляторные изменения, повышающие ее конкурентоспособность в ряде инновационных технологических областей, в частности в программном обеспечении, беспроводных коммуникациях и альтернативных источниках энергии.

По мере роста компании ее позитивный имидж в глазах общественности претерпевает трансформацию. Если вначале ее изображали как чудо XXI столетия, то теперь все больше воспринимают как угрозу. Так, в 2004 году журнал Wired поместил на обложке фото Сергея и Ларри, снабдив подписью «Гуглемания». Спустя два года журнал публикует о Google-ребятах еще один материал с более тревожным названием «Гуглефобия: кто боится Сергея? (А кто не боится?)».

«Для меня это неожиданность», – говорит Сергей, комментируя столь стремительную перемену общественного мнения(12).

Рост числа негативных статей о Google в СМИ никак не влияет на уровень удовлетворенности пользователей Google: он неизменно высок. Один из рейтингов в сфере сервиса оценил компанию Google в 86 пунктов из 100 возможных, а следом за ней с 85 пунктами идет Apple. Для сравнения: многие крупные авиакомпании США удовольствовались рейтингами в пределах 54–62 пунктов(13).

* * *

В данной книге мы затрагиваем следующие вопросы.

– Что стоит за тем феноменом, что одна-единственная компания становится нашим главным порталом на бескрайних просторах Всемирной сети? Ее появление мгновенно превратило интернет-поиск едва ли не в главный инструмент поиска и обработки информации. Google проявляет поразительную смекалку в изобретении новых способов поиска и новых онлайновых сервисов. Компания уже вышла за узкие рамки интернет-поиска, предложив пользователям свой браузер, электронную почту и другие онлайновые сервисы собственного авторства.

– Должны ли частные лица опасаться за безопасность своих личных данных, используя поисковые возможности Google и другие интернет-службы компании? Какие шаги следовало бы им предпринять, чтобы сохранить неприкосновенность информации личного характера?

– Кому принадлежат права на интеллектуальную собственность; кому позволено зарабатывать деньги на использовании музыкальных произведений, книг, произведений искусства и прочих авторских творений?

– Не стала ли компания Google чересчур могущественной?

– Какие очертания приобретет в будущем компания Google, когда она достигнет зрелости? Не следует забывать, что сейчас ей всего десять лет. Ларри с Сергеем не следует терять бдительности, ведь неровен час им начнет наступать на пятки следующее поколение предпринимательских талантов. И надо быть готовыми к этому.

* * *

Рискну предложить читателю несколько советов, которые помогут извлечь максимальную пользу из данной книги. Помните прежде всего, что компания Google заявила о себе в первую очередь своими преимуществами, новыми продуктами и идеями, рождая их такими бешеными темпами, что угнаться за ними почти нереально. И потому мы уделяем здесь больше внимания самой компании и ее персоналиям – тем, кто создал Google и стоит за ее штурвалом, – нежели ее многочисленным технологическим новшествам.

Текст строится в первую очередь на сведениях от первого лица: на рассказах Ларри Пейджа, Сергея Брина, Эрика Шмидта и остальных игроков Google. Авторским решением я включила сюда и комментарии людей, с первых дней не выпускающих из виду перипетии компании.

Для удобства наблюдения за эволюцией Google книга снабжена исторической справкой, где в хронологическом порядке приводятся все события, так или иначе повлиявшие на ее становление и дальнейшую жизнь. Их вы найдете в конце книги.

И наконец, последнее: главное предназначение данной книги – доставить вам удовольствие. Насладитесь ею. Google-сага – одна из самых удивительных историй о рождении бизнеса из всех, что мы когда-либо слышали. Поверьте, у Google найдется много чего порассказать.

1. Google-парни

Сергей Брин

«Сергей был хорошим мальчуганом, – в шутку говорит его отец, – особенно когда спал носом к стенке»(1).

Сергей Михайлович Брин происходит из семьи ученых: его отец – профессор математики, который читает ныне в Мэрилендском университете курс по прикладным вероятностно-статистическим методам, его мама – тоже математик по образованию и работает сейчас специалистом Центра космических полетов при НАСА. Сергей родился в Москве 21 августа 1973 года. Когда ему только-только исполнилось шесть лет, его родители перебрались на постоянное место жительства в США, и к тому времени, когда Сергею минул двадцать один год, у него уже имелись все задатки, чтобы сделаться мультикультурным феноменом.

В Москве семейство Бринов – Сергей с родителями и бабушка – ютилось в тесной квартирке площадью всего 32 квадратных метра. Так что дома развернуться было негде, и местом игр мальчика Сережи был мрачноватый московский двор, где он проводил по два часа в день, невзирая на капризы погоды(2). Ни по работе, ни в обыденной жизни взрослые члены семейства Бринов почти не видели перспектив на будущее. И тогда родители Брина пришли к выводу, что единственный выход – покинуть страну.

Когда Сергею было семнадцать лет, он и его родители решились снова побывать в стране, покинутой более десяти лет назад, хотя и опасались неприятных сюрпризов от властей. Было самое начало 1990-х годов, и, наблюдая тогдашний развал городской инфраструктуры и царившую в родном городе атмосферу мрачной безысходности, Сергей испытал глубокую благодарность к своим родителям за решение эмигрировать(3).

«Если я и испытываю какие-нибудь чувства по этому поводу, то, пожалуй, ощущение, что пребывание в Соединенных Штатах – подарок судьбы по сравнению с перспективой вырасти в России… Мысль об этом заставляет меня еще больше ценить свою здешнюю жизнь»(4).

Переезд в Америку и образование для Сергея.

Семейство Бринов в полном составе – отец, мать, Сергей и бабушка – прибыло на землю Америки 25 октября 1979 года. Михаил и Евгения Брин быстро нашли работу, соответствующую их образованию и способностям, и начали строить новую жизнь в штате Мэриленд, на границе с пригородом столицы США Вашингтона.

Сергея записали в начальную школу Paint Branch Montessori в Адельфи (штат Мэриленд), где преподавание велось по системе Монтессори, состоящей в «свободном» методе обучения и специальных приемах для развития интеллекта и креативности. При поступлении мальчик все еще говорил с сильным акцентом, не оправдав надежд родителей, что быстро усвоит английский. И все же этот ясноглазый, слегка застенчивый мальчуган приспособился к новой среде. Как вспоминает Патти Баршей, его учительница в школе Монтессори, «Сергей не отличался особой общительностью, но всегда был достаточно уверен в себе, чтобы добиваться того, чего ему хотелось»(5).

В девять лет Сергей получил от отца подарок – один из первых персональных компьютеров, это был Commodore 64. В средних классах во всю силу проявились его замечательные математические способности. И учебу он продолжил в средней школе Eleanor Roosvelt в Гринбелте, тоже в Мэриленде. По отзывам некоторых очевидцев, там он частенько козырял своими познаниями в математике, споря с учителями по поводу их методов преподавания и оценок.

Отец Сергея говорит, что он не занимался систематическим обучением сына: «Обычно он сам спрашивал у меня о том, что его интересовало»(6).

Дорога в Стэнфорд.

Мы не погрешим против истины, говоря, что Сергей Брин получил среднее, высшее и магистерское образование в Мэрилендском университете. Он приступил к серьезному изучению математики в возрасте пятнадцати лет в колледже и, значительно опережая график учебы, вышел из стен средней школы, как только достиг нижнего предела возраста, позволяющего поступить в высшее учебное заведение, полный курс которого Сергей окончил в три года вместо обычных четырех.

Завоевав стипендию Национального научного фонда National Science Foundation Graduate Fellowship, позволяющую выпускнику продолжить обучение в любом высшем учебном заведении США, Сергей отправил заявки на поступление в несколько университетов. Отказ из Массачусетского технологического института (MTI) не слишком расстроил его, потому что больше всего он мечтал отправиться в Калифорнию, в Стэнфордский университет. Главную привлекательность этому университету в глазах Сергея придавало близкое соседство с Силиконовой долиной и облюбовавшим ее сообществом венчурных инвесторов, активно осваивающих индустрию хай-тека. Туда-то, на запад, Сергей и отправляется за высшей академической квалификацией – степенью доктора наук.

Еще одним плюсом учебы в Калифорнии был тамошний прекрасный климат, что немало радовало Сергея. Он с легкостью включился в жизнь студенческого сообщества и наравне с остальными посвящал себя традиционным увлечениям: катанию на лыжах и роликовых коньках, а также гимнастике. Когда отец поинтересовался, записался ли сын на какие-нибудь курсы углубленного изучения, он ответил: «Ага, на продвинутый курс плавания»(7).

Как вспоминал впоследствии Раджив Мотвани, один из университетских кураторов Сергея, «это был довольно нахальный молодой человек, хотя при всем том большой умница. Талант в нем чувствовался за версту»(8).

Об итогах стэнфордского периода Брина подробнее рассказывается в подразделе «Тесные связи со Стэнфордом» этой главы.

От вундеркинда до зрелого гения.

Взрослый Сергей Брин все такой же пытливый, неугомонный непоседа. Его мальчишеский облик и опущенные покатые плечи создают впечатление, что он все время расслаблен. Он вечно увлечен чем-нибудь интересным – например, в цирковой школе в Сан-Франциско осваивает воздушную гимнастику на подвижной трапеции (с некоторым перерывом на лечение от полученной в результате падения травмы), занимается прыжками в воду с трамплина. А присущий ему озорной юмор обычно застигает окружающих врасплох, временами заставляя думать, что Брин попросту ребячится. И все же видавшая виды футболка Levi's и сандалики с носочками или, например, роликовые коньки – всего лишь внешняя оболочка, за которой скрывается человек целеустремленный, серьезный и местами даже агрессивно-напористый. Общеизвестно, что и Брин, и Пейдж самые настоящие трудоголики. В речи Сергея до сих пор ощущается легкий русский акцент, а многие фразы он по привычке оканчивает словами «и все такое прочее». Его любимое словцо – «масштаб», scale, употребляемое им к месту и не к месту. В этом Сергей очень похож на Эрика Шмидта и Ларри Пейджа. Этим словом, как правило, обозначают нечто такое, что продолжает действовать, если увеличивается в масштабе, то есть масштабируется, а в бизнесе его часто применяют, когда речь заходит о принудительном увеличении масштаба какого-либо явления или процесса. Однако на Google-жаргоне это слово получило особенную коннотацию: нечто такое, что при последующей разработке можно превратить в новый коммерческий продукт.

Бракосочетание на карибском пляже.

В 2007 году Сергей Брин пропустил ежегодное собрание акционеров Google, чем вызвал множество вопросов. Все недоумевали, но лишь до тех пор, пока не узнали причину, очень уважительную: Сергей сочетался браком.

Однажды его матушка высказала мечту, что он женится «на чудесной еврейской девушке», и вот ее мечта воплотилась в жизнь. В мае 2007 года Сергей соединился узами Гименея со своей давней подругой Анной Воджиски. Ее прадед, к слову, по материнской линии был раввином в России, а в 1920-х годах эмигрировал в США. Свадьба состоялась на Багамах. Невеста, наряженная в белый купальный костюм, и жених, соответственно, в черном вплавь добрались до песчаной косы, где их друг совершил обряд бракосочетания.

Анна приходится сестрой Сьюзен Воджиски, которая в первые годы существования компании Google работала там менеджером. Сестры Воджиски выросли в Пало-Альто, их отец – декан физического факультета Стэнфордского университета, а мать – уважаемый преподаватель журналистики и работает по соседству, в школе Palo Alto High School. Анна окончила Йельский университет в 1996 году с дипломом биотехнолога, а затем переквалифицировалась в успешного предпринимателя. Как и Сергей, она привержена идее активного образа жизни и очень спортивна. В период учебы она выступала за хоккейную команду своего колледжа, а также защищала честь колледжа в беге на коньках.

В 2008 году Сергей и Анна стали родителями: у них появился сын Бенджи.

Компания 23andMe.

Компания Google вложила 3,9 миллиона долларов в начинающую биотехнологическую компанию 23andMe, основанную Анной. Деятельность компании базируется на концепции индивидуального генетического тестирования, позволяющего выявить склонность к заболеваниям. Своим названием компания обязана тому научному факту что в человеческой ДНК имеется 23 парные хромосомы. Обратившись в компанию 23andMe, вы сможете выяснить особенности генетической наследственности, свои генетические корни, степень устойчивости по отношению к тем или иным заболеваниям или, наоборот, склонности к ним и множество других потаенных особенностей вашего организма. Пройдя быстрое тестирование ДНК, Сергей выяснил, что имеет генетическую склонность к болезни Паркинсона, и это очень беспокоит его мать. Вот как Сергей отозвался на эту новость в своем блоге:

Это делает мое положение достаточно неординарным. Мне дана возможность заблаговременно скорректировать свою жизнь таким образом, чтобы снизить вероятность заболевания. Кроме того, я имею возможность изучить этот недуг и поддержать научные исследования в этой области задолго до того, как он может поразить меня(9).

«Я считаю своей удачей, что узнал об этом заранее, – добавляет он. – И до тех пор, пока не откроют источник вечной молодости, каждому из нас суждено в преклонных годах обзавестись теми или иными недугами. В отличие от почти абсолютного большинства я вполне представляю себе, что это может быть, и у меня впереди десятилетия, чтобы подготовиться к встрече с этим будущим»(10).

Вместе со своими родителями Сергей внес полтора миллиона долларов в реализацию проекта Мэрилендского университета по изучению болезни Паркинсона(11). А кроме того, Сергей оказал поддержку благотворительному фонду Майкла Фокса, занимающемуся сбором средств на аналогичные цели.

Однажды на тестирование в компанию 23andMe пришел Уоррен Баффет, приведя с собой музыканта Джимми Баффета, чтобы решить давно мучивший их вопрос, родня они или нет: «И вот мне пришли результаты теста, и там еще было написано, что если вы не поняли, что написано в заключении, то обратитесь по такому-то телефону. Я, конечно, обратился и поговорил с Анной. Снова и снова она объясняла мне, что означают результаты теста, а потом спрашивала, понятно ли это мне. Но я и вправду не понимал. И тогда она сказала: "Чтобы уж все окончательно было понятно, скажу так: у меня и то больше степень родства с Джимми Баффетом, чем у вас"»(12).

Птица высокого полета.

Мама Сергея Брина восхищается неслыханными успехами своего сына. «Это невероятно, это действительно не укладывается в голове, – говорит по этому поводу Евгения. – Он всегда был очень способным в математике и в компьютерах, но мы и вообразить не могли, что он добьется такого»(13).

На вопрос, как чувствует себя человек, на которого внезапно сваливается огромное богатство, Брин говорит: «Не так-то быстро привыкаешь к этому. Вот всегда говорят, что, мол, за деньги счастья не купишь. Однако где-то глубоко внутри у меня всегда сидела мысль, что огромные деньги все же способны принести кусочек счастья. На самом деле это не так. Я приобрел новую машину просто потому, что аренда на старую закончилась. И что в этом такого уж фантастического? С таким же успехом я мог ездить и на старой»(14).

* * *

Изменили ли Сергея успех и богатство? «Не думаю, что это сильно что-то меняет, – говорит Сергей, – правда, теперь я могу тратить уйму денег на забавы. Вот недавно обзавелся новым монитором»(15).

Помимо монитора Сергей за большие деньги купил замечательный новый дом на полуострове южнее Сан-Франциско и еще квартиру в Нью-Йорке, однако по большому счету он все еще умерен в личных тратах: «Я научился от своих родителей быть бережливым и радоваться жизни, даже довольствуясь самым малым»(16).

Сергей любит делать покупки в сети крупных оптовых магазинов-складов самообслуживания Costco Wholesale и даже своим родителям купил карты постоянных клиентов(17). По счастью, один из магазинов Costco расположен поблизости от офиса Google.

* * *

Свою мечту об исследовании космоса интеллектуальный оплот Google-дуэта Ларри Пейдж реализует, активно работая в учредительном комитете по присуждению премии Google Lunar Х-Prize, инициаторами которой выступили компания Google и Фонд Х-Prize и цель которой – активизировать разработку недорогих методов автоматизированного исследования лунной поверхности. Ларри состоит также в правлении фонда. А Сергей, этот воздушный акробат, очертя голову ныряет в космические глубины. Недавно он отправился в Казахстан, побывал на космодроме Байконур и договорился о космических мини-каникулах для себя. За право слетать в космос в качестве туриста он выложил пять миллионов долларов. Такого рода путешествия организует компания Space Adventures, и первое из них намечено на 2011 год – у Space Adventures уже имеется договоренность с Федеральным космическим агентством России (Роскосмосом) о первом полностью частном полете в космос. Сергей Брин станет одним из двух участников этого полета.

Ларри Пейдж

Если для Сергея Брина иммиграция стала тем событием, которое, по сути, определило всю его дальнейшую судьбу, то на становлении личности Ларри Пейджа могли отразиться лишь отголоски иммигрантского опыта, от которого он отделен не одним поколением своих предков. Он рос как обычный американский мальчишка, типичный представитель своего поколения. Несмотря на это, как и в случае с Сергеем, в нем с раннего детства были заложены семена будущей интеллектуальной мощи. Можно смело утверждать, что звездный взлет стал закономерным развитием того, что в них обоих закладывалось с детства.

Взращенный в лоне компьютерных наук.

Как и его партнер Сергей, Ларри происходит из еврейского семейства. Его дед по материнской линии в свое время иммигрировал в Израиль, где обосновался в небольшом городке, расположившемся посреди жаркой пустыни вблизи Мертвого моря. Он изготавливал разные инструменты.

Второй дед Ларри был рабочим на одном из заводов Детройта. Зато их внука ждала другая, совсем другая жизнь: Лоуренс Эдвард Пейдж вырос в Лансинге (штат Мичиган) в среде ученых, математиков и специалистов по электронно-вычислительным машинам. Его отец всегда был увлечен наукой и стал маститым профессором Университета штата Мичиган, а мать там же читала курс программирования. Когда Ларри было восемь, семья распалась, но родители и после развода продолжали вдвоем воспитывать сына, и потому Ларри не был обделен ни материнской, ни отцовской заботой. Отец, большой любитель повеселиться, не раз брал мальчика с собой на концерты знаменитой рок-группы Grateful Dead («Благодарный мертвец»), проповедовавшей идеи контркультуры.

Вот что рассказывает Пейдж: «Поскольку папа был профессором информатики, компьютеры в нашей семье появились намного раньше, чем у других. Первым домашним компьютером мы обзавелись еще в 1978 году [Ларри было тогда всего пять лет], это был Exidy Sorcerer, в те поры чрезвычайно популярный в Европе, но почти что невидаль в Штатах. Объем его памяти составлял 32 килобайта, и старшему брату пришлось самолично написать к нему операционную систему».

От отца Ларри Пейдж унаследовал страсть спорить всегда, о чем бы ни шла речь. Как вспоминает Джордж Стокман, коллега профессора Пейджа по Университету штата Мичиган, «иногда с ним [Карлом] было трудновато найти общий язык. Он ввязывался в спор по любому поводу, норовя доказать свою правоту, и… передал эту страсть своему сыну. Так что они вечно ломали копья в жарких интеллектуальных спорах, пытаясь переубедить друг друга»(18).

Никола Тесла, кумир Ларри Пейджа.

В двенадцатилетнем возрасте Ларри Пейдж, уже тогда ощущавший в себе страсть к изобретательству прочитал биографию Николы Теслы, что заставило его крепко призадуматься. При безмерном восхищении гением Теслы, которому современная наука обязана феноменальным количеством изобретений и инноваций, юный Пейдж был глубоко поражен тем, как несправедливо обошлась с ним судьба. Жизнь Теслы была отравлена враждой, конфликтами и безденежьем, он умер в нищете, и имя его осталось почти безвестным за пределами сугубо научных кругов. «Да вот, – размышлял Ларри, – взять хотя бы школьную программу: там работы гениального Теслы упоминаются лишь походя, не получив и толики того внимания, какое уделяется, скажем, Томасу Эдисону».

А между тем Тесла считается отцом современной физической науки и электротехники, ему принадлежат заслуги исследования токов высокой частоты и высокого напряжения, изобретение индукционного генератора переменного тока и электродвигателя переменного тока. Он стал первопроходцем и во многих других областях, включая робототехнику, беспроводную передачу сигналов и энергии на расстояние, радиообнаружение на расстоянии и информатику. Вопреки протестам Маркони именно за Теслой после долгих споров был признан приоритет в изобретении радиопередатчика и приемника. Вместе с тем Тесла производил на многих впечатление одержимого от науки, который с маниакальным упорством пытался реализовать бредовые идеи, тучами роящиеся у него в мозгу. При этом Тесле недоставало коммерческой хватки, чтобы извлечь материальную выгоду из своих идей и изобретений, как не умел он и придумать им практического применения. В результате он достиг лишь малого по сравнению с тем, что мог бы при своем выдающемся научном потенциале.

И у Ларри появилась мечта: проявить себя столь же творческой личностью и прославиться великими свершениями. А кроме того, он грезил о том, как его замечательные изобретения изменят к лучшему мир и жизнь людей. Если его кумир Никола Тесла добился этого, оставив след в науке своими изобретениями, то и он, Ларри, пусть ему всего двенадцать, должен поставить себе такую же цель: завоевать признание и финансовый успех.

Из жизни Николы Теслы

Как повествуют легенды, Никола Тесла родился в 1865 году в то самое мгновение, когда пробила полночь, а на дворе бушевала ужасная гроза. Может статься, именно этими обстоятельствами появления на свет и объясняются его полная невзгод тяжелая жизнь и безудержная тяга ко всему, что вспыхивает электрическими разрядами.

Серб по национальности, родившийся на территории современной Хорватии, Никола Тесла обучался в нескольких овеянных славой университетах Восточной Европы, но, несмотря на свои гениальные способности, так и не окончил ни одного из них. В молодости с ним случилось нервное расстройство, однако последствия недуга не помешали ему найти работу инженера-электрика в электроэнергетике, делавшей тогда первые шаги. Позже Тесла эмигрировал в Соединенные Штаты и устроился на работу к Томасу Эдисону, однако вследствие конфликта по поводу вознаграждения за одно свое изобретение на основе переменного тока оказался на улице без денег и без работы. И тогда, решив, что хватит работать «на дядю», Тесла основал в Нью-Йорке свою компанию, где занялся собственными исследованиями. Позже Тесла перебазировался в Колорадо-Спрингс: в Скалистых горах случались мощнейшие грозы, а значит, была возможность изучать природу электричества. Посетители его лаборатории неизменно заставали его за работой, а вокруг сверкали созданные его руками электрические разряды. И хотя он уверял, что они не причинят вреда, это представление всегда повергало публику в трепет.

Как личность гениальная, к тому же испытывающая интенсивные интеллектуальные перегрузки, Тесла не мог избежать психических отклонений. Например, у него отмечался синдром навязчивых состояний, да и прочих странностей хватало. Он был болезненно чистоплотен, испытывал отвращение к людям с избыточным весом и отличался маниакальным пристрастием к числу «три». Прежде чем войти в здание, он всегда трижды обходил вокруг него, за едой требовал три салфетки, а в гостиницах отказывался заселяться до тех пор, пока ему не предоставляли комнату, порядковый номер которой был кратен трем.

Не исключено, что Тесле было свойственно редкостное неврологическое состояние, известное под названием синестезии. Оно характеризуется тем, что при раздражении одного органа чувств наряду со специфическими для него ощущениями возникают и ощущения, соответствующие другому органу чувств, словно они соединяются в восприятии человека. К примеру, при определенном звуке или сосредоточенном размышлении о каком-нибудь числе у человека вдруг возникает зрительный образ какого-нибудь цвета.

Великий изобретатель и экспериментатор умер в возрасте восьмидесяти шести лет в полнейшем одиночестве, не имея ни гроша за душой, в гостиничном номере отеля New Yorker.

Несмотря на всю трагичность судьбы Теслы, у него имеется множество истинных почитателей, один из которых назвал его именем супершикарный спортивный электромобиль стоимостью 109 тысяч долларов.

Предел скорости этой уникальной машины ручной сборки Tesla Roadster составляет почти 210 км/ч, она способна за четыре секунды разогнаться с места до скорости чуть ли не 100 км/ч и проехать 400 км без подзарядки своего почти бесшумного электродвигателя. Привод осуществляется от инновационного ионно-литиевого аккумулятора, «цена проезда» составляет всего один цент за милю.

Немаловажную роль в данном технологическом решении сыграли особенности потенциальных потребителей, на которых нацелились проектировщики: расплодившиеся в Силиконовой долине миллиардеры при проповедуемой ими экологической этике и приверженности идеалам простой жизни все же обожают быструю езду.

К концу 2008-го компания набрала заказов на 1200 электромобилей, а 50 уже поставила клиентам. В неделю отпускался десяток родстеров.

В числе заказчиков, конечно же, были Ларри и Сергей.

Обучение.

Ларри тоже посещал начальную школу с преподаванием по системе Монтессори. Позже Ларри окончил среднюю школу Ист-Лансинга, где увлекся игрой на саксофоне. Затем поступил в Мичиганский университет, который окончил с отличием, получив степень бакалавра в области конструирования вычислительных машин. В период учебы в университете он был избран на пост президента мичиганского филиала Национального почетного общества Eta Kappa Nu, объединяющего студентов, которые изучают электротехнику и проектирование вычислительных устройств. Руководящий пост в студенческом обществе и учеба по специальной программе LeaderShape помогли Ларри развить лидерские навыки.

Вот как Ларри отзывается об этой программе: «Помимо всего прочего, обучаться по программе LeaderShape было очень увлекательно. Те лидерские качества, которые она помогла мне выработать, очень пригодились, когда мы только начинали Google»(19). LeaderShape представляет собой индивидуализированную программу развития, разработанную Техническим колледжем при Мичиганском университете в начале 1990-х годов.

Погоня за солнцем.

Именно в Мичиганском университете получил дальнейшее развитие давний интерес Ларри Пейджа к альтернативным источникам энергии. Тот факт, что еще в средней школе он в составе школьной группы занимался разработкой автомобиля на солнечной энергии, позволил ему на ранней стадии подключиться к конструированию знаменитого солнцемобиля Maize & Blue, прославившегося в 1993 году.

Созданный в стенах Мичиганского университета автомобиль на солнечных батареях Maize & Blue дважды участвовал в соревнованиях: сначала завоевал национальное первенство в гонке Sunrayce-93, предшественнице Североамериканской солнечной гонки (North American Solar Challenge), а позже, на Всемирных солнечных гонках, пришел к финишу 11-м. В настоящее время он выставлен в постоянной экспозиции Музея науки и промышленности в Чикаго. В конструкционном плане солнцемобиль Maize & Blue унаследовал идеи, заложенные компанией General Motors в автомобиле Sunraycer, а также стал развитием разработанной Мичиганским университетом концепции солнцемобиля первого поколения Sunrunner. Солнцемобиль Maize & Blue считается одной из первых успешных моделей автомобиля с низким энергопотреблением.

Ступай на Запад, Ларри.

Получив степень бакалавра, Ларри Пейдж отправился в Стэнфордский университет. Ему, дотоле знавшему лишь известные с детства места в штате Мичиган и оторванному от семьи, поначалу было очень неуютно в Калифорнии. «На первых порах я здорово робел, – вспоминает Ларри. – И не раз жаловался друзьям, что опасаюсь, как бы в один прекрасный день меня не посадили в автобус и не отправили домой. Однако этого не случилось, по крайней мере таким вот образом»(20).

Еще на первом курсе Стэнфорда Ларри пережил трагедию: умер его отец Карл Пейдж. Мужественный человек, сумевший оправиться от полиомиелита, которым болел в детстве, он не справился с осложнением после воспаления легких. Ему было всего пятьдесят восемь.

Для Ларри это был страшный удар. «Помню, как Ларри целыми днями просиживал на ступеньках университетского корпуса им. Гейтса, вялый, безучастный ко всему. А друзья как могли старались утешить его», – вспоминает один из его однокурсников Шон Андерсон(21).

По счастью, в своей беде Ларри мог опереться на поддержку семьи. Его старший брат Карл жил поблизости от Стэнфорда, в Силиконовой долине. Ларри всегда оставался близок с ним и своей матерью. Они единомышленники и по политическим взглядам: втроем они приняли участие в марше мира в Орегоне в знак протеста против войны в Ираке(22).

Легоцентричность.

Рассказывают, что однажды Ларри умудрился собрать из конструктора «Лего» настоящий компьютер. Он и по сей день сохранил любовь к игрушечным строительным конструкторам, и потому Google стала легоцентричной компанией. Как вспоминает Крейг Сильверстайн, именно на примере детского конструктора «Лего» компания на первых порах своего существования усваивала великое значение контроля качества. Причиной стало желание ребят собрать из кубиков «Лего» корпус винчестера, но фирменный датский конструктор стоил дорого, и они приобрели подделку в магазине товаров по сниженным ценам. Увы, качество было совсем не то, и, придя однажды утром в офис, они увидели, что творение их рук ночью по каким-то неведомым причинам развалилось.

На вопрос журналиста, какая технология нравится ему больше всего, Ларри ответил: «Более всех прочих меня увлекает Lego Mindstorms – это набор небольших деталей и блоков со встроенными микропроцессорами, вроде роботов со множеством датчиков. Я собирал из них умопомрачительные штуки»(23).

Менса-бой.

Ларри Пейдж, инженер-разработчик и математик, на которого компания Google возложила обязанность контролировать процесс разработки сложнейших алгоритмов и программного обеспечения, слывет в компании личностью глубокомысленной и отличником-занудой. Получив однажды приглашение выступить с программной речью на крупной международной выставке бытовой электроники в Лас-Вегасе, Ларри прихватил с собой на подиум Робина Уильямса. Тот смешно передразнивал Ларри и ради прикола называл его «Менса-бой» – мальчиком из клуба «Менса» (Mensa – крупнейшая, старейшая и самая известная организация, в которую входят люди с высоким коэффициентом умственного развития). Для пущего смеха Уильямс приговаривал: «А не замечаешь ли ты, Ларри, как твоя говорильня смахивает на речи мистера Роджерса?»(24) Так звали персонажа популярного шоу на американском телевидении «Соседи мистера Роджерса» с нравственно-воспитательной нагрузкой.

Ларри женится.

«Вся Силиконовая долина только и говорит, что об этой свадьбе», – провозгласил главный редактор популярного местного интернет-издания Valleywag Оуэн Томас(25). Еще бы это событие не приковало к себе всеобщее внимание обитателей Силиконовой долины – ведь Ларри Пейдж женится на своей давней подружке Люсинде Саутуорт! Торжественная церемония состоялась 8 декабря 2007 года. Ее местом был избран остров Некер в Карибском море – шикарный частный курорт, принадлежащий британскому миллиардеру Ричарду Брэнсону. В свое время этот райский уголок служил излюбленным местом отдыха принцессы Дианы, поскольку гарантировал полную уединенность и безопасность, надежно ограждая от назойливого внимания публики. И потому немудрено, что цены здесь кусаются: за неделю отдыха на острове Некер с вас возьмут как минимум 50 (а то и все 300) тысяч долларов.

Ларри восхищается достижениями своей невесты, симпатичной блондинки Люси Саутуорт, которой удалось то, о чем сам он мечтал, но так и не сподобился, – получить ученую степень доктора наук. По окончании Университета штата Пенсильвания Люси изучала биомедицинскую информатику в Стэнфорде и попутно получила вторую ученую степень – магистра естественных наук – в Оксфордском университете. И еще она успела поработать в составе медико-социальной службы в Южной Африке.

Фонд Х-Prize.

Как-то раз первого апреля, аккурат в День смеха, компания Google объявила о планах построения на Луне исследовательского комплекса под названием Googlunaplex (Гуглунаплекс). Определенно, многие восприняли это как шутку, но какова же в ней все-таки доля шутки? Всем известно, что обоих основателей Google неодолимо манят тайны внешних миров. На съезде в Лас-Вегасе, проходившем в честь празднования 40-й годовщины сериала «Звездный путь» (Star Trek), компания Google организовала свой стенд, где представила образцы приспособлений и оборудования, предназначенные для научных исследований в межгалактическом пространстве.

Да, идея Гуглунаплекс была всего лишь первоапрельским розыгрышем, но это нисколько не умаляет серьезного научного интереса Ларри и Сергея к космическим исследованиям. Например, они снабдили программу Google Earth (Google Планета Земля) программой Google Sky, благодаря которой у веб-серферов появилась возможность рассматривать планеты, звезды и созвездия, а также совершать виртуальные межгалактические путешествия.

Пейдж, как мы уже упоминали, вошел в правление Фонда Х-Prize, а у себя в Google он – идейный вдохновитель конкурсного проекта Lunar Х-Prize, который предлагает премию в 20 миллионов долларов той компании, которая первой сумеет разработать эффективного робота для изучения лунной поверхности. По крайней мере с десяток компаний из разных стран мира уже подключились к борьбе за главный приз в этой неправительственной гонке на Луну.

По условиям конкурса главный приз достанется компании, которая не позднее 31 декабря 2012 года за счет частного финансирования сумеет сконструировать и запустить на Луну автоматический космический аппарат. Он должен совершить мягкую посадку, пройти по лунной поверхности не менее 500 м и передать на Землю фото– и видеоизображения, а также ряд исследовательских данных.

По мнению Ларри, постоянная база на Луне – вещь чрезвычайно полезная и нужная: это поможет в решении ряда энергетических проблем, а кроме того послужит трамплином для более дальних экспедиций в глубины Вселенной.

По словам Рамина Кадема, председателя правления компании Odyssey Moon, одной из тех, что претендуют на призы конкурса «Луна, по сути, седьмой континент, и к освоению его ресурсов следует подходить со всей ответственностью. Конечно, мы надеемся, что победа достанется нам, и это будет просто шоколадно, но даже если нет, мы все равно отправимся на Луну»(26).

Помимо Гран-при в 20 миллионов долларов, Фонд Х-Prize предлагает еще ряд премий за новаторские исследования, полезные для человечества, особенно в области научного поиска. Кроме того, предусмотрена еще одна награда за вклад в автоматизацию технических средств и в геномику – новый раздел генетики, исследующий геном живых организмов.

И больше никаких прачечных.

Отвечая на вопрос, который задают и Сергею: как успех и богатство изменили его жизнь, – Ларри отвечает: «Теперь мне не надо таскаться в прачечную»(27).

Кстати, о прачечных. Для рассеянного Ларри эта нудная обязанность была настоящей проблемой. По одному из преданий, каких про Google имеется великое множество, в тот день, когда компания Google впервые выставила свои акции на торги на фондовой бирже, Ларри явился на работу в необычном виде – вернее, необычном для него! – иными словами, при костюме и галстуке. И надо же такому приключиться, делится сплетней мужской журнал GQ, что Ларри по невнимательности уселся на тарелку со сметаной. Сочувствующие коллеги немедленно бросились счищать густую сметану с кормы одного из своих предводителей(28).

Великая сила партнерства

Когда Ларри весной 1995 года явился в Стэнфордский университет на неделю открытых дверей, Сергей уже занимался там на втором курсе докторантуры. Его попросили провести ознакомительную экскурсию по кампусу для новичков. Вот тут-то эти двое и схлестнулись, причем по какому-то совсем пустячному поводу. И полетели искры. Раз разговорившись, они немедленно принялись спорить буквально по каждому вопросу, о котором заходила речь. Впрочем, чему удивляться, если они почуяли друг в друге достойных противников: каждый был бескрайне уверен в себе, а Ларри к тому же отягощен семейной страстью везде и во всем доказывать свою правоту. Каждый счел другого чересчур самонадеянным и заносчивым типом, однако спор увлекал, и они продолжали оживленно сыпать аргументами. Невооруженным глазом было заметно, что они в своей стихии.

Несмотря на некоторую разницу в характерах, Ларри и Сергей быстро нашли общий язык. И хотя Сергей – явный экстраверт, а Ларри, напротив, тих, более сосредоточен на себе и немногословен, оба не чужды некоторых чудачеств и желания повеселиться. Да и внешне они похожи, как братья, хотя Сергей куда больше, чем Ларри, напоминает нравом незадачливого поваренка Лингвини из рисованного мультфильма «Рататуй» киностудии Pixar. И у того и у другого отцы – университетские профессоры, у обоих еврейские корни, оба в начальной школе обучались по системе Монтессори.

Если продолжить сравнение, то у каждого имеется родной брат, хотя у Сергея – младший, а у Ларри – старший. Кстати, последний, Карл Пейдж-младший, добился успеха на предпринимательском поприще и по праву входит в сообщество Силиконовой долины. В 2000 году он за 432 миллиона долларов продал компании Yahoo! основанную им компанию eGroups.

И Сергей, и Ларри большие спецы в математике, оба с безмерным пиететом относятся к академическим достижениям.

Вспоминая годы учебы, Сергей признает, что в то время по большей части лодырничал. «В школе я перепробовал множество разных занятий, – рассказывает он. – Известно ведь, что чем чаще пробуешь и оступаешься, тем больше шансов наткнуться на что-нибудь стоящее»(29). Так и разбрасывался Сергей во всех направлениях, пока судьба не свела его с Ларри. Тот же, похоже, времени особенно не тратил и быстро сориентировался в отношении темы диссертационного исследования.

Освоившись в Стэнфорде и проконсультировавшись с куратором, Ларри приступил к работе над проектом, который назвал BackRub (в переводе с английского – «массаж спины»), поскольку предметом его исследований были так называемые обратные ссылки (back links), то есть ссылки, которые веб-мастера ставили на своих сайтах во Всемирной паутине, чтобы направлять пользователей на тот или иной конкретный ресурс. Вскоре к нему присоединился и Сергей – вдвоем они обосновались в аудитории № 360 нового университетского корпуса для студентов, изучавших информационные технологии. Корпус носит название Gates Computer Science Building в честь Билла Гейтса, выделившего средства на его сооружение.

Следуя неписаной традиции избранной ими отрасли знаний, они уверенно прошли свой путь, собрав воедино мощь своих недюжинных интеллектов на благо общего проекта. Такая же плодотворная дружба была у Дейва Хьюлетта и Билла Паккарда (Hewlett-Packard), Билла Гейтса и Пола Аллена (Microsoft), Стива Джобса и Стива Возняка (Apple), Джерри Янга и Дейвида Фило (Yahoo!).

Пусть на словах все кажется проще некуда, на деле же лишь немногие из равных Сергею и Ларри по силе дарования способны добиться успеха. Без живого воображения и выдающейся идеи, упорного труда и удачно найденных решений это вообще невозможно.

Питательная среда для творчества

Практически все первые поисковые программы и методы поиска увидели свет в стенах университетов. На ум сразу приходят такие названия, как Университет Карнеги-Меллона в Питтсбурге, Университет штата Невада, Калифорнийский университет в Беркли – все это первые научно-исследовательские центры в области вычислительной техники и искусственного интеллекта. Однако в Стэнфордском университете благодаря неразрывной связи с великими техническими прорывами компаний Силиконовой долины, штаб-квартиры которых находятся в Пало-Альто, а также постоянной подпитке венчурным капиталом, притекающим из компаний, расположенных вдоль шоссе Сэнд-Хилл-Роуд в Менло-Парке, сформировался, несомненно, самый плодовитый инкубатор высокотехнологичной мысли из всех когда-либо существовавших. Здесь увидели свет и громко заявили о себе такие «тяжеловесы» сообщества высокотехнологичных компаний, как Hewlett-Packard, Excite, Cisco Systems, Yahoo! и Sun Microsystems (кстати, в этом последнем имени Sun – не «солнце», как можно подумать, а аббревиатура от Stanford University Network – компьютерная сеть Стэнфордского университета) и многие другие. В этой колыбели выпестована и компания Google.

«Огромную роль играет та экосистема, в которой живешь, сеть наработанных деловых связей, – объясняет этот феномен венчурный инвестор Рэнди Комиссар. – А самая ценная сеть связей создалась как раз вокруг нас, в Силиконовой долине. И неудивительно, что множество компаний, которым мы оказываем поддержку, – из Европы, Израиля и даже из таких стран, как Индия, – в конце концов отправляют управленческие команды строить бизнес к нам, в Силиконовую долину, потому что здешняя среда необычайно располагает к этому»(30).

«Это большое счастье, что нам выпало начинать именно здесь, – вспоминают о периоде начала 1990-х годов отцы-основатели компании Yahoo! Джерри Янг и Дейвид Фило. – Тогда это была девственная территория, открывавшая могучий простор для творчества, она будила творческую мысль. Любая новация, которая здесь рождалась, оказывалась откровением в своей области»(31).

А вот что говорит Раджив Мотвани, один из университетских кураторов Google-ребят в Стэнфорде и бизнес-ангел многих начинающих компаний: «Надо отдать должное Стэнфорду за создание питательной среды, в которой представители разных наук могут совместно работать и объединенными усилиями создавать то, что в целостности своей куда больше, нежели простая сумма его составляющих»(32).

В Стэнфорде созданы все условия, чтобы докторанты могли посвятить себя самым многообещающим с точки зрения технических инноваций направлениям и впоследствии увенчать их созданием собственного дела. Так, Патентное бюро при университете оказывает содействие в получении патентов и берет на себя все связанные с этим процессом расходы. Впоследствии бюро заключает долгосрочные лицензионные соглашения, что позволяет подающим надежды молодым ученым запускать свои начинающие компании, а если улыбнется удача, то и сорвать джекпот.

Президент Стэнфордского университета Джон Хеннесси отмечает, что выйти из стен альма-матер, имея собственную компанию, куда более благоприятное начало для будущей карьеры, нежели просто написать диссертацию:

У нас в Стэнфорде мы создали среду, которая способствует развитию духа предпринимательства и поощряет исследования, сопряженные с высокими рисками. Она сама вдохновляет на решение принципиально новых задач переднего края науки. Она же создает стимул для перевода новых технологий в практическую плоскость, в плоскость бизнеса. Наша среда на деле убеждает, что превратить потенциально значимую с твоей точки зрения технологию в реальный коммерческий продукт – это гораздо более действенный способ заявить о себе миру, нежели просто изложить свои теории на бумаге. Уникальность нашей среды и в том, что всего в миле от студенческого городка живут люди, которые готовы рискнуть капиталами ради поддержки коммерческих начинаний наших выпускников и обладают огромным опытом в этом деле(33).

Ученый или предприниматель?

«Я решил, что либо стану профессором, либо создам свою компанию… Для меня было огромным счастьем поступить в Стэнфорд. Я считал, что для меня с моими устремлениями это самое лучшее место на земле. Я всегда рвался приобщиться к Силиконовой долине», – так считал Ларри(34). В Стэнфорде он выбрал себе в научные консультанты многоуважаемого Терри Винограда, одного из первых специалистов в области взаимодействия человека и компьютера. Терри считается одним из наиболее выдающихся ученых в области программирования, он особенно прославился разработкой программы, моделирующей понимание естественного языка человека.

Как и большинство специалистов по информационным технологиям, Ларри Пейдж был большим поклонником теории графов. Интернет тоже представлялся ему в виде графа, возможно, самого громадного из всех когда-либо созданных и к тому же разрастающегося не по дням, а по часам, даже по секундам. Вместе с Виноградом они решили, что, отталкиваясь от этой концепции, Ларри в рамках его докторской диссертации и следует заняться изучением структуры ссылок, то есть связей между веб-страницами. В результате Пейдж разработал простенькую поисковую систему, назвав ее BackRub, поскольку путь от одного сайта к другому по ссылкам можно было выстроить в обратном направлении, словно бы через заднюю дверь. Пользователи компьютерной сети Стэнфордского университета быстро распробовали поисковик Пейджа, и в течение 1996–1998 годов он приобрел такую популярность среди студентов и профессуры, что явно тянул на коммерческий проект. (В следующих главах мы подробнее остановимся на этом.) Времени на науку стало не хватать.

Грустное расставание

Для Сергея и Ларри, решившихся посвятить себя развитию собственного бизнеса, пожалуй, труднее всего было примириться с мыслью, что придется расстаться со своей альмаматер. Ведь они так мечтали получить вожделенную степень доктора наук! Не решаясь сразу оборвать все связи со Стэнфордом, они сначала взяли академический отпуск, но это было лишь временным решением проблемы. В 1999 году, когда они обзавелись стартовым капиталом (включая трофей в 25 миллионов долларов, отвоеванный у венчурных инвесторов в борьбе за сохранение контроля над будущей компанией), стало окончательно ясно, что совмещать бизнес с докторантурой совершенно невозможно. Заботы о молодой компании отнимали все силы и время. И ребятам пришлось, что называется, «очистить помещение». Год спустя профессор Виноград рассказывал о том дне, когда Сергей и Ларри забирали свое имущество из Стэнфорда, ставшего их родным домом. «Какие печальные лица были у них, когда они заносили на территорию большие пустые коробки, а потом тащили их за ворота Стэнфорда, доверху заполненные скарбом»(35).

Конечно, такой поворот событий страшно огорчил родителей Сергея. «Мы были безумно расстроены, – вспоминает его мама. – Нам всегда казалось, что человек в здравом уме просто не может отказаться от шанса получить ученую степень»(36).

Тесные связи со Стэнфордом

Как ни печалились Брин и Пейдж, вынося картонные коробки с компьютерными пожитками из родных стен, связывающие их со Стэнфордом узы неразрывны во веки веков. Судите сами.

– Стэнфорд был и остается полезным для Google, а компания Google с рождения была и остается полезной для Стэнфорда. В сущности, у них сложилось великолепное деловое партнерство. Один из главных активов поисковика Google, его программа ранжирования ссылок по значимости, называемая PageRank, принадлежит Стэнфорду как владельцу патента на нее. По лицензионному соглашению за пользование им Google расплатилась с университетом пакетом своих акций и деньгами, а также ежегодно выплачивает лицензионные отчисления. Лицензионное соглашение дает Google эксклюзивное право на использование технологии PageRank до 2011 года. А поскольку программа доказала свою экономическую состоятельность, действующая практика позволяет продлить лицензионное соглашение на новый срок.

– С первым инвестором Ларри и Сергея свел один из их преподавателей, профессор Стэнфордского университета Дейвид Черитон. Именно он познакомил их с Энди Бехтольсхаймом, признанным ИТ-корифеем и обладателем уникального делового чутья, благодаря которому безошибочно распознает многообещающие начинающие компании, чтобы стать для них бизнес-ангелом. В число первых инвесторов Google вошел и сам профессор Черитон.

– Первым сотрудником новорожденной компании Google стал их однокашник – докторант Стэнфорда Крейг Сильверстайн, ныне занимающий должность технического директора.

– Когда Ларри с Сергеем перебазировались из Стэнфорда, они привлекли в качестве консультанта компании Google научного руководителя Сергея по докторской диссертации профессора Раджива Мотвани. Он тоже стал одним из первых инвесторов и располагает пакетом акций, величина которого не разглашается.

– В 2002 году профессор Терри Виноград, взяв в университете творческий отпуск, посвятил себя работе в компании Google на должности внештатного исследователя. Здесь он продолжил заниматься своим любимым делом – разработкой интерфейсов взаимодействия между человеком и машиной.

– Имя человека, который разработал логотип Google – Рут Кедар, – также числилось в списках профессорско-преподавательского состава Стэнфорда.

– С апреля 2004 года в состав правления компании Google входит Джон Хеннесси, президент Стэнфордского университета. Прежде чем стать в 2000 году президентом университета, Хеннесси занимал в Стэнфорде ряд административных должностей, в том числе – декана университетской Инженерной школы и заведующего кафедрой компьютерных технологий.

– Эрик Шмидт тоже имеет непосредственное отношение к Стэнфордскому университету, где читает ряд бизнес-курсов как преподаватель-почасовик.

– Узы, связывающие Ларри и Сергея со Стэнфордом, переросли почти в родственные, когда оба женились на девушках, с которыми познакомились в университетском сообществе. К примеру, жена Сергея Анна Воджиски – дочь декана физического факультета Стэнфорда, а Ларри Пейдж женат на выпускнице Стэнфорда Люси Саутуорт.

«Горящий человек»

Не прошло и нескольких дней с момента выхода компании Google на Уолл-стрит, как Сергей и Ларри отправились на фестиваль «Горящий человек» – и это стало для их друзей свидетельством того, что богатство ничуть не повлияло на их жизненные приоритеты.

Примитивное изображение фигурки человека с воздетыми к небу руками стало первым из забавных добавлений, периодически оживляющих стандартный логотип Google. Так Ларри с Сергеем подали своим сотрудникам знак, что сбежали на некоторое время в пустыню Блэк-Рок в штате Невада, где проходил знаменитый ежегодный фестиваль личной свободы и самовыражения под названием «Горящий человек» (Burning Man).

Они прихватили с собой в это дальнее путешествие и Эрика Шмидта, такого же, как и они, завсегдатая фестиваля, который каждый год собирает до 50 тысяч участников. Фестиваль проводится на неделе, предшествующей Дню труда, в одном из самых пустынных и безжизненных мест на планете. Между прочим, в возникновении интереса Ларри и Сергея к Эрику Шмидту как потенциальному руководителю компании Google не последнюю роль сыграло то, что из всех кандидатов на должность он оказался единственным, кто был завсегдатаем фестиваля «Горящий человек». Этот факт выяснился во время собеседования с ним. Друзья ребят говорят, что, сбрасывая с себя груз забот на этом фестивале, Ларри и Сергей эмоционально заряжаются, напитываются энергетикой и вдохновением.

История «Горящего человека» началась в 1986 году. Впервые фестиваль устроила компания на пляже Бейкер-Бич в Сан-Франциско, и лишь впоследствии, когда круг участников расширился, он переехал в пустыню Блэк-Рок, ежегодно взрывая затерянный в дикой пустыне городишко безудержным разгулом свободы творчества и всеобщим весельем. Он всегда был немного странным, этот фестиваль. Все его атрибуты, включая причудливые инсталляции, музыку, раскованность поведения и эксцентричные одеяния участников (а то и отсутствие оных), призывают к радикальному самовыражению, поднимают к вершинам самодостаточности и раскрепощения. Непременным событием, пожалуй вторым по важности после демонстрации искусства, созданного освобожденным творческим духом, является сожжение огромной, больше 12 метров в высоту, деревянной фигуры человека.

По условиям фестиваля участники должны сами запасаться провиантом и всем необходимым на те восемь дней, пока проходит «Горящий человек», и приготовиться к самым неожиданным и даже абсурдным зрелищам, каких нарочно не придумаешь, – многие наверняка втайне надеются и предвкушают это. Так, одна дама, служащая государственного учреждения, буквально обалдела, напоровшись на своего шефа, который щеголял по Блэк-Рок-Сити в сапогах, чапсах (ковбойских наштанниках) и ковбойской шляпе – чем, собственно, и исчерпывался его костюм. По Интернету давно гуляет комичная фотография Эрика Шмидта, одетого по меркам фестиваля довольно скромно – в бумажную ковбойскую блузу цвета взбесившегося ландрина и шляпу. Правда, штаны на нем присутствуют.

Если вам вздумается в этой разношерстной толпе отыскать Ларри, Сергея или, скажем, Эрика, не воображайте, что это легко удастся. Они наверняка позаботятся о каком-нибудь эксцентричном наряде и необычном гриме.

2. Под надзором старших

Эрика Шмидта часто называют «третьей ногой Google», что вполне заслуженно: как и третья ножка у стула современного дизайна, он помогает поддерживать равновесие. Благодаря твердости и целеустремленности Шмидта компания Google следует правильным курсом.

Хотя Ларри с Сергеем поклялись своим венчурным инвесторам, что найдут для компании опытного, знающего генерального директора, они медлили с этим делом. Им никак не удавалось найти подходящего человека, который вписался бы в стиль Google. Однако Джон Дерр и Майкл Мориц, вложившие в компанию солидные венчурные капиталы, наседали; впрочем, видя, что дело не сдвигается с мертвой точки, сами прислали человека, в чьих деловых качествах имели возможность убедиться. Это был доктор Эрик Шмидт, который и влился в Google за три года до того, как она стала публичной компанией.

Сегодня Эрик Шмидт наравне с Брином и Пейджем разделяет тяготы повседневного управления деятельностью компании Google, а в качестве генерального директора несет официальную ответственность за работу вице-президентов и организацию продаж.

Его считают более прагматиком, нежели витающим в эмпиреях мечтателем, и отмечают его мягкий стиль управления и мастерство взаимодействия и координации.

Проработав некоторое время в компании, Шмидт заключил с Брином и Пейджем джентльменское соглашение, что они вместе проработают в управленческой команде Google как минимум двадцать лет.

«За месяц до выхода Google на фондовый рынок мы сговорились, что будем работать вместе двадцать лет», – говорит Шмидт. К моменту окончания их соглашения Шмидту будет шестьдесят девять, Сергею – пятьдесят один, а Ларри – пятьдесят лет(1).

Именно Шмидту с его любимым лозунгом «Не борись с Интернетом»(2) компания Google обязана тем, что ее дух неизменно присутствует в самой гуще всех мало-мальски значимых проектов коммерциализации Всемирной сети.

Коллективный разум Силиконовой долины

Эрик Эммерсон Шмидт родился весной 1955 года в столице США Вашингтоне. По окончании средней школы в Йорктауне (штат Вирджиния) он получил диплом Принстонского университета в области электронной инженерии, а после – докторскую степень по компьютерным технологиям в Калифорнийском университете в Беркли.

Свои «нашивки» в области технологий Шмидт заработал, трудясь на ряд компаний – ветеранов Силиконовой долины. В его послужном списке значатся такие уважаемые корпоративные имена, как лаборатории Bell Labs, компания Zilog и овеянный легендами исследовательский центр Пало-Альто (Palo Alto Research Center, PARC) компании-гиганта Xerox. В Sun Microsystems он поднялся до поста главного технолога, а позже – до руководителя компании Novell. Когда же последняя слилась с компанией Cambridge Technology Partners, Шмидт подал в отставку, благодаря чему у компании Google и появился шанс пригласить его к себе.

На публике склонность Шмидта к родительской опеке часто проскакивает наружу, и это, возможно, задевает Сергея с Ларри. На какой-то из встреч журналисты спросили Ларри Пейджа, что он думает о принятом после террористических актов 11 сентября 2001 года законе под названием «Патриотический акт США» (И.S.А. PATRIOT Act), в котором некоторые склонны усматривать покушение на неприкосновенность частной жизни. Пейдж пустился в рассуждения, подкрепляя свои высказывания теоретическими комментариями, но тут вмешался Шмидт, прервав Ларри на полуслове: «Лучше всего на это ответить, что, раз такой закон принят в нашей стране, мы обязаны ему подчиняться»(3).

(Подробнее о личной конфиденциальности можно почитать в подразделе «Проблема конфиденциальности» главы 9 «Google взрослеет».)

Он как скала, а они – соколята

Рассудительность Шмидта оказалась весьма удачным дополнением к юношескому задору и вечному нетерпеливому стремлению Google-парочки добиться всего и сразу. И все же, невзирая на приземленность и прагматичность своей натуры, Шмидт поощряет других «ставить дерзкие цели»(4). К чести Ларри и Сергея, у них хватило проницательности разглядеть в Шмидте надежного партнера, и заметно, что они многому научились у него.

На ежегодном собрании акционеров компании Google в 2008 году Шмидт торжественно объявил, что Google-ребята повзрослели:

Сегодня они действуют как настоящие корпоративные топ-менеджеры со всем набором соответствующих качеств и опыта.

В этом месте Ларри подал реплику из зала: «Каковыми, к сожалению, не были лет пять тому назад».

Шмидт, как ни в чем не бывало, продолжил:

Теперь у нас все по-другому. В сущности, они в прямом смысле управляют компаниями, которые создали своими руками, и притом, как полагается, владея всеми премудростями, какие рассчитываешь обнаружить в тех, кто вышел из пеленок детского предпринимательства и кого по праву можно назвать зрелыми бизнес-лидерами(5).

Сила влияния

Благодаря опциону на солидный пакет акций Google Шмидт поднялся на 126-ю позицию в рейтинге богатейших людей планеты по версии журнала Forbes. Кроме высшего исполнительного поста в Google Шмидт состоит в правлении Принстонского университета.[3]

По поводу частной жизни Шмидта известно, что они с женой Венди проживают в городе Атертон в Калифорнии. Чета Шмидт увлекается коллекционированием предметов современного искусства и картин современныххудожников, а также руководит семейным фондом, делающим пожертвования в проекты, направленные на экологические цели и поддержание устойчивого экономического развития. Эрик Шмидт имеет лицензию частного пилота и обожает летать, что отчасти объясняет занятный состав авиатранспортного парка Google.

Ближе к концу предвыборной президентской кампании 2008 года Эрик Шмидт окончательно определился со своими предпочтениями, безоговорочно выразив свои симпатии Бараку Обаме, и активно поддерживал его предвыборную кампанию. Несмотря на столь явное благоволение главы компании к одному из кандидатов в президенты, остальные кандидаты тоже сочли своим долгом отметиться в компании Google и пообщаться с ее сотрудниками – и Хиллари Клинтон, и Джон Маккейн.

Вот чем Шмидт объясняет свой личный выбор:

Люди могут восхищаться кем угодно – по тысяче разных причин; что же касается меня лично, то сенатор Обама, теперь уже новоизбранный президент Обама, взял меня за живое, когда заговорил о том, как сделать мир лучше для каждого из нас. Его приоритеты – внимание к среднему классу, улучшение образования, забота о науке: он хочет удвоить бюджет на научные исследования. Все эти важные вещи совершенно игнорировали администрация Буша и противники Обамы(6).

Обама заявил избирателям, что Шмидт войдет в число лидеров бизнеса, которые в случае его избрания будут приглашены к нему в советники, причем имя главы Google значилось под первым номером в списке предполагаемых консультантов на уровне кабинета по вопросам ИТ. Однако Шмидта этот пост не заинтересовал. Уже после выборов Шмидт принял участие в ток-шоу Mad Money («Деньги на всякий случай») на канале CNBC, и у него произошел такой диалог с ведущим Джимом Крамером.

Крамер: Ну хорошо, предположим, что я Обама. Я говорю: «Отлично, Эрик, ты все это правильно говоришь, о'кей, а теперь прошу тебя: уволься из Google и приходи ко мне, будешь у меня самым главным по ИТ». Если бы тебя действительно позвали в администрацию, ты пошел бы?

Шмидт: Мне нравится работать в Google, я счастлив в Google, и потому мой ответ – нет(7).

Может статься, Шмидта останавливало заключенное им джентльменское соглашение, которое обязывало его оставаться в Google на длительный срок.

Активная поддержка Обамы в период предвыборной кампании, а также труды Шмидта на поприще поисков конкурентоспособных альтернативных источников энергии сделали его публичным человеком, он все время на виду. Вот как откликнулась на материал о Шмидте одна читательница газеты Denver Post, Нэнси Литвак-Стронг:

Эрик Шмидт – настоящий гражданин своей страны. Он осознает значение тех общественных функций, которые мы поддерживаем, платя налоги, он ценит возможности преуспеяния, которые дало ему государство, и он счастлив, что может внести посильную лепту, чтобы оно и впредь сохраняло свое величие и свою силу. Мне бы хотелось, чтобы как можно больше людей думали так же, как он(8).

Вопреки такому лестному мнению, Шмидт, по некоторым утверждениям, не чужд жесткости. В Интернете циркулируют всевозможные слухи о его частной жизни, а кое-кто даже разглядел в нем черты зловещего гипнотизера Свенгали (персонаж романа «Трильби» Жоржа дю Морье), которого контроль над миром интересует не меньше, чем благая цель изменить его к лучшему. Что до его жесткости, то – да, он действительно избрал непримиримые позиции в вопросах авторского права и неприкосновенности частной жизни. И пусть на словах он утверждает, что ориентируется на интересы интернет-пользователей, – на самом деле он явно старается добиться для Google наилучших возможностей продавать место под рекламу.

Восхождение, но виртуальное

Интересно, осталось ли в жизни Эрика Шмидта что-то, о чем он мечтает, но чего еще не добился? Оказывается, осталось. «Мне всегда хотелось совершить восхождение на Эверест, – поделился он своей мечтой на встрече с группой специалистов НАСА. – Конечно, одного взгляда на меня достаточно, чтобы убедиться, что это вряд ли когда-нибудь произойдет»(9). И все же Эрик Шмидт покорил величайшую вершину мира, правда, не в реальности, а в виртуальном пространстве, призвав на помощь возможности программы Google Earth. И представьте, обнаружил, что там, на высоте, ужасный холод!

3. Начало

С момента знакомства в 1995 году и вплоть до 1998-го Ларри и Сергей придумывали разные идеи, которые могли бы облегчить поиск нужных страниц в Интернете, и без конца экспериментировали. Ларри заинтересовался вопросом, насколько одни ссылки значимее других и что может дать их анализ. Исследования он проводил на своей домашней странице на сайте Стэнфордского университета. Взяв за основу свою поисковую систему BackRub, Ларри стал совершенствовать поисковый алгоритм, способный анализировать то, как сайты во Всемирной сети ссылаются друг на друга. Вскоре Пейджа с Брином осенили две блестящие идеи. Первая основывалась на усовершенствованном поисковике Ларри, который он переименовал в PageRank, обыграв в названии сходство в написании и звучании его фамилии и слова «страница» (page). Обновленная система поиска позволяла в первом приближении оценить значимость того или иного сайта – критерием служило количество ссылок, через которые на него можно попасть с других сайтов. Вторая идея касалась того, как автоматизировать работу поисковика и избежать влияния человеческого фактора, чтобы поспевать за темпами расширения Сети и сохранять объективность поисковой выдачи. В результате в основу поиска Google лег простой принцип: человеку можно влиять на работу алгоритма и даже изменять ее, но никто не может изменить конкретную поисковую выдачу. (Такое положение сохраняется и по сей день, однако новый продукт Google – Search Wiki – предоставляет пользователю возможность самому решать, какие из найденных результатов лично для него более релевантны, чем другие, – словом, приспособить отображение результатов поиска под свои потребности.)

Успешная разработка более эффективной и удобной системы поиска и отображения результатов подвела Ларри и Сергея к двум новым задачам, не менее масштабным, чем уже решенные. Во-первых, надо было придумать, как собрать в одной базе данных все ресурсы World Wide Web (Всемирной сети), чтобы сделать их доступными для обработки поисковиком PageRank, и во-вторых, где раздобыть компьютерные мощности, необходимые для размещения и обработки этого колоссального объема информации.

И эти двое принялись добывать компьютеры для своего проекта всеми доступными способами, выпрашивая их у знакомых по всему студенческому городку и обивая пороги стэнфордских погрузочно-разгрузочных складов в надежде позаимствовать заказанные кем-нибудь, но не востребованные винчестеры. В результате к 1996 году первая версия Google была установлена на веб-сервере Стэнфорда и стала доступной для внутреннего пользования по адресу www.google.stanford.edu.

Поисковик пришелся по вкусу университетским пользователям, и в результате это детище двух докторантов сделалось непосильным бременем для компьютерной сети Стэнфорда. Они же, со своей стороны, тоже переросли возможности Стэнфорда снабжать их компьютерным оборудованием, которого требовалось все больше, поскольку количество ежедневных запросов буквально зашкаливало. По прошествии года с небольшим Пейдж и Брин были вынуждены увести свой поисковик с серверов Стэнфорда, так как он занимал слишком много места. И в 1997 году они зарегистрировали доменное имя www.google.com.

А между тем потребность в новом оборудовании делалась все острее. Не имея стартового капитала и даже денег на приобретение новых машин, они сами собирали компьютеры из дешевых деталей, которые добывали где только можно. Чтобы решить проблему увеличения дискового пространства для хранения огромных баз данных, они объединяли собранные ими ПК в одну сеть. Так в их распоряжении оказались терабайты дискового пространства, но поскольку их оборудование уже не вмещалось в скромную аудиторию № 360, им пришлось перебазироваться в комнату Ларри в университетском городке. Она и стала их первым компьютерным центром. «На какие только ухищрения не пускался Ларри, чтобы сэкономить», – вспоминает те времена руководитель кафедры компьютерных систем Стэнфорда Чарльз Оргиш(1).

Стремление Ларри и Сергея обойти потребность в мощном сервере по принципу «голь на выдумки хитра» – за счет объединения множества дешевых и не слишком мощных ПК в единую сеть – быстро превратилось в конкурентное преимущество Google. Их собранную на скорую руку систему, как оказалось, гораздо проще ремонтировать и модифицировать. «При поддержке мощных серверов проще и быстрее обрабатывать огромные массивы данных, однако компания Google убедилась на собственном опыте, что собранные в одну сеть ПК делают это гораздо быстрее», – объясняет компания Google в разделе «Корпоративная информация» на своей странице.

Венчурный инвестор и член совета директоров Google Джон Дерр называет применяемый компанией подход к обработке информации «кучевым» – как он объясняет, ребята нагромождают целую кучу компьютеров, соединяют их в единую сеть, и в итоге получается весьма эффективный центр обработки данных. Причем машины соединены таким образом, что поломка одной не выводит из строя всю систему. Она попросту обходит испортившийся компьютер, и процесс обработки запросов не нарушается.

В середине 1998 года Сергей организовал их с Ларри собственный офис, и они приступили к активному поиску потенциальных деловых партнеров в надежде, что кто-нибудь заинтересуется возможностью купить их первоклассную поисковую машину.

Сначала они намеревались продать Google венчурной фирме Kleiner Perkins Caufield & Byers, оценив свое изобретение в миллион долларов, но ничего не получилось. В числе тех, кто отверг их предложение, не разглядев коммерческого потенциала Google, были такие известные компании, как AltaVista, Excite и ныне покойная Infoseek. Впоследствии они, конечно, сто раз пожалели о своем опрометчивом отказе, но тогда проявили непреклонность, что сильно разочаровало Ларри и Сергея. Продать Google на первых порах им не удалось.

Так они столкнулись с, казалось бы, неразрешимой проблемой. В уникальных возможностях своего детища они нисколько не сомневались, но вот беда: в тогдашней компьютерной индустрии, куда они хотели проложить себе путь, мало кто придавал значение интернет-поиску, по большей части его не считали важным инструментом работы в Сети.

Потом они обратились к одному из основателей компании Yahoo! Дейвиду Фило, и тот сразу оценил обширные возможности технологии, которую придумали Ларри с Сергеем, но покупкой ее не заинтересовался, посоветовав построить на основе Google собственный бизнес, иными словами, по примеру самого Фило и его товарища Джерри Янга создать свою компанию. «Вот когда ваша компания встанет на ноги и приобретет импульс к дальнейшему развитию, – заявил им Фило, – тогда и вернемся к этому разговору»(2).

Увы, совсем не этого Ларри и Сергей ожидали от Дейвида Фило, но его совет тем не менее придал им воодушевления. Фило направил их мысли в нужное русло. Сейчас уже не приходится сомневаться, что горькое разочарование от фиаско, которое ребята потерпели, пытаясь продать свое творение, стало величайшим даром судьбы, определившим их дальнейшую жизнь.

«Им бесконечно повезло, что всех потенциальных покупателей, к которым они обращались, на тот момент заботили совсем иные проблемы, – вспоминает Крейг Сильверстайн, университетский товарищ Ларри и Сергея, первым присоединившийся к новорожденной компании Google в качестве наемного работника. – Могло ведь случиться и так, что кто-то заинтересовался бы их технологией и купил ее – и на этом все и кончилось бы».

«Теперь мы, можно сказать, признательны компаниям, отказавшимся тогда купить Google, – продолжает Сильверстайн, ныне технический директор компании. – Венчурные инвесторы тогда изо всех сил запугивали нас байками о том, что процентов восемьдесят всех начинающих компаний терпят крах, на что Ларри резонно возражал, что большинство из них – рестораны»(3).

И все же, хоть начинать дело в одиночку было страшновато, на помощь ребятам пришла твердая уверенность Ларри в успехе – и вообще его похвальная самонадеянность во всю силу давала о себе знать на самой заре их увлекательного предприятия. Научный консультант Ларри профессор Виноград тогда уже почувствовал, что у его подопечных получился продукт с хорошим коммерческим потенциалом, и был убежден, что им следует покинуть студенческий городок Стэнфорда и открыть собственное дело по всем правилам, как полагается в бизнесе. Но для того чтобы создать настоящую компанию, у Сергея и Ларри пока не было денег. «Даже не представляю, как и где вы раздобудете такие суммы», – сетовал Виноград, а Ларри отвечал: «Вот увидите, мы уж придумаем, как справиться с этим»(4).

По словам Рут Кедар (которая придумала дизайн логотипа Google), когда ребята обратились к ней, она сразу почувствовала в них целеустремленность, четкое видение и оптимистический настрой. «Вообще-то, – говорит Кедар, – я давно заметила, что люди склонны смущаться, когда делятся с кем-то своими великими замыслами: они беспрестанно извиняются за то, что представляется им нескромностью. В них же [имеются в виду Пейдж и Брин] этого не было и в помине. Они ни секунды не сомневались, что у них в руках нечто безусловно ценное»(5).

На домашней странице корпорации Google отмечается, что, хотя поначалу все шло вкривь и вкось, компания приступила к работе еще в конце 1990-х годов. «Естественно, мы развивались, – говорится на веб-странице Google. – Из того, что поначалу было всего лишь университетским исследовательским проектом, выросла настоящая компания, которая предлагает пользователям сервис, пользующийся огромным спросом. Так что 21 сентября 1999 года логотип нашего сайта Google.com избавился от приставки «бета» (поскольку бета-тестирование успешно завершилось)».

Поисковая машина в готовом виде

Еще в 1996 году Ларри осенило, что на основе того, как часто те или иные интернет-страницы во Всемирной сети ссылаются друг на друга, можно провести ранжирование сайтов по их относительной значимости для пользователей. Чем больше ссылок на какой-нибудь сайт, решил Пейдж, тем больше он содержит ценной информации, разве не так? Идея, казалось бы, простая, но реализовать ее на практике, то есть определить количество ссылок в Сети на тот или иной сайт, оказалось делом непростым. Но, сколь ни сложна была эта задача, благодаря своему блестящему уму Пейдж справился с ней и очень скоро завоевал неоспоримое господство в мире интернет-поиска.

Каждый день к Google обращаются до 200 миллионов пользователей со всего мира на более чем сотне языков, включая редкие, вроде курдского, и вымышленные, вроде языка гуманоидов-клингонов из «Звездного пути». И каждый в доли секунды получает ответ на свой запрос. Быстродействие системы Google таково, что в две десятых секунды она обрабатывает пять миллиардов веб-страниц, выдавая список сайтов, которые содержат слова, соответствующие введенным в строку поиска.

К началу ноября 2008 года доля Google в обработке поисковых запросов американских пользователей возросла до 71,7 %, притом что на долю ее ближайшего преследователя, компании Yahoo! приходится всего 17,7 %, а третья в этом рейтинге компания Microsoft со своим поисковиком Live Search, довольствовалась 5,4 %.[4] Помимо этого компания Google играет первые роли на рынке поисковой рекламы с финансовой точки зрения, заработав в 2008 году 76 % всей выручки на этом рынке(6).

Одна из причин небывалого успеха системы Google в том, что пользователям нравятся выдаваемые ею результаты. А кроме того, система Google поистине вездесуща. Она постоянно на глазах у большинства тех, кто пользуется Интернетом. Ее поисковая строка буквально повсюду: от сайта интернет-провайдера America OnLine (AOL) до бесплатного браузера Mozilla Firefox. Кстати, благодаря партнерским отношениям с Google некоммерческая организация Mozilla Foundation в 2007 году заработала 66 миллионов долларов, или 88 % своей совокупной выручки, которая достигла в том году 75 миллионов долларов.

При всех этих грандиозных успехах Сергей и Ларри убеждены, что их Google находится лишь на начальной стадии развития. Поисковая машина будущего, по их мнению, будет интуитивно проще и даже приобретет некоторые черты сверхинтеллекта – наподобие библиотекаря в библиотеке справочной литературы, который знает все, что только можно знать, и знает, как все это найти.

Например, одна из первых инженеров-программистов Google Марисса Майер не считает, что поисковый запрос обязательно должен быть облечен в слова: «А почему я не могу, например, ввести в строку поиска фотографию, изображающую птиц, с тем, чтобы машина определила, что это за вид, или, скажем, фрагмент аудиозаписи, и пусть бы поисковик проанализировал, что это – музыкальная композиция или разговор, – и выдал бы набор релевантных сведений по теме»(7).

«Если кто думает, что будущее интернет-поиска будет сходно с его нынешним состоянием, то это полный бред, – говорит президент корпорации Microsoft Стив Балмер. – И так уже пользовательский интерфейс шесть лет как не меняется – всегда один и тот же скучный набор из десятка ссылок с выделенными цветной заливкой словами. Господи, неужели мы не способны ни на что большее?»(8)

Не изобретать, а превосходить по качеству

Сам по себе интернет-поиск существовал задолго до того, как двое Google-умников задались целью придать более логичный вид его результатам. И пусть заслуга изобретения интернет-поиска принадлежит не им, но они разработали технологию, позволившую качественно усовершенствовать поиск.

Как вспоминает Сьюзен Воджиски, дом которой в свое время послужил инкубатором для Google, в первое время Сергей с Ларри без конца спорили на темы интернет-поиска. «Они считали, что нужна не новая, а улучшенная поисковая машина, – резюмирует она их споры. – С самого начала они четко понимали, что надо создать нечто гораздо лучшее по сравнению с имевшимися на тот момент поисковиками»(9).

Да и в разделе корпоративной информации сайта Google объясняется суть этого подхода: «Если другие разработчики принимали за данность ограничения, которые накладывали на скорость обработки данных поисковые алгоритмы, то компания Google предпочла написать новые алгоритмы, как оказалось, не налагающие никаких ограничений на быстродействие поисковой системы. И по сей день Google работает в направлении повышения быстродействия своей системы поиска».

Задолго до Google газеты, журналы и первые сайты только-только стали появляться на просторах Сети, надеясь хорошенько подзаработать на рекламе в Интернете. Однако особых успехов на этом поприще никто не добился. А сегодня, доказав, что это возможно, компания Google доминирует и в области интернет-рекламы. Она отточила рекламную концепцию, разработанную компанией, сначала называвшейся,[5] а позже переименованной в Overture и проданной компании Yahoo!. Да и во всем прочем – от электронной почты до платформ для мобильных телефонов – повторяется та же история: компания Google приходит с опозданием, зато совершенствует все, что попадает в поле ее зрения.

Существует множество примеров того, как Google, либо позаимствовав, либо приобретя какую-нибудь концепцию, дорабатывает ее и делает более полезной.

– Компания Google создала приложение, позволяющее рассматривать завораживающие изображения земной поверхности, полученные при помощи аэрофотосъемки со спутников, когда купила Keyhole – фирму, которая разработала эту технологию.

– В 2004 году Google приобрела компанию Idealab, которая разработала сервис Picasa для хранения и просмотра цифровых изображений, уже облюбованный блогерами для размещения тематических фотоподборок.

– До того как компания разработала свою программу Google Earth, существовало множество программ, предлагавших виртуальные карты различных районов, но ни одна из них не полюбилась пользователям так, как эта.

Притом что компания Google прославилась этим своим умением блестяще совершенствовать существующие технологии, за десять лет с момента своего основания ею самою запатентовано 113 новых ИТ-идей. Подробнее узнать об этом можно в подразделе «20-процентные проекты» главы 8 «Google-культура».

Ищешь вдохновения – оглянись вокруг

Как рассказывает Ларри Пейдж, источником вдохновения для него служат всевозможные новшества, изобретенные современной наукой. Как-то раз он, беседуя с группой студентов, обратил их внимание на принцип работы малюсенького, не больше мышки, робота, который, выполняя заложенную в нем программу, походя ловко преодолевал препятствия, встречавшиеся на его пути. «Смотрите, какая крутая штучка. Мне такой еще не приходилось видеть.

И между прочим, она раз в десять дешевле прочих роботов такого класса», – говорил студентам Пейдж.

Оказывается, отличительной чертой этого шустрого робота было то, что вместо искусственного интеллекта, который анализировал бы окружающую обстановку на предмет препятствий, с тем чтобы направлять робота в обход, ноги этого малыша снабдили пружинками. Так что, не занимаясь расчетом и поиском удобной дороги, он просто перепрыгивал все, что встречалось на пути. Этой идее можно найти применение где угодно.

«На основе этой идеи можно сделать много полезного, – заметил Ларри. – Если вы набредете на что-либо подобное [одну из плодотворных идей] и на ее основе создадите свою компанию, коммерческий проект или, скажем, изобретете что-то, это только улучшит ваше положение в бизнесе; это великолепная возможность для бизнес-старта»(10).

Как работает поиск?

Система Google – совершенно потрясающая штука. Она повысила мой коэффициент умственного развития пунктов на двадцать, не меньше. Теперь я могу в мгновение ока отыскать нужную мне ссылку или цитату или за секунду выяснить, с каким человеком в данный момент общаешься и чем он известен. Вещь крайне полезная для тех, кому приходится иметь дело со множеством людей, – помогает не путаться в деталях.

Уэс Бойд, президент организации MoveOn.org(11)

Однажды компания Google заявила, что секрет потрясающей эффективности ее поисковика кроется в использовании обычных серых голубей, что на поверку оказалось очередной первоапрельской шуткой.

Подсчитано, что на протяжении 2007 года система Google обрабатывала за месяц 37 миллиардов запросов, тогда как Yahoo! – 8,5 миллиарда запросов, а Microsoft – 2,2 миллиарда. Сегодня абсолютное большинство людей для поиска информации обращается к Интернету, и зачастую по многу раз на дню. Тем не менее мало кто представляет себе, как работает поисковая машина.

В упрощенной форме алгоритм ее работы выглядит примерно так.

Шаг 1. Вводим слово или набор слов в строку поиска, и машина отыскивает их в созданной ею базе данных, устанавливая связь с ними. С самого начала Ларри и Сергей ставили цель сохранить в своей базе данных все странички Всемирной паутины. Компания и по сей день добивается этого, а также охватывает и множество других источников информации.

Шаг 2. Машина приступает к поиску, при этом поисковый движок использует три своих ключевых элемента. Вот они.

1. Так называемый «ползун» (crawl), который на самом деле никуда не ползет. Вместо того он рассылает на тысячи веб-страниц поисковый запрос по ключевым словам. Обычно его называют «пауком», потому что он постоянно сидит во Всемирной паутине.[6]

2. Индекс – огромная база данных, где хранятся и отыскиваются все слова.

3. Система обработки запросов, которая выдает пользователю их результаты.

Понятно, что приведенная грубая схема не объясняет, как именно работает уникальная поисковая технология Google. Это – ревностно охраняемая компанией профессиональная тайна. Правда, Ларри Пейдж, автор оригинальной идеи, все же дает нам кое-какие ключи для понимания сути.

Вскоре после того, как он обосновался в Стэнфорде, Ларри начал регулярно консультироваться по поводу своей докторской диссертации с научным руководителем Терри Виноградом, обсуждая направление исследований. «Мы остановились на изучении того, как действует система ссылок в Сети, – рассказывает Пейдж. – Задачу мы видели в том, чтобы собрать все ссылки и проанализировать их, а потом уже решать, нельзя ли найти этому какое-нибудь применение. В результате мы набрели на способ ранжировать вебстраницы по степени важности, отталкиваясь от количества ссылок на них, присутствующих на других страницах. И тогда поняли, что на основе этого принципа можно создать более эффективную систему поиска. Взяли и сделали это»(12).

На страничке Google можно найти более подробное объяснение:

Вместо того чтобы полагаться на помощь группы редакторов или на то, как часто слово появляется на вебстранице, Google ранжирует каждую веб-страниу с помощью PageRank… Революционная технология PageRank оценивает все сайты, связанные с данной веб-страницей, и присуждает им важность, частично основанную на сайтах, которые указывают на них. Посредством анализа всего содержания веб-страницы система Google способна определить, за какие сайты те, кто более всего интересовался данной информацией, «проголосовали» как за наиболее ценные источники, предлагающие эту информацию(13).

Как уже говорилось, программу, которая делает поисковую систему Google уникальной по сравнению со всеми остальными, Ларри назвал своим именем. Идея, лежащая в ее основе, аналогична той, которая действует в академических исследованиях. Суть в том, что значимость научной публикации определяется тем, сколько раз на нее ссылаются солидные академические издания. Чем чаще коллеги ссылаются в своих работах на данную публикацию, тем больше значимости и релевантности она приобретает.

А на корпоративной странице Google объяснено, каким образом этот процесс усложняется:

PageRank полагается на демократическую природу Сети, используя систему ссылок как индикатор ценности отдельной страницы. Вместо того чтобы подсчитывать прямые ссылки, PageRank рассматривает ссылку со страницы А на страницу Б как голос в пользу страницы Б от страницы А. Затем по количеству полученных голосов PageRank определяет значимость данной страницы. PageRank оценивает также важность каждой страницы, принимающей участие в голосовании. При получении голосов от страниц с большей значимостью ссылка становится более ценной. Поисковая система Google, как и другие системы, также анализирует содержание страницы, на которой расположена та или иная ссылка. Поисковый движок Google анализирует не только все содержание страницы <…> но и содержание соседних веб-страниц, чтобы убедиться в том, что полученные результаты наиболее точно соответствуют запросу пользователя(14).

Но и это всего лишь часть протокола. Как ни трудно это себе представить, но PageRank для объективной оценки значимости веб-страниц учитывает более 500 миллионов переменных и три миллиарда терминов и тем не менее умудряется выдать результат в доли секунды. И все же поисковый алгоритм в значительной степени упрощен.

Как отмечает профессор Стэнфордского университета и один из первых инвесторов в Google Раджив Мотвани, «как вы, между прочим, могли бы заметить, поисковая машина, в сущности, делает почти то же, что скромный библиотекарь, только более сознательно! В то же время автоматизированные программы поиска помогают нам угнаться за экспоненциально возрастающим объемом информации»(15).

Платформа властвует

В мире компьютеров и Интернета английское слово platform (платформа) многозначно. Иногда речь идет о физической платформе, то есть совокупности оборудования, иногда – о программном обеспечении, иногда – обо всем вместе, а иногда оно означает и сам Интернет или конкретную вебстраницу, а то и поисковик. В общем, это слово может касаться любого из вышеназванных элементов.

«Платформа – по сути, игровое поле», – объясняет чикагский эксперт в области компьютерных технологий Джон Макдугалл:

Большие платформы, как правило, предназначены для целой отрасли, и все игроки обязаны действовать в рамках согласованного набора технологических стандартов, которые разрабатываются различными организациями по стандартизации; они же и следят за их соблюдением[7]. Что касается Интернета, здесь технологические стандарты разрабатывает и внедряет Консорциум Всемирной паутины (World Wide Web Consortium, W3C). Платформы поменьше тоже своего рода игровые поля, но более узкоспецифические по масштабам и сфере применения. Вы спросите, кто устанавливает стандарты для них? Игровое поле само определяет, кто может действовать на нем или экспериментировать с платформой(16).

Платформа представляет собой инструментальный комплекс наподобие инфраструктуры. Это каркас, на котором строится здание экономики, или общества, или корпорации. В области информационных технологий платформа представляет собой совокупность операционной системы и аппаратных средств, на которых она установлена; здесь платформа предназначена для исполнения прикладных программ определенного класса.

Платформы Google, YouTube, Facebook, Flickr, а также подобные им обладают властью задавать правила игры, позволяющие придать ей специфику и значимый признаваемый авторитет. Эта власть осуществляется через следующие полномочия:

– полномочия устанавливать правила или рамки поведения;

– полномочия хранить и использовать созданный пользователями контент;

– полномочия продвигать и отображать, а также акцентировать предпочтительный для данной платформы контент;

– полномочия задавать доступные для пользователей способы взаимодействия.

Соглашаясь в целом с такой трактовкой, профессор Джоэл Уэст, преподающий программирование в Университете штата Калифорния в Сан-Хосе, отмечает при этом, что операторам платформ помимо имеющихся у них полномочий требуются также провайдеры сторонних продуктов и сервисов, которые позволяют создать своего рода экосистему, обеспечивающую функционирование платформы. Сторонние компании, образующие такую экосистему, зачастую являются конкурентами. Например, операционная система Android, созданная компанией Google для мобильных телефонов, конкурирует с аналогичной системой iPhone, разработанной Apple. Однако это не мешает данным компаниям сотрудничать по другим проектам, если они сулят взаимную выгоду. Эксперты в ИТ-области придумали для этого инструмента выживания компаний-конкурентов название «кооренция» (coopetition), сложив два понятия: «кооперация» (cooperation) и «конкуренция» (competition).[8]

Считается, что компьютерная сеть Google – самая обширная и мощная из всех ныне существующих как с точки зрения аппаратных средств, так и с точки зрения объема баз данных.

«Если целиком распечатать наш индекс, то получится кипа бумаги высотой в 113 км. Вот сколько у нас проиндексировано, – говорит Пейдж. – Наша система насчитывает шесть тысяч машин, так что у нас вдоволь ресурсов. Наших мощностей хватило бы на сохранение сотни копий всей Паутины. Так что у нас образовалось довольно занятное сочетание большого количества разнообразных вещей – множества вычислительных ресурсов и огромных массивов информации, которая прежде была недоступна»(17).

Компания Google постоянно предпринимает усилия по максимизации мощности своей платформы всеми доступными способами. Именно поэтому она взялась осваивать такое направление, как технологии мобильной телефонии. Так сложилось, что доминирующей платформой для доступа в Интернет во всем мире являются персональные компьютеры. В последнее время все больше людей для выхода в Интернет предпочитают пользоваться мобильными телефонами, что постепенно умаляет значение обычных персоналок как основного источника доступа в Сеть. В мире существует уже огромное разнообразие сотовых телефонов с поддержкой мобильного доступа в Интернет, и беспроводные сети расширяются не по дням, а по часам.

Открытая платформа

При том что компания Google громко ратует за открытость платформ, когда дело касается ее собственных, она предпочитает не раскрывать деталей, храня их в строжайшем секрете.

На конференции Web 2.0 в 2008 году вице-президент Google по инженерным разработкам Вик Гундотра так прямо и заявил, что, когда провайдер единолично осуществляет контроль над своей платформой, это по определению замедляет внедрение инноваций. Этими словами Гундотра в завуалированной форме попенял своему бывшему работодателю, корпорации Microsoft. Присутствовавший на форуме представитель Microsoft Дейвид Тредуэлл не остался в долгу, спросив, почему бы Google не ознакомить компьютерное сообщество со своей ключевой технологией, с деталями поисковой системы, со своими рекламными системами. Гундотра тотчас же заявил, что в данном случае отказ Google следует расценивать не как подтверждение приверженности идее полного контроля, а как желание сбалансировать собственные бизнес-интересы с интересами сообщества в целом(18).

А уже упоминавшийся профессор Джоэл Уэст из Университета штата Калифорния в Сан-Хосе отмечает в связи с этим, что понятие открытость все больше воспринимается как расхожий маркетинговый термин и на самом деле намеки компании Google, что у нее открытая платформа, звучат лицемерно: «Любая платформа в определенной степени открыта, так же как и в определенной степени закрыта. Для компании это необходимое условие сохранения бизнеса. Вполне возможно, что Google в этом плане более открыта, чем большинство компаний». Однако Уэст утверждает, что лишь немногие из продуктов Google можно считать полностью открытыми: «ОС Android к числу таковых не относится, назвать ее открытой было бы неверно. Доступ к ее коду открыт лишь для ограниченного круга избранных». Точно так же закрытой можно с полным основанием назвать программу Google Books,[9] поскольку другие интернет-провайдеры не могут пользоваться книгами из этой виртуальной библиотеки.[10] О какой открытости можно говорить, если даже читатели имеют к ним ограниченный доступ, который регулирует сама компания?(19)

4. Под другим названием?

Что еще неизменно придает Google привлекательности, так это ее причудливое имечко. Когда тебя просят «нагугли это слово», звучит забавно, правда? Это слово отлично запоминается и как-то по-особенному заразительно. Оно органично преобразуется в глагольные формы, к тому же сразу понятно, о чем речь. В этом смысле Google куда более продуктивен для словообразования, чем, например, названия Yahoo! или MSN, и фразы вроде «яху это», «эмэсэн это» или просто «найди это в Интернете» не идут ни в какое сравнение с понятным и емким «нагугли». И вообще Google относится к тому разряду слов, которые по самой своей природе забавны: чуть ли не сто лет назад был даже персонаж комиксов с таким именем – Барни Гугл, весьма популярный, про него еще сложили смешную песенку, году в 1923-м ставшую настоящим хитом. Всем очень нравился припев: «Barney Google, with the Goo-Goo-Google Eyes» («Барни Гугл с гу-гу-гугловатыми глазами»).

Счастливая ошибка

Именно Ларри и Сергей выбрали в качестве названия для своей компании математический термин googol, обозначающий число с сотней нулей. Честь изобретения этого словечка принадлежит Милтону Сиротте, девятилетнему племяннику американского математика Эдварда Каснера.

Он впервые употребил новый термин в книге «Математика и воображение», написанной им в соавторстве с Джеймсом Ньюманом, и с легкой руки Каснера словечко «гугол» приобрело популярность. Что до юных отцов-основателей новой компании, то, по их мнению, это слово как нельзя лучше отражало их амбициозный замысел сделать общедоступной всю информацию, какая только существует в мире.

По счастью, кто-то ошибся в написании слова googol, и получилось неправильное с точки зрения орфографии, но такое славное Google. Эта ошибка оказалась очень кстати, так как впоследствии выяснилось, что слово googol в качестве названия сайта все равно не зарегистрировали бы.

Из существительных– в глаголы

С самого начала основателей Google терзало беспокойство, что они утратят контроль над именем своей компании. Они даже сочли нужным вставить соответствующее предупреждение в проспект эмиссии, в котором написали: «Не исключен риск, что слово google сделается общеупотребительным в виде синонима к слову «поиск». Если это произойдет, мы утратим право на защиту торговой марки Google, в результате чего посторонние лица получат возможность использовать это слово в названии своих собственных продуктов, тем самым подрывая силу нашего бренда».

И это действительно произошло. Как ни странно, первым зафиксированным свидетельством употребления существительного google в качестве глагола является давнее электронное послание самого Пейджа, разосланное им друзьям и однокашникам по Стэнфорду. В нем Ларри призывал их «Keep googling» – «продолжать гуглить». С этого момента существительное Google с поразительной быстротой стало трансформироваться в глагол; каждый, залезая в Интернет, принимался с помощью нового поисковика искать упоминания о своих знакомых или о самом себе – словом, гуглить.

В качестве глагола слово google в 2006 году было включено в авторитетный словарь Oxford English Dictionary, что, естественно, не стало в компании поводом для веселья. Как и следовало ожидать, руководство Google дружно вознегодовало, громко протестуя, что из-за этого возникает опасность размывания бренда и прочих неприятных последствий.

С этим именем можно поиграть

Один интернетовский остряк в шутку предположил, что слово Google – ловкая игра словами, за которой скрывается настоящее имя компании, означающее «Go ogle» – «Ну-ка, вожделей». На самом деле это очень близко к истине. Всем нравится играть с этим чудным именем. В результате название популярного поисковика породило множество производных слов.

Пока гиганты Google, Microsoft и Yahoo! грызутся по поводу невозможно запутанной совместной сделки, по Паутине пошла гулять байка, что в скором времени появится новая компания Microhoogle.

А в британских СМИ не так давно появились заголовки, утверждающие, что население страны страдает от новой болезни под названием дискомгугляция (discomgooglation), что означает стресс, причем с четко выраженными симптомами, который возникает от невозможности по каким-либо причинам получить доступ в Интернет. А вот перечень уже устоявшихся гуглизмов:

– Googly (гуглевое) – термин, используемый в обиходе сотрудников компании и характеризующий нечто, что сочетается с культурой Google;

– Googleplex (Гуглплекс) – штаб-квартира компании в Маунтин-Вью;

– Googlers (гуглеры) – сотрудники компании;

– Googlian (гуглевский) – что-либо, выведенное на основе концепции Google;

– Googlicious (гуглическое) – нечто первоклассное в духе Google.

И думается, что в ближайшем будущем этот перечень пополнится множеством новых гуглических словоформ.

Логотип Google

Логотип компании – само слово Google, начертанное разноцветными буквами и словно парящее посреди свободного белоснежного пространства домашней страницы; он значительно усиливает позитивный образ системы Google, всем своим видом показывая, как она доступна и дружелюбна.

Внешне схожий с буквами азбуки на детских кубиках, логотип Google с поразительной быстротой сделался самым узнаваемым корпоративным символом. Он давно уже пребывает на том же уровне всеобщей известности, что и галочка-росчерк Nike, разноцветный павлиний хвост NBC и красно-белая, стилизованная под рукописную надпись Coca-Cola.

Пейдж и Брин перебрали множество идей, пока придумывали для своей компании логотип. Им хотелось, чтобы в нем воплотились черточки нарождающейся культуры Google. И тогда они обратились к Рут Кедар, которая в качестве старшего преподавателя читала в Стэнфорде курс дизайна, чтобы она дала им несколько идей оформления. «Я и представить себе не могла в те дни, что компания Google получит такое повсеместное распространение, какое мы наблюдаем сейчас, или что успех ее будет такого небывалого размаха», – вспоминает Рут Кедар(1).

На Рут Кедар, которая родилась в Бразилии, а выросла и получила образование в Израиле, большое впечатление произвело то, что эти молодые основатели начинающей компании с далеко не ясным будущим настояли на оплате ее труда по проектированию логотипа. Единственное, о чем она сожалеет, – это о том, что не попросила у них в качестве платы акции Google.

Нынешний облик логотипа Google простотой и незамысловатостью напоминает беглый набросок, как будто сделанный походя, легко и непринужденно. На самом деле в процессе разработки он претерпел множество трансформаций. Первый эскиз Кедар делала на основе созданного Сергеем образа, в котором тот при помощи бесплатной компьютерной дизайнерской программы попытался выразить свое видение: «Когда человек в первый раз видит логотип, необязательно, чтобы он сразу постиг всю глубину замысла, все соображения, которые стоят за каждым отдельным дизайнерским решением. Гораздо интереснее, когда он всякий раз открывает для себя какие-нибудь новые особенности»(2).

Кедар поясняет еще, что само начертание букв и цветовое решение логотипа несут смысловую нагрузку: они призваны убедить пользователей, что сетевой поиск с Google штука простая, действенная и занимательная. Часто говорят, что такой логотип, как у Google, мог бы нарисовать и ребенок, но Рут нисколько не обижается. По ее мнению, это замечание как раз и говорит о том, что дизайн достиг своей цели. «Очень занятно, когда включаешь компьютер и на глаза сразу попадается тобою же созданный логотип, – говорит она. – И в то же время ощущаешь гордость. Когда произносишь слово google, люди тут же представляют себе этот разноцветный логотип»(3).

И еще Рут Кедар говорит, что ее ни секунды не волнует, что ее творение то и дело претерпевает метаморфозы, когда к нему добавляются новые элементы – дудли (doodle), которые рисует Денис Хванг. «Они очень славно обыгрывают идею логотипа», – добавляет она.

Что такое Google doodle?

По данным опроса 2008 года, 75 % британцев не могут жить без Интернета, а 50 % заявили, что для них Интернет важнее религии(4). Даже ее величество королева Англии и та сделалась юзером и интернет-серфером, так что нет ничего удивительного в том, что она пожелала нанести визит в офис Google, расположенный как раз неподалеку от Букингемского дворца. В день высочайшего визита британские пользователи Google обнаружили на сайте компании специальный логотип, изображающий приветливое лицо королевы.

Кстати, именно в Великобритании компания Google провела первый общенациональный конкурс Doodle 4 Google на тему «Моя Британия». Победительницей оказалась 13-летняя Катерина Чиснелл из Троубриджа. Ее дудль поместили на британском национальном сайте Google; правда, в тот день, когда лондонский офис Google почтила своим визитом королева Елизавета II, его временно убрали. На дудле Катерины изображается британский флаг «Юнион Джек» и пять чудес, в том числе Шекспир и замок из тех, какими славится Британия. Сама победительница заслужила поездку в Калифорнию в Гуглплекс и возможность поработать вместе с Хвангом.

С определенных пор видоизменять буковки логотипа по случаю какого-нибудь события стало традицией Google. Впервые идею оживить логотип какими-нибудь приколами – дудлями – по случаю праздников и прочих знаменательных событий предложила Сьюзен Воджиски. Первый придуманный ею дудль изображал пришельца, приземляющегося на Google. Сегодня дудли – неотъемлемая часть логотипа Google. Хванг рисует специальные дудль-логотипы ко Дню святого Валентина, к Рождеству, а иногда просто так, в виде сюрприза для пользователей. Однажды по случаю Хэллоуина он изобразил мрачный темный Google, в котором одна из букв «О» представляла собой фонарь из тыквы с прорезями в виде глаз и рта, откуда лился зловещий желтый свет, а буква «L» изображалась в виде чадящей свечи. На период Олимпийских игр 2008 года в Китае вторая «О» изображалась в виде фигурки какого-нибудь спортсмена – то бегуна, то велосипедиста, то прыгуна в воду. Последнее было весьма кстати, так как Сергей Брин приобщился к этому виду спорта.

Google Zeitgeist

У писателей прошлого были абсент, виски и героин. У меня же есть Google. Я захожу на сайт, рассчитывая провести там минут пять, а потом вдруг оказывается, что прошло уже семь часов, я написал всего 43 слова, зато могу похвастаться, что знаю названия всех серий «Няни и профессора».

Майкл Чабон, писатель, «Удивительные приключения Кавалера и Клея»[11]

Когда появилась очередная карикатура, где Драббл поздравляет своего босса с тем, что он первый человек в истории, который умудрился провалить тест Тьюринга, пользователи бросились искать сведения о нем, и слова «тест Тьюринга» (компьютерный тест для распознавания, кем является пользователь системы – человеком или компьютером) немедленно вышли на первое место по количеству поисковых запросов в Google. С одной стороны, этот феномен свидетельствовал о популярности героя карикатур Драббла, с другой – дал общее представление о том, чем дышат читатели газет.

И теперь перед нами одно из самых удивительных и полезных побочных следствий первосортной поисковой машины. Оказывается, Google позволяет определить, чем в каждый отдельный момент времени интересуется, а возможно, и собирается заняться огромная масса людей. Причем на поверку это оказываются потрясающе точные результаты, ведь анонимность Интернета побуждает пользователей к откровенности. Никогда еще до появления поисковика Google в истории не существовало столь точного, научно обоснованного инструмента для определения того, чем живут и о чем думают современники здесь и сейчас.

Google отражает истинный дух времени, то, что по-немецки называется Zeitgeist.

Сервис Google Zeitgeist суммирует и анализирует поток поисковых запросов, поступающих на сайт поисковой системы Google, и составляет соответствующие рейтинги по частоте/популярности запросов. Представленный в 2007 году сервис Google Hot Trends более оперативен, он определяет сто самых популярных объектов поиска в Google на каждый момент времени. Составляются также ежемесячный и ежегодный рейтинги.

Временами наш Zeitgeist выглядит довольно убого: пользователи более всего интересуются всякой ерундой вроде подробностей из жизни знаменитостей, сплетен о них или, например, тем, «кто такой Бакетхед?[12]». Мониторинг явственно показывает, что большинство пользователей молоды – это видно по популярности запросов, касающихся певицы Бритни Спирс и звезды популярного молодежного «Классного мюзикла» Ванессы Хадженс.

Но даже при таком не особенно богатом круге интересов всегда находятся те, кого интересуют практические вопросы, например, некоторые разыскивают руководство по вязанию крючком, кто-то желает узнать, как завоевать симпатии противоположного пола или просто уточнить, когда будет переход на летнее/зимнее время. Как это ни удивительно, бывают даже запросы о методиках левитации.

В период президентской предвыборной кампании 2008 года абсолютным лидером рейтингов поиска по всему миру стала губернатор Аляски и кандидат в вице-президенты от Республиканской партии Сара Пейлин. Вторым по популярности был запрос об Олимпийских играх в Пекине, а кандидат от демократов Барак Обама занял шестое место.

Несмотря на то что тематике поисковых запросов по большей части присущи поверхностность и мимолетность, писатель и журналист Джон Баттелл называет Zeitgeist базой данных о намерениях, замечательным артефактом наших дней. Как провозглашает на своем сайте сама компания Google, «то, что вы здесь видите, – мгновенный кумулятивный срез вопросов, заданных пользователями за определенный промежуток времени на доменах своей страны и на Google.com, что, вероятно, проливает свет на жизнь и устремления современного общества. Каждый, кто зарегистрируется на Google.com, может сам посмотреть, что более всего волнует людей почти во всем мире».

Знакомство с Zeitgeist подводит к выводу, что система Google не задает моду, не формирует вкусы; она скорее отображает (обобщает) их. Чутко реагируя на наши поисковые запросы и переводя их в плоскость релевантных поисковых результатов, система Google способна поведать нам правду о нас самих и о том, для чего мы используем Интернет, – иногда нелепую, иногда грустную, а подчас и откровенно шокирующую.

Компания Google регулярно проводит конференции Google Zeitgeist, куда приглашает тех, кого считает интеллектуальными лидерами, чтобы они могли поделиться взглядами и поразмышлять над тем, что составляет дух нашего времени. На двух из подобных форумов – на том, что проводился в Европе в 2006 году, и на том, что проходил в Сан-Франциско в 2007-м, – основным докладчиком выступал славящийся склонностью к полемике лидер Консервативной партии Великобритании Дейвид Кэмерон. Он говорил о революции, которую совершил Интернет, и о роли в ней Google, называя это следующей ступенькой развития общества, которое проходило через феодализм, затем централизованную государственную бюрократию, на смену которой пришел этап колоссального индивидуального влияния и контроля. Борьбу между лидерами ИТ-отрасли и государством за право определять суть и прокладывать курс этой революции надо только приветствовать, считает Кэмерон. В подтверждение он привел слова, сказанные двести лет назад публицистом эпохи Просвещения Эдмундом Берком: «Через взаимную борьбу противоположных сил в природе и обществе возникает всеобщая гармония»(5).

И все же, несмотря на откровения компании Google, дух времени все еще окутан непостижимой мистической тайной, и даже те, кто наделен мощным творческим потенциалом, не могут определить, откуда эта мистика проистекает. Недаром Бернард Шоу заметил однажды: «То, что я говорю сегодня, завтра будут говорить все, даже не вспоминая, кто им это внушил. И люди, конечно, вправе так делать, потому что я тоже никогда не помню, кто мне что внушил: это дух времени».

5. Так родилась компания

Сергей говорит, что в успехе их компании на первых порах огромную роль сыграла удача: «Мы стали прибыльными как раз в те времена, когда на рынке акций интернет-компаний наблюдалось падение. Начни мы на полгода позже, это, скорее всего, была бы уже совсем другая история»(1).

Раджив Мотвани, профессор Стэнфордского университета, который был научным консультантом студентов-последипломников Ларри и Сергея,[13] вспоминает, как у них все начиналось. В те времена Всемирная паутина, поясняет он, как раз уверенно вступала в свои права:

Сергей Брин и Ларри Пейдж уже почти исчерпали возможности поисковой машины на университетском сервере Стэнфорда. Эти юнцы, им было тогда едва за двадцать, без конца осаждали меня требованиями – мол, нам нужно больше дискового пространства, чтобы индексировать Всемирную паутину, а ее ресурсы все разрастаются, и без дополнительных мощностей нам никак не обойтись. <…> И всякий раз я соглашался и выделял им денег, а они шли и покупали очередные жесткие диски. В один прекрасный день они заявились ко мне с известием, что собираются основать собственную компанию. Им все говорили:

«Вы с ума сошли? И без того уже есть 37 чуть ли не одинаковых поисковых машин, куда же еще одну? Интересно, как вы с этим справитесь? Как собираетесь добывать деньги и как будете строить эту свою компанию?» А они отвечали: «Вот увидите, у нас все получится». Они хорошенько поднапряглись, и у них все получилось.

А потом Мотвани узнал, что те двое таки создали глобальную компанию: «Ну прямо чудеса, чувствуешь, как сам становишься таким маленьким винтиком истории и что благодаря твоему скромному вкладу она продвигается еще на шажок вперед. Сейчас я буквально подсел на начинающие компании»(2).

Yahoo! прокладывает курс

В судьбах Yahoo! и Google просматривается множество параллелей, что делает их сходство почти сверхъестественным. В свое время два докторанта Стэнфордского университета готовились к защите диссертаций на ученую степень и, когда им прискучило это нудное занятие, принялись изобретать способ победить в фантазийной баскетбольной лиге, используя возможности Интернета. Это-то и натолкнуло их на идею создания новой поисковой машины Yahoo!. Джерри Янг и Дейвид Фило – так звали молодых людей – все-таки добились победы в лиге, в чем им помог анализ статистических данных, собранных их самодельной поисковой программой. И тогда их осенило, что они создали нечто, на чем можно зарабатывать деньги. Разрабатывая свою идею, они от души веселились и старались придать своему новому бизнесу некоторую эксцентричность. Так, придумывая название для своей поисковой системы, они решили воспользоваться аббревиатурой YA, «yet another», что означает «и еще один», почерпнув ее из интернетовского жаргона. А потом, добавив еще три слова, сконструировали своему детищу название Yet Another Hierarchical Officious Oracle! – «И еще один иерархический дружелюбный прорицатель», а сокращенно получилось задорное Yahoo! (на русский язык можно вольно перевести как «Ух ты!»). Так родилась интернет-компания Yahoo!.

– Главное, для чего предназначалась система Yahoo! – это служить местом, где университетские приятели Янга и Фило могли бы размещать свои самые любимые сайты.

– Система использовала «поиск с учетом содержания».

– Деньги компания Yahoo! зарабатывала на рекламе.

– Через некоторое время ее юные основатели, а им в те поры было всего по двадцать с хвостиком, привлекли «взрослого» бизнесмена Тима Кугла, возложив на него задачу управлять компанией и развивать ее бизнес. Стоит ли говорить, что Кугл был выпускником Стэнфорда?

– В начале жизненного пути компания пережила стадию гиперроста и оглушительного успеха, когда в ходе первичного размещения акций на фондовом рынке достигла многомиллиардной рыночной капитализации.


«Дело в том, – рассказывал Янг, – что мы были уникальны. В этом бизнесе мы первыми сумели создать устойчивый, надежный и симпатичный бренд. Если вы согласны со мной, что Интернет – еще одно коммуникационное средство с великими возможностями, и уже заметили, что для каждого такого средства существует бренд, однозначно с ним ассоциирующийся, как, например, CNN, ставший общепризнанным символом кабельного телевидения, тогда согласитесь и с тем, что Yahoo! станет одним из таких знаковых брендов-символов»(3).

Компания Yahoo! была создана на пять лет раньше, чем Google, и во многом их связывают давние и тесные взаимоотношения. Так, основатели Google усиленно предлагали Yahoo! купить разработанную ими технологию электронного поиска, однако вместо согласия заключить сделку удовольствовались лишь рекомендацией, хотя и дельной. Прошло немного времени, и компания Yahoo! стала использовать на своем портале поисковый движок Google (соответствующее соглашение было заключено 26 июня 2000 года), а днем позже за 413 миллионов долларов приобрела ИТ-компанию eGroups, в создании которой активную роль сыграл брат Ларри Карл Пейдж. С тех дней Yahoo! и Google некоторое время следовали общим бизнес-курсом. Компания Google обеспечивала сервис сетевого поиска как для Yahoo! так и еще для нескольких сайтов, что позволило ей взять разбег для мощного старта. Вскоре она настолько укрепила свои позиции, что начала представлять конкурентную угрозу для компании Yahoo! и та в конечном итоге в 2004 году отказалась от услуг Google, разработав собственную технологию поиска.[14]

Как это ни грустно, но после небывало успешного начала компания Yahoo! пала жертвой собственного ужасающего делового просчета.[15] Получив от Microsoft крайне соблазнительное предложение о приобретении компании, владельцы Yahoo! выдвинули контрусловия, чем отпугнули покупателя: компания Microsoft сочла их сильно завышенными и сейчас же отозвала свое предложение. Основатели Google пытались помочь Yahoo! сохранить независимость и по взаимной договоренности запустили рекламу. Однако для Yahoo! помощь Google обернулась и не помощью вовсе, о чем вы узнаете подробнее из параграфа «Google, Microsoft и гражданская война в Интернете» в главе «Доминирующая сила в отрасли?».

Тот самый непременный атрибут – гараж

История становления одной ныне широко известной высокотехнологичной компании, которая начиналась в калифорнийском гараже, для индустрии высоких технологий давно уже сделалась едва ли не клише. Может статься, именно таким и должен быть первый шаг на пути к успеху. Истоки этой своеобразной традиции уходят корнями в далекий 1938 год, когда двое выпускников Стэнфордского университета Билл Хьюлетт и Дейв Паккард заложили основы своей компании в гараже небольшого арендованного ими дома в Пало-Альто. Для Стива Джобса и Стива Возняка первым пристанищем тоже стал гараж в расположенном по соседству с Пало-Альто городке Лос-Альтос: именно там они собрали свой первый компьютер Apple.

Когда Google пришлось передислоцироваться – сначала из аудитории № 360 в университетском корпусе им. Билла Гейтса, а потом и из комнаты Ларри в студенческом городке, – Пейдж и Брин сняли часть дома у Сьюзен Воджиски, сестры подружки Сергея. Она сдала им спальную комнату и в придачу пустующий гараж, настаивая при этом, чтобы они входили в дом через гараж.

«Дом весьма скромных размеров, всего 186 кв. м», – так она охарактеризовала свой дом по адресу: ул. Санта-Маргарита, д. 232, в Менло-Парке(4). Эту свою резиденцию Воджиски прикупила вскоре после получения в 1998 году степени магистра делового администрирования. Цена составляла около 600 тысяч долларов, и ей пришлось сдать в аренду часть дома, чтобы частично покрыть выплаты по ипотеке. Построенный по типу ранчо, этот дом, рассчитанный на четверых (с четырьмя спальнями), уютно разместившийся на обсаженной деревьями улице, оказался очень удобным местом для начинающих бизнесменов Ларри и Сергея, благо там имелись стиральная машина, сушилка и отопление, а также просторный пустой гараж.

Ровно через восемь лет после того, как улица Санта-Маргарита стала первым адресом офиса Google, компания приобрела в собственность этот дом, сделавшийся достопримечательностью. И хотя уплаченная за него цена не разглашается, стоимость этого действительно скромного домишки в 2006 году подбиралась к 1,2 миллиона долларов.

Славная прибыль от сделки с недвижимостью – это лишь часть того, что выгадала Сьюзен, сделавшись арендодателем двух начинающих бизнесменов. Она также в числе первых пришла на работу в молодую компанию и сейчас поднялась до ранга одного из ее топ-менеджеров.

В 1999 году она начинала как первый профессиональный маркетолог Google. Тогда она решала множество разнообразных задач, включая создание индивидуального стиля компании и разработку дизайна первых праздничных версий логотипа. Помимо того, на Сьюзен Воджиски возложили обязанность лицензировать для первых клиентов поиск по Интернету, поиск по сайтам и корпоративный поиск. Она отвечала также за первоначальную разработку поиска картинок в Google, поиска книг и видео. Ныне Сьюзен занимает пост вице-президента по управлению продуктами и руководит рекламными, коммерческими и использующими измерения программами Google, включая AdWords, AdSense и Google Analytics.

Сьюзен не единственная из семейства Воджиски, кто когда-либо работал на Google: здесь же менеджером по технической эксплуатации трудится ее муж Денис Тропер. Ну а когда Сергей Брин женился на ее сестре Анне, она еще и породнилась с Google.

Не прошло и года, как младенец Google перерос гараж, как перед этим перерос и предыдущие свои «колыбельки». Имея штат из восьми сотрудников, компания переместилась в настоящий офис на Юниверсити-авеню в Пало-Альто.

Венчурные инвесторы

Вторя основателю Yahoo! Дейвиду Фило, профессор Стэнфордского университета Дейвид Черитон настоятельно рекомендовал Пейджу с Брином подумать о создании компании. Но он также помог им сделать следующий шаг в этом направлении: познакомил Google-парней со своим другом, крупным инвестором в начинающие компании.

Поздним вечером одного августовского дня 1998 года профессор Черитон направил электронное послание с рассказом об идее Пейджа и Брина основателю Sun Microsystems и одному из самых удачливых венчурных инвесторов Силиконовой долины Энди Бехтольсхайму. Тот сразу же откликнулся и предложил встретиться на следующий день в восемь утра у Черитона: по дороге на работу Энди ежедневно проезжал мимо его дома.

Сам профессор Черитон родом из Канады, где и получил ученую степень по компьютерным наукам. Успешные инвестиции в технологичные компании сделали его миллиардером. Вместе с Энди Бехтольсхаймом он основал компанию Granite Systems, специализировавшуюся на разработке продуктов для гигабитного Ethernet, которую в 1996 году приобрела Cisco Systems. В 2001 году Черитон и Бехтольсхайм выступили основателями начинающей компании Kealia, через три года проданной компании Sun Microsystems.

К моменту встречи с Пейджем и Брином Бехтольсхайм обладал огромным опытом по созданию новых компаний. Помимо совместных инвестиционных проектов с Черитоном он был также одним из основателей Sun Microsystems. В том, что касалось информационных технологий, Интернета и Силиконовой долины, для него не было тайн: он знал все ходы и выходы. Нежась на террасе в утренних лучах солнца, Бехтольсхайм с вниманием ознакомился с демоверсией Google, которую показали Сергей и Ларри. Без долгих раздумий он выписал чек на 100 тысяч долларов для основания компании.

Первое признание своего труда Сергей и Ларри отпраздновали завтраком в кафе Burger King. «Мы подумали, что должны вознаградить себя чем-нибудь по-настоящему вкусным, хотя знали, что это нездоровая еда, – прокомментировал Ларри. – К тому же она стоила недорого, так что мы сочли это сочетание качеств подходящим для того, чтобы отметить первые полученные на наш проект деньги»(5).

Но тут возникла закавыка: Бехтольсхайм выписал чек на имя компании Google Inc., но ведь она пока не существовала. Так что чек пришлось положить в выдвижной ящик стола Ларри, где он пролежал те несколько недель, пока они с Сергеем регистрировали компанию с именем Google. На волне радости от первого успеха они сумели привлечь и других инвесторов из числа родственников, друзей и знакомых. В итоге набралась сумма в миллион долларов.

Второй шаг на пути своей финансовой эволюции компания Google сделала 7 июня 1999 года, и снова события разворачивались в самом сердце Силиконовой долины при непосредственном участии венчурных титанов. В этот день компания получила еще один мощный финансовый импульс – на сей раз от необычного партнерства двух фирм венчурного капитала, Sequoia Capital и Kleiner Perkins Caufield & Byers. Всегдашние заклятые конкуренты, на этот раз они объединили усилия, выступив соинвесторами – настолько особенным сочли они этот проект Google. Представители обеих фирм-инвесторов Джон Дерр и Майкл Мориц вошли в состав совета директоров Google, что стало для нее большим благом, потому что их опыт и знания помогли компании сразу лечь на правильный курс. А кроме того, Джон Дерр помог Ларри и Сергею найти правильного человека на пост генерального директора компании – Эрика Шмидта.

Дерр начинал карьеру в компании Intel, а в 1980 году переключился на венчурное финансирование. Оказалось, что у него есть чутье, которое позволило Дерру в качестве объектов финансирования выбирать компьютерные и интернет-компании, добивавшиеся внушительных успехов. Достаточно назвать такие компании, как Compaq, Symantec, Sun Microsystems, Amazon и Intuit, которым он оказал существенную поддержку на старте.

По словам Джона Дерра, было несколько факторов, которыми его привлекла компания Google. «Сразу было видно, что Google быстро развивается», – говорит он. Ему особенно импонировало то, что, выстраивая свою компанию, Ларри с Сергеем явно стремились поставить дело в духе технического совершенства. Они задумали собрать самую лучшую управленческую команду и с большой ответственностью подошли к отбору кандидатов, перетряхивая кадровый рынок, изобиловавший крепкими профессионалами: «Они видели в этом насущную необходимость». Было и еще, нечто подкупавшее Дерра в этой парочке: «Они были просто помешаны на своих компьютерах, эти два молодых человека, не то что их сверстники, никакие развлечения их не интересовали»(6). Финансовая поддержка таких авторитетных венчурных фирм снова была отпразднована в Burger King.

Всего годом позже компания Google совершила прорыв, когда Ларри и Сергей получили деньги на начинающую компанию от одного своего университетского преподавателя, который тоже по совместительству выступал венчурным инвестором из сообщества Силиконовой долины. В тот год хвалебными статьями по адресу молодой, да ранней поисковой системы Google разразились USA Today и Le Monde. А вскоре к ним присоединился и журнал PC Magazine, включивший Google в рейтинг ста ведущих сайтов и поисковых машин.

Будучи одной из наиболее влиятельных фигур в сообществе Силиконовой долины, Джон Дерр знавал и фиаско. «Джон Дерр мечет большие стрелы в далекие цели, – отзывается о нем Джерри Каплан, один из предпринимателей Силиконовой долины, чьи молодые компании начала 1990-х годов Go Corporation и Onsale.com, в которые, по рекомендации Дерра, вложилась компания Kleiner, оказались пшиками. – По большей части он бьет в молоко, но уж когда поражает цель, то эффект фантастический»(7).

Жизнь показала, что компания Google стоила того, чтобы ради нее отяготить себя инвестиционными рисками. За вложенные в нее 25 миллионов долларов Sequoia Capital и Kleiner Perkins Caufield & Byers получили в 1999 году 20 % акций компании, а к ноябрю 2008-го рыночная капитализация Google достигла почти 108 миллиардов долларов.

Эфемерный бизнес-план

Изначально Google-парни никак не могли собраться, чтобы составить реальный бизнес-план. В 1999 году первые привлеченные венчурные капиталы уже таяли, как снег весной, а они все маялись без четкой стратегии, способной принести гарантированную прибыль. И лишь в начале 2001-го они сподобились-таки разработать концепцию, которая сулила жизнеспособность их бизнесу.

При всей своей антипатии к самой идее рекламы Ларри и Сергей понимали все же, что без нее их бизнес-модель работать не будет. В конечном итоге руководство Google все же пришло к пониманию, что в основе бизнеса Google должны лежать поиск и реклама. Поиск сам по себе изначально представлял собой технологию в чистом виде, а не способ зарабатывать деньги. Однако лицензирование поискового движка для крупных порталов вроде Yahoo! или AOL позволило им коммерциализировать поисковую технологию, так что на ней стало возможным зарабатывать. Вокруг поиска и был выстроен собственный сайт Google, который постепенно трансформировался в портал, предоставляющий пользователям возможность создать и настроить для себя домашнюю страницу, зарегистрировать электронную почту на Gmail и еще множество других полезных онлайновых сервисов. И все же в основу заработка компании легли технологии рекламы, каждый бит которых по сложности и важности сравним с поиском и которые обеспечивают сегодня 99 % доходов Google.

Большинство сегодняшних гуглеров видят в Google такую же медиакомпанию, как, например, журнал, газета или телеканал, только в отличие от них в ее основе лежат информационные технологии. В принципе, в этом есть доля истины, поскольку как содержание для журнала или телепрограмма для телеканала выступают той приманкой, которая привлекает широкую аудиторию, так функция интернет-поиска привлекает к Google миллионы пользователей. А встроенная в основной сервис реклама и газете, и телеканалу, и Google служит источником прибыли. Именно реклама позволила сколотить огромные состояния Теду Тернеру, Майклу Блумбергу и Стиву Форбсу.

И все же чем дальше, тем больше бизнес-план Google делался причудливым, если не сказать хаотическим. Последнее, возможно, было не так уж плохо, во всяком случае глава Intel Энди Гроув только приветствует очевидную хаотичность, утверждая, что это лучший способ скрыть истинные намерения, и если цель бизнес-плана Google в том и состоит, значит, его авторы преуспели.

Странные инвестиции

Google предпринимает множество попыток ответвиться от ключевого бизнеса в такие области, как создание и поддержка беспроводной Wi-Fi-сети для больших городов, поддержка проектов использования возобновляемых энергоресурсов, создания экологически дружелюбных автомобилей и – что самое странное – поддержка биотехнологической компании 23andMe. Ну, еще можно понять стремление компании Google инвестировать средства в технологии, расширяющие ее возможности по продаже места под рекламу; вполне объяснимо и желание поддержать проекты, связанные с более дешевой электроэнергией, коль скоро ее ключевой бизнес во многом зависит от наличия надежных источников энергии. Но как же насчет генетического тестирования, его-то каким боком можно привязать к профильному бизнесу Google?

Вот что говорит по этому поводу Джанет Дрисколл Миллер, президент и генеральный директор фирмы Search Mojo, занимающейся поисковым маркетингом и контекстной рекламой: «Поскольку соучредителем компании 23andMe выступает Анна Воджиски, жена Сергея Брина, это инвестиционное решение скорее дань семейственности, нежели шаг, продиктованный соображениями формирования бизнес-портфеля Google»(8).

Хотя инвестиции компании Google в такие непрофильные для ее бизнеса фирмы, как 23andMe, с точки зрения закона вполне правомерны, рассуждает журналист Том Форемски, освещающий деловые и культурные аспекты жизни Силиконовой долины, они все же вызывают сомнения в этическом плане: «Инвесторы лишены возможности препятствовать Google вкладывать деньги в такого рода бизнес-группы, поскольку их акции обладают минимальным правом голоса. Основатели Google специально позаботились о том, чтобы сохранить за собой право самостоятельно принимать решения, не оглядываясь на пожелания акционеров (совладельцев), введя при первичном размещении два класса акций»(9). Компания Google еще в проспекте эмиссии предупреждала, что намеревается вкладывать много сил и средств в поддержку продуктов с высокими рисками, жизнеспособность которых не гарантирована. Об этом шла речь в беседе ведущего ток-шоу на деловые темы Marketplace на государственной радиостанции США «Национальное общественное радио» Кея Риссдела с Адамом Лашински, редактором журнала Fortune. Вот как они смотрят на такого рода стратегию рисков и провалов.

Адам Лашински: Ну, не будем забывать, что Google основали двое юнцов лет по двадцати с хвостиком, и с первых шагов они намеренно культивировали в своей компании, с одной стороны, инновационностъ, а с другой – хаотичность. Они собирались вести бизнес в этакой вольной манере, чтобы, там, и в волейбол поиграть, и на роликах покататься, и в массажном кабинете в кампусе расслабиться, и пооригинальничать. Что ж, в тот момент все это было обалденно здорово. Однако же никто не сказал, что именно таков надежный метод построения бизнеса. Кей Риссдел: Сдается мне, на самом деле у них получилось нечто вроде такого слишком слабо контролируемого хаоса, и если подумать хорошенько, то становится ясно, что это ни в коем случае не метод управления многомиллиардным бизнесом.

Лашински: Кстати, слабо контролируемый хаос, или, как они называют это, управляемый хаос, как раз и есть то самое, к чему они стремятся. Они специально поощряют этакую дурашливость, баловство, а с другой стороны, им хочется изобрести способы управлять всем этим озорством. Вот это-то они и ставят во главу угла. В принципе, это как раз то самое, к чему стремится каждый из нас. Я имею в виду, когда мы рассуждаем о разумном балансе между личной жизнью и работой. Такого рода равновесия они и добиваются под крышей своей 125-миллиардной компании – такова ее рыночная стоимость на 2006 год.

Риссдел: Ну что же, все это замечательно. У них сложилась особенная культура, когда дозволено делать все что угодно и открывается возможность учиться на собственных ошибках. Вас когда-нибудь увольняли из Google? Я в том смысле, что ни разу не слыхал, чтобы кому-нибудь там указали на дверь.

Лашински: Да вот, кстати, Шерил Сандберг[16] как-то рассказала мне такую историю. Она же один из старших топ-менеджеров Google, вице-президент, и управляет всей автоматизированной рекламной системой. Так вот, как-то она допустила промашку, что обошлось компании в несколько миллионов долларов. А осознав масштабы того, что сотворила, Шерил отправилась в Гуглплекс – там в Маунтин-Вью все по соседству, буквально через улицу – и покаялась соучредителю Ларри Пейджу. Интереснее всего была его реакция. Он сказал: «Н-да, значит, так делать не следовало. Ну что же, в следующий раз будем умнее. Кстати, это здорово, что ты сделала эту ошибку, я очень рад, потому что нам как раз и требуется быть такой компанией, которая желает ошибаться. А если не будем делать ошибок, то не будем и рисковать, а если не будем рисковать, то и не сможем подняться на следующий уровень»(10).

Достойным идеям – достойное применение

Не все затеваемые компанией Google рискованные проекты удачны, зато множество ее благотворительных и филантропических начинаний зачастую способствуют достижению магистральных бизнес-целей компании.

Хорошим примером может послужить конкурс на разработку эффективного бизнес-плана; он проводится среди студентов в экономически отстающих регионах мира.

Например, в 2007 году в рамках всеукраинского конкурса командам конкурсантов (из 2–4 человек) было предложено разработать жизнеспособный бизнес-проект для Интернета. Основная идея заключалась в том, чтобы отыскать способы поддерживать и развивать Интернет и онлайновый бизнес на Украине. Победу присудили бизнес-проекту, который представили на конкурс два студента Института международных отношений, и назывался он «Интерактивный туристический гид по городам Украины».

Аналогичные конкурсы проводятся для стран Африки и еще некоторых регионов. Этим компания Google в определенной мере помогает и себе, ведь в ее кровных интересах привлечь в онлайн как можно больше народу и побудить смелее бороздить волны Всемирной сети при помощи сервисов Google.

Или взять, например, филантропическое подразделение Google.org – оно направляет миллионы долларов в проекты разработки недорогих альтернативных источников энергии, а ведь благополучие самой компании Google во многом зависит от наличия доступных, надежных источников электроэнергии, которые бесперебойно питали бы ее обширное сервисное хозяйство, в огромных количествах поглощающее этот ресурс.

Лицом к лицу с темной материей

Разразившийся в 2008 году экономический кризис ударил и по Google. В особенности встревожила экспертов новость, что компания намеревается на время отказаться от услуг десяти тысяч своих работников. В эту группу риска входят в основном внештатные сотрудники Google. «Не приходится сомневаться, что у нас работает слишком много народу», – высказался по этому поводу Сергей Брин(11).

Реакцию Google на рецессию Эрик Шмидт называет ответом на вызовы темной материи. Тем не менее у Google отличные позиции, позволяющие извлечь выгоду из глобального экономического спада, и вот по каким причинам:

– в тяжелые времена более слабые компании исчезают с бизнес-небосклона, а те, что сильны и живучи, либо поглощают ослабевших собратьев, либо перехватывают их рыночную долю;

– Google располагает огромными финансовыми ресурсами;

– по мнению ряда экспертов, продажи онлайновой рекламы, невзирая на кризис, продолжат расти, хоть и более низкими темпами, чем прогнозировалось. Так, исследовательская компания eMarketer снизила свой прогноз роста интернет-рекламы на 2008 год с 14,5 % до 8,9 %;

– для Google открывается возможность оптимизировать свою линейку продуктов: подкормить сильные и потенциально прибыльные и избавиться от тех, которые не способны существенно повлиять в лучшую сторону на итоговые показатели. С наступлением трудных времен компания Google немедленно объявила об отказе от проекта Lively, виртуального мира с трехмерной графикой, позволявшего создавать аватары и собственные миры, а также от экспериментальной поисковой системы Search Mash.


Располагая стабильным мощным доходом и массой возможностей избавиться от излишеств, отягощающих корпоративную «фигуру», компания Google способна выйти из кризиса окрепшей и более мудрой.

Антипатия к рекламе

В самом начале Пейдж и Брин решили, что на Google не будет рекламы – они вообще не хотели, чтобы их бизнес-план основывался на средствах, полученных от рекламы. В совместной академической статье, написанной еще в стенах Стэнфорда, говорилось, что «поисковым машинам, финансируемым за счет размещения рекламы, изначально свойствен перекос в сторону интересов рекламодателей, а значит, в ущерб интересам пользователей»(12).

Должно было пройти несколько лет, чтобы Пейдж и Брин пересмотрели свое мнение и осознали, что единственный путь превратить свое начинание в прибыльный коммерческий проект – допустить на Google рекламу. Придя к такому выводу, они разработали самый сложный и самый изощренный план размещения рекламы на своем поисковике. Взглянув на рекламу новыми глазами, они оценили ее важность и пользу для клиентов. «Мы рассматривали рекламные объявления как коммерческую информацию, которая способствует реализации нашей ключевой миссии упорядочить и сделать общедоступной всю существующую в мире информацию», – поясняет Омид Кордестани,[17] тогдашний вице-президент Google по глобальным продажам(13).

Однако реклама не должна мешать поиску, считали Пейдж и Брин, и, дабы оставаться честными по отношению к своим пользователям, Google в результатах поиска всегда выделяет рекламные объявления – цветным фоном и пометкой «рекламная ссылка» в верхней строке результатов, а также тем, что все прочие рекламные ссылки вынесены в отдельный столбец справа. Еще на стадии разработки плана использования рекламы Google-парни отвергли идею размещения на поисковике мигающих баннеров и всплывающих ссылок рекламного характера.

За счет простых текстовых рекламных объявлений, неизменно отделенных от поисковых результатов, компания получает практически весь свой доход. В доказательство того, каким неиссякаемым источником заработка служит поисковая реклама, достаточно сказать, что в 2007 году доходы Google составили 16,6 миллиарда долларов, в том числе прибыль – 4,2 миллиарда долларов.

Если оправдаются ожидания экспертов, то в будущем доходы от онлайновой рекламы станут еще больше. Уже сейчас американцы посвящают примерно равную часть своего досуга просмотру телепрограмм и блужданию в Интернете. При этом расходы рекламодателей на размещение рекламы в Интернете составляют лишь незначительную часть рекламных бюджетов. Так, крупнейший в США рекламодатель компания Procter & Gamble при внушительном рекламном бюджете в 5,2 миллиарда долларов на оплату рекламы в Сети расходует менее 2 %, тогда как львиная доля тратится на размещение рекламных роликов на телевидении.

Между тем у крупнейших корпораций имеется масса пока не использованных возможностей шире задействовать Интернет для своей рекламы. Согласно прогнозам совокупные расходы на рекламу в Сети ежегодно будут прирастать на очередные 19,5 % и к 2012 году составят 120 миллиардов долларов. К указанному сроку доля Сети в размещении всей глобальной рекламы достигнет 19 %, тогда как в 2007 году этот показатель не превышал 10 %(14).

Что касается компании Google, то ее рекламные доходы будут увеличиваться как за счет наращивания рекламного бизнеса, то есть органически, так и за счет приобретения (поглощения) других рекламных компаний. Так, в 2007 году компания Google вырвала победу в жестокой конкурентной борьбе за право купить онлайновую сеть DoubleClick, которая оказывает сервисные услуги по размещению рекламы в Сети. При этом компания Google сумела оттеснить таких крупнейших веб-игроков, как Yahoo! Microsoft и рекламно-маркетинговый гигант WPP, которые тоже претендовали на этот лакомый кусок, – по собственным заявлениям компании DoubleClick, в день она производит порядка 12 миллиардов операций по размещению рекламы в Интернете.

Данная покупка, которая обошлась Google в 3,2 миллиарда долларов, всколыхнула деловое сообщество, спровоцировав поток жалоб, что Google приобретает доминантные позиции в рекламной индустрии. Эта массовая обеспокоенность в 2008-м послужила причиной срыва проекта сотрудничества между Google и Yahoo!. (Подробности сделки Yahoo! – Google описаны в подразделе «Борьба за Yahoo!» главы 12 «Доминирующая сила в отрасли?».)

Как бы ни критиковали Google, это не мешает компании активно осваивать новые для нее формы рекламы. Достигнута договоренность о размещении рекламных объявлений в прессе, на радио и в рамках других традиционных медийных каналов. Вопреки былому отвращению к рекламе и заявлениям Google-парней, что их бизнес – только интернет-поиск в чистом виде, даже Эрик Шмидт сегодня признает, что «мы работаем в рекламном бизнесе»(15).

Реклама, которая достигает цели

Когда до меня дошло, что главенствующую роль [в эффективности рекламы] играет релевантность, я пережил момент откровения. Я своими глазами видел, как это срабатывает на Google… в своем роде это был мой прорыв к новому уровню знаний(16).

Пенри Прайс, вице-президент Google по рекламе для Северной Америки[18]

Создать столь эффективную бизнес-модель Сергею и Ларри во многом помогла выдвинутая ими идея, что реклама тем лучше продается, чем больше ее содержание соответствует контексту результатов интернет-поиска, кроме того, в этом случае она приобретает дополнительную экономическую ценность. Рекламодатели отдают предпочтение тем опциям размещения рекламы, которые позволят их рекламе с максимальной вероятностью достигать целевой аудитории. Пользователи же, со своей стороны, с большей охотой кликают по рекламным ссылкам, которые тематически связаны с той информацией, которую они в данный момент ищут в Интернете, вводя ключевые слова в строку поиска.

«Прелесть нашей поисковой модели, на мой взгляд, в том и состоит, что мы знаем, чего вы в данный момент хотите, – объясняет Тим Армстронг,[19] старший вице-президент по продаже рекламы для Северной и Латинской Америки. – Есть шанс, что мы сумеем выдать вам нужную информацию в нужное время, иными словами, предложим правильную рекламу правильному пользователю, что обеспечит желаемый результат, потому что у нас в значительной мере самонаводящаяся форма рекламирования. Таким образом, чтобы успешно рекламировать продукт, компании Google не обязательно выяснять, кто его конечный потребитель»(17).

Компания Google не первая в Силиконовой долине, кто осознал во всей полноте значение релевантности и научился извлекать из нее выгоду. Разрабатывая модель размещения рекламы, компания Google воспользовалась примером поисковой машины GoTo.com, которая изобрела способ повысить релевантность рекламы за счет проведения аукционной продажи платных ссылок. За определенную плату этот поисковик предлагает рекламодателю вывести ссылку на его сайт на верхние позиции списка результатов по запросу, когда какой-нибудь пользователь вводит в строку поиска определенное ключевое слово, тематически связанное с данным сайтом. Компания Google и здесь прибегла к своей излюбленной методе: вместо того чтобы привлекать GoTo в качестве оператора по размещению рекламы, она поручила своим программистам создать на основе данного подхода собственную рекламную систему, приспособленную к собственным потребностям Google.

Впоследствии поисковая машина GoTo была переименована в Overture и в 2003 году продана компании Yahoo!.[20]

Под новым названием этот поисковик стал непримиримым конкурентом компании Google, однако последней удалось переманить к себе такого крупного клиента-рекламодателя, как AOL. Тогда компания Yahoo! подала против Google судебный иск, обвиняя ее в нарушении авторского права. Впрочем, этот спор был урегулирован во внесудебном порядке. (Подробнее этот инцидент описан в подразделе «И тяжбам несть числа» главы 9 «Google взрослеет».)

Два способа рекламы: AdWords и AdSense

У Google программа размещения рекламы делится на два крупных сегмента: система AdWords предназначена тем, кто желает рекламировать свой продукт или услугу, а система AdSense адресована сайтам, желающим зарабатывать на показе рекламных объявлений.

Запущенная в 2000 году система AdWords представляет собой флагман рекламных продуктов компании и первейший источник ее заработков. Этот сервис контекстной поисковой рекламы, основанный на принципе «плата за каждый клик», предлагает размещение текстовой рекламы.

Вначале у Google было заведено брать ежемесячную плату с клиентов-рекламодателей за организацию и управление их рекламными кампаниями. Очень скоро система AdWords кардинально изменила ситуацию, предложив совершенно иные возможности – нечто вроде портала самообслуживания, инструмента для самостоятельного использования по своему усмотрению, что позволило обозначиться в интернет-рекламе мириадам мелких компаний.

AdWords, в сущности, представляет собой сервис второго поколения, позволяющий рекламодателям через аукционные торги, во-первых, приобретать ключевые слова, которые выведут их рекламу в список результатов, выдаваемый Google в ответ на поисковый запрос, а во-вторых, определять, во сколько им обойдется один клик. Механика этого процесса покрыта непроницаемой завесой тайны, правда, одна его деталь весьма импонирует рекламодателям: известно, что Google пользуется разновидностью обратного аукциона Vickrey (разработанного Уильямом Викри) – обобщенным аукционом «со второй ценой», где победитель платит всего на один цент больше, чем предложение, занявшее второе место. Это подстегивает рекламодателей делать высокие ставки, не опасаясь, что они будут наказаны, если чрезмерно задерут свою ставку по сравнению с рыночным уровнем.

Когда пользователь гуглит слово из числа тех, что куплены рекламодателями как ключевые, их рекламные объявления (кстати, называемые в Google креатпивами) появляются вверху списка результатов поиска с пометкой «рекламная ссылка» или отдельно в правой части экрана. Если рекламное объявление побуждает пользователей кликнуть по соответствующей ссылке, рекламодатель платит Google за каждый клик.

Система Google, в которой рекламодатели сами устанавливают цену за размещение рекламы, дает возможность отображать рекламные объявления тогда, когда это наиболее уместно. Но это лишь одна причина, по которой реклама на Google в такой чести у рекламодателей. Немаловажно и то, что рекламное объявление получит топ-листинг лишь в том случае, если его сочтет привлекательным достаточное число веб-серферов. Каждому рекламному объявлению присуждается определенное количество баллов в зависимости от его качества – quality score. Компания Google разработала сложный алгоритм подсчета quality score, где учитываются количество предыдущих кликов по этой рекламе, история аккаунта данного рекламодателя и еще ряд факторов, которые Google считает значимыми. Помимо этого Google использует quality score для установления минимального уровня цены, запрашиваемой рекламодателем при покупке ключевых слов. Эта опция изначально предназначалась для того, чтобы отсеивать рекламные объявления низкого качества, хотя, по имеющимся сведениям, Google планирует отказаться от этого инструмента.

«Мы в прямом смысле покупаем миллионы поисковых запросов», – рассказывает Бетси Лазар, глава рекламной службы четвертого по величине американского корпоративного рекламодателя, компании General Motors. В качестве примеров она приводит такие запросы, как «Chevy Detroit», «Chevy», «fuel-efficient vehicles» («Шеви Детройт», «Шеви», «автомобили с оптимальным расходом топлива»)(18).

Похвально отзывается о рекламе в Google и молодая калифорнийская компания по дизайну и производству чемоданов и аксессуаров для путешествий Heys International, которой удалось построить прибыльный бизнес во многом благодаря веб-рекламе. «Она [компания Google] помогла многим молодым инновационным компаниям вроде нас приобрести известность на мировом уровне, чего бы нам никогда не видать, если бы не такие поисковые машины, как Google», – отмечает основатель Heys Эмран Шейх(19).

А английский садовый дизайнер Эллис Боуи так приспособилась к возможностям рекламы на Google, что, когда какой-нибудь пользователь в радиусе 50 миль от ее офиса вводит в поисковый запрос слова «садовый дизайн», в столбце рекламных ссылок обязательно появляется и ссылка на ее сайт. «Вообще-то я не разбиралась в компьютерах и в таких вещах, как реклама в Сети, – объясняет она. – Но оказалось, что все предельно просто. Можно напечатать сколько угодно вариантов своей рекламы, а система автоматически опробует их и выберет те, которые чаще всего дают лучший результат»(20).

А Тим Армстронг в продолжение темы отмечает: «У нас есть клиенты, которые на ежедневной основе управляют своими индивидуальными рекламными кампаниями, и притом по многу раз на дню, и совершенствуют их тоже по многу раз на дню»(21).

Помимо этого базового рекламного сервиса в развитие концепции рекламных ссылок компания Google ввела новый сервис, благодаря которому на сайтах автоматически отображаются рекламные ссылки, по смыслу связанные с их контентом. Данная технология, названная AdSense, умеет сканировать содержание сайтов и размещать на них объявления, релевантные для аудитории сайта и имеющие непосредственное отношение к его тематике. А владельцы сайтов получают деньги всякий раз, когда пользователь кликает по размещенным на сайте рекламным ссылкам.

Таким образом, владельцы сайтов используют программу AdSense, чтобы зарабатывать деньги на тексте, имидже и – с недавних пор – на видеорекламе, размещенной на их сайтах. Система AdSense уже стала для многих сайтов основным источником финансовой подпитки. Основную работу по отбору релевантных рекламных ссылок выполняет Google, так что они приносят доход как за количество кликов, так и за количество показов.[21] Для небольших сайтов, которые не могут позволить себе отдельный штат продавцов и разработку собственных программ привлечения рекламодателей, программа AdSense стала буквально даром божьим.

Сопутствующий AdSense инструмент поиска Adsense for Research позволяет владельцам сайтов размещать у себя поисковую панель от Google. Всякий раз, когда пользователь с помощью этой панели производит интернет-поиск или поиск по сайту, часть рекламного дохода, причитающегося владельцу сайта за размещение рекламных объявлений Google на страницах результатов поиска, поступает к Google. Однако владелец сайта получает плату только в том случае, когда пользователь кликает по рекламе на его странице.

Хотя система рекламирования на Google завоевала популярность, она все же несовершенна. Ниже мы еще поговорим о такой распространенной неприятности, как фальшивые клики.

Под огонь критики попала, например, система AdWords – за то, что рекламодатели вступают в аукционные торги за ключевые слова, которые признаны частью чужой торговой марки. В 2004 году компания Google разрешила рекламодателям США и Канады проводить торги по широкому спектру поисковых терминов, в том числе по зарегистрированным торговым маркам их конкурентов, а в мае 2008 года распространила эту практику на Великобританию и Ирландию. В рамках этого начинания рекламодателям запрещено использовать в своих рекламных текстах торговые марки других компаний, если они зарегистрированы в специальной группе Google Advertising Legal Support (Поддержка Google законности рекламы). Чтобы задействовать зарегистрированные ключевые слова, например некоторые названия лекарственных средств, Google требует специального разрешения. А есть ключевые слова, на которые компания ввела полный запрет для использования в рекламе, – например, все термины, относящиеся к азартным играм и хакерству. Впрочем, некоторые ограничения варьируются в зависимости от страны действия Google.

С 2007 года Google запретила рекламирование через AdWords услуг по написанию рефератов и дипломов для вузов – шаг, горячо приветствуемый университетским профессорско-преподавательским корпусом.

Google осваивает новые территории

Google проявляет большую изобретательность в изучении новых для себя возможностей рекламной индустрии. Например, компания запустила пилотный проект в области бумажной рекламы совместно с ежедневной газетой Chicago Sun Times и в рамках его выкупила нераспроданные рекламные площади, на которых в противном случае газета разместила бы рекламу собственных сервисов. Фактически компания Google выступала посредником, предлагая это место под рекламу своим многочисленным рекламодателям.

Одновременно Google раздумывает, как бы заработать рекламные доллары на пользующемся огромным успехом видеохостинге YouTube. Возможно, ключик к этому денежному сундуку – видеореклама. Невзирая на иск, который возбудила против Google компания Viacom, обвиняя YouTube в нарушении авторских прав, компания Google не отказалась от сделки, предусматривающей тестовое размещение рекламы в видеоклипах программ Viacom. Кроме того, реализуются намерения Google по размещению рекламы в наиболее удобное время на телесети CBS и в некоторых мыльных операх.

Но ведь есть еще геймеры, а их, почитай, миллионов двести. Очень может быть, что и они вскоре обнаружат рекламные ролики в своих любимых видеоиграх.[22]

Рекламирование как наука

В помощь рекламодателям Google продолжает развивать сервисы, позволяющие анализировать свои целевые аудитории, с тем чтобы лучше прочувствовать настроения потенциальной клиентуры. Для этих целей предназначен Google Insight for Search. Это такая диковинка, через которую можно проследить поиск какого-нибудь ключевого слова, продукта, услуги или тому подобного и отсортировать результаты по географическому принципу, например, или по сезонам года, или по еще какому-нибудь критерию, а затем изучить шаблоны поиска и объем поисковых запросов. Вот, например, слово чили, чилийский стручковый перчик. Попробуем определить, как и сколько раз его искали в штате Нью-Мексико. Программа выдает график, из которого следует, что пик поисковых запросов на это слово приходится в данном регионе на осень, точнее на период сбора нового урожая перца. Можно также определить, что чаще всего это слово искали жители города Альбукерке, хотя немало запросов было сделано и техасцами. Конечно, торговец овощами и так мог предсказать подобный результат, но теперь он может получить точное подтверждение своей гипотезы. Конечно, инструмент довольно примитивный, поскольку результаты не очень детализированные, и тем не менее это хорошее подспорье маркетологам и рекламистам.

Компания Google не рекламировала себя. Поначалу

«Компания Google создала себе самую преданную аудиторию в Интернете. Причем такого быстрого роста популярности она добилась не с помощью телевизионных рекламных кампаний, а благодаря положительным отзывам и рекомендациям, которые передаются из уст в уста от одного довольного пользователя другим», – так говорится в разделе корпоративной информации на странице Google, и это правда. Во всяком случае, традиционными способами компания Google никогда себя не рекламировала, и осмелимся предположить, что с течением времени ее неприятие саморекламы постепенно рассеивается.

Весной 1998 года, пока поисковая машина Google пребывала в стадии разработки, Ларри с Сергеем разослали электронные письма всем, кто числился в списке друзей Google (Google Friends). «Вот уже более месяца Google функционирует с нынешней базой данных, и нам хотелось бы получить ваши отзывы о ней, – писали ребята. – Довольны ли вы результатами поиска? Как вам понравился новый логотип и формат главной страницы? Находите ли вы полезными для себя эти новшества? Комментарии, критика, сообщения о сбоях, идеи… приветствуются. Будьте здоровы! Ларри и Сергей»(22).

Метод опроса по электронной почте сработал, пользователи Google откликнулись. И тогда летом Ларри с Сергеем разослали еще одно электронное послание: «В следующие несколько месяцев приготовьтесь к многочисленным переменам на Google. Мы планируем значительно расширить наш индекс по сравнению с нынешним, насчитывающим 24 миллиона копий веб-страниц. Спасибо всем, кто прислал нам свои варианты логотипа и предложения. Продолжайте присылать нам свои отзывы. Получайте удовольствие и продолжайте гуглить»(23).

Помимо этого компания Google пригласила эксперта по маркетингу, поручив ему разработку плана ее продвижения. Как выяснилось, специалист запросил за это сумму, равнявшуюся почти половине всех денег, которыми располагала на тот момент компания, и ее руководство почло за лучшее отказаться от этой затеи. «Маркетинг убил бы компанию, – поясняет Сьюзен Воджиски, – потому что на него пришлось бы потратить от пяти до десяти миллионов. А у нас в то время было всего 20 миллионов долларов. На минуту представьте, что у нас осталась бы половина этих денег, и тогда в какой-то момент мы были бы вынуждены искать деньги, или пришлось бы допустить к себе баннерную рекламу, или еще что-нибудь в том же роде. В те времена подобная роскошь была нам не по карману, не то, что сейчас»(24).

Из сказанного не следует делать вывод, что компания Google не давала о себе знать общественности. С самых первых шагов Google привлекала внимание публики к своим поисковым и поисково-рекламным продуктам, заключая дистрибьюторские сделки с компаниями – разработчиками программного обеспечения, а также посредством перекрестного продвижения таких сервисов, как электронная почта Gmail и программа просмотра книг Google Book Search, с поисковой рекламой, а также через свой корпоративный блог.

Компания Google мастерски использовала для своего продвижения и связи с общественностью. Еще на раннем этапе компания привлекла в качестве директора по связям с общественностью Синди Маккэфри, а та порекомендовала применить подход «press first» («сначала – в прессу»). Суть подхода состояла в том, чтобы заинтересовать СМИ информацией о своих продуктах, и тогда пресса сама обеспечит компании массу бесплатных публикаций.[23]

К весне 2008 года темпы роста Google упали до отметки 39 % по сравнению с 58 %, отмечавшимися годом ранее.

На замедление роста компания отреагировала тем, что принялась мало-помалу пересматривать свои взгляды на саморекламирование.

Некоторые ее сотрудники предлагали вариант продвижения Google на NBC в период летних Олимпийских игр, но Сергей и Ларри забраковали эту идею. Однако в августе того же года компания Google развернула рекламную кампанию в Японии, включавшую как наружную рекламу, так и онлайновую. По преимуществу брендинговая кампания носила название «100 вещей, которые можно сделать при помощи Google». В принципе, компания Google не рекламировала себя напрямую, а с успехом размещала в ведущих СМИ десятки историй, тематически связанных с ее десятым днем рождения. Появились слухи, что Google ведет переговоры с одним нью-йоркским рекламным агентством об организации рекламной кампании в масштабах города.

Рождение Google-экономики

Технологии интернет-поиска и размещения рекламы не только стали для Google источником прибыли, но и дали в руки огромную власть в виртуальном сообществе: от того, на какой позиции оказывается компания в рейтинге результатов по поисковым запросам в Google, во многом зависит ее финансовое здоровье, и если замысловатые алгоритмы Google оттеснили ваш сайт в хвост списка результатов, то неровен час разбегутся посетители, и тогда поток доходов грозит обмелеть. И вот появляется целая армия консультантов, предлагающих различные манипуляции с результатами поиска – например, протолкнуть ваш сайт в верхние строчки поисковых рейтингов или легким движением руки вымарать из первой страницы поисковых результатов какие-нибудь порочащие вас сведения. И постепенно Google, словно коконом, обрастает сообществом попутчиков – компаний-оптимизаторов разного сорта, и вскоре это уже целое хозяйство.

Или другой пример. В первые годы на Google работала дама по имени Джинджер Фрэнки, выполнявшая разные мелкие поручения. В какой-то момент ее осенила оригинальная идея для создания собственного бизнеса, названного ею Franke Lifestyle Management. Лайфстайл-менеджмент (управление образом жизни) – нечто вроде помощи занятым бизнесменам в решении бытовых проблем, до которыху них не доходят руки из-за жестокого цейтнота. На эту мысль ее навело неприятное событие, приключившееся с Сергеем: как уже упоминалось, однажды при падении с трапеции он травмировал спину. Джинджер заказала ему специальный ортопедический матрац и вызвалась дождаться у него дома, когда его доставят. Оглядев домашнюю обстановку Сергея, она заметила сваленные в кучу комиксы на книжных полках, кушетку с ободранной обивкой и прочие мелкие детали, явно указывающие, что из-за чрезмерной загруженности у хозяина жилья просто не доходят руки до такой малости, как создание домашнего уюта. И тут Джинджер поняла, что такие занятые бизнесмены, как Брин, нуждаются в помощи.

Без отрыва от работы в Google Джинджер прошла курс соответствующего обучения. «В первые годы Фрэнки в Google штат компании насчитывал не более 50 человек, и все работали в бешеном темпе, как белка в колесе, – писала газета The New York Times. – Так что она быстро выдвинулась в разряд незаменимых, взвалив на себя все бытовые заботы, начиная с мелочей вроде регулярного пополнения многочисленных стоявших в офисе вазочек шоколадными драже М&М's и заканчивая такими серьезными делами, как решение организационных вопросов при планировании конференций дистрибьюторов, число участников которых что ни год возрастало втрое-вчетверо»(25).

Так Джинджер сделалась мастером на все руки, причем до всего ей приходилось доходить самостоятельно. «Эти ребятки не могли толком объяснить мне, что и как делать, потому что заботы о бизнесе отнимали все их время без остатка, – говорит Фрэнки, прежде работавшая в компании Netscape Communications. – При такой куче дел особо раздумывать было некогда, и приходилось полагаться лишь на собственное чутье, а иначе я просто потонула бы во всем этом»(26).

Пройдя великолепную школу в Google, умница Фрэнки открыла собственную компанию FLM, которая оказывает эксклюзивные консьерж-услуги обитателям Силиконовой долины, без продыху трудящимся на ниве высоких технологий.

6. Google выходит в люди

Для компании выход на фондовый рынок – событие, означающее бурный приток капитала, для культуры такой компании это – событие, меняющее все(1).

Марк Андрессен, принимавший самое непосредственное участие в подготовке первичного размещения акций Netscape и LoudCloud (ныне Opsware)

Выпуск акций на фондовый рынок, переводящий компанию в разряд публичных, для Силиконовой долины давно уже сделался непременным ритуалом. И, как это свойственно событиям подобного рода, например традиционному празднованию Рождества, оно также вполне может выйти из-под контроля устроителей.

Сергей и Ларри не могли не понимать, что выпуск акций Google в свободное плавание во многом изменит стиль их жизни. Многое из того, что раньше было личным делом их частной компании, теперь станет достоянием общественности – и то, насколько прибыльна в тот или иной год их компания, и во сколько оцениваются их личные состояния. Мало того, под пристальным вниманием публики окажутся как их собственная частная жизнь, так и жизнь их родных и близких. Словом, на этом пути их подстерегают все блага и опасности, обычно сопутствующие славе и богатству.

Как отмечает Андрессен, с реорганизацией в открытое акционерное общество все, что делает компания, становится объектом пристального внимания делового сообщества – каждый квартальный отчет, и годовые отчеты, и выпуск нового продукта, а недостаток или отсутствие достоверной информации из первых рук неизбежно рождают поток слухов и домыслов. Существует и такой побочный эффект, как опасность утечки мозгов: выход на рынок в одночасье обогащает ключевых сотрудников компании из числа тех, что стояли у ее истоков, тем самым лишая их мотивации и рождая соблазн покинуть ее. Одним захочется совсем прекратить работу и заняться воплощением в жизнь какой-нибудь давней мечты, другие же почувствуют себя в силах создать собственный бизнес. Что касается компании Google, то первичное публичное размещение акций (Initial Public Offering, IPO) обещало превратить в миллионеров по крайней мере половину из тысячи ее молодых сотрудников.

Так что по мере подготовки к первой эмиссии времена полной свободы и работы в свое удовольствие стремительно подходили к концу. Вот как вспоминает об этом судьбоносном событии бывший президент компании eBay Джефф Скол:

До того как нам стать публичной компанией, у меня была такая традиция: каждый день рассылать нашим сотрудникам какую-нибудь остроту, шутку дня, просто чтобы поддерживать атмосферу непринужденности. Так вот, на следующий день после IPO я, как водится, сел к компьютеру, намереваясь выдать очередную шуточку дня, но тут входит наш генеральный юрисконсульт и говорит: «Думаешь, шутка дня так уж нужна? По мне, так это очень чревато». – «Спасибо тебе, Гош», – отвечаю я. «А знаешь что? Прекрати-ка ты это, – говорит он. – Мы теперь публичная компания, и не в наших интересах, если этой шуткой мы кого-нибудь заденем. Коли тебе так уж охота шутить и дальше, направь свой юмор на юристов, и только на них». Я честно пытался шутить на тему адвокатов целых две недели, но потом все-таки сдался(2).

Тем не менее негативная сторона IPO не могла отпугнуть Ларри и Сергея, поскольку они понимали, что этот шаг предрешен как отвечающий интересам их бизнеса.

Во-первых, ссудившие их деньгами венчурные и частные инвесторы должны наконец получить отдачу от вложенных капиталов, да и сама компания Google нуждается в притоке денежных средств, чтобы подняться еще на шаг к вершинам совершенства.

Но не забудем, что Google-тандем вечно делал все по-своему, и такое мероприятие, как IPO, конечно, не стало исключением. К тому же у них имелись все основания дерзать, ведь их компания располагала огромным преимуществом перед прочими начинающими компаниями, пытающимися проложить себе дорогу на фондовый рынок. У компании Google за плечами пять лет работы, она достигла уровня прибыльности, хотя до этого момента ее феерические прибыли от поисковой рекламы держались в секрете.

Между тем ставки были куда как высоки. По оценкам финансовых экспертов, в преддверии перехода в разряд публичных стоимость компании должна была составить 30 миллиардов долларов, а каждый из ее соучредителей войдет в число миллиардеров и будет «стоить» по 4 миллиарда(3). Наконец пришел день, когда стало известно о подаче компанией Google регистрационного заявления по форме S1 в связи с планируемой первоначальной публичной эмиссией, как того требует Комиссия США по ценным бумагам и биржам.

Регистрационное заявление Google вызвало большую шумиху. Инвесторское сообщество всегда зорко следило за подобными событиями в Силиконовой долине, подстерегая очередную начинающую компанию, которая создана талантами юных гениев, генерирующих идеи. Оценив значившиеся в строках доходов и прибыли цифры, они сейчас же заподозрили, что это тот самый случай.

Так вот, в 2003 финансовом году оборот Google составил 961,8 миллиона долларов, а чистая прибыль – 105,6 миллиона долларов. По сравнению с предыдущим годом продажи выросли на 177 %, хотя заработки компании за тот же период возросли лишь на 6 %. Компания Google сообщила также, что начиная с 2001 года ее деятельность приносит прибыль и что у нее припасен «военный сундук» с колоссальной суммой в 454,9 миллиона долларов в наличных средствах и высоколиквидных активах.

И все же в первом публичном предложении акций Google имелись некоторые моменты, явно не добавляющие ему привлекательности, и среди них честное, пожалуй, даже наивное и в чем-то высокомерное «послание соучредителей», которое они присовокупили к регистрационным документам.

«Мы не такие, как все»

Этот шокирующий манифест сделался откровением для потенциальных акционеров, в нем отражался образ компании, отличной от всех остальных и имеющей амбициозные планы. Послание составил лично Ларри Пейдж, и он постарался предельно ясно дать понять, что Google – компания нетипичная и намеревается таковой оставаться и впредь.

Обращаясь к потенциальным покупателям акций, Пейдж убеждал их, что «Google не традиционная компания. Мы не собираемся становиться таковой. На протяжении эволюции Google как частной компании мы всегда управляли ею в ином ключе. Мы ставили во главу угла создание атмосферы творчества и дерзновения, это всегда помогало нам обеспечивать нашим пользователям по всему миру, избравшим наш сервис, объективный, неограниченный и бесплатный доступ к информации»(4).

Множеством разных способов компания Google демонстрировала свою независимость от Уолл-стрит, в том числе отказывая аналитикам в предварительной информации о планируемых финансовых результатах: пусть они сами строят догадки на эту тему, решили в Google. «Мы не практикуем директивы, – объявил Эрик Шмидт. – Мы не хотим задавать определенный метод ведения бизнеса. С этой точки зрения директивы, если они намечают квартальные ориентиры, могут ограничить нам свободу действий»(5). Google будет принимать все решения, ориентируясь на процветание и долгосрочные интересы акционеров, даже если квартальные показатели доходов окажутся непрезентабельными.

Пожалуй, самой шокирующей деталью в регистрационных документах IPO было отсутствие у компании генерального директора – объявлялось, что эта должность останется вакантной до тех пор, пока учредители не подберут устраивающую их кандидатуру. Эрику Шмидту отводилась роль председателя исполнительного комитета, что давало ему полномочия на выполнение формальных и юридических процедур.

Ознакомившись с формой S1, Комиссия по ценным бумагам и биржам (КЦББ) осталась не слишком довольна ее содержанием. Она потребовала внести множество изменений, в том числе указала соучредителям на недопустимую небрежность в оформлении. «По всему тексту документа при упоминании генерального директора, директоров и крупных акционеров компании вы называете их по именам, – писал инструктор комиссии. – Для придания документу должной ясности будьте добры просмотреть весь текст и указать имена и фамилии или просто фамилии указанных лиц». Но Пейдж и Брин отказались внести требуемые поправки(6).

И все же некоторые поправки они вынуждены были внести. Дело в том, что на момент первичного размещения акций компания Google была ответчиком по миллиардному иску о нарушении патентных прав, поданному против нее Overture Services. В связи с этим у КЦББ имелось возражение: «Вы утверждаете, что иск Overture Services "не по существу", однако это – правовое заключение, делать которое компания Google не уполномочена. Просим вас внести изменения в данное утверждение или удалить его»(7). На сей раз Google соизволила прислушаться к мнению регуляторов, а затем почла за лучшее урегулировать судебное дело, чтобы оно не омрачало ее выход на фондовый рынок. В рамках урегулирования компания Google согласилась передать Yahoo! 2,7 миллиона обыкновенных акций Google за право использовать патентованные технологии Overture.

Голландский аукцион

Предложенный Google способ проведения IPO таил в себе еще один скандальный для Уолл-стрит момент. Пейдж и Брин решили не подпускать к своему IPO инвестиционных банкиров и настаивали на продаже акций через Интернет и посредством так называемого голландского (или обратного) аукциона. Они отступили от общего правила ради того, чтобы обеспечить более справедливое распределение акций и расширить аудиторию потенциальных акционеров по сравнению с той, что обеспечивало традиционное IPO. Пейдж и Брин были наслышаны о методах инвестиционных банкиров, с помощью которых определялся круг избранных, допущенных к покупке акций. К тому же на Уолл-стрит в ходу были и такие уловки, как намеренное занижение стартовой цены акций, что позволяло инсайдерам и кучке привилегированных акционеров чуть не в первый день IPO, когда акции неминуемо взлетали в цене, сорвать солидный куш на их продаже. Все это вызывало у Google-тандема глубокое отвращение.

При том что акции Google должны были продаваться через брокерские фирмы, Google-парни настаивали, чтобы они были доступны любому, кто заявит минимальную или выше минимальной цену. Минимально допустимый пакет для одного инвестора должен был составить всего пять акций – необычно низкий барьер для данного бизнеса.

Ларри Пейдж разъяснил причины, по которым руководство компании предпочло именно такой тип публичного размещения акций Google:

При выходе на биржу многие компании уже пострадали из-за спекуляций, низкой стартовой цены акций и изменчивости их курса – все это ударило по самим компаниям-эмитентам и по долгосрочным интересам их акционеров. Мы считаем, что наше предложение провести IPO посредством аукциона позволит свести к минимуму такого рода проблемы, хотя и не даст полной гарантии в этом(8).

Каким бы инновационным ни был этот способ проведения IPO, в нем тоже имелись свои риски. «Аукционный способ публичного распределения акций чреват эффектом так называемого „проклятья победителя“, в результате чего инвесторы понесут существенные убытки», – предупреждала Google(9). Такое случается, когда участники аукциона в горячке торгов предлагают слишком высокую цену за акции, а потом буквально в считанные часы или дни с момента включения в биржевой листинг курс акций обрушивается.

Обозреватель еженедельника Newsweek и записной скептик Аллан Слоун так прокомментировал создавшуюся вокруг IPO Google ситуацию: «Теперь весь вопрос в том, сумеет ли Google, подобно Баффету, проигнорировать порядки Уолл-стрит и настоять на своем. Лично я сомневаюсь… Google все же придется всерьез отнестись к цене своих акций, а следовательно и к тому, что требует Уолл-стрит. Мне страшно понравилось, как компания Google нахамила Уолл-стрит во время регистрации IPO – с их стороны очень правильно демонстрировать недоверие к Уолл-стрит. Боюсь только, что сам вывод компании на биржу окажется неверным шагом»(10).

Неоднозначным оказался и избранный Google метод закрепления формы владения компанией. Пейдж, Брин и Шмидт настояли на выпуске акций двух классов, что позволило бы им сохранить за собой контроль над компанией. Они прибегли к правилу «1/10», согласно которому предназначенные для них акции класса В обладали десятью голосами каждая, тогда как акции класса А для остальных акционеров – одним голосом. Иными словами, руководящая триада гарантировала себе 66,2 % голосов даже в том случае, если в ее распоряжении окажется лишь 31,3 % акций компании.

Вот как распределились акции: Пейджу отходило 38,6 миллиона акций, Брину – 38,5 миллиона, а Эрику Шмидту – 14,8 миллиона. Венчурные компании Sequoia Capital и Kleiner Perkins Caufield & Byers имели в своем распоряжении по 23,9 миллиона акций, Джон Дерр и Майкл Мориц – по 24 миллиона акций.

Двухклассовая структура акций давала существенные преимущества руководителям компании: во-первых, она избавляла их от вмешательства акционеров в дела компании, лишая последних возможности влиять на – пусть и неоднозначные – решения руководства, а во-вторых, ограждала компанию от опасности враждебного поглощения.

Такое решение возмутило кое-кого из акционеров, в частности международный пенсионный фонд Bricklayers & Trowel Trades International Pension Fund выступил за отмену двухуровневой системы владения акциями. Понятно, что без поддержки со стороны руководящей триады у этого предложения не было никаких шансов на успех.

Что думает о Google Уоррен Баффет

В июле 2004 года, незадолго до выхода Google на биржу, Пейдж и Брин присутствовали на ежегодной конференции инвестиционного банка Allen & Company в Сан-Вэлли (штат Айдахо), где встретились с инвестиционным гуру Уорреном Баффетом. По приглашению Баффета они в компании с Эриком Шмидтом совершили паломничество в его штаб-квартиру в Омахе (штат Небраска).

Многих это привело в изумление, поскольку выглядело по меньшей мере нелогичным – всем известны дружеские отношения Баффета с архиважным конкурентом Google Биллом Гейтсом, к тому же контролируемая компанией Баффета Berkshire Hathaway страховая компания Geico в то время как раз подала иск против Google за нарушение прав на торговую марку.

И все же молодые люди с их оригинальными идеями произвели сильное впечатление на Баффета. «Нетрудно заметить, что Google – компания феноменальная, – отозвался о них Баффет. – В целостном виде идея поиска [через Интернет] никогда не приходила мне в голову, я как-то не задумывался об этом. Зато теперь мы в Geico отваливаем этим парням огромные деньги за то или иное ключевое слово».[24]

Баффет констатирует, что у ребят из Google налицо уникальное сочетание талантов: они разбираются как в технологиях, так и в вопросах бизнеса, к тому же четко представляют, что нужно для формирования [корпоративной] культуры: «В них соединяются чутье к деньгам с чутьем к культуре».

Ларри Пейдж ничтоже сумняшеся позаимствовал идею обратиться к акционерам Google у самого Баффета, который ввел в традицию сопровождать годовые отчеты Berkshire Hathaway аналогичного рода посланиями.

Сопоставление структуры акций Berkshire Hathaway и Google

Сергей Брин высказался как-то, что двухуровневая структура акций Google повторяет модель, используемую Berkshire Hathaway и рядом крупнейших медиакорпораций. На деле предложенный Google план разделения акций на два класса не имеет ничего общего с тем, что принят в компании Баффета, хотя, судя по всему, и тот и другой дают аналогичный эффект.

Изначально у Berkshire были акции только одного класса А, а Баффет и его семейство закрепили за собой контроль над компанией как владельцы самого большого количества акций. Со временем цена на акции Berkshire достигла ста тысяч долларов за штуку, и тогда начались жалобы от акционеров: такая высокая цена затрудняла возможность продавать акции или, например, передавать в качестве подарка. Идя навстречу пожеланиям акционеров, а также в целях повышения ликвидности акций, Баффет решил произвести новую эмиссию, только уже акций класса В. Эти последние приравнивались к 1/30 акции класса А; таким образом, акцию класса А можно было обменять на 30 акций класса В. Но при этом между двумя классами акций существовала принципиальная разница: акции класса В не давали права голоса и не допускали держателя до участия в благотворительной программе поддержки инноваций, которая в настоящее время закрыта. Таким образом, хотя Баффет и его семейство по-прежнему контролируют компанию, поскольку владеют самым крупным пакетом акций, они не единственные, кто может осуществлять операции с акциями класса А, дающими право голоса, – у всех владельцев таких акций ровно те же права на участие в делах компании, как и у самого ее владельца. Акции класса А находятся в такой же свободной продаже, что и акции класса В, и доступны всем, кто хочет купить их.

* * *

В качестве фирм, осуществляющих процесс подготовки IPO, Пейдж и Брин выбрали Morgan Stanley и Credit Suisse First Boston; было решено также, что акции будут распространяться через биржу NASDAQ и получат биржевой символ GOOG.

В очередной раз бросая вызов судьбе, Google-тандем выбрал для IPO август – период традиционного затишья на Уолл-стрит, когда основная масса игроков прикрывает свои конторы, чтобы понежиться на пляжах под южным солнцем. Мало того, датой начала торгов эти оригиналы избрали 13 августа (подумать только!), к тому же приходившееся на пятницу. На этом Google-приколы не закончились. Компания объявила, что в продажу поступят акции на общую сумму в 2 718 281 828 долларов – любой мало-мальски сведущий в математике сейчас же догадается, что это значение числа г – математической константы наподобие числа тт. Оно тоже иррационально и трансцендентно и составляет основание натурального логарифма. Вот такая маленькая гуглематематическая шуточка. Вначале Пейдж и Брин обозначили для акций Google ценовые пределы в 108–135 долларов за акцию. Однако позже под воздействием всевозможных внешних причин, в том числе и чисто конъюнктурного характера,[25] им пришлось снизить минимальный предел цены до уровня 85 долларов за акцию – это при том, что подавляющее большинство компаний, выходя на биржу, закладывает стартовую цену акций порядка 20 долларов.

В первый день IPO цена на акции поднялась до 100 долларов, на следующий они торговались уже по 108,31 доллара. К 2008 году курс акций Google взлетел до 741,79 доллара – по крайней мере на таком уровне цена фиксировалась накануне экономического кризиса, который бросил их вниз на 60 %. И все же компания Google никогда не опускалась ниже уровня 247 долларов за акцию.

Хотя компания Google и продемонстрировала Уолл-стрит свой независимый норов, пожелав играть по собственным правилам, в ходе IPO она получила несколько чувствительных ударов. Так, 4 мая, всего через несколько дней после официального объявления о выходе на публичную сцену, на Google обрушилась неприятность в виде иска от страхового гиганта Geico, обвинившего ее в том, что поисковая система нарушает ее право на торговую марку, продавая ее как ключевое слово для поиска. Конечно, это бросило тень на репутацию Google, особенно в свете того, что перед этим она уже проиграла две аналогичные тяжбы в Германии и Франции.

Пощипала ее и Комиссия по ценным бумагам и биржам, выявившая в ходе проверки документации Google ряд нарушений. Например, в 2003 году Google-парни щедрой рукой выпустили акции и фондовые опционы, не зарегистрировав их должным образом, а также не сообщили сотрудникам-акционерам о финансовых результатах компании. Почему так случилось, определить не удалось, однако слухи приписывают это слишком большому увлечению Ларри и Сергея секретностью – все-то им хотелось держать в тайне(11).

Интервью журналу Playboy

Барахтаясь в проблемах, которые внезапно посыпались на их головы после регистрации IPO, Ларри и Сергей умудрились допустить еще один промах. Согласно действующим правилам с момента регистрации документов IPO в КЦББ Google как эмитент должна набрать в рот воды и не обнародовать никакой информации, которая могла бы повлиять на стоимость ее акций. Этот период молчания истекает через несколько дней после официального начала биржевых продаж.

В апреле, когда до дня регистрации заявки на IPO в комиссии и, соответственно, до начала периода молчания оставался всего месяц, Google-парни дали интервью журналу Playboy. Конечно, существовал риск, что оно будет опубликовано ровно в период молчания. Однако основателей Google подстерегал другой конфуз: в журнале появились снимки Сергея в девчоночьих одежках, что, естественно, снова всколыхнуло сомнения в серьезности тех, кто вознамерился вывести свою компанию на биржу. Правда, с датой публикации этого материала в принципе проблем не возникло. Он увидел свет в сентябре 2004 года, но, как известно, задолго до официальной даты публикации материалы очередного номера доступны для просмотра, а копии могут появиться в газетных киосках. Так что «чистосердечные признания» Сергея и Ларри стали достоянием общественности как раз в период молчания. И снова возникли опасения, что IPO придется свернуть. Адвокаты Google потратили много сил и нервов, но в конце концов убедили КЦББ присоединить эту историю к форме S1 в качестве приложения, формально сделав ее частью требуемого законом полного раскрытия информации.

Дабы вернуть утраченные позиции в глазах общественности, в том числе и биржевой, и преодолеть бушевавшие вокруг Google штормовые волны, Google-троица – руководители компании Пейдж, Брин и Шмидт – объявили, что в преддверии IPO урезают свое ежегодное вознаграждение до одного доллара и напрочь отказываются от премий. Тем самым они поставили личное финансовое благополучие в зависимость от судьбы Google на фондовом рынке. Компания Google в очередной раз выдала блестящее подтверждение репутации инициатора самого необычного и уникального IPO в истории много чего повидавшей Уолл-стрит.

И все же для Google IPO оказалось историей с хорошим концом. Благодаря твердым доходам, хорошим прибылям и наличию у компании огромных финансовых резервов Google-парни выдюжили это дело. Первое публичное размещение акций компании состоялось 18 августа 2004 года, в продажу поступило 19 605 052 акции, минимальная цена которых на момент открытия биржи составила 85 долларов за штуку. В ходе первичного предложения компания Google сумела привлечь 1,67 миллиарда долларов, что довело ее капитализацию до уровня в 23 миллиарда долларов. Сотрудники, имевшие акции Google, на следующее утро проснулись миллионерами, а Ларри и Сергей в свои двадцать семь лет обнаружили, что отныне они мультимиллиардеры. Сделавшаяся открытым акционерным обществом, компания Google попала в число любимчиков частных инвесторов, и котировки ее акций устремились ввысь.

Одной из тех, кому достались внушительные трофеи от IPO, стала альма-матер Сергея и Ларри, Стэнфордский университет, по сути владелец ключевых технологий, на которых строилась Google и которые ребята разработали в бытность докторантами. По завершении IPO Стэнфорд имел на руках 7574 акции класса А и 1 650 289 акций класса В. По оценке КЦББ, стоимость этих активов составляла 179,5 миллиона долларов. Попечительский совет университета выставил на продажу 184 207 акций, что немедленно принесло 15,6 миллиона долларов.

Десять лет спустя

В год десятилетия, 2008-й, компания Google вступила под триумфальные звуки фанфар и реющие над ее головой победные стяги – с полным на то основанием, поскольку:

– доля Google на рынке интернет-поиска месяц за месяцем неуклонно росла, прирастая за год больше чем на 15 % и составив на начало юбилейного года 60 %;

– финансовые позиции Google незыблемы, как крепость; денежные средства в размере 14,2 миллиарда долларов и оценивающиеся в 17,3 миллиарда долларов активы защищают ее надежно, как броня, и не угроза ей 2,4 миллиарда долларов текущих обязательств;

– за четыре года в ипостаси публичной акционерной компании объем продаж взлетел с 3,2 до 16,6 миллиарда долларов. Еще более впечатляет рост чистой прибыли: с 399 миллионов долларов в 2004 году до 5,3 миллиарда долларов на конец 2007-го;

– численность персонала Google за четыре года заметно выросла: с 3 тысяч человек в 2004 году до почти 20 тысяч на начало 2008-го;

– компания активно приобретает фирмы, действующие в смежных отраслях, вроде YouTube, и остается бесспорным пионером новых разработок, например системы хранения медицинских данных пользователей в Интернете и прочих инновационных онлайновых сервисов.


На фоне общего ликования, однако, отчетливо проявлялись признаки того, что феномен Google вступил в новую фазу развития, и не исключено, что всеобщие ожидания «поисковой машины, которая могла бы все» более чем подтвердились.

Теперь Google не только радует, но и наводит страх на многих своим неправдоподобным могуществом, питаемым ее возможностями проникать в секреты частной жизни пользователей, их имущественных отношений и даже в сферу прав человека. Конкуренты Google постоянно чувствуют ее горячее дыхание у себя за спиной чуть ли не во всех интернетовских реалиях и в области беспроводной связи тоже. Google обвиняют в желании захватить доминирующие позиции во всех формах рекламы, и именно эти всеобщие опасения вдребезги разбили идею ее сотрудничества с Yahoo!. Влиятельный журнал BusinessWeek уже поставил вопрос: «А не слишком ли могущественна компания Google?», а журнал Wired, формулируя этот вопрос в духе Эдварда Олби,[26] сам же и предлагает ответ: «Кто боится Google? Все боятся».

Элис Ломакс, которая защищает права и возможности частных инвесторов и является постоянным обозревателем на сайте компании The Motley Fool, дающей в Интернете рекомендации в финансовой области, готова признать заслуги Google как инновационной и интеллектуальной компании, но делится своими сомнениями в ее долгосрочном успехе: «Поэтому-то меня и не трогает вся эта шумиха вокруг Google – все прочие продукты не идут ни в какое сравнение по успеху и популярности с ключевым продуктом, поисковым движком (а также весьма прибыльной системой контекстной рекламы). К счастью для компании, ее финансовые успехи таковы, что позволили ей усвоить повадку какой-нибудь поп-дивы или примадонны, которая хватается за то и за это, движимая любопытством узнать, прокатит ли из этого что-нибудь. Однако на данный момент впечатляет сам факт, что ее многочисленные сервисы-приправы так ничтожно мало значат для успеха Google»(12).

Еженедельник The Economist высказал мнение, что акции Google достигли пика возможностей 6 ноября 2007 года, когда их курс зафиксировался на отметке 742 доллара за акцию – впрочем, его правота подтвердилась развитием событий в последующие месяцы (во всяком случае на момент написания этих строк). Стоит признать, что в первом реальном снижении курса акций Google хотя бы отчасти виновата чрезмерная чувствительность фондового рынка, впрочем, нельзя отрицать, что свою роль сыграло и некоторое замедление фантастических темпов роста компании.

В начале 2008 года наметилось второе по счету падение акций Google, спровоцированное прогнозом финансовых аналитиков, утверждавших, что выручка Google от продажи рекламы существенно снизится. 28 февраля 2008 года за какие-то 20 минут рыночная капитализация акций упала на 10,8 миллиарда долларов. Когда же в конце дня появились данные по продажам, стало ясно, что компания Google не дрогнула и не собирается сдавать позиции. Цена акций несколько выровнялась, хотя в тот день они закрылись на 25 % ниже январского уровня.

Вскоре после этого глобальную экономику поразили первые удары экономического кризиса, и рынки дрогнули. Потом компания Google потеряла 60 % своей стоимости. В тот период ее акции торговались по 247 долларов. К осени 2008 года вследствие волатильности фондового рынка Пейдж и Брин лишились почти половины чистых активов (на сумму в 12,1 миллиарда долларов).

И пусть компания Google слегка умерила свой головокружительный рост, ее финансовые результаты все равно оставались фантастически хорошими. Темпы роста прибыли за III квартал выражались приятной цифрой в 26 %, хотя, конечно, достаточно бледной по сравнению с 35 % за тот же квартал 2007 года. Количество оплачиваемых кликов в системе размещения рекламы повысилось на 18 %, что было лишь немногим ниже аналогичного показателя за аналогичный период 2007 года, составлявшего 19 %.

К чести компании Google, ее руководство не делало ни малейшей попытки отрицать свои проблемы. Напротив, Сергей признал, что его компания так же уязвима перед лицом экономических невзгод, как и любая другая:

«Не думаю, что в ситуации, когда все значительно урезают траты, мы ограждены от потерь. Не думаю, что в ситуации, когда все трещит по швам, хоть одна компания обладает такого рода иммунитетом»(13).

Вот и Эрик Шмидт к заявлению, что оптимистически смотрит на будущее Google, все же прибавил, что «сейчас мы вышли в неизведанные воды»(14).

Компания Google немедленно учинила ревизию расходов в масштабах всей компании, не забыв о часах бесплатного обслуживания в кафетериях и либеральной политике создания центров обработки данных. Начала она также прореживать ряды в 10-тысячной армии контрактников. По словам Шмидта, он со всей решительностью урежет все программы, с которыми Google «просто забавляется»(15).

И все же кризис не стал проклятием для Google. Подготовку к тяжелым временам здесь начали заблаговременно, и потому под ударами кризиса финансовый фундамент компании не дрогнул. Доля Google в поисковом бизнесе продолжала расти наряду с продажами рекламы. «Компания Google неизменно продолжала расширять свою долю рынка, – отметил официальный представитель компании маркетинговых исследований Hitwise Мэтт Татам. – Для нее не существует верхнего предела»(16).

Через три месяца после десятилетнего юбилея Google, в самый разгар экономических неурядиц, Элис Ломакс из The Motley Fool уже одобрительно отзывалась о стремлении Google потуже затянуть пояса: «Если в сентябре по случаю десятой годовщины существования компании Google я отмечала, что ее креативность следует облагородить зрелостью и сдержанностью, то теперь я думаю, что она наконец достигла такого состояния. А может, трудные времена закаляют характер компаний, как это происходит с людьми. Как бы там ни было, а повзрослевшая Google имеет все шансы стать очень даже привлекательной для долгосрочных инвестиционных портфелей»(17).

7. Ви́дение

С первых дней развитие компании Google направляла несгибаемая целеустремленность Сергея и Ларри. «Мы с Сергеем создали Google потому, что были уверены в своей способности оказать людям всего мира ценную услугу – оперативно предоставлять релевантную информацию практически по любой теме», – так написал в первом корпоративном отчете Google Ларри Пейдж.

«Обслуживание наших конечных потребителей всегда стояло во главе угла всего, что мы делаем, и остается нашим приоритетом номер один. Наша цель – развивать сервисы, которые сделают лучше жизнь как можно большего числа людей. Мы горды продуктами, которые разработали, и надеемся, что те продукты, которые нам еще предстоит создать в будущем, окажут еще более благотворное влияние на жизнь людей во всем мире»(1).

Компанию Google вдохновляет на подвиги стремление «создавать проекты полезные, быстрые, простые, цепляющие, инновационные, универсальные, прибыльные, прекрасные, заслуживающие доверия и привлекательные. Наша непреходящая задача – гармонично сбалансировать все эти десять принципов. Продукт, в котором присутствует этот баланс, – гуглевый, он будет полезен и доставит радость пользователям по всему миру».

* * *

«Прежде чем начать строить компанию, Ларри и Сергей много размышляли [о нашей миссии], – объясняет вице-президент Google Марисса Майер. – В других компаниях есть такие команды умников из служб по работе с персоналом вроде героев комиксов об офисных буднях инженера Дилберта, которые время от времени выступают с заявлениями типа „Мы переросли нашу миссию, и пора бы написать новую“. Вот в компании Google никогда не случалось ничего подобного. Наша миссия есть в точности то самое, что Ларри и Сергей сформулировали осенью 1998 года, когда нас всех здесь еще и в помине не было».

С самого начала работы создатели Google подчеркивали, что это будет технология интернет-поиска. И все же Марисса Майер утверждает, что замыслы Сергея и Ларри шли гораздо дальше: «На самом деле веб-поиском они не ограничивались. Когда я пришла к ним на работу, то сразу предложила: "Ребята, а почему бы нам не назвать компанию Google.com?" И тогда они сказали: «О нет, мы не просто доткомовская компания, мы не собираемся зацикливаться только на Сети. Мы намерены стать всем на свете»»(2).

* * *

Осенью 2004 года топ-менеджеры Google пришли к выводу, что настало время для стратегического переосмысления, или, как это можно еще назвать, «визуализации» смысла существования, намерений и будущего компании. Начало было положено ночным бдением Ларри и Сергея, когда они, запершись в одиночестве, осмыслили и сформулировали на бумаге десять важных философских принципов Google, впоследствии названные «Десятью принципами работы». (Подробнее мы остановимся на них в подразделе «Десять истин, которые компания Google вывела для себя эмпирически» главы 8 «Google-культура».)

Пусть будет полезной

Для меня Google – скорая помощь в экстренных ситуациях поиска. Google мгновенно поможет проверить какое-нибудь иностранное имя, посмотреть, как выглядит образец военной техники, отыскать дословную цитату, уточнить статистику или выяснить подноготную какой-нибудь корпорации. Google как снайперская винтовка: один выстрел – и мгновенно получаешь нужную тебе информацию(3).

Гарри Трюдо, художник и карикатурист, создатель популярных комиксов о Дунсбери.

Едва приступая к работе над совместным исследовательским проектом, Пейдж и Брин уже ощущали потребность создать нечто не только значимое в теоретическом плане, но и полезное для практического применения. Они мечтали заниматься тем, что объединило бы в одно целое несколько видов деятельности. Как вспоминает Пейдж, «мне хотелось работать над чем-то не только значимым в научном смысле, но и одновременно занимательным».

Кроме того, я еще с детских лет испытывал потребность изобретать разные вещи. И потому заинтересовался техническими науками… и бизнесом. Думаю, уже в двенадцать лет я знал, что в один прекрасный день открою собственную компанию(4).

Команды программистов и инженеров компании Google еще на шаг вперед продвинули ее миссию в попытках предугадать потребности людей, которые они сами еще не осознают.

Не возникает и тени сомнения, что система Google чрезвычайно полезна, и, кажется, несть числа способам, какими она может приносить людям пользу. Например, велосипедистка из сборной США на Олимпийских играх 2008 года при помощи программы Google Earth исследовала маршрут предстоящей гонки в Китае и, более того, обнаружила аналогичный в Америке, где можно тренироваться фактически в реальных условиях. Этой программой широко пользуются геодезисты и топографы – она незаменима в проведении предварительной разведки местности и планировании работ. В период президентских выборов 2008 года компания Google запустила специальные карты, на которых избиратели могли уточнить адреса своих избирательных участков, где им предстояло голосовать. Далее вы найдете список всевозможных способов извлечь пользу из Google.

Некоторые из начинаний Google при кажущейся на первый взгляд полезности таковыми на деле не оказываются. Например, расположенная рядом с кнопкой «Поиск» кнопка «Мне повезет!» направляет пользователя на первую страницу поисковых результатов. Спрашивается, и где же воплощение идеи этой кнопки, задуманной как функция, угадывающая, что именно заинтересовало пользователя, чтобы направить его по нужному адресу?

Кое-какие пояснения по поводу этой кнопки Сергей дал в деловом ток-шоу Marketplace на Национальном общественном радио. Вот как он объяснил ее появление: «Причина, по которой мы назвали ее "Мне повезет!", заключается в том, что цель ее, надо признаться, чертовски амбициозна. Мой замысел состоял в том, чтобы эта кнопка направляла пользователя на один-единственный сайт, не предоставляя даже права выбора. Может, он и вправду немножко порадуется, оглядевшись на сайте, куда его доставила "Мне повезет!"? Но одна из проблем, существующих с данной кнопкой, – она не всегда приводит туда, куда вам больше всего хотелось бы. Но, коль скоро она существует, ею непременно должны пользоваться».

«Не совсем так, – говорит Марисса Майер, вице-президент Google, ответственная за содержание главной страницы, – данная функция не слишком-то популярна. По моим данным, через кнопку "Мне повезет!" ходят менее 1 % наших пользователей». И даже Сергей Брин вынужден признать, что «иногда пользуется ею, но довольно редко».

Том Чавес, возглавляющий компанию Rapt, которая оказывает услуги по определению стоимости размещения рекламы на веб-страницах, произвел подсчет, во сколько компании Google обходится кнопка «Мне повезет!»: «По существу, размер упущенной выгоды из-за этой кнопочки составляет в год ПО миллионов долларов»(5). Убытки происходят из-за того, что движение по этой кнопке не показывает пользователям рекламных объявлений. И все же Google не отказывается от «Мне повезет!», считая, что она оживляет главную страницу, делая ее не такой сухой и инструментальной.

Длинный список методов и возможностей гугления

К и так уже многочисленным способам гугления все время добавляются новые креативные приложения, причем столь быстро, что за всеми и не уследишь.

Начать с того, что непосредственный веб-поиск через Google сделался до идиотизма простым (как, впрочем, и через все прочие поисковые движки). Кроме того, окно ввода поискового запроса служит в качестве, например:

– калькулятора – введите какое-нибудь выражение, и немедленно получите результат; скажем, 56 * 287 /11 (попробуйте, получится 1461,09091);

– конвертера физических величин – переводит мили в километры, пинты в галлоны, килограммы в фунты – о чем ни спросите, тут же получите ответ;

– поваренной книги – ознакомьтесь с содержимым вашего холодильника. Ведь наверняка имеются остатки каких-нибудь продуктов – из тех, что выкинуть жалко, а куда девать – непонятно. Просто введите их названия в текстовую строку и получите рецепты блюд, объединяющих ваши ингредиенты во что-нибудь вкусненькое. Например, после Дня благодарения у многих обнаруживаются лишние припасы вроде «авокадо, апельсинов, индейки, клюквы и сыра». В ответ на подобный запрос добрая система Google сейчас же выдает рецепт мексиканских сэндвичей тако с индейкой под клюквенным соусом (пальчики оближешь!);

– телефонной книги – введите в строку поиска слова «телефонная книга» (phonebook), поставьте двоеточие, а потом наберите фамилию и место жительства того, кого ищете, и получите номер телефона. Если хотите разыскать давнего товарища, с которым делили комнату в университетском общежитии, скажем, какого-нибудь Васю Пупкина, который, как вам кажется, обретается теперь во Флориде, введите после двоеточия вася пупкин Miami FL, и будет вам телефон вашего Васи. В этой функции имеется также кнопка «opt-out» («устранить»), при помощи которой вы можете удалить из телефонной книги собственный номер, если, конечно, хотите;

– биржевого тикера – набрав символ GOOG, вы попадаете на котировку акций Google в режиме реального времени. Кстати, срабатывает для любых акций, если вы знаете их биржевой символ;

– системы отслеживания авиарейсов – введите в строку поиска номер рейса, например АА 377, и проследите, в какой точке маршрута он в данный момент находится;

– проводника по маршрутам проезда – если хотите узнать, какими видами транспорта воспользоваться, чтобы совершить поездку по одному из десяти крупнейших городов США, к вашим услугам сервис, показывающий в режиме реального времени местонахождение стоянок такси, пунктов проката автомобилей и остановок рейсовых автобусов;

– еще одного варианта поиска – если никак не удается найти то, что ищете, или просто не знаете, как это найти, воспользуйтесь сервисом BananaSlug (www.bananaslug.com). Его разработали как особое приложение (API) к Google. Придя на сайт, введите ключевые слова в строку поиска, выберите категорию поиска и жмите на поисковую кнопочку. BananaSlug добавит к вашим ключевым словам случайное слово из категории поиска и выдаст случайный результат поиска. Нередко такое случайное слово приводит к совершенно новому списку результатов, где очень часто обнаруживается как раз то, что вы искали.[27]


У Google имеется множество полезных приложений, с помощью которых можно выполнять весьма разнообразные задачи. Одни очень подходят обычным компьютерным пользователям, другие предназначены для более изощренных юзеров, хорошо ориентирующихся во Всемирной сети. Вот они.

– Браузер Chrome – продукт, призванный составить конкуренцию браузерам Microsoft и Firefox. Не так давно успешно преодолевший бета-стадию, этот браузер поражает простотой использования, невероятной скоростью и предлагает ряд необычных опций.

– «Документы» – бесплатное программное обеспечение, хотя и не с таким широким набором возможностей, как то, что продает Microsoft в своем пакете Office. Позволяет создавать с нуля документы, таблицы, презентации и совместно с другими пользователями работать над ними. Этой функцией с сайта Google можно пользоваться с любого компьютера – достаточно иметь браузер.[28]

– SMS-сообщения с борта самолета – опция для мобильных телефонов, предоставляющая информацию о полете, когда вы находитесь на борту самолета. Для использования достаточно отправить номер рейса на номер 4666453 (GOOGLE).

– Google Android – программная платформа и операционная система для мобильных телефонов.

– Google Книги – выбирает книги, которые содержат ключевые слова, введенные в строку поиска. Текст можно в одних случаях загрузить на свой компьютер, в других – лишь просмотреть избранные страницы. Если, предположим, задать имя «Уильям Шекспир», выпадут списки сайтов, где помещен полный текст пьес великого барда с берегов Эйвона.

– Google Earth – позволяет увидеть изображения любой точки планеты Земля, а также галактические виды с обзором в 360 градусов. Программа работает не в реальном времени, а показывает последние по дате аэрофотоснимки выбранного места. Если сильно увеличить масштаб, изображение делается расплывчатым. Невзирая на эти мелкие огрехи, инструмент замечательный. Мало того, Google показывает еще и виды океанского дна!

– Мне повезет! – мало используемая функция, которая переносит пользователя на одну конкретную страницу, наиболее релевантную поисковому запросу, не показывая релевантной рекламы. Google сохраняет эту функцию, дабы придать больше человечности главной странице.

– Google Картинки – если вам интересно посмотреть, как выглядят знаменитости, скажем, губернатор Аляски Сара Пейлин, или актер Мэтт Деймон, или известный спортсмен, воспользуйтесь этой функцией. На ваш поисковый запрос она выдаст множество изображений всех видов: фотографий, рисунков, постеров, карикатур, объемных изображений… Здесь легко позаимствовать изображения для собственной творческой работы.

– Google Карты – карты и маршруты движения до конкретного пункта в соответствии с введенным адресом. В карты интегрировано множество дополнительных сведений, например карты маршрутов общественного транспорта, местоположение школ, музеев и прочих общественно значимых объектов.

– Gmaïl – далеко не первая и даже не лучшая электронная почта, примечательная разве что самой большой на момент написания книги емкостью: свободного места в ней более чем на 7 гигабайт.[29] Снабжает пользователей рекламой, по смыслу связанной со словами из писем.

– Google Новости – агрегирует выжимки новостей из 4,5 тыс. англоязычных СМИ (а также на многих других языках, в том числе русском), возможна настройка в соответствии с интересами пользователя.

– Google Sets – проект, который по нескольким примерам, вводимым пользователем, пробует строить множества (маленькое и большое) аналогичных элементов. Достаточно набрать в строке поиска эти два слова: Google Sets, – и откроется доступ к указанному приложению. Предположим, вы вводите через запятую слова «рубин, опал, изумруд», и в ответ приложение выдаст вам перечень драгоценных камней. Если набрать, например, названия двух-трех садовых цветов вроде розы, фиалки и маргаритки, то получим полный перечень садовых цветов. А если, наоборот, задать «тысячелистник, люпин, колокольчик», то приложение дополнит этот список названиями дикорастущих цветов. Весьма полезная штука, чтобы пробудить память или расширить знания в какой-нибудь области.

– Google Street View – предлагает просмотр обстановки на улицах по конкретному адресу в режиме реального времени. Распространяется на большинство американских городов и многие другие по всему миру.[30] Это приложение вызывает немалую нервозность пользователей.

– Google Talk – служба обмена мгновенными сообщениями, альтернатива телефонной связи, которая позволяет через компьютер общаться в любое время с людьми, находящимися в любом месте.

– Voice Local Search – бесплатная услуга, доступная с любого телефона для голосовых запросов. Наберите 1-800-GOOG-411 (1-800-466-4411) и задайте вопрос о каком-нибудь локальном объекте или услуге, указав название или тип компании и местоположение. Ответит приятный мужской голос, а пока запрос будет выполняться, чтобы вы не заскучали, подключит вам скат-пение – импровизированные мелодии с бессмысленным набором слогов.

– YouTube – общественный сетевой сайт для размещения и просмотра видеоклипов. Доступны также полные версии некоторых телевизионных шоу. Веб-хостинг бесплатный, но будьте готовы к тому, что при просмотре некоторых роликов у вас на экране появится реклама.

Пусть будет большой

Как объясняет Эрик Шмидт, «амбиции Google заключаются в том, чтобы решать крупные проблемы, способные воздействовать на жизнь как можно большего числа людей»(6). К этому он добавляет, что Google-парни «прикидывают, как должно быть, и исходят из того, что это возможно»(7).

А Ларри заявляет, что «решать крупные проблемы легче, чем мелкие»(8). Одна из причин, по которым Google не жалеет спонсорских денег на ежегодные конференции Zeitgeist, в том и состоит, что участники призваны размышлять о путях решения глобальных проблем.

* * *

Однажды на совещании по стратегическим вопросам Брин и Пейдж остались недовольны докладом группы инженеров Google. Пейдж указал им на недостаток амбициозности. С этим согласился и Брин, назвав только что выслушанные предложения бестолковыми и чересчур осторожными: «Мы хотим чего-нибудь масштабного, а вы предлагаете какую-то мелочь. В чем причина такой косности?»(9).

В 2000 году система Google была официально признана поисковиком с самой обширной библиотекой поисковых индексов: в ней содержались индексы миллиарда вебстраниц. В середине 2008 года инженеры Google объявили о регистрации триллионной страницы. Теперь Google уж точно самый большой поисковик в мире.

Мы служим всему миру

Мы продолжаем делать систему Google более глобальной. Она доступна на 160 локальных доменах в разных странах мира и на 117 языках (включая и такие заковыристые, как «борк-диалект» шведского с его вечным «борк, борк, борк»).

Из ежегодного отчета Google за 2007 год.

Компания Google выпустила первую версию своей системы на десяти языках в 2000 году. Она охватывала французский, немецкий, итальянский, шведский, финский, испанский, португальский, голландский, норвежский и датский языки. А сегодня работать в Google на своем родном языке могут те, кто говорит на множестве других языков, включая исландский, зулу и африкаанс.

Заглянув в настройках Google в список доступных языков, вы, возможно, обнаружите там языки, о которых прежде не слыхали и понятия не имеете, где живут те, кто говорит на них. Помимо псевдошведского языка «борк, борк, борк», который в ходу у шведского повара из телевизионного кукольного «Маппет-шоу», гуглить можно и на других игровых языках, например языке клингонов или мультипликационного персонажа Элмера Фадда (туповатого, незадачливого и косноязычного охотника за кроликом Баггзом Банни). «Нашими сервисами широко пользуются и в тех местах, где ни я, ни Сергей сроду не бывали», – говорит Ларри Пейдж.

Как известно, у Google имеется услуга, позволяющая переводчикам и тем, кто нуждается в переводчике, находить друг друга. А параллельно компания развивает масштабный по дерзости и сложности проект автоматического перевода с языка на язык. Причем в основу этой программы заложены не те подходы, на каких строятся традиционные программы перевода, а свой собственный: система ищет наиболее часто употребляемые варианты перевода слов и фраз по своей обширной базе данных, а потом составляет из них переведенные предложения. Конечно, перевод пока получается шероховатым, однако эксперты в области перевода настроены оптимистично относительно будущего этой программы: они говорят, что с такой базой данных и с таким принципом перевода результаты вскоре станут вполне сносными.

Как заявляет Эрик Шмидт, «в конечном итоге мы дойдем до перевода с сотни языков на сотню. Одно это должно оказать феноменальное по силе воздействие на открытое общество»(10).

* * *

В 2001 году компания Google открыла первый офис за пределами США. Спустя семь лет у нее уже 60 зарубежных офисов. Компании Google уже давно известно, что интернет-пространство переступает через национальные границы, по большей части не замечая этого, а теперь компания осознает и то, что с глобализацией реальный мир делается все более похожим на виртуальный. «В каждой стране, где мы работаем, мы стараемся стать местной компанией и понимаем, что наши пользователи являются носителями разных культур», – говорит компания Google.

Придя в Южную Корею и Китай, компания Google столкнулась с необходимостью отказаться от минималистского дизайна главной страницы. В этих странах веб-серферы отдают предпочтение веб-страницам, где яблоку некуда упасть от ярких визуальных эффектов и завлекалочек(11).

На этом Google не останавливается и продолжает расширять географию своего присутствия за счет таких регионов, как, скажем, Ближний Восток. «По мере того как мы наращиваем объем операций и нанимаем первых сотрудников в наши зарубежные офисы, этот кусочек Google воспринимается как своего рода начинающая компания», – отмечал в годовом отчете за 2007 год Пейдж. «Всякий раз, когда мы наведываемся в новый офис Google, мы видим вокруг потрясающе талантливых, энергичных, окрыленных людей и декоративные лавовые лампы», – говорит Пейдж(12).

Освоение глобальных рынков выгодно и с экономической точки зрения: к началу 2008 года зарубежные отделения приносили компании Google более половины доходов(13).

* * *

«Окружающий нас мир, как выясняется, вызывает у людей живой интерес: им нравится изучать карты, рассматривать спутниковые снимки, отыскивать местоположение компаний или, например, маршруты велосипедных трасс и прочую информацию географического плана. Мы не покладая рук работаем по всем этим направлениям»(14).

Более того, Google в самом прямом смысле помогает вырваться за пределы нашего мира, являя нам завораживающие виды звездного неба и открывая доступ к изображениям с высоким разрешением, которые делает космический телескоп «Хаббл».

Пусть будет забавно

Система Google облагородила мою сексуальную жизнь, подтянула мышцы живота и приблизила к Богу. Шучу. А если без шуток, то как действующий обозреватель, питающийся слухами, я почитаю Google за безжалостно грубый – очень грубый – исследовательский инструмент. В Интернете до сих пор властвуют законы Дикого Запада(15).

Ллойд Гроув, обозреватель газеты New York Daily News.

В Силиконовой долине любят первоапрельские шутки и розыгрыши, здесь это одна из непременных традиций, и компания Google с удовольствием подхватила ее, неизменно будоража общественность каким-нибудь свеженьким приколом. В 2000 году, например, Google заинтриговала всех заявлением, что разработала программу MentalPlex, которая умеет читать мысли пользователей: вы представляете мысленно, что хотите найти, и Google сейчас же выдает то, что нужно. А случается, Google одновременно с фирменной шуткой в этот день выдает и вполне серьезную деловую информацию. Так было, например, 1 апреля 2004 года, когда из Google поступили две новости: одна – о планах создания на Луне научно-исследовательского комплекса, а другая – о запуске нового сервиса, бесплатной электронной почты Gmail. Первая, насчет создания на Луне очередного «плекса», оказалась «художественным свистом», а вот как насчет второй? Она была чистой правдой.

* * *

Даже в такое серьезное дело, как погоня за увеличением доходов от рекламы, компания Google старается внести элементы забавы. Пожалуй, ярче всего это проявилось в том, как она вызвалась в проводники к одному из видных деятелей Голливуда, чтобы вывести его талант на столбовую дорогу мира онлайновых развлечений. В рамках проекта Seth MacFarlane's Cavalcade of Cartoon Comedy («Кавалькада мультипликационных комедий Сета Макфарлейна») компания Google организует бесплатную трансляцию на своих веб-ресурсах новых серий популярного комического мультсериала Family Guy («Семейный парень», который известен в России под названием «Гриффины»). Она же выступит и спонсором их съемки. Это совместное начинание с создателем сериала, знаменитым американским аниматором, сценаристом, режиссером и продюсером Сетом Макфарлейном. Рекламные ролики уже предложены через систему AdSense ряду сайтов, наиболее часто посещаемых молодыми людьми в возрасте от восемнадцати до тридцати четырех лет. Кстати, узнать о появлении новых серий этого проекта можно будет только в Интернете. «Мы готовы работать с новыми и новыми сериями Сета и продвигать их рекламодателям», – говорит директор Google по брендированному контенту Александра Леви(16).

А как здорово, что на собственном сайте можно теперь смотреть самые разнообразные развлекательные программы, считает Ларри Пейдж: «Я поражаюсь качеству и разнообразию видеоконтента, который предлагает Google Video, тем более что с каждым днем там появляется что-нибудь новенькое. При желании можно купить премьерные выпуски телепрограмм на CBS с великолепным качеством изображения, и смотреть на своем компьютере в удобное для тебя время».[31] Пейдж приветствует и то, что теперь каждый пользователь может загрузить в Google Video свои видеоролики и желающие в любой точке мира смогут бесплатно смотреть их или разместить на других веб-страницах:

Если хотите посмотреть мои любимые ролики, ищите «Russian Climbing» («Русский паркур»), там карабкаются на высотные здания, или «bsb», где смешные варианты синхронного озвучивания, а можно на «airbus 7» – увидите, как за семь минут собирают аэробус(17).

* * *

Не забыла компания Google позаботиться и о спортивных болельщиках. В 2008 году в рамках программы просмотра трехмерного изображения улиц Street View она подарила им возможность проследить весь маршрут велосипедной гонки «Тур де Франс» – тогда пользователям Google впервые представилась возможность обозреть через Street View виды Европы.

* * *

Пристрастие Google превращать любое серьезное дело в повод для веселья временами смахивает на чистое ребячество. Взять, например, такое важное для бизнеса компании мероприятие, как ежегодная конференция Google по вопросам управления продажами. В 2006 году ее проведение намечалось в громадном выставочном центре Сан-Франциско «Москоун» (Moscone Center). Готовясь к ее проведению, Брин, Пейдж и Шмидт решили заранее побеседовать с репортером из Time Ади Игнатиусом. Вся компания собралась возле стола, сплошь усыпанного кубиками «Лего». Всем известно, что это давнее хобби Google-парней. Существует даже почти легендарная история, как в не очень далекую пору юности Пейдж смастерил из конструктора «Лего» действующий струйный принтер. И сейчас на глазах у Игнатиуса Сергей и Ларри деловито соединяли кубики, явно имея на уме какой-то конкретный замысел. На вопрос репортера, что это будет, Брин, не отрываясь от своего занятия, очень серьезно отвечал: «Да вот, хотел собрать ядерный реактор «Лего», но вижу, что получается боевой робот с базукой». И тут вступил Пейдж: «Слушай-ка, а я знаю, что надо сделать. Давай соберем из «Лего» Эрика Шмидта, а?»

Чуть позже, продолжая беседу, репортер поинтересовался, какими методами руководители Google обеспечивают прозрачность своего бизнеса. Брин подхватил со стола легокубик из прозрачного пластика и показал на просвет: «А посмотрите сами – видите, я беру только прозрачные кубики»(18).

Google-юзеры откликаются на призыв

Если гуглеры по каким-то причинам не дотягивают дизайн сайта до нужного уровня гуглевости, доводку с удовольствием берут на себя гугл-юзеры. Например, фанаты интернет-поиска составили перечень забавных видов, которые можно увидеть через программу Google Earth. Кто-то заметил, что с большой высоты контуры садового комплекса вокруг Версаля выглядят как огромная ухмыляющаяся клоунская маска, а в горах провинции Альберта, в Канаде, если присмотреться, можно различить гигантских размеров изображение американского индейца в традиционном головном уборе из перьев. Другие сумели разглядеть в очертаниях песчаных дюн на территории Перу лик Христа.

Возможности Google Earth вдохновили народ на новое увлечение: в стремлении придать нашей планете более занятный вид на земной поверхности создаются масштабированные произведения искусства (в той мере, в какой это «народное творчество» можно вообще отнести к разряду искусства), которые можно разглядеть только на аэрофото– или космических снимках. Так, на участке плоской голой поверхности пустыни Невада появилось различимое только с большой высоты, но такое знакомое лицо умницы полковника Сандерса, автора оригинального рецепта жареных цыплят по-кентуккийски и основателя сети ресторанов фастфуда KFC (Kentucky Fried Chicken). Поклонники Опры Уинфри изобразили ее лицо на пустующем поле, а если вас интересует, где находится весельчак Уолдо (центральный персонаж комикса «Где Уолдо?»), приглядитесь и обнаружите, что его огромные портреты во весь рост украшают крыши зданий во многих городах мира.

Все это весело и здорово, но, пока кто-нибудь не зашел слишком далеко в своих приколах, Google предупреждает, что «не позволит, чтобы забавы и личные пристрастия пользователей искажали прочие элементы дизайна системы, особенно когда для кого-то из пользователей это ставит под угрозу средства существования и возможность поиска жизненно важной для них информации»(19).

Не делай зла (не навреди!)

Менеджмент – это умение делать нечто правильно; лидерство – это умение делать правильное нечто(20).

Питер Друкер.

В том пресловутом интервью 2004 года журналу Playboy, которое чуть не сыграло пагубную роль в IPO Google, корреспондент спросил у ребят, действительно ли призыв «Не навреди!» возведен в ранг лозунга компании? – «Да, это так», – настаивал Сергей. «Это часть формального кодекса поведения компании?» – «Да, и у нас имеется еще ряд правил, – ответил Сергей и пояснил: – Недостаточно просто не причинять вреда. Мы активно стараемся делать добро»(21).

В 2001 году компания Google призвала сотрудников высказать свои соображения о том, что представляет собой компания и к чему следует стремиться. Инженеры-разработчики, понятное дело, чуждые духа корпоративности, постарались отмазаться от дискуссии. Но вот один из них, Пол Букхайт (Buchheit), сумел облечь в слова общие чувства едва ли не всех гуглеров. Он заметил, что все идеи, которые возникают в компании, на самом деле имеют общую основу и направлены по большому счету на то, «чтобы не причинять вреда». Этот девиз нашел всеобщий отклик, да так и закрепился в компании.

По свидетельству Дейвида Фридберга, оставившего Google, чтобы основать свой сервис WeatherBill, помогающий компаниям заблаговременно подготовиться к погодным сюрпризам, когда компания Google готовилась приобрести очередную фирму, эти двое, Ларри и Сергей, всякий раз задавались вопросом, а не повредит ли обществу этот шаг. «Они все время размышляли на эту тему», – говорит Дейвид(22).

Другой бывший гуглер, Брет Тейлор, после ухода из Google переквалифицировавшийся в венчурного инвестора, вспоминает, что стремление основателей Google сверять каждый свой шаг с этим девизом рождало в нем чувство причастности к чему-то важному в общечеловеческом плане: «Благодаря им я неизменно ощущал себя кем-то большим, нежели просто я сам»(23).

Зло в определении Google

Эрик Шмидт однажды язвительно заметил, что злом считается все то, что таковым называет Сергей Брин. Компания Google долго билась над определением этической категории зло и ручается своим опытом, что это чрезвычайно трудная задача.

Брин говорит, что они постоянно возвращаются к этой теме, а заодно дискутируют о том, что значит не делать зла. «И здесь мы опираемся на самые разнообразные источники информации», – говорит Сергей.

Кое-кто недоволен нами всегда, независимо от того, что мы делаем. Однако положение обязывает нас принимать решения, иначе все потонет в бесконечных спорах. В одних ситуациях все предельно ясно. В других истина не столь очевидна, и мнения разделяются, и иногда нам приходится прибегать к волевым решениям. Например, мы ни под каким видом не размещаем у себя рекламу крепких спиртных напитков, а вот рекламу вина на Google пустили. Это не более чем вопрос личного пристрастия. Или вот, например, у нас введен запрет на рекламу огнестрельного оружия, что расстраивает тех, кто лоббирует право граждан носить оружие. При том что мы не пытаемся навязать свои этические принципы при отображении результатов интернет-поиска, мы отстаиваем их, когда дело доходит до рекламы(24).

А уж когда популярный журнал Mother Jones («Матушка Джоунс») задал сакраментальный вопрос: «Творит ли Google зло?», дискуссия пошла всерьез(25). По мнению самого журнала, оказываясь перед выбором: поступить руководствуясь благом или так, как того требуют кровные интересы компании, – Google зачастую руководствуется экономической целесообразностью(26).

В качестве примера Mother Jones приводит конфликт между церковью сайентологии и компанией Google, когда последняя устранила ссылки на антисайентологические сайты в ответ на угрозу церкви подать судебный иск за нарушение авторских прав. Другой пример – согласие Google передать бразильским властям сведения о пользователях социальной сети Orkut, популярной в Бразилии и Индии. Однако, объективно говоря, в первом случае Google вынудил поступить так официально поданный судебный иск, во втором – какие претензии могут быть к Google, если правительство Бразилии, проводя расследование по подозрению своих граждан в размещении в Сети контента расистского, гомофобного и порнографического содержания, руководствовалось законами своей страны?

На своем сайте Google предупреждает, что будет удалять страницы, содержание которых нарушает законы США, законы страны, предоставившей хост для данной версии Google, или установленные самой компанией Google правила для веб-мастеров.

А вот как видит ситуацию один из блогеров: «При том что я не считаю компанию Google «вредоносной» (это определение я приберегаю для откровенно дурных жизненных явлений), уверен все же, что это та еще шкода»(27).

Масштабы деятельности компании Google и ее влияние на многие стороны жизни столь огромны, что зачастую оборачиваются непреднамеренными последствиями – от нарушения принципа неприкосновенности частной жизни до нарушений имущественных и авторских прав. А иногда они граничат с трагедией.

– Компания Google оказалась под огнем критики за то, что без разрешения позаимствовала материалы, защищенные патентами или авторским правом, а также за то, что позволила рекламодателям покупать в качестве ключевых слова, признанные частью зарегистрированных торговых марок других компаний.

– На видеоролике, выложенном в итальянской версии Google, показано, как четверо школьников старшего возраста издеваются над однокашником, страдающим синдромом Дауна.

– В судах Индии рассматривалось дело по подозрению о том, что подготовка террористической операции в Мумбаи, повлекшей множество жертв, в том числе унесшей жизни 170 человек, проводилась с использованием сведений, почерпнутых из карт Google Earth.

Зато во многих других областях поведение Google соответствует самым высоким стандартам этики.

– В системе AdWords пользоваться ключевыми словами, обозначающими названия лекарств и разрешенных наркотических средств, дозволено только тем рекламодателям, у кого имеется соответствующий сертификат. Определенная группа ключевых слов, в частности имеющих отношение к азартным играм и хакерству, вовсе под запретом.

– С июня 2007 года компания Google запретила в системе AdWords рекламу, предлагающую готовые студенческие работы: рефераты, дипломы, курсовые (что приветствовало большинство преподавателей университетов). Однако такие объявления без ограничения появляются в поисковых результатах.

– Google изобрела полезную, хотя и довольно странную утилиту, позволяющую определить, в каких регионах мира свирепствует эпидемия гриппа, – для этого проводился анализ поисковых запросов на информацию о лечении простуды, гриппа и ломоты в суставах, а также о соответствующих лекарствах.

Ореол благородства рассеивается

Одна только мысль, что появилась молодая компания, готовая со всей решительностью и усердием блюсти этичность поведения своих членов, поначалу произвела большое впечатление, и многие находили это очень трогательным и симпатичным. Но вот компания Google разрослась до огромных размеров, словно маргаритки Матильды в гамма-лучах,[32] и ее поведение начало порождать у общественности все больше вопросов.

«Ничего удивительного, что в любой общественной группе всегда найдутся те, кто в поведении компаний с безукоризненной репутацией выискивает признаки того, что на деле им нашептывает Сатана, – так пишет в своем блоге один бывший гуглер. – Понятно, что, выступая под лозунгом "Не делай зла", компания Google словно специально провоцирует нападки на себя – как если бы повесила себе на спину табличку "Пни меня!", и, естественно, в свете этого ей не так-то легко держать марку»(28).

А вот каково мнение генерального директора компании Amazon и инвестора Google Джеффа Безоса: «Никто и не спорит, что делать зла не следует. Но с другой стороны, не стоит и кичиться этим»(29).

* * *

А по мнению некоторых наблюдателей, исполнительное руководство Google постепенно отходит от однажды принятого благородного обета. Так, явным диссонансом прозвучало заявление вице-президента Google Мариссы Майер, что лозунг «Не делай зла» никогда не был и не будет принципом, который кто-то назначил или предписал для компании.

«Лозунг "Не делай зла" неверно понимается, – отметил Эрик Шмидт в интервью, которое дал в 2008 году. – У нас нет прибора, который измерял бы степень зла <…> всякое правило допускает обсуждение. Придя в Google на работу, я поначалу решил, что это ерунда, просто шутка. Помню, как-то еще в первые полгода работы в компании мы обсуждали какие-то вопросы рекламы… и тут кто-то заявляет, что это причинит зло. По каковой причине продукт, о котором шла речь, забраковали. Это такой культурный прием оказывать давление в разговоре, особенно когда он касается вещей эфемерных, где возможно двоякое толкование»(30).

Как далеко можно зайти в свободе выражений?

Еще одно непредвиденное негативное последствие самого мощного поискового движка в мире выявилось в то мгновение, когда один пользователь ввел в строку поиска слово jew (еврей). Система послушно выдала результаты, чем спровоцировала жаркие дебаты на темы этики, нравственности, справедливости и непреднамеренного причинения вреда. Тем пользователем был риэлтор Стивен Вайншток, в прошлом студент иешивы (иудаистской религиозной академии), и то, что выдала система Google в ответ на запрос, ужаснуло и глубоко возмутило его. Перечень результатов открывался ссылкой на агрессивно антисемитский сайт Jew Watch. Чувствуя себя глубоко оскорбленным, Вайншток обратился к веб-сообществу с онлайновой петицией, под которой просил подписаться тех, кто, как и он, считал, что Google надо заставить исключить этот сайт из поискового индекса.

Неприглядная тема антисемитизма в очередной раз поставила столь же болезненную, сколь и ставшую обыденной дилемму: с одной стороны, свобода слова – символ открытого демократического общества, с другой – насаждать ненавистническое отношение к определенной группе людей порочно и крайне опасно. Как ни трудно в это поверить, но инцидент породил в Интернете волну подозрений, что компания Google поддерживает антисемитские настроения и, более того, намеренно поместила оскорбительный сайт в верхнюю строку рейтинга результатов(31).

Google не стала удалять сайт из индекса, но спустя некоторое время поместила на вершине рейтинга результатов тег, предупреждающий пользователей, что на сайте Jew Watch содержатся оскорбительные инсинуации против еврейского народа. По некоторым утверждениям, в настоящее время Google частично заблокировала тот сайт. Не так давно в ответ на поисковое слово jew машинные алгоритмы Google вообще не выдали названия того сайта, даже на нижних позициях рейтинга результатов. Тем не менее он появляется, если запрос провести по его названию:,[33] и причем без тега с предупреждением о его оскорбительном содержании.

Свою позицию в конфликте компания Google обосновала так:

Если вы прибегаете к системе Google для поиска слов «иудаизм», «иудейский» или «еврейский народ», то получаете перечень сайтов, содержащих познавательную, полезную релевантную информацию. Тогда почему поиск по слову jew выдает иной результат? Одна из причин в том, что это слово приобрело негативную антисемитскую коннотацию. Сегодня еврейские организации в отношении единоверцев более склонны употреблять другое слово, jewish (иудеи). Слово jew в последнее время претерпело лингвистическую трансформацию, оно становится все менее употребляемым, что специально оговаривается на сайтах, посвященных еврейской тематике(32).

Отметим также, что далеко не все представители еврейского народа противятся тому, чтобы их называли «Jew», точно так же, как не все считают компанию Google обязанной заблокировать сайт. «Ответственность за это до некоторой степени должна лечь на нас самих, – считает Джонатан Бернштейн, региональный директор Антидиффамационной лиги,[34] – а не только на компанию, подобную Google. Нам следует исподволь готовить своих детей к тому, что подобное может встретиться им в Интернете. Таково уж одно из свойств Всемирной сети. Нам и нашим детям тоже попадается на глаза масса подобной мути, и в этом недостаток Интернета, однако в этом же и его преимущество: чем больше материалов такого рода мы видим, тем шире у нас возможность дать им отпор, и не могу с уверенностью утверждать, какого именно исхода ожидают от этого. Нельзя же, в самом деле, потребовать от Google не включать этот сайт в перечень результатов?»(33)

* * *

А вот как комментирует ситуацию сайт GoogleWatch, на котором с критической точки зрения отслеживается деятельность Google: «Не то чтобы мы считали Google вредоносной. На наш взгляд, Google Inc. сейчас стоит на перепутье и ей предстоит принять ряд крупных принципиальных решений»(34).

(Дискуссию о том, что есть зло и что есть добро, мы продолжим в главе «Google взрослеет».)

Пусть будет бесплатной

Компания Google прошла тот же путь утверждения в бизнесе, что и остальные игроки этой отрасли, но с одним отличием: ее услуги для пользователей всегда были и остаются бесплатными. Немаловажную роль в этом, возможно, играют ее гигантские доходы от контекстной рекламы. «Откровенно говоря, на сегодняшний момент не существует модели лучшей, чем та, что объединяет бесплатный сервис и бесплатную рекламу», – утверждает Эрик Шмидт(35). Правда, для рекламодателей она не совсем бесплатна, но зато всегда к месту.

В своем юном возрасте Google уже бросила вызов едва ли не всем ведущим игрокам в сфере программного обеспечения и Интернета и продолжает наводить ужас на конкурентов, неизменно предоставляя пользователям услуги на дармовщинку. Так, запущенные ею утилиты для повышения производительности труда, которые можно бесплатно загрузить из Сети, – открытое посягательство на бастионы компании Microsoft, которая распространяет аналогичные инструменты за плату. И Microsoft далеко не единственный тяжеловес, который вынужден встать в оборонительную позицию, когда Google появляется на горизонте. Другой ее сервис, онлайновая база данных Google Base, подрывает бизнес сайта частных объявлений (classifieds) Craigslist, интернет-аукциона eBay, ведущего мирового сайта по поиску работы Monster и «племенной» социальной сети Tribe.net. А сервис Google Books (Google Книги в русской версии) заставляет дрожать от страха и возмущения авторов, издателей и книготорговцев, в особенности могущественную компанию Amazon.

Правда, некоторые бесплатные приложения не пользуются таким уж спросом, чему пример – программа скидочных купонов для рекламодателей, которая связана с поиском продуктов и услуг через карты Google, которая вызвала интерес лишь у небольшого количества компаний.

Во многих случаях вообще непостижимо, почему Google предоставляет данную услугу, не требуя оплаты. Например, недавно появившийся сервис Google Voice Local Search, голосовая справочная служба, куда можно обратиться, набрав бесплатный номер 1-800-GOOG-411, вроде бы никаким боком не связана с рекламой. В лучшем случае ее можно квалифицировать как эксперимент с поиском, управляемым голосовым вводом.

И все же предлагаемые в свободном доступе программы и утилиты служат источником постоянного ажиотажа вокруг Google и неизменно демонстрируют ее добрую волю и благорасположение к пользователям. Верная себе, компания Google накануне летних Олимпийских игр 2008 года в Пекине объявила о запуске предназначенного для Китая сервиса поиска и скачивания музыкальных композиций – естественно, абсолютно бесплатно.

8. Google-культура

Корпоративная культура компании что культура страны. Никогда не пытайтесь изменить ее. Лучше работайте с тем, что есть(1).

Питер Друкер, ныне покойный гуру менеджмента.

На своем сайте Google декларирует, что, несмотря на бурный рост, продолжает всеми силами поддерживать у себя атмосферу маленькой компании. По большому счету это тот случай, когда желаемое выдается за действительное. Спору нет, сегодняшний Гуглплекс представляет собой громадный кампус со своим уникальным колоритом и самобытностью, но его многочисленные здания, разбросанные на полудюжине городских кварталов, слишком мало вяжутся с претензией на «уникальную атмосферу небольшой команды».

На просьбу рассказать, что изменилось в компании Google с момента ее старта, технический директор Крейг Сильверстайн отвечал: «Раньше я лично знал в компании каждого сотрудника, а теперь – нет. И это грустно».

Сегодня на Google работают тысячи людей в десятках офисов как на территории США, так и во многих странах мира. Отделение в Санта-Монике как своим видом, так и атмосферой внушает мысль, что это типичный филиал обычной компании. А вот в европейской штаб-квартире Google в Дублине – двух безликих высоток в индустриальном районе – не наблюдается ничего даже отдаленно напоминающего уютную атмосферу. Этого и следовало ожидать, учитывая столь динамичный рост бизнеса компании. Компания Google явно переросла свои мечты сохранить прежний дух, но в том, что она неизменно поддерживает свою уникальную корпоративную культуру, сомневаться не приходится.

И хотя в культуре Google наметились перемены, Крейг Сильверстайн все же нашел нужным уточнить: «Базовые принципы, с самых первых дней заложенные в технологическую деятельность и в структуру внутренних взаимоотношений, нисколько не изменились»(2). По его мнению, компания до сих пор верна своему кредо, что работа не исключает веселого времяпрепровождения и забав и что технологии – ее главный фокус и главный движитель.

Ларри Пейдж, со своей стороны, верит, что залогом сохранения духа и культуры Google была и остается ее способность организовываться в естественные, то есть «правильного размера», рабочие группы.

Несколько иной взгляд высказывает Сергей Брин: «На самом деле я не считаю, что сохранение культуры нужно возводить в ранг целей компании. Таковым, на мой взгляд, должно быть совершенствование культуры. Мы не должны все время быть одними и теми же, оглядываться назад и горестно восклицать "Ах, я мечтаю, чтобы все оставалось как прежде"»(3).

Новый управленческий стиль

С первых дней венчурные инвесторы Google придирчиво следили за развитием молодой компании и беспрестанно требовали от учредителей усилить топ-менеджмент толковым, опытным корпоративным управленцем. Однако Сергей и Ларри не спешили с выбором генерального директора и тоже проявляли придирчивость при подборе кандидатуры. Наконец, они остановились на той, что их устраивала, на Эрике Шмидте. Правда, сначала ему не давали высшей управленческой должности, но со временем Шмидт стал полноправным генеральным директором, а парочка соучредителей разделила с ним тяготы корпоративного управления в ранге сопрезидентов. Шмидт взял на себя весь круг повседневных забот о деятельности компании, что позволяет Сергею и Ларри сосредоточить все силы и время на творческой стороне бизнеса Google.

Такое разделение обязанностей не следует принимать за готовность Google-парней выпустить из рук контроль над компанией. В компании принято за данность, что последнее слово по любому ключевому вопросу остается за ними. Очевидно, однако, что по мере увеличения их загруженности им все труднее выполнять эту задачу.

Ларри взялся пояснить, как действует их управленческая триада:

На Эрика возложены официальные обязанности генерального директора, он руководит работой вице-президентов и организацией продаж. Сергей сосредоточен на проектировании технологий, а также отвечает за коммерческие сделки. Я же занимаюсь разработкой продуктов и отвечаю за производство. Втроем мы посвящаем значительное время общим вопросам корпоративного руководства компанией и прочим всплывающим по ходу дела задачам(4).

* * *

«Цель компании не в том, чтобы все превращать в деньги. Наша цель – изменить мир, а монетизация – лишь средство, которое дает нам деньги для достижения цели»(5), – говорит Эрик Шмидт. И все же это слово, монетизация, столь же популярно в Google, как и нежно любимая Ларри и Сергеем масштабируемость. Они звучат в ответ на такие актуальные для Google вопросы, как: «Можно ли довести сервис или технологию до таких масштабов, которые позволят достичь поставленной цели, и можно ли сделать их прибыльными?».

* * *

На своем пути Google повстречала те же самые препятствия, что и любая другая стремительно растущая начинающая компания. Как и прочим, ей пришлось ломать голову над тем, как управлять ростом бизнеса, чтобы не утратить при этом его душу, как сохранить свежесть и новизну идей, как удержать в компании блестящих сотрудников и не допустить в свои ряды посредственностей?

Ответы можно найти в словах Дейвида Фридберга, менеджера, сыгравшего важную роль в формировании корпоративной команды Google по развитию бизнеса. Он говорит, что ключ к успеху компании Google – практикуемые ею необычные методы найма. «Бывают люди такого сорта, которых нужно брать на работу независимо от того, во что это обойдется компании. Google и берет таких людей». Сам Фридберг покинул Google и основал собственную компанию WeatherBill(6).

Компания Google пристально следит за своей формой. Как-то, в первые годы ее существования, Ларри и Сергей решили, что управленческая структура слишком отяжелела. С особенной очевидностью ее громоздкость и раздутость управленческого эшелона проявились осенью 2001 года. И тогда Пейдж и Брин созвали совещание технического руководства и объявили, что все его участники уволены. Благо, большинство нашли прибежище в других подразделениях Google, а само технологическое подразделение реструктурировали в небольшие команды разработчиков, которые одновременно взялись за сотни различных проектов.

* * *

Всем сотрудникам Google предоставляет большую самостоятельность, каковой пользуются и сами ее учредители. Иногда они внезапно заявляются на совещания, где их никто не ждал, а бывает, и вовсе исчезают в неизвестном направлении, о котором ведомо лишь экипажу корпоративного самолета, уносящего их на своем борту. Случается, Google-парни устраивают себе небольшие каникулы, чтобы всласть развлечься кайтсерфингом (серфингом с воздушным змеем)(7).

При том что во всех кампусах Google беспрестанно проводятся рабочие встречи, научный консультант Ларри по стэнфордской докторантуре профессор Терри Виноград говорит: «Ларри и Сергей убеждены, что не стоит всех и всегда тягать на совещания, иначе не останется времени для реальной работы. Стоит поддаться этому искушению, как кое-кто заподозрит в этом попытку загнать их в рамки старых методов, до сих пор не дававших хорошего результата, – хотя никто пока не доказал, что они плохи»(8).

Как отмечает Эрик Шмидт, компания Google только с виду кажется дезорганизованной: «Мы говорим, что управляем компанией хаотически. Мы управляем ею на грани»(9).

* * *

По словам Шмидта, большое место в управленческом стиле, который внедрила в Google их триада, отводится естественному любопытству и стремлению действовать методом проб и ошибок.

Он приводит перечень наиболее часто задаваемых вопросов по поводу особенностей менеджмента Google.

– Как нам удается делать наши продукты настолько полезными?

– Каким мы видим самый благополучный долгосрочный путь развития компании?

– Каковы будут следующие крупные технологические прорывы?

– Как влияет на наш бизнес конкуренция?


«Инновации рождаются в ходе разговоров и обсуждений, – отмечает Эрик Шмидт. – Инновации не возникают просто от желания. Не думаете же вы, что поутру, придя на работу, я объявляю: „Желаю инноваций“, и они тут как тут. Думается, что инновационная культура эффективнее совершенствуется, когда она выступает объектом вопросов, а не руководящих указаний»(10).

* * *

Несмотря на свойственные Ларри и Сергею динамичность, непоседливость и живость натуры, а также их фирменный стиль «бизнесменов на роликах», они никогда не забывают, что у них на руках компания, которая требует внимания и забот, – и за это готов поручиться Дейвид Фридберг: «Они могут заниматься чем угодно, но по большому счету в фокусе их внимания неизменно пребывают дела компании и продукты компании, и вечно их подстегивает необходимость выдавать новые продукты»(11).

Десять истин, которые компания Google вывела для себя эмпирически

Когда компания растет такими фантастическими темпами, как Google, ей полезно иметь под рукой некоторый набор простых, но основополагающих руководящих принципов, которые обеспечили бы движение компании и всех ее составляющих в едином направлении. Таковые у Google имеются: размещенные на ее сайте в разделе «Корпоративная информация»,[35] они, по отзывам гуглеров, чрезвычайно полезны, когда дело доходит до принятия решений и создания продуктов, удовлетворяющих критерию истинно гуглевых.

1. Сосредоточь все внимание на пользователе, а остальное приложится. Принимая корпоративные решения, компания Google неизменно считает своим долгом ставить интересы пользователей превыше интересов акционеров. В дополнение к этому она обещает пользователям, что: интерфейс сайта будет прост и понятен; веб-страницы будут загружаться мгновенно; места или ранжирование веб-страниц в поисковых результатах никогда никому не продавались и продаваться не будут; содержание рекламных объявлений всегда релевантно поисковому запросу и не отвлекает пользователя от поиска.

2. Лучше делать что-то одно, но делать это очень и очень хорошо. В компании говорят: «Google занимается поиском». По мере роста компании и запуска новых продуктов она все дальше отходит от этой максимы. Тем не менее Google утверждает, что прочие сервисы, такие как Gmail, Google Desktop и Google Карты, призваны в первую очередь усовершенствовать функцию поиска.

3. Быстро – это лучше, чем медленно. «Компания Google верит в то, что мгновенное удовлетворение потребностей клиентов возможно, – утверждает Google и добавляет: – Пожалуй, Google – это единственная компания в мире, цель которой заключается в том, чтобы пользователи покидали ее сайт как можно скорее».

4. Демократия в Интернете есть. «Google работает эффективно, потому что опирается на мнение миллионов веб-мастеров, чтобы определить, какие еще сайты предлагают ценное содержание», – так Google на своем сайте объясняет секрет успеха своего поисковика. Этот феномен она именует также «мудростью толпы».

5. Не нужно сидеть за компьютером, чтобы получить ответ. Как раз во исполнение этого принципа компания Google направила силы на разработку технологий, делающих функцию поиска доступной через мобильные телефоны, карманные компьютеры и даже навигационные системы (GPS-приемники) в автомобилях.

6. Деньги можно заработать, не причиняя вреда. Это самая трудновыполнимая и самая противоречивая из заповедей Google. Прояснить ее поможет возвращение к подразделу «Не делай зла (Не навреди!)» главы 7 «Видение».

7. Информации всегда намного больше, чем может показаться. Система Google проиндексировала больше веб-страниц, чем любой другой поисковый ресурс, и продолжает прикладывать усилия, чтобы расширить возможности поиска информации по труднодоступным источникам и документам разного формата. Это не только желательно, но и необходимо, учитывая постоянное увеличение Всемирной паутины.

8. Для поиска информации не существует границ.

Более половины найденных Google результатов предоставляются пользователям за пределами Соединенных Штатов. Поисковые результаты доступны примерно на 118 языках; компания также постоянно совершенствует предлагаемую пользователям Google функцию перевода.

9. Серьезным можно быть и без галстука. Лучше всего это подтверждает излюбленный наряд основателей Google, которых чаще всего можно видеть в потертых джинсах Levi's и футболках, а из обуви они отдают предпочтение сандалиям от фирмы Crocs. Повседневный (casual) стиль прижился и в парижском офисе Google, который хоть и расположен в престижном районе на Авеню де л'Опера, но его руководитель тоже ходит на работу в Levi's. В последнее время Google-парни взяли за моду поверх футболки накидывать спортивную куртку.

10. Отлично – это еще не предел. Google призывает своих сотрудников «всегда давать больше, чем от них ожидают». Быть лучшими в представлении Google означает не пункт назначения, а только начало пути.

Ехать на длинном хвосте

«Наша бизнес-модель – эксплуатация длинного хвоста, – заметил один из сотрудников Google. – Руководство только и твердит об этом»(12).

Впервые маркетинг длинного хвоста ввела в практику розничная сеть Sears, Roebuck & Company, предложив клиентам пухлые каталоги товаров, которые можно заказать по почте. Позже его с блеском усовершенствовали интернет-компании, подняв на новую высоту, – в особенности успешно это сделала компания Google. Название «модель длинного хвоста» происходит от внешнего вида кривых, описывающих статистические распределения – вроде всем известных кривой нормального распределения или кривой Парето. Обычно кривая после тех или иных изгибов стремится к некоему значению и буквально уходит в бесконечность, но никогда не достигает желанной отметки. При этом хвост кривой все сильнее прижимается к оси, уходя в бесконечность, отсюда и его название – «длинный хвост».

Если отложить по оси У объем продаж того или иного товара, а по оси Х – широту ассортимента и нанести сюда показатели разных компаний, то на таком графике вершина кривой обычно отображает компанию с самым высоким объемом продаж, но, как правило, с ограниченным количеством пользующихся повышенным спросом продуктов – чемпионов продаж. Так вот, интернет-компании, живущие за счет длинного хвоста, располагают возможностью продавать самый широкий ассортимент продуктов, поскольку фактически не связаны с необходимостью складского хранения. При том что они, естественно, делают деньги на продажах самых популярных продуктов, они способны извлекать прибыль и из того, что не является хитами, – продуктов, пользующихся единичным спросом, иными словами, тех, которые в графиках продаж оттеснены куда-то далеко в хвост. Но ведь хвост-то длинный, почти бесконечный, а значит, на продажах этих продуктов (более узкоспециализированных, малоизвестных и странных или даже в чем-то отталкивающих – словом, на любителя) компания может постоянно зарабатывать деньги, и деньги большие. В своей книге The Long Tail: Why the Future of Business Is Selling Less of More («Длинный хвост. Новая модель ведения бизнеса»), где он описывает этот феномен, Крис Андерсон, главный редактор культового журнала об ИТ-индустрии Wired, отмечает огромную емкость таких рынков, называя их «рынками без конца»(13).

На первом ежегодном собрании компании Google в 2004 году Эрик Шмидт пояснил, что источник успеха программы для рекламодателей в том, что она не только охватывает пик кривой, продавая место под рекламу небольшому количеству очень крупных компаний-рекламодателей, но и следует вдоль длинного хвоста, предоставляя услуги миллионам мелких рекламодателей, вплоть до предпринимателей-одиночек:

Что самое впечатляющее в длинном хвосте – это его размеры, и не менее удивительно, что огромное количество мелких компаний (место которых и есть где-то ближе к концу хвоста) не охвачены традиционной рекламной индустрией. Осознание того факта, что распределение продаж у таких компаний, как наша, соответствует распределению Парето, имеет куда более глубокий смысл, чем могло бы показаться на первый взгляд.

С открытием потенциальных возможностей, которые таит в себе кривая распределения продаж, в особенности середина длинного хвоста (иными словами, того, что охват средних и мелких клиентов-рекламодателей – это поистине золотая жила), руководство Google обнаружило для себя поразительно много способов поиграть с длинным хвостом.

20-процентные проекты

«Мы поощряем своих сотрудников помимо нормальных рабочих заданий посвящать 20 % рабочего времени проектам, от которых, по их мнению, Google получит наибольшую выгоду, – говорит Ларри Пейдж. – Это подстегивает их творческие способности и инновационность. Многие из наших лучших сервисов родились именно таким путем. Взять, например, рекламную систему AdSense и сервис Google News (Google Новости) – прототипы их как раз и были разработаны факультативно, в то самое 20-процентное личное время. Одни проекты, те, что самые рисковые, терпят фиаско, что, как правило, помогает нам расширить знания. Другие развиваются, превращаясь в коммерчески привлекательные продукты»(14).

Обожаемые гуглерами факультативные проекты дают ощущение самостоятельности, а с ним повышают и преданность компании – что есть один из надежных способов удержать цвет талантов по мере того, как компания делается все более бюрократической. «Чем дальше растет компания, тем труднее поддерживать условия, способствующие креативности», – признает директор по инженерным разработкам Крейг Невилл-Мэннинг(15).

Прискорбно, что в преддверии мирового экономического спада компании Google пришлось потуже затянуть пояс: есть основания предполагать, что компания рассматривает возможность приостановить действие 20-процентного правила для своих сотрудников. Так, Эрик Шмидт уже заявил, что вряд ли у инженеров-разработчиков останется на это время и мало кто из них сможет продолжить работу по самостоятельным творческим проектам: «У нас появится возможность вернуться к этой блестящей идее позже, когда минует данная стадия экономического цикла»(16).

* * *

Осенью 2008 года на нью-йоркском вокзале «Грандсентрал» (Grand Central) состоялась презентация одного из самых успешных и, как оказалось, востребованных 20-процентных проектов Google – электронных карт маршрутов общественного муниципального транспорта. На мероприятии присутствовали представители исполнительного руководства Google, а также ряд политических деятелей государственного и муниципального масштаба.

По договоренности с администрацией «Гранд-сентрал» компания Google установила в здании вокзала десяток демонстрационных стоек, показывающих наиболее оптимальные пути перемещения в системе муниципального транспорта Большого Нью-Йорка, охватывающей площадь в 12,9 тысячи кв. км, по маршрутам подземки, городских автобусов и пригородных электричек, вместе взятым.

Впервые электронные карты разработки и планирования маршрутов на общественном транспорте компания Google представила широкой публике в 2006 году, и вскоре к числу городов, где действовал этот проект, прибавились Лос-Анджелес в Калифорнии и Остин в штате Техас. Немалых усилий и изобретательности потребовалось от разработчиков Google, когда они приступили к созданию электронных карт сложных и разветвленных муниципальных транспортных систем в таких городах, как Лондон, Токио и Париж.

Проект картографического отображения общественного транспорта Transit был детищем двух гуглеров одного из калифорнийских отделений компании – Авичала Гарга и Криса Харрельсона. Получив горы информационных материалов, любезно предоставленных управлением муниципального транспорта города Нью-Йорка, они пришли в ужас и было решили, что не справятся. Боевой дух команды поддержала Марисса Майер, вице-президент Google, ответственная за поисковые программы и удовлетворенность пользователей. Она посоветовала «просто упорядочить полученные данные»(17). Проект был спасен, а позже к нему подключились гуглеры из офисов Европы и Японии, и у Google появился отличный сервис и повод для гордости.

Эти вечные бета-версии

В среде гуглеров очень популярна фраза «Запусти пораньше и итерируй почаще», причем не в качестве лозунга, а как общепринятый взгляд на процесс разработки проектов. Иными словами, в Google придерживаются того мнения, что любой новый сервис следует обнародовать еще в бета-версии или даже в процессе разработки, с тем чтобы постепенно совершенствовать его на глазах и при активном участии широкой публики.

Иногда за такой подход на Google сыплется немало шишек, в особенности когда новый продукт долгое время пребывает в стадии бета-версии. К явным недостаткам такого образа действий можно отнести то, что со стороны кажется, будто инженеры-разработчики Google не в состоянии своими силами довести проект до ума и ждут, когда пользователи придут к ним на помощь. Иногда в этом видят и малодушие Google: если проект проваливается, всегда есть возможность прикрыться тем, что это всего лишь бета-версия.

Зато Google находит в таком подходе и очевидные плюсы: рекомендации и советы пользователей позволяют отточить проект и придать ему блеск, что позволяет использовать эту политику для подпитки инновационного духа, которому компания Google непоколебимо привержена.

«На мой взгляд, само по себе осознание того, что ты беспрестанно обновляешь, отлаживаешь продукт, доводишь его до совершенства, уже является залогом успеха в такой области, как технологии, и имеет критическую важность для того сорта потребительских сервисов, которые создаются в стенах Google», – отмечал бывший ведущий разработчик ресурса Gmail Пол Букхайт, который с тех пор покинул компанию и основал собственную начинающую компанию FriendFeed.

Стоит им почить на лаврах, и они рискуют быстро утратить ведущие позиции… однако помимо этого велик риск, что как организация Google утратит навыки инноваций, а это, в свою очередь, окажется пагубным для нее, поскольку конкуренты могут уйти слишком далеко, и обленившаяся компания уже не сможет нагнать их, потому что позабыла, как проявлять инновационностъ. Постоянное укрепление и поддержание культуры инновационности есть критически важное условие успеха любой компании(18).

Сказочное место работы

Авторитетный журнал Fortune всего лишь одно из целого ряда изданий, которые объявляют Google самым лучшим в мире местом работы.

Google безусловно относится к разряду самых предпочитаемых в мире компаний-работодателей. Созданный в Google новый тип рабочей среды воплотил в себе все чаяния современного работника и служит признанным эталоном, по соответствию которому оценивается привлекательность прочих компаний как мест работы. А почему бы и нет? При своей либеральной системе участия в прибылях и даже вопреки мировому экономическому спаду Google как компания продолжает работать над самыми интересными, увлекательными проектами и зарабатывать хорошие деньги.

Офисы Google предлагают своим сотрудникам множество разнообразных и полезных льгот, хотя их набор немного разнится в зависимости от местоположения офиса. Так, почти во всех имеются прачечные, где ваши джинсы и футболки вновь приобретут опрятный вид. Здесь вас подстригут и сделают прическу, в вашем автомобиле поменяют масло, а вы в любой момент, «не отходя от кассы», можете немножко размяться. Кроме того, есть массаж, волейбольные площадки, бассейны и, конечно, питание – это предмет постоянных забот руководства, и будьте уверены, что в офисах Google всегда полно полезной, вкусной еды. А в офисе Google в индийском городе Хайдарабаде имеется собственный крикетный клуб.

Google не изнуряет своих сотрудников дресс-кодом, вернее, таковым по сути является удобная и практичная одежда в повседневном стиле. Подавляющее большинство гуглеров, даже во Франции и Ирландии, предпочитают ходить в джинсах. И все же, несмотря на непринужденную атмосферу, Эрик Шмидт указывает на одно непременное правило: работник обязан быть одетым… хотя бы во что-нибудь. Суть фирменного гуглевого стиля одеваться точнее всего передает выражение «взъерошенный студент».(19)

Google гордится своими Employee Resource Groups (ERG), проще говоря, сообществами сотрудников, которые воплощают политику всеобщего равноправия и демократии в Google. Сообщество Google Women Engineers объединяет женщин-инженеров, сообщество Black Google Network – афроамериканских гуглеров, а сообщество Gayglers, как можно догадаться по его названию, клуб для общения сотрудников компании с нетрадиционной сексуальной ориентацией: геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов – словом, GLBT. На корпоративной странице Google написано так: «Наши ERG способствуют формированию социальных сообществ, не ограниченных рамками функциональных и национальных границ и чрезвычайно эффективных в качестве элемента программ удержания персонала. Они обеспечивают ценную обратную связь в отношении действенности кадровых программ и политики в области человеческих ресурсов, а кроме того, предоставляют прекрасные возможности для персонального роста и профессионального совершенствования».

Не следует забывать и о такой сказочной услуге, как фондовые опционы. Однако эта «шоколадная» льгота по самой своей природе рождает дилемму: будучи хорошим инструментом удержания персонала, в долгосрочном плане она создает у гуглеров искус покинуть компанию и употребить огромные деньги от продажи своего пакета акций Google либо на безбедное прожитье в свое удовольствие, либо на организацию собственного бизнеса.

Один из сотрудников отмечает, что, воздавая должное щедрым льготам, которые предоставляет Google, превыше всего он ценит возможность работать и общаться с самыми лучшими, самыми одаренными людьми в атмосфере коллегиальности и сотрудничества. Здесь такое множество обладателей академических степеней, причем полученных в Стэнфорде, что это уже давно не является предметом гордости и поводом задирать нос. «Лично я получил образование бизнес-аналитика, – объясняет он, – и, когда я пришел в Google, мои компьютерные навыки оставляли желать лучшего и не шли ни в какое сравнение с уровнем здешних разработчиков. Они проявили великодушие и быстро обучили всему, что мне могло понадобиться для успешного выполнения моих служебных обязанностей».

Сегодняшняя рабочая обстановка в Google сложилась под влиянием множества факторов, в том числе чаяний того поколения, которое представляют Сергей и Ларри, духа Силиконовой долины, где располагается главный офис, а также мощного влияния академической среды Стэнфорда. На ней отразились даже личные обстоятельства биографии соучредителей. Ларри Пейдж, например, считает своим долгом высоко нести знамя хорошего работодателя, что явно навеяно впечатлениями из его детства.

Вот как он сам объясняет истоки этого своего кредо: «Мой дед работал на автомобильном заводе во Флинте, в штате Мичиган, он был сборщиком на конвейере. Во времена сидячих забастовок он всегда таскал с собой такую железную трубу с огромным свинцовым набалдашником»(20). Ларри поясняет, что это делалось в целях самозащиты на тот случай, если вдруг компания захочет насильственно заставить своих рабочих прекратить забастовку: «Я до сих пор храню этот молоток, хотя он служит напоминанием о событиях из жизни позапрошлого поколения моей семьи и с тех пор утекло много воды. Мы прошли большой путь, и не думаю, что кто-то из наших сотрудников будет вынужден запасаться оружием для защиты от компании»(21).

Многие, включая Пейджа, утверждают, что Google извлекает множество выгод из хорошего отношения к своему персоналу. «Это не более чем вопрос здравого смысла, – говорит Ларри. – Всем известно, что счастливый и довольный человек способен трудиться более продуктивно»(22).

Хотя лавры изобретателя непринужденной рабочей среды принадлежат отнюдь не компании Google, тем не менее очень в ее духе, что эту давнюю добрую традицию Силиконовой долины Google сумела поднять на новый уровень. С самого начала Google-парни постарались придать рабочей среде своей компании атмосферу свободы и веселья университетского кампуса, только с более качественным сервисом. В обстановке жестокой конкуренции за таланты, ни на минуту не затихающей в области программного обеспечения и интернет-бизнеса, остальные игроки все время оборачиваются на Google, стараясь воспроизводить по мере возможности то, что делает она.

Далеко не все льготы, которыми Google осыпает своих людей, постоянны. В какой-то момент было объявлено о предоставлении пятитысячной субсидии тем сотрудникам, кто купил автомобиль с гибридным двигателем. При всем стремлении Google поддерживать экологически дружелюбные технологии, компания никогда не считала себя обязанной сохранять навеки эту льготу(23), тем более что экономический кризис и ее заставляет серьезно задуматься об экономии.

Альтернативный взгляд на вещи

Стоило журналу Fortune объявить Google «Работодателем Номер Один» за 2008 год, как появился комментарий одной бывшей сотрудницы компании, назвавшейся Лайзой. Она горько сетовала на Google:

Компании Google, я считаю, вообще не место в этом рейтинге. Вы, граждане, как я посмотрю, при выборе кандидатов в ваш список ставите на первое место итоговые финансовые результаты компании.

Все эти дополнительные льготы служат только тому, чтобы пустить пыль в глаза. Я поработала там и убедилась на собственном опыте, что это по большей части пропаганда. <…> Они часто призывали нас, работающих, всем и каждому расписывать, как здесь кормят бесплатными обедами да массаж предлагают и прочее в том же роде.

Во-первых, если вы хотите быть на хорошем счету, то вам следует ограничить свой ланч не более чем получасом. Стоит задержаться за едой сверх этих 30 минут, и это немедленно вызовет косые взгляды начальства. В общем, кончается все тем, что вы перекусываете прямо на рабочем месте. Вроде бы эта льгота и есть, а на деле ее нет. А насчет массажа, так там огромная очередь: записавшись в лист ожидания, прождешь своего сеанса месяцев шесть, к тому же процентов 90 вероятности того, что в назначенное время ты туда не попадешь из-за какого-нибудь рабочего совещания и т. п.

Наконец, менеджеры просто кошмарные типы. За ними не предусмотрено никакого внутреннего контроля. Сама слышала, какие ужасы рассказывали о них другие24).

Еще один гуглер, пожелавший сохранить анонимность, не разделяет Лайзиных жалоб. Он придерживается мнения, что работа в Google воодушевляет и дает ощущение важности того, что делаешь. Тем не менее на обед, куда пригласила его автор этих строк, он опоздал более чем на час, поскольку не смог вырваться из Гуглплекса, хотя часы показывали 6:30 вечера. Он был первым человеком, от которого автор услышала, что ненормированное рабочее время – это нормально.

Официальный представитель Google высказывает свою точку зрения на эту проблему: «В конце концов, это работа».

Гуглплекс

Одним солнечным сентябрьским деньком группа инженеров-разработчиков вышла из дверей штаб-квартиры Google Гуглплекса и бодро зашагала через зеленую лужайку кампуса к стартовой точке «командообразующего путешествия», маршрут которого пролегает вдоль берега залива Сан-Франциско. По пути «на природу» они застали производственное совещание гуглеров в самом разгаре – оно проходило на специально оборудованном велосипедном треке. Все участники разместились на так называемом «конференционном велосипеде» – это такое хитроумное изобретение на полукруглой раме. Благодаря такой форме велосипедисты, крутя педали, могут общаться между собой, а сидящий впереди тем временем правит рулем, задавая маршрут движения. Продолжая путь, группа инженеров обогнула длинный ряд автобусов, выстроившихся вдоль соседних с Гуглплексом улиц в ожидании конца рабочего дня, когда они развезут гуглеров по домам, а проживают они в радиусе 80 километров от штаб-квартиры. Сбоку виднелась еще одна компания гуглеров: те расселись на траве и, судя по всему, вкушали радости пикника под реющими на ветру надувными баллонами, выкрашенными в фирменные цвета Google. Меж тем мимо группы деловито сновали на велосипедах другие гуглеры, державшие путь в другие здания компании, привольно разбросанные по окрестностям Гуглплекса.

Похоже, Google и Google-культура наложили неизгладимый отпечаток на маленький уютный городок Маунтин-Вью, в особенности на его восточную часть. В настоящее время компания располагается в 30 зданиях, занимая в общей сложности офисную площадь порядка 280 тысяч кв. м. А это более чем треть всех офисных площадей, которыми располагает городок. И хотя сегодня компания Google растет более плавными темпами, чем прежде, у нее имеются планы расширения офисного пространства на случай надобности. Бо#льшая часть фирменных зданий размещается на земле, арендованной у муниципальных властей Маунтин-Вью, что делает Google крупным и ценным арендатором. Так, в 2007 году благодаря плате за аренду, поступившей от компании, муниципальная казна пополнилась 3,8 миллиона долларов(25).

В Гуглплексе есть даже площадка с песчаным покрытием для пляжного волейбола, не говоря уж об инсталляциях под открытым небом вокруг Гуглплекса, в которых отразились самые буйные и причудливые фантазии их создателей. А еще у Google имеются собственные спасатели на водах! В соответствии с предписанием муниципальных властей таковые должны быть приставлены к двум плавательным бассейнам с искусственным течением, которые имеются в распоряжении Google.

Кроме того, сотрудникам обеспечены медицинское обслуживание в рабочее время и возможность бесплатно пройти медосмотр, а для кормящих мамочек-гуглерш выделены отдельные помещения, где никто не помешает им заниматься своим важным делом. В свое время компания Google ввела и такую льготу, как недорогой присмотр за детьми, однако с тех пор цены на эту услугу существенно поднялись. А как насчет вздремнуть на одной из мягких кушеток, расставленных в стратегически выверенных местах по всему Гуглплексу? А если гуглер собачник, ему не возбраняется прихватить на работу своего любимца – конечно, если четвероногий друг знаком с правилами хорошего тона. Кому-то может показаться, что за всеми этими развлечениями у сотрудников не остается времени для собственно работы. Но достаточно взглянуть на сухой бассейн, заполненный разноцветными шариками, как в «Макдоналдсах» для детей, чтобы убедиться, что это заблуждение. Там, как обычно, в самом разгаре рабочее совещание.

Однако более всего Гуглплекс прославился своей потрясающей кормежкой. Повсюду расставлены вазочки с легкой закуской, для гуглеров предусмотрено полноценное трехразовое питание, а молодым мамам обеспечена доставка домашней еды(26). По некоторым расчетам, в год на пропитание своих сотрудников Google тратит целых 72 миллиона долларов, что в пересчете на одну гуглерскую душу составляет 7530 долларов(27).

Для сотрудников Гуглплекса стало настоящим бедствием, когда его первый шеф-повар Чарли Эйерс вздумал покинуть своих подопечных, чтобы открыть собственный ресторан. Целых три недели компания Google сбивалась с ног в поисках достойной замены Чарли, который в свое время (хотя и от случая к случаю) готовил для членов знаменитого ансамбля Grateful Dead (на концерты которого, как уже говорилось, юного Ларри брал большой поклонник группы Пейдж-старший). А вообще, питание, которое Google предоставляет своим сотрудникам, необыкновенно, и это еще мягко сказано. Гуглеры мечтают, чтобы таким оно было и впредь. Один из претендентов на пост, покинутый Эйерсом, предложил гуглерам сладкую лазанью с тыквой и баранину на ребрышках под можжевеловым соусом.

Но даже если отвлечься от всяческого баловства, игрушек и дармовых удовольствий, призванных потрафить гуглерам, Гуглплекс, заполнивший собой целый комплекс футуристических строений, в прошлом служивших пристанищем для признанного мастера компьютерной графики, легендарной компании Silicon Graphics, все равно был бы самым приятным местом работы. В центральном дворике разбит великолепный огород, урожай с которого прямиком идет на кухни кафетериев Google.

Убежденный поклонник всяческих механических штучек, Ларри однажды проехался по всему кампусу Google на электрическом самокате «Сигвей», и ему пришла в голову мысль ввести это средство передвижения в обиход компании Google. Позже на смену электрическим самокатам пришли электрические скутеры.

Но если нет ничего проще, чем обнаружить в штаб-квартире Google кафетерии и лавовые лампы или, скажем, встретить собачонку, то надо очень постараться, чтобы в лабиринте коридоров и переходов отыскать мастерски запрятанное пристанище Google-парней.

Начальнический кабинет, один на двоих, которым вот уже долгое время довольствуются Пейдж и Брин, занимает угловую часть корпуса № 43, а под боком притулился и кабинет Эрика Шмидта. Рабочее пространство Google-парней, как можно догадаться, оснащено самой передовой техникой. Вдоль стен выстроились в ряд компьютерные мониторы с плоскими экранами, отображающими электронные календари, интерфейс электронной почты, таблицы биржевых котировок и, конечно, поисковую систему Google. Как приверженцы идей эргономики, соучредители Google допустили в свою святая святых гантели, а также массажные кресла для расслабления по всем правилам науки, а окна кабинета открывают вид на живой, кипящий энергией мир Google.

Google в Ирландии

Далеко не все отделения Google столь же гламурны и раскованны по своей атмосфере, как Гуглплекс. Отделение компании в Санта-Монике представляет собой стандартный офисный комплекс, каких полно в Южной Калифорнии, разве что сверху его украшают весело развевающиеся на ветру огромные зонтики фирменной расцветки, создающие тень в устроенном на крыше патио. А кроме того, само здание расположено в соблазнительной близости от пляжей и знаменитого пирса Санта-Моники.

А дублинский офис Google, пожалуй, лучше других олицетворяет то, как выглядит культура Google на фоне окружающего мира.

Башни-близняшки Google рвутся ввысь над маленькой улочкой в ранее заброшенном районе дублинских судостроительных доков. Еще несколько лет назад эти окрестности были по преимуществу пустынны, с немногочисленными фабричными корпусами в окружении полуразвалившихся пакгаузов. Район получил второе рождение, когда ирландская экономика стремительно пошла вверх, явив миру феномен «кельтского тигра». Динамично развивающейся индустрии требовались куда более обширные промышленные площади, чем те, что могли предложить другие районы хранящего георгианские традиции Дублина.

Как вы могли бы догадаться, любой Google-офис легко распознается по украшающим его разноцветным зонтикам, а вот дублинский – исключение из этого правила. Старая добрая ирландская погода с ее вечной дождливостью не очень располагает к трапезам на открытом воздухе. Многие дни в году дублинские гуглеры не отваживаются лишний раз выходить под моросящий дождик и предпочитают курить, сбившись в кучку у входа или под выступающими скосами здания. Здесь, как и в Калифорнии, штат Google сплошь молод, энергичен, напорист и, конечно, поголовно щеголяет в джинсах Levi's и простых футболках – и еще в свитерах, смотря по погоде.

Привлеченная обилием молодой, интернациональной по составу и бескрайне одаренной рабочей силы (не говоря уж о более чем щедрых налоговых льготах), компания Google обосновалась в Дублине в 2004 году, имея в штате 150 человек. А сегодня это самое крупное отделение компании – конечно, не считая Гуглплекса в Маунтин-Вью. Произведение современной архитектуры, симфония из стекла и бетона в сердце исторического города, европейская штаб-квартира Google насчитывает 1350 сотрудников. В ее техническом центре звучит речь на десятках разных языков, а с потолков свисают национальные флаги многих стран.

И пусть здесь выдается не так много возможностей для веселых пикников и веселые зонтики Google так и не прижились, это не помешало европейскому «плексу» обзавестись другими непременными атрибутами Google: лавовыми лампами, гантелями и гигантских размеров монитором в вестибюле, на котором отражается поисковая активность пользователей по всему миру.

Вслед за другими американскими фирмами, такими как Facebook и Dell, компания Google облюбовала Ирландию по причине небывало низкого корпоративного налога – каких-то 12,5 %. Однако другие налоги и сборы здесь довольно высоки, скажем тот же налог на владение телевизионным приемником. Наценка на ресторанную еду в Дублине составляет 13 %, а на алкогольные напитки – около 21 %.

Невзирая на гримасы ирландского климата и высокие потребительские налоги, Google продолжает расширять бизнес в Дублине и его окрестностях. Даже в период экономического спада, постигшего Ирландию в 2007 году, компания Google продолжала наращивать численность персонала в этой стране.

10 причин работать в Google

Хотя кое-кто из бывших сотрудников Google жалуется, а критиканы обвиняют компанию в слишком откровенном хвастовстве расчудесной обстановкой, которую она создает своим работникам, все же приятно думать, что есть на свете компания, которая так печется о качестве трудовой жизни и в добровольном порядке идет на многое, чтобы показать, как она ценит и уважает своих людей. Вот как сама Google сформулировала аргументы в пользу работы в Google, иными словами, это перечень преимуществ, которые она предоставляет как работодатель.

1. Помощь людям. Обслуживая миллионы пользователей каждый месяц, компания Google стала важной составляющей повседневной жизни – как хороший друг, – обеспечивая людям доступ к информации, делающей их жизнь полноценной.

2. Жизнь прекрасна. Быть частью чего-то важного и разрабатывать продукты, которым вы можете доверять, – это удивительно приятно!

3. Признание – это лучшая мотивация. И поэтому мы обеспечили приятную и творческую атмосферу на работе и создали благоприятные условия, включая оказание медицинской и стоматологической помощи в офисе, массаж и йогу, массу возможностей для профессионального развития, присмотр за детьми в офисе, пробежки по набережной и возможность перекусить в течение всего рабочего дня.

4. Работа и удовольствие не исключают друг друга.

Можно программировать и играть одновременно.

5. Мы любим наших сотрудников и хотим, чтобы они знали об этом. Мы предлагаем большой набор льгот, включая различные программы медицинского обслуживания, отчисления в пенсионный фонд, поощрение служащих фондовыми опционами, отпуск по уходу за ребенком для матерей и отцов и многое другое.

6. Тяга к инновациям у нас в крови. Даже самые лучшие технологии можно усовершенствовать. Поэтому мы считаем, что возможности для создания более актуальных, полезных и эффективных продуктов для наших пользователей безграничны. Компания Google является лидером в разработке технологий, направленных на обработку глобальной информации.

7. Всегда приятная компания. Компания Google объединяет в себе очень интересных людей – от бывших нейрохирургов, генеральных директоров и чемпионов США по разгадыванию головоломок до охотников на аллигаторов и бывших морских пехотинцев. Независимо от своего жизненного опыта и специализации гуглеры – прекрасные коллеги по работе.

8. Объединяя пользователей, мы объединяем мир.

Нашими продуктами пользуются люди, говорящие на разных языках, во всех странах мира. Мы мыслим, действуем и работаем глобально – это просто наш скромный вклад в работу над тем, чтобы сделать наш мир немного лучше.

9. Мы смело беремся за то, чего до нас никто не делал.

Существуют еще сотни проблем, которые нужно решить. И для этого необходимы ваши творческие идеи. У вас будет возможность разрабатывать новые инновационные продукты, которые окажутся полезными для миллионов людей.

10. Ну и, в конце концов, мы гарантируем бесплатные обеды. Мы ежедневно предлагаем полезные и вкусные блюда, приготовленные с любовью.

В битве за интеллектуальные ресурсы

Китаец по происхождению, остепененный специалист в области вычислительной техники Кайфу Ли оказался меж двух огней, став яблоком раздора для компаний Google и Microsoft: каждая желала заполучить его себе. Сначала Кайфу Ли занимал в компании Microsoft должность вице-президента, отвечающего за передовые технологии применения естественного языка и пользовательского интерфейса, а в 2005 году соблазнился предложением Google создать региональное отделение в Китае. Не потерпев, чтобы у нее сманивали лучших людей, Microsoft вчинила Google иск, обвиняя ее в том, что она спровоцировала доктора Ли нарушить пункт трудового договора о неучастии в конкурентной борьбе (об обязательстве в течение года не работать на компанию – прямого конкурента). Верховный суд США разрешил Ли работать на Google, однако без права участвовать в проектах, перекрывающихся по тематике с теми, что разрабатывает Microsoft, до тех пор пока конфликт между компаниями не будет урегулирован. Это Google и Microsoft предпочли сделать во внесудебном порядке, и доктор Ли отправился развивать китайский Google.

Как сообщает влиятельный сайт Zdnet, Кайфу Ли написал письмо на китайском языке, в котором разъяснял причины своего перехода: «Microsoft – выдающаяся компания, и у нее можно очень многому поучиться. Но Google – это компания, которая поразила меня до глубины души. А причина, по которой Google произвела на меня такое неизгладимое впечатление, кроется в ее подлинной страсти к созданию нового поколения технологий. Повсеместно в Google мне открывались настоящие сокровища. Технологии и продукты Google вырываются далеко за пределы собственно интернет-поиска».

В конце того письма Ли при помощи математической формулы отразил свои основания для перехода в Google:

Молодость + свобода + прозрачность + новая модель + общественная полезность + ответственность = Чудо Google(28)

* * *

По сути, Интернет с его триллионами веб-страниц, в том числе и Google, представляет собой интеллектуальный капитал. Материальные активы компаний вроде Google мизерны в сравнении с великой ценностью их интеллектуального капитала, созданного талантом и воображением их сотрудников.

Ларри и Сергей с детства испытывали огромный пиетет к академическим степеням. Представляя новых членов совета директоров в 2004 году, Ларри с гордостью озвучил их ученые степени и звания:

Джон Хеннесси, президент Стэнфордского университета и обладатель докторской степени в области компьютерных технологий. Арт Левинсон, генеральный директор Genetech, имеет степень доктора наук в области биохимии. Пол Отеллини, президент и генеральный директор Intel. Невозможно испытывать большее восхищение масштабами научных достижений и опытом, чем то, которое мы испытываем, представляя наших новых директоров(29).

* * *

Пока компания Google была в пеленках, лучшим поисковым движком считалась AltaVista. Ее тогдашний владелец компания Hewlett-Packard, казалось, не больно-то дорожила талантами тех, кто приложил руку к поисковому ресурсу. И поплатилась: со временем Google переманила к себе многих талантливых программистов и разработчиков, которые внесли гигантский вклад в успех движка Google.

Одна из неафишируемых стратегий Google состоит в том, чтобы извлекать уроки из провалов первых интернет-компаний, каковой, в частности, была компания Netscape Communications. Между прочим, и Эрик Шмидт, и Омид Кордестани в свое время работали в этой компании, пережившей и взлеты, и падения. «Будучи компанией следующего поколения, Google имела возможность изучить и взять на вооружение позитивный опыт Netscape, – объясняет Кордестани. – Самое приятное дежавю – когда в Google работаешь с теми, в ком узнаешь воспитанников Netscape»(30).

* * *

В 2005 году на долю компании Google, несомненно, выпала большая удача: ей удалось привлечь на работу легендарного Винтона Серфа, в прошлом сотрудника Агентства передовых оборонных исследовательских проектов (Defense Advanced Research Projects Agency, DARPA) – одного из тех, кто стоял у истоков Сети и по праву заслужил титул отца Интернета. Он занял пост вице-президента и главного миссионера Интернета в Google. На него возложены задачи несколько футуристического свойства: он призван философски осмыслять и провидеть будущее Всемирной паутины и прогнозировать ее влияние на общество.

* * *

Канадец Крис Лавуа с детства мечтал стать профессором университета и готовил себя к этой стезе, а сегодня он – сотрудник Гуглплекса. Как же так? Сам он объясняет, что совершил крутой вираж в своей жизни по зову интеллекта: «Всю жизнь я считал, что самыми сложными научными проблемами занимаются в университетах, но, придя в Google, обнаружил, что здесь все делается с гораздо бо#льшим размахом и проблемы здесь неизмеримо труднее. Меня не перестают поражать и завораживать колоссальные масштабы Всемирной сети и разрабатываемых для нее систем. Я сразу понял, что именно здесь место самых великих свершений»(31). Лавуа прибавляет, что, кому бы он ни говорил, что работает в Google, реакция собеседника неизменно одна и та же: «Зависть, всеобщая зависть»(32).

С момента своего основания компания Google получила более пяти миллионов заявок от людей, мечтающих работать здесь. И в вопросе подбора подходящих кандидатур Google проявила инновационность, изобретя новые способы находить тех, кто, по ее представлениям, достаточно одарен, чтобы пополнить собой ряды гуглеров. Однажды Google установила на автостраде 101, постоянно оживленной трассе, связывающей Сан-Франциско с Силиконовой долиной, придорожный щит, призванный привлекать новых сотрудников на работу в Google. Однако ни имени компании, ни ее логотипа, ни www-адреса или каких-либо указаний на нем не было. Сообщение ограничивалось следующим: «.[36] сот».

Те, кто догадался, о чем речь, и сумел вычислить это значение, ввели в строку браузера получившийся адрес – 7427466391.com, что привело их на веб-страницу с новым заданием, более сложным. Те, кто преодолел и эту преграду, получили возможность пройти собеседование в Google.

Еще один нетривиальный способ поиска сотрудников – Google Labs Aptitude Test (GLAT, стандартный тест на профессиональную пригодность для программистов и других потенциальных сотрудников Google), который компания публиковала в узкоспециализированных ИТ-изданиях вроде Linux Journal. Туда входили математические головоломки и вопросы (их перечень состоял из 21 пункта), ответ на которые может быть известен тем, кто глубоко изучал математику, вроде «назовите самое прекрасное уравнение из всех когда-либо выведенных»(33).

* * *

Нередко Google признает:

Наши сотрудники более склонны уходить от нас после наступления срока реализации их исходных опционов, в особенности если акции, составляющие опцион, существенно прибавили в цене по сравнению со стоимостью исполнения опциона.

У Google имеется и еще одна головная боль: чрезвычайно ожесточенная в ИТ-индустрии конкуренция за таланты: «…мы отдаем себе отчет в том, что кое-кто из наших конкурентов нацелился переманить непосредственно наших сотрудников»(34).

В стремлении сберечь свои интеллектуальные ресурсы компания Google учредила престижную премию Founders' Award («Награда от учредителей»), которой удостаивает сотрудников, продемонстрировавших выдающиеся предпринимательские достижения. Премия выдавалась в форме пакета акций, что было эквивалентно огромной сумме. Первые две награды, стоимость которых оценивалась в 12 миллионов долларов, были присуждены двум командам разработчиков, объединявшим по 10–12 человек.

Оказалось, что и у этого мотивационного начинания имеется обратный эффект: те, кто был удостоен премии, сочли себя недооцененными. По словам одного ветерана Google, «кончилось тем, что эта затея стала вызывать все больше раздражения и зависти среди сотрудников». Сегодня Google лишь изредка присуждает Founders' Award, предпочитая раздавать призы поменьше, да и то весьма скупо. Бывает так, что сотрудники получают их из рук самих основателей Пейджа и Брина во время их визитов в офисы компании(35).

При том что Google не жалеет усилий на мотивацию и удержание своего золотого интеллектуального фонда, утечка мозгов остается проблемой компании, и многие талантливые сотрудники уже покинули ее, прежде всего движимые желанием основать собственное дело.

Вот как комментирует ситуацию Авичал Гарг, в прошлом менеджер по управлению продуктами Google, а ныне учредитель начинающей компании PrepMe.com, предлагающей услуги подготовки к стандартизованным тестам: «В свое время компания Google стала ярчайшим событием и как магнит притягивала все что есть талантливого. [А сейчас] ее в массовом порядке покидают те, кто помоложе и успел заработать кое-какие деньги. Причем уходят не те, у кого уже 20 миллионов, а, как правило, те, у кого хотя бы два. В нынешние времена начальные затраты на организацию компании столь невелики, что Google, в сущности, финансирует их начинания»(36).

Тайны за семью печатями

Нежелание Google погружаться в вакханалию пиара было обусловлено здравым смыслом. Это место, Маунтин-Вью, можно назвать одновременно и открытым, и закрытым: там утвердилась культура, навеянная идеями бестселлера Энди Гроува «Выживают только параноики», где разъясняется польза хаоса как дымовой завесы для истинных намерений. Когда книга вышла в свет, Пейдж и Брин занимались форсированной доводкой поисковика, и слишком большая шумиха вокруг их ноу-хау могла им только помешать(37).

Стивен Арнольд, писатель и консультант в технологической области.

А вот как объяснили свою страсть к секретности Ларри и Сергей после преобразования Google в публичную компанию:

Будучи небольшой частной компанией, Google держала при себе конфиденциальную деловую информацию, что, по нашему мнению, сильно помогло в борьбе с конкурентами. Но мы росли, и информация все больше становилась достоянием гласности. В ранге публичной компании мы, естественно, будем предоставлять всю требуемую законами информацию и приложим все усилия, чтобы внятно объяснить намерения, лежащие в основе того или иного нашего шага. Однако мы не собираемся без особой надобности раскрывать сведения, объясняющие наши преимущества, стратегии и намерения(38).

* * *

Общеизвестно неизбывное желание Google уклоняться от контактов со СМИ, и даже репортеры местной газеты испытывают на себе, что такое скрытность по-гуглевски(39). А между тем в редакции газеты считают, что в качестве одного из крупнейших корпоративных граждан города, оказывающих существенное влияние на его жизнь, компания Google должна бы быть поразговорчивее – в конце концов горожане имеют право знать, что делается у них под боком. На это газета Mountin View Voice пожаловалась в редакционной статье одного из номеров за 2007 год:

Вот уже несколько лет – по крайней мере с того момента, как она стала открытым акционерным обществом и доросла до сегодняшних гигантских размеров, – общение компании Google с публикой свелось к чему-то среднему между эпизодическим и вообще никаким(40).

Попытки газеты задавать вопросы в лоб, требующие прямых ответов, неизменно вызывали у Google не слишком дружественную реакцию: «В ответ на наши вопросы мы чаще всего получали одно и то же – полное отсутствие ответа. Вторым по популярности ответом Google на наши вопросы были заявления типа „По этому вопросу мы свяжемся с вами позже“, после чего следовало полное молчание»(41).

Далее редакционная статья предупреждает, чем может обернуться такая страсть к конспирации:

В конце концов компания делает хуже только себе, окружая себя непроницаемой завесой молчания. Коль скоро она сама себя провозгласила «организатором всей информации», ее положение и непреходящий успех напрямую зависят от уровня доверия широкой публики к ее мотивам и действиям. Это доверие не расцветет пышным цветом до тех пор, пока Google не сделается открытой и откровенной. Никакие филантропия и радение о защите окружающей среды не смогут компенсировать отсутствие старой доброй традиции доступности и открытости(42).

Даже встав на рельсы публичной компании, Google стяжала недобрую славу тем, что упорно отказывалась поддерживать контакты с финансовым сообществом, не отвечая на звонки аналитиков, которым требовались данные, чтобы понять и оценить перспективы ее бизнес-модели.

Кроме того, Google отказывается обнародовать прогнозы своих финансовых показателей и еще много другой важной корпоративной информации, конечными получателями которой через прогнозы аналитиков и публикации в СМИ являются ее акционеры. Свою позицию по этому вопросу Пейдж обосновал в письме к акционерам, где предельно ясно дал понять, что руководство компании привержено долгосрочному планированию, даже если в краткосрочном плане доходы компании могут выглядеть непрезентабельно:

«Над многими компаниями довлеет необходимость соответствовать финансовым прогнозам аналитиков. По этой причине они зачастую загоняют себя в рамки предсказуемых, довольно скромных показателей дохода, отказываясь от более масштабного, хотя и менее предсказуемого выигрыша в долгосрочном плане. Мы с Сергеем считаем это пагубным и намереваемся двигаться в противоположном направлении».

Стивен Арнольд отмечает, что секретность Google – неотъемлемый атрибут ее метафизики: «Мое видение проблемы таково, что Google требует самого пристального изучения. Ее публичные заявления – лишь верхушка айсберга, в то время как внутренние процессы, в ней проистекающие, все еще окружены играми в инсайдерские секреты, доступные только посвященным, вроде тех, которыми, помнится, упивались мои университетские однокашники, состоявшие в математическом клубе»(43).

9. Google взрослеет

Меньше чем за десятилетие от начинающей компании из разряда партизан-герильясов Google доросла до увесистой, центнера в три с половиной, гориллы. В каких-то своих проявлениях она остается добрым великаном. <.. > Что, однако, не умаляет фактора страха, и Google знает об этом(1).

Кевин Келлехер, журнал Wired.

Как сравнить сегодняшнюю Google с тем, чем она была лет десять-одиннадцать тому назад? Для Сергея главная разница в том, что остается больше времени для сна:

Одно из отличий в том, что теперь нам в помощь имеется [от 10 000] до 20 000 сотрудников. И естественно, теперь я не требую, чтобы они все время пахали дни и ночи напролет, как в те времена, когда мы обитали в гараже и втроем-вчетвером делали все на свете(2).

Спору нет, Google по темпам роста побила все рекорды за обозримое прошлое. Став старше, она сталкивается с трудными и далеко не однозначными проблемами. Подобно остальной взрослой корпоративной публике, она теперь воспринимает свои обязанности, своих пользователей, своих сотрудников и общество как единое целое. Кроме того, она осознает необходимость постоянного обновления и переосмысления себя, понимая, что это – залог сохранения лидирующих позиций на пространствах Интернета.

Профессор Университета штата Калифорния в Сан-Хосе Джоэл Уэст предостерегает, что Google с каждым днем все больше перенимает облик своего заклятого конкурента – компании Microsoft:

Google растет, но в то же время неуклонно бюрократизируется. Хватит ли ей сил преодолеть бюрократию и сохранить эффективность? Такое случилось в Apple, что заставило Стива Джобса вернуться к истокам и пустить на слом корпоративную культуру. Интересно, что уготовано Google – стать такой, как Microsoft, чтобы с десяток лет удерживать лидерство, или такой, как Toyota, доминирующей уже три десятка лет? Увы, у меня нет хрустального шара, который подсказал бы ответ(3).

Конфликты и разногласия

Очень часто Google совершает ложные шаги лишь по той причине, что действует на огромном малоизведанном и многообразном пространстве. Некоторые скандальные моменты устраняются с легкостью необыкновенной, вроде конфуза, что приключился в Юго-Восточной Азии.

Однажды на сайте YouTube появился клип оскорбительного содержания для особы короля Таиланда Пхумипона Адульядета (на изображение короля накладывалась картинка с жирафом), и правительство этой страны немедленно заблокировало сайт. Чтобы разрешить конфликт, на место событий отрядили заместителя главного юрисконсульта Google Николь Вонг. Встреча с властями, на которую она поспешала, выпала на понедельник, и, проезжая по улицам Бангкока, Вонг поразилась тому, что люди на улицах чуть ли не поголовно были в желтом – кто в рубашке, кто в блузке, кто в футболке. Словом, повсюду был желтый цвет.

Позже она узнала, что понедельник в Таиланде – день, когда его жители по традиции выражают уважение глубоко почитаемому номинальному главе нации, 81-летнему королю Пхумипону Адульядету. Вонг стало понятно, что YouTube спровоцировал столкновение культур, уязвил национальную гордость страны. Оскорбительный ролик немедленно заблокировали для просмотра в Таиланде, хотя в других странах он остался в свободном доступе. Правительство Таиланда вернуло благосклонность к YouTube.

Вместе с тем возникает и множество конфликтов более болезненных и не так легко поддающихся разрешению, особенно когда они связаны с мошенничеством, порнографией, нарушением неприкосновенности частной жизни или попранием прав человека, а также с пропагандой насилия.

Фальшивый клик

Все разработчики поисковых систем сталкиваются с таким злонамеренным мошенничеством, как фальшивые клики – практика манипуляций статусом веб-страницы для придания большей привлекательности сайту, причинения вреда или повышения затрат конкурирующего сайта.

Злоумышленники беспрестанно изобретают новые способы чинить вред честной интернет-публике. Такие «черные» технологии, как пиггибекинг (piggybacking) и захватническая покупка (conquest buy), направлены против рекламодателей и подрывают их доверие к рекламной системе Google. Пиггибекинг – это когда мелкие рекламодатели намеренно вводят в свои объявления брендовые названия, фирменные слоганы или защищенные торговой маркой слова, чтобы привлечь внимание серферов, – владелец марки может даже не знать об этом. Другая манипуляция, захватническая покупка, также связана с приобретением ключевых слов конкурента, чтобы объявление рекламодателя-мошенника появилось в результатах на соседних местах с рекламой добросовестного покупателя ключевого слова, тем более что ключевые слова не всегда эксклюзивны. Бывает и так, что в какой-нибудь компании с умыслом многократно кликают на рекламную ссылку конкурента, что повышает его затраты на рекламу.

Для рекламодателей Google фальшивые клики, пожалуй, одна из самых досаждающих напастей. Некоторые вебмастера с целью заработать на системе AdWords или на кликах в системе AdSense исхитряются строить сайты таким образом, что те автоматически приманивают толпы пользователей, работающих через Google и прочие поисковые системы. Эти сайты-призраки, как правило, информационно пусты и изобилуют мусорным контентом. Некоторые из них представляют собой сплоги (сайт-блоги, которые создаются специально для раскрутки других сайтов и зачастую генерируются автоматически), основу которых составляют массово востребованные ключевые слова. Многие из подобных сайтов заимствуют контент других сайтов с полезной информацией, например из Википедии.

Еще один способ манипулировать поисковыми возможностями Google – сайты или веб-страницы Made for AdSense (MFA), созданные специально, чтобы заработать на данной рекламной системе. Как такового полезного контента на них нет или почти нет – сплошь рекламные ссылки, и пользователю не остается другого выбора, как кликнуть по какой-нибудь из них. Раньше их еще кое-как терпели, но с увеличением количества жалоб компания Google начала аннулировать аккаунты владельцев этих страниц и сайтов.[37]

По утверждениям некоторых рекламодателей, из-за фальшивых кликов от 25 до 30 % их рекламного бюджета вылетает на ветер, хотя фактические потери варьируются в зависимости от аккаунта. Компания Google признает фальшивые клики серьезной проблемой и постоянно ищет пути поставить в своих системах заслон подобному мошенничеству. Кроме того, она заявляет, что реальный масштаб мошенничества не столь велик, как утверждают рекламодатели.

Google предпринимает целый спектр мер, чтобы минимизировать или искоренить недобросовестные клики. Кое-кто из владельцев сайтов, заблокированных за подобные действия системой Google и другими поисковыми системами, уже сообщил, что данный запрет носит пожизненный характер. Наказанные сайты часто жалуются, что это несправедливо, однако Google заявляет, что не собирается в подтверждение обоснованности запрета раскрывать подробности отдельных мошенничеств, поскольку это могло бы пролить свет на конфиденциальную технологию мониторинга фальшивых кликов.

Менеджер по управлению продуктами Салар Камангар говорит, что компания Google неусыпно стоит на страже интересов рекламодателей и уже наказала кое-кого из нарушителей, что, однако, делать все труднее, поскольку многие из них – граждане других стран. Поэтому компания Google сконцентрировала усилия на предотвращении фальшивых кликов на месте, то есть в рамках своей системы.

«Я охарактеризовал бы убытки от фальшивых кликов как небольшие», – заявляет Камангар.

У нас имеется программа, которая отфильтровывает фальшивые клики еще до того, как рекламодателям выставляется счет за них. Мы довольно консервативны в суждениях и предпочитаем безжалостно выбрасывать то, что вызывает хоть малейшие подозрения. Кроме того, сформирована специальная группа инженеров, в задачу которых входит поиск методов усовершенствования данного программного обеспечения. Другая группа специалистов работает с сообщениями от клиентов, которые обращаются к нам, чтобы известить, что представляется им неполадками в системе(4).

Порнография: отменять или не отменять?

В январе 2006 года Министерство юстиции США затребовало у Google статистическую выборку пользовательских запросов для обеспечения контроля за соблюдением предложенного администрацией президента Буша-младшего Акта о защите детей в онлайне (Child Online Protection Act, СОРА), призванного оградить детей от порнографии в Сети. Нередко случается, что архиважные для общества проблемы сводятся к борьбе вокруг непристойностей. Компании Google пришлось делом доказывать, что она стоит на страже неприкосновенности личных данных пользователей. Google не подчинилась требованию властей, заявив также, что выдача требуемой информации угрожает раскрыть ее коммерческие секреты.

Более того, Google в судебном порядке опротестовала требование Министерства юстиции и выиграла дело. В статье журнала Forbes было высказано предположение, что Google так бескомпромиссно защищала свои позиции не из стремления сохранить конфиденциальность своих пользователей, а исключительно ради того, чтобы не открывать истинный размер доходов, которые получает от поисковых запросов, касающихся порнографии, и от соответствующей рекламы:

Публичное раскрытие сведений об объеме присутствующих в Сети материалов порнографического характера и частоте поисковых запросов по ним – те два результата обработки данных, публикация которых явилась бы следствием выполнения официального запроса правительства, – могло бы представить Интернет в самых черных красках. А система Google как ведущий поисковый ресурс Сети выглядела бы хуже всех(5).

Далее в статье говорится: «Как Google, так и ее конкуренты солидно наживаются на порносайтах, поскольку подобный контент провоцирует огромное количество поисковых запросов и просмотров веб-страниц. Однако Google – единственный из всех портал, получающий чуть ли не весь доход от показа рекламы посредством кликов. Если ограничить доступ порнографии в Сеть и порнорекламу в Сети – что, видимо, и есть цель авторов закона СОРА, – Google пострадает больше, чем какая-либо другая интернет-компания»(6).

К слову, ни одна интернет-компания никогда не раскрыла сведений о том, сколько народу просматривает порнографию через ее ресурсы. Взять хотя бы крупного интернет-провайдера и владельца популярного портала America Online: эта компания неизменно устраняет из своих рейтингов поисковых запросов все, что так или иначе относится к порнографии. Точно так же и у Google в рейтингах популярности поисковых запросов Zeitgeist вы не увидите ни слова о порнографии или откровенно сексуальных темах. Тем не менее компания Nielsen, один из ведущих исследователей интернет-пространства, приводит данные, согласно которым только в декабре 2007 года порносайты привлекли 38 миллионов пользователей, что составляет четверть всех интернет-серферов(7).

Порнография в Сети представляет собой мощный бизнес. Около 12 % всех сайтов в той или иной форме имеют к ней отношение, а совокупные доходы от этого бизнеса по всему миру ежегодно достигают отметки в 97 миллиардов долларов. По данным сайта Nielsen Online, в рабочие часы порносайты посещают около четверти работающих по найму. Издатель журнала AVN Online М. Дж. Макмейхон авторитетно свидетельствует, что именно в рабочие часы по сравнению с остальными часами суток регистрируется больше всего заходов на сайты порнографического содержания.

По расчетам Национального центра по делам пропавших и эксплуатируемых детей (National Center for Missing and Exploited Children), проведенным в 2003 году, примерно 20 % порнографических материалов в Интернете относятся к категории детской порнографии и с 1997 года количество подобных изображений, доступных в Интернете, возросло на 1500 %.

* * *

Ресурс YouTube часто подвергается критике за показ видеоматериалов, содержащих детскую порнографию и/или сцены жестокого сексуального насилия. И действительно, такое огромное количество пользователей размещают на YouTube свои видеоролики, что Google крайне трудно уследить за всеми постами (записями) и эффективно проводить политику в этом вопросе. Однако официальный представитель компании отмечает:

Ha YouTube введены жесткие правила, регламентирующие контент, и действует система, которая предоставляет возможность каждому, кто заметил на сайте неразрешенные материалы, своевременно информировать о том нашу команду, действующую в режиме 24/7 – круглосуточно и ежедневно, – чтобы она приняла меры. <…> С учетом объема контента, загружаемого на наш сайт, мы считаем данный порядок самой эффективной на сегодняшний день мерой, гарантирующей, что то незначительное меньшинство видеоматериалов, которые нарушают действующие правила, будет быстро блокироваться(8).

* * *

Сама компания Google не пытается удалять порнографию из поисковых результатов. Поиск по ключевым словам с откровенно сексуальной окраской, как правило, выдает огромное количество спонсорских ссылок, то есть рекламных объявлений. И однажды, возможно по непредвиденному стечению обстоятельств, ее сервис просмотра улиц Google Street View выдал уличную сценку, показывающую группу проституток на углу улицы в каком-то калифорнийском городе.

С другой стороны, портал Google предлагает тем, кто желает оградить себя и своих детей от непристойностей в Интернете, специальный фильтр. Нашлись критиканы, утверждающие, что фильтр производит настолько жесткий отбор, что его жертвами пали даже сайты Белого дома, компании IBM, Американской библиотечной ассоциации и знаменитого модельера Лиз Клайборн. Google склонна согласиться с этим, указывая, что ее фильтр действует с позиций предусмотрительности:

Многие пользователи Google предпочитают, чтобы сайты с контентом «только для взрослых» вообще не включались в результаты их поисковых запросов. Разработанная Google программа SafeSearch (Безопасный поиск) скрывает сайты с подобного рода информацией и удаляет из поисковых результатов. Притом что ни один фильтр не может дать стопроцентной гарантии, наш фильтр, использующий передовую технологию собственной разработки Google, проверяет ключевые слова и фразы, URL и категории свободного каталога ссылок на сайты Open Directory. При включенном режиме SafeSearch сайты и вебстраницы, содержащие порнографические и откровенно сексуальные материалы, блокируются и не отображаются в результатах поиска(9).

Чтобы включить этот режим, достаточно зайти в Google.com, ввести слово safesearch в строку поиска, и на экране всплывет панель управления, через которую включается/выключается данный режим.

Заметим также, что будь этот фильтр эффективнее, наверняка им воспользовалось бы больше народу. «Если бы Google отрядила на совершенствование фильтра кого-нибудь из своих выдающихся специалистов, они бы добились, чтобы он действовал лучше, чем сейчас, – говорит Бен Эдельман, исследователь Центра Беркмана по изучению Интернета и социума при Гарвардской юридической школе. – У них полно способных людей. Было бы странно, если бы великие инженерные таланты Google не смогли бы отладить его получше. Весь вопрос в том, какое место Google отводит этой задаче в своих приоритетах»(10).

Проблема конфиденциальности

Конфиденциальности больше нет, будь выше ее.

Скотт Макнили, основатель компании Sun Microsystems(11)

В вопросе конфиденциальности, или защите права пользователей на тайну частной жизни, поведение Google двояко. С одной стороны, компания готова в суде отстаивать право своих пользователей на неразглашение подробностей их частной жизни. Комментируя позицию компании в этом вопросе, Эрик Шмидт подчеркивает, что Google всецело зависит от доверия пользователей, и добавляет: «Если наша политика защиты конфиденциальности будет скомпрометирована в глазах пользователей вследствие утечки информации, касающейся их частной жизни, или в результате каких-нибудь крайне неприятных действий правительства, которые мы не в силах будем предотвратить даже под угрозой тюремного заключения, это станет катастрофой для компании»(12).

А с другой стороны, Google часто становится объектом жестокой критики за то, что ее рекламная система, картографические проекты, сервис электронной почты и некоторые прочие приложения сами вторгаются в сферу частной жизни пользователей. «Миссионер Интернета» в Google Винт Серф в этом вопросе вторит Скотту Макнили. Вот что он заявил в своей речи на торжественном ежегодном обеде Вашингтонского союза технологических работников: «…ничего из того, что вы делаете, не исчезает бесследно, и ничего из того, что вы делаете, не ускользает от внимания… нет больше никакой конфиденциальности, перешагните через нее»(13).

С этим мнением не соглашается Кен Боэм, председатель некоммерческой организации Национальный юридический центр: «Может, в мире Google конфиденциальности и не существует, однако в реальном мире праву индивидуума на неприкосновенность частной жизни придается первостепенное значение, хотя день за днем такие компании, как Google, мало-помалу подрывают его. Просто поражает, какое лицемерие в этом вопросе проявляет Google»(14).

Между прочим, главное, что питает страхи пользователей перед Google, – то, что она слишком много знает об их частной жизни, и они уже далеко не уверены, что их конфиденциальность не будет нарушена. «Со временем Google становится все больше известно о нас, а между тем на данный момент у нас нет никакой возможности узнать точно, что она делает с этой конфиденциальной информацией, – отмечает Фрэнк Паскуале, адъюнкт-профессор Юридической школы при университете Сетон-Холл, активно призывающий укротить Google. – Мы хотим заставить самых могущественных игроков интернет-индустрии отвечать за свои действия»(15).

Стоит пользователю зайти на страницу Google, как система формирует файл cookies, содержащий информацию о нем, – если, конечно, такого файла еще нет, поскольку зачастую он уже существует. И тогда Google прочитывает и фиксирует идентификационный номер его компьютера. При помощи более изощренной технологии deep packet inspection, дословно – «глубокое инспектирование пакета», сервер Google автоматически записывает данные (включая URL, IP-адрес, тип браузера, язык, дату и время запроса), а также содержание поисковых запросов при посещении сайта или использовании других служб Google(16).

Как ни гордилась компания Google своей полупустой домашней страницей, как ни старалась сохранить принцип минимализма в ее дизайне, а и ей под давлением общественности пришлось отяготить белоснежное поле еще семью буквами – теми, из которых складывается это пресловутое слово privacy (в русской версии – конфиденциальность). Кликнув по нему, пользователь может ознакомиться с официальной позицией компании по этому болезненному вопросу.

Рекламные продукты

В программах Google, предназначенных для размещения рекламы, главное место отводится сбору информации. Рекламодателям в высшей степени импонирует, что данные программы обеспечивают условия для проверки и анализа веб-трафика и сбора информации о тех, кто кликает по их рекламным ссылкам.

Немецкий автор книги Google Trap («Ловушка Google») Геральд Райшл в особенности обеспокоен тем фактом, что бесплатный сервис для владельцев сайтов Google Analytics позволяет им отслеживать характер поведения пользователей на сайтах. Помимо того эти сведения, утверждает Райшл, фиксируются компанией Google и передаются на ее серверы в Соединенных Штатах, что является нарушением германского законодательства. «Аналитики Google представляют собой самую опасную категорию людей с точки зрения возможностей шпионажа», – предостерегает Райшл(17).

По словам профессора прикладных наук университета Кайзерслаутерна Хендрика Шпека, по сравнению с тем объемом и качеством информации, которую фиксирует и сохраняет Google, разведывательные органы выглядят просто детьми, способными обеспечить до смешного малую защиту. Сведения, которыми располагает Google, позволяют планировать целенаправленную рекламу на многие годы вперед. «И еще, – добавляет профессор Шпек, – чем больше информации о пользователях скапливается на серверах Google, тем более высокую цену она может запрашивать за размещение рекламы»(18).

А вот Питер Фляйшер, базирующийся в Париже советник Google по вопросам конфиденциальности, считает опасения Райшла безосновательными. «Мы действительно собираем массу сведений, но ничто в них не позволяет идентифицировать конкретного пользователя», – отмечает он(19).

Однако эта информация может быть использована для воздействия на поведение пользователей поисковым сервисом. Такие гиганты Интернета, как Google и Yahoo! в русле усилий по повышению рекламных доходов изыскивают возможности шире использовать технологию «поведенческой фокусировки» в целях повышения эффективности контекстной рекламы, благо располагают громадными объемами информации о пользователях.

Выступающая в ряде вариаций поведенческая фокусировка тем не менее сохраняет свое главное зерно – анализировать недавнее онлайновое поведение пользователей не только на сайтах данного провайдера, а и по всей Сети, включая просмотренные страницы, введенные запросы и сделанные покупки. На основе этого для рекламодателей формируются маркетинговые профили, позволяющие им сделать свою рекламу неизмеримо более целенаправленной. В этом случае рекламодатели с готовностью заплатят более высокую цену за размещение рекламы, так что в Google и Yahoo! ожидают от этого начинания огромной отдачи.

К слову усилия Google по борьбе с фальшивыми кликами тоже можно рассматривать под углом зрения нарушения конфиденциальности пользователей. Издателям сайтов, прибегающим к AdSense, предоставлены на выбор несколько программ отслеживания кликов, которые поставляют детальную информацию о посетителях, кликавших по рекламным ссылкам на их сайтах. Издатели могут использовать эти сведения, чтобы определить, не стали ли они жертвами фальшивых кликов.

Gmail

«Когда речь заходит о том, что Google внушает страх, чаще всего поводом для этого служат уникальные способности Google проникать в наши мысли, отталкиваясь от содержания поисковых запросов, – написала однажды газета The Boston Globe. – Google способна отследить каждое название, имя, место или тему, которые стали предметом наших поисков в Интернете. Еще больше компания может узнать о пользователях ее электронной почты Gmail, социальной сети Orkut или еще какого-нибудь из ее персонализируемых сервисов».

Используя возможности AdSense, бесплатный почтовый сервис Google Gmail вкладывает в электронные послания пользователей рекламу, контекстно связанную с их содержанием. И пусть для этого используется полностью автоматизированная система привязки рекламных объявлений к словам, присутствующим в электронных письмах, все равно некоторые не могут отделаться от неприятного ощущения, что Gmail не составит труда подсматривать за ними.

Невзирая на опасения в нарушении конфиденциальности, сервис был позитивно воспринят пользователями. «Нашим конкурентам не под силу соперничать с простым, понятным интерфейсом почты Gmail и ее огромными возможностями, – заявляет Google. – На сегодняшний день мы бесплатно предоставляем до 2,7 гигабайт свободного места для хранения старых писем. Мы также облегчили пользователям возможность регистрировать почту с мобильных устройств, поставив в то же время мощные преграды, затрудняющие эту операцию для спамеров»(20).

Сервис Street View-«просмотр улиц»

По сравнению с США в других странах куда громче негодуют по поводу нарушения конфиденциальности. Так, британская газета The Independent отмечает, что «по сравнению с таким новшеством Google, как программа просмотра улиц, государственные системы видеонаблюдения стали выглядеть детским лепетом»(21).

Кое-кто испытал сильный дискомфорт, осознав, что камеры Google Street View позволяют настолько увеличить масштаб изображения, что при определенных условиях можно разглядеть, что человек делает у себя дома. Американская супружеская пара Аарон и Кристин Боуринг даже подали против Google иск на 25 тысяч долларов за то, что камера Street View показывает их дом. Правда, дело они проиграли.

Вот что сказал в связи с этим делом адвокат Боурингов Денис Москаль: «Не сомневаюсь, что если вы посмотрите на действия Google в ракурсе провозглашаемого ею лозунга "Не делай зла", то быстро убедитесь в отсутствии у них должного внутреннего контроля за теми, кого отрядили разъезжать по городу, чтобы осуществлять видеосъемку»(22).

Отвечая на предъявленные Боурингами обвинения, компания Google привела выдержку из комментария к закону:

В современном мире не существует полной приватности, разве что в пустыне, и любой, кто не является отшельником, обязан ожидать и мириться с инцидентами, не выходящими за рамки обыденности и происходящими в жизни местного сообщества, к которому он принадлежит. Закон обычно не воспрещает делать фотографии домов со стороны улицы, если только фотографирующий не допускает противоправного нарушения частного владения(23).

Жители германского городка Мольфзее, не особо довольные перспективой сделаться частью программы просмотра улиц, не стали сложа руки ожидать прибытия кавалькады оборудованных видеокамерами темных «Опелей-Астра». Таковые уже появились в других городах страны и производили видеосъемку на улицах для системы Street View. Так вот, пять тысяч жителей Мольфзее поспешили подвести контрмину, потребовав у местных властей введения закона о дорожном движении, который запретил бы Google вести съемку без официального разрешения. И тогда, чтобы избавить город от Street View, муниципальным властям оставалось лишь отказать Google в таком разрешении. В других районах Германии подумывают, не воспользоваться ли опытом Мольфзее.

«Эти изображения, доступные для просмотра в Интернете в любой точке мира, слишком легко можно увязать со спутниковыми снимками, базами данных адресов и прочими персональными сведениями», – предупреждает федеральный комиссар Германии по защите данных Петер Шаар(24).

Google, конечно, позаботилась о сохранении конфиденциальности тех, кто попадает в поле зрения камер Street View; в частности, лица прохожих и регистрационные номера автомобилей намеренно затуманены, однако многим кажется, что этих предосторожностей маловато. Из сервиса можно почерпнуть слишком много опасной информации, в особенности в сочетании с получением изображений зданий со спутниковых снимков, – здесь таится множество возможностей для преследования отдельных лиц и осуществления прочих преступных намерений.

В Японии группа юристов и деятелей науки обратилась к Google с просьбой временно прекратить действие сервиса Street View. «У нас имеются сильные подозрения, что деятельность Google является тяжким нарушением основополагающего права, которое имеет человек, – заявил Ясухико Тадзима (Yasuhiko Tajima), профессор конституционного права токийского университета «София», возглавляющий кампанию против общества тотального наблюдения. – Важно предостеречь общество, что ИТ-гигант своим сервисом открыто попирает право на неприкосновенность частной жизни, составляющее неотъемлемую часть прав граждан»(25).

* * *

Да что говорить, даже генеральный директор Google Эрик Шмидт на своем опыте испытал, каково это, когда сведения личного характера о тебе свободно циркулируют в киберпространстве. В 2005 году Элинор Миллс, репортер сайта Cnet.com, специализирующегося на освещении событий в области высоких технологий, решила проверить, как много информации об Эрике Шмидте можно почерпнуть из Интернета. Она принялась интенсивно гуглить главу Google и узнала многое – например, что он «стоит» 1,5 миллиарда долларов, что его домашний адрес такой-то (она-то теперь знает, а мы скажем только, что это в Атертоне), что среди приглашенных Шмидтом пять лет назад на акцию по сбору денег на благотворительные цели присутствовали такие-то и такие-то лица, а гвоздями мероприятия выступили тогдашний кандидат в президенты США Альберт Гор и его жена Типпер. Они отплясывали под громкие звуки песни Элтона Джона «Bennie and the Jets». Кроме того, Элинор выяснила, что Шмидт – пилот-любитель и наравне с Пейджем и Брином посещал фестиваль «Горящий человек» в пустыне Невады.

Взбешенный Шмидт настаивал, чтобы Google на целый год внесла всех корреспондентов компании CNET Networks в черный список, что и было сделано безотлагательно. Однако в ответ на посыпавшуюся на нее критику компания Google через месяц отменила бойкот сайта(26).

«По большому счету конфиденциальность сводится к тому, что ты сам думаешь по этому поводу. Например, их не смущает, если рекламируется то, что они делают, однако они против того, чтобы распространялись сведения о них лично. Так что обеспечение конфиденциальности – проблема неувядающая»(27).

«Чего бы мне хотелось от политики конфиденциальности [Google], – отмечает профессор кафедры СМИ, культуры и коммуникаций Нью-Йоркского университета Хелен Ниссенбаум, – так это того, чтобы там говорилось, что мы-де будем использовать такие-то и такие-то сведения о вас, причем ни в каких иных целях они использоваться не будут, и данную политику мы не изменим никогда»(28).

Проблема конфиденциальности для Google вовсе не такой «хладный труп», как могло бы показаться.

– Наряду с коалицией ряда интернет-компаний Google поставила подпись под соглашением о защите приватной информации и свободы слова в Интернете. Более подробно о сути соглашения можно узнать в подразделе «Принципы свободы» данной главы.

– В технической поддержке Google, а также в сервисе по созданию личных сайтов имеются инструкции, объясняющие, как заблокировать свой сайт от поисковых машин, а также как избавиться от каптированных или старых версий сайта.

– В последние годы европейские законодатели, группы гражданских активистов и другие общественные объединения, обеспокоенные нарушением конфиденциальности, принудили разработчиков поисковых систем значительно урезать время хранения персональной информации о пользователях. Сервис Ask.com, например, предлагает возможность установить режим хранения такой информации, не превышающий нескольких часов. В таком же направлении исправились Yahoo! которая сократила срок хранения персональных данных до трех месяцев, и Google – соответственно, с 18 до 9 месяцев, а продолжительность жизни файлов cookies она обрубила очень основательно: если раньше срок хранения превышал тридцать лет, то теперь только два года(29).

– В Конгрессе США уже во весь голос заявляют о готовности принять пакет законов, которые позаботятся о приватности пользователей в онлайне, в частности дадут им право по собственному усмотрению решать, хотят ли они, чтобы онлайновые операторы отслеживали их веб-активность(30).

– Итальянский премьер-министр Сильвио Берлускони принародно поклялся не жалея сил добиваться принятия международного соглашения, которое будет регулировать деятельность в Интернете и обеспечит более надежную защиту приватности пользователей(31).

– Большинство браузеров, в том числе и Google Chrome, включают в себя специальный режим приватности, позволяющий пользователям сокрыть следы своих перемещений в Сети. Ничуть не обманываясь относительно истинной цели этого нововведения, большинство специалистов прозвали его «режимом порно».

Могутли – и будутли – они шпионить за нами?

За десяток лет они накопили больше частной информации о людях, чем все правительства мира вместе взятые, – это из-за них Штази и КГБ выглядят теперь безобидными бабушками, что по соседству греются на солнышке. Этот момент чрезвычайно важен. Если контроль над ними попадет в руки тех, кто лелеет злые помыслы, они с легкостью превратятся в Большого Брата(32).

Эндрю Кин, британский писатель, интернет-критик и предприниматель из сообщества Силиконовой долины.

Google и не пытается оспаривать этого – она с легкостью признает, что собирает разнородную информацию о пользователях. Однако в компании заявляют, что персональных данных о клиентах не отслеживает, будь то номер кредитной карточки, номер телефона или история покупок – разве что пользователь подключил такой сервис, как Checkout.

С тех пор как Google соблазняет пользователей шире использовать cloud computing, так называемую «облачную обработку данных», шансы «подсматривать» за ними увеличиваются. Под этим странноватым названием скрывается возможность производить вычисления и обработку данных не на своем компьютере, а на сервере сторонней компании, например прямо на сайте Google, пользуясь интернет-сервисами, которые, по сути, заменяют собой традиционные компьютерные приложения и программы. К примеру, программа Google Desktop индексирует все пользовательские файлы на компьютере пользователя, чтобы ему было удобно их искать, но это означает, что доступ к вашим файлам имеете не только вы, но и Google. Со своей стороны, Google предупреждает: «Мы оставляем за собой право при определенных условиях предоставлять персональные данные третьим лицам <…> если полагаем, что это требуется в рамках исполнения закона, или если добросовестно полагаем, что доступ, сохранение или раскрытие такой информации представляют собой разумную необходимость для защиты прав или имущества Google, или для обеспечения безопасности Google, ее пользователей или общества».

Пожалуй, самые нелицеприятные комментарии по поводу политики конфиденциальности, принятой компанией, появились в статье на сайте Mother Jones, опубликованной в 2004 году:

Так что вопрос не в том, будет ли Google всегда поступать хорошо, – она этого не делала и впредь не будет! Вопрос в другом: превратится ли Google, со своей неуемной страстью вытягивать у вас как можно больше персональных данных, в величайшую из всех доныне существовавших угроз частной жизни, в огромный лакомый кусок, золотое дно, как магнитом притягивающее хакеров, компьютерных взломщиков, онлайновых воров, и – что самое страшное – в организацию, подсовывающую правительству удобный способ шпионить за собственными гражданами(33).

«Как вы думаете, – вопрошает Сергей Брин, – сколько народу пострадало вчера от того, что файлы cookies вызвали утечку компрометирующей их информации? Да нисколько. А между тем можно не сомневаться, что тысячи людей пережили вчера такую неприятность, как воровство почты или кража личных документов»(34).

На самом деле, то, что отрицает Сергей, хоть и нечасто, но все же происходит. Подобный прецедент имел место в Нидерландах; хотя сама компания Google не шпионила за пользователями, но это было сделано с помощью ее приложений. Технический директор некой фирмы установил в хостинг-центре секретный сервер с настройками, дублировавшими послания из директорской электронной почты в так называемый spybox – аккаунт Gmail, обычно используемый как мусорная корзина. Так к техническому директору стала попадать информация, ему вовсе не предназначенная, и в конце концов он опустился до подлости, «направив сугубо приватную [любовную] переписку одного из директоров [компании] его жене. Позже она представила нам эти электронные послания, приходившие ей с анонимного Gmail-адреса. Неважно, что их брак давно трещал по швам и дело уже шло к разводу, но, преданные гласности, любовные письма директора бросили тень на его репутацию и породили грязные сплетни, из-за чего обстановка в офисе сделалась для несчастного невыносимой»(35).

Дело рассматривал голландский суд, Google обязали раскрыть информацию, касающуюся Gmail-адреса, с которого жене директора поступали письма, и IP-адрес, с которого осуществлялся доступ к почтовому ящику. Это позволило поймать за руку виновника скандала. По замечанию адвоката компании, «оказывается, удивительно просто использовать анонимный электронный адрес (Gmail), чтобы досаждать невинным людям. Исход дела показывает, что американская компания Google Inc. пожелала выполнить законы Нидерландов и что приватность жертвы «перевесила» приватность лица, допустившего проступок. Как, собственно, и должно было быть»(36).

А вот и права человека, куда же без них?

«В лозунге „Не делай зла“ есть подтекст: „Не делай того, что незаконно“», – так говорит Винт Серф, по праву считающийся одним из отцов-основателей Интернета и главный миссионер Интернета в Google(37).

* * *

В те поры, когда совсем юные Ларри и Сергей отправились в увлекательное путешествие в мир науки, их вдохновляли и им кружили голову беспредельные возможности, которые открываются человеку в технологической области. Скорее всего, тогда они еще не представляли себе, каким невероятным могуществом будет обладать Google, и, несомненно, не могли осознать во всей полноте ту меру ответственности, которую возложит на их плечи это могущество.

«Из всех когда-либо существовавших в истории человечества организаций с глобальными по масштабам экономической властью и влиянием на общество Google, наверное, первой избрала для себя высочайшие этические стандарты и возвела в нравственный абсолют свободу и открытость высказываний, – отмечает Джонатан Эскин, профессор Бруклинской школы права и адвокат, защищающий интересы интернет– и телекоммуникационных компаний. – Если уж Google подрезать крылья в ее стремлении употребить свою мощь на благо человечества, то даже не знаю, у кого еще достанет на это мужества»(38).

У интернет-пользователей имеются самые серьезные основания опасаться, что их права человека могут быть нарушены. Так, администрация интернет-портала Yahoo! в 2006 году предоставила китайскому правительству доступ к частной переписке и персональным данным журналистов Ши Тао и Ван Сяонина, на основании чего китайские власти приговорили их к тюремному заключению на длительный срок. Позже компания Yahoo! принесла извинения за свои действия и оказала финансовую поддержку семьям осужденных, а также обратилась к правительству США с просьбой вмешаться в судьбу журналистов.

Великая Китайская стена

Осенью 2002 года китайские власти начали блокировать доступ к Google и некоторым другим поисковым сервисам, чтобы перекрыть китайским пользователям доступ к информации, которую правительство намеревалось скрыть от своих граждан. Однако по прошествии двух недель поисковая служба Google была разблокирована, чему способствовало, как утверждает ряд источников, острое массовое недовольство китайских пользователей. Правда, теперь, когда они кликают по заблокированной ссылке, система автоматически направляет их на сайты, содержание которых носит проправительственный характер.

Компания Google намеренно пошла на этот шаг, чтобы вернуться на китайский рынок. Учитывая, что пользовательская аудитория в этой стране огромна – ни много ни мало 230 миллионов пользователей, – Google скрепя сердце решила смириться с интернет-цензурой китайского правительства и согласилась фильтровать выдачу на запросы китайских пользователей, хотя и вызвала этим огонь критики за пособничество нарушениям прав человека.

По мнению Сергея Брина, при данных обстоятельствах компания имела законные основания отказаться от бизнеса в Китае, однако он рассудил, что лучше избрать альтернативный путь. По отношению к китайским пользователям будет честнее обеспечить им доступ хоть к какой-то информации, пусть и под бдительным присмотром властей, чем оставлять их в информационном вакууме. Помимо Google.cn, официального сайта компании в этой стране, пользователи могут зарегистрироваться на портале Google.com и получать информацию, свободную от цензуры, – разве только скорость трафика будет ниже. Как показали недавние замеры, большинство китайских интернет-серферов предпочли этот последний вариант и мирятся с некоторой неповоротливостью поисковика, зато получают объективную информацию.

«На наш взгляд, в данных обстоятельствах мы приняли разумное решение, хотя нет уверенности, что дальнейший ход событий подтвердит, что оно самое правильное, – говорит Брин. – Нами уже предпринят ряд шагов, которые, как мы надеемся, улучшат качество обслуживания наших пользователей в Китае»(39).

«Если оценивать наши действия в целом, то они, как нам представляется, способствуют созданию условий, которые подтолкнут перемены в Китае», – пояснил Эндрю Маклафлин, директор по вопросам глобальной общественной политики(40).

А вот какова позиция, озвученная официальными представителями китайских властей: «Сотрудничество в сфере торговли и коммерции должно осуществляться в рамках законов. Мы надеемся, что компании, желающие добросовестно работать на китайском рынке, согласятся взять на себя труд соответствовать требованиям китайского законодательства и регуляторных правил»(41).

В том же году Google объявила о крупных инвестициях в Baidu – ведущий поисковый сервис на интернет-рынке Китая, – хотя не исключено, что это решение было продиктовано чисто коммерческими соображениями.[38]

* * *

Заключить Google в рамки цензуры пытались и в других странах с репрессивными режимами. Так, одно время были заблокированы блоги Google в Иране – властям не понравились темы, которые обсуждались иранскими блогерами. По данным международной негосударственной организации «Репортеры без границ», в черном списке государств, когда-либо пытавшихся вводить цензуру в Интернете, значатся Куба, Мальдивы, Мьянма (Бирма), КНДР, Сирия, Тунис, Узбекистан и Вьетнам.

Принципы свободы

В 2008 годунаряду cMicrosoft, Yahoo! и рядом других лидеров ИТ-рынка компания Google поставила подпись под кодексом, призванным защитить права интернет-пользователей. В нем сформулированы принципы свободы слова и обеспечения конфиденциальности информации о частной жизни. Они носят довольно обобщенный характер, однако при буквальном толковании интернет-компаниям будет крайне затруднительно соответствовать им. Тем не менее считается, что для интернет-сообщества это гигантский шаг вперед в правильном направлении.

Вот как компания Microsoft прокомментировала этот документ на странице новостей у себя на сайте:

На всем пространстве от Северной и Южной Америки до Европы, от Ближнего Востока до Африки и Азии правительства ряда стран оказывают возрастающее давление на ИТ– и коммуникационные компании, понуждая их действовать в соответствии с национальным законодательством и внутриполитическими установлениями, допускающими цензуру и вмешательство в тайну переписки интернет-пользователей, что идет вразрез с международно признанными законами и нормами в области прав человека(42).

Не так давно широкая коалиция организаций основала некоммерческую группу «Всемирная сетевая инициатива» (Global Network Initiative). Ее задача – вырабатывать рекомендации, которые помогут интернет-компаниям противостоять принуждению со стороны отдельных режимов вводить цензуру и слежку за действиями пользователей в Интернете. В сотрудничестве с компаниями, инвесторами, гражданскими общественными организациями и академическим сообществом «Всемирная сетевая инициатива» борется за установление и соблюдение принципов свободы слова и защиты частной переписки, имеющих в своей основе международно признанные законы и нормы прав человека. Майк Познер, президент международной правозащитной организации Human Rights First, высказался так:

В современных условиях очень важно, чтобы интернет-провайдеры и коммуникационные компании энергичнее ставили препоны проводимой рядом государств политике введения цензуры и вмешательства в тайну переписки. Подобные действия уже не раз оборачивались для активистов правозащитной деятельности самыми трагическими последствиями. Сегодня, когда власти все чаще попирают право на свободу слова и на конфиденциальность переписки, наша инициатива служит важным первым шагом на пути утверждения этих исконных прав человека. <…> Нельзя допустить, чтобы передовые технологии и дальше использовались для нарушения основных прав человека(43).

Нарушение авторских прав

Попытка реализовать грандиозный замысел по оцифровке всех существующих в мире книг, чтобы эти сокровища знаний стали доступными миллионам людей в Интернете, обернулась для Google серьезной проблемой – это было расценено как нарушение авторских прав. Вот что говорилось в открытом письме президента Гильдии авторов (Authors Guild) Роя Блаунта-младшего, обращенном к восьми тысячам членов этого общественного объединения:

В сентябре 2005 года гильдия подала судебный иск против Google, после того как компания заключила сделки с рядом ведущих университетских библиотек о создании электронных копий миллионов книг из их библиотечных фондов. И хотя многие из хранящихся там изданий уже стали общественным достоянием, копированию подверглись и миллионы других, в отношении которых еще действует авторское право. Тогдашний президент гильдии Ник Тейлор назвал эти действия Google «открытым и бесстыдным нарушением закона об авторском праве». Со своей стороны, компания Google расценивала оцифровку книг как «добросовестное пользование» материалами библиотечных фондов. Наша позиция по данному вопросу такова: «Можете говорить все что угодно. Подобные разногласия прямиком ведут к судебным искам»(44).

А между тем Google задумала проект как великий дар человечеству. В беседе с корреспондентом журнала New Yorker Джеффри Тобином один сотрудник компании заявил: «Для меня проект Google Books – начинание не менее значимое, чем наш план освоения Луны»(45). Как видим, авторы и издатели имели на этот счет совсем иное мнение.

Авторский бунт.

Как и следовало ожидать, и Гильдия авторов, и Ассоциация американских издателей, а также ряд крупных издательских домов в судебном порядке призвали Google к ответу за нарушение авторских прав. Позже пристальный интерес к деятельности Google проявил и Европейский парламент – уж нет ли признаков нарушения авторских прав европейских литераторов и издателей?

Президент Национальной библиотеки Франции Жан-Ноэль Жанненэ и вовсе назвал проект Google по оцифровке библиотечных фондов «англосаксонским культурным империализмом»(46).

Через два года после подачи исков о нарушении авторских прав компания Google воспользовалась процедурой внесудебного урегулирования споров, предусмотренной американским законодательством, и достигла соглашения с американскими истцами. Условия соглашения подготовили почву для революционных перемен в издательском бизнесе и в порядке доступа к опубликованным материалам, а кроме того, создали неиссякаемый источник заработка для Google.

Чтобы лучше понять ситуацию, давайте для начала разберемся в сути конфликта.

Великие амбиции.

К созданию обширной электронной библиотеки на сайте Google с самого начала проявлял горячий интерес Ларри Пейдж. Он навестил свою первую альма-матер, Мичиганский университет, и вскоре после этого компания Google, не особо афишируя, принялась оцифровывать издания из университетской библиотеки. Официально о запуске данного проекта было объявлено позже. За это время первоначальное название проекта – Print for Libraries – несколько раз менялось, пока Google не остановила выбор на Print Library Project (Проект библиотеки печатных изданий).

«Можете считать меня чудаком, – высказался Сергей Брин, – но я усматриваю множество преимуществ в онлайновом чтении книг. И не надо воспринимать это только как причуду, тем более что по четкости изображения современные устройства для чтения электронных книг поднялись на новый качественный уровень»(47).

Со временем к проекту оцифровки библиотечных книг присоединились такие уважаемые учебные заведения, как Оксфорд, Стэнфорд и Гарвард, а также Нью-Йоркская публичная библиотека. Google снабжает электронными версиями книг сами библиотеки – так она платит им за право оцифровывать библиотечные фонды и помещать их у себя в виртуальном книгохранилище. За четыре года, что действует проект, Google произвела оцифровку более семи миллионов томов.

Данный проект компания Google рассматривает как общественно полезное начинание, которое способствует широкому распространению знаний и помогает авторам доносить до читателя свои идеи и произведения. Жаль только, что в проекте не предусмотрен механизм, который позволил бы получать хоть какой-нибудь материальный выигрыш самим литераторам.

Как и любое лицо, компания Google имеет законное право копировать и распространять примерно шестую часть библиотечных изданий – тех, что были созданы еще до возникновения законодательства об авторском праве, и тех, срок действия прав на которые уже истек. Однако 85 % книг, на которые целится Google, все еще охраняются копирайтом. И даже если они больше не издаются, сами произведения все еще считаются интеллектуальной собственностью тех, кто их создал. А примерно 10 % от общего количества книг все еще издаются и защищены копирайтом.

Судебные иски о нарушении авторских прав, спровоцированные проектом Print Library Project, заставили Google вернуться с небес на землю и от мечтаний осчастливить человечество перейти к более практичному подходу. Суть его в том, объясняет Google, что «когда вы в результатах поиска идете по ссылке на книгу, охваченную проектом, на экране высвечиваются библиографические данные книги и коротенькие выдержки из текста с искомым словом. Если книга не защищена копирайтом, вы можете скачать ее полностью к себе на компьютер. Причем в любом случае в результатах обязательно присутствуют ссылки на онлайновые книжные магазины, где книгу можно купить, а также на библиотеки, где ее можно взять во временное пользование»(48).

Таким образом, для скачивания в полном объеме доступны книги, которые не защищены копирайтом, остальные же можно только купить или просмотреть за плату. В итоге предлагаемый Google сервис поиска книг стал смахивать на гигантский онлайновый книжный магазин.

А как насчет копирайта на фрагменты книг?

Итак, Google продолжала сканировать все библиотечные книги и настаивала на своем праве делать это, коль скоро ее сервис, показывая лишь фрагменты литературных произведений, не нарушает авторского права их создателей и издателей. Однако истцы, подавшие иски против компании, утверждали, что две из ее претензий необоснованны: первая – что показ в результатах поиска фрагментов книг соответствует юридическому понятию «добросовестного использования» (fair use) и вторая – что проект Print Library Project стимулирует продажу книг. Неважно, что Google показывает пользователям только небольшие отрывки из книг, утверждала Гильдия авторов, все равно никто не давал ей права вообще сканировать тексты книг, защищенных авторским правом. Тем более что право на электронное копирование специально оговаривается в законе о защите авторских прав. Кроме того, утверждения Google, что ее поисковая машина ограничивается показом только отрывков из книг, вызывает у писательской аудитории новый вопрос: если так, то зачем Google взваливает на себя такую сложную работу, как сканирование содержания всей книги? Почти очевидно, что у нее имеются на то свои тайные резоны. Не вызывает сомнений и то, что онлайновый доступ к книгам открывает широкие перспективы для привлечения рекламодателей.

«Google занимается тем, что, судя по всему, приносит ей внушительную прибыль, – отметил представитель Гильдии авторов Пол Эйкин. – За это надо платить, и одних заявлений, что этим они-де подстегивают рост продаж некоторых изданий, недостаточно. Когда по книге снимают фильм, это тоже очень даже стимулирует спрос на нее, но это не означает, что вы не покупаете прав на кинематографическую постановку данного произведения»(49).

У других ИТ-гигантов тоже имеются проекты, схожие с сервисом Google Книги. В свое время и компания Microsoft потратила до 2,5 миллиона долларов на сканирование и оцифровку сотен тысяч книг, правда, в настоящее время данный проект закрыт. Тем же занимается и Amazon для онлайнового книжного сервиса Kindle. И хотя подходы у Microsoft и Amazon принципиально различны, обе компании пригласили к участию в своих проектах авторов и издателей книг.

Так кто же истинный владелец прав?

Похоже, позиция руководства компании Google по вопросу авторских прав не слишком располагает к ней авторов и издателей. Эрик Шмидт заявляет, что копирайт – не такое уж «абсолютное» право, и в этом деле Google намеревается расширить границы возможного. «Наверное, так оно будет правильно. Если существуют судебные прецеденты в данной области, мы будем ориентироваться на те, что больше благоприятствуют пользователям»(50).

Нет и тени сомнений, что кого-кого, а Сергея Брина нисколько не удивило, что авторы и издатели подняли такой крик по поводу нарушения авторских прав. Еще в бытность свою докторантом он не только участвовал в проекте оцифровки изданий Стэнфордского университета, но и разрабатывал заказную программу автоматического обнаружения нарушений копирайта.

Понятно, что основатели Google прекрасно понимали, какую ценность представляет собой интеллектуальная собственность, если она работает на своего создателя. В проспекте эмиссии для первого публичного предложения акций Ларри и Сергей от имени Google заявили, что «наши права на интеллектуальную собственность представляют большую ценность, и неспособность защитить их должным образом могла бы снизить стоимость наших продуктов, сервисов и бренда».

О рекламе начистоту.

Проект Google по созданию виртуальной библиотеки привлек внимание и высшей законодательной власти. Конгресс США опубликовал специальный доклад по результатам собственной юридической экспертизы, в котором говорилось: «В проекте Print Library Project усматривается огромное потенциальное благо для студенчества и для широкой публики в целом. Вместе с тем следует признать, что по сути это проект коммерческого характера, ввиду того что Google ожидает, что он будет способствовать повышению популярности сервиса среди пользователей, что, в свою очередь, в качестве побочного последствия позволит компании повысить цены для рекламодателей»(51).

Далее в докладе отмечалось, что само по себе составление индекса книг и включение в поисковые результаты коротких фрагментов литературных произведений, скорее всего, не содержит признаков нарушения авторского права. Вместе с тем Конгресс признал обоснованность претензий авторов и издателей к компании Google из-за того, что она полностью сканирует текст книг независимо от того, насколько эти копии доступны для интернет-пользователей. Оцифровка произведений, утверждает Конгресс, есть не что иное, как трансформация оригинального произведения, а значит, владельцем прав на электронные версии книг с таким же успехом может считаться сама компания Google, а не авторы, издатели или широкая общественность.

Мировое соглашение, которое меняет правила игры.

Битых два года компания Google вела переговоры с литераторами и издателями по поводу нарушения их авторских прав, и в итоге было выработано соглашение, которое устраивало все вовлеченные в конфликт стороны, а заодно служило интересам пользователей Google. По условиям урегулирования доступ к созданным Google электронным версиям книг получили публичные библиотеки, что стало для них огромным благом, поскольку на собственные скромные средства сами библиотеки не могли позволить себе такой роскоши. Помимо того, для научного сообщества и широкой читательской аудитории открылся доступ к редким и вышедшим из продажи изданиям.

При том что урегулирование обошлось Google в 125 миллионов долларов, немаловажным пунктом соглашения является выплата 45 миллионов долларов в пользу авторов, произведения которых были переведены в цифровой формат без их предварительного согласия. Еще 34,5 миллиона долларов Google обязалась потратить на создание и поддержку деятельности «Реестра прав на книги» (Books Rights Registry) – организации, которая обеспечит правообладателям возможность зарегистрировать права на принадлежащие им литературные произведения и получать деньги за их использование. Предусмотрено, что зарегистрированные правообладатели получат 63 % от доходов Google, так или иначе связанных с интернет-поиском по книгам.

При всей важности этих условий самым революционным моментом соглашения считается то, что оно определило добросовестные методы оцифровки и использования произведений, на которые распространяется авторское право. Пользователи сервиса Google Books отныне получили возможность просматривать со своих компьютеров колоссальные массивы книг. Поскольку компания Google обеспечила публичные библиотеки электронными версиями книг, любой, кто желает бесплатно прочитать их в онлайне, может сделать это в любой публичной библиотеке США. Помимо того, читатели могут также приобретать книги в цифровых форматах через сервис Google, и в этом случае авторы получат причитающуюся им часть продажной цены.

Ну и наконец, следует отметить, что участие в этом проекте добровольное. Авторы и издатели, обладающие правами на создание копий книг, вольны в любой момент выйти из проекта оцифровки книг.[39]

Сергей Брин расценил соглашение как огромный шаг вперед в деле продвижения новых идей: «Хотя урегулирование и произошло к безусловной выгоде всех участвующих в нем сторон, главный приз достанется рядовым пользователям. Отныне, всего лишь пошевелив пальцем, они получат в свое распоряжение огромные богатства знаний, заключенные в книгах»(52).

Еще до вступления в силу мировое соглашение получило полное одобрение судьи федерального суда.

То, что условия соглашения действительно меняют положение вещей в издательском бизнесе, отметил и президент Гильдии авторов Рой Блаунт. По его мнению, это огромный шаг вперед на пути создания условий для защиты прав авторов в виртуальной среде, новой для издательского бизнеса. «Писать книги – тяжелый труд, но получить за него деньги еще труднее. Как читатель и ученый я с большим удовольствием загляну в местную библиотеку и совершу виртуальное путешествие по фондам величайших библиотек мира. Ну а как автор скажу, что можно только приветствовать, что люди будут платить за наш писательский труд. В нашем соглашении определенно есть здравый смысл»(53).

И, как это часто бывает в крупном деле, нашлось немало недовольных мировым соглашением между Google и правообладателями на книги. В частности, крайне обеспокоен Брюстер Кайл, основатель организации Internet Archive, которая поддерживает крупнейший веб-архив всех существующих сайтов, – он считает, что соглашение неизмеримо усиливает контроль Google над миром виртуальных книг. Не забудем, что возглавляемый Кайлом Internet Archive по сию пору удерживает доминирующие позиции на рынке оцифрованных книг.

«Когда одна компания старается взять на себя функции библиотечной системы, – заявил Кайл, – это явно не на пользу обществу, которое зиждется на свободе слова. Лучше пусть у нас будет Всемирная паутина, нежели новый медиаплеер iTunes для книг»(54).

(О прочих мытарствах Google из-за авторских прав разговор еще впереди, в подразделе «YouTube» главы 11 «Будущее Google». Так, компания Viacom оценила свои претензии к Google в 1 миллиард долларов, обвиняя сервис в показе пиратских копий мультсериала South Park («Южный парк») и свежих выпусков телепередачи The Daily Show («Ежедневное шоу»).)

И тяжбам несть числа

Инновационные сервисы Google ставят сложные юридические вопросы, требующие решений креативных и вместе с тем практических. В поисках таких решений мы работаем там, где область передовых технологий соприкасается с областью действующих законодательных норм, уверенные, что помогаем Google в создании инновационных и полезных продуктов для наших пользователей по всему миру(55).

Из объявления Google о приглашении на работу юристов.

Наверное, в этом объявлении правильнее было бы написать не «работаем», а «наводим мосты» – что дало бы потенциальным кандидатам более точное представление о том, чем им придется заниматься в компании. Google в буквальном смысле не вылезает из судов. Связанные то с нарушениями патентного или авторского права, то прав торговой марки, то с фальшивыми кликами или неправомерным увольнением, судебные иски бесконечной чередой обрушиваются на голову Google. Компания не только ставит перед собой великие цели, она и еще, по ее собственному признанию, действует в среде, где неопределенность встречается на каждом шагу и рождает конфликты, которые можно урегулировать исключительно в судебном порядке. Причем некоторые тяжбы носят принципиальный характер, в прямом смысле определяя будущий облик Google и Всемирной паутины в целом.

Если бы нам пришлось выбрать из всего множества тяжб, в которые вовлечен Google, ту, что сильнее всего угрожает ее жизнеспособности как компании, выбор, несомненно, пал бы на конфликт, разгоревшийся между Google и ее деловым партнером Yahoo!. Все началось в мае 1999 года, когда компания GoTo.com подала патентную заявку под названием «Система и метод влияния на положение в рейтинге поисковых результатов, генерируемых компьютерной сетевой поисковой машиной». Заявка была принята, и патент зарегистрирован в США в июле 2001 года за номером 6269361. Аналогичный патент был выдан и в Австралии. Налицо все признаки того, что AdWords как раз и построена на принципах системы, запатентованной GoTo.com.

Годом позже GoTo.com, уже под новым именем Overture, но еще до того, как ее купила Yahoo! обратилась в судебные инстанции, обвиняя Google в нарушении своих патентных прав на основании того, что при создании AdWords слишком многое было позаимствовано из технологии, запатентованной Overture. Дело в том, что в феврале того года Google ввела в действие программу AdWords Select, которая позволила компаниям-рекламодателям на основе аукционных торгов покупать более высокие места в листинге рекламных ссылок, – уж очень эта тактика походила на действующие в Overture аукционы по продаже мест в поисковых результатах.

Конфликт удалось урегулировать во внесудебном порядке лишь после того, как Yahoo! прибрала к рукам истца и вынудила Google в уплату за постоянное право пользования патентованной технологией Overture передать ей 2,7 миллиона своих простых акций.

Google постоянно служит мишенью для исков крупных и мелких компаний за несанкционированное использование зарегистрированных торговых марок. В числе истцов такие гиганты, как Geico, American Blind & Wallpaper, American Airlines. Всплеск исковых требований спровоцировала сама компания Google, когда в 2004 году разрешила рекламодателям США и Канады среди прочих ключевых поисковых терминов приобретать и те, что признаны частью торговых марок их конкурентов, а в 2008 году распространила подобную практику на Великобританию и Ирландию. Правда, некоторую защиту торговых марок Google предусмотрела: если их владельцы зарегистрированы в ее службе правовой поддержки рекламы Advertising Legal Support, то другие рекламодатели не могут использовать названия зарегистрированных торговых марок в своих рекламных текстах.

* * *

Стоит отметить, что Google, к сожалению, очень часто урегулирует тяжбы в досудебном порядке и условия ее мировых соглашений обычно огласке не предаются. И это весьма досадно, так как указанные мировые соглашения могли бы служить прецедентами для решения многих наболевших правовых проблем ИТ-отрасли, которые и по сей день остаются темными юридическими омутами. Взять хотя бы конфликт Google с авиакомпанией American Airlines. Ее оскорбило, что при вводе в поисковое окно адреса ее сайта, AA.com, поисковая система Google выдавала ссылки на сайты, никак не связанные с авиакомпанией или связанные с ее конкурентами.

American Airlines обратилась к Google с требованием прекратить продажу слов, составляющих ее торговую марку, сторонним рекламодателям. В иске, в частности, говорилось, что Google «эксплуатирует бренд, на построение которого мы потратили более шестидесяти лет, ради выгоды каких-то сторонних компаний»(56).

Однако тяжбу урегулировали во внесудебном порядке, и детали соглашения между Google и уязвленной авиакомпанией так и не стали достоянием гласности. Поэтому осталось тайной, что получил истец American Airlines и какие уроки из этого дела извлекла Google. Известно только, что, если сегодня пользователи вводят в строку поиска название American Airlines, в результатах появляются лишь ссылки на авиакомпанию и никаких прочих.

А между тем для Google имело бы прямой смысл поддержать своих клиентов-рекламодателей в деле разрешения подобных конфликтов. Об этом прямо заявил Джон Густафсон, директор по дистрибуции и интернет-стратегии авиакомпании Northwest Airlines в бытность ее самостоятельной компанией (ныне она приобретена компанией Delta): «Если Google не в состоянии помочь нам в защите нашего бренда от посягательств, это, без сомнения, заставит нас пересмотреть перспективы дальнейшего участия в размещении рекламы на Google»(57).

* * *

Некоторые юридические баталии, которые ведет Google, тяжелы и длительны. Например, та, что инициировал медиахолдинг Viacom, крупнейший в мире создатель и дистрибьютор телевизионных программ. Поводом к иску против Google и ее сервиса YouTube послужило распространение принадлежащего Viacom контента. Свои претензии медиахолдинг оценил в 1 миллиард долларов. Речь шла в первую очередь о ежедневной программе The Daily Show и сатирической телепрограмме The Colbert Report («Обзор Кольбера»), и, соответственно, в качестве свидетелей были приглашены их ведущие – сатирики Джон Стюарт и Стивен Кольбер.

Судебный приказ раскрыть данные о пользователях YouTube, которые просматривали пиратский, по мнению Viacom, контент, страшно возмутил компанию Google, которая расценила это как прямое нарушение прав ее пользователей на конфиденциальность. Адвокаты Google отвергли практически все обвинения Viacom и подали встречный иск. В исковом заявлении Google утверждает, что «своей жалобой Viacom, по сути, пытается взвалить ответственность за циркулирующую в Интернете информацию на операторов и хостинг-провайдеров, что ставит под угрозу общепринятые способы, которыми миллионы людей на совершенно законных основаниях обмениваются информацией, новостями, контентом развлекательного характера, а также выражающим политические и художественные идеи»(58).

Комментируя ситуацию, Эрик Шмидт отмечает, что, в сущности, «Viacom – это компания, которая строится на судебных тяжбах; достаточно посмотреть на ее историю, чтобы убедиться в этом»(59).

В конце концов сторонам удалось договориться, что, прежде чем передать Viacom требуемые сведения, Google обезличит информацию, удалив из нее указания на личные данные пользователей.

Пока тянулось судебное дело, вовлеченные в него третьи стороны извлекли для себя уроки: так, создатели The Daily Show начали выкладывать на своем сайте свежие выпуски шоу для бесплатного просмотра и скачивания.

Как ни ломали копья в суде тяжущиеся стороны, это не помешало им – очень в духе нравов Силиконовой долины – объявить о совместном проекте тестового запуска видеорекламы. Владельцам сайтов предоставят возможность помещать на своих страницах видеоклипы телепродукции Viacom, в том числе детского мультсериала SpongeBob SquarePants («Губка Боб Квадратные Штаны») и реалити-шоу MTV Laguna Beach («Лагуна-бич»). В клипах будет содержаться реклама, плату за которую получат Google, Viacom и другие производители телепрограмм, участвующих в проекте.

Аналогичный иск за незаконное размещение принадлежащих ей видеоматериалов предъявила компании YouTube итальянская телекомпания Mediaset, контролируемая премьер-министром Италии Сильвио Берлускони. Однако в данном случае Google не усмотрела оснований для судебного разбирательства, о чем заявила официальный представитель компании: «Мы запрещаем пользователям закачивать чужие видеоматериалы. Благодаря сотрудничеству со всеми правообладателями, чьи материалы помещены на YouTube, мы имеем возможность выявлять и немедленно удалять пиратский контент по первому официально поданному требованию»(60).

* * *

В 2008 году Высокий суд Мумбаи (бывшего Бомбея) потребовал от индийского отделения Google представить личные данные блогера, скрывавшегося под именем Toxic Writer, – его обвиняли в распространении порочащей информации о небольшой фирме строительного оборудования Gremach Infrastructure. И хотя Google не торопится исполнять судебный приказ, не исключено, что в дальнейшем суд все-таки принудит ее сделать это(61).

* * *

В 2002 году известный и уважаемый в сообществе Силиконовой долины 52-летний инженер Брайан Рейд поступил в Google на одну из старших управленческих должностей. Не прошло и двух лет, как доктора Рейда уволили. В ответ он предъявил компании обвинение в дискриминации по возрасту. Многоопытный управленец индустрии высоких технологий пожаловался, что увольнение обусловлено тем, что он якобы не вписывается в поощряющую молодость корпоративную культуру компании.

В исковом заявлении Рейд указал, что неоднократно подвергался оскорбительным нападкам сотрудников компании, обзывавших его медлительным, инертным и забывчивым, а его идеи – «старомодными» и «слишком архаичными, чтобы воспринимать их всерьез». Самого Рейда гуглеры нередко называли «старичком» и «старым ворчуном»(62).

По этому поводу Эрика Шмидта спросили, не слишком ли Пейдж с Брином помешаны на юнцах и не перегибают ли палку, блюдя в этом смысле чистоту рядов. На это 50-летний Шмидт ответствовал, что, на его взгляд, проблема надуманна: «Прелесть Ларри и Сергея в том, что они давно дали всем понять, что если кто-то не хочет работать на них, то, пожалуйста, пусть уходит, они никого не держат. И вообще, – добавил Шмидт, – рабство, как известно, отменили давным-давно»(63).

Google обзаводится самолетом

«Стоит ли удивляться, что Google-парни давно забросили идею лоббирования сетевой нейтральности,[40] – едко заметил Rat [Крыс], подняв увенчанный очочками длинный нос от распечатки очередного номера газеты The Wall Street Journal и обращаясь к тем, кто внимает этому фирменному хвостатому комментатору правительственного бюллетеня Government Computer News. – Знамо дело, у них нашлись заботы и поважнее, например пообсуждать, чья койка на борту их корпоративного самолета будет больше»(64).

Да, теперь, кажется, окончательно завершилась эра невинной и вместе с тем шокирующей простоты, изначально поднятой на знамя компанией Google. Судите сами: в 2005 году Сергей и Ларри обзавелись самолетом. На собственные средства они взяли в долгосрочную аренду «Боинг 767–200», широкофюзеляжный гражданский авиалайнер на 200 пассажирских мест, и переоборудовали по собственному вкусу, превратив в лайнер для увеселительных вечеринок. Сейчас на борту имеются две личные каюты, обеденный салон, салон с сидячими местами, а также просторная кухня-буфет на 50 мест.

Ну и что, а разве у Билла Гейтса нет собственного «Боинга-767»? С этой точки зрения Google-парни, можно сказать, большие экономы, раз довольствуются одним самолетом на двоих.

Всегдашняя оригинальность Google-парней наложила отпечаток и на то, как они обустроили свой самолет, – достаточно упомянуть привешенные к потолку гамаки. А что до споров по поводу спальных мест Google-парней, то их, по слухам, волевым решением прекратил мудрый Эрик Шмидт. Его отеческий вердикт звучал так: «Ты, Сергей, заведи в своей каюте ту кровать, что тебе больше по вкусу; а ты, Ларри, для своей каюты выбери ту, что больше по вкусу тебе. На этом ставим точку и переходим к другим делам»(65).

Понятное дело, что такое событие, как приобретение самолета, не могло не занять первые полосы новостных СМИ, равно как и проблема «парковки» воздушного судна. По сообщениям, компания Google ежегодно платит НАСА по 1,3 миллиона долларов за право держать свой самолет в ангаре агентства на территории аэродрома Моффет-Филд, буквально в двух шагах от Гуглплекса. Кое-кто подсчитал, что это вчетверо дороже, чем если бы Google-парни поставили свой вечериночный лайнер на стоянку международного аэропорта Сан-Франциско или Сан-Хосе.

На сегодняшний день авиапарк Google насчитывает несколько машин, в том числе легкий реактивный штурмовик «Альфа-джет» от компаний Dornier и Dassault-Breguet. Строго говоря, владельцем всех этих самолетов является не сама Google, а некая загадочная фирма Н211 LLC, по слухам контролируемая верхушкой интернет-гиганта. На вопросы о том, кому принадлежит фирма, Google неизменно держит рот на замке и лишь всякий раз подчеркивает, что не является ее владельцем.

В рамках сделки по аренде аэродрома Моффет-Филд НАСА пользуется правом оборудовать самолеты Google научной аппаратурой для исследования атмосферных явлений. Как-то раз Google-парни предоставили свой «Боинг-767» в распоряжение исследователей НАСА и института SETI (Search for Extra-Terrestrial Intelligence), занимающегося поисками внеземного разума и базирующегося в Маунтин-Вью, чтобы те могли наблюдать метеоритный поток Альфа-Ауригиды с радиантом в созвездии Возничего. Вместе с тем научно-исследовательский центр НАСА может пользоваться авиалайнером Google, лишь когда он не нужен самой компании. Как сообщалось в веб-новостях, летом 2008 года в НАСА планировали задействовать «Боинг» компании Google для наблюдения и сбора информации во время возвращения с МКС автоматического грузового космического корабля «Жюль Берн», которому предстояло разрушиться в плотных слоях атмосферы и затонуть в Тихом океане. Но увы, когда приблизился срок события, НАСА пришлось искать другой самолет (как выяснилось, это оказался старенький «Дуглас DC-8»), потому что «Боинг» понадобился самой Google – не могла же она отказать в любезности мэру Сан-Франциско Гэвину Ньюсому и не доставить в Монтану гостей, приглашенных на его бракосочетание.

Google обзаводится спутником

В конце лета 2008 года Google-парни с женами отправились на авиабазу Ванденберг на калифорнийском побережье, чтобы стать свидетелями запуска космического спутника, украшенного логотипом Google. На орбиту его должна была вывести созданная корпорацией Boeing ракета Delta-2. Для таких парней, как Ларри Пейдж и Сергей Брин, буквально бредящих космосом, это было потрясающим событием.

Впрочем, компания Google имела самое непосредственное отношение к спутнику GeoEye-1: по контракту она получила эксклюзивное право на космические снимки, которые будут получены в результате дистанционного зондирования земной поверхности и которые спутник будет передавать на Землю. А Google предоставит их для просмотра пользователям своих онлайновых картографических сервисов Google Maps и Google Earth. Помимо того, GeoEye-1 будет работать и на программу NextView («Дальнейший взгляд»), инициированную оборонной структурой National Geospatial-Intelligence Agency (Национального агентства графических и картографических работ).

Почти что собственный спутник обещает принести большую пользу Google, поскольку позволит напрямую получать и отслеживать качество спутниковых снимков земной поверхности и межпланетного пространства. Благодаря этому Google рассчитывает значительно улучшить качество изображений в своих картографических сервисах, а также получать более детализированные цифровые снимки земной поверхности и постоянно обновлять видеообразы Земли. Расчетная высота орбиты GeoEye-1 составит 423 мили (680,8 км), в сутки он совершит более десятка витков вокруг Земли. За это время спутник способен осуществить детализированную цветную космическую съемку территории, равной по площади штату Нью-Мексико (315 кв. км), или черно-белую съемку территории, равной по площади штату Техас (696 кв. км).

Несмотря на ожидаемое улучшение качества изображений, Google уже строит планы получить в ближайшей перспективе еще более совершенные снимки:

Из-за введенных правительством ограничений цифровые спутниковые снимки для коммерческого использования должны иметь пространственное разрешение не больше 50 см, а между тем самые совершенные на данный момент спутниковые снимки имеют степень разрешения 60-100 см. Так что новые видеоданные, которые поступят в наши сервисы, будут в лучшем случае лишь ненамного качественнее уже имеющихся. Мы уже приобрели для программ Google Earth высококачественные цифровые аэрофотоснимки с высочайшим пространственным разрешением – 5 см! (Взгляните, например, на снимки Лас-Вегаса.) Хотя детали пока неизвестны, мы располагаем также сведениями, что спутник способен осуществлять съемку с куда более высоким пространственным разрешением. Возможно, в один прекрасный день правительство снимет ограничения, и эти изображения можно будет приобрести(66).

Следует иметь в виду, что означенные улучшения не появятся в сервисах Google немедленно. «Запуск спутника еще не означает, что Google Earth в мгновение ока наполнится высококачественными изображениями, обновляемыми в режиме реального времени», – предупреждает на своем сайте Google.

Как правило, проходит от нескольких недель до нескольких месяцев, прежде чем новые цифровые фото загружаются в программу Google Earth. Не следует также забывать, что для получения качественных снимков, достойных уровня нашей программы, нужны соответствующие погодные условия, спутник в этом смысле не всесилен (требуются отсутствие облачности, атмосферной дымки, взвешенной в воздухе пыли, а также правильный угол падения солнечных лучей). Надеемся, правда, что повышенная скорость передачи данных со спутника и нам позволит действовать оперативнее. Вот если бы было несколько спутников, это определенно улучшило бы шансы получать обновленные спутниковые снимки(67).

10. Google в роли достойного гражданина

Главная мечта Google – сделать жизнь людей лучше, и ради этой цели компания не жалеет сил на организацию корпоративных, волонтерских и благотворительных программ. Их у Google немало. Ряд подобных проектов существует в рамках или проистекает из научно-исследовательских лабораторий Google. Например, на базе исследования поисковых запросов, связанных с простудными заболеваниями и их лечением, компания Google помогала выявлять регионы, охваченные эпидемией гриппа. Картографические сервисы Google позволяют гражданам определять оптимальные маршруты передвижения по городам и весям будь то пешком, на велосипеде или, скажем, на автомобиле, но самыми безопасными с точки зрения сбережения окружающей среды способами.

Google спонсирует широкий спектр программ, конкретно нацеленных на повышение качества образования, особенно в области расширения научных знаний. Приведем лишь некоторые из такого рода программ.

– The Summer of Code – трехмесячная летняя программа для студентов, изучающих компьютерные науки, которая обходится Google в 2 миллиона долларов и призвана познакомить студентов с технологиями opensource-разработок.[41] В рамках программы компания Google учредила стипендии для тех, кто хочет испытать свои силы в разработке программного кода для открытых проектов. Так, в 2008 году компания сотрудничала со 174 группами по разработке бесплатного ПО с открытыми исходными кодами, изыскивая подходящие для спонсирования проекты, к которым могли бы присоединиться ее студенты. В итоге Google получила 7100 предложений и выбрала из них 1125 проектов. И хотя Google не лишает себя удовольствия высматривать из массы участников программы потенциально интересных для нее одаренных ребят, все же магистральная цель The Summer of Code не связана с рекрутингом. Она заключается в разработке нового набора приложений с открытыми исходными кодами.

– В октябре 2006 года совместно с инициированной Франкфуртской книжной ярмаркой кампанией Litcam, нацеленной на ликвидацию неграмотности и получение базового образования, и Институтом приобретения знаний на протяжении всей жизни (Institute for Lifelong Learning), работающим под эгидой ЮНЕСКО, компания Google запустила литературный портал, предлагающий образовательные ресурсы и возможность обмена информацией для учителей, организаций, занимающихся повышением грамотности, и вообще всех, кто интересуется литературой и жаждет прививать любовь к чтению.

– Компания Google учредила стипендию имени Аниты Борг, которая предназначается для самых талантливых студенток старших курсов и аспиранток, изучающих информатику, и названа в честь Аниты Борг, одной из первых женщин – докторов наук по информатике. Конкурс на получение стипендии проводится среди учащихся Соединенных Штатов, Канады, Австралии и некоторых стран Европы.

– Google всегда рада детям – для них организованы многочисленные практические семинары, на которых в числе прочих полезных вещей ребятам дают представление о возможностях получения работы и построения блестящей карьеры в сфере информационных технологий.

– Google входит в число спонсоров ежегодного фестиваля, который проводит организация Sally Ride Science, созданная первой американской женщиной-астронавтом Салли Райд. Цель организации – пробуждать среди девочек интерес к естественным и техническим наукам. В один из дней фестиваля для школьниц 5-8-х классов (естественно, в сопровождении родителей) организуется день открытых дверей в Гуглплексе. Девочки участвуют в работе семинаров, научно-исследовательских лабораторий и получают азы профориентации в ИТ-области. Стоит ли говорить, что их угощают совершенно фантастическим обедом!

– Google ежегодно проводит также однодневное общественное мероприятие, призванное прививать девочкам-школьницам интерес к техническим знаниям. Оно приурочено к общенациональной неделе инженеров (US National Engineers Week), которая проходит в третью неделю февраля. В этот день гуглеры приводят на работу своих дочек. А чтобы не обделять других девочек возможностью увидеть Гуглплекс изнутри, Google налаживает связи с окрестными школами и общественными организациями.

Google.org – филантропическое подразделение Google

Компания Google не могла не откликнуться на трагедию Нового Орлеана. Сообщество гуглеров-афроамериканцев Black Google Network ринулось помогать восстанавливать город после удара урагана «Катрина», а потом сбивалось с ног, собирая через объединенный фонд United Negro College Fund деньги для вспомоществования афроамериканским студентам технических специальностей. Другие гуглеры тоже не сидели сложа руки и чем могли помогали бедным жителям Нового Орлеана. А между тем сотрудники филантропического подразделения Google.org чуть ли не по всему миру разыскивали достойные внимания благотворительные проекты, ставящие ту же цель.

Пейдж и Брин создали благотворительный проект Google.org в 2004 году, в период подготовки к преобразованию компании в открытое акционерное общество. Началось все с того, что они представили акционерам план, который позволил бы выделить ресурсы, долю прибыли и часть рабочего времени на поиск решений по самым наболевшим с их точки зрения проблемам современного общества.

Google.org в определенном смысле гибридный филантропический проект, в рамках которого основатели компании направляют свои личные средства, а также ресурсы некоммерческих организаций и частных лиц на благо всего человечества. Пейдж и Брин ввели правило 1 % и неукоснительно следуют ему. Правило означает, что 1 % акционерного капитала и прибылей, а также 1 % рабочего времени гуглеров ежегодно тратится на то, чтобы сделать наш мир безопаснее, чище, уютнее и жизнеспособнее. Такую же двоякую природу в качестве источников средств имеют и филантропические начинания Google: с одной стороны, это чисто некоммерческие проекты или пожертвование средств на лоббирование общественно полезных кампаний, а с другой – инвестиции в коммерческие компании, которые тоже делают что-то полезное для общества.

В 2007 году компания Google пригласила возглавить свое филантропическое подразделение с миллиардным бюджетом человека по имени Ларри Бриллиант, который принес с собой огромный опыт работы в сфере технологий, благотворительности и общественного здравоохранения. Пейдж и Брин регулярно, раз в неделю, проводили встречи с Бриллиантом, на которых обсуждались филантропические проекты компании. (В настоящее время Ларри Бриллиант больше не занимает этот пост.)

Google решила сосредоточить усилия на шести главных целевых инициативах и уже истратила на их реализацию более 85 миллионов долларов. Эти средства расходуются в основном на инвестиции и гранты. Вот эти инициативы:

1. RE<С (Возобновляемые источники энергии по цене дешевле угля) – это набор проектов, ставящих целью удешевить энергию, получаемую из альтернативных источников, настолько, чтобы она стала дешевле энергии угля. Google уже пообещала поддержку ряду профильных компаний, занимающихся разработкой методов рентабельного производства и массового использования энергии солнца, ветра и тепла земных недр;

2. RechargeIT – эта инициатива объединяет семь разнородных проектов, цель которых – проектирование и внедрение автомобилей с гибридными и электрическими двигателями, что призвано сократить вредные выбросы в атмосферу, особенно когда этот вид транспорта сделается основным средством транспортировки. В планах подразделения Google.org инвестировать также 10 миллионов долларов в проект разработки системных решений для транспортных проблем;

3. Predict and Prevent (Прогнозировать и предотвращать) – четыре проекта, связанных с ликвидацией голода и преодолением глобальных угроз здоровью человечества;

4. Inform and Empower (Информировать и наделять полномочиями) – комплекс инициатив, направленных на повышение качества образования и уровня информированности и на более активное участие общества в управлении государством;

5. Fuel Growth of Small– and Medium-Size Enterprises (Стимулирование роста предприятий малого и среднего бизнеса) – данная инициатива сосредоточивает усилия на помощи развитию малого и среднего бизнеса в сельских районах и беднейших странах Африки;

6. Special Projects and Learning Grants (Специальные проекты и гранты на обучение) – так называемые «прочие проекты», частично перекрывающиеся с первыми пятью категориями инициатив и расширяющие спектр их действия.


Помимо того, Google.org часто выходит за рамки избранных направлений деятельности и бросает силы на борьбу с бедствиями и напастями, которые обрушиваются на человечество, например ищет способы искоренить опасные заболевания и участвует в ликвидации последствий природных катастроф.

Google в интерьере окружающей среды

В шоу Mad Money («Деньги на всякий случай») с Джимом Крамером на телеканале CNBC Эрик Шмидт как-то высказал следующие соображения относительно планов Google.

Вот в чем суть. Солнце не перестает светить, ветры дуют, а недра земли таят огромные запасы тепла. Иными словами, существуют такие источники энергии, как солнце, ветер, земные недра и геотермальные воды. Если использовать все это для производства энергии и еще построить системы электропередачи, которые снабжали бы энергией регионы, где сосредоточена основная масса населения, – а они обычно далеко отстоят от главных источников энергии, – мы играючи решили бы большинство нынешних энергетических проблем. Еще один действительно важный, на наш взгляд, момент – гибридные двигатели со сменным режимом. У вас возникает законный вопрос: а зачем, собственно, такая морока? А затем, что такие двигатели более экономичны и требуют куда меньше энергии вообще и неизмеримо меньше бензина. Не забудьте еще и то, что гибридные двигатели производятся у нас в Америке. Взять, например, штат Мичиган – там же безработица превратилась в огромную проблему. Так на его территории можно построить заводы по производству батарей для электромобилей. Что мешает задействовать тысячи уволенных с автозаводов рабочих и тех, кто сильнее всего пострадал от этого кризиса, на производстве гибридных автомобилей и таких вещей, как солнечные батареи для обогрева домов? Это же польза для всех!(1)

И более подробно проясняет позицию компании:

Согласно проведенным нами расчетам, если инвестировать средства в проекты использования энергии солнца и ветра, в геотермальную энергетику и транспортные средства с гибридными двигателями, за двадцать два года можно сэкономить миллиард долларов. А еще это обеспечит новые рабочие места в штатах, где особенно остро стоит проблема безработицы. К тому же энергия солнца, ветра и тепла земных недр неиссякаема и постоянно доступна и останется таковой, даже если мы исчерпаем все запасы нефти. И следовательно, энергия из альтернативных источников дешевле и способствует повышению энергетической безопасности страны, а также будет содействовать в решении проблемы глобального изменения климата. С какой стороны ни посмотри, это – превосходное решение [проблем американской экономики]. Остается лишь решительно взяться за дело(2).

«Мы видим готовые технологии, которые, на наш взгляд, реально могли бы развиться в целые отрасли, реально способные производить энергию более дешевую, чем получаемая из угля, и вместе с тем мы не видим тех, кто столь же серьезно заботился бы об этом, как мы», – говорит Ларри Пейдж(3).

Шмидт склонен признать, что при всех финансовых и экологических выгодах развития альтернативных источников энергии начальные затраты на подобные проекты могут быть весьма высоки:

Экологически чистые технологии чем-то похожи на производство полупроводников. Чтобы его наладить, требуется огромный начальный капитал, куда больше, чем в сфере информационных технологий, в которой я работаю. Готов допустить, что экономические основы чистых технологий другие, нежели те, что у бизнеса Google. Там явно выше капитальные затраты, длиннее цепочки поставок, плюс риски обесценивания запасов, плюс больше непосредственного производства, к тому же не следует забывать, что компании, которые будут этим заниматься, еще должны наработать практический опыт(4).

Возобновляемые источники энергии дешевле угля.

Как уже говорилось, RE<С – одно из филантропических направлений, финансируемых Google.org. Инициатива направлена на поиск и разработку более дешевых, чем уголь, источников энергии. «Знаю, что название выглядит несколько шизоидно», – признает Ларри Пейдж, имея в виду название инициативы – Renewable Energy less than Coal («Более дешевые, чем уголь, источники возобновляемой энергии»)(5).

В настоящее время уголь остается самым дешевым источником электроэнергии. Вместе с тем он едва ли не самый экологически грязный источник электроэнергии – прочие энергоносители предполагают более «чистые» методы. Чтобы успешно конкурировать с традиционными источниками энергии, себестоимость производства электроэнергии из альтернативных источников должна быть в пределах 1–3 центов за киловатт-час. Таким образом, чтобы солнечная энергия стала конкурентоспособной, Google должна вполовину сократить затраты на ее производство.

На конференции Web 2.0 в 2008 году Ларри Бриллиант пояснил суть данной инициативы Google: «Задача не сводится к тому, чтобы просто инвестировать кучу средств. Очень важно, чтобы мы получили отдачу от инвестиций и чтобы компании, которые реализуют проект, зарабатывали на нем прибыль. <…> Если проект окажется нерентабельным, это отпугнет других, и тогда толку от наших инвестиций не будет, поскольку не удастся использовать преимущества от притока капитала и задействовать рыночные силы».

Google часто подвергают критике за финансирование RE<С и других инициатив, связанных с разработкой передовых технологий производства энергии. Говорят, она не должна вкладывать сотни миллионов долларов из своей прибыли в проекты, не имеющие отношения к ее профильному бизнесу. И все же не исключено, что в один прекрасный день эти 45 миллионов долларов с лихвой окупятся, обеспечив Google как более дешевой электроэнергией, так и прибылью в денежном выражении.

«Если мы добьемся поставленной цели и докажем, что из крупномасштабных возобновляемых источников энергии можно производить более дешевую электроэнергию, чем из угля, у человечества появится реальный шанс покрывать значительную часть потребностей в энергии за счет альтернативных источников, что несомненно сократит выбросы в атмосферу углекислого газа, – убежден Ларри. – В перспективе это могло бы принести выгоду и нам»(6).

Геотермальная энергия.

«Геотермальные электростанции, если их как следует отладить, эффективнее, чем солнечные или ветровые, поскольку, в отличие от последних, действуют непрерывно, к тому же геотермальные ресурсы доступны повсеместно», – отметил в выступлении на конференции Web 2.0 Ларри Бриллиант.

С большим энтузиазмом к использованию потенциала тепловой энергии недр относится и Ларри Пейдж: «Если бурить на достаточно большую глубину доберешься до тепла земных недр. А значит, надо удешевить глубинное бурение»(7). В освоение геотермальных источников подразделение Google.org уже вложило более десяти миллионов долларов.

Энергия моря.

В свое время Никола Тесла мечтал изобрести способ вытягивать энергию из воздуха, а гуглеры лелеют мечту добывать ее из моря. У них даже родилась оригинальная идея обеспечить бесперебойную работу своих компьютерных центров обработки информации за счет размещения их на плавучих платформах, оборудованных мощностями по преобразованию энергии моря в электрическую. Но это задача крайне сложная, и технологии в данной области пока далеки от совершенства. В настоящее время имеется всего несколько подобного рода электростанций, но они используют в основном энергию морского прибоя. Один такой проект в буквальном смысле потонул в прибрежных водах штата Орегон. Проблема еще и в том, что при шторме разбушевавшаяся стихия грозит поломать оборудование. Не следует забывать и о коррозии, которая быстро выводит оборудование из строя.

Энергосберегающий Гуглплекс.

Однажды компания Google объявила о планах пригласить два-три десятка инженеров-энергетиков для внедрения разработанных в компании методов энергосбережения. Сама же Google пожелала стать подопытным кроликом: ее многообещающие идеи будут обкатываться прямо на ее территории в Маунтин-Вью.

В 2007 году Google объявила о намерении к концу года перейти на экологически чистые источники энергии, не вредящие окружающей среде выбросами углекислого газа, иными словами, стать компанией с нулевым балансом выбросов углерода. Действуя в этом направлении, в мае того же года Google полностью перевела Гуглплекс на энергопитание от 9212 солнечных батарей. Вы сами можете убедиться в этом, если найдете Маунтин-Вью в программе Google Earth: сверху хорошо заметны аккуратные прямоугольники солнечных батарей, рядами выложенных на крышах корпусов Гуглплекса и даже поверх тентов автомобильных стоянок. Поначалу Гуглплекс даже выбился в лидеры среди корпораций по совокупной мощности солнечных батарей, но вскоре другая компания опередила Google по этому показателю. И все же объявленной цели пока достичь не удалось: в середине 2008 года официальный представитель Google заявила, что Гуглплекс не может пока считаться территорией с нейтральным уровнем эмиссии углерода. Думается, кампусу в Маунтин-Вью это в принципе не светит. Что касается зарубежных отделений Google, то какие-то из них дальше продвинулись по этому пути, нежели Гуглплекс, другие же, наоборот, лишь в самом его начале.

«Наши цели не ограничиваются лишь тем, чтобы обеспечить самих себя дешевой энергией, – говорит Ларри Пейдж. – На самом деле мы поставили себе цель разработать методы производства достаточно дешевой электроэнергии из альтернативных источников, чтобы она могла заменить значительное количество энергии, которая производится на сегодняшний день из традиционных источников»(8).

* * *

Возведенная в ранг кредо приверженность Google экологическим принципам и стандартам спровоцировала поток жесткой критики в адрес Ларри и Сергея за персональный реактивный авиалайнер: не очень-то он вяжется с озабоченностью Google-парней проблемами сбережения окружающей среды. По оценкам Главного бюджетно-контрольного управления США (Government Accountability Office, GAO), выбросы углекислого газа и инверсионный след от реактивных авиалайнеров на 3,5 % ответственны за глобальное потепление климата, вызванное хозяйственной деятельностью человека. В свете одного этого факта не так-то просто оправдать полеты внушительного авиалайнера с горсткой пассажиров на борту.

В ответ на просьбу прокомментировать эту несообразность Сергей Брин признал, что неэффективное использование реактивного самолета представляет серьезную проблему, но ограничился тем, что лишь просто добавил: «Можете не сомневаться, это одна из тех закавык, над которыми я ломаю голову»(9).

11. Будущее Google

Аналитики Уолл-стрит и кое-кто из конкурентов грешат поверхностностью, воображая, что Google сродни гигантскому студенческому общежитию с холодильниками, набитыми дармовыми соками от компании Odwalla(1).

Стивен Арнольд, писатель и консультант в области высоких технологий.

Известный консультант в области высоких технологий Стивен Арнольд предостерегает от недооценки компании Google – ее талантливости, ее могущества, ее решительности и дерзости. Если Google на данный момент и доказала что-нибудь миру, так это то, что ее руководящая троица – Пейдж, Брин и Шмидт – готова действовать напористо и агрессивно по всем направлениям бизнеса Google.

Пусть так, соглашается профессор менеджмента Высшей школы бизнеса СтэнфордскогоуниверситетаЧарльзО'Рейлли, но все равно «все организации испытывают на себе давление обстоятельств, и рано или поздно так будет и с Google»(2).

Сегодня все уже оставили надежду получить от Google сколько-нибудь четкие сигналы, указывающие, каким курсом она намерена следовать: давно известно, что Google принципиально не дает таких подсказок. Долгое время сама Google провозглашала себя компанией, бизнес которой – сугубо интернет-поиск. Один из основателей Netscape Марк Андрессен заметил как-то, что ожидает от Google всего чего угодно, – она может и дальше идти по пути создания онлайновых продуктов, но с таким же успехом может податься и в офлайн. «Google – все равно что Энди Кауфман, я имею в виду нашего покойного комика. Знаете, в чем его главный секрет? Никогда нельзя было понять, шутит он или серьезен. Вот так и Google: она выходит на сцену и с самым невозмутимым видом объявляет: "Мы намерены быть поисковой машиной и больше ничем. Мы не собираемся заниматься ничем другим". Однако я глубоко убежден, что они шутят»(3).

На подобную мысль наводит и набор продуктов, которые Google разработала и запустила в последние несколько лет. Вот что она сама говорит на корпоративном сайте о своих ближайших перспективах:

Чем порадует Google в следующий раз? Трудно сказать определенно. Мы не любители болтать о будущих продуктах, потому что способность преподносить сюрпризы и удивлять пользователей мы считаем одним из главных элементов своего конкурентного преимущества. Вы и сами могли бы выяснить, над чем новеньким корпят наши программисты-разработчики, – заходите на сайт Google Labs и увидите. Получите удовольствие, однако не забудьте прихватить защитные очки(4).

Перед Google стоят те же вопросы, что и перед каждой молодой компанией, в особенности если она взяла такой же бурный старт, как Google. Ниже в обобщенном виде приводятся ответы, которые уже прозвучали в предыдущих главах.

1. Способна ли компания управлять собственным ростом?

Ответ. До сего момента с прибылями все обстоит отлично, однако по части инвестиций в перспективные технологии тенденции разнонаправлены. «Назовите любую из технологических разработок, рассчитанных на долгосрочную перспективу, – писал на своих страницах журнал Time. – Допустим, это будут лекарства на основе геномов, или искусственный интеллект, или, скажем, космический лифт – неважно что, но можно поручиться, что группа разработчиков Google уже занимается таким проектом».(5) При своей страсти к ярким креативным идеям Google уже не раз обжигалась. От скольких таких идей ей пришлось отказаться, при том что на них уже были потрачены огромные деньжищи и куча времени.

2. Способна ли Google удержать одаренных и компетентных сотрудников?

Ответ. Google предпочитает не обнародовать таких показателей, как уровень текучки персонала, проще говоря, темпы отсева сотрудников, но, судя по всему, многие из тех, кто работал с первых дней, уже отряхнули прах со своих ног, забрав немалые личные накопления. Тем не менее компания Google считается привлекательным местом работы, и множество гуглеров ценят свое место под ее крышей.

3. Способна ли Google противостоять активным конкурентам, поставившим перед собой масштабные цели, которые сулят грандиозный успех?

Ответ. Этой войне не будет конца. У Google в активе мощная франшиза на поисковые технологии, однако это не означает, что компания так и будет все время выезжать на ней. Как указывает редактор отдела новостей онлайнового издания Web User Бен Камм-Джоунс, конкуренты всегда будут дышать в затылок Google в попытках усовершенствовать технологии интернет-поиска. «Если в этой области и появится что-то принципиально новое, то, скорее всего, оно будет связано со смысловым поиском, основанным на интеллектуальной обработке сложных, неструктурированных запросов пользователей на естественном языке. Такая система могла бы положить Google на обе лопатки – только, конечно, при том условии, что окажется однозначно эффективнее, чем предлагаемая компанией Google, и если при этом когда-нибудь удастся вытряхнуть из пользовательских мозгов безоговорочную веру в то, что Google – самый лучший в мире способ поиска информации в Сети»(6).

4. Получится ли у Google в зрелом возрасте сохранить благородство и мощь?

Ответ. Будущее покрыто пеленой неизвестности, и никто не может знать заранее, что уготовано впереди. Однако на данный момент можно с уверенностью говорить, что удача и блестящая сметка до сих пор не изменяли компании Google. С огромной уверенностью можно предположить, что Google еще долго будет оставаться у всех на устах и – на кончиках пальцев, привычно набирающих шесть букв: G-о-о-g-1-е.


Думается, что самая страшная опасность, подстерегающая Сергея и Ларри на их триумфальном пути, – впасть в «культ собственной гениальности», уверовать в собственную непогрешимость, – а ведь бывает, что и признанные гении ошибаются.

Похоже, что немногочисленные ошибки Google не слишком-то беспокоят Эрика Шмидта:

Мы стараемся сфокусировать внимание на будущем. Между собой мы, естественно, много обсуждаем стратегии и инновации, но только не конкурентов. Гораздо лучше сосредоточиться на том, что еще можешь сделать в технологической области. Это пресса подходит ко всему с одной меркой: проиграл или победил. В сущности, не это самое главное. В области технологий неизмеримо важнее, что у тебя есть возможность изменять правила игры, неоднократно, раз за разом <…> именно победитель задает новые правила(7).

Шмидт дает нам ключик, помогающий до некоторой степени понять, в каком направлении Google собирается перекраивать будущие правила игры. Так, компания Google ввязалась в войну с Microsoft, посягнув на территории, которые давно застолбил за собой гигант программного обеспечения. Google позиционирует себя как игрок, намеревающийся подорвать бизнес Microsoft предложением более дешевых и удобных в пользовании программных продуктов.

Шмидт уже дал понять, что Google осознает невозможность действовать везде только в одиночку и планирует расширять стратегические партнерства по примеру тех, что уже налажены с Dell, MySpace и Adobe.

В дополнение к этому компания Google собирается держать руку на пульсе экономики – еще свежи воспоминания о потерях, которые нанес ей экономический кризис 2008 года. «Все мы уязвимы, как выяснилось, – предупреждал Шмидт осенью того же года. – Все дело в том, какая тенденция одержит верх: то ли сокращение рекламного бизнеса, что неизбежно ударит по всем, то ли такой благой сдвиг, как массовый переход из офлайна в онлайн»(8).

Если в прошлом Google была весьма либеральна по части расходов, иными словами, тратила деньги без оглядки, то теперь тщательно взвешивает каждую статью расходов, потому что «это правильно»(9). Уже введен режим экономии по части бесплатного питания сотрудников, урезан штат контрактников, сократились масштабы набора постоянного персонала. В III квартале капитальные затраты Google составили 452 миллиона долларов, что на 18 % ниже аналогичного показателя за предшествующий год. Бережливость уже самым позитивным образом сказалась на величине банковского счета Google, увеличившегося за три месяца с 12,7 до 14,4 миллиарда долларов(10).

А может быть, рецессия станет лучшим другом Google? Как известно, во времена экономических невзгод более мелкие и слабые конкуренты сходят с дистанции, и тогда лидеры отрасли либо поглощают их, либо перехватывают их клиентуру. Повышение уровня безработицы в определенном смысле тоже благо, поскольку способствует удержанию сотрудников: многие предпочитают не дергаться в тяжелые времена, довольствуясь синицей в руках, к тому же на рынке труда не так-то много привлекательных вариантов трудоустройства. Наверное, самое большое благо для Google – это возможность во времена экономического спада, что называется, навести порядок у себя дома. Настоятельная потребность в экономии подталкивает к переоценке длинного перечня экспериментальных проектов и позволяет избавиться от малоперспективных, неспособных кардинально улучшить виды на прибыль.

* * *

Профессор Прабудев Конана, пишущий о проблемах американской экономики и, в частности, о компаниях вроде Google, не претендует на то, что знает, каким окажется будущее Google. Зато он уверен, что высокотехнологичные американские компании сохранят мировое лидерство:

Так называемая «великая американская мечта» слишком глубоко укоренилась в сознании американцев. Она не сводится к тому, чтобы заиметь гараж на три автомобиля или дорогущий, расточительный на бензин внедорожник, а в первую очередь касается того, что можно достичь через инновации и возможности. С точки зрения инноваций американские университеты остаются лучшими в мире и продолжают притягивать таланты со всего мира. Американские фирмы продолжают вкладывать колоссальные средства в научно-исследовательские разработки. Все это формирует основу для процветания капитализма, не давая ему зачахнуть. <…> Есть что-то такое в американском духе – пытливость, индивидуализм, образованность, готовность рисковать, предприимчивость и венчурные капиталы, – что позволяет воплощать идеи в масштабный бизнес компании(11).

Искусственный интеллект

Сокрытая от посторонних глаз за ширмой убедительной простоты почти пустой белой страницы сайта компания Google уже создала нечто, что объявила одной из самых изощренных систем искусственного интеллекта из всех когда-либо созданных. Эта система способна в доли секунды оценить миллионы данных о своих пользователях и рекламодателях, мгновенно сопоставить их с миллиардами рекламных объявлений в своей гигантской базе данных и выдать на экран те, что обладают максимальными шансами вызвать отклик у пользователей(12).

Сол Ханселл, журналист The New York Times.

В мае 2002 года, отвечая на вопросы после выступления перед студентами Стэнфордского университета, Ларри Пейдж заявил, что будет считать свою миссию выполненной, только когда поисковая машина будет «полностью основана на ИИ. <…> Знаете ли вы, парни, что означают эти буквы? ИИ – это искусственный интеллект»(13).

Выступая перед представителями Американской ассоциации содействия развитию науки (The American Association for the Advancement of Science), Пейдж отметил, что искусственный интеллект одно время был в загоне, но в принципе идея осуществима и в данном направлении уже ведутся разработки: «Я бы предположил, что, когда искусственный интеллект наконец будет создан, он потребует огромного объема вычислений. Заметьте, не каких-то мудреных алгоритмов, а именно вычислений, и в громадных количествах. Взгляните для примера на структуру ДНК человека – в сжатом виде она весит всего лишь 600 мегабайт. Иными словами, значительно меньше любой современной операционной системы, будь то Linux или Windows. Стало быть, резонно предположить, что ментальные алгоритмы человека не так уж сложны. У нас в Google есть специалисты, уже занимающиеся построением искусственного интеллекта, причем в крупных масштабах. <.. > Не думаю, что они так уж далеки от цели»(14).

Подобно человеческому интеллекту, ИИ нарабатывает знания, базируясь на опыте и логике. «Система способна использовать для этого все доступные сигналы, – объясняет Джефф Хьюбер, старший вице-президент Google по разработкам, – и самостоятельно изучать корреляционные связи между ними»(15).

Дальнейшие пояснения дает Пейдж:

Искусственный интеллект станет окончательной версией Google. Таким образом, мы получим абсолютный поисковый механизм, обладающий способностью понимать всю имеющуюся в Интернете информацию. Он сможет понять, чего именно вы хотите, и предоставить вам нужные материалы. Совершенно очевидно, что искусственный интеллект будет способен ответить на любой вопрос, потому что в Интернете есть почти все, верно?.

В настоящий момент мы еще очень далеки от этого, однако способны шаг за шагом двигаться в нужном направлении, и именно над этим мы сейчас работаем. С интеллектуальной точки зрения это фантастически увлекательно(16).

Когда у Сергея Брина спросили, каким, по его мнению, будет совершенный поисковый механизм, он ответил: «Он будет подобен разуму Бога»(17).

По наблюдениям профессора Гарвардского университета Николаса Kappa, основатели Google не сомневаются, что в один прекрасный день появится искусственный интеллект, намного превосходящий возможности человеческого, как мы его себе представляем. «Неважно, как он будет создан – может, посредством объединения всех компьютеров мира в единую сеть, а может, за счет интегрирования компьютеров в человеческий мозг – кто его знает? Думаю, что и в Google этого не знают. Однако ее руководство заявляет, что цель компании – стать пионером в области создания новых форм интеллекта. И чем точнее они воспроизведут действие человеческого мозга или, более того, чем значительнее расширят его возможности, тем больше денег заработают»(18).

Думаю, что, если бы пользователи были в курсе подобных намерений Google, они вряд ли питали бы по поводу этой перспективы ту же степень энтузиазма, какую демонстрируют математики и программисты Google. Многих людей всерьез беспокоит, чем может обернуться для человека создание искусственного интеллекта. В данном случае я не имею в виду Google-роботов, которые будут расхаживать тут и там и строить нас в одну линию. Дело в другом: Google, похоже, действительно намеревается создать машину, которая будет выполнять львиную долю мыслительной деятельности человека. Интересно, что станет с нашей свободой воли, если во всем, что касается памяти и принятия решений, мы будем опираться на машину?(19)

Вперед, к Web 3.0

Компьютерный мир неумолимо приближается к третьему поколению Интернета, причем с той же скоростью, с какой совершается мгновенный обмен сообщениями. Первое поколение, Web 1.0, создавалось софтверными компаниями 1980–1990 годов рождения – такими как Microsoft, Oracle и Lotus Software. Они разрабатывали программное обеспечение, позволявшее использовать и усовершенствовать компьютеры и всю их начинку. Пакеты первого программного обеспечения (которые все еще в ходу и довольно полезны) производились, репродуцировались, паковались и продавались примерно теми же способами, что и обычные коммерческие продукты.

Осенью 2001 года, когда лопнул мыльный пузырь доткомовских компаний, появилась концепция Web 2.0. Те, кто ее продвигал – к их числу можно смело отнести Google, Napster и Amazon.com, – существовали лишь в Интернете. Они предлагали профильный сервис, а зарабатывание денег было для них, как и для Google, своего рода сопутствующим занятием, приятным дополнением к основной деятельности.

Тема Web 3.0 обсуждалась в Сеуле на Всемирном саммите по информационно-коммуникационным технологиям Seoul Digital Forum, где присутствовал и держал речь глава Google Эрик Шмидт. Кто-то из участников попросил его дать определение Web 3.0. Сначала Шмидт пытался отделаться шуткой, что Web 3.0 «всего лишь маркетинговый термин», а затем, посерьезнев, выдал свою дефиницию Web 3.0. Если в Интернете предыдущего поколения, Web 2.0, построение приложений базировалось на технологии Ajax, то Web 3.0, объяснял Шмидт, станет «платформой приложений, собранных вместе». Сами приложения будут очень малого размера и, по всей видимости, узкоспециализированными. Данные будут содержаться в «облаке», сами же приложения будут доступны для запуска на устройствах всех типов (на ПК или мобильных платформах). Их будут отличать быстродействие и простота авторизации, а распространяться они будут по вирусному принципу: через социальные сети, программы электронной почты и т. п. – словом, от пользователя к пользователю. В дополнение Шмидт отметил, что входной барьер в бизнес Web 3.0 будет низким, однако не исключено, что в дальнейшем веб-гиганты с легкостью выведут из игры Web 3.0 начинающие компании.

В свете этого первостепенная задача и вызов Google состоят в том, чтобы не покладая рук создавать новые продукты, которые в условиях новой бизнес-среды смогут как удовлетворять запросы интернет-пользователей на самом высоком уровне, так и зарабатывать для компании деньги. Скорее всего, это потребует от Google полного напряжения сил. Так, ей еще предстоит сказать свое веское слово в области социальных сетей, где усилия ее даровитых специалистов пока не внесли существенного вклада в итоговую строку финансовых результатов.

Компания Google уже разработала набор продуктов, которые приводятся в действие программами, размещенными в «облаке», то есть предоставляемыми в виде интернет-сервиса, в отличие от традиционных программных пакетов, устанавливаемых на компьютере. К ним относятся, например, Gmail или инструментарий для самостоятельных вычислений и обработки данных. Из всех разработанных Google инструментов наиболее отчетливые признаки поколения Web 3.0 просматриваются в экспериментальной программе Google Mashup Editor (GME). Это редактор, при помощи которого индивидуальные и корпоративные пользователи смогли бы создавать собственные мэшапы – веб-приложения, сайты и процессы обработки данных, интегрирующие в себе функции нескольких сторонних сервисов и доступные в Сети для просмотра другими пользователями. Правда, на стадии тестирования закрытой бета-версии программа GME пала жертвой экономии Google, когда в конце 2008 года компания принялась урезать непрофильные проекты.

«Облачные» вычисления

12-летний бейсболист Джей Джонсон из Ла-Йоллы (штат Калифорния) считает работу в «облаке» чем-то само собой разумеющимся. Каждый вечер он заходит в Интернет, чтобы сделать уроки при помощи инструментария, который в виде сервиса предоставляет ему сайт Google. Вся штука в том, что детали инструментария, который использует мальчик, хранятся где-то во Всемирной сети, так сказать, в «облаке», а сам он имеет доступ только к своим персональным файлам, с которыми работает. Он выполняет школьные задания, узнает, какие оценки ему поставили за предыдущие, какой будет тема следующего урока, получает рекомендации от учителей. Самое интересное, что при помощи «облака» Джей может делать уроки где угодно: дома, у отца в гостях и даже у бабушки – в общем, там, где есть компьютер с доступом в Интернет. К тому же мальчик теперь не боится, что тетрадки с выполненными заданиями потреплет его любимый песик.

Правда, существует другая опасность: «облако» само может «съесть» решенные задачки или написанное сочинение или по крайней мере сделать их на долгое время недоступными. Джею остается лишь надеяться, что этого не случится. Между прочим, сейчас среди американских учащихся полно тех, кто, подобно юному бейсболисту Джонсону и его одноклассникам, предпочитает выполнять свои задания в «облаке».

В экспериментальной школе Лайлы Фредерик в Бостоне для детей от десяти до четырнадцати лет в этом смысле продвинулись еще на один шаг, полностью перейдя на обучение в «облаке». Учебников в привычном книжном формате здесь нет вовсе. Вместо книг учащиеся приносят в школу свои лэптопы, так что вся учеба происходит виртуально. У учителей и учеников есть постоянные блоги, родители учащихся могут в онлайне обсудить с учителями успеваемость своих чад и насущные проблемы школы.

Точно так же, в онлайне, ученики узнаю́т, что им задали, заходя на сайт школы(20).

И все же что такое cloud computing, или «облачная обработка данных»? Вот как это объясняет Джордж Риз, компьютерный эксперт и автор книг по программированию: «Если можно прийти в библиотеку или интернет-кафе, сесть за любой компьютер и, независимо от того, какие браузер и операционная система на нем установлены, получить доступ к нужному вам сервису, это и будет означать, что данный сервис работает в „облаке“»(21).

Google провозглашает «облачную обработку данных» как будущее Интернета и ставит перед собой задачу довести ее до совершенства. Один из менеджеров Google по продажам и операциям, Майкл Лоренс, обсуждал эту тему на встрече с группой студентов. «Мы рассматриваем облачные вычисления как часть крупной инновации, великой новой интернет-идеи, – сказал, в частности, он. – И именно потому, что молодежь – я имею в виду тех, кому сейчас нет еще двадцати четырех, – возлагает особые ожидания на Интернет и отводит ему важное место в своей жизни»(22). Если сформулировать вкратце, то молодежь ожидает от Интернета следующего:

– центральное место в пользовании Интернетом должно занимать общение в сетевых сообществах;

– информация Сети должна быть мобильной, доступной к ней как со стационарных, так и с мобильных устройств;

– пользователь должен располагать инструментами контроля за всем потребляемым и распространяемым им контентом(23).

По некоторым расчетам, к 2013 году как минимум пятая часть всех работ в области информатики будет осуществляться в онлайновом режиме и практически без сохранения на жестких дисках или переносных устройствах для хранения данных. А к 2019 году преподавание почти половины учебных курсов в высших учебных заведениях будет вестись только в «облаке»(24).

Технология облачной обработки данных быстро подменяет собой программные продукты, которые раньше устанавливались на персональных компьютерах и корпоративных серверах. Так, многие приложения Google, в том числе электронный календарь и те, что предназначены для создания документов и электронных таблиц или презентаций, доступны в виде сервисов с домашних, школьных и офисных компьютеров, тогда как само это программное обеспечение размещается на серверах Google.

Эрик Шмидт усматривает в этом глубокий смысл. «Конечно, главное преимущество в том, что гораздо удобнее, когда все ваши данные и используемые приложения хранятся где-то там, в огромном серверном массиве, а не на вашем домашнем компьютере, потому что в этом случае для работы вам не обязательно находиться в каком-то конкретном месте, а можно использовать ближайшее к вам устройство с выходом в Интернет, – поясняет Шмидт. – Давайте представим, что у вас есть ПК или Mac дома и в офисе, а еще смартфон и ноутбук. И вы все время пересылаете туда-сюда файлы с самым разнообразным содержимым. Ну и что будет, если вы вдруг уроните и разобьете свой драгоценный ноутбук?»

Гораздо более эффективной нам представляется модель работы в Сети, предусматривающая, что программы обработки информации и приложения размещены, как мы это называем, в «облаке», то есть где-то там в Интернете. Как и многие другие, я уже почитай лет пятнадцать твержу об этом, начиная с тех пор, когда Google еще и в помине не было. Выло чрезвычайно трудно сдвинуть это дело с мертвой точки. Правда, сейчас даже эти широкополосные сети и те обеспечивают достаточную скорость передачи трафика и позволяют реально внедрить эту идею. Если в двух словах, то теперь необязательно, чтобы вся программная начинка отягощала компьютер, на котором вы в данный момент работаете(25).

Правда, сам термин клауд, или «облако», представляется не слишком удачным и продолжает наводить страх на консервативные компании, в особенности крупные, которые нуждаются или считают, что нуждаются, в полном контроле над операционными данными своего бизнеса. Кроме того, они опасаются, что если провайдер вдруг разорится, все их данные исчезнут, растворятся, перестанут существовать. Еще они боятся хакеров и того, что система зависнет в самый ответственный момент. И вообще, сомневаются они, при хранении в онлайне достаточно ли надежно защищены от посягательств интеллектуальная собственность и еще более ценная информация о ее собственниках? Ну что ж, проколы бывают и здесь.

Зато компании-новички, не такие крупные, но шустрые, видят в «облаке» одни преимущества – в виде быстроты, простоты, дешевизны и мобильности в использовании – и потому либо не обращают внимания на сопутствующие онлайновые риски, либо изыскивают способы защититься от них. «Любая начинающая компания, которая еще не внедрила облачной обработки данных, лишает себя конкурентного преимущества», – заявляет основатель онлайновой биллинговой компании Zuora Тиен Тзуо(26).

На самом деле «облачная обработка данных» – вещь не такая уж экзотичная или исключительная, как можно было бы судить по ее названию. Десяток лет назад работать на компьютере можно было, только если на нем установлено заранее приобретенное ПО, и никак иначе. Сегодня положение изменилось. Взять, например, всем привычную электронную почту – ваши почтовые ящики хранятся, как правило, в онлайне – иными словами, в «облаке», а не на вашем ПК. В «облаке» помещаются также сервисы, которые хранят фотографии. То же самое можно сказать о сайтах социальных сетей. Гигант Amazon предлагает платные сервисы на своем сайте, и фактически они тоже находятся в «облаке». Microsoft и Apple тоже предлагают пользование своим ПО в онлайновом режиме и заодно – возможность там же, в онлайне, сохранять пользовательские файлы.

Что до компании Google, то своими успехами в деле внедрения облачной обработки данных она обязана главным образом тому, что на первых порах ее основатели испытывали большую нужду в деньгах. Мы уже рассказывали, как Сергей с Ларри рыскали по кампусу в поисках бесхозных компьютеров, чтобы объединить их в одну сеть, потому что у них не хватало денег для покупки мощного сервера. Просто оказалось, что их технология по принципу «голь на выдумки хитра» действует эффективнее, чем одна мощная машина. Они и до сих пор практикуют этот подход: сервер-центр Google представляет собой мириады небольших компьютеров и, как мы знаем, превосходно обслуживает нужды пользователей. В том-то и преимущество Google, что ее многочисленные серверные хозяйства рассеяны по всему миру и поддерживают друг друга. Так что сбой одного из компьютеров сети не приводит к сбою во всей системе. Оператор просто переподключает в систему исправный компьютер вместо сломавшегося.

Еще в 2006 году ИТ-эксперты предполагали, что в хозяйстве Google ни много ни мало целый миллион компьютеров на базе системы Linux, задействованных в обработке поисковых запросов(27). Конечно, сама Google не собирается раскрывать эти данные, но резонно предположить, что в ее сети сейчас машин намного больше, чем тот трехлетней давности миллион – учитывая мощь Google, ее эффективность и масштабы замысла удовлетворить запросы всех пользователей, желающих работать в «облачной» среде.

При том что переход в «облачный» мир выглядит как очень удобная для пользователей вещь, некоторые сомневаются, что этот план так уж совершенен. Определенно, в нем есть слабые места, и сама Google признает, что возможны ошибки: «Наши системы уязвимы в том смысле, что их могут разрушить землетрясение, террористическая атака, наводнение, пожар, перебои с электропитанием, сбои в сетях, компьютерные вирусы, отказ отдельных машин, намеренные попытки причинить вред системе и тому подобные события»(28).

Крупные сбои уже бывали, например в ноябре 2003 года, когда пятая часть пользователей Google в течение получаса была лишена сервиса. А в 2008 году произошел отказ в системе Gmail, и сервис был недоступен от нескольких часов до нескольких суток, в зависимости от страны. Все это насторожило пользователей, особенно тех, кто нацелился на серьезное использование режима «облачных вычислений». А Эрик Шмидт в ответ только пожимает плечами и не придает этому особого значения. «Это был глюк, и не более», – несколько небрежно объясняет он(29).

Такое пренебрежение со стороны главы Google наверняка вызвало раздражение у некоторых пользователей, в особенности тех, кто в момент сбоя делал что-то важное. Следует, однако, заметить, что при подобных вещах пользовательская информация в «облаке» редко теряется так, чтобы не поддаваться восстановлению. В этом смысле Google уже разбаловала своих пользователей тем, что их запросы удовлетворяются мгновенно. Увы, как и в вопросах сохранения конфиденциальности, тут тоже не обходится без проколов.

YouTube

Как вы думаете, есть ли что-то такое, что интернет-пользователи любят больше, чем Google? Правильный ответ – есть, и это YouTube. Какое бы видео вы ни пожелали посмотреть, будь то пресс-конференция губернатора Аляски Сары Пейлин на индюшачьей ферме, или певец will.i.am со своим лейтмотивом «Yes We Can», или самые смешные приколы, или самые страшные вещи, – видеосервис YouTube к вашим услугам.

Это самый популярный видеохостинг в мире, ежемесячно привлекающий по 100 миллионов человек своей гигантской коллекцией, насчитывающей порядка пяти миллиардов видеороликов. YouTube предлагает видеоматериалы самого разного содержания, а в 2008 году, в дни летних Олимпийских игр в Пекине, сайт YouTube на выделенном канале ежедневно радовал спортивных болельщиков всего мира прямой трансляцией соревнований олимпийцев.

Пользователи любят YouTube не только за широкие возможности развлечься видиками, но и за возможность урвать у судьбы свою минуту славы. Тысячи пользователей ежедневно закачивают на видеохостинг свое домашнее видео, когда смешное, когда жестокое, когда умное и познавательное, и каждый мечтает прославиться, хоть ненадолго.

Один австралиец, скрывающийся под ником Juan Man, прибег к помощи YouTube как к последней надежде наладить жизнь. Отрекомендовавшись человеком без цели в жизни и без друзей, он поместил видеозапись, на которой бродит по крупному торговому центру Сиднея с табличкой «Free Hugs» («Бесплатные объятия»). Он предлагал обнять каждого, кто захочет немного человеческого тепла, и вскоре люди стали откликаться, и выглядело это очень трогательно и жизнеутверждающе, особенно в сочетании с музыкальным сопровождением. Стоило ролику появиться на YouTube, как он стал мировым хитом и прославил парня, который придумал этот нехитрый хэппенинг. «Еще на той неделе я мыл посуду в сиднейской забегаловке, а на этой уже выступал в ток-шоу Опры Уинфри, – рассказывает счастливец, – теперь у меня есть друзья, есть невеста и есть цель в жизни. И мне больше не приходится мыть тарелки, за исключением, конечно, моих собственных»(30).

К сожалению, значительная часть контента на YouTube загружена на сервис пиратским образом, иными словами, без разрешения правообладателей, которые законно зарабатывают на нем деньги. Их не могло не возмутить появление в свободном бесплатном доступе материалов, защищенных их правом на копирование. На сервис посыпались судебные иски на крупные суммы, которые наделали много шума, вроде миллиардной претензии от медиагиганта Viacom «за массовое глобальное нарушение авторских прав» – так значилось в исковом заявлении. Это дело все еще рассматривается судом. (Более подробно мы говорили об этом выше, в подразделе «И тяжбам несть числа» главы 9 «Google взрослеет».)

Компания Google приобрела YouTube в 2006 году за 1,76 миллиарда долларов, соблазнившись огромной популярностью видеохостинга и его гигантским рекламным потенциалом. До настоящего момента YouTube не приносит компании особой выгоды. К 2008 году его прибыль составила всего 200 миллионов долларов, что ничтожно мало, если учесть колоссальное число его пользователей. Одна из причин в том, что YouTube не имеет официального права продавать рекламу, помещенную и сопровождающую материалы, защищенные копирайтом, например видеоновостные выпуски или контент, принадлежащий Viacom.

Эрик Шмидт, однако, не теряет оптимизма насчет YouTube и утверждает, что придет день, когда Google изыщет способ задействовать рекламный потенциал сервиса, и тогда его прибыли взмоют до небес. А пока что он называет коммерческий подход к YouTube своего рода «чашей Грааля» – тот, кто придумает самый эффективный способ капитализировать YouTube, получит в свои руки неизмеримое богатство(31).

Телефон-гуглофон

Когда Эрика Шмидта попросили назвать, в какой из сфер ИТ-технологий ожидается следующий крупный прорыв, он ответил: «В мобильной, мобильной и только в мобильной – на данный момент это самое неосвоенное пространство из всех»(32).

Осенью 2008 года Пейдж и Брин, как всегда на роликах, оба подстриженные как школьники, чем откровенно щеголяли, появились перед нью-йоркскими СМИ на презентации, посвященной долгожданному появлению слова Google в сфере мобильной связи. Они представили Gl, модель умной мобильной трубки, которая отныне должна составить конкуренцию популярному смартфону iPhone фирмы Apple, для которого, кстати, – и вы уже не удивляетесь этому – программную начинку делала компания Google.[42] Параллельно с выводом на рынок первого собственного смартфона Android Gl компания Google предоставила франшизу на данную технологию Т-Mobile, Sony Ericsson, а также другим компаниям – производителям сотовых телефонов, пожелавшим использовать новую мобильную платформу от Google.

Рынок мобильных телефонов, как известно, арена жестокой конкуренции, где не утихают битвы таких признанных тяжеловесов, как Research in Motion Ltd., Nokia, Qualcomm и Apple.[43] Компания Google с опозданием вышла на мобильный рынок, но у нее в правилах всегда появляться там, где пахнет деньгами. Могущественные противники компании Google не помеха, коль скоро у нее хватает денег переждать, пока конкуренция и экономические соображения не расставят все по своим местам.

* * *

Знаете, что такое андроид? Робот, человекоподобный, как правило, и по внешнему виду, и по поведению. А что такое Android? Так называется платформа, на основе которой Google предложила рынку свой первый смартфон Gl, мощный карманный компьютер. Android – это первая платформа для мобильных устройств с открытым исходным кодом.

Android не является разработкой Google, компания-разработчик была приобретена Google в 2005 году, что стало провозвестием выхода Google на рынок программного обеспечения для мобильных телефонов. На основе Android компания Google сформировала Open Handset Alliance – бизнес-альянс по разработке открытых стандартов для мобильных устройств, куда вошли производители мобильных телефонов, создатели программного обеспечения и кое-кто из производителей микросхем с целью дальнейшей адаптации ПО и разработки приложений.

Компания Google специально выбрала для платформы Android лицензию Apache от некоммерческой организации Apache Software Foundation по причинам, которые объясняет на своем сайте:

Android выпущен под лицензией Apache, которая оставляет производителям мобильных телефонов и операторам мобильной связи больше свободы для совершенствования и инноваций платформы, потому что не требует от разработчиков делиться своими наработками и новшествами с сообществом других разработчиков opensource-продуктов. Таким образом, новшества и дифференциации сохранятся во владении их разработчиков, что оградит производителей и операторов связи от «вирусного» распространения их ноу-хау, что часто случается при других лицензиях(33).

Google ставила перед собой задачу создать гибкое, масштабируемое программное решение, которое позволит сделать использование Интернета на мобильном телефоне таким же удобным и легким, как и на компьютере. «Мы создаем не телефон, а операционную систему на базе Linux, которая, по всей видимости, будет отлична от той, что используется в iPhone», – заявил Шмидт(34).

На сайте Google/Android приводится более подробное объяснение этого замечания Шмидта:

Это лишь малая часть правды об Android. Благодаря открытости платформы появится возможность не только помещать на нее любые мобильные приложения, но и дорабатывать программный код самой платформы. Бизнес-альянс Open Handset Alliance уже заявил о намерении не позже конца года [2008] открыть код ко всей платформе Android. Мы разделяем надежды участников альянса, что ОС Android будет полезна всем игрокам мобильной отрасли: разработчикам, операторам беспроводной связи, производителям мобильных устройств и пр. Каждый из игроков сможет по своему усмотрению адаптировать и совершенствовать технологию, сообразуясь с собственными нуждами. Благодаря этому, как мы надеемся, пользователи получат более эффективные и удобные мобильные телефоны с мощными веб-браузерами и доступом к богатому каталогу мобильных приложений(35).

При том что платформа имеет открытый код для всех разработчиков, смартфон Gl таковым не является. Он будет несколько уступать в цене дорогому удовольствию от Apple – iPhone. Для своего детища Google планирует назначить цену в районе 400 долларов.

Довольно массивный Gl широковат и, пожалуй, не очень удобен со своим сдвигающимся экраном, но зато для любителей заморочиться это как раз то, что нужно. Он очень нравится Сергею, потому что «вдохновляет меня как компьютерного шизика, потому что с ним можно забавляться, и модифицировать его, и вносить в него свои новшества примерно так, как я в свое время забавлялся компьютерами»(36).

Что представляет собой гуглофон? Летом 2008 года компания Google представила на суд пользователей инструментарий для разработки программных приложений (Software Development Kit, SDK), при помощи которого можно создавать мобильные приложения для гуглофона на открытой платформе Android. Чуть позже было объявлено об Android Developer's Challenge – конкурсе на лучшее мобильное приложение.

Чтобы придать конкурсу живости и интриги, компания объявила о создании призового фонда с денежными выплатами в пределах от 25 до 275 тысяч долларов, а на общий призовой фонд выделен миллион долларов. Обладателей призов выберет судейский комитет. Всего было разработано 1700 приложений(37). В результате у смартфона Google появился целый набор развлекательных приложений, хотя некоторые из них действуют не более 15–20 минут. Так, Google любит демонстрировать приложение, где гуглер подбрасывает и ловит мобильник, а тот ведет точный счет времени, в течение которого происходит эта забава(38). Еще гуглофон умеет высчитывать «карбоновый след», иными словами, сколько углекислого газа поступит в атмосферу вследствие какого-то действия человека. И еще подскажет экологически сознательному пользователю, как действовать, чтобы наносить меньше вреда окружающей среде. На гуглофон можно также закачать программу сканирования штрихкодов товаров и сравнивать их по цене с теми, что продаются в Интернете.

Гуглофон имеет всю традиционную начинку мобильных устройств – видеокамеру карты, электронную почту, сервис мгновенного обмена сообщениями. И все-таки телефончик не простой, а с «сюрпризом», потому что помогает Google заманивать владельцев в ловушку. Активизировать сам аппарат и его функции владелец сможет, только зарегистрировавшись на Gmail и получив аккаунт. Естественно, сделано это не без умысла: сажая владельцев гуглофона на «поводок», Google получает их личные данные, которые позволяют на основе индивидуального идентификатора пользователя адресовать ему целенаправленную рекламу. «Для этого-то они и создали свой Android, – уверяет Роджер Энтнер, старший вице-президент компании Nielsen IAG, – чтобы получать больше денег от продажи рекламы»(39).

Свободные частоты

Трудно передать восторг Ларри Пейджа, когда пришло известие, что Федеральная комиссия США по связи (Federal Communications Commission, FCC) одобрила использование свободных частот, не задействованных в трансляции телевизионных или радиопередач:

Не за горами тот день, когда у нас будет Wi-Fi на стероидах, поскольку у сигналов в этом диапазоне куда большая зона действия, чем у тех, что используются в современной технологии Wi-Fi, и обеспечение доступа через широкополосные каналы связи требует меньшего количества базовых станций, что увеличивает зону охвата и снижает затраты. Просто замечательно, что FCC и здесь отдала предпочтение безлицензионной модели доступа, уже доказавшей успешность с Wi-Fi, благодаря чему в этом году объем производства микросхем Wi-Fi достигнет, по оценкам, одного миллиарда штук(40).

Свободные частоты (white spaces) – это пробелы между частотами, которые используют для трансляции телевизионные станции, и до недавнего времени они оставались не у дел. Теперь же их начнут использовать для развертывания высокоскоростных беспроводных сетей.

Компания Google по праву может праздновать победу, поскольку сыграла не последнюю роль в лоббировании этого решения как в реальном мире – в вашингтонских коридорах власти, так и в Интернете. В частности, была организована виртуальная кампания Free the Airwaves («Освободите радиоволны») в поддержку требования открыть доступ к свободным частотам, собравшая более 13 тысяч подписей пользователей.

В борьбе за открытие доступа к частотным пробелам Google действовала объединенными усилиями с компаниями Microsoft и Motorola, однако именно на Пейджа указывали как на главного вдохновителя этого крестового похода, затянувшегося на целых шесть лет. По заявлению официального представителя Google, у Пейджа в этом деле имелся личный интерес, однако так и осталось неуточненным, в чем же этот интерес состоял, разве что Ларри углядел в свободных частотах потенциальную среду для распространения рекламы.

Сам Пейдж тоже признал, что его хлопоты объяснялись не только чисто альтруистическими соображениями. Как считает Google, это позволило бы процентов на 20–30 повысить доходы от продажи услуг интернет-рекламы.

В целом же благоприятное решение FCC со всей очевидностью показало, насколько в Вашингтоне считаются с Google(41).

Возникает вопрос, а почему, собственно, компьютерные и интернет-компании питают столь обостренный интерес к свободным частотам? А все просто: это – еще один тип бесплатной инфраструктуры для построения и расширения бизнеса, как и, например, Интернет. Крупные сотовые компании сформировали мощное лобби, чтобы заставить правительство выставить на аукцион свободные частоты, с тем чтобы доступ к ним получил тот, кто заявит самую высокую цену. Это позволит самым авторитетным, крупным игрокам заполучить в свои руки контроль над использованием Wi-Fi.

Как говорит Ларри Пейдж, сама по себе разработка стандарта беспроводной связи Wi-Fi показывает, до каких вершин предприимчивости способны подняться талантливые ученые, стоит только предоставить им шанс: «Мы и сами все время используем Wi-Fi. Раньше этот диапазон оставался так, сбоку припека, был фактически бесполезным, к тому же с лицензируемым доступом. И тут появились инженеры, поколдовали над ним – и вот, пожалуйста: теперь у нас отличный Wi-Fi».

Правда, у нынешнего стандарта Wi-Fi имеются недостатки, признает Ларри, особенно по части скорости передачи данных и радиуса действия. Доступ к частотным пробелам позволит развернуть беспроводные сети на базе более дешевых устройств и охватить сельские районы, где отсутствуют другие возможности для приема широкополосного сигнала. «Я правда счастлив, безумно счастлив», – взволнованно говорит Ларри(42). И еще, добавляет он, очень здорово, что от освоения частотных пробелов «все будут в выигрыше, и никому в стране это не будет стоит ни гроша».

Однако решение FCC вызвало беспокойство среди телевизионщиков и производителей беспроводных микрофонов. Они утверждают, что развертывание новых сетей создаст помехи эфирным сигналам. Тестирование устройств беспроводной связи, действующих в частотных пробелах, дало не слишком обнадеживающий результат, утвердив кое-кого во мнении, что Wi-Fi не будет работать на свободных частотах.

31 июля 2007 года отдел техники и технологий комиссии FCC (Office of Engineering and Technology) опубликовал доклад по результатам испытания двух прототипных моделей таких устройств. Доклад заканчивался выводом о ненадежности устройств ввиду того, что во время тестирования они не смогли выявить присутствия телевизионных сигналов или прочих, уже существующих пользователей этих частот. На этом основании специалисты отдела сочли устройства непригодными для использования в настоящем виде и не усмотрели надобности в дальнейшем их тестировании.

Казалось бы, идея похоронена, но спустя месяц в дело вступила компания Microsoft. Интернет-гигант подал официальное заявление в FCC, где приводилось описание встречи специалистов компании с представителями отдела техники и технологий. Инженеры Microsoft предъявили результаты испытаний, которые проводились с идентичными прототипными устройствами при помощи методов, аналогичных тем, какими пользовались эксперты отдела техники и технологий. Как показывали результаты, полученные Microsoft, тестируемые устройства четко обнаруживали другие сигналы и все аппаратные средства действовали так, как ожидалось, без перебоев. Далее в присутствии экспертов отдела инженеры Microsoft разобрали устройство, ранее протестированное FCC, и обнаружили, что один из его компонентов, а именно сканер, был неисправен, чем и объяснялась неспособность устройства обнаруживать используемые каналы.

В конце концов стороны пришли к выводу, что технологии в основе тестируемых устройств эффективны, однако не гарантируют полной надежности в устранении проблемы частотной интерференции.[44] Однако в сочетании с технологией геолокации степень помех удалось снизить до контролируемого уровня. В итоге доступ к межчастотным пробелам был разрешен, но в сочетании с GPS – глобальной системой навигации и определения местоположения.

Компания Google и прежде пыталась зацепиться в секторе Wi-Fi и даже наладила общегородскую сеть в Сан-Франциско в сотрудничестве с компанией Earthlink, однако вскоре этот альянс распался и работы были свернуты.

По отзыву одного из директоров Earthlink, «идея была хороша, а вот бизнес плох»(43).

Ларри убежден, что от свободного доступа к частотным пробелам выигрывают все и что FCC приняла однозначно правильное решение. Благодаря этому Интернет станет проще, дешевле и доступнее в отдаленных районах, что позволит множеству людей присоединиться к сообществу интернет-пользователей.

Как инженер я искренне приветствовал стремление FCC поставить интересы науки выше конъюнктурных политических соображений. Многие годы лобби телевизионщиков и иже с ними пытались сеять страхи и очернять эту технологию, вместо того чтобы дать инженерам FCC просто добросовестно выполнять свою работу(44).

12. Доминирующая сила в отрасли?

Этот мир принадлежит Google, мы же не более чем его обитатели(1).

Крис Толлс, вице-президент по маркетингу компании Topix.

Я мыслю, следовательно, я гуглю(2).

Дейвид Смит, обозреватель газеты The Guardian.

Блогер Пол Форд выложил в блоге статью со своими соображениями насчет будущего и озаглавил ее «Как Google побивает Amazon и eBay в Семантической сети». В качестве иллюстрации автор приводит небрежно набросанную карикатуру изображающую гигантского робота, который, стоя на земном шаре, провозглашает: «Я – Гугльбот, я правлю Землей». Большинство тех, кто видел карикатуру, расценили ее как увесистый камень в огород Google. Исключение составляли сами сотрудники компании. Они обратились к Форду за разрешением растиражировать картинку на своих любимых футболках. Конечно, Форд отказался, но все равно вскоре его рисунок появился во всех офисах Google – изображения Гугльбота красовались на стенах, досках для объявлений и на столах сотрудников компании(3).

Все это смахивает на самодовольство, не правда ли? А как сохранить титул лидера Силиконовой долины без доброй порции самоуверенности? «Многие в Силиконовой долине определенно грешат этакой спесивой самоуверенностью, дескать, "мы это можем", – признает Марк Тарпеннинг, программист и один из основателей компании Tesla Motors. – С другой стороны, предпринимателям не обойтись без некоторой толики дерзкой самоуверенности, ведь стоит представить себе все эти сложности, руки опустятся, и тогда ничего не добьешься»(4).

Не приходится сомневаться, что компания Google давно уже коронованный король интернет-поиска, но даже отраслевым экспертам не под силу оценить масштабы и пределы ее могущества. Как написал в 2007 году журнал BusinessWeek, многих всерьез беспокоят бескрайние возможности Google по сбору данных. Публицист Джордж Дайсон, пишущий на темы истории техники и высоких технологий, автор нашумевшей книги Darwin Among the Machines: The Evolution of Global Intelligence («Дарвин среди машин: эволюция глобального интеллекта»), полагает, что компания Google может представлять угрозу национальной безопасности не дурными намерениями, а всего лишь в силу самого факта существования ее колоссального хранилища данных.

«Такая гигантская концентрация денег и власти в одних руках уже сама по себе опасна», – утверждает Дайсон, и ему можно верить, так как до сих пор время от времени он консультирует Пентагон по проблеме потенциальных угроз. Хотя он и не считает, что Google следует воспринимать в качестве такой угрозы, но делает акцент на другой, более очевидной опасности: будучи ныне существенной частью Интернета, обширная сеть, построенная Google, «быстро превращается в национальную инфраструктуру жизненно важного значения». Случись что с компанией, продолжает Дайсон, будь то результат действия рыночных сил, или террористическая атака на серверное хозяйство, или что другое в том же роде, – и под угрозой окажется национальная безопасность страны(5).

Венчурный инвестор Эстер Дайсон, поддерживающая тесные связи с Google, пишет:

Опасность в том, что компания Google сумела сконцентрировать в своих руках огромный объем информации, что, вероятно, можно расценивать как концентрацию власти. Google не только раскрывает пользователям информацию, которая содержится в Сети; она также активно собирает данные о поведении пользователей, не делясь ею ни с кем. И если с помощью моделей поведения пользователей, которые строит Google, можно проследить за распространением эпидемии гриппа и определить коммерческие перспективы какого-нибудь фильма, то с таким же успехом, наверное, можно прогнозировать рыночные подвижки или даже революции, нет?(6)

«А может, даже манипулировать поведением интернет-серферов и навязывать им определенный образ мыслей и действий?» – добавим мы от себя. Вся штука в том, что большинство пользователей не представляют себе, насколько хорошо осведомлена Google об их желаниях и пристрастиях, равно как и того, с какой легкостью компания Google может манипулировать результатами поиска, информацией, рекламой и всем прочим, чтобы направить их помыслы в нужное ей русло. Могущество пропаганды и ее главная особенность в том, что люди, как правило, сами не замечают, что их сознанием манипулируют.

Google представляется онлайновым великаном, которому нет преград и который способен расти теми же темпами, что и сам Интернет. На корпоративном уровне Google бросает вызов всему, что хотя бы отдаленно относится к сфере ее бизнеса. Так, в 2008 году она вывела на рынок мобильных телефонов свой продукт Gl, явившийся прямым конкурентом ранее представленного компанией Apple смартфона iPhone; ее браузер Chrome призван перехватить клиентов у компании Microsoft, а совсем недавно Google запустила для публичного пользования проект собственной электронной библиотеки Knol, чем грозит подорвать позиции Википедии, в отличие от которой в Knol авторами статей выступают только эксперты в соответствующей области знаний.

Бывший глава Intel Энди Гроув называет Google компанией «на стероидах, которая протянула щупальца в каждую отрасль».

«У Microsoft власть была интраиндустриального свойства, – отмечает Гроув, имея в виду что компания могла влиять только на отраслевых игроков, – тогда как Google достигла такого могущества, что способна влиять на положение дел в других отраслях»(7).

«Но власть Google законна и вполне заслуженна, – возражает топ-менеджер компании Google Марисса Майер. – Наше влияние зиждется на доверии к нам со стороны конечных пользователей, и мы добились этого, ставя интересы пользователей превыше всего. Стоит нам отодвинуть их на второй план, и нашему влиянию конец»(8).

Эстер Дайсон склонна согласиться с этим, отмечая, что у пользователей всегда есть возможность переключиться на другую поисковую систему, если им что-то не понравится у Google. И Дайсон делает следующий вывод:

Та Google, которая несет ответственность перед своими пользователями: рядовыми потребителями, осуществляющими интернет-поиск, рекламодателями, инвесторами, властями, – будет лучше подготовлена к тому, чтобы приносить больше блага обществу в условиях сегодняшнего частично открытого рынка. Короче говоря, я не вижу другой регуляторной системы, которой можно было бы доверять больше, чем нынешнему рынку, этому безнравственному миру конфликтующих интересов. Как бы ни соблазняли компанию Google возможности получить сиюминутный выигрыш (скажем, сманипулировать поисковыми результатами, раскрыть личные данные пользователей, надавить своим авторитетом), она рискует потерять многое – в этом нет никаких сомнений, – если поддастся искушению, учитывая, что она существует в мире, где каждый ее шаг – объект пристального внимания(9).

Аргументация Эстер Дайсон во многом сходна с комментариями по адресу индустрии кредитно-финансовых услуг, естественно относящимися к докризисным временам, когда еще не было признаков грядущих громких провалов осени 2008 года. В двух словах суть высказывания Дайсон заключается в том, что честность и эффективность системы поддерживается за счет взаимодействия рынка, конкурентов и потребителей. Недавний провал этой концепции подвел американцев к мнению, что наряду с творческой силой и энергией предприимчивости, которые рождает система свободного рынка, для каждой отрасли должен быть предусмотрен кодекс поведения и общий надзор.

* * *

Даже при том, что обуздать неудержимый бег Google способны лишь многочисленные судебные иски, система свободного рынка тоже до некоторой степени дисциплинирует своевольного гиганта.

Каждый год тысячи энтузиастов устремляются в Бостон, где интернет-аукцион eBay проводит ежегодную конференцию своих онлайновых продавцов. В 2007 году Google приурочила к этой конференции собственное мероприятие – вечеринку под лозунгом Let Freedom Ring («Да здравствует свобода») в знак протеста против того, что eBay запрещает продавцам вести расчеты через предложенную Google альтернативную систему Checkout. «Должна заявить, что нас возмутила попытка Google этой вечеринкой привлечь внимание к своему сервису в ущерб нашему», – сказала глава eBay Мэг Уитмен(10).

Дело в том, что служба обработки кредитных карт Checkout является прямым конкурентом PayPal, собственной системы расчетов eBay, приобретенной в 2002 году. На данный момент PayPal удерживает позиции лидера онлайновых расчетов, имея 143 миллиона пользователей по всему миру. Что придает этой системе особую ценность, так это то, что под эгидой eBay она растет опережающими темпами по сравнению с профильным бизнесом компании, осуществляющей аукционные продажи. «Не сомневаюсь, что в один прекрасный день PayPal перерастет eBay», – убежденно говорит финансовый директор расчетной системы Раджив Датта(11).

«Мы готовы бросить все силы на защиту PayPal, – подчеркнула Уитмен. – Это один из наших ключевых бизнесов. Мы не собираемся позволять каким-то любителям лезть на этот рынок, чтобы потеснить нас»(12).

Как водится, за рамками конфликта eBay является одним из крупнейших клиентов-рекламодателей Google, который тратит миллионы долларов на контекстную рекламу AdWords. В ответ на провокацию Google Уитмен немедленно изъяла рекламу по США с сайта поискового гиганта – более чем на неделю. Компания Google сразу поняла «тонкий» намек и быстро отступилась от своего лозунга «свободы».

Google, Microsoft и гражданская война в Интернете

В 2003 году Сергей Брин сообщил газете The New York Times, что не собирается намеренно оспаривать лидерство Microsoft. «Вот компания Netscape действительно воевала с Microsoft, – сказал Сергей. – Мы же не собираемся ополчаться на Microsoft, как это сделала Netscape»(13). А год спустя в эмиссионном проспекте Google говорилось: «Мы сталкиваемся со значительной конкуренцией со стороны Microsoft и Yahoo!».

Вначале Google утверждала, что ей нечего делить с Microsoft. Но ситуация постепенно менялась. В 2006 году Эрик Шмидт так ответил на вопрос, кто их главные конкуренты:

Ну сегодня мы постоянно конкурируем с Yahoo! как с компанией, которая развивает собственную сеть целенаправленной рекламы. Microsoft все время прокламирует, что выходит на рынок [интернет-поиска], однако пока мы еще не видели их поисковика, они только начинают. Уверен, что придет день, когда Microsoft станет нашим конкурентом. Так что, по сути, главных игроков на этом поле трое: Google, Yahoo! и Microsoft(14).

«Из истории Microsoft мы уже поняли, как неспортивно она себя ведет… и как нечестно играет, – говорит Брин. – Думаю, нам стоит… получше присмотреться, в какой области мы могли бы подорвать ее власть»(15).

Прошло не так много времени, и Google предприняла атаку на Microsoft, а вскоре между двумя компаниями разгорелось ожесточенное соперничество. Google постаралась оспорить первенство Microsoft по каждому из ее главных продуктов, предлагая в противовес бесплатные, собственного сочинения. Мало того, Google организовала рекрутинговый центр в Редмонде (штат Вашингтон), прямо под боком штаб-квартиры Microsoft, и неоднократно совершала набеги на ее сокровищницу талантов, пытаясь переманивать их к себе. Однако самым мощным ударом со стороны Google стал бесплатный онлайновый офисный пакет Google Apps, во многом аналогичный Microsoft Office. Далее последовала электронная почта Gmail, а в 2008 году Google представила на суд пользователей бесплатный браузер Chrome, который угрожает подорвать господство самого прибыльного продукта Microsoft – Internet Explorer.

Председателя правления Microsoft Стива Балмера так взбесило, что Google постоянно переманивает их ключевых людей, что, не стесняясь в выражениях, он объявил Google войну: «Да я… убью тебя, Google!»(16)

А когда Джим Крамер с канала CNBC поинтересовался у Эрика Шмидта, следует ли Microsoft бить тревогу из-за запуска Google сервиса облачных вычислений, тот отпарировал: «Лично я никогда не тревожусь по поводу Microsoft»(17).

В этом с Эриком Шмидтом солидарен и глава News Corp. медиамагнат Руперт Мэрдок: он тоже не видит у Google поводов для беспокойства. «У них такая прорва денег, что они сами не знают, что с ними делать, – заметил Мэрдок. – Постоянно нанимают на работу новых людей, тестируют новые идеи, испытывают разные штуки и в результате выдают новые приложения, бесплатные, и все это на доходы от рекламы. Потому у них невероятно, невероятно сильные позиции в конкуренции чуть не с каждым продуктом, который Microsoft продает за деньги»(18).

Журнал Wired отмечал на своих страницах, что война между Google и Microsoft – «классический пример борьбы между молодостью и умудренной опытом старостью, или, как это любит изображать Google, борьбы добра со злом»(19).

Лет двадцать назад Microsoft тоже была компанией-вундеркиндом, молодой, напористой, нахальной. Но шло время, и Microsoft постепенно теряла глянец новизны, все больше приобретая облик традиционной компании. Вскоре ее корпоративные методы борьбы вроде тех, что были применены против Netscape, снискали ей недобрую славу бича Силиконовой долины. Многие даже радовались, что наконец-то нашлась компания, у которой хватает мощи идти ноздря в ноздрю с Microsoft и давать ей острастку.

Как и следовало ожидать, на наглое вторжение Google на ее исконную территорию компания Microsoft ответила сокрушительным ударом. Им стала тестовая версия обновленного браузера Microsoft – Internet Explorer 8. Как выяснилось, в него встроена специальная программа, способная заблокировать целенаправленную рекламу Google. Надо ли говорить, что компании, которая живет главным образом за счет дохода от онлайновой рекламы, это грозило едва ли не катастрофой?

Борьба за Yahoo!

В 2008 году очередным яблоком раздора между Google и Microsoft стала компания Yahoo! обе мечтали прибрать ее к рукам, и тогда жестокое соперничество переросло в форменную войну. Постепенно она приобрела почти библейские драматизм и масштабы. В великом противоборстве за господство в цифровом мире сошлись два интернет-гиганта – тот, что в свое время выступал Давидом, и тот, кого считали Голиафом, Google и Microsoft.

Еще в 2006 году Yahoo! начала демонстрировать первые симптомы финансового нездоровья, истощенная острой конкурентной борьбой с Google. Запуская все новые продукты, встроенные в онлайновую базу данных Google Base, в том числе электронную почту Gmail, службу размещения разного рода персональных объявлений и материалов, сервис Google Video и прочие, Google безжалостно подрывала позиции Yahoo! по всем ключевым для нее сферам бизнеса.

К концу того же 2006 года Microsoft, похоже, решила поддержать Yahoo! и две компании начали зондировать возможности объединения посредством бизнес-партнерства или слияния. Последний вариант Yahoo! сразу же отвергла, заявив, что для этого шага время самое неподходящее. А финансовое положение Yahoo! между тем продолжало ухудшаться, что подвигло Microsoft повторить попытку. В январе 2008 года глава компании Балмер сделал Yahoo! предложение о покупке, оценив ее в 44 миллиарда долларов, то есть по 31 доллару за акцию.

Yahoo! представляла интерес для Microsoft по многим позициям, особенно привлекательными были поисковая технология Yahoo! и принадлежащая ей компания Overture. Однако, хоть и тонущая, компания Yahoo! отвергла предложение Microsoft. В мае 2008 года Microsoft предложила более заманчивые условия, накинув на акцию по два доллара, что в итоге составило 47,5 миллиарда долларов. И снова получила отказ: председатель правления Yahoo! Джерри Янг заявил, что акции компании стоят по крайней мере 37 долларов за штуку, а не предложенные Microsoft 33 доллара.

Неуступчивость Янга на сей раз вызвала недовольство среди акционеров, особенно же негодовал инвестор Карл Икан. Борьба вокруг контроля над Yahoo! в конце концов спровоцировала несколько судебных исков от крупных акционеров компании – пенсионных фондов, которые сочли, что руководство Yahoo! слишком упорствует, отвергая предложения Microsoft, что выглядит как невыполнение обязанностей перед акционерами. Категорическое нежелание Янга сдаваться компании Microsoft породило конфликт между миллиардным инвестором Иканом и Биллом Миллером, главой инвестиционной компании Legg Mason, которая является вторым по величине акционером Yahoo!. Икан с самого начала настаивал на принятии предложения Microsoft, но позже заключил мировую с Янгом и наряду с двумя другими представителями недовольных акционеров вошел в состав правления компании. Миллер тоже встал на сторону Yahoo! однако дал понять, что готов рассмотреть новое предложение Microsoft в случае, если таковое поступит.

В июне 2008 года к делу подключилась компания Google, предложив Yahoo! заключить партнерство в области поискового бизнеса с целью оздоровления доходов последней. Заключение данной сделки сулило Yahoo! ежегодный прирост доходов от продажи рекламы на 800 миллионов долларов. «На наш взгляд, независимая Yahoo! – это гораздо лучше для рынка», – прокомментировал Шмидт, добавив, что «это создаст больше конкуренции в поисковой рекламе, а также на других рекламных рынках, в особенности в сфере медийной рекламы в Сети»(20).

В адрес Microsoft Эрик Шмидт позволил себе заметить, что в биографии компании «слишком много случаев, когда она предлагала на первый взгляд хорошую сделку, но стоило ознакомиться с окончательным вариантом условий, как становилось понятно, что ничего хорошего в ней нет»(21).

Английская газета Financial Times не одобрила предложение Google, заявив, что оно дурно пахнет. По словам газеты, сделка, которую предлагает Google, выставляет компанию в самом неприглядном виде, являя собой «смесь наивной попытки продемонстрировать бескорыстие и слабо завуалированного интриганства».

В бескорыстности сделки нас тут жизнерадостно убеждал Сергей Брин, который ранее в этом году сообщил группе журналистов (включая и автора этих строк), что партнерство с Yahoo! продиктовано одним лишь желанием поддержать старых друзей. В конце концов, именно парни из Yahoo! Джерри Янг и Дейвид Фило протянули руку дружбы основателям Google, когда те только делали первые шаги, а кроме того, у обеих компаний почти родственные культуры.

А интриганство в том, что в предложении безошибочно угадывается завуалированное намерение вставить палки в колеса Microsoft. На вопрос о глубинных мотивах в основе корпоративной стратегии Google ее руководители неизменно отвечают, что ничего такого у них на уме нет и все делается только во имя интересов пользователей. Однако сама идея партнерства изобличает один из тяжелейших психозов, которыми страдает Google, а именно неизбывный параноидальный страх перед Microsoft(22).

В первые же месяцы, последовавшие за предложением Google, стало очевидно, что Министерство юстиции США, а также канадские регуляторы не намерены мириться с альянсом Google-Yahoo! который позволил бы обеим компаниям сосредоточить в своих руках 90 % рынка поисковой рекламы и сделал бы их бесспорными монополистами. Забили тревогу и рекламодатели, предостерегая, что альянс слишком упрочит позиции компаний и позволит им диктовать расценки на размещение онлайновой рекламы.

Под давлением обстоятельств Google в начале ноября 2008 года отозвала свое предложение Yahoo!. Комментируя этот шаг, главный юрист Google Дейвид Драммонд пояснил: «Мы, безусловно, разочарованы, что сделка не состоялась. При этом мы не допустим, чтобы перспектива долгой судебной тяжбы помешала нам выполнять нашу ключевую миссию – это все равно, что пытаться препятствовать движению по пути инноваций при помощи стояночного тормоза»(23).

А дальше наступил кризис, экономику поразил недуг, и финансовые рынки устремились вниз. Как и следовало ожидать, акции Yahoo! рухнули, и ее положение заметно усложнилось. Как побитый пес, она приползла к порогу Microsoft в надежде возродить переговоры о сделке, но было поздно. Глава Microsoft Стив Балмер был непреклонен: Yahoo! его больше не интересовала. «Мы сделали им предложение, потом сделали другое и убедились в нежелании Yahoo! продать нам свой бизнес. Все, мы отступились, – заявил Балмер. – Мы не намерены снова возвращаться к пересмотру условий слияния, и не пойму, откровенно говоря, с какой стати им самим делать это. Ведь они отвергли нас, когда мы предлагали им по 33 доллара за акцию»(24).

В общем, единственным победителем из этой заварухи вышла Google. Она не допустила, чтобы Microsoft прибрала к рукам Yahoo! чем избавила себя от такой опасности, как мощный враждебный союз на рынке поискового бизнеса. Кроме того, Yahoo! надолго утратила прежний конкурентный потенциал, поскольку к концу года сильно сдала позиции и ее акции упали в цене на 48 %. При максимуме за предыдущие 52 недели, который составлял 30,25 доллара за акцию, Yahoo! завершила год при котировке всего в 12 долларов. Из лакомого куска, который Microsoft в свое время оценила в 47 миллиардов долларов, Yahoo! превратилась в компанию с рыночной капитализацией в 17,8 миллиарда долларов. Ей пришлось объявить о 10 %-ном сокращении персонала. Когда-то второй по мощи, теперь этот поисковый движок больше не представлял серьезной угрозы для Google.

* * *

Пусть Google удалось сбить спесь с Microsoft на фронтах интернет-поиска и онлайновой рекламы, но гигант из Редмонда все еще правит бал в других областях. Автор статьи в журнале Forbes задает читателям вопрос: «Слышали ли вы, чтобы какая-нибудь из крупных компаний выбросила прочь Microsoft Office и переключилась на бесплатные гуглевские Apps? Вот и я не слышал. <…> На этом фронте Google потерпела поражение просто потому, что ее офисный пакет не так уж неотразим»(25).

* * *

И все же в войне двух компаний пока рано ставить точку, хотя многие эксперты видят в Google бесспорного лидера. Ставки слишком высоки, и в предстоящей борьбе будет на что посмотреть. «Microsoft… не прекращает попыток вскочить на подножку отъезжающего товарного поезда, который неудержимо движется вперед, унося Google, но дело обстоит так, что, как бы ни старалась Microsoft, пока у нее ничего вразумительного не получилось», – делится своими соображениями софтверный аналитик Citigroup Global Markets Inc. Брент Тилл(26).

А вот мнение профессора Гарвардской школы бизнеса Дейвида Йоффе: «Она [Google] – компания, приобретающая все больше влияния и власти над структурой мировой информационной индустрии, и в этом с ней не сравнится никакая другая компания. Правильнее всего относиться к Google как к следующей компании Microsoft»(27).

Что думает о Google Билл Гейтс

Билл Гейтс признает, что по технологии интернет-поиска Google «поразила все мишени». Позже он объявил, что Microsoft планирует запустить собственный поисковый движок(28). «Спору нет, Google все еще самая лучшая в этом, – говорил Гейтс в 2005 году. – Этот пузырь все еще на плаву. Советую покупать их акции, сколько бы они ни стоили. Мы в свое время тоже пережили такую десятилетнюю золотую эру»(29).

* * *

В самый разгар попыток Microsoft соблазнить Yahoo! у Билла Гейтса спросили, как он относится к тому, что точным местом рождения поисковой системы Google в Стэнфорде был университетский корпус его, Билла Гейтса, имени. Прежде чем ответить, основатель Microsoft по своему обыкновению принялся тянуть резину, ерзая, раскачиваясь в кресле и глядя то вверх, то вниз, то по сторонам. «Конкуренция вообще-то штука хорошая, – сказал он. (Пауза, ерзание.) – С другой стороны, никому пока не удается особенно преуспеть в конкуренции с Google, по крайней мере на данный момент»(30).

На следующий день компания Microsoft отозвала свое предложение купить Yahoo! – к вящей радости Google.

* * *

Прослышав, что Google в стремлении сохранить доступ к куда как завидному китайскому интернет-рынку уступила требованиям китайских властей ввести цензуру поисковых результатов, Билл Гейтс похихикал, пофыркал и высказался в том смысле, что теперь девизом Google должно стать «Делай меньше зла»(31).

Заключение

За прошедшую неделю Google изменила и обогатила мои представления о тюльпанах, методах контроля сознания, японских сандалиях гэта, кровожадных африканских диктаторах, трехмерных обоях, острых блюдах из курицы, облицованных плиткой ванных, способах восприятия изображений живыми организмами, гигиене собак породы чихуахуа и о многом другом. Для меня очевидно, что благодаря Google сегодня я уже не тот, каким был неделю назад(1).

Джон Гаэта, главный специалист по визуальным спецэффектам в кино, приложивший руку к созданию кинотрилогии «Матрица»

Представьте, каково сделать такое для кого-то одного? А если для 90 миллионов человек, и притом каждый день? Ларри Пейдж и Сергей Брин могут с полным правом утверждать, что изменили мир. Их собственная судьба, а также судьба компании Google на сегодняшний день остаются одной из самых удивительных, захватывающих историй нынешнего века или лучшей «пока что», – как сказал бы Гомер Симпсон. Сергей же признает, что «фактор номер один наших успехов за последние семь лет – это удача»(2).

Ларри и Сергей прошли большой путь с тех времен, когда скромно праздновали первые успехи, поедая гамбургеры в кафешке Burger King, и азартно играли со своими сотрудниками в хоккей на роликах. То были старые добрые времена. А сегодня Google вступила в новые добрые времена, когда на плечах компании лежит огромная ответственность перед обществом, перед сотрудниками и акционерами.

«Многим людям со стороны кажется, что сегодня мы безмерно уверены в себе, но если посмотреть изнутри, то все это выглядит совсем не так, – говорит Крейг Сильверстайн, технический директор и первый служащий Google. – Мы понимаем, как много всего еще нам предстоит сделать, и думаю, что именно осознание этого не дает нам зазнаться»(3).

Помимо всего прочего, Google являет собой один из самых обескураживающих парадоксов нашего времени. Мы любим компанию Google, мы почти что фанатики гугления, мы открываем перед ней душу. Информация, которой снабжает нас Google, делает нас сильнее, богаче и мудрее. Информация – это вообще основа основ личной и политической свободы.

С другой стороны, мы совершенно не представляем себе, как на самом деле работает система Google. Невозможно отделаться от ощущения, что она слишком много всего знает о нас и имеет слишком большую власть над нами. И вот Google уже вызывает у нас подозрения. Весь процесс поиска в целом и контекстная реклама, слишком хорошо соответствующая предмету нашего поиска, опрокидывают наши старые представления о конфиденциальности. Когда же дело доходит до имущественных прав, то Google явно руководствуется принципом «Что мое – то мое, а что ваше – так оно тоже мое».

А вот как отзывается о Google журнал BusinessWeek: «Как корпорация Google выглядит чем-то вроде волшебной шкатулки или черного ящика, когда непонятно, что там внутри и как и во имя чего оно действует, потому что истинные намерения и методы корпорации запрятаны за непостижимыми и обезличенными математическими алгоритмами. При этом и сама поисковая система, и возведенный на ней гигантский хитовый бизнес всецело зависят как от миллионов индивидуальных пользователей, в поисках информации поневоле раскрывающих перед Google самые сокровенные свои желания, так и от тысяч компаний, согласных распахнуть двери корпоративных виртуальных хранилищ данных, чтобы питать информационной пищей ненасытную цифровую утробу Google»(4).

Многие задаются вопросом: «А правда ли, что Google не делает зла?» Сама компания Google не устает повторять, что ее главный принцип в том и состоит, чтобы не делать зла, и вполне вероятно, что Google действительно не делает зла умышленно. Но не следует забывать, что Google-парни – люди, и ничто человеческое, в том числе ошибки и заблуждения, им не чуждо, а бизнес, которым они управляют, чрезвычайно сложен. К тому же разные люди, естественно, вкладывают разный смысл в понятие зло. За те десять лет, что она существует, Google и сама пересмотрела свое понимание таких категорий, как добро и зло. На первых порах Google-парни были непреклонны в решении не допускать на свой поисковик гороскопы и финансовые рекомендации, а также чаты. Первое они считали запудриванием мозгов, второе не вызывающим доверия, ну а онлайновую болтовню – просто ненужным излишеством. Еще более категоричным было их заявление, что порнорекламы на Google не будет, хотя потом она какими-то таинственными путями все же просочилась на поисковик. Однако теперь эти представления утратили обоснованность в глазах Google, и она сдала их в архив.

Ну что же, и зло тоже берет свое.

Авторы статьи в канадской газете The Globe and Mail Мэтт Харли и Грант Робертсон настаивают на том, что «Google – это неоконченный бизнес-проект, пребывающий в стадии разработки, и что так будет всегда. Компания из Маунтин-Вью постоянно живет в состоянии бета-версии, и именно эта корпоративная философия выступает движущей силой ее беспредельной инновационности»(5).

До тех пор пока Google сохраняет высокую прибыльность и небывалые темпы роста, она может позволить себе просчеты и ошибки. Но стоит ей замедлить бег и хотя бы ненамного сдать позиции по двум критериям успеха, и на смену всеобщим восторгам придут резкие и подчас нелицеприятные оценки, как это не раз бывало с компаниями, вступившими в пору зрелости. Строго говоря, начало критике Google уже положено.

Как заявляет старший аналитик Global Equities Research Трип Чаудри, для выживания в долгосрочной перспективе требуется нечто большее, чем просто носить титул самого лучшего на свете поисковика. «Назовите мне хоть одну другую область, кроме интернет-поиска, в которой они добились бы значимых успехов, – говорит Чаудри. – Я считают, что и совету директоров, и исполнительному руководству Google требуется произвести тотальную ревизию компании»(6).

Разумеется, и инвесторы начали проявлять беспокойство по поводу благополучия Google. Начало 2008 года выглядело успешным, позиции Google были еще сильны, что подтверждал курс акций компании, который держался на уровне выше 690 долларов, что было лишь немногим меньше исторического максимума в 747,24 доллара в ноябре 2007 года. Однако в течение года акции упали на 56 %, в том числе из-за опасений, что рост доходов застопорится.

Ключевой бизнес Google и в самом деле проявил признаки замедления, однако в целом Google хватило запаса прочности, чтобы достойно пережить биржевую сумятицу конца 2008 – начала 2009 года.

Невзирая на обоснованные страхи, Google снова доказала, что остается стабильной организацией и заслуживающим доверия брендом. С каждым месяцем количество выполняемых системой поисковых запросов неизменно увеличивается.

Так же хорошо обстоят дела и с доходами от размещения рекламы – они тоже растут в хорошем темпе. В 2007 году по этому показателю Google обскакала все прочие медиа-компании, будь то онлайновые, телевизионные, печатные или радиовещательные. По объему рекламных доходов Google обошла 17 главных медиагигантов, включая таких тяжеловесов, как News Corp., Time Warner Cable, Viacom, Yahoo! Microsoft, AOL, газету The New York Times и CBS Radio. Доходы от рекламы этих 17 медиакомпаний прирастали в 2007 году 9 %-ными темпами, тогда как в целом рост доходов онлайнового бизнеса составил 28 %. У Google доходы от размещения онлайновой рекламы в 2007 году увеличились на 44 % по сравнению с 15 % у компаний Yahoo! Microsoft и AOL, вместе взятых(7). В кризисном 2008 году темпы роста рекламных доходов Google несколько замедлились и, как ожидается, продолжат замедляться и в 2009 году. Несмотря на это, Google сохраняет лидерство в своей группе и гребет деньги лопатой. Ее достоинства намного, намного весомее ее недостатков(8).

«Пожалуй, это шестой или седьмой цикл в Силиконовой долине из тех, что случались на моей памяти. Думаю, что сегодня у нас наилучшие за все время позиции, чтобы достойно пережить его». А потом Шмидт заявил, что виной всему распрекрасная здешняя погода, с чем немедленно согласился Ларри Пейдж:

Не думаю, что найдется хоть одно другое место, где мне хотелось бы жить. Вот, например, мы финансируем компанию Tesla Motors. Это чудо – разъезжать на электромобиле, да еще с запасом хода на 220 миль. А ведь их производят здесь, у нас. Таких я нигде больше в мире не встречал(9).

Конечно, в Силиконовой долине столько всего интересного, что глаза разбегаются, но в конце 2008 года компания Google объявила о намерении урезать накладные расходы и существенно сократить 10-тысячную армию сотрудников-контрактников. Жесткий режим экономии болезненно отозвался и на компании Tesla, хотя в очереди за обещанными электрородстерами толпится еще много голливудских звезд и промышленных магнатов.

По общему мнению, выживание компании Google далеко не гарантировано. Не стоит забывать, что она действует в быстро меняющейся и крайне конкурентной среде и в качестве одного из игроков высшей лиги все время вынуждена доказывать свое превосходство как в научном, так и в экономическом соперничестве. И все же у компании имеются хорошие шансы на процветание и в дальнейшем, если ее основателям не изменят осмотрительность и деловая хватка, в прошлом не раз сослужившие им добрую службу. «Google и дальше будет переписывать законы бизнеса, – предсказывает литератор и эксперт по поисковым системам Джон Баттелл. – Похоже, это одно из тех занятий, которые делают этих парней счастливыми»(10).

Чему нас учит пример Ларри и Сергея?

Что полезного можно почерпнуть из истории компании Google?

– Американская мечта жива и здравствует. Даже если подчас она лишь слабо поблескивает или вспыхивает на мгновение, чтобы погаснуть в следующее, пусть проступает где-то в отдалении, но все равно она ведет нас вперед, как путеводная звезда. Все возможно, все в наших руках.

– Первоклассная система образования имеет важнейшее значение как инкубатор талантливых ученых. Школы Монтессори, колледжи, ведущие университеты, а позже и Стэнфордский университет помогли Google-парням приобрести ценный багаж знаний, который позволил им сформулировать и блестяще воплотить в практику свои оригинальные научные идеи. Они вступили под своды Стэнфорда уже будучи готовыми эффективно использовать все то, что дает его уникальная среда, – знания, самые передовые технологии, материально-техническую базу для научных исследований и даже финансовую поддержку. Стэнфорд мог бы послужить превосходным примером того, как выдающееся учебное заведение выступает в роли инкубатора инновационных идей, которые обогащают науку и бизнес, однако этот случай далеко не единичный. Есть и еще множество великих бизнес-начинаний, зародившихся в стенах американских университетов, – достаточно упомянуть Microsoft и Facebook.

– Не деньги, а превосходные практические результаты – вот что должно служить путеводной звездой тем, кто вступает в пору свершений.

– Пусть ваше дело доставляет вам радость и удовольствие. Это вдохновит многих примкнуть к вам, они будут счастливы разделить ваши труды, в особенности если это и им сулит удовольствие и развлечение.

– Не делайте зла – или, в крайнем случае, изо всех сил старайтесь вести бизнес по честности и справедливости. Никто не говорит, что это легко, однако само по себе это стремление сделает вам честь.

Какие они – личности, изменившие мир?

Мне довелось писать о многих выдающихся личностях современности, чьи идеи и дела изменили облик нашего мира. Среди этой плеяды – отец Microsoft Билл Гейтс, инвестиционный гуру и основатель Berkshire Hathaway Уоррен Баффет, великий менеджер Джек Уэлч из компании General Electric, создатель CNN Тед Тернер, Опра Уинфри и многие другие. И меня неизменно интересовал вопрос: «А что же такого есть в их характерах, что объединяет их как людей исключительных?» Думаю, это следующее.

– Прежде всего они доверяют себе и не боятся следовать по пятам за своими идеями. Они наделены интуицией, но, что гораздо важнее, они прислушиваются к своему внутреннему голосу. Интуиция не есть нечто сверхъестественное, скорее это сочетание суммы знаний, опыта, способа мышления, самоощущения и интеллекта. Сплавившись воедино, все это может служить автопилотом, который не позволит вам сбиться с правильного курса.

– Свежесть мышления – это очень важное свойство. Мир технологий эволюционирует, каждый день подкидывая нам все новые и новые проблемы, меж тем как старые тоже не оставляют нас в покое. Приступая к разработке первого программного обеспечения для первого персонального компьютера, Билл Гейтс и Пол Аллен абстрагировались от прошлого. Они просто уловили витающий в воздухе новый вызов времени и бесстрашно устремились в неизвестность, ища достойного ответа.

– Любознательность. Ларри Пейдж и Сергей Брин без конца задаются вопросами и сами же предлагают ответы, неустанно выискивая золотое зерно.

– Воображение. Очень важно, чтобы оно все время было задействовано, так как помогает нащупывать то, что могло бы быть возможным, и помогает мыслить масштабно. Творческое воображение – это дар природы, и вместе с тем его можно культивировать.

– Дерзость. Она может проявить себя в любой форме – от напористой наглости до самого утонченного, элегантно упакованного нахальства. Но суть остается неизменной – выдающиеся личности смело ниспровергают авторитеты, упорно стремятся за грани уже достигнутого, пусть даже и их уважаемыми наставниками, отвоевывая все новые и новые рубежи. Стоит им осознать свою правоту, и никакие преграды не способны остановить их, и свойственный им мощный позитивизм влечет их вперед, все дальше и дальше.

ХронологияГлавные вехи биографии Google

1955 – 27 апреля в Вашингтоне (округ Колумбия) родился Эрик Эммерсон Шмидт.

1973 – 26 марта в Энн-Арборе (штат Мичиган) родился Лоуренс Эдвард Пейдж.

21 августа в Москве родился Сергей Михайлович Брин. 1979 – 25 октября семья Сергея Брина – он сам, его родители и бабушка – прибыли в Соединенные Штаты Америки.

1995 – Встреча Сергея Брина и Ларри Пейджа во время обзорной экскурсии по Сан-Франциско, которую проводил первый и на которой присутствовал – среди прочих потенциальных докторантов Стэнфорда – второй.

1996 – Пейдж и Брин объединяют усилия в разработке созданного Пейджем поискового движка BackRub. В августе на сервере Стэнфорда впервые запущена для открытого пользования система интернет-поиска под названием Google, ее можно найти по адресу: google. stanford.edu. Через год с небольшим поисковику пришлось искать другое пристанище, так как серверы Стэнфорда уже не вмещали его.

1997 – Google.com зарегистрировано как доменное имя.

Начинающие предприниматели Пейдж и Брин пытаются продать свое детище Google через венчурную фирму Kleiner Perkins Caufield & Byers (KPCB). Безуспешные попытки заинтересовать новым поисковым движком возможных покупателей заставляют Пейджа и Брина отказаться от идеи продажи.

1998 – Google обрабатывает в день более 10 тысяч запросов на поиск.

Основатель Sun Microsystems Энди Бехтольсхайм ознакомился с демонстрационной версией Google и немедленно выписал чек на 100 тысяч долларов на цели основания компании.

7 сентября того же года Google начала существование как официально зарегистрированная компания. Через несколько недель у молодой компании появился первый наемный сотрудник – Крейг Сильверстайн. Журнал PC Magazine признался в любви к поисковой системе Google и поставил ее во главу списка 100 лучших сайтов 1998 года.

1999 – После нескольких месяцев существования в арендованной части дома (спальня + гараж) компания Google открыла первый собственный офис в Пало-Альто, а позже в том же году перебралась на Бэйшор-драйв в соседнем городке Маунтин-Вью.

Kleiner Perkins Caufield & Byers в партнерстве с другой венчурной фирмой Sequoia Capital предоставили Google дополнительный венчурный капитал в 25 миллионов долларов.

Брин и Пейдж после долгих колебаний все же оставляют докторантуру Стэнфорда.

Омид Кордестани, 12-й по счету сотрудник Google и первый в ее рядах нетехнарь, возглавляет отдел продаж компании. Г-ну Кордестани принадлежит честь создания рекламной модели, которая снискала Google раннюю и неувядающую финансовую славу. Чарли Эйерс, когда-то баловавший своими кулинарными изысками участников рок-группы Grateful Dead, приходит в Google на место шеф-повара, чтобы взять на себя заботы о достойном питании гуглеров.

2000 – К середине года количество ежедневно обрабатываемых Google поисковых запросов достигает 18 миллионов, а в ее индексе уже больше миллиарда копий веб-страниц, что выводит Google на позицию крупнейшего в мире поисковика.

Запущены первые десять иноязычных версий Google – французская, немецкая, итальянская, шведская, финская, испанская, португальская, голландская, норвежская и датская. В тот же год несколько позже появляются версии на китайском, японском и корейском языках.

Компания Yahoo! избирает Google своей поисковой системой по умолчанию.

Google запускает программу AdWords по размещению онлайновой рекламы на основе ключевых поисковых терминов.

2001 – К Google присоединяется Эрик Шмидт, сначала как первый в истории компании председатель правления, а позже – в качестве генерального директора. Google приобретает у Deja.com ее сайт дискуссионных групп UseNet и трансформирует его в Google Groups. Это было первое корпоративное приобретение Google. Девиз «Не делай зла» впервые звучит на рабочем совещании Google и вскоре становится ее неформальным этическим кредо.

2002 – Ларри обращается к своей первой альма-матер, Мичиганскому университету, с просьбой разрешить сканирование университетских библиотечных фондов для архива каптированных страниц.

Google объявляет, что ее услугами интернет-поиска теперь будут пользоваться AOL.com, CompuServe и Netscape. Под влиянием трагедии 11 сентября 2001 года Google добавляет в новостную службу Google News 4 тысячи новых источников информации.

В онлайн выходит услуга шопинга Froogle, однако особого успеха она не имеет; позже ее переименовывают в Google Product Search.

2003 – Американское диалектологическое общество (American Dialect Society), регистрирующее новые слова и выражения, которые входят в словарь американского английского языка, признало наиболее полезным словом 2002 года слово Google.

Google приобретает программное обеспечение для блогов у его разработчика – компании Pyra Labs/Blogger. Google предлагает вниманию рекламодателей еще один сервис размещения рекламы AdSense. Проводится регистрация участников Code Jam – первого конкурса, который Google проводит для программистов.

2004 – Google переезжает в новый кампус в Маунтин-Вью, получивший название Гуглплекс.

Служба электронной почты Gmail становится бесплатной для пользователей.

29 апреля Google объявляет о намерении провести IPO. 13 августа, в пятницу Google становится открытым акционерным обществом и проводит первое публичное размещение своих акций, стартовая цена – 85 долларов за штуку.

Google тихой сапой начинает оцифровку книг из библиотечных фондов Мичиганского университета. Позже Google обнародует свой проект Google Print for Libraries. Проект несколько раз меняет название, пока, наконец, в компании не находят окончательный вариант – Print Library Project.

Запускается в онлайновый режим сайт социальной сети Orkut.

2005 – Вторая эмиссия акций приносит Google 4,2 миллиарда долларов.

В столице США Вашингтоне открывается первый офис для координации действий лобби; штат офиса – один сотрудник.

Запускаются картографические сервисы Google Maps и Google Earth и сервис создания персональной вебстраницы iGoogle.

Google покупает корпорацию Urchin Software, разработавшую программу анализа посещаемости сайта. Проводится первый конкурс Summer of Code для студентов-программистов, призванный познакомить их с технологиями разработки открытого кода. За три летних месяца конкурсанты получают бесценный опыт работы в реальных условиях разработки под руководством наставников. Призовой фонд конкурса – 2 миллиона долларов.

Запуск онлайнового сервиса Google Talk в виде приложения к Windows. Пользователи Gmail получают возможность голосового общения с друзьями, как по телефону; все, что нужно, – компьютерный микрофон и колонки. Услуга бесплатная.

2006 – Министерство юстиции США потребовало раскрыть переписку миллионов пользователей поисковой системы Google. Компании удалось через суд отклонить это требование и сохранить конфиденциальность переписки своих пользователей. Google открывает отделение в Китае. Google расширяет деятельность в офлайне благодаря приобретению dMarc Broadcasting, рекламной службы, специализирующейся на работе с радиостанциями.

Слово google в форме глагола добавлено в один из самых авторитетных словарей английского языка Oxford English Dictionary.

Google приобретает видеохостинг YouTube. Компания принимает доктора Ларри Бриллианта на должность генерального директора своего филантропического подразделения Google.org. 2007 – Журнал Fortune называет Google лучшей компанией США, на которую стоит работать.

Электронная почта Gmail становится общедоступной для всех желающих – раньше завести на ней аккаунт можно было только по приглашению. В пяти городах США в рамках картографического сервиса Google Maps становится доступной служба трехмерного просмотра улиц в режиме реального времени Google Street. Некоторое время спустя в сервис Google Earth (просмотр изображений земной поверхности) добавляют опцию Sky для просмотра изображений звездного неба и виртуальных путешествий в межгалактическом пространстве.

Запущен сервис Google Hot Trends, в постоянном режиме регистрирующий 100 самых популярных тем поисковых запросов, – нечто вроде среза глобального подсознания, показывающего, чем в данный момент более всего озабочено человечество.

Медиаконгломерат Viacom подает против Google судебный иск за несанкционированный неоплаченный показ принадлежащего ей видеоконтента. Свои претензии Viacom оценивает в 1 миллиард долларов. Google приобретает рекламный сервис DoubleClick за 3,2 миллиарда долларов, чем провоцирует всплеск негодования по поводу того, что приобретает доминирующее позиции в рекламной индустрии. Вскоре после покупки DoubleClick компания Google выставляет на улицу 330 сотрудников этой фирмы. Бракосочетание Сергея Брина и Анны Воджиски на Багамских островах.

Впервые в истории телеканал CNN и сервис видеохостинга YouTube организуют онлайновые предвыборные дебаты кандидатов на президентский пост от Демократической партии; они отвечают на вопросы, присланные по Интернету. Позже опыт перенимает и Республиканская партия.

Google создает бизнес-альянс Open Handset Alliance с целью разработки открытых стандартов для ее проекта Android.

Ларри Пейдж и Люсинда Саутуорт вступают в брак, церемония проходит на острове Некер в Карибском море. Английская королева первой из современных монархов мира заводит собственный официальный канал в онлайне The Royal Channel (Королевский канал) на видеохостинге YouTube. 2008 – Компания Yahoo! соглашается допустить часть онлайновой рекламы Google на свой поисковик – решение спорное с точки зрения антимонопольного законодательства, которое немедленно приковывает пристальное внимание со стороны общественности и политиков. Компания Google предлагает самую высокую цену в аукционных торгах по продаже радиочастот в диапазоне 700 МГц для развертывания открытой широкополосной сети.

Google открывает доступ к службе Google Health – онлайновому хранилищу информации медицинского характера.

Впервые в истории Google предлагает возможность следить в онлайне за биржевыми котировками в режиме реального времени.

Google запускает Chrome – свой первый веб-браузер. Космический спутник с логотипом Google на борту запущен с авиабазы ВВС США Ванденберг в Калифорнии. Спутник будет осуществлять космическую съемку поверхности Земли и пополнит картографический сервис Google снимками самого высокого разрешения.

Список литературы

Введение.

1. Gareth Mason. High Resolution Google Satellite Launched // World of Tech. – 2008. – September 8.

2. Google Rides Internet Ad Wave // Associated Press. – 2007. – October 18.

3. Tim Alton. Have You Explored All the Wonders of Google? // Indianapolis Business Journal. – 2007. – April 2. – С. 36.

4. Mark Malseed. The Story of Sergey Brin: How the Moscow-Born Entrepreneur Cofounded Google – and Changed the Way the World Searches // Moment. – 2007. – February 20. – С 38.

5. Ken Auletta. Search and Destroy // New Yorker. – 2008. – January 14.

6. Norman Douglas. South Wind. London: Pino Orioli, 1917.

7 NASA Takes Google on а Journey into Space // www.google.com/press. – 2005. – September 28.

8. Patrick Thibodeau. Pentagon Looks to UPS, FedEx, Others for IT Advice // Computer World. – 2008. – July 28.

9. Van Zanten. Boris Veldhuijzen, The Next Web.com. – 2008. – May 12.

10. David Smith. The Observer // The Guardian. – 2008. – August 17.

11. Amy Schatz. Google Will Offer Services for Bloggers at the Conventions // Wall Street Journal. – 2008. – August 19.

12. Adi Ignatius. In Search of the Real Google // Time. – February 20. – 2006.

13. Google, Apple Scores Rise in Customer Satisfaction Index // East Bay Business Times. – 2006. – August 19.

1. Google-парни.

1. Adi Ignatius.In Search of the Real Google // Time. – 2006. – February 20.

2. Mark Malseed. The Story of Sergey Brin: How the Moscow-Born Entrepreneur Cofounded Google and Changed the Way the World Searches // Moment. – 2007. – February 20. – С 58.

3. Virginia Scott. Google: Corporations That Changed the World. – Westwood, CT: Greenwood Publishing Group, 2008.

4. Там же.

5. Mark Malseed. The Story of Sergey Brin. – С. 45.

6. Michael Brin. University of Maryland profile of Sergey Brin.

7. Mark Malseed. The Story of Sergey Brin. – С. 46.

8. Там же, с. 58.

9. Блог Сергея Брина Too.blogspot.com.

10. Персональный блог Сергея Брина.

11. Сайт University of Maryland.

12. Беседа автора с Уорреном Баффетом 15.12.2008.

13. Mark Malseed. The Story of Sergey Brin. – С. 38.

14. Adi Ignatius. In Search of the Real Google.

15. Google Founders Have Grown Up // Reuters. – 2008. – May 9.

16. Mark Malseed. The Story of Sergey Brin. – С. 58.

17. Там же, с. 38.

18. Verne Kopytoff. Larry Page's Connections // San Francisco Chronicle. – 2000. – December 31.

19. www.eecs.umich.edu/eecs/alumni/Stories/Page.html.

20. Там же.

21. Barbara Palmer. Following Creative Paths Both 'Circuitous and Serendipitous // Stanford Report. – 2005. – September 28.

22. Цит. по: David А. Vise and Mark Malseed. The Google Story.

23. Vern Kopytoff. Larry Page's Connections.

24. Consumer Electronics Show (CES). Las Vegas, Nevada. – 2006. – January 6.

25. Jim Goldman. Google's 'Oogle' of а Wedding // www.cnbc.com. – 2007. – November 15.

26. Moon 2.0 – NASA Projects Could Be Supported by а Commercial Transport and Delivery Network // www.news.com.au. – 2008. – October 31.

27. Google Founders Have Grown Up.

28. Цит. по: David А. Vise and Mark Malseed. The Google Story.

29. Там же, с. 29.

30. Randy Komisar of Kleiner, Perkins, Caulfield & Byers, Endeavor Entrepreneurs' Summit, Stanford University Entrepreneurship Corner.

31. Jerry Yang and David Filo // Stanford University School of Engineering biography.

32. Shivanand Kanavi. Mathematician at Heart // Business India. – 2004. – May 24 – June 6.

33. Цит. по: David А. Vise and Mark Malseed. The Google Story.

34. John Batteile. The Search: How Google and Its Rivals Rewrote the Rules of Business and Transformed Our Culture. – New York: Penguin Group, 2005. – С 68.

35. Там же, с. 90.

36. Mark Malseed. The Story of Sergey Brin. – С. 47.1.

2. Под надзором старших.

1. Eric Auchard. Google Execs Pledge to Be Coworkers for Years // Extreme Tech.com. – 2008. – January 15.

2. Tim О'Reilly. Web 2.0 Definition: Trying Again // radar.oreilly.com.archives. – 2006. – December 10.

3. Abbey Klaassen. Talk about а Power Lunch // Advertising Age. – 2007. – October 15. – С 52.

4. Eric Schmidt. NASA 50th Anniversary Lecture. – 2008. – January 17.

5. Google Founders Have Grown Up // Reuters. – 2008. – May 9.

6. Джим Крамер. Интервью с Эриком Шмидтом в передаче Mad Money with Jim Cramer (CNBC) 2.11.2008.

7 Там же.

8. НэнсиЛитвак-Стронг. Eric Schmidt, Google's CEO, Qualifies as Mensch (письмо редактору) // Denver Post, – 2008. – November 9.

9. Eric Schmidt. NASA 50th Anniversary Lecture.

3. Начало.

1. Цит. по: David А. Vise and Mark Malseed. The Google Story.

2. Google Corporate Information. – www.google.com/corporate/history/html.

3. Robert Colvile. Google at Ten: How Did One Company Become Such а Part of Our Lives, So Fast?" The Telegraph. – 2008. – September 4.

4. Цит. по: David А. Vise and Mark Malseed. The Google Story.

5. Yuval Sa'ar. The Israeli Woman behind the Google Logo // www.haaretz. com. – 2008. – February 11.

6. AOL May Become Object of Microsoft, Yahoo! Google's Desires // CNNMoney.com. – 2008. – July 21.

7. Marissa Mayer. Блог Google. – 2008. – September 12. – www. google.com.

8. Microsoft CEO: No Interest in Buying Yahoo! // Associated Press (Sydney, Australia). – 2008. – November 7.

9. Jefferson Graham. The House that Helped Build Google // USA Today. – 2007– July 4.

10. Science as Inspiration (речь Ларри Пейджа), Entrepreneur Thought Leader Speakers, YouTube. – 2002. – May 1.

11. http://www.wired.com/wired/archive/12.03, google_pr.html.

12. Alumni Who've Made а Difference: Larry Page // EECS Almuni Stories. – www.eecs.umich.edu.

13. Google Corporate Information. – www.google.com/corporate/history/ html.

14. Там же.

15. Shivanand Kanvi. Mathematician at Heart // Business India. – 2004. – May 24 – June 6.

16. Интервью с автором в декабре 2008 года.

17. Интервью с Ларри Пейджем 28 октября 2000 г. // Academy of Achievement. – www.achievement.org.

18. Juan Carlos Perez. Google, Microsoft, Facebook and MySpace Talk Platforms // IDG News Service. – 2008. – November 7.

19. Интервью автора с профессором Джо Уэстом // San Jose State University. – 2008. – December 1–9.

4. Под другим названием?

1. How Google Got Its Colorful Logo. – www.wired.com/rint/techbiz/ startups/multimedia/2008/02/gallery.

2. Yuval Sa'ar. The Israeli Woman behind the Google Logo // www. haaretz.com. – 2008. – February 11.

3. Там же.

4. Emily Dugan. Google Once Reviled Computer Superpowers but Domination Is Just What It Is Achieving // The Independent. – 2008. – September 7.

5. Conservatives website, David Cameron: Speech to Google Zeitgeist Conference. – 2007. – October 12.

5. Так родилась компания.

1. Sergey Brin // Continuum (журнал для выпускников) / College of Computer, Mathematical & Physical Sciences, University of Maryland. – 2003.

2. Shivanand Kanvi. Mathematician at Heart // Business India. – 2004. – May 24—June 6.

3. Jerry Yang and David Filo. Биография Stanford University School of Engineering.

4. Jefferson Graham. The House that Helped Build Google // USA Today. – 2007.– July 4.

5. John Battelle. The Search: How Google and Its Rivals Rewrote the Rules of Business and Transformed Our Culture. – New York: Penguin Group, 2005. – С 89.

6. John Doerr. Интервью с Джоном Баттеллом. – www.battellemedia. com. – 2007. – November 20.

7. Laura Rich. How John Doerr, the Old Professor, Finally Struck Google // New York Times. – 2004. – May 3.

8. Janet Driscoll Miller. Why CRM Fails // www.marketingpilgrim.com. – 2007. – May.

9. Там же.

10. Chaos as а Business Plan // National Public Radio Marketplace, интервью Кея Рисделла с Адамом Нашински. – 2006. – September 26.

11. И.S. Google Inc. to Join the World's Layoff Fad, Leaving 10,00 °Contract Workers at Risk // Taiwan News. – 2008. – November 25.

12. Saul Hansell. Google Wants to Dominate Madison Avenue, Too // New York Times. – 2005. – October 30.

13. John Battelle. The Wizard of Ads: Google's Omid Kordestani Conjured а Formula that Took Its Sales to $3 Billion // Time. – 2005. – October.

14. AOL May Become Object of Microsoft, Yahoo! Google's Desires // CNNMoney.com. – 2008. – July 21.

15. Ken Auletta. Search and Destroy // The New Yorker. – 2008. – January 14. – С 30.

16. Matt Hartley and Grant Robertson. Google@10 // The Globe and Mail.

2008. – September 6. Перепечатано с разрешения The Globe and Mail.

17. Jennifer Wells. Google Conquers the Ad World One Plain-Text Blurb at а Time // The Globe and Mail. – 2008. – November 7 Перепечатано с разрешения The Globe and Mail.

18. Peter Whoriskey. Advertisers Slow to Embrace Online Advertising // Washington Post. – 2008. – June 29.

19. Matt Hartley and Grant Robertson. Google@10 // The Globe and Mail. – 2008. – September 6. Перепечатано с разрешения The Globe and Mail.

20. Robert Colville. Google at Ten: How Did One Company Become Such а Part of Our Lives, So Fast?" // The Telegraph. – 2008. – September 4.

21. Jennifer Wells. Google Conquers the Ad World One Plain-Text Blurb at а Time // The Globe and Mail. – 2008. – November 7 Перепечатано с разрешения The Globe and Mail.

22. Цит. по: David А. Vise and Mark Malseed. The Google Story.

23. Там же.

24. John Battelle. The Search. – С. 128.

25. Ken Belson. Attending to the Needs of the Too Busy // New York Times. – 2008. – September 30.

26. Там же.

6. Google выходит в люди.

1. Michael Malone. Googlemania! // Wired. – 2003. – December.

2. Там же.

3. Jason Kottke. Playboy Interview: Google Guys // Playboy. – 2004. – September 24.

4. Письмо основателей An Owner's Manual for Google's Shareholders // www.Google.com.

5. Mad Money// CNBC. – 2008. – August 12.

6. Цит. по: David А. Vise and Mark Malseed. The Google Story.

7. Там же.

8. Письмо основателей An Owner's Manual for Google's Shareholders // www. Google.com.

9. Google's S1 Registration Statement to the SEC. – 2004. – April 29.

10. Allan Sloan. Going Public May Be Google's First Bad Move // Newsweek. – 2004. – May 4. – С E03.

11. Цит. по: David А. Vise and Mark Malseed. The Google Story.

12. Alyce Lomax. Google at 10: The Awkward Phase // The Motley-Fool, Fool.com. – 2008. – September 9.

13. Google Co-founder Says Penny-Pinchers Fuel Results // Reuters. – 2008. – October 17.

14. Там же.

15. Jessica Е. Vascellaro and Scott Morrison. Google Gears Down for Tougher Times // Wall Street Journal. – 2008. – December 5. – С Al.

16. Linda Rosencrance. Google Gets 70 % of И.S. Searches // Computer World. —2008. – July 20.

17. Alyce Lomax. А More Frugal Google // The Motley Fool. Fool.com. – 2008. – December.

7. Ви#дение.

1. Google Annual Report, Letter to Shareholders, 2004.

2. Robert Hof. Google's Mayer: Staying Innovative in а Downturn // BusinessWeek. – December 14. – 2008.

3. http://www.wired.com/wired/archive/12.03, google_pr.html.

4. Virginia Scott. Google: Corporations That Changed the World. – Westwood, CT: Greenwood Publishing Group, 2008.

5. Интервью Кея Рисделла Are You Feeling Lucky? Google Is // National Public Radio Marketplace. – November 19. – 2007.

6. Беседа Эрика Шмидта с Кеном Аулеттой. Сан-Франциско, 11.06.2008.

7. Ken Auletta. Search and Destroy // The New Yorker. – 2008. – January 14. – С 30.

8. Enlightenment Man // The Economist. – 2008. – December 4.

9. Ken Auletta. Search and Destroy. – С 30.

10. Stephen Shankland. Google's Translation Center: Language Lessons for the Googlebot?. —.

11. Anick Jesdanun. An Un-American Feel Aids Expanding И.S. Web Firms // Associated Press (New York). – 2008. – July 27.

12. Google Annual Report, Letter to Shareholders, 2007.

13. Anick Jesdanun. An Un-American Feel Aids Expanding И.S. Web Firms.

14. Google Annual Report, Letter to Shareholders, 2007.

15. http://www.wired.com/wired/archive/12.05, google_pr.html.

16. John Jurgensen. The Family Guy Goes On Line // Wall Street Journal Weekend Journal. – 2008. – September 5. – С. W1.

17. Google Annual Report, Letter to Shareholders, 2005.

18. Adi Ignatius. Meet the Google Guys // Time. – 2006. – February 20.

19. www.Google.com/corporate.

20. Часто цитируется.

21. Jason Kottke. Playboy Interview: Google Guys // Playboy. – 2004. – September 24.

22. Web 2.0 Summit: Entrepreneurial Spirit Too Strong for Google Alumni: The Money Was Great… Larry and Sergey Were Focused… But а Panel of Ex-Googlers Revealed Why They Have Now Gone Off to Build Their Own Web 2.0 Fortunes // Information Week. – 2007. – October 20.

23. Там же.

24. Jason Kottke. Playboy Interview: Google Guys // Playboy. – 2004. – September 24.

25. Adam L. Penenberg. Is Google Evil? It Knows More than the National Agency Ever Will. And Don'т Assume for а Minute that It Can Keep а Secret // Mother Jones. – 2006. – November-December. – С. 67.

26. Там же.

27. Mysearchgurublog.com. – 2008. – November 25.

28. http://xooglers.blogspot.com, posted February 19 2007.

29. John Battelle. The Search. – С. 139.

30. Беседа Эрика Шмидта с Кеном Аулеттой. Сан-Франциско, 11.06.2008.

31. Seth Finkelstein, Jew Watch, Google, and Search Engine Optimization // sethf.com/anticensorware/google/jew-watch.php.

32. www.google.com/explanation.html.

33. http://sethf.com/anticensorware/google/jew-watch.php.

34. http:/google-watch.org.

35. Беседа Эрика Шмидта с Кеном Аулеттой. Сан-Франциско, 11.06.2008.

8. Google-культура.

1. Часто цитируется.

2. Stephanie Olsen. Newsmakers: Google's Man Behind the Curtain // CNET. – 2004. – May 10.

3. Adam Lashinsky. Back2Back Champs // Fortune. – 2008. – February 4.—С. 70.

4. Письмо основателей An Owner's Manual for Google's Shareholders // www.Google.com. – 2004.

5. Беседа Эрика Шмидта с Кеном Аулеттой. Сан-Франциско, 11.06.2008.

6. Web 2.0 Summit: Entrepreneurial Spirit Too Strong for Google Alumni: The Money Was Great… Larry and Sergey Were Focused… But а Panel of Ex-Googlers Revealed Why They Have Now Gone Off to Build Their Own Web 2.0 Fortunes // InformationWeek. – 2007. – October 20.

7. Ken Auletta. Search and Destroy // The New Yorker. – 2008. – January 14. – С 30.

8. Там же.

9. Jeremy Caplan. Google's Chief Looks Ahead // Managing Growth. – 2006.– October 2.

10. Там же.

11. Web 2.0 Summit: Entrepreneurial Spirit Too Strong for Google Alumni.

12. Интервью автора с сотрудником, пожелавшим не называть своего имени, лето 2008 года.

13. Chris Anderson. The Long Tail. – New York: Hyperion, 2006.

14. Письмо основателей, An Owner's Manual for Google's Shareholders.

15. Elizabeth Montalbano. Growing Painsfor Google // ComputerWorld. – 2008.– October 20.

16. Jessica Е. Vascellaro and Scott Morrison. Google Gears Down for Tougher Times // Wall Street Journal. – 2008. – December 3.

17. Sewell Chan. Google Transit Expands to New York // www.cityroom. blogs.nytimes.com/2008/09/23.

18. Matt Hartley and Grant Robertson. Google@10 // The Globe and Mail. – 2008. – September 6.

19. Tricia McDermott. Defining Google // CBS News. – 2003. – January 2.

20. Adam Lashinsky. Back2Back Champs. – С 70.

21. Там же.; Verne Kopytoff. Larry Page's Connections // San Francisco Chronicle. – 2000. – December 31.

22. Adam Lashinsky. Back2Back Champs. – С 70.

23. http://features.blogs.fortune.cnn.com/2008/01/21/100-best-companiesto-work-for.

24. Там же.

25. Daniel DeBolt. City of Google: In Coming Years, Internet Giant Could Triple Its Already Huge Amount of Office Space // Mountain View Voice. —2007 – July 20.

26. Mark Malseed. The Story of Sergey Brin: How the Moscow-Born Entrepreneur Cofounded Google and Changed the Way the World Searches // Moment Magazine. – 2007. – February. – С 38.

27. Vasanth Sridharan. Google's Ginormous Free Food Budget: $7,530 per Googler, $72 Million а Year // Silicon Alley Insiders. – www. alleyinsider, com. – 2008. – April 23.

28. Dan Farber. Kai Fu Lee: I Need to Follow My Heart // www.blogs.zdnet. com. – 2005. – August 9.

29. Письмо основателей, An Owner's Manual for Google's Shareholders.

30. John Battelle. The Wizard of Ads: Google's Omid Kordestani Conjured а Formula that Took Its Sales to $3 Billion // Time. – 2005. – October.

31. Wendy McLellan. Google Targeting Talent with Innovative, Creative Qualities // Canwest News Service. – 2008. – July 28.

32. Там же.

33. Google Labs Aptitude Test // Linux Journal. – 2004. – September 1.

34. Письмо основателей, Initial Public Offering Registration Statement S1, 2004.

35. Quentin Hardy. Close to the Vest // Forbes. – 2007. – July 2.

36. Dan Fost. Keeping It All in the Google Family // New York Times. – 2008. – November 15.

37. Stephen Е. Arnold. The Summer of Transparency // KM World. www.kmworld.com. – 2008. – August 31.

38. Letter to Shareholders. Google S1 Public Offering Registration, 2004.

39. Daniel DeBolt. City of Google.

40. Google's Wall of Silence // Opinion page, Mountain Hew Voice. – 2007. – July 27.

41. Там же.

42. Там же.

43. Stephen Е. Arnold. The Summer of Transparency.

9. Google взрослеет.

1. Kevin Kelleher. Who's Afraid of Google? Everyone // Wired. – 2005. – November 30.

2. Google Founders Have Grown Up // Reuters. – 2008. – May 9.

3. Интервью автора. Assistant Professor Joel West, San Jose State University. – 2008. – December 1–9.

4. Цит. по: David А. Vise and Mark Malseed. The Google Story.

5. Chris Kraeuter and Rachel Rosmarin. Why Google Won'т Give In // Forbes. – 2006. – January 24.

6. Там же.

7. Там же.

8. James Kirkup and Nicole Martin. You Tube Attacked by MPs Over Sex and Violence Footage // The Telegraph. – 2008. – July 5.

9. Корпоративный сайт www.google.com.

10. Declan McCullagh. Report Criticizes Google's Porn Filters // CNet News, – 2005. – April 10.

11. Цит. по: Matt Hartley and Grant Robertson. Google@10 // The Globe and Mail. – 2008. – September 6. Перепечатано с разрешения The Globe and Mail.

12. Abbey Klaassen. Talk about а Power Lunch // Advertising Age. – 2007. – October 15. – С 52.

13. Google Under Fire for 'Breathtaking' Hypocrisy, New Report Shows Just How Much Personal Information Is Available through Google Street View // Marketwatch. – 2008. – July 31.

14. Там же.

15. Drake Bennett. Stopping Google // Boston Globe. www.Boston.com. – 2008. – June 30.

16. Michael Dinan. Privacy Issues, Government Probe Stir Hard Feelings between AT&Т, Google // TMCnet, www.tmcnet.com. – 2008. – August 15.

17. Julia Bonstein, Marcel Rosenbach, and Hihnar Schmundt. Data Mining You to Death // www.spiegel.de/international/germany – 2008. – October 5. © 2008, Spiegel Online. Печатается с разрешения.

18. Там же.

19. Там же.

20. Letter to Shareholders. Google 2005 Annual Report.

21. Emilie Dugan. Google Once Reviled Computer Superpowers But Domination Is Just What It Is Achieving // The Independent. – September 7. – 2008.

22. Zusha Elinson. Boring Couple Sues Google for Street View // The Recorder. – 2008. – April 9.

23. Restatement of Torts // American Law Institute legal guideline; Cade Metz, Google: Even in the Desert, Privacy Does Not Exist // www.theregister.co.uk. – 2008. – July 15.

24. Julia Bonstein. Marcel Rosenbach, and Hilmar Schmundt, Data Mining You to Death.

25. Yoko Kubota. Japanese Group Asks Google to Stop Map Service // Reuters. – 2008. – December 19.

26. Elinor Mills. Google Balances Privacy, Reach // CNET News. – 2005. – July 14.

27. Беседа Эрика Шмидта с Кеном Аулеттой. Сан-Франциско, 11.06.2008.

28. Drake Bennett. Stopping Google // Boston Globe. www.Boston.com. – 2008. – June 5.

29. Там же.

30. Ellen Nakashima. Web Firms Acknowledge Tracking Behavior without Consent // Los Angeles Times. – 2008. – August 12.

31. Chris Williams. Berlusconi Plans to Use G8 Presidency to «Regulate the Internet» // The Register (UK) – 2008. – December 3.

32. David Smith. The Observer // The Guardian. – 2008. – August 17.

33. Adam L. Penenberg. Is Google Evil? It Knows More than the National Agency Ever Will. And Don'т Assume for а Minute that It Can Keep а Secret // Mother Jones. – 2006. – November-December. – С 67.

34. Ken Auletta. Search and Destroy // The New Yorker. – 2008. – January 14. – С 30.

35. Thomas Claburn. Google Told to Reveal Gmail 'Spybox' Account Info in CTO Espionage Case // InformationWeek. – 2008. – October 20.

36. Там же.

37. Vint Cerf. The Internet is for Everyone // Memo to the Internet Society. – 2002. – April.

38. Janine Zacharia. Google Inc. Navigates Foreign Laws // Bloomberg News. – 2008. – June 6.

39. Google Committed to Staying in China // PC Magazine. – 2006. – June 9.

40. David Smith. Google Defiant Over Censorship in China //The Observer. – 2006.– October 29.

41. Google Committed to Staying in China.

42. Microsoft news release. – 2008. – October 29.

43. Там же.

44. Roy Blount Jr. $125 Million Settlement in Authors Guild v. Google II www.authorsguild.org/advocacy – 2008. – October 28.

45. Jonathan V. Last. Google and Its Enemies: The Much-Hyped Project to Digitize 32 Million Books Sounds Like а Good Idea. Why Are So Many People Taking Shots at It?" // Weekly Standard. – 2007. – December 10.

46. Там же.

47. Jefferson Graham. Google to Sell Books to Be Read Only Online // USA Today. – 2008. – October 29.

48. Сайт Google, The Library Project.

49. Jonathan V. Last. Google and Its Enemies.

50. Ken Auletta. Search and Destroy.

51. Robin Jeweler. The Google Book Search Project: Is Online Indexing а Fair Use Under Copyright Law? Congressional Research Services (CRS) Reports and Issue Briefs. – 2005. – December.

52. More Digitized Books on Internet as Google Settles Lawsuit // www.enews20.com. – 2008. – October 28.

53. Там же.

54. Reyhan Harmanci. Google, Book Trade Groups Settle Lawsuits // San Francisco Chronicle. – 2008. – October 29. – С. С-l.

55. http://jobline.acc.com, Google Legal Opportunities.

56. Emily Steel. Google Search Ads Rile Its Big Customers // Wall Street Journal. – 2008. – June 4.

57. Там же.

58. Google Says Viacom Lawsuit а Threat to Internet Users // Reuters. – 2007. – May 1.

59. Kenneth Li. Google Takes а Swipe at Viacom // Reuters. – 2007. – July 13.

60. Mediaset Sues Google, You Tube; Seeks $780 million // Reuters. – 2008.– July 50.

61. Knol, Google's information source: Google Ordered to Reveal Blogger Identity in Defamation Suit in India.

62. Steven Ellis. High Court to Rule on Age Discrimination Suit Against Google // Metropolitan News-Enterprise. – 2008. – January 31.

63. John Battelle. The Search: How Google and Its Rivals Rewrote the Rules of Business and Transformed Our Culture. – New York: Penguin Group, 2005. – С. 234.

64. The Packet Rat. Net Neutrality Doesn'т Get Google's First-Class Treatment // Government Computer News. – 2006. – July 24.

65. Там же.

66. Корпоративный сайт www.google.com.

67. Там же.

10. Google в роли достойного гражданина.

1. Материалы CNBC: Джим Крамер берет интервью у Эрика Шмидта в передаче Mad Money with Jim Cramer. – 2008. – November 7.

2. John Reid Blackwell. Google Chief: Invest in Energy Independence: Schmidt Urges Focus on Wind, Solar, Other Renewable Sources // Richmond Times-Dispatch. – 2008. – October 31.

3. Joe Truini. Feeling Lucky: Google to Spend Tens of Millions on Green Energy// Waste News. – 2007. – December 10. – С 1.

4. Stephen Shankland. Google Execs Cheery about Silicon Valley Economy // http://news.cnet.com. – 2008. – September 18.

5. Google to Spend Millions to Develop Renewable Energy Business: Google's Goal Is to Work with Other Developing Technologies that Can Harness Solar, Geothermal, Wind, or Other Renewable Energy Sources // Information Week. – 2007. – November 27.

6. Jim Offner. After Their Tech Empires Are Built // Е-Commerce Times. – 2008. – November 20.

7. Stephen Shankland. Google Execs Cheery about Silicon Valley Economy.

8. Joe Truini. Feeling Lucky. – С 1.

9. Google to Spend Millions to Develop Renewable Energy Business.

11. Будущее Google.

1. Stephen Е. Arnold. The Summer of Transparency // KM World. – www. kmworld.com. – 2008. – August 31.

2. Elizabeth Motalbano. Growing Pains for Google // ComputerWorld. – 2008.– October 20.

3. Ren Auletta. Search and Destroy // The New Yorker. – 2008. – January 14. – С 30.

4. www.google.com/corporate/history.html.

5. Chris Taylor. Imagining the Google Future: Top Experts Help Us Plot Four Scenarios that Show Where the Company's Geniuses May Be Leading It… and Perhaps All of Us // Business 2.0, Time. – 2006. – January-February.

6. www.skynews.com. – 2008. – September 5.

7. Беседа Эрика Шмидта с Кеном Аулеттой. Сан-Франциско, 11.06.2008.

8. Nicholas Carlson. RIP Google Good Times: Slowing Hiring, Deals and Travel // www.alleyinsider.com. – 2008. – October 21.

9. Michael Liedtke. Google Stock Soars on 26 pet Jump in 3Q Earnings //AP Business Writer. – 2008. – November 14.

10. Там же.

11. Prabudev Konana. Sensible Capitalism Needed // The Hindu. – 2008. – December 2.

12. Saul Hansell. Google Wants to Dominate Madison Avenue, Too // New York Times. – 2005. – October 30.

13. Larry Page. Speaking at the American Association for the Advancement of Science, San Francisco. – www.blogoscope.com. – 2007. – February 16.

14. Там же.

15. Saul Hansell. Google Wants to Dominate Madison Avenue, Too.

16. http://www.youtube.com/userAgnoranceIsntBliss. – 2000. – October 28.

17. www.law.com/jsp/legaltechnology/pubArticleLT – 2007. – August 20.

18. Andy Greenberg. Google Grows Up // BusinessWeek. – 2008. – January 11.

19. Там же.

20. Jaso Szep. Technology Reshapes America's Classrooms // Reuters. – 2008.– July 7.

21. Gregory М. Lamb. With New Web Services, More Companies Are Working in the «Cloud» // www.features.csmonitor.com/innova-tion. – 2008. – November 11.

22. Technology Will Continue to Drive the Working lives of Young People // Kalamazoo Gazette. www.kzgazette/2008/06/google. – 2008. – June 4.

23. Там же.

24. Jaso Szep. Technology Reshapes America's Classrooms.

25. Jeremy Caplan. Google's Chief Looks Ahead // Time. – 2006. – October 2.

26. Gregory М. Lamb. With New Web Services, More Companies Are Working in the «Cloud».

27. Tim О'Reilly. My Commencement Speech at SIMS // О'Reilly Radar, http://radar.oreilly.com. – 2006. – May 14.

28. Google Inc., Form S1 Registration Statement, Securities and Exchange Commission. – 2004. – April 29. – С 15.

29. Mad Money, CNBC. – 2008. – August 13.

30. Lawrence Donegan. You Tube Live: Stars of Online Video Take а Real World Bow // The Guardian. – 2008. – November 24.

31. Michael Liedtke. You Tube Flips Switch on New Sales Channel // Associated Press. – 2008.– October 6.

32. John Battelle interview with Eric Schmidt, Web 2.0 Expo. – 2007. – April 17.

33. www.google.com.

34. Betsy Schiffman. Eric Schmidt: Google Mission Is to «Change the World» // Wired.com. – 2008. – June 11.

35. From the Official Google Blog, The First Android-Powered Phone // Ackerman. – 2008. – September 23.

36. Elise Ackerman. Look Out I, Here's G // San Jose Mercury News. – 2008.– September 24.

37. Juan Carlos Perez. Google Releases Android SDK II Australian PC World. – Summer 2008. – С 16.

38. New York Times weblog. – 2008. – June 23.

39. Leslie Cauley. Google Vaults into Global Wireless Ring with Gl Phone // USA Today. – 2008. – September 24. – С 3B.

40. Marguerite Reardon. FCC Opens Free 'White Space' Spectrum // CNET News, – 2008. – November 4.

41. Nate Anderson. Google White Space Petition: 13,000 Signatures and Counting // Arstechnica.com/news. – 2008. – September 2.

42. Wireless Communications Association Conference, San Jose, 6.11.2008.

43. Andrew LaVallee. А Second Look at Citiwide Wi-Fi // Wall Street Journal. – 2008. – December 8.

44. Larry Page. Google's White Space Blog, and IDG News Service. – 2008. – November 5.

12. Доминирующая сила в отрасли?

1. Robert Hof. Is Google Too Powerful? // BusinessWeek. – 2007. – April 9.

2. David Smith. The Observer // The Guardian. – 2008. – August 17.

3. Matt Hartley and Grant Robertson. Google@10 // The Globe and Mail. – 2008. – September 6. Перепечатано с разрешения The Globe and Mail.

4. Ben Oliver. The Battery-Powered Supercar that's Electrifying the World // www.dailymail.co.uk. – 2008. – November 11.

5. Robert Hof. Is Google Too Powerful?

6. Esther Dyson. Google Meets Its Motto – for Now // Taipai Times. – 2008. – December 22. – С 9.

7. Ren Auletta. The Search Party // New Yorker. – 2008. – January 14.

8. Robert Hof. Google's Mayer: Staying Innovative in а Downturn // BusinessWeek. – 2008. – December 14.

9. Esther Dyson, Google Meets Its Motto – for Now.

10. Josh Reynolds. Google, eBay Battling Over Payment Service // Associated Press. – 2007. – June 15.

11. Там же.

12. Там же.

13. Matt Hartley and Grant Robertson. Google@10.

14. Jeremy Caplan. Google's Chief Looks Ahead // Time. – 2006. – October 2.

15. Elinor Mills. Microsoft Won'т Make а Netscape of Us // CNET News. – 2006. – May 11.

16. Цит. по: David А. Vise and Mark Malseed. The Google Story.

17. Mad Money// CNBC. – 2008. – August 12.

18. Terry McCrann. Rupert Murdoch's New World Order // Herald Sun (Australia). – 2008. – November 1.

19. http://www.wired.com/wired/archive/12.03, google_pr.html.

20. Jeffrey Herron. Schmidt: Independent Yahoo! Better for Competition // Associated Press. – 2008. – June 12.

21. Там же.

22. Richard Waters. Why Google Should Heed the DoJ's Wake-up Call // blogs.ft.com/techblog/2008. – 2008. – November 5.

23. Google Bails Out of Yahoo! Ad Deal // AOL Money & Finance, money.aol. com/news. – 2008. – November 5.

24. Microsoft CEO: No Interest in Buying Yahoo! // Associated Press (Sydney, Australia). – 2008. – November 7.

25. David Lyons. Tough Customers // Forbes Global. – 2008. – April 7. – С 69.

26. Clayton Harrison. Yahoo!'s Yang Faces Sagging Profit After Icahn Row // Bloomberg.com. – 2008. – July 22.

27. Michael Helft. Google Ends Microsoft's Yahoo! Search // New York Times. —2008.– May 6.

28. Jason Kottke. Playboy Interview: Google Guys // Playboy. – 2004. – September 24.

29. Цит. по: David А. Vise and Mark Malseed. The Google Story. – С 250.

30. Дискуссия автора и Билла Гейтса, Berkshire Hathaway annual meeting. – 2008. – May 2.

31. Adam L. Penenberg. Is Google Evil? It Knows More than the National Agency Ever Will. And Don'т Assume for а Minute that It Can Keep а Secret // Mother Jones. – 2006. – November-December. – С 67.

Заключение.

1. http://www.wired.com/wired/archive/12.03.google_pr.html.

2. Sergey Brin. Web 2.0 Conference. – 2005. – October 9.

3. Michael Liedtke. Google Searches for Its Place in the Future // Associated Press. – 2008. – September 14.

4. Robert Hof. Is Google Too Powerful? // BusinessWeek. – 2007. – April 9.

5. Matt Hartley and Grant Robertson. Google@10 // The Globe and Mail. – September 6. – 2008. Перепечатано с разрешения The Globe and Mail.

6. Chris О'Brien. Invincible No More // Sara Jose Mercury News. – 2008. – August 24. – С El.

7. Stephen Shankland. Google Execs Cheery about Silicon Valley Economy // www.news.cnet.com. – 2008. – September 18.

8. Henry Blodget. Google Sucks Life Out of Old Media: Check Out the 2007 Share Shift // Alley Insider. www.alleyinsider.com. – 2008. – March 14.

9. Там же.

10. Michael Liedtke. Google Searches for Its Place in the Future.

Благодарности

Хочу воздать должное тем, кто внес неоценимый вклад в создание этой книги. Благодарю Джоан О'Нейл, Кевина Комминса, моего литературного агента Элис Мартелл, научного и литературного редактора Линн Кэрриер, а также моих консультантов и помощников Алана Брэдфорда, Джека Брэндиса, Уоррена Баффета, Бена и Кэрол ДеБолт, Труди Джензес, Джона Макдермотта и профессора Джоэла Уэста.

Примечания

1

Компания активно продвигает свою операционную систему Android для мобильных телефонов в надежде зарабатывать на рекламных поступлениях от онлайновых мобильных сервисов. Прим. научн. ред.

2

Речь идет о проекте Google Base, где пользователи сервиса могут размещать свои рекламные объявления. Прим. научн. ред.

3

До недавнего времени Шмидт состоял в совете директоров компании Apple, однако летом 2008 года покинул его. Эксперты связывают его уход с возникшим конфликтом интересов: Google агрессивно продвигает свою мобильную ОС Android, выходя в область прямой конкуренции с Apple. Сейчас Федеральная комиссия США по связи рассматривает спор между двумя компаниями: компания Apple якобы отказалась включить в свой магазин приложений программу Google Phone, которая позволяет звонить и общаться в чате через мобильный Интернет. Прим. научн. ред.

4

Весной 2009 года компания Microsoft представила свой новый поисковик Bing.com, популярность которого в Америке к осени уже вдвое превысила популярность поискового сервиса Live Search, о котором пишет автор. Прим. научн. ред.

5

Весной 2009 года компания Microsoft представила свой новый поисковик Bing.com, популярность которого в Америке к осени уже вдвое превысила популярность поискового сервиса Live Search, о котором пишет автор. Прим. научн. ред.

6

Автор описывает работу «паука» лишь отдаленно. На самом деле поисковый «паук» не занимается рассылкой поисковых запросов по Всемирной паутине, его задача – регулярная индексация всех веб-страниц Всемирной сети и сохранение в базе данных поисковика. Работа «паука» не зависит от числа поисковых запросов, ведь странички в сети обновляются постоянно, а значит, базу данных надо регулярно обновлять. Прим. научн. ред.

7

Например, международный консорциум 3GPP занимается стандартизацией ряда технологий мобильной связи, а WiMax Forum разрабатывает единый стандарт скоростного мобильного Интернета. Прим. научн. ред.

8

Впрочем, летом 2009 года Эрик Шмидт покинул совет директоров Apple, так как кооренция между компаниями начинает все больше приобретать черты открытой конкуренции. Прим. научн. ред.

9

На русском языке эта программа носит название «Google Книги» и доступна в бета-версии. Прим. перев.

10

В сентябре 2009 года компания Google пообещала открыть всем конкурентам доступ к цифровым копиям книг, комментируя их заявления о том, что глобальный проект оцифровки библиотек Google в ближайшем времени сделает компанию монополистом в этой сфере. Прим. научн. ред.

11

Перевод с изменениями взят из книги Д. Вайза и М. Малсида «Google. Прорыв в духе времени». – М.: Эксмо, 2007. Прим. перев.

12

Американский музыкант, на сегодняшний день считающийся одним из самых техничных гитаристов в мире. Настоящее имя – Брайан Кэрролл, во время выступлений скрывает лицо под белым колпаком. Прим. научн. ред.

13

Р. Мотвани (1962–2009) позже состоял в правлении нескольких начинающих компаний, основанных выпускниками Стэнфордского университета. Прим. перга.

14

Летом 2009 года компания Yahoo! заключила партнерский договор с Microsoft. По условиям договора Yahoo! установит в качестве поисковика на своих сайтах движок Bing от Microsoft в обмен на возможность заниматься продажами рекламы в поисковиках обеих компаний. Прим. научн. ред.

15

Автор высказывает личное суждение, полагая, что акционеры Yahoo! напрасно отказались от предложения Microsoft продать компанию, так как вследствие кризиса и всеобщего спада 2008–2009 годов на фондовом рынке компания Yahoo! сильно потеряла в акционерной стоимости и неизвестно, когда ее прежняя капитализация будет восстановлена. Прим. научн. ред.

16

В марте 2008 года Шерил Сандберг перешла из Google в компанию Facebook, Inc. Прим. научн. ред.

17

Ныне – старший советник управления директоров и основателей компании. Прим. перга.

18

Ныне вице-президент по развитию глобальной агентской и отраслевой деятельности. Прим. перев.

19

В марте 2009 года перешел в AOL. Прим. перга.

20

Сумма сделки составила 1,63 миллиарда долларов. Еще до сделки, в 2002 году, компания Overture Services подала на Google в суд за нарушение патента на аукционную технологию рекламы. Более чем год спустя, уже после сделки Overture с Yahoo! компания Google пошла на мировую с Overture, согласившись передать 2,7 миллиона собственных акций в обмен на лицензию от Overture. Прим. научн. ред.

21

В рамках службы AdSense рекламодатели могут произвольно выбирать сайты, которые они считают наиболее удачными для показа своих объявлений, и платить уже не за клики, а за количество показов их объявлений. Этот сервис называется Site Targeting. Прим. научн. ред.

22

Осенью 2008 года компания Google заявила о запуске сервиса AdSense for Games, размещающего видеорекламу в онлайновых играх. По словам компании, это первый шаг поисковика к завоеванию рекламного пространства в играх и давно ожидаемый шаг после того, как в феврале 2007 года она за 23 миллиона долларов приобрела компанию AdScape Media, как раз и занимающуюся размещением рекламы в онлайновых играх. Прим. научн. ред.

23

В настоящий момент компания Google сильно изменила себе, сделав несколько серьезных шагов в сторону информационной закрытости. Возможно, поэтому отраслевая пресса стала относиться к компании гораздо более настороженно и сменила прежнюю любовь на опасения. Прим. научн. ред.

24

Из интервью Уоррена Баффета автору, 10 декабря 2008 года.

25

В тот период наблюдалось общее падение индекса ИТ-компаний. Прим. перга.

26

Намек на пьесу «Кто боится Вирджинии Вулф?». Прим. перга.

27

Сайт только на английском языке. В переводе banana slug – банановая кожура, это и есть логотип сайта. Прим. перга.

28

Как и в случае с другими сервисами, компания Google не сама разработала это приложение, а купила чужие разработки. Так, сервис Writely компании Upstartle позволяет создавать и редактировать документы Word, а компания 2Web Technologies занималась разработкой редактора электронных таблиц, на основе которого возник Google Spreadsheets. Прим. научн. ред.

29

Нужно отметить, что в настоящее время большинство популярных почтовых систем, как и Gmail, практически не ограничивают размер почтового ящика. Прим. научн. ред.

30

В России это приложение до сих пор недоступно. Зато аналогичный сервис осенью 2009 года запустил российский Яндекс. Прим. перев.

31

После покупки YouTube.com компания оставила Google Video на задворках своего бизнеса: сервис по-прежнему существует, но практически не продвигается. Прим. научн. ред.

32

Параллель с кинофильмом Пола Ньюмена «Влияние гамма-лучей на лунные маргаритки» (1972), по пьесе П. Зиндела. Прим. научн. ред.

33

После покупки YouTube.com компания оставила Google Video на задворках своего бизнеса: сервис по-прежнему существует, но практически не продвигается. Прим. научн. ред.

34

ADL, Anti-Defamation League – американская правозащитная общественно-политическая организация, противостоящая антисемитизму и другим формам нетерпимости по отношению к евреям. Прим. перга.

35

Перечисленные десять правил изложены в той формулировке, в какой они приведены на сайте Google. Комментарии почерпнуты как из материалов сайта, так и из ряда других источников. Прим. авт.

36

Первое десятизначное простое число, которое можно обнаружить в последовательности цифр, составляющих значение е.

37

Такие «входные» сайты называют также «дорвеями». Прим. научн. ред.

38

Компания Google не пожелала раскрыть объем инвестиций, однако подтвердила, что речь идет о миноритарном пакете. Прим. научн. ред.

39

Важно не путать авторское право и смежное право, которое обычно и называют копирайтом. Авторское право, как правило, у автора, а у издателя – право на издание, то есть копирование экземпляра. Прим. научн. ред.

40

Согласно общепринятому во Всемирной сети принципу сетевой нейтральности интернет-провайдеры не могут отдавать приоритет тому или иному ресурсу, классу приложений или отдельным сервисам, дискриминируя другие. Прим. научн. ред.

41

Речь идет о разработке продуктов с открытым кодом, то есть таких, программный код которых открыт для всех заинтересованных разработчиков. Прим. научн. ред.

42

Спорно. В iPhone встроены ряд сервисов от Google, вроде YouTube или Google Maps. Но сама ОС явно сделана на основе наработок Mac OS и Safari, а это продукты фирмы Apple собственной разработки. Прим. научн. ред.

43

А также Samsung и LG. Прим. научн. ред.

44

Наложение сигнала беспроводной связи на телевизионный, создающее эфирные помехи. Прим. перга.

Лау Джанет