BzBook.ru

Финансовый кризис

КРИЗИС КРИЗИСОМ, А ПЕРЕДЕЛ – ПО РАСПИСАНИЮ

Мировой финансовый кризис на минувшей неделе продолжил набирать обороты. Сегодня уже нет никаких сомнений, что он не может не сказаться на экономике России. Более того, являясь частью мировой экономики, наша страна вместе со всеми остальными странами переживает кризис. И то, насколько серьезными и долгосрочными будут его последствия, во многом зависит от действий российского Центрального банка. До недавнего времени, помимо регулирования банковской системы и надзора за ее функционированием, ЦБ должен был решать две прямо противоположные задачи – удерживать инфляцию в заданных правительством рамках и не допускать слишком сильного укрепления реального курса рубля. Главным приоритетом была выбрана инфляция, поэтому вторая задача была фактически негласно переформулирована – не допускать резких колебаний на валютном рынке. При этом использовался один-единственный инструмент – скупка иностранной валюты в золотовалютные резервы.

Из-за того, что уровень инфляции в России выше, чем у большинства развитых стран, ставки – как кредитные, так и депозитные – у нас выше. Этим активно пользовались до недавнего времени и российские компании, и отечественные банки. Привлекать деньги за границей и размещать под более высокие проценты в России было тем более выгодно, что дополнительный доход давала курсовая разница, которая образовывалась из-за укрепления номинального курса рубля. Привлечение кредитов, размещение на западных площадках акций и облигаций в первом полугодии этого года достигло беспрецедентных масштабов. Приток иностранного капитала в страну за этот период достиг 60 миллиардов долларов. Это оказало дополнительное давление на рубль, номинальный курс которого укреплялся быстрее, чем предполагали правительство и независимые аналитики в конце прошлого года. Обилие относительно дешевых денег и усилия властей, направленные на развитие ипотеки, привели к буму потребительского и ипотечного кредитования, а также к дальнейшему росту и без того заоблачных цен на недвижимость. При этом банки, наращивая кредитные портфели, нередко сквозь пальцы смотрели на качество заемщиков.

Уже в начале этого года ЦБ высказывал опасения из-за роста невозвратов по кредитам. Хотя в среднем по банковской системе цифра была еще терпимой, у ряда банков, которые слишком агрессивно боролись за долю рынка, качество кредитных портфелей уже начало представлять угрозу финансовой устойчивости. Тем не менее, банки с начала года продолжали бурную экспансию в потребительском секторе, и, соответственно, рост доли «плохих» долгов шел по нарастающей. В последнее время, особенно на Западе, нынешний кризис нередко сравнивают с событиями 1998 года. Российская экономика сегодня, безусловно, сильно отличается от того, что можно было наблюдать 10 лет назад, однако одна аналогия просматривается: игра на разнице в ставках тогда была не менее распространена, чем сейчас, и именно она стала одной из главных движущих сил кризиса.

Кризис ликвидности, который разразился в развитых странах, привел к резкому подорожанию денег на финансовых рынках. Российские игроки, подобно всем прочим, лишились источника дешевых средств. Начали возникать проблемы с размещением облигаций и привлечением кредитов. Кроме того, крупные инвесторы начали спешно выводить средства с развивающихся рынков, к которым относится и отечественный. Это спровоцировало серьезный спрос на доллары. В 1998 году подобная ситуация привела к краху, сейчас же ЦБ легко справился и со стабилизацией валютного курса, и с кризисом ликвидности. Правда, пришлось для этого в течение недели продать из золотовалютных резервов порядка 5 миллиардов долларов, но ровно для таких случаев золотовалютные резервы и нужны. Кроме того, ЦБ вышел и на рынок межбанковских кредитов, закачав в банковскую систему порядка 300 миллиардов рублей. На некоторое время это стабилизировало ситуацию. Однако утверждать, что кризис позади, было бы наивно.

Банки – особенно мелкие – продолжают ощущать дефицит ликвидности. Будучи отрезанной от внешнего источника рефинансирования, банковская система должна начинать переключаться на внутренние источники. Однако и это непросто. Население становится все более финансово-грамотным и деньги на депозиты в условиях мирового финансового кризиса размещать не торопится. Корпоративный сектор тоже не может наращивать остатки на банковских счетах, поскольку столкнулся с теми же проблемами, что и банки. Последняя надежда на ЦБ. По сути, главным положительным результатом нынешней ситуации является тот факт, что в стране наконец заработал механизм рефинансирования.

Однако проблема в том, что задачи следить за инфляцией с Банка России никто не снимал, а закачивание денег в банковскую систему чревато инфляционным скачком в конце года. Уже на минувшей неделе, после опубликования последних данных по инфляции в России, стало очевидно, что удержать рост цен в рамках заявленных на этот год 8% не удастся. Большинство экспертов склоняется к мысли о том, что и за 9% денежным властям придется бороться. Щедрость ЦБ в этих условиях будет, скорее всего, жестко лимитирована. Банк России уже дает понять, что нынешний кризис переживут далеко не все банки. Однако разорение нескольких – пусть даже мелких – банков может привести к кризису доверия и бегству вкладчиков. Тогда проблемы могут возникнуть уже у крупных банков.

Впрочем, кризис кризисом, а в России продолжается увлекательный процесс передела собственности. Ситуация с покупкой Олегом Дерипаской «РуссНефти» и санкцией на арест Михаила Гуцериева демонстрирует, что в России по-прежнему существуют две группы, у каждой из которых свой взгляд на то, как выстраивать государственный нефтяной холдинг (о том, что его надо выстраивать, уже спор не идет – этап пройденный, вопрос лишь в методах). Одна группа придерживается мнения, что после «наезда» госорганов можно получить очередной актив с весьма весомой скидкой. Другая же группа искренне недоумевает, зачем вообще платить, если можно все получить и так. Судьба «РуссНефти» уже окончательно решена, дело лишь за техническими деталями.

На минувшей неделе в центре внимания оказалась еще одна крупная российская нефтяная компания – «Сургутнефтегаз». Слухи о ее слиянии с «Роснефтью» ходят на рынке уже давно, но на прошлой неделе они вылились в активную скупку акций компании спекулянтами, рассчитывающими продать их государству подороже. Игра рискованная, особенно если в стране победят сторонники не покупать, а забирать даром.

31 августа 2007 г. • Ежедневный журнал.