BzBook.ru

Дерзкие побеги

Л.Нелсон

Нелсон вырос сильным и широкоплечим мужчиной с хорошо развитой мускулатурой и необычными руками с перепонками. Говорили, что своими руками он запросто мог разбивать не только доски, но и кирпичи. Его сила и выносливость были просто удивительными: молодой человек мог спокойно пройти на руках несколько кварталов, не испытывая при этом ни малейшей усталости и ни разу не потеряв равновесия. К тому же Нелсон с обезьяньей ловкостью взбирался по стенам домов, утверждая, что его перепонки на руках действуют подобно присоскам.

Свое первое преступление молодой человек совершил в 21 год. Заманив в чулан сос едскую девочку, Нелсон попытался ее изнасиловать, но на крик ребенка прибежали взрослые, которые сразу же вызвали полицию. В тот же день, несмотря на мольбы тетушки Нелсона и ее заверения, что все происходящее – какая-то ошибка, преступнику было предъявлено обвинение. Вскоре состоялся суд, который приговорил Нелсона к двум годам исправительных работ.

Но маньяку нужна была свобода! Ведь только на воле он мог воплотить в жизнь свои безумные фантазии. И вскоре Нелсон бежал. Его отсутствие было обнаружено на утренней поверке заключенных. Каким образом ему удалось выйти ночью из запертой камеры и пройти незамеченным мимо охраны – непонятно. Впоследствии Нельсон утверждал, что дверь камеры была открытой и, выйдя в тюремный двор, он забрался по отвесной стене. Если вспомнить, что этот человек был способен с помощью перепончатых рук передвигаться по отвесным стенам, то его словам вполне можно верить.

Как только стало известно, что Нелсон совершил побег, на его поиски устремилас ь вся полиция города. Через несколько часов бесцельно бродивший по улицам беглец был арестован и доставлен в полицию. После короткого допроса Нелсона вновь отправили в тюрьму. Тюремному начальству было приказано усилить за ним надзор, но, несмотря на это, преступник убежал снова.

В этот раз он осуществил побег средь бела дня. Во время прогулки по тюремному двору Нелсон прямо на глазах у конвоиров и заключенных одним прыжком преодолел расстояние, отделявшее его от тюремной стены, и за несколько секунд вскарабкался по отвесной гладкой стене. И охранники, и заключенные стояли, открыв рты. Такого зрелища они не видели никогда в своей жизни. Пожалуй, что-то сверхъестественное было в том, как Нелсон с помощью только одних пальцев поднимался вверх по стене.

Потрясенные зрелищем охранники опомнились только в тот момент, когда Нелсон скрылся за тюремной стеной. Сразу же была объявлена тревога, но по горячим следам преступника найти не удалось. Его обнаружили только на следующий день, вечером, возле дома его тетушки. Нелсон стоял около окна спальни своей кузины и во все глаза смотрел, как девушка раздевается, готовясь ко сну. Маньяк был так поглощен развернувшейся перед ним картиной, что даже не услышал шагов приближающихся полицейских.

На этот раз беглеца посадили в каторжную тюрьму. Но 4 декабря 1918 года он снова бежал. Свой побег Нелсон организовал по тому же сценарию, что и в прошлый раз: вскарабкался у всех на глазах по отвесной тюремной стене. Хотя охранники были уже наслышаны о потрясающих способностях заключенного, но все же до конца не верили, что Нелсон обладает такими сверхъестественными качествами. И опять, как и в прошлый раз, охранники впали в оцепенение, благодаря чему Нелсону удалось выиграть несколько минут.

На этот раз преступник действовал умнее. Он не стал бродить бесцельно по улицам и уж тем более не пошел смотреть в окно своей кузины. Угнав машину, беглец добрался на ней до Сан-Франциско, где в тот же день, назвавшись Род жером Уилсоном, познакомился со школьной учительницей. Надо сказать, что Дженни не была избалована вниманием мужчин и поэтому очень обрадовалась, что на нее обратил внимание такой приятный молодой человек. После нескольких встреч он сделал ей предложение, и в августе 1919 года молодые люди поженились.

Маньяк превратил жизнь своей жены в настоящий кошмар: он ревновал ее ко всем подряд, бил, прилюдно оскорблял, называя грязной шлюхой. Через несколько месяцев семейной жизни женщина попала в больницу с нервным срывом. Нелсон, проникнув в палату своей жены, избил ее и изнасиловал. На крики женщины сбежались врачи, но, чтобы оттащить разъяренного супруга от миссис Уилсон, понадобились усилия всего персонала больницы. Осыпая помешавших ему врачей и сестер проклятиями, Нелсон выпрыгнул в окно и скрылся. Полиции, которую вызвали сотрудники больницы, не удалось поймать преступника. Зато полицейские поняли, что Уилсон и Нелсон – одно и то же лицо.

После этого случая о Нелсоне ниче го не было слышно целых семь лет. До сих пор остается загадкой, где маньяк провел все это время. По одной из версий полицейских, Нелсон опять женился и семь лет жил спокойной семейной жизнью. Но это только догадки.

Маньяк объявился 20 февраля 1926 года. В тот день в Сан-Франциско он пришел в пансион Клары Ньюмен, сказав хозяйке, что учится в колледже и хочет снять комнату в ее пансионе. Ничего не подозревающая миссис Ньюмен отвела «студента» на второй этаж и вошла вместе с ним в предназначенную для него комнату. Нелсон напал на женщину, задушил ее и надругался над трупом. Затем Нелсон, оставив обнаженное тело хозяйки на полу комнаты, сбежал. Только несколько часов спустя труп Клары Ньюмен обнаружил ее племянник. Молодой человек рассказал приехавшим полицейским, что видел свою тетю с широкоплечим голубоглазым мужчиной, руки которого были похожи на обезьяньи. Но поиски полицией убийцы Гориллы были безрезультатны.

А в это время Нелсон, окрыленный своей безнаказанно стью, з адушил еще одну хозяйку пансиона. Эта трагедия произошла 2 марта 1926 года. По уже разработанному сценарию маньяк вошел в пансион и выдал себя за студента. Хозяйка пансиона Лора Били, ничего не подозревая, пошла показывать Нелсону комнату. Так же как и в предыдущем случае, убийца набросился на женщину, задушил ее и многократно изнасиловал труп. Следующей жертвой маньяка стала Лилиан Сен-Мэри, тоже хозяйка пансиона. Нелсон задушил несчастную женщину, а затем, как и в предыдущих случаях, изнасиловал труп. На этот раз убийца спрятал обнаженное тело хозяйки под кроватью в комнате. В связи с этим обстоятельством труп Лилиан Сен-Мэри был обнаружен только на следующий день, когда уборщица пришла наводить порядок в комнате.

26 июня 1926 года в Санта-Барбаре произошло новое убийство: от рук маньяка Гориллы погибла еще одна хозяйка пансиона – Джордж Рассел. К тому времени во всех газетах появились статьи о преступлениях убийцы Гориллы. Все хозяйки пансионов были в панике! О каждом подозр ительном клиенте они тут же сообщали в полицию. Почти в каждом пансионе, где хозяйками были женщины средних лет, дежурили полицейские. Но это не остановило маньяка, и 16 августа 1926 года он снова совершил убийство. На этот раз его жертвой стала Мэри Несбит, хозяйка одного из пансионов Окленда (Калифорния).

После нового убийства Нелсон исчез на несколько месяцев. Полиция искала его повсюду. К тому времени следователи уже установили, что маньяк Горилла и сбежавший в 1918 году из тюрьмы Нелсон – одно и то же лицо. Полицейские предупреждали жителей, что на свободе находится опасный убийца, и советовали женщинам быть осторожными и не пускать в свой дом подозрительных мужчин. Блюстители порядка обходили пансионы и предупреждали хозяек о возможном визите маньяка. Казалось, что сделано все, чтобы предотвратить новое преступление. Однако 19 октября Нелсон появился в Портленде (Орегон), где пришел в пансион. Хотя хозяйка, Берта Уитес, была предупреждена полицией о том, что на свободе на ходится опасный преступник, убивающий женщин средних лет, но все же впустила молодого человека. Разумеется, маньяк убил женщину и затем изнасиловал ее труп. На следующий день, 20 октября, убийца Горилла проделал то же самое со своей следующей жертвой – Вирджинией Грант.

Через несколько дней Нелсон вернулся в Сан-Франциско, где задушил и изнасиловал хозяйку пансиона Уильям Эдмондс. Полиция искала его по всей стране, но все мероприятия по поимке Гориллы оказались безрезультатными. Пока полицейские прочесывали Сан-Франциско, маньяк уже был на севере США, где совершил еще пять подобных убийств. Все его жертвы были хозяйками пансионов.

Нелсона поймали только 14 ноября 1927 года. После недол гого следствия состоялся суд, который приговорил убийцу Гориллу к смертной казни через повешение. В середине января 1928 года приговор в отношении Леонарда Нелсона был приведен в исполнение.

Жуткие последствия побега.

В свои 18 лет Джон Томас Стрэффен достиг уровня развития 8-летнего ребенка. Он посещал школу для умственно отсталых детей. Как-то он набросился в подъезде на 13-летнюю девочку и попытался ее изнасиловать. На крик ребенка выскочили жильцы, которые, оттащив Стрэффена от девочки, незамедлительно вызвали полицию.

Вскоре состоялся суд, который приговорил Стрэффена к трем годам заключения. Отсидев положенный срок, в 21 год маньяк вышел на свободу. Он поселился в небольшом домике в городе Бате (Великобритания). Местная полиция, как и положено, некоторое время наблюдала за бывшим заключенным, но по прошествии определенного времени надзор за Стрэффеном был снят. Как раз этого и добивался маньяк. Узнав, что полиция больше им не интересуется, он, познакомившись с двумя 20-летними девушками, заманил их к себе в дом и задушил обеих. Впоследствии на суде Стрэффен утверждал, что совершил двойное убийство для того, чтобы досадить ненавистной полиции.

На основании его показаний, а также заключения врачей о низ ком умственном развитии подсудимого суд, который состоялся в Тонтоне, признал Стрэффена невменяемым. Сразу после суда преступник был направлен на излечение в Бродморскую психиатрическую клинику.

Через полгода Стрэффен бежал из клиники для преступников. Надо сказать, что он не планировал свой побег, а вырвался на свободу при благоприятном стечении обстоятельств. Как-то ранним утром он вышел в уборную и увидел, что дежурный санитар крепко спит. На столике лежали ключи: один от двери коридора, другой от входной двери. Недолго думая, Стрэффен взял ключи и никем не замеченный спокойно вышел на свободу.

После того как дежурный обнаружил пропажу ключей, а также отсутствие Стрэффена в палате, в больнице была объявлена тревога. Главный врач незамедлительно вызвал полицейских, которые сразу же приступили к поискам сбежавшего преступника. Через три часа двое блюстителей порядка передали по рации, что ими задержан некий молодой человек, внешность которого совпадает с данными сбежав шего Стрэффена. Прибывший по вызову полиции тюремный врач сразу же опознал в задержанном беглеца.

Последствия побега заключенного из тюремной клиники были жуткими. За три часа, которые маньяк находился на свободе, он успел убить 10-летнюю девочку, а также совершить попытку изнасилования 15-летней школьницы. Задержавшие его полицейские даже не успели ничего спросить, как Стрэффен сам себя выдал, заявив, что не убивал маленькую девочку на велосипеде и не нападал на девушку в коричневом платье.

В июне 1952 года состоялся суд, который признал Стрэффена виновным в убийстве 10-летней Линды Боуэр и попытке изнасилования 15-летней Руби Уилсон. По приговору суда Стрэффен был отправлен в специализированную психиатрическую лечебницу, где ему предстояло находиться до конца жизни.

Сумасшедший маньяк-миллионер.

В начале ХХ века в высших кругах США было совершено громкое убийство – от рук сумасшедшего миллионера погиб известный архитектор Стэнфорд Уайт. Побег убийцы, приговоренного к пожизненному заключению в психиатрической лечебнице, организовала его мать.

Хэрри Кендал Тоу родился в семье крупного магната и являлся единственным наследником состояния своего отца, которое насчитывало более 40 миллионов долларов. Родители дали ребенку хорошее образование: сначала Хэрри учился в лучших школах, а затем – в Гарвардском университете. Правда, учебу Тоу в университете только с большой натяжкой можно назвать таковой. Скорее, это было пустое времяпрепровождение, потому что Хэрри постоянно пропускал занятия, проводя большую часть времени за игрой в покер и предаваясь другим развлечениям. При этом деньги, которые ему регулярно высылали родители, таяли с неимоверной быстротой.

Узнав о безалаберности своего сыночка, почтенный мистер Тоу пришел в бешенство и ограничил расходы Хэрри двумя тысячами долларов в год. Бедный студент тут же бросился к своей сердобольной мамочке, которая добавила ему еще 8 тысяч. Но всей это й суммы Хэрри хватало только на карманные расходы. Снова пожаловавшись матери на свое бедственное положение, Хэрри уговорил ее оплачивать ему квартиру. Миссис Тоу, сжалившись над «беднягой», согласилась и на этот каприз сына. И вот Хэрри снял себе шикарную квартиру в Манхэттене и стал завсегдатаем самых престижных мужских клубов. Но вскоре скандального молодого человека перестали туда пускать. А случилось это после одной безумной выходки Хэрри Тоу: в один из престижных клубов он въехал верхом на лошади. При этом всадник сбил с ног швейцара и одного из охранников. Безумца тут же арестовали и доставили под конвоем в дом к матери, которая незамедлительно уплатила за него огромный штраф.

Через несколько дней после этого события Хэрри проиграл в покер 40 тысяч долларов. Его долг опять же уплатила любящая мамочка. Проиграв огромную сумму денег, молодой человек впал в депрессию и несколько недель почти не покидал дома. Зато его выход из мрачного состояния ознаменовался новым безумием: Хэрри снял для себя шикарные апартаменты в одном из самых знаменитых публичных домов Нью-Йорка. Молодой человек приводил туда доверчивых девушек, обещая им стремительную карьеру в театрах Бродвея. Но, согласившись переспать с «молодым режиссером» (так представлялся Хэрри наивным дамам), женщины и не думали, что их ждет настоящий кошмар. «Карьера» будущих артисток начиналась с того, что «режиссер» избивал их своей тростью или специально купленным для этих целей кнутом. Затем садист насиловал свои жертвы, после чего их ждали новые побои.

Впоследствии хозяйка публичного дома Сьюзан Мерилл говорила на следствии, что часто слышала раздающиеся из комнат Тоу душераздирающие женские крики. Как-то, не выдержав, она зашла в апартаменты Хэрри, где ее взору предстала ужасная картина: привязанную к кровати обнаженную женщину обезумевший садист избивал кнутом. После этого случая разгневанная Мерилл отказалась сдавать Хэрри помещение, а когда тот сказал, что не покинет дом, вызвала полицию. Блюстители порядка силой заставили плейбоя покинуть публичный дом, несмотря на то что он уплатил арендную плату на год вперед. Хозяйка заведения, обрадованная тем, что наконец отделалась от маньяка, вернула Хэрри все его деньги.

Но было бы странно, если бы после этого случая Тоу успокоился. Его тянуло на новые «подвиги». И как-то раз он привел в магазин дорогой одежды целую толпу дешевых проституток. Продавец, который отказался дать шлюхам на примерку дорогие модели одежды, вызвал у Хэрри ярость. Он ударил продавца, разбил витрину и, если бы не подоспевшая полиция, разгромил бы весь магазин. Но его вновь арестовали и заставили уплатить штраф. В отместку неуслужливому продавцу и хозяину магазина, который вызвал полицейских, Тоу на следующий день въехал в витрину магазина на автомобиле. Мститель был сразу же арестован, а его мать снова уплатила за него штраф.

На следующий день после этой выходки своего сына мать посоветовала ему отдохнуть в Европе, и Хэрри, не раздумывая, отправился в Париж. Прибыв в столицу Франции, молодой миллионер снова шокировал весь город. Надо сказать, что парижане, привыкшие к различного рода скандалам и давно ничему не удивляющиеся, были изумлены, когда Тоу снял целый этаж в дорогом отеле Георга V и пригласил на вечеринку всех известных парижских проституток. Пирушка продолжалась несколько суток и, разумеется, сопровождалась безумными оргиями. За это удовольствие Хэрри (а вернее, его мама) заплатил 50 тысяч долларов. На четвертый день «праздника» администрация отеля застала миллионера за избиением обнаженных женщин и предложила ему освободить занимаемые комнаты. Разумеется, Хэрри не подчинился требованиям администрации, и его пришлось выпроваживать с помощью полиции.

В то время как молодой миллионер Хэрри Тоу удивлял Америку и Европу своими выходками, его будущая жена (с которой он, конечно, тогда был еще не знаком), 16-летняя фотомодель Эвелин Несбит, познакомилась с самым известным архитектором в Нью-Йорке Стэнфордом Уайтом. К тому времени девушка, проявив незаурядные способности к пению и танцам, перестала позировать фотографам и получила выгодное место в престижном ансамбле «Флора-дора секстет».

Кстати, Уайт получил известность благодаря проектам арки на Вашингтон-сквер и Зала славы в Нью-Йоркском университете. Кроме того, именно он являлся автором огромного комплекса на Мэдисон-сквер, состоящего из бара, сети магазинов, амфитеатра, где проходили выставки лошадей, а также шикарного ресторана с садом, построенного на крыше одного из небоскребов. Весь этот комплекс назывался Медисон-сквер гарден.

Стэнфорд Уайт был высоким и грузным (его вес был более 100 кг) мужчиной, обожавшим дорогую одежду и драгоценности. Свои костюмы он заказывал у лучших нью-йоркских портных, а его драгоценности приводили в трепет всех дам из высшего общества. Например, Уайт постоянно носил булавку с огромным бриллиантом, золотую цепь с дорогими часами, инкрустированными драгоценными камнями, и множество коле ц (кольца и перстни Уайт носил почти на всех пальцах). Жил архитектор в башне комплекса Медисон-сквер гарден.

Обстановка его холостяцкой (Уайт был женат, но его супруга жила отдельно) квартиры заслуживает отдельного описания. Множество комнат было обставлено самой дорогой и причудливой мебелью, изготовленной на заказ. Спальня с огромнейшей кроватью, спинки которой были отделаны серебряными узорами; комнаты для гостей – одна причудливей другой, и, наконец, специальная комната, с потолка которой свисали обитые красным бархатом качели. В эту комнату архитектор приводил молоденьких девочек, усаживал их на качели и раскачивал. Это занятие приводило его в полный восторг!

Обыкновенно любовницы очень быстро надоедали Уайту, но, видимо, Эвелин Несбит чем-то удалось обворожить архитектора, потому что их связь продолжалась три года. Все это время щедрый любовник осыпал Эвелин дорогими подарками, оплачивал ее фешенебельную квартиру и автомобиль с личным шофером. Разумеется, самым л юбимым развлечением Уайта было раскачивание Эвелин на качелях. Когда Эвелин исполнилось 19 лет, архитектор решил, что она слишком стара, чтобы быть его любовницей. Найдя себе девушку помоложе, он отправил певицу в пансион для девиц.

Хэрри Тоу обратил внимание на Эвелин еще в то время, когда она была любовницей Уайта. Увидев на сцене 18-летнюю очаровательную девушку с ангельским личиком, Хэрри влюбился в нее с первого взгляда. Когда ему стало известно, что архитектор ее бросил, он тут же явился к ней в пансион и предложил ей руку и сердце. То ли Хэрри действительно понравился Эвелин, то ли у нее не было иного выхода, но в один прекрасный день она согласилась выйти за него замуж.

Свадьба состоялась 4 апреля 1905 года. На следующий день после бракосочетания Эвелин сделала для себя определенные выводы: она поняла, что мужа почему-то больше интересует Уайт, а не она. Тоу изводил молодую супругу упреками по поводу ее связи с архитектором и настаивал, чтобы она называла его не иначе как «скотина» или «сволочь», а когда девушка отказывалась произносить эти слова, Хэрри требовал, чтобы она, по крайней мере, называла бывшего любовника просто буквой «с». Эвелин ничего не оставалось делать, как смириться хотя бы с последним требованием своего супруга.

Медовый месяц молодожены решили провести в Европе. Взойдя со своим мужем на борт шикарного парохода, отправляющегося во Францию, Эвелин и не предполагала, что с этого дня ее семейная жизнь превратится в сплошной кошмар. Во время путешествия на лайнере Хэрри привязывал свою супругу в каюте и бил кнутом до тех пор, пока ее тело не покрывалось кровавыми рубцами. Избивая Эвелин, Тоу требовал, чтобы она рассказала ему обо всем, что проделывал с ней развратник-Уайт. Несчастной девушке приходилось придумывать всевозможные мерзости, к которым якобы принуждал ее архитектор, и красочно рассказывать об этом своему мужу. Только услышав очередную историю о «развратных деяниях» Уайта, Хэрри успокаивался. Но на следующий день все повторялось сначала. И Эвелин снова и снова рассказывала мужу одни и те же истории, при этом называя архитектора не иначе как «с».

Одну из историй супруг заставлял повторять Эвелин более сотни раз. Девушка ежедневно рассказывала супругу, как Уайт заманил ее в башню и обещал на ней жениться, но вместо этого изнасиловал и заставил качаться обнаженной на качелях, делая при этом непристойные снимки и показывая затем эти фотографии своим друзьям. Этот рассказ приводил Тоу в бешенство.

После медового месяца супруги Тоу вернулись в Нью-Йорк. Эвелин надеялась, что Хэрри успокоится и прекратит ее мучить, но этого не произошло. В Нью-Йорке девушку ждал тот же кошмар: супруг опять избивал ее и заставлял повторять по несколько раз в день рассказ о «развратных действиях» Уайта. При этом Тоу проклинал архитектора и говорил, что расправится с ним при первой же возможности.

Вскоре такая возможность представилась. Вечером 25 июня 1906 года супруги Тоу обедали в ресторан е в компании двух приятелей Хэрри. В самый разгар ужина из отдельного кабинета вышел Уайт в окружении друзей. Эвелин передала мужу записку: «„с“ находится здесь». По договоренности с Хэрри девушка была обязана (это слово муж всегда подчеркивал) информировать его о появлении «скотины Уайта» в общественных местах. Тоу нервно скомкал записку жены и положил ее в карман. Затем погладил Эвелин по коленке и прошептал: «Да, милая. Я видел, что он здесь. Спасибо, что сказала».

Через несколько минут Уайт, расплатившись с официантом, покинул заведение. После ужина из ресторана вышла и компания Хэрри. Приятели Хэрри предложили ему продолжить застолье в Мэдисон-сквер гарден. Тоу согласился, и вскоре вся компания прибыла в шикарный ресторан. Окинув взглядом присутствующих в зале, Хэрри пришел в ярость: за одним из столиков сидел ненавистный ему Уайт. Эвелин тоже увидела архитектора и, обратив внимание на выражение лица своего супруга, попросила Хэрри отвезти ее домой. Но Тоу промолчал и куда -то ушел. Девушка осмотрела зал и увидела, что ее муж стоит возле столика Уайта.

Надо сказать, что архитектор испытывал к Хэрри явную антипатию и, когда тот остановился возле его столика, недовольно спросил, что ему нужно. Тоу не ответил. Он молча вынул из кармана револьвер и трижды выстрелил в архитектора. Лицо Уайта превратилось в кровавое месиво. Он стал сползать со стула и ухватился за столик, который рухнул вместе с ним на пол. В зале воцарилась тишина. Никто не сомневался, что лежащий в луже крови архитектор мертв. Впоследствии выяснилось, что две пули попали ему в плечо, а третья, оказавшаяся смертельной, – в область переносицы.

Сотни посетителей молча смотрели на дерзкого убийцу, склонившегося над трупом. Затем раздался крик какой-то женщины, и все в панике бросились к выходу. В это время Тоу поднял револьвер вверх и трижды выстрелил в потолок, после чего прокричал: «Я убил Уайта потому, что он изнасиловал мою жену и погубил мою жизнь». Через несколько секунд уб ийца с револьвером в руках направился к выходу, где возле лифта его ждала перепуганная Эвелин. «Что же ты натворил, Хэрри? Что теперь будет?» – с ужасом воскликнула она. Тоу молчал.

В вестибюле к Хэрри подошел пожарный и предложил отдать ему револьвер. Убийца безропотно подчинился и через несколько минут без сопротивления сдался в руки полиции. Правда, в участке он почему-то назвался Джоном Смитом, но вскоре его личность была установлена. Общественность пребывала в шоке: хладнокровное убийство совершил миллионер Хэрри Кендал Тоу!

Когда детектив задал вопрос, почему Тоу убил Уайта, он, глядя перед собой невидящими глазами, тихо сказал, что и сам этого не знает. Больше Хэрри не произнес ни слова до прибытия адвоката. В этот же день ему предъявили обвинение в убийстве и отправили в тюрьму Нью-Йорк Тумпз, где он пребывал до суда. Суд над сумасшедшим миллионером состоялся только через 15 месяцев. Стоит заметить, что Тоу защищал один из самых лучших адвокатов – Дэлфин Дэлмас, который специализировался на защите обвиняемых в убийстве и не проиграл ни одного процесса. Интересно, что Дэлмаса называли маленьким Наполеоном судебных процессов западного побережья. Ходили слухи, что мать Тоу заплатила адвокату 100 тысяч долларов. Также известно, что, внимательно изучив материалы дела, Дэлмас заявил миссис Тоу, что поскольку убийство Уайта является, по сути, публичной расправой, то ее безумному сыночку в лучшем случае просто удастся избежать казни на электрическом стуле. Адвокат пообещал матери обвиняемого сделать все, от него зависящее, чтобы хоть как-то смягчить вину подсудимого.

Адвокат приступил к своей защите еще до суда: все месяцы, пока Хэрри находился под следствием, он проводил широкую кампанию, целью которой было очернить убитого и вызвать симпатии общественности к убийце. А миссис Тоу тем временем наняла журналиста Бена Этвела, который ежедневно публиковал в нескольких газетах грязные подробности из жизни Стэнфорда Уайта. И, конечно же, он написал «печальную историю» о «малышке Эвелин». Душещипательный рассказ о наивной девочке, которую развратный архитектор заманил в башню, изнасиловал, заставил качаться обнаженной на качелях, а затем выбросил на улицу, не дав ни единого цента, вызвал возмущение общественности. К тому же, если верить журналисту, Уайт соблазнил половину женского населения Нью-Йорка.

Миссис Тоу вложила немалые средства, чтобы вылить ушаты грязи на убитого архитектора. Она заявила своим друзьям и знакомым, что не пожалеет и миллиона долларов для спасения своего сыночка. Как выяснилось впоследствии, защита любимого чада обошлась мамочке в 2 миллиона долларов.

Но ушаты грязи пресса выливала не только на Уайта. С подачи прокурора, знаменитого Уильяма Джерома Треверса (который, кстати, тоже не проигра л ни одного судебного процесса), газеты Нью-Йорка ежедневно публиковали статьи о безумных выходках Тоу и его жестоком отношении к жене. На суде прокурор произнес речь, в которой, в частности, были следующие слова: «Несмотря на миллионы, Тоу – самый настоящий маньяк! Неважно, сколько у человека денег. Он не имеет права совершать убийства, во всяком случае, здесь, в Нью-Йорке».

Незадолго до процесса помощники прокурора разыскали судебное дело, возбужденное против Тоу в 1902 году. Тогда истцом выступала некая Этель Томас, история которой сильно напоминала ту, что впоследствии рассказала Эвелин Несбит. В 1902 году 17-летняя Этель познакомилась с Хэрри на вечеринке. Девушке сразу же польстило, что ею заинтересовался молодой миллионер, к тому же она была покорена его нежностью, преданностью и трепетным к ней отношением. Богатый ухажер дарил Этель цветы, драгоценности и дорогую одежду. Как-то раз влюбленные отправились в магазин, где Хэрри удивил девушку своей покупкой: он приобрел в магазине плеть для собак. Этель спросила, для кого предназначена эта плетка, на что Тоу ответил: «Неужели ты подумала, что я завел собаку? Милая, эта плетка для тебя!» Этель рассмеялась: «Ты такой шутник, Хэрри. Мне нравится твое остроумие».

Но как только девушка вошла в дом к Тоу, то сразу поняла: он не шутил. Хэрри запер дверь, с его лица исчезла добродушная улыбка, а в глазах появился безумный блеск. Он набросился на Этель и стал избивать ее плеткой. Несмотря на мольбы девушки, Хэрри избивал ее до тех пор, пока ее одежда не превратилась в лохмотья. Как только садист отпустил Этель, она направилась в полицию. Стоит ли говорить, что тогда это дело благополучно замяли: мамочка Тоу не пожалела средств, чтобы следствие было прекращено.

Итак, все 15 месяцев, пока обвиняемый в убийстве архитектора находился в тюрьме, как прокурор, так и адвокат делали все, чтобы одержать победу на предстоящем процессе. Обвинение старалось изо всех сил вызвать негативное отношение общественн ости к убийце, а защита прибегала к любым средствам, чтобы оправдать «несчастного Тоу». Была даже придумана такая история: якобы 5 мая 1906 года какой-то экстрасенс проводил сеанс, во время которого его посетил дух, назвавшийся давно умершим Джонсоном. И именно этот дух направил руку Хэрри в момент совершения злодеяния. Получалось, что дух Джонсона и был фактическим убийцей Уайта, тогда как Тоу был всего лишь исполнителем его воли. Кроме этой, в газетах печатались и другие истории – одна фантастичнее другой.

Но, наконец, 21 января 1907 года Хэрри Кендал Тоу предстал перед судом. С видом нашкодившего мальчика убийца заявил, что даже не думал убивать Уайта – все произошло по воле провидения. Присяжные сразу поняли, что Тоу ознакомился с историей о сеансе спиритизма и собирается переложить всю вину на дух Джонсона. Адвокат убийцы настаивал на том, что его подзащитный страдает особой формой невроза, которой, по его убеждению, подвержены все американские мужчины, считающие своих жен неприкосновенными. По словам Дэлмаса, если жена страдающего неврозом американца обесчещена, то он теряет самообладание, впадает в ярость и способен на все, даже на убийство.

Но у прокурора были свои козыри: он противопоставил психологические изыскания адвоката в отношении Тоу проведенному с пристрастием перекрестному допросу Эвелин Несбит и пришел к выводу, что подсудимый – настоящее исчадие ада, а вовсе не страдающий неврозом честный американец. Кстати, когда Трэверс задавал Эвелин вопросы о характере ее мужа, ее ответы носили столь откровенный характер, что она сообщала их прокурору шепотом. Также шепотом ответы Эвелин передавались секретарю-стенографисту, а затем уже письменно – суду присяжных.

Однако многие присяжные заседатели почему-то склонились к мнению, что исчадие ада – это Стэнфорд Уайт и он заслужил смерть, потому что разбил жизнь многим молоденьким девушкам. Присяжные пришли к выводу, что Тоу поступил правильно: как и подобает добропорядочному американцу, страдающему неврозом, он всего лишь отомстил развратному архитектору за поруганную честь своей жены.

Из-за разногласий суд присяжных так и не смог прийти к единодушному решению: семь человек настаивали на осуждении Тоу, а пять считали его невиновным. Поэтому на процессе, состоявшемся 11 апреля 1907 года, присяжные так и не смогли вынести никакого вердикта. Решением вышестоящего начальства суд был отложен, а дело Хэрри Тоу отправлено на доследование.

Второй судебный процесс над убийцей архитектора состоялся только через десять месяцев: 1 февраля 1908 года. Новый состав присяжных заседателей признал Тоу невиновным по причине невменяемости. Именно такого вердикта и добивался Дэлмас. Он сдержал обещание, данное миссис Тоу, спасти ее сыночка от казни на электрическом стуле.

Сразу после суда Хэрри был препровожден в специализированную психиатрическую клинику для уголовных преступников, где он должен был оставаться до конца своей жизни. Но ни сам убийца, ни его заботли вая мамочка не могли допустить мысли, что Тоу будет находиться там. Деятельная миссис Тоу стала заниматься подготовкой побега своего чада.

Целых пять лет женщина искала нужных людей, которые за щедрое вознаграждение согласились бы способствовать побегу ее сыночка. В начале 1913 года такие люди наконец были найдены и, более того, устроены на работу в клинику, где пребывал Хэрри Тоу. И вот 17 августа 1913 года по предварительной договоренности санитары (подкупленные миссис Тоу) оставили двери камеры Хэрри незапертыми. На рассвете Хэрри спокойно вышел из своей камеры, а затем и из ворот тюрьмы, которые тоже оказались открытыми. Беглец сел в поджидавшую его машину, на которой отправился в Канаду. Там, в одном маленьком тихом городке, миссис Тоу сняла для него шикарную квартиру.

Отсутствие Хэрри было обнаружено только к семи часам вечера. Четырнадцатичасовое молчание санитаров миссис Тоу оплатила отдельно, чтобы до объявления тревоги ее сынок успел покинуть пределы США. Прав да, вскоре американские власти все же узнали, что беглец скрывается в Канаде, и стали требовать выдачи опасного преступника. В конце концов они добились желаемого, но препроводить Хэрри обратно в тюремную лечебницу помешали миллионы его матушки. Заплатив кому следует, миссис Тоу добилась того, что ее сын был помещен в комфортабельную камеру тюрьмы в Конкорде (штат Нью-Гемпшир). Пищу беглому арестанту готовили по заказу, а сам он был окружен заботой и вниманием со стороны всего тюремного персонала. По желанию Хэрри к нему в камеру надзиратели приводили дорогих проституток, которые за отдельную плату позволяли ему бить их плеткой. Таким образом, в этой тюрьме Тоу жилось очень даже неплохо. Но ему хотелось большего – свободы.

Через некоторое время миссис Тоу вновь организовала побег своему любимому чаду. На этот раз была подкуплена одна из проституток, которая, навестив Хэрри, передала ему предварительно изготовленные ключи от камеры и записку от матери, где миссис Тоу излагала сы ну план побега. Глубокой ночью беглец открыл заветную дверь, неслышно ступая, прошел по тюремному коридору, спустился на первый этаж (его камера располагалась на третьем этаже здания), где, как следовало из записки, в укромном месте лежала предназначенная для него форма охранника. Хэрри переоделся и, здороваясь как старый знакомый со всеми охранниками, беспрепятственно покинул пределы тюрьмы. Уже на следствии охранники утверждали, что не узнали проходящего мимо них Тоу. Они были убеждены, что этот человек – их коллега, возвращающийся с дежурства.

Но этот побег Хэрри был не таким удачным, как первый. Всего лишь неделю преступник наслаждался свободой. Вскоре он снова был арестован и помещен в тюрьму, где за ним установили особый контроль. Миссис Тоу по распоряжению тюремного начальника было отказано в свиданиях с сыном.

16 июля 1915 года состоялся третий суд над убийцей, который вынес вердикт о его невиновности, а также объявил, что Тоу больше не является невменяемым и до лжен быть освобожден. Сразу после объявления решения присяжных заседателей Хэрри вышел на свободу и тут же принялся за старое. Через год ему было предъявлено обвинение в избиении и изнасиловании 19-летнего Фредерика Гампа. Тоу снова попал под суд и был признан невменяемым. Мать Хэрри настояла на повторном судебном процессе, во время которого с преступника были сняты все обвинения. По неофициальным сведениям, миссис Тоу заплатила около 600 тысяч долларов семье Гампа, чтобы молодой человек забрал свое заявление из суда.

После судебного процесса Хэрри Кендал Тоу вернулся к своему привычному образу жизни, продолжая безумствовать и тратить миллионы родителей. Умер он в феврале 1947 года в возрасте 76 лет от сердечного приступа.

Фантазер Смитти.

Чарльз Шмид, больше известный как «малыш Смитти», очень переживал по поводу своего маленького роста. Чтобы хоть как-то компенсировать не дававший ему покоя физический недостаток, парень стал усил енно заниматься спортом. Большую часть свободного времени Смитти проводил в гимнастическом зале и, надо сказать, добился неплохих результатов: еще будучи студентом, Шмид выиграл чемпионат по спортивной гимнастике штата Аризона.

Стоит заметить, что среди сверстников Смитти чувствовал себя неуютно, видимо, из-за маленького роста у парня возник комплекс неполноценности. Он избегал своих ровесников, предпочитая общаться с подростками, в компании которых вел себя очень уверенно и, несомненно, был лидером. Подростки часами могли слушать своего кумира, который рассказывал им всевозможные фантастические истории, якобы произошедшие с ним. Разумеется, в своих рассказах Смитти выставлял себя настоящим героем.

Весной 1964 года фантазии «малыша Смитти» обернулись жестокой реальностью. В то время Смитти дружил с 18-летней Мэри Рэй Френч, работавшей в поликлинике вместе с его матерью. Большую часть заработанных денег молоденькая медсестра тратила на своего любовника, покупая ему одежд у и спиртное. Свидания молодых людей были довольно странными: Смитти часто приходил домой к Мэри вместе со своими друзьями-подростками, и девушка совершенно не возражала против оргий, часто подключая к ним и свою близкую подругу.

Вечером 30 мая 1964 года Смитти пришел к Мэри вместе со своим другом Джоном Сондерсом. На этот раз фантазер Смитти придумал для себя и друга новое развлечение. Парни привязали Мэри к кровати и стали бить ее шнуром от телефона. Вдоволь насладившись криками и мольбами своей жертвы, друзья завели разговор о том, что «неплохо было бы кого-нибудь убить». Мэри пришла в ужас, решив, что убить они хотят именно ее. Но, когда Смитти предложил Сондерсу задушить медсестру, тот отказался, мотивировав свой отказ тем, что она, мол, еще им пригодится, поскольку с удовольствием присоединяется к оргиям и с энтузиазмом выполняет все прихоти любовников. Смитти согласился с товарищем и развязал перепуганную Мэри.

На следующий день друзья опять пришли к девушке и, в новь заведя разговор об убийстве, предложили ей выбрать из числа подруг подходящую «кандидатуру». Мэри тут же вспомнила о своей приятельнице, 15-летней Элин Роу. Ее родители работали допоздна, и девушка могла спокойно уйти вечером из дома. Мэри Френч позвонила Элин и уговорила ту встретиться с ней и ее друзьями.

Друзья-заговорщики привезли Элин Роу в пустынное место за городом, Мэри осталась в машине, а Шмид и Сондерс вытащили жертву из машины, изнасиловали, а потом убили. Затем троица общими усилиями выкопала могилу для Элин.

Утром следующего дня родители Элин Роу заявили в полицию об исчезновении своей дочери. Полицейские стали допрашивать всех, кто был знаком с Элин. Когда очередь дошла до Шмида, тот заявил, что в тот день должен был встретиться с девушкой, но, когда заехал в назначенное время за ней на машине, ее не оказалось дома.

Поиски пропавшей Элин так и не принесли результатов, потому что у полиции не было ни одного свидетеля, который видел бы девушку в тот вечер. Шмид, Сондерс и Мэри торжествовали. Совершив убийство, они остались безнаказанными. Это обстоятельство сильно заводило Смитти: ему опять хотелось ощутить то удовольствие, которое он испытал, убивая несчастную Элин…

Вскоре Смитти расстался с Мэри Френч и начал встречаться с 17-летней Гретхен Фриц. По-видимому, Смитти был влюблен в свою новую пассию, потому что, узнав, что у той недавно была связь с парнем из Калифорнии, пришел в ярость. В тот же день он заявил одному из своих друзей, что убьет изменницу Гретхен.

16 августа 1965 года Смитти пригласил Гретхен в открытый кинотеатр для автомобилистов. Девушка пришла на свидание вместе со своей младшей сестрой – 13-летней Уэнди. После сеанса Шмид пригласил девушек покататься на машине и, заехав в безлюдное место, убил их обеих. Трупы своих жертв Смитти оставил прямо на месте преступления. Через несколько дней маньяк рассказал своему приятелю Ричарду Брансу, что убил сестер Уэнди. Бранс вызвался помочь Смитти унич тожить следы преступления. Приятели в тот же день отправились на место убийства и закопали уже начавшиеся разлагаться трупы.

А в это время друзья семьи Фриц, разочаровавшись в помощи полиции, наняли несколько человек из мафиозной группировки для расследования исчезновения сестер. Встретившись со Смитти, они поверили его рассказу о том, что якобы девушки убежали в Сан-Диего. На вопрос сыщиков, откуда ему это известно, Смитти сказал, что Гретхен неоднократно делилась с ним своими мыслями по поводу отъезда.

Интересно, что убийца вызвался даже помочь семье Фриц в поисках пропавших девушек. Он по собственной инициативе поехал в Сан-Диего, где под видом сотрудника ФБР несколько месяцев расспрашивал местных жителей, не видели ли они двух приезжих девушек. Тем временем полиция вплотную занялась расследованием исчезновения сестер. Детективы подозревали Шмида, но прямых улик против него не было.

Пожалуй, он так и остался бы безнаказанным, если бы в один прекрасный день у него не сдали нервы. Однажды он устроил настоящий погром в своем маленьком коттедже, а затем, выбежав на улицу, стал кричать, что Бог его скоро накажет, потому что он ничего не может поделать со своей жаждой крови. «Я хочу кого-нибудь убить», – кричал Смитти, стоя посреди оживленной улицы. Прохожие в страхе разбегались, а безумец продолжал исступленно кричать… Свидетелем всего происходящего был Бранс, который страшно испугался, что Смитти может себя выдать, и отвел своего разбушевавшегося приятеля домой.

Через некоторое время Брансу пришла в голову мысль, что Смитти очень опасен, потому что его желание убивать намного сильнее здравого смысла. Кроме того, Бранс боялся за свою жизнь, а также за жизнь своей подруги Кэтти Морат, которая раньше встречалась со Шмидом. Парень позвонил в полицию и рассказал обо всем, что знал в отношении деяний Смитти.

И вот 11 ноября 1965 года Шмида арестовали за убийство Элин Роу и сестер Фриц. В тот же день были арестованы Джон Сондерс и Мэр и Френч как соучастники убийства Роу. Сондерс, а также Мэри Френч дали показания против Шмида, который был признан виновным и приговорен к смертной казни. Но приговор не был приведен в исполнение, потому что в 1971 году Верховный суд Соединенных Штатов отменил смертную казнь. Смитти был отправлен в тюрьму, где должен был пребывать до конца своих дней. Та же участь постигла и Сондерса, а Мэри Френч была заключена в тюрьму на пять лет.

В 1971 году Шмид был отправлен в тюрьму штата Аризона, откуда сбежал уже через год. Несколько месяцев Смитти вместе со своим сокамерником Реймондом Хаджинсом, осужденным за три убийства, разрабатывал план побега. Можно и не сомневаться, что планы двух убийц были кровавыми. Смитти и Реймонд договорились напасть на охранников во время прогулки и, взяв кого-нибудь из них в заложники, бежать.

11 ноября 1972 года заговорщики напали на одного из охранников и, забрав у него оружие, открыли стрельбу. Остальные конвоиры вынуждены были отпустить прес тупников с территории тюрьмы. Смитти и Реймонд направились вместе со своим заложником к близлежащей трассе, где, остановив проезжающий автомобиль, заставили водителя выйти из машины. Проехав несколько километров, преступники отпустили заложника и свернули на дорогу, ведущую к небольшому ранчо.

Прибыв на ранчо, убийцы направились в дом, где проживал владелец ранчо со своей семьей – женой и двумя детьми. Угрожая хозяину пистолетом, Смитти и Реймонд забрали из дома деньги, некоторые ценные вещи, а также ключи от автомобиля. Затем преступники разделили награбленное и попрощались, решив, что дальше им лучше скрываться порознь. В момент прощания и дружеских объятий они услышали звук сирены. Каким-то образом полиция вычислила их местопребывание. Не растерявшись, беглецы вернулись в дом и приказали хозяину ранчо вместе с женой и детьми выйти с ними во двор. В это время полицейские подъехали к ранчо. Увидев, что один из преступников держит под дулом пистолета ковбоя, а другой приставил нож к горлу маленькой девочки, полицейские были вынуждены позволить беглецам беспрепятственно покинуть окрестности ранчо.

Смитти и Реймонд, взяв в заложники детей, сели в разные машины и уехали, предварительно сообщив полицейским, что если те не прекратят преследование, то они вынуждены будут убить детей. Полицейским ничего не оставалось делать, как отпустить беглецов восвояси. Добравшись до трассы, преступники отпустили заложников, а сами поехали в разные стороны, договорившись связаться друг с другом, когда все утрясется.

Но через несколько дней оба беглеца были задержаны полицией и препровождены обратно в тюрьму, где за ними был усилен контроль. В настоящее время оба преступника (если они, конечно, еще живы) находятся в заключении.

Аферистка, воровка, нимфоманка.

Шейндля-Сура Лейбова Соломониак-Блювштейн, больше известная по имени Сонька Золотая Ручка, была одной из самых знаменитых авантюристок и воровок XX века. Она ро дилась в 1846 году в семье мелкого ростовщика из Варшавского уезда. Когда она умерла – неизвестно, но на воле ей удалось прожить сравнительно немного, около 40 лет, хотя еще при жизни она стала живой легендой. Не обладая особой красотой, она имела какую-то необыкновенную привлекательность: правильные черты лица, хорошая фигура. Прекрасными были ее глаза, которые словно завораживали людей. К тому же Сонька в совершенстве владела искусством перевоплощения: она с легкостью могла превратиться из монахини в светскую даму, из горничной в госпожу, даже из женщины в мужчину. Учитывая внешность этой удивительной женщины и ее способности, становится понятно почему ей удавалось осуществлять свои самые невероятные затеи.

Еще девчонкой Софья воровала, набираясь опыта в мелком воровстве. Со временем же сделались гениальной аферисткой, добычей которой становились не только крупные суммы денег, но и драгоценные камни, наряды и украшения, к которым Сонька испытывала особую слабость.

В о сновном она промышляла в гостиницах и ювелирных магазинах не только России, но даже некоторых европейских столиц. Она останавливалась в самых респектабельных гостиницах Москвы и Петербурга, Одессы, Варшавы и жила по чужим паспортам.

Разработанный Сонькой метод гостиничных краж назывался «гутен морген». Он заключался в том, что она проникала в номера ранним утром и под самым носом у спящих хозяев складывала в свою сумку все ценности и имеющуюся наличность. А если же кто-то все-таки просыпался, Сонька и тут не терялась. На глазах у изумленного владельца она начинала раздеваться, даже не оборачиваясь в его сторону, как будто и не подозревала, что это чужой номер. В ней, женщине, разодетой в пух и прах и увешанной драгоценностями, трудно было заподозрить воровку. Поэтому, крайне смутившись и извинившись тысячу раз, она благополучно исчезала за дверью, и человек больше не видел ни ее, ни своих вещей.

Несмотря на то что Сонька постоянно кого-то обкрадывала, а значит, совершал а дурные поступки, не чужды ей были и такие черты характера, как доброта и сострадание. Однажды Сонька попала в номер молодого человека, взглянув на которого, она поразилась его сходству с Вольфом, своим любовником. Однако у юноши было слишком бледное и чересчур изнуренное лицо (вероятно, от пережитых душевных страданий или мучений), в отличие от Вольфа, который предпочитал не утруждать себя какими-либо переживаниями. Это так затронуло Сонькину душу, что ей захотелось узнать и понять, в чем причина таких страданий юноши. Оглядевшись, она увидела на столе револьвер и стопку писем, среди которых нашла письмо к матери. Прочитав его, воровка узнала, что, совершив кражу казенных денег, юноша оказался разоблачен и решил застрелиться во избежание позора. На Соньку это произвело такое впечатление, что она положила на стол 500 рублей и тихонько удалилась.

Это не единственный Сонькин поступок, свидетельствующий о ее отнюдь не эгоистичной натуре. Она хорошо понимала бедняков. Украв как-то 5 тысяч рублей у вдовы мелкого чиновника, к тому же матери двух дочерей (как и сама Сонька), а потом прочитав в газете, кто оказался ее жертвой и что это – единственное, что у женщины осталось после смерти мужа, Золотая Ручка пожалела несчастную. Она послала назад все украденные деньги вместе с запиской, в которой говорилось: «Милостивая государыня! Сожалею очень, что причинила вам такое горе, причиной которого страсть моя к деньгам необузданная. Высылаю их вам обратно, а впредь советую прятать поглубже. Поклон сироткам вашим, еще раз прошу прощения».

Не только по гостиницам промышляла Сонька. Местами ее работы были также ювелирные магазины. Вот уж где Золотая Ручка проявляла настоящий талант и мастерство воровки. При помощи своих людей, которые отвлекали внимание продавца, она незаметно и ловко воровала драгоценные камни, пряча их под длинные ногти, настоящие драгоценности засовывала в цветочные горшки и подменяла фальшивыми, а на следующий день приходила снова и преспокойнен ько их оттуда вытаскивала.

Фантазия Соньки не знала границ. Когда однажды полиция, обнаружив одно из ее убежищ (ее одесскую квартиру), обыскивала его, то нашла там платье, которое служило Соньке специально для краж в магазине. В карманах и складках этого платья можно было свободно спрятать что угодно, даже небольшой рулон дорогой ткани.

Золотая Ручка работала и в поездах, где ее жертвами становились богатые пассажиры первых классов: банкиры, иностранцы, генералы. Изображая из себя маркизу, графиню или просто богатую даму (благо внешность позволяла), Сонька делала вид, что они произвели на нее сильное впечатление, таким образом располагая их к себе. Когда попутчики засыпали, аристократка начинала действовать. Но чаще всего они не хотели спать, возбужденные от такого внимания к ним, тогда в дело пускались снотворные средства: одурманивающие духи, вино, в которое подмешан опиум, табак или хлороформ.

Не забывала Золотая Ручка и об отдыхе, совмещая приятное с полезны м. Под видом знатной особы она жила в Крыму, Пятигорске и за границей – в Мариенбаде. Впрочем, ее легко можно было принять за богатую даму. Шикарно и со вкусом одетая Сонька никогда не отказывала себе в такой слабости, как прикупить очередную французскую шляпку или меховую накидку, что стоило недешево. Все средства, достававшиеся ей так легко, она и тратила также легко, никогда не скупясь на дорогие наряды. А на случай появления слишком любознательных личностей она всегда имела при себе несколько визитных карточек и романтических историй.

Сонька сначала работала одна, потом она создала свою шайку, в которую вошли ее бывшие мужья (в том числе торговец Розенбад, от которого она имела дочь), родственники, а также вор в законе Березин и шведско-норвежский подданный Мартин Якобсон. Своей предводительнице безоговорочно подчинялись абсолютно все члены банды, доверяя ее многолетнему опыту и искусству опытной воровки.

Подобное сотрудничество было выгодно для всех: ее сообщники п олучали щедрое вознаграждение за свою помощь, а ей самой было легче работать. Когда-то Сонька сбежала от своего первого мужа, прихватив 500 рублей, а в дальнейшем он получил от нее намного больше.

В шайке состоял также Вольф Бромберг по прозвищу Владимир Кочубчик, двадцатилетний шулер и налетчик. Вольф заполучил необъяснимую власть над Сонькой и с легкостью мог подчинять ее себе, манипулировать ею так, как ему было выгодно.

Поддавшись на его уговоры, Сонька могла расстаться с большими суммами денег, совершать некоторые кражи, подвергая себя неоправданному риску, словно переставала понимать, что и для нее существует опасность, ведь ее разыскивала полиция многих городов Западной Европы и России. Под его влиянием у нее испортился характер, появилась алчность, Сонька стала нервной. Она не брезговала даже карманными кражами.

На первый взгляд было непонятно, что в этом мужчине нашла такая женщина, как Золотая Ручка. Вольфа нельзя было назвать красавцем, но он относилс я к разряду тех мужчин, которые, не обладая привлекательной внешностью, но зная ее тайную силу, с первой встречи могут раз и навсегда подчинить себе женщину. Пользуясь непреодолимым влечением к нему Соньки, ее доверием и не ценя эти чувства, однажды он нагло подставил ее, потому что не испытывал особых угрызений совести от подобных поступков.

30 сентября – в день Сонькиных именин – Вольф украсил шейку своей любовницы бархоткой с голубым алмазом, который взял под залог. В качестве залога ювелиру была оставлена подложная закладная на часть несуществующего дома, и тот уплатил четыре тысячи рублей разницы наличными. На следующий день под предлогом того, что его возлюбленной украшение не понравилось, он вернул его обратно. А через полчаса ювелиром было обнаружено, что это не настоящий алмаз, а искусная подделка.

К тому же стало известно, что дома, служившего залогом, не существует. Когда ювелир, обведенный вокруг пальца и лишившийся подлинного алмаза, ворвался к Вольфу, тот бесстыдно все свалил на Соньку. По его словам, именно она совершила подлог закладной, а также подмену настоящей драгоценности фальшивкой. Естественно, теперь Золотой Ручке грозил суд.

Он состоялся 10–19 декабря 1880 года. На процессе гениальной авантюристке пришлось использовать весь свой талант актрисы, чтобы ей поверили. Она вела себя так, словно ее, честную женщину, обвиняют в преступлениях, к которым она не может иметь абсолютно никакого отношения. Глядя на нее, трудно было усомниться в ее словах. Впрочем, это ей не помогло – слишком много нашлось людей, готовых дать показания против Соньки.

Итак, известная аферистка и воровка Сонька Золотая Ручка была лишена всего имущества и сослана в Сибирь. Целых пять лет она провела в глухой деревеньке Лужки Иркутской области, а в 1885 году благодаря своей находчивости и сообразительности ей посчастливилось вырваться оттуда. Много трудностей пришлось встретить ей на своем пути: ее чуть не поймали еще в самом начале, потом она с киталась по окрестным деревенькам, чуть не погибла в лесу. Но, оставшись целой и невредимой, Сонька даже смогла добраться до ближайшего крупного города, откуда она надеялась отправиться дальше. Казалось бы, можно радоваться свободе, но через пять месяцев ее поймали. В виде наказания ей назначили 40 ударов плетью и 3 года каторжных работ.

Несгибаемая Сонька вынесла и это. Не теряя самообладания, она искала все новые и новые способы побега. Несмотря на все перенесенные невзгоды и удары судьбы, она все еще была хороша собой, что и решила использовать за неимением ничего другого. Поддавшись ее обаянию, тюремный надзиратель выпустил ее на волю. Но спустя четыре месяца последовал новый арест. Теперь ее сослали в места еще более отдаленные – на Сахалин.

Золотая Ручка, не мыслившая своей жизни без мужчин, еще на этапе сошлась с матерым преступником Блохой. Каждый раз по прибытии на место она виделась с ним, платя надзирателю за каждую встречу. Но, несмотря на их кратковременнос ть, Сонька и Блоха сумели придумать и разработать план побега. Если бы они следовали тому плану, что был предложен Блохой, скорее всего, оказались бы на свободе, но Сонька предпочла настоять на своем, рискованном и театрализованном, хотя план Блохи таил в себе меньше опасностей и был значительно легче. Знаменитая авантюристка всегда испытывала страсть к ярким, показным поступкам. Естественно, такому плану грозил провал. Сначала поймали Блоху, а затем и Соньку. Но оказалось, что последняя ждет ребенка, и благодаря этому она избежала дополнительных мер наказания, чего не скажешь о ее сообщнике. Блохе досталось 40 ударов плетью и кандалы на руки и ноги.

Впрочем, ребенку от Блохи не суждено было появиться на свет – слишком тяжелыми были условия содержания. А Сонька Золотая ручка все равно не охладела к идее сбежать из неволи, а также к привычке проворачивать махинации. Но, отвернувшись от нее первый раз, удача ей так больше и не сопутствовала. Во время житья на Сахалине она частень ко обвинялась в мошенничестве и однажды привлекалась по делу об убийстве поселенца-лавочника как организатор преступления.

А в 1891 году неугомонная Сонька опять пыталась сбежать. Однако у нее снова ничего не вышло – она вновь была поймана, и никаких послаблений в наказании ожидать ей не пришлось. Ее отдали в руки палачу Комлеву, славившемуся своей жестокостью. Под одобрительные крики и гул других заключенных он нанес ей 15 ударов плетью по обнаженному телу.

Но Сонька и здесь проявила недюжинную силу духа. Ни разу не вскрикнула и не проронила ни слезинки, стойко выдержав все 15 ударов. Так же молча доползла до своей камеры и без сил с валилась на нары. После этого случая два года и восемь месяцев она была закована в кандалы. К тому же ее держали в одиночной камере крохотного размера.

Посмотреть на известную преступницу приезжало очень много людей, в том числе писатели, журналисты и даже иностранцы. Но Золотая Ручка не очень-то любила рассказывать о себе, и приезжие пытались хотя бы сфотографироваться со знаменитостью на память.

По окончании срока Сонька обязана была остаться на Сахалине как вольная поселенка. Поначалу ее дела шли довольно хорошо. Она даже содержала кафе-шантан, в котором устраивала танцы и занималась торговлей спиртными напитками из-под полы. На то время ее сожителем был Николай Богданов, жестокий рецидивист. Жизнь с ним, по сравнению с каторгой, была гораздо хуже. Больная и измученная Сонька, не в силах больше выносить его зверств, предприняла попытку побега, на этот раз уже последнюю. Она не смогла уйти далеко, и вскоре была найдена конвойными. А через несколько дней гениальная ава нтюристка и воровка Сонька Золотая Ручка умерла.

Уникальные побеги.

Некоторые заключенные, стремясь вырваться на свободу, проявляют потрясающую смелость и изобретательность, которая восхищает даже сотрудников милиции. Так, 14 апреля 1999 года все столичное ГУВД пребывало в полном недоумении от выходки одного из арестантов, который умудрился сбежать с Петровки, 38. Преступник, разыскиваемый в Китае за хищение 4 миллионов юаней, скрывался от правосудия в Москве, где был выслежен и задержан столичными блюстителями порядка. Сразу после ареста китайца доставили на Петровку, 38 и оставили на несколько минут в коридоре закованного наручниками. Через пару минут конвоир вышел из кабинета следователя, чтобы препроводить туда задержанного. Но каково же было его удивление, когда китайца на месте не оказалось!

До сих пор никто не может ответить на вопрос, каким образом удалось сбежать китайцу и пройти незамеченным через все посты охраны. Следов атели разводили руками и говорили, что преступник как будто испарился.

Пожалуй, одним из уникальнейших можно назвать побег, совершенный в Москве в ночь на 7 июня 1999 года, когда арестованный уроженец Украины умудрился бежать, будучи фактически прикованным к инвалидному креслу.

Этот человек, совершивший разбойное нападение в Белоруссии, находился в международном розыске. Будучи в бегах и скитаясь по необъятным просторам России, преступник попал в аварию, после которой у него оказался поврежденным позвоночник и частично отнялась нога. Беспокоясь о своем здоровье, бандит-калека приехал лечиться в столицу, где и был задержан сотрудниками уголовного розыска. Поскольку держать почти парализованного человека в изоляторе было негуманно, его поместили в травматологическое отделение 67-й городской больницы. Калека мог передвигаться только в инвалидном кресле или на костылях. На ночь его обязательно приковывали наручниками к койке.

6 июня в 23 часа медсестра сделала пациенту инъекцию снотворного, и он, по ее словам, крепко уснул. Но каково же было удивление медсестры, когда она зашла в палату в час ночи: парализованного на койке не оказалось! Наручники были отстегнуты, инвалидное кресло стояло в коридоре…

Парализованный уголовник скрылся из больницы на костылях, выпрыгнув из окна палаты, которая, кстати, располагалась на втором этаже здания. Стоит заметить, что осуществить такой побег проблематично даже для здорового человека, а уж для больного, и подавно. Под окнами палаты, откуда совершил прыжок парень на костылях, сыщики обнаружили пятна крови – видимо, преступник поранился при падении. И медперсонал, и бывалые сыщики разводили руками: непонятно, каким образом парализованному и получившему ушибы во время прыжка калеке удалось уйти с территории больницы.

Оказывается, сердечники после инсульта и инфаркта тоже проявляют незаурядные способности и, несмотря на свое состояние здоров ья, бегают и прыгают, подобно тренированным легкоатлетам. Сравнительно недавно (15 апреля 2001 года) подвиг парализованного уголовника повторил 32-летний уроженец Дагестана Александр Луговой. В феврале 2001 года Александру был вынесен приговор – восемь лет лишения свободы. Неожиданно Луговой после заседания суда пожаловался на плохое самочувствие. Через несколько минут он потерял сознание и был отправлен в тюремное отделение больницы подмосковного города Электросталь с диагнозом инсульт.

Два месяца состояние Александра было весьма плачевным, и поэтому никто не ожидал, что в один прекрасный день больной сбежит, выпрыгнув со второго этажа через окно туалета. По-видимому, инсульт никак не сказался на физическом состоянии уголовника, точно так же, как не сказался обширный инфаркт на состоянии здоровья Зураба Габуния.

В июле 2001 года уроженец Грузии Зураб Габуния, задержанный в Москве за кражу, был доставлен в отделе ние милиции. Вскоре вор пожаловался дежурному на сильную боль в области сердца. Вызванные в отделение врачи «скорой помощи» поставили Габуния диагноз – обширный инфаркт. Больной был сразу же госпитализирован в городскую клиническую больницу № 20, в так называемый тюремный блок. Состояние Габуния было очень тяжелым, и его поместили в реанимацию.

18 июля примерно в три часа ночи медсестра, вошедшая в палату проверить состояние больного, обнаружила, что кровать, на которой лежал подключенный к медицинской аппаратуре Габуния, пуста. Поиски его в больнице и на ближайших улицах не дали никаких результатов. По свидетельству лечащего врача, состояние больного на момент побега было весьма нестабильным. Хотя острый инфаркт перешел в стадию подострого, вставать Габуния еще не разрешали. И переводить его из реанимации в общую палату собирались только через несколько дней.

Милиции удалось задержать беглеца на следующий день. Теперь к его обвинению в краже добавилось еще одно – совер шение побега.

Оригинальный и дерзкий побег произошел в 1999 году в одной из колоний Нижегородской области. Пятеро заключенных, находящихся, видимо, под впечатлением от кинофильма «Джентльмены удачи», решили повторить подвиг его героев. Они выбрались с производственной территории зоны в цистерне с шампунем. Но побег оказался неудачным: уже через пару часов бдительные надзиратели, обнаружив отсутствие компании уголовников, быстро вычислили их местонахождение.

А вот побег из тюрьмы Лос-Анджелеса 30-летнего Кевина Джерома, который произошел 6 июля 1999 года, иначе как комичным не назовешь. Преступник, признанный виновным в попытке убийства, вышел из тюрьмы, используя фотокарточку знаменитого Эдди Мерфи.

Причем камеры слежения зафиксировали побег заключенного: департамент шерифа Лос-Анджелеса получил видеозапись того, как Пуллим вышел из соседнего с тюр ьмой здания в яркой пестрой рубашке и светлых брюках. Сразу после побега следствие установило, что у беглеца было при себе удостоверение личности с фотографией, позаимствованной из рекламного ролика к фильму «Доктор Дулитл-2», в главной роли которого снялся актер Эдди Мерфи. С этой карточкой преступнику удалось пройти через охрану под видом служащего тюрьмы и преодолеть автоматическую защиту.

Кажется невероятным, но среди заключенных есть и такие, кто бежит ради того, чтобы просто выпить пива. Так, узник одной из чилийских тюрем, осужденный за убийство, осуществил побег, чтобы насладиться своим любимым напитком в близлежащем баре. Выпив изрядное количество кружек пенистого напитка, сбежавший заключенный вернулся в тюрьму.

Подходя к тюремному зданию, он приветливо помахал рукой охранникам, а потом направился прямо в свою камеру, где сразу же заснул, будучи сильно пьяным. Кстати, к моменту возвращения беглеца в тюремные стены охрана уже начала операцию по его поиску.

Ни для кого не секрет, что Бразилия занимает первое место в мире по побегам из тюрем. Кроме того, бразильские заключенные иногда совершают просто фантастические побеги, намного опережая иностранцев по изобретательности. И, правда, кому еще, кроме отчаянных бразильцев, придет в голову покинуть стены тюрьмы на вертолете?

Так, в январе 2002 года несколько заключенных бежали на борту вертолета из тюрьмы в бразильском городе Сан-Паулу. Этот побег является самым дерзким и уникальным из всех побегов, совершенных в Бразилии за последние несколько лет. Вертолет, приземлившийся прямо во дворе тюрьмы, подобрал четырех заключенных и сразу же поднялся в воздух. По свидетельству очевидцев, события разворачивались стремительно. Сразу же после беспрецедентного побега вслед за беглецами в небо поднялись четыре полицейских вертолета, но задержать сбежавших им не удалось.

Кстати, вертолеты используются для побега из тюрем не пе рвый раз. В 1985 году известный наркоделец Карлос дос Рейш Энкина совершил отчаянный побег на вертолете из тщательно охраняемой тюрьмы, расположенной на острове в акватории Рио-де-Жанейро. Через два года его «подвиг» повторил другой заключенный, покинувший одну из бразильских тюрем на… полицейском вертолете. Но далеко преступнику улететь не удалось: захваченный им вертолет был сбит охранниками.

А вот для 28-летнего сексуального маньяка Стивена Уитсетта, который отбывал срок в тюрьме штата Флорида, побег на вертолете оказался очень удачным. Причем воздушный транспорт для преступника был подан среди бела. Вертолет приземлился на тюремном дворе во время прогулки заключенных. Стивену потребовалось меньше минуты, чтобы прыгнуть в машину, которая сразу взмыла в воздух. Надо сказать, что охранники от такой наглости не могли прийти в себя десять минут, а когда по прошествии этого времени они подняли тревогу, маньяк и его дружки были уже далеко.

Кстати, в России заключенные проя вляют неменьшую изобретательность и тоже бегут, но не на вертолетах, а на летательных аппаратах собственного изготовления. Так, с начала 1960-х годов по лагерям ходила легенда о том, как некий «народный умелец», работая на лесоповале, из двух бензопил «Дружба» смастерил миниатюрный вертолет и улетел на нем из зоны. Но, как выяснилось, это только легенда. На самом же деле побег на собственноручно изготовленном летательном аппарате так и не был осуществлен. Замысел «великого изобретателя» сорвали охранники, которые обнаружили пропеллер и металлический каркас в механических мастерских, где трудился заключенный-конструктор. В ходе следствия было установлено, что механизм, изготовленный заключенным, не предназначался для больших перелетов. Осужденный собирался преодолеть на своем летательном аппарате только ограждения зоны, намереваясь дальше продвигаться пешком.

Пожалуй, один из самых уникальных побегов в России был совершен в 1950-х годах. Во время строительства Московского универ ситета один из заключенных, бывший летчик-фронтовик, работал на самом последнем этаже здания. Как-то он принес на свой объект большой лист фанеры и, сделав в нем прорези, в которые сунул ноги, вылетел на «планере» в окно. Подхваченный потоками воздуха заключенный на куске фанеры пролетел над головами обалдевших от такого зрелища строителей и охранников и, паря высоко над домами, скрылся из виду. Только через четыре дня лист фанеры был найден милицией в 30 километрах от места старта. Разумеется, «отважного пилота» рядом не было.

Через 30 лет подобную попытку предпринял бывший работник авиационного КБ, отбывавший срок в уральской колонии. Он изготовил из фанеры небольшой планер, способный выдержать вес человека. Стартовать конструктор собирался с трубы кочегарки, на вершину которой можно было забраться по лестнице из железных скоб. Причем узник продумал все до мелочей: он собирался доставить свой летательный аппарат к месту старта в разобранном виде. Детали его были изготовлены т ак, что больше напоминали какие-то обрезки, чем части планера, а конструкция позволяла произвести сборку в считаные минуты.

В ночь, когда конструктор запланировал побег, он незаметно вышел из барака, пробрался к кочегарке, собрал планер, закрепил его на спине и полез на трубу. Все шло прекрасно, пока беглеца не догнал один из заключенных-кочегаров, который, как оказалось, все это время наблюдал за его действиями. Кочегар потребовал взять его с собой. Причем никакие доводы конструктора, что, мол, планер не выдержит двух человек и рухнет на землю, не убедили кочегара. Он упорно стоял на своем и даже пригрозил инженеру: «Полетишь один – сразу же доложу начальству». Конструктору ничего не оставалось делать, как взять шантажиста с собой.

Надо сказать, что инженер опасался не напрасно: под тяжестью веса планер рухнул на колючую проволоку. Беглецы остались живы, отделавшись ушибами и царапинами, но сроки их пребывания в зоне заметно увеличились.

Необыкновенную смекалку и расчетливость проявил бывший мастер спорта по прыжкам с шестом, приговоренный советским правосудием в начале 1980-х годов к десяти годам тюремного заключения. Видимо, такое положение вещей за ключенного совершенно не устраивало, и он решил освободиться досрочно, совершив побег. Причем спортсмен решил убить сразу двух зайцев: установить рекорд и убежать с зоны. Найдя подходящий материал для шеста, он договорился с женой, что в условленный день и час она его будет ждать за ограждением зоны.

В запланированную для побега ночь бывший чемпион, держа шест наперевес, добежал до забора и взлетел над ним. Рекордный для зоны прыжок оказался очень удачным: приземлившись за ограждением, беглец сел в машину и уехал вместе со своей женой. С тех пор изобретательного рекордсмена никто не видел.

Некого Андрея Иванова тоже тяготила зона, и он решил убежать с помощью выстрела из огромной рогатки. Причем зарядом для этой рогатки д олжен был послужить он сам. Изобретательный заключенный нарезал широкие полосы из старых автомобильных камер, склеил их, одни концы привязал к сиденью, чтобы взлетать с комфортом, другие намертво прикрепил к столбам. Заключенные, посвященные в планы дерз кого побега, зарядили рогатку Ивановым, натянули со всей силы резину, прицелились и выстрелили. Но, как оказалось, приятели беглеца сильно занизили прицел, и несчастный Иванов, вместо того чтобы птицей выпорхнуть на волю, врезался на своем комфортабельном сиденье прямо в забор.

Но оказывается, не только цистерны с шампунем, вертолеты, летательные аппараты, рогатки, планеры и прочую технику используют заключенные, стремящиеся вырваться на свободу. Так, узники известной швейцарской следственной тюрьмы Шан-Доллон совершили побег при помощи обыкновенной компьютерной мыши. Четыре изобретательных заключенных покинули строго охраняемую тюрьму отнюдь не виртуальным способом – новым технологиям они нашли более достойное применение.

Неизвестно, кому первому из четверки изобретателей пришла в голову мысль совершить побег столь уникальным способом. Но, как известно, в разработке идеи участвовали все беглецы. Ночью, привязав к шарику от компьютерной мыши нейлоновую нитку, узники из рогатки запустили его наружу между прутьями установленной на окне решетки. Перелетев через три проволочных заграждения и семиметровую стену, шарик добрался-таки до места назначения, попав в руки к приятелям беглецов, ожидавших за тюремной стеной. Соучастники переправили в камеру веревку, конец которой привязали к росшему неподалеку мощному дубу. Узники выломали окно камеры и выбрались по веревке на свободу.

По словам тюремного персонала, с наступлением темноты заключенные всегда перестукиваются между собой, поэтому в ночь побега они не обратили на шум ни малейшего внимания. «Все было как обычно», – говорили впоследствии охранники. Кстати, натянутая веревка почему-то не попала и в поле обзора видеокамеры, направленной на стены. Когда надзиратель, вошедший утром в камеру беглецов, доложил начальству об исчезновении четырех заключенных, было уже поздно: изобретатели, видимо, успели уехать далеко, и усиленные поиски полиции так и не принесли результата.

Всем известна пословица «Красота требует жертв», но довольно часто в жизни заключенных, наоборот, приходится жертвовать красотой ради желанной свободы. Так, прекрасная испанка Мария Чавес спустилась из окна на 6-метровой веревке, сплетенной из собственных волос.

Мария была приговорена в 1974 году к пожизненному заключению за двойное убийство – мужа и любовника. Прямо из зала суда преступницу отвезли в женскую тюрьму Кортес (Испания), которую называют дьявольским местом, и поместили на последний этаж четырехэтажной башни, предназначенной для особо опасных преступниц. Отсидев в камере 22 года, 42-летняя женщина потрясла всех, совершив самый уникальный и дерзкий побег за всю историю Испании.

Как выяснилось, испанка каждый год срезала свои рос кошные волосы и неутомимо связывала между собой волоски, затем плела из них веревки и прятала в матрас. Чтобы сплести веревку нужной длины, Марии Чавес потребовалось 22 года! Камера преступницы располагалась на 12-метровой высоте, поэтому решеток на окнах не было. Ведь никому и в голову не могло прийти, что узница осмелится прыгнуть с такой головокружительной высоты. Но отважная женщина, которая так долго готовилась к побегу, решилась на отчаянный шаг: она спустилась на шесть метров по веревке из волос, а затем прыгнула на землю. Кстати, полиции так и не удалось найти отважную донну Марию.

В тюрьме в городе Икике (Чили) тоже произошел уникальный побег, во время подготовки которого заключенный принес в жертву не только свою красоту, но и здоровье.

Клаудио Эспиноса отбывал наказание за мошенничество и кражу. Когда он попал в тюрьму, то его вес составлял 67 кг (при росте 165 см). В тюрьме заключенного направили работать в мастерскую по изготовлению небольших деревянных ящи ков. Как-то, обдумывая возможные пути к свободе, Клаудио неожиданно посетила мысль убежать, спрятавшись в одном из ящиков. Но для этого ему необходимо было похудеть не меньше чем на 20 кг. В тот же день арестант отказался от ужина. Он голодал несколько месяцев и наконец похудел на 27 кг. Охранники, не понимая причины физического угасания узника, неоднократно советовали ему показаться врачу. Но Клаудио отказывался.

В один прекрасный день, точно рассчитав время, когда будут увозить очередную партию ящиков, он забрался в один из них и покинул тюремные стены.

«Ищите ветра в поле»

В октябре 2001 года из исправительной колонии в поселке Заводском (Приморский край) совершили дерзкий побег два опасных преступника. Беглецы – Леонид Бабовский (1960 года рождения) и Виктор Берестовский (1966 года рождения) – были осуждены за особо опасные преступления. Сразу после побега милиция попросила всех жителей Приморского края проявлять осторожность, так как уголовники могли быть вооружены. Гражданам, сообщившим о местонахождении разыскиваемых, органы внутренних дел гарантировали конфиденциальность и денежное вознаграждение.