BzBook.ru

Дефолт, которого могло не быть

Перемены в отношениях

К лету 2003 года стали ощущаться перемены в представлениях внешнего мира о России. Маятник международного общественного мнения в очередной раз качнулся от мрачного настроения к эйфории (правда, всего через год он опять начал двигаться в обратном направлении). Перемена к лучшему началась еще летом 2001 года, но особую силу ей придали события, последовавшие за трагедией 11 сентября. Изменение в отношении к России до и после этого события было разительным. До него западная пресса клеймила Буша и остальных западных лидеров за ту якобы наивность, с которой они вели дела с Путиным. А 11 сентября все сразу и резко изменилось. Буш сообщил, что первый иностранный руководитель, который позвонил ему, был Путин и что он пообещал не повышать в ответ состояние боеготовности российских войск, несмотря на введение полной боевой готовности в вооруженных силах США, а также отменить во избежание недоразумений начинавшиеся крупные военные учения. Через две недели после трагедии Путин решительно поддержал созданную США антитеррористическую коалицию, предоставил возможность использовать коридоры в российском воздушном пространстве, объявил о готовности делиться разведданными и снял все возражения против размещения баз США в Средней Азии. Еще через несколько недель Путин сделал следующий шаг и объявил о закрытии военных баз, остававшихся еще с советских времен во Вьетнаме и на Кубе.

За этими инициативами угадывались и тревога самой России по поводу неспокойной обстановки на ее длинных южных границах, и желание добиться более теплых отношений с Западом. Другим, не менее важным фактором, было то, что испытавшие десять лет лишений вооруженные силы страны находились на пределе и потому любой конфликт на границах был крайне нежелателен.

В октябре 2001 года свой первый визит в Москву в качестве руководителя МВФ совершил Хорст Келер, а его первый заместитель Энн Крюгер посетила Россию в марте 2002 года. Оба визита отразили новый подход к сотрудничеству с Россией как с уважаемым членом МВФ и важным участником глобальной и региональной экономики, ответственность которого распространяется далеко за пределами его границ. Ежегодные консультации состоялись в декабре 2001 года. Поскольку о возможной финансовой помощи со стороны МВФ речь не шла, стороны впервые смогли сосредоточиться на некоторых аналитических вопросах и рассмотреть разнообразные сценарии политики в ряде областей. Отчет о переговорах Совет директоров рассмотрел 15 марта 2002 года [257] .

В последующий период в России, как и во всех странах, имеющих непогашенные кредиты, дважды в год осуществлялся постпрограммный мониторинг. Цель такого мониторинга состоит в том, чтобы убедиться, что проводимая в стране политика обеспечивает доходы, достаточные для погашения кредитов. Затем 31 января 2005 года Россия погасила все остававшиеся кредиты МВФ (на это было потрачено 3,3 млрд долларов из Стабилизационного фонда). Министр финансов Кудрин тогда подчеркнул, что Россия таким образом сэкономила на процентах 204 млн долларов. В 2005 году Россия также дала свое согласие на использование рубля в качестве одной из валют в целях кредитования нуждающихся стран и стала, таким образом, одним из кредиторов МВФ. А ведь всего шестью годами раньше, во времена Примакова, разговор шел о том, объявит ли Россия дефолт по своим долгам фонду.

В последующие годы МВФ постепенно утрачивал свое значение для России. Фонд несколько раз направлял в страну свои миссии и подготовил ряд высококачественных аналитических отчетов о состоянии российской экономики [258] . Небольшое представительство фонда в Москве по-прежнему существует и продолжает предоставлять технические консультации правительству. Благодаря влиянию и длительному пребыванию на своих постах министра финансов Кудрина и исполнительного директора МВФ Можина, а также, несомненно, ввиду возросших размеров экономики и темпов ее развития, Россия к началу 2008 года достигла такого статуса в фонде, который задним числом оправдал ее членство в «Восьмерке». Пример тому можно было наблюдать летом 2007 года, когда Россия по собственной инициативе выдвинула кандидатуру бывшего премьер-министра Чехии Йозефа Тошовского на пост директора-распорядителя МВФ, попытавшись сделать процесс выборов состязательным [259] . Однако после августовских событий 2008 года на Кавказе даже продолжение ее членства в «Восьмерке» подверглось сомнению.

К лету 2008 года, несмотря на сложные глобальные экономические условия, российская экономика по-прежнему растет и расширяет свою базу. В последнем обзоре World Economic Outlook МВФ прогнозирует рост ВВП на 2008 год на уровне 6,8%, а в 2009 году – 6,3% [260] . Похоже, что специалисты фонда опять чересчур осторожничают.