BzBook.ru

Чужие уроки - 2007

32-й градус в 33-м году.


На доведение финансовой революции 1913 года до логического конца ушло 20 лет. Половинчатость ситуации заключалась в том, что простой подмены государственных денег долговыми обязательствами частной компании (т. н. Federal Reserve Notes) оказалось явно недостаточно. Для получения абсолютного контроля над финансовой системой государства необходимо было изменить содержание самих денег, их внутреннее наполнение, смысл. До тех пор, пока бумажные деньги (банкноты) остаются мерой веса, а не самоценным товаром, даже контроль за эмиссией мало что меняет в распределении рычагов власти и влияния.


Читатель помнит, как колониальные сертификаты (скрипы), лишенные привязки к серебру и золоту, обеспечили колониям в XVIII веке блестящую победу над Британской империей. Не удивительно, что главной заботой Александра Гамильтона, исподволь возвращавшего мятежные территории под влияние метрополии с помощью своего First Bank of the United States, явилось восстановление золотой привязки американской валюты.


В 1792 году Конгресс законодательно закрепил доллар на уровне 24,75 грана золота, а в 1837-м повысил содержание благородного металла до 25,8 грана. На этой точке американская валюта продержалась без малого столетие - до 1933 года.


Дабы не вдаваться в тонкости теории, предлагаю читателю для облегчения восприятия материала вольную метафору: привязка денег к золоту и серебру обеспечивает приоритет экономических механизмов над политической волей субъектов истории. Освобождение от привязки к ценным металлам, эмиссия так называемых декретных денег (fiat money), дарует финансовую независимость от связующих внешних факторов, открывает дополнительное пространство для маневра, однако при этом привносит в экономику стойкий фактор волюнтаризма.


Таким образом, в рамках избранной нами метафорической модели на одном полюсе находится государственный контроль за национальной валютой, привязанной к ценным металлам, на другом - контроль частного капитала за деньгами, полностью отвязанными от Великих Уравнителей (золота и серебра). На первом полюсе - система национальных банков в том виде, в каком она сложилась в США на исходе XIX века, на втором - ФРС сегодняшнего образца.


«Закон о Федеральной системе» 1913 года передал контроль за деньгами частному капиталу, отобрав его у государства (Конгресса), однако сохранил привязку доллара к золоту. Довести дело до логического конца история доверила «Великому Колясочнику» - тридцать второму президенту Америки Франклину Делано Рузвельту.


В отличие от Вудро Вильсона «Эф-Ди-Ар» [143] был человеком не просто самостоятельным, но еще и бесконечно влиятельным. На символическом уровне меру его влияния нагляднее всего представить в виде произведенных им изменений внешнего вида долларовой купюры. Вспоминает вице-президент Генри Уоллес, соратник и близкий друг Рузвельта: «В 1934 году, будучи министром сельского хозяйства, я заметил в приемной госсекретаря Корделла Халла брошюру, изданную министерством иностранных дел, под названием «История Печати Соединенных Штатов». На 53-й странице я обнаружил цветную репродукцию обратной стороны Печати. Латинская фраза «Новый Порядок Веков» как нельзя лучше соответствовала Новому Договору Веков [144], поэтому я отнес брошюру президенту Рузвельту и предложил отчеканить монету с изображением обеих сторон Печати. Взглянув на репродукцию Печати, Рузвельт больше всего поразился «Всевидящему Глазу», масонскому символу Великого Архитектора Вселенной. Его также впечатлил тот факт, что идея учреждения Нового мирового порядка была сформулирована уже в 1776 году, причем порядок этот должен непременно учреждаться под надзором Великого Архитектора. Рузвельт, как и я, был масоном 32-го градуса. Он предложил воспроизвести Печать не на монете, а на долларовой купюре, и тут же передал распоряжение Секретарю Казначейства».


В наивной сказке о том, как два высокопоставленных масона, занимающих два самых главных кресла в Белом Доме, впервые познакомились на склоне лет с Великой Печатью Соединенных Штатов Америки и умилились присутствием на ней символики родной организации, скрывается, тем не менее, ценное зерно истины: Генри Уоллес констатировал наступление «часа Х» - момента радикального преобразования национальной валюты во благо «Нового Порядка Веков». Разумеется, под неусыпным и справедливым Оком Великого Архитектора Вселенной. Без него - никак.


Блицкриг, проведенный Рузвельтом против золотой привязки национальной валюты, поражает беспощадностью бульдожьей хватки, демонстрирующей исключительные способности руководителей уровня 32-го градуса:


· 4 марта 1933 года: «Эф-Ди-Ар» вступает в президентскую должность в самый разгар очередной финансовой паники;

· 6 марта 1933 года: под предлогом возникновения чрезвычайного положения в стране Рузвельт закрывает все американские банки на четыре дня (т. н. «банковские каникулы»);

· 9 марта 1933 года: Рузвельт созывает Конгресс, находящийся полностью под контролем Демократической партии, на специальную сессию, где молниеносно принимается т. н. «Emergency Banking Act», закон, предусматривающий немедленную реорганизацию всех финансовых заведений и ликвидацию несостоятельных банков;

· 5 апреля 1933 года: президент подписывает «Указ № 6102», запрещающий гражданам и организациям иметь золотые сбережения: «Я, Франклин Д. Рузвельт, президент Соединенных Штатов Америки, констатирую возникновение чрезвычайного положения в стране и властью, предоставленной мне законом, налагаю запрет на накопление золотых монет, золотых слитков и золотых сертификатов на континентальной территории США, производимое частными лицами, партнерствами, ассоциациями и корпорациями…» Ошарашенному населению предлагалось сдать все свои золотые сбережения до 1 мая 1933 года в обмен на бумажные долговые обязательства Федерального резерва. За отказ подчиниться либо нарушение сроков конфискации полагался штраф до 10 тысяч долларов или тюремное заключение до 10 лет. Хитрость заключалась в том, что доллар на момент принятия «Указа № 6102» обладал строго фиксированной золотой привязкой, поэтому у населения не было шансов оценить масштаб подвоха.

· 5 июня 1933 года: Президент спускает в Конгресс, и Конгресс принимает т. н. Совместную резолюцию (48 Stat. 112), констатирующую отказ Соединенных Штатов поддерживать на внутренней территории государства золотой стандарт. На практике это означало, что кредиторам по всем существующим правительственным и частным договорам запрещалось требовать компенсации в золотом эквиваленте. Никакого презренного металла, господа, одни обещания Федерального резерва!

· 31 января 1934 года: на второй день после принятия «Закона о золотом резерве» (Gold Reserve Act) президент Рузвельт снизил золотое содержание доллара с 25,8 грана (20,67 USD за тройскую унцию) до 15,715 грана (35 USD за тройскую унцию). Скромно так - на 41 процент. Как говорится: с пламенным приветом гражданам и организациям, обменявшим девятью месяцами раньше свои золотые сбережения на бумажные деньги!