BzBook.ru

Чужие уроки - 2007

Оранжевое небо.


50-е годы в биографии «Монсанто» прошли без скандалов. Компания продолжила энергичные эксперименты с ядохимикатами, которые успешно превращала в гербициды («2,4,5-Т»), расширяла рынок пластиков (полистирен, затем полиуретан) и делала первые робкие шаги на пути к мировой экспансии («Мобэй», учрежденный совместно с немецким химгигантом «Байер»).


Словно испугавшись нехарактерного затишья, «Монсанто» с лихвой отыгралась в следующем десятилетии: с именем компании связан чудовищный геноцид времен Вьетнамской войны, вошедший в историю как «Агент Оранж».


В русскоязычной Википедии этим жутким событиям посвящена всего одна бесцветная строка: «В 1960-е годы «Монсанто» была лидирующим производителем «Агента Оранж», применявшегося для дефолиации растительности во время войны во Вьетнаме. За это компании пришлось выплатить компенсации ветеранам Вьетнамской войны в 1984 году».


«Агент Оранж» из-за упрощенной технологии синтеза содержал значительную концентрацию диоксинов, вызывающих рак и генетические мутации у людей, соприкасавшихся с ними. В общей сложности около 14% территории Вьетнама было подвергнуто воздействию этого яда. С 1980 года предпринимаются попытки добиться компенсации с помощью судебных разбирательств, в том числе и с фирмами, производящими эти вещества (Dow Chemical и Monsanto). Ветераны США, Новой Зеландии, Австралии и Канады получили компенсацию в 1984 году. Вьетнамским и южнокорейским жертвам в выплатах было отказано. По данным министерства обороны США, с 1961-го по 1971 годы американцы распылили на 10% территории Южного Вьетнама 72 миллиона литров дефолианта, в том числе 44 миллиона литров, содержащих диоксин. По данным Вьетнамского общества пострадавших от диоксина, из трех миллионов вьетнамцев - жертв химиката - к настоящему времени свыше миллиона человек в возрасте до 18 лет стали инвалидами, страдающими наследственными заболеваниями.


От себя добавим показательный факт: оказывается, Дядя Сэм и «Монсанто» эффектно отразили не только злостные инсинуации вражеской стороны, но и большинство наветов соотечественников. Из 9 170 заявок на материальную компенсацию в связи с инвалидностью, вызванной адской смесью, которые поступили от ветеранов армии США, 7 709 были отклонены на том основании, что единственным документированным проявлением дефолианта служит «сыпь на лице». Попытки увязать на законодательном уровне диоксин с раковыми новообразованиями и последующими генетическими отклонениями уверенно нейтрализуются политическим лобби «Монсанто» со товарищи.


Раз уж мы заговорили о политике, то позволим себе слегка нарушить стройность хронологии и, забежав вперед, отметить: «Монсанто» - едва ли не самая влиятельная компания в республиканской администрации Белого Дома, она уступает разве что «Бекталу» и «Халибертону». Характерно, что «Монсанто» не ограничивается косвенным лоббированием, добиваясь внедрения сотрудников на ключевые посты в администрации. Вот лишь начало списка:


· юрист «Монсанто» Кларенс Томас был назначен Джорджем Бушем-старшим на пожизненную должность верховного судьи;

· Дональд Рамсфельд, до недавнего времени - министр обороны, в свое время возглавлял Searle Pharma-ceuticals, которую «Монсанто» поглотила в 1985 году;

· Анн Венеман, до недавнего времени - министр сельского хозяйства США, а ныне - исполнительный директор ЮНИСЕФ, в свое время входила в совет директоров Calgene Pharmaceuticals, подразделения «Монсанто»;

· О Линде Фишер, первом заместителе директора федерального агентства по защите окружающей среды, на правительственном сайте скромно говорится, что она «провела 17 лет на госслужбе и в частном секторе, занимаясь вопросами здравоохранения американского народа». Поскольку эвфемизм «частный сектор» не раскрывается, поспешим сообщить, что Фишер пришла во власть с должности вице-президента «Монсанто» по связям с правительством и общественностью и с 1995-го по 2000 год координировала в Вашингтоне всю лоббистскую деятельность родной компании.


В списке корпоративной агентуры числится еще добрая дюжина имен, однако и без них понятно: «Монсанто» - компания архивлиятельная, поэтому есть все основания относиться к ее инициативам не как к частному бизнесу, а как к фактору мировой политики.