BzBook.ru

Чужие уроки - 2007

Два кофра.


Чужие уроки - 2007 Братство Железноголовой Крысы. Два кофра

Между благородной карьерой эскулапа и доходным ремеслом наркоторговца в судьбе Уильяма Джардина легли два кофра, переданных руководством Ост-индской компании юному хирургу «Брансвика» в безвозмездное пользование. По хитроумной традиции, британский монополист дозволял своим сотрудникам реализовывать в личных интересах до 40 килограммов товара, который как раз и умещался в двух корабельных ящиках. Другое дело, что не все этим пользовались. Младому шотландскому доктору гешефты пришлись по душе до такой степени, что он не только реализовывал собственный товар, но и задействовал за скромную мзду пустующие кофры сослуживцев.


Следующие 15 лет жизни Уильяма Джардина прошли в кропотливом сбережении: капиталов, заработанных на товарном обмене, опыта, накопленного в общении с аборигенами, и связей, наработанных в роли представителя влиятельнейшей организации первой половины XIX века. Читатели «Чужих уроков» хорошо помнят, что после уничтожения голландского флота в 1784 году и конфискации имущества VOC Британская ост-индская компания превратилась в самую грозную торгово-милитаристскую силу Юго-Восточной Азии.


В 1817 году Уильям Джардин обоснованно решил, что настало время для конвертации связей и опыта в собственный бизнес, оставил Ост-индскую компанию и открыл агентство в Бомбее, с ходу получив заявки на коммерческое представительство множества торговых компаний, заинтересованных в азиатском бизнесе. Своеобразие момента заключалось в том, что Британская ост-индская компания законодательно являлась абсолютным монополистом, наделенным хартией Парламента на ведение торговых сношений на всех территориях империи. Прочий частный бизнес мог претендовать лишь на роль субподрядчиков и посредников, официально назначенных Ост-индской компанией. Очевидно, что добиться субподряда можно было лишь при наличии добрых и теплых связей в руководстве компании-монополиста, а Уильям Джардин обладал таковыми связями в избытке.


В 1823 году преуспевающий предприниматель совершил решающий шаг в своей жизни - перебрался из Бомбея в Кантон (Гуанчжоу), где целиком сосредоточился на «Великой китайской торговой схеме», обогатившей семейный род Джардинов на столетия вперед. Разобраться в смысле нового предпринимательского увлечения Уильяма Джардина нам поможет еще один краткий экскурс в историю - на сей раз не шотландскую, а китайскую.


С середины XVIII века Поднебесная, управляемая императорами династии Цин, подвергалась беспрецедентному коммерческому давлению со стороны Британии, всеми правдами и неправдами навязывающей ей торговые отношения. Отношения, которые Китаю были совершенно не нужны: неохватная восточная цивилизация пребывала в состоянии абсолютной самодостаточности, веками довольствуясь внутренней торговлей между своими обширными и отдаленными друг от друга провинциями. В подобных обстоятельствах открываться перед иноземными «варварами» не было ни нужды, ни желания.


Драматизм ситуации усугублялся тем, что Британия, безмерно вожделевшая китайского шелка, чая и фарфора, не могла предложить взамен ничего, кроме серебра, поскольку ни индийский хлопок, ни английское сукно китайцев не привлекали.


Интенсивный обмен китайских товаров на серебро неминуемо вел к истощению британской казны, ставя под угрозу благополучие всей банковско-финансовой системы, поэтому поиск альтернативного обмена занимал лучшие умы Туманного Альбиона. Методом проб и ошибок уникальный товар, способный заинтересовать китайцев всерьез и надолго, был найден. Таковым стал опиум, который изначально вырабатывался для медицинских целей (в качестве болеутоляющего средства), однако быстро нашел альтернативное применение, поскольку обладал удивительной способностью вводить людей в благодушно-дурашливое состояние покоя и блаженства.


На первых порах китайские власти спокойно взирали на ввоз опиума в страну, поскольку не догадывались об опасности, таящейся в безобидной вытяжке из макового сока. К тому же с медицинской субстанцией китайские врачи познакомились еще в VIII веке, когда в Поднебесную опиум завезли арабские купцы. Никому и в голову не приходило, что лекарство можно… курить! Изысканному занятию обучили китайцев просвещенные голландцы во время оккупации острова Формоза (Тайвань). Новомодное увлечение очень быстро обрело формы патологической эпидемии, поэтому опиумная торговля была запрещена императорскими указами в 1796 году и повторно - в 1800-м.


Куда там! В ответ на запрет прямой торговли ушлые британцы из Ост-индской компании разработали уже упомянутую нами «Великую китайскую торговую схему», которая быстро превратилась в основной источник обогащения империи. Выглядела схема так: выращиванием мака, считавшимся абсолютной монополией Ост-индской компании, занимались бенгальские крестьяне, сдававшие урожай уполномоченным коллекторам. Опиум перерабатывали, а затем продавали частным предпринимателям, обладавшим специальным патентом (вот они - связи Уильяма Джардина!), которые подпольно доставляли товар к китайскому побережью. Здесь опиум складировали в плавучих пакгаузах и тайно реализовывали китайским контрабандистам в обмен на серебро, которое затем использовали для легальных закупок шелка, чая и фарфора.


Сегодня трудно представить, что банальная наркоцепочка, аналогичная той, что применяется в наши дни колумбийской наркомафией, ничуть не осуждалась Колыбелью мирового либерализма, более того - служила главным источником ее процветания. Предел цинизма: Британия не только развязала две войны, защищая неприкосновенность своей наркомонополии, но и наложила строжайший запрет на продажу опиума в Англии, Шотландии и Ирландии!