BzBook.ru

Чужие уроки - 2007

Преумножение печали.


Имя третьего кита, на спине которого покоится величие банка «Грамин», читателю уже известно - это доктрина экономического либерализма. Своеобразие контекста, однако, состоит в том, что концепции lasses-faire капитализма, сформулированные учеными мужами Чикагской школы, реализуются Мухаммадом Юнусом не на уровне экономических механизмов, а на уровне аксиологии. То есть системы ценностей.


Именно эту специфику подхода бенгальского профессора как раз не учли горе-журналисты Даниэль Перл и Майкл Филлипс, когда обрушили на банк «Грамин» свою громогласную филиппику [103]. Обвинения, выдвинутые в адрес банка, как то - неприемлемые параметры и допуски по срокам и суммам неликвидных задолженностей, туманная бухгалтерская отчетность, низкая рентабельность, практика «гибких займов» (flexible loans), делающая возможным вечное рефинансирование кредитов в стиле пирамид Чарльза Понци, неспособность к самостоятельному функционированию без перманентного вливания спонсорских денег, поступающих в основном через Grameen Foundation USA, - все эти обвинения могли бы иметь под собой какое-то основание, претендуй банк «Грамин» на роль коммерческого предприятия.


Так ведь он и не претендует! А если говорит нечто подобное, то явно для отвода глаз. Как призналась Мария Отеро, исполнительный директор Accion International, американской сети организаций микрофинансирования, ни один наблюдательный банковский совет в мире за миллион лет не согласился принять двухлетний стандарт «Грамина» по просроченным кредитам [104].


Все это, тем не менее, не имеет никакого значения. Потому что банк «Грамин» - организация не коммерческая, а идеологическая. Ее главное назначение - не реализовать неолиберальную модель и даже не потеснить традиционные формы социальной помощи (welfare), а утвердить совершенно иную шкалу ценностей, под которую, собственно, «Грамин» и получает субсидии от персонажей типа Джорджа Сороса. Не потому ли так безмятежно спокоен Мухаммад Юнус, отвечающий с улыбкой на любые нападки в адрес порочной (с точки зрения классических финансов) практики ведения дел в «Грамине»: «Наш банк с лихвой защищен (generously covered) от любых дефолтов по кредитам».


По той же причине банку «Грамин» совершенно не важно, прибыльна его система кредитования или нет, состоится дефолт по 10% займов или по 40%. Миссия «Грамина» - посеять в сознании бедноты «благородную» истину: «Спасение утопающих - дело рук самих утопающих, а спасательный круг существует лишь один - банковский кредит!»


Аксиология экономического неолиберализма основана на представлении о том, что даже самый последний нищий нуждается не в деньгах, а в… предпринимательстве! Почему? Потому что смысл человеческой жизни - в делании денег. Всё - и больше ничего. Не случайно в банке «Грамин» даже существует специальная программа кредитования уличных попрошаек на льготных условиях: отсутствие процентов, бесплатное страхование жизни, льготный период возврата и смехотворная сумма еженедельных выплат - 2 така (3,4 американских цента)!


Обратите внимание: на вершину шкалы ценностей поставлено именно делание денег, а не их трата либо удовлетворение материальных потребностей. Чем отличаются микрокредиты банка «Грамин» от безвозмездной помощи государства - с одной стороны, и трудоустройства по найму - с другой? Тем, что и welfare, и наемный труд никак не посягают на традиционную шкалу ценностей: деньги даются для того, чтобы их тратить на свое усмотрение. В свою очередь, банк «Грамин» ссужает деньги не для того, чтобы они тратились на текущие нужды и латание дыр в бюджете, а ради целенаправленного инвестирования в предпринимательскую деятельность. Деньги ради делания денег - хрестоматийный пантеизм экономического неолиберализма!


Полагаю, читатель не забыл, что 90-е годы в России проходили под аналогичным лозунгом: «Все - в коммерсанты!» Если ты научный сотрудник - ты дерьмо. Если ты челнок - ты человек. Под утверждение новой парадигмы выделялись губительные кредиты МВФ, саркомой расползались филиалы Соросова фонда, перекраивалась система традиционных нравственных и социальных ценностей. Можно не сомневаться, что в лихие 90-е Айн Рэнд вращалась в гробу от удовольствия со скоростью ротора.


К великому счастью (нашему) и сожалению (неолибералов), переделать нацию, чей уровень среднего школьного образования составляет 99,9%, - не удалось. Как, впрочем, не удалось переделать «Грамину» и своих бангладешцев. На какие только хитрости не идут несчастные крестьяне, лишь бы заполучить материальное вспомоществование, пусть даже и обернутое в фантик свободного частного предпринимательства! Доходит до прямого шантажа от имени «групп солидарности»: «Если вы не предоставите заем имярек, мы все дружно прекращаем еженедельные выплаты по своим кредитам»!


Нам остается ответить на последний вопрос: «В какой мере доктор Юнус руководствуется в своих начинаниях благими намерениями, а в какой - заданной повесткой дня?» Думаю - в равных. Логика одержимости любой социальной (идеологической, религиозной, экономической - значения не имеет) идеей непременно выводит ее апологета на уровень подсознательной подмены реальности. Как только эта реальность перестает соответствовать представлениям о ней дорогой сердцу теории, случается непроизвольный акт подтасовки - разумеется, из самых чистых и благих помыслов!


Когда просвещенный профессор из Вандербильского университета (штат Теннесси) Мухаммад Юнус наблюдал за страданиями голодающих соотечественников в 1974 году, можно не сомневаться, что он искренне пытался облегчить их участь. К сожалению, путь к облегчению подсказал не здравый смысл традиционной благотворительности (известной человечеству последние четыре тысячи лет), а пламенная увлеченность идеями экономического неолиберализма. Поэтому Мухаммад Юнус сделал шаг в предсказуемом направлении: распределил 27 долларов между 42 женщинами. Не просто отдал, подобно милостивому Иисусу, а «научил жить»: открывайте, девушки, собственное дело, плетите бамбуковые стульчики, выплачивайте честно и без задержки причитающиеся скромные процентики, а то, что останется, - используйте на здоровье. А лучше не используйте и уж тем более не прячьте в кубышку, а вкладывайте обратно в плетеные стульчики, расширяйте, так сказать, свою деловую империю!


Ну разве не святой человек?