BzBook.ru

Чужие уроки - 2007

Пойдем туда, не знаю куда.


Всемирная торговая организация (ВТО) занимает уникальное место в восприятии нашими соотечественниками международной политики и экономики.


Возьмем для начала сакраментальную фразу, без которой не обходится ни одно упоминание ВТО в прессе: «Россия пытается вступить в организацию с 1994 года». Иными словами, наше Отечество 13 лет бьется рыбой об лед, стремясь приобщиться к мировой цивилизации, а злые силы упорно его не пускают. Кто эти супостаты? Список любезно предоставляют СМИ: Грузия, Молдавия, Коста-Рика, США.


Мы узнаем, что Грузия поставила свою подпись под протоколом в мае 2004 года, а затем, в 2006-м, ее отозвала после возникновения новых осложнений в торговых («Боржоми») и политических (пограничные пункты в Абхазии и Южной Осетии) отношениях с Россией. Молдавия не пускала Россию в ВТО из-за запрета на поставки винодельческой продукции. В декабре 2006 года вроде как пустила, хотя, опираясь на грузинский прецедент, может в любой момент и передумать. Коста-Рику не устраивала высокая российская пошлина на сахар - дело уладили в январе 2007-го.


США требовали от России ослабления ветеринарного контроля и отмены квот на импорт мяса, а также ужесточения законов по защите интеллектуальной собственности. После мучительных и загадочных переговоров импортные квоты как будто удалось сохранить до 2009 года, ветконтроль тоже не ослаблять, а по защите копирайта - отделаться формальной перепиской нескольких статей старого закона, который все равно не действует. Тем не менее, США протокол подписали (ноябрь 2006 года) и Россию в ВТО пустили. С чего бы это?


Казалось, дела наконец улажены и можно вступать в вожделенную организацию, ан нет: в марте неожиданно всплыли претензии к России со стороны Камбоджи, причем с весьма туманными формулировками: «В прошлом Камбоджа шла навстречу России, но теперь России необходимо пойти навстречу Камбодже», - намекнул премьер-министр Хун Сен. На что намекнул - непонятно.


Следом за Камбоджей подсуетился Вьетнам, причем Минэкономразвития до сих пор не знает, какие требования предъявляет эта страна к России. Буквально на днях на горизонте неудовлетворенных замаячила со своими пожеланиями Гватемала, а уж если Украина проберется в ВТО раньше нас, можно не сомневаться: список препон на пути России в ВТО возрастет.


Что же это за организация такая волшебная, в которой уже состоит всё цивилизованное (и не очень) человечество - всё, кроме нас, изгоев с одной шестой суши? Почему в ВТО давно прописались все карлики и гиганты, а Россию не пускают 13 лет? А может - чем черт не шутит! - мы лишь притворяемся, что стремимся в ВТО, а остальные тоже делают вид, что не пускают?! Иначе как понимать шантаж, озвученный 9 апреля 2007 года торговой представительницей США Сьюзен Шваб: «Когда я спрашиваю Конгресс о поправке Джексона-Вэника [77], они задают встречный вопрос: “Готовы ли члены ВТО принять в свою организацию Россию?” Я вынуждена давать отрицательный ответ».


Какое отношение к членству России в ВТО имеют ограничения 33-летней давности на эмиграцию из СССР евреев - непонятно. Но это и не важно. Главное, желание Америки видеть Россию в этой организации столь велико, что в дело пускают даже этот позорный анахронизм. Пора ставить вопрос ребром: «Что же происходит на самом деле в отношениях между Россией и Всемирной торговой организацией? Россия ли 13 лет рвется в ВТО, или это США 13 лет пытается затащить ее в свой (упс, проговорка по Фрейду!) клуб?»


Хотелось бы еще прояснить и ряд важных для нашего будущего обстоятельств. А именно: совпадают ли открыто анонсированные ВТО цели (стимулирование экономического развития и устранение преград на пути свободных торговых отношений) с метаисторической сущностью этой организации? Сущностью, которая удивительным образом подтверждает живучесть похороненной раньше срока закономерности: чем либеральнее экономика, тем беднее становятся бедные и богаче - богатые. При этом метаисторическая сущность ВТО весьма далека и от марксистской однозначности: не случайно даже самые бедные страны из кожи вон лезут, чтобы вступить в организацию. Значит, есть и другие стимулы, которые делают членство в ВТО особо привлекательным. Но будут ли они привлекательны для России?


Чтобы получить ответы на эти вопросы, нам предстоит совершить обстоятельный экскурс в историю более чем полувековой давности.