BzBook.ru

Чужие уроки - 2007

Вторая сила.


В свободное от обслуживания огромных государственных заказов время главным приоритетом Косszаdе Ahmet Vehbi в 20-е и 30-е годы было налаживание связей с западными компаниями, обладающими высокими технологиями, о которых Турции не приходилось даже мечтать. В 1928 году - разумеется, при активном содействии правительства - Вехби Коч получил эксклюзивное право от Ford Motor Company на открытие дилерских центров по всей территории Турции. В 1931-м - подписал эксклюзивное соглашение с Mobil Oil на проведение геологоразведочных работ для нефтяного гиганта на Анатолийском полуострове.


В годы Второй мировой войны Турция выдерживала строгий нейтралитет, что позволило компаниям Вехби Коча обзавестись весьма представительным пакетом эксклюзивных лицензионных и дилерских соглашений почти со всеми крупнейшими поставщиками товаров широкого потребления из Европы и США. До конца 40-х годов Косszаdе Ahmet Vehbi оставалась торговой компанией и не озабочивалась собственным производством. Строительство в 1948 году завода электролампочек по лицензии General Electric ознаменовало начало нового - самого продуктивного - этапа в истории бизнеса Коча.


Последующие 30 лет компании «главного капиталиста Турции» воплощали в жизнь стратегическую сверхзадачу по превращению семейной империи в метафору национального производителя ВСЕГО. Косs Holding [67] подарил турецкому народу:


· первую лампочку (1948);

· первый автомобильный радиатор (1954);

· первую стиральную машину (1959);

· первый холодильник (1960);

· первую резиновую автопокрышку (1962);

· первый электрический кабель (1964);

· первый трактор (1964);

· первый легковой автомобиль (1966).


Список можно продолжать до бесконечности: продукция Вехби Коча без преувеличения - золотая страница турецкой экономики. Торговля и производство шли бойко, и, казалось, ничто не предвещало туч на корпоративном небосводе.


27 мая 1960 года генерал Джемаль Гюрсель по прозвищу «Джемаль Ага» [68] совершил военный переворот, отстранил от власти президента страны Джелала Байара и повесил премьер-министра Аднана Мендереса. И хотя через год военная администрация передала управление страной гражданскому правительству, путчи стали совершаться в Турции с регулярностью швейцарского часового механизма: второй переворот пришелся на 1971 год, третий - на 1980-й. Лишь в 1997 году люди в погонах смягчили нравы, отдав предпочтение более элегантному - постмодернистскому - подходу к решению насущных политических проблем: вместо танков генералы послали премьер-министру Неджмеддину Эрбакану меморандум, в котором выразили неудовольствие политикой правительства, а заодно предложили уйти в отставку. Что премьер-министр не преминул исполнить, памятуя о незавидной судьбе Аднана Мендереса.


Для империи Коча военные путчи непременно оборачивались экономическими неприятностями, поскольку силы, стоящие за переворотами, исповедовали совсем иную - отличную от ататюрковской - модель турецкого мироустройства. Военные то отменяли свободную продажу конвертируемой валюты, ставя под угрозу гигантские обязательства Косs Holding перед западными поставщиками товаров и оборудования, то создавали льготные условия и оказывали государственную поддержку малому и среднему бизнесу - хрестоматийная чума на голову всякого уважающего себя олигарха; то ликвидировали монополию на сношения с иностранными компаниями, позволяя заморским производителям выходить на внутренний турецкий рынок в обход официально назначенных посредников. Что прикажете ловить пластмассовому уродцу Anadol, первой турецкой легковушке, выпущенной на заводе Коча Otosan, в одном ряду со всякими «Бьюиками», «Фордами» и «Фиатами»?


К чести Косs Holding нужно заметить, что компания всегда находила выход из затруднительных положений, демонстрируя стратегическую гибкость, умение адаптироваться к резким переменам экономического климата и готовность радикально пересматривать вектор своего развития. Достаточно сказать, что сегодня империя семейного клана Коч усвоила не только капризную экономическую парадигму Турции, но и технологические веяния постиндустриальной эпохи: Косs Holding интенсивно внедряется в Интернет, открывая торговые и информационные порталы (например, центр резервирования гостиниц в реальном времени http://www.bookinturkey.com/ или деловой портал http://www.kobiline.com/), а также осваивает самые передовые коммуникационные технологии (типа VoIP и xDSL).


С прагматической точки зрения у российского читателя наибольший интерес должны вызвать не столько достижения Коча по преодолению действия вышеупомянутой «капризной экономической парадигмы», сколько осмысление самой этой парадигмы, которая, постоянно присутствуя в турецком общественном сознании, периодически вырывается на поверхность в форме военных переворотов. Условно назовем эту парадигму Второй Силой и попытаемся проследить ее истоки.


Вторая Сила, как, впрочем, и все остальное в современной Турции, восходит к деяниям великого «Отца турок» - президента Мустафы Кемаля. Первая Сила Кемаля отлилась в идеологию, которую условно можно передать формулой «госкапитализм в экономике + модернизм в общественной жизни». Справедливо полагая, что одного вектора явно недостаточно для полнокровной жизни такой большой страны как Турция, Мустафа Кемаль Ататюрк обратился в 1925 году к соратнику Казыму Карабекиру с просьбой создать некую видимость оппозиции в Великом Собрании в форме Прогрессивной республиканской партии, которая, в общем и целом разделяя здоровый националистический пафос Ататюрка, продвигала видоизмененную формулу: «либерализм в экономике + консерватизм в общественной жизни». Формула стала основой Второй Силы - идеологии, прочно закрепившейся в турецком общественном сознании на десятилетия вперед.


Очень скоро власть в Прогрессивной республиканской партии захватили исламские фундаменталисты (консерватизм общественной жизни - идеальный питательный бульон для радикальной идеологии!), так что разочарованному Ататюрку пришлось «оппозицию» ликвидировать.

В 1930 году он снова попытался учредить многопартийную систему в форме Либеральной республиканской партии, управление которой было доверено Али Фетхи Окьяру. Но и эта попытка окончилась провалом: усилением религиозно-экстремальной компоненты, опасным ростом популярности Второй Силы в самых темных и оттого самых широких народных массах и неизбежным роспуском партии. До 1945 года в Турции действовала однопартийная система, однако джин уже выскочил из лампы. Бесчисленные грибы турецких партийных новообразований, расплодившихся после Второй мировой войны, неизменно черпали вдохновение в постулатах Второй Силы, косвенно свидетельствуя о том, что сложившаяся дихотомия (Первая и Вторая Силы) - совершенно органичная форма турецкой общественной жизни и политической борьбы.


Поскольку турецкие военные путчи непременно приводили к власти людей, исповедующих идеологию Второй Силы, дрейф экономики от государственно-олигархических форм капитализма в сторону либеральных ценностей оказывался неизбежным. Полагаю, теперь читателю ясно, откуда растут ноги «корпоративных неприятностей», преследующих империю Коча с 60-х годов до нашего времени.