BzBook.ru

Черная риторика: Власть и магия слова

Использование самоиронии: «…Доля правды в этом все-таки есть!»

Отрывок из диалога претендента на должность и работодателя наглядно демонстрирует неуместность самоиронии:


— Ну, и как же вас зовут?!

— Мое имя…

— Да расстегните же пиджак, расслабьтесь!

— О'кей, да, итак, меня зовут Михаэль…

— А мы ведь с вами вместе ехали в лифте, вы еще удивились, что он идет наверх…

— Ну, я…

— Вообще-то, для лифта это совершенно нормально, он всегда идет либо вверх, либо вниз.

— Э-э… Вы спрашивали, как меня зовут?!

— Ну да, конечно, и вы никак не соберетесь мне этого сказать!

— Итак, меня зовут Михаэль…

— Это вы уже говорили…

— …Да, я имею высшее образование по специальности «промышленная информатика» и сейчас работаю в фирме «Мейер» в городе У. До этого работал в фирме «Мюллер» в городе Х, к сожалению, она больше не существует. А еще раньше в фирме «Никсдорф», ну, ее судьба тоже всем известна!

— Сейчас вы, конечно, скажете, что это не вы их угробили. Или?!

— По всей вероятности, не я, но все может быть (смеется); естественно, э-э… бросается в глаза, что все фирмы, в которых я раньше работал, прекратили свое существование. Но я бы не стал категорически утверждать, что здесь не обошлось без моего участия (опять смеется).

— Ну, конечно, при чем тут вы? Я бы на вашем месте тоже не стал ни в чем признаваться.

— Э-э… гм…

— Итак, вы признаетесь?!

— Нет, я всегда имел возможность убедить своих работодателей в том, что являюсь чрезвычайно ценным работником. По крайней мере, так было до сих пор… ведь как-то мне все-таки удавалось получать новую работу.

— Ну, ясно, главное — на всякий случай не подпускать вас к оперативному руководству. Развалить такую фирму, как «Никсдорф», — это не каждому под силу…

— Да, 30 000 сотрудников — фьють! — и в один день ничего не осталось.

— Как же вам это удалось?

— Секрет!

— И кто вам платит за это, конкуренты?

— Большую часть своих доходов я получаю от работодателя.

— …и, разумеется, небольшую премию от конкурента?!

— Э-э… гм…

— Кто же главный конкурент вашего настоящего работодателя?!

— Фирма ABC… Но мы все еще первые на мировом рынке!

— Все еще…

— Да, но за производство я не отвечаю, я специалист по электронной обработке данных, работаю, так сказать, во втором эшелоне.

— Отлично, значит, как бы успешно ни был налажен сбыт, пока вы контролируете электронную обработку данных, предприятие фактически стоит на месте.

— Да, но я работаю в этой фирме уже пять лет, и она все еще на плаву…

— а сколько же вы работали в «Никсдорфе»?

— Семь лет!

— А в следующей фирме?

— Шесть лет!

— Итак, сначала вы втираетесь в доверие, а потом: бац!

— Ну да?! (смеется).


Самоирония распознается мгновенно, одна легкомысленно отпущенная реплика — и коммуникативная петля затянута. При этом участники разговора — или в нашем случае вы сами, те, кто читает этот наш специально придуманный диалог, — прекрасно знают, что самоирония не содержит ни крупинки (?) правды. Между тем самоироничные высказывания весьма неудобны для восприятия реципиентом: он слышит определенное послание, понимает его — правильно, точно и аналитически, — ясно и четко воспринимает сказанное, но при этом должен думать обратное, а потом еще и отложить это в памяти. Настоящее безумие!


Совет

Самоирония — это мыслительный шпагат, сделать который собеседнику может быть не под силу, — даже в том случае, если он поймет, что все это несерьезно.


Следующий пример, на этот раз совсем короткий:

А: «Вы дурак!»

В: «Ах, если бы вы знали меня лучше, вам было бы ясно, что я не дурак, а первая скрипка!»[9]

А теперь рассмотрим сказанное с точки зрения слушателя. Он слышит один раз «дурак» и один раз «первая скрипка» и должен немедленно различить и понять иронию и самоиронию, а затем сохранить в памяти обратное. Маленький вопрос: какое слово является антонимом к слову «дурак»? — Ну как, понятно?!


Совет

В ответственных ситуациях никогда не отвечайте самоиронией на вопросы или упреки, обращенные к вам лично, к вашей фирме или сфере вашей деятельности. Такое послание потребовало бы от собеседника растянуться в мыслительном шпагате, и потом некоторое сомнение остается всегда.

Отвечая на вопросы или упреки, используйте ясные формулировки и позитивные высказывания, постоянно контролируйте собеседника и его реплики.

Ирония — это троянский конь словесной акробатики, самоирония — минное поле для того, кто ее использует.


Отсюда обратный пример

«Итак, это вы развалили фирму?» «Нет, напротив, моя работа всегда приносила компании только пользу!»


Запомните

Никогда не повторяйте упрек, прозвучавший в ваш адрес, потому что повторение закрепляет сказанное в сознании собеседника. Вместо того чтобы повторить упрек, сразу же ответьте на него позитивным для вас утверждением, ни в коем случае не используйте отрицание с последующим повторением слов упрека («Я не виноват»).

Самоиронией мы называем стилистическую фигуру, предлагающую реципиенту трансформировать смысл услышанного с точностью до наоборот.

Удачный пример находим в романе Стена Надольни «Er oder Ich» (с.39), где стареющий консультант Оле Ройтер иронизирует с собственным Я в вагоне поезда, идущего через всю Германию: «В принципе, я сделался продавцом, — усмехнулся Оле Ройтер. — Сегодня я продаю импульс, подстегивающий деятельность фирм, партий и всевозможных организаций. Впрочем, я получаю деньги и в том случае, если он не срабатывает».