BzBook.ru

Антикризисная книга Коммерсантъ'а

Владислав ДорофеевВалерия Башкирова Антикризисная книга Коммерсантъ'а

От издателей

Эта книга – хроника развертывания кризиса в российской экономике с сентября по ноябрь 2008 года.

В ней две части, в каждой из которых по пять глав. В первой части («Расклад») речь идет собственно о кризисе, о том, как он начинался на фондовых рынках, как втянул в себя банки, подорвал доверие экономических субъектов друг к другу, привел к кризису ликвидности и, наконец, затронул реальный сектор экономики. Во второй части («Всюду жизнь») рассказывается о том, как государство, бизнес и простые люди борются с кризисом и учатся выживать в новых условиях.

Для удобства чтения книга снабжена указателем.

Для удобства восприятия в этой книге есть несколько уровней постижения темы.

Первый – прочтите название и купите книгу в подарок, хорошая новогодняя шутка.

Второй – это первый уровень, плюс прочитанное на одном дыхании предисловие, содержание и послесловие. Может быть наконец-то поймете, что шутки кончились.

Третий и последний уровень – это два предыдущие, плюс выборочное чтение глав. Зачем? Чтобы запомнить осень и начало зимы 2008 года – как начало новой эпохи, в которой кому-то придется жить, а кому-то умереть. Потому что эта книга для тех, кто намерен знать, то есть жить, то есть для тех, у кого еще осталось чувство юмора.

Впрочем, есть еще один уровень постижения темы кризиса – но это для тех, кто вообще не придет в книжный магазин. Оставим их наедине друг с другом.

Предисловие

Я понял, почему женщины должны работать в правительстве. Женщины умеют не врать в тяжелые времена. Я снимаю шляпу перед женщиной по имени Эльвира Набиуллина, которая, будучи в ранге министра экономики и торговли Российской Федерации, сказала наконец во всеуслышанье то, о чем все знали, но почему прежде не говорили.

Есть две основные причины российского кризиса – перегретые нефтяные цены и дешевые зарубежные кредиты. Точка. Абзац.

Многомесячные разговоры о нашей самобытности, независимости и особом пути, не связанном с мировым экономическим кризисом, – это, оказывается, пустой звук, демагогия, а в лучшем случае пропаганда.

Вся наша эффективная экономика, все наше благосостояние и победы в последние годы связаны именно с западной экономикой, то есть с вовлеченностью нас в них.

Поэтому, разумеется, с того момента, когда на западе был объявлен, точнее, зафиксирован кризис, именно с того момента начало курочить российскую экономику. То есть с августа 2007 года, с ипотечного кризиса в США.

И все последовавшие затем на протяжении года гипнотические наговоры со стороны банковских и правительственных кругов о нашем финансовом целомудрии по причине неразвитости ипотеки и ничтожности объемов кредитов по модели subprime ничего не стоили.

Потому что никто не хотел или не мог докопаться до глубинной причины. А она состояла в том, что мир начал переход к новой эпохе, наступление которой протекает болезненно, и ломка задевает практически все сферы жизни.

Американский ипотечный кризис был лишь началом, камешком, который уже покатился вниз.

Хватит образов. Западное общество много лет жило не по средствам. Потребительский мир так и был устроен.

Ты – то, что имеешь! Впервые этот лозунг оформился, когда западный мир вышел наконец из Второй мировой войны.

Ты можешь иметь все и сейчас. Возьми деньги в кредит и пользуйся, заработаешь – отдашь.

То есть мир жил взаймы у самого себя. Мыльный пузырь раздувался более полувека. Теперь лопнул. Ценности, которыми обладали люди на протяжении всех этих десятилетий, по стоимости были больше плодов их труда на каждый конкретный момент времени. Они имели больше, чем зарабатывали, жили в долг. Огромная театральная декорация закрыла весь мир. И что удивительно: как выясняется, часть этой декорации имеет очень знакомое название – Россия, огромная страна, протянувшаяся от Калининграда до Владивостока.

Впервые в Штаты я попал в 1990 году. Помню, главная мысль, преследовавшая меня на протяжении полутора месяцев, которые я там провел в качестве стажера на американском телевидении, была: «Когда-нибудь же кончится этот вселенский бред?»

Вот, кончился. И что теперь делать? Радоваться? Хорошо ли, что у миллионов сограждан не будет альтернативы рублю, в который, как выясняется, никто не верит, кроме нашего президента, нашего премьера и меня. Впрочем, в моем случае отчасти это вынужденно, поскольку у меня нет никаких накоплений. Я все проедаю и проживаю по причине наличия многодетной семьи.

А сограждане в Новосибирске или даже Москве записываются в очередь за долларами.

А по мне – лучше бы уж не было никакой альтернативы рублю, потому что русское (не в смысле состава крови) нытье утомило.

Наша книга – это наша борьба и с этим нытьем, и с враньем, и с глупостью, и со стереотипами.

В чем же ее миссия? Правда, и ничего, кроме правды.

Мы собрали в книгу осенние статьи, опубликованные в наиболее авторитетных на рынке деловой информации изданиях: газете «Коммерсантъ» и журналах «Деньги», «Власть», «Секрет фирмы».

Потому как перелом в общественном мнении и реальной экономике произошел именно в эти три месяца, с сентября по ноябрь, то есть осень 2008 года – это переломный момент, начало перехода к новой эпохе в мире и России, возможный лозунг которой – жить по средствам.

Книга наша не прогностическая. Это книга журналистская. Мы не пророки, не политики, не трибуны. Наша задача дать максимально сбалансированную картину мира. Не хочется заслонять сам процесс своими умозаключениями.

Поэтому мы даем читателю возможность самостоятельно пощупать ткань кризиса, почувствовать его не только через авторитетные мнения, которые в книге тоже представлены, но через факты, собранные профессиональными журналистами, работа которых состоит в том, чтобы собирать факты и максимально непредвзято излагать их человечеству. Потому что журналисты – рабы факта, а не наоборот, как принято считать. Это я говорю как страстный репортер, отработавший в этой профессии более четверти века.

Причем, обратите внимание: разрозненность и эклектичность фактуры – это видимость. С сентября по декабрь выстраивается впечатляюще ясная драматургия падения общественного, и, соответственно, экономического тонуса.

Наблюдать за тем, как, оказывается, зыбко устройство нашего государства, как близки мы от края, интересно и страшновато. В начале сентября элита забрызгивала страну слюнями самодовольства, а уже через полтора месяца владельцы нефтяных гигантов, банков, инвестиционных, страховых, строительных корпораций выстроились к правительству в очередь с протянутой рукой – за подачкой на рефинансирование долгов, латание кредитных дыр, словом, на жизнь.

Потому как выяснилось, что российская экономика «дулась» по той же самой схеме, по тем же самым законам, что и мировая экономика.

Делать глупости и ошибки – это нормально. Но не надо врать, что это были не-глупости и не-ошибки. По крайней мере себе. Тогда это будет сильная человеческая позиция.

Скажем себе прямо: в России хреново. И это будет правда, а успокоительные наговоры президента о том, что кризис нас минует стороной, что мы вполне самодостаточны (это, конечно, часть его работы, в конце концов, мы затем и выбирали президента, чтобы он поддерживал настроение нации, успокаивал истерию и останавливал панику) – мягко говоря, не вся правда. Потому что мировой кризис нас не миновал, и мы не самодостаточны.

Впрочем, начало положено. Правительство устами женщины по имени Эльвира Набиуллина, министра экономики и торговли Российской Федерации, сказало правду.

Кстати, я думаю, что Эльвира Набиуллина отработала по полной свой мандат министра. Теперь невозможно себе представить, что какой-нибудь министр-мужчина после ее высказывания позволит себе делать вид, что в России все хорошо. Но! У нас все плохо, но не хуже, чем во всем мире. С такой правды и начинается исправление ситуации.

Плохо уже всем. Кризис в издательском доме «Коммерсантъ» начался, когда в коридоре к кабинету службы персонала выстроилась очередь скорби – увольняемые сотрудники.

Ужасное настроение не покидает меня вот уже который день: среди увольняемых журналисты, с которыми я работал годами. Отвратительное ощущение беспомощности.

Что можно сделать? В России газеты и журналы живут исключительно за счет рекламы, средства, выручаемые от тиража, продажи наших изданий, совершенно недостаточны. Поэтому мы в еще большей мере зависимы от мирового кризиса, нежели, например, производители бордюрного камня, или самолетов, или, в конце концов, издатели книг. Рекламный рынок за осень сильно сузился, выручка упала. Согласно прогнозам, дна мы достигнем к сентябрю 2009 года, как раз к моменту финансовой перезагрузки, когда начинается отсчет нового финансового года.

Впрочем, надо отметить, что на сентябрь «запланированы» по меньшей мере еще два замечательных события – Рош Ха-Шана (еврейский новый год, точнее, день суда) и начало нового Индикта (начало православного церковного года, православное новолетие). И эти события происходят примерно в одно и то же время на протяжении тысячелетий (первое, понятное дело, раза в два древнее), несмотря на катастрофы, войны, кризисы, несуразность и абсурд нашей жизни. И благодаря этим и другим подобным событиям, базовым для человечества и нашей страны, мы живем и будем жить.

А вы читайте, делайте правильные выводы. Наша книга это позволяет сделать в полной мере, потому что наши сведения честны и нелицеприятны. Мы за это отвечаем своей профессией. Это наш долг, наша миссия – давать вам правду, без ограничений и в любом формате, в том числе и книжном.

Владислав Дорофеев

Хроника мирового кризиса

Июнь—август 2007года. США пережили пик так называемого «subprime» кризиса, вызванного массовым невозвратом ипотечных долгов заемщиками с низким кредитным рейтингом. Из-за снижения котировок ипотечных компаний в мировой экономике возник кризис ликвидности, который ФРС США и ЕЦБ смогли одолеть снижением ставок и крупными кредитами на рефинансирование.

В сентябре Банк Англии был вынужден выдать свыше 20 млрд. долларов госпомощи одному из крупнейших ипотечных банков Northern Rock, испытывавшему затруднения с ликвидностью. Деньги банку не помогли, и 17 февраля 2008 года он был национализирован.

21 января 2008 года на мировых фондовых рынках случился обвал, вызванный отказом Конгресса США принять план президента Джорджа Буша по помощи экономике.

11 июля мировая цена нефти марки WTI достигла рекордных за всю историю $147, 27 за баррель, после чего начала снижаться.

1 сентября ряд крупных российских банков повысили ставки по ипотечным кредитам, объяснив свои действия неблагоприятной рыночной конъюнктурой.

2 сентября премьер-министр Владимир Путин заявил, что Россия не будет стремиться в 2008 году увеличить приток капитала в экономику, поскольку это «создает дополнительные проблемы» с инфляцией и объемом денежной массы. ЦБ сообщил, что ужесточит требования к оценке качества банковских кредитов.

5 сентября на российском фондовом рынке произошел обвал котировок на 5–7 %, вызванный аналогичной ситуацией в США.

7 сентября США национализировали крупнейшие ипотечные компании Fannie Mae и Freddie Mac. ЦБ заявил, что отказывается от жесткого управления валютным курсом и позволит рынку ослаблять рубль.

9 сентября стоимость нефти опустилась ниже 100 долларов за баррель, что привело к эффекту «ножниц Кудрина»: рассчитываемая раз в квартал средняя цена нефти для уплаты налогов оказалась значительно выше рыночной. Российские биржи рухнули на 7,5–9,1 %.

10 сентября акции инвестбанка Lehman Brothers упали почти на 45 %. Одна из старейших российских управляющих компаний UFG Asset Management продала Deutsche Bank 40 % своих акций за $65 млн.

11 сентября глава ЦБ Сергей Игнатьев заявил, что на рынке ощущается «некоторый недостаток» ликвидности, однако паниковать не следует: «Все спокойно, все нормально». Сумма средств, предоставленных в этот день ЦБ на однодневных аукционах репо, составила 300 млрд руб. Дмитрий Медведев заявил, что считает сложившуюся ситуацию на фондовом рынке временным явлением.

12 сентября падение фондовых индексов приостановилось. ММВБ по итогам торгов прибавил 6,03 %, РТС – 3,36 %.

13 сентября Владимир Путин в интервью французской газете Figaro заявил: «У нас кризиса с ликвидностью […] нет и, надеюсь, не будет».

15 сентябряLehman Brothers заявил о банкротстве. Второй по величине банк США Bank of America купил инвестбанк Merrill Lynch за $50 млрд. Федеральная резервная система США выделила $70 млрд на поддержку банков, что стало самым крупным финансовым вливанием со времен терактов 11 сентября. ЦБ предоставил банкам на аукционах репо 326 млрд руб. и заявил о готовности дать еще до 1 трлн руб. Минфин увеличил максимальный лимит свободных средств, размещаемых на депозитах банков с 668 млрд до 1,2 трлн руб.

16 сентября индексы РТС и ММВБ потеряли соответственно 11,47 % и 17,45 %. Акции крупнейшей в мире страховой компании AIG рухнули в цене на 50 %. Банк КИТ Финанс заявил, что не в состоянии рассчитаться с контрагентами. Эксперты заявили о начинающемся кризисе доверия в банковской системе. Цена на нефть опустилась ниже уровня, исходя из которого был рассчитан бюджет 2008 года ($92 за баррель).

17 сентября ФСФР приостановила торги на российских фондовых биржах из-за продолжающегося падения индексов. Минфин и ЦБ пообещали Сбербанку, ВТБ, Газпромбанку 1,5 трлн руб. на три месяца с условием оказания поддержки другим банкам. Первым помощь получил КИТ Финанс, которому перечислили до 8 млрд руб. Американское правительство предоставило AIG кредит в $85 млрд в обмен на 80 % акций.

18 сентября после совещания у президента Дмитрия Медведева Алексей Кудрин объявил о новом пакете по поддержке рынков стоимостью до 760 млрд руб. Еще 60 млрд руб. обещано Агентству по ипотечному жилищному кредитованию. Россия экстренно снизила экспортную пошлину на нефть и нефтепродукты до $372 за тонну. Центробанки ЕС, Великобритании, Японии, Швейцарии и Канады, ФРС США провели совместную кредитную интервенцию на $180 млрд.

19 сентября возобновились торги на российских фондовых биржах. Их индексы взлетели более чем на 22 %, что стало причиной новых приостановок торгов. Владимир Путин во время Сочинского экономического форума заявил корреспонденту «Ъ» Андрею Колесникову, что кризис закончился.

21 сентября Минфин на аукционе предложил банкам 600 млрд руб. на три месяца под минимальную ставку 8,75 % годовых. Из-за кризиса сорвалась сделка по выкупу менеджментом химического холдинга СИБУР контрольного пакета компании.

22 сентября группа АнтантаПиоглобал, понесшая убытки на вложениях в акции, продала старейшую российскую управляющую компанию Пиоглобал Эссет менеджмент экс-гендиректору инвесткомпании Атон Ивану Тырышкину. Глава минфина США Генри Полсон предложил Конгрессу план по спасению экономики, предполагающий выделение $700 млрд на выкуп государством «плохих долгов» у банков. Последние американские инвестбанки Goldman Sachs и Morgan Stanley отказались от инвестиционной деятельности в обмен на господдержку. Группа ОНЭКСИМ Михаила Прохорова объявила о покупке 50 % минус одна акция инвестбанка Ренессанс Капитал за $500 млн. Эксперты отмечали, что кризис снизил сумму сделки в 4 раза.

23 сентябряВнешэкономбанк спас от банкротства Связь-банк, купив 98 % его акций за 19 млрд руб. Минфин разместил на депозитах 22 банков бюджетные средства в размере 330,7 млрд руб.

24 сентября ФБР начало расследование деятельности крупнейших американских финансовых компаний, работающих на рынке ипотеки.

25 сентября кризис начал оказывать влияние на металлургию. Первой о пересмотре инвестпроектов объявила Highland Gold, ведущая добычу золота в России.

26 сентября президент группы ММВБ Александр Потемкин отправлен в отставку.

28 сентября замглавы аппарата правительства Михаил Копейкин сообщил о резервировании 500 млрд руб. в бюджетах 2008 и 2009 годов для размещения этих денег в госбанках для возможной покупки недооцененных акций российских компаний.

29 сентября премьер Владимир Путин объявил об увеличении уставного капитала Внешэкономбанка на 75 млрд руб. и о предоставлении ему до $50 млрд на рефинансирование внешних долгов российских компаний. Российские банки повысили ставки на рублевые кредиты для нефтегазовых корпораций с 7–8 % до 11–13 % годовых. Минфин Великобритании объявил о национализации ипотечной части банка Bradford & Bingley, выкупив его долги на сумму $85,2 млрд. Конгресс США отверг «план Полсона», что вызвало обвал на мировых биржах.

2 октября президент Сбербанка Герман Греф, признав финансовый кризис, отказался от увеличения кредитного портфеля банка и обещал ужесточить условия выдачи новых кредитов. Конгресс США одобрил новую версию «плана Полсона». Франция выступила с инициативой единой антикризисной политики европейских стран.

6 октября Россия стала лидером общемирового падения фондовых индексов: ММВБ и РТС потеряли 18,66–19,10 %. Европейские индексы рухнули на 7–9 %, американские – на 5,8–7,2 %. ФРС США объявила об увеличении до $900 млрд экстренной кредитной линии для американских банков.

7 октября Россия спасла от банкротства Исландию, заявив, что в будущем предоставит ей в кредит порядка {+} 4 млрд. Дмитрий Медведев, проведя очередное экстренное совещание, заявил о выделении госбанкам долгосрочных кредитов в объеме 950 млрд руб. Главы Газпрома, ЛУКОЙЛа, Роснефти и ТНК-ВР обратились к Владимиру Путину с просьбой о финансовой поддержке. Российские металлурги и автопроизводители объявили о снижении производства. В Люксембурге состоялось антикризисное совещание министров финансов Евросоюза.

8 октября российские фондовые индексы снова показали наибольшее падение – 11,25–12,35 %. РЖД купила банк КИТ Финанс за 100 рублей. Все ведущие центробанки мира, за исключением Японии и России, приняли беспрецедентное решение об одновременном снижении процентных ставок. Госдума одобрила закон, предоставляющий налогоплательщикам право уплачивать НДС не раз в квартал, а помесячно равными частями. Это избавило компании от необходимости выплачивать государству уже в октябре крупные суммы. Банковская система Украины оказалась на пороге кризиса ликвидности: население начало массово закрывать депозиты в банках.

9 октября российские фондовые индексы прибавили 9,8—10 %. США ввели запрет на короткие позиции по бумагам финансовых компаний.

10 октября случился очередной обвал мировых индексов. Американские индексы упали на 5,5–7,6 %, за ними последовали азиатские (4—10 %) и европейские (7–9 %). Российские биржи были закрыты решением ФСФР. Госдума приняла пакет законопроектов, составляющих план правительства по преодолению финансового кризиса. ВТБ и Сбербанк получили от правительства рекомендацию выделить средства на кредитование продуктовых ритейлеров. Международное рейтинговое агентство Standard & Poor's понизило прогноз рейтинга до «негативного» 13 российским банкам и финансовым организациям.

11 октября российское правительство пообещало выделить нефтяникам $9 млрд. Нацбанк Украины запретил досрочное изъятие денег с банковских депозитов.

13 октября ФРС США, ЕЦБ, Банк Англии, Нацбанк Швейцарии и Банк Японии объявили о снятии любых ограничений на предоставление национальным банкам ликвидности в долларах.

14 октября российские индексы выросли на 9,9– 13,3 %. Многие российские банки, пытаясь уменьшить отток денег, стали вводить большие комиссии за досрочное закрытие депозитов, а банк Глобэкс вовсе отказался отдавать вклады досрочно.

15 октября цена на нефть Urals упала ниже $70 за баррель – уровня, исходя из которого российский бюджет на 2009 год был рассчитан как бездефицитный. Инфляция достигла 11 % – уровня прогноза ЦБ на весь текущий год. Энергокомпании обратились к курирующему отрасль вице-премьеру Игорю Сечину с просьбой о госфинансировании на сумму $50 млрд. Производители минеральных удобрений сообщили о снижении спроса на их продукцию. Близкий к банкротству Собинбанк куплен государственным Газэнергопромбанком.

16 октября Дмитрий Медведев собрал очередное совещание для выработки новых мер по борьбе с финансовым кризисом, на котором пообещал поддерживать малый бизнес и ВПК. ЕЦБ принял решение о предоставлении банковской системе практически неограниченной ликвидности в евро.

17 октября появились слухи о предстоящей девальвации рубля Банком России, что вызвало в последующие два дня рост спроса на наличные доллары и курса рубля в обменных пунктах до уровня выше 27 руб./$(при курсе ЦБ 26,25 руб./$). Алексей Кудрин выступил в Госдуме с речью, в которой отметил, что «наступает жесткая рецессия».

20 октября Дмитрий Медведев создал антикризисный штаб – совет при президенте по развитию финансового рынка. Состоялся первый аукцион, на котором ЦБ предложил 120 банкам беззалоговые кредиты на общую сумму до 700 млрд руб.

21 октября некоторые российские банки начали повышать проценты по уже выданным ипотечным кредитам.

22 октябряГазпром заявил о наличии у компании проблем с привлечением средств и рефинансированием долгов. Один из крупнейших производителей водки в стране холдинг Веда признал, что финансовый кризис вынудил его остановить производство на двух заводах и сократить часть сотрудников.

23 октябряStandard & Poor's изменило суверенный рейтинг России со стабильного на негативный. Российские продюсеры сообщили о приостановке 25–30 % запущенных в производство кинофильмов. Банк Ренессанс Кредит официально заявил о полной остановке кредитной деятельности.

24 октября случился очередной обвал: индексы ММВБ и РТС потеряли 14 %. Индийский и корейский индексы потеряли более 10 %. Японский Nikkei упал на 9,6 %. На внеочередной сессии ОПЕК страны-члены картеля приняли решение о сокращении добычи нефти на 1,5 млн баррелей в сутки, однако цены на нефть продолжили падение. Бывший глава ФРС Алан Гринспен, выступая на слушаниях в Конгрессе США, признал, что «частично» виноват в кризисе.

26 октября представители металлургической отрасли попросили у государства дешевых кредитов и «сдерживания роста» тарифов естественных монополий.

27 октября первый вице-премьер Игорь Шувалов официально заявил о возможности выкупа структурами государства долей в капиталах компаний, пострадавших в ходе кризиса. Торги на российских фондовых биржах не проводились, что не помешало ликвидным распискам на акции российских компаний потерять в цене на LSE до 20 %. Крупнейшие российские ресторанные компании начали сокращать персонал. В частности, ресторанный холдинг Арпиком сообщил об увольнении 30 % офисных сотрудников.

28 октября агентство Standard & Poor's поставило под сомнение платежеспособность Московской области, снизив до преддефолтного рейтинг по заимствованиям трех областных компаний – Московской областной инвестиционной трастовой компании, Ипотечной корпорации Московской области и Мострансавто.

29 октября ФРС США снизила ключевую ставку с 1,5 % до 1 %, что вызвало рост мировых индексов на 8—10 %. Российские котировки поднялись на 12–14 %. Внешэкономбанк выделил деньги первым российским компаниям, испытывающим трудности с рефинансированием кредитов иностранных банков. В их число вошли Русал, ритейлер X5, Вымпелком и РЖД.

30 октября российские фондовые индексы выросли на 17,8—19,5 %.

31 октября Владимир Путин объявил о возможном сокращении расходов бюджета и госмонополий для борьбы с кризисом.

1 ноября вступили в силу документы ЦБ, регламентирующие процесс санации российского банковского сектора. В них предусматривалось ужесточение контроля за банками в условиях кризиса и либерализация оценки потенциальных покупателей проблемных активов.

6 ноября Банк Англии снизил ставку сразу на 1,5 процентного пункта, до 3 %, европейский ЦБ – на 0,5 процентного пункта, до 3,25 %. Несмотря на это фондовые индексы рухнули: европейские индикаторы по итогам дня потеряли до 7 %, российские – 6,3–9,6 %.

7 ноября опубликован официальный план действий правительства по оздоровлению экономики.

8 ноября Латвия приняла решение о национализации Parex banka – крупнейшего частного банка страны.

10 ноября глава Банка России Сергей Игнатьев дал понять, что согласен с перспективами постепенной девальвации российского рубля. Госсовет КНР объявил о собственном плане поддержки экономики на период до 2010 года стоимостью около $585 млрд, который тут же вызвал рост на мировых рынках. Правительство США пообещало страховщику AIG более $150 млрд госпомощи.

11 ноября мировые цены на нефть опустились ниже $60 за баррель. Агентство по ипотечному жилищному кредитованию сообщило, что готово выделить дополнительно более 600 млрд руб. на поддержку ипотечного кредитования.

12 ноября министр финансов США Генри Полсон объявил о том, что средства из $700-миллиардного антикризисного фонда не будут использоваться для выкупа проблемных активов американских компаний, но пойдут на стимулирование потребительского кредитования.

13 ноября Банк России инициировал расследование мошеннических операций вокруг выдачи кредитных средств на поддержку банковской системы. ВТБ первым из госбанков принял антикризисный план по сокращению издержек.

15 ноября в Вашингтоне прошел внеочередной саммит G20, посвященный финансовому кризису.

16 ноября российские банки начали менять систему оценки потенциальных заемщиков, усложняя получение кредита работникам строительного, металлургического и финансового сектора.

18 ноября Генпрокуратура РФ начала бороться с «разжиганием финансового кризиса» различными СМИ.

19 ноября российские нефтяники попросили правительство приостановить либерализацию рынка электроэнергии, чтобы избежать роста цен на электричество. Служба госбезопасности Латвии задержала экономиста Дмитрия Смирнова, обвинив его в «умышленной дестабилизации финансовой системы»: господин Смирнов написал статью с призывом не хранить сбережения в латвийских латах и местных банках.

20 ноября Владимир Путин на съезде «Единой России» рассказал о понижении ставки налога на прибыль с 2009 года с 24 до 20 %, что сэкономит предприятиям около 400 млрд руб. Газпром потребовал от Украины срочно заплатить $2,4 млрд долга, в противном случае угрожая поднять цены на газ более чем в 2 раза. Немецкий Daimler отказался от покупки 42 % акций КамАЗа за $2 млрд.

21 ноября бизнесмен Шалва Чигиринский отложил на неопределенный срок строительство башни «Россия» в деловом центре «Москва-Сити» стоимостью $1,5 млрд. Росстрахнадзор заявил, что около 30 страховщиков ОСАГО испытывают проблемы с выплатами. Акции крупнейшей в мире финансовой корпорации Citigroup упали на 20 %.

24 ноября правительство США предложил Citigroup в обмен на 7,8 % акций помощь в размере $20 млрд и госгарантии на $306 млрд. Российские индексы выросли на 7—17 %. Национальная алкогольная ассоциация попросила правительство отложить на год индексацию ставок акцизов на 10 % «в связи с тяжелым финансовым положением отрасли». Целлюлозно-бумажные комбинаты сократили производство, некоторые, например Сегежский ЦБК, временно остановили конвейеры.

25 ноября ФРС США заявила, что выделит $800 млрд на стимулирование ипотеки и розничного кредитования путем выкупа ипотечных ценных бумаг и долгов.

26 ноября ЦБ опубликовал отчетность банков за октябрь, из которой следовало, что у каждого третьего банка случились убытки. В целом по банковской системе потери составили почти 40 млрд руб. Еврокомиссия заявила о пакете стимулирования промышленности на общую сумму {+}235 млрд.

27 ноября в Екатеринбурге началась первая в условиях кризиса масштабная забастовка иностранных рабочих. 250 строителей из Таджикистана потребовали выплаты долгов по зарплате.

28 ноября авиакомпания КД Авиа допустила дефолт, не имея возможности расплатиться по оферте своего облигационного займа.

Часть I. РАСКЛАД

Глава 1ПИКИРУЮЩИЙ РЫНОК

Крахнуло! Кризис, который тихо назревал уже больше года, материализовался обвалом на американских фондовых биржах. Оказалось, что все торгуют воздухом «знаками знаков», умноженными на ноль. Случилось страшное: пали монстры, киты, иконы американской экономики. Пытаясь спасти «американскую мечту», государство фактически прикончило ее, взяв под опеку столпы рыночной экономики. И рухнули устои. Пошли разговоры о том, что «невидимая рука рынка» потому и невидима, что ее попросту не существует. Но обрушение устоев в одной отдельно взятой стране сегодня чревато расползанием кризиса по всему миру – через банки, кредиты, цены на нефть, общую включенность в мировую экономику. В сентябре докатилось и до России.

Началось как у всех – с фондового рынка.

Падение с нефтяной вышки

За последние неполные два месяца НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЛА на 27,3 %. Началось стремительное обесценивание основного национального богатства страны. И пока оно не остановится, роста на отечественном фондовом рынке не предвидится.

Мировые цены на нефть достигли исторических максимумов 11 июля. Цена закрытия на Нью-Йоркской товарной бирже (NYMEX) в тот день составляла $143,33 за баррель марки Brent, а наиболее высокая цена сделки во время торговой сессии в этот день достигла $145,11 за баррель Brent. Не отставала и российская нефть Urals: 11 июля цена закрытия составила $139,88 за баррель; во время торгов цены взлетали до $141,66.

После этого цены на нефть на мировых рынках покатились вниз. Рынок напоминал самолет, внезапно сорвавшийся в штопор и стремительно теряющий высоту. Чуть меньше чем за два месяца котировки упали на 27,3 %. Под угрозой оказался психологически важный уровень: $100 за баррель. Мировые цены на нефть со дня на день должны были снова стать двузначными.

С середины июля началось укрепление доллара, которое поначалу было довольно плавным. Затем процесс ускорился, за август доллар вырос относительно евро еще на 7,02 %. А к 3 сентября евро стоил уже $1,4472. Таким образом, общее укрепление доллара за этот период составило 9,21 %.

Для объяснения происходящего следует напомнить, что нефть и другие сырьевые товары долгое время были защитным активом. Практически год – с середины 2007-го до июля 2008-го – игроки спасались в нефтяных и других товарных фьючерсах от кредитного кризиса. Впрочем, податься им было некуда, поскольку котировки акций на западных рынках стремительно падали, а доходность облигаций (прежде всего американских государственных Treasures) после серии снижений ставки ФРС вплотную подошла к инфляции, а иногда даже была ниже ее.

Весной 2008-го на фондовых рынках США наметились новые тенденции. Биржевые индексы по-прежнему тянул вниз кризисный финансовый сектор. Однако по отдельным бумагам, особенно в высокотехнологичном секторе, наблюдался рост. Да и в некоторых облигациях наметилась тенденция к росту котировок, то есть появились инструменты для игры на повышение, по крайней мере в краткосрочном плане.

В то же время среди игроков, включая наиболее активные хедж-фонды, крепло мнение о спекулятивной «перекупленности» рынка нефти. Аналитики оценивали спекулятивную составляющую цены в 20 %, а то и в 40 %. Все они полагали, что равновесная цена нефти – с учетом баланса спроса и предложения – гораздо ниже $145 за баррель.

После июльских максимумов многие участники рынка стали фиксировать прибыль, то есть продавать товарные контракты. А поскольку рынок акций по-прежнему не внушал оптимизма, покупать стали американские Treasures и другие активы, номинированные в долларах и оказавшиеся в тот момент более привлекательными из-за лучшей, чем в Европе, макроэкономической статистики. Этот процесс вызвал спрос на доллар, укрепивший его относительно евро и других валют. И он же потянул нефтяные цены вниз – активы в дорожающей валюте покупать легко и приятно. В результате падение цен на нефть и укрепление доллара вошли в своеобразный резонанс, усиливая друг друга.

Происходящее весьма негативно отразилось на российском фондовом рынке. С 11 июля по 3 сентября индекс РТС упал на 26,7 %, что почти совпало с величиной падения мировых цен на нефть (27,3 %). За тот же период нефтегазовый индекс РТС потерял 26,6 %, что также почти совпало с двумя предыдущими показателями.

Крах и трепет

7 сентября министр финансов США Генри Полсон объявил о том, что федеральное агентство США по вопросам финансирования жилищного рынка берет под временный контроль крупнейшие американские ипотечные компанииFannie Mae и Freddie Mac. Речь шла о так называемой «федеральной опеке» (federal conservatorship), которая обещала стать самой крупной операцией подобного рода в истории США.

Fannie Mae – сленговое название Федеральной национальной ипотечной корпорации (FNMA). Эта компания – главный игрок на рынке вторичной ипотеки в США. Freddie Mac – устоявшееся название Федеральной корпорации ипотечных займов на покупку домов (FHLMAC), которая действует на рынке первичной ипотеки. До 7 сентября обе компании были частными акционерными обществами. Однако, согласно уставу, их спонсировало (хотя и не финансировало) федеральное правительство США.

Совокупный объем активов Fannie Mae и Freddie Mac оценивается в $5,3 трлн. Существуют различные мнения относительно доли этих компаний на ипотечном рынке США. Наиболее консервативные эксперты оценивают весь американский ипотечный рынок в $12 трлн. Таким образом, после установления опеки над Fannie Mae и Freddie Mac правительство США стало контролировать как минимум 44,2 % ипотечного рынка. Почти монополия.

Механизм федеральной опеки предусматривает вхождение государства в капитал компании, погашение ее текущей задолженности и государственные гарантии по дальнейшему кредитованию. Это пряники, а в качестве кнута – обязательная смена топ-менеджмента опекаемых компаний. В данном случае норма закона была применена с избытком: уведомление об увольнении получили все руководители головных офисов в должности выше начальников отделов, а также все главы региональных представительств.

Недовольство американского Минфина понятно. Совокупные оперативные долги обеих компаний составили $25 млрд. Эту сумму требовалось изыскать до конца календарного года либо объявить дефолт. Однако совокупные убытки обеих компаний с начала года превысили $14 млрд, а котировки акций за восемь месяцев упали на 76 % у Fannie Mae и 82 % у Freddie Mac.

Теперь платить будет Минфин США из средств бюджета. Как заявил Генри Полсон, «правительство решило взять обе компании под свой контроль в интересах всей финансовой системы и налогоплательщиков, поскольку финансовая ситуация в обеих компаниях стремительно ухудшалась. Размер долгов Fannie Mae и Freddie Mac представлял значительный риск для финансовой стабильности. Мы структурировали этот механизм, чтобы защитить налогоплательщика». Чиновник пригрозил: «Мы вернем средства в бюджет до того, как акционеры этих компаний получат хотя бы пенни».

Фактически Минфин США применил кFannie Mae и Freddie Mac крайние меры. Можно сказать, высшую меру финансовой защиты. Когда на одной чаше весов потеря $200 млрд из бюджета, а на другой – стабильность компаний с активами в $5,3 трлн, правительство «самой рыночной страны в мире» выбирает национализацию и стабильность.

Исчезающая стабильность

Россия до последнего времени гордилась стабильностью своей экономики и фондового рынка. Но оказалось, что СТАБИЛЬНОСТЬ имеет неприятное свойство ИСЧЕЗАТЬ, когда волна мирового кризиса накрывает фондовый рынок. Ранее на это лишь робко намекали аналитики, но сейчас, кажется, наконец признали и представители финансовых властей.

10 сентября вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин на заседании бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей заявил: «Сегодня я могу признать, что мы не обеспечили до сих пор устойчивость макроэкономики. Финансовая устойчивость тут же была поколеблена рисками на мировом рынке, инфляцией, и цена на нефть еще добавит». После восьми лет разговоров о стабильности такое признание высокопоставленного чиновника впечатляет.

Хотя бы потому, что его слова, к сожалению, подкреплены жизнью. С начала сентября индекс РТС потерял 20 %. Столь стремительного падения за одну декаду российский фондовый рынок не знал с августа 1998 года. Общие же потери рынка с начала 2008 года составили 42 %, а откат с уровня майских максимумов (2487 пунктов) – 46 %.

Не переломило негативную тенденцию и известие о национализации Fannie Mae и Freddie Mac. И хотя на российском фондовом рынке под государственную опеку еще никого не берут, это, возможно, происходит лишь потому, что связь между фондовым рынком и реальной экономикой в России все еще слаба. В США в национальный рынок инвестируют более 80 % граждан, и банкротство Fannie Mae и Freddie Mac означает реальное выселение из домов 9 % семей (странный подарок к американским президентским выборам). В России же падение рынка на 40 % реально волнует лишь 1,5 % населения, которые и являются инвесторами.

Другое дело – конец стабильности для компаний, терпящих из-за падения котировок значительные убытки. Здесь уже пора вмешиваться властям, и начать можно традиционно – с поиска виноватых.

Ставки на панику

17 сентября одновременно на двух российских биржах – РТС и ММВБ – ВПЕРВЫЕ С 1998 ГОДА по решению регулятора были ПРИОСТАНОВЛЕНЫ ТОРГИ. Причем биржи в тот день работали всего два часа. В мире же паника началась еще 15 сентября, после объявления о банкротствеLehman Brothers. В таких условиях аналитики советуют российским инвесторам либо рисковать и спекулировать, либо ждать и терпеть.

Утром 15 сентября один из крупнейших финансовых институтов США – инвестиционный банк Lehman Brothers был вынужден объявить о намерении подать заявление о банкротстве. Эта новость обрушила ведущие американские фондовые индексы в среднем на 4 % за торговую сессию. Волна распродажи акций прокатилась по всему миру. Банкротство Lehman Brothers, которое, по наблюдениям участников рынка, стало крупнейшим в истории США, было воспринято игроками как первое звено в цепочке неминуемых банкротств других компаний. Монетарные власти США не стали спасать инвестиционный банк, который только за два квартала этого года потерял $6,7 млрд. Lehman Brothers стал очередной жертвой спекуляций с ипотечными облигациями (CDO). Финансовые власти США предупреждали, что больше не намерены субсидировать из госбюджета банкротящихся игроков. Несмотря на это до последнего момента никто, похоже, не верил, что это жесткое решение относится и к таким гигантам, как Lehman Brothers.

Банкротство Lehman Brothers, а также избирательный подход монетарных властей США к спасению терпящих бедствие крупных компаний вызвали кризис доверия на мировых финансовых рынках. Стало ясно, что спасать будут не всех. Хуже того, критерием принятия решения о спасении для американских финансовых властей, похоже, стал социальный эффект от потенциального банкротства того или иного финансового института. Ни результаты его работы, ни качество управления, ни важность для финансовой системы в расчет уже не принимались.

16 сентября, на следующий день после банкротства Lehman Brothers (цена спасения $30 млрд), ФРС сумела изыскать $85 млрд для экстренного кредита крупнейшей в мире американской страховой компании American International Group (AIG). Перед президентскими выборами «народный» страховщик, несомненно, важнее инвестиционного банка. В результате кризиса доверия резко взлетели ставки межбанковского кредитования. Так, ставка трехмесячного Libor по доллару США 1 сентября составляла 2,81 %, 10 сентября – 2,92 %, 12 сентября – 3,26 %, а 17 сентября – 6,44 %. Рост за неделю – более чем вдвое.

После такого резкого роста ставок у инвесторов возникли обоснованные сомнения в способности российских банков и компаний перекредитовать корпоративную задолженность, составляющую, по разным оценкам, от $60 млрд до $200 млрд. А поскольку внятных сигналов о том, что государство поможет с ликвидностью, от монетарных властей России в тот момент не было, отказ от бумаг российских компаний приобрел характер панической распродажи. В результате на 17.00 16 сентября изменение технического индекса акций составило 9,06 % за одну торговую сессию. Согласно нормативным актам ФСФР, при изменении технического индекса акций более чем на 8 % относительно значения открытия организатор торговли обязан приостановить торги не менее чем на час. Что и было сделано.

На следующий день ситуация повторилась. Российские биржи работали два часа: в 12.10, когда падение индексов составило 10,6 %, торги были приостановлены ФСФР до особого распоряжения, которое последовало лишь в 17.00. Индексы отыграли 4 %, итогом торговой сессии стало падение на 6,4 % по индексу РТС.

Возможность повторения в России американских историй банкротства инвестиционных банков продолжает тревожить рынок. Эксперты серьезно разошлись во мнениях относительно того, как должен действовать частный инвестор в условиях биржевой паники. С одной стороны, бумаги стоят как никогда дешево и фундаментально недооценены, пора покупать. Однако советовать инвесторам покупать, теряя по 30 % за два дня аналитики не готовы. Но и продажи сейчас равнозначны фиксации значительных убытков. Не говоря уже об усилении волны панических настроений буквально с каждой продажей (объемы торгов очень низки).

Эксперты полагают, что «медвежий» тренд на российском рынке является долгосрочным и сохранится как минимум несколько месяцев. При этом не исключены краткосрочные отскоки вверх, особенно после больших провалов.

Кто виноват?

27.09.2008. Российские власти нашли ВИНОВНОГО В ФИНАНСОВОМ КРИЗИСЕ. В отставку был отправлен глава крупнейшего биржевого оператора в России – президент группы ММВБ Александр Потемкин. По официальной версии, это связано с его переходом на работу в Банк России на должность советника. Однако участники рынка убеждены, что господин Потемкин оказался крайним в ситуации, когда кто-то был должен ответить за падение фондовых индексов и кризис доверия в банковской системе. Новым президентом ММВБ стал Константин Корищенко, до этого занимавший пост зампреда ЦБ, основного акционера биржи.

В официальном комментарии ММВБ сказано, что приостановление полномочий Александра Потемкина произошло «в связи с его переходом на работу в Центральный банк». С момента переизбрания господина Потемкина на посту президента ММВБ фондовые индексы упали более чем на 50 %. Падение рынков после «дела Мечела» и войны в Южной Осетии усилилось вследствие новой волны кризиса на западных рынках. Это привело к острому кризису ликвидности, который быстро перерос в неспособность банков расплатиться по сделкам репо на бирже ММВБ, где банки кредитуют друг друга под залог ценных бумаг. Возник кризис доверия, на грани банкротства оказались сразу несколько участников рынка. Это привело к массовому неисполнению сделок репо, объем которых составлял в начале сентября 100–150 млрд руб. в день.

Коллапс на рынке репо стал причиной приостановки торгов на ММВБ: участники рынка из-за нехватки средств начали избавляться от ценных бумаг, что приводило к новым падениям индексов. ФСФР 18 сентября остановила торги на биржах, позволив лишь осуществлять операции репо, чтобы участники рынка имели возможность расплатиться друг с другом.

Фондовые индексы поддались регулированию

01.10.2008. Отказ конгресса США принять план спасения экономики обвалил мировые фондовые индексы. Российские власти отреагировали на угрозу падения рынков закрытием биржевых торгов с самого утра. Затем работа биржевых площадок была восстановлена: по итогам дня индексы РТС и ММВБ выросли на 0,79– 1,48 %. Однако говорить о РАЗВОРОТЕ РЫНКА преждевременно: индексы выросли из-за того, что несколько крупных инвесторов решили выгодно переоценить свои портфели в последний день квартала.

Участники рынка во всем мире крайне негативно восприняли решение палаты представителей Конгресса США отклонить законопроект о стабилизации финансовых рынков в объеме $700 млрд. Американский индекс DJIA потерял 6,98 %, S&Р – 8,81 %, NASDAQ – 9,14 %. Азиатские индексы, открывшиеся следом за американскими, потеряли свыше 4 %.

Обвал российского рынка был предопределен еще накануне. Для того чтобы минимизировать потери Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) еще накануне утром, до открытия торгов, запретила осуществление необеспеченных коротких продаж. Однако в первые тридцать секунд торгов индекс ММВБ снизился на 1,07 %, а некоторые бумаги обвалились более чем на 5 %. С 10.31 по предписанию ФСФР на РТС и ММВБ были приостановлены торги в основном режиме и фондовой секции. Торги в режиме репо и режиме переговорных сделок на ММВБ не прекращались.

В 12.30 торги возобновились, и индексы продолжили падение. В течение дня снижение индекса РТС достигало 3,64 %, ММВБ – 7,27 %. «Российский рынок в течение 10–15 минут после открытия в полдень отыграл новости из США, – так комментировал происходящее директор по инвестициям управляющей компании Спутник Владимир Мальханов. – Затем на фоне двухпроцентного роста фьючерсов на американские индексы на рынке появился спрос со стороны западных инвесторов». По итогам торгов индекс РТС вырос на 1,48 %, ММВБ – на 0,79 %.

Рост индексов и отдельных бумаг был лишен всякой логики, утверждают эксперты. Акции, например, Сбербанка, упавшие в первые секунды торгов более чем на 8 %, в течение дня резко выросли и к концу сессии прибавили сразу 8,68 %. «Было очевидно, что за счет агрессивной покупки бумага движется против рынка», – поделился впечатлениями главный трейдер Тройки Диалог Тимур Насардинов. Кроме того, за последние два часа торгов трейдеры наблюдали повышенный спрос на акции Газпрома (они выросли на 2,59 %) и ВТБ (прибавили 2,02 %). «Вызывает удивление, что в конце квартала, в последний день торговой сессии, за час до закрытия вдруг начался безудержный рост этих бумаг на фоне снижения остальных акций и нестабильных мировых рынков», – недоумевал руководитель группы управления акциями Ренессанс управление инвестициями Антон Рахманов. По его словам, не исключено, что бумаги, котировки которых резко выросли, были внесены в качестве залога под банковские кредиты. В результате постоянного падения котировок этот залог постоянно обесценивался, но в условия кредитного договора могла входить переоценка заложенных бумаг только по итогам квартала. Теоретически поднять стоимость залога в конце квартала было бы выгодно как заемщику, которому в противном случае пришлось бы довносить средства, так и банку – чтобы не показывать в квартальной отчетности необеспеченных кредитов.

Разворота на российском рынке не произошло: инвесторы по-прежнему опасались, что в ближайшее время рынок опустится ниже уровней 17 сентября. «Две недели назад была уверенность, что после принятия стабилизационных мер государства на российском рынке произойдет отскок, – отмечал Денис Новиков. – Сейчас очевидно, что ситуация во всем мире зависит от Нью-Йорка и мер российских монетарных властей для изменения ситуации недостаточно». Накануне американские индексы росли на фоне обсуждения возможного пересмотра плана спасения финансовых рынков. На 20.30 фондовые индикаторы США прибавили 2,6–3,4 %.

Рынок снова доверился панике

04.10.2008. На российском фондовом рынке произошел НОВЫЙ ОБВАЛ. Индексы ММВБ и РТС рухнули на 5,28 и 7,06 %, до уровней двухнедельной давности, когда на банковском рынке возник кризис доверия, и биржи были закрыты двое суток. Волна паники на фондовых рынках продолжала нарастать.

Индекс РТС упал до отметки 1070,98 пункта, что на 7,01 % ниже показателя предыдущего дня. В ходе торгов индекс достигал отметки 1062,69 пункта, что всего на 4 пункта выше показателя предыдущего минимума (1058,84), достигнутого 17 сентября. Индекс ММВБ опустился к отметке 924,55 пункта, на 5,3 % ниже значения закрытия четверга. За минувшую неделю индекс РТС рухнул на 16,7 %, тем самым установив новый рекорд падения с сентября 1999 года. Индекс ММВБ потерял 14,3 %; это максимальное снижение с мая 2006 года.

Такого обвала, как на российских площадках, не было ни на одной из фондовых бирж мира. Непрекращающийся поток негативных новостей из США опустил американские индексы по итогам торгов четверга на 3,2–4,5 %. Вслед за ними уже в пятницу снизились ведущие азиатские индексы на 1,2–4 %. Снижением котировок открылись торги на биржах Западной Европы, но дальнейшего развития волна снижения не получила, и по итогам торгов европейские индексы показывали рост на 2,4–3,8 % в ожидании принятия «плана Полсона» по спасению экономики США. Он был утвержден в 21.30 по московскому времени, однако объем финансовой помощи должен был составить на первом этапе лишь $350 млрд вместо запланированных $700 млрд.

Западные экономики вступают в рецессию. Это сопровождается падением цен на сырье и опасением замедления роста сырьевых экономик – таких, как Россия. Накануне цены на нефть марки Brent опускались до $86 за баррель, что на 15 % ниже, чем в конце прошлой недели, и почти в два раза ниже, чем в июле. Никель подешевел до $15,3 тыс. за тонну, потеряв за неделю 10 %, медь – до 5,96 тыс. за тонну (-12 %), алюминий – до $2,3 тыс. за тонну (-7%).

«Такого падения, как на минувшей неделе, мы не видели уже давно, поэтому инвесторы старались избавляться от всех сырьевых активов, ожидая, что замедление экономик продолжится», – отметил начальник отдела операций на фондовом рынкеИФК Метрополь Александр Захаров. По словам вице-президента SI Capital Дмитрия Садового, накануне инвесторы продавали акции не только российских, но и мировых сырьевых компаний. «Нет сейчас веры в сырье, уж слишком велики трудности, с которыми столкнулась мировая экономика», – подчеркнул эксперт.

Ускорение вынужденного падения

13.10.2008. Финансовый кризис отбросил российский фондовый рынок на три года назад. Трудно предугадать сегодня его последствия, но одно можно сказать с уверенностью: КАРТИНА РЫНКА уже к концу года существенно ИЗМЕНИТСЯ. И пострадавшими окажутся все. Свои позиции могут сохранить лишь розничные банки, не увлекавшиеся операциями на фондовом рынке.

Как выразился руководитель аналитического управления ФК Уралсиб Александр Головцов, «сейчас на рынке присутствуют три типа инвесторов: кто потерял много, кто потерял все и кто потерял все и остался должен». К тому же многие из тех, кто испытывает трудности сейчас, могут решить их как за счет своих владельцев, так и за счет сторонних инвесторов.

Пока же везунчиков мало. Так, инвестиционный банк КИТ Финанс, владелец одноименной инвестиционной компании, получил новых акционеров в лице ИГ АЛРОСА и РЖД. Половину инвестбанковского бизнеса Ренессанс Капитала приобрела группа ОНЭКСИМ Михаила Прохорова. Связь-банк приобретен Российским банком развития (ВЭБ).

Для многих других участников рынка главные испытания на живучесть впереди. Еще в середине мая российские индексы ежедневно обновляли исторические максимумы, а Россию называли «островком финансовой стабильности в бушующем море мирового кризиса». Однако этот островок вскоре захлестнули волны. Капитализация российского рынка, по оценке биржи РТС, опустилась ниже $500 млрд, тогда как в мае она превышала $1,4 трлн.

От кризиса пострадали все. «Игроки терпят убытки от переоценки портфелей, уменьшился комиссионный доход у брокерских компаний из-за снижения клиентских операций, компании не могут рефинансировать свои инвестиции в фондовый рынок», – констатировал Гиорги Пирцхелава. Кризис не обошел стороной и крупных участников фондового рынка. Как заметил президент ИК Файненшл Бридж Рустам Исеев, «им вышла боком известность, когда лимиты открывались не столько на предмет залога по сделкам репо, сколько на контрагента».

Первая волна потерь накрыла те финансовые институты, которые осуществляли наиболее рискованные операции с ценными бумагами. «При этом не важно, использовалась ли маржинальная торговля или нет, важнее соотношение объема позиций в акциях или облигациях, которые испытывали существенное снижение в последние месяцы, и объема доступной ликвидности или резервов для каждой конкретной организации», – заключил главный аналитик инвестиционно-финансовой группы Капитал Траст Секьюритиз Владимир Кузьмицкий. Вторая волна потерь может накрыть те институты, которые через операции репо выступали кредиторами под залог ценных бумаг. Ценные бумаги с длительным сроком обращения закладывались под короткие ликвидные средства, на них приобретались другие длинные бумаги, которые в свою очередь также закладывались. Таким образом, на тысячу рублей можно было выстроить пирамиду в 7–8 тыс. рублей. То есть при тысяче собственных средств на балансе оказывалось долгов на 6–7 тыс. Эта схема отлично работала на растущем рынке, зато на падающем привела к краху. Те, кто принимал бумаги в обеспечение, при обвальном падении рынка зачастую должны были продавать их с убытками, резюмировал гендиректор ИКАтон Андрей Шеметов.

Не улучшило ситуацию и наличие в финансовых группах различных направлений бизнеса. В идеале такие группы должны быть лучше защищены в условиях кризиса, так как их бизнес диверсифицирован. Но, как заметил Рустам Исеев, «как правило, одни бизнесы кормят другие». По его словам, рост российского фондового рынка в последние годы привел к тому, что донорами стали как раз инвестиционные подразделения, а сегодня основной удар пришелся именно по ним.

Как пояснил глава департамента по торговле с международными клиентами ИФК Метрополь Хок Саншайн, «до кризиса цепочка, по которой циркулировали деньги, была очень разветвленной». Она начиналась в банках первого эшелона или ЦБ, которые в свою очередь через репо или на межбанке кредитовали банки второго эшелона и выделяли кредитные линии на развитие промышленных компаний. Среди крупнейших доноров были российские Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк. Западные банки были представлены такими структурами, как Lehman Brothers, Райффайзенбанк, Ситибанк, Юникредит, Дойче Банк. Банки второго круга также фондировали население и средний бизнес. Теперь цепочка сократилась до минимума, средства обращаются в узком банковском кругу, остальные испытывают острый голод. На рынке остались в основном госбанки с бюджетными средствами (Сбербанк, Газпромбанк, ВТБ и ВЭБ).

Сегодня участники рынка опасаются проявления пока еще скрытых последствий кризиса. По мнению Андрея Шеметова, «не стоит ждать быстрого восстановления фондового рынка». По его оценке, индекс РТС, как показывает технический анализ, может опуститься и до 700 пунктов, и даже до 500. «Надо быть морально готовым к таким значениям», – призывает эксперт.

Черное золото становится черным злом

16.10.2008. Вчера мировые цены на нефть достигли уровня 13-месячного минимума. Вслед за котировками Brent, ноябрьские фьючерсы на которую опускались до $70,5 (поставка в порты Северного моря), вниз пошла и цена на российскую Urals. Во вторник спотовые цены на российскую нефть снизились на $2,64 до $71,83 за баррель. Вчера цена пробила ключевую для российского бюджета отметку в $70 за баррель, баррель Urals с поставкой в Средиземноморье продавался, по расчетам Reuters, за $67,6.

Снижение цен на Urals практически ничем не угрожает бюджету на 2008 год, который ориентируется на среднегодовую цену в $90–95 за баррель: напомним, что в июле он продавался за $147. В июле 2007 года бюджет на 2008 год был принят, исходя из цен на Urals в $53 за баррель, в марте 2008 года прогнозная цена была изменена на $74, в июне – на $92. Однако для федерального бюджета на 2009–2011 годы, параметры которого Госдума во втором чтении должна утвердить 17 октября, происходящее – плохая новость. Еще в середине сентября глава Минфина Алексей Кудрин давал понять, что не видит необходимости корректировать проект бюджета на 2009–2011 год. По его словам, при цене более $70 за баррель бюджет 2009 года будет «бездефицитным». Позже замглавы Минфина Сергей Шаталов заявил, что правительство не считает нужным корректировать проект бюджета, принятый Госдумой в первом чтении 19 сентября 2008 года. Однако при сохранении средних цен на Urals на уровне ниже $70 в течение ближайших трех-четырех месяцев уже в январе-феврале 2009 года бюджет РФ станет дефицитным.

В Минфине нам сообщили, что не считают колебания нефтяных цен достаточным основанием для корректировки проекта бюджета, и выразили сомнение в прогнозах на 2009 год. «Предсказание нефтяных цен – дело неблагодарное. Когда мы столкнемся с реальным снижением поступлений в бюджет, тогда будут использованы средства резервного фонда», – пояснил глава пресс-службы Минфина Андрей Сайко. Напомним, резервный фонд был создан в феврале 2008 года как фонд финансирования дефицита доходов федерального бюджета. Впрочем, вряд ли кто-то предвидел, что «распечатать» его придется уже в 2009 году: прогнозы Минэкономики в июле 2008 года предполагали среднюю цену Urals в 2009 году $78 за баррель.

Впрочем, снижение цен на нефть может оказаться более значимым не столько для Минфина, сколько для ЦБ: в конце 2008 года возможно драматическое снижение сальдо внешней торговли. По данным платежного баланса, более половины всех поступлений составляют поступления от экспорта нефти и нефтепродуктов. Снижение Urals до $50–60 за баррель означает снижение российского экспорта примерно на $10 млрд в месяц. Это приведет к сокращению до уровня, близкого к нулю, сальдо торгового баланса и отрицательный текущий счет платежного баланса. Иными словами, для оплаты по-прежнему быстро растущего импорта Банк России будет вынужден продавать валюту из международных резервов. В этой ситуации практически неизбежным становится ослабление курса рубля. Напомним, курс рубля к бивалютной корзине с начала августа 2008 года уже снизился примерно на 4 %, в основном из-за оттока капитала.

Против ослабления рубля, впрочем, работает ситуация на кредитном рынке. Если подтвердится, что финансовый кризис действительно привел к резкому снижению кредитования бизнеса и потребителей в РФ, замедлится или даже снизится потребление и импорт. Резкое «охлаждение» спроса может оттянуть угрозу быстрого ослабления рубля. И все же такая угроза вызвала слухи о возможной «девальвации» рубля в октябре—ноябре 2008 года. Впрочем, с точки зрения ЦБ курс на девальвацию рубля крайне опасен для дальнейшего развития ситуации.

Глава 2КРИЗИС ДОВЕРИЯ

После фондовых бирж дрогнули банки. И пошатнулось доверие всех ко всем – пускай эфемерное, условное, но доверие. Банки перестали доверять другим банкам. Предприятия и вкладчики перестали доверять банкам. Стало ясно, что, как это ни странно звучит, в основе экономики в конечном счете лежит доверие людей друг к другу. И выйти из кризиса можно только тогда, когда удастся вернуть это доверие.

Ни дать ни взять

17.09.2008. Российские банки начали испытывать ТРУДНОСТИ С РЕФИНАНСИРОВАНИЕМ на рынке междилерского РЕПО – этот сектор рынка используется банками для получения коротких кредитов под залог ценных бумаг у других банков. «Рынок репо встал», – считает старший вице-президент по инвестиционному блоку Связь-банка Константин Сапрыкин.

По данным ММВБ, где проходят сделки репо, их объем накануне составил 48,2 млрд руб., что почти вдвое меньше среднего показателя за последние две недели. Крупные игроки отказывают в кредитовании более мелким участникам рынка, а ряд игроков заявляет о невозможности исполнить свои кредитные обязательства.

В банковской системе проявился кризис доверия, полагают эксперты. По утверждению участников рынка, катализатором трудностей на рынке стали проблемы с исполнением обязательств инвестбанком КИТ Финанс. Агентство Интерфакс накануне сообщило о появлении на рынке слухов о потенциальном банкротстве КИТ Финанс. Общий объем неисполненных обязательств банка перед контрагентами участники рынка оценили в несколько десятков миллиардов рублей.

Другие участники рынка межбанковского репо спешно сократили свое присутствие на рынке. До сих пор основными кредиторами на рынке репо считалисьГазпромбанк, Банк Москвы, Юникредит. «Мы не стали уходить с рынка полностью, но увеличили дисконты по операциям репо», – рассказал директор департамента финансовых рынков Юникредит-банка Сергей Корнев. Банк Москвы, по словам его управляющего директора департамента долговых инструментов Андрея Подобеда, повысил дисконт по залогу облигаций эмитентов первого эшелона до 20 %, а в акциях дисконт доходит до 30 %. По словам главы казначейства другого крупного банка, Газпромбанк ушел с рынка репо. В самом Газпромбанке этот шаг комментировать отказались.

Капитальная переменная

22.09.2008. РОСТ БАНКОВСКОГО КАПИТАЛА в России ЗАМЕДЛЯЕТСЯ, акционеры банков сменяют друг друга под давлением как внутрироссийских, так и внешних обстоятельств. Но лидеры рейтинга крупнейших владельцев российских банков остаются неизменными – Банк России и Росимущество.

Теперь, когда кризис полноценно пришел на российский рынок, могут начать корректироваться не только размеры капиталов отечественных банков, но и их принадлежность. Серьезные шансы покинуть рейтинг крупнейших владельцев российских банков имеет Александр Винокуров после того как его банку КИТ Финанс на прошлой неделе был объявлен дефолт. Банк не смог расплатиться с рядом контрагентов и договорился о продаже контрольного пакета своих акций управляющей компании Лидер.

Исчезло из рейтинга и занимавшее 13-ю строчку ЗАО КМ Инвест. Еще по данным на 1 января ему принадлежало более 57 % акций Росбанка. Теперь же кипрская компания КМ Technologies, принадлежавшая ЗАО КМ Инвест, перешла к ЗАО Объединенные инвестиции. Но принадлежит ей уже не 57 % акций Росбанка, а только 17 %.

Лидер рейтинга Банк России, много лет занимающий 1-е место среди крупнейших собственников российских банков благодаря владению контрольным пакетом акций Сбербанка, еще более упрочил свои позиции. И дело не в том, что контролируемый Центробанком капитал вырос более чем на 40 млрд руб., а в том, что капитал идущего на 2-м месте Росимущества снизился на 3 млрд руб. Зато благодаря этому в рейтинге появился новый игрок – РАО РЖД: контрольный пакет акций Транскредитбанка Росимущество передало железнодорожникам. И теперь РАО РЖД занимает 22-ю строчку рейтинга крупнейших владельцев российских банков.

Резко поднялся в рейтинге UniCredito Italiano, обогнав Газпром. Но это и неудивительно, ведь рост контролируемого итальянским банком капитала почти втрое превышает рост капитала банков, принадлежащих газовому монополисту, – 15 млрд против 5,5 млрд руб. Другой банк, также опережавший UniCredito Italiano, The Bank of New York, теперь пропустил его вперед. А заодно и акционера Райффайзенбанка – Raiffeisen International Bank-Holding – и акционера банка Уралсиб – коммандитное товарищество ООО Финансовая корпорация «НИКойл и К°». Дело в том, что доля, принадлежащая The Bank of New York в капитале банков группы ВТБ, снизилась, и, как результат, контролируемый им капитал уменьшился на 5 млрд руб.

Не так значительно, как у UniCredito Italiano, но все же довольно заметно приумножился банковский капитал, контролируемый французской финансовой группой Societe Generale. Рост составил около 10 млрд, и теперь капитал превышает 30 млрд руб. Это связано не только с ростом капитала российских банков, принадлежащих Societe Generale, но и с тем, что группа увеличила свою долю в Росбанке до блокирующей. В результате этот акционер поднялся на 11-ю строчку. А в перспективе его доля в Росбанке должна вырасти до контрольной, что обещает неплохие шансы для дальнейшего продвижения французской финансовой группы в рейтинге крупнейших российских банков. Увеличение капитала Абсолют-банка, контролируемого KBC Bank, составило даже более 10 млрд руб. А поскольку полгода назад он равнялся всего 12 млрд руб., получается, что он практически удвоился. Но подняться KBC Bank пока смог только на 13-е место.

Из физических лиц в списке крупнейших акционеров российских банков так же бессменно лидирует хозяин банка Глобэкс Анатолий Мотылев. Капитал его банка за полгода вырос чуть больше чем на 1 млрд руб., что не позволило ему продвинуться вверх. В результате он опустился на 17-ю строчку. Следом за Анатолием Мотылевым в споре физических лиц – владельцев банков идет уже упоминавшийся Александр Винокуров. Рост контролируемого им капитала за шесть месяцев оказался даже менее 1 млрд руб., и теперь господин Винокуров с 9 млрд руб. переходит с 25-го на 28-е место. Третьим физическим лицом в списке оказался Юрий Ковальчук – акционер занимающего 44-е место по капиталу банка Россия. Однако благодаря тому, что этому банку через страховую компанию СОГАЗ принадлежит пакет акций Газпромбанка, господин Ковальчук контролирует достаточно большой капитал, чтобы оказаться причисленным к 50 крупнейшим владельцам российских банков. Этот капитал также увеличился менее чем на 1 млрд руб. В результате Ковальчук переместился с 29-го на 33-е место. Идущий сразу за ним Игорь Ким опустился в рейтинге еще ниже – с 30-го сразу на 41-е место, так как контролируемый им капитал банка УРСА уменьшился на несколько миллионов рублей.

Александр Савельев, владеющий пакетом акций банка Санкт-Петербург, который полгода назад занимал 43-е место, оказавшись на 51-м месте, на этот раз покинул рейтинг. Как и акционер МБРР Владимир Евтушенков, переместившийся с 47-й строчки сразу на 61-ю. Но «человеческая» квота в рейтинге сохранена – место выбывших заняли Роман Корбачка (Номос-банк) и Юрий Кудимов (Национальныйрезервный банк) с 45-м и 47-м местами соответственно.

События, развивающиеся на финансовом рынке, не оставляют сомнений, что ротация как физических, так и юридических лиц в нашем рейтинге сохранится.

Американских инвестбанков больше нет

23.09.2008. Федеральная резервная система США сообщила об удовлетворении заявкиGoldman Sachs и Morgan Stanley на изменение статуса. Теперь эти инвестиционные банки превратятся в холдинги, которые будут заниматься, в частности, розничным банкингом. Таким образом, классических американских инвестиционных банков, создание которых началось сразу после Великой депрессии, больше не осталось.

Эпоха развития американского финансового рынка, завершившаяся в воскресенье, началась в 1933 году, когда по итогам Великой депрессии был принят закон Гласа—Стигала, который запрещал коммерческим банкам заниматься высокорисковым инвестиционным бизнесом, чтобы не подвергать опасности средства частных вкладчиков. Тогда в США начали создаваться специализированные финансовые компании, занимающиеся размещением на рынке акций и торговлей высокорисковыми ценными бумагами.

В 1999 году запрет был отменен, что дало толчок к образованию в США универсальных банков, таких как Citigroup, Bank of America и JP Morgan Chase. В Европе такими банками считаются, в частности, швейцарский UBS, французский Societe Generale, немецкий Deutsche Bank, британские HSBC и Barclays. Многие эксперты выражают мнение, что инвестиционные подразделения тянут вниз общие показатели банка, получавшего стабильный доход, например, от розничного и корпоративного кредитования.

После изменения статусаGoldman Sachs и Morgan Stanley могут создавать собственные розничные подразделения или приобретать розничные банки, что даст им возможность получать стабильный доход и не зависеть исключительно от рынка заемных средств. Если раньше главным регулятором деятельности была Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC), то теперь деятельность Goldman Sachs и Morgan Stanley будет регулировать ФРС. «Регулирование нашей деятельности со стороны Федеральной резервной системы обеспечивает постоянный доступ к ликвидным средствам и финансированию», – прокомментировал решение об изменении статуса банка глава Goldman Sachs Ллойд Бланкфайн.

Крупнейший сбербанк стал крупнейшим банкротом

27.09.2008. Крупнейший в США сберегательный банкWashington Mutual, ситуация вокруг которого резко ухудшилась в последние три недели, не смог пережить кризис. В экстренном порядке его взяли под контроль федеральные власти, а розничные подразделения были приобретены банковской группой JP Morgan Chase. Крах WaMu стал крупнейшим банкротством в банковской сфере за всю историю США, что, по мнению экспертов, может вызвать новый виток финансового кризиса.

Общие активы WaMu составляют около $309 млрд, на депозитах находится около $150 млрд, банк обслуживает около 20 млн клиентов. До нынешнего времени крупнейшим банковским банкротством в США был крах в 1984 году Continental Illinois National Bank с активами $40 млрд. Крупнейшим банкротством сберегательного банка из-за нынешнего кризиса до последнего времени было банкротство калифорнийского IndyMac с активами $32 млрд.

WaMu стал тринадцатым американским банком, обанкротившимся в ходе нынешнего финансового кризиса. Проблемы у него появились еще весной прошлого года. По мере роста невыплат по ипотечным ссудам, отчуждений жилья и падения стоимости недвижимости WaMu уже в апреле 2007 года пришлось выделить на рефинансирование задолженности ипотечных заемщиков около $2 млрд. В декабре банк объявил о прекращении выдачи высокорисковых ипотечных кредитов subprime, но существенно исправить ситуацию на фоне разрастающегося кризиса эта мера уже не могла – с лета прошлого года банк испытывал проблемы с привлечением средств от продажи ипотечных облигаций. В июле крупнейший за всю его историю квартальный убыток банка составил $3,3 млрд. С начала года по сентябрь акции WaMu потеряли в цене 70 %. По мере развития кризиса вкладчики WaMu стали в массовом порядке снимать средства со счетов. За последние две недели они забрали свыше $16 млрд, что и заставило власти объявить о взятии банка под федеральный контроль.

В результате приобретения розничных операций WaMu JP Morgan Chase станет крупнейшим сберегательным банком в США с объемом депозитов в $900 млрд и 5400 отделениями. Стремительная покупка JP Morgan Chase розничного блока WaMu объясняется тем, что в противном случае вся нагрузка на возмещение возможных требований клиентов WaMu легла бы на Федеральную корпорацию по страхованию вкладов. В США обеспечивается страховое покрытие по депозитам на сумму не более $100 тыс. и $250 тыс. для пенсионных счетов. По оценкам американских аналитиков, в этом случае возмещение ущерба вкладчиков WaMu могло обойтись FDIC в $20–30 млрд, что поставило бы корпорацию в сложное положение: на конец июня в ее федеральном фонде по страхованию депозитов находилось $45,2 млрд. Как заявила в конце августа сама FDIC, за второй квартал этого года число американских проблемных банков увеличилось с 90 до 117.

Эксперты считают, что банкротство крупнейшего сберегательного банка США может существенно ухудшить ситуацию на рынке. «С банкротствомWashington Mutual вновь появились системные риски, – заявил в эфире Bloomberg TV аналитик парижской инвесткомпании Richelieu Finance Бенуа де Бруассиа. – Порвалось одно из звеньев цепи, и теперь все задаются вопросом, насколько это отразится на всей цепи».

Банки пугают исключением из системы страхования вкладов

08.10.2008. По итогам работы в третьем квартале ряд российских банков могут перестать соответствовать требованиям по участию в СИСТЕМЕ СТРАХОВАНИЯ ВКЛАДОВ (ССВ) и лишиться возможности привлекать средства граждан. Такой прогноз сделали вчера аналитики Центра экономических исследований Московской финансово-промышленной академии (ЦЭИ МФПА) на основании резкого снижения показателей рентабельности и ликвидности банковского сектора в результате финансового кризиса.

ЦЭИ МФПА распространил вчера пресс-релиз, в котором прогнозирует принудительное исключение банков из системы страхования вкладов в связи с несоответствием требованиям Банка России. На текущий момент в ССВ входят 938 кредитных организаций. По мнению эксперта ЦЭИ МФПА Сергея Моисеева, многие банки могут лишиться права на прием вкладов граждан уже по результатам отчетности за третий квартал 2008 года, где отчетливо проявится влияние кризиса на основные показатели, принимаемые во внимание при расчете финансовой устойчивости кредитных учреждений.

Согласно инструкции Банка России 1379-У, финансовая устойчивость банков оценивается на основании сложной формулы, включающей пять групп показателей: достаточности капитала, качества активов, качества управления банком, рентабельности и ликвидности. Минимальные значения каждого из исходных показателей отсутствуют, однако снижение любого из них может оказать негативное воздействие на итоговый показатель финансовой устойчивости, минимальное значение которого составляет 2,3 балла.

Согласно прогнозу ЦЭИ МФПА, в результате кризиса у банков в первую очередь снижаются показатели рентабельности и ликвидности. Если на начало года рентабельность активов банковского сектора достигала 22,7 %, капитала – 3 %, то сейчас ЦЭИ МФПА оценил снижение этого показателя на треть – до 15,3 % и 2 % соответственно. «В частности, из-за неисполнения обязательств контрагентами по сделкам репо банки вынуждены были продавать ценные бумаги, которые остались невыкупленными, с учетом падения стоимости бумаг это могло привести к возникновению убытков», – приводит пример директор департамента управления рисками Промсвязьбанка Жоэль Бисмут. По оценкам банкиров, резкого снижения показателей ликвидности, а тем более рентабельности, может оказаться достаточно, чтобы ЦБ признал неудовлетворительной финансовую устойчивость банка. Разделяя опасения аналитиков, вице-президент Ассоциации российских банков Андрей Емелин отмечает, что последующий за тем запрет на привлечение вкладов граждан еще больше усугубит проблемы с ликвидностью.

Решением проблемы, по мнению МФПА, могло бы стать временное ослабление требований: в частности, предлагается не учитывать в итоговой оценке показатели ликвидности рентабельности, снизить минимальное значение показателя финансовой устойчивости либо ввести мораторий на санкции за несоответствие предъявляемым требованиям.

Банкиры выражают надежду, что ЦБ прислушается к их доводам. «Требования к участию банков в ССВ, устанавливаемые ЦБ, эффективны в нормальной ситуации, но когда речь идет о сохранении всей банковской системы, регулятор должен смягчить подход», – считает Жоэль Бисмут. «Главная причина, по которой ЦБ не должен допустить массового исключения банков из системы страхования вкладов, – возможная паника среди вкладчиков и массовое изъятие средств после появления такой информации», – отметил зампред правления банка Возрождение Александр Долгополов.

Банковские тайны становятся явными

8.10.2008. Следующими ПРЕТЕНДЕНТАМИ НА БАНКРОТСТВО послеСвязь-банка и КИТ Финанс могут стать более мелкие кредитные организации.

Из-за неисполнения клиентских платежей в общем объеме 400 млн руб. Банк России ограничил перечисления бюджетных платежей клиентов банка Русский банкирский дом. Проблемы с проведением платежей испытывают банк Московский капитал и Евразия-центр. Число проблемных банков стремительно увеличивается, констатируют эксперты.

О том, что коммерческий банк Русский банкирский дом с 3 октября не принимает к исполнению платежные поручения на перечисление денежных средств по обязательным платежам в бюджеты всех уровней и государственные внебюджетные фонды, банк сообщил на своем интернет-сайте. Платежи приостановлены согласно предписанию ЦБ, говорится в сообщении банка.

Накануне же стало известно о претензиях клиентов к банкам Московский капитал (по данным Интерфакса, занимает 86-е место по размеру активов и 136-е – по размеру собственного капитала) и Евразия-центр (278-е и 172-е места соответственно). Первый зампред правления банка Московский капитал Роман Крестин заверил, что текущие задержки платежей в его банке «связаны со сложившейся ситуацией на рынке». В адрес банка Евразия-центр в арбитражный суд Москвы было подано два иска по поводу неисполнения его обязательств перед контрагентами на общую сумму 11,6 млн руб. По данным ММВБ, банк Евразия-центр не выполнил обязательства по сделкам репо, заключенным в сентябре, на общую сумму 196 млн руб., по результатам чего ММВБ вынесла штраф.

«В разгар кризиса ликвидности неисполнение сделок на рынке межбанковского кредитования видно практически сразу, а проблемы с клиентскими платежами проявляются в течение двух недель, – сообщил гендиректор агентстваИнтерфакс-ЦЭА Михаил Матовников. – И тогда ситуация в этих банках становится клинической». По мнению экспертов, число новых жертв кризиса ликвидности среди средних и мелких банков будет возрастать в геометрической прогрессии.

Кризис признан мировым без участия России

9.10.2008. Все ведущие центробанки мира накануне приняли беспрецедентное решение об ОДНОВРЕМЕННОМ СНИЖЕНИИ ПРОЦЕНТНЫХ СТАВОК – исключением стал лишь ЦБ Японии. Россия к акции не присоединилась. Согласованность означает, что мировые ЦБ более не будут лавировать между решениями коллег и признали кризис мировым – последний раз скоординированные решения принимались после 11 сентября 2001 года.

Накануне утром все ведущие центробанки мира объявили о скоординированном снижении процентных ставок. Ключевая ставка Федеральной резервной системы США была снижена с 2 % до 1,5 %. На те же 0,5 процентного пункта были снижены ставки Банка Канады, Банка Англии, Банка Швеции, Национального банка Швейцарии и Европейского центробанка (ЕЦБ). Банк Китая уже второй раз за последние три недели снизил ставку на традиционные для китайской бухгалтерии 0,27 процентного пункта. Единственным исключением стал Банк Японии, сохранивший ставку на прежнем уровне 0,5 %, однако в его заявлении выражена поддержка мерам, принятым коллегами из других стран.

Из совместного заявления центробанков следует, что это решение является следствием беспрецедентного сотрудничества по предоставлению ликвидности финансовым рынкам. Никогда прежде ведущие центробанки мира не предпринимали столь явно координированных действий. Последний раз что-то сколько-нибудь близкое произошло в ноябре 2001 года, когда после атаки «Аль-Каиды» на небоскребы в Нью-Йорке возникла угроза рецессии и ФРС и ЕЦБ одновременно снизили ставки. Однако тогда эти решения объяснялись как независимые.

На этот раз координация и единодушие в обосновании решения подчеркиваются. «Инфляционное давление в ряде стран начало снижаться отчасти в результате заметного снижения цен на энергоносители и другие сырьевые товары, – говорится в заявлении. – Интенсификация финансового кризиса усилила риск замедления экономического роста и, таким образом, еще сильнее уменьшила риск роста инфляции». Однако, как следует из заявлений каждого из центробанков, их главное опасение – риск резкого замедления экономического роста.

Вклады понизили в росте

10.10.2008. ТЕМПЫ РОСТА ВКЛАДОВ в банках замедляются. За первые восемь месяцев рост объема депозитов составил 16 %, за аналогичный период прошлого года – 19 %. Агентство по страхованию вкладов уже скорректировало годовой прогноз по объему вкладов в сторону снижения.

«Замедление было спровоцировано сокращением банками розничных кредитных программ, которое началось еще в конце прошлого года. Граждане, которые не смогли получить кредиты, стали забирать свои сбережения», – считает старший аналитик ИБ Траст Евгений Надоршин. В ближайшие месяцы эта тенденция усилится, так как целый ряд банков уже заявил о повышении ставок по кредитам, приостановлении кредитных программ и ужесточении требований к потенциальным заемщикам.

Согласно обнародованной накануне статистике Банка России, в августе был зафиксирован прирост вкладов физических лиц на 2,2 %. По данным навигатора банковского сектора ИБ Траст, нерезиденты увеличили объем вкладов за месяц на 7 %. «В целом динамика в августе была необычно „резвой“, особенно если учесть, на фоне каких событий росли активы. Ресурсы для этого банки нашли в средствах, привлеченных у нерезидентов в июле», – говорится в исследовании.

Однако в сентябре, по прогнозам экспертов, начнется отток. «Из-за проблем у отдельных банков вкладчики будут забирать средства из дееспособных кредитных организаций. Кроме того, произойдет перераспределение депозитов между банками: вклады уйдут в банки с участием иностранного капитала и те кредитные организации, которые получают господдержку», – считает аналитик АК Барс Финанс Полина Лазич. «Уменьшение депозитов приведет к падению активов, в сентябре мы можем увидеть отрицательное значение», – добавляет Евгений Надоршин. По данным ЦБ, в августе активы выросли на 3,2 % (в июне и июле было по 2,8 и 1 % соответственно). «Сокращение пассивов подтолкнет банки к дальнейшему ужесточению кредитных программ и переходу на краткосрочные кредиты», – приходит к выводу госпожа Лазич.

АСВ уже скорректировало прогноз годового роста депозитов. По словам Александра Турбанова, теперь он ожидается на уровне 23–25 %, притом, что изначально прогнозировался рост на 32 % (аналогично показателям 2007 года). В кризисном 2004 году рост депозитов составил 30 %, в 2002–2003 годах – 47–49 %.

Власти пытаются удержать вкладчиков в банковской системе, принимая законодательные меры. Госдума должна рассмотреть во втором и третьем чтениях проект закона, повышающего гарантии по вкладам с 400 тыс. руб. до 700 тыс. руб. «Сейчас будут полезны любые стимулирующие меры. Особенно заметным был бы эффект от введения стопроцентной страховки по вкладам независимо от суммы», – говорит заместитель начальника департамента маркетинга и банковских продуктов Русского банка развития Сергей Сергеев. С предложением внести такую поправку выступили депутаты Павел Крашенинников и Владимир Груздев.

Банки со своей стороны пытаются удержать вкладчиков, повышая ставки по депозитам и обещая новым клиентам разнообразные бонусы. «Зарубежные займы доступны единицам, рынок межбанковского кредитования практически закрыт, основным источником средств для банков будут средства клиентов, поэтому можно ожидать увеличения ставок по депозитам в среднем до 15 %», – считает Сергей Сергеев.

Бегство вкладчиков из банков – общемировая тенденция. Именно снятие вкладчиками с депозитов более $1,3 млрд привело в июне к банкротству калифорнийского IndyMac. Антикризисные меры правительства США не удержали вкладчиков крупнейшего сберегательного банка АмерикиWashington Mutual, за две недели сентября снявших со счетов свыше $16 млрд, что привело к установлению над банком федерального контроля. Европейским финансовым властям пока удается удерживать ситуацию за счет объявления дополнительных гарантий по депозитам. Впрочем, по данным банка Fortis, с начала года его вкладчики сняли с депозитов около {+}5 млрд (3 % всех депозитных средств).

Глобэкс закрыл депозиты

15.10.2008. Банк Глобэкс первым из крупных российских банков пошел на беспрецедентные меры по предотвращению ОТТОКА СРЕДСТВ ГРАЖДАН СО ВКЛАДОВ. Согласно внутреннему распоряжению руководства банка, досрочно закрыть депозит в Глобэксе стало невозможно. Из-за большого объема вкладов Глобэкс может стать третьим банком послеСвязь-банка и КИТ Финанс, который потребуется спасать на государственном уровне.

Накануне один из вкладчиков банка Глобэкс (31-е место среди российских банков по объему капитала) сообщил, что ему было отказано в снятии средств с депозита по заявлению, сделанному за трое суток. Отказ объяснили внутренним распоряжением, запрещающим полную либо частичную выдачу средств со вкладов в случае их досрочного закрытия. Однако продемонстрировать клиенту это распоряжение сотрудники банка отказались. «Перевести требуемую сумму в безналичном порядке на другой счет банк сначала отказался, но затем согласился с уплатой комиссии в 15 % от суммы перевода», – рассказал клиент.

Факт прекращения выдачи средств со вкладов по внутреннему распоряжению руководства банка подтвердили в call-центре банка. Вице-президент банка Глобэкс Эмиль Алиев заявил, что банк осуществляет выплаты по срочным вкладам, срок действия которых закончился, а также выплаты процентов. Приостановление прочих выплат по вкладам он объяснил «ажиотажным спросом со стороны вкладчиков, многие из которых объясняют свои действия срочным желанием перевести деньги в ВТБ и Сбербанк».

Впрочем, снять деньги вчера невозможно было не только с вкладов, срок действия которых не закончился, но и с зарплатных карт «Глобэкса». Один из владельцев такой карты, Евгений Паньков, рассказал, что ни один из четырех банкоматов, которые он успел обойти, не работал. Не проводил Глобэкс во вторник платежи и в системе Western Union. В банке это объясняли возникшими «техническими неполадками».

Отток денежных средств из вкладов в Глобэксе, по оценкам господина Алиева, с 1 октября уже составил 15 %, подавляющая часть из них – досрочно изымаемые вклады. Остаток денежных средств на срочных вкладах, текущих счетах и вкладах до востребования на 14 октября, по данным банка, составлял более 20 млрд руб. Таким образом, за октябрь из банка было выведено около 3,5 млрд руб. В сентябре отток составил порядка 6 млрд. Глобэкс – первый крупный банк, который отказался досрочно выдавать вклады населения, чтобы компенсировать отток денежных средств. В начале сентября, когда российские банки в полной мере ощутили влияние кризиса, банки старались выполнять обязательства перед вкладчиками. Ограничения по депозитам касались лишь сроков рассмотрения заявок на снятие депозитов и лимитов на разовое снятие, а основные проблемы у банков возникали с исполнением обязательств перед юрлицами, а также на рынке междилерского репо. Связь-банк и КИТФинанс, которые не смогли выполнить обязательства по сделкам репо, были приобретены госкорпорацией Банк развития и внешнеэкономической деятельности (ВЭБ) и ОАО РЖД. Банк Союз, оказавшийся в сложной ситуации, сократил кредитование, но обязательства перед физлицами выполнил. Жалобы в отношении банков Московский капитал и Евразия-центр (лицензия отозвана ЦБ) касались непроведения платежей юрлиц и неисполнения обязательств перед другими банками. Русский банкирский дом, которому ЦБ запретил проводить платежи в бюджет, в систему страхования вкладов не входит.

Замгендиректора Агентства по страхованию вкладов Андрей Мельников называет запрет, введенный банком на снятие вкладов, беспрецедентной мерой. За время существования системы страхования вкладов подобных мер банки не принимали, говорит он. «По сути, это более жесткая форма тех действий, которые предпринял Альфа-банк в 2004 году, введя десятипроцентную комиссию за снятие средств с депозитов, что помогло ему удержаться на плаву, – говорит господин Мельников. – Думаю, что руководство банка предпринимает такие действия, чтобы не допустить его гибели и потерь клиентов. Сейчас мы живем по законам предкризисного времени, и если отток вкладов становится массовым, сколько ни привлекай средств, дыра в балансе растет».

С юридической точки зрения действия банка противоречат норме Гражданского кодекса, дающей вкладчику право в любой момент забрать средства, признает господин Мельников. «Вкладчик в такой ситуации может обратиться в суд по поподу нарушения условий договора и потребовать возврата средств и выплаты процентов за пользование деньгами», – указывает он.

Клиенты выносят личный вклад

29.10.2008. Финансовый кризис снизил ДОВЕРИЕ НАСЕЛЕНИЯ К БАНКАМ и привел к оттоку вкладов. За сентябрь остатки на счетах физических лиц в 50 крупнейших российских банках снизились на 54 млрд руб., что составляет 1,2 % от общего объема. Бегство вкладчиков из банковской системы снижает финансовую устойчивость банков.

Как заявил накануне директор департамента банковского регулирования и надзора Банка России Алексей Симановский, отток вкладов физических лиц из банковской системы за сентябрь 2008 года составил 1,5 %. Эта цифра учитывает изменение объемов вкладов в двух крупнейших банках страны – Сбербанке и ВТБ.

Помимо оттока средств населения из крупных банков произошло перераспределение вкладов из частных банков в государственные. За сентябрь доля государственных банков во вкладах выросла с 77,5 % до 78,8 %, хотя ранее она планомерно снижалась. Так, в первом полугодии 2008 года доля Сбербанка на рынке вкладов населения уменьшилась на 1,3 процентных пункта, до 50,2 %.

Из ряда банков, пострадавших в ходе кризиса, наблюдалось паническое бегство вкладчиков. Так, из банка КИТ Финанс, одной из первых жертв кризиса, в сентябре было выведено 2,6 млрд руб. (30 % средств физических лиц на начало сентября), со счетов физических лиц банка Глобэкс – 3,5 млрд руб. (12,6 %), национального банка Траст – 2,0 млрд руб. (8,4 %).

Однако наибольшие суммы физические лица вывели со счетов Дойче Банка и Росбанка, которые не испытывали проблем с исполнением текущих обязательств. В сентябре остатки на депозитах физических лиц снизились в Росбанке на 16,8 млрд руб. (с 116,1 до 99,4 млрд руб.), что составляет 14,4 % от общего объема средств физических лиц.

Реакция населения на кризис вполне понятна, считают аналитики. Активов АСВ явно недостаточно для покрытия рисков: сумма застрахованных вкладов на 1 сентября – 3,7 трлн руб., тогда как фонд страхования вкладов составляет 86,8 млрд руб. «Расчет необходимого объема фонда АСВ построен на математической модели, однако она не учитывает системный кризис, который сейчас происходит в стране, – поясняет директор Центра экономических исследований Московской финансово-промышленной академии Сергей Моисеев. – Впрочем, сравнивать эти два показателя не совсем корректно, так как деятельность служб страхования вкладов любой европейской страны также не способна выдержать системное обрушение банков».

Представители крупных банков признают, что не в состоянии остановить отток вкладов. «Большинству вкладчиков сложно разобраться в объеме информации, – сетует зампред правления банка Возрождение Александр Долгополов. – Из-за неосторожных высказываний у частных лиц возникает желание снять свои средства». В сентябре клиенты банка Возрождение сняли со счетов 1,6 млрд руб. (2,9 % от общей суммы вкладов), однако банк не стал вводить ограничения на снятие денежных средств.

Зато более мелкие банки вынуждены применять жесткие меры для сохранения своей ликвидности. Так, Московский залоговый банк в начале октября информировал клиентов о введении комиссии за досрочное расторжение депозитных переговоров в размере 20 % вклада. Такие банки, как Глобэкс, Союз и Московский капитал, увеличили срок выдачи наличных средств с депозитов.

Из-за оттока вкладов банки лишаются ресурсов, которые могли быть направлены на увеличение активных банковских операций, в частности кредитования, считает Сергей Моисеев. Таким образом, замедлится не только рост банковской системы, но экономики в целом, резюмируют эксперты.

Перевод на кризисное время

В сентябре-октябре системы, осуществляющие ДЕНЕЖНЫЕ ПЕРЕВОДЫ за пределы России, отмечают падение оборотов. Из-за кризиса доверия многие системы переводов перестали предоставлять кредиты работающим с ними банкам. Участники рынка заверяют: гражданам не стоит опасаться, что переводы станут осуществляться медленнее.

По данным Банка России, переводы за пределы РФ осуществляют системы Anelik, Blizko, Contact, InterExpress, Migom, MoneyGram, PrivatMoney, Travelex Worldwide Money Ltd, Unistream, Western Union, Азия-экспресс, Аллюр, Быстрая почта, Гута Спринт, Золотая Корона, Лидер. По данным ЦБ, по итогам второго квартала 2008 года объем переводов за пределы России составил $3,3 млрд. Комиссия платежных систем (1,5–3 % от суммы перевода) за это время составила до $99 млн, 30–40 % этих средств ($30–40 млн) системы отдали работающим с ними банкам.

Как сообщил президент банка Юнистрим (расчетный банк системы Unistream) Сурен Айриян, в сентябре по сравнению с августом оборот по системе сократился на 5,2 % до $486 млн. Банки работают с системами переводов по кредитным схемам. Система предоставляет банку – получателю перевода заемные средства, чтобы банк мог быстрее рассчитаться с клиентом – получателем денег. После расчета с клиентом банк возвращает платежной системе кредит. По словам господина Айрияна, с начала кризиса для минимизации рисков банк перешел на расчеты с партнерами по предоплате, закрыв кредитные лимиты российских банков-партнеров. «В итоге 8 из 167 банков-партнеров приостановили переводы в нашей системе», – отметил господин Айриян.

Схему предварительных расчетов с некоторыми банками-партнерами ввела и система Migom (Европейский трастовый банк). «С начала кризиса проблемы при проведении платежей возникли примерно у восьми из четырехсот наших банков-партнеров», – пояснили в пресс-службе Migom. В системе Contact банкам-партнерам предлагают разместить депозит для гарантии платежеспособности. «Мы сократили установленные на несколько банков лимиты, а с некоторыми работаем только в пределах покрытия», – заявил вице-президент Связь-банка (осуществляет переводы по собственной системе Blizko) Игорь Ключников.

При этом в системах настаивают, что время проведения перевода даже в кризисных условиях не увеличилось и перевод происходит либо в реальном времени, либо в течение десяти минут. Однако в системе Coinstar говорят о возросших рисках задержки перевода при приеме и отправлении через российские банки.

Сокращение объемов переводов в сентябре-октябре или замедление темпов их роста также является общей тенденцией. В Аллюре объем денежных переводов в октябре сократился на 15 % «по сравнению с плановыми результатами», сообщил директор системы Вадим Парнас. В системе Лидер в октябре зафиксировали замедление темпов роста объема переводов на 10 % по сравнению с показателями августа. Зампред правления Русславбанка (расчетный банк системы Contact) Сергей Блудов сообщил, что в октябре прирост объема переводов сократился почти вдвое по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Сокращение темпов роста объема переводов через систему Blizko подтвердил господин Ключников.

В крупнейших международных системах Western Union, MoneyGram не стали комментировать ситуацию. Однако в конце сентября, когда возникли первые проблемы с переводом средств, Western Union заявлял, что «принимает адекватные меры по оптимизации своих рисков, действуя при этом на основе бизнес-интересов Western Union и интересов банков-партнеров».

Сокращение объемов денежных переводов происходит не только из-за кризиса доверия в банковской системе, но и из-за оттока трудовых мигрантов в связи с сокращением объема строительства, считает руководитель управления операционной деятельностьюАльфа-банка Сергей Логвинов. «Кроме того, в кризис многие физлица опасаются переводить средства через банки, предпочитая использовать другие возможности», – утверждает директор департамента маркетинга и планирования Москоммерцбанка Дмитрий Орлов.

Вкладчики променяли рубли

31.10.2008. Финансовый кризис и снижение курса рубля относительно доллара заставляют население ПЕРЕВОДИТЬ ДЕПОЗИТЫ ИЗ РУБЛЕЙ В ВАЛЮТУ. Отчетность российских банков за сентябрь показывает, что рублевые вклады снижаются, тогда как валютные растут.

По данным оборотных ведомостей по счетам бухгалтерского учета (форма 101) 737 банков, опубликованным на сайте Банка России, а также данным, полученным непосредственно от банков, общий объем вкладов физических лиц в сентябре снизился на 79,5 млрд руб., или на 1,4 % с начала месяца. В то же время вклады в иностранной валюте увеличились на 20,8 млрд руб. (+2,7 %), а вклады в рублях снизились на 100,2 млрд руб. (-2,1 %). Доля вкладов в иностранной валюте в общем объеме вкладов выросла в сентябре с 13,5 % до 14,0 %.

Курс доллара в сентябре увеличился по отношению к рублю на 2,8 %, курс евро – на 1 %. Банки учитывают депозиты в своей отчетности в национальной валюте, и удорожание доллара и евро стало одной из причин увеличения доли валютных вкладов в общей депозитной базе.

В большинстве крупнейших банков рост валютных вкладов оказался существенно выше, чем изменение курса доллара. Лидером роста вкладов в иностранной валюте в абсолютном выражении стал Сбербанк, что объясняется еще и тем, что в период кризиса население предпочло хранить депозиты в госбанках.

«Люди начали переводить депозиты из рублевых в валюту – с 18 % на 1 сентября до 19,5 % на 1 октября (по всей банковской системе), – утверждает глава ВТБ 24 Михаил Задорнов. – В октябре этот процесс только ускорился: идет валютизация активов населения и предприятий».

Эта тенденция сохранится на рынке в течение полугода, уверен аналитик по банковскому секторуИФК Метрополь Марк Рубинштейн. Заместитель руководителя аналитического департамента компании Совлинк Ольга Беленькая полагает, что в октябре эта тенденция усилится: «За октябрь доллар укрепился относительно рубля еще на 6,78 %, что соответствует доходности 81,4 %, поэтому в октябре следует ожидать еще большего перераспределения вкладов в пользу валюты». «Сейчас доллар остается прибежищем инвесторов, которые панически скупают американскую валюту. Мы увидим укрепление рубля по отношению к доллару в среднесрочной перспективе четыре-шесть месяцев на 3–5 %. Сильное увеличение спроса на доллар, на наш взгляд, сойдет на нет», – полагает господин Рубинштейн.

Общество ячеек

Банкиры поднимают расценки для физлиц за аренду банковских ячеек из-за резкого увеличения спроса на них со стороны населения. Вкладчики банков изымают средства с депозитов, опасаясь потерять свои сбережения из-за банкротства банков, предпочитая перекладывать сбережения в индивидуальные сейфы.

В конце октября – начале ноября коммерческие банки увеличили стоимость услуги по аренде индивидуальных банковских сейфов (ИБС). В первую очередь это увеличение коснулось физлиц, так как именно они являются основными потребителями данной услуги. Так, арендовать сейчас ячейку в московских отделениях ОТП-банка стоит в 1,3–1,5 раза дороже, чем это можно было сделать в июне, сообщили в call-центре. В Альфа-банке со вчерашнего дня тарифы на аренду ИБС выросли на 10 %, рассказал руководитель блока «Розничный бизнес» Алексей Марей. В Промсвязьбанке вчера заявили, что пересматривают тарифы на аренду ячеек. В отделении Банка Москвы на Ленинградском проспекте сообщили, что изменились не только тарифы, но и конфигурация депозитария, то есть размеры ячеек. Повышение цен на аренду ячеек произошло и в Сбербанке. По словам руководителя управления общественных связей Сбербанка Ирины Кибиной, повышение можно назвать техническим. «Мы отмечаем рост интереса к ячейкам: сейчас их заполняемость составляет 80 %», – заявила она.

Банки повышают стоимость аренды индивидуальных сейфов из-за ажиотажного спроса на эту услугу со стороны населения. «Если ранее значительная часть ячеек использовалась физлицами для проведения сделок по купле-продаже недвижимости и средний срок ее аренды составлял один месяц, то сейчас сроки аренды увеличиваются, а население предпочитает использовать ИБС в том числе и для хранения наличных средств и ценностей», – поясняет заместитель председателя правления Абсолют-банка Олег Скворцов. По словам банкиров, в пределах Садового кольца свободных ячеек сейчас не найти. Свободные ИБС есть только самого маленького размера в отдаленных районах Москвы, сказали вчера в call-центрах Банка Москвы, Собинбанка и других.

«Из-за изменившегося взгляда на банковскую систему, который мы наблюдаем не только в России, но и во всем мире, население предпочитает хранить деньги не на банковских счетах, – говорит начальник аналитического управления банка Петрокоммерц Олег Соломин. – И рост спроса со стороны населения на аренду ячеек этой осенью спровоцирован в первую очередь желанием сохранения денежных средств».

По словам юристов, хранение средств в банковских ячейках менее рискованно для клиентов, чем во вкладах. «Даже если банк обанкротится, вопросы банкротства на содержимое ячеек не распространяются, – поясняет партнер и руководитель практики финансового сектора компанииЯковлев и партнеры Игорь Дубов. – В отдельных случаях, предусмотренных некоторыми договорами, банк имеет право доступа к имуществу клиента, размещенного в ячейке. Однако банк не может использовать это имущество в банковских операциях, в отличие, например, от договора вклада».

Глава 3КОНЕЦ КРЕДИТНОЙ ИСТОРИИ

Жизнь в кредит хороша тем, что уже сегодня можно позволить себе то, что без кредита можно бы было позволить себе в лучшем случае после зарплаты, а в худшем – через несколько лет или никогда. Жизнь в кредит плоха тем, что отдаешь всегда больше, чем берешь (в банке), причем в России – намного больше. К тому же утрачиваешь внутренний «счетчик», который, если полагаешься только на свои средства, не дает тратить больше, чем зарабатываешь. Это касается и потребителей, и производителей, с той лишь разницей, что первые без кредита как-нибудь перебьются, а вторые – не смогут развиваться и расти, а значит, погибнут. Если возврат кредитов и выплата процентов становятся проблематичными и банки принимают соответствующие меры, потребителю и производителю приходится затягивать пояса. И задумываться о том, стоит ли занимать больше, чем можешь отдать, и какова истинная цена жизни в кредит.

Банки ударились об розницу

19.09.2008. Вчера стало известно о первой реакции БАНКОВСКОГО РИТЕЙЛА на события на финансовых рынках. ВТБ 24 сворачивает продвижение ипотечных программ в регионах и ужесточает требования к заемщикам. Ряд банков ПРИОСТАНОВИЛ ВЫДАЧУ КРЕДИТОВ.

Вчера ВТБ 24 разослал в свои региональные подразделения уведомление об изменении условий ипотечного кредитования физических лиц. Согласно документу, в банке начал действовать мораторий на прием и рассмотрение заявлений заемщиков в рамках продукта «Ипотека Рефинансирование», а также на кредитование на нетиповых условиях. Одновременно банк устанавливает обязательное требование к заемщикам по всем остальным программам – внесение 20-процентного первоначального взноса. Кроме того, ВТБ 24 отказывается от «новых рекламных инициатив, направленных на активное продвижение ипотечных продуктов в регионах, а с 1 октября отменяет все промоакции при первичном открытии офисов».

ВТБ 24 не единственный банк, сокращающий объемы кредитования в условиях кризиса. «Мы временно приостановили выдачу всех розничных кредитов и кредитов малому бизнесу, поскольку не можем адекватно рассчитать ставки в связи с неопределенностью стоимости ресурсов», – сообщила директор департамента розничного бизнеса Московского кредитного банка Людмила Салигина. Аналогичные меры действуют сейчас в МБРР, который в ближайшее время намерен повысить ставки по всей продуктовой линейке. По словам участников рынка, аналогичные меры готовятся в Сбербанке, Банке Москвы, ОТП-банке. В этих банках опровергли информацию об изменении условий кредитования и сокращении программ, а в call-центрах сообщили, что кредиты выдаются на прежних условиях.

Банкиры прогнозируют, что в ближайшее время вырастут ставки по всем кредитным продуктам. «В связи с кризисом на финансовых рынках, резким изменением стоимости и дефицитом ресурсов банки радикально пересмотрят ставки по всем видам кредитов», – уверен старший вице-президент по развитию продуктов розничного бизнеса МБРР Альберт Звездочкин.

Прежде всего банки повысят ставки по ипотечным кредитам. О ближайшем повышении ставок в связи с кризисом заявили в банкеВозрождение, Банке Москвы, не исключили изменения условий кредитования в Абсолют-банке, накануне о повышении ставок сообщил Альфа-банк. По словам зампреда правления Абсолют-банка Олега Скворцова, банки еще осторожнее стали подходить к оценке платежеспособности заемщиков «в связи с неопределенностью дальнейшей экономической ситуации» и возможным сокращением зарплат.

Банки приняли госучастие в кризисе

Вслед за другими участниками рынка с кризисом ликвидности столкнулись ГОСБАНКИ – они вынуждены минимизировать издержки и поднимать СТОИМОСТЬ КРЕДИТОВ.

Второй по величине российский розничный банк ВТБ 24 (98,19 % акций принадлежит ВТБ, 77,4 % от которых контролируется государством) с 4 октября ввел мораторий на прием заявлений на кредиты на покупку строящегося жилья и улучшение жилищных условий. Доля кредитов на приобретение жилья в новостройках сейчас составляет порядка 40 % от ипотечного портфеля. Одновременно банк повышает ставки по всем ипотечным программам как в рублях, так и в иностранной валюте. По рублевой ипотеке ставки повышены на 0,7 процентных пункта, по кредитам в иностранной валюте – на 0,4. Теперь ставки по рублевой ипотеке составят 12,9—14,4 % годовых, по валютной – 10,1—12,85 %. Ставки по нецелевым кредитам под залог квартиры увеличены до 16,45–17,7 % годовых в рублях и до 12,6– 15,1 % годовых в иностранной валюте. Кроме того, банк ужесточил условия по ряду программ автокредитования.

Условия по ипотеке ВТБ 24 ужесточил практически одновременно со Сбербанком, увеличившим ставки по всем видам кредитов на 0,75—1,5 % годовых. Руководство Сбербанка признало необходимость изменения приоритетов деятельности в условиях финансового кризиса и фактически отказалось от заявленных планов по наращиванию кредитного портфеля. Крупнейший российский банк, так же, как и ВТБ 24, намерен сконцентрироваться на надежности и «гарантии обеспеченности возврата кредитов».

Сэкономить на рознице намерен и Банк Москвы (43,9 % принадлежит правительству Москвы напрямую, еще 15,4 % контролируется через Московскую страховую компанию и Столичную страховую группу).

Госбанки столкнулись с дефицитом ликвидности несколько позже остальных участников рынка. До последнего момента прогнозировалось, что госбанки, через которые правительство оказывает финансовую помощь банковской системе, смогут извлечь из этой ситуации выгоду, дозировано распределяя средства. «Однако госбанки также начинают ощущать дефицит ликвидности», – считает заместитель руководителя аналитического департаментаИК Совлинк Ольга Беленькая. «Кредитные программы мы финансируем за счет собственного капитала и депозитов физлиц, дополнительных средств от государства или с внешних рынков у нас нет», – констатирует директор департамента ипотечного кредитования ВТБ 24 Анатолий Печатников.

Удвоение ставок

8.10.2008. ИПОТЕКА в России постепенно возвращается на уровень 2000 года, когда объемы ее выдачи были минимальными. Крупнейшие игроки ипотечного рынка устанавливают заградительные тарифы на выдачу кредитов: Альфа-банкзаявил о повышении ставок сразу на 5 % годовых. В банке объясняют это решение обострившимся кризисом и неопределенностью в отношении стоимости ресурсов для финансирования кредитования.

Как сообщили в Альфа-банке, в ближайшее время средняя ставка по рублевой ипотеке превысит 20 %, по долларовой – 16,5 % годовых. Повышение составит в среднем 5 процентных пунктов: сейчас ставки по рублевой ипотеке Альфа-банка составляют порядка 15,5 %, по валютной – около 12,5 % годовых. Одновременно банк устанавливает комиссию за выдачу кредита.

Это самое масштабное повышение ставок по ипотеке с момента обострения финансового кризиса – во второй половине сентября основные игроки повысили ставки по жилищным кредитам на 1,5–2 %. За год кредиты на жилье подорожали более чем в полтора раза: летом прошлого года банки предлагали кредит в среднем под 12,6 % годовых. Многие банки приостановили выдачу ипотеки и сейчас пересматривают ставки. «Решение было принято в связи с резко изменившейся ситуацией на фондовом рынке, мы пока не можем прогнозировать стоимость привлечения ресурсов», – пояснил руководитель блока «Ипотечное кредитование» Альфа-банка Илья Зибарев. По его словам, на октябрь было запланировано повышение в пределах 1,5–2 % годовых, однако в последние дни оно было пересмотрено в сторону увеличения.

Участники рынка называют ипотечные ставки Альфа-банка, который является одним из крупнейших игроков на ипотечном рынке, «заградительными». По мнению директора департамента ипотечного кредитования ВТБ 24 Анатолия Печатникова, максимальная ставка по рублевой ипотеке – 17,5 %, выдача кредитов по более высокой ставке в разы увеличивает риски просрочки. «Ставки Альфа-банка, одного из крупнейших российских коммерческих банков – своеобразный индикатор для всего рынка, отражающий объективную стоимость ресурсов», – считает директор департамента продаж Русского ипотечного банка Алексей Дорош. Одновременно с Альфа-банком о готовящемся повышении ставок по ипотеке на 1–2 % годовых, сообщил источник в ФК Уралсиб. Ужесточил условия и Абсолют-банк, временно отказавшийся от кредитования строящегося жилья, считая этот сегмент высокорисковым. Ранее его основной акционер бельгийская KBC объявила о возможном снижении издержек в рамках группы, не уточняя, о каких именно мерах пойдет речь.

Прогнозировать объемы выдачи ипотеки по итогам года эксперты вчера оказались не готовы. «Все зависит от того, как будут реализовываться заявленные правительством антикризисные меры, – считает экономист банка Траст Евгений Надоршин. – В случае если они реализованы не будут, рынок кредитования ждет коллапс». По мнению Алексея Дороша, до конца года объем выдачи в лучшем случае достигнет прошлогодних показателей – по даннымБанка России, 556,5 млрд руб.

Кредитная яма оказалась глубже ожиданий

13.10.2008. Как следует из опубликованных данных ЦБ, в четвертом квартале российским компаниям предстоит погасить не менее $47,5 млрд ИНОСТРАННЫХ КРЕДИТОВ. Как свидетельствуют расчеты аналитиков, несмотря на мировой финансовый кризис и отток капитала в третьем квартале, привлечение и пролонгирование иностранных кредитов российскими компаниями и банками составило около $75 млрд. $50 млрд, зарезервированных в ВЭБе на рефинансирование корпоративных кредитов, может не хватить уже в 2009 году.

В рамках продолжения публикации данных о платежном балансе ЦБ опубликовал график платежей по внешнему долгу. С 1 июля текущего года по 1 июля 2009 года выплаты по российскому внешнему долгу (на 1 июля он был равен $527,1 млрд) должны составить $156,8 млрд, а с учетом процентов – $177,3 млрд. Из этой суммы $67,8 млрд приходится на банки, а $103,5 млрд – на небанковский сектор экономики. Впрочем, выплаты по внешнему долгу могут оказаться и больше. Так, если возникнет необходимость погашать заимствования «до востребования» или те, по которым «график не определен или отсутствует», за этот период российской экономике может угрожать уже $203,4 млрд выплат по внешнему долгу.

Если в третьем квартале Россия должна была погасить (включая проценты) $60,4 млрд, то в четвертом – как минимум $48,7 млрд. А всего за 12 месяцев с 1 октября этого года выплаты составят не менее $137 млрд, из которых $3,5 млрд придется на государство, $53,3 млрд – на банки и $78 млрд – на небанковский сектор. Впрочем, как и в прошлом, эти суммы в реальности окажутся существенно больше, соглашаются Ярослав Лисоволик из Deutsche Bank и Михаил Хромов из Центра стратегических исследований Банка Москвы. Заимствования продолжаются, по части займов кредиторы могут потребовать досрочного погашения. По состоянию на 1 апреля ЦБ ожидал выплаты на третий квартал в размере $31,8 млрд, по факту оказалось почти вдвое больше.

При этом, удивляется Михаил Хромов, сравнение оценок платежного баланса и внешнего долга свидетельствует о том, что несмотря на мировой кризис и отток капитала российским компаниям и банкам в июле—сентябре удалось привлечь много новых займов или пролонгировать старые. По его расчетам, банки заняли $27 млрд, а небанковский сектор – $47 млрд.

Удастся ли им повторить этот результат и в нынешних обстоятельствах, экономисты прогнозировать не берутся – мировой финансовый кризис небывало затруднил доступ к кредитным ресурсам. Главный вопрос – достаточно ли будет средств, выделяемых государством в рамках антикризисного пакета. У экономистов есть опасения, что если внешние займы будут недоступны, $50 млрд, выделенных через ВЭБ на рефинансирование внешних заимствований российских корпораций, может не хватить.

Заемные деньги уходят от потребителей

20.10.2008. Крупнейшие участники рынка потребкредитования сократили объем и ужесточили условия выдачи ЭКСПРЕСС-КРЕДИТОВ. По словам ритейлеров, в октябре продажи в кредит в некоторых сетях упали на 30 %, а ставки выросли на 5 процентных пунктов. Сокращение кредитования в торговых сетях может привести к снижению продаж, поскольку 30 % покупок финансируется сейчас за счет кредитов, считают эксперты.

«Продажи в кредит снизились на 30 % по сравнению с сентябрьскими, банки в основном продают высокодоходные кредиты с первоначальным взносом», – сообщил руководитель департамента потребительского кредитования компании М.Видео Валерий Шатковской. По информации другой крупной торговой сети Мир, в октябре ставки по экспресс-кредитам повысились в среднем на четыре-шесть процентных пунктов. «Кредитный оборот в целом снизился на 4–5 %, доля высокодоходных кредитов увеличилась на 20–25 %», – отметили в пресс-службе Мира. В Эльдорадо и Техносиле отказались комментировать ситуацию.

Сокращение объемов кредитования, по наблюдениям ритейлеров, происходит на фоне ужесточения условий оценки заемщика. «Банки пересмотрели скоринговые модели и увеличили число отказов по кредитным заявкам», – отметили в Мире. Кредитные специалисты ХКФ-банка в торговых сетях говорят заемщику, что объем отказов увеличен, и рекомендуют брать кредиты с первоначальным взносом, а также на больший срок. По словам участников рынка, увеличил объем отказов и банк Русский стандарт. Альфа-банк пока не ужесточил требования к заемщикам, но планирует сделать это в ближайшее время. Доля отказов вырастет на 5–6 %, сообщила начальник управления развития целевых кредитов Альфа-банка Наталия Карасева.

Экспресс-кредитование в точках продаж традиционно занимало значительную долю в кредитных портфелях основных участников рынка. Об этом свидетельствуют данные их отчетности по МСФО. У ХКФ-банка в первом полугодии доля кредитов на покупку товаров составляла 46,3 % (31,7 млрд руб.) от кредитного портфеля (68,6 млрд руб.). Доля кредитов в точках продаж у Ренессанс Кредита составляла 42,7 % (19,7 млрд руб.) от кредитного портфеля (46,2 млрд руб.), у Русского стандарта – 23,1 % (37,2 млрд руб.) от объема розничного портфеля (161,1 млрд руб.).

Кризис на финансовых рынках и рынках межбанковского кредитования банки ощущают с середины сентября. Однако вызванное этим сокращение кредитных программ в первую очередь коснулось крупных залоговых кредитов, предоставляемых на длительный срок, – ипотеки и автокредитов. В сентябре объемы продаж товаров в кредит не менялись: в Эльдорадо на уровне 27 % от оборота, в Техносиле – 23–25 %, в М.Видео – 15 %. В октябре сокращение дошло и до кредитов в торговых сетях.

Эксперты уверены, что в ближайшее время банки еще больше сократят объемы кредитования в точках продаж. «Это самый рискованный вид кредитования, необходимый банку для удержания позиций в период роста рынка и высокой конкуренции, – считает аналитик банка Траст Евгений Надоршин. – Сейчас спрос на кредиты высокий, а предложение сокращается, банкам выгоднее выдавать кредиты в собственных офисах, сократив расходы на продвижение кредитов в магазинах». По словам господина Надоршина, сейчас банки в первую очередь заинтересованы в поддержании собственной ликвидности, а не в увеличении кредитных портфелей. С ним согласна и старший аналитикАльфа-банка Наталия Орлова. По ее прогнозам, сокращение розничного кредитования скажется на динамике объемов продаж, поскольку 30 % потребления финансируется за счет кредитов.

Ренессанс больше не Кредит

Один из лидеров рынка потребительского кредитования банкРенессанс Кредит официально заявил о ПОЛНОЙ ПРИОСТАНОВКЕ КРЕДИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Эксперты уверены, что таким образом банк аккумулирует ликвидность для выплат по обязательствам. Беспрецедентные меры в банке объясняют возросшими рисками при выдаче кредитов.

О том, что банк Ренессанс Капитал (работает под брендом Ренессанс Кредит) полностью приостановил на месяц выдачу всех видов кредитов в России, рассказал председатель правления банка Алексей Левченко. Кредитование в розничных сетях «в связи с нестабильной ситуацией на финансовых рынках» банк приостановил с 17 до 21 октября, а затем продлил мораторий до 23 октября. Ранее банк увеличил срок рассмотрения всех кредитных заявок до двух недель и ограничил операции по кредитным картам.

Сейчас речь идет о полном закрытии всех кредитных программ. Ренессанс Кредит – первый из крупных участников рынка, объявивший о таких крайних мерах. С начала кризиса банки отказывались от выдачи отдельных видов кредитов, в первую очередь ипотеки. От ипотеки и автокредитов отказался ХКФ-банк, заявив, что выдача таких кредитов слишком рискованна.

«Мы продолжаем анализировать макроэкономическую ситуацию как России в целом, так и в отдельных отраслях, которые действительно могут быть проблемными», – пояснил господин Левченко. По расчетам банка, пока его прибыль будет формироваться из $150–200 млн, ежемесячно поступающих в счет погашения уже выданных кредитов. «Как только ситуация изменится, мы возобновим кредитование», – добавил господин Левченко. «Банк может какое-то время зарабатывать на поступлениях в счет погашений уже выданных кредитов, – считает старший аналитик ИФК Метрополь Марк Рубинштейн. – Однако ни один банк не может долго находиться в такой ситуации».

Остановка работы накануне предновогоднего повышения розничных продаж может негативно сказаться на отношениях банка с розничными сетями, считает член правленияАльфа-банка Алексей Марей. «Сети рассчитывают на определенный объем продаж, в том числе и за счет кредитных средств, вернуться на прежние позиции банку может оказаться сложно», – утверждает господин Марей. Конкуренты Ренессанс Кредита по работе в розничных сетях – банк Русский стандарт и ХКФ-банк – отказались комментировать ситуацию.

Банки привязались к дефолтам

31.10.2008. Инвестбанки, понесшие огромные потери в ходе финансового кризиса, ужесточают требования по КОРПОРАТИВНЫМ ЗАЙМАМ. Банкиры начали привязывать ставки по корпоративным кредитам не к долговому рейтингу компании и ставке LIBOR, а к стоимости страховки корпоративных кредитов. По данным Bloomberg, на такие условия кредитования уже согласились Nokia и Nestle.

Некоторые инвестбанки ужесточают условия корпоративного кредитования. Как сообщило в среду агентство Bloomberg, такие банки, как Citigroup и Credit Suisse, пытаются ужесточить условия кредитования корпораций и максимально обезопасить себя от дефолтов по обязательствам заемщиков. Банки начали привязывать стоимость корпоративных кредитов для заемщиков не к рейтингу их долговых обязательств и ставке LIBOR, а к стоимости кредитных дефолтных свопов (CDS) по этим заемщикам.

Кредитные дефолтные свопы CDS (credit default swaps) – страховые контракты, по которым продавцы кредитной защиты соглашаются на выплату покупателю (как правило, банку) определенной суммы в случае наступления указанного при сделке события. За эту услугу покупатель-кредитор платит продавцу CDS премию.

Одними из первых корпораций, согласившихся на такие условия кредитования, стали финский производитель телекоммуникационного оборудования Nokia и швейцарский производитель продуктов питания Nestle. В условиях финансового кризиса, вызванного дефицитом ликвидности, банки все меньше кредитуют корпорации. По данным исследования, проведенного Bloomberg, с начала года банки выдали корпоративные кредиты американским корпорациям на общую сумму $603 млрд, в то время как в прошлом году эта сумма составила $1,73 млрд. Вместе с тем банки все чаще покупают CDS для страховой защиты от дефолта заемщиков по своим обязательствам: за последние десять лет мировой рынок CDS достиг $60 трлн.

По мнению участников банковского рынка, опрошенныхFinancial Times (FT), подобных сделок будет становиться все больше: чем дороже будут обходиться для банка-кредитора CDS на данного заемщика, тем дороже для этого заемщика будет кредит. «Думаю, это будет использоваться чаще, как способ, позволяющий банкам оценить стоимость кредита для компании в момент выдачи кредита», – цитирует FT Дэвида Слэйда, возглавляющего управление по заемным средствам в Credit Suisse.

У банков утроилась просрочка

Рост ПРОСРОЧЕННОЙ ЗАДОЛЖЕННОСТИ по кредитам резко ускорился – в сентябре она росла в три с половиной раза быстрее, чем в августе.

Банк России опубликовал обзор банковского сектора по состоянию на 1 октября 2008 года, из которого следует, что кризис привел к значительному ускорению роста просроченной задолженности. По данным ЦБ, просроченная задолженность по кредитам, депозитам и прочим размещенным средствам банковского сектора выросла за сентябрь на 12,4 %, до 276,2 млрд руб. За август рост просрочки составил всего 3,5 %, за июль – 2,4 %. За сентябрь 2007 года объем просроченных кредитов вырос на 3,9 %. Таким образом, в сентябре 2008 года просрочка росла в три с половиной раза быстрее, чем в предыдущем месяце, и в три раза быстрее, чем за аналогичный период прошлого года. Доля просрочки в совокупном кредитном портфеле российских банков выросла за сентябрь до 1,45 % с 1,33 %. При этом рост самого кредитного портфеля в сентябре замедлился по сравнению с августом с 4 % до 3,2 %.

Быстрее всего в сентябре росла просроченная задолженность банков друг перед другом – объем просроченных межбанковских кредитов вырос в четыре раза, до 3,4 млрд руб. Объем просроченных розничных кредитов рос гораздо медленнее (на 6,4 %, до 131,4 млрд руб.), зато их доля оказалась самой высокой – 3,3 % кредитного портфеля. Для сравнения: доля просроченных межбанковских кредитов на 1 октября составляла всего 0,2 % от объема портфеля.

В Москве за сентябрь просрочка по розничным кредитам росла несколько медленнее, чем в целом по стране, – на 6,1 %, до 85,1 млрд руб. Однако доля просроченных розничных московских кредитов оказалась в два раза выше, чем в целом по России, – 6,8 %. «Москвичи сильнее, нежели жители регионов, зависят от заемных денег, именно по ним кризис ударит сильнее всего», – отмечают аналитики коллекторского агентства Секвойя Кредит Консолидейшн.

Лидеры роста просроченных кредитов (по абсолютному значению) – госбанки: в Сбербанке просроченная задолженность выросла на 4,9 млрд руб. (+9,6 %), в ВТБ – на 4,4 млрд руб. (+35,0 %). В пятерку лидеров роста просрочки вошли также Альфа-банк (3,2 млрд руб., +33,9 %), Уралсиб (1,8 млрд руб., +22,4 %) и Росбанк (1,1 млрд руб., +15,2 %). Лидером снижения просрочки стал ОТП-банк: просрочка снизилась на 655,0 млн руб.

(-13,9 %).

Если темп роста просрочки в Сбербанке оказался ниже среднеотраслевого, то ВТБ и Альфа-банк существенно его опередили. Основная причина «лидерства» Сбербанка в этом рэнкинге – его размеры. В совокупном кредитном портфеле российских банков доля Сбербанка на 1 октября составляла 26,5 %. При этом доля просрочки в кредитном портфеле Сбербанка составляет всего 1,1 %, что ниже среднеотраслевого уровня (1,5 %).

Пятерка лидеров по росту просроченных розничных кредитов выглядит несколько иначе: Сбербанк (рост на 1,6 млрд руб., или на 11,6 %), Ренессанс Капитал (895,8 млн руб.,16,0 %), Русский стандарт (585,6 млн руб., 2,3 %), Банк Москвы (523,4 млн руб., +16,0 %), ХКФ-банк (481,0 млн руб., +4,6 %).

Критической долей просроченной задолженности от совокупного кредитного портфеля банков страны, согласно международному опыту, являются 10–15 %, отмечает заместитель руководителя аналитического департамента компании Совлинк Ольга Беленькая. На 1 октября этот показатель в России составлял всего 1,5 %. Однако если просрочка будет и дальше расти как в сентябре, на 12,4 % ежемесячно, доля просроченных кредитов в совокупном портфеле окажется больше 10 % уже к 1 июня 2009 года. «И хотя текущий рост просрочки российских банков во многом обусловлен жесткими правилами учета, темпы, которыми растет просроченная задолженность в последнее время, прецедентны», – говорит директор департамента банковского аудита ФБК Алексей Терехов. По его словам, поступления по кредитам являются для российских банков одним из основных источников выплат по депозитам, и высокий уровень просрочки по кредитам может негативно отразиться на способности банков расплатиться с вкладчиками.

Банки собирают антикризисную комиссию

Банки, еще недавно декларировавшие снижение или отмену комиссий по розничным кредитам, из-за кризиса повышают прежние КОМИССИИ и вводят новые. Таким образом банкиры пытаются сохранить доходность кредитного бизнеса в условиях сокращения объемов кредитования и увеличения стоимости финансовых ресурсов.

В октябре банки стали в массовом порядке увеличивать размер комиссий по розничным кредитам. По данным Финансово-страхового брокера, КМБ-банк с октября ежемесячно взимает комиссию 0,4 % от суммы кредита за ведение ссудного счета, ОТП-банк увеличил комиссию за выдачу кредитов наличными с 2 % до 3–4 % в зависимости от предоставляемой суммы. Кредит-Европа банк в октябре увеличил единовременную комиссию за выдачу кредита наличными с 1 % до 5 % для новых заемщиков и 3 % для тех, у кого в банке уже есть кредитная история. В самих банках информацию об изменении комиссий подтвердили.

Комиссии, взимаемые банками по розничным кредитам, стали предметом масштабной кампании, развернутой госорганами в прошлом году, поскольку декларируемые и реальные ставки по кредитам отличались в несколько раз. С 1 июля 2007 года Банк России обязал банки указывать эффективную процентную ставку (в этом году заменена на «полную стоимость кредита»), учитывающую не только декларируемую стоимость, но и взимаемые банками комиссии. Роспотребнадзор инициировал десятки судебных разбирательств о незаконности допкомиссий и штрафов. А Генпрокуратура провела показательную проверку банка Русский стандарт, который в результате отказался от взимания комиссий. Затем проверке прокуратуры подверглись другие крупные розничные банки. В сентябре этого года ФАС обвинила ХКФ-банк в том, что он скрывает информацию о допкомиссиях от заемщиков.

Однако в условиях кризиса банкам приходится снова вводить комиссии, утверждают банкиры. «Ставки привлечения ресурсов повысились для всех игроков, – отмечает советник президента ОТП-банка Вадим Юрко. – Ставки по потребкредитам поднимают все банки, поэтому мы действуем в рамках рыночной тенденции». По словам члена правления Сведбанка Алексея Аксенова, повышая единовременные комиссии, банки пытаются увеличить собственную доходность в условиях роста стоимости ресурсов. «Если заемщик гасит такой кредит досрочно, банк все равно получает компенсацию в виде уплаченной комиссии, – поясняет эксперт. – Кроме того, взимание комиссии при выдаче кредита позволяет банку снизить свои риски, поскольку заемщик подтверждает хотя бы минимальную возможность гасить кредит».

В Финансово-страховом брокере отмечают, что в этих условиях заемщикам становится все труднее получить кредит, поскольку увеличение комиссий делает его недоступным. «В октябре переводить заявки на кредит из одного банка в другой из-за изменения условий кредитования были вынуждены 50 % клиентов, обращавшихся за кредитами», – пояснили в компании.

По данным агентства Русрейтинг, у некоторых банков комиссионный доход выше, чем доход от получения процентов по кредитам. «У многих банков, в частности уХКФ-банка, банка Восточный экспресс, ОТП-банка, комиссионный доход превышает декларируемый процентный доход, соответственно, банки, скорее всего, будут повышать именно комиссии», – отмечает аналитик агентства Русрейтинг Виктория Белозерова. По словам госпожи Белозеровой, для банков, делающих ставки на комиссии, повышается риск предъявления претензий со стороны контролирующих органов.

Банки нацелились на увольнения

Вслед за ипотекой и автокредитами банки ужесточают условия предоставления НЕЦЕЛЕВЫХ КРЕДИТОВ и сокращают их объемы. Банкиры объясняют это возросшими рисками возникновения массовой неплатежеспособности заемщиков из-за увольнений.

По данным Банка России, на 1 октября 2008 года объем кредитов физлицам составил 4 трлн руб. Отдельной статистики по нецелевым кредитам нет. По данным агентства Русрейтинг, на долю кредитов, выданных на срок от одного года до трех лет (именно на этот срок, как правило, выдаются такие кредиты), приходится около 18 % от общего объема розничного кредитования (720 млрд руб.).

Получить нецелевой кредит в ряде банков стало значительно сложнее. В call-центре Промсвязьбанка сообщили, что с 5 ноября для новых заемщиков доступны только кредитные карты, а кредит наличными может получить только «постоянный клиент», у которого в банке есть кредитная история или зарплатная карта. На горячей линии Юниаструм-банка сообщили, что в Москве «кредиты наличными выдаются только на карту», а со следующего года такой порядок будет действовать по всей сети (42 филиала и 169 допофисов). В Росбанке нецелевой кредит наличными теперь можно получить, только имея кредитную историю в банке. Банк Петрокоммерц выдает любые розничные кредиты только клиентам, у которых есть его зарплатная карта.

Сбербанк с 1 ноября отказался от выдачи беззалоговых кредитов, установив максимальную сумму кредита наличными в размере 500 тыс. руб. На горячей линии Банка Москвы сообщили, что теперь для получения кредита наличными или кредитной карты необходимо иметь поручителя, а также у заемщика в собственности должен быть земельный участок или автомобиль иностранной марки. В ВТБ 24 сумма предоставляемого без поручительства кредита наличными снижена с 750 тыс. до 500 тыс. руб.

В банках объясняют ужесточения условий выдачи возросшими рисками. «Мы ограничиваем предельную концентрацию риска на одного клиента по кредитам, не обеспеченным поручительством, – пояснил начальник управления потребкредитования ВТБ 24 Иван Лебедев. – Качество кредитного портфеля может снизиться из-за ухудшения ситуации в национальной экономике, снижения зарплат и возможного увольнения заемщиков». По словам управляющего директора блока «Розничный бизнес» Банка Москвы Аллы Цытович, наличие в собственности у заемщика недвижимости или автомобиля подтверждает его способность «грамотно подходить к расходованию средств». «Кредитная карта позволяет банку управлять кредитным лимитом», – пояснил отказ от некарточного кредитования новых клиентов директор департамента развития розничного бизнеса Промсвязьбанка Алексей Михайлик.

Сокращение долгосрочного кредитования банки объясняли тем, что не могут прогнозировать его рентабельность в условиях постоянно меняющейся стоимости ресурсов. Краткосрочное нецелевое кредитование сейчас опасно для банков возросшими рисками невозвратов. «Никакая ставка не компенсирует убыток банка в случае неплатежеспособности заемщика из-за увольнения с работы», – отмечает член правленияАльфа-банка Алексей Марей.

Глава 4РЕАЛЬНЫЙ КРИЗИС

Кризис пришел в реальный сектор. Предприятия останавливают конвейеры, гасят домны, сворачивают новые проекты. Увольняют сотрудников. Снижают им зарплату. Нет кредитов – нет денег. Возникает порочный круг: кризис ликвидности – падение производства – безработица – снижение платежеспособного спроса…

Промышленный рост теряет убедительность

Официальная публикация Росстата о состоянии ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА в августе 2008 года показала, что относительно высокий рост в промышленности предыдущего месяца (4,7 %) становится все более неустойчивым. Число отраслей, «вытягивающих» динамику промпроизводства, сокращается.

Подробный анализ данных Росстата свидетельствует о том, что ситуация в промышленности более напряженная и менее устойчивая, чем это видно из общих показателей. Владимир Сальников из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) указывает, что «значительно сузился спектр позиций, которые „вытягивают“ рост». В сфере добычи полезных ископаемых это рост добычи угля на 9,3 % на фоне спада добычи нефти и газа (на 1,1 % и 0,7 % соответственно). В производстве и распределении электроэнергии, газа и воды – ускоренный рост выработки электроэнергии тепловыми станциями (на 6,9 %) при падении в гидроэлектроэнергетике на 12,7 %.

Самой настораживающей выглядит динамика обрабатывающих отраслей. Все заметнее замедление производства стройматериалов: производство кирпичей в августе выросло всего на 1,5 %, железобетонных изделий и конструкций снизилось на 1 %, а цемента – на 11,5 %. Сказываются последствия замедления жилищного строительства и инвестиций в основной капитал, соглашается Владимир Сальников. Впрочем, он напоминает, что падение потребления отечественного цемента отчасти связано с ростом его импорта.

Продолжение роста обрабатывающих отраслей сосредоточено в нескольких сегментах, преимущественно в машиностроении. Как бывало и раньше, очень высокие темпы роста продемонстрировало производство газовых турбин и генераторов (в 3,3 и 2,5 раза соответственно). Их вклад в расчеты Росстата непропорционально велик, скачки производства этого оборудования с длинным производственным циклом приводят к большим флуктуациям индекса. Какова была бы динамика промпроизводства без этого фактора, в ЦМАКП оценить еще не успели. Впрочем, рост отмечен не только в энергетическом, но и в транспортном машиностроении: в частности, быстро растет производство вагонов – как грузовых, так и пассажирских (на 20,5 % и 18,9 % соответственно). Быстро растет производство автомобилей – за восемь месяцев с конвейеров уже сошло 193 тыс. грузовых и 987 тыс. легковых автомобилей, за аналогичный период прошлого года эти показатели были на 6,9 % и 19 % меньше.

«Раз растущих секторов стало меньше, значит, риск замедления стал выше», – рассуждает Владимир Сальников. Замедление темпов роста инвестиций и проблемы с доступом предприятий к кредиту, по его словам, скажутся на динамике промышленного производства лишь через несколько месяцев. Если в результате финансового кризиса остановится авто– и потребительское кредитование, под ударом могут оказаться самые быстрорастущие отрасли. О похожих рисках предупреждает иGoldman Sachs – Рори Макфаркуар пишет в ежедневном отчете: «Данные о промпроизводстве поддерживают прогноз довольно мягкого замедления темпов роста ВВП до 7 %. Однако отток капитала и напряженная ситуация с ликвидностью могут привести к более серьезному замедлению».

Капитал напугали капитально

Опубликованные Банком России данные о международных резервах показывают, что с 12 по 19 сентября, в разгар кризиса, чистый ОТТОК ЧАСТНОГО КАПИТАЛА из России составил около $10 млрд, а с 8 августа – момента начала войны в Южной Осетии – от $20 млрд до $50 млрд. Столь масштабное его бегство вполне может рассматриваться как главная причина кризиса на российском финансовом рынке.

Согласно опубликованным данным ЦБ, с 12 по 19 сентября международные резервы РФ снизились с $560,3 млрд до $559,4 млрд. За самую кризисную за последние годы неделю на российском финансовом рынке резервы снизились всего на $0,9 млрд. Гораздо более сильное падение было зафиксировано между 8 и 15 августа ($16,4 млрд) и 5 и 12 сентября ($13,3 млрд). С 8 августа резервы снизились на $38,1 млрд.

Часть этих «потерь» условна и связана с переоценкой золота, различных валют и облигаций в портфеле ДБ. На 1 сентября золотая часть российских резервов стоила около $13,1 млрд. Около 50 % остальных резервов вложено в активы, номинированные в долларах, около 40 % – в евро, оставшиеся 10 % в основном в фунтах стерлингов. Рост стоимости золота и курсов основных мировых валют к доллару приводит к переоценке резервов в сторону повышения, снижение – наоборот. По кросс-курсу ЦБ (через рубль) с 8 августа по 19 сентября курс евро к доллару снизился на 7,4 %, фунта стерлингов – на 6,8 %. Это означает, что чуть более половины общего снижения резервов в $38,1 млрд объясняется именно курсовой динамикой. Использование других курсов (в оценках Goldman Sachs используются данные Reuters на конец дня пятницы) приводит к различным оценкам.

Однако российский экспорт по-прежнему превышает импорт – и торговое сальдо, и текущий счет платежного баланса положительны. При отсутствии оттока капитала валюта должна была поступать в страну, а международные резервы должны были вырасти. Источник в Минэкономики на днях дал оценку, из которой следует, что положительное торговое сальдо в августе составляло $16 млрд, а первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев говорил, что текущий счет в августе был равен $8 млрд. Оба показателя примерно на $3 млрд ниже июльских.

Сделанные на основании этих данных оперативные оценки чистого оттока капитала сильно различаются.

Анна Задорнова из Goldman Sachs в сегодняшнем ежедневном обзоре дает оценку чистого оттока капитала с 8 августа по 19 сентября в $52 млрд. При этом, по оценке банка, только с 12 по 19 сентября страну покинуло $9,5 млрд. Оценки Михаила Хромова из Центра стратегических исследований Банка Москвы (ЦСИ) скромнее. По его расчетам, чистый отток за 12–19 сентября составил $10–12 млрд, с начала сентября – $15–19 млрд, с 8 августа – $20–25 млрд. Наши расчеты дают оценку чистого оттока около $10 млрд за последнюю неделю и около $30 млрд с 8 августа.

Впрочем, первый заместитель главы ЦБ Алексей Улюкаев заявил, что в сентябре чистый отток капитала из РФ будет «на уровне августовского». В августе ЦБ оценивал его в $4,6 млрд, аналитикам цифра представляется заниженной. По словам представителей Банка Москвы, более точную картину происходившего можно будет восстановить «только на основе оценок платежного баланса и балансов банков за сентябрь». Пока же на основании данных из открытых источников можно только констатировать необычно высокий объем операций на валютной бирже между 15 и 19 сентября. По данным ДБ, только 18 сентября объем торгов с расчетами «завтра» на ЕТС превысил $7 млрд. Это указывает на то, что отток капитала в необычных для нынешних условий объемах в середине сентября неоспорим.

Разумеется, отток капитала существовал и в июле, и в августе 2008 года. Он был спровоцирован не только мировым финансовым кризисом и войной в Грузии, но внутриполитическими событиями: в первую очередь, делом Мечела – после того как премьер Владимир Путин предложил «пригласить доктора» к его основному акционеру, вырос оборот на валютных торгах. Однако обвальным отток капитала стал не в разгар военных действий России на Кавказе и не в результате падения фондовых индексов в США и Европе. Очевидно, инвесторам потребовалось время, чтобы полностью оценить ситуацию, вывести средства из срочных инструментов – скорее всего, оперативные решения владельцами денег принимались в начале сентября уже после принятия стратегического решения о выходе из российского рынка.

Банки переписывают штатное расписание

10.10.2008. Крупнейшие БАНКИ сокращают персонал —ВТБ 24 объявил об этом первым из госбанков, аргументировав свои действия пересмотром объема выдачи розничных кредитов.

Председатель правления ВТБ 24 Михаил Задорнов заявил о пересмотре тактики развития розничной сети, отметив, что в следующем году банк «вряд ли будет открывать» новые отделения. «Действующая сеть позволяет нам выдавать в полтора раза больше кредитов, чем позволяют источники ресурсов, – заявил Михаил Задорнов. – Мы оценим объем ресурсов, на который можем рассчитывать на замедляющемся рынке, и в итоге сократим лишний персонал». Как нам сообщили в ВТБ 24, с прошлой недели в банке действует мораторий на прием новых сотрудников.

О масштабном сокращении персонала в связи с коррекцией планов по выдаче кредитов госбанки заявляют впервые. На прошлой неделе стало известно о том, что Сбербанк отказывается от планов по увеличению кредитного портфеля, объявив приоритетными надежность и гарантию возврата выданных кредитов. В Сбербанке заявили, что «пока конкретных планов по сокращению численности персонала нет», при этом подчеркнув, что «сокращение объемов выдачи кредитов и численность персонала между собой не связаны».

В начале сентября, когда финансовый кризис на российском рынке начал развиваться, многие участники рынка заявили о повышении ставок по розничным кредитам и сокращении объемов кредитования. Первым стал ХКФ-банк, заявивший о сокращении штата в связи с отказом от ипотеки и автокредитования. Сокращения в региональной розничной сети проводит Банк Москвы. От приема новых сотрудников отказался Кредит Европа банк. В Альфа-банке на 70 % сократили планы по приему на работу на следующий год сотрудников бэк-офисов. По словам гендиректора кредитного брокера Кредитория Михаила Бусыгина, банки будут сокращать численность сотрудников, отвечающих за продажу ипотеки и автокредитов. По словам директора департамента розничных продаж Русского ипотечного банка Алексея Дороша, достаточно одному из крупнейших игроков заявить о сокращениях, и его примеру последуют все участники рынка.

По прогнозам представителей кадровых агентств, масштабные сокращения в банковском секторе неизбежны. «В сентябре резко увеличилось количество резюме от сотрудников фронт-офиса, отвечающих за розничные продажи, сейлз-подразделений, – констатирует старший консультант банковской практикиWard Howell Мария Янковская. – Банки в свою очередь сократили объем размещенных заказов на прием сотрудников этих подразделений примерно на 40 %». Одновременно, по словам госпожи Янковской, вырос спрос на специалистов по риск-менеджменту и работе с проблемной задолженностью.

Паевые реинвестиции

1.11.2008. Частные инвесторы опустошают ПАЕВЫЕ ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ФОНДЫ (ПИФы) – в октябре пайщики вывели из них 2,3 млрд руб., с начала года отток превысил 12 млрд руб. Лишившись денег клиентов, мелкие и средние управляющие компании будут вынуждены заморозить свою деятельность, отмечают эксперты.

По нашей оценке, основанной на данных Investfunds.Ru, в октябре частные инвесторы вывели из ПИФов 2,3 млрд руб. Почти четвертая часть этого оттока – 563,27 млн руб. – пришлась на управляющую компанию Тройка Диалог. Ее ПИФ облигаций Илья Муромец стал также лидером по выводу средств пайщиков среди всех категорий фондов. «У нас самый большой объем активов открытых фондов, соответственно, и отток оказался больше, чем у остальных компаний», – пояснил результаты вице-президент Тройки Диалог Андрей Звездочкин. В тройке лидеров по оттоку средств частных инвесторов также управляющие компании Альфа-капитал (-295,38 млн руб.) и БФА (-295,38 млн руб.). По словам гендиректора Альфа-капитал Михаила Хабарова, аналитики компании «предвидели масштабное падение и сознательно посоветовали клиентам фиксировать результат еще в сентябре». Связаться с представителями БФА накануне публикации не удалось.

Отток средств частных инвесторов затронул все категории ПИФов, за исключением индексных фондов акций, в которые пайщики принесли 81,9 млн руб. «В прошлом месяце индексы достигали многолетних минимумов, и совершенно очевидно, что через какое-то время они вырастут. При этом пайщики, принося деньги в такие фонды, всегда рассчитывают инвестиции на срок от двух до трех лет, это не спекулятивный инструмент», – поясняет старший портфельный управляющий УК Метрополь Арсений Егиазаров. В октябре оба российских индекса – ММВБ и РТС – обновляли минимумы 2004 года, всего же за месяц они упали на 29 и 35 % соответственно. Популярность индексных фондов господин Егиазаров также видит в том, что возможность махинаций и ошибок, которые можно допустить в кризисной ситуации, крайне мала.

Кризис на фондовом рынке заставил пайщиков фиксировать убытки и выводить свои средства из фондов акций, доходность которых в октябре была отрицательной. В среднем пайщики фондов акций получили в прошлом месяце убыток 34,5 % годовых. Из ПИФов этой категории инвесторы забрали 328,78 млн руб. Еще больший отток произошел в фондах смешанных инвестиций – 409,79 млн руб. «Нынешняя экономическая ситуация такова, что у частных инвесторов нет уверенности в завтрашнем дне, и они предпочитают фиксировать убытки, чем смотреть, как каждый день их деньги тают», – поясняет гендиректор УК Альфа-капитал Михаил Хабаров.

Лидерами по объему оттока, как и в сентябре, стали фонды облигаций. Из них частные инвесторы забрали 1,6 млрд руб. «Миф, что облигации – это надежный инструмент, оказался развенчан», – констатирует господин Егиазаров. По его словам, в кризисной ситуации облигации ведут себя гораздо хуже акций. Индекс корпоративных облигаций RUX–Cbonds снизился в октябре на 8,4 %. «Да, акции тоже падают в цене, но они не могут не стоить вообще ничего, облигация же к моменту погашения вполне может упасть до нуля», – говорит он. Средняя доходность облигационных ПИФов в октябре составила 12,6 %. «У многих управляющих в портфелях оказались бумаги не очень надежных эмитентов, при этом число технических дефолтов по облигациям растет, и у инвесторов есть опасение, что многие из них перерастут в реальные», – считает гендиректор УК КИТ Фортис инвестментс Владимир Кириллов. В октябре российские эмитенты по своим облигациям допустили 14 технических дефолтов. «В фондах облигаций было очень много корпоративных клиентов, которые сейчас выводят свои деньги, чтобы пополнить ликвидность», – называет еще одну причину господин Хабаров.

В условиях, когда управляющие лишаются клиентских денег, средние и особенно мелкие компании близки к банкротству, говорят эксперты. «Многие из них сейчас находятся фактически в замороженном состоянии: денег клиентов нет, прибыли от операций с ценными бумагами тоже нет, и покрывать текущие расходы не из чего», – отмечает господин Хабаров. По его мнению, устоять перед оттоком средств пайщиков, превысившим с начала года 12 млрд руб., способны только крупные управляющие компании, бизнес которых в большей степени диверсифицирован, и они могут предложить какую-то альтернативу ПИФам.

Инфляцию лишь кризис исправит

Опубликованные Росстатом данные об индексе потребительских цен в октябре 2008 года по-прежнему не дают никаких оснований говорить о снижении уровня ИНФЛЯЦИИ в России.

Судьбу инфляции на ближайшие месяцы в целом определят макроэкономические факторы и развивающийся экономический кризис – Международный валютный фонд вчера в очередной раз подтвердил прогнозы российских властей о том, что происходящее поможет развивающимся странами и странам БРИК, в том числе России, бороться с инфляцией. Впрочем, конкретный инфляционный сценарий на конец года в России определится несколькими факторами. Прежде всего это практика усиленных трат «бюджетного навеса». Напомним, в российской бюджетной практике большая часть госрасходов делается к концу года. Точные размеры «навеса» по состоянию на начало ноября будут известны лишь через несколько дней, оценки сентября позволяли говорить о том, что он примерно на 15–20 % больше, чем в 2008 году.

На «навес» ориентируются и ЦБ, и вся банковская система – скорее всего в ситуации продолжающихся проблем с ликвидностью (объемы однодневных аукционов репо выше уровня 150 млрд руб., ранее считавшиеся кризисными, теперь являются нормой) Минфин будет вынужден обеспечить траты «навеса» в значительно более агрессивной форме, чем год назад.

Еще один фактор, позволяющий ставить на инфляционный всплеск в конце 2008 года, – вброс ликвидности в банковскую систему. Первые последствия этого вброса отразятся на инфляции именно в ноябре 2008 года. Наконец, еще одним проинфляционным фактором можно считать традиционные предновогодние продажи: новогодняя кампания в конце 2008 года будет вестись ритейлом агрессивнее, чем год назад, поскольку именно в два последних месяца года возможна существенная компенсация осенних убытков, связанных с кризисом кредитования.

Таким образом, главными антиинфляционными факторами на ноябрь—декабрь 2008 года остаются продолжающееся падение цен на бензин (топливные цены за октябрь упали на 1,9 %), снижение чисто продовольственной инфляции, а также продолжение финансового кризиса – от резкого роста цен по сценарию конца 2008 года экономику, по сути, могут спасти только неудачи в борьбе с ним.

Осенний призыв в армию безработных

Данные Росстата за октябрь, которые ведомство опубликовало в пятницу, подтвердили опасения об ухудшении социально-экономического положения россиян.

Численность экономически активного населения к концу октября 2008 года составила 76,2 млн человек, из них 4,6 млн, или 6,1 %, классифицировались как безработные (по методологии Международной организации труда). При этом темпы роста безработицы показали рекордные за последние пять лет значения. Так, рост безработицы в октябре 2008 года к октябрю 2007 года составил 108,7 %, при том что в предыдущие годы прослеживалась отчетливая тенденция снижения темпов этого роста. В октябре 2005 года к соответствующему периоду предыдущего года показатель роста составлял 93 %, в 2006 году – 90 %, в 2007 году – 85,5 %.

Число безработных в октябре по сравнению с сентябрем 2008 года выросло на 76 тыс. человек; год назад число безработных в октябре сократилось в сравнении с сентябрем на 6 тыс. человек. «Рост темпов безработицы – это уже последствия кризиса. Существенная фаза наступит при переходе безработицы в открытую форму – когда безработные будут регистрироваться», – говорит ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Игорь Поляков.

По данным за октябрь, в службе занятости зарегистрировано 1,2 млн человек, 1 млн из них получают пособие. А по данным мониторинга высвобождения рабочей силы, который с ноября ведет Минздрав, в 83 субъектах федерации 4,16 тыс. предприятий заявили о планах уволить 219 тыс. человек. Численность работников, уволенных «с начала высвобождения» (в ноябре), составляет 33,3 тыс. человек. Также 35 тыс. человек находятся в простое, 34,9 тыс. работают неполное рабочее время, еще 17,9 тыс. человек предоставлены отпуска. Таким образом, с 1 октября по 20 ноября не менее 100 тыс. человек стали жертвами сокращения штатов работодателями.

По мнению экономистов, сложности на рынке труда «уже сказались на потерях доходов граждан». «Пока часть потерявших работу живет на доходы прошлых периодов. Тенденция заметного снижения реальных доходов, которая наметилась во втором квартале, к концу года усилится. Год к году рост составит 8,5 %», – прогнозирует Игорь Поляков. Снижение зарплаты, по его мнению, существенно «затормозит» рост доходов – «в ноябре будет более сильная остановка».

«Работодатели используют кризис для коррекции зарплат в сторону снижения отдельным категориям работников, например, выпускникам вузов. Что тоже сказывается на снижении общего уровня доходов», – отмечает директор Института труда и экономического анализа Ирина Омельченко. «Реального сокращения стоит ожидать в феврале—марте 2009 года», – говорит руководитель Института социальной политики ВШЭ Сергей Смирнов.

Прогнозы на 2009 год экономисты делать не берутся, однако среди них уже нет ни одного, кто прогнозировал бы сколько-нибудь существенный рост реальных доходов населения и сокращение безработицы.

Промышленное производство сползает в рецессию

Исходя из данных статистиков, промышленность продолжает МЕДЛЕННО СПОЛЗАТЬ В РЕЦЕССИЮ, за чем в ноябре—декабре 2008 года последует обвал или плавное сползание экономики в многомесячную депрессию.

В октябре даже в годовом исчислении сократились темпы роста инвестиций, оборота торговли, доходов населения, грузоперевозок – опрошенные нами экономисты констатируют, что существенная часть экономики в октябре работала на склад – без гарантий сбыта.

После пересмотра данных о росте промпроизводства в октябре 2008 года до 0,6 % Росстат подвел остальные социально-экономические итоги, которые оказались еще менее утешительными. Основные экономические показатели продолжили сокращаться. Темпы роста оборота розничной торговли в октябре 2008 года по сравнению с октябрем 2007 года составили 12,3 % (в сентябре 2008 года – 14,2 %). «Продажи растут за счет того, что население усиленно тратит рублевые сбережения. Это панические продажи. На фоне сокращения доходов и роста безработицы это эффект недолговременный», – говорит Татьяна Орлова из ING Russia.

«Падение потребительского спроса мы увидим уже в первом квартале 2009 года, а сегодняшний спад в промышленности во многом объясняется сокращением инвестспроса, хотя в октябре еще не все успели свернуть инвестпрограммы. В ноябре, скорее всего, рост инвестиций сократится вдвое», – считает Сергей Улатов из представительства Всемирного банка в РФ. В октябре 2008 года по сравнению с октябрем 2007-го инвестиции в основной капитал выросли на 6,9 % (в сентябре 2007 года – на 11,8 %), а по сравнению с сентябрем 2008-го уже наблюдалось их сокращение на 1,9 %. Годовые темпы роста в строительстве в октябре сократились до 5,9 % с 9,8 % в сентябре. Но по сравнению с сентябрем строительство уже сократилось на 5,2 %. Существенный годовой рост (18,4 %) на фоне хорошего урожая в октябре показало сельское хозяйство, однако и тут по сравнению с сентябрем 2008 года производство сократилось на 14,2 %.

Большинство опрошенных нами экономистов считают, что эти данные невозможно трактовать иначе, чем как подтверждение факта: часть промышленности России продолжала производить продукцию в прежних объемах по инерции, без гарантий сбыта; часть бизнесов при этом работала на запасах сырья, не обращаясь к контрагентам за их пополнением. Очевидно, ситуация определяется еще и сбоями в работе банковской системы: работа на склад и со склада демпфирует воздействие неплатежей.

«Вероятность резкого падения экономики, судя по данным октября 2008 года, резко усиливается. Но то, насколько „посадка“ будет мягкой, во многом зависит от действий правительства. Вероятно, понадобятся дополнительные меры для секторов, которые сильнее всего задеты кризисом. Вопрос – хватит ли у государства ресурсов», – говорит Ярослав Лисоволик изDeutsche Bank.

Заштатное расписание

04.12.2008. Ассоциация менеджеров иИД Коммерсантъ представляют итоги традиционного опроса российских предпринимателей в рамках проекта по расчету индекса деловой активности. В ноябре мы решили выяснить, как складывается ситуация на российском рынке труда. Выяснилось, что в России практически нет компаний, не запустивших либо не планирующих запустить в ближайшее время программу сокращения численности сотрудников или размера заработной платы.

Опрос был проведен в период с 10 по 21 ноября. В опросе приняли участие 115 топ-менеджеров и собственников российских компаний.

Мировой финансовый кризис привел к изменению кадровой политики многих российских компаний – сокращению уровня заработной платы и численности сотрудников. Поскольку нынешний кризис начался именно с финансового рынка, не удивительно, что в списке компаний, ужесточающих работу с кадрами, в первую очередь стоят компании финансового сектора – банки и инвестиционные компании. Однако проблемы начались уже и у специалистов многих отраслей реального сектора экономики – рекламной и строительной индустрии, логистики и продажи товаров, автомобилестроения и других.

Происходящие изменения уже нашли отражение в официальной статистике. Так, по данным Росстата, в октябре общее число безработных в России выросло до 4,6 млн человек, что на 1,7 % превышает аналогичный показатель сентября 2008 года.

В итоге складывается ситуация нетипичная для нашей страны, которая на предшествующие кризисы реагировала с помощью количественной гибкости рынка труда. Работодатели, усилив переговорные позиции, рассматривают ситуацию не столь пессимистично, поскольку ожидают повышения производительности труда путем найма более высококвалифицированных работников. Последним же в силу сокращения объема производства товаров и услуг и, соответственно, рабочих мест, видимо, придется осваивать новые виды деятельности, адаптируясь к изменившимся условиям.

По мнению опрошенных нами топ-менеджеров и владельцев российских компаний, кадровые перестройки либо стали прямым следствием общего кризиса (такого мнения придерживаются 50 % опрошенных), либо являются реализацией давно назревших решений по оптимизации и повышению эффективности бизнеса (50 %). Естественно, что ни один респондент не выразил своего несогласия о взаимосвязи сокращений с мировым финансовым кризисом.

Правда, в 40 % компаний, представители которых приняли участие в опросе, пока речь не идет ни о сокращении штата, ни о сокращении заработной платы. 29 % респондентов отметили наличие подобных программ в отношении сотрудников своих компаний, 13 % – в отношении уровня заработной платы, еще в 10 % компаний оба процесса уже идут.

Вместе с тем об отсутствии планов по сокращению зарплат либо штата в ближайшем будущем заявили лишь 15 % респондентов. Если ориентироваться на данные нашего исследования, программа сокращения штатов уже стартовала нынешней осенью в 45 % российских компаний. После Нового года подобные программы стартуют еще в 30 %. Постепенное сокращение не ожидая «осеннего сезона» начали 8 % компаний.

Говоря о количественных параметрах сокращений, следует отметить, что в большинстве компаний, принявших участие в опросе, сокращения не превышают 30 % от общей численности сотрудников и 30 % от общего уровня заработной платы. Причем в 30 % случаев речь идет о сокращении менее 5 % штата, еще в 30 % – от 5 до 10 %, в 23 % – не более 20 %, в 13 % – не более 30 % всех сотрудников.

Снижение уровня заработной платы оказалось более существенным: 20 % компаний планируют сократить средний уровень заработной платы от 20 до 30 %, 17 % – от 10 до 20 %, 8 % – от 5 до 10 % и 13 % – до 5 % текущего уровня зарплаты. Отметим, что об увольнении половины и более штата, равно как и аналогичном сокращении уровня заработной платы, речи пока не идет.

Не менее важный вопрос – кого в первую очередь коснулись увольнения. В 52 % компаний увольнения затронули «всех понемногу», в 9 % случаев речь идет в основном о специалистах в области маркетинга, в 6 % – о специалистах по подбору кадров или ИТ-служб. Должностной уровень сотрудника играет более существенную роль. В опрошенных компаниях не был сокращен ни один топ-менеджер; 25 % респондентов отметили, что в первую очередь сокращения коснулись менеджеров среднего звена, такой же результат был показан в номинации «менеджеры низшего звена». Вдвое меньше респондентов (12 %) заявили, что сокращения коснулись в первую очередь вспомогательного персонала – секретарей и ассистентов.

Впрочем, 27 % опрошенных заметили, что при сокращении штата уровень компетенции не имел определяющего значения.

Глава 5АЗБУКА КРИЗИСА

Кризис затронул все отрасли. Но в разной мере и с различными последствиями. Одни пострадали больше, другие меньше. Одни застопорились надолго, другие встряхнулись и полны надежд. Примеры предприятий и отраслей, пострадавших от кризиса и пытающихся противостоять его последствиям – своеобразная «азбука кризиса», – это детали, без которых картина кризиса вреальном секторе была бы неполной.

Авиарынок пошел на посадку

10.10.2008. В отличие от большинства отраслей реального сектора, в авиаперевозках КРИЗИС НАЧАЛСЯ ДОВОЛЬНО ДАВНО. Точкой отсчета можно назвать четвертый квартал 2008 года, когда поставщики топлива и авиакомпании отмечали резкий рост цен на авиакеросин.

Авиакомпании признавали, что не смогут компенсировать лавинообразный рост цен на топливо дополнительными сборами и тарифами. В частности, заместитель гендиректора Аэрофлота Михаил Полубояринов говорил, что на потребителя удается переложить не 70–90 % роста цены на топливо, как в обычное время, а не более 50 %. В апреле все крупнейшие авиаперевозчики отмечали, что роста прибыли в этом году не будет. В результате, например, Аэрофлот постепенно заморозил свои международные проекты, отказавшись от участия в борьбе за сербскую авиакомпанию JAT и австрийскую Austrian Airlines.

Проблемы российского авиарынка не уникальны – в мире также наблюдался резкий рост цен на керосин и снижение пассажиропотока. Несмотря на более высокий, чем у западных, уровень прибыльности российских компаний, кризис ударил по ним не меньше. В мире на сегодняшний день прекратить полеты пришлось 27 авиакомпаниям. В России официальных жертв кризиса пока три.

Первой и самой серьезной стал альянс AiRUnion, который его частные акционеры братья Абрамовичи планировали сделать крупнейшим конкурентом Аэрофлота. Первые признаки отсутствия денег в компании и у ее акционеров появились еще в конце прошлого года: братья Абрамовичи не могли найти $60 млн, необходимых на оплату контроля в компании. Более того, им пришлось отдать за долги часть принадлежавшего им пакета крупнейшей компании альянса Красэйр владельцу ИФК Метрополь Михаилу Слипенчуку.

На фоне кризиса AiRUnion гораздо менее заметной оказались вторая и третья жертвы кризиса – хабаровская Дальавиа и московская Интеравиа. Первая в сентябре оказалась неспособна расплатиться с базовым аэропортом Хабаровска и его топливо-заправочным комплексом. Компании пришлось прекратить полеты, часть рейсов взяла на себя Владивосток-авиа. Интеравиа была вынуждена прекратить продажу билетов и полеты из-за долгов перед аэропортом Домодедово. У обеих компаний пока не отозвали свидетельство эксплуатанта, но это дело времени.

С воздушным флотом тоже все не так просто. У крупнейших авиакомпаний альянса, особенно у Красэйр, было некоторое количество экономичных западных самолетов. Но основную часть парка составляли менее эффективные советские суда. При, казалось бы, разном масштабе и характере бизнеса между всеми тремя остановившимися авиакомпаниями было одно сходство: ДАЛ, Дальавиа и Интеравиа были тремя крупнейшими эксплуатантами самого неэкономичного самолета – дальнемагистрального Ил-62. В условиях кризиса обновление парка воздушных судов стало вопросом выживания. Авиакомпании спорят о том, какие советские самолеты остаются рентабельными при цене топлива более 30 тыс. руб. за тонну. Они полагают, что в условиях конкуренции эксплуатировать с прибылью невозможно ни Ил-86, ни тем более Ил-62.

Список жертв кризиса уже в ближайшее время пополнится, признают участники рынка. С началом осени авиация фактически оказалась между молотом и наковальней. Если, например, российские металлургические и нефтяные компании перед накрывшим мировую экономику кризисом ликвидности пережили несколько удачных в плане конъюнктуры рынка лет (цены на их продукцию стабильно росли), авиаперевозчики подошли к началу кризиса уже с финансовыми проблемами.

«Затраты сегодня выросли очень быстро. Поэтому перевозочная деятельность у всех компаний, российских и зарубежных, убыточна, – признает исполнительный директор авиакомпании КДАвиа Леонид Ицков. – Мы уже не говорим о развитии, все говорят о том, как пережить этот период. У одних с этим лучше, есть диверсификация бизнеса или другие внереализационные поступления, у других хуже. Сейчас только это определяет устойчивость той или иной компании внутри системы».

По мнению управляющего директора ВТБ Дениса Бирюкова, «пострадают в первую очередь те компании, которые выстраивали свою экономику исключительно за счет дешевых кредитных денег». Теперь ставки по кредитам будут повышены, и в связи с этим перевозчики должны пересматривать свою экономику, говорит банкир. По его словам, ВТБ не будет прекращать кредитование авиакомпаний. Но сразу несколько источников в других банках, которые кредитовали крупные авиакомпании, говорят, что кредитование уже прекращено, поскольку уверенности в их надежности после кризиса AiRUnion уже нет.

По оценкам КД Авиа, выживание отрасли на нынешнем качественном уровне будет стоить около 80 млрд руб. «Мы ожидаем поддержки государства, которая позволит нам не прекращать кредитование авиакомпаний», – признается и Денис Бирюков. Государство может поддержать авиарынок напрямую, если, например, компенсирует ставки по кредитам на закупку воздушных судов.

Автопроизводители: кризис вырулил на заводы

08.10.2008. О снижении производства начали объявлять и автопроизводители. Пока В РОССИЙСКОМ АВТОПРОМЕ сокращения коснулись только коммерческих автомобилей и грузовиков. В середине октября остановил конвейер ГАЗ, на треть уменьшил количество рабочих дней КамАЗ. Следующими на очереди стоят производители легковых автомобилей – многие мировые автоконцерны уже снизили производство.

Группа ГАЗ сообщила, что 6 октября на неделю прекратила выпуск «Газелей». В группе уточнили, что недособерут за этот период 2 тыс. машин, подчеркнув, что «на выполнении годового производственного плана ситуация не скажется». По словам представителя Русских машин (контролирует ГАЗ) Елены Матвеевой, ГАЗ остановил конвейер, так как «в условиях роста стоимости кредитов, привлекаемых на пополнение „оборотки“ и сырья, хотел более гибко управлять себестоимостью. Гибкий производственный план у нас сохранится в ближайшие месяц-два-три», – уточнила госпожа Матвеева. На продажах группы ГАЗ это не скажется, утверждает она, поскольку у группы «достаточно складских запасов».

Представитель КамАЗа Владимир Самойлов сообщил, что «все подразделения КамАЗа переходят с шестидневной рабочей недели на четырехдневную», соответствующий приказ уже подписан гендиректором завода Сергеем Когогиным. Господин Самойлов уточнил, что «в сокращенном режиме КамАЗ будет работать до 6 декабря».

Заместитель главы ТФК КамАЗ (продает продукцию завода) Сергей Корякин пояснил, что завод сокращает производство из-за падения спроса на крановую и самосвальную технику. Сократит ли КамАЗ производство в 2008 году и если да, то насколько, на заводе пока не говорят.

КамАЗ в отличие от ГАЗа не сокращал производства в 2008 году: за январь—август оно составило 43 тыс. (рост на 10 %). Источники, близкие к КамАЗу, говорят, что тем не менее по итогам года выпуск может снизиться на 20 %.

Сокращение производства – общемировая тенденция в автопроме. О снижении выпуска машин за эту неделю последовательно объявилиOpel, BMW, Skoda, General Motors и Daimler. По примеру американских автопроизводителей, которым власти США пообещали $50 млрд, за помощью к властям обратились и европейские. Они попросили Еврокомиссию выделить им {+}40 млрд для нивелирования «последствий финансового кризиса и восстановления доверия потребителя». В Sollers тоже высказались за то, чтобы «государство обратило внимание на проблемы отрасли и поддержало рынок ликвидностью».

Агробизнес: Разгуляй замораживает элеваторы

22.10.2008. Один из ведущих российских агрохолдинговОАО Группа Разгуляй замораживает инвестиционные проекты на сумму 5 млрд руб. К весне из-за кризиса может обанкротиться не менее 20 % отечественных агрохозяйств, прогнозируют участники рынка.

Разгуляй откажется от проектов, реализация которых еще не началась: строительства пяти новых элеваторов на сумму примерно $75 млн, покупки долей в строящихся глубоководных терминалах (портовые элеваторы для перевалки зерна на экспорт) в Новороссийске и Туапсе на $60–70 млн и реконструкции десяти сахарных заводов, рассказал президент ОАО Группа Разгуляй Игорь Потапенко. Часть из 5 млрд руб., которые группа планировала направить на развитие производства, уже имеется. Она будет потрачена на исполнение оферты по облигациям (25 декабря, 2 млрд руб.). Остальные Разгуляй планировал взять в кредит под 14 % годовых, но когда ставка увеличилась до 18 %, компания решила отказаться от кредита.

Помимо инфраструктурных проектов Разгуляй планировал инвестировать в приобретение земли. Весной этого года компания заявила о планах к 2009 году увеличить земельный банк до 670 тыс. га, вложив в проекты 14 млрд руб. Господин Потапенко говорит, что эти планы почти полностью реализованы в этом году: сейчас земельный банк группы составляет 600 тыс. га (70 тыс. принадлежит Разгуляю, остальное в долгосрочной аренде). От приобретения оставшихся 70 тыс. га группа может отказаться.

Разгуляй стал вторым за последнюю неделю агрохолдингом, объявившим о сокращении инвестиционных планов. В пятницу крупный российский производитель мяса птицы компания Агрохолдинг допустила технический дефолт: ее управляющая компания Агрохолдинг-Финанс не выплатила купонный платеж по облигациям на сумму 39,89 млн руб. После чего основатель и совладелец Агрохолдинга Александр Четвериков заявил информационным агентствам, что его компания вынуждена заморозить реализацию инвестпроектов, «имеющих стадию реализации менее 90 %», на общую сумму 5 млрд руб., из которых 1,7 млрд руб. уже были вложены.

К весне 2009 года может обанкротиться не менее 20 % отечественных агрохозяйств, прежде всего мелких растениеводческих, считает господин Четвериков. Кризис коснется и молочной отрасли, что приведет к значительному сокращению мелких производителей, на долю которых приходится примерно половина всего товарного молока в России, считает директор по корпоративным коммуникациям компании Юнимилк Павел Исаев.

Алкоголь: водка испаряется с рынка

18.11.2008. Последствия кризиса сполна проявились на алкогольном рынке: по данным Росстата, московский завод Кристалл сократил в октябре выпуск водки более чем на 52,6 % к прошлогоднему октябрю, а основное предприятиеАлкогольных заводов Гросс в Ульяновске – на 77 %. В целом СНИЖЕНИЕ ПО ОТРАСЛИ превысило 15 %.

Согласно опубликованным данным Росстата, производство водки и ликероводочной продукции в России в январе—октябре 2008 года составило 98,8 млн дал, что на 4,3 % меньше, чем за десять месяцев 2007 года (по итогам девяти месяцев было зафиксировано снижение на 2,7 %). Производство водки составило 11,2 млн дал – это 84,8 % от октября 2007 года, то есть падение производства составило уже более 15 %.

Ульяновское ООО Алкогольные заводы Гросс (ранее – ООО Кристалл, седьмое место по объему производства в 2007 году) снизило производство по сравнению с прошлогодним октябрем на 77 %, до 128 тыс. дал, ОАО Московский завод Кристалл (крупнейший ликероводочный завод по итогам 2007 года) снизило производство на 52,6 %, до 601,9 тыс. дал. Производственная площадка Парламент групп (в марте продала 85 % польской Central European Distribution Corporation) – ЗАО Фирма Урожай (десятое место в списке крупнейших) также снизила производство на 32 %, до 186 тыс. дал (в компании объясняют это установкой нового оборудования). Падение производства зафиксировали и в ООО Омсквинпром (третье место): в октябре в компании произвели 500 тыс. дал алкоголя, что на 11 % меньше, чем годом ранее, отгрузки сократились на 21,5 %, хотя в течение 2007 года компания наращивала объемы производства на 70—100 %.

Впрочем, некоторым участникам рынка удалось сохранить докризисные темпы развития: ликероводочный завод Топаз, входящий в холдинг Русский алкоголь, увеличил производство на 10 %, а большинство производственных площадок холдинга Синергия показывают рост 10–25 %.

По словам представителя ФГУП Росспиртпром (управляет 51 % московского Кристалла) Дмитрия Доброва, снижение объемов производства в октябре – «вполне закономерное явление на фоне тех проблем, которые сейчас испытывает и розничное, и оптовое звено. Розница срывает оплату за уже поставленный товар, оптовики не могут получить банковские кредиты для пополнения оборотных средств», – объясняет он. Перебои в оплате за поставленную продукцию привели к тому, что один из крупнейших производителей алкоголя в России ЗАО Веда 7 ноября подало заявление о признании себя банкротом.

По прогнозу гендиректораАлкогольных заводов Гросс Виктора Самойлова, в 2008 году компания произведет 3,8 млн дал алкоголя, то есть на 19 % меньше, чем в 2007 году. По мнению главы Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадима Дробиза, падение производства в 2008 году составит как минимум 10 %. Это, добавляет он, сравнимо с потерями, которые понес рынок в результате внедрения на алкогольный рынок единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС) в 2006 году, но опаснее, так как «когда наладится ситуация – непонятно. Если по итогам года падение производства составит всего 5 %, все мы большие молодцы», – резюмирует господин Добров.

Безалкогольные напитки: все будет не Coca-Cola

3.10.2008.Coca-Cola Hellenic Bottling Company (Coca-Cola HBC) сообщила о СНИЖЕНИИ ПРОГНОЗОВ ПО ПРОДАЖАМ И ПРИБЫЛИ из-за инфляции и нестабильности финансового рынка в России, где компания продает 17 % всей своей продукции. Заявление вызвало падение котировок не только самой Coca-Cola HBC (на 18 %), но и других европейских производителей напитков, бизнес которых завязан на Россию, — Carlsberg, Heineken, Efes.

Согласно сообщению Coca-Cola Hellenic Bottling Company (боттлер напитков The Coca-Cola Company), продажи компании в третьем квартале выросли всего на 4,5 % против запланированных 7 %. По собственным прогнозам, по итогам этого года продажи вырастут всего на 4 % вместо запланированных 6 %, а операционная прибыль (EBIT) и прибыль на одну акцию (EPS) останутся на уровне 2007 года вместо запланированного 5– 8-процентного роста. Компания собирается пересмотреть и планы на следующий год: снизит издержки и скорректирует загрузку производственных мощностей.

Основная причина коррекции прогнозов – плохая погода на ключевых для Coca-Cola рынках и «более низкий уровень потребительского доверия, вызванный замедлением роста экономики и продолжительно высокими темпами инфляции». Потребительское доверие, утверждают в компании, во многом пострадало из-за ухудшившегося положения потребителей в России – на крупнейшем рынке для Coca-Cola HBC, которая продает здесь около 17 % продукции в натуральном выражении. По оценке Nestle, продажи Coca-Cola в России в 2007 году составили около $1,3 млрд. В третьем квартале этого года, уведомила Coca-Cola HBC, ее выручка в России снизилась на 4,5 %.

Coca-Cola Hellenic – крупнейший боттлер напитков The Coca-Cola Company (Coca-Cola, Sprite, Fanta, BonAqua), работает в 28 странах с головным офисом в Афинах (Греция). Капитализация на Афинской бирже на 20.00 по московскому времени – {+}4,57 млрд. В России представлена компанией Кока-Кола ЭйчБиСи Евразия, владеет 15 собственными заводами, соковой компанией Мултон и Аква Вижн. По данным Бизнес Аналитики, за первое полугодие доля брендов The Coca Cola Company на российском рынке газированных напитков – 45,6 % (первое место по стоимости).

Заявление Coca-Cola HBC вызвало падение котировок компании на Афинской бирже: на 19.00 по московскому времени акции компании упали на 19 %, до {+}12,52. Предыдущее рекордное падение котировок компании состоялось 13 июня (тогда акции подешевели на 21 %), что также было вызвано снижением прогнозов компании из-за падения спроса на развивающихся рынках.

Негативный прогноз боттлера вызвал падение котировок и других европейских производителей напитков, одним из основных рынков для которых является Россия. По сообщению Bloomberg, в первые часы после объявления Coca-Cola HBC акции Carlsberg (около 40 % от общих продаж приходится на Россию, где компания контролирует 38 % рынка) на бирже в Копенгагене упали на 8,4 %, Heineken (11 и 14,3 % соответственно) в Амстердаме – на 5,2 %, Efes Breweries International (80 и 8,9 %) в Лондоне – на 12,6 %.

Впрочем, от падения потребительского спроса, вызванного высокими темпами инфляции и нестабильным финансовым положением, страдают не только иностранные компании. В конце августаВимм-Билль-Данн Продукты питания (ВБД) также почти на 10 % снизил прогноз прибыли по итогам 2008 года, чем вызвал снижение котировок ADR компании в первые часы торгов на Нью-Йоркской фондовой бирже сразу на 7,5 %, до $69.

Газпром: отчет о кризисе

23.10.2008. Руководство Газпрома, до сих пор уверявшее, что мировой финансовый кризис не затронет монополию, впервые признало его опасность. В опубликованном отчете говорится о возможности возникновения у компании проблем с привлечением средств и рефинансированием долгов. Одновременно стало известно, что Газпром переносит конкурс по предоставлению ему новых кредитов и не планирует роста выручки и прибыли по итогам года, несмотря на высокие результаты первого квартала.

Согласно данным отчета по МСФО за январь—март, чистая прибыль Газпрома выросла на 30 %, до 273,44 млрд руб., EBITDA – на 62 %, до 422 млрд руб., выручка – на 48 %, до 902,94 млрд руб. Финансовые показатели оказались в среднем на 10 % выше рыночных прогнозов. Как поясняется в отчете, основной причиной роста показателей стала высокая экспортная цена на газ – $356,4 за тысячу кубометров, а также выросший объем поставок в Европу.

В то же время в приложении к отчету руководство Газпрома впервые признало, что «текущая ситуация может оказать негативное влияние на способность группы получать новые займы и рефинансировать текущую задолженность на прежних условиях. Общее понижение уровня ликвидности может оказать влияние на контрагентов группы и их способность обеспечивать своевременное погашение задолженности перед Газпромом. Неблагоприятные условия на рынках капитала могут оказать влияние на прогнозы руководства в отношении будущих денежных потоков и резервов под обесценение финансовых и нефинансовых активов».

До сих пор глава Газпрома Алексей Миллер заверял, что проблем у монополии нет. «Для такого гиганта, как Газпром, финансовый кризис не является никаким волнующим фактором, – говорил господин Миллер. – Мы себя чувствуем абсолютно уверенно. В условиях банковского кризиса, кризиса на рынке кредитов к нам, наоборот, стоит очередь со стороны банков, которые хотели бы кредитовать Газпром. Другое дело, что Газпром располагает собственными значительными финансовыми ресурсами, и мы очень серьезно и внимательно отбираем своих партнеров».

В то же время Газпром уже попросил у государства $1 млрд на рефинансирование долгов. А озвученные Алексеем Миллером прогнозы выручки (около $100 млрд) и чистой прибыли (около $30 млрд) по итогам года оказались весьма скромными, по сути, это уровень 2007 года. Тогда выручка составила $97 млрд, а прибыль – $27 млрд. Эксперты в среднем прогнозировали выручку монополии в 2008 году на уровне $130 млрд, а прибыль – $35–37 млрд. Аналитики Альфа-банка отмечают, что цена на газ для Европы в первом квартале «является верхней границей спектра возможных результатов». По их мнению, в своих прогнозах Алексей Миллер мог озвучить самый пессимистический вариант.

Однако вчера стало известно, что у Газпрома возникли проблемы с привлечением финансовых ресурсов. Монополия объявила о продлении на две недели сроков по приему заявок и подведению итогов конкурса на предоставление кредитов на общую сумму почти $700 млн. Конкурс состоит из семи лотов, предполагающих предоставление кредитных линий с максимальным лимитом задолженности не менее 1,5 млрд руб., 1,6 млрд руб., 2 млрд руб., $100 млн, $150 млн, {+}70 млн и не менее {+}100 млн. Срок приема заявок перенесен с 27 октября на 13 ноября, а подведение итогов – с 14 ноября на 3 декабря. В Газпроме объяснили смещение сроков внесением изменений в конкурсную документацию.

Впрочем, Валерий Нестеров изТройки Диалог считает маловероятным появление у Газпрома серьезных проблем с привлечением кредитов. Если такая ситуация и возникнет, добавляет аналитик, монополия «всегда может рассчитывать на поддержку государства».

Добывающая промышленность: руда и кризис

11.11.2008. Вчера Качканарский ГОК, входящий вEvraz Group, первым из российских производителей ЖРС объявил о СНИЖЕНИИ ДОБЫЧИ в ноябре на 45 % и переводе части персонала на сокращенный рабочий день. Решение связано со снижением потребления руды со стороны металлургических предприятий Evraz Group – основных потребителей продукции ГОКа.

Другие металлургические компании, производящие ЖРС для собственных нужд, ситуацию не комментируют. В пресс-службе Металлоинвеста, единственного российского производителя ЖРС, ориентированного на внешнего потребителя, сообщили, что предприятия холдинга сталкиваются «с нарастающей проблемой неплатежей за уже отгруженную продукцию», но «продолжают выполнять все обязательства по контрактам». Среди металлургов паники пока нет. «Мы сами производим железорудный концентрат около 5 млн тонн в год на Коршуновском ГОКе, за счет чего самообеспечены этим сырьем на 80 %», – заявили в Мечеле.

Тем временем западные горнорудные компании одна за другой объявляют о снижении производства. Вчера о сокращении производства на 10 % объявил второй по объему продаж в мире производитель ЖРС англоавстралийская Rio Tinto и австралийская Fortescue Metals. Еще в октябре о сокращении добычи железной руды за год на 10 %, или 30 млн тонн, заявил и третий в мире производитель – бразильская Vale.

На трех крупнейших производителей приходится около 75 % производства ЖРС в мире. И хотя BHP Billiton пока не планирует сокращать производство, западные эксперты констатируют, что кризис дошел до майнингового сектора. Стратег Australia and New Zealand Banking Group Limited Марк Перван прогнозирует, что в ситуация ухудшится. «Крупнейший китайский железорудный порт Ричжао обычно принимает десять кораблей в неделю, сейчас – только четыре», – указывает эксперт. Аналитики австралийского банка Macquarie ожидают, что в ноябре объем экспорта железной руды из Австралии и Бразилии упадет на 20–25 % по сравнению с летом. По подсчетам австралийской The Sydney Morning Herald, решение Rio Tinto и Fortescue сократить объем производства может обойтись Австралии примерно в $2,2 млрд недополученной экспортной выручки.

Начальник отдела анализа рынка акций КИТ Финанс Мария Кальварская поясняет, что кризис дошел до горнорудных компаний так поздно, потому что цены пересматриваются на ежегодной основе с 1 апреля. «Пока горнодобывающий сектор не в полной мере ощутил изменение ценовой конъюнктуры, но в дальнейшем падение цен на сталь и снижение производства металлов отразится и на горнодобывающем сегменте», – считает она. Аналитик CIG Евгений Буланов напоминает, что за последние шесть лет цены на руду росли год от года. «В 2009 году, скорее всего, мы увидим снижение цен примерно на 15 %», – прогнозирует эксперт.

Аналитики уверены, что ценовая конъюнктура в горнорудном сегменте станет последним аргументом, который заставит ряд крупных холдингов пересмотреть свои планы по предполагаемому листингу на зарубежных биржевых площадках. «Запланированное на конец текущего года IPO горнодобывающего дивизиона Мечела в текущих рыночных условиях будет перенесено как минимум на следующий год», – убежден Павел Шелехов из ИГ Капиталъ. АналитикФК Уралсиб Николай Сосновский добавляет, что не скоро вспомнит об IPO и Металлоинвест, который, по подсчетам эксперта, при нынешней ценовой конъюнктуре вместо ожидаемой капитализации в $30 млрд был бы оценен рынком вдвое дешевле.

Железные дороги: кризис перекатился на рельсы

23.10.2008. ПрезидентОАО Российские железные дороги Владимир Якунин признал, что кризис уже сказался на объемах перевозок ОАО РЖД: в результате падения перевозок металлов, лома, кокса и цемента госмонополия может потерять в этом году 30 млрд руб. выручки. Частные операторы тоже признают снижение спроса, а эксперты предупреждают, что он будет падать как минимум до конца года.

Президент ОАО Российские железные дороги (РЖД) Владимир Якунин впервые обнародовал данные по падению железнодорожных перевозок. По словам господина Якунина, с начала октября перевозки черных металлов в системе ОАО РЖД упали на 12,9 %, лома цветных металлов – на 37,2 %, цемента – на 23 %, кокса – на 8,3 %. Как отметил господин Якунин, если ОАО РЖД будет вынуждено урезать инвестпрограмму, это может негативно сказаться на поддержании спроса продукции смежных отраслей, в частности, машиностроения и металлургии.

Частные операторы подвижного состава подтверждают, что кризис серьезно ударил по перевозкам. Управляющий директор компании Трансгарант Алексей Гром говорит, что падение числа заказов у его компании началось с сентября, причем происходит оно во всех категориях. «Больше других снизились перевозки во всем, что связано с черной металлургией, это и продукция сталелитейных компаний, и сырье», – говорит господин Гром. Он добавляет, что снижение спроса ярче всего доказывает фактическое исчезновение дефицита вагонов: «Например, весь год мы получали ежедневно не меньше десяти заявок в день на самые дефицитные полувагоны „по любой цене“». Около двух недель назад эти заявки прекратились.

Господин Гром отмечает, что предложение на рынке смещается в сторону грузов, объем перевозок которых пока не упал. «Наша дочерняя компания, специализирующаяся на перевозках угля,Трансгарант-Восток сообщает, что в сегменте растет конкуренция: операторам надо загрузить вагоны, и они обращаются к углю, потому что возить сейчас больше практически нечего», – рассказывает господин Гром.

Жилая недвижимость: падение без объявления

10.11.2008. Ситуация на рынке жилой недвижимость остается неясной. Стабилизации рынка не произошло, чего, впрочем, никто и не ожидал. Но не случилось и обвала, на который, похоже, втайне надеются даже застройщики, чтобы была возможность зафиксировать дно и начать уже говорить о поступательном росте. Как продавцы, так и покупатели по-прежнему занимают ВЫЖИДАТЕЛЬНУЮ ПОЗИЦИЮ.

Как и месяцем ранее, сейчас нет смысла говорить об изменении цен в абсолютном выражении. Цены в зависимости от сектора рынка снизились на 1–5 % в долларовом выражении (и почти не сдвинулись с места в рублях). «Средневзвешенная цена предложения с учетом элитных объектов в октябре снизилась на 0,7 % и составила 196,1 тыс. руб. за кв. м (в долларах снижение составило 4,8 %, средняя цена – $7441 за кв. м).

На вторичном рынке в Москве средний уровень рублевых цен предложения за месяц не изменился и составил 188 тыс. руб. за кв. м, тогда как в американской валюте цена снизилась на 4,4 % – $7133 за кв. м». – Такие данные приводит генеральный директор аналитического консалтингового центра Миэль Владислав Луцков.

Но это снижение, находящееся в пределах статистической погрешности, несравнимо с реальными размерами скидок. Заметим, что информацию о них продавцы стараются не афишировать. «По итогам октября снижение цен на жилую недвижимость зафиксировано на уровне 1–1,5 %. Следует учитывать скрытые скидки продавцов прямым покупателям, информация о них не проходит в рекламе и зачастую не учитывается в ценовом мониторинге. По отдельным объектам такие стимулирующие скидки составляют от 10 до 15 %», – констатирует Наталья Москалева, начальник управления маркетинга инвестиционного департамента банка Российский Кредит.

Некоторые наблюдатели считают, что размер реальных скидок еще значительнее. «Продавцы на первичном и вторичном рынках в настоящее время стараются не снижать цены открыто, но при этом иногда стимулируют спрос на свои объекты, соглашаясь на некоторые ценовые уступки во время торга, – утверждает руководитель департамента аналитики и консалтинга компании Новое качество Ольга Косенкова. – Здесь все зависит от типа недвижимости. Наибольшие скидки предоставляются преимущественно на первичном рынке, где наблюдается ужесточение условий кредитования. Так, дисконт в бизнес-классе может достигать 25 %, в экономклассе он несколько ниже – ориентировочно 20 %».

Элитный сектор также подешевел. По мнению аналитиков компании IntermarkSavills, средняя (по всем проектам) долларовая цена предложения квадратного метра в элитных новостройках сократилась за месяц на 3 %, при этом средняя рублевая цена практически не изменилась. По ряду проектов (около четверти от общего числа) наблюдался незначительный технический рост средней цены (в пределах 1–6 %), по остальным цены остались неизменными либо снижены (максимальное снижение – до 20 %). Приведенная статистика относится к так называемым объявленным ценам (содержащимся в официальных прайс-листах). Вместе с тем значительное число застройщиков готово делать клиентам с живыми деньгами специальные предложения. В среднем величина возможного дополнительного «торга» лежит в диапазоне от 10 до 20 %. В целом, по наблюдениям аналитиков IntermarkSavills, в элитном сегменте в последние два месяца (сентябрь, октябрь) число реально совершенных сделок сократилось в три—четыре раза по сравнению со среднестатистическим докризисным месяцем.

Таким образом, тенденция в настоящий момент следующая: более всего реальные цены сделок снизились в бизнес-классе, немного меньше – в самом дешевом секторе. Что касается «элиты», то здесь падение, по оценкам участников рынка, минимальное.

Стоит ли ожидать дальнейшего снижения цен? Руководитель департамента стратегического консалтинга и оценки IntermarkSavills так отвечает на этот вопрос: «Сегодня на рынке жилья наступило время покупателей. Многие настроены приобрести квартиру за 50–70 % докризисной стоимости. Некоторые действительно смогут реализовать свои планы. Вместе с тем рассчитывать на гибкость застройщиков можно только в самые ближайшие месяцы, пока есть необходимость экстренно латать возникшие финансовые дыры и решать проблемы финансирования уже начатого строительства».

У покупателей и продавцов в настоящее время практически одинаковая логика: лучше ждать. И ожидание в любом случае работает в пользу покупателей: если ситуация затянется на два-три месяца, рынок неизбежно просядет еще как минимум на 20–25 %.

В течение прошедшего месяца московские банки практически прекратили выдачу ипотечных кредитов. Квартиры в новостройках не кредитует уже ни один банк. «В результате сворачивания ипотечных программ банками и ужесточения кредитной политики такими операторами, как Сбербанк и ВТБ 24, первичный рынок городской недвижимости как значительно более рискованный, чем вторичный, лишился ипотечных денег вообще», – констатирует Иван Шульков, директор департамента инвестиционного консалтинга и аналитики компании Усадьба.

Но и на вторичном рынке ипотека практически замерла. «Те банки, которые продолжают выдавать кредиты под залог приобретаемой недвижимости, повышают процентные ставки до неприличных», – говорит управляющий директор Century 21 Запад Евгений Скоморовский. Добавим, что фактически отсекающие условия заключаются не только в размерах процентных ставок, но и, например, в снижении максимального объема кредита до смехотворных сумм (1 млн руб. и ниже). Кроме того, некоторые банки, заявляющие о продолжении ипотечных программ, на деле кредиты не выдают, пользуясь своим правом отказа без объяснения причин.

Для многих клиентов, выбывших из числа потенциальных покупателей, альтернативой может стать аренда жилья. Логично было бы ожидать повышения цен в этом сегменте рынка, но этого не происходит: предложение на арендном рынке значительно повысилось за счет тех владельцев, кто не может продать квартиру по адекватной цене и решил пока отдать ее в аренду.

Вот как описывает ситуацию на арендном рынке Екатерина Батынкова, управляющий директор компании Усадьба: «Пока кризисные явления не затронули цены в глобальном понимании и уровень спроса. Количество предложений увеличилось, и некоторые из арендодателей проявляют чуть большую гибкость в переговорах с потенциальными арендаторами. Некоторые владельцы даже готовы к существенному торгу, но по большей части это относится к переоцененным объектам. Количество арендодателей пополнилось за счет владельцев квартир, ранее планировавших продажу и решивших переждать некоторое время на снижающемся рынке и одновременно желающих получать быстрый и стабильный доход. Спрос не снизился, а в некоторых сегментах даже и повысился ввиду того, что некоторые клиенты, планировавшие покупку, взяли тайм-аут на более тщательный подбор объекта и решили пока арендовать».

«Арендаторов больше не стало, и, так как предложение превышает спрос, арендные ставки снижаются», – замечает Ирина Могилатова, глава Tweed.

На загородном рынке происходят те же процессы, что и на городском, за исключением, пожалуй, влияния на ситуацию сокращения ипотеки. «В загородной недвижимости – в сегменте организованных коттеджных поселков и земельного рынка – сокращение ипотечного кредитования на спрос практически никак не повлияло; ипотека на загородном рынке и до кризиса была скорее счастливым исключением, нежели инструментом приобретения, – говорит руководитель аналитического центра корпорации Инком Дмитрий Таганов. – Наиболее устойчивыми к кризису будут загородные дома и таунхаусы экономкласса. Во-первых, спрос на домовладения экономкласса превышает предложение чуть ли не в четыре раза; а во-вторых, в сегмент экономкласса придут покупатели из других сегментов, которые до кризиса собирались приобрести загородный дом подороже».

На рынке элитного жилья, в первую очередь вторичного, сейчас затишье. «Покупатели с приобретением недвижимости явно не торопятся. Они звонят, смотрят объекты, но окончательное решение откладывают в надежде, что в ближайшее время на понравившиеся предложения владельцы снизят цену, – рассказывает Тимур Сайфутдинов, исполнительный директор Moscow Exclusive Sotheby's International Realty. – Владельцы элитной недвижимости, в свою очередь, готовы торговаться в разумных пределах. Диапазон торга расширился от 5 до 10 %, но это мало для покупателей, которые ожидают более существенных скидок. Однако продавцы готовы ждать достаточно долго, так как остро не нуждаются в деньгах и не готовы продавать в убыток».

Застройщики дорогого загородного жилья прибегают к антикризисным мерам, чтобы подтолкнуть потенциальных покупателей к совершению сделки. «Для тех, кто колеблется в принятии решений, мы разработали уникальную программу, которая должна защитить клиентов от колебаний на рынке недвижимости, – рассказывает директор департамента реализации Villagio Estate Павел Трейвас. – Эта программа действует с ноября и затрагивает клиентов, которые покупают в рассрочку дома в наших элитных поселках Millennium Park, Monteville и ряде других. Суть программы очень проста: если цены на недвижимость снизятся, мы обязуемся компенсировать клиентам до 30 % от первоначальной суммы договора. Но корректировка цен на рынке, пусть и завуалированная в виде скидок, уже произошла, и, на мой взгляд, относительно текущей ситуации цены на элитные загородные поселки вряд ли будут дальше снижаться».

Интернет: Перезагрузка. ru

27.10.2008. Российский интернет-бизнес, как и всякий другой, пытается прогнозировать последствия экономического кризиса. Крупные игроки рунета с некоторой опаской смотрят за океан, но бодрятся, по крайней мере на словах. Есть мнение, что проекты, реализуемые максимально грамотно и с особой любовью, в конечном счете на кризисе даже выиграют.

«Прежде чем давать прогнозы, как кризис повлияет на российский интернет-бизнес, нужно понять, как этот кризис будет развиваться, – говорит директор по исследованиям компании Mail.ru Федор Вирин. – Здесь есть варианты. Первый – нашему правительству удастся оперативно остановить кризис, и самое худшее мы переживаем сейчас. Честно говоря, в это верится с трудом. Второй вариант – развитие кризиса по схеме 1998 года, когда население обеднело сильно и резко – согласно девальвации рубля. Третий вариант (думаю, наиболее вероятный) предполагает, что благодаря накопленным золотовалютным резервам в экономике будет наблюдаться не обвал, а спад, а покупательная способность населения хоть и уменьшится, но ненамного».

Последней версии развития событий придерживается большинство опрошенных экспертов в области интернет-бизнеса. Впрочем, некоторые, возможно, просто надеются на лучшее.

Пожалуй, самое неприятное для рунета последствие кризиса – замедление роста сетевой аудитории.

«В Москве проникновение интернета близко к насыщению, и в последние годы аудитория рунета в основном прирастала регионами, – говорит Федор Вирин. – Если кризис приведет к падению доходов населения в регионах, подключение новых абонентов может значительно затормозиться».

В то же время те, кто уже подключен, вряд ли откажутся от интернета. «Выход в сеть для людей сейчас является неотъемлемой частью жизни, – говорит Михаил Гуревич, гендиректор компании Медиамир. – Если перед человеком встанет выбор, оплачивать кабельное телевидение или интернет, решение будет принято в пользу интернета». По мнению аналитиков, россияне станут проводить в сети больше времени, чем раньше, – в период кризиса люди меньше ходят в кино, клубы, театры, и эти развлечения им заменяет интернет. Михаил Гуревич полагает, что в связи со спадом подключений к интернету провайдеры могут начать ценовые войны за уже подключенных пользователей.

Опрошенные эксперты солидарны в том, что бизнес увеличит свое присутствие в интернете. Если разместить рекламу, скажем, новой модели сотового телефона, предлагаемой каким-то ритейлером, на рекламном щите или в глянцевом журнале, то ее, конечно, увидит множество людей. Но сколько из них решат купить новый аппарат? И сколько отправятся за этим аппаратом к указанному ритейлеру? При кризисе, когда каждый рубль на счету, такое распыление средств – непозволительная роскошь. Интернет же позволяет показывать рекламу прицельно – тем, кого интересуют мобильные новинки, да и купить аппарат, причем у рекламодателя, можно посредством пары-тройки кликов. «Реклама в интернете не только чрезвычайно эффективна, но и позволяет точно посчитать ROI (Return On Investment, рентабельность инвестиций), – говорит глава Google Russia Владимир Долгов. – Поэтому в условиях кризиса, когда каждый задумывается о повышении эффективности своего бизнеса, в интернет-рекламу будут перетекать офлайновые рекламные бюджеты».

Однако было бы ошибкой думать, что интернет-бизнесу, значительная часть которого живет с доходов от рекламы, кризис только в радость.

«Если говорить о бюджетах на медийную рекламу в интернете, в 2008 году кризис вряд ли окажет на них влияние, – говорит Федор Вирин. – Эта реклама уже спланирована, оплачена до конца года и снять ее можно лишь с очень большими штрафами. Но в условиях неопределенности, когда никто не знает, что будет завтра и тем более в следующем году, рекламодатели не торопятся утверждать рекламные бюджеты на год. Мы предполагаем, что многие бюджеты будут утверждаться в последний момент или вообще поквартально. Это может привести к некоторому снижению объемов рекламы, а скорее – к замедлению темпов роста (который составил 70 % в 2007 году). В связи с этим доходы от медийной рекламы пока плохо прогнозируемы, особенно на первый—второй кварталы, однако мы не предполагаем их сколько-нибудь значительного снижения».

Контекстную же рекламу и SEO (продвижение рекламируемого сайта по ключевым словам при выдаче поисковых систем), по мнению большинства экспертов, кризис затронет в последнюю очередь, а об уменьшении оборота речи вообще не идет. Владимир Долгов: «В прошлые годы, судя по опубликованным исследованиям, обороты контекстной рекламы в России росли на 100 % в год. Сейчас, скажем, она будет расти на 50 % в год. Это спад?»

Устойчивость этой ниши объясняется тем, что рекламодатели здесь очень многочисленны и разнообразны. Кампанию с помощью контекстной рекламы можно начинать, вложив всего несколько тысяч рублей, и эта реклама не имиджевая, а, что называется, продающая.

Стоит, однако, сказать, что картина тут не столь благополучна: из списка рекламодателей в ближайшем будущем исчезнут не только большинство банков, автосалонов, кредитных брокеров и девелоперов. Речь идет о разного рода стартапах и проектах, которые появлялись, как грибы после дождя, в период благоденствия в экономике. По словам Михаила Гуревича, они составляли значительную часть рекламодателей у операторов как медийной, так и контекстной рекламы.

Руководитель сети сайтов бесплатных объявлений slando.ru Константин Калабин считает, что у Одноклассников больше шансов пережить этот кризис, даже если он будет затяжным и тяжелым: «Этот сервис гораздо лучше поддается монетизации, люди используют его в основном для общения друг с другом, очень много общения идет в группах». Уверены эксперты и в финансовой устойчивости таких развлекательных интернет-сервисов, как Мамба и Лавпланет. «И во время жесточайшего кризиса люди будут знакомиться и заниматься сексом, – говорит Федор Вирин. – Для этого они всегда наскребут пару долларов на счете своего мобильного телефона».

Далеко не так радужны перспективы стартапов, к началу кризиса не утвердившихся на рынке и не научившихся как следует зарабатывать. Большинство из них, по мнению экспертов, просто умрет. Одни – потому, что основатели, рассчитывавшие заработать во время второго интернет-бума на перепродаже стартапов венчурным инвесторам, но не успевшие это сделать, не найдут достаточно денег, чтобы держать свои проекты на плаву. Другие – успевшие продаться – потому, что инвесторы решат эти проекты заморозить на время кризиса или вовсе свернуть. Третьи – потому, что не научились зарабатывать на своей популярности.

В США этот «мор» уже начался, и он непременно поразит и Россию, если кризис не закончится достаточно быстро (надежды на это призрачны).

Проектам, которые еще не зарабатывают достаточно, эксперты советуют срочно привлекать клиентов – еще можно успеть, кризис у нас только начался. Потом заманить их на новые площадки будет практически нереально, поскольку в тяжелые времена все предпочитают пользоваться ресурсами, уже доказавшими свою эффективность.

Ситуация в сфере электронной торговли, как, впрочем, и везде, будет зависеть от того, насколько силен окажется кризис. В частности, насколько упадет платежеспособный спрос. Если сценарий кризиса будет более или менее мягким, вполне вероятно, что электронная торговля даже нарастит обороты. Лучше других будут себя чувствовать, по мнению Федора Вирина, книжные интернет-магазины. Во время кризиса, по его наблюдениям, народ больше читает, при этом выбор книг в интернет-торговле гораздо богаче, чем в офлайне, а цены, как правило, ниже.

Таким образом, рунет побаивается будущего, однако большинство экспертов уверены, что кризис пойдет интернет-бизнесу на пользу, сделает его более устойчивым. Кстати, нынешний кризис уже успел родить анекдот: «Подходит интернет-бизнесмен к инвестиционному банкиру, похлопывает его по плечу и спрашивает: „Ну что? Кто из нас пузырь?“»

Киноиндустрия: стоп-кадр

10.11.2008. Нынешней осенью киностудии немноголюдны: почти две трети проектов приостановлены – ИНВЕСТОРЫ ОТ ИСКУССТВА ОТВОРАЧИВАЮТСЯ. Оказывается, кинорынок был непомерно перегрет и летом подошел к самому краю пропасти. Международный финансовый кризис лишь ускорил процесс, все и так вот-вот должно было рухнуть.

По слухам, только на Мосфильме была приостановлена работа над 80 проектами. Что касется других киностудий, по нашим наблюдениям, почти каждому второму российскому продюсеру пришлось притормозить реализацию одного, а то и нескольких проектов. «Мы остановили подготовительный период единственной картины, которая находилась в работе, – это „Хорошая погода“», – заявляет руководитель компании СТВ Сергей Сельянов. – В нынешней ситуации производственные издержки стали недопустимо высоки. Продолжим, если удастся сократить затраты на 30 %». «Моя компания, – говорит Денис Филюков, гендиректор Major Film, – имеет на руках отличный сценарий комедии «Человечество, сдавайся!», но в настоящий момент вынуждена думать о фильмах с небольшим бюджетом. Даже во время кризиса люди хотят получить развлекательное кино, но сейчас инвесторы заняли выжидательную позицию и боятся вкладывать большие суммы». Компания Красная стрела отказывается от запуска в будущем году двух фильмов, чей суммарный бюджет составляет $16 млн. «В ближайший год будем производить более скромные проекты», – сообщает продюсер компании Вадим Горяинов.

«Обвал рынка был неминуем даже и без мирового финансового кризиса, – в частной беседе сказал нам один из ведущих продюсеров. – Кино было большой пирамидой. Стоимость производства ежегодно росла, причем темпами, заметно опережающими рост доходов. Мы ожидали, что скоро все рухнет».

В последнее время непомерный рост бюджетов превратил кинорынок в арену абсурда. Вряд ли можно назвать бизнесом деятельность инвесторов, финансирующих ежегодно более 20 картин стоимостью свыше $15 млн, когда в стране окупается всего один-два дорогостоящих проекта.

Нерациональное финансирование производства привело не только к появлению множества невостребованных картин, но и к существенному росту производственных расходов. «Логика продюсера проста, – поясняет Сергей Сельянов. – Допустим, какой-то инвестор ссыпает достаточное количество денег. Продюсер автоматически повышает гонорары: с артистами будут хорошие отношения, и время на переговоры сократится. А почему бы и нет, если есть безответственные деньги? Они разрушают любой рынок, в том числе и наш».

К тому же информация о сборах зачастую была искажена. В кинотусовке давно стали общим местом разговоры о том, как некоторые крупные компании фальсифицируют бокс-офисы, чтобы оправдать бюджеты. Действительно, таким кинопроизводителям не стоило обнародовать реальные результаты своей деятельности – это бы подпортило их имидж. Ну а потраченные немалые средства были до последнего времени не главной ставкой в игре.

Под влиянием кризиса из кино ушли практически все непрофессиональные инвесторы, и многие кинопроизводители, похоже, об этом не жалеют. «Случайные инвесторы были самым худшим явлением на российском рынке, – считает Денис Филюков. – Во-первых, вероятнее всего, второй раз они денег не дадут, и придется искать новых партнеров. Во-вторых, не понимая специфики рынка, они могут неадекватно воспринимать результаты сборов. Дело порой доходит до суда».

Сегодня индустрию финансируют только профессионалы – отечественные и ряд крупных американских кинокомпаний, которые открыли в России свои филиалы, Sony Pictures Entertainment, 20th Century Fox, Universal Pictures, Disney. «Мы производим картины, в частности, для компании, представляющей интересы Sony Pictures в России, и пока отношения с нашими партнерами абсолютно стабильны», – говорит Сергей Грибков, руководитель компании Топ лайн групп.

Кино наконец попало в условия реального бизнеса, когда за каждый вложенный рубль придется нести ответственность. По мнению многих экспертов и участников рынка, это благотворно скажется в первую очередь на качестве выпускаемых картин. Олег Иванов дает оптимистический прогноз: «Кризис в киноотрасли практически не принесет негативных результатов. Инвесторы будут считать копейку. Раньше средства часто выделялись на проекты, которые не могли быть окупаемыми в принципе, теперь это невозможно. С профессиональным инвестором другой разговор. Трезвая оценка на стадии запуска приведет к тому, что процент хороших фильмов будет больше».

Директор Мосфильма Карен Шахназаров убежден, что хорошее кино будут снимать и во время экономического спада. «На хорошем кино кризис не скажется, уверен, – говорит он. – Те, кто реально работает, не пострадают. А сокращение бюджетов – это неплохо. Недаром французский неореализм развивался во время тяжелейшего экономического спада».

Металлурги гасят печи

17.11.2008.Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) объявил об остановке трех из пяти доменных печей общей мощностью почти 4 млн тонн чугуна. Это приведет к сокращению объемов производства стали на 10 %.

В компании уточнили, что еще одна печь мощностью около 1,3 млн (№ 3) была остановлена еще в конце октября. Таким образом, сейчас из пяти доменных печей комбината работают только две. Как говорят в компании, остановка агрегатов приведет практически к полному отказу НЛМК от продаж товарного чугуна и сокращению производства слябов. Возобновить производство на остановленных домнах планируется в первом—втором кварталах 2009 года. Президент НЛМК Алексей Лапшин объясняет это «спадом потребления энергоресурсов, стали и других базовых материалов». В компании не говорят, каково будет сокращение производства стали за год. Аналитик Morgan Stanley Дмитрий Коломыцын подсчитал, что сокращение выплавки чугуна на НЛМК может привести к снижению годового производства компании на 10 %.

Остановка домен – крайняя мера, на которую металлурги идут только в очень тяжелой ситуации. Гендиректор холдинга Русспецсталь Сергей Носов, работавший с 1999-го по 2005 год гендиректором Нижнетагильского металлургического комбината (входит в EvrazGroup), вспоминает, что в 1998 году на НТМК из шести домен работали две. По словам господина Носова, в законсервированном состоянии печь может простоять до года, а затраты на остановку и запуск домны – несколько миллионов долларов. Гораздо большей проблемой является вынужденное сокращение объемов производства кокса коксовыми батареями (кокс вместе с рудой является шихтой, которая добавляется в домну для производства чугуна). Как объясняет Сергей Носов, при уменьшении объемов производства кокса увеличение периода коксования может привести к «бурению» печей коксовой батареи вплоть до полной ее остановки. Это потребует полной замены огнеупорной кладки батареи. Ее ремонт и восстановление может обойтись в сотни миллионов долларов: иногда проще построить новую батарею, чем запустить старую, поясняет господин Носов.

Однако в пятницу выяснилось, что на эту неприятную меру вынужден был согласиться не только НЛМК. Информацию об остановке трех домен подтвердили на Магнитогорском металлургическом комбинате (ММК). Как пояснила пресс-секретарь ОАО ММК Елена Азовцева, эти меры объясняются значительным сокращением производства. Уточнить объемы сокращения и сроки простоя печей она затруднилась. В Evraz Group сообщили, что в начале ноября компания остановила домну на Западно-Сибирском металлургическом комбинате. В Мечеле сообщили, что Челябинский металлургический комбинат выпускает чугун в полном объеме, на Северстали от комментариев воздержались.

Падение цены на сталь с июля текущего года составило 40 %, металлурги вынуждены сокращать производство. Наихудшая ситуация сложилась на Украине – из 36 домен остановлены 20. В конце октября Reuters сообщил, что мировой лидер Arcelor Mittal только на своих бельгийских заводах закроет до середины февраля шесть печей, эти же меры будут предприняты на его заводах во Франции и Германии.

По подсчетам аналитика Morgan Stanley Дмитрия Коломыцына, вынужденное сокращение производства стали в России в четвертом квартале по сравнению с предыдущим годом составит 30 %. Снижение производства за весь 2008 год может составить около 4 % (до 69,3 млн тонн). В следующем году ситуация будет еще тяжелее, прогнозирует Morgan Stanley: снижение может составить 10 %, до 61 млн тонн.

ЭкспертыResearch & Consulting Group AG прогнозируют затяжной характер спада: по их прогнозу, мировое производство и потребление стали может снизиться на 3 % в четвертом квартале и на 5 % в следующем году.

Нефтехимия: реакция на кризис

18.11.2008. Финансовый кризис дошел до нефтехимии. Крупнейший российский игрок на этом рынкеСИБУР Холдинг (входит в группу Газпром) объявил о СНИЖЕНИИ ОБЪЕМОВ ПРОИЗВОДСТВА и необходимости помощи со стороны государства.

СИБУР признал, что в условиях финансового кризиса ему придется частично пересмотреть текущую деятельность и оптимизировать структуру бизнеса. Компания сократит затраты, рассмотрит возможность временного снижения объемов производства, отказа от некоторых сделок (либо пересмотра их параметров), а также ужесточит политику предоставления отсрочек платежей для контрагентов. «Для сохранения финансовой устойчивости компания фиксирует целевой уровень долга по отношению к показателю EBITDA на уровне не выше 2:1 с возможностью увеличения до 2,5:1», – говорится в сообщении СИБУРа.

«Отрасли, являющиеся традиционными потребителями нефтехимической промышленности, сокращают производство и испытывают недостаток средств для закупок, – поясняют в СИБУРе. – Кроме того, возрастает стоимость заимствований». В то же время глава СИБУРа Дмитрий Конов добавляет, что у холдинга нет значительных заимствований. Действительно, по итогам 2007 года этот коэффициент у холдинга составлял всего 0,6.

Михаил Фролов изИК Финам считает, что падение спроса в нефтехимии будет довольно серьезным. «СИБУРу необходимо выбрать наиболее перспективные направления, где спрос упадет меньше всего, чтобы компания смогла реализовать свою продукцию, а не останавливать мощности, – полагает аналитик. – В то же время, – добавляет он, – у СИБУРа появился хороший шанс договориться о покупке Казаньоргсинтеза, который близок к банкротству».

Нефтяные компании: глубокая переработка

18.11.2008. Российские нефтяные компании начали сокращать операционные и капитальные затраты и в спешном порядке ПЕРЕКРАИВАЮТ СВОИ БЮДЖЕТЫ на будущий год с учетом низких цен на нефть.

Резкое падение цен на нефть оказалось для нефтяников одновременно откровением и шоком, говорит аналитик ИК Солид Денис Борисов, ведь еще относительно недавно компании строили стратегические планы развития, исходя из цены $110 за баррель. Теперь даже $70 кажется многим чрезмерно оптимистичной цифрой. Практически все нефтяные компании реагируют на падение цен и кризис ликвидности сокращением не связанных с добычей нефти инвестпроектов, операционных и административных расходов.

По данным из различных источников, «косты» начинают резать с административных расходов и затрат, напрямую не связанных с основным производством. Большинство компаний планируют отказ от корпоративных праздников, урезание социальных пакетов и бонусных частей зарплат сотрудников. Несмотря на то что пресс-службы большинства отраслевых компаний уверяют журналистов, что никаких увольнений не планируется, в скрытой форме сокращение персонала все-таки ведется.

Однако многотысячных увольнений, остановки производства и дефолтов по долговым обязательствам эксперты от нефтяных компаний не ждут. «У большинства ситуация вполне приемлемая, – отмечает Александр Разуваев. – Большого объема кредитов ни у кого, кроме Роснефти нет, а Роснефть перекредитуют китайцы. Кроме того, компании могут взять средства в ВЭБе. А ЛУКОЙЛ, например, если сократит капзатраты, может «перекантоваться» и без помощи извне».

Единственной компанией, которая открыто объявила о сокращении капитальных затрат и прочих расходов, пока стал ЛУКОЙЛ. Накануне ноябрьских праздников совет директоров ЛУКОЙЛа обсуждал основные показатели среднесрочного плана развития на 2009–2011 годы, а также инвестпрограмму и бюджет. Представители группы сообщили, что разработали три варианта бюджета – оптимистичный при цене $80 за баррель нефти, нейтральный – при цене $65 и пессимистичный – при цене $45 за баррель.

Совет директоров ЛУКОЙЛа принял решение почти вдвое снизить в 2009 году капитальные затраты компании. По итогам нынешнего года объем «капексов» ЛУКОЙЛа составлял около $15 млрд (из них $4 млрд – на сделки М&А). В будущем году в зависимости от того, ближе к какой границе коридора $45–80 окажется цена на нефть, капзатраты могут составить $7,5–9 млрд, а если цена на нефть опустится до совсем критических уровней, то снизятся до $5,1 млрд.

Также компания намерена сдерживать рост оперативных и операционных расходов и сократить оборотный капитал. Оптимизация административных, общехозяйственных и операционных затрат по всем бизнес-секторам в 2009 году может принести ЛУКОЙЛу положительный эффект примерно в $900 млн. Пересмотр системы расчетов с поставщиками услуг и продукции, снижение сроков и размеров авансирования могут обеспечить группе дополнительный денежный поток в размере до $1 млрд.

Какие именно расходы операционного и административного характера будут сокращены, пока тоже неизвестно. Однако из различных источников поступает информация о том, что в компаниях группы начались сокращения. По данным Интерфакс-АНИ ЛУКОЙЛ-Нефтехим намерен сократить более половины сотрудников центрального офиса (примерно 120–130 человек). Стоит отметить, что у химической составляющей группы ЛУКОЙЛ проблемы гораздо более серьезные, чем у нефтедобывающей и перерабатывающей. У крупнотоннажной химической отрасли наблюдаются серьезные проблемы со сбытом. Традиционные покупатели продукции российских химиков – китайцы – на время Олимпиады закрыли ряд особо экологически вредных химических предприятий. Олимпиада давно закончилась, а химкомбинаты либо не восстановили операции в полном объеме, либо сменили поставщиков сырья.

Роснефть, единственная из российской нефтянки, в этом году уверенно наращивает добычу, она также остается самой закредитованной компанией в отрасли. Объем задолженности компании достигает $22 млрд. В июле и сентябре компания рефинансировала или погасила $6,5 млрд краткосрочной задолженности, однако при этом у Роснефти осталась довольно большая доля коротких долгов – к лету будущего года компании необходимо погасить еще $13,4 млрд.

Роснефть была вынуждена обратиться в правительство за помощью в рефинансировании долга. В конце октября правительство распорядилось о выдаче через ВЭБ $800 млн, а глобальные долговые проблемы Роснефти, как и в 2005 году, будут решать китайцы. Три года назад российская компания уже кредитовалась под экспорт 48,4 млн т нефти у КНР, получив $6 млрд на приобретение Юганскнефтегаза. Кроме того, нефтяная компания ищет инвесторов и среди других азиатских государств, вернее их суверенных фондов. В ноябре Роснефть намерена провести road show для 23 крупнейших инвестиционных фондов стран АТР.

Роснефть не сообщает подробностей, как она будет решать проблемы, накопившиеся из-за снижения чистого денежного потока в четвертом квартале 2008 года. Однако 29 октября вице-президент компании Питер О'Брайен на конференции UBS сообщил, что в бизнес-план на 2009 год заложена цена нефти не $68 за баррель, как при формировании текущей инвестпрограммы, а $50. По словам представителя компании, в этом году Роснефть успешно сокращала расходы на добычу, добившись того, что они росли в три раза медленнее, чем темпы укрепления рубля к доллару. Операционные расходы компании выведены в ноль – EBITDA компании на баррель добычи стала равна очищенной экспортной цене нефти. Теперь проводится работа с поставщиками и подрядчиками компании, которых призывают провести аналогичную работу по сдерживанию расходов.

Газпром-нефть, по словам заместителя председателя правления компании Вадима Яковлева, в 2009 году, возможно, секвестрирует инвестпрограмму на 20–25 %, до 70 млрд руб. ($1,9 млрд). Такой сценарий компания заложила при сохранении цены на нефть на уровне $50–70 за баррель. Первыми пострадают инвестиции в переработку и утилизацию попутного нефтяного газа (этот сегмент перестанут развивать почти все нефтяные компании, поскольку собирать ПНГ – весьма затратно). Также Вадим Яковлев сообщил, что Газпром-нефть может сократить финансирование геологоразведки. В этом году объем инвестиций компании составлял $2,16—2,43 млрд, но его тоже урежут на $0,15—0,2 млрд. Очевидно, в связи с падением цены на нефть российская компания изменила условия сделки по приобретению сербской нефтяной компании Naftna Industrija Srbie (NIS).

По данным Интерфакс-АНИ, Газпром-нефть недавно провела сокращение персонала в московском офисе на 5—10 %. В компании утверждают, что сокращения связаны не с кризисом и падением цены на нефть, а с непомерным разрастанием штатов: во времена Сибнефти московский офис компании насчитывал 400 человек, а в 2007 году – почти 1000. К началу 2008 года оптимизация административного персонала была закончена.

ТНК-ВР приняла решение о закрытии своих представительств в Иркутской области и Красноярском крае и передаче контроля над региональными производственными подразделениями тюменскому филиалу. По примеру своих коллег компания планирует сокращения в управленческом аппарате, а также в IT-проектах. Вполне возможно, что под сокращения попадут немногие оставшиеся в компании иностранные сотрудники – в кризисные времена слишком дорого оплачивать им соцпакет.

В сентябре совет директоров ТНК-BP одобрил программу капиталовложений на 2008 год в размере $4,4 млрд, то есть на $0,9 млрд выше лимита, установленного ранее акционерами. Известно, что за увеличение инвестпрограммы выступали акционеры из ВР, а консорциум AAR настаивал на более скромной сумме. Однако после примирения конфликтующие собственники ТНК-ВР сошлись на варианте ВР.

По данным Валерия Нестерова (Тройка Диалог), исследование показало, что исключение из программы капиталовложений $900 млн из запланированных $2,3 млрд привело бы во втором полугодии этого года к потере приблизительно 200 млн баррелей (27 млн т) добычи за весь срок эксплуатации, который предполагает текущая база запасов, особенно на новых месторождениях – Уватских и Верхнечонском. Также перспективными проектами, которые нежелательно тормозить, считаются Большехетский проект в Красноярской области, куда в 2008 году предполагалось инвестировать до $140 млн в опытно-промышленную эксплуатацию трех лицензионных участков, и Русское месторождение в Ямало-Ненецком АО, хотя промышленная добыча на Русском может начаться не раньше 2020 года.

Сургутнефтегаз пока не раскрывает информации о корректировке своей инвестпрограммы. Известно, что с 2009-го по 2014 год компания намеревалась инвестировать в освоение якутских месторождений $11 млрд. Основной хит компании – Талаканское месторождение, которое через несколько лет предполагается вывести на пиковый уровень добычи.

Татнефть отказалась от сотрудничества с Shell и Chevron при реализации проекта по разработке месторождений битумной нефти (запасы залежей битумов в Татарии оцениваются в 1,4 млрд т). По мнению аналитиков УК Тройка Диалог, прекращение сотрудничества неблагоприятно для долгосрочной стратегии компании, предусматривающей освоение залежей битумов для поддержания объемов добычи в Татарии, где месторождения обычной нефти сильно истощены. Впрочем, Татнефти по силам самостоятельная опытно-промышленная разработка месторождений битумов, хотя первоначальные инвестиции в этот проект могут составить $100–200 млн. В более долгосрочной перспективе компании все же придется привлечь иностранного партнера, который сможет дать современные экологически чистые технологии, обеспечить финансирование и разделить риски на стадии промышленной добычи. Перспективы проекта также во многом зависят от цен на нефть и возможного введения льготной ставки налога на добычу битумов.

Пиарщики готовятся к черному году

16.10.2008. Влияние финансового кризиса ощутили и участники российского PR-рынка. Они констатируют, что компании финансового сектора, которые давали 15–20 % оборота отрасли, начали ОТКАЗЫВАТЬСЯ ОТ УСЛУГ АГЕНТСТВ.

Каждый четвертый PR-сотрудник, работающий в агентстве или на стороне клиента, в следующем году сменит работу или вовсе останется без нее, заявил во вторник на форуме «Энциклопедия PR» управляющий директор агентства PBN Питер Некарсулмер. Если в 2007 году отечественный рынок PR-услуг вырос на 20 %, до $200 млн (учитываются только гонорары, то есть выручка агентств), то в 2008-м останется на уровне прошлого года, а в 2009-м сократится в лучшем случае на 15 %, в худшем – на 25 %, полагает господин Некарсулмер.

Доля компаний финансового сектора в общих бюджетах достигает 15 %, поэтому PR-агентства более чувствительны к финансовому кризису, отмечает Питер Некарсулмер. По мнению директора российского офиса специализированной PR-сети Financial Dynamics Леонида Соловьева, доля категории «Финансовые услуги» приближается к 20 % при объеме PR-рынка примерно $1 млрд.

Опасения PBN разделяют и в других PR-агентствах. «Мы уже столкнулись с ротацией клиентов», – признает управляющий партнер маркетинговой группы Модус (обслуживает компании финансового сектора и рынка недвижимости) Мария Шагурина. Компании урезают бюджеты запланированных на конец года мероприятий, в частности клиентских конференций, рассказывает гендиректор агентства Сокур и партнеры Дмитрий Сокур.

Ниша связей с инвесторами в 2009 году будет стагнировать, уверена гендиректор агентства East West Communications Илона Баклыкова. «Собрания акционеров для публичных компаний, организацией которых мы занимаемся, будут проходить и дальше, но из-за массовой отмены и переноса сроков IPO спрос на эту услугу не вырастет», – говорит она. Спрос на корпоративные коммуникации в следующем году уменьшится, признает Леонид Соловьев. Зато, по его мнению, из-за неизбежного увеличения числа сделок М&А вырастет спрос на их информационное сопровождение. «Наша выручка в 2009 году должна быть не ниже, чем в этом году», – прогнозирует господин Соловьев.

В большинстве опрошенных инвестгрупп и банков уверяют, что кардинально не пересматривают PR-стратегию. Расходы на PR вследствие кризиса сокращаться не будут, утверждают представители Citigroup иDeutsche Bank. Аналогичные заявления делают и те компании, которым международное рейтинговое агентство Standard & Poor's на прошлой неделе понизило прогноз рейтинга до «негативного». Так, в Тройке Диалог утверждают, что большую часть PR-проектов делают сами и привлекают агентства лишь на отдельные проекты. То же самое говорят в Велес Капитале. Впрочем, начальник управления стратегических коммуникаций ХКФ-банка Ирина Жукова, сообщив, что в настоящее время банк продолжает работать с агентством Михайлов и партнеры, отказалась обсуждать перспективы этого сотрудничества. «Мы не собираемся отказываться от услуг внешних PR-консультантов, но в условиях сокращения издержек будем руководствоваться принципом разумного и достаточного», – говорит вице-президент Номос-банка Валерий Зинченко.

Продуктовый ритейл

3.11.2008. До продуктовых ритейлеров добрался финансовый кризис. Подсевшие на кредитную иглу срочно ищут СПОСОБЫ ИЗБЕЖАТЬ БАНКРОТСТВА. Остальным самое время пристраститься к ней.

Ритейлерам приходится несладко. Если раньше сетевики хвастали показателями дохода с квадратного метра торговой площади, то теперь – отношением долга к EBITDA. «На своей шкуре кризис мы ощутили месяц назад, – вспоминает Николай Власенко, председатель совета директоров и совладелец калининградской ГК Виктория. – Усложнилась процедура выдачи кредитов, долгосрочные займы прекратились, усложнились овердрафты, при пролонгации и переоформлении кредитов начались проблемы». За месяц ставки по кредитам поднялись в среднем в два раза – теперь они превышают 20 % годовых.

Изменившаяся среда обитания заставляет меняться и обитателей: из избалованных неженок сети вынуждены превращаться в борцов за выживание. Или вымирать.

«Бизнес идет как всегда, и никаких проблем мы не видим», – утверждает генеральный директор немецкой сети супермаркетов Billa Кристиан Хартен. Компания развивалась со свойственной немцам основательностью: за четыре года работы в России ритейлер открыл не более 40 супермаркетов. Для сравнения, российский Седьмой континент только за 10 месяцев текущего года запустил 13 магазинов, сравнимых по площади. Сложностей с привлечением денег в компанию Хартен не испытывает. Оно и понятно: материнская Rewe Group с 12 тыс. магазинов в Европе и оборотом 45 млрд евро выделяет своей «дочке» кредитные линии с низкими процентными ставками. А в конце октября щедрые немцы приобрели для Billa российскую сеть Ням-ням (состоит из 13 «магазинов у дома») примерно за $100 млн (чуть больше трети прошлогодней выручки самой Billa). Впрочем, Хартен сам называет свою компанию исключением.

Поисками подобной богатой «мамочки» озабочена сейчас большая часть ритейлеров. Но не всем страждущим суждено получить доступ к успокоительной инъекции.

Девять сетей могут обрести ее в лице государства – последние недели они ведут активные переговоры о доступе к денежному мешку в кабинете вице-премьера Игоря Шувалова. В число избранных попали лидеры по обороту в 2007 году – X5 Retail Group, Седьмой континент, Мосмарт, Лента, Дикси, О'Кей, Магнит, Холидей классик и Виктория. «Деньгопроводами» выбраны ВТБ и Сбербанк. Обсуждаемая ставка по кредитам – 15–18 % годовых в рублях.

По словам Николая Власенко, Сбербанк готов поддержать компании, у которых отношение долга к EBITDA не более 3. Другой участник встречи сообщил, что председатель правления Сбербанка Герман Греф готов протянуть руку помощи только Х5 и Седьмому континенту. Тем не менее в конце октября сеть Мосмарт, у которой соотношение долг/EBITDA составляла на конец прошлого года 4, получила кредит в Сбербанке (сумма займа не разглашается).

Пока банки не торопятся делиться наличностью с ритейлерами, сети пытаются выкручиваться самостоятельно. Стратегических направлений два: продавать и не возвращать.

«Все равно что продавать. Что купят, то и нужно продавать. Переговоры ведем и по земельным участкам, и по объектам недвижимости», – говорит председатель совета директоров и совладелец калининградской ГК Вестер Олег Болычев. Общая стоимость выставленного на продажу добра – $50 млн. На один из участков претендует сеть Real, которую развивает Metro Group. Самохвал пытается продать 10 земельных участков (более 30 га) и 17 объектов недвижимости (около 35 тыс. кв. м) за более чем $300 млн по схеме sale and leaseback – продажа с последующей арендой, под 15 % годовых от суммы сделки.

Не у всех сетей есть что продавать, но зато у всех есть что не вернуть. Вот характерная оговорка по Фрейду: «В отсутствие возможности кредитоваться у банков поставщики – это единственный, ой, один из возможных инструментов для пополнения оборотных средств». Время для сетей в прямом смысле стало деньгами.

«Несмотря на то что покупатель несет в кассу наличные, большинство сетевых операторов говорят о желании увеличить и без того немалые отсрочки платежей», – рассказывает Сергей Кубанов, национальный менеджер по работе с ключевыми клиентами алкогольного производителя Исток.

Некоторые ритейлеры, по словам Кубанова, сообщают об изменениях в платежах в ультимативной форме (особенно остро этот вопрос стоит в Сибири): «либо новые условия, либо разрыв контракта». Как ни странно, поставщики все чаще выбирают теперь второе. В результате – оголение продуктовых полок образца эпохи развитого социализма. Пустота уже бросается в глаза в некоторых Самохвалах, Мосмартах и Седьмых континентах.

Лопнувшее терпение и боязнь за собственный бизнес вынуждают поставщиков принимать меры. Большая часть подстраховалась от ритейлерских неплатежей, подняв цены. По словам совладельца и члена совета директоров сети АБК Леонида Абаюшкина, в сентябре произошло «радикальное повышение в оптовом звене»: если в прошлые годы был рост на 10–20 %, то сейчас по отдельным категориям на 20–60 %».

Ситуация на руку крепко стоящим на ногах сетям. «Если поставщики пойдут на 10–15 % вниз по цене, мы пойдем и на покупку в предоплату», – рассказывает Леонид Абаюшкин о планах АВК, соотношение долг/EBITDA которой равно 1. Более крупные сети – Х5, Магнит – хотят дисконт 30–50 %. В докризисный период за предоплату поставщики готовы были на скидку максимум 5 %.

Иной способ урезания расходов – сокращение персонала. Патэрсон и Алпи расстаются с третью сотрудников. Более чем на 800 человек уменьшится штат Х5 (примерно 2 % от общего числа работников). Виктория планирует ужаться на 10 % (в компании трудятся около 17 тыс. человек). Сокращения касаются сотрудников рекламного и PR-отделов, дирекций по развитию и нескольких нестратегических подразделений. Почти везде нетронутым остается персонал в магазинах. «Покупатель – наша единственная священная корова, которую мы всегда всеми силами будем ублажать», – резюмирует Николай Власенко.

Битва с издержками разворачивается и непосредственно на полках. Уже предвидятся изменения в ассортименте. «Мы активнее стали отслеживать потребительские предпочтения и оборот конкретных товаров, иначе есть риск получить продукт, который не будет продаваться», – говорит Николай Власенко. Предпочтение отдается более дешевым товарам. Лента, например, не исключает пересмотра соотношения ценовых сегментов низкий / средний / премиум с нынешних 30/50/20 до 40/40/20.

Желание предоставить покупателю востребованный, но более дешевый товар и при этом не потерять маржу, подталкивает ритейлеров активнее развивать собственные торговые марки (СТМ). Патэрсон выпустил под private label эмульсионный ликер, похожий по вкусу на ирландский Baileys. Копейка клеит свой бренд на те категории продуктов, где собственно торговая марка не имеет значения, например молоко, сахар. За счет отсутствия трат на маркетинг и полноценную логистику сеть «удешевляет» продукт на 5—20 %. За три года компания хочет увеличить долю СТМ в выручке с нынешних менее 20 до 40 %.

По большому счету, кризис разделил российские сети на два лагеря – поглотителей и поглощаемых. К первой группе относят Х5, у которой есть как сильная акционерная поддержка в лице Альфа-групп, так и государственная помощь. По словам генерального директора одной из сетей, «лидеру рынка не дадут умереть». Представители Х5 не скрывают, что готовы приобретать «нуждающихся».

Сеть О'Кей тоже нацелена на скупку региональных сетей. По словам бывшего «ашановца», генерального директора компании Патрика Лонге, его компания «выйдет из кризиса без проблем». О'Кей успела еще до кризиса, весной, договориться с ЕБРР о $200 млн кредита на семь лет. Первый транш объемом $90 млн уже направлен на «оптимизацию кредитного портфеля».

Во вторую группу попадают преимущественно ритейлеры, чьи облигации торгуются с годовой доходностью выше 15 %. На конец лета высокий показатель демонстрировали в частности бумаги Мосмарта, Самохвала, Магнолии, Вивата и Алпи. Единственная застрахованная в этом списке сеть – Мосмарт, акционеры которой – Михаил Безелянский и Андрей Шелухин в октябре увеличили уставный капитал сети, выпустив допэмиссию на 750 млн руб. Выкупят ее сами бенефициары.

Пиршество уже началось: красноярская сеть Алпи полторы недели назад подписала договор о продаже части своих помещений группе X5 за $240 млн (сделка еще не закрыта).

Так родятся сетевые монстры. «Мы ожидаем, что пять-семь компаний консолидируют большую часть российского продуктового ритейла», – высказывает свое видение будущего вице-президент ГК Дикси Федор Рыбасов. – Через пять-шесть лет на их долю будет приходиться 25–35 % розничного рынка (при том, что сейчас крупные игроки занимают около 10 %)».

У компаний, которые смогли к началу осени избавиться от большей части кредитов, имеют мощных акционеров или успели привлечь денежное финансирование до его замораживания, есть шансы стать очагами кристаллизации сетей. С учетом того, что консолидироваться теперь можно экономнее (например, покупка Карусели сейчас могла бы обойтись Х5 не в $925 млн, как это случилось полгода назад, а примерно в три раза дешевле), время жить в кредит только начинается.

Рекламная пауза

17.11.2008. В сентябре рекламные агентства вели себя необычайно настойчиво. Обычно в это время они снимают урожай заказов в преддверии новогоднего сезона. Но этой осенью урожая не случилось. РЕКЛАМОДАТЕЛИ ВКЛЮЧИЛИ РЕЖИМ ОЖИДАНИЯ. А рекламисты впервые за десять лет бурного развития рынка ощутили шаткость своего положения.

«Бизнес занял выжидательную позицию: бюджеты пока никто не утверждает, все следят за событиями», – говорит исполнительный директор коммуникационного агентства Soldis Николай Буданов. Рекламодатели ссылаются на отсутствие кредитных денег. «Самый распространенный ответ – вернемся к утверждению бюджетов на 2009 год в середине декабря. Некоторые рекламодатели и вовсе взяли тайм-аут до февраля-марта», – рассказывает Борис Семенов, коммерческий директор группы коммуникационных агентств PMCG (Pacific Media Communications Group).

Первыми экономить стали банки и страховщики. Не за горами массовый отток с рекламного рынка автодилеров, девелоперов и производителей люкса. Впервые за десять лет российский рекламный рынок, росший ежегодно на 30 %, замедлит рост. До 22 % понизило прогноз темпов развития рекламного рынка России международное агентство ZenithOptimedia. Это средний показатель. Сегменты рынка будут чувствовать себя по-разному: от интернет-рекламы ждут 75 % прироста (самый молодой рынок, которому некуда падать), от ТВ – 27 %, а от радио – всего 14,6 %.

Свернуть всю рекламу мало кто готов, но экономить начинают даже самые щедрые. «Многое будет зависеть от ценовой политики СМИ, – замечает менеджер по медиа и коммуникациям ООО Юнилевер Русь Илья Микин. – Приоритет номер один для нас – ТВ. Другим СМИ придется агрессивнее бороться за долю бюджета».

Пересмотрели маркетинговую политику и в Mirax Group. За последний год объем затрат на рекламу уменьшился более чем в два раза. «Мы оптимизировали расходы. Например, в апреле щитов с рекламной кампанией „Мстите лично мне“, которую не обсуждал только ленивый, было лишь 20 штук по всей Москве, в то время как раньше мы размещались на гораздо большем количестве щитов», – объясняет Максим Привезенцев, член совета директоров Mirax Group.

Режим экономии, на который перешли рекламодатели, вынуждает агентства корректировать цены и давать серьезные скидки. «Скидка 40 % на наружку сегодня – обычное дело», – признается Александр, пожелавший остаться неизвестным. Многие агентства подняли расценки на 2009 год на 10 % – но только чтобы не вопиюще много потерять на скидках. Вероятно, с тем же расчетом на днях основные торговцы телерекламой – Видео интернешнл и НТВ-медиа – предложили расценки на 2009 год, которые на 25 % превышают уровень 2008 года.

Некоторые агентства уже сократили или готовятся к сокращению сотрудников.

В агентстве PMCG признались, что в результате замораживания рекламных бюджетов четырьмя банковскими и несколькими иными клиентами в ноябре пришлось сократить 15 % персонала.

Второй путь – отказ от необязательных трат. «Надеяться на лучшее, но готовиться к худшему», – письмо с таким призывом получили сотрудники Publicis Groupe Media Eurasia и Leo Burnett Group в конце октября. Сергей Коптев, председатель совета директоров Publicis Groupe Media Eurasia, обрисовал в нем стратегию работы в условиях «экономической неопределенности». «Телефонный разговор дешевле даже самой короткой командировки. Желательных командировок у нас больше не будет, а необходимость необходимых будет подтверждаться внятным командировочным заданием и таким же внятным отчетом. „Было очень интересно и полезно“ как общие слова больше приниматься не будут», – объясняет в письме сотрудникам Сергей Коптев.

Многих кризис заставил развивать «короткие» продажи и стучать в двери региональных производителей, к которым раньше идти было некогда или лень.

Уже в ближайшее время структура заказчиков рекламных услуг может измениться. «Сильные и большие как шли вперед в соответствии с маркетинговыми бюджетами, так и идут, „слабые“ и „маленькие“ делятся, в свою очередь, на две группы – прагматиков и храбрецов. Первые морозят бюджеты, считая каждую копейку, и страдают от перебоев с деньгами, – говорит Алексей Андреев, президент Depot WPF Brand and Identity. – Ну а храбрецы имеют хороший шанс улучшить свою рыночную позицию».

Рекламодатели выключают режим «жирования» и все более настойчиво требуют от агентств отдачи за каждую потраченную копейку. «Раньше многие заказчики измеряли эффективность PR количеством упоминаний или пресс-релизов. Сейчас заказчиков интересует эффективность кампаний», – подтверждает Марина Скубицкая, генеральный директор коммуникационного агентства PR-стиль.

Изменения ждут и сами рекламные агентства. По пессимистичным прогнозам, некоторые из них не переживут зиму. По оптимистичным – весной в рекламной индустрии начнется волна альянсов и консолидаций. Тяжелее всего придется небольшим креативным компаниям, а также тем, кто зависит от внешних заимствований. «Небольшие и начинающие агентства, возможно, присоединятся к крупным рекламным холдингам. Консолидация и альянсы неизбежны», – прогнозирует Ирина Васенина, президент компаний Progression.

Рестораны: кризисная диета

28.10.2008. Крупнейшие российские ресторанные компании начали СОКРАЩАТЬ ПЕРСОНАЛ. Ресторанный холдинг Арпиком (сетиГудман, Колбасофф, Филимонова и Янкель) уволит 30 % офисных сотрудников, а сеть кофеен Кофе-Хауз – 10 %. На ближайшие полгода рестораторы заморозили запуск новых точек.

Гендиректор сети Кофе-Хауз Владислав Дудаков отмечает, что большинство сокращений пришлось на отдел развития, где уволили до 80 % штата. По его словам, сеть развивалась за счет кредитов Экспобанка, и сейчас ей необходимо реструктурировать долг. «Мы ведем переговоры о пролонгации долгов», – говорит он. Ближайший конкурент Кофе-Хауза сеть Шоколадница пока персонал не сокращала, утверждает гендиректор сети Алексей Каиро.

Сотрудник Арпикома говорит, что некоторое время назад совладелец компании Михаил Зельман известил о сокращении до 30 % персонала и приостановке развития. Господин Зельман уточнил, что будут открыты только на 80 % реализованные проекты. В ГК Аркадия Новикова не смогли прокомментировать влияние кризиса на свой бизнес. Но Ресторанный дом Андрея Деллоса (Пушкинъ, ЦДЛ, Турандот, сеть кафе Му-Му) отказался от запуска четырех новых концептуальных ресторанов. Не будет расширяться и сеть Му-Му, отметил господин Деллос. Другие опрошенные нами рестораторы в ближайшие полгода не планируют открывать новые точки.

Единственный публичный российский ресторатор компания Росинтер сокращать персонал пока не планирует, а экономить будет за счет снижения арендных ставок, рассказал ее совладелец Ростислав Ордовский-Танаевский-Бланко. «У нас строится несколько крупных объектов. Мы уведомляем арендодателей, что готовы завершить строительство, если они снизят стоимость аренды минимум на 20 %, – поделился он. – Они соглашаются – найти других арендаторов будет сложно». В этом году Росинтер выполнит план по открытию 90 новых точек, но в 2009 году прежнего бурного роста не будет, признает бизнесмен.

Часть клиентуры рестораторы скоро потеряют. Михаил Зельман говорит, что уже отметил пятипроцентное падение выручки ресторанов Арпикома. «Обычно в сентябре-октябре после летнего сезона мы наблюдали резкий рост продаж. В этом году продажи росли, но незначительно», – соглашается Владислав Дудаков. По его прогнозам, в январе-феврале 2009 года продажи Кофе-Хауза могут упасть на 20 %. «Обычно в этот период всегда бывает спад, но в среднем не более 10 %», – отмечает он. Андрей Деллос заметил, что в его ресторанах стало меньше туристов и бизнесменов. «Продажи будут падать, но люди, как и в 1998 году, не откажутся от ресторанов совсем – тогда выручка падала на 15–20 %», – делится он. Больше всего от кризиса пострадают банкетные рестораны, уверен господин Деллос. «Запросов на проведение корпоративных праздников и других массовых развлечений уже стало в два раза меньше», – говорит он, указывая, что его ресторанам банкеты приносят 5—10 % выручки.

Меньше всего пострадают операторы сетей фастфуда, так как цена при выборе заведения общепита может стать решающим фактором, считает господин Ордовский-Танаевский-Бланко. Владелец сети Крошка-Картошка (более 250 точек быстрого обслуживания) Андрей Конанчук утверждает, что клиент идет к нему «косяком», и обещает продолжить открывать новые точки.

Небольшие рестораны до сих пор были любимым хобби олигархов. Глава Альфа-групп Михаил Фридман и член совета директоров Альфа-банка Александр Гафин открыли в 2006 году бар Цвет ночи на Патриарших прудах в Москве. Владельцу Русского угля Вадиму Варшавскому принадлежит ресторан Доля ангелов на Остоженке, а предпринимателю Александру Мамуту – ресторан и ночной клуб The Most. Московские рестораторы утверждают, что партнером господина Мамута по клубному проекту является губернатор Чукотки Роман Абрамович. Глава Уралсиба Николай Цветков открыл ресторан Биарриц на Большой Садовой. Таких «дорогостоящих и убыточных» проектов будет меньше, прогнозирует Андрей Деллос.

По данным Росстата, ресторанный рынок в этом году вырастет на 26 %, достигнув оборота в $24 млрд. В мае этого годаРенессанс Капитал в отчете прогнозировал, что следующие три года рынок будет расти ежегодно на 22,7 % и к 2011 году достигнет объема в $40,7 млрд (82 % – регионы). Аналитики банка рассчитывали, что расходы россиян на питание в общественных местах вырастут с $77 в 2006-м до $292 в 2011 году. Теперь старший аналитик Ренессанс Капитала Наталья Загвоздина признала, что эти прогнозы будут пересмотрены в сторону понижения.

Риэлтеры: стоп-квартира

17.11.2008. Штиль на рынке жилья больнее всего ударил по риэлтерам. Но скоро они окажутся в куда лучшей форме, чем собратья-девелоперы. В плюсе будут те продавцы, что доживут до обвала цен.

«Деньги у покупателей есть, они просто ждут падения цен и не торопятся покупать. Ведь все газеты и журналы трубят о том, что цены будут падать», – недоволен Михаил Куликов, директор управления вторичного рынка компании Инком-недвижимость. Есть от чего расстраиваться: за последние три месяца число проводимых сделок упало как минимум в два раза, а в некоторых случаях и больше. Так, число звонков в компанию Миэль-недвижимость от желающих приобрести квартиры снизилось с июля по октябрь в три раза, до 2 тыс. обращений в месяц. Тем временем предложение у того же Миэля за тот же срок выросло на 8 % (в сентябре по сравнению с августом рост составил 17 %), примерно до 33 тыс. объектов. В некоторых сегментах, например в загородной недвижимости, продажи практически встали. «В этой ситуации более актуально говорить не о доходах, а о расходах агентств», – констатирует Ольга Пономарева, директор департамента маркетинга агентства недвижимости Доки.

Риэлтеры запутались в целой паутине обстоятельств, порожденных финансовым кризисом. Потенциальные инвесторы не могут или не хотят вкладываться в квартиры, банки в большинстве своем свернули ипотечные программы, а продавцы пока не спешат особо снижать цены на квартиры. ПО данным Инком-недвижимости, за последние два месяца цены снизились только на 3,3 %. Средняя стоимость 1 кв. м сейчас составляет $8200, что все еще недоступно для большинства потенциальных покупателей. «Избалованные» растущим рынком риэлтеры оказались совершенно не готовы к такому «застою». Есть жертвы.

Первыми не выдержали дискаунтеры – агентства недвижимости, завлекающие клиентов низкой стоимостью услуг.

С 1 ноября приостановил деятельность Агент 002, принадлежащий совладельцу компании Вимм-Билль-Данн Михаилу Дубинину. «Это превентивная мера, мы пошли на опережение процесса», – уверяет генеральный директор Агента 002 Леонид Меньшиков.

Официально сообщается, что агентство взяло паузу до «окончания кризиса», после чего восстановит работу. Но участники рынка сомневаются, что это возможно. «Хорошие агенты устроятся в других компаниях и не ввяжутся снова в эту авантюру», – говорит Михаил Куликов.

Агент 002 не одинок. Его коллега по рынку Тактик & практик, «дочка» МИАНа, закрыл четыре из пяти своих офисов. Еще один дискаунтер Открытая компания, аффилированная с Бест-недвижимостью, о закрытии официально не объявляла, практически уже не функционирует.

Против дискаунтеров обернулись их по-спортивному низкие цены, которые не позволили накопить «жирок» на случай ледникового периода. Такие агентства работали на грани рентабельности, рассчитывая компенсировать низкие доходы от каждой сделки их большим количеством. Но покупатели, ожидая, что недвижимость подешевеет как минимум на 10 %, не видят смысла экономить сейчас 2 % на услугах посредников.

Крупные игроки пока держатся, но явно не за счет управленческих талантов своих менеджеров.

«Агентства, аффилированные с крупными девелоперами, в большинстве своем неэффективны как бизнес-единицы, и владельцы пытаются вывести их хотя бы в ноль», – рассказывает Евгений Скоморовский, совладелец компании Century 21 Запад.

Под крупными риэлтерскими агентствами обычно подразумевают так называемую «большую четверку», контролирующую около трети рынка: АН МИАН, Инком-недвижимость, Миэль-недвижимость и Бест-недвижимость. Сейчас они существуют в рамках холдингов. Прибыльность таких подразделений не является самоцелью – основной доход уже многие годы приносят их старшие братья-девелоперы.

Пока что «большая четверка» и другие похожие структуры на жизнь не жалуются: девелоперское подразделение спасет собратьев даже в случае затяжного кризиса на вторичном рынке. Правда, оно же утянет их на дно, если (скорее когда) девелоперам самим придется нелегко – при отсутствии продаж и возможности реструктурировать кредиты. По словам Аркадия Литовского, при таком раскладе падут даже самые крупные аффилированные со строителями риэлтеры.

Аффилированным агентствам будет тяжелее, чем независимым, еще и потому, что их позиция в случае конфликтов с родственниками-девелоперами явно проигрышная. Девелоперы заинтересованы в том, чтобы цены на недвижимость не упали. Риэлтеры, для которых отсутствие сделок страшнее, чем даже меньший (в случае падения цен) размер комиссий, мечтают о снижении цен и возобновлении спроса. Акционерам таких холдингов нужно либо максимально «разводить» строителей и продавцов, отправляя последних в свободное рыночное плавание, либо выбирать, что приоритетнее. Выбор получается простой: девелоперское направление до сих пор было примерно в десять раз прибыльнее риэлтерского.

«Олигарх покупает себе дом с помощью девочки Маши. Маша ему нравится, и он говорит: „Что ты сидишь тут брокером? Давай откроем свое агентство недвижимости, это ведь такой хороший бизнес“. Маша приводит с собой Лену и Наташу. Так и получаются новые агентства элитной недвижимости», – рассказывает Ирина Могилатова, которая сама раньше была начальником отдела продаж поселка «Антоновка», а теперь возглавляет брокерско-консалтинговую компанию Tweed.

Бизнес это действительно «хороший». Инвестиции по олигархическим меркам смешные – около $300 тыс., а срок окупаемости и вовсе анекдотичный, в случае с Tweed – 2,5 месяца. На кризис Могилатова смотрит оптимистично: «Наши риэлтеры работают на процентах, поэтому издержки минимальны. Чтобы окупить затраты на существование, нам достаточно проводить две сделки в месяц».

Правда, у специализации на элитной недвижимости есть и обратная сторона. Риэлтеры, работающие одновременно в разных ценовых сегментах, отмечают смещение спроса на объекты эконом-класса и падение интереса к дорогому жилью. По данным Penny Lane Realty, цены на вторичную «элитку» в Москве теперь находятся в диапазоне $15–50 тыс. за 1 кв. м (на треть больше, чем в начале года), что в 2,5–7 раз дороже жилья эконом-класса. По оценкам Литовского, предложение в этом сегменте в несколько раз превышает спрос, в то время как в эконом-классе число потенциальных покупателей примерно соответствует числу продавцов. Правда, потенциальные покупатели ждут снижения цен и не заключают сделок.

Участники рынка уверены, что число агентств элитной недвижимости, присутствующих сейчас на рынке, слишком велико – только в Москве их работает более 40. Кризис заставит часть из них закрыться.

Похожую историю риэлтеры уже проходили десять лет назад. «В 1997 году, когда мы только начинали работать, у нас было два риэлтера. К концу 1998-го, во время кризиса и последовавшего падения цен на недвижимость, – уже 50, и это при снижении цен», – вспоминает Владимир Яхонтов, управляющий партнер Миэль – загородная недвижимость. Да и за весь 1998 год объем сделок на рынке упал всего на 9 %.

Все, что нужно риэлтерам сейчас, – сменить направление усилий. «Мы поменяли не стратегию, а тактику, – говорит Михаил Куликов из Инком-недвижимости. – Сейчас надо более конкретно, я бы даже сказал, решительно работать с продавцом». Если раньше агентство «давило» на покупателей, пользуясь дефицитом предложения и ежедневно растущей ценой, то теперь пришло время убеждать продавца пойти на небольшое снижение сегодня, чтобы не «опускаться» еще больше завтра. Именно так и начинается обвал рынка.

Количество жертв затишья на рынке недвижимости зависит и от того, как долго оно продлится. По мнению участников рынка, критичным для агентства недвижимости является падение объема сделок на 25–30 %. То есть подавляющее большинство риэлтеров уже сейчас работают в убыток. Александр Мальцев и Евгений Скоморовский (Century 21 Запад) рассчитывают, что такое «осадное положение» сохранится до весны 2009-го. Многие риэлтеры не исключают, что «мертвый сезон» установился надолго. «В регионах ситуация будет гораздо тяжелее и печальнее. Риэлтеры там еще живы, но умирать станут гораздо быстрее, чем в Москве», – полагает Аркадий Литовский из Национальной риэлтерской группы.

Зато перед вовремя накопившими финансовый «жирок» (а он должен покрывать затраты на функционирование агентства в течение как минимум четырех месяцев, для агентства средней руки это около $100 тыс.) игроками открывается множество уникальных возможностей. Они обретут не только новых сотрудников, но и подешевевшую недвижимость для открытия новых филиалов.

Кризис – хорошее время освоить новые направления развития. Так, Скоморовский и Мальцев с надеждой смотрят на сегмент зарубежной недвижимости. Оптимизм поддерживают и другие игроки, уже работающие в этом сегменте. «Инвесторы предпочитают вкладываться не столько в российскую недвижимость, сколько в зарубежную. За последние три месяца количество обращений для покупки зарубежной недвижимости увеличилось в 2,5–3 раза», – говорит Литовский. Популярностью пользуются Греция, Крит, Доминиканская республика – страны, где 1 кв. м гораздо доступнее, чем в Москве (от $1000), а потенциал роста значителен благодаря выгодному расположению и климату. При этом порог инвестиций меньше, чем в российской столице: купить квартиру в Болгарии у моря можно за 25 тыс. евро.

Словом, ползти на кладбище риэлтеры пока не торопятся, они готовятся к новому развитию. Похоже, что после нынешнего кризиса ряды агентств недвижимости окажутся сильно поредевшими и… «пожиревшими».

Сотовая связь: кризис пошел по трубкам

28.10.2008. Объемы мировых ПРОДАЖ МОБИЛЬНЫХ ТЕЛЕФОНОВ могут упасть впервые за восемь лет. Уже в следующем году снижение составит от 4 % до 27 %, прогнозируют аналитики иностранных инвестбанков. Последствия финансового кризиса скажутся и на России, однако не так болезненно: объем продаж телефонов вырастет всего на 5 % вместо прогнозируемых ранее 20 %.

О том, что в следующем году объем мировых продаж мобильных телефонов может снизиться более чем на четверть по сравнению с нынешним годом, пишет газета Financial Times со ссылкой на прогнозы аналитиков. Так, аналитик JP Morgan Род Холл прогнозирует, что сокращение объемов продаж мобильных телефонов в 2009 году составит 3,9 %, добавляя, впрочем, что эта цифра может возрасти. Чуть большее снижение ожидает аналитик Merrill Lynch Эндрю Гриффин – 5 % по сравнению с 2008 годом. Наиболее пессимистичный прогноз дает аналитик Societe Generale Вансан Реш: падение продаж может составить 27 %.

Эксперты отмечают, что финансовый кризис уже привел к снижению продаж в развитых странах мира, особенно в Западной Европе. А на развивающихся рынках удар по продажам наносит растущая инфляция – некоторые потребители решают либо не покупать свой первый телефон, либо подождать с покупкой нового. Если объемы продаж упадут, это станет концом почти 15-летнего непрерывного роста продаж мобильных телефонов: до этого мировые продажи упали лишь однажды, в 2001 году, когда снижение составило 4 %.

Российские эксперты считают, что сокращения продаж мобильных телефонов на отечественном рынке в нынешнем году не будет: по оценке Mobile Research Group, по итогам 2008 года в России продадут 38–40 млн аппаратов, что на 17–23 % больше, чем годом ранее. Негативное влияние кризиса, по их мнению, скажется в 2009 году: рост продаж трубок не превысит 5 %. «Более жесткие кредитные условия скажутся на продажах дорогих телефонов, и люди станут реже их менять, откладывая покупку новых аппаратов до лучших времен. Одно следствие кризиса уже налицо: телефоны стали дороже из-за падения курса рубля», – констатирует руководитель программ исследований IDC по рынку мобильных телефонов Саймон Бейкер.

Саймон Бейкер предполагает, что в России главным следствием кризиса может стать кардинальное изменение системы розничной торговли: в развитие сотового ритейла активно включаются сотовые операторы. Первым примером стала покупка Вымпелкомом 49,9 % компанииMorefront Holdings ltd, владеющей 100 % группы Евросеть.

Сотовый ритейл теряет независимость

13.11.2008. Розничный бизнес по продаже сотовых телефонов стал одной из первых мишеней, пораженных ФИНАНСОВЫМ КРИЗИСОМ. Игроки этого рынка, предпочитавшие развиваться главным образом на кредитные деньги, потеряли возможность рефинансировать задолженность и вынуждены были начать искать покупателей. Скупка сотовых ритейлеров операторами связи приведет к тому, что отечественный рынок мобильных телефонов потеряет изюминку и станет похожим на западный.

Сотовый ритейл уже давно перестал быть лакомым куском, как прежде, но продавцы все время находили новые способы увеличить прибыльность бизнеса. В последнее время в салонах сотовой связи помимо классического ассортимента в виде телефонов, фотокамер и ноутбуков, можно было оплатить счета ЖКХ, оформить страховку и многое другое. Несмотря на трудности, компании развивались, открывали новые магазины в крупных городах, брали кредиты, отдавали и снова брали, открывая салоны уже в городах поменьше. Каждый из крупных ритейлеров считал своим долгом открыть побольше магазинов в как можно большем количестве населенных пунктов России. Интенсивная экспансия сетей привела к явной перенасыщенности рынка: весьма распространены случаи, когда салоны связи конкурирующих сетей находятся в непосредственном соседстве друг с другом, причем и ассортимент салонов и цены почти одинаковые.

Наряду с высокой конкуренцией и перенасыщенностью темпы роста телефонного рынка заметно снизились. Продажи телефонов в кредит упали, а платежи перестали приносить приемлемый уровень прибыли. Финансовый кризис поставил почти всех сотовых ритейлеров на грань выживания. Причина – огромные долги компаний и исчезнувшая возможность их рефинансировать. К примеру, у Евросети в сентябре было порядка $840 млн долгов, у Связного – $200 млн, у Dixis – около $260 млн, а у Цифрограда – $140 млн.

Страхование: Росгосстрах первым перестраховался

24.10.2008. Росгосстрах первым из страховщиков объявил своим сотрудникам о предстоящих СОКРАЩЕНИЯХ.

Сотрудники московских офисов Росгосстраха получили по внутренней рассылке письмо от главы компании. В нем Данил Хачатуров сообщает, что «надвигающаяся стагнация темпов роста экономики и сокращение доходов населения» не позволяют ему прогнозировать существенный рост в страховании в ближайшие два года. «К моему огромному сожалению, – мера эта вынужденная – мы должны расстаться с частью наших работников. Что касается людей, которые продолжат работать в компании, хочу предупредить, что премий за 2008 год и повышения заработной платы в 2009 году не будет», – сообщил господин Хачатуров.

Вице-президент компании Андрей Батурин заявил, что речь не идет о «серьезных сокращениях»: «В компании трудятся около 60 тыс. агентов – они и так за штатом. Штатных сотрудников порядка 30 тыс. Сокращением не будут затронуты подразделения по продажам и те, что отвечают за урегулирование убытков».

Впрочем, другие крупные страховщики заявили, что не планируют серьезных сокращений. «У нас в штате 5 тыс. человек плюс 18 тыс. агентов, – заявил гендиректор РЕСО-Гарантии Дмитрий Раковщик. – Никаких сокращений в сейлз-подразделениях мы не планируем. Будем оптимизировать процессы в бэк-офисе, но это делается ежегодно». По словам гендиректора Страхового дома ВСК Сергея Алмазова, в его компании не обсуждается снижение численности и размера окладов в центральном офисе и филиалах». Глава Ингосстраха Александр Григорьев в среду на пресс-ланче говорил о том, что планирует сократить часть сотрудников «из уборщиц и маркетинга».

Страховщики могут лукавить, считает директор департамента рейтингов фининститутов агентства Эксперт РА Павел Самиев: «В первую очередь пострадают продавцы страховых продуктов по банковским каналам. Упадут взносы по всем направлениям, связанным с кредитами». В целом по рынку, по оценкам Эксперт РА, в структуре совокупных годовых сборов в 776 млрд руб. 15–20 % премий приходило через банковские каналы.

По оценке Росстрахнадзора, в 2009 году стоит ожидать снижения объема сборов в некоторых видах страхования на 25 %. Страховщики вынуждены сокращать издержки – доля акций в общем инвестиционном портфеле страховщиков составляет 20 % от совокупных инвестиций в 419 млрд руб. На банковские депозиты страховщики разместили 33 %.

Строительство: Росстат признает стагнацию

27.10.2008. Депрессия в строительной отрасли уже очевидна. Темпы ввода в строй жилых домов в России за девять месяцев 2008 года упали в восемь раз по сравнению с прошлым годом. Строители и чиновники ожидают по итогам года нулевых темпов роста рынка и спада в отрасли до 2010 года.

Как следует из данных Росстата за январь-сентябрь 2008 года, всего в России за этот период было введено в строй 35,19 млн кв. м жилой недвижимости. Это больше, чем по итогам прошлого года, когда было введено 33,98 млн кв. м, однако темпы роста на рынке в восемь раз упали: 3,9 % за январь—сентябрь 2008 года против 31,3 % в тот же период 2007 года. Спад ввода жилья зафиксирован во всех без исключения федеральных округах. В минус показатель ушел в Центральном округе, сократившись со 115 до 87 %. В Северо-Западном ФО показатель роста рынка снизился с 47 до 8 %, в Приволжском – с 41 до 11 %, в Сибирском – с 37 до 16 %, в Южном – сЧ2 до 6 %. Чуть лучше ситуация в Уральском ФО, где снижение зафиксировано с 31 до 20 %, а также в Дальневосточном – с 29 до 28 %.

Традиционно крупнейшей стройплощадкой страны осталась Московская область. По данным за девять месяцев этого года, в Подмосковье было построено 3,6 млн кв. м жилой недвижимости. Однако если в прошлом году темпы роста были на уровне среднероссийских в 31 %, то в этом году роста не зафиксировано (97 %). В Москве ситуация много хуже: в прошлом году можно было говорить о поддержании уровня (увеличение на 1 %), то сейчас темпы ввода жилья упали в два раза (45 %). Спад наблюдается и в Санкт-Петербурге, где ввод составил 95 %, в то время как в прошлом году рост был зафиксирован на уровне 139 %. Впрочем, хорошие результаты показала Ленинградская область – 33 %, но это все равно меньше, чем прошлогодние 69 %.

Еще в апреле строители называли одной из главных проблему с привлечением финансирования. Теперь в стройкомпаниях отмечают, что данные Росстата отразили кризис, который они уже в полной мере почувствовали на себе, особенно за сентябрь. «Дальше будет значительное уменьшение ввода: строительная отрасль впала в депрессию. По итогам года прирост будет равняться нулю», – говорит директор по инвестициям девелоперской компании Galaxy Group Артем Цогоев. Что касается Московской области, то, по его словам, в радиусе до 10 км строительство приостанавливаться не будет, хотя и станет не таким активным, а вот в дальнем Подмосковье ожидаются проблемы. «Нельзя рассчитывать на рост продаж квартир в дальнем Подмосковье», – говорит Артем Цогоев. Заместитель гендиректора компании Трест 1991 Татьяна Пальчикова отмечает, что «тенденция уменьшения объемов ввода жилья сохранится».

«В целом по России прогноз ввода жилья уже пересмотрен. Приостановка „бумажных“ проектов скажется через полгода – в ближайшее время мы будем наблюдать уменьшение ввода жилья и, соответственно, уменьшение предложения. А дефицит приводит только к увеличению цен», – говорит она.

Туристический бизнес: курорты не дождались «белых воротничков»

30.09.2008. Рост турпотока из России на массовых летних направлениях в августе СУЩЕСТВЕННО ЗАМЕДЛИЛСЯ, свидетельствует статистика национальных представительств по туризму Турции, Греции и Испании. Туроператоры связывают стагнацию рынка с подорожанием туров, а также с отказом от отдыха «белых воротничков». В зимнем сезоне турпоток и вовсе может сократиться на 20 %.

В августе число россиян, побывавших в Турции, выросло на 13 %, до 522 тыс. человек, следует из отчета Министерства культуры и туризма Турции. В мае, когда в стране начинается высокий сезон, российский турпоток вырос на 36 %, до 386 тыс. человек, в июне – на 29 %, до 530 тыс., в июле – уже на 16 %, до 472 тыс. человек. В 2007 году прирост турпотока по месяцам был равномерным. «Спрос на отдых в Турции в августе оказался ниже, чем в начале лета», – соглашается генеральный менеджер оператора Пегас Туристик Анна Подгорная.

Еще резче замедлился в августе рост турпотока в Грецию. Эта страна, по прогнозу отраслевого агентства Банко, основанному на опросе 622 столичных турфирм, должна стать вторым после Турции по популярности летним направлением 2008 года. В мае число россиян, посетивших Грецию, выросло на 33 %, до 37 тыс. человек, в июне – на 45 %, до 58 тыс., в июле – на 41 %, до 67 тыс., а вот в августе – всего на 9 %, до 51,6 тыс. человек, сообщили в национальной туристической организации Греции. «Тенденция показана верно», – признает гендиректор туроператора Музенидис Трэвел Александр Цандекиди.

Меньший прирост турпотока в августе зафиксирован и в Испании – третьем по популярности, по версии Банко, летнем направлении этого года. В июне количество виз, выданных генконсульством Испании Москве, увеличилось всего на 10 %, до 55 тыс., в июле – на 11 %, до 60 тыс., в августе – на 8 %, до 57 тыс. «В июне прирост турпотока в Испанию превышал 30 %, к августу он почти сошел на нет», – сообщил президент компании Натали Турс Владимир Воробьев.

Основная причина невысокого спроса в августе – подорожание туров, убеждена президент туроператора Спектрум Евгения Конколь. Турецкие отели в этом году подняли расценки в среднем на 20–25 %, говорит Анна Подгорная. По словам Александра Цандекиди, в Греции отели подорожали на 15 %. «На турецком направлении это было особенно заметно в сегменте четырех– и пятизвездных гостиниц, где предпочитают отдыхать россияне: в августе пятизвездники стояли полупустые», – отмечает Евгения Конколь. В июле– июне из-за выхода на греческий рынок новых крупных игроков – Натали Турс, Tez Tour, Мостравел – и воцарившегося демпинга на направлении был спровоцирован искусственный всплеск спроса, считает президент группы Мегаполюс Турс Эдуард Кузнецов. В августе, когда операторы традиционно пытаются компенсировать недополученную в предыдущие месяцы прибыль, компании сократили чартерные программы, что отразилось на спросе.

Кроме того, в августе турфирмы недосчитались «белых воротничков», полагает Евгения Конколь. «Уже тогда было очевидно, что финансовый кризис дошел до России, и многие менеджеры отказались от отпуска», – поясняет она. С ней соглашается генпредставитель оператора Tez Tour в России Александр Синигибский: «Многие из тех, кто традиционно ездит отдыхать в августе, вынуждены были пересмотреть свои планы».

В зимнем сезоне, по мнению госпожи Конколь, выездной турпоток может снизиться на 20 %. «Компании будут сокращать штаты, что снизит потребительскую активность в целом и спрос на отдых за границей в частности», – соглашается Эдуард Кузнецов.

Уголь начал остывать

13.11.2008. Угольщики СНИЖАЮТ ОБЪЕМЫ ДОБЫЧИ И СОКРАЩАЮТ ПРОДАЖИ. Их основные потребители, металлурги, уже не могут обеспечить спрос, а их общая просроченная задолженность перед отраслью составляет порядка 20 млрд руб.

Первой из угольных компаний о снижении продаж объявило ОАО Распадская. В четвертом квартале этого года продажи коксующегося угля упадут втрое по сравнению с планом, составлявшим около 3,5 млн тонн, или на 63 % по сравнению с четвертым кварталом 2007 года. В компании объясняют это резким снижением спроса со стороны постоянных потребителей (ММК, НЛМК, Алтай-кокс, Evraz). Источник, знакомый с ситуацией в Evraz, подтвердил, что сейчас уголь на предприятия группы поставляется только с собственного Южкузбассугля, а поставки от сторонних поставщиков прекращены. Кроме того, по словам заместителя гендиректора Распадской по стратегическому планированию Александра Андреева, с октября значительно снизились экспортные поставки на Украину. «Мы работаем над диверсификацией экспортных потоков», – говорит он.

Снижает производство не только Распадская. По данным областной администрации, в целом по Кузбассу снижение добычи угля подземным способом в октябре составило около 810 тыс. тонн, отставание от плана по добыче коксующихся углей – 573,4 тыс. тонн. Снизили объемы добычи по сравнению с плановыми цифрами Сибирь-уголь (на 383,2 тыс. тонн), Южкузбассуголь (на 183,2 тыс. тонн) и входящий в группу Мечел Южный Кузбасс (на 150,2 тыс. тонн). Как сказал сенатор от Кемеровской области Сергей Шатиров, спрос на уголь у ряда компаний снизился на 70–80 % и более, а цены – вдвое. «На складах в общей сложности сейчас застряло примерно 18 млн тонн угля», – утверждает сенатор. Задержки по платежам подтверждают как сами угольщики, так и металлурги. Распадской крупнейшие потребители задолжали «несколько миллиардов рублей». По данным источника, в похожей ситуации находится и Мечел. Срок задержки платежей составляет один-два месяца.

Распадская уже направила правительству предложения по поддержке угольной отрасли. Компания предлагает выделение кредитов по всей производственной цепочке, снижение тарифов на перевозку угля, стимулирование экспорта. 3 ноября с аналогичной инициативой на совещании у вице-премьера Игоря Сечина выступили другие угольщики Кузбасса. Среди предложенных мер, по словам Сергея Шатирова, была заморозка тарифа на экспортные перевозки на время спада внутреннего потребления.

Представитель одной из угольных компаний заявил, что сейчас ведутся переговоры угольщиков с металлургами о снижении объема поставок и, возможно, цен по ранее заключенным долгосрочным контрактам. В Федеральной антимонопольной службе РФ (ФАС), которую угольные компании теперь обязаны уведомлять о новых контрактах или об изменении параметров старых, не подтвердили обращений с подобными предложениями. Однако, по словам начальника управления контроля промышленности ФАС Алексея Ульянова, в условиях кризиса его ведомство выступает за введение в контракты плавающей меры объема поставок. Представитель одного из металлургических комбинатов говорит, что до января цены на уголь по долгосрочным контрактам меняться не будут, по его словам, крупные металлурги уже закупили уголь на два месяца вперед и сейчас их будет трудно мотивировать на снижение цен ради сохранения объемов поставок.

Эксперты не удивлены быстрыми темпами падения продаж угольщиков. По подсчетам аналитикаИК Брокеркредитсервис Олега Петропавловского, снижение производства стали на 30 % ведет к снижению производства угля минимум на 45 %. «Единственная возможность нашего правительства поддержать угольщиков – прекратить рост тарифов монополий», – считает аналитик ИК Проспект Дмитрий Парфенов. Эксперт считает, что для поддержания эффективного производства угольщики должны увеличивать инвестиции в модернизацию.

Цемент: отказ от балласта

15.10.2008. О приостановке строительства новых предприятий, находящихся на «бумажной» стадии, и переговоров по готовящимся сделкам уже заявилиСибцемент, РАТМ Цемент и Holcim. Из-за кризиса в ближайшие годы цементная отрасль России реализует лишь около 15 % заявленных проектов.

Евроцемент груп Филарета Гальчева и «дочка» французского холдинга Lafarge Лафарж Цемент пока не говорят о пересмотре инвестиционной программы, но не исключают этого в будущем. Гендиректор Базэлцемента Дмитрий Савенков также сообщил, что компания не собирается менять планы. Впрочем, частично структуре Олега Дерипаски придется пересмотреть свою стратегию из-за отказа австрийской Strabag развивать в России и на Украине совместное предприятие по строительству цементных заводов стоимостью $1,5 млрд. «Из заявленных 70 проектов в ближайшие годы будет реализовано процентов пятнадцать», – заявляет гендиректор «Союзцемента» Вячеслав Болтенко. Ранее аналитик Unicredit Aton Елена Мязина оценивала анонсированные планы по строительству цементных мощностей в России в 140 млн тонн.

Российские цементники обещают завершить уже идущие стройки новых производств, но не запускать и не приобретать новых. «Мы достроим новую линию на Искитимском цементном заводе (Новосибирская область) на 1,3 млн тонн, под который уже есть кредитное обеспечение на 5,5 млрд руб. от Сбербанка, и Иркутский горно-цементный завод (до 2 млн тонн)», – заверил директор по связям с общественностью РАТМ Цемент Артем Глущенко. Однако компания отказывается от заключения новых сделок, в частности проекта в Тульской области, по которому велись переговоры с администрацией, признается господин Глущенко. «У нас „подвис“ проект в Тульской области, вопрос по нему открыт», – вторит гендиректор ОАО Щуровский цемент (принадлежит холдингу Holcim) Вячеслав Ларионов, отмечая, что остальные стройки останавливать не планируется. Советник президента Сибцемента Олег Якубович сообщил, что ожидается «заморозка» проекта холдинга стоимостью 54 млрд руб. в Рязанской области, но окончательного решения правление компании еще не вынесло. Соглашение о строительстве здесь самого крупного в России завода мощностью 7,8 млн тонн было заключено Сибцементом с местной администрацией в конце мая этого года. Источник, близкий к компании, сообщил, что открытым остается вопрос о покупке турецкой Set Cimento, подразделения итальянской Italcementi Group, сделку с которой Сибцемент начал этой весной.

Кризис в российской цементной отрасли начался со снижения цен с мая 2008 года: к сентябрю они упали уже более чем на 25 %. Это было спровоцировано снижением темпов строительства, особенно в ЦФО, и валом более дешевого, чем отечественный, импортного цемента. По данным Федеральной таможенной службы, за восемь месяцев в Россию было ввезено около 6,8 млн тонн против чуть более 600 тыс. тонн цемента за тот же период 2007 года. Сюрприз игрокам российского рынка преподнес в октябре лидер отрасли Евроцемент груп, снизив цены на свой товар на 7—11 %, до 3 тыс. руб. за тонну.

Эксперты рынка предупреждают, что в течение полугода цены на цемент могут упасть еще сильнее – по оценке Елены Мязиной, до менее чем 2 тыс. руб. за тонну. «При негативном сценарии доля импорта может достигнуть 35 % от всего объема рынка», – предупреждают в Союзцементе.

Необходимость корректировать свои инвестиционные планы производители цемента объясняют не только повышением ставок по кредитам. «При цене 3 тыс. руб. за тонну окупаемость строительства нового завода увеличивается до 10–12 лет. При таких сроках банки просто не будут предоставлять финансирование», – объясняет президент Евроцемент груп Михаил Скороход. По его словам, в ближайшие дни правительству будет направлено письмо от имени производителей цемента с просьбой поддержать цементную отрасль и предпринять конкретные шаги – ввести заградительные пошлины и оказать содействие в предоставлении доступных кредитов.

Часть II. ВСЮДУ ЖИЗНЬ

Глава 6ГОСУДАРЕВО ДЕЛО

Пускай американцы выходят на демонстрации, обвиняя государство в грубом вмешательстве в экономику и попрании ценностей свободного рынка. Нам-то что? У нас попирали, попирают и будут попирать. Вопрос в том, насколько эффективно это делается, кто реально получит бюджетные вливания, как будет наполняться бюджет в условиях падения цен на нефть, что будет с вставшими предприятиями, будут ли защищены вклады населения, как государство поможет безработным. И вообще, не заставят ли его действия вновь признать, что «невидимая рука рынка» все-таки существует.

Банкам подали на ликвидность

18.09.2008. Минфин иЦентральный банк приняли ЭКСТРЕННЫЕ МЕРЫ ПО СПАСЕНИЮ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ. Сбербанку, ВТБ, Газпромбанку пообещали выделить 1,5 трлн руб. на три месяца с условием, что они окажут поддержку другим банкам.

На депозиты коммерческих банков поступило 150 млрд руб., которые днем раньше они заняли на аукционе Минфина. Однако это не снизило дефицит денег в банковской системе. По итогам двух аукционов прямого репо с ЦБ банки привлекли еще 365,2 млрд руб. – на 5 млрд больше рекордной величины во вторник. Накануне Минфин на аукционе по размещению свободных казначейских средств на недельные депозиты предоставил банкам еще 118,679 млрд руб. Средства будут размещены на депозитах с 18 по 25 сентября.

В ЦБ сформирован так называемый «красный список» из 15 банков, которые испытывают наиболее серьезные проблемы с выполнением кредитных обязательств перед контрагентами и нуждаются в срочной финансовой помощи.

В списке, с которым нам удалось ознакомиться, все банки входят в TOP-50.

Внешэкономбанк приговорен к крайней мере

30.09.2008.Банку России рекомендовано в случае необходимости выдавать БЕЗЗАЛОГОВЫЕ СТАБИЛИЗАЦИОННЫЕ КРЕДИТЫ банковской системе, а к решению долговых проблем корпоративного сектора подключается Внешэкономбанк, которому ЦБ предоставит на рефинансирование кредитов компаний до $50 млрд. Такие решения приняты вчера на совещании у премьер-министра Владимира Путина. Цена вопроса – не менее 8 % резервов ЦБ и возможное снижение странового рейтинга.

Как выяснилось, портфель мер по стабилизации финансовой системы во время кризиса не исчерпан. Вместо заседания президиума правительства в том же составе прошло очередное антикризисное совещание у премьер-министра. Хотя теоретически на нем должны были обсуждать концепцию долгосрочного социально-экономического развития до 2020 года, его итоги касались ближайших трех месяцев. Владимир Путин объявил четыре новые антикризисные меры, в числе которых предоставление до $50 млрд на рефинансирование долгов компаний через Внешэкономбанк (Внешэкономбанк).

«Любой российский банк или компания смогут обратиться во Внешэкономбанк для получения кредита на погашение задолженности перед иностранными кредиторами по кредитам, привлеченным до 25 сентября текущего года», – заявил глава правительства, уточнив, что лимит средств, которые ЦБ выделит Внешэкономбанку на эти цели, «не будет, во всяком случае пока, превышать $50 млрд».

Еще одно решение премьера также связано с Внешэкономбанком: из 250 млрд руб., которые президент Дмитрий Медведев указал выделить в бюджете на поддержку фондового рынка, 75 млрд руб. достанется Внешэкономбанку.

Еще две меры, анонсированные Владимиром Путиным, касаются полномочий ЦБ. Первая – Банку России предлагается дать право заключать соглашения «с некоторыми кредитными организациями» о возмещении части убытков при межбанковском кредитовании. «Насколько мы понимаем, под „отдельными банками“ подразумеваются три подконтрольных государству банка (Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк) и, возможно, Банк Москвы», – констатировал Ренессанс Капитал в экспресс-обзоре решений Белого дома. Наконец, последняя мера, выглядящая внешне наиболее сенсационной: Банку России предложено выдавать банкам беззалоговые стабилизационные кредиты. «Это также исключительно важный шаг, только 28 кредитных организаций могут привлечь фондирование без обеспечения при размещении Минфином временно свободных средств бюджета на банковских депозитах», – говорят в Ренессанс Капитале. «Согласно законодательству, ЦБ – независимая организация, и ему указания от правительства не нужны. Ему не нужна индульгенция от правительства. Непонятно, зачем Владимир Владимирович влезает», – недоумевает экс-глава Банка России Виктор Геращенко.

Большинство экономистов рассматривают очередные антикризисные меры правительства как «превентивные» – для снятия угрозы распространения кризиса, но допускают, что в среднесрочной перспективе может быть развернуто в целую систему финансирование экономики госинвестициями, замещающими иностранные инвестиции.

Банк России удешевил кредиты в госбанках

3.10.2008. Финансовая помощь, распределяемая государством черезСбербанк, ВТБ и Газпромбанк, оказывается очень дорогой для других участников банковской системы. В ответ на претензии ЦБ госбанки поспешили СНИЗИТЬ СТОИМОСТЬ СРЕДСТВ И РАСШИРИТЬ КРУГ КРЕДИТУЕМЫХ БАНКОВ. Это обременяет банковскую систему новыми рисками, указывают эксперты.

По словам первого зампреда Банка России Алексея Улюкаева, госбанки, уполномоченные государством оказывать финансовую поддержку другим банкам, кредитуют участников рынка по завышенным ставкам. По данным господина Улюкаева, ставки Сбербанка, ВТБ и Газпромбанка доходят до 22 % годовых.

ЦБ пришлось вмешаться в эту ситуацию. «Понятно, что это был перестраховочный механизм со стороны банков, поскольку рынок был очень волатильный. Но мы настаиваем на том, чтобы они снижали», – заявил господин Улюкаев. Зампред ЦБ добавил при этом, что регулятор следит за ситуацией и спрашивает с банков «жестко».

Все три банка – Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк – утверждают, что уже снизили ставки по операциям междилерского репо. «Несколько дней назад мы снизили максимальную ставку по операциям репо под залог акций с 22 до 18 % годовых», – рассказала заместитель председателя правления Сбербанка Белла Златкис. По ее словам, снизить ставки позволило падение ставок на МБК, где банк привлекает финансирование.

Заставляя госбанки кредитовать как можно большее количество игроков и устанавливая при этом уровни ставок, регуляторы обременяют госбанки значительными рисками. Фактически Центробанк поощряет рисковое поведение участников банковской системы, полагают эксперты.

Госбанки догнались длинным рублем

8.10.2008. Российское правительство объявило об экстренных мерах по спасению финансовой системы. Госбанки получат долгосрочные СУБОРДИНИРОВАННЫЕ КРЕДИТЫ, чтобы перераспределить их в пользу нуждающихся в финансировании банков и компаний.

По итогам вчерашнего совещания у президента России Дмитрия Медведева было решено выделить банкам субординированные кредиты на сумму до 950 млрд руб. сроком не менее чем на пять лет. «По общей сумме она может быть разбита… на следующие позиции: Сбербанку – до 500 млрд руб., ВТБ – до 200 млрд руб., Россельхозбанку – до 25 млрд руб. и другим банкам на сумму до 225 млрд руб.», – заявил Дмитрий Медведев. Кроме того, чиновники обещают упростить порядок взыскания задолженности, обеспеченной залогом, а также порядок реорганизации банков. Президент попросил правительство «еще раз доработать» все эти предложения и внести на рассмотрение правительства в самые короткие сроки.

Субординированный кредит Сбербанку будет выделен напрямую из Центробанка, а кредиты ВТБ, Россельхозбанку и другим банкам – из средств правительства через Внешэкономбанк, пояснил после совещания вице-премьер Алексей Кудрин. Он отметил, что правительство возьмет 450 млрд руб. на субординированные кредиты банкам в одном из суверенных фондов. Господин Кудрин также объяснил, как будет осуществляться поддержка коммерческих банков. «За счет средств бюджета будет предоставлена возможность любому коммерческому банку, имеющему соответствующий рейтинг, получить кредит в размере 15 % уставного капитала при условии, что 30 % будут предоставлены акционерами», – пообещал господин Кудрин. Таким образом, на каждый государственный рубль акционеры банков должны гарантированно найти два своих. По его словам, деньги будут предоставляться поэтапно траншами. Еще один инструмент пополнения ликвидности – беззалоговые кредиты в ЦБ – более 100 банков смогут получить к середине ноября, заверил Алексей Кудрин.

Большую часть средств получат госбанки, которых правительство сделало посредниками в реализации антикризисных мер. «Госбанки получали деньги и прежде, когда принимался первый пакет спасительных мер. Но проблема в том, что эти средства не распределяются по финансовой системе, их стоимость недоступна для большинства игроков», – отмечает управляющий директорТройки Диалог Евгений Гавриленков.

Экономике открыли кризисную линию

13.10.2008. Госдума приняла ПАКЕТ ЗАКОНОПРОЕКТОВ, оформляющий большую часть составляющих плана правительства России по преодолению финансового кризиса. Стоимость российского аналога плана Полсона составляет до 2,45 трлн руб., или 5,5 % ВВП. Меры ЦБ и Минфина сравнимы по масштабам с планом, таким образом, общая стоимость кризиса для правительства России в течение года может достигнуть 10 % ВВП.

Пакет можно разделить на пять частей, адресованных пяти получателям. Это корпоративный сектор, банковская система в целом, фондовый рынок, частные вкладчики банков, системообразующие банки.

Решение проблем корпоративного сектора план предполагает осуществлять исключительно через Внешэкономбанк: в законе «О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы РФ» закреплено право ЦБ до 31 декабря 2009 года предоставлять Внешэкономбанку кредиты на сумму до $50 млрд для погашения и обслуживания кредитов, полученных российскими юрлицами от нерезидентов до 25 сентября. Поправки, предполагающие разрешение проблем SPV российских компаний, в законе не зафиксированы. По данным ЦБ о внешнем долге на 1 июля, пакет покрывает около 11 % негосударственного долга ($488,3 млрд) без процентов ($73,5 млрд), до 64,1 % частной задолженности на два ближайших квартала ($77,8 млрд с учетом процентов) и до 38,3 % погашаемых кредитов на год вперед, до четвертого квартала 2009 года ($130,5 млрд).

Банковской системе в целом пакет предлагает субординированные долгосрочные кредиты ЦБ через Внешэкономбанк на сумму до 225 млрд руб. Внешэкономбанк может выдавать без обеспечения под 8 % годовых на срок до 31 декабря 2019 года. Заемщики-банки должны будут иметь кредитный рейтинг не ниже установленного наблюдательным советом Внешэкономбанк, общая сумма таких кредитов Внешэкономбанк не должна превышать 15 % от величины капитала банка-получателя, который, в свою очередь, должен обеспечить рекапитализацию со стороны основных владельцев банка. Внешэкономбанк разрешается принимать облигации банков-эмитентов, выпущенные для этих целей. Таким образом, о национализации банковской системы через этот механизм речи не идет.

Крупным банкам – Сбербанку, ВТБ, Газпромбанку, Россельхозбанку – государство предлагает большие суммы по тому же механизму. Это субординированные кредиты по вышеописанному механизму ЦБ Сбербанку (500 млрд руб.), ЦБ через Внешэкономбанк банку ВТБ (200 млрд руб.) и Россельхозбанку (25 млрд руб.). Кроме того, специальной поправкой к закону о ЦБ Банк России получает право компенсировать крупным банкам потери от кредитования ими банков, у которых ЦБ отзовет лицензию. Сумма возможных потерь, ставки компенсации и механизм не названы. Этот механизм связывает пакет с поддержкой ЦБ (через рефинансирование банков своими инструментами) и Минфином (бюджетными депозитами в банковской системе) крупных банков на сумму более 1,5 трлн руб. и банковской системы в целом на сумму до 900 млрд руб., но сейчас рассчитать потенциальные суммы компенсаций ЦБ невозможно.

Частные вкладчики в рамках пакета получают рост гарантий АСВ по депозитам с действовавших 100 тыс. до 700 тыс. руб. Еще в пятницу Госдума предполагала гарантировать суммы депозита от 200 тыс. до 700 тыс. руб. лишь на 90 %, но по требованию Владимира Путина вернула эту часть закона во второе чтение, установив 100 % компенсации по любому вкладу на сумму до 700 тыс. руб. (около {+}20 тыс.). Государство, таким образом, привело сумму гарантий к среднеевропейской, действовавшей до финансового кризиса, однако в сентябре ряд стран (Австрия, Германия) уже ввели гарантии на 100 % депозитов частных лиц, в США гарантии повышены на депозиты до $250 тыс. По оценкам вице-премьера Алексея Кудрина, новые гарантии в РФ защищают вклады около 97 % вкладчиков.

Наконец, поддержка фондового рынка пока не утверждена Госдумой: изменения в бюджет 2008–2010 годов, предусматривающие увеличение капитала Внешэкономбанк на 75 млрд руб. и инвестиции в размере 175 млрд в покупку акций на фондовом рынке, находятся сейчас в секретариате главы Госдумы Бориса Грызлова и не представлены в комитет Госдумы, поправки в бюджет 2009–2011 годов, предусматривающие вложение 175 млрд руб. в рынок в 2009 году, пока в Госдуму не поступили. Пакет фондовых вливаний, исходя из заявлений Владимира Путина, снизился с обещанных президентом Дмитрием Медведевым 500 млрд до 450 млрд руб., причем вице-премьер Кудрин заявил, что эти инвестиции не будут направлены на увеличение котировок акций. На 10 октября этого года капитализация РТС (биржевой рынок) составляла около 11 трлн руб., таким образом, предполагаемые инвестиции составят порядка 4 % капитализации рынка.

Предварительный объем российского плана – около 2,45 трлн руб. в 2008–2009 годах, или 5,5 % ВВП РФ. Размеры поддержки ЦБ и Минфином банковской системы (изменение ФОРов, бюджетные депозиты на сумму до 1,5 трлн руб., рефинансирование) добавляют к этой сумме до 2,3 трлн руб. Таким образом, общая стоимость мер по поддержке финансовой системы в 2009 году может превысить 10 % ВВП. Впрочем, речь идет о предельно возможной сумме, из которой в экономику попало не более 10 % через механизмы ЦБ и Минфина, или 1 % ВВП. Более 2,1 трлн руб. поддержки будет администрироваться Внешэкономбанк, а среди источников этих средств не менее 900 млрд руб. – средства ЦБ, 425 млрд руб. – федеральный бюджет, до 450 млрд руб. – суверенные фонды.

Энергетическая сверхдержавность

14.10.2008. Правительство отозвалось на просьбу четырех крупнейших НЕФТЕГАЗОВЫХ КОМПАНИЙ России предоставить им средства для рефинансирования внешних долгов. На прошедшем в субботу совещании у вице-премьера по ТЭК Игоря Сечина компаниям пообещали выделить $9 млрд, из которых $4,2 млрд – для Роснефти. Ранее государство уже сделало для нефтяников налоговые послабления, оценивающиеся в $5,5 млрд.

Кроме газовой монополии поддержку правительства рассчитывают получить Роснефть (на совещании был президент Сергей Богданчиков), ЛУКОЙЛ (присутствовал президент Вагит Алекперов) и ТНК-ВР (ее представлял исполнительный директор и совладелец Герман Хан).

Встреча у вице-премьера стала ответом на письмо, которое еще 24 сентября премьеру Владимиру Путину отправили Газпром, Роснефть, ЛУКОЙЛ и ТНК-ВР (на их долю приходится 70 % российской нефтедобычи и 90 % газодобычи). Компании просили выделить им средства для погашения внешних долгов (в целом $80 млрд) и финансирования стратегических проектов. Правительство идею поддержало. «Любой российский банк или компания смогут обратиться во Внешэкономбанк для получения кредита на погашение задолженности перед иностранными кредиторами по кредитам, привлеченным до 25 сентября текущего года», – сказал Владимир Путин. Суммарно на эти цели будет направлено $50 млрд.

На совещании у вице-премьера Газпрому из $9 млрд было предложено выделить $1 млрд, хотя незадолго до этого глава Газпрома Алексей Миллер говорил, что компания не испытывает проблем с организацией финансирования. «Для нас привлечение кредитных ресурсов не является критичным моментом. К нам в очередь кредиторы выстраиваются», – отмечал он. В самой монополии поясняли, что для нее «важно само наличие такого механизма кредитования в форс-мажорных ситуациях». В Газпроме отказываются уточнить, наступила ли уже такая ситуация, но Газпром-нефть хотела привлечь до конца года кредит на $1 млрд.

ТНК-ВР может рассчитывать на $1,8 млрд, ЛУКОЙЛ – на $2 млрд. Вагит Алекперов 7 октября говорил, что его компания хотела бы получить $2–5 млрд. Больше всего полагается Роснефти – $4,2 млрд. Она действительно более других обременена долгами ($21,4 млрд на конец июня), а председателем совета директоров компании является Игорь Сечин. Однако и сумма для Роснефти может быть скорректирована. Окончательно распределение средств согласовывает наблюдательный совет Внешэкономбанк, который возглавляет Владимир Путин. Председатель Внешэкономбанк Владимир Дмитриев сообщил, что максимальный лимит на одного заемщика составит $2,5 млрд.

Государство в первую очередь поддерживает стратегические предприятия, и хотя есть заемщики, потребность которых в дополнительных средствах гораздо выше, их дефолт не станет катастрофой для экономики страны, считает Елена Ананькина. Выделенные деньги станут «подушкой безопасности» для компаний на 2009 год, отмечает аналитикИК Солид Денис Борисов. В противном случае они могут не справиться с программой капвложений, что приведет к падению добычи.

Девелоперов заставят поработать на нацпроект

16.10.2008. Власти готовы предоставить застройщикам ЛЬГОТНЫЕ КРЕДИТЫ, но только тем, кто строит в регионах жилье экономкласса и готов продать его государству по фиксированным ценам. Воспользовавшись финансовыми трудностями девелоперов, правительство планирует оживить забуксовавший нацпроект «Доступное жилье».

На совещании у вице-премьера Игоря Шувалова присутствовали министр экономического развития Эльвира Набиуллина, ее заместитель Станислав Воскресенский, заместитель министра регионального развития Сергей Круглик, руководитель Фонда содействия жилищному строительству (ФСЖС) Александр Браверман, а также представители Интеко, Главстроя, СУ-155, ГКПИК, Реновастройгруп, Баркли. Представитель аппарата вице-премьера Александр Мачевский сообщил, что обсуждались конкретные меры содействия государства строительной отрасли и некоторые из них были одобрены. От подробных комментариев господин Мачевский отказался.

«ВТБ, Сбербанку, Газпромбанку, входящим в возглавляемый Сергеем Кругликом антикризисный штаб, были даны рекомендации выдавать застройщикам кредиты по 16–18 % годовых под гарантию государства», – рассказал один из участников встречи. По его словам, госгарантией станет выкуп властями построенного девелоперами жилья экономкласса. «Квартиры будут выкупаться по фиксированной цене исходя из себестоимости строительства 1 кв. м в конкретно взятом регионе с 15-процентной наценкой», – объяснил наш собеседник. Эту информацию подтвердил глава думского комитета по строительству и земельным отношениям Мартин Шаккум, принимавший участие в совещании. В течение года на выкуп готового жилья государство планирует направить до 100 млрд руб. (около $3,84 млрд), сообщил источник в Минрегионе.

Источник в Минрегионе утверждает, что выкуп квартир по фиксированной цене позволит оживить нацпроект по обеспечению граждан доступным жильем, который начал буксовать еще в 2007 году. Тогда вместо запланированных 61,6 млн кв. м жилья было построено чуть более 50 млн кв. м. В 2008-м положение едва ли изменится: за первое полугодие было возведено всего 21 млн кв. м, в то время как до конца года планируется сдать 72 млн кв. м. «Пока у застройщиков не было проблем с кредитами, строить жилье по нацпроекту было невыгодно: региональные власти выкупали квартиры практически в полтора раза ниже рыночных цен», – признается представитель одной из компаний, принимающих участие в нацпроекте.

Мировой кризис практически не оставил компаниям выбора, сетуют игроки рынка. «Я не исключаю, что даже застройщики жилья бизнес-класса будут рассматривать возможность продать квартиры государству под социальные программы с большим дисконтом», – говорит гендиректорОАО Сити Владислав Левченко.

Блатная матпомощь

20.10.2008. Вступили в силу ТРИ ЗАКОНА, ПРИЗВАННЫЕ ПОМОЧЬ РОССИЙСКИМ КОМПАНИЯМ ПЕРЕЖИТЬ КРИЗИС. Однако на поддержку могут рассчитывать лишь избранные.

Внесены поправки в законы о страховании вкладов и о Банке России, а также принят новый – «О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы». Суть нововведений такова. Внешэкономбанк (ВЭБ) получит от Банка России и разместит на депозитах до конца 2009 года максимум $50 млрд. За счет этих средств российским компаниям будут выдаваться валютные кредиты для погашения задолженности перед иностранными кредиторами.

Кредиты Внешэкономбанк будет выдавать не всем подряд. Как пояснил премьер Владимир Путин, заемщики должны работать в России в «реальном секторе экономики», важном для конкретного региона или страны в целом. Рефинансироваться станут только займы, привлекаемые для реализации инвестиционных проектов или приобретения активов на территории России.

Во Внешэкономбанк будут также размещены средства Фонда национального благосостояния – 450 млрд руб. до конца 2019 года. Из них 200 млрд руб. в виде субординированных кредитов (необеспеченные ссуды, которые нельзя востребовать ранее оговоренного срока и которые учитываются при расчете собственного капитала) получит ВТБ, 25 млрд руб. – Россельхозбанк, а также другие банки, но они должны будут делить риски с государством. Как ранее пояснял вице-премьер Алексей Кудрин, финансовые институты с высоким рейтингом могут получить ссуду в размере 15 % капитала при условии, что акционеры дадут в два раза больше (30 %).

Банк России предоставит Сбербанку до 500 млрд руб. и за счет своих кредитов компенсирует другим игрокам рынка часть убытков от кризиса. Наконец, максимальное страховое возмещение по вкладам увеличено с 400 тыс. до 700 тыс. руб., чтобы успокоить население, которое уже изрядно нервничает и подумывает о том, не лучше ли хранить деньги дома.

Никто из аналитиков не сомневается, что на помощь могут рассчитывать лишь избранные компании, чье руководство либо само вхоже в высшие кабинеты власти, либо имеет доступ к телу «особо важных персон». Покупка госструктурами Связь-банка и КИТ Финанс тому пример.

В результате чиновники помогают менеджерам, чей профессионализм оставляет желать лучшего. «Угроза перераспределения собственности, особенно в сырьевых отраслях, существует и обусловлена прежде всего некорректным управлением рисками в компаниях, нуждающихся в помощи», – отмечает гендиректор сети мобильной связи Телефон. ру Михаил Золотовицкий.

Вопрос о том, во что обойдется компаниям поддержка чиновников, остается открытым. «Спасение за счет госфондов будет не дешевым, но и не запретительно дорогим, минимальная ставка – LIBOR + 5 %», – предполагает начальник управления аналитических исследований «ВТБ управление активами» Иван Илюшин. По его словам, экстренная поддержка государства станет лишь временной передышкой, и акционерам некоторых компаний придется расстаться с долей в бизнесе, не выдержавшем гнет высокой долговой нагрузки.

Остается только надеяться, что купят не всех или по крайней мере не навсегда. «Даже принимая в качестве залога акции или другую собственность компаний, которым оказывается помощь, государство должно делать это временно», – считает генеральный директор Московской международной бизнес-ассоциации Александр Борисов. Иначе российская экономика после кризиса приобретет совсем другие очертания, и государственные уши будут торчать изо всех щелей.

Кризис душат основательностью

21.10.2008. Указом президента Дмитрия Медведева создан СОВЕТ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ ПО РАЗВИТИЮ ФИНАНСОВОГО РЫНКА. Вопреки инициативам РСПП, в нем нет представителей бизнеса, а есть главы ФСБ и МВД. Обеспечивать работу совета будет ФСФР, возглавит его первый вице-премьер Игорь Шувалов, который узнал о нем от СМИ. Собираться штаб, созданием которого ликвидирована не работавшая с 1997 года Госкомиссия по защите прав инвесторов, будет не реже раза в полгода.

Речь идет об антикризисной структуре – в положении о совете в числе функций указаны рассмотрение вопросов «обеспечения стабильности» рынков; подготовка предложений президенту «по защите прав инвесторов и предотвращению кризисов» в финансовой сфере; экспертиза антикризисных и стабилизационных законопроектов.

Пока неизвестно, когда совет соберется в первый раз. «Указ президента только что опубликован, о нем я узнал от журналистов, поэтому не знаю, когда он соберется на первое заседание. Но заниматься мы будем развитием финансовых рынков», – пояснил глава совета господин Шувалов. В положении о совете указано, что собираться он будет не реже чем один раз в полгода, но допускаются и «внеочередные» заседания. Пока совет не раскрывает, чем именно будет заниматься: так, господин Ломакин-Румянцев подтвердил свое участие в совете, но отказался комментировать что-либо, связанное с ним.

Новый совет имеет некоторые шансы стать антикризисным штабом власти. Последние антикризисные решения правительство принимало именно после совещаний у Дмитрия Медведева, а не у Владимира Путина. Формальный штаб, президиум правительства, накануне в очередной раз отменил свое заседание из-за загруженности участников, дата его следующего заседания неизвестна.

Центробанк верит в умеренно худшее

23.10.2008.Банк России вынужден изменить свои ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПРОГНОЗЫ. Ухудшение условий для иностранных заимствований вынудит ЦБ еще сильнее, чем предполагалось всего полтора месяца назад, увеличить рефинансирование банковской системы – к концу 2011 года оно может достигнуть 8 трлн руб. Впрочем, если нефть будет дешевой, к тому моменту банки будут преимущественно государственными.

Вчера Банк России опубликовал скорректированный вариант «Основных направлений денежно-кредитной политики на 2009–2011 годы» (ДКП). Первый вариант «Основных направлений…» поступил в Госдуму 28 августа. Изменить макроэкономический прогноз ЦБ заставила скорость, с которой развивается кризис. В результате ЦБ «был вынужден перенести акцент с контроля над инфляцией на поддержание стабильности банковской системы» (в первом варианте ДКП этой фразы нет).

Самое заметное изменение прогнозов ЦБ – чистый отток капитала в $20 млрд в 2008 году вместо $40 млрд притока – заранее раскрыл в интервью Reuters первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев. Он же сообщил, что прогноз инфляции на 2008 год изменен на 13 %. Оба показателя уже сейчас выглядят оптимистично. По данным Росстата, накопленная инфляция на 20 октября составила 11,2 %. А анонимный источник РИА Новости в правительстве сообщил, что отток капитала за первые две недели октября составляет $18 млрд. Сегодня будут опубликованы данные о динамике международных резервов, которые позволят проверить эту цифру. Изменен и прогноз притока капитала на 2009 год: в первой версии ДКП он составлял $50 млрд, теперь – лишь $20 млрд. Впрочем, говорит Михаил Хромов из центра стратегических исследований Банка Москвы, этот «прогноз трудно считать достоверным – слишком велика неопределенность на мировых рынках капитала».

Во всех четырех сценариях ЦБ – они привязаны к разной цене нефти Urals – снижены прогнозы экспорта и импорта. Как и раньше, ЦБ предполагает резкое замедление темпов роста импорта – с нынешних более чем 40 % в год до 10–20 %. Ярослав Лисоволик из Deutsche Bank соглашается, что это может быть обусловлено либо ослаблением рубля, либо резким снижением темпов роста внутреннего спроса и потребления. В наиболее пессимистичном сценарии (Urals – $66) текущий счет платежного баланса становится отрицательным (минус $20,3 млрд) уже в 2009 году. В сценарии, соответствующем базовому прогнозу Минэкономики (около $90 за баррель), он выходит в отрицательную зону лишь в 2011 году. Впрочем, цена Urals уже опустилась ниже $66 за баррель.

Сокращение притока валюты по всем каналам приведет к сокращению денежного предложения. Компенсировать его ЦБ намерен еще большим расширением рефинансирования банков. На конец 2008 года валовый кредит банкам должен составить 1,6 трлн руб. «Это означает, что до конца года предусмотрено увеличение кредитования банковского сектора еще более чем на 870 млрд руб., из которых 500 млрд руб., вероятно, придется на субординированный кредит Сбербанку», – говорит Михаил Хромов. А на конец 2011 года (при Urals в $60) валовый кредит банкам со стороны ЦБ достигнет 8 трлн руб.

Экономика опять должна быть экономной

01.11.2008. Владимир Путин по итогам совещания в Ново-Огареве объявил о НОВОМ ПАКЕТЕ МЕР ПО ПОДДЕРЖКЕ ЭКОНОМИКИ. Государство впервые с момента кризиса объявило о возможном сокращении расходов бюджета и госмонополий, а дальнейшая поддержка бизнеса будет осуществляться преимущественно без дополнительных расходов. Наконец, Владимир Путин строго предупредил: средства, уже вложенные в экономику, не должны уйти на Запад.

Совещание о дополнительных мерах помощи реальному сектору прошло не в Белом доме, а в загородной резиденции Владимира Путина «Ново-Огарево». Туда были вызваны все вице-премьеры и министры экономического блока правительства.

Из объяснений Владимира Путина следовало, что правительство впервые обсуждало не предоставление денежных средств экономике, как это происходило с сентября 2008 года, а сокращение госрасходов и нематериальную помощь. С середины сентября по конец октября 2008 года правительство России, ЦБ и Внешэкономбанк объявили о серии мер по поддержке банков и компаний на общую сумму до 5,6 трлн руб., часть мер стоимостью порядка 3,7 трлн руб., возможно, будет принята на 2009 год. В Ново-Огареве обсуждались в основном «структурные меры»: премьер-министр старательно избегал в своем выступлении цифр и тем более сумм.

Владимир Путин впервые объявил о возможном сокращении государственных расходов в 2009 году. «Россия достаточно сильна для того, чтобы не отказываться от тех наиболее существенных инвестиционных программ, которые мы уже запустили, они будут реализовываться, несмотря на известные трудности, но при этом необходимо обязательно еще раз оценить их эффективность и скорректировать финансовые параметры», – заявил он. Далее последовало перечисление госрасходов, которые ждет анализ, пересчет и коррекция: речь идет о федеральных целевых программах (ФЦП, часть бюджета, в 2009 году – 744,1 млрд руб.), Федеральной адресной инвестиционной программе (ФАИП, часть федерального бюджета на 2009 год составляет 559,8 трлн руб.), инвестпрограммах госмонополий, госкомпаний и компаний с госучастием.

Часть госкомпаний (например, Газпром, РЖД, Роснефть) уже приступили к коррекции инвестпрограмм, Транснефть пока не изменяла свои планы, инвестпрограммы компаний, связанных с выполнением госзаказов, в основном не пересматривались – они верстались параллельно с утверждением федерального бюджета на 2009–2011 годы.

Заявление Владимира Путина означает признание будущего пересмотра бюджета, по крайней мере на 2009 год. Отметим, что Госдума согласилась на принятие нового порядка пересмотра бюджета через спецкомиссию с участием правительства и депутатов. Речь идет о сокращении именно расходов. Напомним, несмотря на то что в бюджет заложено прогнозное снижение цен на нефть при росте доходов бюджета до 2011 года, очевидно, что при цене нефти менее $80–90 за баррель доходы будут расти меньше, чем это было предусмотрено. Цены на нефть пока не обещают быть высокими.

Среди других мер по поддержке экономики (Владимир Путин пояснил, что «поддержка будет оказана таким отраслям, как строительство, машиностроение, оборонно-промышленный комплекс, сырьевой сектор, розничная торговля, учитывая ее важную социальную функцию, а также сельское хозяйство») мер, предусматривающих именно рост государственных расходов, нет. «Структурные» меры в основном незатратные для государства.

Например, Владимир Путин объявил о «таможенно-тарифной защите» автопрома и сельского хозяйства, то есть о введении пошлин на импорт: за это заплатят потребители и экспортеры. Российскому бизнесу, в том числе малому, обещаны «временные ценовые преференции» при осуществлении государственных и муниципальных закупок: очевидно, что при сохранении нынешней системы госзакупок они могут быть реализованы только дискриминацией иностранных поставщиков, что не потребует от Белого дома дополнительных расходов. Для поддержки инвестиционных проектов правительство намерено в том числе заняться «развитием нормативно-правовой базы по защите законных интересов инвесторов и кредиторов».

Лишь несколько групп игроков в экономике по итогам вчерашнего совещания могут надеяться на дополнительные вливания государства. Владимир Путин подтвердил намерение расширить кредитование малого бизнеса через Сбербанк, Внешэкономбанк и региональные программы, пообещал расширить практику субсидирования кредитов для закупки высокотехнологичного оборудования, поддержать льготными средствами ВПК и высокотехнологичный сектор.

Кроме признания необходимости экономить и нематериальных пряников Владимир Путин упомянул и вполне материальный кнут. Он пояснил, что вывод средств, уже направленных Белым домом на поддержку бизнеса, из России «недопустим». «Прекрасно понимаю тех представителей бизнеса, кто хочет создать свой собственный квазистабилизационный фонд, пытается застраховаться от возможных дополнительных рисков при возможном ухудшении мировой конъюнктуры, – сказал премьер-министр. – Однако уход в иностранную валюту ничего не гарантирует, имея в виду проблемы на Западе. А главное, мы не для этого выделяем огромные государственные ресурсы». Возможно, за этим последуют новые действия ЦБ по защите резервов и ограничению оттока капитала.

ЦБ проверит банки на кризис и подыщет им покупателей

1 ноября вступили в силу документы ЦБ, регламентирующие процесс САНАЦИИ РОССИЙСКОГО БАНКОВСКОГО СЕКТОРА. Ужесточение контроля за банками в условиях кризиса сопровождается либерализацией оценки потенциальных покупателей проблемных активов.

В субботу Банк России опубликовал в своем «Вестнике» 9 из 13 подготовленных им нормативных актов по санации банковского сектора. В документах прописаны, в частности, процедуры привлечения АСВ к предупреждению банкротства банков и порядок оценки их финансового состояния для принятия решения о «спасении». Оставшиеся неопубликованными 4 из 13 документов, изданных во исполнение закона «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года», являются внутренними и огласке не подлежат.

Наибольший интерес из опубликованного представляет указание ЦБ 2107-У об оценке финансового состояния банка для принятия решения о санации, которое фактически вводит новый вид внеплановых проверок банков. Оценка финансового состояния банка будет осуществляться с применением мотивированного суждения ревизоров. Причем для его формирования они могут пользоваться не только правоустанавливающими документами, но и иными предоставленными контрагентами сведениями, данными СМИ, а также «источниками, определяемыми проверяющими самостоятельно».

Участники рынка опасаются, что подобная широта полномочий ЦБ при выявлении банков, нуждающихся в санации, может быть сопряжена с рисками рейдерских захватов наиболее интересных активов. «Нельзя исключить случаи, когда в результате преднамеренного распространения негативной информации о банке либо его крупных клиентах заинтересованными лицами банк на основании мотивированного суждения проверяющих будет ошибочно санирован и приобретен в интересах тех же самых заинтересованных лиц», – рассуждает представитель банка из Топ-50.

В Банке России не считают возможной реализацию подобного сценария. «Отчет об оценке лишь одно из оснований для принятия комитетом банковского надзора ЦБ решения о привлечении АСВ к предотвращению банкротства банка, – сообщил директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России Михаил Сухов. – Решение принимается коллегиально, а при его вынесении комитет руководствуется также текущими данными надзора и результатами предыдущих проверок». По его словам, новую процедуру оценки ЦБ начал применять в отношении целого ряда банков уже в день публикации указания.

Ужесточение контроля за финансовым состоянием банков в рамках процедуры санации сопровождается либерализацией подходов к оценке потенциальных инвесторов проблемных банков. Изданные ЦБ документы предусматривают, что процедура оценки финансового положения приобретателей, а также правомерность их участия и оплаты проводится по упрощенной схеме. «При согласовании плана АСВ по санации банка мы будем оценивать финансовое состояние инвестора, но, чтобы не затягивать процедуру, будем придерживаться подхода „по существу“, – уточнил Михаил Сухов. При этом, по его словам, ЦБ не будет поддерживать инициативы по покупке наиболее ценных активов с дальнейшим выходом из проектов, в результате чего может снизиться стоимость приобретаемого банка.

Все расходы записаны

10.11.2008. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС ОФИЦИАЛЬНО ПРИЗНАН правительством. Белый дом опубликовал «план действий, направленный на оздоровление ситуации в финансовом секторе и отдельных отраслях экономики». Как следует из названия документа, проблемы российской экономики, которые премьер-министр Владимир Путин в октябре 2008 года настоятельно требовал не считать «кризисом», официально признаны затронувшими финансовый сектор экономики полностью, а остальную экономику – лишь частично.

Документ аппарат правительства начал разрабатывать 30 октября после совещания у Владимира Путина в Ново-Огареве и ряда предшествующих ему совещаний у вице-премьеров Игоря Шувалова, Алексея Кудрина и Игоря Сечина. До этого правительство не собирало формально «антикризисных» планов, ограничиваясь текущими совещаниями. Именно на них в сентябре-октябре 2008 года были приняты беспрецедентные решения о поддержке экономики Минфином, ЦБ и Внешэкономбанком на общую сумму более 5,4 трлн руб. Они в плане не упоминаются.

План действий, опубликованный на интернет-сайте правительства, состоит из 55 задач, объединенных в десять блоков. Общеэкономическим мерам, финансовой системе, поддержке внутреннего спроса, рынку труда и малому бизнесу посвящено 36 пунктов плана, отраслевым мерам – 19. Для поддержки всего сырьевого сектора предназначен лишь один пункт плана: Белый дом до ноября 2008 года создаст законопроект, где изменит сроки определения цен на нефть, по которым высчитывается размер экспортной пошлины. Сейчас он составляет два месяца, новый срок неизвестен.

При разработке общеэкономических мер правительство в основном решилось в кратчайшие сроки реализовать многочисленные предложения лоббистов финансового и банковского рынка 2005–2007 годов, от изменения в пользу компаний баланса интересов акционеров и кредиторов при сделках слияний и поглощений до зачета обязательств в уставном капитале. Впрочем, в тексте есть сразу две новации, ставящие план в ряд антикризисных документов крупных стран. Прежде всего это подготовка к февралю 2009 года участников рынка ценных бумаг к рефинансированию ЦБ с передачей ЦБ прав регулятора по этим компаниям. Речь по сути идет о уже реализованном в США снятии барьеров между инвестиционным банкингом и банковской сферой (напомним, там она реализована после банкротства Lehman Brothers).

Вторая мера – подготовка с декабря 2008 года документов по расширению инвестирования средств «молчунов» в пенсионной системе, находящихся под управлением Внешэкономбанка. Вместе с предполагаемым снятием барьеров с оборота закладных и секьюритизации кредитов происходящее – явное намерение правительства поддержать после завершения острой фазы кризиса быстрое восстановление финансовых рынков, в том числе за счет ослабления денежной политики и допуска инвестбанков к деньгам Банка России.

Еще одно подтверждение этому – правительство намерено в очередной раз рассмотреть возможность дополнительной капитализации ипотечного агентства АИЖК в декабре 2008 года. АИЖК уже получило в октябре 60 млрд руб. от правительства, речь идет о новых вливаниях.

В пунктах, посвященных «поддержке внутреннего спроса», Белый дом не скрывает: полудирективное распределение государственных денег станет основой поддержки экономики в 2009 году. В случае с банками надзором за распределением госсредств будут заниматься специальные уполномоченные ЦБ. Для госпоставщиков, в том числе поставщиков госмонополий (Газпром, РЖД, Транснефть, ФСК), до конца 2010 года будут введены «ценовые преференции»: при прочих равных российские товары могут закупаться на 5—25 % дороже иностранных. Конкурсы по госзаказам на 2009–2010 годы могут быть объявлены в декабре 2008 года. Белый дом впервые провозгласил, что в рамках массовых госзакупок товаров будет отдавать приоритет российским производителям.

Принципиальных изменений в практике отраслевой поддержки план не предусматривает. Правительство явно не намерено злоупотреблять национализацией предприятий, находящихся в кризисе. Хотя Белый дом в ноябре 2008 года разработает законы, позволяющие выкупать акции «стратегических» компаний, в том числе через конвертируемые облигации, мера упоминается лишь в главе, посвященной оборонной отрасли, для остальных она, видимо, не предусмотрена. На строительном рынке государство намерено лишь выполнить обещание выкупать на сумму около 80 млрд руб. квартиры у стройкомпаний. А аграрии получат лишь возможность кредитовать крупные проекты во Внешэкономбанке и субсидирование ставки рефинансирования ЦБ по банковским кредитам. Не собирается правительство отказываться и от протекционистской защиты отраслей – но довольно умеренной. Так, первый вице-премьер Виктор Зубков заявил о реализации пункта, предусматривающего сокращение квот на импорт мяса птицы на 300 тыс. тонн (аналогичного решения по свинине пока не принято). Российский автопром комиссия Белого дома также поддержала: пошлины на иномарки вырастут с 25 % до 30 % уже в 2009 году.

Впрочем, пересмотр таможенных пошлин обещан по «широкому перечню товаров».

«Кризисной» компенсации потребителям, предпринимателям и гражданам план не предусматривает. В связи с прогнозируемым ростом безработицы будет увеличено пособие. Малому бизнесу, который быстрее всего понесет потери из-за сокращения внутреннего спроса, обещаны кредиты Внешэкономбанка, поблажки по аренде госимущества и малоактуальный для него доступ к госзаказу. Отсрочку на два года от перевода с единого налога на вмененный доход, которой добивались предприниматели, получат лишь аптечные сети.

Белый дом полностью проигнорировал и все инициативы по снижению налогов, кроме идеи ускоренной амортизации ряда активов с 2010 года. При этом вопрос о сокращении госрасходов пока сведен к минимуму.

Кризис пришелся к слову

19.11.2008. В борьбу с финансовым кризисом включилась Генеральная прокуратура РФ – она издала указание прокурорам на местах «ПРОТИВОДЕЙСТВОВАТЬ ФАКТАМ ИНФОРМАЦИОННЫХ АТАК на банки». Прокурорские проверки СМИ на предмет разжигания финансового кризиса начались в регионах, а их исполнение держит на личном контроле генпрокурор Юрий Чайка. Так в главном надзорном органе истолковали выступление президента Дмитрия Медведева, который выразил обеспокоенность возможной «дестабилизацией социальной обстановки» в связи с «финансовыми трудностями».

В прокуратуре Свердловской области заявили, что начинают проверку сообщений местных СМИ, которые могли бы «дестабилизировать обстановку в регионе». «Нам поручили проверить информацию о фактах информационных атак через интернет на кредитные организации Екатеринбурга, – заявила старший помощник прокурора области Римма Бобина. – Если мы установим факты нарушения законодательства, то в отношении виновных могут последовать как дисциплинарные меры, так и уголовное наказание». Первым под прицел прокуратуры попало информационное агентство URA.ru, освещающее вызванные финансовым кризисом проблемы банковского сектора в регионе. Шеф-редактора издания Аксану Панову вызвали в прокуратуру «на беседу». «Мне задавали вопросы о том, как редакция получает информацию о ситуации в банках. В итоге я около часа рассказывала прокурору о финансовом состоянии предприятий в области», – заявила госпожа Панова.

Аналогичные проверки региональных СМИ вскоре начнутся по всей России. «Мы не осуществляем цензуру, – пояснили в пресс-службе Генпрокуратуры. – Мы проверяем достоверность информации. Например, на Дальнем Востоке были сообщения, что один из банков практически обанкротился, в итоге к нему выстроились очереди. Поэтому прокурорам было дано поручение, если подобная информация еще будет появляться, проверить, откуда СМИ ее взяли». Исполнение указания находится на личном контроле генпрокурора Юрия Чайки.

«Силовые структуры, как обычно, дословно трактуют то, что им сказано сверху, – считает руководитель Фонда защиты гласности Алексей Симонов. – Это как в случае с экстремизмом, под которым теперь понимается любое резкое несогласие с начальством. А теперь начальство говорит, что финансового кризиса у нас нет, есть только кризисные явления. И в этом кроется большая опасность для СМИ, особенно деловых изданий».

Тем не менее, встречаясь с представителями СМИ в Ижевске, господин Медведев оценил их роль в освещении кризиса как «выдающуюся». «От вашей точности, тактичности и в то же время правдивости зависят очень многие процессы в стране», – сказал президент.

Министры выступили навстречу съезду

20.11.2008. За сутки до съезда «Единой России» представители экономических властей ИЗЛОЖИЛИ СВОЕ ВИДЕНИЕ дальнейшего развития экономического кризиса и мер по борьбе с ним.

Текущая фаза кризиса практически не описывалась выступающими, об оценке Белым домом ситуации можно было судить лишь по репликам в Госдуме глав ЦБ, Минфина и Минпромторга. Ситуацию в промышленности господин Дементьев обрисовал так: «сужение доступности кредита в принципе», пересмотр спроса госмонополий и энергетиков («минус 3 ГВт мощностей» у генкомпаний, «минус 7 тыс. вагонов грузовых» у железнодорожных перевозчиков). Заместитель главы Минпромторга констатировал резкий спад в металлургии как следствие остановки спроса экспортного рынка, строителей и машиностроения. Снижение загрузки мощностей «в зависимости от вида продукции и предприятия» металлургии Андрей Дементьев оценил в 20–80 % от пиковых показателей июля—августа 2008 года.

В свою очередь, ЦБ и Минфин признали некоторые проблемы в финансовом секторе – с распределением средств, выделенных банковской системе на кредитование компаний. Однако руководство ведомств считает, что в ноябре—декабре 2008 года стабилизируется ситуация с ликвидностью.

Как и ранее, основным средством поддержки рассматриваются массированные госрасходы. Эльвира Набиуллина в Госдуме заявила, что средства госинвестиций ФЦП и ФАИП на 2009 год, планирующиеся в размере около 1,17 трлн руб., могут быть увеличены, поскольку речь идет о «поддержании государственного спроса». Алексей Кудрин, подтвердив предстоящий пересмотр бюджета на 2009–2011 годы в январе—феврале 2009 года, пояснил, что Минфин направит до 500 млрд руб. из Резервного фонда на поддержку региональных бюджетов.

Госпожа Набиуллина провозгласила необходимость строить «новую модель роста» в экономике: старая базировалась на цене на нефть и привлечении кредитов из-за пределов РФ, сейчас необходимо искать «новые длинные ресурсы для развития».

Правительство дает безработным миллиард долларов

21.11.2008. Правительство объявило о повышении максимального размера пособия по безработице на 1,5 тыс. руб. – до 4,9 тыс. руб.

Премьер-министр Владимир Путин назвал цифру повышения пособия по безработице, которое он анонсировал в плане антикризисных мер в части поддержки рынка труда и социальной поддержки населения в ходе кризиса. Так, с 1 января 2009 года максимальный размер пособия по безработице увеличится на 1,5 тыс. руб. – до 4,9 тыс. руб. В настоящее время оно составляет 3,124 тыс. руб. Отметим, что на днях правительство утвердило запланированный минимальный размер пособия на 2009 год в 850 руб., максимальный – в 3,4 тыс. руб. По словам главы Минфина Алексея Кудрина, выплаты по пособиям по безработице в России в 2009 году составят около 30 млрд руб. Министр здравоохранения и соцразвития Татьяна Голикова заявила, что «цифра повышения выбрана не случайно», поскольку «окончательный размер пособия составит примерно 30 % от средней зарплаты, сложившейся в высокотехнологичных отраслях». Татьяна Голикова подчеркнула, что «Владимир Путин особое внимание уделил вопросам занятости, с учетом того, что некоторые граждане сегодня будут вынуждены покинуть свои рабочие места». Отметим, с ноября 2008 года Минздрав ведет еженедельный мониторинг ситуации на рынке труда.

«Большой армии российских безработных увеличение пособия вряд ли поможет, несмотря на то что цифры впечатляют. Возможно, это поможет жителям села и работникам градообразующих предприятий», – говорит директор Института управления социальными процессами Татьяна Четвернина.

Главной антикризисной мерой объявлена стабильность курса

21.11.2008. Борьба правительства России с экономическим кризисом перешла в новую стадию. Премьер-министр Владимир Путин в докладе на съезде партии «Единая Россия» не только заявил о довольно крупном, более 1 % ВВП, снижении налогов на 2009 год, но и дал некоторые пояснения о том, какие цели преследуют Белый дом и Кремль в своей антикризисной политике. Речь премьер-министра после съезда дополнили официальные комментарии первого вице-премьера Игоря Шувалова, а также анонимных источников в Белом доме.

Прежде всего премьер-министр пояснил, что основные действия Белого дома были аналогичны действиям всех стран мира по борьбе с событиями, «подобными стихии». «Стабилизационный пакет» поддержки экономики РФ, начавшийся с вливаний на уровне выше 1 трлн руб. в банковскую систему, продолжившийся «точечными» мерами по поддержке компаний и банков в сентябре—октябре 2008 года, развертыванием сети перекредитования компаний Внешэкономбанком, а потом «пакетом оздоровления» экономики от 30 октября и «налоговым пакетом» (снижение налога на прибыль и ряда других налогов на 556 млрд руб.), было лишь оперативной реакцией на происходящее. «Раздать деньги банкам было абсолютно правильным решением, эту меру принимали многие страны. Не занимаясь этим, мы могли втянуть нашу экономику в море проблем. Сейчас же мы добились того, что расчеты пошли. Объем кредитования растет, правда, пока непонятно, сколько из этого роста – переоформление старых кредитов, но машина работает, хоть и не так хорошо, как хотелось», – сказал господин Шувалов. Меры по поддержке промышленности принимались практически в той же логике: это временные меры. Так, с 2010 года, на который Белый дом планирует прекращение кризиса, повысятся социальные платежи на уровне до 2 % ВВП.

Каких-либо внутренних проблем в экономической политике, которые определили ход кризиса, Владимир Путин не отмечал. Напротив, по его словам, политика прошлых лет (имеется в виду прежде всего создание Стабфонда под давлением министра финансов Алексея Кудрина и, не в последнюю очередь, советника президента Андрея Илларионова) позволила экономике РФ выглядеть в кризис достаточно устойчиво. Господин Шувалов подтвердил, что правительство не намерено пересматривать Концепцию социально-экономического развития до 2020 года, крупные инфраструктурные проекты. По его словам, не будет изменено майское решение об индексации тарифов госмонополий на 2009 год. Из выступления господина Путина следовало, что правительство сохранит не только вызывающий споры курс на разогрев внутреннего спроса госинвестициями, но и умеренность, например, в отношении поддержки ВПК – на эти цели будет выделено всего 50 млрд руб. Белый дом также заявил о политике стабильного рубля и консервативной финансовой политике.

Причины, по которым необходимо именно сохранение курса, а не его изменение, видимо, кроются в ожиданиях премьер-министра на 2009 год. Практически не отмеченным слушателями осталось заявление премьер-министра: уже сейчас можно рассмотреть вопрос «о вхождении в активы зарубежных высокотехнологичных компаний с целью развития взаимовыгодной кооперации и экономически обоснованного переноса части производства на территорию России». Судя по всему, расчет на то, что кризис, прежде всего в ЕС, вызовет удешевление активов западных компаний в 2009 году, держится Белым домом в уме: экономику России спасают в том числе для будущего рывка. Но эту тему Владимир Путин и его комментаторы оставили без развития.

Курс рубля пройдет «коридорами» Банка России

25.11.2008.Банк России второй раз в течение ноября подтвердил, что курс на «управляемую девальвацию» или «ослабление» национальной валюты выбран и реализуется.

ЦБ прекратил поддерживать курс рубля к бивалютной корзине ($0,55+{+}0,45) на уровне 30,7 руб. Последний прекращение продаж доллара и евро на рынке ЦБ предпринимал 11 ноября, когда прекратил поддерживать рубль к корзине на уровне 30,4 руб. и неофициально объявил о новых параметрах «технического коридора» колебания рубля – плюс 1 % к прежнему уровню. В теории это означало, что рубль в расчетах ЦБ может колебаться к корзине в пределах 0,6 руб. Курсы доллара и евро, установленные Банком России на 25 ноября, позволяют предположить, что теперь рублю, по расчетам регулятора, позволено отклоняться на 0,9 руб., или уже на 3 % от октябрьского курса. «Корзина» на вчерашних торгах доходила в стоимости до 30,99 руб., официальный курс доллара на 25 ноября – 27,66 руб./$, евро – 34,91 руб./{+}.

Учитывая, что Банк России с резервами порядка $450 млрд по-прежнему является главным и определяющим игроком на валютном рынке, вчерашние действия ЦБ позволяют аналитикам уверенно говорить об «управляемой девальвации» по крайней мере в текущей конъюнктуре сырьевого экспорта. «Решение Банка России указывает на то, что денежные власти скорее намерены придерживаться тактики плавного ослабления курса рубля», – пишут в экспресс-обзоре аналитики Ренессанс Капитала.

«Плавность» ослабления национальной валюты зависит от того, в какой мере ЦБ готов девальвировать рубль на 1 % раз в две недели (накануне пиковых платежей налогов в середине и конце месяца). Если это предположение верно, «управляемая девальвация» от уровня поддержки рубля в сентябре 2008 года на начало кризиса должна составить 8—10 %. В этом же сценарии к концу марта 2009 года корзина валют подорожает до 35 руб., то есть примерно на 15 % от уровня сентября. При кросс-курсе в 1,25 $/{ + } доллар в этом случае будет стоить около 31,8 руб./$, евро – 39,8 руб./{+}.

Действия Банка России аналитики считают прекрасно объяснимыми по содержанию, но непонятными по форме. Стратегия «управляемой девальвации», решение о которой, судя по всему, принято 30 октября на совещании у премьер-министра Владимира Путина (его официальные итоги объявлены 10 ноября в виде «плана оздоровления финансовой системы и отдельных отраслей экономики») является крайне затратной для международных резервов России, в отличие от разовой девальвации национальной валюты на те же 10–15 %. Впрочем, в «плавности» происходящего есть своя логика. «Резкая девальвация рубля серьезно бы ударила по корпорациям, которые накопили большой долларовый долг, и по населению, которое поверило в рубль. С другой стороны, держать рубль стабильным в этой ситуации бессмысленно, что доказал азиатский кризис.

В течение всего 2009 года, на мой взгляд, курс медленной девальвации продолжится», – говорит Ярослав Лисоволик изDeutsche Bank. «Давление на рубль сохранится до тех пор, пока будет иметь место нестабильность мирового финансового рынка. Следовательно, будет продолжаться отток капитала из РФ и с других развивающихся рынков в защитные активы, что в масштабе мирового рынка значительно усиливает спрос на доллар США», – полагают в банке Петрокоммерц, допуская, впрочем, что «в случае появления признаков стабилизации» ЦБ начнет обратную игру – на укрепление рубля.

Глава 7ГРАЖДАНЕ РАЗБИРАЮТ ОБВАЛ

Есть подозрение, что кризис мы переживем гораздо легче, чем американцы и другие цивилизованные народы. Не потому, что у нас экономика сильнее. Потому, что у нас сильнее люди. Нам ведь не привыкать – и накоплений нас лишали, и шоковой терапией лечили, и зарплаты не платили, и дефолт на наши головы обрушивали. А мы – ничего, крутимся как можем. Некоторые паникуют, конечно. А в общем жизнь идет своим чередом – все как обычно, только кризис.

Граждане разбирают обвал

Многие российские граждане решили воспользоваться обвалом рынков, чтобы ДЕШЕВО КУПИТЬ АКТИВЫ.

Как рассказал гендиректор фондовой биржи ММВБ Алексей Рыбников, всего за неделю, когда российский фондовый рынок упал за три торговых дня более чем на 20 %, а финансовые компании столкнулись с проблемами исполнения обязательств, на бирже было зарегистрировано около 7 тыс. брокерских счетов. При этом, по словам господина Рыбникова, эта статистика учитывает только «уникальные счета», то есть отражает количество физлиц, а не счетов, которые они могли открыть в неограниченном количестве. До кризиса ММВБ фиксировала не более 1,5–2 тыс. счетов в неделю. На 1 августа, по данным биржи, было зарегистрировано 479,2 тыс. «уникальных счетов» физлиц. Среди них 66,9 тыс. были активны, то есть совершали в течение месяца хотя бы одну сделку.

Главным фактором рекордного прироста числа клиентов брокерские компании называют обвальное падение фондового рынка. «Цены на все бумаги очень сильно упали, и инвесторы приходят на рынок с одной мыслью: успеть дешево купить активы», – объясняет гендиректор компании Ренессанс Онлайн Максим Малетин. По словам председателя правления ITinvest Владимира Твардовского, снижением котировок воспользовались и те, кто ушел с рынка несколько лет назад, зафиксировав прибыль, полученную с 2001 по 2004 год. «Увидев нынешние цены, они снова поняли, что на рынке можно заработать», – отмечает он.

По оценкам участников рынка, частные инвесторы «завели» на прошлой неделе в среднем до 100 тыс. руб. на один счет. «Общую оценку сейчас дать сложно, но в среднем сумма была такой – около 700 млн руб.», – подсчитал гендиректор инвесткомпании Церих Капитал Менеджмент Александр Щеглов. На все эти деньги вчера можно было купить, например, 13 млрд акций ВТБ (0,2 % от общего числа акций) и 440 тыс. акций ЛУКОЙЛа (0,05 %). По словам Максима Малетина, как только на рынке появились деньги частных инвесторов, индексы сразу начали расти. Но это не более чем совпадение: ажиотажный спрос на акции российских компаний со стороны частных инвесторов вряд ли может оказать существенную поддержку рынку. «Надо смотреть правде в глаза: вовлеченность в рынок существенно меньше 1 % населения и деньги частных инвесторов несопоставимы с теми объемами, которые вносят иностранные инвесторы или российские инвест-компании», – говорит Александр Щеглов.

Эксперты не склонны преувеличивать навыки тех, кто решил самостоятельно играть на бирже. Алексей Рыбников не исключает, что может произойти «неприятная ситуация, когда неподготовленная публика рванет на рынок с мыслью „налетай – подешевело“ и „управляющие ничего не могут, а мы разобрались“, при том, что „гарантий роста индексов нет“.

С этим соглашается и Александр Щеглов. «Финансовая грамотность населения все еще невысока, и расчеты новых инвесторов могут оказаться неправильными. Если рынок упал в два раза, это не означает, что сейчас он покажет двукратный рост», – говорит он. Эксперты предполагают, что физлица, наслушавшись по телевизору про дешевые акции, начитавшись газет, решили, что могут играть на фондовом рынке. «О том, что происходило на рынке в последние недели, не писал и не говорил только ленивый – это против воли стало полноценной рекламной кампанией фондовому рынку», – считает господин Рыбников.

Несмотря на желание играть на бирже, многие клиенты недостаточно информированы относительно финансового положения компаний, предоставляющих брокерские услуги, отмечают эксперты. «Есть еще немало компаний, в которых, с одной стороны, стоит очередь на открытие счетов, с другой – не меньшая очередь на закрытие», – говорит Владимир Твардовский.

Кризис и ужас

ПОД ВЛИЯНИЕМ ЭМОЦИЙ люди продают акции на пике падения, берут невыгодные кредиты и переплачивают в обменниках за валюту. В итоге страх сам по себе становится экономическим фактором, нарастая как снежный ком.

Наглядный пример того, как страхи начинают жить собственной жизнью, продемонстрировал в октябре курс доллара. В начале месяца $1 стоил в среднем 25,4 руб., а к 28-му числу на 2 руб. больше. Хотя власти твердили, что Россия остается островом стабильности в море кризиса, россияне устремились в обменники. Там тут же подняли курс продажи доллара до 29–30 руб. против курса ЦБ 27,4. На прошлой неделе курс ЦБ был выше, и никто не даст гарантий, что доллар не будет расти в перспективе, но тогда, в конце октября, паникеры переплатили: через пару дней после скачка американскую валюту можно было купить по 27 руб. Потеряли не только те, кто вложился в перегретый доллар, но и государство, которое поддерживало рубль. «Банки накачивают экономику деньгами, а население их изымает и переводит в доллары. Это все равно что носить воду в решете», – комментирует ситуацию гендиректор компании Персональный советник Наталья Смирнова.

Новая волна беспокойства пошла 11 ноября, когда глава ЦБ Сергей Игнатьев заявил, что правительство не заинтересовано в девальвации рубля, однако возможна тенденция ослабления рубля по отношению к иностранным валютам. Некоторые СМИ тут же разразились заголовками вроде «Девальвация будет», отмечая лишь походя, что вообще-то речь шла о расширении валютного коридора на 30 коп. Доллар, соответственно, сразу взялся за свое – рванул вверх, и снова только после отката станет ясно, в какой мере его курс сформирован нездоровыми эмоциями.

«У паники три основные характеристики, – объясняет заведующий кафедрой связей с общественностью МГИМО, профессор, доктор исторических наук Валерий Соловей. – Это явление заразное, передающееся легко от одного человека к другому. Затем паника – явление массовое, причем толпа приобретает новые свойства, которых нет ни у кого из тех, кто ее составляет. И наконец, во время паники теряется рациональное мышление».

Иррациональностью паники и обусловлен тот факт, что вряд ли, испытывая сильные эмоции, вы примете правильное решение в финансовых вопросах. Волатильность фондового рынка тоже не что иное, как разброд в умах.

«Паника порождает так называемую регрессию возраста – взрослые становятся детьми, – говорит доктор психологических наук Вадим Петровский. – Детям мысленно трудно выйти за границы испытываемых переживаний, страх становится грандиозным. И самое главное – нет никого из больших, кто мог бы утешить или защитить. Весь мир вокруг охвачен страхом».

«Дети» на бирже перестают себя хорошо вести. «Паника на фондовом рынке может стать катализатором коллапса, – предупреждает пресс-секретарь фондовой биржи РТС Варвара Иноземцева. – Она заразна, ей могут поддаться здравомыслящие, понимающие люди. Менталитет российских инвесторов такой, что, покупая акции даже с расчетом на несколько лет, в момент паники они начинают скидывать бумаги, усугубляя тем самым ситуацию. Фондовый рынок России очень молод, класс частных инвесторов недостаточно развит. Многие из них не имеют достаточного опыта работы на бирже, и паника в России может спровоцировать не только падение котировок акций, но и возродить неверие российских инвесторов в финансовые инструменты».

Финансового консультанта Наталью Смирнову удивляет, когда люди сознательно лишают себя возможности отыграть потери вместе с рынком: «Сейчас выводить деньги с рынка – безумие. Из-за этого оказывается, что у нас часто покупают на вершине, а продают на дне».

Фондовый рынок – самый нервный и чувствительный, но эмоции правят бал не только там. В октябре панические атаки со стороны вкладчиков прочувствовали на себе банки. «Твой банк скоро лопнет. Это известно точно. Скорее забирай вклад», – сообщения примерно такого содержания приходили на мобильные телефоны вкладчиков некоторых региональных банков.

Далькомбанк пострадал от такой атаки 8 октября, когда вкладчики столпились в очереди за деньгами. Эсэмэски даже назначили точное время банкротства банка – полдень. Хотя кроме анонимного и явно странного предсказания, поводов для беспокойства не было, за три дня клиенты забрали из банка 2,4 млрд руб. В науке такой поворот дел называют самосбывающимся пророчеством. «Этот термин ввел Роберт Мертон еще в 1948 году, – говорит Валерий Соловей. – Давно замечено, что прогнозы, особенно негативные, имеют тенденцию подтверждаться». «Когда вы говорите „банковский кризис“, народ выходит и забирает деньги – и будет кризис», – вторит президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян.

В рамках антикризисного менеджмента банки стали объяснять на пресс-конференциях и непосредственно у своих касс, что у них все хорошо. Некоторые пошли дальше. «Мы временно ввели ограничения на операции по досрочному изъятию денежных средств с депозитных счетов частных клиентов и лимиты на снятие наличных, – говорит председатель совета директоров уральского Банка 24 Борис Дьяконов. – Потому что задача банка – не только приумножать деньги, но и сохранять их в любых условиях».

Народные массы, далекие от проблем инвестирования, при тревожных новостях тут же бросаются закупать соль, крупы и спички. Даже в Москве, где у многих электроплиты. Властям приходится реагировать. «Я выделил 1,5 млрд руб. на то, чтобы департамент продовольственных ресурсов города увеличил объем городского государственного запаса. Это хлеб, овощи, картофель, – заявил Юрий Лужков по телевидению. – Если коммерческие структуры поднимут цены на продукты, мы вбрасываем продовольствие на рынок, и тем самым цены снижаются».

В любом случае, даже если относиться к кризису как к наводнению или пожару, стоит помнить, что и при стихийных бедствиях МЧС прежде всего призывает сохранять спокойствие.

Кризис заставил россиян не верить правительству и еще больше верить президенту и премьеру

Большинство россиян НЕ ВЕРИТ, ЧТО НЫНЕШНЕЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО СПОСОБНО ЭФФЕКТИВНО ПРОТИВОДЕЙСТВОВАТЬ КРИЗИСУ. При этом премьер Владимир Путин и президент Дмитрий Медведев не теряют популярности, хотя большинство граждан недовольно в частности тем, как выполняются задачи, которые ежегодно ставятся в президентских посланиях. Такие настроения выявили по результатам последних опросов эксперты российских социологических служб.

В то, что правительство «хорошо» справляется с решением ключевых экономических задач, продолжают верить, по данным аналитического Левада-центра, всего 7 % россиян (в октябре их было 13 %). Доля тех, кто оценивает деятельность правительства «средне», почти не изменилась, поднявшись за месяц с 51 % до 53 %. Но заметно больше стало тех, кто считает работу Белого дома «плохой». В октябре так думали 27 %, теперь – 33 % опрошенных.

Главная претензия, которую предъявляет 61 % россиян, в том, что правительство «не может справиться с ростом цен и снижением уровня жизни населения». Для 38 % населения главный недостаток в том, что исполнительная власть «не заботится в достаточной мере о социальной защите» граждан, для 29 % – в том, что правительство «не может решить проблему безработицы», для 26 % – в том, что правительство «не справляется с кризисом в экономике, падением производства».

При этом 31 % (в октябре 37 %) опрошенных уверены, что нынешняя власть добьется улучшений в ближайшее же время. 29 % уверены, что не добьется (месяц назад 21 %). 34 % оценивают перспективу как 50X50: может добьется, может нет. Но таких тоже становится меньше – в октябре их было 39 %.

Пессимизм в отношении правительства не повлиял на мнение о президенте Дмитрии Медведеве и главе правительства Владимире Путине. Рейтинги обоих по-прежнему высоки. С одной стороны, это связано, как поясняет директор Левада-центра Лев Гудков, с особенностями «политической культуры, когда рядовые граждане от первых лиц во власти ждут милости, а не реальной деятельности». Потому и «конкретные тревоги о будничных проблемах с зарплатой или работой» не связываются в массовом сознании с «высшим уровнем власти».

С другой стороны, по словам господина Гудкова, «кризис пока начинает бить только по обеспеченной части населения». Большинство населения «пока только встревожено». Но месяца через три, по прогнозу социолога, кризис «может коснуться реального сектора экономики». И если правительству не удастся «смикшировать последствия», недоверие общества может распространиться и на первых лиц.

Пока президент и премьер остаются для большинства россиян символами надежды. Потому-то и в послании президента Медведева Федеральному собранию граждане, как выяснил ВЦИОМ, услышали в первую очередь его антикризисную направленность. В пятерку самых главных задач, поставленных президентом, граждане включили прежде всего «решительную борьбу с коррупцией» (59 %) и «преодоление мирового кризиса» (56 %). «Укреплению обороноспособности», которое президент выделил в качестве приоритета, придают значение лишь 28 % граждан. А поправки в Конституцию, взволновавшие интеллектуальную элиту, значимы всего для 11 %.

Партия власти, судя по заявлениям делегатов съезда «Единой России», уверена, что ей и правительству уже удалось вооружиться антикризисной программой, которая избавит россиян от пессимизма. Но секретарь ЦК КПРФ Олег Куликов утверждает, что «благодаря усилиям нынешней власти Россия не готова к кризису ни психологически, ни экономически, ни кадрово». Коммунист уверен, что никакая оппозиционная партия не сможет «нарастить политический капитал на фоне этого кризиса». Общество, по его прогнозу, испытав «мощный социально-психологический стресс, впадет в апатию, которая по-русски будет выливаться в глубокое пьянство».

Смех сквозь кризис

Когда кризис ударил по Уолл-стрит, разорившимся брокерам только и осталось, что весело шутить. К ним присоединились широкие слои американских держателей акций. В России население не так вовлечено в фондовый рынок, и основное веселье у нас, помимо менеджерской безработицы, вызывает старая добрая тема припасов на черный день: скажем, КАК ПОМЕНЯТЬ РЕПО НА БРЮКВО и с каким стабфондом собирается пережить лихолетье деревня Елбань в Новосибирской области.

Особенность нынешних финансовых шуток – в том, что распространяются они не по официальным каналам доставки веселья населению, а по интернету в виде подборок анекдотов или так называемых фотожаб – снимков, переделанных в специальных программах, когда, например, обычную фарфоровую розовую хрюшку-копилку можно превратить в тощего монстра с торчащими ребрами.

Сеть, считают психологи, помогает людям сохранять нормальное настроение в ситуации, когда многие остались без работы, лопнул ряд мировых банков и чуть не стало банкротом целое государство Исландия. Финансовый мир шутит над своими несчастьями, отыгрывая падение.

Кризис 2008 года в США принято сравнивать с Великой депрессией. По крайней мере, почти в каждой американской заметке о кризисе упоминается, что это крупнейшее финансовое несчастье с 1929 года.

Главная ассоциация с биржевой катастрофой 80-летней давности – брокеры, которые, потеряв все, массово шагали из окон, не желая жить в бедности и унижении. От нынешнего кризиса, похоже, останутся более оптимистичные воспоминания, в том числе и благодаря массовым каналам распространения шуток.

«Юмор – это механизм психологической защиты, – объясняет доктор психологических наук Вадим Петровский. – С его помощью происходит обесценивание опасности. Он пересаживает реальность в область знаков. А знаки, в отличие от реальности, не пугают, они вроде щита между нами и реальностью. Сама опасность не пропадает, но факт переживания страха редуцируется».

Советнику гендиректора холдинга КИТ Финанс, известному журналисту и блогеру Леониду Бершидскому прочность щита недавно пришлось испытать в полной мере, когда КИТ, так сказать, начал погружаться.

«Больше всего над кризисными анекдотами ржешь, когда прочувствовал их на себе, – говорит Леонид. – С одним знакомым банкиром мы очень смеялись недавно над анекдотом о том, как хочет банкир просить милостыню – и не у кого. Я понимаю, почему было смешно ему и почему мне, и от этого еще смешнее. Это как про себя самого: ты уже обегал всех соседей, все банки, а денег взять все равно негде. Когда про это тебе рассказывают в анекдоте одной емкой фразой, ситуация обобщается без акцента на деталях, и от этого легче».

На практике действие щита юмора Вадим Петровский объясняет так. Перед нами довольно страшная картина. Пьющий отец бьет сына за плохую успеваемость. Дочь издевается над домашним животным. В семье уже давно нет денег. Перенеся ситуацию в плоскость знаков, поэт Саша Черный отливает броню:

Ревет сынок. Побит за двойку с плюсом,
Жена на локоны взяла последний рубль,
Супруг, убитый лавочкой и флюсом,
Подсчитывает месячную убыль…
Дочурка под кроватью ставит кошке клизму,
В наплыве счастия полуоткрывши рот…

Не случайно во время кризиса всплывают и бородатые образцы юмора. «Наше все» в области коллекционирования анекдотов Роман Трахтенберг, кажется, даже слегка обижен приспособлением старых шуток к нынешней главной теме.

«Под кризис переделали, например, анекдот пятнадцатилетней давности про нового русского, – говорит Роман. – Теперь он стал банкиром, который хвастает, что спит как младенец: каждые полчаса просыпается и плачет. Никакого отношения к кризису у этой шутки нет».

Впрочем, вспомним о щите: банкиры, как 15 лет назад новые русские, высмеивая бессонницу, пытаются с ней бороться. «Вряд ли кто из банкиров чувствовал себя совсем уж как младенец из анекдота, – замечает Леонид Бершидский. – Но у кого-то и правда началась бессонница. А с ней все средства борьбы хороши, хоть шампанское, хоть шутки».

Живое слово о кризисе, собственно, и рождается зачастую в офисе. «Каждый день приходится общаться с людьми, и разговоры о кризисе стали постоянными, – делится Константин Бабкин, президент промышленного союза Новое содружество. – Совсем недавно мы вывели с приятелем свою формулу кризиса: у его истоков стоит «не тайная ложа, а явная лажа». Лажа заключается, например, в том, что экономику пытаются врачевать финансовыми вливаниями – это как лечить понос перееданием».

Бизнес-сообщество активно адаптирует и заокеанский юмор. Например, глава совета директоров строительной компании Бетта-групп Мирослав Мельник рассказал мне анекдот про падение с небоскреба, но речь шла уже о башне Федерация и строящем ее девелопере.

Юрий Глоцер, президент группы БФГ, объединяющей около 20 компаний, в том числе банк, использует кризисный юмор в качестве маркетингового хода. «В самом начале кризиса мне звонило много клиентов, – вспоминает Глоцер. – В начале разговора они мялись, интересовались, как дела, как здоровье. Сами же хотели узнать, есть ли в банке деньги. Одному крупному клиенту я сказал, чтобы его успокоить: все хорошо, вчера был на презентации Бентли, машину купил. Машину и правда пришлось купить, чтобы люди не волновались».

Богатый финансово-экономический фольклор в России породил еще кризис 1998 года. Журналист Сергей Кузнецов вспоминает в своей книге «Ощупывая слона», как следил за этим кризисом из-за границы исключительно по анекдотам. Например, основателя МММ Сергея Мавроди предлагалось отыскать только затем, чтобы он провел реструктуризацию рынка ГКО.

Много досталось первому президенту России Борису Ельцину, его кризисному премьер-министру Сергею Кириенко («киндерсюрпризу», по версии большинства анекдотов), а также предыдущему председателю правительства Виктору Черномырдину («Кто бы мог подумать?» – спросил Черномырдин, но добровольцев так и не нашлось»).

Особенность нынешнего кризисного юмора – почти полное отсутствие политической сатиры. Самый острый анекдот про Медведева – о том, как государственным СМИ запретили волновать население кризисом, и, поскольку говорить о нем по ТВ нельзя, президент открыл видеоблог. Ситуация понятна: в отличие от кризиса 1998 года нынешний пришел к нам с развитого американского рынка – свои политики оказались в каком-то смысле недалеки от народа. Что тоже по-своему забавно.

После того как в октябре премьер-министр Владимир Путин жестко заявил, что «у нас кризиса нет», кризиса действительно стало меньше. По крайней мере в новостях государственных телеканалов, которые, похоже, зарезервировали зловещие слова исключительно для заграничных стран, испытывающих помимо экономических еще и проблемы во взаимоотношениях с Россией. Телевизионный юмор не стал противоречить идеологии серьезных передач: кризисным шуткам путь на экран заказан.

Сатирик Виктор Коклюшкин рассказывает о том, как цензура заботится о душевном комфорте простого народа: «Режут не сатиру, а негатив, чтобы люди, следуя завету отца народов „Жить стало лучше, жить стало веселее“, жили весело».

Впрочем, он охотно признает, что самим юмористам кризис в принципе на руку: «Если бы не было в России кризисов, незачем было бы смеяться людям и поддерживать себя юмором. Могли бы продержаться и на песнях. Только благодаря американскому доллару и российскому рублю, которые не нашли взаимопонимания, у юмористов появилась новая тема».

Не стал кризис куском хлеба и для молодых и наверняка экономически активных юмористов новой волны – так называемых резидентов «Комеди Клаб» и ведущих программы «Прожектор Перисхилтон».

«Кризис настолько широко освещается в СМИ, что мы не можем его обойти, это было бы неправильно, – замечает соведущий обеих передач Гарик Мартиросян. – Но что бы ни происходило на свете, ничего страшного в этом нет. Мы живем в стабильной стране. Юмор должен поддерживать население».

Впрочем, даже без всякой установки сверху «Комеди Клаб» старается лишний раз про кризис не шутить. «Люди приходят уставшие домой с работы, включают телевизор, смеются, отдыхают. Зачем лишний раз напоминать им про кризис, тем более что реально он их не затронул», – говорит Гарик.

На замечание, что в обсуждаемом вопросе позиция Гарика Мартиросяна совпадает с мнением Виктора Коклюшкина, зрителями которого являются люди постарше, Мартиросян ответил: «Мы и не делаем различий между старым и новым юмором – главное, чтобы было смешно. Сейчас два-три выпуска говорим про кризис, потом темы сменятся. Нас больше интересуют позитивные новости: Обама победил на выборах в США, „Рубин“ стал чемпионом».

В жизни, пояснил Гарик Мартиросян, про кризис ему доводится говорить скорее серьезно, нежели шутя. Виктор Коклюшкин сообщил, что кризисные шутки у него есть, но поделиться ими он не готов. «Новую шутку сказать не могу, это моя заработная плата, – отметил маститый юморист. – А в связи с кризисом приходится запирать шутки на три замка, иначе они уходят в интернет, а оттуда – в репертуар других юмористов, пополняя их толстые, а теперь несколько похудевшие кошельки».

В интернете, ставшем естественной площадкой для нездорового с телевизионной точки зрения смеха, появляются специальные сайты, посвященные кризису (например, crisis.ru), порталы открывают странички с кризисным юмором (http://www.netlore.ru/node/2374).

Больше всего шуток можно найти в частных дневниках. Их хозяева соревнуются друг с другом в искусстве «фотожабы» – замечательные есть образцы. Скажем, внутри банкомата с прозрачными стенками сидит человек в костюме и отсчитывает купюры; ни один финансист не останется без работы, сообщает оптимистичная подпись. А вот новая схема рассадки в офисе: ряд стульев с сотрудниками стоит прямо на столах у их коллег – экономим площади.

Шутки, над которыми смеются в рунете, можно поделить на наши и переводные – англоязычные. Последние появились раньше, так что их пока больше. Заходят два брокера в лифт, а лифт почему-то не едет вниз. «Согласно моей модели, дно уже достигнуто», – поясняет один из них, глядя в экран ноутбука (это калька с английского). Но появилась уже и игра русских слов. Среди лучших анекдотов на сайте Дмитрия Вернера anekdot.ru оказался, например, такой: «Я плачу и плачу». Соль, понятно, в ударении.

Приток кризисного фольклора Дмитрий Вернер наблюдает с начала октября, каждый день на anekdot.ru поступает несколько десятков новых анекдотов. Главный показатель – сколько из них выживает после голосования читателей. «В подборке топ-50 анекдотов за месяц значительное место занимают шутки про кризис, – рассказывает Вернер. – Их, наверное, не менее 20 %».

Оживление в интернете, связанное с кризисным юмором, отмечает глава службы блогов компании СУП Антон Носик: «В интернете в целом сидят люди, которые относятся ко всему этому весело. Причем нельзя сказать, чтобы кризис их не затронул, по крайней мере, здесь почувствовавших на себе кризис больше, чем на улице. Просто в интернете началась движуха какая-то».

Отыгрываясь за упущенные телевизионные возможности, интернетчики вовсю снимают видеоролики для сервисов вроде youtube.com. В начале кризиса образцы тоже были исключительно англоязычные. В одном ролике, размещенном в интернете, мексиканский эмигрант (дело происходит в США) подъезжает к большому офисному зданию, останавливает свой джип и выкрикивает названия солидных должностей финансистов. Менеджеры, столпившиеся на ступеньках здания, наперебой предлагают себя и даже немного дерутся, чтобы попасть на службу. Выбрав человек пять, мексиканец грузит их в кузов машины и уезжает.

Ныне подтянулись и наши умельцы. Репортаж из деревни Елбань, размещенный на сайте newstube.ru, рассказывает, что о кризисе думают в российской глубинке. Основным стабилизационным фондом здесь оказываются березовые дрова, а самый глубокий анализ экономической ситуации звучит так: «У нас (в России) нефть и газ – думаю, сильно мы не ощутим».

Финансовый юмор по-российски в основном стремится спуститься с табло фондовых котировок ниже пояса. Врач-психотерапевт Александр Теслер рассказывает кризисно-медицинский анекдот: уролог собирается ввести палец в прямую кишку пациента, а тот просит ввести сразу два пальца – дескать, на второй визит денег уже не хватит.

Проходя в восприятии смешного путь от Уолл-стрит до деревни Елбань, шутники делают понятными даже сложные термины – к примеру, меняют килограмм репо на два кило брюкво или на полтора кило карто старого урожая.

Окончательно выйдя в народ, кризисный юмор своим главным словом все чаще делает матерное: «Сынок, не бойся, кризис затронет только олигархов. Нам просто придет пи***ц». «В связи с кризисом скоро все банки России объединятся в Объединенный банк – Объ***банк. Или в Национальный единый банк – На***банк», – упражняются острословы.

Несмотря на то что в сети немало людей, готовых злорадно посмеяться над проблемами ближнего, большинство наблюдателей отмечает, что в целом юмор здесь мирный. Психолог Вадим Петровский, например, пока не видел кризисных анекдотов, которые могли бы кого-то обидеть. «Юмор уравнивает людей: банкир и клиент в поле юмора равны друг другу, – говорит Петровский. – Все мы равны перед лицом ситуации. Создается психология единой судьбы».

Даже традиционный поиск виновных идет на удивление беззлобно. «Почему нефть падает в цене, а бензин дорожает? Наверное, бензин в России делают не из нефти», – предполагает анекдот.

Ощущение общности судьбы богатых и бедных россиян вне зависимости от текущих котировок, похоже, передалось даже группе «Стоматолог и Фисун», которую продюсирует Роман Трахтенберг. В одной из песен группа рассказывает о несчастьях олигархов, которым придется покупать яхты 80-метровые, а не 100-метровые и Мерседесы вместо Майбахов. Настроение широких масс описано в припеве: «А нам все равно: ели мы говно и будем есть говно».

Такая уверенность во внутренней стабильности на фоне внешних потрясений, пожалуй, для российского кризисного юмора характерна. Что роднит его с пафосом официальных заявлений.

Глава 8ШКОЛА ВЫЖИВАНИЯ

Бизнес бизнесу рознь. Не все тупо закрывают проекты и увольняют сотрудников. Некоторых кризис заставил вспомнить о таких давно забытых вещах, как эффективность производства и производительность труда. Кто-то находит нетривиальные пути выживания. А есть и такие, кто в условиях кризиса выигрывает по определению: производители сейфов и коллекторы, например.

Антикризисные курсы

13.10.2008. Еще две недели назад кризис ассоциировался в первую очередь с бесконечным падением акций российских компаний и жалобами банкиров на нехватку ликвидности. Теперь ассоциативный ряд начал расширяться. Финансовый крах оборачивается ТОТАЛЬНЫМИ СОКРАЩЕНИЯМИ: персонала, непрофильных активов и перспективных программ.

На прошлой неделе российские компании одна за другой рассказывали о сокращении планов производства. О замораживании новых проектов первыми заявили девелоперы – Mirax Group, Midland Group, Интеко и компания Корстон. За ними последовали автопроизводители. ГАЗ на четыре дня остановил конвейер, а КамАЗ заявил о переходе на четырехдневную рабочую неделю. На очереди АвтоВАЗ, товарные остатки на складах у которого уже на 25 % превысили стандартную норму 60 тыс. машин. Среди пострадавших оказались и металлурги: Магнитка снизила планы производства в октябре с 1 млн до 0,85 млн тонн проката. И список пострадавших отраслей будет расширяться. «Кризис скажется на ритейлерах, банковском секторе и лизинговых компаниях», – утверждает гендиректор Пилигрим эссет менеджмент Олег Попов.

Бизнес столкнулся с извечным вопросом эпохи кризиса: на чем сэкономить? Первыми пострадали инвестиционные программы, рассчитанные на будущее. Кроме девелоперов о сокращениях инвестиций в развитие заявили руководители НЛМК, ТМК и ОАО Полюс золото. Даже РЖД заявили, что сократят программу развития, согласно которой до 2010 года компания хотела потратить 1,3 трлн руб.

Компании начали экономить на людях и рекламе. О сокращениях работников заявили несколько издательских домов, практически все инвестиционные компании. А крупнейший интернет-магазин Рунета Ozon решил отказаться от предновогодней рекламной кампании (в прошлом году Ozon потратил на рекламу около 5 % оборота – $3,3 млн). «Мы не исключаем, что кризис может негативно отразиться на российском рынке рекламы», – говорит аналитик УК Финам менеджмент Максим Клягин. По его словам, пессимистичный сценарий подразумевает существенное – на 15–20 % – сокращение количества рекламодателей на период один-три года. Вместе с сокращением рекламных расходов компании, возможно, начнут экономить и на PR. «Первыми пострадавшими могут стать корпоративные издания и расходы на обслуживание в коммуникационных агентствах», – считает Клягин.

Стоит ожидать сокращения арендуемых под офисы площадей. Первой ласточкой стало решение банка Траст освободить помещения на Невском проспекте, д. 1 в Санкт-Петербурге. «Большой офис на Невском содержать дорого, банки, которые на это идут, преследуют в основном имиджевые цели. Сейчас главная цель – сокращение издержек, а не имидж», – говорит Павел Лавров, советник президента банка Петрокоммерц.

Переезд в дешевый офис, сокращение раздутых штатов и урезание рекламных бюджетов – временные меры. Длительный кризис потребует значительно более серьезных изменений. И рынок к ним уже готовится.

Уроки выживания

Кризис привел к изменению задач, которые стоят перед российскими компаниями: вместо вопроса, как приумножить, руководители компаний озабочены вопросом, КАК СОХРАНИТЬ.

Ниже приводятся обобщенные полезные советы для успешного прохождения «черной полосы».

Не следует бездумно сокращать издержки. Увольнение ключевых логистов и одновременный переход на более дешевую туалетную бумагу для офиса бизнес не спасет.

«В панике руководство компаний совершает две ошибки. Во-первых, сокращаются небольшие, но заметные статьи расходов имиджевого характера, что сразу посылает негативный сигнал рынку о состоянии компании. Во-вторых, бездумная борьба с издержками наносит ущерб самому бизнесу», – говорит управляющий партнер Most Marketing Виктор Ларионов. В качестве примера он приводит своего знакомого, возглавляющего логистическую компанию. Собственники предложили ему отобрать 10 % сотрудников с наибольшими зарплатами и уволить из них половину, хотя именно эти люди и приносят фирме основные доходы.

Сокращение издержек в условиях паники – задача непростая. Глава ВТБ Андрей Костин на прошлой неделе пообещал в рамках сокращения расходов даже убрать цветы из своего кабинета. Задержка зарплат на две недели в начале октября на Горьковском металлургическом заводе привела к митингу возле проходной предприятия. В результате на проблемы завода обратило внимание руководство города, потребовав срочно рассчитаться с рабочими.

«К сокращению затрат стоит подойти очень обдуманно. Недавно я прочел, что один из крупнейших мировых банков в рамках программы по снижению издержек запретил сотрудникам проводить официальные встречи вне офисов и печатать документы на цветном принтере. По-моему, это копеечные издержки, урезание которых скорее наносит урон репутации компании, чем экономит ее деньги», – говорит президент группы компаний Market Group Сергей Моисеев.

Главный принцип при сокращении издержек – оно не должно сказываться на основном бизнесе компании и создавать панику в трудовом коллективе.

Заморозьте проекты, разработанные в более позитивных макроэкономических условиях. Помните: не всегда следует завершать начатое.

Перспективные проекты развития российские компании начали массово отменять с первой же недели кризиса. Помимо уже упомянутых девелоперов и автопроизводителей инвестпрограммы стали резать компании практически во всех отраслях. Тенденция затронула даже тех, кто от кризиса пока не пострадал.

«На нашу текущую деятельность финансовый кризис серьезного влияния не оказал, – говорит генеральный директор ООО Русское зерно Алексей Верхотуров. – Сейчас урожай собран, серьезных затрат на данном этапе растениеводческого цикла не нужно. К тому же наша компания от кредитного рынка зависит мало – долговая нагрузка у нас низкая». При этом Русское зерно отказалось от ряда перспективных планов. Например, от проведения IPO, строительства соевого и крахмального заводов. «Вложение в замену, модернизацию оборудования осуществлять будем, как и запланировали. Но серьезные проекты пока отложим. Просто если раньше мы могли получить долларовый кредит с эффективной ставкой 10 % годовых, то теперь как российские, так и иностранные банки предлагают валюту под 13–14 %. Плюс к этому началось падение цен на зерно: цены могут подобраться к критической отметке 3 руб. за килограмм, что соответствует себестоимости производства», – объясняет Верхотуров. Понятно, что строить грандиозные планы в таких условиях по меньшей мере глупо.

Многие компании приостанавливают продвижение продуктов, на которые еще несколько месяцев назад делали основной акцент. Банки в массовом порядке сворачивают свои рекламные акции: глупо рекламировать потребительские и ипотечные кредиты, которые практически не выдаются. Ренессанс Капитал приостановил две акции – «Живи сейчас!» и «Раскрась осень», направленные на поощрение кредитных программ. «В связи с нестабильной ситуацией на рынке банк вынужден был ужесточить контроль за операционными издержками, в связи с чем эти проекты были временно заморожены. Мы обязательно к ним вернемся, как только почувствуем улучшение на рынке и снижение рисков для развития нашего бизнеса», – говорит Юлия Остроухова, директор по связям с общественностью КБ Ренессанс Капитал.

Перспективный проект, задуманный в начале года, может сейчас выкачать из вашей компании последние остатки сил и наличности.

Внедрите в компании принципы управления в условиях неопределенности. Необходимо поддерживать операционную эффективность бизнеса.

В условиях, когда никто не знает, чем все закончится, нужно быть готовым ко всему. Виктор Ларионов говорит, что сегодня многие компании устраивают выездные мозговые штурмы для принятия стратегических решений. «Топ-мененджеры собираются в выходные и вырабатывают варианты действий в кризисных условиях. Совсем недавно помогал в организации такого совещания одной пищевой компании. Они создали антикризисный штаб из четырех человек и решали, куда деть свободную наличность: сохранить или вложить в покупку конкурентов. Решили сохранить», – рассказывает он.

Готовность быстро реагировать в условиях кризиса становится важным конкурентным преимуществом. «Наши специалисты разработали семь вариантов стратегий, которые учли все основные сценарии развития кризиса в отрасли, – рассказывает Янис Куликовский, генеральный директор кондитерского дома Шандени. – Просто на данный момент ситуация не очевидна: нет четких трендов, позволяющих сделать вывод о дальнейшей динамике кризиса. На сегодня компания заняла выжидающую позицию». Среди вариантов есть даже совсем пессимистичный: например, повышение цен на сырье (несмотря на огромный урожай масличных культур, из которых получают жиры, используемые для изготовления шоколада).

Используйте краткосрочные возможности. Если вы чувствуете себя лучше отрасли в целом, кризис дает вам шанс улучшить положение.

Многие компании собираются не просто пережить кризис, но и выйти из него более сильными, чем прежде. «Основной двигатель в периодике – это рекламные бюджеты, которые стремительно сокращаются, – говорит первый замдиректора одной из крупнейших типографий Москвы Пушкинская площадь Андрей Сулейков. – Ситуация усугубляется тем, что стремительно растут цены на бумагу, краску, логистику, энергоносители и услуги. На основе этого мы и формируем стратегии выживания». Типография ведет основную работу по двум направлениям: снижение издержек за счет оптимизации технологий и расширение спектра услуг. Пушкинская площадь пошла на дополнительные расходы, внедрив новую технологию. Она позволяет менять данные прямо во время печати, не останавливая машину, тем самым удешевляя процесс.

Ряд отраслей и вовсе может извлечь выгоду из кризиса. «Для ИТ-компаний кризис открывает дополнительные возможности: аутсорсинг всегда оказывается на повестке дня в крупных компаниях, когда рынок падает, – говорит Петер Линдберг, директор представительства ИТ-компании TietoEnator в Санкт-Петербурге. – Передача ИТ-задач на аутсорсинг гарантирует клиентам до 70 % сокращения расходов. Сейчас может начаться бум на этот вид услуг».

Директор по внешним связям банка Траст Андрей Согрин считает, что после того как минует острая фаза кризиса в банковской сфере, Траст сможет начать экспансию. «Мы еще год назад отказались от ипотеки, а затем и автокредитов. Начали проводить очень консервативную политику. Поэтому наши потери от кризиса составили всего $14 млн на всю банковскую группу Траст (два банка, управляющая компания и факторинговая компании). При этом у нас есть большой запас ликвидности, так что в перспективе мы рассчитываем занять то место, которое освободят другие банки», – говорит он.

Кризис дает шанс совершить то, чего вы не смогли бы сделать в спокойных условиях: реструктурировать компанию без опасения вызвать недовольство коллектива или совершить недружественное поглощение конкурента.

Управляйте ожиданиями и настроениями персонала. 80 % сотрудников вашей компании активно обсуждают, какими бедами грозит вам и им развернувшийся кризис. Остальные 20 % ничего не смыслят в бизнесе.

Некоторое время назад были уволены сотрудники питерского офиса интернет-провайдера Акадо-Нева. «Нам толком не объяснили, с какими именно трудностями столкнулась компания. Просто всех уволили, а деятельность компании приостановили», – говорит бывшая сотрудница Акадо-Нева.

В самой компании при этом говорят, что глобальных трудностей не испытывают, а увольнения вызваны реструктуризацией.

Российские компании еще только учатся объяснять трудовым коллективам свою кадровую политику. Пока же объяснения сводятся к минимуму, а предприниматели как огня боятся слова «увольнение». В Хоум кредит энд финанс банке сообщают, что «было принято решение об оптимизации численности персонала». Но увольнения без внятных объяснений порождают слухи о нестабильной ситуации в компании. Так что несмотря на тотальную нехватку времени и общую нервозность, говорить с коллективом необходимо. «Я бы рекомендовал уволить 10–15 % плохих сотрудников. Далее выделить 10–15 % самых ценных сотрудников и уделять особое внимание их психологическому состоянию. Также я рекомендую больше „общаться с народом“ и помнить, что отсутствие информации порождает стресс», – говорит Сергей Моисеев.

Кризис не навсегда. Помните: на фоне общей паники большинство проигрывает, но меньшинство побеждает. Кризис – хороший повод оказаться во второй группе.

«Если ваша фирма развивалась исключительно на заемные средства и не имеет больших покровителей, следует четко осознавать, что кризис вы не переживете.

Вам придется выбирать между продажей бизнеса с непропорционально большим дисконтом и его ликвидацией. Выбирать надо быстро», – считает Виктор Ларионов.

Готовить бизнес к продаже нужно заранее. Время поглощений наступит совсем скоро. Компании, сумевшие накопить серьезные запасы ликвидности, готовятся приступить к скупке своих менее удачливых конкурентов или партнеров. Мнения о том, когда именно наступит «пир стервятников», расходятся: одни рассчитывают приступить к покупкам активов через два-три месяца, другие намерены выждать полгода.

Если ваша организация твердо намерена пережить кризис, особое внимание стоит уделить клиентам. В крупной петербургской компании, продающей осветительные приборы, говорят, что не стали пересматривать контракты с постоянными клиентами. Соглашения были заключены еще в декабре 2007-го на год, а цены утверждены в долларах на весь срок действия контрактов. Рост курса американской валюты привел к тому, что компания несет по этим контрактам убытки. Конечно, такая стратегия противоречит концепции минимизации расходов, зато позволяет сохранить лояльных клиентов. Компания решила, что сохранение рынка – не та статья расходов, на которой следует экономить.

Нанозатраты на мегавозможности

Для стабилизации рентабельности в условиях кризиса большинство мегакомпаний сокращают производственные программы, оптимизируют производительность труда, в том числе за счет сокращения кадрового состава. И только передовики производства, нацеленные на перспективы отрасли, продолжают инвестировать средства в исследования принципиально новых методов оптимизации издержек – НАНОТЕХНОЛОГИИ.

Металлургическая отрасль производит в основном конструкционные материалы, поэтому от использования нанотехнологий в этом сегменте, по крайней мере в ближайшее время, не стоит ожидать таких невероятных чудес, как появление способных к самопроизводству наносистем-репликаторов, нанопреобразователей энергии или наномедицинских роботов-манипуляторов. Тем не менее отраслевые компании продолжают активно инвестировать в наноматериаловедение, которое позволит в перспективе значительно улучшить потребительские свойства металлургической продукции.

Среди российских компаний наибольшую активность в финансировании нанотехнологий в металлургии и материаловедении проявляют Северсталь и Русал. Один из крупнейших инвесторов в отраслевые нанотехнологии – мировой лидер ArcelorMittal – пока в основном сотрудничает с иностранными научными учреждениями, но недавно компания Лакшми Миттала заключила соглашение о проведении исследований и с Московским институтом стали и сплавов (МИСиС). Работы в этом сегменте финансирует и государство в лице Федерального агентства по науке и инновациям через федеральные целевые программы, а также Российского фонда фундаментальных исследований. Правда, начальник управления науки МИСиСа Сергей Салихов отмечает, что в силу специфики отрасли найти нанотехнологиям применение в металлургии непросто. Поэтому каждая новая идея в этом сегменте на вес золота.

Советник по научной политике РОСНАНО Александр Вересов приводит данные агентства Lux Research Inc. об исследованиях в области нанотехнологий в металлургии, проводимых иностранными концернами. К примеру, шведская компания Sandvik разрабатывает наноструктурированную сталь Nanoflex для производства пуленепробиваемых жилетов и Bioline для медицинских инструментов. Американская ExxonMobil использует наноструктурированную сталь в производстве трубопроводов. А General Electric занимается созданием наноструктурированных металлических сплавов для авиадвигателей.

Зачем это все нужно? Директор Государственного научно-исследовательского и проектного института редкометаллической промышленности («Гиредмет») профессор Юрий Пархоменко уверен, что дальнейшее развитие авиастроения, автомобилестроения, энергетической и транспортных областей без разработки новых конструкционных и теплоизоляционных материалов и совершенствования механических конструкций невозможно. Специалисты Северстали согласны, что резервы повышения механических характеристик сталей различных структурных классов при помощи использования дорогостоящих легирующих элементов практически исчерпаны. Поэтому нанотехнологии считаются наиболее перспективным направлением для создания новых видов продукции с уникальными потребительскими свойствами.

Александр Вересов объясняет, почему от дальнейшего совершенствования традиционных материалов без применения новых технологий трудно ожидать эффективности: «При разработке новых конструкционных материалов, которые должны нести механическую нагрузку, повышение предела прочности часто приводит к охрупчиванию (переходу материала от вязкого состояния к хрупкому под влиянием внутренних изменений или внешних воздействий). А наноструктурированные материалы могут обеспечить оптимальное сочетание требуемых свойств, причем положительный эффект достигается благодаря особенностям структуры в нанометровом масштабе, а не в результате использования дорогих легирующих компонентов. Уменьшение размера частиц металлической заготовки от нескольких мкм до десятков нанометров теоретически должно привести к росту прочности на порядок».

Чем наноматериалы отличаются от материалов традиционных? Сергей Салихов определяет «наноотличия» как появление новых свойств, которые материалы в обычном, не наноструктурном состоянии не проявляют. По словам Юрия Пархоменко, это объекты размером от 1 до 100 нм (нанометр – миллиардная доля метра), в частности нанокристаллические, нанофазные, аморфные материалы с конструируемой атомной структурой. В фундаментальных свойствах наноматериалов происходят резкие изменения из-за того, что в веществе меняется соотношение поверхностных и объемных атомов – обладающих повышенным запасом энергии поверхностных атомов становится больше. Примером самых распространенных наноматериалов являются материалы на основе углерода – фуллерены (многоатомные молекулы углерода) и нанотрубки (напоминающие трубки структуры с атомами углерода в узлах).

Наноструктурированные материалы обладают уникальными механическими, физическими и химическими качествами. У наноструктурированных материалов резко возрастают такие механические свойства, как прочность, ударная вязкость, твердость, износостойкость, низкотемпературная сверхпластичность. Из таких веществ изготавливаются компьютерные запоминающие устройства, солнечные элементы, пожаробезопасные и прочные теплоизоляционные материалы, материалы для энергосбережения, повышения эффективности сжигания топлива и емкости аккумуляторов. Сергей Салихов приводит в качестве примера торжества нанотехнологий компьютерную флешку: «Произведенное с помощью нанотехнологий устройство с памятью объемом 1 ГБ стоит $10 и занимает минимум места. А раньше для того, чтобы запомнить такое количество информации, требовалось оборудование на площади несколько сот квадратных метров».

Поскольку нанотехнологии в России превратились в своего рода культ и на их развитие выделены большие госинвестиции, одной из самых серьезных проблем этого направления науки стал наплыв желающих «откусить от финансового нанопирога». Это даже не обязательно шарлатаны – зачастую исследователи пытаются «притянуть за уши» нанотехнологии, чтобы получить деньги под свои проекты. Кое-то попытался отнести свой проект к «нано», уверяя, что наноструктурное состояние металла возникает само собой в месте закрытого соединения с деталью. Фильтруют такие проекты обычно эксперты крупнейших отраслевых НИИ.

О, счастливчик!

24.11.2008. В условиях финансового коллапса некоторые компании по-прежнему продолжают держаться на плаву – благодаря поддержке государства, расторопности или переговорному мастерству акционеров.

Компания Дон-строй, совладельцами которой являются Максим Блажко и Дмитрий Зеленов, всегда обладала удивительной способностью получать самые интересные площадки в столице. В разгар кризиса владельцы Дон-строя доказали, что этим их таланты не ограничиваются. Застройщику жилья бизнес-класса удалось открыть в ВТБ несколько кредитных линий на общую сумму $500 млн. Это первый с начала кризиса крупный заем, полученный девелопером, строящим жилье бизнес-класса и элитную недвижимость.

Сеть Магнит в апреле этого года провела вторичное размещение акций (SPO), в ходе которого продала акции дополнительного выпуска в количестве 11,3 млн штук. Цена составила $42,5 за акцию. Получается, что компания продала свои ценные бумаги с дисконтом 11 % к рыночной цене. Сеть, может быть, и продешевила, зато успела до начала финансовых потрясений собрать с рынка $480 млн. В результате к сентябрю, когда многие компании из-за трудностей с рефинансированием утратили платежеспособность, Магнит подошел с соотношением долга к EBITDA всего лишь 1,1. Поэтому, в отличие от других ритейлеров, компания без особого ущерба погасила облигационный выпуск на 2 млрд руб.

Осенью Магнит решил на случай возможных будущих финансовых проблем обратиться за госфинансированием. Причем опять сработал быстрее других претендентов: в заветном «списке Шувалова», который включает десять ритейлеров стратегического для отрасли значения, Магнит вместе с Седьмым континентом фигурирует в первых строках. В октябре компания получила госкредит в размере 2,5 млрд руб. по льготной ставке менее 18 % годовых. «Странный вопрос: кому же еще давать деньги, если не нам?» – комментирует глава Магнита Сергей Галицкий.

Трансконтейнер благодаря поддержке материнской компании ОАО РЖД и другим факторам – «правильная» отрасль, удачный выбор времени для продажи акций – сумел получить деньги на развитие даже в кризис.

Весной этого года РЖДпо закрытой подписке разместили 15-процентный пакет акций Трансконтейнера. Покупателями стали ЕБРР и несколько инвестфондов: Moore Capital Management, GLG Emerging Markets Fund и Troika Dialog Investments. В результате РЖД получили 7,8 млрд руб., которые были направлены на финансирование инвестиционной программы «дочки».

Триумфально прошло размещение и другого перевозчика – Globaltrans (бывшего Северстальтранса) на Лондонской фондовой бирже: переподписка, размещение по верхней границе ценового коридора и сумма $449 млн.

Еврохим Андрея Мельниченко на прошлой неделе получил $1,5 млрд синдицированного кредита на четыре года. Ставка заставила трепетать от зависти сердца многих конкурентов. LIBOR + 1,8 % – почти на таких же условиях Еврохим получил деньги ровно три года назад, в ноябре 2005-го. У компании тогда не было рейтинга BB от Standard & Poor's, но и жизнь была другая: финансовое небо было откровенно голубее.

Verysell Group, президентом и совладельцем которой является Михаил Краснов, во многом благодаря его активности удалось избежать риска чрезмерных выплат. В марте и мае 2007 года Verysell продала двухлетние конвертируемые облигации на $30 млн двум фондам – RP Explorer Fund и Renaissance Pre-IPO. Этот инструмент дает фондам возможность получить в компании долю перед самым IPO – что, как правило, является исключительно выгодной операцией (с учетом того, что используется оценка на момент продажи облигаций). А если что-то пошло не так, можно просто вернуть деньги с неплохим наваром (в случае Verysell это 20 % годовых).

Шансов провести IPO в ближайшие полгода—год нет абсолютно никаких. Да и надежда на приход «стратега» минимальна. Поэтому вероятность, что инвесторы будущей весной потребуют свои деньги обратно, была весьма велика. Но Михаил Краснов вновь проявил свои исключительные переговорные способности. Срок погашения облигаций отодвинут до весны 2010 года. Правда, ставка, по которой они будут конвертироваться в акции, выросла с «семи с хвостиком процентов» (определение Краснова, точная цифра не сообщалась) до 12 %. Так что угроза тяжелого финансового удара весной 2009-го миновала. Справедливости ради надо сказать, что RP Explorer Fund и Renaissance Pre-IPO «сидят» на довольно длинных деньгах (возвращать деньги инвесторам они будут не раньше чем через пять лет), поэтому решили «курочку покормить», а не резать. Вдруг и правда снесет золотое яичко.

Глава 9СОВЕТЫ УТОПАЮЩИМ

Как выжить в условиях кризиса? Не олигарху, не малому предпринимателю, а наемному работнику и пенсионеру. Как не лишиться банковского вклада? Как разобраться с кредитами? Как не остаться без пенсии? Как защитить свои права в случае увольнения? И наконец, как заработать немного денег, играя на бирже?

Кризис выходит на пенсию

29.09.2008. В результате мирового финансового кризиса под ударом оказались многие российские НЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПЕНСИОННЫЕ ФОНДЫ, а также управляющие компании, распоряжающиеся пенсионными средствами граждан.

Разделение граждан на активных и пассивных участников пенсионной реформы обозначило степень их заинтересованности в происходящем. Можно предположить, что физические лица, оставшиеся в категории «молчунов», кризиса не заметят. Те, кто уже перевел пенсионные накопления из государственной УК в частную, скорее всего, не останутся в стороне от событий на финансовых рынках. Но внимательнее всех за ситуацией будут следить те, кто решился собственными средствами поучаствовать в пенсионной реформе. Есть еще и те, кто только сейчас задумался о выборе УК или НПФ или решил поучаствовать в увеличении накопительной части пенсии в системе софинансирования.

Поводом для беспокойства активных участников пенсионной реформы может стать любая негативная информация о событиях в финансовой сфере. Но сделав выбор в пользу одной из частных управляющих компаний, судить по ежеквартальной отчетности, насколько разумна была ее стратегия инвестирования в период кризиса, было бы не совсем правильно. Даже с учетом требований законодательства (закона «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в РФ») положительная доходность реальна только в долгосрочной перспективе. В соответствии с законом УК обязана инвестировать средства пенсионных накоплений разумно и добросовестно, исходя из необходимости обеспечения принципов надежности, ликвидности, доходности и диверсификации, а также исключительно в интересах застрахованных лиц.

Законодательство, регулирующее возможности инвестирования средств, предлагает НПФ, с одной стороны, выбор из многих инструментов инвестирования, а с другой (особенно в части страховых резервов) – устанавливает нормативы на объем этих инструментов в портфеле. Разные НПФ, варьируя в портфеле различные объемы этих инструментов и учитывая требования нормативных актов, выбирают свое сочетание риска и доходности. Но даже имея возможность влиять на действия управляющего, а также менять УК, в условиях кризиса НПФ не способны кардинально улучшить ситуацию. Причиной тому – рекордное падение фондовых индексов, беспрецедентное за последние несколько лет снижение стоимости самых популярных у инвесторов акций крупнейших компаний: в частности, только за последние два месяца акции Газпрома и Сбербанка потеряли в цене 30–50 %. «В условиях низколиквидного рынка желающий продать акции сделать это не всегда может: некоторые бумаги продать можно только по бросовой цене или вовсе уже невозможно, и инвесторам приходится фиксировать убытки. Но классические портфельные инвесторы, в том числе и НПФ, которые инвестируют длинные деньги, руководствуются не сиюминутными оценками. Нам не нужно возвращать большую часть завтра, а можно просто переждать кризис – акции все равно отыграют», – поясняет Виталий Плотников. Галина Морозова, президент НПФ Сбербанка, добавляет: «Пенсионные накопления – это долгосрочный инвестиционный ресурс, который не зависит от цены бумаги на сегодняшний момент, потому что обязательства у фондов долгосрочные. НПФ, как и вся пенсионная система России, еще молоды. Если посмотреть на их отчетность, объемы выплат у них составляют от 2 % до 10 % пенсионных резервов. Это означает, что все обязательства этих фондов – в будущем и никакого значения сегодняшние цены акций Газпрома или Сбербанка не имеют».

Однако даже доверив пенсионные накопления государственной управляющей компании, невозможно рассчитывать на то, что тем самым вы убережетесь от потерь во время кризиса. Рекордное падение котировок ОФЗ (с мая эти бумаги подешевели на 12–15 %) может сказаться на отчетности Внешэкономбанка, государственной управляющей компании, распоряжающейся пенсионными накоплениями «молчунов». В портфеле банка этих бумаг – более 60 %.

Некоторая нервозность среди представителей НПФ и УК уже наблюдается, и объясняется она сразу несколькими причинами. Начнем с того, что, согласно законодательству (закон «О негосударственных пенсионных фондах»), размещение пенсионных резервов должно производиться исключительно в целях сохранения и прироста средств участников. «К сожалению, принцип сохранности пенсионных резервов у нас толкуется слишком прямолинейно, – говорит Вадим Сосков, генеральный директор УК Капиталъ. – А в этом году российские НПФ могут столкнуться с очень жесткой проблемой: впервые за десятилетие реального развития рынка доходность размещения как пенсионных средств, так и пенсионных резервов может оказаться отрицательной».

Клиент фонда, который выйдет на пенсию через 20 лет, эти локальные падения рынка вряд ли заметит, но вот самому НПФ фиксация отрицательной доходности по итогам года создает проблемы. Во-первых, потому, что такой результат наверняка отпугнет клиентов, которых и так не слишком много. Во-вторых, потому, что в такой ситуации не исключено осложнение отношений с УК. Возможны даже судебные иски НПФ к УК и наоборот: каждый в такой ситуации будет отстаивать свои интересы и перекладывать ответственность за последствия на чужую голову. По сути, и те и другие оказались заложниками действующего законодательства. Ведь гарантировать НПФ положительную доходность инвестирования может далеко не каждая УК. «Негосударственные пенсионные фонды – не волшебники. Получив от УК отрицательный результат, они не превратят его в положительный только за счет перераспределения собственных средств», – говорит Вячеслав Корпушенков, гендиректор УК Пенсионный резерв. Но отношения НПФ и УК – это предмет договора. По мнению Сергея Эрлика, президента НПФ ЛУКОЙЛ-Гарант, осложнения возможны, если условия договорных отношений нечетко прописаны. «Если УК не гарантирует мне сохранность, я откажусь от услуг такой компании. Но пенсионных средств в портфелях УК не более 20 %, у них есть и собственные средства, так что вряд ли они не смогут рассчитаться», – предполагает Сергей Эрлик.

Кроме того, отрицательная доходность для НПФ означает, что они потеряют положенные 15 % от дохода для обеспечения собственной деятельности, то есть, попросту говоря, им нечем будет платить сотрудникам. Представители УК строят на этот счет всевозможные предположения, полагая, что в такой ситуации некоторым фондам придется приукрашивать картинку, создавая при этом скрытый дефицит, или рассчитывать на помощь акционеров, которые наверняка не захотят помогать сразу всем.

Таким образом, если ситуация на финансовом рынке сложится для НПФ не лучшим образом, уже в следующем году оттока и перераспределения клиентов им не избежать. По мнению Сергея Эрлика, чтобы сохранить лицо перед клиентами (а далеко не все клиенты понимают, что такое финансовый рынок), НПФ придется использовать все свои внутренние возможности, в том числе страховой резерв для покрытия этих убытков. «Я думаю, что крупные НПФ найдут возможность и варианты решения проблемы. Даже если где-то будет угроза потери средств, все они имеют неплохие страховые резервы, чтобы покрыть убытки за счет собственных средств. Вполне возможно, что им придется затянуть ремень потуже, чтобы пережить не самые лучшие времена», – полагает Сергей Эрлик.

Большинство участников рынка уверены, что отрицательные результаты не заслуживают суровых санкций в связи с неисполнением обязательств перед клиентами, тем более – отзыва лицензий. Крупным фондам кризис не так страшен, а что будет со всеми остальными – покажет время. «Этот кризис станет хорошим отрезвляющим душем для тех НПФ, которые не смогли отстоять свои позиции в отношениях с УК и вели слишком рискованную политику, – рассуждает Петр Пьянков, президент Н77Ф Стратегия, – Их клиенты просто перетекут в сильные НПФ». С другой стороны, по его мнению, в отношении НПФ законодательство учло все ошибки, которые проявились в свое время в банковской и страховой сферах. «Например, спецдепозитарий – это наша дополнительная гарантия надежности», – напоминает он.

Однако именно пересмотра действующего законодательства ожидают многие участники этого рынка. При этом УК рассчитывают на более четкое толкование некоторых пунктов закона, связанных с сохранностью средств, а некоторые руководители негосударственных фондов надеются на новации по структуре портфеля или некие скользящие нормативы, которые предоставляли бы НПФ дополнительную свободу маневра при инвестировании.

Утешительный вывод, к которому приходят практически все участники рынка, состоит в том, что последствия кризиса не только не скажутся на гражданах, уже получающих пенсии, но почти не отразятся и на тех, кто достигнет пенсионного возраста через 15–20 лет. Тем более что говорить сейчас об отрицательной доходности так же некорректно, как и привлекать вкладчиков сверхдоходностями. По словам Галины Морозовой, договор, который клиент заключает с фондом, направлен не на получение дохода, а на обеспечение выплаты пенсии, а это разные вещи. «Мы обязаны строить свою инвестиционную стратегию на том, чтобы выполнялись обязательства по выплате пенсии по истечении длительного периода времени в соответствии с нашей структурой портфеля», – поясняет она. Петр Пьянков тоже уверен в том, что высокая доходность не может служить критерием при выборе фонда, как и слишком агрессивная реклама. «Нам не нужны супердоходности, нам надо показывать доходность не сегодня, а постоянно в течение 10–20 лет. Для потенциального клиента прежде всего важна максимальная открытость фонда, где за каждым словом стоят факты», – говорит Петр Пьянков.

Тем же, кто все-таки решился перевести накопительную часть пенсии в частные УК, участники рынка не советуют откладывать этот шаг. В любом случае эти деньги попадут на рынок не раньше марта следующего года, а состояние мировой экономики свидетельствует о том, что сейчас, возможно, самое время войти в рынок и поймать восходящий тренд.

Искусный вклад

5.11.2008. Финансовый кризис заставляет банки резко повышать ставки по депозитам. Деньги населения для многих из них являются единственным доступным источником средств. На первый взгляд выбрать банк для приумножения своих накоплений несложно, ведь большинство вкладов застраховано государством. Однако на практике вкладчик сталкивается с рядом НЕПРИЯТНЫХ СЮРПРИЗОВ, которые существенно СНИЖАЮТ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ ВЫСОКИХ СТАВОК.

Привлекать средства частных лиц могут только банки, входящие в систему страхования вкладов (на сегодняшний день она насчитывает 936 участников). В этом случае государство гарантирует их возврат. Согласно последним изменениям законодательства, в случае банкротства банка вкладчик имеет право на получение до 700 тыс. руб. Поэтому не стоит делать депозит на сумму выше той, которая гарантирована государством. Опыт предыдущих банкротств показывает, что вкладчик может забрать и свыше этой суммы, но такие выплаты большая редкость. «Исключения пока единичные, например Санкт-Петербургский банк реконструкции и развития, при ликвидации которого сумма выплат свыше лимита гарантий составила только 6 %», – говорит заместитель гендиректора Агентства по страхованию вкладов Андрей Мельников. Так как гарантия государства действует в рамках одного банка, эксперты советуют делать вклады на большие суммы в нескольких банках. Но нередко высокие проценты как раз и начинаются с сумм, превышающих этот предел. Например, по новым видам депозитов Абсолют-банка сумма должна быть выше 700 тыс. руб., максимальная ставка у ВТБ 24 (11,5 %) предлагается вкладчику, который кладет на депозит сумму не менее 3 млн руб.

При открытии вклада эксперты рекомендуют внимательно ознакомиться с договором. «Все самое интересное начинается после изъятия вклада», – считает гендиректор Интерфакс-ЦЭА Михаил Матовников. Напомним, в середине 2004 года за досрочное расторжение договора комиссию вводил Альфа-банк, сейчас к этой практике возвращаются некоторые региональные банки, такие, как Свердловский губернский банк. Даже условия ХКФ-банка, фактически приравнивающие ставку по срочному вкладу к ставке до востребования, содержат важную оговорку. Если вкладчик изымает средства раньше, чем через тридцать дней после открытия депозита, он платит комиссию в размере 1,5 % от выдаваемой суммы, а при сумме свыше 100 тыс. руб. комиссия составляет уже 10 %. Такие же тарифы действуют при повторном досрочном снятии средств, если с момента предыдущего изъятия прошло меньше тридцати дней. Получается, что при истребовании вклада свыше 100 тыс. руб. меньше через месяц после его открытия ставка по нему едва превысит 1 %, но при этом комиссия составит 10 %, то есть вкладчик получит на руки чуть больше 90 тыс. руб.

По словам господина Матовникова, нередко банк «для удобства клиента» переводит депозит на рублевую карту. И даже если вклад был в валюте, клиент все равно получает его в рублях и таким образом может потерять на конверсии. Сейчас банки при открытии вклада стали чаще выдавать какой-нибудь подарок вкладчику, например кухонный комбайн. В таких случаях необходимо поинтересоваться у банка, будет ли вычитаться стоимость подарка из суммы депозита при досрочном снятии вклада.

Не стоит открывать вклад в том же банке, который выдавал вам кредит. При банкротстве банка из суммы вклада обязательно будет вычтена сумма кредита. «Если сумма вклада не покроет сумму кредита, клиент обанкротившегося банка продолжает выплачивать задолженность конкурсному управляющему и только после погашения кредита имеет право на получение вклада», – поясняет руководитель центра общественных связей АСВ Александр Загрядский.

В случае отзыва лицензии у банка АСВ начинает выплачивать вклады довольно оперативно – уже через две недели после этого печального события. Однако сумма вклада с учетом процентов фиксируется на день отзыва. И чем позже вы забираете свой вклад, тем меньшая доходность будет по нему. Например, вы открыли вклад в банке на полгода из расчета 15 % годовых, но через три месяца у банка отозвали лицензию. В этом случае ваш доход сократится с 7,5 % до 3,75 %, но доходность останется прежней – 15 % годовых. Если вы заберете свои средства спустя месяц после отзыва лицензии, доход останется прежним (3,75 %), но доходность вклада составит 11,25 % годовых. Двухмесячная задержка с получением вклада приведет к падению доходности до 9 % годовых. Кроме того, средства обесцениваются и за счет инфляции. «Чем дольше вкладчик не получает свои средства, тем быстрее они обесцениваются, а в случае массовых банкротств банков задержки с выплатами неизбежны. После кризиса 1998 года вкладчикам вернули вклады по номиналу спустя два года после банкротств банков», – напоминает Михаил Матовников.

Поэтому не всегда имеет смысл гнаться за высокой ставкой. Можно выбрать и вклад со средней ставкой, но в более устойчивом банке и сохранить в порядке по крайней мере свои нервы.

Заложники кредита

03.11.2008. Потребительский кредит из удобного и недорогого способа решения многочисленных проблем может в одночасье превратиться для заемщика в непроходящую ГОЛОВНУЮ БОЛЬ. Мало того, что из-за финансового кризиса заемщики подвергаются реальному риску увольнения или снижения зарплаты, так ведь и банк может потребовать досрочного погашения кредита или поднять процентную ставку, что сделает кредит непомерно дорогим. Однако даже из такой неприятной ситуации можно ВЫЙТИ С НАИМЕНЬШИМИ ПОТЕРЯМИ.

До последнего времени в кредит можно было купить практически все – от мобильного телефона до квартиры, и совершать покупки на заемные средства стало нормой для многих россиян. Жесткая борьба за клиента заставляла банки снижать процентные ставки, упрощать процедуру выдачи кредитов. Сейчас ситуация изменилась на противоположную. Найти банк, готовый выдать кредит, стало крайне сложно, а процентные ставки растут ежедневно. Раньше при оформлении кредита заемщики пристальное внимание уделяли процентным ставкам, общей переплате банку, размерам кредита и дополнительным комиссиям. А в пункты договора, предусматривающие возможность корректировки условий кредита, мало кто вчитывался. Теперь, когда кредитные портфели банков грозят оказаться убыточными, пересмотр процентных ставок становится реальностью.

При выдаче потребкредита или автокредита срок кредитования заемщиков обычно находится в рамках сроков привлечения денег самой кредитной организацией. «По ипотечным кредитам срок кредита почти всегда превышает срок фондирования. В этом случае банк не знает, сколько ему будут стоить деньги через три—пять лет, и при отсутствии возможности изменить ставку по ипотеке велика вероятность того, что такой кредит будет убыточным для банка», – объясняет аналитик группы компаний Мультиброкер Людмила Макарова. Ситуацию подогревает и то, что в нынешних условиях компании проводят сокращение сотрудников, заемщики теряют источник дохода, и риск неплатежей по кредитам растет.

Сейчас те, кто связан кредитным договором с банком, вчитываются в его условия, и многие с облегчением заключают, что изменение условий им не грозит. Другие опасаются, что теперь, возможно, платить придется больше или вовсе надо будет вернуть весь долг сразу. «Сейчас заемщикам нужно еще раз внимательно ознакомиться с условиями договора, обращая внимание на возможные риски, а именно: в каком порядке банк может повысить ставки или потребовать досрочного погашения кредита», – рекомендует управляющий директор по розничному бизнесу Москоммерцбанка Татьяна Лозовская.

На первый взгляд ситуация для заемщика выглядит просто. Если текст договора предполагает изменение условий по кредиту, вопрос о правомерности применения таких поправок абсолютно очевиден. Ссылаясь на договор, банк может и повысить ставку, и потребовать досрочного возвращения суммы долга. Если договор не предусматривает возможное изменение ставки, банк вправе обратиться к заемщику с предложением о подписании дополнительного соглашения. «Есть договорные обязательства между банком и заемщиком, закрепленные сторонами в договоре, которые определяют, на каких условиях и на какой срок банк взял на себя обязательства предоставить средства, а заемщик, соответственно, принимает эти условия и обязуется их исполнять, – говорит Татьяна Лозовская. – Поэтому, если в договоре не указана возможность повышения процентной ставки в одностороннем порядке, банк вправе предложить заемщику оформить дополнительное соглашение с данными условиями. Однако можно предположить, что заемщиков, согласившихся на добровольное повышение процентной ставки, будет немного».

Такого же мнения придерживаются и юристы, советуя не соглашаться на подписание дополнительных соглашений. «Одностороннее повышение процентных ставок и требования о досрочном погашении кредита, если такие пункты не прописаны в условиях кредитного договора, абсолютно неправомерны. Изменение условий кредитования возможно при заключении дополнительного соглашения, и заемщик вправе решать самостоятельно, подписывать его или нет. В остальных случаях достаточно продолжать исполнение условий договора, своевременно внося платежи согласно графику, установленному в договоре», – объясняет адвокат московской коллегии адвокатов Князев и партнеры Максим Столяров.

Однако отсутствие соответствующих пунктов в договоре не гарантирует заемщику спокойной жизни, и даже те, кто внимательно изучил все условия, не застрахованы от возможных неприятностей. «Что касается досрочного погашения, то найти формальный повод к такому требованию несложно. Например, кроме четко прописанных оснований для досрочного погашения в договоре также может стоять фраза о соблюдении дополнительных обязательств, выполнение которых заемщики зачастую игнорируют. К примеру, мало кто обращает внимание на необходимость оповещения банка в связи с изменениями паспортных данных, контактных телефонов, периодического предоставления документов, подтверждающих финансовую состоятельность заемщика», – рассказывает Татьяна Лозовская.

При этом одностороннее изменение условий договора банком может оказаться вполне законным. «Гражданский кодекс предусматривает изменение условий договора в одностороннем порядке лишь при наличии существенных изменений обстоятельств, в данном случае таким обстоятельством может являться финансовый кризис. Однако оценка существенности возникшей обстановки будет определяться в ходе судебного разбирательства. А поскольку пока еще нет ни сложившейся практики решения подобных вопросов, ни указаний вышестоящих инстанций по их решению, однозначный ответ, на чьей стороне будет суд, также пока дать нельзя. В любом случае каждый подобный иск будет рассматриваться индивидуально», – говорит Максим Столяров.

Но с другой стороны, на основании того же Гражданского кодекса, даже если возможность повышения ставки прописана в договоре, у заемщика есть шанс этого избежать. «Если право банка повышать процентные ставки по уже выданным кредитам закреплено в кредитном договоре, заемщик может столкнуться с изменением суммы ежемесячного платежа. И если его размер был значительно повышен, клиент имеет право обратиться в суд с заявлением о пересмотре условий кредитного договора. Так как в Гражданском кодексе существует пункт, в котором говорится, что при существенном изменении обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, возможно изменение или расторжение договора в судебном порядке по требованию одной из сторон», – сообщили в юридическом отделе одного из банков.

Впрочем, одно дело – право повышать ставки по уже выданным кредитам, другое – применение этого права на практике. Банкиры прекрасно понимают, чем может обернуться повышение ставок и требование о досрочном возврате кредита. В результате увеличится доля проблемных кредитов, а сами банки в этом меньше всего заинтересованы. «Банк, как правило, повышает процентную ставку в исключительных случаях, и в моей практике за последние восемь лет таких прецедентов не было. В нынешней ситуации это может произойти, например, в случае падения цен на недвижимость, с уменьшением стоимости залога, но эта мера крайне непопулярна и ставит под сомнение репутацию банка-кредитора. Правда, в последнее время банки стали чаще включать пункт о возможном повышении процентной ставки в кредитный договор. Банку выгодно получать проценты за пользование его кредитными средствами с возможно большего числа заемщиков и вовремя. Это и есть реально существующая выгода от кредитования. Досрочное погашение, как правило, лимитируется или удерживается штрафными санкциями. Если звучит требование срочно вернуть деньги, это означает сложную финансовую ситуацию в банке», – уверяет управляющий партнер ипотечно-риэлтерской компании Кредит макс Татьяна Буянова. Согласна с ней и Татьяна Лозовская: «Повышение процентной ставки и требование о досрочном возврате суммы долга лишь провоцирует заемщика на невыполнение текущих обязательств. А поскольку банки заинтересованы в нормальном обслуживании долга заемщиком, такие меры будут применяться ими в самых крайних случаях».

Если заемщик в результате кризиса оказался без работы или у него была существенно снижена зарплата, это не освобождает его от обязательств по кредиту. Изменить можно порядок выплаты, например сроки и суммы. Но в совокупности выплаченная сумма будет никак не ниже, чем указанная в договоре. Однако банкиры утверждают, что выход из ситуации проще и дешевле искать вместе с банком. И во многом размер потерь зависит от грамотного поведения самого заемщика. Главная ошибка заемщиков – попытаться всеми способами избежать общения с банком. Такое поведение расценивается как уклонение от выплат, указанных в договоре, и дальнейшее развитие событий усугубляет тяжелое положение должника.

«В исключительных случаях банк может рассмотреть вопрос о возможности предоставления отсрочки внесения платежей по кредитам. Такая возможность не зависит от вида кредита. Если в кредитном договоре она не прописана или если после отсрочки платежа клиент вновь не может исполнять свои обязательства по погашению ежемесячных платежей в установленным кредитным договором размере, банк уведомляет клиента о необходимости погашения сформировавшейся задолженности с первостепенным погашением штрафов, пеней, неустоек, указанных в кредитном договоре. В случае непогашения вышеуказанной задолженности заемщику выставляется требование по досрочному исполнению обязательств. В случае неисполнения требования банка кредитная организация вправе начать процедуру обращения взыскания на предмет залога», – говорит начальник отдела рефинансирования департамента развития розничного бизнеса Промсвязьбанка Евгения Кузьмина.

Работа банков с должниками строится на индивидуальной основе и зависит от множества факторов. Но в любом случае окончательное решение о возможных уступках должнику будет за банком. «Если банк видит, что заемщик является квалифицированным работником и может достаточно быстро найти новое место работы и возобновить платежи, банк может пойти на уступки. Например, увеличить срок кредита, уменьшив тем самым размер ежемесячного платежа, или временно приостановить начисление штрафных санкций по просроченным платежам. Окончательное решение остается за банком и будет зависеть от каждого конкретного случая. Но банк может подать на заемщика в суд, если ситуацию с погашением кредита он видит безнадежной», – говорит Татьяна Лозовская.

«Во многих банках существуют механизмы реструктуризации задолженности, которые позволяют предложить заемщику некоторый путь выхода из критической ситуации. Это могут быть „кредитные каникулы“, когда заемщику дается небольшой промежуток времени, в течение которого не начисляются проценты, могут быть варианты изменения условий текущего кредита (увеличение срока, изменение ставки и т. п.), может быть вариант выдачи нового кредита в счет погашения старого и т. п. В любом случае каждый заемщик, обратившийся в банк с проблемой, рассматривается индивидуально, и с каждым заемщиком банк ведет диалог. При этом, естественно, надо понимать, что банк не будет идти на уступки всем и каждому, и возникновение проблем у заемщика никоим образом не освобождает его от обязательств своевременно и в полном объеме погашать действующий долг перед банком. Тем не менее заблаговременное обращение клиента на ранних стадиях возникновения проблем зачастую может существенно облегчить ситуацию», – уверен заместитель директора департамента розничного кредитования Бинбанка Антон Рудь.

Правда, рассчитывать на компромисс с кредитором в нынешней ситуации заемщику не стоит. По мнению Александра Щербакова, заместителя гендиректора коллекторского агентства АКМ, банки лишь повышают свои требования к должникам. «Кризисные события отразились на политике банков по взысканию просроченной задолженности по кредитам. Если раньше ряду наших партнеров было проще списать часть долгов еще на досудебной стадии, то сейчас банки стали жестче подходить к этому вопросу. Взыскание долгов доводится до судебного разбирательства собственными силами банка либо с привлечением коллекторских агентств. Если до кризиса у нас около 20 % дел о задолженностях доходило до суда, то сегодня уже порядка 30 % должников находятся на стадии судебного разбирательства».

Добиваться возврата долга банки могут с помощью коллекторов. Однако их методы работы с должниками мало чем отличаются от банковских. В том и другом случае, если в результате телефонных переговоров и личных встреч с заемщиком ситуация не меняется, судебных разбирательств, как правило, не избежать. Но попасть к коллекторам больше шансов у тех, кто имеет необеспеченный кредит. «Суммы по потребительским беззалоговым кредитам значительно меньше, число заемщиков – больше, соответственно, порядок работы по их возврату отличается от обеспеченных кредитов. И если с взысканием обеспеченных кредитов чаще всего справляются собственные службы банков, то беззалоговые кредиты чаще передаются коллекторским агентствам», – говорит Татьяна Лозовская.

Коллекторские агентства могут самостоятельно пойти на реструктуризацию задолженности заемщика, выкупив долг у банка. «Полномочия коллекторского агентства определяются условиями договора с банком. Если договор предусматривает только взыскание долга, условия погашения будут зависеть от банка. Некоторые, например, не допускают никаких рассрочек и сразу требуют полного погашения, часть допускают рассрочку при оплате долга в 2–3 месяца. Больше полномочий коллекторское агентство имеет по долгам, выкупленным у банков по договору цессии. В таком случае кредитором становится агентство, которое имеет возможность самостоятельно предоставлять рассрочки, корректировать в связи с этим график платежей, а также списывать часть долга. Скидка от суммы задолженности заемщика перед банком может доходить до 25–30 %», – утверждает Александр Щербаков.

Пока дело не передано в суд, у заемщика остается время, чтобы попытаться решить проблему самостоятельно. «Необеспеченные кредиты занимают порядка 80 % общего объема долгов. Их нельзя назвать наиболее проблемными, скорее они самые высокорискованные ввиду их необеспеченности и скорости принятия решения при выдаче. Применительно к таким кредитам этап досудебного разбирательства может растянуться до нескольких месяцев. Как показывает практика, если в течение этого срока долг не удается взыскать, дальнейшая работа бессмысленна, и агентство рекомендует подавать на заемщика в суд. Гораздо больше времени занимает решение вопросов о возврате автокредитов. При этом, несмотря на наличие залога, эти кредиты принято считать условно обеспеченными, поскольку именно на них приходится наибольшее число мошенничеств. Поэтому и работа с автокредитами специфична: приходится не столько заниматься взысканием долга, сколько розыском самого предмета залога», – рассказывает Александр Щербаков.

В отношении ипотечного кредита банки более сговорчивы. Они готовы пойти на снижение ежемесячных платежей за счет увеличения срока кредитования или дать отсрочку на выплату основного долга (при условии погашения процентов). Если заемщику удастся убедить банк, что через некоторое время его трудности разрешатся, ему может быть предоставлена отсрочка на выплату двух—трех платежей. Реализация заложенного имущества банком через суд – крайняя мера. Как правило, на нее не готовы идти даже сами банки. Если заемщик согласен добровольно продать квартиру, банк разрешит ему самому найти покупателя и будет контролировать сделку. После реализации имущества продавец получит на руки ту сумму, которая останется после покрытия долга и издержек банка. Как правило, заложенная квартира продается с некоторым дисконтом, который может доходить до 15 %. Однако в случае реализации жилья через суд дисконт может быть и больше. Поэтому эксперты советуют заемщикам самим заниматься этой процедурой.

«Дефолт заемщика не интересен никому – ни заемщику, ни банку. Банк попытается договориться о приемлемых условиях и для себя, и для заемщика. Особенно если это касается крупных кредитов. При этом банк имеет право изъять квартиру дефолтного заемщика и продать ее. Но доводить до этого не стоит – банк заинтересован как можно быстрее покрыть долги. И он не будет продавать квартиру за максимальную цену. Он продаст ее по цене, которая покроет все долги заемщика. При этом те суммы, которые заемщик уже выплатил, будут для него потеряны. То есть если договориться с банком об изменении или сохранении прежних условий договора не удалось, квартиру или другой залог всегда надо продавать самому – так потери будут минимальны», – уверена Людмила Макарова.

Облегчить кредитное бремя можно, сдав ипотечную квартиру в аренду, но этот шаг должен быть согласован с банком. Добиться такого согласия не всегда легко. Поэтому в большинстве случаев заемщики предпочитают действовать в обход банка. «При сдаче в аренду ипотечной квартиры заключается договор аренды, который подлежит государственной регистрации в случае, если он заключен на срок более чем на 12 месяцев. Если срок меньше, информацией о действующей аренде располагают только стороны договора аренды (заемщик и арендатор). Если заемщик желает официально сдать в аренду ипотечную квартиру, банк будет индивидуально решать вопрос о дополнительном страховании и вообще возможности аренды данной квартиры», – рассказывает руководитель отдела кредитных брокеров компании Кредит макс Виктория Щербакова.

Опасения банка связаны с повышенными рисками с его стороны в случае сдачи квартиры в аренду. Например, при наступлении страхового случая компания-страховщик вполне может попытаться уйти от погашения страховки, если узнает, что в квартире проживал незастрахованный человек. Более того, если заемщик перестанет платить по кредиту, банк не сможет выселить арендаторов, заключивших договор аренды, и реализовать залог. И если конфликт не решится полюбовно, банку придется обращаться в суд. «Как правило, банки не приветствуют сдачу ипотечной квартиры в аренду. Для банка это означает возможность снижения стоимости предмета залога в силу того, что зачастую арендатор относится к снимаемой недвижимости менее аккуратно, чем собственник. Кроме того, существует возможность оформить прописку по месту проживания в арендуемой квартире. Для кредитора подобные обстоятельства являются факторами повышенного риска», – поясняет заместитель руководителя центра ипотечного кредитования Абсолют-банка Елена Воронина.

Мало чем отличается ситуация с реализацией автомобиля, купленного в кредит. Как и в случае с ипотекой, заемщику выгоднее урегулировать вопрос с продажей автомобиля мирным путем и не доводить дело до суда. «Реализовать автомобиль может как заемщик, так и банк посредством своих партнерских каналов. Продажа идет по среднерыночной цене и по согласованию с банком. При этом если заемщик соглашается на реализацию залога, этот процесс происходит существенно оперативнее и с меньшими затратами, чем в случае решения вопроса в судебном порядке. Кроме того, так называемое полюбовное соглашение не будет иметь негативных последствий для кредитной истории клиента», – считает заместитель директора департамента розничных банковских продуктов Абсолют-банка Наталия Хахалина. Если сумма, вырученная от продажи автомобиля, превышает сумму задолженности, разница будет выплачена заемщику. Но чаще всего этой суммы оказывается недостаточно. «Такие случаи крайне редки. Если сумма, полученная после продажи автомобиля, меньше задолженности по кредиту, ситуация будет урегулирована соглашением сторон или в судебном порядке. Заемщику придется вернуть разницу и погасить кредит полностью», – отмечает Наталия Хахалина.

Взыскание задолженности в судебном порядке не сулит заемщику ничего хорошего. В этом случае ему придется общаться уже со службой судебных приставов, которые на основании решения суда будут взыскивать долг. А поскольку реализация имущества носит принудительный характер, должник не может заниматься ею самостоятельно. Судебные приставы обязаны привлекать независимых экспертов для оценки имущества, но закон оставляет им право на самостоятельную оценку, кроме предусмотренных законодательством случаев. К ним, например, может относиться оценка недвижимости или ценных бумаг, не имеющих обращения на организованном рынке. В случае несогласия с произведенной оценкой должник имеет право воспользоваться услугами другого независимого оценщика, но уже за свой счет.

Существует список вещей, которых заемщик не может лишиться в результате общения с приставами. В первую очередь оценивается лишь то, что принадлежит должнику на праве собственности, за исключением жилья (при условии, что заемщик не владеет другой недвижимостью, пригодной для проживания). Также у должника останутся вещи индивидуального пользования, например одежда и обувь. Но остаться в практически пустой квартире – перспектива вполне реальная.

Кроме того, должникам не стоит радоваться, если банк находится на грани банкротства или даже за ней. Банкротство от выплат по кредиту не освобождает. Просто выполнения тех же самых кредитных обязательств от заемщика будут требовать правопреемники разорившегося банка. «Режим выплаты по кредиту для заемщика после отзыва банковской лицензии не меняется, изменяются лишь платежные реквизиты после назначения АСВ конкурсным управляющим. Требования по кредиту могут быть проданы другому банку, который на правах нового кредитора будет требовать от заемщика исполнения ранее принятых обязательств по новым реквизитам», – рассказала заместитель руководителя центра общественных связей Агентства по страхованию вкладов Ирина Челядинова.

В некоторых случаях с заемщика могут потребовать срочно вернуть оставшуюся сумму долга. «Типовые кредитные договоры некоторых банков могут предусматривать право банка на досрочное истребование кредита в случае признания его банкротом. Таким образом, на автоматическое списание долгов гражданам надеяться не стоит», – объясняет Евгения Кузьмина. «Считать, что при банкротстве банка можно не платить по кредитам, – серьезное и опасное заблуждение», – напоминает Антон Рудь.

Глава 10ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ

Что думают о кризисе воротилы, хозяева российского бизнеса? О его причинах и особенностях протекания на российской почве? О том, насколько эффективно вмешательство государства в экономику? Когда, по их мнению, спад в экономике достигнет нижней точки? Как изменится российская экономика? Что будет с отдельными отраслями? И можно ли выбраться из кризиса с минимальными потерями?


Алексей Рыбников, глава фондовой биржи ММВБ: «Сейчас хорошее время для того, чтобы войти на рынок»

– Какие основные причины привели к обвалу российского рынка?

– Причин было несколько. Первопричина – глобальные события, которые привели к драматическому падению цен на российские бумаги. В какой-то момент в условиях падающего рынка люди перестали исполнять ранее заключенные сделки, платить по обязательствам, в том числе и по сделкам репо. Дальше это пошло по цепочке и стало нарастать как снежный ком. Ты перестаешь платить, твой контрагент, который должен получить от тебя денежные средства, тоже начинает испытывать проблемы. Стоимость ценных бумаг в портфеле падает, а если не можешь перереповаться, ты вынужден продавать бумаги из портфеля. Все это сплелось и привело к паническим настроениям, которые мы видели. В результате такого снижения индекса ММВБ не было за последние десять лет.

– Как развивался рынок репо, который на самом деле таил в себе столько скрытых рисков?

– С экономической точки зрения репо – это получение денежных средств под залог ценных бумаг. Это механизм, десятки лет использовавшийся во всех странах мира, в том числе и в России. При этом, как свидетельствует международный опыт, размеры рынка репо гораздо больше, чем обороты на рынке активов, используемых для репо. Принятые в последние несколько лет в рамках группы ММВБ решения по развитию рынка репо позволили создать эффективный и удобный инструмент для участников рынка. В результате рынок репо вырос до размеров ежедневного оборота 100–150 млрд руб. только в рамках фондовой биржи. Не следует также забывать и то, что именно через наши механизмы осенью прошлого года Банк России предоставлял основную часть ликвидности российской банковской системе. Причина понятна, ведь несомненным преимуществом российского рынка репо является его биржевой характер – большая часть сделок (хотя понятно, что не все) регистрируется на бирже и исполняется через систему клиринга и расчетов ММВБ. Кстати, именно эта транспарентность рынка и дала возможности и средства для борьбы с проблемами, так как мы быстро могли не только идентифицировать проблемных участников, но и видеть будущие обязательства.

– Неужели никогда ни у кого не возникало сомнений в безрисковости этого инструмента?

– В условиях нормального рынка участники, которые предоставляли деньги под залог ценных бумаг, считали этот инструмент безрисковым. Кредитный риск контрагентов интересовал участников гораздо меньше. Кредиторы понимали, что, если контрагент им не заплатил, у них остается портфель ценных бумаг, который был передан по первой части сделки репо. Все это работает в таком режиме ровно до той поры, пока цены на рынке не начинают падать. В условиях огромного падения цен, если контрагент не вернул деньги кредитору, тот остается с портфелем ценных бумаг, который дешевеет на глазах и скорее всего не покроет те убытки, которые можно получить от его продажи.

– То есть чувство риска у участников этого рынка притупилось?

– Именно так. На рынке была ликвидность, и портфель всегда можно было реализовать без убытков. Риск-менеджеры обращают внимание и ставят лимиты на инструмент и контрагента, с которым ты можешь работать на рынке репо. Если проанализировать ситуацию, складывается ощущение, что риск-менеджмент многих участников рынка репо ориентировался только на качество самого инструмента и не смотрел на качества заемщика.

– Но ведь цены акций начали падать с 20мая. Почему такая чрезвычайная ситуация возникла на рынке репо только на прошлой неделе?

– Когда рынок падает плавно на 1–3 % в день, дисконт цены ценной бумаги, по которой она идет в репо (так называемый haircut), позволяет отыгрывать это падение. Каждая последующая сделка заключалась дешевле. Теперь цены упали настолько, что даже в случае продажи портфеля кредиторы несли бы колоссальные убытки. В результате контрагенты оказались не в состоянии исполнять свои обязательства.

– В каких случаях биржа может принять решение о приостановке торгов?

– Если технический индекс открытия упал более чем на 12 %, но менее чем на 15 % по сравнению со значением индекса на закрытие предыдущего торгового дня, мы приостанавливаем торги на час. Если падение превышает 15 %, мы приостанавливаем торги и можем их возобновить не ранее чем через день или в случае получения предписания ФСФР.

– Вы не планируете менять эти правила?

– Эти правила задаются регулятором. На мой взгляд, правила работали эффективно, и нет необходимости их менять.

– Биржа планирует совершенствовать систему риск-менеджмента?

– Да, ММВБ сейчас активно занимается этой тематикой в разрезе срочного и валютного рынков, фондовый тоже стоит в плане.

– Какие изменения необходимо реализовать на рынке акций, чтобы не допустить таких сбоев?

– Основной режим торгов у нас основан на стопроцентном предварительном депонировании активов. Проблема была в первую очередь с исполнением двусторонних обязательств, обеспечение по которым поставляется к моменту расчетов. Системное решение состоит в отходе от двусторонних обязательств и введении центрального контрагента. Центральный контрагент будет стороной по сделкам или обязательствам. В случае неисполнения обязательств участника рынка по отношению к центральному контрагенту тот должен будет все равно исполнять свои обязательства по отношению к добросовестным участникам.

– Если бы сейчас на российском рынке был центральный контрагент, кризис на рынке репо был бы не таким глубоким?

– На зарубежных биржевых площадках благодаря наличию центрального контрагента банки, заключавшие сделки с Lehman Brothers, которые были переданы в клиринг центральному контрагенту, не понесли убытки при его банкротстве. Центральный контрагент убирает из системы двусторонние риски. То есть при его наличии происходит замещение двусторонних рисков в системе на концентрацию риска в центральном контрагенте.

– Почему сейчас нельзя директивно ввести центрального контрагента в России?

– Потому что нужно вносить изменения в законы о залоге, скорее всего в Гражданский кодекс, закон о банкротстве, закон о банкротстве кредитных организаций, поправки в Налоговый кодекс и, судя по всему, еще дополнительные изменения в закон о рынке ценных бумаг.

– Вы по-прежнему считаете, что финансовым центром может стать страна, откуда массово бегут инвесторы?

– На мой взгляд, необходимость развития российской финансовой системы, которая сейчас всем абсолютно очевидна, будет реализована в конкретных шагах. Например, ММВБ как биржа заинтересована в том, чтобы у нас обращались иностранные ценные бумаги и работали иностранные инвесторы. У нас сейчас есть шансы двинуться в эту сторону, потому что сейчас обеспечено необходимое внимание к финансовой системе со стороны государства.

– Вы не разделяете мнение, что события последних месяцев – вокруг ТНК-ВР, Мечела, в Грузии – распугали зарубежных инвесторов, и у них в корне изменилось отношение к России?

– В 1998 году казалось, что иностранные инвесторы ушли навсегда. Двух лет не прошло, как они начали возвращаться. А сейчас негативное влияние на рынок оказала чистая политика. Политика политикой, но инвесторам деньги-то надо зарабатывать.

– Чем нынешняя ситуация похожа на события 1998 года, а чем отличается от них?

– Отличается она тем, что фундаментально экономическая ситуация сейчас совершенно другая. Интенсивный экономический рост, высокие цены на нефть. Наверное, в тот день, когда индекс обвалился на 17 %, психологически у многих состояние было примерно такое же, как десять лет назад. Но и сейчас мир не рухнул, финансовая система не рухнула.

– Не приведет ли выкуп государством акций госкомпаний к росту котировок пяти—шести «голубых фишек» при том, что остальной рынок продолжит снижаться?

– Выкупать можно по-разному. Покупателем может выступать государство, а могут и отдельные компании-эмитенты в целях управления своим капиталом и для работы с акционерами. У инвесторов, которые будут выступать продавцами, появятся свободные средства, и их надо будет куда-то вкладывать. И если они до этого инвестировали в российский рынок, то с высокой долей вероятности они переложатся в российские же инструменты, только уже в расчете на повышение эффективности инвестиций.

– Кто именно будет инвестировать в российский рынок?

– Частные российские инвесторы. Люди видят, что существующий кризис предоставляет им новые возможности. Сейчас хорошее время для того, чтобы войти на рынок. Наши докризисные социологические исследования показывали, что на временной дистанции примерно год-два можно было ожидать, что 5–6 млн человек выйдут на фондовый рынок и начнут совершать на нем операции. Получилось так, что россияне получили гигантскую порцию пиара фондового рынка. Я не исключаю, что те самые 5–6 млн человек могут оказаться на фондовом рынке гораздо быстрее, чем мы предполагали. Есть и негативная сторона. До кризиса более 30 % респондентов считало, что если они понесут убытки на фондовом рынке, эти убытки им покроет государство. Вот если сейчас опросить тех же самых товарищей, это будет уже не 30 %, а гораздо больше, потому что со стороны может создаться впечатление, что именно государство покрывает убытки на фондовом рынке и всех спасает. Но это не так. Государство не убытки покрывало, а предоставляло через госбанки ликвидность для того, чтобы расшивать цепочку неплатежей. То есть сейчас может произойти неприятная ситуация, когда неподготовленная публика рванет на рынок с мыслью «налетай – подешевело». Но рынок есть рынок, гарантии постоянного роста рынка никто не дает. Поэтому, на мой взгляд, тема финансовой грамотности и финансовой культуры должна выдвигаться сейчас на первый план.

– Многие эксперты полагают, что российский рынок восстановится не раньше 2010 года. А каков ваш прогноз?

– Шансы есть, что это произойдет быстрее. Все будет зависеть от скорости восстановления доверия иностранных инвесторов и действий российских внутренних инвесторов. Кроме того, если государство будет настойчиво реализовывать свой план действий по развитию финансовой системы, это станет дополнительным очень позитивным фактором. Это все заметят и оценят, и все захотят сесть на этот поезд побыстрее.

– Какой наиболее пессимистичный сценарий развития российского рынка возможен в ближайшее время?

– Замедление экономики, потому что финансовый рынок отражает то, что творится в реальной экономике.


Алексей Эрнестович Рыбников родился в Москве в 1965 году. В 1987 году окончил МГИМО МИД СССР. В 1987–1989 годах – служил на офицерских должностях в ВС СССР. В 1989–1991 годах учился в аспирантуре Института США и Канады АН СССР. В 1991–1997 годах начальник отдела ценных бумаг, начальник управления операций на фондовых рынках, начальник управления инвестиционных операций КБ Еврофинанс (Москва). В 1997–2002 годах работал в КБ Дж. П. Морган Банк Интернешнл, последняя должность – вице-президент, руководитель инвестиционно-банковских операций по России. С 16 декабря 2002 года – директор НП Национальный депозитарный центр. С 25 апреля 2003 года – первый заместитель генерального директора ММВБ. С 20 ноября 2003 года – генеральный директор фондовой биржи ММВБ. Женат, воспитывает сына и дочь.


Михаил Задорнов, глава ВТБ 24: «Так быстро выйти из кризиса, как десять лет назад, не получится»

– Отличается ли текущая ситуация от кризисов 2004-го и 1998годов?

– И сейчас, и в 2004 году кризис в банковской сфере происходил в силу сжатия ликвидности. Но четыре года назад ЦБ вовремя не отследил проблему. Начали распространяться слухи, пошел отток средств физических и юридических лиц из банковской системы. С точки зрения экономики предыдущий кризис возник на пустом месте. Ситуация 1998 года – это сочетание бюджетного и валютного кризисов. Сегодня обменный курс рубля не сильно изменился в сравнении с началом года. Люди, конечно, спрашивают, в какой валюте им хранить деньги, но это традиционный вопрос. О резкой девальвации рубля сейчас речи быть не может. Проблема курса, возможно, возникнет спустя какое-то время, но это не текущая проблема. Бюджет сейчас в отличие от 1998 года профицитен и серьезных проблем в ближайшее время испытывать не будет. Государственный долг составляет меньше 10 % ВВП, а суммарный долг государства и всех российских компаний на 1 июля примерно на $40 млрд меньше, чем объем золотовалютных резервов страны. Нефть сейчас, в отличие от 1998 года, стоит $80–90 за баррель. То есть сегодня нет предпосылок ни для бюджетного кризиса, ни для девальвации. Еще одно очевидное отличие: кризис 1998 года стартовал на развивающихся рынках. Развитые страны чувствовали себя спокойно, за исключением тех финансовых институтов, которые вкладывали в развивающиеся рынки. Сейчас обратная ситуация. Источник проблем в самом центре финансовой системы. И нас, как периферию, волны этого цунами накрыли с опозданием.

– Последствия кризиса 1998 года российская банковская система преодолела достаточно быстро. Как будут развиваться события сейчас?

– Сейчас так быстро выйти из кризиса, как десять лет назад, не получится именно потому, что это кризис самих основ мировой финансовой системы. Он может быть достаточно глубоким и затяжным. В России кризис затронул финансовый сектор, ритейл, девелопмент и ряд связанных секторов. В силу неизбежного резкого сжатия кредитования при одновременном закрытии внешних рынков изменятся базовые условия в целом ряде секторов экономики. И в следующем году мы увидим: темпы экономического роста будут существенно ниже, чем мы привыкли за последние три-четыре года.

– Может ли повториться история с массовым снятием средств вкладчиков с банковских счетов?

– Вкладчик всегда находится под воздействием СМИ, сплетен и разговоров. Причем не только российский. Разумеется, когда по телевизору каждый день говорят о кризисе, люди нервничают. Однако в отличие от 1998 и 2004 годов сейчас существует госгарантия по банковским вкладам, которая покрывает 98 % депозитов населения по количеству и 55 % по объему. Сумма гарантии поднята с 400 тыс. до 700 тыс. руб. и покрывает уже 99 % вкладов по количеству и две трети по объему. Это и есть главное отличие от предыдущих кризисов: частные вклады защищены государством.

– Кризис 1998 года вы встретили в должности министра финансов. Как вы оцениваете нынешние действия властей по преодолению текущего кризиса, будучи банкиром?

– Первые шаги слегка запоздали. Мне кажется, что денежные власти не сразу уловили тот момент, когда начался массовый отток капитала из России. Уже в августе огромное количество денег нерезидентов и российских компаний утекло из страны. Ликвидность надо было восстанавливать, как воду в сообщающихся сосудах, если мы хотим, чтобы она там осталась. В то же время столь активных и скоординированных действий финансовых властей, как в этот раз, я не наблюдал в России с 1990 года. Центральный банк, Минфин, ФСФР действуют совместно, вырабатывают и быстро реализуют меры, хотя, на мой взгляд, надо сократить временной промежуток между их объявлением и реализацией. Объявлено было много мер, а реализовано пока всего пять: снижены резервные требования для банков, ФСФР изменила правила биржевых торгов, сделана расшивка неплатежей на рынке репо, Минфин вывел достаточно большие объемы денег на аукционы для банков и сделал послабления для плательщиков НДС (по сроку) и экспортеров нефти. Правда, по поводу целесообразности выделения из бюджета 500 млрд руб. на поддержку фондового рынка у меня лично большие сомнения. Прямое участие государства в игре на фондовом рынке очень сильно влияет на котировки, вызывая сомнения у остальных инвесторов в свободе этого рынка, в том, что он будет развиваться нормально. И государству будет трудно уйти с этого рынка. Единожды зайдя на него, можно очень долго там находиться, тем самым создавая искусственный рынок для тех или иных бумаг.

– Какие из обещанных властями мер остались на уровне заявлений, какие возможные предложения вовсе не прозвучали?

– Поскольку вслед за банками с невозможностью рефинансировать свои долги уже столкнулись предприятия различных секторов экономики, помочь им смогут Внешэкономбанк в части внешнего долга и крупные банки, если будут докапитализированы в ближайшее время, о чем заявил президент. Но для этого нужно оперативно принять законы и внутренние инструкции. Также было бы логичным постепенное замещение аукционов Минфина кредитованием банков со стороны ЦБ, все же именно Банк России, а не бюджет является кредитором последней инстанции. А затем придется менять весь механизм финансирования роста экономики, который сложился в последние четыре—пять лет: через изъятие нефтегазовой ренты в стабфонд, внешние заимствования банков и корпораций, приток капитала в страну и покупку валюты Центробанком как основным источником денежного предложения. Внешние рынки и приток капитала не могут больше служить главным источником финансирования инвестиций, пока во всяком случае. На смену им должны прийти внутренние сбережения – депозиты населения, свободные средства Пенсионного фонда, долгосрочные депозиты юридических лиц, часть средств фонда национального благосостояния.

– Считаете ли вы эффективным спасение Банком России отдельных участников рынка, испытывающих трудности, через покупку их банками с госучастием? Все-таки бюджетные аукционы Минфина доступны не всем, и для кого-то продажа крупным игрокам может стать выходом из ситуации…

– Есть разные каналы возможного пополнения ликвидности – пользуйтесь. Есть кредитование банков ЦБ, депозиты Минфина, есть ослабление резервных требований, появятся и другие инструменты. Если какой-либо банк при наличии всех этих инструментов не исполняет своих обязательств, ЦБ решать, поддерживать или нет. Если нет – в такой банк вводится временная администрация, которая затем передает банк в Агентство по страхованию вкладов, и банк банкротится. Правила игры равны для всех. Спасение проблемных банков через государственные может использоваться как разовый случай. Например, в 2004–2005 годах Гута-банк был санирован командой ВТБ, ко всеобщему удовлетворению. Государство сэкономило много денег по сравнению с вариантом прямой поддержки банка, которая неизвестно чем бы закончилась. Когда речь идет о поддержке того или иного банка на уровне государства, видимо, Минфин и ЦБ тоже должны как-то объяснять свои действия. Потому что это делается на деньги налогоплательщиков, и они вправе знать, почему государство распорядилось их деньгами таким образом. Иначе формируется иллюзия, что власти собираются спасать все 900 банков с лицензией на прием денег населения.

– Платежи пока еще проводятся, а вот кредитов выдается существенно меньше, особенно ипотечных.

– Многие банки остановили ипотечное кредитование, потому что фондирование сделок в основном проходило либо от АИЖК, покупавшего закладные на российском рынке, либо путем внешней секьюритизации. Сейчас эти два базовых источника для ипотеки оказались перекрыты. Банки достигают того размера портфеля в своем балансе, который могут держать в силу требований среднесрочной ликвидности, и останавливают выдачи. Если государство в лице правительства и ЦБ в этот процесс не вмешается, я могу твердо сказать, что ипотека остановится и снижение ВВП на 2 % нас ждет точно. Рынок жилищного строительства – это примерно 9–9,5 % ВВП, а ипотека – примерно 20–25 % всех сделок на жилищном рынке.

– Каким, на ваш взгляд, должно быть вмешательство государства?

– Нужно создать механизмы внутреннего ипотечного рынка. Сейчас уже изменено законодательство, по которому можно выпускать ипотечные облигации без привязки к гарантиям банка, который их эмитирует. Должен сформироваться рынок покупателей этих бумаг. Сегодня это могут быть, по существу, только Пенсионный фонд, государственные корпорации. Объемы накоплений ПФР скоро превысят объем всего рублевого внутреннего государственного долга, а у него и инструментов для инвестирования нет. В ближайшей же перспективе, полагаю, Центральный банк должен получить право кредитовать банки под залог ипотечных облигаций.

– Ряд банков пытаются помочь себе сами, внедряя в продуктовую линейку кредиты с плавающими ставками, что позволяет соблюсти баланс между стоимостью привлечения средств и доходностью по кредитам. Будете ли вы вводить плавающую ставку?

– Мы прорабатываем этот вопрос. Прежде всего по ипотечным кредитам. Но это случится, думаю, не раньше чем с начала следующего года. В России, к сожалению, существует большая проблема: нет такого универсального индикатора, как в США или Европе. В России существует ставка межбанковского рынка MosPrime и существует ставка рефинансирования ЦБ. Но потребителю очень трудно объяснить, что такое MosPrime. Особенно если этот человек никак не связан с финансовым рынком. Он не знает, где он может это увидеть и как это связано с инфляцией. А ставка рефинансирования, к сожалению, по-прежнему не является универсальным измерителем цены денег в стране. Тем не менее мы вынуждены будем сделать выбор между этими индикаторами. Введение плавающих ставок снимет процентные риски и с нас, и с наших клиентов.

– Проблемы наблюдаются не только в сегменте ипотечного кредитования…

– Некоторые банки заморозили свои балансы и кредитуют ровно в той мере, в какой могут получить деньги от погашения старых кредитов. Это вынужденная политика: они не в состоянии оперативно привлечь депозиты, поскольку их финансовая модель была ориентирована на привлечение денег за границей и ее невозможно в одночасье заменить на другую. Такие банки будут потихоньку сворачивать операции. Это постепенное сжатие станет более резким в ближайшее время. Кроме того, будет заметно расти просрочка корпоративных клиентов, рассчитывавших рефинансировать долги за счет внешних займов либо выпусков облигаций. Рефинансирования они во многих случаях не получат, и их финансовое положение ухудшится. Неплатежи по розничным портфелям будут расти позже, примерно через полгода, когда замедление роста реальных доходов почувствует население. Мы к этому готовимся, отрабатываем технологии сбора проблемной задолженности.

– С учетом всех этих факторов каких отчетов следует ждать от банков на конец года?

– Внутри рынка будет перераспределение в пользу госбанков и банков с участием иностранного капитала. Прибыль сократится, будут большие убытки по ценным бумагам, просрочка увеличится уже концу 2008 года по сравнению с началом. Думаю, что банковская система недосчитается к этому времени целого ряда игроков, но это не будут крупные банки.

Гораздо более напряженным будет 2009 год. Поскольку проблемы финансирования сейчас испытывают многие предприятия, в пассивах банков доля средств предприятий падает. Они не могут заимствовать вне страны, поэтому используют остатки на счетах банков. Частично депозиты предприятий замещаются деньгами госкорпораций и средствами бюджета. С точки зрения российской экономики ключевыми будут масштаб замедления мировой экономики, ситуация с ценами на нефть. Более серьезно упадут цены на нефть, есть перспектива перехода текущего счета платежного баланса на отрицательное значение и изменения динамики обменного курса рубля.

– Каковы ваши перспективы, ожидаете ли, как и другие банки, затруднений с финансированием?

– У ВТБ 24 практически нет внешних заимствований, они в рамках группы делаются ВТБ. Мы успешно разместили несколько выпусков рублевых облигаций на внутреннем рынке. Но основной источник наших пассивов – депозиты населения. Изначально наша бизнес-модель строится так, что мы привлекаем деньги клиентов и им же выдаем кредиты. Эта модель работала все три года и продолжает работать сейчас.

– Фондирование через депозиты в условиях финансового кризиса тоже рискованно – в панике клиенты обычно снимают деньги… Как вы собираетесь удерживать вкладчиков?

– Для вкладчика совершенно очевидное преимущество – государственная принадлежность банка и его величина. Мы второй банк в стране по депозитам и кредитованию населения и восьмой—девятый по чистым активам. С точки зрения активных операций ВТБ 24 консервативен, сегодня это плюс. У нас универсальная продуктовая линейка – карты, персональные кредиты, автокредиты, ипотека. И во всех этих кредитных линиях мы не стремимся получить эффективную ставку 35–40 %, как многие из наших коллег. Да, ставки мы повысили, но все равно они находятся в нижней границе ценового коридора. Мы сознательно выбираем эту линию, понимая, что по высоким ставкам будем продавать их людям с менее устойчивым финансовым положением. Меньше ставка – меньше рисков.

– У вас планируются сокращения?

– Изменившиеся условия ведения бизнеса требуют от нас снижения издержек и повышения качества обслуживания клиентов. Прежде всего мы будем сокращать издержки за счет снижения объемов инвестиций. ВТБ 24 в этом году только на развитие сети потратил 5,5 млрд руб., и концу года мы доведем число офисов банка до 500, завершив экстенсивное развитие. В следующем году переориентируем инвестиции на рост эффективности, то есть на вложение в сами офисы – в IT, новое оборудование и программное обеспечение, в системы управления очередью, что позволит оптимизировать работу наших специалистов. Как и в каждой крупной организации, в ВТБ 24 есть немало внутренних резервов. Не исключено и сокращение персонала.


Михаил Михайлович Задорнов родился 4 мая 1963 года в Москве. Окончил Московский институт народного хозяйства (1984), аспирантуру Института экономики АН СССР (1988). В 1989–1990 годах работал в Институте экономики, был экспертом планово-бюджетной комиссии Верховного Совета СССР. С 1990 года – член комиссии по экономической реформе Совета министров РСФСР. Был одним из авторов экономической программы «500 дней» и учредителей Центра экономических и политических исследований. В 1993, 1995, 1999 и 2003 годах избирался в Госдуму по списку «Яблока» или по одномандатному округу. В ноябре 1997 года назначен министром финансов, позже вошел в президиум правительства, Совбез, получил пост заместителя управляющего от РФ в МВФ. Работал в правительствах Виктора Черномырдина, Сергея Кириенко и Евгения Примакова. 25 мая 1999 года получил пост первого вице-премьера в кабинете Сергея Степашина, но через три дня ушел в отставку из-за отказа сохранить за ним должность министра финансов. С 31 мая 1999 года – спецпредставитель президента РФ по связям с международными финансовыми организациями. В октябре 1999 года стал советником президента Сбербанка Андрея Казьмина. В июле 2005 года назначен президентом-председателем правления ВТБ 24. С 1996 года был членом бюро центрального совета «Яблока», однако ушел из партии в связи с назначением министром. В апреле 2005 года вступил в Республиканскую партию Владимира Рыжкова, но после перехода в ВТБ покинул и эту организацию. Кандидат экономических наук. Имеет первый разряд по лыжам, любит собирать грибы, ходить на байдарках.


Александр Турбанов, генеральный директор АСВ: «Социальная стабильность должна ставиться выше принципов либеральной рыночной экономики»

– Вступил в силу закон, наделивший Агентство по страхованию вкладов (АСВ) полномочиями по финансовому оздоровлению проблемных банков. Что вы намерены делать для финансового оздоровления банков?

– Идеология закона такова, что приоритет отдается рыночным методам оздоровления, чтобы как можно меньше ограничивать бизнес-процессы. Наша основная задача – найти инвестора, готового вкладывать свои средства и проводить санацию проблемного банка при финансовой поддержке еще и с нашей стороны. Инвестор будет договариваться с действующими владельцами банков об условиях поддержки. Стороны должны будут найти такие взаимоприемлемые условия, чтобы у прежнего владельца банка сохранился интерес к сотрудничеству, а у инвестора был стимул вкладывать свои деньги и становиться основным собственником банка.

– А в целом потенциальные инвесторы уже проявляют интерес к проблемным банкам?

– Я бы слукавил, если бы ответил, что никто из числа потенциальных инвесторов еще не забрасывал удочки. Агентство работает в среде банкиров, и естественно, что некоторые из них оперативно отреагировали на новые возможности. Но все переговоры имеют сугубо прикидочный и неформальный характер.

– Что будет, если инвестора найти не удастся?

– Если инвестора нет, а собственник банка оказался неэффективным, допустил в банке сложное финансовое положение и сам не может найти инвестора, мы по закону можем применить принудительный механизм. Центральный банк списывает утраченный капитал банка до реального значения, а если значение отрицательное, то до одного рубля. Далее мы объявляем допэмиссию акций банка, выкупаем ее, становимся новым собственником и начинаем управлять банком в обычном режиме, продолжая искать инвестора. Появляется инвестор – мы пытаемся тут же сформулировать такие условия, на которых ему будет интересно приобрести банк.

– Кто определяет, подлежит банк оздоровлению или его лучше обанкротить, не пытаясь за государственные деньги отсрочить страховые выплаты по вкладам?

– Процедура описана в законе. В принятии решения участвует Банк России и АСВ. Центробанк формулирует нам предложение об участии в финансовом оздоровлении того или иного банка. Мы даем оценку и принимаем решение об участии или об отказе в участии, если не видим возможности финансового оздоровления. При этом мы руководствуемся тем, насколько значим банк для экономики и населения страны и конкретного региона. Это один критерий. Второй – насколько оправдана санация банка по сравнению с банкротством.

– Вы для себя определили, при каких условиях откажетесь участвовать в санации?

– Откажемся, если не увидим социальной значимости и посчитаем, что нет необходимости тратить средства на оздоровление банка. В этом случае Центробанк решит, отзывать ли у банка лицензию. Будет работать естественный рыночный механизм удаления с рынка несостоятельных банков, неэффективные собственники должны терять бизнес.

– Что вы понимаете под социальной значимостью банка?

– То, насколько активно банк работал с населением, потому что за населением стоит социальная стабильность. Второй показатель – насколько активно банк работал с реальным сектором экономики. Если он вместо кредитования в основном занимался спекулятивными операциями, например, на фондовом или валютном рынке либо кредитовал структуры, которые тоже этим занимались, а не являлись предприятиями реального сектора экономики, значимости мы в таком банке не увидим.

– А если банк открывал счета фирм-однодневок, помогал в схемах по уклонению от уплаты налогов?

– Это противоправная деятельность, она не может быть признана социально значимой.

– А если у такого банка множество вкладчиков?

– Не бывает такого совмещения. Если это обнальная контора, другого бизнеса она почти не имеет.

– Содбизнесбанк, например, лишился в 2004 году лицензии из-за отмывания денег, но при этом имел большое количество вкладчиков. Мог бы Содбизнесбанк относиться к социально значимым?

– В связи с его банкротством у нас что-нибудь случилось страшное?

– Пошла цепная реакция: банки перестали доверять друг другу, закрыли лимиты…

– Но в итоге это напряжение было преодолено, а банковская система в тот период в очередной раз избавилась от слабых банков.

– Есть ли количественные показатели социальной значимости банка – доля на рынке, например?

– Нет. Законодатель не пошел по этому пути, и, я думаю, сделал правильно. Чтобы охарактеризовать значимость банка на федеральном уровне, должен быть один показатель, на региональном – другой. Поэтому Банк России и АСВ при принятии решений руководствуются мотивированным суждением.

– Предположим, проблемным окажется очень социально значимый банк, но возникнут большие сомнения в возможности его спасти. Будете пытаться оздоровить?

– Будем.

– Вы в рамках нового закона разрабатываете новую методику оценки активов и обязательств банков?

– Будет принят целый ряд регулятивных документов и методик нашей работы. В их числе, конечно, будет методика оценки состояния банка в целом и оценки его активов.

– Возможны ли ошибки, когда неликвидные активы банка будут приняты за качественные, или сейчас методики стали совершеннее? В том же Содбизнесбанке ЦБ поначалу оценивал активы как достаточные, а потом признал, что активы неликвидны.

– Я бы не назвал ошибкой действия Центробанка. Он видел основание для отзыва лицензии – нарушение закона о борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем. Затем в ходе работы с банком выяснилось, что активов не хватает. Из процедуры принудительной ликвидации банк по решению суда перешел к процедуре конкурсного производства. Это естественное развитие событий. А методики оценки активов постоянно совершенствуются.

– В 1999 году, во время кризиса, было создано Агентство по реструктуризации кредитных организаций (АРКО), существовавшее до середины 2004 года. Насколько сейчас новые функции АСВ схожи с АРКО и в чем различаются?

– Между АРКО и АСВ есть и сходство, и различия. Цель обеих структур – действовать в интересах защиты вкладчиков и других кредиторов банка. Отличие в том, что АРКО начало работать уже после того, как банковская система России рухнула. Основная цель АРКО заключалась в преодолении последствий системного кризиса. А сейчас у нас кризис еще не разразился, есть отдельные проявления, с которыми следует бороться. Наша задача в том, чтобы предотвратить возможность развития системного кризиса.

– Не была ли ликвидация АРКО слишком поспешной?

– Деятельность АРКО была направлена на преодоление последствий жестокого системного кризиса. В 2004 году, когда АРКО ликвидировалось, подобных угроз не просматривалось. АРКО работало с21 банком и успешно завершило свои проекты, были защищены сбережения более 1,5 млн человек, и государство сочло, что АРКО свои задачи выполнило. Наша позиция заключается в том, что механизмы финансового оздоровления должны постоянно находиться в запасе у государства. Работа по созданию системы санации банков началась несколько лет назад. В прошлом году была одобрена концепция и началась работа над законопроектом, которая значительно активизировалась в начале осени. Но незадолго до его принятия Банк России уже был вынужден вручную решать судьбу некоторых банков, иногда возлагая на себя санационные функции, несвойственные органу надзора. Если бы были механизмы рыночной санации, они сразу могли быть задействованы. Социальная стабильность должна ставиться выше принципов либеральной рыночной экономики, поэтому сейчас даже борцы за либеральные механизмы посчитали, что закон о финансовом оздоровлении банков имеет право на существование. Но все равно закон принят только на три года, и потом опять надо будет убеждать, что такой механизм нужен.

– После ликвидации АРКО в Европейском суде по правам человека решилось одно из очень редких и заметных банковских дел. Оно касалось вкладчика банка Российский кредит Сергея Загородникова: он был не согласен с условиями мирового соглашения, предложенного АРКО, поскольку терял значительную сумму. Компенсации вкладчик не добился, но дело оказалось важным для судебной системы, поскольку касалось публичности процесса.

– АРКО вынуждено было нередко доказывать, что защищает интересы вкладчиков, выступая в суде ответчиком по искам этих самых вкладчиков. В ряде случаев вкладчики не совсем адекватно оценивали ситуацию, а иногда просто спекулировали ею, предъявляя иски к агентству. Ни одного такого иска вкладчики не выиграли, для этого не было никаких оснований. АРКО всем без исключения вкладчикам обеспечило стопроцентное погашение, в том числе вкладчикам СБС-Агро и Российского кредита. Не случайно господин Загородников в Страсбургском суде проиграл по претензиям, относящимся к мировому соглашению. По одному пункту Страсбургский суд признал его правоту, усмотрев нарушение принципа публичности правосудия. Звучит громко, но вся проблема была в том, что зал суда, где рассматривалось дело, был невелик и не всех желающих смог вместить. Никакой революции я в этом деле не вижу, хотя суды сейчас еще более внимательно будут относиться к соблюдению принципов публичности и гласности, и это правильно.

– Сейчас таких масштабных мировых соглашений уже не будет?

– Сейчас действительно не будут использоваться такие инструменты АРКО, как мировые соглашения и мораторий на выплаты по вкладам. Возможности применить мораторий новый закон не исключает, но я думаю, что нынешняя ситуация этого не потребует. В период, когда банковская система стояла, введение моратория фиксировало статус-кво. А сейчас наша задача – обеспечить бесперебойность работы банка, в который мы вошли и в котором идут расчеты с вкладчиками. Мировые соглашения в прошлом себя оправдали, без них невозможно было решить судьбу банков, но это процедура трудоемкая и длительная. В СБС-Агро, например, пришлось дважды проводить общее собрание кредиторов, для чего была арендована малая спортивная арена «Лужников». А сейчас нужно действовать оперативно.

– Сколько банков предполагается сейчас санировать?

– По нашим прогнозам, от 20 до 40 банков могут оказаться в нашем ведении в течение 2008–2009 годов. Я надеюсь, что этим и ограничится.

– То есть объем работы сопоставим с деятельностью АРКО?

– В принципе да, хотя здесь тоже есть нюансы. Самым крупным банком под управлением АРКО был СБС-Агро, который в 1998 году был вторым после Сбербанка. Мы давно изучаем мировой опыт и знаем, что средние расходы государства на преодоление системных банковских кризисов составляют примерно 15 % ВВП, а в Чили и Аргентине даже 50 и 55 %. В 1998 году сумма, выделенная АРКО на преодоление системного банковского кризиса, составляла 10 млрд руб., то есть всего 0,12 % ВВП. Надо было либо распределять эту малость по всей банковской системе, либо действовать точечно. Был выбран второй вариант. Сейчас АСВ выделено из госбюджета 200 млрд руб. Но не следует забывать, что сейчас для преодоления кризиса задействован не только механизм санации. Сумма, которая уже выделена государством для поддержки банковского сектора через Внешэкономбанк, Минфин, беззалоговые кредиты Центробанка, превышает 4 трлн руб. и составляет порядка 14 % ВВП. Мы выходим на средний мировой уровень. Хотя на фоне этих 4 трлн руб. 200 млрд на санацию выглядят скромно.

– Сумма ведь не окончательная? Вам доступны также кредиты Центробанка и фонд страхования вкладов. В каком объеме будут задействованы эти источники?

– Да, закон позволяет АСВ получать в Центробанке беззалоговые кредиты. Цифра пока неизвестна, она будет зависеть от наших конкретных проектов. А источников финансирования, строго говоря, не три, а четыре – есть еще средства потенциальных инвесторов, на которые мы постараемся сделать акцент.

– Как будут расходоваться средства, полученные из различных источников?

– Заданного соотношения в законе нет. Каждый банк и каждый проект будет отличаться друг от друга, поэтому соотношение использования разных видов финансирования может быть различным. Сейчас можно обозначить целевые приоритеты. Средства, выделенные из госбюджета, в значительной мере будут использоваться на рекапитализацию банков. Они достались бесплатно, и мы, внося их в капитал банков, понимаем, что никакие проценты с этих сумм получать не будем. Средства Центробанка, полученные в качестве кредита под определенный процент, мы тоже постараемся выделять в виде кредита. Наконец, средства фонда страхования вкладов будут использоваться только в тех случаях, когда речь идет о защите вкладов граждан. Эти траты не будут превышать наши расходы, которые произошли бы при банкротстве банка и выплате страхового возмещения. И еще важное условие: расходы из фонда страхования вкладов не должны поставить под угрозу его достаточность.

– Зачем задействовать даже часть из 86,8 млрд руб., которые сейчас в фонде, когда есть другие ресурсы?

– Может возникнуть сложная ситуация, когда мы, войдя в банк и зная, что надо попытаться спасти его для населения, обнаруживаем, что полное оздоровление невозможно. Но есть вклады граждан, которые нужно защитить. Есть часть здоровых активов, и в соответствии с законом мы можем передать инвестору часть активов банка, нагрузив его одновременно обязательствами перед вкладчиками. Если размер активов окажется меньше обязательств перед вкладчиками, мы будем доплачивать банку-инвестору из фонда страхования, причем на безвозвратной основе. И это будет оправданно, поскольку в случае банкротства банка мы из фонда выплатили бы больше.

– Сможет ли инвестор, купивший активы проблемного банка с обязательствами перед вкладчиками, перепродать эти активы и избавиться от обременении?

– Банк, которому достанется бизнес, не может свободно передать обязательства перед вкладчиками. Отказаться исполнять их он тоже не сможет, поскольку это уже его обязательства.

– Вы исключаете ситуацию, при которой будет сделан вклад из страхового фонда, а потом все равно наступит банкротство банка и придется из этого же фонда платить вкладчикам повторно?

– Такой риск возможен при любой форме санации, поскольку сама банковская деятельность является рисковой. Но новыми инвесторами, с которыми мы будем иметь дело, должны быть только здоровые структуры, прозрачные и для Центробанка, и для нас, и для потребителей банковских услуг.

– Много сейчас таких здоровых структур?

– Есть. В отличие от кризиса 1998 года сейчас есть банки, которые хорошо капитализированы и не испытывают проблем с ликвидностью.

– А фонда страхования вкладов достаточно и на санацию, и на страховые выплаты? Как вы будете гарантировать достаточность фонда?

– Говорить о достаточности фонда надо в целом, независимо от видов использования средств. У нас есть методика, основанная на математических моделях, с помощью которой определяется показатель достаточности. Есть коэффициент достаточности: отношение размера фонда к максимально возможному размеру нашей страховой ответственности. Мировой опыт нас ориентирует на показатель 5 %, а сейчас показатель нашего фонда составляет 6,1 %. Если не наступит обвала в банковской системе, ниже 5 % показатель не опустится. Придание АСВ функции финансового оздоровления будет способствовать тому, чтобы обвал не наступил.

– В связи с деятельностью АСВ по финансовому оздоровлению банков могут начаться обращения в суд?

– Обязательно. Споры у нас могут возникнуть в первую очередь с прежними собственниками банка, особенно в случае списания Центробанком утраченного капитала банка. Мы готовы будем доказывать в суде правильность примененных процедур. Возможны и споры с частью кредиторов. Мы и в АРКО сталкивались с исками вкладчиков и других кредиторов, действия которых, кстати, иногда диктовались бывшими собственниками банков.

– Что будет, если суд признает недействительным решение Банка России и АСВ о предотвращении банкротства банка?

– Все будет возвращено в исходное состояние. Мы забираем свои средства из капитала банка, туда возвращается прежний собственник, банк, скорее всего, становится банкротом. Но я убежден, что если дела такие и будут, подобных решений суд не вынесет, поскольку мы сможем доказать правильность наших действий в интересах кредиторов банка.

– АСВ должно будет параллельно заниматься и финансовым оздоровлением, и ликвидацией банков. Не возникнет ли конфликт интересов, когда разные подразделения АСВ, заботясь о своей занятости, поведут «борьбу за клиента»?

– Я не вижу никакого конфликта интересов. У нас некоммерческая организация, штат 360 сотрудников. Они перегружены и были бы рады, если бы их объем работы уменьшился в два-три раза. При этом необходимости сокращения штатов у нас не возникло бы.

– Будет ли в структуре АСВ создаваться специальное подразделение, занимающееся предотвращением банкротства банков?

– Будет. Все документы для создания нового департамента готовы, направлены членам совета директоров. Я надеюсь, что в ближайшие дни состоится внеочередное заседание совета директоров, которое рассмотрит наши предложения о новой структуре, новой численности и о дополнительных расходах.

– А если возникнут проблемы с подбором инвесторов, а в управлении АСВ окажется, например, 20 банков?

– В этом случае нам предоставлена возможность набрать дополнительный штат, мы будем отбирать профессионалов. Персонал будет сейчас высвобождаться в некоторых банках в связи с сокращением штатов. Такая же возможность сформировать высококвалифицированную команду была и у АРКО в 1998–1999 годах.

– Тогда в чем интерес АСВ искать инвесторов?

– Банковская деятельность очень рисковая, и зачем нам эти риски брать на себя? В конкурентной среде мы можем не добиться тех успехов, которых бы добились истинные коммерсанты, поэтому мы обязательно будем стараться продавать банки. АРКО прочили, что оно будет всеми силами придерживать банки, оказавшиеся под его управлением. Но ни с одним банком мы не задержались.

– Могут ли появиться недобросовестные инвесторы, которые вначале дестабилизируют ситуацию в банке, а потом выразят желание приобрести обесценившийся актив при финансовой поддержке государства? Есть ли страховка от такого рейдерства за госсчет?

– Как возможную ситуацию исключить это, наверное, нельзя. Но мы представляем себе состояние и банковской системы, и многих конкретных банков – по крайней мере тех, которые вызывают к себе интерес. Мы пользуемся официально публикуемыми данными, взаимодействуем с рынком, знаем, о чем говорит рынок. Кроме того, сам банк, в отношении которого ведется рейдерская атака, достаточно быстро выясняет, кто эту атаку ведет. А значит, и мы от этого банка быстро все узнаем. Мы не будем иметь дела с теми организациями, которые предпринимают попытки рейдерства. Если мы увидим достаточно оснований, чтобы поставить вопрос о возбуждении уголовных дел, мы обязательно это будем делать. И мы не допустим, чтобы недобросовестные организации и люди вдруг оказались инвесторами, которых мы будем финансировать. Я исключаю такую вероятность на 100 %.

– Какова ответственность АСВ за подбор инвестора и за то, чтобы не допустить рейдеров в оздоровительную процедуру? Согласовывается ли подбор инвесторов с Банком России?

– Все свои действия мы согласовываем с ЦБ, наши действия осуществляются на основе планов, которые утверждает ЦБ. Банк России передал нам банк ВЕФК, рассмотрев наш план по предотвращению его банкротства и признав его состоятельным. У нас точно такая же ответственность, как у ЦБ: финансовая, если нам будут предъявлены иски и наши действия будут признаны неверными, а также уголовная и, конечно, моральная. Мне совсем не хочется, чтобы я вдруг оказался в роли несостоятельного руководителя.


Александр Владимирович Турбанов родился 31 января 1950 года в Челябинске. Окончил Свердловский юридический институт (1971) и Академию МВД СССР (1981). В 1984–1992 годах служил в органах внутренних дел. В 1992 году возглавил юридическое управление Инкомбанка. В 1993 году избран депутатом Госдумы РФ по списку Партии российского единства и согласия, был членом комитета по бюджету, налогам, банкам и финансам. С 1996 года зампред ЦБ. В марте 1999 года назначен первым и единственным директором госкорпорации «Агентство по реструктуризации кредитных организаций». Под его руководством была проведена реструктуризация 21 банка. С января 2004 года генеральный директор Агентства по страхованию вкладов. Доктор юридических наук, завкафедрой «Регулирование финансово-кредитной деятельности» Академии народного хозяйства при правительстве РФ, член центрального совета Ассоциации юристов России. Член редколлегий журналов Банковское право, Деньги и кредит, Банки и деловой мир. Женат, имеет сына и двух внуков.


Стивен Дженнингс, генеральный директорРенессанс Групп: «Мы не знали, что случится дальше»

– Как Ренессанс Капитал пережил первую волну кризиса?

– Мы оказались на пересечении двух огромных кризисов. Неравная атмосфера на рынке сменилась паникой, российские и западные банки и партнеры начали закрывать свои кредитные линии и уводить активы. Я был уверен, что настало время решительных действий.

В чем я точно был убежден, так это в том, что инвестиционно-банковский сектор уже не будет таким, как прежде. Мы должны были честно сказать себе, что совершенно не представляем, как дальше будут развиваться события. Мы должны были сделать так, чтобы наше финансовое положение оставалось незыблемым. Однако прежние правила игры больше не действовали. Даже Goldman Sachs, чтобы выжить, были вынуждены изменить свою бизнес-модель. Тогда я задумался: если с такими гигантами происходит такое, что тогда будет с нами? В результате мы решили сделать так, чтобы мы были в безопасности при любом развитии событий, чтобы наше финансовое положение перестало проверяться на прочность.

– Какое направление бизнеса Ренессанс Капитала пострадало от нынешнего обвала на рынке больше всего?

– В финансовом плане кризис особо не повлиял на нас. Ренессанс Капитал остается доходной компанией.

Ренессанс Управление инвестициями продолжает управлять активами. Бизнес Ренессанс Кредита стал в этом году одним из самых быстрорастущих в области потребительского кредитования в России. У нас большие инвестиции в страны СНГ и Африку, а этот рынок практически не пострадал от кризиса.

– Вы не слишком оптимистичны?

– Так и есть. Я уверен, что мы работаем на очень правильных рынках, и у нас очень сильные позиции.

– Как бы то ни было, но я вам не верю.

– У меня нет сомнений в том, что те действия, которые мы предприняли, принесут нам дивиденды в среднесрочной и в долгосрочной перспективе.

– Но ведь, например, рынок IPO и SPO в этом году практически полностью закрыт, и это направление деятельности не принесло никакой прибыли.

– Конечно, определенные потери у нас есть. Но у нас очень диверсифицированный бизнес, который позволяет нам быть прибыльными на разных этапах экономического цикла. Например, в периоды волатильности существенно вырастают доходы от трейдинга, растет спрос на производные инструменты. На мой взгляд, в ближайшее время должна вырасти доходность бизнеса по консультированию сделок М&А. Сейчас в России многие бизнесмены вынуждены продавать свои активы, те, у кого есть ликвидность, их покупают. В результате растет активность на рынке слияний и поглощений, а это очень доходный бизнес для нас. Банк не просто остается доходным, перед ним открываются фантастические перспективы.

– Но есть ведь российские конкуренты, такие как ВТБ-капитал?

– Если вы посмотрите мировые league tables (рейтинги) и сравните показатели нашей работы на рынке М&А, цифры скажут сами за себя.

– На российском рынке основным конкурентом Ренессанс Капитала является Тройка Диалог. Считается, что эта компания основывается в работе больше на личных контактах и знакомствах, а вы работаете по западной корпоративной модели. Какая из этих моделей работает эффективнее?

– Я не считаю, что мы работаем по западной корпоративной модели. Основные наши клиенты и доходы – в России. Я очень уважаю руководство Тройки Диалог, они были и, я уверен, будут очень успешны. Нам важна здоровая конкуренция. Рынок нуждается в сильных игроках, причем не в двух – чем их больше, тем лучше. Москва может претендовать на роль финансовой столицы, а для этого ей необходимо, чтобы здесь было как минимум несколько инвестиционных банков.

– Как в глазах инвесторов изменился российский рынок в свете последних событий?

– В этом году обвалились все развивающиеся рынки, но инвесторы мыслят рационально. Россия – одна из наиболее быстрорастущих экономик в мире, и этот рынок сейчас самый дешевый в мире. Несомненно, когда все успокоится, он вновь начнет расти. В долгосрочной перспективе инвесторы забудут, что произошло осенью 2008 года, и будут думать только о том, смогли они заработать на этой ситуации или нет.

– Какие наиболее негативные сценарии для российского рынка могут наступить в нынешней ситуации?

– Сейчас геополитический баланс сдвигается с Запада на другие части мира, и происходит это очень быстро. Такого не было за последние несколько сотен лет. Американский кризис только подстегнул процесс. Для тех, кто теряет власть, психологически тяжело пережить этот период, особенно если ничего нельзя изменить, и с этим нужно просто смириться. Но в этот период открываются большие возможности, и здравомыслящие западные бизнесмены скоро увидят: Россия сильна и станет еще сильнее. Российский рынок обязательно оправится после этого обвала, вне зависимости от геополитических обстоятельств. Инвесторов не интересует политика – их волнуют только деньги.

– Как вы планируете развивать Ренессанс Капитал в ближайшее время?

– В течение ближайших нескольких недель мы объявим о новых инициативах и новых назначениях в руководстве компании. Мы консолидируем рынок и выходим в новые регионы. Именно сейчас, когда конкуренты слабы, – лучшее время для того, чтобы развиваться и расти.

– Как вы будете расти в период кризиса?

– Я считаю, что в России большой потенциал роста. На мой взгляд, в ближайшие шесть месяцев все очень сильно изменится. Так что я смотрю на рост возможностей в России и СНГ с большим оптимизмом.


Стивен Дженнингс родился 3 августа 1960 года в городе Таранаки, Новая Зеландия. В 1981 году получил степень бакалавра экономики университета Мэсси. В 1983 году окончил университет Окленда со степенью магистра экономики. В 1983–1992 годах работал в новозеландском представительстве Credit Suisse First Boston (CSFB) и казначействе Новой Зеландии, где занимался приватизацией госпредприятий в Новой Зеландии и Австралии. С 1992 года в CSFB в Лондоне, занимался инвестиционно-банковскими и приватизационными сделками в странах Центральной и Восточной Европы. С 1992-го по 1995 год был соруководителем московского представительства банка CSFB. В 1995 году вместе с партнерами Борисом Йорданом, Леонидом Рожецкиным, Ричардом Дитцем и Антоном Кудряшовым основал инвестбанк Ренессанс Капитал.

После кризиса 1998 года партнеры Дженнингса вышли из капитала банка. В 2000–2002 годах – президент, в 2002–2007 годах – председатель правления Ренессанс Капитала. В июне прошлого года передал эти обязанности Александру Перцовскому. С 2005 года по настоящее время – председатель правления Ренессанс Групп.


Михаил Балакин, основной владелец ГК СУ-155: «Выбор небольшой: либо госзаказ, либо замораживать проекты»

– Московские власти объявили, что направят 40 млрд руб. на выкуп почти 500 тыс. кв. м новых квартир для городских программ у столичных застройщиков. В списке компаний значится и СУ-155. Каждый метр обошелся мэрии на $1 тыс. ниже средней рыночной цены. Теперь власти обсуждают возможность дополнительного дисконта 12 %. Зачем вам понадобилось участвовать в такой распродаже?

– Какая разница, кому продавать жилье? Мы же работаем на конечного потребителя, а сейчас таковым является город. За последние месяцы банки либо существенно сократили выдачу ипотечных кредитов, либо вообще перестали их предоставлять. Раз банки, выдающие ипотеку, захлопнули двери перед своими клиентами, сузился круг потенциальных покупателей. Я не исключаю, что через короткое время на рынке недвижимости большая часть продаж жилья на коммерческой основе будет компенсироваться бюджетным финансированием.

– У СУ-155 и до финансового кризиса, особенно последние два—три года, почти половина новостроек приходилась на госзаказ. Будете увеличивать эту долю?

– Да, в ближайшее время планируем довести до 75–80 %.

– Московская мэрия заявила о готовности выделить $2 млрд на поддержку застройщиков. Не исключено, что теперь многие компании начнут больше строить социального жилья в ущерб коммерческому. Не пострадают ли от кризиса в большой степени те потребители, которые не подходят ни под одну социальную программу?

– Я не исключаю этого. На рынке останется небольшой объем коммерческого жилья, стоимость которого из-за дефицита резко возрастет. Кризис закончится, и мы окажемся на уровне начала 1990-х годов, когда приходилось стучаться в чиновничьи кабинеты и долго кланяться, чтобы купить квартиру.

– С 2005года московские власти предоставляли застройщикам беспроцентные кредиты из городского бюджета. В прошлом году выданные СУ-155 5 млрд руб. позволили достроить часть домов для военных в Щербинке. Почему сейчас мэрия прекратила выдавать льготные займы?

– На самом деле кредит от города нам понадобился на месяц: в ноябре нам его выдали, в декабре мы вернули все до копейки. После принятия поправок к Бюджетному кодексу РФ столичные власти лишились возможности выдавать беспроцентные кредиты. Насколько я знаю, Москва уже обратилась к федеральным властям с предложением восстановить эту практику. Если все вернется на круги своя, на бюджетное кредитование смогут рассчитывать не только застройщики жилья, но и ритейлеры, машиностроители.

– Недавно на совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова также обсуждались возможные антикризисные меры для строительной отрасли. Как вы считаете, они будут эффективными?

– На совещании речь шла не о решении финансовых проблем отдельно взятых компаний, а о сохранении строительной отрасли в целом. Власти разбили компании на несколько групп. В первую очередь господдержку получат застройщики жилья экономкласса, имеющие необходимую производственную базу. Власти планируют выдавать гарантии государственным банкам, которые в свою очередь будут предоставлять ипотечные кредиты по специальным программам. То есть государство гарантирует две вещи: у населения будут средства для покупки жилья, а у компаний – возможность строить и продавать квартиры по более или менее адекватным ценам. Насколько мне известно, по девелоперам, которые строят жилье бизнес-класса, будут приниматься отдельные решения. Логика властей понятна: если компании из-за финансовых проблем заморозят стройки, на страну нахлынет мощная волна обманутых вкладчиков.

– Но сотрудничество с государством сильно снизит доходность бизнеса, а московские компании привыкли к 35—50-процентной рентабельности…

– При нынешней стоимости кредитов для застройщиков (20 %) никакая истерика не поможет. Девелоперам придется смириться со снижением рентабельности и не рассчитывать на сверхприбыли.

– Европейские застройщики работают с рентабельностью 10–15 % и не жалуются.

– В таком случае мы работаем по европейским стандартам: у нас рентабельность по проектам составляет 7—10 %. Мы пополняем оборотные средства за счет увеличения объемов строительства. И тоже не жалуемся.

– Еще весной банк Зенит (организатор третьего облигационного займа СУ-155 Капитал на 3 млрд руб.) подсчитал, что к концу года долг компании может достигнуть 32 млрд руб. Прогнозы сбываются?

– Сейчас кредиты мы не берем, а только отдаем. Я надеюсь, что за счет оборотных средств до конца года мы снизим кредитную нагрузку почти в два раза. Переориентируемся на строительство за счет бюджета. До ухода в мэрию (в 2001–2005 годах господин Балакин возглавлял оперативно-распорядительное управление реализации городских программ правительства Москвы. – Ред. ) я работал без единого кредита, и компания прекрасно развивалась. Хотя в начале 2000-х годов можно было взять кредит под 6 % годовых. Конечно, по классике жанра девелоперу лучше работать на заемные средства. Но сейчас из-за нехватки денег на рынке приходится искать альтернативу. И здесь выбор небольшой: либо ориентироваться на госзаказ, либо замораживать проекты на начальной стадии.

– Вы не собираетесь замораживать свои стройки?

– Сворачивать уже заявленные проекты по строительству коммерческого жилья точно не будем. Мы к кризису подготовились и сократили издержки. Еще летом, когда стало ясно, что у застройщиков и девелоперов начнутся финансовые проблемы, СУ-155 начало подтягивать обязательства, которые были перед городом и соинвесторами. Например, в конце года откроем новое здание ГИТИСа на улице Пилюгина – это было наше обязательство перед городом по жилой застройке участка. Мы вовремя достроили горку – всесезонный горнолыжный комплекс «Снеж. ком» в Павшинской пойме. В той же Павшинской пойме, где мы построили более 1 млн кв. м жилья и социальных объектов, решили вопрос с коммунальной инфраструктурой. Очень вовремя решили вопрос с электроснабжением наших объектов в Балашихе, Чехове, Москве, Кожухове, Щербинке. Единственная проблема, которую я вижу, это наше подразделение по машиностроению. В разные периоды от 40 до 60 % производимой нами техники и конструкций направляется на наши же стройки. Есть опасения, что из-за проблем с кредитованием остановятся многие стройки, особенно в регионах. В итоге сузится круг девелоперов, закупающих производимую нами технику. Мы сейчас ищем запасные варианты: нам придется либо переориентировать некоторые сегменты нашего машиностроения на выпуск другой продукции, либо направить большую часть продукции на олимпийские стройки в Сочи.

– Что будет в секторе нерудных материалов?

– Снижение спроса на гравий и щебень, добываемые в наших карьерах, пока не ощущается. Нет проблем и с нашими заводами, производящими бетон, сборный железобетон, асфальт и отгружающими продукцию сторонним покупателям. Производимые СУ-155 нерудные материалы могут быть направлены на строительство дорог, которое тоже ведется на бюджетные деньги.

– Большую часть олимпийских объектов тоже планируется построить за счет бюджета. Не собираетесь принять участие в сочинской стройке?

– Я не исключаю, что московским компаниям поручат построить олимпийские объекты. Насколько я знаю, МонАрх уже получил поручение по строительству большого ледового дворца, где будет открытие Игр.

– Построить микрорайон Московский в Цхинвали вас тоже попросили?

– Это бюджетный заказ: Москва выделила на строительство в Цхинвали 2 млрд руб. Нам мэрия дала команду – мы пошли.

– Два года назад столичные застройщики заявляли, что невозможно снизить цены из-за дорогих стройматериалов. С мая этого года цемент подешевел почти на треть. Что будет с ценами?

– При строительстве на долю цемента приходится 3–5 % затрат. Да, цемент подешевел на 30 %, но при этом себестоимость сократилась незначительно, всего на 1–1,5 %. Если в ближайшее время, допустим, на те же 30 % упадут цены на металлоконструкции, себестоимость снизится еще примерно на 5–7 %. Но есть более существенные расходы, которые пока не снижаются. Я говорю о подключении построенных домов ко всем инженерным сетям.

– Тем не менее продажи на первичном рынке практически прекратились, и девелоперы уже начинают задумываться о снижении цен.

– То, что цены на жилую недвижимость могут упасть до уровня 1990-х годов, миф. Если бы мне даже захотелось снизить цены, я не смог бы это сделать. Представьте себе: я продал вам в строящемся доме квартиру, условно говоря, за $100 тыс. Завтра в этом же доме я начинаю продавать квартиры уже за $50 тыс. Вы что делаете? Расторгаете со мной предыдущий договор и заключаете другой, уже по новой цене. А у меня нет денег, чтобы компенсировать вам оставшиеся $50 тыс. Все средства, которые я получил от соинвесторов, вложены в стройку. Пойти в банк и просить дорогой кредит тоже не могу, это во времена достаточной ликвидности потенциальные кредиторы выстраивались в очередь к застройщикам. Я с удивлением воспринял сообщение компании ЛЭК о снижении на 15 % стоимости квадрата в новостройках Петербурга. С одной стороны, я их понимаю: сейчас объемы продаж в новостройках снижаются. Но с другой – девелопер рискует завтра остаться без оборотных средств. Многие столичные компании проходили это в 1998 году, когда кризис подтолкнул к снижению цен. Кто из них выжил, можно пересчитать по пальцам. Очень сомнительно, что цены на московское жилье упадут до 30 %, как сейчас прогнозируют.

– Приведет ли кризис на финансовых рынках к консолидации строительной отрасли?

– Отсев обязательно произойдет. С рынка уйдут непрофессиональные девелоперы, которые инвестировали в строительство двух—трех объектов. На самом деле пресса демонизирует нынешний кризис. Представьте себе самый пессимистичный сценарий: неподготовленные люди, начитавшись газет и не разобравшись в ситуации, начнут доставать депозиты из банков. Мы уже преодолевали банковский кризис доверия в 2004 году, толчком к которому по большей части послужила паника. Приведу простой пример. Моя знакомая, живущая десять лет в США, спрашивает у нас: что происходит в России? Американские газеты пишут, что в стране уже начался дефолт. «Нет никакого дефолта. Это у вас финансовый и ипотечный кризис», – говорю я ей. «С чего вы это взяли?» – теперь она удивляется. Откройте любую российскую газету или включите телеканал: каждый день вы получите свою порцию информации о кризисе в нашей стране. В то время как американцы о своих проблемах практически ничего не знают.

– В отчетности компании за прошлый год говорилось о планах довести долю региональных проектов до 43 %. Это до сих пор актуально?

– В этом году мы должны построить около 1,5 млн кв. м, из них только 300 тыс. кв. м в регионах. До конца года в Петербурге мы построим около 100 тыс. кв. м, в будущем году – 250 тыс. кв. м. Увеличиваем объемы строительства в Нижнем Новгороде, Калуге, Туле. Это позволит нам в 2009 году довести наши объемы до 2 млн кв. м.

– Ваша компания три года подряд активно скупала производственные мощности в Москве и регионах. Будете покупать новые активы?

– Да мы и сами умеем строить заводы. Может, с точки зрения экономики создавать с нуля производственные мощности и невыгодно, но меня интересует сам процесс. Впрочем, если что-то появится на рынке интересное с точки зрения цены, будем покупать и действующие производства.


Михаил Дмитриевич Балакин родился 20 апреля 1961 года в Серпухове. Окончил Московский инженерно-строительный институт им. В. В. Куйбышева по специальности «инженер-строитель». После вуза прошел в тресте Мосфундаментстрой-1 путь от мастера до главного инженера. С 1993 по 2001 год – генеральный директор ЗАО СУ-155. В 2000–2005 годах – начальник оперативно-распорядительного управления реализации городских программ (Комплекс архитектуры, строительства и реконструкции Москвы), отвечал за строительство муниципальных объектов и реконструкцию ветхого жилого фонда. Под его руководством были возведены Дом музыки на Красных Холмах, новая сцена Большого театра, искусственный горнолыжный склон в Новопеределкине, библиотека МГУ. В январе 2005 года вернулся к оперативному управлению ГК СУ-155. Входит в «золотую сотню» Forbes-2008 (34-е место с состоянием $4 млрд). Увлекается горными лыжами, коллекционирует вина. Женат, воспитывает дочь.


Владимир Якунин, глава ОАО РЖД: «Либеральный капитализм в России заканчивается»

– Когда вы поняли, что будет финансовый кризис?

– Полтора года назад. Не придумываю. Я помню свой первый разговор с альтернативным американским экономистом, профессором Линдоном Ларошем. Он использует нетривиальные алгоритмы оценки экономического состояния и перспектив. И он сказал: «Владимир, я могу вам уверенно сказать, что экономический кризис уже имеет место». Он подчеркивал, что основанием для кризиса является превращение экономики, и прежде всего финансов, в виртуальную экономику и виртуальные финансы. Из всего денежного оборота, который сегодня в мире происходит, по его мнению, только до 15 % бумажных денег обеспечены реальными ценностями – промышленным производством, полезными ископаемыми и так далее. Мне кажется, сейчас мы наблюдаем как раз справедливость этой формулы. Летом я тему кризиса обсуждал и с другими экономистами, со своими друзьями в правительстве, поэтому сам кризис не стал неожиданным. Но я же не профессиональный финансист. Если кризис был виден и очевиден мне, то должен был быть виден и очевиден людям, которые занимаются управлением финансами.

– В какой момент начался кризис для ОАО РЖД?

– Мы почувствовали его, когда начали выпуск евробондов. В первых числах сентября совет директоров ОАО РЖД одобрил программу бондов на $7 млрд, в этом году мы собирались разместить $1–2 млрд. К середине сентября подготовили все документы, должны были начать road show. Мы обсуждали программу с 2007 года, и все шло хорошо. Но грянул обвал в США, и откровенный разговор с западными банкирами показал, что они считают необходимым подождать.

– То есть остановить подготовку размещения?

– Да. А это означает, что рынок дешевых западных заимствований накрылся, не только для ОАО РЖД – для всех. Я разговаривал со своими коллегами, российскими и западными бизнесменами, у всех одно и то же. Ряд крупных банков вообще опустошили все корреспондентские счета, переведя деньги в центробанки своих стран. Российские банки сегодня соглашаются давать деньги в лучшем случае на год под 14–15 %.

– Есть ли проблемы с обслуживанием уже привлеченных кредитов?

– У нас пока нет проблем с текущей ликвидностью. Долг ОАО РЖДна начало года составлял 172 млрд руб., из них около 90 млрд руб. – по лизинговым платежам, остальное – по кредитам и займам. В этом году мы планировали занять еще 159 млрд руб., а погасить – 29 млрд руб. В результате долг на конец года должен был вырасти до 300 млрд. Но все равно у нас соотношение долга к EBITDA составляет всего 1,1. Для сравнения: для мировых инфраструктурных компаний нормальный уровень этого коэффициента составляет 3–4. Кстати, нас многие критиковали за то, что летом мы якобы дорого разместили облигации (трехлетние на 20 млрд руб. – Ред.) – под 8,5 %, дав премию к рынку около 0,4 %. Однако мы понимали, куда разворачивается ситуация на финансовом рынке, и теперь уже очевидно, что это было весьма удачное размещение.

– Вы тоже рассматриваете вариант сокращения расходов и инвестиций?

– Я был бы сумасшедшим, если бы, зная о предстоящем кризисе, не дал соответствующих установок своим финансовым менеджерам.

– Каким будет сокращение?

– До конца года мы собирались занять еще 59 млрд руб. Этих денег нам никто на блюдечке с голубой каемочкой, естественно, не принесет. Более того, предвижу, что мы услышим голоса о необходимости срочного снижения железнодорожных тарифов. Учитывая общую финансовую ситуацию, мы вынужденно притормозим некоторые новые проекты, связанные с крупными инвестициями. Придется приостановить и некоторые проекты по интеграции российских железных дорог с западноевропейскими. В целом, по предварительным оценкам, сокращение инвестпрограммы на 2009 и 2010 годы составит 100–110 млрд руб. в год, то есть 10–15 %.

– Кризис может затронуть ваш действующий бизнес?

– У нас запас прочности очень серьезный. Не могу сказать, что нам все равно. Конечно, возникнут определенные сложности, придется перебрасывать деньги на наиболее необходимые направления расходов. Это, безусловно, скажется на бизнесе компании. Очень многое зависит от того, что будет происходить в России. Это и решения властей, и поведение бизнеса и банков. Конечно, далеко не все увлекались спекулятивными сделками или скупкой ипотечных бумаг США, но цепочка идет по всей финансовой системе.

– Насколько, на ваш взгляд, может помочь рынку вливание средств государством?

– Я никогда не советую в той области, в которой не считаю себя профессионалом, но есть вещи, которые мне очевидны как бизнесмену. Если принимаются, например, решения о поддержке банковской системы, то эти решения должны быть адресными. Мне кажется, что заявления типа «всем поможем» – это приблизительно тот же подход, который существовал во времена Советского Союза, когда диагноз «рак» не произносился. Человеку говорили все что угодно, но только не «рак». Потому что считалось, что его нельзя так напрягать. Мне кажется, что не надо бояться объективной оценки ситуации. Народ у нас устойчивый, он уже многое в своей жизни повидал, его едва ли можно чем испугать… Ну, в крайнем случае избавимся от слабонервных финансистов. Мне кажется, надо выделить средства прежде всего для поддержки тех финансовых институтов, которые располагают собственным капиталом, не дутым, а реально сформированным, у которых есть за что бороться. Если у них в собственности или в залоге находятся интересные активы – месторождения, например.

– Как это может быть реализовано практически?

– Может быть, имеет смысл создать специальное государственное агентство. Оно будет поддерживать банки, у которых есть интересные активы, забирая эти активы в обеспечение денег, которые выдаст государство. Чтобы в случае негативного развития ситуации мы, помимо банка (это же что: дом, компьютер, люди и некоторое количество денег в хранилище – просто институт), сохранили государственные активы. Государственные в смысле принадлежности к России вообще. Нельзя допускать, чтобы эти активы уходили чужому дяде. Собирать их нужно.

Что произошло? Деньги вкинули в государственные банки, чтобы они их распределяли уже сами. В результате спасают не экономику и финансовую систему России, а личные счета. А помощь надо оказывать тем, кто на своих плечах сможет вынести экономику, не дать ей серьезно провалиться. Это реально работающие компании, реально работающие финансовые институты. Мне представляется, что у нас должен быть реестр внешних долгов. Финансовые власти России должны понимать не просто кто находится в опасной зоне, а что у него за душой. Если это спекулятивный институт, ну и пускай накрывается. А если серьезный банк, который поддерживает огромное количество предприятий, может быть, целые отрасли, то, наверное, в первую очередь они должны получить соответствующую государственную поддержку.

– Это похоже на текущие действия властей США.

– Может быть. Но я не являюсь большим почитателем американских талантов, потому что все, что мы сегодня переживаем, как раз и родилось там. Они сейчас заставляют весь мир платить за свои «шалости».

– У нас тоже грядет национализация?

– Мы еще не так далеко отошли от полной национализации, которая была в СССР, поэтому говорить об обратной национализации, наверное, не пристало. Но то, что касается помощи, которую сейчас государство оказывает финансовой системе, – это вмешательство в экономические отношения. Мы против этого разве будем возражать? Не будем, потому что без этого вообще не удержать финансы страны от дальнейшего кризиса. Это правильно. Но не либерально.

– То есть либеральный капитализм в России заканчивается?

– Я об этом говорил еще год назад. Когда Фрэнсис Фукуяма опубликовал свою известную работу о конце истории, я сказал, что речь идет о конце неолиберальной теории. Пропагандировавшийся в рамках неолиберальной экономической теории тезис о том, что государство должно выйти из всякого управления экономическим развитием, близко к нему не подходить и выполнять только функции института, который, создав определенную законодательную базу, выполняет ограниченные функции относительно социально-экономического развития, красиво смотрелся только для благополучных стран, которые эксплуатировали ресурсы других. И у нас были громогласные заявления, что не надо государству вмешиваться в экономику, рынок все сам рассудит. Мы видим пример США– апологета этой теории. Там сейчас происходит, по сути дела, национализация. Как это соотносится с неолиберальной теорией? Да никак. Именно поэтому я говорю, что данной теории конец.

– А вы понимаете, к чему все это может привести?

– К формированию новой экономической парадигмы. Начнем всем миром, я имею в виду действительно всем миром, строить и воплощать новую экономическую теорию. Надеюсь, наконец-то поймем, что нельзя жить на финансовых суррогатах, нельзя, чтобы весь мир жил на одной валюте, ничем не обеспеченной, которая называется доллар. И то, что президент Дмитрий Медведев произнес относительно возможности создания финансового центра в России и использования национальной валюты как расчетной, – не выдумки, это реально обсуждается. Например, с крупными арабскими финансистами. Это, я считаю, рождение нового финансового мира.

– Вам кажется, что существенное усиление роли государства в экономике неизбежно?

– Я бы не так сказал. Я против постоянного усиления роли государства в экономике. То усиление, которое мы наблюдали в последнее время, оно скорее от ощущения беды, чем от необходимости. Многочисленные реформы идут одновременно, значит, есть жалобы населения и бизнеса. Механизмы не отработаны, и вот государство начинает вмешиваться в такие вопросы, как, например, подготовка ЖКХ и энергетики к зиме. Это не усиление, как и подготовка программы социально-экономического развития страны. Это вмешательство государства в экономику, но оно неизбежно, особенно в развивающемся рынке. Как в такой огромной стране можно все отдать стихии?

– Может ли национализация быть эффективной?

– Иногда она просто необходима. В Великобритании национализировали угольную промышленность, когда там произошел системный кризис. Реально планировалась национализация железнодорожного транспорта, когда после приватизации в нем начались серьезные проблемы. Или нынешние действия американских финансовых властей. Они уже не задумываются, как это соотносится с либеральной теорией. Надо спасаться.

– Насколько кризис может фундаментально понизить стоимость ОАО РЖД и других компаний?

– Учитывая ограничение инвестиций, произойдет определенное сокращение стоимости. Оно не может быть драматическим, но до поры до времени. Если в экономике произойдет стагнация, это с неизбежностью скажется и на нас: мы будем меньше возить, меньше зарабатывать. Мы ожидаем, что заявленные цели компании на следующий год могут оказаться под вопросом. Я имею в виду, прежде всего, перевозки.

Наш бизнес на 86 % коррелирует с динамикой ВВП страны и на 96 % – с объемом промышленного производства. А крупные бизнесмены однозначно говорят, что не будут инвестировать в новые проекты, включая строительные. Это значит, что снизится объем перевозок строительных грузов. И достаточно резко, я думаю. Что касается, скажем, перевозки угля, пока такой опасности мы не видим. Электростанции надо топить, контракты подписаны, все оплачено. Важно, как будут развиваться крупные инвестиционные проекты Китая и Индии, которые и диктовали рост цен на металлы, во многом – на нефть. Китайцы, например, говорят, что у них достаточно благополучная ситуация и они не будут подвержены резкому обвалу из-за кризиса. Про индийцев сказать не могу – не разговаривал.

– Как долго мы будем чувствовать последствия кризиса?

– Долго. Полагаю, что следующий год еще.

– А в остром режиме он кончился или нет?

– Думаю, что нет.

– Что еще может произойти?

– Дальнейший обвал американского финансового рынка.

– И что тогда будет?

– Тогда схлопнется вообще вся финансовая система, которая существует в мире. Каждый, как куркуль в домике, в своем национальном банке затаится.

– Что еще может государство сделать в такой ситуации?

– Рискую показаться парадоксальным, но считаю, что фактором стабилизации могут стать финансовые вложения в крупные перспективные проекты, в том числе инфраструктурные, которые создадут реальную стоимость и дадут бизнесу работу. В кризисе существует два варианта поведения: затаиться и экономить либо пойти на расходы, чтобы выиграть стратегическую инициативу. Я не говорю, что не надо экономить. Я говорю, что есть вещи, которые не следует останавливать.


Владимир Иванович Якунин родился 30 июня 1948 года во Владимирской области. В 1972 году, окончив Ленинградский механический институт, поступил на работу в Институт прикладной химии. Служил в армии. С 1977 года трудился в Комитете СССР по внешнеэкономическим связям. В 1982–1985 годах возглавлял иностранный отдел Физико-технического института имени Иоффе. С 1985 года – на дипломатической службе, был секретарем постпредства при ООН. По возвращении в Россию в 1991 году занялся бизнесом, возглавлял Международный центр делового сотрудничества в Санкт-Петербурге. С 1997 года – начальник Северо-Западной окружной инспекции главного контрольного управления президента. С октября 2000 года – заместитель министра транспорта, с февраля 2002 года – первый заместитель министра путей сообщения. 24 октября 2003 года назначен первым вице-президентом, 14 июня 2005 года – президентом ОАО РЖД. Имеет ряд государственных наград, в том числе орден Почета и «За заслуги перед Отечеством» I степени, медаль «За боевые заслуги». Возглавляет попечительские советы Центра национальной славы и Фонда Андрея Первозванного.


Сергей Воробьев, управляющий партнер и председатель совета директоров компании Ward Howell: «Всплеск безработицы будет обязательно»

– Сейчас аналитики пугают новой Великой депрессией. По вашему мнению, будут ли люди работать за тарелку супа?

– Это слишком мрачно. Всплеск безработицы будет обязательно, потому что будут останавливаться компании. Наиболее сильно кризис пока ударил по строительству, металлургии и финансовому сектору. Но всплеск и устойчивый рост – это разные вещи. Рано или поздно цены на металл установятся, пойдут какие-то сделки, возобновится строительство – простой прекратится. Что касается высокопрофессиональных кадров, то до кризиса их явно не хватало. Докризисный кадровый голод наконец-то может быть удовлетворен. Сейчас в связи с сокращениями положение просто придет в равновесие. Другой вопрос – следует ожидать глобального падения доходов? Это точно произойдет. Но если это будет сопровождаться снижением цен, то ситуация вернется к уровню 1999 года. Пока все организовано достаточно справедливо. Кризис бьет по богатым очень сильно, а до бедных он пока не докатился. Но никакой фатальной безработицы быть не должно. Для этого нет повода. Потому что в стране есть чем заниматься, а в Библии не написано, сколько должно быть банкиров и журналистов. Есть, в конце концов, поля, дороги, коммунальное хозяйство, ждущая тружеников плохая инфраструктура.

– Когда следует ожидать всплеска безработицы?

– Это сложный вопрос. Я бывший физик и могу сказать, что в физике нет ничего точного. Чтобы решить какую-то задачу, вам нужно поставить условия, границы, которые вы придумываете себе сами. Но сейчас вы не видите границ кризиса. Все началось с финансового кризиса, который перешел на экономику, а дальше может перейти в социально-политический. Соответственно, для того, чтобы уравнение решалось, нужно найти «дно» и не ошибиться в граничных условиях. Наиболее острой ситуация может быть в случае затяжного поиска «дна» или крупной ошибки в постановке задач. В этом случае система пойдет вразнос.

– Насколько изменилось соотношение количества резюме к количеству вакансий в вашей компании?

– Понятно, что резюме стало больше, активных проектов стало меньше. При этом менеджеров физически больше не стало, но их достижимость увеличилась раза в полтора—два. С ними теперь проще разговаривать. Но есть некая пауза, и это самое неприятное, потому что мало сделок. С нашим рынком происходит то же самое, что с рынком недвижимости. Продавцы еще не хотят продавать жилье по низким ценам, а покупатели не хотят покупать в расчете, что цены упадут. Получается, что цены есть, а сделок нет.

– Сколько проектов открыто сейчас по сравнению с десятью месяцами прошлого года?

– Столько же. Потому что рынок бурно рос. Вот по сравнению с летом на 20–30 % меньше, потому что есть пауза. В 10–15 % случаев есть отмена, еще в 10–15 % случаев есть сомнения, нужно ли нанимать или менять место работы сейчас. Люди напуганы и не стремятся переходить неизвестно куда, если на существующем месте в целом неплохо. И «тонущих кораблей» сейчас никто не покидает. Потому что им потом не простят.

– Сокращая сотрудников, компании закладываются на худшее и перестраховываются? Или это следствие уже происшедших проблем в экономике?

– Если у вас рабочая сила составляет большой процент себестоимости, сокращать надо, и ничего в текущей ситуации не поделаешь. У финансовых институтов рабочая сила составляет до 50 % себестоимости, так что они начали заниматься этим первыми. В производстве процент затрат на рабочую силу не очень большой, но есть определенный процент неквалифицированной рабочей силы, на которой тоже справедливо сэкономить. Нужно понять, что, если обременять сейчас предприятия большим количеством социальных и человеческих обязательств, им будет очень тяжело. Они просто не выживут, и рабочих мест у них вообще не останется. Соответственно, избавляться от непосильного груза надо. Конечно, они делают все, чтобы основной костяк сохранить, и увольняют наименее квалифицированных сотрудников. Но это и так нужно было делать, халява портит рынок. Безусловно, усилится конкуренция, и это принесет очищающий эффект. Если вас уже уволили – нужно выпить водки, взять ноги в руки и идти применять себя в другом месте.

– Вы тоже сокращаете сотрудников?

– С теми, кто демонстрировал сомнительную эффективность или не «добавлял» команде, а в мирных условиях просто руки до них не доходили, пришлось расстаться. Всем остальным напомнили: как будут вести себя цены на рынке, мы не знаем. А с ценой проще всего бороться, управляя себестоимостью, то есть повышая производительность и качество.

– Работы у вас прибавилось?

– Хаоса прибавилось. В каких-то секторах работы становится больше. Например, в IT, агробизнесе, обеспечении здоровья.

– Изменилась ли стоимость услуг вашей компании?

– Она привязана к доходам кандидатов. Следовательно, разумно опустится.

– Каким будет процент безработных топ-менеджеров именно в финансовой сфере на конец года?

– Чего вы так беспокоитесь за банкиров? Их не жалко. Жалеть нужно тех, кому нужна помощь. А банкиры – они в среднем обеспеченные люди и работали в рисковом бизнесе. Еще Джек Уэлш задавался вопросом, неужели они в десять раз умнее нас, если зарабатывают в десять раз больше? Ничего не случится, если они какое-то время побудут безработными. Может быть, найдут себя в управлении общественным питанием. В Америке сейчас так и происходит, и никто не переживает. Ситуация с банкирами повторяется аналогично 1998 году. Когда их выбили из финансового сектора, они пошли в реальный. Они пошли заниматься внутренними инвестициями, то есть приносить конкретную пользу. И это очень хорошо, потому что в среднем люди они очень умные. Невозможно иметь в стране такое количество людей, которые занимаются тем, что распределяют заработанное другими. Пусть идут в госуправление – там вообще конь не валялся, а зарплаты уже нормальные. Пусть идут в малый и средний бизнес, который не мог себе раньше позволить квалифицированных финансистов. Эту тенденцию мы уже сейчас видим. Приходят люди из госорганов или среднего бизнеса и нанимают команду мечты, которая раньше была им не по карману. Возвращаются те работодатели, которые были слишком консервативными для того, чтобы нанимать людей по несусветной цене. Они не брали их из принципа. Сейчас спрос и предложение придут в соответствие. Фатальной безработицы не будет. И банкиры ничего, держатся, с небоскребов пока не прыгают.

– А вы думаете, еще будут прыгать?

– Я в 2001 году был на стажировке в США, как раз когда там все рушилось. И тоже спрашивал: ну где же эти прыжки, о которых нам всегда рассказывали? Коллеги отвечали: Серега, ты не понимаешь, пирог был настолько большим, что даже когда он съежился, маленькой крошки все равно достаточно, чтобы не прыгать. Так что, может, и не будут. Люди сильные, справятся.

– От каких специалистов компании избавляются в первую очередь?

– От невостребованных рынком подразделений – полностью, а также от хомячьей породы, которая забыла смысл своего существования. От тех, кому была интересна только польза для себя. И это очень сильно пойдет на укрепление рынка.

– Можно ли говорить о том, что компании приостановили прием сотрудников?

– Нельзя. В недвижимости и некоторых финансовых институтах действительно все замерло. Но если компании нужно искать новые возможности на рынке или она обнаружила у себя вопиющую неэффективность, для этого все равно нужны новые люди, которые будут все жестко организовывать. Потому что старые расслабились и подзаелись. У меня дядя хирург. Я к нему побаиваюсь со своими болячками обращаться, потому он чуть что – сразу резать. Он знает, если вовремя не отрезать, сгниет весь организм. Так вот сейчас появляется спрос на тех, кто заставит организм работать, минимально, но точно отрезая.

– Где например?

– Появляются новые проекты по поиску менеджеров на закрытие, на консервацию. Хотя их пока не так много. Кому-то сейчас будут доставаться активы должников, значит, будет нужда в тех, кто будет помогать эти завалы разгребать. Появятся просто новые формы деятельности. IT-сектор сейчас очень нуждается в специалистах. За исключением большой системной интеграции, по которой сейчас отказы. Естественно, в этой ситуации возрастает спрос на юристов, на финансистов, которые могут разгрести завалы, на тех, кто может провести оптимизацию, в том числе и в отношениях с работниками. Тех, кто может преобразовать зарплатные и бонусные схемы, потому что это неизбежно. На наши банки сейчас навалится огромное количество залогов – они станут крупными собственниками. И что они с этим будут делать? Туда нужно будет брать новых управляющих. А если государство сейчас получит огромное количество банкротов, где найти такое количество конкурсных управляющих?

– Таких специалистов достаточно?

– Их и было немного. Но сейчас, скорее всего, хватит, потому что как раз способные к жестким условиям банкиры и понадобятся; так было и в 1998–2000 годах.

– Насколько изменились ожидания соискателей и работодателей?

– Сегодня рынок «продавца» (работника) трансформировался в рынок «покупателя» (работодателя), и у последнего нет больше необходимости ввязываться в бесконечную «гонку зарплат», которая наблюдалась на рынке последние три года. Сейчас у нас есть большой вал вопрошающих менеджеров, которые спрашивают, что им делать. Еще немного кокетничают. Есть пока ментальное желание держаться за предыдущие цены, которые, в общем, уже никого не волнуют. В плане зарплатных ожиданий ценника пока нет. Новый ценник будет на уровне 2004–2005 годов, до бума фондового и нефтяного рынков. Тогда были нормальные европейские цены. Зарплата директоров от $150 тыс. до $500 тыс. в год считалась достойной, полная компенсация от $500 тыс. до $1 млн считалась замечательной, и были единицы, которые могли себе позволить зарабатывать более $1 млн. Вот так теперь и будет; и это справедливо. Если ты делаешь что-то такое уникальное для своих акционеров и компании, что они готовы с тобой поделиться – они поделятся. В среднем, ценник по топ-менеджерам от нынешнего уровня снизится в полтора—два раза. Есть места, где людям и так не переплачивали, потому что они не обеспечивали европейского уровня производительности за те деньги, которые хотели. Приглашали иностранцев…

– Привлекательность нашего рынка для иностранцев снизилась?

– Они нас боятся, мы им непонятны, потому что то любим, то не любим; то ли пузырь, то ли гавань. Раньше их было много, потому что здесь было ощущение Эльдорадо. Хотя могу рассказать историю. На прошлой неделе встречался с нашим бывшим американским партнером, который работал с нами в голодном Петербурге в 1990 году. Он закончил тогда университет в Америке, узнал, что есть такая интересная страна Россия, и приехал за свои деньги. Потом он поработал в Европе, в Канаде и вот опять приехал к нам искать работу. Я ему говорю: «Алан, ты чего? Зачем тебе это надо?» Отвечает: «А что? У вас есть шанс выбраться быстрее всех». Он помнит, как мы бегали в начале 90-х, когда казалось, что хуже уже не будет. В Америке же, говорит, подзабыли, что на все нужно зарабатывать самостоятельно. Финансовая система была построена так, что сам ты уже вкладывать практически ничего не должен. Так что у них будет ментальная проблема. Вообще, без иностранцев мы не обойдемся, есть сферы, где мы еще слабы. Например, в инфраструктуре, технологиях или футболе. Но в финансистах у нас нужды, наверное, уже не будет.

– А наличие у соискателей западного бизнес-образования сейчас играет большую роль? Или имеет большее значение опыт работы в кризисных условиях?

– Иностранное образование просто более конкурентоспособное. Оно учит лучше приносить пользу и управлять свободными людьми, поэтому оно котируется. А кризисный опыт или опыт управления изменениями, умение держать удар и первым находить решение будут определяющими.

– Ожидается ли перетекание рабочей силы из регионов в столицу и наоборот?

– Мобильность – ключевое качество в рынке! Всегда и особенно в кризис. Адекватно ситуации новые «сильные» приедут покорять Москву, неконкурентоспособные – уедут.

– К вам приходили люди, уволенные за нарушения в деятельности, которые привели к кризисным последствиям? Например, из проблемных банков?

– Приходили, но пока в общей массе. Здесь пока ответный спрос невелик, так что мы эту ситуацию еще не разгребали. Вину никто из них пока на себя не брал. Да и туман еще не рассеялся, чтобы утверждать, кто конкретно виновен в провале. Компании же работают.

– Готовы ли менеджеры, которые приходили к вам в последние два месяца, рассматривать предложения с понижением должности?

– Готовы рассматривать предложения без потери чести и достоинства. Прежде всего их интересует роль, которую они будут играть на новой работе, и проекты, которыми они будут заниматься. Например, если предправления маленького банка займет должность руководителя департамента крупного банка, это ведь не понижение.

– Действуют ли сейчас договоренности при приеме на работу о бонусных программах, опционах?

– Действуют адекватно ситуации в компании. Если компании непонятно, что там впереди, договориться об опционных программах будет сложно.

– Известны ли вам случаи сокращения расходов компаний на социальные пакеты и другие сопроводительные расходы на персонал?

– Известно. Там, где кризис уже ударил, сокращают. Или там, где они были раздуты непомерно, как у сотрудников BP.

– Какие экономические последствия спровоцирует нынешний кризис при учете, что еще не все почувствовали, что он есть? Ведь в этом кризисе еще не было 19 августа 1998 года, когда все проснулись в другой стране. И сколько еще будет продолжаться эта ситуация?

– Поиски «дна» не займут больше года. Дальше начнутся действия. Худший сценарий – безоговорочное торжество вертикали власти со всеми вытекающими последствиями: монополизацией, воровством, уравниловкой, тотальным регулированием и, как следствие, деградация с последующим «взрывом». Лучший выход – рост производительности труда, эффективности управления и, как следствие, конкурентоспособности. Вход в value added economy (экономика добавленной ценности). Вышибание «пробки» негибкости, медлительности и коррупции путем сноса горлышка «бутылки» сырьевой и статусной ренты. То есть выход на взаимодействие горизонтально-вертикальных связей – переход к «диагонали управления».


Сергей Ильич Воробьев родился 19 сентября 1964 года в Ленинграде. В 1987 году окончил Ленинградский политехнический институт (ныне – Санкт-Петербургский технический университет) по специальности «инженер-радиофизик». В 1997 году окончил российско-французскую Совместную школу делового администрирования и французскую бизнес-школу INSEAD, в 2001-м – бизнес-школу Eisenhower Fellowship в США. В 1990 году основал Балтийскую консультативную фирму (кадровый консалтинг) и стал ее гендиректором. В 1993 году переехал в Москву и выступил одним из основателей Ward Howell International. В 1998 году вошел в рейтинг The Global 200 Executive Recruiters, включающий 200 лучших специалистов по подбору высших менеджеров в мире. Является сопредседателем Клуба 2015 – ассоциации ведущих российских предпринимателей и менеджеров, членом совета директоров Института национального проекта, попечительского совета Российской экономической школы, членом Young President Organization (международной организации бизнес-лидеров). Советник ряда ведущих российских компаний. Женат. Увлекается рыбалкой, теннисом, интеллектуальными играми.


Борис Федоров, экс-министр финансов РФ, совладелец UFG: «Все хотят быстро сорвать банк»

– В чем отличие нынешнего финансового кризиса от предыдущих падений фондового рынка, например в 1998 году?

– Для России разница колоссальная. Кризис 1998 года был результатом прежде всего недальновидной экономической политики властей. У нас тогда был абсолютно непосильный внутренний государственный долг, ГКО размещались по сумасшедшим ставкам, были большие проблемы с внешним долгом. Ну и, естественно, была совсем другая конъюнктура на сырьевых рынках. Сегодня у России нет ни внутреннего долга, ни внешнего. Курс рубля искусственно никто не поддерживает. Есть огромные золотовалютные резервы. И наконец, цены на нефть и газ высокие. Покажите мне хоть одного экономиста, кто бы уверенно сказал, что они упадут до $8 за баррель, как это было в мае 1998 года! Нынешний кризис пришел с Запада, и одним из главных его проявлений стал тотальный передел мирового финансового рынка. Традиционного банковского мира больше нет.

– Все так фатально?

– Lehman Brothers, Merrill Lynch или Morgan Stanley несут невероятные убытки, вынуждены искать партнеров, продавать свои акции суверенным фондам, а то и полностью продаваться – такого не было никогда. Я прекрасно помню кризис 1987 года. Рынок падал, но не так же. И причина в том, что люди слишком долго торговали воздухом – производными инструментами второй, третьей, восьмой степени… Торговали и еще получали за это премию. Это же не может вечно продолжаться! Мы живем во времена, когда получение бонуса в конце года – самое важное событие для банкира. И ради этого можно сделать что угодно. Менеджеры так много (и чрезмерно) зарабатывают, что это уже обсуждается в конгрессе США! А долгосрочная стратегия развития бизнеса никого не интересует. Все хотят быстро сорвать банк. Я понял, что происходит что-то не то, когда увидел в солидных газетах и журналах объявления: приглашаем розничных клиентов играть на Forex, и, что самое интересное, им даже «плечо» дают. Это какой-то сумасшедший дом.

– На Западе или в России?

– У нас, в России. На Западе такого не увидишь. Чрезвычайно опасно, когда клиента подвешивают на крючок левериджа (дают кредитное «плечо»). Это же очень просто: купил акций на $100, вложив своих, ну, скажем, $20, а $80 – это кредит. А стоимость купленного пакета упала до $50. Чтобы вернуть долг, клиент продает бумаги с убытком и еще остается должен. Сейчас короткие позиции у нас запретили, но о последствиях надо было раньше думать. На Западе давно обсуждается, что финансисты с этим инструментом перегнули палку. Конечно, некоторые банки заигрались. Особенно те, кто строил свою стратегию на получении дешевых денег на Западе, которые потом дорого отдавали местной клиентуре. Из банков, может, только 3 % могли занимать на Западе. Они-то и пострадали в первую очередь. Сегодня многие мелкие и средние банки находятся в лучшем финансовом положении, чем самые крупные.

– Как вы оцениваете меры, принятые Минфином и ЦБ по выводу из кризиса банковского сектора?

– В принципе все делается правильно. Может быть, не стоило закрывать рынок так надолго: он бы «отскочил» раньше. Но то, что добавили ликвидности в банковскую систему, – это абсолютно правильно. Однако у правительства в запасе есть еще целый ряд антикризисных мер. Например, в случае необходимости можно инвестировать на фондовый рынок часть Пенсионного фонда и других резервных фондов. И еще у меня есть вопросы к стратегии Минфина по управлению резервными фондами государства. Вкладывать эти средства исключительно в инструменты американского казначейства – по меньшей мере недальновидно. У меня как экономиста нет объяснений, почему это происходит именно так. Золотовалютные резервы – да, они традиционно во всем мире хранятся в иностранных активах. А если взять суверенные фонды от Норвегии до Австралии, не говоря уже об арабах или Сингапуре, часть этих средств вкладывается в акции ключевых компаний своих стран. И ничего здесь опасного нет. В конечном итоге, если вложить эти средства в акции Газпрома или Сбербанка, риск меньше, а потенциальный доход выше. Что, у Газпрома стало меньше газа, что ли? Или у Сбербанка какие-то серьезные проблемы? Да нет там проблем, идут нормальные процессы реформирования в лучшую сторону. И сегодня эти акции настолько дешевые, что все, у кого есть деньги, бросились их покупать. Думаю, скоро станет ясно, что, несмотря ни на что, Россия – это островок стабильности в мире глобального хаоса.

Хотя у нас многие вещи специфически проходят. Так ведь в каждой стране своя специфика. Вот в ЕС сейчас обсуждают запрет на приготовление утки по-пекински, потому что при этом слишком много потребляется энергии. Кто-то запрещает охоту на лис. Бред! Дури хватает во всем мире. В России система не такая либеральная, как, может быть, и мне бы хотелось, но экономика у нас здоровая, она развивается, никто ничего не национализирует. Если бизнесмены не вмешиваются в политику, никто их не трогает. Как бывший чиновник могу сказать, что постоянный поиск заговоров в России – бред. Сейчас пошли слухи, что некие силы в России специально обвалили рынок, чтобы дешево скупить какие-то компании. Ну это ж глупость!

Нужно признать, что российская экономика сегодня гораздо более здоровая, чем большинство экономик развитых стран. Оттого, что на Западе рецессия, наш экспорт не уполовинится, ведь мы продаем не телевизоры и Мерседесы, а сырье. А немцы зимой все равно будут топить свои дома. Кроме того, мир сегодня более развит, есть много стран, которые раньше энергию не покупали, а сегодня покупают и готовы наращивать объемы. Поэтому, с моей точки зрения, мы гораздо больше других стран изолированы от негативных последствий мирового кризиса. Экономический рост продолжится, наличные деньги за счет продажи ресурсов все равно в страну идут.

– А проблема инфляции? Ведь ряд антикризисных мер, предложенных Минфином и ЦБ, например снижениеразмера отчислений в фонд обязательного резервирования (ФОР), приведет к ее росту.

– В данном случае такая мера, на мой взгляд, является вполне оправданной. Другой вопрос, знают ли в ЦБ, насколько надо снижать ФОР, когда, нужно ли его через месяц повысить? Это то, что по-английски называется fine tuning – отточенность экономической и финансовой политики. Этим инструментарием ведь надо постоянно пользоваться. А у нас сначала паника на рынке, а потом год ничего не происходит. Вмешательство Банка России в экономику начинается тогда, когда кризис уже в разгаре. Я что-то не могу припомнить, чтобы в течение года по телевидению обсуждали, что сказал нынешний председатель ДБ. Он выступает только когда на рынке происходит что-то экстраординарное. Обычно же мы обсуждаем, что сказал глава ФРС США Бен Бернанке, либо глава нацбанка Китая.

Проблема инфляции – самая важная из всех существующих, особенно с учетом тех вливаний в банковский сектор, которые сейчас делают Минфин и ДБ. На месте правительства я бы обратил внимание именно на эту проблему. Если инфляция усилится, все элементы экономической политики могут быть смазаны и будут большие проблемы. Надо признать, что ДБ пока не стал мощным инструментом в борьбе с инфляцией, как это принято во всем мире.

– Кризис на мировых рынках может углубиться?

– Я считаю, что на мировых рынках еще не все закончилось. Послушайте, когда речь идет о выделении триллиона долларов только в Штатах на поддержку финансовой системы, это же самый настоящий системный кризис! Они нас постоянно учили, что мы нецивилизованно себя ведем. А я думаю, что им на себя нужно посмотреть.

– Вы агитируете покупать акции Газпрома и Сбербанка как член совета директоров и того и другого?

– Уверен, что нынешнее падение акций этих эмитентов временное. Все вернется на прежний уровень и даже выше. Газпром – это лучшая мировая компания в области добычи природных ресурсов, а Сбербанк – можно сказать, единственный реально крупный банк в России, который, кстати, во время кризиса получает больше клиентов. Напуганные кризисом вкладчики знают потом одну только дорогу – в Сбербанк. Покупка этих акций сегодня – самая безопасная инвестиция, может быть, в мире. Я совершенно спокойно как член совета директоров и того и другого могу сказать, что и сам буду прикупать их акции, и другим советую. То, что повысилась стоимость заимствований на международном рынке, конечно, неприятно, но ни Газпром, ни Сбербанк не находятся в критической ситуации, у них нет кризиса ликвидности. Это мощнейшие российские компании, которые, не сомневаюсь, по своей капитализации превзойдут те пики, что уже были. Газпром и Сбербанк – это алмазы из короны Российской империи. Никуда не денутся, и в ближайшие пять—десять лет я не знаю, что нужно сделать, чтобы я сказал по-другому.


Борис Григорьевич Федоров, выпускник Московского финансового института, начал карьеру финансиста в Госбанке СССР в 1980 году. Спустя десять лет возглавил Минфин РСФСР, став самым молодым министром финансов в истории новой России. В начале 1990-х работал в Европейском банке реконструкции и развития, был исполнительным директором от России в совете директоров Мирового банка. В декабре 1992 года назначен вице-премьером (с марта 1993 года одновременно занимал пост министра финансов). Однако в январе 1994-го ушел из правительства из-за разногласий с тогдашним премьером Виктором Черномырдиным и создал Объединенную финансовую группу (ОФГ). В мае 1998 года возглавил Государственную налоговую службу в ранге министра и исполнял обязанности вице-премьера в правительстве Сергея Кириенко. Однако спустя четыре месяца был вынужден уйти в отставку под давлением председателя ДБ Виктора Геращенко, после того как правительство возглавил Евгений Примаков. Следующие несколько лет господин Федоров посвятил развитию собственного бизнеса, параллельно представляя интересы миноритариев в советах директоров Газпрома, Сбербанка России, Ингосстраха и ряда других компаний. После продажи ОФГ Deutsche Bank в 2005 году остался партнером УК UFG Asset Management и генеральным партнером фонда UFG Private Equity Fund I. Борис Федоров много писал, в том числе труды по истории и экономике. Его перу принадлежит монография «Все министры финансов России и СССР», исследование о жизни Петра Столыпина. Его неоднократно переиздававшийся «Англорусский банковский словарь» стал настольной книгой для нескольких поколений предпринимателей.

Борис Федоров скоропостижно скончался 20 ноября 2008 года.

Послесловие

Я вам расскажу, что я понял, какие выводы сделал, какие решения принял в процессе подготовки книги.

Касательно семьи. Я уже прикинул, на сколько примерно сократятся мои доходы в будущем, если, конечно, все будет идти, как идет с осени 2008-го, то есть ожидаемо. Что я уже сделал. Мы сократили зарплату няне (няня для нас – не баловство, а средство выживания, как и в любой многодетной семье), сократили платные кружки для детей, ищем и уже нашли бесплатные аналоги, нашли дешевые интернет-магазины для заказа продуктов и детской одежды, нашли дешевую аптеку, отменили поездку к родителям, которые живут в одной из стран Западной Европы, и, главное, подыскиваем для детей приличную государственную школу, чтобы забрать их из частной, а также – я передумал покупать себе новую машину, новые ботинки, плевать, прохожу в старых, и без нового костюма тоже обойдусь.

Но полагаю, что это еще не все мобилизационные меры, еще не конец оптимизации семейного бюджета.

Впрочем, наша книга не потребительского свойства, здесь вы не найдете адреса конторы, в которой вам сделают чудо за ваши небольшие деньги. Но и не политэкономический труд с выкладками и глубокомысленными выводами.

В этой книге вообще нет ничего научного. Ее достаточно просто пролистать, натыкаясь на впечатляющие, а порой вопиющие события, факты и комментарии, чтобы словно через магический кристалл посмотреть другим взглядом на себя и свою страну.

Перед вами среднесрочный срез ситуации, в которой мы все оказались. Зачем нам все это знать? Да хотя бы для того, чтобы иметь представление, откуда саданет, от кого ждать подвоха и что происходит рядом с домом и любимой конторой. Дело, конечно, личного выбора, но мне всегда бывает противно, если со мной что-то делают или если что-то предлагают, а я не знаю, кто, что и почему.

И более всего мне противно, когда мне не говорят правды. Причем это лукавство зачастую бывает от добрых намерений. Например, мне и вам значительную часть минувшей осени говорили, причем не со зла, а от непонимания, что мировой кризис для России будет незаметен. Оказывается, очень даже заметен, настолько, что до 80 % российских компаний сокращают или сократят число сотрудников и зарплату оставшимся.

Оказывается, никто ничего толком не знает, никто не понимает, что и как следует делать. Премьер Путин не знает, как наладить контроль за прохождением бюджетных денег по банковским каналам до реального сектора экономики, то есть до людей. Проще принять громкое популистское решение, которое затем вязнет в жадности, трусости, глупости и криминале.

Впрочем, надо ли столько денег давать частным компаниям, владельцы которых продолжают начислять себе гигантские дивиденды даже в условиях кризиса?

Только за текущий год акционеры британско-российской компании ТНК-BP начислили себе $3 млрд (отмечает агентство RusEnergy со ссылкой на отчетность британской BP). Заметьте – это уже в условиях мирового и российского кризиса, ведь в компании дивиденды фиксируют дважды в год.

Вроде бы частный бизнес, какое нам дело. Есть дело, тем паче что британско-российская ТНК-BP не только не прочь получить у российского правительства кредиты для рефинансирования своих долгов, но и лоббирует снижение экспортных пошлин. Та же картина вырисовывается и в отношении других, уже чисто отечественных нефтегазовых компаний, которые выстраиваются в очередь за льготными, зачастую почти не обеспеченными кредитами. Получается, что цель этого попрошайничества – сохранение уровня дивидендов, а не развитие компаний и отрасли.

В феврале 1999 года я летел на зафрахтованном Ту-154 из Иркутска в Москву с одним из будущих владельцев ТНК-BP, в самолете были приглашенные журналисты для освещения в прессе открытия отделения Альфа-банка и артисты Мариинского балета, которые по такому случаю дали концерт для городской элиты.

Самолет, точнее его пассажиры, все пять часов не просыхали. Представьте картину: за облаками летит практически пустой самолет, нескончаемое количество еды, водки, как сейчас помню, сибирская Байка, орущий через самолетные динамики Белый орел и судорожно улыбающиеся стюардессы.

Заметьте, прошло всего чуть более полугода со дня смерти в августе 1998-го предыдущей экономической модели, киндер-сюрприз уже снят, Евгений Примаков делает вид, что что-то понимает в премьерстве, бывшие брокеры еще подрабатывают случайными попутчиками, а московский банк не просто открывает региональные отделения, но и отмечает это с купеческим размахом.

И ведь никто тогда у правительства денег не просил: нечего было просить, да и давать было нечего.

Когда не на кого надеяться, лягушка начинает барахтаться.

Теперь не то. Никто не барахтается, все просят. И дают. Много, а деньги по дороге растворяются. Денег навалом, как выясняется, почти дармовых, под ничтожные проценты или ничего не стоящие акции; главное – припасть к кормушке.

При том что каналы распределения денег остаются рыночными. Пока.

Власть стала слишком сильной, чтобы отпустить страну барахтаться в своем дерьме, как это было десять лет назад, но еще недостаточно сильной, чтобы национализировать системообразующие компании и заняться перераспределением. Впрочем, в последнем случае из затяжного кризиса мы перейдем в развитой, уж не знаю, что.

Из книги понятно, что знаковая осень 2008 года – это самое начало новой эпохи, нового состояния страны и мира. То есть никакой не конец. Все еще только начинается. Предстоит затяжное лечение. Приготовьтесь. Гнилые зубы – долой. А это означает, что значительной части трудовых ресурсов придется перераспределиться.

Это как боль, сопровождающая лечение у стоматолога, и она порой сильнее и острее, чем та, с которой вы пришли на прием. Боль надо пережить, чтобы потом много лет ходить с имплантатами, даже не вспоминая об их существовании. Правда, это уже будут не родные зубы, искусственные, но никто об этом не догадается.

Как долго продлится процесс лечения – не знаю, и никто не знает. Но начало его – в этой книге, где зафиксирован весь основной инструментарий, уже используемый для лечения экономики, в России и за рубежом.

И позвольте совет. Один-единственный. Не живите одним днем. Доверяйте правительству, но надейтесь на себя. Не торопитесь тратить деньги, которые вы получили в виде новогодней премии или компенсации при увольнении по обоюдному согласию. То, что происходит, это надолго.

Я не знаю, что будет, но я, а теперь вы – знаем, что есть. И это уже много.

Владислав Дорофеев

* * *

В книге использованы материалы и публикации в газете «Коммерсантъ» и журналах «Деньги», «Коммерсантъ-Власть» и «Секрет фирмы»:

Елены Алеевой, Татьяны Алешкиной, Халиля Аминова, Татьяны Андриановой, Лины Асадуллиной, Наили Аскер-Заде, Анны Балашовой, Дмитрия Беликова, Ольги Бешлей, Ольги Бондарь, Максима Буйлова, Кристины Бусько, Дмитрия Бутрина, Артура Вельфа, Андрея Воскресенского, Виталия Гайдаева, Мариия Глушенковой, Лизы Голиковой, Натальи Готовой, Татьяны Гришиной, Александра Гудкова, Нины Данилиной, Светланы Дементьевой, Владислава Дорофеева, Александра Дынина, Седы Егикян, Алексея Екимовского, Ивана Ждакаева, Николая Зубова, Сергея Кашина, Елены Киселевой, Андрея Козенко, Татьяны Комаровой, Татьяны Костылевой, Павла Куликова, Дмитрия Ладыгина, Александра Лексакова, Игорь Лесовских, Сергея Литовченко, Михаила Лукина, Александра Мазунина, Ивана Марчука, Владимира Меркулова, Александры Мерцаловой, Петра Мироненко, Ольги Мордюшенко, Анны Моториной, Петра Нетребы, Дарьи Николаевой, Ольги Оболенской, Игоря Орлова, Максима Осадчего, Ирины Парфентьевой, Елены Пашутинской, Ольги Плешановой, Марии Плюсниной, Юлии Погореловой, Дениса Реброва, Полины Русяевой, Петра Рушайло, Анны Рябовой, Ольги Сичкарь, Дмитрия Смирнова, Сергея Соболева, Дениса Тыкулова, Кирилла Урбана, Маргариты Федоровой, Виктора Хамраева, Евгения Хвостика, Юлии Чайкиной, Марии Черкасовой, Павел Чувиляев, Натальи Шаклановой, Юлии Шалимовой, Алексея Шаповалова, Максима Шишкина, Ренаты Ямбаевой.

Башкирова Валерия, Дорофеев Владислав