BzBook.ru

Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе

А. А. Власов Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе

Введение

Конституция РФ, отдавая приоритет правам и свободам человека и гражданина, провозгласила право граждан на судебную защиту. Особая роль в обеспечении правовой помощи населению принадлежит адвокатуре, в том числе институту судебного представительства. Проблема права на судебную защиту, в том числе ее гражданско-процессуальный и арбитражно-процессуальный аспекты, приобретают в настоящее время повышенную общественную значимость. Граждане и организации широко используют предоставленное им конституционное право о получении квалифицированной юридической помощи от членов коллегий адвокатов, призванных осуществлять судебное представительство по различным категориям гражданских и арбитражных дел от имени и в интересах обращающихся к ним граждан и организаций.

Особая роль в доказывании по гражданским и арбитражным делам принадлежит адвокату, как субъекту доказывания. Как правильно отмечает один из старейших (с 60-летним стажем) адвокатов М. С. Мельниковский:

«Положительные результаты деятельности работника любой профессии зависят, прежде всего, от него самого и от двух, по меньшей мере, взаимосвязанных между собою качеств, которыми он обязательно должен обладать:

1) хорошо знать суть и содержание своей работы, обладать необходимыми теоретическими и практическими навыками для ее выполнения;

2) добросовестно, с повышенным чувством долга и ответственности относиться к выполнению своих обязанностей. Хочется особо подчеркнуть, что этими качествами, помимо прочих, еще в большей мере обязательно должен обладать адвокат»[1].

Доказывание составляет «сердцевину» гражданского и арбитражного процесса. Согласно п. 3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство должно осуществляться на основе состязательности и равноправия сторон. Реализация этого конституционного принципа создает максимально благоприятные условия для отыскания истины и вынесении справедливого решения в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

Участие адвоката в гражданском, в отличие от арбитражного процесса, ранее являлось предметом исследования в юридической литературе. К ним относятся работы, посвященные анализу правовой природы и содержания судебного представительства, одной из разновидностей которого является деятельность адвоката в гражданском судопроизводстве[2]. Практический и теоретический интерес в данном случае представляют исследования Д. П. Ватмана, В. А. Елизарова, В. В. Калитвина[3]. Достаточно эффективно изучали некоторые аспекты практики представительства адвокатов И. И. Склярский, Г. В. Любарская, М. Липецкер, М. Ю. Барщевский, Б. Тиховский, А. А. Ерошенко и другие.

В разработку этической стороны работы адвоката значительный вклад внесли А. Д. Бойков[4], Я. С. Киселев[5], Д. П. Ватман[6], в том числе и при осуществлении судебного представительства.

Следует отметить, что различные аспекты гражданского процессуального доказывания, также как и участие адвоката в гражданском судопроизводстве достаточно подробно освещались в юридической литературе. Напротив, вопросы участия адвоката в арбитражном процессе не были предметом специального исследования. В то же время в подавляющем большинстве случаев вопросы доказывания в гражданском процессе рассматриваются безотносительно к такому его участнику, как адвокат. Указанные авторы не раскрывают роль адвоката в подготовке и осуществлении судебного доказывания на всех стадиях судопроизводства. Подобный подход нельзя признать достаточно эффективным.

Участие адвоката в процессуальном доказывании как в гражданском, так и в арбитражном процессе до настоящего времени не являлось предметом специального комплексного исследования. Между тем, состояние развития гражданского, гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального законодательства, практики участия адвоката в доказывании при подготовке дел к судебному разбирательству и в судебном разбирательстве при рассмотрении гражданских и арбитражных дел, требуют специального исследования данной проблемы. Изложенное и предопределило тему настоящего исследования.

Глава I Деятельность адвоката — представителя в гражданском и арбитражном процессе

§ 1. Правовые основания и виды судебного представительства

Необходимым условием формирования правового государства является, согласно ст. 46 Конституции РФ, расширение и совершенствование судебной защиты прав и свобод граждан и организаций. В соответствии со ст. 48 Конституции РФ «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи». В правовом государстве каждому человеку должно быть обеспечено равенство возможностей в обладании и пользовании этим правом. Важная роль в реализации этого положения принадлежит российской адвокатуре, которая призвана научить каждого воевать за свое право[7]. Адвокатура является важной составной частью правоохранительной системы современного государства. Особенность ее положения, вместе с тем, состоит в негосударственном характере.

Адвокатура, как независимая, общественная организация, в известной мере призвана выполнять роль гаранта в соблюдении субъективных прав граждан и организаций, в том числе права на защиту чести, достоинства и деловой репутации, как в гражданском, так и арбитражном судопроизводстве.

Процессуальные полномочия адвоката-представителя предусмотрены соответствующим законодательством (ст. 44 ГПК РСФСР, ст. 50 АПК РФ). Как усматривается из статьи 44 ГПК РСФСР, 50 АПК РФ в гражданском и арбитражном процессе адвокат выполняет функции представителя стороны или третьего лица. В данной главе мы затронем только правовую природу представительства адвокатов и статус представителя в гражданском и арбитражном судопроизводстве, поскольку ответы на эти вопросы дадут нам возможность раскрыть содержание полномочий адвоката, в том числе и по доказыванию в гражданском и арбитражном процессе по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Если говорить о природе судебного представительства, то на этот счет имеются две противоположные точки зрения. Так, согласно точки зрения В. М. Шерстюк, А. А. Мельникова, Я. А. Розенберга[8] и некоторых других[9], судебное представительство, по их мнению, является особым процессуальным институтом. Позиция указанных ученых сводится к тому, чтобы рассматривать представительство в гражданском процессе не как разновидность общегражданского представительства, предусмотренного ст. 182 Гражданского кодекса Российской Федерации, а в качестве абсолютно самостоятельного процессуального института. Они полагают, что во-первых, судебное представительство отличается от общегражданского по целям: если в гражданском праве представительство существует для совершения сделок в интересах представляемого, то в гражданском процессе — для оказания юридической помощи и защиты нарушенных и оспариваемых прав и законных интересов обратившегося.

Во-вторых, представительство в суде имеет характеристику, отличную от гражданско-правового. Кроме того, указывается также на несовпадение предметов рассматриваемых правовых институтов, отмечается несходство оснований возникновения и порядка оформления полномочий и т. д. Таким образом, на основе сопоставления сущности, содержания и форм представительства в гражданском праве и представительства в гражданском процессе делается вывод об их различной правовой природе.

По нашему мнению, с большей частью приведенных доводов можно согласиться. Вместе с тем, на наш взгляд, из этих доводов не следует вывод о том, что судебное представительство не может рассматриваться как разновидность общегражданского.

В гражданском праве представительству посвящена глава 10 ГК РФ. Представительство дает право одному лицу (представителю) совершать от имени и в интересах другого лица (представляемого) сделки в силу полномочия. Поэтому, если сравнить сущность и содержание этого гражданско-правового института с договорным представительством в гражданском процессе, то окажется, что в их характеристиках больше общего, чем различий, так как и в том, и другом случае речь идет о выполнении определенных юридических действий в интересах и по поручению лица, обратившегося за правовой помощью.

Различия в основаниях возникновения представительства сторон и третьих лиц позволяют разграничивать его на виды. Необходимо при этом отметить, что каждой группе отношений, существующих между представляемым и представителями, отвечает свой вид представительства. Так, представительство, возникающее из семейных правоотношений, принято называть законным представительством. Договор поручения и договор о правовом обслуживании является основанием для договорного представительства. Из отношений общественных организаций с их членами и иными гражданами возникает общественное представительство. Представительство юридического лица, осуществляемое членом коллегиального органа, возглавляющего это юридическое лицо, на наш взгляд, необходимо именовать уставным представительством. По нашему мнению, есть все основания считать целью представительства в гражданском праве оказание правовой помощи лицу, которое приобретает по совершаемой через представителя сделке права и обязанности, поскольку совершение такой сделки не является самоцелью представительства, а лишь служит средством оказания содействия представляемому. Необходимо признать, что различие в целях рассматриваемых институтов, таким образом исчезает. Причем количество представителей для участия в деле законом не ограничено. В связи с этим характерно одно дело, рассмотренное судом общей юрисдикции.

Так, истица Т. обратилась в Кунцевский межмуниципальный суд г. Москвы с иском к О. о защите чести, достоинства и деловой репутации и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что в его кассационной жалобе на решение Таганского межмуниципального суда г. Москвы, он обвинил ее и совершении незаконного предпринимательства и назвал ее утверждения по иску «бредовыми», что порочит ее честь, достоинство и деловую репутацию. В судебном заседании интересы О., который покинул зал судебного заседания, представлял по доверенности К., который заявил письменное ходатайство об отложении дела, в связи с желанием ответчика пригласить адвоката для участия в судебном разбирательстве. Суд отклонил просьбу представителя К. и рассмотрел иск по существу, обратив решение к немедленному исполнению. Отменяя решение суда по кассационной жалобе и кассационному протесту, Судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда, на наш взгляд, правильно указала, что количество представителей, которые могут участвовать в судебном разбирательстве и представлять интересы стороны, законом не ограничено, в связи с чем судом нарушено право О. на получение юридической помощи и участие адвоката в заседании суда первой инстанции[10].

Как гражданское, так и судебное представительство регламентируют такие отношения, при которых представитель выступает в защиту чужих, а не своих интересов, совершая в то же время определенные самостоятельные действия от имени обратившегося к нему за помощью лица. Помимо этого, существует общее и в порядке оформления полномочий представителя в гражданском праве и гражданском (арбитражном) процессе. Например, для осуществления действий по распоряжению правом представляемого (отказ от иска, признание иска, заключение мирового соглашения и т. д.) судебный представитель, в том числе адвокат, как указано в статье 46 ГПК РСФСР (ст. 54 проекта ГПК РФ[11]), ст. 50 АПК РФ должен иметь специальную доверенность, точно так же, как это предусмотрено статьей 185 ГК РФ.

Представитель допускается в процесс при наличии надлежаще удостоверенного документа, подтверждающего его полномочия. Полномочие адвоката удостоверяется ордером, выданным юридической консультацией, которое дает ему право только на совершение процессуальных действий, не связанных с распоряжением материальными правами доверителя.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что по основным параметрам представительство гражданское и представительство судебное аналогичны, несмотря на то обстоятельство, что между ними имеются различия. Особенное всегда содержит не все, а лишь наиболее важные черты общего[12]. Аналогичные примеры можно найти и в российском праве. Так, договор найма жилого помещения значительно отличается от договора аренды (имущественного найма) — (главы 34, 35 ГК РФ), однако представляет собой разновидность последнего. Похожая ситуация с договорами подряда и, например, строительного, бытового подряда (глава 37, § 1, 2, 3 ГК РФ).

Следующим доводом против непризнания общности представительства в гражданском праве и представительства в гражданском и арбитражном процессе является то, что судебное представительство реализуется с помощью гражданско-правового договора поручения (ст. ст. 971–979 ГК РФ), а договор поручения есть полномочие именно для представительства в смысле статьи 182 ГК РФ[13].

Кроме того, основным доводом против оспариваемой позиции является то, что в представительстве в гражданском и арбитражном процессе имеются два типа связей: один — между представителем и представляемым, а другой — между представителем и третьими лицами. В юридической литературе эти типы связей принято называть соответственно внутренним и внешним[14]. Если исходить из позиции В. М. Шерстюка, Я. А. Розенберга и других сторонников мнения о самостоятельной правовой природе процессуального представительства, то становится непонятным — какова его нормативная база? В связи с этим возникает также вопрос о том, что если внешние отношения (например, между представителем и судом) регулируются гражданским и арбитражным процессуальным правом, то какова правовая основа внутренних отношений представительства? В ГПК РСФСР, АПК РФ и в проекте ГПК РФ нет упоминания об отношениях представителя с доверителем, хотя очевидно, что и этот вид связей, на наш взгляд, должен быть законодательно урегулирован. Приведем пример.

Допустим, что представительство — сугубо процессуальный институт, как полагает В. М. Шерстюк. Однако между представителем и представляемым возникают не процессуальные, а материальные правоотношения. Сам же В. М. Шерстюк выступает против объединения всех отношений представительства в состав единых процессуальных[15], и с этим возражением можно согласиться. Однако, как нам представляется, не в интересах практики отрывать друг от друга внутренние и внешние связи представительства, поскольку они имеют как логическое, так и правовое единство. В связи с этим нельзя не согласиться с Е. Л. Невзгодиной, которая отмечает, что представительство в гражданском процессе содержит и материальные, и процессуальные нормы, что подтверждает вывод о его гражданско-правовом происхождении[16].

На наш взгляд, подводя итог сказанному, можно отметить, что целый ряд доводов свидетельствуют о том, что судебное представительство является специфической разновидностью общегражданского представительства. Аналогичная позиция уже высказывалась в 50-е-70-е годы[17]. Кроме того, интересно также отметить, что и в зарубежной гражданско-процессуальной литературе данный вопрос решается подобным образом. Так, польский ученый-процессуалист Б. Берутович отмечает, что отношения представителя с третьими лицами регулируются нормами ГПК, отношения же между представителем и представляемым — ГК[18]. На наш взгляд, данная точка зрения является обоснованной и мы ее поддерживаем. Более того, она соответствует интересам практики. Во-первых, она дает четкую нормативную базу договорному представительству. Во-вторых, позволяет ответить на ряд вопросов, используя нормы гражданского права, что будет сделано нами в дальнейшем.

Рассматривая вопрос о процессуальном статусе представителей в гражданском и арбитражном процессе, необходимо отметить, что он также относится к числу дискуссионных. Так, ст. 29 ГПК РСФСР, ст. 32 АПК РФ не относит представителей к числу лиц, участвующих в деле[19] и вообще не упоминает их в этом перечне. В свое время ряду ученых это дало основание выдвинуть тезис о том, что представитель не является лицом, участвующим в гражданском деле, поскольку не заинтересован в его исходе[20]. Нам представляется правильной позиция таких процессуалистов, как М. К. Треушников, А. А. Мельников и других, согласно которой представителей надлежит относить к лицам, участвующим в деле[21]. По нашему мнению, представитель хотя и выполняет данное ему поручение, он вместе с тем имеет в деле самостоятельный интерес. В юридической литературе справедливо отмечалось, что заинтересованность в гражданском процессе может быть не только материальной, но и процессуальной[22].

В противном же случае лицами, участвующими в деле, следовало бы признавать только стороны и третьих лиц.

Безусловно, для самого представителя исход гражданского или арбитражного дела, в котором он принимает участие, не создает, не изменяет и не прекращает материально-правовых отношений. Вместе с тем, для его процессуального положения, профессионального престижа немаловажно, как закончится рассмотрение дела, имеет также значение и для решения вопроса о том, правильно ли было выполнено поручение своего доверителя. Он заинтересован в вынесении судом решения определенного содержания[23]. Представитель сам выбирает пути и способы защиты интересов своего доверителя. Именно в этом и состоит процессуальная заинтересованность представителя.

В зависимости от того, участвует ли в разбирательстве дела заинтересованное лицо, круг вопросов, по которым выступает представитель, бывает различным. Так, если в суде присутствует сам истец — участник рассматриваемого спора, то обычно именно он излагает фактические обстоятельства дела, а представитель сосредоточивает внимание на правовых вопросах, на юридическом обосновании позиции доверителя. Когда же представитель участвует в деле один, он сам должен информировать суд как о фактической, так и правовой стороне дела. Причем, сообщаемые им сведения о фактических данных, необходимы для ознакомления суда и присутствующих в зале граждан с содержанием спора, однако, изложенные им сведения не имеют доказательственного значения по делу. По делам определенной категории, например, об установлении усыновления (удочерения), наличие у заявителя адвоката-представителя, надлежащим образом уполномоченного на ведение дела в суде, не освобождает лицо (лиц), желающих усыновить ребенка, от обязанности явиться в суд (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления»)[24]. Адвокат-представитель по делам данной категории вправе лишь без личного участия доверителя производить действия вне стадии судебного разбирательства, в частности собрать и представить необходимые доказательства, при подготовке дела к судебному разбирательству давать судье пояснения по существу заявления, по требованию судьи представлять дополнительные доказательства, поставить вопрос об оказании помощи в истребовании письменных и вещественных доказательств и т. п. В целях обеспечения охраняемой законом (ст. 139 СК РФ) тайны усыновления, суд в соответствии с ч. 3 ст. 263-4 ГПК РСФСР может предупредить адвоката об уголовной ответственности согласно ст. 155 УК РФ за разглашение тайны усыновления.

По действующему процессуальному законодательству (ст. 49 ГПК РСФСР, ст. 52 АПК РФ, ст. 55 проекта ГПК РФ), объяснения представителя, в отличие от объяснений сторон и третьих лиц, не признаются средством доказывания, а значит, и сообщаемые представителем сведения о фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела, не могут являться доказательствами по делу.

Так, истица С. предъявила в Хорошевский межмуниципальный суд г. Москвы иск к В. о защите чести, достоинства и деловой репутации, мотивируя тем, что В. распространяла сведения о том, что она имеет частые половые связи с мужчинами и что она не является достойной матерью своего ребенка. Интересы истицы по доверенности представлял гр-н П., который заявил в судебных прениях о том, что «при скандале присутствовал и все это слышал». Суд отказал истице в иске за отсутствием доказательств, мотивируя в решении, что.

«ссылка представителя истицы на то, что при скандале присутствовал он и все слышал, не может быть принята во внимание, так как он является заинтересованным лицом»[25].

В данном случае суд мог бы и не давать оценку показаниям представителя, который не допрашивался как свидетель, поскольку процессуальное положение представителя иное, чем у свидетеля. Такое положение обусловлено тем, что представитель не участвует в рассматриваемом споре о праве, он не имеет юридической заинтересованности и его функции ограничены только оказанием юридической помощи[26]. Права в данном случае М. А. Викут, которая отмечает, что интерес его (представителя — А. В.) обусловлен не связью с делом, с объектом судебной защиты и не с потребностью в защите государственного (общественного) интереса, а тем, что он действует от имени стороны (третьего лица)[27]. Достаточно доверителю отменить свое поручение, отпадает процессуальный интерес судебного представителя в совершенствовании процессуальных действий в целях достижения положительного для доверителя результата разрешения дела.

К сожалению, в российском гражданском и арбитражном[28] процессуальном законодательстве представителя по-прежнему относят к лицам, содействующим суду наравне с такими юридически незаинтересованными участниками судопроизводства, как свидетелями, переводчиками, экспертами и т. д., которые участвуют в процессе в целях содействия осуществлению правосудия. Не относит представителя к лицам, участвующим в деле и ст. 34 проекта ГПК РФ. С таким положением представителя в гражданском и арбитражном процессе Российской Федерации согласится нельзя. Это, на наш взгляд, является следствием недостаточно четкого определения процессуального положения судебного представителя, случаем формального несовершенства закона[29]. Например, ГПК Республик Молдова, Беларусь, Таджикистана относят представителей к лицам, участвующим в деле[30], что можно признать явлением положительным. Поэтому, изложенное дает все основания для признания представителя лицом, участвующим в деле.

Данные выводы относятся и к адвокатам, которые, как уже отмечалось, также выполняют функцию представителя[31]. В данном случае необходимо отметить, что адвоката (как в уголовном, так и в гражданском и арбитражном процессе) от других представителей отличает то, что члены коллегии адвокатов в соответствии со ст. 11 Положения об адвокатуре РСФСР должны иметь высшее юридическое образование, пройти соответствующее стажирование, не иметь судимости и быть безупречными в нравственном отношении[32]. Деятельность и членство в коллегиях адвокатов постоянно контролируется Президиумами коллегий адвокатов, которые оказывают им методическую помощь. Деятельность же иных представителей, которые часто оказывают разовую помощь, среди которых много случайных и юридически неподготовленных людей, законом не регламентирована. Кроме того, адвокату в соответствии со ст. 15 Положения об адвокатуре РСФСР предоставлено право осуществлять запросы через юридическую консультацию об истребовании различных справок, характеристик и т. д. Адвокат также не может быть допрошен об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением им обязанностей защитника или представителя. Простой же представитель таких прав и полномочий не имеет.

Представительство осуществляется в двух формах, установленных ст. 43 ГПК РСФСР, ст. 47 АПК РФ (ст. 48 проекта ГПК РФ): либо представитель замещает в судебном заседании доверителя, выступает от его имени, в защиту прав и законных интересов; либо он участвует в судебном заседании вместе с доверителем, оказывая ему по ходу процесса необходимую юридическую помощь. И если замещение представителем доверителя избавляет последнего от личного участия в процессе, что создает определенные удобства для граждан, то для юридических лиц представительство означает единственную возможность реального участия в гражданском процессе. При второй форме представительства указанное положение не действует: несмотря на приглашение юриста, заинтересованные граждане считают непременным и личное участие в судопроизводстве, что обусловлено, возможно, особым значением для них предмета спора, предполагаемых результатов разрешения дела. Приведенные положения имеют, по нашему мнению, большое значение для исследования одной из важных сторон деятельности адвоката в гражданском и арбитражном процессе — его участия в доказывании.

§ 2. Полномочия адвоката по доказыванию в гражданском и арбитражном судопроизводстве

Доказывание по гражданскому и арбитражному делу является «сердцевиной» всей процессуальной деятельности адвоката-представителя. В свое время известный русский ученый Е. В. Васьковский отмечал:

«Суд не вправе верить сторонам на слово. Он не может удовлетворить исковое требование на том только основании, что считает истца честным человеком, не способным предъявить неправовое требование, и точно также не может отказать в иске, руководствуясь тем, что возражения ответчика заслуживают внимания, в виду его нравственных качеств, полного доверия. Суд принимает в соображение заявления и утверждения сторон лишь в той мере, в какой установлена их истинность. Доказывание в процессуальном смысле представляет собой установление истинности утверждений сторон перед компетентным судом в предписанной законом форме»[33].

В юридической литературе доказывание изучается со многих позиций в зависимости от тех задач, которые ставит перед собой автор. Нам представляется, что для достижения целей настоящего исследования судебное доказывание необходимо рассматривать в следующих ракурсах.

Во-первых, доказывание в данном случае следует понимать как комплексное явление. В правовой науке исследовались различные стороны доказывания. Так, в частности, установлена философская сущность доказывания как вида познания[34]. Также указывается на логическую структуру процесса доказывания[35]. Подчеркиваются и другие его аспекты — информационный[36], психологический[37] и другие. Вместе с тем, обращает на себя внимание то, что в большинстве работ процессуалистов объектом исследования избирается какой-либо один из перечисленных компонентов доказывания. Например, работа Р. С. Белкина посвящена процессуальной системе доказывания[38]. Г. М. Резник обращается к философской сущности института доказывания[39]. При исследовании нашей проблемы подобная односторонняя трактовка оказалась бы малопродуктивной. Дело в том, что каждая из сторон доказывания настолько связана с остальными, что их разделение становится искусственным. В доказательственной деятельности адвоката вообще трудно выделить какое-то одно направление как преобладающее. Например, анализ доказывания, осуществляемого адвокатом в процессуальном смысле невозможен без учета особенностей логической структуры этого доказывания. То есть, одно и то же действие адвоката по доказыванию является одновременно и процессуальным, и логическим, и психологическим и т. д., то есть многосторонней. Подобная ситуация имеет место и в доказательственной деятельности и у других субъектов, но именно у адвоката она наиболее очевидна.

Необходимо также учитывать, что доказывание — это деятельность, то есть процесс[40], включающий в себя ряд последовательных действий, каждому из которых присуща собственная характеристика и форма, закрепленная в ГПК и АПК. Как и любая иная деятельность, доказывание имеет определенные цели и развивается на протяжении всего судебного разбирательства по гражданским и арбитражным делам. Таким образом, доказательственная деятельность субъектов доказывания, к которым относится и адвокат, подлежит изучению в ее развитии.

В юридической литературе проблемы доказывания принято рассматривать общетеоретически, безотносительно к отдельным лицам, участвующим в деле. По нашему мнению такой подход является неполным и недостаточно конкретным. В связи с тем, что доказывание в процессе производят разные субъекты, оно требует исследования применительно к специфике каждого из них. Другими словами, исходя из необходимости учитывать особенности в доказательственной работе различных субъектов, представляется в данном случае вести речь только об одном участнике доказывания, а именно об адвокате как субъекте гражданского и арбитражного процессуального доказывания.

По нашему мнению, прежде всего следует обосновать, что адвокат — самостоятельный субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе. В пользу этого утверждения можно привести ряд аргументов. Несмотря на то, что адвокат-представитель и не упоминается в ст. 29 ГПК РСФСР, ст. 32 АПК РФ в числе лиц, участвующих в деле, вместе с тем, действуя по доверенности от имени своего доверителя, на него также распространяются права и обязанности лиц, участвующих в деле, согласно ст. 30 ГПК РСФСР, 33 АПК РФ. Это — иметь право знакомится с материалами дела, представлять доказательства и т. д., то есть активно участвовать в доказывании наравне с другими участниками процесса. Однако необходимость участвовать в доказывании для адвоката определяется смыслом и содержанием всей работы по гражданскому и арбитражному делу, нормативной основой которой служат Положение об адвокатуре РСФСР[41], а также ГПК РСФСР, АПК РФ.

Согласно ст. 16 Положения об адвокатуре РСФСР на адвоката возлагается обязанность использовать все предусмотренные законом средства и способы защиты субъективных прав и законных интересов граждан и организаций, обратившихся к нему за юридической помощью. К сожалению, не всегда принцип законности в деятельности адвоката соблюдается в должной мере. В связи с этим, необходимо привести характерный пример.

Так, выступая в 1997 году на научно-практической конференции «Честь и доброе имя: Конфликт журналистики и юриспруденции» адвокат О. делился своими «маленькими хитростями» относительно того, как он «иногда готовит ловушки судебным органам, не полагаясь на их объективность и непредвзятость, не питая иллюзий относительно добросовестности судейского корпуса». Речь в данном случае идет о том, что представляя в суде интересы ответчика — редакцию газеты «Мегаполис-Экспресс» и зная о том, что в действительности редакция не является юридическим лицом, а является издательством, адвокат не поставил об этом суд в известность, представил в суд доверенность от имени редакции. Как далее рассказал адвокат О., «когда были предъявлены многомиллионные иски, я тут же велел главному редактору… выписать мне доверенность от имени редакции», при этом зная о том, что регистрационное удостоверение редакции было зарегистрировано не в регистрационной палате, а в… министерстве печати. После рассмотрения дела в суде, когда дело было проиграно, адвокат О. «велел быстренько зарегистрировать в качестве юридического лица редакцию „Мегаполис-Экспресс“, чтобы истцы с исполнительными листами „выстроились в очередь“ и „до скончания века получали бы свои деньги“»[42].

В данном случае адвокат не выполнил своего профессионального долга, ввел не только суд в заблуждение, но и тех граждан, чьи права были нарушены. Подобные случаи в адвокатской практике свидетельствуют о грубом нарушении адвокатской этики, дискредитируют адвокатуру.

Требование закона о доказывании сторонами обоснованности иска (возражений) обязывает адвоката не только дать предварительную оценку материалам, находящимся в распоряжении доверителя, указать на возможность использования тех или иных фактических данных, но и оказать практическую помощь в их получении. Вполне очевидно, что выполнение этих обязанностей невозможно без активного участия в доказывании. Так, статья 15 Положения об адвокатуре РСФСР (ст. 24 проекта Федерального Закона «Об адвокатуре в Российской Федерации»[43]) предоставляет адвокату наряду с другими полномочиями право запрашивать через юридическую консультацию справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помощи из различных государственных и общественных организаций, а это — одно из действий в рамках доказывания. Речь может идти не только о письменных документах, но и о любых других носителях информации (магнитных, видеозаписях, дискетах и пр.). Можно привести и другие примеры доказательственных действий адвоката.

Полученные по запросу адвоката материалы приобщаются к исковому материалу или к материалам дела в процессе его рассмотрения. Передача доверителю материалов, полученных по запросу адвоката, недопустима.

Так, адвокат П. обоснованно был привлечен Президиумом Московской областной коллегии адвокатов к дисциплинарной ответственности за передачу документа, отрицательно характеризующую противную сторону, доверителю, который приобщил его не к материалам дела, а к своей жалобе, направленной по месту работы истца[44].

Все сказанное дает все основания для определенного вывода о том, что адвокат в гражданском и арбитражном процессе является самостоятельным субъектом доказывания. Вместе с тем, среди ученых-процессуалистов нет единого мнения по этому поводу. Существует два типа возражений против сделанного нами вывода.

Так, А. Ф. Козлов считает, что адвокат (как и другие представители в гражданском и арбитражном процессе) не является субъектом ни прав, ни обязанностей по доказыванию, равно как и любых других самостоятельных правомочий, поскольку выполняет поручение. А. Ф. Козлов исходит из того, что адвокат не является лицом, участвующим в деле[45]. Нами уже отмечалось, что такая постановка вопроса является неправомерной.

На наш взгляд, ученые, разделяющие такую точку зрения, чрезмерно абсолютизируют правовые последствия зависимости поведения адвоката от позиции своего клиента.

Безусловно, что адвокат — это поверенный и он обязан выполнять поручение своего доверителя. Однако, если обстоятельно проанализировать действующее законодательство и практику судебного представительства, то можно констатировать наличие определенной самостоятельности в действиях представителей, которые лишь в конечном счете связаны принятым поручением. В связи с этим, на наш взгляд, нет достаточных оснований утверждать, что представитель не наделен в гражданском и арбитражном процессе собственными правами.

В. Н. Ивакин приводит другие доводы против того, чтобы рассматривать адвоката как субъекта прав и обязанностей по доказыванию. Он полагает, что речь может идти лишь о полномочиях, но не о субъективных правах и обязанностях[46]. По нашему мнению, подобная замена терминов является неконструктивной. Мы поддерживаем точку зрения В. М. Шерстюка, который считает, что подобная позиция противоречит закону (ст. 46 ГПК РСФСР, ст. 50 АПК РФ), где говорится о праве представителя совершать от имени представляемого всех процессуальных действий, кроме передачи дела в товарищеский суд или третейский суд, полного или частичного отказа от исковых требований, признания иска, изменения предмета иска, заключения мирового соглашения, передачи полномочий другому лицу (передоверие), обжалования судебного акта (решения) арбитражного суда и суда общей юрисдикции, предъявления исполнительного листа ко взысканию, получения присужденного имущества или денег[47]. Нельзя также забывать, что все формы поведения в праве делятся на права, обязанности и свободы, что фактически снимает необходимость в дальнейшей дискуссии по данному вопросу.

Кроме того, в связи с возникающими сомнениями по поводу полномочий адвоката необходимо также добавить, что адвокат, на наш взгляд, является не просто субъектом доказывания, но и носителем процессуальной обязанности доказывания. Данный вывод основан на содержании ст. 50 ГПК РСФСР, ст. 53 АПК РФ (ст. 58 проекта ГПК РФ), которая возлагает на стороны обязанность доказывания тех обстоятельств, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений, что, в свою очередь, создает аналогичную обязанность у представителей.

Принципиальное различие, существующее между положением адвоката в гражданском и арбитражном процессе и положением его в процессе уголовном, заключается в том, что адвокат в первом случае осуществляет представительство стороны или третьего лица, а во втором — оказывает юридическую помощь своему клиенту.

Участвуя в доказывании, например, по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, адвокат должен иметь ввиду, что распределение бремени доказывания по делам данной категории отличается от процесса доказывания по другим категориям дел в гражданском и арбитражном судопроизводстве. То есть, общее правило, установленное в ст. 50 ГПК РСФСР, ст. 53 АПК РФ (ст. 58 проекта ГПК РФ), в соответствии с которым каждая должна доказать те обстоятельства, на которые они ссылается как на основание своих требований и возражений, при рассмотрении дел данной категории, существенно изменяется в результате введения в закон (ст. 152 ГК РФ) доказательственных презумпций (юридических предположений)[48]. Напомним, что презумпция — такой логический прием (неполная индукция), при котором из установленных фактов делается предположение о существовании или несуществовании другого обстоятельства[49].

В данном рассматриваемом нами случае в гражданском или арбитражном процессе реализуется презумпция добропорядочности, доброго имени гражданина или положительной репутации организации[50]. То есть, каждый человек (организация) предполагается добропорядочным до тех пор, пока в установленном законом порядке не будут доказаны факты, негативно его характеризующие. По нашему мнению, назначение указанной презумпции заключается в освобождении одной из сторон от обязанности доказывания презюмируемого факта и предоставлении другой стороне возможности его опровержения. В рассматриваемом случае законодатель исходит из того, и мы с ним согласны, что опубликованные порочащие сведения считаются не соответствующими действительности, пока не доказано обратное[51]. Презумпции освобождают от доказывания определенных фактов только одну из сторон и лишь перераспределяют бремя доказывания фактов, но не выводят их из предмета доказывания[52]. Истец только может, но не обязан, опровергать порочащие его сведения.

Так, истец Д. обратился в Пресненский межмуниципальный суд г. Москвы с иском к редакции газеты «Русская мысль» и автору статьи С. о защите чести, достоинства и деловой репутации, взыскании компенсации морального вреда в сумме 300 тыс. руб. в связи с опубликованием статьи «Дворкин против Кириенко», в которой содержались сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию: «Скандал вокруг предполагаемого членства исполняющего обязанности Председателя Правительства России С. Кириенко в секте сайентологов спровоцирован А. Дворкиным», «Дворкин отрабатывает долг за поддержку собственной антикультистской деятельности». Поскольку ответчики не смогли доказать соответствие сведений действительности и отсутствие порочности этих сведений, суд удовлетворил требования Д., обязав редакцию опровергнуть указанные сведения и уплатить моральный вред в сумме 1 тыс. руб., а автору статьи — 100 рублей[53]. Например, по делам о восстановлении на работе по инициативе администрации, бремя доказывания наличия законного основания для увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения лежит на ответчике (п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 г. № 2 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» в редакции постановления Пленума от 25 октября 1966 г. № 10)[54] и т. д.

О юридических предположениях в российском праве адвокату, участвующему в доказывании в гражданском или арбитражном процессе, всегда необходимо помнить. Они имеют двоякое значение:

1) как способ установления обстоятельств гражданских прав;

2) как способ уточнения распределения обязанностей по доказыванию. В первом случае, суд исходит из высокой степени вероятности соответствия презюмируемого факта действительности. Согласно ст. 152 ГК РФ, например, наличие порочащих и не соответствующих действительности сведений в адрес гражданина или организации только предполагается, если не доказано иное. Во-вторых, обязанность доказывания, в виде исключения, законодателем возложена на ответчика, что на наш взгляд, является правильным. Если речь идет о средствах массовой информации, то ст. 43 Закона «О средствах массовой информации» прямо обязывает редакцию, автора доказать, что распространенные ими сведения соответствуют действительности, либо не могут порочить честь, достоинство и деловую репутацию истца. В подобном распределении бремени доказывания дел о защите чести, достоинства и деловой репутации и заключается их особенность.

Имеются и противники данной точки зрения[55], считающие, что ст. 7 ГК РСФСР устанавливает не презумпцию, а лишь целесообразное правило распределения обязанности доказывания, в основу которого положены процессуальные соображения максимальной активизации деятельности сторон по доказыванию, предполагая, что каждый должен воздержаться от правонарушений, а в случаях спора позаботиться о доказательствах. С указанным ошибочным мнением нельзя согласиться, поскольку оно высказывалось в советский период развития государства, когда к средствам массовой информации предъявлялись повышенные требования правдивого освещения событий, глубокой фактической проверке материалов, объективной оценки действий граждан и организаций. Сейчас, в период «гласности и плюрализма мнений», такого подхода к сожалению нет и поэтому законодатель был прав, устанавливая в ст. 152 ГК РФ правило, в котором презюмируется добропорядочность гражданина и положительная репутация организации.

Кроме того, распределение обязанности по доказыванию помогает суду с высокой степенью вероятности устанавливать соответствие презюмируемых фактов действительности. Отступление без достаточных оснований от закрепленных в законе презумпций, как правило, ведет к судебным ошибкам и грубому нарушению прав лиц, участвующих в деле[56].

Несмотря на то, что истец согласно закона вообще освобожден от обязанности доказывания отрицательного факта, это, однако, не исключает для него (и разумеется, представителя) представить суду доказательства того, что порочащие сведения не соответствуют действительности. Но в любом случае, суд не вправе возлагать на истца обязанность представления доказательств по факту, с подтверждением которого закон связывает ответственность другой стороны. В данном случае налицо тот факт, когда порядок распределения обязанности доказывания, указанный в материальном законе не совпадает с общим процессуальным правилом.

Правильное использование закрепленной в ст. 152 ГК презумпции позволяет суду не только установить обстоятельства на основе достаточно высокой степени вероятности, не только обойтись без доказывания фактов, положительное установление которых явилось бы затруднительным, а то и невозможным, но и защитить права и законные интересы лиц, участвующих в деле, в результате вынесения законного и обоснованного решения. При этом адвокат должен помнить правило о том, что кроме презюмируемых фактов, которые не требуется доказывать, существуют факты общеизвестные и преюдициальные, факты, признанные другой стороной, на которых также распространяется режим отсутствия необходимости доказывания в процессе. Адвокат должен отбирать доказательства не по их количеству, а по их качеству.

Подобные споры о том, является ли адвокат субъектом доказывания, ведутся в юридической литературе и по проблемам уголовной защиты[57]. В гражданском и арбитражном процессе обязанность доказывания, лежащая на представителе, представляется тем более закономерной. Во исполнение этой юридической обязанности представитель вправе совершать различные действия, входящие в содержание доказывания. Именно такой подход к доказыванию, осуществляемому адвокатом в гражданском и арбитражном судопроизводстве, дает ключ к анализу полномочий адвоката по доказыванию.

Так, раскрывая содержание полномочий адвоката, представляется уместным вернуться к вопросам о правовой природе представительства и процессуальном статусе представителей в гражданском и арбитражном судопроизводстве. В юридической литературе исследованию соотношения сущности представительства и вопросов доказывания уделяется недостаточно внимания. Вместе с тем такое соотнесение крайне необходимо. Это необходимо для того, чтобы понять, каковы основания возникновения полномочий адвоката по доказыванию и их пределы, а также установить обстоятельства, влекущие прекращение доказывания. В результате появится возможность перейти к изучению конкретных особенностей осуществляемого адвокатом доказывания по гражданскому и арбитражному делу. Таким образом, мы исходим из предпосылки, что полномочия адвоката по доказыванию находятся в тесной связи и с гражданско-правовой природой представительства, и с процессуальным статусом адвоката в гражданском и арбитражном судопроизводстве и более того, в значительной степени определяются двумя этими факторами. Рассмотрим данные связи более подробно.

В стадии возбуждения гражданского или арбитражного дела адвокат-представитель содействует представляемому в реализации права на обращение за судебной защитой. Как правильно отмечает Г. А. Жилин:

«Для достижения этой процессуальной цели он совершает все необходимые процессуальные действия, если право на их совершение ему предоставлено законом или договором, выраженным в доверенности»[58].

Следовательно, возможность адвоката-представителя совершать подобные действия вытекает из содержания его конкретной гражданской и арбитражной процессуальной правоспособности.

Для адвоката основанием для участия в доказывании является наличие договора с клиентом. Заинтересованность адвоката в исходе дела носит лишь процессуальный характер и он осуществляет это доказывание для оказания правовой помощи своему доверителю. В связи с этим возникает вопрос — что считать моментом начала доказывания? По нашему мнению моментом начала доказывания следует считать заполнение регистрационной карточки на ведение адвокатом гражданского или арбитражного дела, то есть заключения соглашения между юридической консультацией и клиентом о выделении адвоката для ведения дела, зафиксированное в регистрационной карточке и оформленное ордером (ст. 18 Положения об адвокатуре РСФСР). При этом необходимо отметить, что ордер, выдаваемый адвокату юридической консультацией коллегии адвокатов, не может заменить доверенности, выданной доверителем. В связи с этим, необходимо обратить внимание на следующее обстоятельство. На стадии исполнения решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов многое зависит от судебного представителя. Ведь доверителя интересует конечная цель судебного разбирательства, а не только признание его прав судом.

Так, Кировским районным судом г. Ярославля было рассмотрено дело по иску В. к редакции газеты «Золотое кольцо» о защите чести, достоинства и деловой репутации и компенсации морального вреда в сумме 40 тыс. руб., по которому представительство осуществлял адвокат А. Дело было своевременно рассмотрено и сдано в архив. Исполнительный лист без просьбы истца и его представителя в силу диспозитивности судом не выдавался. Спустя несколько месяцев доверитель обратился к судье с просьбой сообщить результат рассмотрения его дела и осведомился, почему в газете не опубликовано опровержение и ему не поступают присужденные в счет компенсации морального вреда денежные средства. При этом он возмутился бездействием и необязательностью своего адвоката-представителя по исполнению решения суда[59].

Вместе с тем, отсутствие соответствующего договора об обязанностях адвоката-представителя лишало его возможности предъявить претензии представителю в официальном порядке. По нашему мнению, исправление этого недостатка может быть достигнуто одним из следующих путей[60]:

1) отказом от ордерной формы оформления полномочий адвоката и замены его доверенностью (или договором), либо сохранением ордерной формы представительства, но изменением его структуры, предусматривающей конкретный перечень в ордере полномочий адвоката в судебном и исполнительном производстве;

2) одновременным оформлением ордера и доверенностью (или договором) на конкретные полномочия адвоката при рассмотрении дела и исполнении судебных решений.

В ст. 47 ГПК РСФСР говорится о круге обстоятельств, исключающих его участие в гражданском судопроизводстве, которая определяет, что представителями в суде не могут быть адвокаты, принявшие поручение об оказании юридической помощи с нарушением правил, установленных ст. 16 Положения об адвокатуре РСФСР, а именно:

1) если он по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицам, интересы которых противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела;

2) если участвовал в качестве судьи, прокурора, следователя, лица, производившего дознание, эксперта, специалиста, переводчика, свидетеля или понятого;

3) если в расследовании или рассмотрении дела принимает участие должностное лицо, с которым адвокат состоит в родственных отношениях;

4) адвокаты, допущенные судом, рассматривающим дело, к представительству по данному делу, но исключенные из коллегии адвокатов (кроме случаев, когда они выступают как представители предприятий, учреждений, организаций, в которых работают по трудовому договору, а также являются законными представителями)[61].

Аналогичное правило, исключающее участие адвоката в уголовном судопроизводстве, также закреплено в ст. 67-1 УПК РСФСР. Данное требование, предъявляемое к адвокату, необходимо сохранить в той же редакции и в ст. 51 проекта ГПК РФ, в котором, на наш взгляд, оно необоснованно исключено, а также внести дополнение в ст. 51 АПК РФ следующего содержания: «представителями в суде не могут быть адвокаты, принявшие поручения об оказании юридических помощи с нарушением правил, установленных законодательством Российской Федерации об адвокатуре».

Мы согласны с Г. А. Воскресенским, что до юридического оформления поручения все действия рассматриваются как часть консультативной работы[62]. Вместе с тем, часто бывает, что определенные действия по доказыванию адвокат предпринимает и до официального заключения соглашения. К ним относятся, например, сбор необходимых материалов, беседа с будущим доверителем, составление запросов в различные организации через юридическую консультацию и т. д. Указанное несоответствие по нашему мнению, вызывает возражения. По нашему мнению, перед тем, как решать вопрос о возможности заключения договора поручения с клиентом, адвокат прежде всего должен проверять наличие у обратившегося к нему гражданина или организации бесспорных оснований для обращения в суд с иском или заявлением в порядке особого производства. Только убедившись, что имеются все основания для обращения в суд, адвокат, по нашему мнению, вправе приступать к заключению соглашения. В противном случае заключение соглашения налагает на адвоката обязанность участвовать в дальнейших стадиях гражданского или арбитражного дела и не освобождает адвоката от необходимости следовать требованиям закона и профессиональной этики при осуществлении данного поручения. Осторожность при решении вопроса о заключении договора поручения бесспорно уменьшит риск необходимости выходить из уже начатого процесса, что часто бывает неприятно осуществлять для адвоката и с юридической, и с моральной точек зрения.

У адвоката, принявшего на себя ведение гражданского или арбитражного дела, много задач и обязанностей. Он должен обстоятельно побеседовать с клиентом, чтобы выяснить его намерения, требования и возможность их достижения. Это необходимо делать именно обстоятельно, настойчиво выясняя все мелочи для того, чтобы в дальнейшем они не выросли в «большие провалы», поскольку подавляющая часть клиентов рисует обстоятельства дела в «розовых» для себя «красках», при этом умалчивая неблагоприятные факты, не придавая им значения. Помимо этого, адвокат также обязан выяснять объективную картину взаимоотношений сторон. Только изучив все обстоятельства дела адвокат способен установить пределы исковых требований или возможные возражения на них.

Довольно часто в деятельности адвоката при подготовке дел к судебному разбирательству, либо в процессе рассмотрения дела в суде, возникают вопросы, связанные с мерами по обеспечению заявленного иска. Например, после опубликования или высказываний порочащих, не соответствующих действительности сведений, особенно в СМИ, сети Интернет, с их стороны не прекращаются нападки и высказывания в адрес истца, преследующими цель, как правило, оказать воздействие на суд, рассматривающий дело по недопущению вынесения отрицательного решения для ответчика.

Так, например, после опубликования в адрес истца Б. порочащей, не соответствующей действительности статьи «Главный теоретик Генпрокуратуры защищает неофашистов», газета «Известия» не дожидаясь изготовления полного текста решения и вступления его в законную силу, в период кассационного обжалования, опубликовала еще две статьи под названием «И все-таки г-н Б. защищает неофашистов»[63] и «Защитника неофашистов поддерживает прокуратура»[64]. В данном случае просматривается желание ответчика оказать воздействие на вышестоящие судебные инстанции и припугнуть при этом прокуратуру, которая принимая участие в рассмотрении дела, дала объективное заключение по делу в пользу истца. Представителем истца ставился перед судом вопрос в порядке обеспечения иска перед началом судебного разбирательства о запрещении ответчику продолжить публикацию статей в адрес Б., однако судом оно было необоснованно отклонено, что дало ответчикам возможность безнаказанно продолжить публикации в адрес истца[65].

Или другой пример. Мэр г. Москвы Лужков Ю. М. предъявил в Останкинский межмуниципальный суд г. Москвы иск о защите чести, достоинства и деловой репутации к редакции Общественного российского телевидения (ОРТ) и С. Доренко. Как заявила адвокат истца К. «телеканал и его ведущий продолжают нападки на столичную власть и лично Лужкова, а сам процесс в Останкинском суде превращают в шоу»[66]. Адвокату в данном случае необходимо было заявить ходатайство перед судом о запрещении распространения каких-либо сведений в адрес доверителя, чего не было сделано, что позволило продолжить С. Доренко нежелательные высказывания в адрес истца. Суд по собственной инициативе также отказался принять меры по прекращению подобных «нападок», чем нарушил, на наш взгляд, права личности. Аналогичные примеры можно приводить бесчисленное множество.

В п.2 ст. 134 ГПК РСФСР, п.2 ч.1 ст. 76 АПК РФ (ч.2 ст. 142 проекта ГПК РФ) не содержится конкретного перечня действий, которые запрещено совершать ответчику. Мера по обеспечению иска зависит от характера предъявленного требования. Мы согласны со С. А. Ивановой, И. К. Пискаревым о том, что среди мер по обеспечению иска также «…это может быть запрет печатать литературное произведение…»[67]. На наш взгляд, при возбуждении гражданского или арбитражного дела в суде о защите чести, достоинства и деловой репутации, судом должны приниматься меры по запрету не только «печатания» какого-либо произведения, но и любое распространение каких-либо сведений ответчиком в адрес истца до вступления решения в законную силу. В противном случае продолжаемые злоупотребления ответчика могут породить бесконечное количество подобных исков и это не будет иметь эффективного воспитательного воздействия на ответчика.

В подобных ситуациях суды неохотно идут на подобные меры по обеспечению иска, несмотря на то, что согласно п. 11 ст. 142, ч.2 ст. 134 ГПК РСФСР, п.2 ч.1 ст. 76, п. 11 ст. 112 АПК РФ судья вправе это сделать. Нет такого указания и в п. И ст. 151, ч.2 ст. 142 проекта ГПК РФ. На наш взгляд, назрела необходимость внесения дополнений в п. 11 ст. 142 ГПК РСФСР, п. 11 ст. 112 АПК РФ (п. И ст. 151 проекта ГПК РФ), где применительно к делам данной категории было бы определенно отражено, что «при подготовке судьей дела о защите чести, достоинства и деловой репутации к судебному разбирательству, где ответчиком являются средства массовой информации, сеть Интернет, судья по заявлению лиц, участвующих в деле, или по собственной инициативе принимает меры по обеспечению иска путем запрещения ответчику распространять какие-либо сведения, содержащиеся в печати, выступлениях по радио-, телепередачах, сети Интернет в адрес истца до окончания рассмотрения дела в суде. После вступления решения суда в законную силу данная мера по обеспечению иска отменяется и не действует».

Далее в ч.2 ст. 134 ГПК РСФСР, п.2 ч.1 ст. 76 АПК РФ (ч.2 ст. 142 проекта ГПК РФ) после слов «запрещение ответчику совершать определенные действия» желательно дополнить:

«а) по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации запрещать средствам массовой информации, сети Интернет дальнейшее распространение сведений в отношении истца до окончания рассмотрения дела по существу и вступления решения суда в законную силу». Это бесспорно будет более эффективно способствовать защите чести и достоинства граждан, деловой репутации граждан и организаций.

В связи с этим также возникают спорные вопросы и в отношении наложения ареста на имущество ответчика по искам о возмещении морального вреда. На этот счет имеются разные точки зрения. Так, М. А. Гурвич считал, что обеспечение иска возможно только по искам о присуждении, безотносительно к предмету иска, а А. Ф. Клейнман — что обеспечение иска возможно только по искам о присуждении спорного имущества[68].

Г. М. Резник считает, что по искам о возмещении морального вреда, обеспечение иска в виде наложения ареста недопустимо, поскольку этот вред является неимущественным; имущественный арест может накладываться в обеспечение конкретной денежной суммы и только по имущественным спорам, а у иска о возмещении морального вреда цены иска нет и он пропорциональной госпошлиной не облагается[69].

Нам представляется более убедительной и мы ее поддерживаем, точка зрения М. К. Треушникова[70], В. М. Жуйкова[71], А. А. Добровольского, С. А. Ивановой и И. К. Пискарева[72], З. Т. Новиковой[73], Г. Падвы и Е. Коротковой[74], которые на наш взгляд, правильно считают возможным обеспечение иска, вытекающего как из имущественных, так и неимущественных правоотношений. Эта возможность вытекает из содержания самого закона (ст. 152 ПС РФ, ст. 62 Закона РФ «О средствах массовой информации», введенного в действие с 8 февраля 1992 г., п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 11 от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций», п.8 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»[75]), где говорится о компенсации морального вреда только в денежной форме.

Кроме того, в законе не говорится о том, что меры по обеспечению иска применяются только в отношении имущественных претензий. Обеспечение иска, на наш взгляд, может иметь место как по искам о присуждении, так и по искам о признании. Так, в юридической литературе высказывалось мнение, что «меры по обеспечению иска могут оказаться необходимыми и по некоторым искам о признании». Например, по искам вытекающим из авторского права, по которым в качестве меры обеспечения иска возможен запрет опубликования литературного произведения до того, как будет решен вопрос о праве авторства на спорное литературное произведение[76].

В комментарии Гражданского процессуального кодекса Молдовы указано, что «обеспечение иска может иметь место как по искам о присуждении, так и по искам о признании» и делается ссылка на дела о защите чести и достоинства[77]. В ст. 133 ГПК РСФСР, ст. 75 АПК РФ (ст. 141 проекта ГПК РФ) перечислены только условия, при которых обеспечение иска допускается, то есть если неприятие мер обеспечения может затруднить или сделать невозможным исполнение решения (судебного акта), но ничего не говорится о самом характере искового требования.

В ст. 75 АПК РФ в отличие от ст. 133 ГПК РСФСР конкретно закреплено правило, согласно которому: «Заявление об обеспечении иска рассматривается арбитражным судом, разрешающим спор, не позднее следующего дня после его поступления». Хотелось бы, чтобы такое же правило было предусмотрено и в ГПК РСФСР, для чего желательно внести дополнение в ст. 133 ГПК РСФСР (ст. 141 проекта ГПК РФ) следующего содержания: «Заявление об обеспечении иска рассматриваются судьей или судом, рассматривающим спор, не позднее следующего дня после его поступления». Это, на наш взгляд, поможет заявителям в своевременном восстановлении их нарушенных прав.

На наш взгляд, применение мер по обеспечению иска, возможно и в случаях предъявления иска о возмещении морального вреда, хотя он и не является имущественным вредом. Основным требованием по обеспечению неимущественного иска, на наш взгляд, должно служить неущемление прав и свобод ответчика и других лиц при совершении этого действия.

Поэтому, мы полагаем, что обеспечение иска судом в виде наложения ареста при определенных обстоятельствах может быть направлено и на имущество ответчика. При этом, обеспечение иска должно быть произведено судом в разумных пределах, а не в тех, в которых просит истец, определяя цену иска, часто в завышенных размерах, не соответствующих обстоятельствам дела[78]. Кроме того, требуемая истцом сумма компенсации морального вреда и является фактически той самой ценой иска, которая исследуется судом и в зависимости от доказанности степени причинения нравственных или физических страданий устанавливается размер взыскания в денежном выражении. Иски о возмещении вреда, связанные с защитой чести, достоинства и деловой репутации, относятся к искам о присуждении, поскольку требование истца к суду заключено в принуждении ответчика как опровергнуть порочащие сведения, так и обязать возместить ему причиненный моральный вред. При вынесении решения в пользу взыскателя необходимо исполнительное производство и осуществление реального исполнения присужденных в счет возмещения морального вреда денежных сумм. Поэтому, как и любой другой иск о присуждении, иск о возмещении морального вреда, связанный с защитой чести, достоинства и деловой репутации, также должен быть реально обеспечен. Вместе с тем, на наш взгляд, его необходимо связывать не только с возможностями исполнения будущего решения, но и с характером требования. В данном случае интерес представляет то конкретное дело, в результате которого возникла дискуссия на эту тему.

Так, 10 февраля 1993 г. в газете «Россия» № 7 было опубликовано «Открытое письмо» президентам западных фирм — производителей аудио-и видео-продукции, подписанное Г., Т., П., Р., Б., В., С., в котором заключенный между Российской государственной телерадиокомпанией «Останкино» и американской корпорацией «Ю.С.С.Ю. Артс Групп, Инк.» договор о передаче корпорации права на использование хранящихся в архиве «Останкино» классических музыкальных произведений был назван незаконным, пиратским и содержался призыв к западным фирмам не иметь дела с корпорацией, возглавляемым Д. и Ш., поскольку она пиратская.

Считая опубликованные сведения порочащими честь, достоинство и деловую репутацию, фирма «Ю.С.С.Ю. Артс Групп, Инк.», Ш. и Д. обратились в суд с иском о защите чести, достоинства, деловой репутации и возмещении морального вреда в сумме 1150 млрд. рублей. Определением Свердловского (Тверского) районного суда г. Москвы по ходатайству истцов в целях обеспечения иска был наложен арест на имущество ответчика П., за исключением имущества, относящегося к профессиональной деятельности (музыкальных инструментов).

Определением судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда указанное определение районного суда по частной жалобе адвоката было отменено, в удовлетворении заявления истцов о наложении ареста на имущество П. отказано по мотивам того, что моральный вред хотя и определяется в конкретной денежной сумме, но является вредом неимущественным[79]. Такой же позиции придерживался и Президиум Мосгорсуда, который отклоняя протест указал, что обеспечение иска в виде ареста на имущество применяется по требованиям, носящим имущественный характер.

Отменяя указанные судебные постановления кассационной и надзорной инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, на наш взгляд, правильно указала, что закон не устанавливает, что меры по обеспечению иска применяются только по определенным требованиям, например, имущественным; о характере требований закон вообще не упоминает и с ним не связывает возможность или невозможность применения мер по обеспечению иска[80].

В связи с этим, во избежании дальнейших разночтений, по нашему мнению, необходимо внести изменения и дополнения в ст. 133 ГПК РСФСР, ст. 75 АПК РФ (ст. 141 проекта ГПК РФ) следующего содержания: «Суд или судья по заявлению лиц, участвующих в деле, или по собственной инициативе может принять меры по обеспечению иска независимо от того, носит ли спор имущественный или неимущественный характер. Обеспечение иска допускается во всяком положении дела, с учетом характера исковых требований при принятии иска и если неприятие мер обеспечения может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда (судебного акта)». Такими мерами по обеспечению иска по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, на наш взгляд, могли бы быть: наложение ареста на имущество, счета в банках и т. д. В связи с этим необходимо привести один характерный пример.

Так, Тюменский арбитражный суд взыскал с газеты «Тюмень-2000», зарегистрированной в г. Тюмени в пользу Тюменской областной администрации моральный вред в сумме 10 млрд. руб. в связи с удовлетворением иска о защите деловой репутации. Однако, чтобы не платить по исполнительному листу, газета «сделала совершенно пустым свой счет» и стала печататься уже в Свердловской области[81]. То есть арбитражный суд, не приняв своевременно должных мер по обеспечению иска путем наложения ареста на имущество, дал возможность ответчику уйти от материальной ответственности. Мы в данном случае не обсуждаем законность вынесенного судом решения, однако, чтобы предотвратить подобные случаи, адвокаты на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, должны при наличии достаточных оснований, ставить перед судом вопрос об обеспечении иска, а суд соответственно реагировать на них.

Достаточно сложный вопрос в характеристике полномочий адвоката в гражданском и арбитражном процессе заключается в определении пределов его самостоятельности, в том числе и в доказывании. Так, из приведенных норм, регламентирующих судебное представительство, следует, что пределы полномочий представителя зависят от воли лица, которое он представляет. Подобное правило распространяется и на доказывание. Вместе с тем, из сказанного не усматривается, что адвокат выступает в роли пассивного исполнителя воли своего доверителя. Поскольку данная проблема является сложной, то она заслуживает более подробного рассмотрения.

Обсуждая вопрос о самостоятельности адвоката в доказывании, на наш взгляд, следует в первую очередь обратиться к ст. ст. 182 и 971 ГК РФ, из которых усматривается, что в суде представитель (поверенный) выступает самостоятельно, что требует от него активного и творческого отношения к доказыванию. Например, адвокат во многих случаях совершает доказательственные действия от своего имени или от имени юридической консультации, что автоматически возлагает на него ответственность за избрание правильной позиции. Его активность проявляется при решении различных вопросов судебного познания. Он обязан обращать внимание суда на неполное или неправильное определение предмета доказывания по делу, то есть совокупности фактов, имеющих юридическое значение, которые необходимо доказать сторонам с тем, чтобы суд правильно применил нормы материального права, определил права и обязанности сторон. В соответствии с этим, он обязан также заявлять ходатайства об истребовании дополнительных средств доказывания, а если они имеются, то о приобщении к делу. Представитель также должен ходатайствовать об исключении из процесса представленных письменных, вещественных доказательств, а также свидетелей, в связи с недопустимостью указанных доказательств, как не имеющих значения для рассмотрения дела и т. д. Адвокату необходимо иметь ввиду, что п.4 ч.2 ст. 141 ГПК РСФСР, п.4 ст. 112 АПК РФ следует понимать в контексте с ч.2 ст. 50 ГПК новой редакции (1995 г.), ст. ст. 56, 57 АПК РФ, в которых предусмотрено, что суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию. Например, участвуя на стороне истца по делу о лишении родительских прав, адвокат должен иметь ввиду, что родители могут быть лишены родительских прав по основаниям, предусмотренным в ст. 69 СК РФ, только в случае их виновного поведения (п. 11 постановления Пленума верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»). Поэтому задача адвоката в гражданском процессе будет состоять в доказывании отсутствия заботы по воспитанию ребенка, использовании родительских прав в ущерб интересам детей, например создании препятствий в обучении, склонении к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков, жестоком обращении с детьми и т. п.

Также адвокат должен иметь ввиду, что определение объема подлежащих доказыванию фактов и правовая квалификация отношений, взаимосвязаны между собой. Нельзя определить предмет доказывания по делу без знания содержания закона, подлежащего применению, и в то же время трудно определить правоотношения без знания тех фактических обстоятельств, которые имели место между сторонами[82].

По-прежнему остается дискуссионным вопрос о мере ответственности адвоката за содержание тех документов или устных заявлений, которые исходят от его доверителя. По нашему мнению, если документ составлен и завизирован адвокатом, то это означает, что он полностью разделяет позицию своего клиента. Такова, в частности, ориентация Президиума Московской областной коллегии адвокатов[83].

Поэтому, если позиция адвоката расходится с позицией обратившегося к нему лица, то адвокат обязан либо убедить это лицо в необходимости изменения позиции, либо прекратить поручение. Мы согласны с мнением Б. Тиховского, который считает, что «по договору поручения поверенный не может отводить себе удобную роль послушного исполнителя всех желаний клиента, а обязан войти в обсуждение правомерности его требований и поддерживать может только законные требования»[84]. Интерес в данном случае представляет одно дело, рассмотренное судом общей юрисдикции.

Так, истица В. обратилась в суд с иском в Коломенский городской суд Московской области к 3. об определении порядка пользования земельным участком и взыскании морального вреда в размере 1000 тыс. руб., мотивируя тем, что 3. чинит ей препятствия в пользовании принадлежащей ей части земельного участка. Поскольку истица самостоятельно предъявила иск без помощи адвоката, то она просила в судебном заседании, чтобы суд удовлетворил помимо основных требований, и дополнительные требования о компенсации морального вреда. Ее интересы в суде представлял адвокат Г., который разъяснил истице, что ее требования о компенсации морального вреда по данному спору, не основаны на законе, однако доверительница настаивала на этом. В своей речи в судебных прениях адвокат Г. не стал просить суд о взыскании с 3. 1000 руб в виде компенсации морального вреда, понимая несостоятельность ее требований. Суд согласился с позицией представителя и удовлетворил основные исковые требования, отказав при этом в иске о взыскании с ответчика в счет компенсации морального вреда, мотивируя тем, что законом не предусмотрена компенсация морального вреда по делам данной категории[85].

Сказанное означает, что практика требует от представителя активно влиять на формирование доказательственной позиции своего клиента. Однако данная ориентация практики не совпадает с точным смыслом закона. Например, в п.1 ст. 973 ГК РФ говорится о том, что поверенный обязан исполнять данное ему поручение в соответствии с указаниями доверителя. Несмотря на то, что далее говорится о том, что указания доверителя должны быть правомерными, осуществимыми и конкретными, в данной статье ничего не говорится о том, что поверенный обязан предупреждать своего доверителя о неправильности его указаний. Поскольку это имеет очень важное значение для правильного выполнения поручения, на наш взгляд, в данном случае можно использовать, например, правило, которое содержится в договоре подряда. Так, ст. 716 ГК РФ требует от подрядчика немедленно предупредить заказчика о возможных неблагоприятных для него последствий выполнения его указаний о способе исполнения работы.

Иными словами, подрядчик, как специалист, обязан предостерегать своего заказчика. По нашему мнению, между договором подряда и поручения имеется много общего, поскольку в обоих случаях речь идет о выполнении специалистом для неспециалиста определенных действий. В связи с этим, некоторые положения договора подряда вполне могут, по нашему мнению, послужить образцом для совершенствования договора поручения и соответственно использованы адвокатом в гражданском и арбитражном процессе. Для этого, на наш взгляд, необходимо внести изменения в ст. 973 ГК РФ следующего содержания: «Поверенный обязан следовать не всем, а только законным и обоснованным требованиям своего доверителя и обязан предупреждать о неправильности его указаний».

Мы полагаем, что самостоятельность адвоката в доказывании основана еще также на том, что доказывание — это процессуальная деятельность, предусмотренная в законе. Ни один субъект доказывания не вправе пренебречь этими правилами. Например, положения ст. ст. 50, 53–55 ГПК РСФСР, ст. 5 3–5 5 АПК РФ и других статей кодексов, где содержатся указания относительно того, каким образом обязаны лица, участвующие в деле, осуществлять доказывание, никто не вправе игнорировать. При этом, необходимо всегда учитывать то обстоятельство, что обратившийся за помощью не всегда осведомлен о существовании этих норм. Адвокат же, который обязан руководствоваться этими нормами, должен умело убеждать своего доверителя о необходимости следовать его примеру. Требования, содержащиеся в ст. 30 ГПК РСФСР, ст. 33 АПК РФ (ст. 35 проекта ГПК РФ), где говорится о том, что «лица, участвующие в деле, обязаны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами», не вправе игнорировать ни адвокат, ни его доверитель.

Несмотря на то, что пределы самостоятельности адвоката в доказывании в целом ограничены указаниями лица, интересы которого он представляет, вместе с тем это не освобождает адвоката от самостоятельного поиска путей и способов доказывания, не дает права игнорировать требования закона и практики в осуществлении доказывания.

В связи с этим хочется коротко остановиться на положении адвоката — представителя в гражданском и арбитражном судопроизводстве с адвокатом — защитником в уголовном судопроизводстве.

Так, некоторые ученые считают, что защитник — помощник суда и правозаступник обвиняемого[86]. В свое время С. И. Викторовский отмечал, что защитник.

«прежде всего должен сознавать себя, как общественный деятель, обязанный помогать правосудию своей юридической опытностью и знанием дела… и стремиться наравне с другими участвующими в процессе лицами к раскрытию уголовно-судебной истины: все свои действия он должен сообразовывать с этим высоким положением»[87].

Большинство современных процессуалистов считают адвоката самостоятельным участником уголовного судопроизводства[88]. Их позиция основана на том, что обязанность защищать возложена на защитника законом, а не обвиняемым. Поэтому, сторонники данной точки зрения признают «адвоката самостоятельным участником процесса, действующим наряду с подзащитным, отстаивающим его права и законные интересы и в этих целях активно выполняющим определенные законом функции защиты, отвечающие задачам уголовного судопроизводства»[89].

Основным недостатком признания адвоката самостоятельным участником или помощником суда, по мнению его оппонентов,

«является то, что они как бы отодвигают на второй план взаимоотношения защитника с обвиняемым, не подчеркивают, что защитник прежде всего помощник обвиняемого, тогда как именно в этом особенность его процессуального положения, основа его правовых и нравственных отношений с обвиняемым»[90].

Другие авторы пытались примирить данные точки зрения. Они полагают, что защитник воплощает в себе все три вышеуказанных характеристики: он и представитель обвиняемого, и помощник суда, и самостоятельная сторона в процессе[91]. Нам представляется предпочтительней более правильная и убедительная точка зрения А. Д. Бойкова, который полагает, что адвокат-защитник сочетает полномочия самостоятельного участника процесса (выбор средств, методики и тактики защиты) с полномочиями представителя обвиняемого, мнением которого он связан при совершении наиболее ответственных процессуальных действий и выборе конечной позиции по делу[92]. Данная точка зрения заслуживает внимания и признания также и в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

Необходимо также учитывать и то, что процессуальная природа представительства как функции, осуществляемой в интересах только одного участника процесса — либо истца, либо ответчика, либо третьего лица предопределяет одностороннюю направленность производимого адвокатом доказывания. Мы разделяем мнение А. Т. Боннера о том, что в настоящее время российский гражданский процесс имеет состязательную форму, который обуславливает установление судом такого принципа, как объективной (судебной) истины[93] по делу, что является конечной целью гражданского судопроизводства[94].

Адвокат является участником состязания и все его действия по отстаиванию собственной правоты и опровержению доводов оппонента подчинены в итоге законным интересам своего доверителя. Нельзя не согласиться с В. М. Шерстюком в том, что состязательность проявляется прежде всего в осуществлении прав сторон по доказыванию[95]. Однако, построение адвокатом своей доказательственной позиции во многом зависит от процессуального статуса доверителя, а не его абстрактного желания. Поэтому, несоблюдение этого принципа приводит к негативным последствиям.

Такая зависимость выражается, например, в том, что ответчик по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации может защищаться против иска и пассивно, поскольку обязанность доказывания самого факта распространения порочащих сведений возложено в соответствии со ст. 152 ГК РФ на истца, который оспаривает несоответствие действительности и порочность сведений, распространенных ответчиком и обязан активно доказывать обоснованность своих исковых требований.

Так, по одному из гражданских дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, адвокат Московской областной коллегии адвокатов Н., являясь представителем ответчика, аргументировал свою позицию тем, что возражения его доверителя истцом не опровергнуты. Однако это противоречило ст. 50 ГПК РСФСР, где говорится о том, что каждая сторона должна позитивно доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, а не ссылаться на то, что они не опровергнуты. Кроме того, согласно ст. 152 ГК РФ обязанность доказывания соответствия действительности сведений прямо возложена на распространителя этих сведений, то есть ответчика. В результате иск был удовлетворен[96]. Таким образом, направленность доказывания, осуществляемого адвокатом в гражданском или арбитражном процессе, зависит не только от воли доверителя, но и от его статуса. Данное обстоятельство необходимо учитывать при избрании метода доказывания.

Характеристика полномочий адвоката по доказыванию должна включать в себя также рассмотрение вопроса об их прекращении. На наш взгляд, здесь возможны два варианта. Первый — когда адвокат приходит к выводу, что в его распоряжении имеется достаточно доказательств и продолжать доказывание нет необходимости. Вместе с тем, может возникнуть ситуация, когда возможности для продолжения доказывания исчерпаны раньше, чем в нем отпала необходимость. Должен ли представитель отказываться от доказывания, если получение дополнительных доказательств окажется невозможным? Мы не считаем возможным подробно исследовать эту сложную этическую проблему, однако отметим, что по общему признанию ученых-процессуалистов и видных практиков, свобода договора в отношениях между доверителем и адвокатом-поверенным несколько ограничена, что вытекает из специального законодательства об адвокатуре и правил профессиональной этики. Вместе с тем, за адвокатом необходимо признать право прекращать поручение, а следовательно и доказывание, если он абсолютно убежден, что другого решения в конкретной ситуации быть не может. При этом, полагаться на достижение согласия доверителя на такое решение, по нашему мнению, было бы неправильно. Ведь в большинстве случаев доверитель будет настаивать на продолжении процесса вне зависимости от степени обоснованности своих требований и редко отказывается от дальнейшей борьбы. Участвуя в гражданско-правовом конфликте, граждане порой ставят задачу не только защищать свои нарушенные права, но и поднять свой престиж, нанести своему процессуальному противнику, с которым они находятся в неприязненных отношениях, моральную травму.

В связи с этим неверно было бы оставлять право решения за доверителем. Вопрос должен решаться самим представителем исходя из его правосознания и чувства долга[97]. Законно и целесообразно будет участие в решении этого вопроса и заведующего юридической консультацией, поскольку договор заключается с консультацией в целом, а не с адвокатом лично. Данные ограничения не должны, однако, уничтожать саму возможность беспрепятственного прекращения поручения, а следовательно и доказывания, представителем.

§ 3. Логико-процессуальные особенности доказывания адвокатом в гражданском и арбитражном судопроизводстве

Участие адвоката-представителя в доказывании имеет свои особенности, наличие которых обусловлено спецификой его роли в гражданском и арбитражном процессе, правым статусом и характером полномочий. Своеобразный отпечаток на доказательственную позицию адвоката накладывает односторонность его позиции. Нельзя также не учитывать доверительный характер отношений между адвокатом и клиентом. Говоря о нравственных принципах взаимоотношений адвоката и подзащитного, Л. Д. Кокорев, Д. П. Котов на наш взгляд, правильно отмечают, что:

«Основой нравственных отношений между ними должно быть доверие обвиняемого к защитнику, который не вправе своими действиями и заявлениями подрывать его. Доверять защитнику — это значит поручить ему защищать свои права, свои законные интересы, а действовать по поручению обвиняемого — это и означает быть его представителем»[98].

То же самое можно сказать и о взаимоотношениях доверителя и его представителя в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

В юридической литературе, посвященной адвокатуре, вопрос об участии адвоката в доказывании по гражданским и арбитражным делам остается недостаточно изученным. Имеются лишь общие работы, в которых практика участия адвоката в доказывании рассматривается в рамках представительских полномочий[99], однако ее конкретные особенности не выделяются. По нашему мнению, доказательственная деятельность адвоката в гражданском и арбитражном процессе нуждается в самостоятельном изучении, поскольку обладает большим своеобразием.

В данной главе автор преследует цель выявить основные черты доказывания, осуществляемого адвокатом при рассмотрении гражданского или арбитражного дела. Это, на наш взгляд, позволит установить специфику его доказательственной деятельности и в дальнейшем проследить весь ход доказывания с позиций представителя, а также наметить круг важнейших вопросов как теоретического, так и практического характера, с которыми сталкивается адвокат в гражданском и арбитражном процессе.

То, что подлежит доказыванию, в логическом доказательстве называют тезисом. Тезис есть суждение, истинность или ложность которого выясняется при помощи других суждений, называемых аргументами. Способ доказывания, то есть переход от аргументов к доказанности тезиса называется демонстрацией. В логике в качестве доказательств выступают суждения, известные мысли, доказанные ранее положения. Логическое доказывание есть оперирование мыслями, суждениями.

В судебной деятельности доказывается существование или отсутствие фактов реальности (действий или бездействий людей, событий), с которыми закон связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Следовательно, в отличие от логического доказательства (доказывания), к которому люди обращаются в обычной обстановке или в научном познавательном процессе, доказывание при отправлении правосудия и его предмет специфичны[100].

Доказательства в гражданском и арбитражном судопроизводствах рассматриваются как средства получения судом верного знания о фактах, имеющих значение для дела. В этой связи К. И. Малышев верно, на наш взгляд, отмечал: «Истина столько же необходима для суда, как и справедливость. Если бы суд стал ошибочно или ложно признавать действительные факты несуществующими, а факты вымышленные действительными, и применять к ним затем правила закона со всей точностью, такая комедия правосудия указывала бы на порчу его и была бы страшным бедствием для народа»[101].

Прежде чем рассматривать конкретные особенности участия адвоката в доказывании, на наш взгляд, следует установить, какие задачи он ставит перед собой, работая с доказательствами. В юридической литературе некоторым из этих задач уделялось достаточное внимание[102], другие остались вне поле зрения исследователей, и надо признать, что отсутствует надлежащая их систематизация. Вместе с тем, она в этом случае необходима, так как поможет расположить задачи в определенном порядке и тем самым облегчить их практическое решение. Мы предлагаем следовать такому порядку, в котором эти задачи возникают и разрешаются на практике. Данное построение целесообразно потому, что решение каждой из задач предопределяет ответ на следующие и отражается на всем процессе доказывания.

Адвокат с началом доказывания должен стремится выяснить, имеется ли нарушение субъективных прав и законных интересов обратившегося, а также устранимы ли эти нарушения в судебном или ином порядке[103].

Нельзя также не учитывать, что в некоторых случаях, например, действующим законом о СМИ[104], Транспортным уставом железных дорог Российской Федерации от 19 декабря 1997 г., Федеральным законом РФ «О связи» от 20 января 1995 г., Правилами предоставления услуг телеграфной связи, утвержденными постановлением Правительства РФ от 28 августа 1997 г. № 1108 (ст. 72–75), Правилами предоставления услуг местными телефонными сетями, утвержденными постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1997 г. № 1235 и др., предусмотрена обязательная досудебная процедура. Кроме того, многие отношения вообще не признаются государством в качестве правовых, то есть для них не имеется юридической модели. Поэтому, до тех пор, пока не установлено, имеются ли основания для спора и какова его подведомственность, нет смысла обосновывать свою позицию. В связи с ответом на этот вопрос находится и постановка другой задачи, которая может быть охарактеризована как выявление возможностей устранения нарушений с учетом реальной обстановки. Ответ на поставленный вопрос зависит в итоге от многих факторов — характеристики дела, состава его участников и т. д.

Поэтому, разрешение вопросов о том, имеются ли достаточные основания для защиты интересов клиента с учетом требований закона и конкретной обстановки, позволяет адвокату поставить перед собой ключевой вопрос: можно ли оказать юридическую помощь обратившемуся за ней гражданину или организации, и если да, то в какой форме она может быть оказана?

Задача адвокатуры, — как об этом говорится в ст. 48 Конституции РФ, — оказание каждому, кто в ней нуждается, квалифицированной юридической помощи[105]. Поэтому очевидно, что постановка такой задачи и ее решение — важнейший момент в деятельности адвоката по гражданским и арбитражным делам. В отличие от уголовного процесса (за исключением дел частного обвинения) доказательственный материал в основном собирается и представляется в суд органами следствия, в гражданском и арбитражном процессе — доказательства иска и доказательства возражений сторон разрабатываются и представляются в суд в основном сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Обязанность представления сторонами доказательств отчетливо выражена в ст. 50 ГПК РСФСР, ст. 54 АПК РФ (ст. 56 проекта ГПК РФ). Применительно к проблеме доказывания вопрос заключается в том, следует ли адвокату осуществлять последнее и каков должен быть его вид?

Как уже нами отмечалось, ответ на первую часть вопроса зависит от законности и, частично, обоснованности требований лица, обратившегося за правовой помощью. Избрание же вида юридической помощи и способа ее оказания зависит от целого ряда условий. Определенную сложность представляет выяснение того, какова связь между характеристикой доказательств и решением вопроса о принятии адвокатом поручения на ведение гражданского или арбитражного дела. На наш взгляд, по данной проблеме имеются три позиции.

Так, по мнению Д. П. Ватмана, Б. С. Антимонова, С. Л. Герзона адвокат вправе заключить договор поручения лишь при несомненности доказательственной базы и ясности юридической перспективы дела[106]. Они полагают, что адвокат обязан совершить доказательственные действия еще до принятия поручения, а решение вопроса о помощи находится в прямой зависимости от результатов этого предварительного доказывания. Другие ученые придерживаются иного мнения и считают, что адвокат всегда должен принимать поручение, поскольку он не является экспертом в оценке требований доверителя, а также с учетом возможного заключения в суде мирового соглашения и других изменений ситуации[107].

Нам представляется, что та и другая позиции страдают односторонностью в подходе к данной проблеме. Бесспорно, что нельзя принимать участие в процессе, если требование клиента противоречит закону или не имеет под собой оснований. На наш взгляд, таким безусловным основанием для заключения соглашения и принятия поручения на оказание юридической помощи является наличие правовой позиции, которая включает в себя две составные части — законность требования и их доказуемость. В связи с этим приведем характерный пример.

Адвокат М. принял поручение на стороне истца на ведение дела в арбитражном суде г. Москвы по иску коммерческого банка «П» к коммерческому банку «Р» о взыскании 4 млн. руб, в том числе 3 млн. руб. основного долга по результатам взаимозачета по конверсионным сделкам и 1 млн. руб. пени за просрочку исполнения обязательств. Однако, решением арбитражного суда в удовлетворении иска было отказано, так как сделки, заключенные между сторонами, подпадали под понятие «пари» и, следовательно, в силу ст. 1062 ГК РФ требования истца не подлежали судебной защите[108]. Адвокат зная это, должен был убедить своего клиента отказаться от предъявления заранее бесперспективного иска и не принимать поручения на ведение дела, что не повлекло бы бесполезной траты средств на оплату госпошлины, моральных и физических сил в связи с подготовкой к рассмотрению данного иска в суде.

Принцип законности в деятельности адвоката, который он не вправе нарушать, означает безусловное соблюдение адвокатом существующих законоположений, определяющих условия и порядок его деятельности, в каких бы формах она не выражалась (дача консультаций, и советов, участие в процессуальном производстве и т. д.). Наличие доказательств, подтверждающих законные требования (возражения), являются вторым необходимым элементом правовой позиции. Исходя из этих основных моментов адвокату при принятии поручения и следует решать: принимать или не принимать поручение на ведение дела. В связи с этим нельзя, на наш взгляд, согласиться с категоричным мнением Д. П. Ватмана, который рекомендует адвокатам участвовать в деле только тогда, когда обеспеченность позиции не вызывает сомнения. Нам представляется, что при таких обстоятельствах фактически отпадает необходимость в помощи адвоката. Как раз наоборот, юридическая помощь, на наш взгляд, необходима в тех случаях, когда нарушение прав физического или юридического лица существенно, а защищать их нелегко.

Поэтому, именно в подобных случаях, когда исход дела весьма проблематичен, вмешательство профессионального юриста — адвоката представляется целесообразным. Как правило, не всегда в момент принятия поручения известно, какие имеются доказательства и каким образом они могут быть получены, так как довольно часто это выясняется уже в процессе судебного разбирательства. Мало того, работа над доказательствами приобретает смысл именно тогда, когда необходимо их собрать, оценить с учетом требования относимости, допустимости, достаточности и пр., привести в систему, когда возникают неясные и спорные вопросы. Например, изучение речей адвокатов показывает, что зачастую истинность позиции их доверителей не была очевидной с самого начала. Так, известный адвокат-цивилист Склярский И. И. отмечал в речи по делу Чернова, что он участвует в деле потому, что недопустим отказ в помощи при возможной различной правовой оценки ситуации[109].

Адвокаты часто в качестве аргументов приводят противоречивые доказательства, абсолютно несовпадающие примеры из практики и научной литературы по одному и тому же вопросу[110]. В работе адвоката могут возникнуть и другие непредвиденные ситуации, как, например, заключение мирового соглашения на приемлемых для обеих сторон условиях или неожиданный отказ одной из сторон от своих требований или возражений при наличии оснований для их удовлетворения и т. д. Подобные случаи завершения спора часто имеют место в судебной практике.

Нам представляется обоснованной точка зрения тех ученых-процессуалистов, которые полагают, что отказывать в приеме поручения адвокат может только тогда, когда из имеющихся материалов (в том числе те, которые могут быть получены в перспективе) однозначно усматривается, что права обратившегося за помощью гражданина или организации не нарушены, либо их защита исключена. Такого мнения придерживается, например, Я. А. Розенберг[111]. Подобное суждение высказывает А. А. Ерошенко[112].

Анализируя их позиции, можно прийти к выводу, что отказ адвоката от принятия поручения по мотиву отсутствия доказательств считается обоснованным лишь в следующих случаях:

1) когда наличие доказательств служит непременным условием самой постановки вопроса;

2) если установлено полное отсутствие доказательственной базы в конкретном требовании доверителя.

То есть, первая ситуация может иметь место, когда доказанность фактов является обязательной для формулировки требования, а вторая — это выдвижение доверителем абсолютно голословных утверждений, которые, как он сам с уверенностью заявляет, подтвердить ничем не сможет. В связи с этим, нельзя не привести высказывания об адвокате И. Винавером:

«Он — представитель клиента. Клиенту этому дорог только конечный результат: осуществление его личного интереса; правовая сфера для него — только орудие для достижения этой цели. Адвокат преображает конкретный факт и переводит его в правовую сферу…»[113].

По существу, единственным безусловным основание для отказа от исполнения договора поручения для адвоката является выявившаяся незаконность требований доверителя. Установив в процессе подготовки материалов к судебному разбирательству незаконность требований, адвокат обязан сообщить об этом своему доверителю. Одновременно он должен дать рекомендации об изменении предмета заявленных требований, о частичном или полном отказе от иска, о заключении мирового соглашения и т. п. Только после принятия данных рекомендаций доверителем, адвокат вправе продолжить выполнение поручения. В остальных случаях, на наш взгляд, поручение на ведение дела следует принимать.

Правовая позиция адвоката-представителя по гражданскому и арбитражному делу должна, на наш взгляд, соответствовать следующим требованиям:

1) законности представляемых интересов и характера деятельности адвоката;

2) непротиворечивости позиции доверителя и адвоката;

3) осведомленности доверителя о правовой позиции адвоката и согласии с ней.

Нам представляется, что отказ адвоката с учетом изложенных требований от участия в деле в некоторых случаях также можно расценить, как это не странно, и как своеобразную помощь клиенту. В данном случае речь идет о том, чтобы не просто отказаться от принятия поручения в силу безнадежности позиции, а убедить клиента последовать своему примеру, если, разумеется, адвокат убежден, что нет никаких шансов на выигрыш дела. Только в этом случае задача адвоката будет полностью выполнена и таким образом обратившемуся лицу будет оказана юридическая помощь, сэкономлено время, материальные средства и сохранено здоровье, что в итоге немаловажно.

Обсуждая вопрос об оказании правовой помощи адвокатом в стадии рассмотрения гражданского или арбитражного дела по существу, необходимо отметить, что в данной стадии адвокат ставит перед собой уже другую задачу, а именно: убедить суд в своей правоте с помощью имеющихся доказательств и иных доводов. Данная проблема требует более подробного изучения, поэтому анализ процесса убеждения адвокатом суда нами будет сделан в ходе рассмотрения вопросов осуществления доказывания. Однако, в данном случае необходимо отметить, что правильная постановка такой задачи имеет огромное значение. В практике встречаются случаи, когда адвокат «убеждает» суд в своей мнимой правоте, и напротив, бывают случаи, когда истинное мнение адвоката не принимается судом во внимание[114]. Ведь в конечном счете для убеждения суда и проводится все доказывание. Осуществляя доказывание в ходе рассмотрения дела, адвокат ставит своей задачей оказать содействие суду в достижении истины по делу. Такая помощь — это не право, а обязанность адвоката.

В данном случае, мы разделяем не потерявшей актуальности высказанную в свое время точку зрения В. К. Пучинского, М. К. Треушникова о том, что в отличии, например, от американского суда, где усилия адвокатов и других участников процесса направлены на создание у суда уверенности в их правоте, независимо от того, соответствует ли позиция действительности[115], советский суд устанавливает не победителя в споре, а истину[116].

Нельзя не согласиться с мнением Д. П. Ватмана о том, что участие адвоката в поисках истины по гражданскому делу своеобразно[117]. Цель гражданского и арбитражного судопроизводства — это установление истины, которое происходит путем познания судом и другими участниками процесса фактов объективной реальности, что составляет философскую сущность гражданского и арбитражного процесса. В юридической науке имеются различные взгляды на соотношение доказывания и познания. Г. М. Резник относится к доказыванию как виду познания[118]. В. В. Молчанов ничего не говоря о цели доказывания — установлении истины, рассматривает доказывание в качестве способа познания, которое реализуется.

«в чувственно-практической деятельности суда и участвующих в деле лиц по установлению фактов, с наличием или отсутствием которых закон связывает возникновение, изменение или прекращение материально-правовых и гражданско-процессуальных правоотношений»[119].

На наш взгляд, нельзя ставить знак равенства между этими двумя явлениями. Познание есть усвоение чувственного содержания переживаемого, или испытываемого, положения вещей, состояний, процессов с целью нахождения истины[120].

Доказывание в науке уголовного процессуального права часто рассматривается как разновидность познавательной деятельности, где.

«всякое познание является единством непосредственного и опосредованного»[121].

А. А. Давлетов, напротив, ставит знак равенства между доказыванием и познанием[122].

В более узком толковании доказывания, М. А. Гурвич связывает доказывание с убеждением суда и истинностью рассматриваемых им фактов[123]. С. В. Курылев полагает, что доказывание — это не познание, а для познания включает в доказывание «деятельность участников дела и суда по представлению и исследованию доказательств», без самой оценки доказательств[124]. Л. А. Ванеева и С. Ф. Афанасьев рассматривают судебное познание как деятельность суда, направленную на установление истины, судебное доказывание — как деятельность лиц, участвующих в деле[125] и т. д. Нам представляется более предпочтительней точка зрения И. В. Решетниковой, считающей, что доказывание — это, с одной стороны, процесс обоснования какого-либо положения, а с другой — выведение нового знания на основе исследованного[126]. Формированию знания, в том числе при рассмотрении дела в суде, предшествует процесс отражения, включающий в себя восприятие, запоминание, воспроизведение. В свою очередь знания — это совокупность сведений, познаний в какой-нибудь области[127]. Как видим, доказывание и познание имеют общие цели, поскольку любое доказывание также начинается с процесса познания, так как первый этап работы с доказательствами — это получение информации, то есть познавательная деятельность. Однако необходимо отметить, что процессуальное доказывание включает в себя и такие элементы, которые нельзя считать актами познания, как, например, представление доказательств. Все сказанное убеждает в том, что доказывание включает в себя наряду с другими и гносеологический аспект, который составляет философскую сущность доказывания. Этот аспект присутствует и в деятельности адвоката. Поэтому, участвуя в поиске истины, адвокат не вправе забывать, что главной его задачей остается оказание правовой помощи своему доверителю и он не может действовать во вред своему клиенту. Вместе с тем, эта односторонность, не должна мешать объективности.

Поэтому, участвуя в доказывании в гражданском или арбитражном судопроизводстве, адвокат ставит перед собой целую систему задач, решение которых в итоге позволяет добиться главного — квалифицированно и в соответствии с законом оказать юридическую помощь нуждающемуся в ней лицу и тем самым помочь суду в достижении истины по делу.

Ученые-процессуалисты, анализируя доказывание как явление, выделяют в нем две органически взаимосвязанные стороны — логическую и процессуальную[128]. Данная постановка вопроса требует рассмотрения судебного доказывания с одной стороны как системы логических операций, с другой стороны как совокупности процессуальных действий. Таково строение доказывания и в деятельности адвоката.

Если обратиться к понятию «доказывание», то оно означает убеждение кого-либо в своей правоте с помощью определенных средств[129]. В логическом смысле доказывание есть единство трех операций: формулировки тезиса, то есть утверждения, истинность которого следует доказать, сбора и систематизации аргументов, с помощью которых будет происходить убеждение, и демонстрации как способа изложения своих и опровержения чужих доводов[130]. Нам представляется, что в гражданской и арбитражной процессуальной деятельности адвоката также имеет место доказывание, как логическая процедура. Данную точку зрения можно обосновать положениями ст. 50 ГПК РСФСР, ст. 53 АПК РФ, в которых содержатся требования к сторонам (а следовательно, и их представителям) доказать, то есть обосновать свои утверждения. Подтверждением этому свидетельствует вся конструкция судебного разбирательства по гражданским и арбитражным делам, которое носит состязательный характер и представляет собой спор двух оппонентов.

Необходимо отметить, что особенностью логического аспекта доказывания в деятельности адвоката, как субъекта доказывания, является четкое выделение в нем всех упомянутых компонентов логической структуры процесса доказывания. Прежде всего, формулируется предмет доказывания, который является логическим тезисом, а для адвоката служит составной частью его правовой позиции. Затем адвокатом собираются и систематизируются доказательства, поскольку он должен не только собрать фактические данные, но и классифицировать их, избрать для них порядок и т. д. Далее, в процессе рассмотрения дела в суде адвокат излагает свои соображения по поводу предмета спора, представляя при этом доказательства и участвуя в их исследовании и оценке.

На примере краткого описания участия адвоката в судебном доказывании видно, что последнее аналогично логическому доказыванию. Однако, в юридической литературе, на наш взгляд, вполне обоснованно проводится различие между указанными видами доказывания[131]. Формально-логическое доказывание не учитывает специфики судебного разбирательства по гражданским и арбитражным делам и его нормативной регламентации. Так, положения частей второй и третьей ст. 55 ГПК РСФСР, ст. 58 АПК РФ об освобождении от доказывания[132], несколько отступают от правил формальной логики. Это относится и к перечню средств доказывания, который перечислен в законе и является исчерпывающим, что лишает доказательственной силы информацию, полученную из других источников, вне зависимости от ее убедительности. В связи с этим, верным, на наш взгляд, представляется именно соотнесение, а не отождествление элементов логического и судебного доказывания. Постараемся это объяснить на примере.

Так, истец Ч. предъявил в суд иск к командиру воинской части об опровержении сведений, содержащихся в приказах, в которых ему объявлены строгий выговор и неполное служебное соответствие, так как это умаляет его честь и достоинство. Одновременно Ч. просил компенсировать ему моральный вред в размере 5 млн. рублей. Суд частично удовлетворил требования Ч., взыскав в его пользу только компенсацию морального вреда в размере 100.000 руб., оставив без внимания требования об опровержении сведений, изложенных в приказе. Отказывая в удовлетворении протеста об отмене незаконного решения, Президиум краевого суда в своем постановлении указал, что суд первой инстанции не должен был обсуждать вопрос о законности издания военным командованием приказов о привлечении Ч. к дисциплинарной ответственности, в том числе и с точки зрения соответствия действительности изложенных в них сведений. Отменяя данные судебные постановления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отметила, что требование Ч. об опровержении содержащихся в приказах сведений, заявлено после того, как предыдущим решением военного суда эти приказы были признаны незаконными, так как не подтвердились обстоятельства, послужившие основанием к их изданию. Кроме того, Судебная коллегия правильно, на наш взгляд, указала, что предыдущее судебное решение имеет преюдициальное значение при разрешении спора и суд был не вправе обсуждать вопрос о законности приказов, и исходя из заявленного истцом требования он должен был лишь решить — порочат ли содержащиеся в приказах сведения его честь и достоинство и были ли они распространены ответчиком. Требования об опровержении сведений, умаляющих его честь и достоинство, и компенсации морального вреда — взаимосвязаны и подлежали рассмотрению в полном объеме[133].

Несмотря на достаточное количество работ, посвященных исследованию процессуальной системы судебного доказывания, практически все они страдают тем самым неконкретным подходом, о котором ранее упоминалось[134]. Поэтому, раскрывая особенности процессуальной стороны в доказывании по гражданским и арбитражным делам с позиций адвоката, нам хотелось бы обратить внимание на следующее.

Мы поддерживаем точку зрения ученых, считающих, что доказывание включает в себя действия по представлению, собиранию и исследованию доказательств, а также их оценку[135]. Действительно, непосредственное доказывание как деятельность по обоснованию своей позиции складывается из перечисленных процессуальных действий. Вместе с тем, нельзя не учитывать, что в логическом плане доказыванию предшествует формулировка предмета доказывания. Прежде чем собрать доказательства, их надо найти, предварительно систематизировать и определиться, в каких направлениях они могут быть использованы. Так, в частности, адвокат должен решить — каким способом можно получить доказательства, которыми он намерен оперировать, какие еще дополнительные материалы можно использовать для подтверждения своей позиции и т. д. Следовательно, собиранию доказательств, которое большинство ученых-процессуалистов считает началом доказывания, предшествует целый этап предварительный работы.

Кроме того, приведенный нами перечень элементов доказывания имеет свои особенности применительно к деятельности адвоката. Так, согласно ст. ст. 30, 50 ГПК РСФСР, ст. ст. 33, 54 АПК РФ адвокат собирает доказательства только в форме их представления. Если же такой возможности нет, он должен ходатайствовать перед судом об их истребовании в соответствии с принципом состязательности сторон, так как акценты в настоящее время по собиранию доказательств смещены с активности суда на обязанности сторон и соответственно их представителей.

В соответствии с ч. 3 ст. 14 ГПК РСФСР, ст. 6, 7 АПК РФ суд, сохраняя беспристрастность, создает необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела: разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий и оказывает им содействие в осуществлении своих прав. Это последнее действие — исключительная компетенция суда, основанная на ст. ст. 64, 69 ГПК РСФСР, ст. 54 АПК РФ. Согласно ст. 30 ГПК РСФСР, ст. 33 АПК РФ адвокат, как и другие лица, участвующие в деле, принимает участие в исследовании доказательств. Эти права составляют содержание не только принципа состязательности, но и принципа диспозитивности[136].

Конечно, полномочия адвоката в этом вопросе не равны правам суда. Например, адвокат не вправе самостоятельно производить осмотр, опознание и некоторые другие действия в познании содержания судебных доказательств, хотя в проекте закона «Об адвокатуре в Российской Федерации» можно было бы расширить и регламентировать права адвоката в этой части. Вот почему именно термин «участие в исследовании доказательств» наиболее точно характеризует специфику данного элемента системы доказывания, осуществляемого адвокатом. В определении другого процессуального элемента доказывания для адвоката, который характеризовал бы аналитическую сторону доказывания, также имеются определенные сложности. Одни ученые считают оценку доказательств элементом доказывания[137], другие ученые придерживаются иного мнения[138]. Возражения последних сводится к тому, что оценка доказательств — акт мыслительный, подчиненный не правовому регулированию, а законам мышления, то есть с их точки зрения оценка доказательств — это сфера логики, а не права. Кроме того, они считают, что суд не является субъектом доказывания, поэтому и оценка, которую он дает доказательствам, не должна входить в структуру судебного доказывания. Против данных доводов можно высказать следующее.

Оценка судебных доказательств — это элемент доказывания, цементирующий и завершающий весь познавательный процесс итоговыми выводами[139]. Статья 56 ГПК РСФСР, ст. 59 АПК РФ (ст. 68 проекта ГПК РФ) устанавливает общие правила оценки доказательств, а также обязанность суда отразить результаты оценки в судебном решении. Без данной оценки процесс доказывания носил бы незавершенный, бессмысленный характер. М. К. Треушников справедливо, на наш взгляд, замечает в этой связи, что для суда недоказанность равнозначна неистинности, поэтому отказ в иске по мотиву недостаточности доказательств внешне выглядит как отказ суда поверить в истинность обстоятельств, о которых заявляет истец[140].

Однако, считать суд, подобно Фемиде, пассивным наблюдателем, было бы неправильно и вот почему. В науке гражданского и арбитражного процессуального права в качестве элементов доказывания называют определение предмета доказывания, собирание, представление, исследование и оценку доказательств. Чтобы определить субъекта доказывания необходимо выявить квалифицирующие признаки, на основании которых решить вопрос об отнесении его к субъекту процессуального доказывания. Методологической основой, на наш взгляд, для выявления таких признаков могут служить исследования в науке гражданского и уголовного процессуального права.

Так, И. Л. Петрухин такими квалифицирующими признаками называет:

а) постоянное участие в доказывании;

б) ответственность за доказывание;

в) наличие права на активное и продолжительное участие в доказывании[141].

А. А. Давлетов к субъектам доказывания (познания[142]) относит только суд, прокурора, следователя и органы дознания[143]. Точки зрения А. А. Давлетова и И. Л. Петрухина в плане ответственности за доказывание совпадают.

Такую ответственность за доказывание в гражданском и арбитражном судопроизводстве в первую очередь должен нести суд. Например, в процессуальном смысле в тех случаях, когда суд определяет предмет доказывания, принимает меры по обеспечению доказательств, назначает экспертизу, выполняет судебные поручения и т. д. В организационно-правовом смысле, когда удовлетворяет заявленные ходатайства сторон об истребовании доказательств, когда осуществляет контроль за своевременным представлением доказательств и т. д.

Может возникнуть вопрос, что делать суду в том случае, если стороны по делу отвергают предложение суда о предоставлении необходимых в данном случае доказательств, например, проведения экспертизы, по материальным соображениям? На наш взгляд, то обстоятельство, что услуги экспертов в настоящее время являются платными, не должно в интересах установления истины по делу останавливать суд. Необходимая по делу экспертиза, в таких случаях, должна проводится за счет государства с последующим взысканием всех расходов с проигравшей стороны.

Несмотря на то, что суд не имеет материально-правовой заинтересованности в исходе дела, его обязанность своевременно рассматривать дела как раз свидетельствует об определенной процессуальной заинтересованности, которые выражаются в правильности определения предмета доказывания, оценки доказательств и т. д.

Мы согласны с точкой зрения С. А. Шейфера о том, что суд сохраняет обязанность доказывания.

«Он обязан исследовать все имеющиеся в деле, а также представленные сторонами доказательства, подвергнув их испытанию на относимость, допустимость и достоверность, отразить результаты исследования в протоколе»[144].

Даже противник отнесения суда к субъектам доказывания А. Ф. Клейнман и тот полагал, что обязанность суда — разрешить спор сторон[145].

В связи с этим возникает естественный вопрос — может ли суд «разрешить спор», вынести решение по делу, при этом не являясь субъектом доказывания? На наш взгляд, не может, поскольку решение суд выносит на основании исследованных в судебном заседании доказательств и их надлежащей оценки (ст. ст. 192, 194 ГПК РСФСР, ст. 125 АПК РФ). В любой системе гражданского и арбитражного судопроизводства оценка доказательств была, есть и будет обязанностью суда при вынесении решения.

По нашему мнению, к субъектам гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального доказывания необходимо относить субъектов гражданских и арбитражных процессуальных правоотношений, которые в силу закона несут обязанность и обладают правом доказывания обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, а также заинтересованных в исходе дела как в материально-правовом, так и в процессуально-правовом смысле.

Поэтому, учитывая сказанное, необходимо признать, что суд продолжает оставаться субъектом доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве и не должен осуществлять только «судейское руководство»[146].

Условия, при которых происходит оценка, внешнее оформление результатов оценки доказательств имеют нормативное выражение и поэтому оценка доказательств входит в состав доказывания, как его необходимый элемент.

Для адвоката проблема оценочной деятельности как субъекта доказывания заслуживает особого рассмотрения, что будет сделано в дальнейшем. Поэтому здесь ограничимся лишь общим утверждением, что для адвоката оценка доказательств также является элементом системы доказывания.

В ГПК РСФСР и АПК РФ не зафиксированы некоторые полномочия адвоката по доказыванию, из чего, однако, не следует, что за ними не признается процессуальный характер. В данном случае речь идет о двух моментах: самостоятельном поиске доказательств адвокатом (так называемом «адвокатском расследовании»)[147] и ходатайстве перед судом об их истребовании. Последнее правомочие в общей форме зафиксировано в ГПК (ст. 30) и АПК (ст. 54). Что же касается поиска доказательств сторонами и их представителями до обращения в суд, то указанный вопрос в законодательстве не урегулирован. Вместе с тем, основная обязанность по поиску и сбору фактических данных ложится на сами стороны по делу, и соответственно на их представителей. Следует также отметить, что прежде чем доказательства будут собраны, они должны быть найдены и получены. В связи с этим, нам представляется, что проблема поиска доказательств носит практический характер и должна рассматриваться в рамках доказывания.

Таким образом, система доказывания, как деятельности адвоката в гражданском и арбитражном процессе, должна рассматриваться как совокупность, складывающаяся из двух групп элементов, первая из которых составляет подготовительную стадию доказывания, а вторая — его осуществление. На первом этапе формируется предмет доказывания и определяются его пределы, осуществляется поиск и систематизация доказательств. На втором этапе происходит доказывание, складывающееся из ряда процессуальных действий. Для адвоката это — собирание доказательств в форме их представления, участие в исследовании и оценке доказательств. Перечисленные нами действия должны пониматься как структурные элементы единой системы доказывания с позиций адвоката в гражданском и арбитражном процессе.

Свои особенности имеет и порядок работы адвоката с доказательствами. Во-первых, его можно рассматривать как обработку информации, поскольку доказательства представляют собой сведения о фактах. Работа с информацией о фактах предмета доказывания и составляет в известном смысле содержание доказывания. Подобный подход открывает путь для применения моделирования и других математических методов в деятельности адвоката в гражданском и арбитражном процессе. Во-вторых, если проанализировать ст. 49 ГПК РСФСР, ст. 52 АПК РФ, то можно отметить, что процессуальными доказательствами могут быть признаны лишь те фактические данные (сведения), которые удовлетворяют ряду требований к их источнику, способу получения и т. д. Из этого следует, что адвокату приходится сталкиваться и с такой существенной для дела информацией, которой не всегда удается придать доказательственную форму. Оба эти обстоятельства накладывают отпечаток на осуществление адвокатом судебного доказывания[148].

Необходимо также обратить внимание на психологическую характеристику доказательственной деятельности адвоката в гражданском и арбитражном процессе. В доказательственной литературе ведется интересное исследование психологических аспектов защиты как вида поведения, контактов между защитником и подзащитным, психологических качеств адвоката и т. д.[149] Данный фактор нельзя не учитывать, поскольку деятельность адвоката исключительно насыщена в эмоциональном плане, в том числе нередко чревата появлением конфликтов. Поэтому, в этом смысле деятельность защитника по уголовном делу и деятельность судебного представителя аналогичны.

В самом названии отношений представительства подчеркивается, что они носят доверительный характер, а следовательно, психологический аспект в них очень силен. Вместе с тем, в работах по проблемам представительства этот вопрос исследован крайне недостаточно[150], несмотря на то, что он также представляет важность, особенно в практическом отношении. Например, анализ правосознания и самосознания адвокатов поможет лучше понять их роль в гражданском и арбитражном процессе, будет способствовать активизации поиска средств доказывания и улучшению работы над материалами дела. Кроме того, характеристика таких вопросов, как адвокатская тайна, выбор дел и способов их ведения, оценка доказательств и т. д. не может быть полной, если наряду с этической стороной этих понятий, которой в юридической литературе уделялось внимание[151], не будет затронут и их психологический аспект. Как уже отмечалось, деятельность адвоката по доказыванию имеет весьма своеобразную психологическую окраску, которая сказывается на ходе процессуального представительства. Это влияние может быть как положительным, так и отрицательным. Так, формирование у адвоката психологической установки на оказание помощи, на активный поиск доказательств благотворно сказывается на ходе доказывания. Напротив, эмоциональное отношение, например, к свидетелям может повредить объективности. Довольно часто адвокат представляет интересы лица, которое находится в состоянии конфликта с целым коллективом граждан, интересы которых глубоко затронуты. Эти чувства могут передаться адвокату. В подобных случаях особенно важно сохранить объективность и анализировать аргументы как свои, так и чужие по существу. В любом случае эмоции не следует «сбрасывать со счетов». Поэтому, на наш взгляд, психологические вопросы необходимо включать в круг исследования проблем участия адвоката в доказывании в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

Глава II Подготовительная деятельность адвоката — представителя в гражданском и арбитражном процессе

§ 1. Определение адвокатом предмета и пределов доказывания

Адвокату прежде чем начать собирать доказательства, необходимо определить, какие доказательства должны быть собраны, надо установить предмет и пределы доказывания. Данным проблемам посвящена обширная юридическая литература. Некоторые ученые затрагивают эту проблему среди прочих аспектов доказывания[152]. По данной проблеме имеются специальные работы, в которых раскрывается содержание понятий «предмет доказывания» и «пределы доказывания»[153]. На наш взгляд, изложение этих вопросов не свободно от недостатков. Необходимо отметить два из таких недостатков. По данной проблеме имеются специальные работы, в которых раскрывается содержание понятий «предмет доказывания» и «пределы доказывания»[154]. На наш взгляд, изложение этих вопросов не свободно от недостатков. Необходимо отметить два из таких недостатков, которые по нашему мнению, отрицательно сказываются на исследовании практики судебного представительства по гражданским и арбитражным делам.

Так, в некоторых работах ученых-процессуалистов предмет доказывания исследуется в отрыве от доказывания как процесса[155]. В работе «Курс советского гражданского процессуального права» авторы вначале описывают систему доказывания, а затем обращаются к его предмету[156]. С данным подходом трудно согласиться, поскольку теряется связь между тезисом и аргументами. Мы полагаем, что прежде чем отстаивать определенную позицию, то есть осуществлять доказывание, необходимо четко сформулировать саму позицию, а в юридическом смысле — установить предмет доказывания. Нам представляется, что во всех случаях исследованию процесса доказывания следует предвосхищать анализ вопроса о его предмете и пределах. Как правильно отмечал П. Я. Трубников.

«нередки случаи, когда субъекты доказывания начинают собирать доказательства, не сформулировав четко его предмет, что приводит к ошибкам»[157].

Другим, более существенным упущением, на наш взгляд, является то, что вопрос о предмете и пределах доказывания рассматривается безотносительно к конкретным участникам гражданского и арбитражного процесса. Поэтому, отсутствие указания на связь между процессуальным статусом субъекта доказывания и формулировкой им предмета доказывания представляется недостаточно продуктивным, несмотря на то, что имеются отличия в осуществлении доказывания сторонами, прокурором, представителем и др. Например, эти лица, участвующие в деле, по-разному формулируют и предмет доказывания. Если, например, сравнивать функции прокурора и адвоката-представителя в гражданском и арбитражном процессе, то необходимо заявить, что функция прокурора в гражданском и арбитражном процессе не является односторонней, в отличие от функции адвоката-представителя. Прокурор в определенных случаях обязан отказаться поддерживать иск — адвокат-представитель не вправе это осуществить; прокурор выполняет государственно-правовую функцию, остается представителем системы прокуратуры и потому обязан реагировать на любые нарушения закона. На адвокате-представителе такая обязанность не лежит: он представляет интересы своего доверителя и действует в пределах, не противоречащих этим интересам. Кроме того, прокурор обязан опротестовать незаконное решение (определение) суда, независимо от того, отвечает или нет это интересам лица, в пользу кого предъявлен иск. Адвокат ограничен и в этом отношении пределами принятого поручения. Из сказанного следует, что из процессуального положения прокурора в состязательном процессе правомерно делать вывод о равенстве его прав с правами других участников процесса в доказывании, но нет никаких оснований делать вывод о равенстве иных полномочий, в частности, обязанности сторон.

Необходимо также обращать внимание и на то, что впервые ли данный субъект формулирует предмет доказывания или же тезис уже был сформулирован ранее, но ошибочно; на какой стадии процесса осуществляется доказывание и т. п. На эти и многие другие вопросы можно получить ответ лишь в том случае, если рассматривается конкретный субъект доказывания.

Нас же в данном случае интересует определение предмета и пределов доказывания адвокатом — представителем в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Поэтому, анализ этой стороны деятельности судебного представителя поможет, на наш взгляд, глубже раскрыть его полномочия по доказыванию именно на подготовительной стадии к судебному разбирательству. При подготовке дела к судебному разбирательству адвокат должен четко определить предмет доказывания (ст. 49 ГПК, ст. 52 АПК). Правильно определить предмет доказывания по гражданскому или арбитражному делу — значит придать всему процессу собирания, исследования и оценки доказательств нужное направление.

В юридической литературе под предметом доказывания понимается совокупность юридических фактов, от установления которых зависит разрешение дела по существу[158]. Например, факт распространения порочащих сведений, факт неисполнения обязательств и т. д. Предмет доказывания составляют различные происшедшие и наличные, юридические и доказательные факты и обстоятельства, установление которых необходимо для достижения объективной истины по всякому делу независимо от его своеобразия[159]. Помимо того, что предмет доказывания определяется утверждениями и возражениями сторон, необходимо отметить, что предмет доказывания определяется также на основе подлежащей применению нормы материального права[160].

Мы разделяем точку зрения М. К. Треушникова, который считает, что не всякий юридический факт составляет предмет доказывания по конкретному гражданскому или арбитражному делу, а только такой, который имеет значение для решения данного спора. Он подразделяет их на 4 вида: 1. Юридические факты материально-правового характера; 2. Доказательственные факты; 3. Факты, имеющие исключительно процессуальное значение; 4. Факты, установление которых суду необходимо для выполнения воспитательных и предупредительных задач правосудия[161].

Поэтому, из всех фактов, которые имеются в распоряжении доверителя, адвокат должен отобрать и представить суду:

1) те, которые не относятся к делу, чтобы их исследовать;

2) те, которые не относятся к делу, для того, чтобы их исключить из круга доказательств и не представлять суду, то есть, соблюсти принцип относимости и допустимости доказательств (theory of relevancy of admissibility, things done).

Например, в п.2 ранее действовавшего постановления Пленума Верховного Суда СССР № 2 от 2 марта 1989 г. обращалось внимание судов на необходимость при рассмотрении гражданских дел о защите чести и достоинства с исчерпывающей полнотой выяснять: были ли распространены сведения, об опровержении которых предъявлен иск, порочат ли они честь и достоинство гражданина, репутацию организации, соответствуют ли эти сведения действительности[162]? Данным постановлением задавались определенные рамки предмета доказывания по делам данной категории. В настоящее время данные юридические факты также входят в предмет доказывания по ст. 152 ГК. Кроме того, сопутствующие требования истца и возражения ответчика могут расширить предмет доказывания, так как в таком случае расширяется и состав фактов, лежащих в основе таких дополнительных требований (как например, факт не соблюдения порядка опубликования ответа и т. д.) и возражений. Остановимся на них более подробно.

Адвокат, как мы уже выяснили, выполняет в гражданском и арбитражном процессе функцию судебного представителя, то есть отстаивает чужие интересы. Из этого следует, что собственный предмет доказывания адвокат никак не формулирует. В то же время в юридической литературе обоснованно отмечалось, что у тех участников процесса, которые отстаивают свои собственные права и законные интересы, предмет доказывания имеет существенные отличия, с чем нельзя не согласиться[163]. Например, адвокат, представляя интересы истца, оказывает ему помощь в формулировке предмета доказывания иначе, чем ответчику. Поэтому, выяснение роли адвоката в формулировке предмета доказывания с учетом множества факторов, влияющих на этот вопрос, окажется, на наш взгляд, очень полезным для адвокатов.

В логическом смысле речь идет о группе суждений, которые должны удовлетворять двум условиям:

1) они должны носить характер фактов, то есть являться истинными;

2) быть юридическими фактами, то есть порождать, изменять или прекращать правоотношения с участием заинтересованных лиц. Формулировка этих суждений предшествует доказыванию, так как в противном случае непонятно, чего добивается обратившийся за судебной защитой. В связи с этим ст. 126 ГПК РСФСР, ст. 102 АПК РФ возлагает на истца (заявителя) обязанность изложить содержание своих требований в заявлении, адресованном суду, и указать на те юридические факты, которые, по мнению заинтересованного лица, имеются по данному гражданскому или арбитражному делу. Несмотря на то, что закон требует от сторон и других заинтересованных в исходе дела лиц уже в стадии подготовки правильно определять предмет доказывания, в юридической литературе не дано бесспорного ответа, что такое предмет доказывания. Гражданский и арбитражный процессуальный закон вообще не употребляет этого понятия[164], однако данный термин, на наш взгляд, наиболее точно отражает характер и значение упомянутой юридической обязанности лица, обратившегося в суд.

Поэтому, в связи с этим, возникает вопрос: все ли юридические факты, существование которых необходимо доказать (или опровергнуть) участникам гражданского или арбитражного судопроизводства, входят в предмет доказывания? В юридической литературе на этот счет имеются разные точки зрения. Согласно приведенному мнению Ф. Н. Фаткуллина, предмет доказывания составляют все юридические факты, подлежащие познанию в гражданском процессе[165]. Другие ученые-процессуалисты, например, С. В. Курылев, М. К. Треушников, В. И. Коломыцев, убеждены, что в предмет доказывания надлежит включать не все, а лишь наиболее важные для дела юридические факты[166]. Если согласиться с позицией Ф. Н. Фаткуллина по данной проблеме, то формулировка предмета доказывания окажется весьма трудоемким процессом. В гражданском и арбитражном процессе лицам, участвующим в деле, приходится познавать большое множество фактов. В то же время, как уже отмечалось, для успешного осуществления доказывания целесообразно сформулировать тезис в виде нескольких сжатых и четких положений. В противном случае субъекту доказывания придется обосновывать большое число тезисов, а известно, что подобная попытка приводит к невозможности приводить в защиту всех этих тезисов связанные между собой аргументы[167]. Другими словами, с точки зрения практики, на наш взгляд, предпочтительнее выделить несколько основных фактов, которые должны быть доказаны в первую очередь, и рассматривать их как предмет доказывания, все же остальные познаваемые факты включать в пределы доказывания. С учетом изложенного, мы разделяем мнение тех ученых-процессуалистов, которые проводят различие между понятиями «предмет» и «пределы» доказывания. В юридической литературе также имеется классификация фактов, включаемых в предмет доказывания. Классификация фактов предмета доказывания проводится в целях более глубокого познания этого института, выяснения специфики доказывания отдельных составляющих его фактов и выработки правил распределения обязанностей по доказыванию[168]. Поэтому, не вдаваясь в анализ этого вопроса, отметим, что характеристика фактов предмета доказывания зависит от категории гражданского или арбитражного дела и ряда других обстоятельств, тщательное изучение которых позволяет правильно определить круг подлежащих познанию фактов и их «иерархию». Мы разделяем точку зрения Г. А. Жилина о том, что для того, чтобы правильно определить предмет доказывания, необходимо определить характер правоотношений сторон и закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора[169]. Без определения обстоятельств, подлежащих включению в предмет доказывания, нельзя также правильно определить и характер правоотношений сторон и подлежащую применению норму материального права. Обе эти задачи должны выполняться одновременно.

Например, среди практикующих адвокатов часто возникает вопрос — входит ли вина в предмет доказывания по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации[170]? Ведь в ст. 151 ГК РФ, регламентирующей порядок компенсации морального вреда говорится, что «при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины (выделено мной — А. В.) нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства». Если следовать логике данной диспозиции статьи, то выходит, что чем больше будет доказана вина нарушителя, то больше суд определит размер компенсации морального вреда. Это не так, поскольку данное требование противоречит ст. 1100 ГК РФ, в которой говорится о том, что компенсация вреда, причиненная распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, осуществляется независимо от вины. Следовательно, вина не входит в предмет доказывания по делам данной категории и не подлежит доказыванию адвокатом-представителем.

Таким образом, приступая к доказыванию, адвокат должен в первую очередь выделить из числа суждений, истинность которых следует обосновать, ряд наиболее важных фактов, составляющих предмет доказывания. В связи с этим возникает вопрос — из каких источников можно почерпнуть информацию о фактах, составляющих предмет доказывания? Помимо данного вопроса адвокату также необходимо выяснить, истинность каких утверждений и в какой последовательности она должна быть установлена, для того, чтобы обращенное к суду требование доверителя было выполнено. В юридической литературе называются два источника формирования предмета доказывания:

1) основание иска и возражение против иска;

2) гипотеза и диспозиция нормы или ряда норм материального права, подлежащих применению[171].

На наш взгляд, оба эти компонента нуждаются в более подробном освещении.

В гражданско-процессуальной науке имеются различные теории иска[172]. Нам представляется наиболее обоснованной из них та, согласно которой иск имеет два элемента — предмет и основание[173]. Под предметом понимается в данном случае обращенное к ответчику требование истца (например о разделе совместно нажитого в период брака имущества, о признании недействительной сделки купли-продажи, о признании должника банкротом и т. д.), тогда как в качестве основания рассматриваются те юридические факты, из которых гражданин или организация, обращающийся за судебной защитой, выводит свое требование[174]. Предмет иска — это материально-правовое требование истца, которое раскрывает отраслевую принадлежность спора, его правовое регламентирование (институт отрасли права, статью закона). Основание иска — это обстоятельства, на которые ссылается истец. Мы полагаем излишним выделение в составе иска каких-либо иных элементов[175]. И предмет, и основания иска должны быть отражены в исковом заявлении истца. Например, истец обратился в суд с иском к автомагазину о взыскании материального ущерба (это предмет иска), мотивируя иск тем, что он внес деньги в кассу автомагазина, а выбранный им автомобиль был продан другому покупателю (это основание иска).

В тех случаях, когда лицо обращается за юридической помощью к адвокату, оно сразу заявляет о своем требовании к противной стороне (истцу или ответчику) и тех фактах, на которых данное требование, по мнению обратившегося, основано. Подобным образом определяется направление познания, задается своего рода программа, а в юридическом смысле из числа этих фактов формулируется предмет процессуального доказывания.

Вместе с тем, следует иметь ввиду, что суждения клиента могут не являться фактами, или могут не иметь юридического характера. Доверитель не всегда в состоянии изложить именно существенные для дела обстоятельства, довольно часто он концентрируется на малозначительных деталях, упуская из виду главное. Помимо этого, нельзя также не учитывать и то, что возможны ситуации, когда обратившийся за консультацией сознательно или подсознательно искажает правду, поскольку высказывает не только истинные суждения, но и собственную интерпретацию. Кроме того, исходя при определении предмета доказывания из суждений, которые положены в обоснование своих требований самим доверителем, следует помнить и о том, что граждане обращаются к закону не только для защиты своих действительно нарушенных прав и законных интересов, но зачастую и из других, самых разных побуждений[176]. Автор при исследовании данной темы не раз сталкивался с такими мотивами обращения в суд, как стремление «свести счеты» с процессуальным противником, с которым клиент находится в неприязненных отношениях, желание поднять свой собственный престиж, поправить материальное положение и т. д. В подобных случаях суд рассматривается лишь как социальная арена для удовлетворения этих нужд.

Все сказанное убеждает в необходимости использования средства контроля за информацией, исходящей от доверителя, с целью соотнесения выдвигаемых им утверждений с тем действительным перечнем обстоятельств, которые должны быть доказаны для вынесения судом справедливого решения по данному конкретному делу, исходя из характера существующих правоотношений. Таким средством, на нашему мнению, является норма права. Мы согласны с мнением М. К. Треушникова о том, что юридические нормы являются лишь второстепенным источником формирования предмета доказывания, поскольку сторона в суде связана тем, чтобы обеспечивать доказывание фактов, но не права[177]. Вместе с тем, нам представляется, что для адвоката при определении и уточнении им предмета и пределов доказывания юридические нормы, регулирующие спорное правоотношение, имеют не меньшее значение, чем основание иска. Поэтому нельзя не согласиться с мнением К. С. Юдельсона о том, что норма материального права определяет основание иска[178]. В гражданском праве имеется большое количество норм, которые имеют такую конструкцию, где в самом тексте содержится перечень обстоятельств, подлежащих познанию лицами, участвующими в деле, где данные нормы применяются. Хотя сама по себе норма и не является логическим суждением, на ее основе формулируются эти суждения в ходе юридической квалификации[179]. Действительные отношения, сложившиеся между участниками процесса, соотносятся с их моделью, зафиксированной в норме права. В связи с этим, норма права может дать ответ и на вопрос, какие отношения между сторонами и другими лицами должны быть установлены, то есть какие юридические факты должны согласно закону иметь место по конкретному делу. Например, применительно к защите чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 ГК указывает на то, что должен установить суд, чтобы распространитель порочащих сведений опроверг недостоверные сведения — факт несоответствия распространенных порочащих сведений действительности и т. д.

В гражданском и арбитражном судопроизводстве для адвоката использование норм права представляет достаточно сложный и трудоемкий процесс. Но в любом случае, при осуществлении функций судебного представителя адвокату прежде всего следует ответить на вопрос — установлена ли государством вообще правовая модель для отношений с участием обратившегося за помощью? Если будет установлено адвокатом, что такой правовой модели не существует, то и соответственно отпадает и дальнейшая необходимость в доказывании, поскольку факты, познанные адвокатом в процессе изучения обстоятельств конкретного дела, не являются юридическими[180].

Нам представляется, что с помощью нормы права можно не только составить перечень подлежащих обоснованию фактов, но и установить их иерархию. На наш взгляд, не все познаваемые юридические факты равноценны по своему значению. Так, используя норму права, можно также выявить структуру предмета доказывания, то есть порядок и последовательность доказывания фактов.

Например, ТОО обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу с требованием исполнить обязательство в натуре: передать 3-х комнатную квартиру или равноценную квартиру в другом доме. До принятия решения по делу истец изменил предмет иска и потребовал взыскания стоимости указанной квартиры. Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения аппеляционной инстанцией, иск был удовлетворен. Отменяя данные судебные акты, кассационная инстанция, направляя дело на новое рассмотрение указала, что суду при новом рассмотрении необходимо установить фактический объем инвестиционной деятельности истца и его затраты, реальную стоимость жилого дома и определить долю истца с учетом ранее переданной ему жилой площади[181]. Тем самым, вышестоящая судебная инстанция предложила суду первой инстанции структуру предмета доказывания.

Нам представляется, что для определения предмета доказывания адвокат не должен ограничиваться исследованием только норм материального права. На наш взгляд, немаловажное значение для установления фактов, подлежащих доказыванию, имеют также нормы гражданского и арбитражного процессуального права, в частности характеристика процессуального статуса доверителя и его противника. Несмотря на различия, обусловленные видом производства (исковое или особое), категорией дела и др., имеются общие требования к формулировке предмета доказывания, в частности лицом, обращающимся в суд за защитой своего нарушенного или оспариваемого права или законного интереса. Мы полагаем, что процессуальный статус доверителя часто отражается на формулировке предмета доказывания адвокатом того лица, чьи интересы отстаивает адвокат. Например, ответчик и его представитель могут избрать пассивную форму доказывания, ограничиться, по мнению С. В. Курылева, доказыванием отрицательных фактов[182]. Другими словами, ответчику достаточно доказать недоказанность некоторых фактов истцом. В этой связи интересно упомянуть о принципах французских адвокатов, которые полагают, что по уголовным — делам они должны доказать лишь то, что прокурор ничего не доказал[183]. Подобная позиция в известной степени аналогична положению ответчика и его представителя в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Поэтому, если ответчик выдвигает встречные утверждения, то все правила, относящиеся к истцу, распространяются и на ответчика.

В гражданском и арбитражном процессе состязательность сторон, потеснив активность суда, не влияет на определение предмета доказывания. Вопрос о предмете доказывания решает суд[184]. В соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела или нет, ставит их на обсуждение, вне зависимости от того, ссылались на них стороны или нет. Суд вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассмотреть дело на основании имеющихся доказательств (ст. 53 АПК РФ).

Следовательно, творчески используя оба источника формирования предмета доказывания — основание иска и нормы права, адвокат, представляющий интересы стороны или третьего лица, имеет возможность точно сформулировать предмет доказывания, что позволит ему в дальнейшем эффективно проводить доказывание по данному гражданскому или арбитражному делу.

Как правило, определение предмета доказывания происходит на ранних стадиях гражданского и арбитражного процесса, а для адвоката часто и до возбуждения гражданского или арбитражного дела. В процессе судебного разбирательства предмет доказывания может уточняться и изменяться. Например, если адвокат выступает на стороне истицы по делу о расторжении брака, то необходимо доказывать факт распада брачных отношений по вине ответчика и невозможность их дальнейшего сохранения (п.4 ст. 126 ГПК РСФСР, п.5 ч.2 ст. 102 АПК РФ).

Если истец изменил свои исковые требования, то соответственно должен быть изменен и «контрпредмет» доказывания у ответчика. Вместе с тем, это не означает, что установление прежних фактов полностью утратило смысл. Напротив, новый предмет доказывания может быть связан с прежним, а само изменение процессуальным противником предмета доказывания можно рассматривать как свидетельство слабости его доказательственной позиции.

Выше мы уже отмечали, что границы предмета доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве определяются в юридической литературе неоднозначно. При трактовке предмета доказывания в узком смысле, которую мы считаем более правильной, используется также понятие «пределы доказывания»[185]. В пределы доказывания в этом случае предлагается включать «лишь те факты, которые имеют материально-правовое значение, факты, без выяснения которых нельзя правильно разрешить дело по существу»[186]. В юридической литературе имеется и иная точка зрения, согласно которой пределы доказывания характеризуют не объем, а глубину познания юридических фактов[187]. Нам представляется неконструктивным подобное противопоставление познания «вширь» и «вглубь». Глубина познания в первую очередь определяется объемом изученной субъектом доказывания информации, куда входят как фактологические, так и оценочные суждения. По нашему мнению, пределы доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве — это границы познания фактических обстоятельств дела как с точки зрения объема доказательств и их источников, так и с точки зрения глубины исследования искомых фактов (обстоятельств), составляющие всю совокупность фактов, подлежащих доказыванию.

В теории уголовно-процессуального права также нет единства в определении соотношения предмета и пределов доказывания. Например, ряд процессуалистов включают в предмет доказывания и юридически значимые обстоятельства, составляющие предмет доказывания, и доказательства, на основе которых эти обстоятельства устанавливаются[188]. Другая точка зрения состоит в том, что при таком определении предмета доказывания стирается различие между обстоятельствами, установление которых составляет цель доказывания, его предмет (ст. 68 УПК РСФСР), и средствами их установления, то есть доказательствами, с помощью которых он устанавливается (ст. 69 УПК)[189].

Правила ст. 50 ГПК РСФСР, ст. 53 АПК РФ (ст. 56 проекта ГПК РФ) об обязанности сторон доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований либо возражений, вызывают много трудностей на практике. Не подвергая анализу эту сложную проблему, обратим внимание на один ее аспект, который до настоящего времени остается, по нашему мнению, наименее изученным. Например, если истец (заявитель) не в состоянии подкрепить свое требование достаточными доказательствами, а суд соблюдая принципы состязательности, хотя и оказал истцу содействие в собирание доказательств, но вместе с тем сам не проявил никакой активности в этом вопросе — в иске будет отказано. Данное положение закона может породить у лица, которое субъективно убеждено в истинности приводимых им обстоятельств, неверие в справедливость правосудия. Поэтому, указанное обстоятельство налагает на адвоката обязанность не только активно предпринимать все меры для поиска доказательств, но и подробно разъяснить доверителю требование ст. 50 ГПК, ст. 53 АПК и последствия ее несоблюдения. В связи с этим, непонимание лицами, участвующими в деле, причин отказа в иске по мотиву его необоснованности, неоднократно наблюдавшееся автором в процессе исследования данной темы, наводит на мысль о целесообразности внесения дополнения в ст. 197 ГПК РСФСР, ст. 127 АПК РФ (ст. 203 проекта ГПК РФ), а именно перечисления в ней конкретных случаев, когда суд отказывает в иске — незаконность исковых требований, объективная невозможность их подтверждения доказательствами, пропуск срока исковой давности и т. д., по аналогии с тем, как ст. 309 УПК РСФСР устанавливает, по каким основаниям выносится оправдательный приговор.

По нашему мнению, подобная детализация способствовала бы формированию правосознания участников процесса. Для выигравшей стороны это будет иметь важное значение для выяснения вопроса — признал ли суд ее правоту, либо решающую роль имела объективная и неустранимая в данных условиях слабость позиции процессуального противника. Для проигравшей стороны — для осознания того, что вина за то, что в иске отказано, ложится на нее, так как представленного ею доказательственного материала оказалось недостаточно, либо имели место иные обстоятельства, препятствовавшие удовлетворению требований обратившегося. Для лица, обладающего развитым правосознанием, небезразлично, по какому основанию оно оправдано в уголовном судопроизводстве: за отсутствием в его действиях состава преступления или же за недоказанностью его участия в совершении преступления, ибо в последнем случае в сознании самого оправданного и иных лиц остается почва для сомнений в его невиновности. Нам представляется, что в гражданском и арбитражном процессе подобные психологические аспекты также имеют важное значение.

§ 2. Выявление адвокатом доказательств

По нашему мнению, отстаивая истинность утверждений доверителя, его представитель доказывает, что они являются фактами и носят определенный юридический характер. В логическом понимании совокупность обоснованных суждений составляет тезис, который адвокат защищает в ходе доказывания. При этом необходимо учитывать, что защита любого тезиса требует наличие аргументов, подтверждающих правоту избранной позиции. Такими аргументами в гражданском и арбитражном судопроизводстве являются доказательства. Поэтому, с учетом изложенного, нам представляется, что одной из самых важных в доказательственном праве является проблема поиска доказательств.

Данная проблема, несмотря на свое значение, на наш взгляд, является недостаточно изученной. В юридической литературе по вопросам доказывания превалирует точка зрения о трехзвенной структуре доказывания, понимаемого как совокупность собирания, исследования и оценки доказательств. Ранее мы уже говорили о том, что при подобном ограничении предмета анализа теряется связь между формулировкой предмета доказывания (тезиса) и собственно доказыванием (логической аргументацией).

Изучение только процессуальной системы доказывания не позволяет, по нашему мнению, найти ответ также и на вопрос о том, каким образом субъект доказывания получает в свое распоряжение доказательства, то есть ищет и находит аргументы в поддержку тезиса. Вряд ли в качестве формы такого поиска возможно рассматривать собирание доказательств. Большинство ученых под собиранием доказательств понимают совокупность процессуальных действий по выявлению, истребованию и представлению доказательств[190]. Указанная точка зрения, подчеркивающая процессуальный характер собирания доказательств, нам представляется обоснованной. Вместе с тем, большая часть работы, в частности, такого субъекта доказывания, как представитель, по поиску доказательственного материала не может считаться собиранием доказательств, поскольку эта деятельность законодательно не регламентирована. Например, в главах 13 и 14 ГПК РСФСР, главах 7, 15 АПК РФ (главы 13 и 14 проекта ГПК РФ) кратко описываются возможные действия судьи по подготовке дел к судебному разбирательству, в том числе такие действия, которые можно назвать доказательственными, однако ничего не говорится о других субъектах доказывания. Истребование же доказательств по смыслу закона (например, п.8 ст. 142 ГПК РСФСР, п. 3 ч.1 ст. 112 АПК РФ, п.8 ст. 151 проекта ГПК РФ) относится к исключительной компетенции суда[191]. Таким образом, в содержание понятия «собирания доказательств» применительно к представителю, как субъекту доказывания, включается только представление доказательств. Кроме того, об этом свидетельствует и тот факт, что согласно общепринятому мнению, базирующемуся на части третьей ст. 50 ГПК РСФСР, ст. 53 АПК РФ (ст. 56 проекта ГПК РФ), собирание доказательств сторонами, а значит и их представителями, осуществляется в форме представления доказательств[192].

Поэтому, первым действием адвоката как судебного представителя в процессуальной системе доказывания является представление доказательств суду. Однако, до того, как доказательства должны быть представлены в суд, они должны быть выявлены, получены и систематизированы. Указанная работа, как правило, должна проводиться адвокатом совместно с доверителем до начала судебного разбирательства, либо после отложения дела слушанием.

К сожалению, в гражданском судопроизводстве, не в пример арбитражного, отсутствует обмен состязательными бумаги на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Нет данного положения и в проекте ГПК РФ. Однако в действительности складывается такая ситуация, при которой ответчик из содержания искового заявления уже знает, что будет доказывать в суде истец, а истец может только предполагать о возражениях ответчика. То есть, ответчик находится с истцом на данном этапе не в равных условиях для состязательности. Поэтому нелепым выглядит существующее положение ст. 142 ГПК, по которому судья при подготовке дела к судебному разбирательству «опрашивает истца по существу заявленных им требований, выясняет у него возможные со стороны ответчика возражения». Сохранено это к сожалению и в проекте ГПК (ст. 151). Данное положение нельзя признать обоснованным и должно быть исключено, поскольку заранее может сформировать у суда предвзятое отношение к одной из сторон, так как «возможные возражения ответчика» могут быть представлены истцом так, как выгодно ему. В статье 103 АПК РФ указано: «Истец при предъявлении иска обязан направить другим лицам, участвующим в деле, копии искового заявления и приложенных к нему документов, которые у них отсутствуют». Данная обязанность истца, на наш взгляд, гарантирует право ответчика и других лиц, участвующих в деле, на судебную защиту и свидетельствует о соблюдении в арбитражном процессе принципа состязательности. В связи с этим, нам представляется, что в ГПК также необходимо введение данного правила, что даст возможность в полной мере подготовиться ответчику к судебному разбирательству и сократить срок рассмотрения дела в суде.

Адвокат также должен иметь ввиду, что оспаривание доказательств, к которым относятся и свидетельские показания, которые ранее были предметом рассмотрения суда, путем предъявления самостоятельных исков — недопустимо. Приведем характерный пример.

Так, Р., бывший заведующий отделением паразитологии Карельской республиканской СЭС предъявил в суд иск о защите чести и достоинства к Д., заместителю главного врача Госсанэпидемнадзора. В обоснование своих требований Р. сослался на то, что в заседании Петрозаводского городского суда по другому делу (по иску Р. к Карельскому республиканскому центру санэпидемнадзора о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула), допрошенный в качестве свидетеля Д., распространил о нем сведения, порочащие его честь и достоинство. Такие же сведения Д. привел и в замечаниях на протокол судебного заседания и возражениях на кассационную жалобу Р. по другому делу (по иску Р. к В., Д., Д., о защите чести и достоинства).

Утверждения Д., (всего 19 высказываний), Р. просил признать не соответствующими действительности и обязать ответчика опровергнуть их письменно. Решением Петрозаводского городского суда, оставленным без изменения последующими судебными инстанциями, в иске Р. было отказано. Заместителем Генерального прокурора РФ на судебные постановления был принесен протест в Президиум Верховного Суда РФ, в котором поставлен вопрос об отмене состоявшихся судебных постановлений и прекращении производства по делу.

Удовлетворяя протест и прекращая производство по делу на основании п.1 ст. 219, п. 3 ст. 329 ГПК РСФСР, Президиум ВС РФ указал, что утверждения Д., приведенные Р. в иске, были высказаны ответчиком в судебных заседаниях, а также упомянуты в заявлениях в суд, в связи с привлечением Д. к участию в качестве свидетеля либо ответчика в делах по искам Р. При разрешении спора о восстановлении на работе Р., Д. был привлечен к участию в деле в качестве свидетеля. В ходе судебного заседания он дал суду необходимые показания по существу заданных ему вопросов, которым была дана надлежащая правовая оценка[193]. Их оспаривание в другом процессе превращает свидетеля, обязанного в силу закона (ст. ст. 61, 62 ГПК РСФСР) сообщить суду все, что ему известно об обстоятельствах, относящихся к делу, в ответчика, обязанного доказать достоверность сообщенной им суду информации, что не согласуется с назначением и содержанием доказательств (в частности, свидетельских показаний) в гражданском процессе. Таким образом, истец, предъявляя к Д. требования о защите чести и достоинства, по существу требовал повторной судебной оценки доказательств (свидетельских показаний), что недопустимо.

Кроме того, адвокату в гражданском и арбитражном процессе целесообразно осуществлять действия по выявлению, систематизации и т. п., доказательственного материала, который можно назвать особым этапом в его работе. Несмотря на то, что данный этап, не является частью процессуального доказывания, тем не менее должен рассматриваться в единстве с ним.

Хотелось бы в связи с приведенным выводом отметить, что в гражданском и арбитражном процессуальном праве, на наш взгляд, имеется определенное противоречие в сравнении с уголовно-процессуальным правом. Так, в уголовном процессе имеется особая стадия судопроизводства — предварительное расследование, основной задачей которого является именно выявление и фиксация фактических данных теми лицами, которые на это управомочены[194]. В связи с этим в ст. 70 УПК РСФСР проводится различие между понятиями «собирание доказательств» и «представление доказательств». Адвокат, в частности, субъектом собирания доказательств не признается[195]. Вопросы собирания доказательств перечисленными в законе субъектами достаточно подробно регламентированы. Однако, в гражданском и арбитражном судопроизводстве основными субъектами собирания доказательств (в форме их представления) являются стороны и их представители. Не оспаривается и то обстоятельство, что поиск доказательств входит в доказывание в логическом смысле. Вместе с тем, как уже было отмечено, в процессуальную систему доказывания поиск (выявление) фактических данных не включается. Практически отсутствует и нормативная база этой важной работы адвоката в гражданском и арбитражном процессе. Сложившееся положение нельзя признать удовлетворительным. Недостаточно, на наш взгляд, только полагаться на нравственную позицию адвоката в процессе сбора доказательственной информации, как это предлагает Д. П. Ватман[196]. Нисколько не умаляя значение морального критерия, мы полагаем, что данный круг вопросов должен найти отражение в законе.

Выявление адвокатом доказательств, не входящих в процессуальную систему доказывания, мы предлагаем выделять в качестве самостоятельного этапа работы с доказательствами. Прежде чем перейти к исследованию данного процесса, предлагаем рассмотреть имеющиеся в юридической литературе суждения о том, что собой представляют судебные доказательств вообще. Мы не считаем возможным подробно остановиться даже на основных аспектах этой краеугольной проблемы процессуального права, а ограничимся лишь кратким обзором имеющихся точек зрения по следующим вопросам: что следует понимать под содержанием доказательств, что такое форма доказательств и в чем отличие формы от источника, так как ответы на эти вопросы позволяют, на наш взгляд, достаточно четко определить предмет доказательственной работы адвоката в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

Отрадно признать, что понятие «доказательства» дано в статьях 49 ГПК РСФСР и 52 АПК РФ, согласно которым «доказательствами по гражданскому и арбитражному делу являются любые фактические данные (сведения), на основе которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела».

Эти данные устанавливаются следующими средствами: объяснениями сторон и третьих лиц, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, вещественными доказательствами и заключениями экспертов. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда[197]. Близкое к этому определение доказательств дается и в уголовно-процессуальном законодательстве (ст. 69 УПК РСФСР).

В юридической литературе методологически верно к проблеме формирования знания об обстоятельствах дела с помощью судебных доказательств подходил С. В. Курылев. Он подчеркивал, что теоретической основой для разрешения проблемы сущности доказывания и доказательств должен служить закон всеобщей связи и взаимозависимости явления природы и общества. Поскольку в мире все взаимосвязано, следовательно и субъективные явления нашего мышления связаны определенным образом с явлениями объективной действительности.

Поскольку мир — единое целое, то и все предметы, явления в мире связаны друг с другом. Соответственно и объект судебного познания связан определенным образом с другими предметами и явлениями, которые в свою очередь связаны с иными предметами и явлениями и так до бесконечности. В силу универсальной зависимости и обусловленности всякое изменение в предмете судебного познания будет являться результатом определенных причин и соответствующим образом отразится на всех связанных с ним, зависимых от него и обусловливаемых им явлениях, произведя в них также определенные изменения; изменения последних вызовут изменения в иных связанных с ними предметах и т. д. В связи с этим, С. В. Курылев правильно указывал, что зная существующие в природе связи и пользуясь этим знанием, можно познавать неизвестные нам явления природы при помощи известных.

«Знание связей означает знание того, какие изменения должны происходить в одних явлениях при определенных изменениях в связанных с первыми других явлений»[198].

В свое время известный русский дореволюционный ученый-процессуалист К. И. Малышев отмечал:

«Доказательством в обширном смысле или доводом называется все, что убеждает наш ум в истинности или ложности какого-нибудь факта или положения. В этом смысле понятие о доказательстве принадлежит к области логики. В техническом смысле нашей науки судебными доказательствами называются законные основания для убеждения суда в существовании или несуществовании спорных юридических фактов. Спорные факты в процессе удостоверяются доказательствами и вот почему на них именно сосредотачивается борьба сторон»[199].

Анализируя правовые нормы, большинство авторов в настоящее время указывают, что в законе содержится единое понятие судебного доказательства, включающее в себя четыре взаимосвязанных признака. К ним относятся:

1. Наличие фактических данных или, пользуясь современной терминологией, наличие информации;

2. Наличие связи между фактом-доказательством и искомым фактом;

3. Определенный законом процессуальный порядок получения интересующих суд фактических данных;

4. Получение фактических данных из установленных законом источником[200]. Устранение любой стороны доказательства ликвидирует все доказательство в целом[201].

Правда, при истолковании понятия судебного доказательства учеными-юристами порой допускаются и разночтения. Так, М. К. Треушников называет не четыре, а три признака судебных доказательств. Однако такого рода различие нельзя признать существенным, поскольку в одном признаке доказательства он объединяет как наличие фактических данных, так и относимость их к делу. Автор пишет:

«Судебные доказательства имеют, во-первых, содержание, т. е. информацию об искомых фактах (юридических, доказательственных), обладающую свойством относимости, во-вторых, процессуальную форму, именуемую в законе средствами доказывания, и, в-третьих, определенный процессуальный порядок получения и исследования доказательственной информации и самих средств доказывания. Эти три признака характеризуют правовую природу судебных, доказательств»[202].

По мнению Р. С. Белкина, фактические данные — это факты[203]. С данной точкой зрения согласиться нельзя, поскольку фактом считается событие, о котором известно достоверно, что оно имело место в прошлом либо продолжает происходить в настоящий момент[204]. Мы согласны с теми учеными — лингвистами, которые проведя специальное научное исследование пришли к выводу о том, что любой текст состоит из отдельных суждений (высказываний). Чтобы установить истинность или ложность суждений необходимо произвести верификацию, то есть соотнести содержание суждения с действительностью, после чего убедиться в истинности или ложности высказывания. Только после верификации суждения и установления его истинности оно превращается в факт.

Поэтому нельзя разводить понятия «суждение» и «факт», так как это иногда происходит: факт это истинное событие, а суждение — верифицированная истинная оценка (положительная или отрицательная) этого факта[205]. Факт — это действительное, вполне реальное событие, явление; то, что действительно произошло, происходит, существует[206]. Факты сами по себе не происходят, происходят события. Если в результате верификации оказалось, что содержание высказывания соответствует действительности, то такое высказывание можно считать достоверным фактом; если суждение о событии ложно — то это вообще не факт. Как правильно, на наш взгляд, отмечал в свое время матрос Швандя в пьесе К. Тренева «Любовь Яровая»[207] — «Это, товарищи, не факт. Это на самом деле так было!».

То есть, истинное суждение о событии и есть факт, или фактологическое суждение. Событие — это то, что произошло[208]. Если же высказывание не удалось верифицировать в силу объективных причин, то мы имеем дело с недостоверным фактом или непроверенным утверждением. Когда же факт нельзя верифицировать в силу субъективных причин — субъективно-оценочного характера, эмоциональности, сознательной неясности истинного смысла, то тогда мы сталкиваемся с оценочным суждением или оценочным высказыванием[209]. Сведения не соответствуют действительности, когда содержащиеся в них факты и обстоятельства не существовали вообще, то есть явились результатом вымысла или ошибки, либо того и другого вместе[210].

Та информация, которой располагают участники процесса, далеко не всегда достоверно отражает реальные события. Если бы доказательства были бы только фактами, потеряло бы смысл само доказывание, то есть обоснование, оценка утверждений участников судебного разбирательства. Только в результате такого обоснования становится возможным признание части утверждений юридическими фактами, то есть, по определению ст. 49 ГПК РСФСР, ст. 52 АПК РФ установление обстоятельств дела. Такими фактами могут быть утверждения сторон, третьих лиц, составляющих предмет и пределы доказывания. К тому же сам законодатель, характеризуя доказательства, употребляет термин «фактические данные», а не «факты», а известно, что по правилам логики каждое понятие должно иметь свое содержание[211].

В связи с изложенным, мы поддерживаем мнение большинства ученых-процессуалистов, согласно которому содержание доказательств составляют сведения о фактах, то есть информация о них[212]. Она может быть как истинной, так и ложной, при этом подвергается проверке и оценке. На ее основе у лиц, участвующих в деле, возникает убеждение относительно характера выдвигаемых в ходе судебного разбирательства утверждений. Кроме того, доказательственный характер имеет и ложная информация: например, она позволяет судить о заинтересованности в исходе дела свидетеля, дающего ложные показания, и косвенно подтверждать правоту того, против кого свидетель дает такие показания.

По мнению Д. М. Чечота, неверным является указание на такой признак — доказательства, как наличие связи между фактом-доказательством и искомым фактом. Он указывает, что вопрос о том, имеется ли такого рода связь, может быть окончательно решен лишь после завершения процесса доказывания[213]. Это действительно так, однако суд не может принять доказательство к исследованию, если хотя бы предположительно такого рода связь отсутствует, то есть доказательство не относится к делу (ст. 53 ГПК, ст. 56 АПК).

С нашей точки зрения, В. М. Семенов совершенно правильно подчеркивал, что отрицание связи между доказательствами и фактами, входящими в предмет доказывания, делает бессмысленным разговор о доказательствах[214]. Как известно, в свое время С. В. Курылев указывал, что наличие связи факта-доказательства с искомым фактом является главным существенным признаком доказательства[215].

В свою очередь, Д. М. Чечот, А. К. Сергун и некоторые другие авторы исходят из двойственного понятия судебных доказательств. Под доказательствами они понимают как фактические данные (факты, сведения о фактах), а также средства доказывания[216]. Такое понимание судебного доказательства представляется нам не основанным на законе. Сведения о фактах могут быть получены судом не иначе как путем собирания и исследования установленных законом средств доказывания. С другой стороны, соответствующие средства доказывания исследуются судом лишь постольку, поскольку в них хотя бы предположительно могут содержаться интересующие суд факты[217].

Серьезные доводы против двойственного определения доказательства были приведены в такой фундаментальной работе как «Теория судебных доказательств в советском уголовном процессе». По мнению ее авторов, неустранимым недостатком двойственного определения доказательства следует считать не только необоснованное допущение разрыва между фактическими данными и источниками, в которых они содержатся, но и то, что в нем приравниваются понятия, лежащие фактически в разных плоскостях: с одной стороны, соотношение фактических данных с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, а с другой — отношение источников к фактическим данным. «Между тем сущность понятия доказательства определяет именно соотношение фактических данных, полученных от свидетелей, обвиняемых, экспертов и т. п., с искомыми фактами. Ведь целенаправленность использования доказательств вытекает из необходимости познания фактов прошлого события»[218].

Двойственное определение доказательства затрудняет выяснение понятия доказательства и может породить ошибки в судебной практике. Они могут быть, в частности, связаны с тем, что суд подменяет анализ доказательств перечнем их источников, хотя в них не содержится фактических данных, имеющих отношение к делу.

Особую сложность представляет собой вопрос о форме доказательств. Большинство ученых-процессуалистов считают формой доказательства средства доказывания[219]. При этом средства доказывания включаются в понятие доказательств, что обосновывается единством содержания и формы. С этим мнением нельзя согласиться и вот почему. Во-первых, оно, по нашему мнению, возникло в результате смешения разнопорядковых понятий. Форма явления представляет собой внешнее выражение какого-либо содержания, а если речь идет о внутренней форме, также тесно связанной с содержанием, то структуру[220]. Структура же — это некий способ связи элементов, порядок, в котором они находятся[221]. Напомним, что содержанием доказательства считается информация о фактах предмета доказывания. Таким образом, внутренней формой доказательства, то есть структурой, должен быть определенный порядок, способ изложения этой информации. Попробуем рассуждать иначе. Пусть оспариваемое нами мнение истинно и формой доказательственной информации является средство доказывания, например, документ как разновидность письменного доказательства. Тогда приходим к противоречию: способом связи единиц доказательственной информации, ее структурой становятся сам документ, материальная вещь и т. д. Информация, исходящая от эксперта, имеет свою структуру — определенный порядок изложения профессиональных знаний эксперта. Далее, если признать средства доказывания сами по себе формой, то не будет иметь значения процессуальное оформление исходящей от источника информации. Между тем известно, что доказательственное значение имеют не любые показания свидетелей, а лишь полученные в установленной форме[222].

Кроме того, объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей и т. д. названы в законе средствами доказывания, а не формами, и их перечень дан в части второй ст. 49 ГПК РСФСР, ст. 52 АПК РФ, то есть после определения понятия «доказательства». Следовательно, общепринятый подход в данном случае не вполне согласуется с ГПК РСФСР и АПК РФ.

Таким образом, на основании сказанного, можно сделать вывод об ошибочности отождествления средств доказывания с формой доказательств. К сожалению, в ст. 49 ГПК РСФСР, ст. 52 АПК РФ нет четкого указания, что же на самом деле считать формой доказательственной информации. Выскажем предположение о том, что формой доказательств в гражданском и арбитражном процессе необходимо признать процессуальный порядок изложения информации, полученной с помощью средств доказывания. Например, ст. 168 ГПК РСФСР, ст. 117 АПК РФ устанавливает, что свидетель обязан сообщить известные ему сведения в форме допроса (и лишь в определенных случаях его показания оглашаются судом в порядке ст. 174 ГПК РСФСР); вещественные доказательства осматриваются судом и другими участниками процесса (ст. 178 ГПК, ст. 117 АПК) и т. д. Общеизвестно, что информация может считаться доказательственной только при условии соблюдения формы ее получения, что обеспечено законом. Что же касается средств доказывания, то значение их состоит в обеспечении возможности перехода от субъективных целей доказывания к объективным его результатам.

Проводя сравнительный анализ гражданского, арбитражного и уголовного судопроизводства необходимо также отметить, что в ГПК, АПК и УПК имеются существенные различия в терминологии. Так, ст. 49 ГПК РСФСР, ст. 52 АПК РФ перечисляют, как уже отмечалось, средства, с помощью которых устанавливаются фактические данные (сведения); в ст. 69 УПК РСФСР, аналогичной по содержанию, слово «средство» опущено. Это обстоятельство дало основание многим ученым, занимающимся вопросами уголовного процесса, считать, что показания свидетелей, заключения экспертов и т. д. выступают в качестве источников доказательств[223]. На наш взгляд, подобная трактовка представляется необоснованной, так как под источниками доказательств следует понимать носителей информации, то есть стороны, свидетелей, экспертов и т. д.

Таким образом, подводя итог краткому анализу понятия «доказательства», можно дать следующую дефиницию: «доказательством в гражданском и арбитражном процессе является информация о фактах предмета доказывания, полученная в определенной законом форме с помощью перечисленных в законе средств». Практическое значение данного вывода сводится к тому, что, во-первых, правильное пользование терминологией в конечном счете снижает риск ошибок в работе над доказательствами, а во-вторых, четкое отграничение понятия доказательства позволяет отличать их от более широкого понятия «доказательственная информация».

Для адвоката процесс выявления (поиск, фиксация, получение) фактических данных представляет значительную сложность. По данному вопросу отсутствует какая-либо нормативная база. Нет также методических рекомендаций, которые помогли бы адвокату определить пределы своей доказательственной активности. Необходимо признать, что и этические разработки касаются этой темы крайне незначительно, прямых ответов на многие спорные вопросы не дается. Автором не ставилась задача восполнить существующий пробел, предлагается лишь обратить внимание на проблему, то есть рассмотреть основные формы выявления доказательств адвокатом и предложить некоторые возможные пути их совершенствования.

На наш взгляд, первой формой выявления адвокатом доказательств, является его беседа с доверителем. В юридической литературе обоснованно высказывалась мысль о том, что уже в первой беседе адвоката с обратившимся за юридической помощью нередко закладывается основа будущих представительских отношений[224]. В процессе беседы адвокат вправе давать клиенту поручения относительно поиска доказательств для подтверждения его требований либо возражений. Безусловно, что адвокат как профессиональный юрист, должен играть более активную роль, чем его доверитель, из чего следует, что адвокат должен самостоятельно планировать доказывание по делу. Однако, приходится констатировать, что на практике выявлением доказательств занимается, фактически, сам доверитель, а адвокат лишь контролирует и направляет его действия. В результате обратившийся за помощью по существу вынужден самостоятельно определять ценность, относимость, допустимость и другие свойства выявленного им доказательства, что снижает эффективность такого поиска. Например, ст. 40 КЗОТ РФ возлагает на администрацию обязанность выдавать работнику по его просьбе справку о его работе на данном предприятии, либо для участия в конкурсе на замещение вакантной должности характеристику[225]. На практике это требование закона нередко игнорируется работниками отдела кадров, а добиться реализации своего права для граждан не всегда бывает легко. Поэтому, изложенное не позволяет считать такую форму выявления доказательств как поручения адвоката доверителю наиболее удачной.

Другой формой выявления доказательств, по нашему мнению, необходимо считать запрашивание (истребование) адвокатом через юридическую консультацию необходимых для рассмотрения гражданского или арбитражного дела сведений о фактах предмета доказывания. Данное полномочие адвоката отражено в ст. 15 Положения об адвокатуре РСФСР[226]. Здесь же подчеркивается, что соответствующие органы и должностные лица обязаны в установленном порядке выдавать запрашиваемые документы или их копии. Однако на практике реализация адвокатами этого права вызывает большие сложности. Нередко должностные лица искусственно расширяют «перечень» тех данных, которые по их мнению, могут быть сообщены только суду, но не адвокату. На наш взгляд, представляется целесообразным рассмотреть вопрос о перечислении тех сведений, которые могут сообщаться только суду, в связи с рассмотрением гражданского или арбитражного дела. Данный список мог бы содержаться в ГПК РФ и АПК РФ, либо в специальном нормативном акте по вопросам доказывания. Подобный перечень видов информации, права на получение которой ограничены, мог бы, на наш взгляд, способствовать расширению прав субъектов доказывания в гражданском и арбитражном процессе, снизить риск злоупотреблений в отношении доказательств.

Негативно также сказывается на ценности рассматриваемой формы помощи длительность ответов на запросы юридических консультаций. Можно выделить и другие разновидности обращения адвокатов за содействием к различным организациям в поиске доказательственного материала. Например, в адвокатской практике встречаются телефонные переговоры судебных представителей с заинтересованными органами и должностными лицами с целью выявления возможных путей получения информации о фактах предмета доказывания, имеются случаи обращения к вышестоящим инстанциям для ускорения процесса выявления доказательств, когда источники, от которых зависит представление фактических данных в распоряжение адвоката или доверителя, необоснованно отказывают в этом. Некоторые из встречающихся разновидностей такой формы выявления доказательств, как обращение к организациям, не получили до настоящего времени правовой основы. Нам представляется, что назрела необходимость в законодательном упорядочении взаимоотношений адвоката с обладателями доказательственной информации, например, путем издания специального нормативного акта, в котором подробно регулировались бы вопросы, возникающие в ходе обращения адвокатов за содействием в поиске доказательств к организациям и должностным лицам.

Адвокат, чтобы выявить доказательства, вправе обращаться к суду с ходатайством об их истребовании. В данном ходатайстве, в основном от имени доверителя, адвокатом ставится вопрос об истребовании и приобщении к делу уже известных доказательств, либо об оказании помощи в их обнаружении. На наш взгляд, когда точное местонахождение доказательств неизвестно, адвокат вправе ограничиться описанием их возможного местонахождения, либо указанием источника. Следовательно, незнание точного содержания, формы и других характеристик доказательств не должно служить препятствием к постановке вопроса об их истребовании, когда такой способ получения доказательств представляется единственно возможным или наиболее эффективным.

Так, истец Б. предъявил иск к МВД РФ о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда, в котором просил опровергнуть сведения, не соответствующие действительности, порочащие его честь и достоинство в составленной на него начальником отдела П. аттестации, где говорилось следующее: «Вывод: ходатайствовать перед руководством ГУВД об увольнении капитана Б. из органов внутренних дел за дискредитацию, в целях предотвращения со стороны его чрезвычайного происшествия». В порядке подготовки дела к судебному разбирательству, адвокат заявил ходатайство об истребовании данного документа, который на руки истцу Б. ответчиком не был выдан. Суд удовлетворил требование представителя и выдал на руки запрос, с помощью которого был представлен в суд оспариваемый документ. В результате рассмотрения дела иск Б. судом был удовлетворен и с МВД РФ в пользу истца была взыскана 1 тыс. рублей в счет компенсации морального вреда[227].

Ранее нами уже был кратко рассмотрен ряд форм выявления доказательств адвокатом. Вместе с тем, они имеют существенный недостаток, поскольку задумывает и планирует выявление доказательственного материала судебный представитель, а фактическое выявление доказательств возлагается на иных лиц (на доверителя, на суд и т. п.) — На наш взгляд, такая двойственность может привести к задержкам и ошибкам в представлении доказательств, к перегруженности судов, а в отдельных случаях и к процессуальным нарушениям.

Поэтому, нам представляется что назрела необходимость в разработке теоретических вопросов реализации самостоятельных форм выявления адвокатом доказательств по гражданским и арбитражным делам. Позитивными сторонами таких форм были бы высокая оперативность, четкая связь между поставленной целью и достигаемым результатом и т. д. Судебные представители получили бы возможность на законных основаниях планировать и осуществлять действия по поиску, фиксации и получению необходимых для рассмотрения гражданского или арбитражного дела материалов.

Изложенное свидетельствует, по нашему мнению, о целесообразности придания этой форме характера основной. В соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР, ст. 53 АПК РФ наибольшую активность в доказывании обязаны проявлять сами стороны, а следовательно, и их представители. Например, те действия, которые в настоящее время по ходатайству адвокатов совершают иные лица, могли бы совершать и сами адвокаты. Так, ст. ст. 64, 69 ГПК РСФСР, ст. 53 АПК РФ различают как истребование письменных и вещественных доказательств судом, так и возможность выдачи лицу, ходатайствующему об этом, запроса на право получение и последующего представления соответствующих доказательств в суд. На наш взгляд, не противоречит также идее представительства такое действие адвоката, как личное ведение переговоров с заинтересованными лицами с их согласия о передаче адвокату интересующей его информации, либо направлении непосредственно в суд (ст. 24 проекта Закона «Об адвокатуре в Российской Федерации»). В связи с этим, перенесение акцента на самостоятельное выявление доказательств адвокатом представляется весьма логичным.

Вместе с тем необходимо отметить, что в настоящее время реализация предложений по усилению доказательственной активности адвокатов неизбежно наталкивается на ряд серьезнейших трудностей. Основная из них — практически полное отсутствие правового регулирования этого вопроса. Поэтому, пока в законодательном порядке не будут даны разъяснения того, какие действия вправе совершать адвокат, выявляющий доказательства, любые из этих действий могут быть поставлены под сомнение и в юридическом, и в этическом, и в психологическом смыслах. В связи с этим назревает общая задача — урегулировать законодательно отношения адвокатов с источниками информации, тем более, что в настоящее время число ее видов имеет тенденцию к увеличению. Появляются новые виды информации и способы ее хранения и передачи — машинный, с использованием видеомагнитофонов, компьютеров, через сеть Интернет и т. д. Научно-технический прогресс неизбежно ставит перед гражданским и арбитражным судопроизводством новые вопросы и их необходимо решать[228].

Например, далеко не очевиден ответ на возникающий вопрос — может ли адвокат по собственной инициативе зафиксировать с помощью магнитофона или видеокамеры мнение определенных лиц (трудового коллектива, группы соседей и т. д.) и представить соответствующую запись в суд, если обычные способы получения информации становятся недостаточными или недостоверными? Допустимо ли фотографировать предметы, помещения, людей и т. п.? Данные вопросы требуют глубокого изучения в новом ракурсе — в свете расширения прав адвокатов в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

Обсуждая пределы самостоятельности адвоката в досудебной подготовке материалов дела, необходимо обратить внимание на ситуацию, которая достаточно широко распространена на практике, однако до настоящего времени не получила всесторонней оценки в теории. Так, в дисциплинарной практике Московской областной коллегии адвокатов имел место случай, когда адвокат был подвергнут взысканию за контакт со свидетелем до начала судебного заседания. В этой связи возникает вопрос о правовой и этической допустимости подобных контактов. Если проанализировать ситуацию детально, то очевидность, на первый взгляд, отрицательного ответа, перестанет быть такой однозначной. Довольно часто подобные контакты возникают помимо воли и желания адвоката. Подобная ситуация может иметь место, когда, например, на консультацию к адвокату вместе с будущим доверителем приходят иные лица, которых впоследствии доверитель просит вызвать в качестве свидетелей. Часто бывает, что сами свидетели интересуются у адвоката, зачем их вызвали в суд. Кроме того, ст. 61 ГПК РСФСР (соответствующая принципу относимости) прямо предусматривает, что в ходатайстве о вызове свидетеля, лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства они могут подтвердить или опровергнуть. Судебный представитель, как и другие лица, участвующие в деле, не вправе загромождать процессе допросами ненужных свидетелей. Поэтому возникает вопрос — как же может адвокат квалифицированно определить, обязателен или нет для разрешения дела по существу допрос данного свидетеля, предварительно не выяснив у него, что ему известно об обстоятельствах дела?

Помимо этого, адвокату предоставлено право знакомиться с содержанием письменных, вещественных доказательств, которые имеются в распоряжении клиента либо запрашиваются через юрконсультацию. Мало того, адвокат знает, что собирается говорить в своих объяснениях доверитель. Довольно часто и позиция процессуального противника заранее известна (например, имеется копия искового заявления с приложенными к ней документами, объяснения на иск и т. д.). Возникает естественный вопрос — почему же такой источник доказательств, как свидетель, должен оставаться закрытым для адвоката вплоть до дня судебного разбирательства? Основным аргументом противников подобных бесед со свидетелями является боязнь подозрений в незаконном воздействии на свидетелей.

Необходимо при этом упомянуть и о том, что на подобных контактах часто настаивает доверитель, а поскольку адвокат отказывается это делать, то беседует сам, что только увеличивает опасность давления на них. По нашему мнению, простое категорическое запрещение любых досудебных контактов адвоката со свидетелем, свидетельствует о неконструктивности решения данного вопроса. Конкретная форма указанных контактов, контролирующая роль суда в них, этические и правовые ограничения и прочее — все эти вопросы, требующие детальной разработки. Например, правила адвокатской этики запрещают адвокатам оказывать влияние на свидетелей, и с данным требованием нельзя не согласиться.

Проведенным исследованием установлено, что из всех жалоб граждан, представлений правоохранительных органов, частных определений судов на действия адвокатов, не выявлено ни одной, в которой бы говорилось о том, что адвокат оказывал какое-либо влияние на свидетелей[229]. Но разве любые контакты равнозначны оказанию влияния? Основу работы адвоката должна составлять не боязнь подозрений, а добросовестное выполнение им своих профессиональных обязанностей. На наш взгляд, такое общение с будущим свидетелем при соблюдении профессиональной адвокатской этики, не должно возбраняться. Нам представляется, что само по себе признание их допустимости не приведет к нанесению ущерба интересам правосудия.

Кроме того, хотелось бы обратить внимание также на то, что в соответствии со ст. 69 АПК РФ: «Не являются доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности». Такое правило в ГПК отсутствует. Вместе с тем, такое правило необходимо ввести, в связи с чем предлагаем внести дополнения в ст. 61 ГПК РСФСР следующего содержания: «Не являются доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности». Это, на наш взгляд, существенно упростит суду задачу принятия решения при оценке доказательств.

Кроме всего сказанного, хотелось бы затронуть еще одно препятствие на пути активизации роли адвокатов в доказывании. Так, в договоре поручения, которым оформляется процессуальное представительство, отсутствуют нормы, которые регулировали бы отношения между доверителем и представителем на стадии подготовки гражданского и арбитражного дела к судебному разбирательству. Нам представляется, что назрела необходимость в разработке новой разновидности услуг в рамках судебного представительства — договора на подготовку материалов гражданского и арбитражного дела к судебному разбирательству. В данном новом договоре следовало бы отразить содержание прав и обязанностей адвоката по выявлению доказательств, консультационную работу адвоката в связи с конкретным гражданско-правовым спором, выявление адвокатом вопросов — не оказывал ли он ранее противной стороне юридическую помощь как адвокат, изучение им законодательства, судебной практики и юридической литературы по рассматриваемой категории дел и т. д.

Так, в Президиум МОКА обратился Ш. с жалобой на действия адвоката С., в которой утверждал, что обратившись к адвокату С. с поручением на ведение дела и заключив с ним соглашение, он впоследствии обнаружил, что адвокат С. консультировал вступивших в дело племянников, интересы которых диаметрально расходятся с его собственными. При проверке доводов жалобы было действительно установлено, что Ш, доверительно сообщил адвокату С. ряд подробностей, которые стали известны в результате разглашения конфиденциальной информации противоположной стороне, так как адвокат С. осуществил переход на защиту интересов племянников уже в процессе судебного разбирательства, нарушив ст. 16 Положения об адвокатуре РСФСР, ст. 47 ГПК РСФСР, за что был подвергнут дисциплинарному взысканию[230].

Поэтому, в связи с подобным предложением неизбежен вопрос: возникает ли у адвоката, готовившего дело к судебному разбирательству, обязанность участвовать в дальнейшем в качестве представителя в суде? На наш взгляд, не возникает и вот почему. В отличие от уголовной защиты, которая является обязанностью адвоката[231], процессуальное представительство строится на добровольных началах. Безусловно, что обязательными условиями в этом случае, как и во всех остальных, будут соблюдение адвокатской тайны и недопущение ущерба интересам доверителя. Разработка типового договора на подготовку гражданского или арбитражного дела к судебному разбирательству — задача, которую вполне могло бы решить Министерство юстиции РФ совместно с Федеральным Союзом адвокатов России.

Помимо перечисленных, имеются и другие препятствия на пути повышения самостоятельности адвокатов в гражданском и арбитражном процессуальном доказывании, — например, их психологическая установка на участие только в процессуальном доказывании, недостаточно развитое профессиональное самосознание адвокатов. Все вышеперечисленные трудности будут преодолены, если теория и практика будут сориентированы на активизацию роли адвокатов как представителей в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

Когда мы рассматривали вопросы участия адвокатов в выявлении фактических данных по гражданским и арбитражным делам, то использовали термин «доказательства». Вместе с тем, судебные представители довольно часто сталкиваются с таким положением, когда существенная для дела информация о фактах предмета доказывания не может получить процессуальное закрепление. Если же обратиться к точному смыслу закона, то можно заметить, что доказательствами в гражданском и арбитражном деле признаются не все фактические данные (сведения), а только те, которые получены из надлежащих источников, с помощью перечисленных средств и в установленной законом форме (ст. 49 ГПК РСФСР, ст. 52 АПК РФ, ст. 55 проекта ГПК РФ). Таким образом, понятие «доказательственная информация» оказывается более широким по содержанию, нежели понятие «процессуальные доказательства». Другими словами, некоторая часть фактических данных (сведений) не является доказательством в процессуальном смысле, так как нарушается одно или несколько правил, перечисленных нами выше.

В связи с этим, возникает вопрос: следует ли адвокату выявлять эту информацию, и если да, то как она может быть использована в доказывании?

Так, первую группу сведений, о которых идет речь, можно было бы условно назвать «доказательства по существу, но не по форме». Например, в части второй ст. 49 ГПК РСФСР, ст. 52 АПК РФ содержится исчерпывающий перечень средств доказывания. Однако, ГПК РСФСР и АПК РФ предусматривают также возможность участия в гражданском и арбитражном деле представителей органов государственного управления, органов местного самоуправления (ст. 182 ГПК РСФСР, ст. 42 АПК РФ), общественных организаций и трудовых коллективов (ст. 183 ГПК РСФСР).

В теории гражданского процесса и проекте ГПК РФ (ст. 178) ставится вопрос о необходимости привлечения к участию в гражданском деле специалистов, подобно тому, как это, например, предусмотрено УПК РСФСР (ст. ст. 133-1, 275-1 УПК). В АПК РФ также часто возникают ситуации, когда требуется консультация специалиста. Поэтому мы предлагаем внести дополнение в АПК РФ следующего содержания: «В необходимых случаях при осмотре письменных или вещественных доказательств, прослушивании звукозаписи, просмотре видеозаписей, при назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств, арбитражный суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи».

Информация, исходящая от указанных выше источников, может быть существенной для дела, однако в определенных случаях доказательством не признается. Сведения из надлежащих источников следует получать только в законной форме. В связи с этим приведем характерный пример.

Так, по делу по иску Б. к Л. о выселении из жилой площади, рассмотренным Дорогомиловским межмуниципальным судом г. Москвы, до начала судебного разбирательства участковым инспектором были отобраны от свидетелей письменные «объяснения» по делу и представлены в суд[232]. Поскольку данная форма ГПК не предусмотрена, соответственно процессуального значения информация, полученная таким способом, не имеет. Во время допроса в суде указанные свидетели дали иные показания. Вместе с тем, нельзя также не отметить, что по содержанию, сведения полученные из непроцессуальных источников или получаемые с нарушением формы, порой бывают весьма значимы.

Адвокату, участвующему в рассмотрении гражданских и арбитражных дел, приходится сталкиваться с людьми, которые часто весьма негативно относятся друг к другу и не скрывают этого. При изложении сведений о фактах предмета доказывания, люди тем самым вырабатывают и определенное отношение к ним. Мы разделяем точку зрения И. М. Резниченко, который считает, что психологическая характеристика участников процесса также отражается на их доказательственной позиции[233].

Психологический аспект в уголовном процессе имеет доказательственное значение, поскольку обстоятельства, характеризующие личность, входят в предмет доказывания (ст. 68 УПК РСФСР). В гражданском и арбитражном судопроизводстве единственной задачей суда является разрешение гражданского и арбитражного спора по существу и в соответствии с законом. Вместе с тем, игнорировать психологический фактор в гражданском и арбитражном судопроизводстве, на наш взгляд, никак нельзя. Особое, отчасти и доказательственное значение имеют данные о поведении участников процесса. Например, в уголовном процессе существует термин «улики поведения», то есть сведения, харастеризующие поведение определенных лиц во время производства следственных действий, в судебном заседании и т. д.[234] Не подменяя собой доказательств, они позволяют, тем не менее, судить об искренности лиц, их истинных намерениях. Мы полагаем, что нечто подобное «уликам поведения» имеет место и в гражданском и арбитражном процессе. Нам представляется, что данные о поведении участников процесса дают возможность лучше судить о качестве излагаемой ими доказательственной позиции.

В последнее время интенсивно развивается наука о потерпевшем — виктимология, данные которой может использовать и адвокат[235]. То есть представляя суду соответствующие действительности сведения, отрицательно характеризующие потерпевшего, адвокат тем самым исполняет свой профессиональный долг защитника. Конечно, задачи гражданского и арбитражного процесса уже, чем уголовного, однако не считаем, что характеристика личности процессуального противника того лица, которому адвокат оказывает юридическую помощь, не имеет значения для представителя. Большинство гражданских и арбитражных дел вытекают из глубоких межличностных отношений и характеристика участников часто помогает установить истину по делу и это не должно судом отвергаться.

Следующая, третья группа сведений, которая не являясь доказательствами, а всего лишь аргументами, фактически играет ту же роль, обусловленную наличием в доказывании двух сторон — логический и процессуальной. В основном ее составляют материалы судебной практики, мнения ученых-юристов, публикации средств массовой информации, сети Интернет и другие сведения, которые вместе с доказательствами можно положить в обоснование тезиса — предмета доказывания. Например, адвокаты, часто излагая содержание доказательств, подкрепляют свою позицию примерами из практики, цитатами из научной, публицистической, художественной литературы и т. д.[236]

Адвокатам в процессе работы над материалами гражданского или арбитражного дела целесообразно выявлять не только процессуальные доказательства, но и иную полезную информацию о фактах предмета доказывания. В конечном счете, если имеется такая возможность, эту информацию можно преобразовать в доказательства (например, заявить ходатайство о допросе специалиста в качестве эксперта). В случае, если не будет такой возможности, правильно использованные сведения о фактах, которые не признаны доказательствами, все равно подкрепляют доказательственную позицию и способствуют формированию у судей благоприятного для доверителя внутреннего убеждения.

Глава III Осуществление адвокатом доказывания по гражданским и арбитражным делам

§ 1. Деятельность адвоката по представлению и исследованию доказательств

После тщательно проведенной подготовительной работы по делу адвокат вправе приступить к осуществлению доказывания в судебном заседании. В логическом отношении это означает переход от формулировки тезиса и сбора аргументов к демонстрации, другими словами, к процессу убеждения своих оппонентов в истинности отстаиваемой позиции.

Осуществлять доказывание в гражданском и арбитражном процессуальном смысле означает собирать, исследовать и оценивать доказательства, то есть совершать определенные действия, непосредственно влекущие принятие правовых решений по гражданскому или арбитражному делу. Прав в данном случае М. К. Треушников, который считает, что цель судебного доказывания состоит не в механическом наполнении дела доказательственным материалом, а в извлечении из доказательств судом (т. е. субъектом познания и представителем власти) точных выводов для обоснования решения, для защиты права[237].

Указанная часть доказательственной работы субъекта доказывания наиболее сложна и вместе с тем, особенно значима. Эта деятельность происходит в основном в процессе судебного разбирательства по делам данной категории, но имеет место до начала и во время рассмотрения дела по существу; продолжается также в те периоды, когда дело слушанием откладывается или приостанавливается по различным причинам. По нашему мнению, между этапами доказательственной работы на различных стадиях гражданского и арбитражного процесса, существует теснейшая взаимосвязь. В связи с этим, вряд ли целесообразно проводить резкую грань между доказыванием, осуществляемым непосредственно в судебном заседании и в рамках подготовки дела к судебному разбирательству.

В гражданском и арбитражном процессуальном кодексе России нет определения судебного доказывания. Т. В. Сахнова предлагает ввести специальные статьи, посвященные определению судебного доказывания[238]. Мы же разделяем точку зрения М. К. Треушникова, который считает, что.

«эта проблема имеет дискуссионный характер в течение длительного периода времени, относится к сфере теории, развития правового сознания и не может быть решена путем закрепления понятия доказывания в одной или двух нормах процессуального закона»[239].

Первым этапом процессуального доказывания для адвоката является представление доказательств, как основной формы собирания доказательственного материала по всем гражданским и арбитражным делам. Эти доказательства адвокат представляет от имени и в интересах своего доверителя. Анализ норм ГПК РСФСР, АПК РФ позволяют, на наш взгляд, сделать вывод о существовании трех видов представления доказательств в российском гражданском и арбитражном процессе. Во-первых, сведения о фактах предмета доказывания могут содержаться в заявлениях лиц, участвующих в деле, адресованных суду, или же о доказательствах эти лица сообщают суду в ходе судебных прений и иных выступлений. Так, п.4 ст. 126 ГПК РСФСР, п.4 ч.2 ст. 102 АПК РФ обязывают истца указать в исковом заявлении, какие имеются доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства. Во-вторых, адвокат и его доверитель вправе ходатайствовать перед судом о приобщении определенных доказательств (ст. ст. 30, 184 ГИК РСФСР, ст. 33, 118 АПК РФ и др.). В-третьих, распространены ходатайства об обозрении (оглашении) доказательств (ст. ст. 174–176 ГПК РСФСР, ст. 117 АПК РФ и др.).

Если обратить внимание, то нетрудно заметить различия между указанными видами представления фактических данных. В первом случае доказательственная информация неотделима от документа или публичного выступления, в которых излагается сама позиция субъекта доказывания. Заявленное ходатайство о приобщении или оглашении доказательства может быть оставлено судом без удовлетворения, так как в этом случае о доказательствах уже говорится в отдельном документе или устном заявлении. Применительно к доказательственной работе адвоката, рассмотрим все виды представления сведений о фактах более подробно.

Так, в составленном адвокатом документе (исковом заявлении, возражениях на иск, кассационной или надзорной жалобе и т. д.) или в процессе судебных прений, в выступлениях в кассационной инстанции, в беседе на личном приеме с должностным лицом, имеющим право судебного надзора, как правило, описываются и основные доказательства по делу. Стороне по делу закон дает также право приложить письменные, вещественные доказательства, консультативные заключения, заключения экспертов и собственные письменные объяснения к представленным в суд заявлениям. В данном случае высока вероятность того, что выявленная адвокатом или его клиентом доказательственная информация будет приобщена к материалам дела, поскольку отказ в приеме процессуального документа может иметь место лишь в установленных случаях; судебная этика не позволяет также прерывать выступления участников процесса. Следовательно, доказательства, содержание которых излагается в документах или устных выступлениях, почти всегда оказываются предметом исследования в суде, что повышает эффективность данной формы представления доказательств.

Следующим положительным ее моментом, на наш взгляд, является возможность одновременно с представлением доказательств систематизировать их. В процессуальной юридической литературе иногда встречаются такие термины, как «круг доказательств», «доказательственные ряды»[240]. Подобные термины являются примерами систематизации доказательственного материала. Субъект доказывания, описывая доказательства, имеет возможность сочетать их представление с оценкой, что обеспечивает комплексный подход к работе над материалами дела. По нашему мнению, упорядочить сведения о фактах, выявить их внутреннюю логику намного легче, если о доказательствах сообщается в документе или в выступлении по делу.

Вместе с тем, представление доказательств путем изложения их содержания непосредственно в документах или выступлениях страдает определенными недостатками. Например, несмотря на то, что суд и не вправе устанавливать предельный объем искового заявления и других процессуальных документов или ограничивать время выступления адвоката, определенные границы здесь все же имеются. Поэтому, если адвокатом основной акцент будет сделан на подробном изложении фактических данных, неизбежно снижение эффективности оценки доказательств. Кроме того, подобная детализация нецелесообразна и по тактическим соображениям, так как дает процессуальному противнику возможность заранее узнать о позиции доверителя и суметь подготовиться к ее опровержению. Запоздалое изложение адвокатом своей доказательственной позиции также снижает ее эффект, поскольку внутреннее убеждение судей в значительной степени складывается на протяжении всего судебного разбирательства.

Все сказанное говорит о необходимости использовать такие виды представления доказательств, как обращение к суду с ходатайством об оглашении (обозрении) отдельных доказательств, или с ходатайством о приобщении к делу средств доказывания. Данные ходатайства могут содержаться в процессуальном документе (например, в исковом заявлении или возражении на иск ставится вопрос о вызове в суд свидетелей, специалистов или о назначении по делу экспертизы). Также распространены самостоятельные письменные и устные ходатайства о приобщении к материалам дела, или об оглашении (обозрении) доказательств. Существенное различие между этими двумя анализируемыми видами представления фактических данных состоит в том, что в первом случае источник доказательств предоставляется адвокатом в распоряжение суда, а во втором случае средство доказывания остается у адвоката или его доверителя. Поэтому в зависимости от конкретных обстоятельств дела, адвокат сам должен решить, какой ему избрать вариант. Например, если для доверителя важно, чтобы подлинное письменное или вещественное доказательство осталось в его распоряжении, или ставится цель обеспечить эффект публичности, предпочтительнее ходатайствовать об обозрении доказательства.

В некоторых случаях предпочтительным решением будет обращение к суду с ходатайством о приобщении фактических данных после изготовления ксерокопии документа, в котором они содержатся. Данный вопрос может возникнуть в случаях, если адвокат в перспективе предполагает, что для удовлетворения требований его доверителя ему придется обращаться в вышестоящие судебные инстанции. Это вызвано еще и тем, что лицо, имеющее право надзора, видит перед собой только жалобу в порядке надзора и приложенные к ней документы, которые в совокупности должны убедить его в целесообразности истребования дела и принесения протеста в порядке надзора на решение или определение нижестоящего суда.

Как было сказано выше, решение об удовлетворении или отклонении ходатайства о приобщении и оглашении (обозрении) доказательств принимает суд. В связи с этим, возникает вопрос: когда доказательство можно считать представленным? По нашему мнению, следует считать, что адвокат представил доказательство, если он заявил ходатайство доказательственного характера вне зависимости от того, удовлетворено оно или нет. Мы считаем приведенное положение принципиально важным для анализа степени доказательственной активности адвокатов. Суд, отказывая в удовлетворении ходатайств о предоставлении доказательств, тем самым дает этим доказательствам оценку с точки зрения их относимости, допустимости и т. д. Поэтому, в дальнейшем адвокат вправе считать доказательство, в приобщении или обозрении которого отказано судом, представленным и исходить из этого при апелляционном, кассационном обжаловании решения и на дальнейших стадиях гражданского и арбитражного судопроизводства. Так, адвокат, на наш взгляд, вправе ссылаться на представленное, но не принятое судом первой инстанции доказательство в обоснование избранной им позиции.

Ранее, мы уже отмечали, что в процессе выявления доказательственного материала адвокату и его доверителю предоставлено право обращаться за помощью к суду. В данном случае идет речь о заявлении ходатайства к суду об истребовании соответствующих доказательств. В случае обращения за содействием к суду возможно собирание доказательств в форме их представления, что усматривается из ст. ст. 64, 69 ГПК РСФСР, ст. 54 АПК РФ. В соответствии со ст. 64 ГПК РСФСР, ст. 54 АПК РФ, суд может выдать лицу, ходатайствующему об истребовании письменного доказательства, запрос на право его получения. Аналогичное правило содержится и в ст. 69 ГПК РСФСР, ст. 54 АПК РФ для вещественных доказательств. В этих случаях доказательство будет представлено тем участникам процесса, у которого имеется соответствующий запрос. На наш взгляд, обладатель запроса вправе самостоятельно решить дальнейшую судьбу полученного по запросу доказательства (например, после ознакомления с его содержанием, исходя из тактических соображений не представлять его в суд). Однако, подобное решение должно быть мотивировано, иначе оно может быть неправильно понято судом. Нам представляется, что данный вопрос может быть также решен путем консультаций с судьей в рабочем порядке. На практике подобные консультации не являются редкостью, однако до настоящего времени они лишены правовой базы, поскольку участие адвоката в подготовке дела к судебному разбирательству ни в действующем ГПК РСФСР, АПК РФ, ни в проекте ГПК РФ никак не регламентировано. Сложившееся положение могло бы измениться к лучшему после реализации предложений, о которых уже упоминалось ранее.

Адвокат в ходе процессуального доказывания сталкивается с рядом сложных вопросов тактического и этического плана. Так, часто возникают вопросы — целесообразно ли представлять доказательство без комментариев, оставляя их на усмотрение суда, или же адвокату следует одновременно с заявлением ходатайства доказательственного характера проанализировать представляемые им доказательства? Не является ли подобный комментарий выходом за пределы процессуальных прав адвоката? Нам представляется, что адвокату предпочтительнее наряду с заявлением ходатайства акцентировать внимание суда на некоторых особенностях содержания и формы доказательств и предложить суду свой вариант их оценки вне зависимости от того, каков вид доказательственной информации. Таким образом адвокат в определенной степени направляет процесс формирования внутреннего убеждения судей. Думается, что подобные комментарии должны быть тщательно продуманы, следовать требованиям закона. Комментирование доказательств — это право, а не обязанность адвоката.

Следующий, не менее сложный вопрос заключается в том, что вправе ли адвокат и его доверитель самостоятельно решать на каком этапе доказывания им надлежит представлять доказательства? Рассматривая эту проблему, следует обратить внимание на ее этический аспект. В юридической литературе по проблемам доказательственной деятельности адвоката утверждается, что адвокат не должен «придерживать» доказательства[241]. Нам представляется, что в данном случае речь идет не о всяком сокрытии от суда до определенного момента некоторых доказательств. По нашему мнению, при решении вопроса о том, является ли в конкретном случае сокрытие адвокатом части фактических данных до определенной стадии процесса «придерживанием», следует руководствоваться субъективными и объективными критериями.

Так, субъективным критерием, на наш взгляд, будет служить та цель, которую преследовал адвокат, скрывая доказательства. Если он это сделал в интересах доверителя и без стремления нанести тем самым ущерб интересам правосудия, то нельзя говорить о «придерживании». Объективным критерием должна выступать оценка того, привело ли рассматриваемое действие адвоката к бессмысленной задержке разбирательства и волоките по делу, способствовало ли ненужной трате времени и сил участников процесса. Если рассмотрение дела не затянулось, либо усложнение дела оказалось обоснованным, сокрытие адвокатом доказательств и предоставление их в удобный момент следует считать элементом тактики, и оно не должно расцениваться как «придерживание» доказательств.

Необходимо в данном случае отметить некоторую особенность представления сторонами и их представителями в гражданском процессе доказательств в суд кассационной инстанции по сравнению с представлением их в суд первой инстанции. В связи с изменениями, внесенными в ГПК РСФСР 1964 г. Федеральным законом от 27 октября 1995 г.[242], суд кассационной инстанции наделен в определенной степени апелляционными полномочиями. То есть, он имеет право исследовать новые доказательства, представленные заинтересованными лицами, давать доказательствам свою оценку, устанавливать новые факты и выносить новое решение без направления дела на рассмотрение в суд первой инстанции.

М. К. Треушников, на наш взгляд, правильно считает, что при изменении функции суда кассационной инстанции потребовались нормы, обеспечивающие «добросовестную игру сторон», особенно их представителей в суде первой инстанции[243]. Поэтому, адвокат должен помнить о том, что «придерживание» доказательств Для кассационной (аппеляционной) инстанции чревато тем, что в качестве меры защиты против недобросовестных действий в законе установлено, что вновь представленные доказательства кассационная (апелляционная) инстанция, согласно ст. 294 ГПК РСФСР, 155 АПК РФ (адвоката-представителя проекта ГПК РФ), исследует только в том случае, если признает обоснованным невозможность представления их в суд первой инстанции или когда в исследовании доказательств необоснованно было отказано судом первой инстанции.

Дополнительные доказательства, например, могут быть не приняты арбитражным судом апелляционной инстанции, если будет установлено, что заинтересованное лицо в суде первой инстанции вело себя недобросовестно и не представило эти доказательства с целью затянуть процесс (п.9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 июня 1997 г. № И «О применении арбитражного процессуального кодекса РФ при рассмотрении дел в апелляционной инстанции»)[244]. Дополнительные доказательства, представленные в обоснование отзыва на апелляционную жалобу, принимаются и рассматриваются арбитражным судом апелляционной инстанции по существу. Причины невозможности представления доказательств в суд первой инстанции адвокат должен обосновать в своей кассационной (апелляционной) жалобе (ст. 286 ГПК РСФСР, ст. 155 АПК РФ, ст. 346 проекта ГПК РФ). Следовательно, лицо, представившее, например, дополнительные доказательства в кассационной инстанции в гражданском судопроизводстве, должно привести аргументы, подтверждающие невозможность представления этих доказательств в суд первой инстанции[245]. Как правильно отмечает В. М. Шерстюк, в соответствии с ч.1 ст. 155 АПК дополнительные доказательства принимаются судом, если заявитель обосновал невозможность их представления в суде первой инстанции по причинам, не зависящим от него[246]. В связи с этим, теряет всякий смысл «придерживание» доказательств, если адвокат не представит доказательств уважительности непредставления их в суд первой инстанции.

Ограничены также и права представителя на обращение к апелляционной инстанции с ходатайством об истребовании доказательств в соответствии с ч.2 ст. 54 АПК. Если подобные ходатайства судебный представитель не заявил в арбитражном суде первой инстанции, то трудно рассчитывать на их удовлетворение апелляционной инстанцией.

Как усматривается из ст. ст. 156, 184 и др. ГПК РСФСР (ст. ст. 168, 194 проекта ГПК РФ), ст. 118, 122 АПК РФ, сведения о фактах могут быть представлены на различных стадиях гражданского и арбитражного процесса, а не только при подаче искового заявления или в ходе подготовки дела к судебному разбирательству. Нам представляется, что такое положение дает адвокату право на выбор оптимального момента для представления того или иного доказательства. Адвокат, по нашему мнению, сможет избежать упреков в свой адрес в затягивании процесса в том случае, если заблаговременно поставит суд в известность о своем намерении представить определенное доказательство, не раскрывая его содержания, согласует также с судом время его представления.

Часто на практике распространены ходатайства, в которых высказывается просьба адвоката и его доверителя к суду предоставить дополнительное время для собирания фактических данных. На практике реализация такого рода ходатайств обычно происходит путем откладывания дела слушанием или достижения договоренности с судом о переносе дня судебного заседания на более поздний срок. В законе подобные переговоры представителя с судом не урегулированы, но и не противоречат ему. Психологический контакт между субъектами доказывания, куда мы относим и суд, поможет избежать непонимания, обеспечит поддержание в суде атмосферы здорового сотрудничества.

Существует еще одна этическая проблема, с которой адвокатам приходится сталкиваться в процессе представления доказательств, это так называемые «сомнительные» доказательства. К ним можно отнести такие фактические данные, достоверность которых так и не удалось установить или опровергнуть, хотя все возможности их проверки исчерпаны. На наш взгляд, адвокат вправе оперировать и такими сведениями о фактах[247]. По смыслу договорного представительства, представитель не обязан информировать суд о своих сомнениях относительно этих доказательств. Например, адвокаты ответчиков достаточно часто заявляют о том, что возражения их доверителей не опровергнуты, и их недостоверность не установлена[248]. По нашему мнению, адвокат не имеет права использовать в своей работе над материалами дела только ту информацию, ложность которой ему заранее известна, вне зависимости от того, знает ли суд о порочности этой информации или нет.

В ГПК РСФСР, АПК РФ исследование доказательств понимается как познание их содержания. Об этом говорится в ст. ст. 174, 175,178 ГПК РСФСР, ст. 117 АПК РФ и других нормах права. Например, в ст. ст. 174, 178 ГПК РСФСР, ст. 117 АПК РФ, посвященных исследованию письменных и вещественных доказательств, говорится об их оглашении, обозрении, осмотре, то есть ознакомлении участников гражданского и арбитражного процесса с содержанием этих фактических данных (сведений). В юридической литературе по вопросам гражданского и арбитражного процессуального доказывания также подтверждается мысль о том, что теория включает в понятие исследования чисто процессуальный смысл, рассматривая последнее как деятельность субъектов доказывания по познанию содержания доказательств[249].

Заслуживает внимания точка зрения В. И. Коломыцева, который высказал мнение о неразрывном единстве исследования доказательств и их оценки как логико-процессуальной деятельности[250]. Из этого суждения, как нам представляется, можно сделать вывод о том, что в теории гражданского и арбитражного процесса исследование доказательств не рассматривается как логическая работа[251]. Оценка доказательств считается логической стороной доказывания, в то время как исследование — исключительно процессуальной.

При сравнении указанного подхода с тем, который принят в уголовно-процессуальной литературе, можно заметить существенное отличие. Ученые, работающие в области уголовно-процессуального доказывания, трактуют исследование шире, включая в него не только познание субъектом содержания, но и некоторые аналитические моменты. Например, Р. С. Белкин говорит о проверке достоверности и установлении согласованности доказательств как сторонах исследования фактических данных[252], то есть подчеркивается аналитический компонент исследования сведений о фактах. Данная позиция основана на соответствующих нормах УПК РСФСР, где в большей, по сравнению с ГПК РСФСР и АПК РФ, степени делается акцент на интеллектуальной работе субъектов доказывания в процессе исследования ими доказательств. Так, в ст. 283 УПК РСФСР имеется указание на правомочие участников процесса задавать вопросы свидетелям, но одновременно говорится о праве председательствующего устранять вопросы, не относящиеся к делу. Статья 288 УПК РСФСР предусматривает заслушивание судом мнения участников уголовного судопроизводства относительно содержания вопросов, поставленных перед экспертом, после оглашения этих вопросов. Статья 283 УПК РСФСР предоставляет право участникам процесса допрашивать свидетелей, в то время как соответствующая норма ГПК РСФСР (ст. 170) и АПК РФ (ст. 117) предусматривают лишь возможность задавать вопросы свидетелю лицами, участвующими в деле. Эти и другие различия в терминологии, на наш взгляд, отражают более активную позицию участников уголовного процесса по сравнению с лицами, участвующими в гражданском и арбитражном деле, хотя по смыслу указанных видов судопроизводства, казалось бы, должно быть наоборот. По нашему мнению, в гражданском и арбитражном судопроизводстве, где основные обязанности по доказыванию возлагаются на стороны по делу и их представителей, именно эти лица должны быть наиболее активными в осуществлении доказывания, в том числе в исследовании доказательств.

При сравнении двух описанных подходов к содержанию понятия «исследование доказательств» представляется обоснованным утверждение В. И. Коломыцева и других ученых о единстве исследования и оценки доказательств. Вместе с тем, проводить столь резкую грань между интеллектуальной и процессуальной сторонами доказывания, по нашему мнению, нет оснований, поскольку как и в исследовании, так и в оценке доказательств имеются и логические, и правовые моменты. Оценка доказательств, которая далее будет подробно рассмотрена, являясь по содержанию логической деятельностью, выражается в процессуальных решениях. Исследование доказательств, как отмечалось нами выше, является познанием сведений о фактах. Познание же представляет собой интеллектуальную работу субъектов познания. В гражданском и арбитражном процессе имеет место особое познание фактов, процессуальное по своему характеру и последствиям, однако это совсем не означает, что оно лишено элементов анализа познаваемых обстоятельств гражданского и арбитражного дела.

Нам представляется, что исследование доказательств следует понимать не только как ознакомление субъектов доказывания с содержанием фактических данных, но и как одновременный их анализ, установление общих связей между отдельными доказательствами, определение направлений их дальнейшего использования.

На наш взгляд, конкретное исследование адвокатом доказательств целесообразно проводить поэтапно, с использованием определенного плана. Так, вначале исследовать содержание доказательства, то есть качество информации об искомых фактах, затем его форму, то есть порядок изложения данной информации, далее — характер источника и т. д. Детальное исследование доказательств адвокатом не входит в задачу настоящей работы, так как решение этого сложного круга вопросов и выработка рекомендаций по осуществлению исследования — самостоятельная научная проблема. Ограничимся лишь приведением нескольких примеров исследования адвокатом отдельных видов доказательств.

Так, одним из наиболее важных видов доказательств в гражданском и арбитражном судопроизводстве, являются объяснения сторон и третьих лиц. Однако, исследование этих объяснений сопряжено с большими трудностями, основная причина которых — двойственная процессуальная природа объяснений. Например, с одной стороны они выступают как средство изложения сторонами (и третьими лицами) своей позиции по делу, в которой содержаться требования или возражения, выдвигаемые на основе фактов предмета доказывания. С другой стороны, объяснения рассматриваются как доказательства по делу. Эта противоречивость в оценке объяснений сторон (и третьих лиц) отражена и в законодательстве, и в судебной практике. Например, ст. 167 ГПК РСФСР названа «Установление порядка исследования доказательств», но ей предшествует ст. 166 ГПК, посвященная объяснениям истца, ответчика, третьих лиц. В проекте ГПК РФ также повторяется данная последовательность (ст. ст. 176, 183, 185). Данное сопоставление этих двух норм дает основание для вывода о том, что информация, исходящая от сторон и третьих лиц, фактически не признается доказательством, несмотря на то, что в ст. 49 ГПК РСФСР объяснения сторон и третьих лиц названы в числе средств доказывания. Похожая непоследовательность имеет место и на практике: судьи нередко указывают на необходимость подтверждения объяснений доказательствами. Иногда допускается смешение понятий и в теоретических исследованиях. Так, в статье А. Коваленко и В. Нечаева, где рассматриваются объяснения сторон как доказательства по гражданским делам, утверждается, что письменная форма объяснений — это исковое заявление истца и возражения ответчика[253]. С данной точкой зрения нельзя согласиться, поскольку в указанных документах выражается позиция сторон, тогда как доказательственное значение имеют объяснения сторон в судебном заседании.

Необходимо в этой связи обратить внимание на то обстоятельство, что согласно УПК РСФСР доказательственная информация из таких источников, как обвиняемый, потерпевший, свидетель и т. п., поступает посредством их показаний, тогда как факты предмета доказывания излагаются в документах, исходящих от органов дознания, следствия и суда. На наш взгляд, следовало бы учесть данный опыт решения описываемой проблемы и в гражданском процессуальном законодательстве, то есть провести разграничение, например, между объяснениями сторон, в которых излагается их позиция, и показаниями, служащими средством доказывания по гражданскому делу.

Адвокат, исследуя письменные и вещественные доказательства, обязан обратить особое внимание на их форму. Отличительным признаком вещественного доказательства является в первую очередь не то, что в качестве источника сведений об обстоятельствах дела выступает материальный объект, а то, что в качестве воспринимаемой судом информации здесь служат признаки этого материального объекта, его внешний вид[254]. При этом следует различать форму доказательства, то есть структуру изложения содержащейся в ней информации, и форму источника (то есть документа, вещи)[255]. Адвокату с особой тщательностью надлежит исследовать эти оба вида доказательств. Например, адвокат должен следить за соблюдением правил оглашения, осмотра этих доказательств и т. д. В последнее время характеристика источников письменных доказательств меняется в связи с появлением машинных носителей информации. Вероятно, что и практика исследования доказательств, полученных с помощью ЭВМ, сети Интернет, также будет совершенствоваться. Эта доказательственная информация не может познаваться в форме оглашения или обозрения, так как для ее познания необходимо владеть машинными языками и навыками информатики. Здесь неизбежно возникнут сложные юридические, психологические, этические, технологические и другие проблемы, которые заслуживают самостоятельного изучения.

При исследовании заключений экспертов от адвоката требуется не только хорошо знать материалы дела и нормы права, но и владеть теми вопросами, которые поставлены перед экспертом. Например, если адвоката интересует источник доказательства, то должны подлежать исследованию личностные данные эксперта, его квалификация и стаж профессиональной деятельности, специализация, опыт работы в качестве эксперта; если интересует форма экспертизы, то подлежат исследованию процедура ее проведения, время, которое эксперт уделил анализу материалов дела, способ проведения экспертизы, использованные при этом методы и т. п.; если интересует содержание экспертизы, то подлежит исследованию конкретное исследование вопросов, поставленных на разрешение эксперта и ответов на них. Помимо указанных направлений исследования адвоката также должна интересовать степень объективности, незаинтересованность эксперта, обстоятельства проведения экспертизы (с выездом на место или нет и т. д.). Участие адвокатом в исследовании свидетельских показаний осуществляется уже в ходе судебного заседания при непосредственном допросе свидетелей.

Вопросам тактики и искусству ведения адвокатом судебного допроса посвящена обширная литература[256]. Данный вопрос изучался и анализировался как у уголовно-процессуальном, так и в гражданском процессуальном аспектах. В меньшей степени этот вопрос изучался в арбитражном процессе. Интересной в теоретическом и практическом плане представляется работа Д. П. Ватмана и В. А. Елизарова «Адвокат в гражданском процессе», в которой подробно рассматриваются многие проблемы допроса адвокатом свидетелей по гражданским делам[257]. Также имеются интересные разработки в коллегиях адвокатов субъектов Российской Федерации, посвященные как общим вопросам исследования доказательств (в том числе свидетельских показаний), так и отдельным категориям гражданских дел[258]. Кроме того, незаменимую помощь может оказать также обращение к историческому опыту деятельности адвокатуры в России, обобщенному, в частности, в книге П. Сергеича (П. С. Пороховщикова) «Искусство речи на суде», в которой содержится много интересных замечаний по тактике судебного допроса[259]. На наш взгляд, также целесообразно обращаться и к опыту зарубежных стран[260].

Часто возникает вопрос о том, следует ли адвокату представлять и исследовать иную, кроме доказательств, информацию о фактах предмета доказывания. Ранее мы уже отмечали, что имеется некая часть существенной для дела информации, которая не может быть признана доказательством в силу порока формы, источника и т. д. В связи с этим попытаемся высказать предположение о желательности использования такой информации при осуществлении доказывания. На наш взгляд, сведениям о фактах, которые в момент представления не могут быть оформлены в качестве доказательства, в дальнейшем, возможно, будет придана процессуальная форма. Кроме того, та доказательственная информация, которая не относится к доказательствам, в любом случае способствует формированию внутреннего убеждения лиц, участвующих в деле. Например, ст. 253-1 УПК РСФСР предусматривает возможность участия в судебном разбирательстве по уголовным делам специалиста. Он может быть вызван в суд для участия в судебном заседании.

В соответствии со ст. 291 УПК в случае необходимости вещественные доказательства могут быть предъявлены эксперту и специалисту. На основании ст. 293 УПК в случае необходимости осмотр какого-либо помещения или местности производится в присутствии эксперта и специалиста.

Вместе с тем, информация из этого источника не может рассматриваться как доказательство, поскольку ст. 69 У ПК РСФСР не упоминает о заключении специалиста в числе средств доказывания. В ГПК РСФСР и АПК РФ участие специалиста не предусмотрено, но в юридической литературе такое мнение высказывалось[261].

Таким образом, в отличие от эксперта, специалист в уголовном судопроизводстве каких-либо исследований не производит, но оказывает научно-техническую и справочно-консультационную помощь следователю или суду в обнаружении, закреплении, изъятии и осмотре доказательств.

Анализ гражданского и арбитражного процессуального законодательства и практики его применения позволил ученым прийти к выводу о том, что фактически специалисты в ряде случаев принимают участие и в разбирательстве гражданских и арбитражных дел. Впервые вопрос об участии в гражданском судопроизводстве специалистов был поставлен Ю. М. Жуковым. Правда, заключения специалистов данный автор относил к письменным доказательствам[262].

Позднее вопрос об участии специалиста в гражданском процессе разрабатывался Т. А. Лилуашвили, А. Т. Боннером и другими учеными[263]. Данному процессуальному институту была посвящена кандидатская диссертация Л. Н. Ракитиной[264]. В частности, в литературе обоснованно обращается внимание на то, что в ряде случаев привлекаемый на основании ст. ст. 175, 178–179 ГПК РСФСР для участия в исследовании вещественных и письменных доказательств, а также в осмотре на месте эксперт на самом деле каких-либо экспертных исследований не производит, но лишь оказывает суду научно-техническую помощь. В сущности в качестве специалиста, но не эксперта участвует в исполнительном производстве товаровед, производящий по требованию судебного пристава-исполнителя оценку имущества должника (ст. 373 ГПК). Деятельность специалиста в исполнительном производстве подробно регламентирована. Так, в соответствии со ст. 41 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ для разъяснения возникающих при совершении исполнительных действий вопросов, требующих специальных знаний, судебный пристав-исполнитель по собственной инициативе или по просьбе сторон может своим постановлением назначить специалиста, а при необходимости — нескольких специалистов. В качестве специалиста может быть назначено лицо, обладающее необходимыми знаниями. Свое заключение специалист дает в письменной форме. Специалист обязан являться по вызову судебного пристава, давать объективное заключение по поставленным вопросам и пояснения по поводу выполняемых им действий. За отказ или уклонение от дачи заключения или дачу заведомо ложного заключения специалист может нести ответственность, предусмотренную федеральным законом, о чем предупреждается судебным приставом-исполнителем.

Привлечение в гражданское судопроизводство специалистов обусловлено необходимостью получения судом доказательственной информации, которая требует для ее выявления специальных познаний, но не связана с проведением исследований экспертного характера. Специалисты оказывают помощь суду в исследовании и оценке фактических данных, содержащихся главным образом в вещественных доказательствах, а также сообщают различные оценочные суждения при определении размера убытков, стоимости спорного имущества, возможности производства переоборудования в жилых помещениях и некоторых иных случаях.

Можно было бы привести многочисленные примеры из судебной практики, когда привлечение специалиста к участию в рассмотрении гражданских дел способствовало вынесению законных и обоснованных судебных решений. Например, в суде рассматривалось дело по иску Г. к Ш. о расторжении договора купли-продажи или снижении покупной цены (ст. 475 ГПК). По ходатайству адвоката в судебном заседании предмет договора — женский парик, был осмотрен судом с участием специалиста-товароведа комиссионного магазина. Данные осмотра в совокупности с иными собранными по делу доказательствами позволили суду прийти к выводу о том, что утверждение истицы о продаже ей имущества ненадлежащего качества противоречит обстоятельствам дела. В связи с этим в иске Г. к Ш. было отказано. Характерно, что на данные осмотра проданного имущества, произведенного с участием специалиста, сослалась также судебная коллегия по гражданским делам Кировского областного суда, оставившая решение районного суда без изменения.

При рассмотрении в Пресненском межмуниципальном (районном) суде г. Москвы иска П. к организации о возмещении вреда, причиненного имуществу истца пожаром, произошедшим по вине ответчика, в числе прочих встал вопрос о стоимости ремонта мебели истца. В материалах дела имеется письмо начальника производственно-технического отдела фабрики ремонта и изготовления мебели. В письме указано, что мебель гр-на П. была осмотрена специалистами фабрики по месту ее нахождения. На поверхностях деталей мебели имеются механические повреждения и заколы, пленка полиэфирного покрытия повреждена и потеряла свой товарный вид. Облицовочный верхний материал — гобелен диван-кровати пришел в негодность. Ориентировочная стоимость повреждения мебели, согласно прейскуранту цен, без стоимости транспортных расходов на перевозку ее в ремонт и обратно, специалистом была определена. Что же касается вины ответчика, в пожаре, происшедшем в квартире истца, то она была установлена с помощью заключения органов пожарного надзора.

В литературе отмечается, что характер доказательственной информации, предоставляемой специалистом суду, может быть различным. В одних случаях (прежде всего при осмотре вещественных доказательств) источниками информации служат конкретные предметы, из которых при помощи специальных знаний извлекаются необходимые суду фактические данные. Здесь специалист не является источником информации, но лишь помогает суду в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств. В иных случаях специалист, высказывает оценочные суждения по возникающим в ходе процесса вопросам (например, при определении стоимости дома на праве личной собственности) и, следовательно, является источником доказательственной информации[265]. Вряд ли с такой точкой зрения можно согласиться и вот почему.

Подобно заключению эксперта, заключение специалиста следует отнести к группе смешанных доказательств. Здесь, по существу, имеются два источника информации — осмотренные специалистом объекты (в первую очередь — вещественные доказательства), а также сам специалист, который с помощью своих специальных знаний и навыков выявляет и закрепляет информацию, содержащуюся в такого рода объектах, а также высказывает свои оценочные суждения по возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, например, об оценке имущества или стоимости ремонта поврежденной вещи. Причем одно от другого отделить невозможно. Лицо не сможет дать компетентного заключения, не осмотрев соответствующий объект, а также если оно не обладает соответствующими специальными знаниями. В данном отношении характерно следующее дело.

Суд расторг брак между супругами 3. и поделил совместно нажитое ими имущество. Адвокат по просьбе ответчика 3. обжаловал решение в части раздела имущества, указав, что он не согласен с оценкой ряда предметов. Отменяя решение суда в этой части и направляя дело на новое рассмотрение, судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда, указала, что как видно из акта описи имущества, нажитого сторонами, опись производилась депутатом и участковым инспектором РОВД, т. е. лицами, не имеющими специальных знаний для оценки имущества. В связи с этим при новом рассмотрении дела необходимо поручать произвести оценку спорного имущества сведущим в этом вопросе лицам.

В процессуальной литературе верно обращается внимание на то обстоятельство, что институт участия специалистов в гражданском и арбитражном процессе обусловлен действием принципа процессуальной экономии. Оказываемая суду научно-техническая и справочно-консультативная помощь специалистов носит ярко выраженный оперативный характер и способствует экономии процессуальных сил и средств суда и лиц, участвующих в деле, что в конечном итоге ведет к реальному сокращению сроков нахождения дел в судах. Используя свои специальные знания и навыки, специалист помогает суду выявить в исследуемых вещественных доказательствах те их признаки, свойства и качества, которые могут иметь значение для правильного разрешения дела.

Что касается процессуальных форм, в которых специалисты оказывают научно-техническую и справочно-консультативную помощь суду, то к ним относятся:

1) участие в исследовании вещественных доказательств в судебном заседании, а также при осмотре на месте;

2) представление суду письменных и устных заключений справочно-консультативного характера, например, о стоимости вещи, особенностях ее потребительских свойств или технических характеристик, стоимости ремонта поврежденного имущества и т. п.;

3) оказание научно-консультативной помощи суду при назначении экспертизы, в т. ч. экспертизы вещественных доказательств, а также при изучении заключения эксперта в процессе подготовки к судебному разбирательству;

4) представление письменного мнения в суд аппеляционной, кассационной или надзорной инстанции.

Такого рода заключения в апелляционной, кассационной и надзорной практике, в случаях невозможности его представления в суд первой инстанции, либо необоснованного отказа суда первой инстанции в исследовании этого заключения, обоснованно рассматриваются в качестве дополнительных материалов. Так, в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1982 г. «О применении судами Российской Федерации законодательства, регулирующего рассмотрение гражданских дел в кассационной инстанции» (в редакции от 26 декабря 1994 г. № 9) в числе дополнительных материалов, которые могут представляться в суд кассационной инстанции, называются и изложенные в письменной форме мнения специалистов[266].

Близкое разъяснение содержится и в п.9 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 13 декабря 1974 г. «О практике рассмотрения гражданских дел в порядке судебного надзора» (в редакции постановления Пленума от 20 августа 1980 г.), где говорится, что «Суд, рассматривающий дело в порядке надзора, вправе сам истребовать необходимые материалы по ходатайству лиц, участвующих в деле, их представителей, а также по своей инициативе, например, получить мнение сведущего лица в письменном виде по вопросу, имеющему значение для разрешения дела»[267].

В то же время очевидно, что разъяснения Пленума Верховного Суда СССР или РФ не могут заменить закон. Что же касается иных процессуальных форм оказания специалистами помощи суду, то они решаются главным образом на уровне судебной практики. В связи с этим следует присоединиться к высказанным в литературе предложениям о необходимости закрепления возможности участия специалиста в гражданском и арбитражном судопроизводстве в нормах гражданского и арбитражного процессуального права[268].

Практику привлечения специалистов в гражданском и арбитражном судопроизводстве по оказанию научно-технической и справочно-консультативной помощи суду при исследовании доказательств в целом следует оценить положительно. В то же время было бы неправильным не обратить внимание и на имеющиеся здесь типичные ошибки и недостатки. Так, весьма распространенной ошибкой судов является некритическое их отношение к заключениям специалистов. В данном отношении характерно следующее дело.

И. обратился в Одинцовский городской суд Московской области с иском к У. о возмещении вреда, причиненного имуществу. В результате столкновения принадлежащих сторонам автомобилей пострадала автомашина истца. Среди представленных в суд доказательств были акт осмотра автомобилей, составленный непосредственно после аварии инспектором ГИБДД, а также калькуляция на ремонт автомашины. Последний документ был подписан «автоэкспертом производственного автоэкспертного бюро Московского областного Совета В ДО AM» 3. Адвокат Р., представляющий интересы ответчика, обратил внимание суда на существенные противоречия между указанными документами. В частности, в калькуляцию в качестве подлежащих замене, был включен ряд деталей, повреждение которых не было зафиксировано в акте, составленном инспектором ГИБДД. С целью устранения такого рода противоречий суду следовало вызвать в судебное заседание обоих специалистов (автоинспектора ГИБДД и «автоэксперта»), допросить их по поводу данного каждым заключения, а при необходимости произвести осмотр автомобиля и его соответствующих деталей. Вместо этого, суд по существу отмахнулся от аргументированных возражений адвоката ответчика, сославшись на то, что «не доверять заключению автоэкспертизы оснований не имеется», в результате чего было вынесено незаконное решение, которое впоследствии было отменено[269]. Некритически оценивая заключения специалистов, суд нередко проявляет односторонность в исследовании обстоятельств дела, придает такого рода заключениям большую силу по сравнению с иными доказательствами, что не может быть признано правильным.

Ранее мы подчеркивали, что заключение специалиста основано на неразрывной взаимосвязи двух компонентов — вещественного доказательства или иного объекта материального мира (например, живого лица) и специалиста, обладающего необходимыми познаниями в соответствующей области науки, техники, искусства или ремесла. Благодаря наличию таких знаний специалист извлекает из осматриваемых им объектов интересующую суд информацию, а также высказывает соответствующие оценки (о стоимости имущества или стоимости его ремонта, возможности переоборудования жилого помещения и т. д.) — Из этого напрашивается вывод, что адвоката должна интересовать не профессиональная информация, которой располагает специалист, сама по себе, а лишь заключение специалиста, данное им в результате осмотра соответствующих объектов, которую можно использовать в процессе доказывания. Между тем, в некоторых специальных учреждениях, например, в Бюро товарных экспертиз, распространена практика «заочных заключений». При этом соответствующие специалисты не осматривают подлежащие оценке предметы не только в тех случаях, когда таковых нет в наличии (чаще всего здесь идет речь о возмещении стоимости утраченных вещей). Нередко они уклоняются от осмотра вещей, имеющихся в натуре (по делам о разделе совместно нажитого супругами имущества и т. д.). Например, по уже приводившемуся в качестве примера делу по иску П. к организации о возмещении вреда, причиненного пожаром, суд в числе прочих доказательств сослался на заключение Бюро товарных экспертиз при Департаменте торговли мэрии г. Москвы. В нем была указана прейскурантная стоимость поврежденного имущества истца. Несмотря на то, что почти все предметы сорока пяти наименований были в наличии и находились в квартире истца, заключение специалистов Бюро товарных экспертиз было дано «заочно», без осмотра этих предметов, с чем нельзя согласиться.

В деятельности экспертов и специалистов в гражданском судопроизводстве имеется как черты сходства, так и существенные различия[270]. В качестве эксперта или специалиста привлекаются лица, обладающие специальными знаниями в соответствующей области науки, искусства, техники и ремесла и не имеющие юридической заинтересованности в исходе дела. И эксперт, и специалист являются субъектами гражданских и арбитражных процессуальных отношений, относятся к лицам, оказывающим содействие в осуществлении правосудия.

Различия в процессуальном положении эксперта и специалиста заключаются в следующем. Процессуальное положение эксперта достаточно подробно регламентировано гражданским и арбитражным процессуальным законодательством. Процессуальное положение специалиста ГПК РСФСР и АПК РФ не регламентировано. Положительным моментом является появление в проекте ГПК РФ нормы, регламентирующей участие специалиста в гражданском процессе при совершении процессуальных действий в качестве консультанта (ст. 178). Эксперт и специалист имеют разные задачи и разный объем прав и обязанностей, их деятельность облекается в разную процессуальную форму, неодинаково правовое значение деятельности эксперта и специалиста. И, наконец, эксперт участвует лишь в производстве в суде первой инстанции, специалист же может участвовать в любой стадии гражданского и арбитражного процесса, за исключением, пожалуй, пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам (гл.37 ГПК РСФСР, гл.23 АПК РФ).

В рассмотрении одного и того же гражданского или арбитражного дела одновременно могут принимать участие как специалист, так и эксперт. В частности, суд может назначить экспертизу, если выводы специалиста по вопросам, требующим специальных познаний, вызывают у лиц, участвующих в деле и суда обоснованные сомнения. В свою очередь, специалисты могут участвовать в суде первой, кассационной или надзорной инстанции. Они оказывают помощь суду первой инстанции в период назначения экспертизы, а также оказывают суду первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанции консультативную помощь в отношении качества экспертного исследования и достоверности его результатов. Таким образом, с помощью заключения эксперта в необходимых случаях может быть проверена достоверность заключения специалиста и наоборот[271]. В некоторых случаях, письменное заключение специалиста или его мнение, высказанное суду в устной форме, имеет, порой большую убедительность, чем другое письменное доказательство или показания свидетеля, поскольку обладая профессиональными знаниями по рассматриваемому вопросу, специалист в состоянии дать суду наиболее полную информацию по искомым фактам и это немаловажное обстоятельство адвокат должен использовать в процессе процессуального доказывания.

§ 2. Оценка адвокатом доказательств в гражданском и арбитражном судопроизводстве

Рассматривая оценочную деятельность адвоката в гражданском и арбитражном судопроизводстве, необходимо признать, что оценка доказательств в целом занимает в гражданском и арбитражном процессе исключительно важное место. Являясь в определенном смысле итогом работы с доказательствами, оценка позволяет ее субъекту выразить свое отношение к материалам гражданского и арбитражного дела и на этой основе принять процессуальное решение. В связи с этим интерес исследователей к оценке судебных доказательств вполне закономерен[272]. Вместе с тем, необходимо отметить, что большинство работ, посвященных оценке доказательств, касаются только оценочной деятельности суда.

Нам представляется, что адвокат, выполняющий функцию представителя в гражданском и арбитражном процессе, также является субъектом оценки доказательств. В научной литературе по проблемам доказывания и по общим вопросам деятельности адвокатуры можно встретить подобное утверждение как прямое, так и косвенное. Так, В. И. Коломыцев считает, что доказательства оценивают все лица, участвующие в гражданском деле, следовательно, и представитель[273]. Таких же позиций придерживаются Д. П. Ватман и В. А. Елизаров, хотя они рассуждают об анализе адвокатом фактических данных[274]. Одна из работ Д. П. Ватмана так и называется:

«Участие адвоката в оценке доказательств по гражданским делам»[275].

Применительно к уголовному судопроизводству А. Д. Бойков правильно заявляет о том, что «…участие адвоката в доказывании обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, может состоять также в проверке и оценке уже имеющихся доказательств»[276]. Ю. Ф. Лубшев также правильно считает, что.

«Выполняя свой профессиональный долг, адвокат анализирует буквально каждое имеющееся в деле доказательство. Независимо от того, обосновывает ли оно обвинение или, наоборот, оправдывает подзащитного либо только смягчает его вину»[277].

Таким образом, мысль о том, что не только суд, но и судебный представитель (в том числе и адвокат) оценивает доказательства в гражданском и арбитражном судопроизводстве, уже высказывалась в научных публикациях. Вместе с тем, в упомянутых и других работах отсутствует, по нашему мнению, четкая аргументация избранной позиции.

Видимо для того, чтобы судить, входит ли представитель в число субъектов оценки, следует прежде всего установить, что представляет собой сама оценка судебных доказательств и каково ее место в системе доказательственного права. На наш взгляд, ответы на эти вопросы дадут ключ к пониманию отношения к оценке доказательств адвоката, участвующего в рассмотрении гражданских и арбитражных дел.

Содержание оценки доказательств в юридической литературе большинство авторов определяют примерно одинаково. Так, Г. М. Резник считает, что оценка — «это мыслительная деятельность субъектов доказывания, направленная на установление объективной истины»[278]. И. И. Мухин придерживается такого же мнения[279]. С. В. Курылев полагает, что оценка не может быть объектом правового регулирования, так как мыслительный процесс протекает по законам мышления, а не права[280]. М. К. Треушников и В. В. Молчанов считают, что оценка доказательств имеет внутреннюю (логическую) и внешнюю (правовую) стороны[281]. Р. С. Белкин считает, что под оценкой доказательств в судебном исследовании понимают логический, мыслительный процесс определения роли собранных доказательств в установлении истины[282]. Ряд других авторов рассматривают оценку судебных доказательств не только как логическую операцию, но и как составной элемент всего процесса доказывания, в определенной степени урегулированный нормами процессуального права[283]. Таким образом, в основном, несмотря на определенные расхождения в мнениях, ученые едины в том, что содержанием доказательств является логическая деятельность ее субъекта, а целью — установление истины[284]. Нам представляется, что приведенная позиция, которую можно считать общепринятой и которая отражена в учебной литературе по гражданскому и арбитражному процессу, в целом верна, но страдает, на наш взгляд, некоторой неполнотой. Во-первых, вызывает известные возражения указание только на логический характер оценки.

Кроме того, не оспаривая главенствующей роли абстрактного мышления в содержании оценочной деятельности, выскажем предположение, что в ней также «присутствуют» и эмоции. Как известно, в доказывании присутствует значительный познавательный компонент, хотя доказывание и не сводится к познанию. Именно оценочная, то есть интеллектуальная сторона доказывания и сближает его с познанием. Познание же, осуществляемое человеческим сознанием, начинается с чувственного отражения и лишь доходит до логического уровня, причем эмоциональная окраска все равно сохраняется[285].

Как нельзя лучшим свидетельством присутствия эмоций в доказывании служит хотя бы тот факт, что именно неумение судей абстрагироваться от эмоциональной неприязни или симпатии к лицу, участвующему в деле, и объективно оценить его доводы, порой становится причиной судебных ошибок. То же самое можно отнести и к адвокату.

Так, в Президиум МОКА поступило представление Председателя Ступинского городского суда Московской области, в котором он указывал на то, что при обсуждении вопроса о возможности оглашения показаний неявившихся в суд свидетелей адвокат Н. безосновательно обвинил председательствующего по делу в заинтересованности в исходе дела и заявил ему отвод, что было расценено председательствующим как оказание давления на суд. Несмотря на спорный характер некоторых претензий судьи, Президиум вместе с тем, на наш взгляд, правильно отметил имевшие место факты нарушения адвокатом Н. процессуальных и этических норм поведения, выразившееся в демонстративном уходе из зала судебного заседания, публичном уничижительном комментировании итогов состоявшегося судебного рассмотрения, за что был подвергнут дисциплинарному взысканию[286]. В данном случае, адвокат должен был воспользоваться предусмотренным законом возможностью реагирования на действия председательствующего путем принесения письменных возражений (ст. 145 ГПК РСФСР, ст. 158 проекта ГПК РФ), а не оставлять своего доверителя и покидать зал судебного заседания.

Таким образом, эмоции играют существенную роль в доказывании, и игнорировать их нельзя. В связи с этим интересно отметить, что в психологии оценка рассматривается как мера отражения действительности в эмоциональных переживаниях[287]. Мы предлагаем в целях более полного освещения содержания оценки доказательств объединить юридическое и психологическое значения термина «оценка» и рассматривать оценку доказательств как деятельность сознания в целом, включая как логическую, так и чувственную его сферы.

Другой недостаток приведенных трактовок понятия оценка доказательств состоит в том, что в качестве единственной цели оценки называется установление истины по гражданскому и арбитражному делу. На наш взгляд, на практике ситуация выглядит сложнее. Прежде всего необходимо отметить, что установление истины в принципе становится возможным лишь в конце судебного разбирательства, а оценка доказательственной информации ведется на протяжении всего рассмотрения дела. Субъект оценки на каждом этапе ставит перед собой конкретные задачи, в то время как установление истины это конечная цель гражданского и арбитражного процесса, причем нередко вопреки субъективным устремлениям отдельно от них, ибо часто некоторые участники судебного разбирательства сознательно или подсознательно искажают истину, препятствуют ее поиску. Соответственно и результаты оценки доказательств — суть ответы на поставленные перед субъектом вопросы, ради которых он и оценивает доказательства. Из этого следует, что необходимо говорить не об одной, а о целой системе целей оценки доказательств, конечной из которых является установление истины по делу.

Говоря о месте оценки доказательств в системе доказательственного права, то необходимо отметить, что большинство ученых считают оценку доказательств составной частью доказывания[288]. Нам представляется такая точка зрения правильной, иначе мыслительная деятельность субъектов доказывания лишилась бы своей процессуальной основы и две стороны доказывания — логическая и процессуальная — оказались бы разорванными. Судебное доказывание — единство двух видов деятельности: логической и процессуальной. Каждая из сторон судебного доказывания может являться объектом самостоятельного научного исследования[289]. Оценка доказательств выражается в выводах, заключениях, которые имеют логический характер, но влекут принятие процессуальных решений[290].

По нашему мнению, результаты оценки содержатся не только в судебном решении, но и в других процессуальных документах, таких, как апелляционная, кассационная, надзорная жалобы и т. п. Поэтому, высказанная в юридической литературе точка зрения о том, что оценка доказательств не входит в судебное доказывание[291], на наш взгляд, представляется необоснованной. Также в теории гражданского процесса можно встретить понимание оценки как некоей обособленной, завершающей стадии процесса доказывания[292]. Нам представляется такое выделение очень условным, поскольку оценка фактических данных происходит на протяжении всего судебного разбирательства. Будет правильным, по нашему мнению, рассматривать оценку как «основу» единого логико-процессуального доказывания.

Подводя итог сказанному, необходимо отметить следующее:

а) оценкой доказательств является логико-эмоциональная по содержанию деятельность субъектов доказывания, выражающаяся в форме относительной характеристики доказательств, на основе которых принимаются процессуальные решения;

б) оценка доказательств — это составная часть процесса доказывания, входящая в него на всем протяжении работы с доказательствами.

Поэтому, данные выводы в совокупности с другими результатами исследований позволяют, по нашему мнению, утверждать, что судебный представитель в гражданском и арбитражном судопроизводстве также как и суд, относится к числу субъектов оценки доказательств. Все перечисленное имеет непосредственное отношение и к прокурору, принимающему участие в гражданском и арбитражном судопроизводстве, который также относится к числу субъектов оценки доказательств. В поддержку этого тезиса приведем две группы аргументов.

Судебный представитель согласно общепринятого мнения должен, как лицо, участвующее в деле, быть признан субъектом доказывания. Процессуальное доказывание является обязанностью представителя, особенно адвоката, для которого участие в рассмотрении гражданских и арбитражных дел есть реализация профессиональных функций. С другой стороны, оценка доказательств представляет собой, как уже отмечалось, органическую часть доказывания. В связи с тем, что представитель есть субъект доказывания, а оценка входит в доказывание, следовательно, представитель относится к числу субъектов оценки доказательств.

Нам могут возразить, что в системе доказывания имеются такие элементы, которые относятся к исключительной компетенции суда, как, например, проверка и истребование доказательств. Однако, в данном случае речь идет о процессуальных действиях, для совершения которых субъект действительно должен быть облечен властными полномочиями. Вместе с тем, нельзя забывать, что оценка, это мыслительная, интеллектуальная сторона доказывания. Поэтому, в данном случае нет принципиального различия между судом и представителем, поскольку оба эти субъекта доказывания анализируют материалы дела, воспринимают и обрабатывают в сознании доказательственную информацию. Необходимо также дополнить, что представитель принимает и процессуальные решения по гражданскому и арбитражному делу по согласованию с доверителем — заявляет ходатайства, обжалует решения суда и т. д. Данная деятельность является результатом оценки судебных доказательств.

Вместе с тем, в юридической литературе можно найти утверждения, авторы которых исключают адвоката из числа субъектов оценочной деятельности. При этом основным аргументом (как и в-случае трактовки правовой природы представительства) служит абсолютизация специфики оценки, производимой адвокатом. Например, И. И. Мухин указывает, что последняя существенно отличается от аналогичной деятельности суда, не имеет обязательного характере и т. п.[293] Действительно, эти доводы не вызывают возражений, так как и по сущности, и по юридическим последствиям деятельность адвоката значительно отличается от судейской, однако из этого не следует, что ее вообще не существует.

Оценка доказательств осуществляется на разных стадиях гражданского и арбитражного судопроизводства, в связи с чем в юридической литературе выдвинуто интересное, на наш взгляд, подразделение оценки на предварительную, окончательную, контрольную[294]. На наш взгляд, допустимо ее деление и по другим критериям, в том числе и по субъектам.

Рассматривая вопросы, посвященные оценке судебных доказательств, нельзя обойти молчанием тот факт, что в ст. 56 ГПК РСФСР, ст. 59 АПК РФ посвященной оценке судебных доказательств, в качестве единственного его субъекта назван лишь суд, что на наш взгляд, послужило правовой базой для игнорирования оценочной деятельности других, кроме суда, участников процесса в учебной литературе по гражданской и арбитражной процессуальной проблематике. В проекте ГПК РФ (ст. 69) также указан в качестве субъекта оценочной деятельности только суд, с чем нельзя согласиться.

Автор не оспаривает особый статус суда как субъекта оценки доказательств официальной и окончательной по своему характеру и последствиям. Однако, на наш взгляд, представляется целесообразным отразить в ГПК и АПК оценочную деятельность и других субъектов доказывания, в том числе представителя. Реализовать данное положение можно было бы путем дополнения ст. 56 ГПК РСФСР, ст. 59 АПК РФ, ст. 68 проекта ГПК РФ следующего содержания: «Суд (арбитражный суд), стороны по делу, третьи лица, их представитель, прокурор и иные заинтересованные лица, участвующие в деле, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств».

Интерес в этой связи представляет ст. 71 УПК РСФСР, которая среди субъектов оценки доказательств в уголовном процессе называет, как можно судить на основании перечня, — лиц и органы, обладающие правом принятия процессуальных решений. Однако в гражданском и арбитражном судопроизводстве основная часть процессуальных решений принимается самими сторонами, на них лежит обязанность доказывания. Поэтому, непризнание сторон (а значит, и их представителей) субъектами оценки доказательств выглядит нелогично.

Поэтому, мы убеждены, что судебные представители, в том числе и адвокаты, оценивают доказательства. Если признать за ними только право на участие в исследовании доказательств, то это приведет к сковыванию доказательственной активности адвокатов. Познавая содержание фактических данных, субъект должен делать выводы также и относительно их характеристики. Такой термин, как «анализ», на наш взгляд, представляется — недостаточным, поскольку интеллектуальная сторона доказывания связана с процессуальной, и аналитическая, оценочная деятельность субъекта доказывания выражается в процессуальных решениях. По нашему мнению, именно оценка доказательств как неотъемлемая часть процессуального доказывания — такая деятельность, право на которую должно быть признано и за судебным представителем в гражданском и арбитражном процессе.

Говоря о содержании оценочной деятельности представителя, целесообразно также обратить внимание и на ее систему. Под системой понимается множество элементов, образующее определенное единство вследствие связей и отношений между ними[295]. Адвокату, при исследовании системы оценочной деятельности, следует устанавливать, из каких элементов она складывается и как они соотносятся друг с другом.

Оценочная деятельность адвоката в гражданском или арбитражном деле, включает в себя не только оценку доказательств, но и юридическую квалификацию материалов гражданского и арбитражного дела. В связи с этим, М. Силагадзе совершенно обоснованно указывает на то, что хотя процессуальное доказывание и юридическая квалификация являются двумя различными видами применения права, их нельзя разрывать[296]. Нам представляется, что в гражданском и арбитражном процессе, точно также, как и в уголовном, квалификация — это логическая форма юридической оценки.

Социальная оценка дела позволяет также, на наш взгляд, дополнить оценку доказательств, взглянуть на судебное разбирательство с общесоциальных позиций, что особенно важно сейчас, в период построения правового государства, когда требуется более творческий подход к правовым проблемам.

В теории гражданского и арбитражного процесса выделяются различные элементы системы оценки доказательств. Правы в данном случае М. К. Треушников и В. В. Молчанов, указывая на то, что в рамках оценки доказательств необходимо выявлять относимость, допустимость доказательств, их достоверность, достаточность и наличие взаимной связи[297]. Соглашаясь с приведенным перечнем, целесообразно также подчеркнуть, что речь должна вестись о процессе установления относимости, допустимости и т. п., поскольку оценка представляет собой деятельность, выражающуюся в выводах.

Рассматривая конкретные элементы системы, можно констатировать наличие значительного влияния на нее статуса адвоката как судебного представителя. Вместе с тем, было бы ошибкой преувеличивать на этом основании односторонность адвокатской оценки, поскольку необъективная оценка не дает желаемых результатов. Адвокат, хотя и является представителем, объем прав которого определяет доверитель, он вместе с тем, сам устанавливает способы защиты интересов клиента. Следовательно, роль поверенного задает направленность оценки им доказательств, но не обуславливает последнюю полностью. Действующее правило относимости доказательств служит мерой вовлечения фактических данных в процесс, избавляя суд от необходимости исследовать излишний доказательственный материал. Правило ст. 53 ГПК РСФСР, ст. 56 АПК РФ (ст. 60 проекта ГПК РФ) предоставлять только относящиеся к делу доказательства, распространяются и на адвоката.

Оценка доказательств с точки зрения относимости производится представителем в два этапа. В процессе бесед с доверителем, при анализе полученных копий исковых заявлений (возражений на иск) и т. д. приблизительно очерчивается круг имеющих значение для дела материалов. Окончательное решение вопроса о том, являются ли данные доказательства относимыми, имеет место на завершающих стадиях судебного разбирательства. На относимые доказательства адвокат ссылается в своей речи в судебных прениях, объяснениях, жалобах.

Характер договора поручения уже предопределяет право представителя расширительно толковать понятие «относимость доказательств». На практике адвокат лишь высказывает точку зрения доверителя и собственное мнение по характеристике фактических данных (сведений), помогая тем самым суду давать доказательствам окончательную оценку, отражаемую в судебном решении. Анализируя судебную практику автор пришел к выводу о том, что значительно чаще решения судов отменяются потому, что суды не принимают во внимание часть аргументов сторон, а не из-за того, что не учитывают неотносимые доказательства.

Вместе с тем, если адвокат будет оперировать не относящимися к делу доказательствами, это может неблагоприятно сказаться и на исходе дела, поскольку ослабит внимание необходимым доказательствам и скажется на авторитете адвокатуры.

Установленное в ст. 54 ГПК РСФСР, ст. 57 АПК РФ (ст. 61 проекта ГПК РФ) правило допустимости доказательств, касается не самих доказательств, а средств доказывания. Предусмотренные законом соотношения между фактическими данными (сведениями) и средствами доказывания обязаны соблюдать все участники процесса, в том числе и представитель. Вместе с тем, на практике нередко приходится встречаться с тенденцией к искусственному расширению пределов требований допустимости доказательств, что является одним из случаев нарушения части второй ст. 56 ГПК РСФСР, ч.2 ст. 59 АПК РФ (ст. 68 проекта ГПК РФ), где говорится, что «никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы».

170.

Анализируя понятие «допустимость доказательств», считаем необходимым обратить внимание на такой аспект понятия «допустимость», используемый в уголовно-процессуальной литературе, как законность способа получения доказательственной информации[298]. Данный подход к понятию «допустимость доказательств» дал основание Ю. И. Стецовскому внести предложения о перечислении в законе случаев, когда доказательства, полученные в ходе предварительного следствия, являются недопустимыми и не могут использоваться в доказывании[299]. Нам представляется, что в гражданском и арбитражном процессуальном праве также целесообразно использовать подобную трактовку термина «достоверность доказательств», которую предлагает Ю. И. Стецовский.

Достаточно сложный участок мыслительной работы адвоката с доказательствами в гражданском и арбитражном процессе составляет, по нашему мнению, оценка их достоверности. Достоверность, то есть истинность доказательственной информации устанавливается в каждом конкретном случае различными способами, основным из которых является сопоставление данного доказательства с другими материалами дела. Однако, оценка достоверности доказательств ставит адвоката перед рядом сложных этических проблем. Ранее мы уже говорили о проблеме «сомнительных» доказательств. Их оценка представляет особую сложность. Нам представляется, что при использовании подобной информации адвокату следует избрать соответствующий тон, например, не акцентировать внимание суда на безусловной достоверности тех фактических данных (сведений), о которых известно, что они подвергаются сомнению. Не менее важный, другой этический вопрос сводится к тому — каким образом оспаривать достоверность доказательств, представленных противной стороной? На наш взгляд, от адвоката в данной ситуации требуется особая корректность.


171.

Вместе с тем, теория не вполне четко ориентирует адвокатов на активность в вопросе установления недостоверности доказательств[300]. На наш взгляд, если у адвоката совместно с доверителем сложилась обоснованная уверенность в недостоверности какой-либо информации, он вправе решительно заявить об этом.

Нам представляется, что оценка достаточности и достоверности доказательств имеет для адвоката меньшее значение, чем для суда. Для адвоката основная задача — это представить суду по поручению своего доверителя все имеющиеся в его распоряжении фактические данные, которые он считает относимыми, допустимыми и достоверными, а также принять участие в исследовании всех доказательств и предложить суду свой вариант их оценки. По нашему мнению, адвокату не запрещено создавать определенный «резерв» доказательственной информации, соблюдая при этом правило ее относимость. Однако, в итоге оценка доказательств с точки зрения их достаточности и достоверности, также должна производится адвокатом. Д. П. Ватман рассматривает обеспеченность доказательствами как элемент правовой позиции[301]. Поэтому, ответить на вопрос, какова доказательственная перспектива поручения, можно лишь оценив достаточность и достоверность доказательств. Но в любом случае, отказ в приеме поручения по мотиву лишь недостаточности доказательств, может иметь место только как исключение из правила. На практике довольно часто допускается смешение понятий в вопросах оценки доказательств. Например, если нет оснований сомневаться в искренности стороны по делу или свидетеля, то можно говорить лишь о недостаточности доказательств, а не об их недостоверности. Это положение часто нарушается.


Так, по делу о взыскании зарплаты за время вынужденного прогула Хамовнический межмуниципальный (районный) суд г. Москвы указал, что показаний свидетелей со стороны истца недостаточно для подтверждения соответствия действительности оспариваемых им сведений, поэтому их показания являются недостоверными[302]. В данном случае судом допущена подмена термина «достаточность» термином «достоверность».

Следовательно, наиболее важными элементами в системе оценки доказательств с позиций адвоката являются, на наш взгляд, установление допустимости и достоверности доказательств, в то время как оценка их относимости и достаточности играет второстепенную роль.

В соответствии со ст. 56 ГПК РСФСР, ст. 59 АПК РФ (ст. 68 проекта ГПК РФ) суд обязан оценивать доказательства по внутреннему убеждению, которое выступает в качестве критерия оценочной деятельности. В связи с этим возникает — каков критерий оценки фактических данных адвокатом в гражданском и арбитражном судопроизводстве? На наш взгляд, адвокат, оценивая доказательства по гражданскому и арбитражному делу, также руководствуется своим внутренним убеждением. К данному выводу мы приходим на основании анализа понятия «внутреннее убеждение» и статуса адвоката. В юридической литературе внутреннее убеждение определяется как.

«состояние психики индивида, характеризующееся уверенностью в обоснованности его позиции»[303].

Из этого следует, что содержание рассматриваемой категории психологическое, а не процессуальное.


Как юрист, адвокат не может участвовать в процессе, если он не убежден в обоснованности позиции своего доверителя. Вместе с тем, внутреннее убеждение адвоката отличается от судейского, по нашему мнению, рядом специфических черт. Основой убеждения адвоката является уверенность в необходимости выполнения своей конституционной обязанности — защиты прав и законных интересов лица, обратившегося за правовой помощью. Имеет свои особенности и форма адвокатского убеждения. Адвокат либо убежден, что есть несомненные свидетельства, либо несомненных свидетельств нет. Третьего не дано. Поэтому, адвокат может считать, что внутреннее убеждение у него не сложилось только в том случае, когда нет никаких сомнений в проигрыше дела. Во всех остальных ситуациях адвокат вправе с уверенностью защищать права доверителя — право на обращение в суд, на выяснение всех обстоятельств дела, на обжалование решений и определений суда и т. д.

Кроме того, адвокат должен также обладать особым правовым мышлением, которое проявляется и в гражданском, и в арбитражном процессе. С одной стороны, адвокат защищает права своего доверителя, и сама терминология представительства свидетельствует о глубоком доверительном его характере, в связи с чем огромное значение имеет психологический контакт адвоката с клиентом, понимание проблем и трудностей обратившегося за правовой помощью. С другой стороны, адвокат в интересах доверителя обязан мыслить правовыми категориями, не опускаясь до уровня обыденных правовых представлений последнего, ибо незнание права или пренебрежение им может толкнуть сторону в процессе на принятие таких решений, которые затруднят поиск истины по делу. Указанная двойственность психологической позиции адвоката, вытекающая из его процессуального статуса, во всех случаях требует осознания.


Подводя итог оценочной деятельности адвоката необходимо обратить внимание на ее место в логической и процессуальной структуре доказывания. Как уже отмечалось, в процессуальном смысле доказывание рассматривается почти всеми учеными-процессуалистами как сочетание представления, исследования и оценки доказательств. Мы разделяем мнение, высказанное в юридической литературе о ступенчатости оценки, которая пронизывает все доказывание[304]. Оценочные суждения высказываются адвокатом уже на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Так, в беседах с доверителем, при составлении искового заявления (отзыва, возражений на иск) определяется относимость и допустимость доказательств. Продолжается оценка и в ходе судебного исследования, когда адвокат совместно с клиентом устанавливает достоверность и оценивает достаточность доказательств. В своей речи в процессе судебных прений адвокат предлагает свой окончательный вариант оценки доказательств и на основании этого высказывает просьбу своего доверителя к суду.

Продолжает вестись дискуссия о том, обязан ли адвокат во всех случаях придерживаться однозначной правовой позиции, или же возможны ситуации, при которых просьба к суду будет высказана в альтернативной либо общей форме. Первая точка зрения имеет больше сторонников, на таких же позициях стоят руководящие органы адвокатуры. Требование высказать четкую и однозначную просьбу к суду может базироваться только на активной оценочной деятельности адвоката.

Оценка доказательств в логическом плане представляет собой центральную часть демонстрации аргументов. Термин «демонстрация», по нашему мнению, соответствует всему доказыванию в процессуальном значении этого понятия. Однако здесь различаются такие действия, как представление и участие в их исследовании — с одной стороны, и оценка доказательств — с другой.

Давая анализ и делая в речи, в жалобе, ходатайстве выводы о характеристике фактических данных, адвокат тем самым проводит обоснование избранной им позиции, отстаивает тезис и аргументы доверителя, опровергает доводы противной стороны. Поэтому, именно оценку доказательств можно, на наш взгляд, считать основой логической стороны доказывания, что несомненно повышает значение мыслительной деятельности субъектов доказывания.

Важно, чтобы в итоге, участие адвоката в доказывании при осуществлении представительства в гражданском и арбитражном судопроизводстве было достаточно квалифицированным, эффективным и полезным для обратившегося к нему лица и, тем самым, содействовало повышению авторитета адвокатуры и укреплению режима законности в стране.

Список использованной литературы

Законы и иные нормативные акты.

1. Конституция (Основной Закон) Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. М., 1999.

2. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ (в ред. Федерального закона от 12 января 1999 г., № 31-ФЗ — СЗ РФ. 1999. № 7. Ст.878).

3. Федеральные законы «Об исполнительном производстве», «О судебных приставах» с вступительным комментарием Сидоренко Е. Н., ____, 1998.

4. Закон РСФСР «Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР» от 20 ноября 1980 г. Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. № 48. Ст. 1596.

5. Федеральный закон РФ «О мировых судьях» от 17 декабря 1998 г. Собрание законодательства РФ. 1998. № 51. Ст.6270.

6. Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая и вторая. Гражданский кодекс РСФСР (действующая часть). Основы Гражданского законодательства Союза ССР и Республик (действующая часть). М., Изд. «Спарк». 1996.

7. Гражданский кодекс Грузии. Тбилиси. Принят 26 июня 1997 г. Изд. «Самартали». 1998.

8. Гражданский кодекс Республики Армения. Принят Национальным Собранием Республики Армения 5 мая 1998 г. Ереван. Изд. «Юрцентр содействия развитию законодательства». 1999.

9. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. М., Изд. «Норма-Инфра». 1998.

10. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (проект). 2000.

11. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, М., Изд. «ИНФРА-М». 1999.

12. Арбитражный процессуальный кодекс Украины. Принят 6 ноября 1991 г. Киев. 1998.

13. Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь. Принят 19 сентября 1991 г. Минск. 1997.

14. Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь. Принят Палатой представителей. Минск. 1999.

15. Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан. Алматы. Изд. «Аян Эдет». 1999.

16. Три кита Чешского права. Коммерческий кодекс. Гражданский кодекс. Уголовный кодекс. Закон о проступках. Прага. 1998.

17. Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. Изд. 5-е. М., Изд. «Спарк». 1996.

18. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 января 1950 г. Российская газета от 5 апреля 1995 г.

19. Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловеческого или унижающего достоинство обращения или наказания. Собрание законодательства РФ. 1998. № 36. Ст. 1684.

20. Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г. Права человека и судопроизводство. Собрание международных документов. Варшава. 1996.

21. Заключение № 193 (1996) по заявке России на вступление в Совет Европы от 25 января 1996 г. Российская юстиция. 1996. № 4.

Книги, статьи, авторефераты.

1. Абрамов С. Н. Гражданский процесс. М., 1948.

2. Авдюков М. Г. Распределение обязанностей по доказыванию в гражданском процессе. Советское государство и право. 1972. № 5.

3. Аврах Я. С. Психологические вопросы защиты по уголовным делам. Казань. 1972.

4. Адвокат в современном уголовном процессе. Пособие для адвокатов. Под ред. ___, Госюриздат. 1954.

5. Адвокатура в СССР. М., Изд. «Юрид. литература». 1971.

6. Адвокатура и современность. Сборник статей. М., Изд. ИГПАН СССР. 1987.

7. Алексеев С. С. Философия права. М., 1999.

8. Анисимова Л. И. Доказывание по гражданским делам. Советское государство и право. 1983. № 10.

9. Антимонов Б. С., Герзон С. Л. Адвокат в советском гражданском процессе. М., Госюриздат. 1954.

10. Арбитражный процесс. Под ред. В. В. Яркова. М., Изд. «Юрист». 1998.

11. Арсеньев В. Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964.

12. Арсеньев В. Д. Диалектика содержания и формы судебных доказательств по уголовным делам. Актуальные проблемы теории юридических доказательств. Иркутск. 1984.

13. Баев О. А. Содержание и формы криминалистической тактики. Воронеж. Изд. Воронеж, ун-та. 1975.

14. Барщевский М. Ю. Адвокат. Адвокатская фирма. Адвокатура. М., Изд. «Белые Альвы». 1995.

15. Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., Изд. «Наука». 1966.

16. Белкин А. Р. Теория доказывания. М., Изд. «Норма». 1999.

17. Бобренко Л., Скловский К. Вопросы гражданского представительства в судебной практике. Советская юстиция. 1982. № 19.

18. Бойков А. Д. Третья власть в России (очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990–1996 гг.). 2-е изд. М., 1999.

19. Бойков А. Д. Роль защитника в предупреждении преступлений. М., Изд. «Юридическая литература». 1971.

20. Бойков А. Д. Пути повышения эффективности деятельности защитника. (На предварительном следствии и в суде 1 инстанции). М., 1972.

21. Бойков А. Д. Нравственные основы судебной защиты. М., Изд. «Знание». 1978.

22. Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., Изд. «Юридическая литература». 1978.

23. Бойков А. Д. Адвокатура в России в условиях судебно-правовой реформы. Сб. научных трудов НИИ Генеральной прокуратуры РФ. Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. М., 1997.

24. Большой юридический словарь. Под ред. А. Я. Сухарева и др. М., Изд. «Инфра-М». 1999.

25. Боннер А. Т. Правовое значение юридической необоснованности заявленного требования. Социалистическая законность. 1973. № 7.

26. Боннер А. Т. Применение нормативных актов в гражданском процессе. М., Изд. «Юридическая литература». 1980.

27. Боннер А. Т. Охрана интересов душевнобольных и слабоумных граждан. Советское государство и право. 1986. № 11.

28. Боннер А. Т. Установление истины в правосудии и социально-нравственная оценка фактов. Государство и право. 1990.№ 1.

29. Бутнев В. В. Характер обязанности по доказыванию в гражданском судопроизводстве и арбитражном процессе. Теория и практика установления истины в правоприменительной деятельности. Иркутск. 1985.

30. Братко А. А. Моделирование психики. М., Изд. «Наука». 1969.

31. Брагинский М., Суханов Е., Ярошенко К. Объекты гражданских прав (Комментарий Гражданского кодекса РФ). Хозяйство и право. 1995. № 5.

32. Братусь С. Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963.

33. Ванеева Л. А. Судебное познание в советском гражданском процессе. Владивосток. 1972.

34. Варфоломеева Т. В. Производные вещественные доказательства. М., Изд. «Юридическая литература». 1980.

35. Варкалло В. Об ответственности по гражданскому праву. М, 1978.

36. Вербловский Г. Вознаграждение за вред, причиненный недозволенными деяниями. Право. Еженедельная юридическая газета. 1900. № 6–7.

37. Ватман Д. П. Роль адвоката в оценке доказательств по гражданским делам. Советская юстиция. 1971. № 4.

38. Ватман Д. П. Адвокатская этика. М., Изд. «Юридическая литература». 1977.

39. Ватман Д. П., Елизаров В. А. Адвокат в гражданском процессе. М., Изд. «Юридическая литература». 1969.

40. Васьковский Е. В. Будущее русской адвокатуры. К вопросу о предстоящей реформе. СПб. Книжный магазин Мартынова. 1893.

41. Васьковский Е. В. Основные вопросы адвокатской этики. СПб. Книжный магазин Мартынова. 1895.

42. Васьковский Е. В. Организация адвокатуры. СПб. Книжный магазин Мартынова. 1893. Ч. 1–2.

43. Винавер М. М. Очерки об адвокатуре. СПб. 1902.

44. Власов А. А. Вещественные доказательства в гражданском процессе. М., «Изд. им. Сабашниковых». 1999.

45. Власов А. А. Некоторые вопросы обеспечения профессиональной правовой помощи в защите прав человека. Сб. научных трудов НИИ Генеральной прокуратуры РФ. Пятьдесят лет Всеобщей декларации прав человека: проблемы и реальности реформируемой России. М., 1999.

46. Власов А. А. О непосредственном и опосредствованном познании судом действительных обстоятельств гражданских дел. Сб. научных трудов Свердловского юрид. ин-та. Вопросы гражданского процесса. Свердловск. 1987.

47. Власов А. А. Возмещение вреда жертвам преступлений. Законность. № 2. М., 2000.

48. Власов А. А. Диффамация. Право и политика. № 5.2000.

49. Власов А. А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М., «Изд. им. Сабашниковых». 2000.

50. Воскресенский Г. А. Консультационная работа адвоката. Советская юстиция. 1984. № 11.

51. Вопросы защиты по уголовным делам. Сб. статей под ред. ____, 1967.

52. Газизов В. А., Филиппов А. Г. Видеозапись и ее использование при раскрытии и расследовании преступлений. М., Изд. «Щит-М». 1998.

53. Гаррис Р. Школа адвокатуры: Руководство к ведению гражданских и уголовных дел. Пер. с анг. П. Сергеича. СПб. 1911.

54. Геннадиев В. Д., Гуняев В. А. Оценка свидетельских показаний при судебной защите. М., Изд. «Юридическая литература». 1981.

55. Герлох А. О методах познания права. Правоведение. 1983. № 1.

56. Гетманова А. Д. Логика. М., Изд. «Высшая школа». 1986.

57. Гессен И. В. Адвокатура, общество и государство. 1864–1914. М., Советы присяжных поверенных. 1914.

58. Глинский Б. А. и др. Моделирование как метод научного исследования. М., Изд. Моск. ун-та. 1965.

59. Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Элькинд П. С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж. Изд. Воронеж, ун-та. 1978.

60. Голякова Ю. Т. Защита по уголовным делам. М., Юриздат. 1948.

61. Гонтарук И., Матюшин Б. Оценка судом достаточности и взаимосвязи доказательств при разрешении гражданских дел. Советская юстиция. 1985. № 83.

62. Гражданское право. Том 1. Учебник. Под ред. Е. А. Суханова. 2-е изд. М., 1998.

63. Гражданское право. 4.1. Учебник. Изд. 3-е. Под ред. Сергеева А. П., Изд. «Проспект». 1998.

64. Гражданское право. 4.1. Учебник. Под ред. Калпина А. Г., 1997.

65. Гражданское процессуальное право. Учебник. Под ред. ____ Изд. «Былина». 1999.

66. Гражданский процесс. Учебник. Под ред. Треушникова М. К. М., Изд. «Новый юрист». 1998.

67. Гражданский процесс России. Под ред. Викут М. А., Изд. «Юрист». 1999.

68. Громов Н. Судебное доказательство в гражданском процессе. Законность. 1999. № 1.

69. Гурвич М. А. Доказательственные презумпции в советском гражданском процессе. Советская юстиция. 1968. № 12.

70. Гурвич М. А. Судебное решение. Теоретические проблемы. М., Изд. «Юридическая литература». 1976.

71. Гукасян Р. Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов. 1970.

72. Джаншиев Г. А. Вопросы адвокатской дисциплины. М., 1887.

73. Добровольский А. А., Иванова С. А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., Изд. МГУ. 1972.

74. Доля Е. А. Оценка доказательств в российском уголовном процессе. Государство и право. 1995. № 5.

75. Дулов А. В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск. Изд. Белорус, ун-та. 1979.

76. Ерошенко А. А. Представительские полномочия адвоката по гражданскому делу. Советская юстиция. 1984. № 10.

77. Жилин Г. А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой инстанции. М., Изд. «Городец». 2000.

78. Жуйков В. М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц, М., Изд. «Городец». 1997.

79. Зажицкий В. Источники осведомленности в уголовно-процессуальном доказывании. Советская юстиция. 1983. № 8.

80. Зажицкий В. Доказательственное право в гражданском, арбитражном и уголовном процессе. Сравнительный анализ. Российская юстиция. 1993. № 20.

81. Зажицкий В. О доказательственном праве. Российская юстиция. 1995. № 1.

82. Зайцев И., Логинов П. Показания свидетелей в гражданском судопроизводстве. Социалистическая законность. 1982. № 9.

83. Зайцев И. М. Понятие необходимых доказательств в гражданском судопроизводстве. Актуальные проблемы теории юридических доказательств. Иркутск. 1984.

84. Защитительные речи советских адвокатов. Под ред. Строговича М. С. М, Изд. Президиума МГКА. 1956.

85. Защита прав налогоплательщиков в арбитражных судах. Материалы научно-практической конференции. Под ред. А. В. Клигмана и др. М., 1998.

86. Звягинцева Л. М., Плюхина М. А., Решетникова И. В. Доказывание в судебной практике по гражданским делам. Изд. «Норма-Инфра». М., 1999.

87. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск. Изд. Удмуртского ун-та. 1993.

88. Золотухина-Аболина Е. В. Современная этика: истоки и проблемы. Учебник. Ростов-на-Дону. Изд. «МарТ». 1998.

89. Зубов В. К вопросу о земской адвокатуре. СПб. 1899.

90. Ильинский И. Адвокат против адвокатуры. СПб. Книжный магазин Мартынова. 1894.

91. Ильинская И., Лесницкая Л. Судебное представительство по гражданским делам. Советская юстиция. 1971. № И.

92. Исаев М. М. Подпольная адвокатура. М., Право и жизнь. 1924.

93. История русской адвокатуры (1864 г. — 20 ноября 1914 г.). М., Советы присяжных поверенных, 1914–1916. Т. 1–3.

94. Кадышева Т., Ширинский С. Адвокат на предварительном следствии. Советская юстиция. 1993. № 8.

95. Калитвин В. В. Адвокат в гражданском судопроизводстве. Воронеж. 1989.

96. Калпин А. Допустимость доказательств в гражданском процессе. Советская юстиция. 1965. № 16.

97. Карнеева Л., Мусиенко А. Доказательственное значение материалов, полученных в результате применения киносъемки, видео-и звукозаписи. Советская юстиция. 1983. № 3.

98. Караханян С. Доказательства на дискетах. Российский адвокат. 1999. № 6.

99. Кисилев Я. С. Этика адвоката. Л., 1974.

100. Клейнман А. Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М. — Л. Изд. АН СССР. 1950.

101. Коваленко А., Нечаев В. Объяснения сторон как доказательство по гражданским делам. Советская юстиция. 1984. № 7.

102. Коваленко А. Ф. Исследование и оценка доказательств в судебном разбирательстве. Вопросы теории и практики судебного разбирательства, гражданских дел. Саратов. 1988.

103. Козлов А. Ф. Судебное представительство и его правовая регламентация в гражданском процессе. Вопросы эффективности судебной защиты гражданских прав. Свердловск. 1978. Вып.65.

104. Козлов А. С. Понятие доказательства в арбитражном процессе. Иркутск. 1980.

105. Козлов А. С. Теоретические вопросы установления истины в гражданском процессе (логико-гносеологический анализ теоретических основ, специфики, форм и уровней судебного познания). Иркутск. 1980.

106. Кожевников М. В. Советская адвокатура. М., Юриздат. 1939.

107. Коломыцев В. И. Письменные доказательства. М., Изд. «Юрид. литература». 1978.

108. Комиссаров К. И. Реализация теории доказывания в судебной практике по гражданским делам. Реализация процессуальных норм органами гражданской юрисдикции. Свердловск. 1988.

109. Котляревский П. Русская адвокатура и закон. Очерк судоустройства. Киев. 1905.

110. Криминалистика. Учебник. Под ред. Р. С. Белкина и др. М., Изд. «Норма-Инфра». 1999.

120. Курс советского гражданского процессуального права. Т.I. М., Изд. «Наука». 1981.

121. Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск. Изд. Белорус, ун-та. 1969.

123. Лазарева В. А. Теория и практика судебной защиты в уголовном процессе. Изд. Самарского ун-та. Самара. 2000.

124. Левин А. М. Защитник в советском суде. М., Госюриздат. 1960.

125. Левшина Т. Л., Литовкин В. Н., Трахтенгерц Л. А., Ярошенко К. Б. Личность и гражданское законодательство. Российское законодательство: проблемы и перспективы. Под ред. ____, 1995.

126. Леви А. А. Защитник на предварительном следствии. Законность. 1993. № 9.

127. Либус И. А. Презумпция невиновности в советском уголовном процессе. Ташкент. Изд. «Узбекистан». 1981.

128. Лилуашвили Т. А. Предмет и бремя доказывания в советском гражданском процессе. Тбилиси. 1957.

129. Лисицин Р. Участие защитника подозреваемого в доказывании. Законность. 1998. № 4.

130. Лесницкая Л. Ф. Судебные доказательства. Советский гражданский процесс. Под ред. А. Ф. Каллистратовой. М., Изд. «Юридическая литература». 1984.

131. Лубшев Ю. Ф. Адвокат в уголовном деле. М., Изд. «Юрист». 1997.

132. Лузгин И. М. Сущность и методы оценки доказательств. Советское государство и право. 1971. № 9.

133. Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., Изд. «Юридическая литература». 1973.

134. Лупинская П. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств. Российская юстиция. 1994. № 11.

135. Любарская Г. Выбор адвокатом способа защиты интересов клиента. Советская юстиция. 1972. № 22.

136. Любарская Г. Деятельность адвокатов при рассмотрении гражданских дел. Советская юстиция. 1968. № 17.

137. Санкт-Петербургская присяжная адвокатура. Деятельность С.-Петербургского Совета и общих собраний присяжных поверенных за 22 года (1866–1888). СПб., 1889.

138. Малев Е., Лапин Б. Участие адвоката в подготовке гражданского дела к судебному разбирательству. Советская юстиция. 1980. № 24.

139. Матвиенко Е. А. Судебная речь. Минск. Изд. «Вышейшая школа». 1972.

140. Матиевский М. Состязательная форма советского гражданского процесса. Советская юстиция. 1984. № 21.

141. Матюшин Б. Т. Судебное доказывание как элемент судебного познания. Теория и практика установления истины в правоприменительной деятельности. Иркутск. 1985.

142. Мелиников А. А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. М., Изд. «Наука». 1969.

143. Мельниковский М. С. Приемы и методы подготовки адвокатом защиты и осуществление ее в уголовном процессе. М., 1997.

144. Михиенко М. М. Доказывание в советском уголовном процессе. Киев. 1984.

145. Москалькова Т. Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М., Изд. «Спарк». 1996.

146. Московская городская коллегия адвокатов. Проблемы Российской адвокатуры. М., Изд. «Спарк». 1997.

147. Морозова И. Б., Треушников А. М. Исполнительное производство. М., Изд. «Городец». 1999.

148. Мухин И. И. Важнейшие проблемы оценки судебных доказательств в уголовном и гражданском судопроизводстве. Л., Изд. Ленингр. ун-та. 1974.

149. Мухин И. И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. Л., Изд. Ленингр. ун-та. 1971.

150. Мурадьян Э. М. Гражданское судопроизводство: необходимость перемен. Советская юстиция. 1986. № 16.

151. Наука и практика в разрешении гражданско-правовых споров. Л., Изд. Ленингр. ун-та. 1970.

152. Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. Под ред. ____, Изд. «Городец». 1999.

153. Нейштадт Т. Э. Советский адвокат. М., 1958.

154. Невзгодина Е. Л. Представительство по советскому гражданскому праву. Томск. Изд. Томского ун-та. 1980.

155. Немчинов В. И. Дисциплинарный суд над присяжными и частными поверенными. М., 1913.

156. Осипов Ю. К. К вопросу о соотношении судебного познания и судебного доказывания. Сб. ученых трудов. Вып.7. СЮИ. Свердловск. 1967.

157. Осипов Ю. К. Основные признаки судебных доказательств. Сб. ученых трудов. Вып. 8. СЮИ. Свердловск. 1968.

158. Осипов Ю. К. Подведомственность юридических дел. Свердловск. 1973.

159. Осипов Ю. К. Судебные доказательства. Советское гражданское процессуальное право. М., Изд. «Юридическая литература». 1965.

160. Осипкин В. Н., Рохлин В. И. Доказательства. СПб. Изд. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ. 1998.

161. Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел. Под ред. Треушникова М. К. М., Изд. МГУ. 1995.

162. Осокина Г. Л. Иск (теория и практика). М., 2000.

163. Остроухое А. А. Последнее слово о нашей адвокатуре. Екатеринославль. 1875.

164. Орлов Ю. К. Заключение эксперта как источник выводного знания в судебном доказывании (уголовно-процессуальные, криминалистические и логико-гносеологические проблемы). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 1985.

165. Орлов Ю., Шишкин С., Гришина Е. Оценка судом достоверности заключения эксперта. Российская юстиция. 1995. № 11.

166. Пальховский А. М. О праве представительства на суде. Исследование А. М. Пальховского. СПб. М., 1876.

167. Пантелеев В. В. Исследование достоверности письменных доказательств в гражданском процессе. Советская юстиция. 1975. № 5.

168. Перлов И. Д. Право на защиту. М., Изд. «Знание». 1969.

169. Петрухин И. Л. Вам нужен адвокат. М., Изд. «Прогресс». 1993.

170. Пискарев И., Молчанов Б. Собирание доказательств по гражданским делам. Советская юстиция. 1985. № 3.

171. Плевако Ф. Н. Избранные речи. М., Изд. «Юридическая литература». 1993.

172. Плюхина М. А., Решетникова И. В. Доказывание в судебной практике по гражданским делам. Екатеринбург. Изд. Гуманитарного университета. 1997.

173. Поболовская М. Подготовка адвоката к судебному разбирательству по гражданскому делу. Советская юстиция. 1979. № 2.

174. Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству. М., Изд. «Юридическая литература». 1977.

175. Пучинский В. К. Гражданский процесс США. М., Изд. «Наука». 1979.

176. Пестрежецкий А. Л. Об адвокатуре, судоустройстве, судопроизводстве и несостоятельности. Харьков. 1895.

177. Положение об адвокатуре СССР. СП СССР. 1939. № 49.

178. Полянский Н. Н. Правда и ложь в уголовной защите. М., 1927.

179. Проховщиков П. С. Уголовная защита (Практические заметки). СПб. Сенатская типография. 1908.

180. Проблемы профессиональной правозащиты в России. Материалы научно-практической конференции. М., Изд. «Де-юре». 1996.

181. Прохоров А. Г. Принцип допустимости средств доказывания в советском гражданском процессуальном праве. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Свердловск. 1979.

182. Рассказывают адвокаты. Под ред. Резника Г. М. Изд. ИГПАН. М., 2000.

183. Резник Г. М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М., Изд. «Юрид. литература». 1977.

184. Резниченко И. М. Оценка доказательств в гражданском процессе. Советская юстиция. 1968. № 24.

185. Решетникова И. В. Привилегия на сохранение адвокатской тайны в английском и российском гражданском процессах. Российский юридический журнал. 1995. № 3.

186. Решетникова И. В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург. Изд. Гуманитарного университета. 1997.

187. Решетникова И. В., Яркое В. В. Гражданское право и гражданский процесс. Екатеринбург-М., Изд. «Норма». 1999.

188. Речи советских адвокатов по гражданским делам. М., Изд. «Юридическая литература». 1976.

189. Розенберг Я. А. Представительство в советском гражданском процессе. Рига. Изд. Латв. ун-та. 1974.

190. Розенберг Я. А. Представительство по гражданским делам в суде и арбитраже. Рига. Изд. «Зинатне». 1981.

191. Роль и задачи советской адвокатуры (Сборник статей). Под ред. А. Я. Сухарева. М., Изд. «Юридическая литература». 1972.

192. Сахнова Т. В. Регламентация доказательств и доказывания в гражданском процессе. Государство и право. 1993. № 7.

193. Сахнова Т. В. Экспертиза в суде по гражданским делам. М., Изд. «Бек». 1997.

194. Селиванов Н. А. Вещественные доказательства. М., Изд. «Юридическая литература». 1971.

195. Сёргеич П. С. Искусство речи на суде. М., Изд. «Юридическая литература». 1988.

196. Сергеева О. Ю. Об обязанностях суда в доказывании. Вестник Саратовской государственной академии права. 1998. № 1.

197. Сергеева Н. Некоторые вопросы участия адвокатов в гражданском судопроизводстве. Советская юстиция. 1979. № 2.

198. Силагадзе М. Взаимосвязь доказывания и квалификации. Социалистическая законность. 1986. № 5.

199. Ситковская О. Д., Конышева Л. П., Коченов М. М. Новые направления судебно-психологической экспертизы. М., Изд. «Юрлитинформ». 2000.

200. Соловьев А. Б., Токарева М. Е., Халиуллин А. Г., Якубович Н. А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса. М.-Кемерово. 1997.

201. Смышляев Л. П. Предмет доказывания и распределение обязанностей по доказыванию в советском гражданском процессе. М., Изд. МГУ. 1961.

202. Смирнов В. Закон об адвокатуре надо принять незамедлительно. Российская юстиция. 1999. № 5.

203. Семянников В. В., Сухарев И. Ю. Советская адвокатура. М., Изд. «Знание». 1982.

204. Склярский И. Подготовка адвоката к рассмотрению гражданских дел. Советская юстиция. 1971. № 1.

205. Советское гражданское право. Учебник. Под ред. Д. М. Генкина и Я. А. Куника. М., 1967.

206. Слово адвокату. (Речи советских адвокатов по гражданским и уголовным делам). М., Изд. «Юридическая литература». 1981.

207. Старченко А. А. Логика в судебном исследовании. М., Госюриздат. 1958.

208. Стецовский Ю. И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника М., Изд. «Юридическая литература». 1982.

209. Строгович М. С. Суд и адвокатура. Конституционные основы правосудия в СССР. 1981.

210. Судебная практика по гражданским делам. Под ред. Жуйкова В. М. Изд. «Городец». М., 1999.

211. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. Н. В. Жогина. М, Изд. «Юридическая литература». 1973.

212. Тихиня В. Г. Теоретические проблемы применения данных криминалистики в гражданском судопроизводстве. Минск. Изд. «Вышэйшая школа». 1983.

213. Тихонович В. Порядок исследования доказательств в гражданском процессе. Советская юстиция. 1968. № 20.

214. Токарева М. Е., Кореневский Ю. В. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М., Изд. «Юрлит-Информ». 2000.

215. Торянников А. Г. Адвокат в уголовном процессе. М., 1987.

216. Треушников М. К. Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству. Советская юстиция. 1982. № 4.

217. Треушников М. К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М., Изд. Моск. ун-та. 1982.

218. Треушников М. К. Относимость и допустимость доказательств в гражданском процессе. М., Изд. «Юридическая литература». 1981.

219. Треушников М. К. Судебные доказательства. М., Изд. «Городец». 1999.

220. Трубников П. Я. Вопросы гражданского процесса в практике Верховного Суда СССР. М., Изд. «Юридическая литература». 1979.

221. Трубников П. Я. Судебное разбирательство гражданских дел отдельных категорий. М., Изд. «Былина». 1996.

222. Трусов А. И. Основы теории судебных доказательств. М., Изд. «Юрид. литература». 1960.

223. Усталова А. В. Новое гражданское процессуальное законодательство и проблемы судебного доказывания. Право и рынок. Юрид. записки. Воронежский государственный ун-т. Вып.4. Воронеж. 1996.

224. Фиолевский Д. П. Защита адвоката. Киев. Политиздат Украины. 1987.

225. Филимонов Б. А. Основы доказательств в германском уголовном процессе. М., 1994.

226. Философский энциклопедический словарь. Под ред. Е. Ф. Губского и др. М., Изд. «Инфра-М». 1998.

227. Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань. Изд. Казанск. ун-та. 1973.

228. Хаскин Ю. Российские адвокаты и советское государство. Происхождение и развитие советской адвокатуры (1917–1939). М., Институт государства и права РАН. 1993.

229. Хейфец Л. С. Практика работы адвокатов МГКА по некоторым категориям уголовных дел за период 1986–1987 гг. Методическое пособие. 1988.

230. Хрестоматия по гражданскому процессу. Под общей ред. Треушникова М. К. М., Изд. «Городец». 1996.

231. Хмыров А. А. Косвенные доказательства. М., Изд. «Юридическая литература». 1979.

232. Хмыров А. «Улики поведения» и их роль в доказывании по уголовным делам. Советская юстиция. 1983. № 21.

233. Хутыз М. К. Понятие судебного доказательства. Советская юстиция. 1978. № 15.

234. Царев В. М. Эффективность участия защитника в доказывании в предварительном следствии. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Л., 1987.

235. Чечот Д. М. Участники гражданского процесса. М., Госюриздат. 1960.

236. Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968.

237. Ченцов Н. В. Защита государственных интересов в гражданском судопроизводстве: процессуальные особенности. Калинин. Изд. КГУ. 1988.

238. Червяков К. Оценка доказательств по делам об установлении отцовства. Социалистическая законность. 1984. № 5.

239. Шаламов М. П. История советской адвокатуры. М., 1939.

240. Шафир Г. М. Эффективность участия защитника в уголовном судопроизводстве. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Л., 1968.

241. Шакарян М. С. Понятие субъектов советского гражданского процессуального права и правоотношения и их классификация. Вопросы процессуального права. Труды ВЮЗИ, Т.17. М, 1971.

242. Шейфер С. А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе. Государство и право. 1996. № 9.

243. Шерстюк В. М. Судебное представительство по гражданским делам. М., Изд. Моск. ун-та. 1984.

244. Шерстюк В. М. Подготовка к судебному разбирательству дел по спорам о праве собственности на жилой дом. Советская юстиция. 1985. № 1.

245. Шерстюк В. М. Арбитражный процесс в вопросах и ответах (комментарии, рекомендации, предложения по применению АПК РФ). М., Изд. «Городец». 1998.

246. Шерстюк В. М. Комментарий к постановлениям Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам арбитражного процессуального права. М., Изд. «Дело». 2000.

247. Шишкин С. А. Состязательность в гражданском и арбитражном судопроизводстве. М., Изд. «Городец». 1997.

248. Шличите 3. Использование виктимологических данных в адвокатской деятельности. Вильнюс. Изд. «Минтис». 1981.

249. Штутин Я. Л. Предмет доказывания в советском гражданском процессе. М., Изд. «Юридическая литература». 1963.

250. Щеглов В. Н. К вопросу о понятии доказывания в советском гражданском процессе. Труды Томского гос. ун-та. Т. 137. Серия юридическая. Томск. 1957.

251. Эйсман А. А. Логика доказывания. М., Изд. «Юридическая литература». 1971.

252. Юдельсон К. С. Проблемы доказывания в советском гражданском процессе. Ученые записки Свердловского юридического ин-та. Т. Н. Свердловск. 1947.

253. Юдин А. И. Подготовка адвокатской защиты по уголовному делу. М., 1945.

254. Явич Л. С. Общая теория права. Л., 1976.

255. Янош К. Ф., Варфоломеева Т. В. Советская адвокатура на службе трудящихся. Киев. 1987.

256. Ярошенко К. Б. Совершенствование гражданско-правовых форм защиты личных неимущественных прав граждан по советскому праву. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 1990.

257. Ярков В. В. Юридические факты в механизме реализации норм гражданского процессуального права. Екатеринбург. 1992.

258. Ярков В. В. Концепция реформы принудительного исполнения в сфере гражданской юрисдикции. Российский юридический журнал. 1996. № 2.

Литература на иностранных языках.

1. Anderson Т., Twining W. Analysis of Evidence. Boston; Toronto; London, 1991.

2. Barnard D., Houghon М. The New Civil Court in Action. L., 1993.

3. Ball D. Theater Tips and Strategies for lury Trial. NITA, 1994.

4. Barry D. О., Berman Н. J. The Soviet Legal Profession. Harvard Law Review. November 1968. Vol. 82, № 1.

5. Bayer W. i inni. Adwokatura Polskiey Rzechypospolitey ludowey. Warszawa: Wyd. Prawnicze, 1974.

6. Berman Н. J., Luryi У. The Soviet Advocatura: The 1980 RSFSR Stature with Annotation. Soviet Union. 1989. Vol. 14, № 3.

7. Berutowicz В. Postepowante cywilne w zarysie. Warszawa: Panstwowe wyd. naykowe, 1978.

8. Burbank J. Discipline and Punish in Moscow Bar Association: А Case of Nerves (unpublished paper). 1992.

9. Burnham W. Introduction to the Law and Legal System of the United States. St. Paul, 1995.

10. Cieslak М. Polska procedura karna: Podstawowe zalozenia teoretiyczne. Warszawa,1984.

11. Clermont К. М. Civil Procedur. St. Paul, 1993.

12. Deposition Rules. NITA, 1994.

13. Elliott, Phipson. Manual of the Law of Evidence. L., 1987.

14. Federal Rules of Evidence for United Courts and Magistrates. Notre Dame, 1995.

15. Ingman Т. Interfering with the proper administration of iustice. Some Recent Developments. Civil Iustice Quarterly. 1992. № 11.

16. Капе М. К. Civil Procedur. St. Paul, 1991.

17. Kucherov S. Court, Lawyers and Trials under the Last Three Tzars. New York: raeger, 1953.

18. Levin-Stankevich. The Transfer of Technology and Cultur: Law Professionals in Autocratic Russia, in Russia at the End of Old Regime. Ithacf: Cornell I University Press, 1994.

19. Me Ewan J. Evidence and the adversarial process. The modern law. Oxford, 1992.

20. Murphy Р., Barnard D. Evidens and Advocacy. Bristol, 1986.

21. Oliphant R. Е. Basic concepts in the Law of Evidens. NITA, 1977.

22. Pomeranz W. Justice from Underground: The History of the Underground Advocatura. Russian Review. July 1993. Vol. 52, № 3.

23. Partigton М. Public Interest Law. Legal Action Group. 1979.

24. Rogers D. F. Pre-action discovery. L., 1991. Shaviro D. Statistical-probability evidence and the apprearance of justice. Harvard Law Rewiew. 1989–1990. Vol. 103.

25. Shaviro D. Statistical-probability evidence and the apprearance of justice. Harvard Law Rewiew. 1989–1990. Vol. 103.

26. Wright С. F. Law of Federal Courts. St. Paul, 1994.

27. Zander V. Cases and Materials on the English Legal System. L., 1988.

Примечания

1

Мельниковский М. С. Приемы и методы подготовки адвокатом защиты и осуществление ее в уголовном процессе. М., 1997. С.2.

2

Ильинская И. М., Лесницкая Л. Ф. Судебное представительство в гражданском процессе. М., 1964; Розенберг Я. А. Представительство в советском гражданском процессе. Рига. 1974; Шерстюк В. М. Судебное представительство по гражданским делам М., 1984.

3

Ватман Д. П., Елизаров В. А. Адвокат в гражданском процессе. М., 1969; Калитвин В. В. Адвокат в гражданском судопроизводстве. Воронеж. 1989.

4

Бойков А. Д. Нравственные основы судебной защиты. М., «Знание». Серия «Этика». 1978.

5

Киселев Я. С. Этика адвоката. Л., ЛГУ. 1974.

6

Ватман Д. П. Адвокатская этика. М., 1977.

7

Калитвин В. В. Адвокат в гражданском судопроизводстве. Воронеж. 1989. С. З.

8

Розенберг Я. А. Представительство в советском гражданском процессе. Рига. 1974. С. 39–47;

Шерстюк В. М. Судебное представительство по гражданским делам. М., 1984. С. 38–53;

Курс советского процессуального права. Т.1. М., 1981. С.298.

9

Чечот Д. М. Участники гражданского процесса. М., 1960. С. 136–138.

10

Архив Кунцевского межмуниципального суда г. Москвы. Дело № 2-53/99.

11

Третий рабочий вариант ГПК РФ (2000 г.), одобренный Советом при Президенте РФ и признанный пригодным для внесения в Государственную Думу РФ.

12

Философский словарь. М., 1986. С. 140.

13

Комментарий к ГК РФ (части первой). Под ред. О. Н. Садикова. М, 1998. С. 377–379;

Бобренко Л., Скловский К. Вопросы гражданского представительства в судебной практике. Советская юстиция. 1982. № 19. С. 14–15.

14

Курс советского гражданского процессуального права… С.211;

Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. С. М., 1999. С. 109–115.

15

Шерстюк В. М. Указ. соч. С.21.

16

Невзгодина Е. Л. Представительство по советскому гражданскому праву. Томск., 1980. С.11.

17

Антимонов Б. С., Герзон С. Л. Адвокат в советском гражданском процессе. М., 1954. С.113;

Ватман Д. П., Елизаров В. А. Адвокат в гражданском процессе. М., 1969. С. 15;

Ватман Д. П. Право на защиту (Адвокат в гражданском судопроизводстве). М., 1973. С.31.

18

Berutowicz В. Postepowanie cywilne wzarysie. W-wa, 1978. S.121; Bayer W. i inni. Adwokatura PRL. W-wa, 1974.

19

Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. М., 1998. (в дальнейшем — ГПК РСФСР);

Арбитражный процессуальный кодекс РФ. М., 1999, (в дальнейшем АПК РФ).

20

Гурвич М. А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 4.

21

Мельников А. А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. М., 1969. С.169;

Треушников М. К. Доказательства и доказывание. М., 1982. С. 53;

Ильинская И., Лесницкая Л. Судебное представительство по гражданским делам. Советская юстиция. 1971. № 11. С. 22–24;

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 37–38.

22

Викут М. А. Строго соблюдать права лиц, участвующих в гражданском деле. Советская юстиция. 1968. № 18. С.5.

23

Викут М. А. О правовой природе участия судебных представителей по гражданским делам. Основы гражданского законодательства и Основы гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Вопросы теории и практики. Саратов. 1981. С.145.

24

Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ по гражданским делам. Под ред. Жуйкова В. М. М, 1999. С. 382–392.

25

Архив Хорошевского межмуниципального суда г. Москвы. Дело № 2-370/98.

26

Зайцев И. Полномочия представителя в гражданском процессе. Советская юстиция. 1988. № 21. С.22.

27

Викут М. А. О правовой природе участия представителей по гражданским делам. Основы гражданского законодательства и основы гражданского судопроизводства союза ССР и союзных республик. Вопросы теории и практики. Саратов. 1981. С.145.

28

Статья 43 АПК-РФ относит представителя «…к группе участников, задачей которых является содействие нормальному ходу судебного разбирательству и вынесению обоснованного решения». См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ. Под ред. ___, 1999. С.97.

29

В теории права различают материальное и формальное несовершенство закона. Под материальным несовершенством понимается полная или частичная материальная необусловленность закона (например, устарелость закона, несогласованность его с изменившимися экономическими и иными общественными процессами и т. д.). Под формальным несовершенством закона понимается недостаток в юридическом оформлении мысли законодателя как условии строгого принципа законности. Правоведение. 1965. № 4. С. 17.

30

Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Белорусской ССР. Минск. 1989. С.105; И. В. Решетникова. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург. 1997. С. 37–38.

31

В данной главе под судебными представителями понимаются только адвокаты, поскольку работа посвящена обеспечению профессиональной правовой помощи в лице адвокатов-представителей, осуществляемой в гражданском и арбитражном процессе адвокатами.

32

Леви А. А. Защитник на предварительном следствии. Законность. 1993. № 9. С.33, 34.

33

Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. 2-е изд. М., 1917. (цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу. М., 1996. С.94).

34

Ванеева Л. А. Судебное познание в советском гражданском процессе. Владивосток, 1972, С.37;

Ильин В. В. Теория познания. М., 1993, С. З.

35

Треушников М. К. Доказательства и доказывание. М., 1982, С.33;

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 28–29;

Треушников М. К. Судебные доказательства. Изд. 2-е, дополненное. М., 1999, С. 34–54.

36

Варфоломеева Т. В. Производные вещественные доказательства. М., 1980, С.12.

37

Резниченко И. М. Психологические вопросы подготовки и судебного разбирательства гражданских дел. Владивосток, 1983.

38

Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательства. М., 1966.

39

Резник Г. М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М., 1977.

40

Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань. 1976. С.7.

41

Закон РСФСР от 20 ноября 1980 г. «Об утверждении положения об адвокатуре РСФСР». Федеральное законодательство «Об адвокатуре». М., 1996. С. 9–25.

42

Честь, достоинство и репутация: Журналистика и юриспруденция в конфликте, (результаты исследования и материалы конференции). М., Изд. «Права человека». 1998. С. 81–84.

43

Рабочий вариант от 29 марта 1999 г., готовящийся ко второму чтению Государственной Думой Совета Федерации РФ.

44

Архив Президиума Московской областной коллегии адвокатов. Материалы дисциплинарной практики за 1995–2000 г.

45

Козлов А. Ф. Судебное представительство и его правовая регламентация в гражданском процессе. Вопросы эффективности судебной защиты гражданских прав. Свердловск. 1978. Вып. 65. С.15.

46

Ивакин В. Н. Представительство в советском гражданском процессе. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1981. С.6.

47

Шерстюк В. М. Указ. соч. С.86.

48

Зайцев И. Полномочия представителя в гражданском процессе. Советская юстиция. 1988. № 21. С. 21–22.

49

Викут М. А., Зайцев И. М. Гражданский процесс России. Учебник. М., 1999. С. 165.

50

Боннер А. Т. Установление обстоятельств гражданского дела на основе юридических предположений. Советская юстиция. 1989. № 11. С. 5–7.

51

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). Под ред. ____, 1998. С.335.

52

Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. С. М., 1999. С. 184–189.

53

Архив Пресненского межмуниципального суда г. Москвы. Дело № 2-411/99.

54

Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ по гражданским делам. Под ред. ____, 1999. С.454.

55

Елизаров В. Распределение обязанностей доказывания в исках о защите чести и достоинства. Советская юстиция. 1968. № 19. С. 12–13.

56

Боннер А. Т. Указ. соч. С.6.

57

Перлов И. Д. Право на защиту. М, 1969. С.52;

Строгович М. С. Деятельность адвокатов в качестве защитников обвиняемых. Советское государство и право. 1981. № 8. С. 90–91;

Бойков А. Д. Третья власть в России (очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990–1996 гг.). М., 1997. С. 232–247;

Стецовский Ю. И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. М., 1982. С. 19;

Лубшев Ю. Ф. Адвокат в уголовном деле. М., 1997. С. 94–96;

Львова Е. Ю. Защита по уголовному делу. М., 1998. С. 45–46 и др.

58

Жилин Г. А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде первой инстанции. М., 2000. С. 144.

59

Архив Кировского районного суда г. Ярославля. Дело № 2–7 4/96.

60

Как это, например, предусмотрено в ст. 62 ГПК Республики Казахстан. См.: ГПК Республики Казахстан. Алматы. Изд. «Аян Эдет». 1999. С.23.

61

Научно-практический комментарий к ГПК РСФСР. Под ред. Треушникова М. К. М., 1999.С.82.

62

Воскресенский Г. А. Консультативная работа адвоката. Советская юстиция. 1984.№ 11.С.30–31.

63

Известия от 27 января 1999 г.

64

Известия от 3 апреля 1999 г.

65

Архив Тверского межмуниципального суда г. Москвы. Дело № 2-2825/99.

66

Е. Владимирова. На «мировую» с Доренко Лужков не пойдет. Труд от 27 ноября 1999 г.

67

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР… С.216.

68

Советский гражданский процесс. МГУ. 1964. С. 123; Советский гражданский процесс. МГУ. 1979. С. 127–128; Советский гражданский процесс. МГУ. 1989. С.208.

69

Резник Г. М. Неимущественный иск не подлежит обеспечению имущественным арестом. Российская юстиция. 1994. № 6. С. 10–11; Имущественный арест по неимущественному спору: за и против. Российская юстиция. 1995.№ 1.С.29–30.

70

Имущественный арест по неимущественному спору: за и против. Указ. Соч. С. 30; Обеспечение неимущественного иска имущественным арестом возможно. Российская юстиция. 1994. № 10. С. 38–39.

71

Мосгорсуд отклонил протест заместителя Председателя Верховного Суда. Российская юстиция. 1994. № 8. С. 37–41.

72

Добровольский А. А., Иванова С. А. Основные проблемы исковой формы защиты права. МГУ. 1979. С. 132; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. Под ред. Треушникова М. К. М., 1999. С. 216–217. (Иванова С. А. и Пискарев И. К. — авторы гл.13).

73

Новикова З. Т. Обеспечение иска. Автореф. канд. юрид. наук. М., 1973. В проведенном научном исследовании З. Т. Новиковой обосновывалась идея о применении мер обеспечения не только по делам искового производства (искам о присуждении, искам о признании), но даже и по делам неискового производства.

74

Г. Падва, Е. Короткова. Обеспечение исков, вытекающих из личных неимущественных отношений. Российская юстиция. 1994. № 3.

75

1 В редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № 11 с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума ВС РФ от 25 апреля 1995 г. № 6. Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам. Под ред. Жуйкова В. М., М., 1999. С. 191–211.


2 В редакции постановлений Пленумов Верховного Суда РФ № 10 от 25 октября 1996 г. и № 1 от 15 января 1998 г. Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда… Указ соч. С. 168–191.

76

Добровольский А. А., Иванова С. А. Указ соч. С. 132.

77

Комментарий Гражданского процессуального кодекса Молдовы. Кишинев. 1992. С. 132.

78

Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1994. № 11. С. 14–15.

79

Обеспечение неимущественного иска имущественным арестом возможно. Российская юстиция. 1994. № 1 С. 35–36.

80

Обеспечение неимущественного иска имущественным арестом возможно. Указ соч. С. 37–38.

81

Честь, достоинство и репутация: Журналистика и юриспруденция в конфликте (результаты исследования и материалы конференции). М., 1998. С.88.

82

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. Под ред. Треушникова М. К. М., 1999. С.223.

83

Архив Президиума Московской областной коллегии адвокатов за 1995–2000 г.г.

84

Тиховский Б. Участие адвоката в рассмотрении гражданских дел. Советская юстиция. 1966. С. 18–21.

85

Архив Коломенского городского суда Московской области. Дело № 2–5/99.

86

Чельцов М. А. Уголовный процесс. М., 1969. С. 76–81.

87

Викторовский С. И. Русский уголовный процесс. М., 1997. С. 276–277. Похожее мнение высказывалось и другими русскими процессуалистами конца XIX — начала XX в.в.: «Защитник в уголовном процессе… самостоятельный процессуальный субъект, не орган своего клиента, а орган правосудия» (Полянский Н. Н. Правда и ложь в уголовной защите. М., 1927. С.34);

«Адвокат выступает в процессе не в качестве заместителя своего клиента… а в качестве уполномоченного общества…» (Васьковский Е. В. Основные вопросы адвокатской этики. СПб. 1895. С.2).

88

См., напр.: Перлов И. Д. Право на защиту. М., 1969. С. 27–30;

Некрасова М. П. Правовые и нравственно-психологические аспекты судебной защиты. Калининград. 1984. С.29;

Аврах Я. С. Психологические проблемы защиты по уголовным делам. Казань. 1972. С.44;

Бойков А. Д. Роль защитника в предупреждении преступлений. М.,1971. С.48; Лубшев Ю. Ф. Адвокат в уголовном деле. М., 1997. С.115.

89

Алексеев Н. С., Даев В. Г., Кокорев Л. Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж. 1980. С. 135.

90

Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Этика уголовного процесса. Воронеж. 1993. С.167.

91

Анашкин Г. З. Адвокат: права и проблемы. Литературная газета. 7 января 1970 г.

92

Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978. С.69. На попытки примирить указанные точки зрения, А. Д. Бойков справедливо замечает, что «такой вывод может показаться всего лишь попыткой примирить крайние точки и потому не принципиальным. Но если „принципиальная линия“ противоречит нравственному долгу и способна повлечь отрицательные последствия, значит ее принципиальность кажущаяся».

93

Похожий термин «принцип судебной (объективной) истины» впервые был введен в гражданско-процессуальную литературу О. П. Чистяковой. См.: Чистякова О. П. Проблемы активности суда в гражданском процессе РФ. Автореф. дисс…канд. юрид. наук. М., 1997. С. 2–21; См. также: Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. С. Принципы, определяющие процессуальную деятельность. (Автор гл. 2 — Боннер А. Т.) М.,1999, С. 52–57.

94

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1996. С.266.

95

Шерстюк В. М. Указ. соч. С.82.

96

Архив Президиума Московской областной коллегии адвокатов. Материалы дисциплинарной практики за 1995–2000 г.г.

97

Бойков А. Д. Проблемы эффективности судебной защиты. Автореф. дисс… докт. юрид. наук. М., 1974. С.17.

98

Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Этика уголовного процесса. Воронеж. 1993. С.167.

99

См., напр.: Ватман Д. П., Елизаров В. А. Адвокат в гражданском процессе. М., 1969. С. 32–43; Антимонов Б. С., Герзон С. Л. Адвокат в советском гражданском процессе. М., 1954. С. 35–56; Калитвин В. В. Адвокат в гражданском судопроизводстве. Воронеж. 1989. С. 51–64.

100

Треушников М. К. Судебные доказательства. 2-е изд. дополненное. М., 1999. С.79.

101

Малышев К. И. Указ. соч. (Цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу. С. 92–93).

102

См., напр.: Ватман Д. П. Роль адвоката в установлении истины в гражданском судопроизводстве. Советская юстиция. 1970, № 2. С. 16–17; Розенберг Я. А. Представительство в советском гражданском процессе… С.43.

103

Например, по делам о защите чести и достоинства, где ответчиком является СМИ, путем обращения в Судебную палату по информационным спорам при Президенте РФ, решения которых носят рекомендательный характер и т. д.

104

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 6 указано на то, что законом не предусмотрено обязательного предварительного обращения с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к СМИ. В данном случае имеется ввиду право на ответ.

105

Конституция Российской Федерации. М., 1998. С.28.

106

Ватман Д. П. Адвокатская этика… С. 17; Антимонов Б. С., Герзон С. Л. Адвокате советском гражданском процессе. М., 1954. С. 17.

107

Наука и практика в разрешении гражданско-правовых споров. Л., 1970. С.8.

108

Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. № 9. С. 40–41.

109

Речи советских адвокатов по гражданским делам. М., 1976. С.89.

110

Слово адвокату. (Речи советских адвокатов по гражданским и уголовным делам). М., 1981. С. 56.

111

Розенберг Я. А. Институт процессуального представительства в свете Конституции СССР. Проблемы гражданского процессуального права в свете Конституции СССР. Свердловск. 1980. С.58.

112

Ерошенко А. А. Представительские полномочия адвоката по гражданскому делу. Советская юстиция. 1984. № 10. С. 23–24.

113

Вииавер И. Очерки об адвокатуре. Адвокат в уголовном процессе. Под ред. ___, 1997. С. 193.

114

Архив Президиума Московской областной коллегии адвокатов. Материалы дисциплинарной практики 1995–1999 г.г.

115

Пучинский В. К. Гражданский процесс США. М., 1979. С.82.

116

Треушников М. К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе… С.25.

117

Ватман Д. П. Роль адвоката в установлении истины в гражданском судопроизводстве. Советская юстиция. 1970. № 2. С. 16–17.

118

Резник Г. М. Внутренне убеждение при оценке доказательств. М, 1977. С. З.

119

Молчанов В. В. Собирание доказательств в гражданском процессе. М., 1991. С.9.

120

Философский энциклопедический словарь. М., 1998. С.349.

121

Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. Н. В. Жогина. М., 1973. С.242, 287–305.

122

Давлетов А. А. Основы уголовно-процессуального познания. Свердловск. 1991.

123

Гурвич М. А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М, 1950.

124

Курылев С. В. Доказывание и его место в процессе судебного познания. Труды Иркутского гос. ун-та. Т.13. 1955. С. 65–67.

125

Ванеева Л. А. Судебное познание в науке советского гражданского процессуального права. Автореф. канд. дисс. юрид. наук. Л., 1969; Афанасьев С. Ф. Специфика судебного познания в гражданском процессе. Вестник Саратовской государственной академии права. 1996. № 1. С. 122.

126

И. В. Решетникова. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург. 1997. С.24.

127

Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. М., 1998. С.231.

128

Гражданский процесс. Учебник. Под ред Треушникова М. К., М, 1998. С.161.

129

Большой юридический словарь. Под ред. Сухарева А. Я. и др. М., 1999. С. 183–184.

130

Ивлев Ю. В. Логика. Учебник для вузов. М., 1999. С. 192; Гетманова А. Д. Логика. Словарь и задачник. М., 1998. С.35.

131

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 43–48.

132

Три вида фактов не требуют процессуальной деятельности по доказыванию и могут быть положены в основание решения суда как истинные:

1) признанные судом общеизвестными;

2) преюдициальные (предрешенные), то есть установленные вступившим в законную силу решением или приговором суда (кроме административных актов и актов прокурорско-следственных органов);

3) презюмируемые (предполагаемые в силу нормы права существующими).

См.: Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. Под ред. Треушникова М. К. М., 1999. С. 98–100.

133

Архив Верховного Суда РФ. Дело № 56-В9бпр-13.

134

Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств…;

Треушников М. К. Доказательства и доказывание… С. 27–31.

135

Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. С. М, 1999. С. 177.

136

Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. Под ред. Треушникова М. К. М., 1999. С.32.

137

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 42–43; Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. С. (Автор гл.11-Сергун А. К.). М., 1999. С.177 и др.

138

Клейнман А. Ф. Новейшие течения в советской науке процессуального права. М., 1967. С.47; Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск. 1969. С.32.

139

Треушников М. К. Судебные доказательства. М.,1997. С.42.

140

Треушников М. К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М.,1982. С.48.

141

Теория доказательств в советском уголовном процессе. С.494.

142

Давлетов А. А. называет уголовно-процессуальное доказывание познанием.

143

Давлетов А. А. Основы уголовно-процессуального познания. Свердловск. 1991.С.14.

144

Шейфер С. А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе. Государство и право. 1996. № 9. С.65.

145

Клейнман А. Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М., Л. 1950.С.40.

146

Шишкин С. А. Состязательность в судебном механизме защиты гражданских прав. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. С., 1996. С. 8–9.

147

Маршунов М. Н. Комментарий к Положению об адвокатуре РСФСР. М.-СПб., 1998. С.69.

148

Более подробно эти вопросы освещаются в следующей главе.

149

См., например: Аврах Я. С. Психологические вопросы защиты по уголовным делам. Казань. 1972.

150

См., например: Резниченко И. М. Психологические вопросы подготовки и судебного разбирательства гражданских дел. Владивосток. 1983.

151

Ватман Д. П. Адвокатская этика… С. 6–32; Бойков А. Д. Этические нормы деятельности советского адвоката. Советская юстиция. 1966, № 14 и др.

152

Курс советского гражданского процессуального права. Т.I. М., 1981; Треушников М. К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М., 1982. С. 35–38; Треушников М. К. Судебные доказательства. М, 1997. С. 9–27; Решетникова И. В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург. 1997. С. 235–254; Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. С. 1999. С. 180–185.

153

Смышляев Л. П. Предмет доказывания в советском гражданском процессе. М., 1954; Штутин Я. Л. Предмет доказывания в советском гражданском процессе. М., 1963.

154

Смышляев Л. П. Предмет доказывания в советском гражданском процессе. М., 1954; Штутин Я. Л. Предмет доказывания в советском гражданском процессе. М., 1963.

155

См..например: Курс советского гражданского процессуального права…; Треушников М. К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М., 1982. С. 22–43.

156

Курс советского гражданского процессуального права… Главы 25, 28.

157

Трубников П. Я. Вопросы гражданского процесса в практике Верховного Суда СССР. М., 1979. С.72.

158

Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. С. М., 1999, С.180; Треушников М. К. Судебные доказательства. Изд. второе, дополненное. М… 1999. С. 17–26 и др.

159

Фаткуллин Ф. Н. Общетеоретические проблемы доказывания в юридическим процессе. Юридические гарантии применения права и режим социалистической законности (Межвузовский сборник). Ярославль. 1976.С.32–35.

160

Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск. 1969,С.39.

161

Треушников М. К. Судебные доказательства. Изд. второе, дополненное. М, 1999.С.24.

162

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989. № 3. С.9.

163

Курс советского гражданского процессуального права… С.394.

164

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С.9; Арбитражный процесс. Учебник. Под ред. ____, 1998. С.126.

165

Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань. 1976. С.48, 55.

166

Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск. 1969. С.39; Коломыцев В. И. Письменные доказательства по гражданским делам. М. 1982. С.59; Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 12. Такого же мнения придерживается и А. А. Хмыров, который предлагает различать прямые и косвенные доказательства именно по отношению к предмету доказывания. Хмыров А. А. Косвенные доказательства. М., 1979. С.15.

167

Ивлев Ю. В. Логика. М., 1999. С. 208–209.

168

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 19–23.

169

Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ по гражданским делам. Под ред. Жуйкова В. М. М., 1999. С.465.

170

Штейнберг Д. Д. О некоторых особенностях ведения дел о защите чести, достоинства и деловой репутации. Проблемы профессиональной правозащиты в России. Материалы научно-практической конференции. М., 1996. С. 17–25.

171

Треушников М. К. Там же. С. 13.

172

См., например: Гражданский процесс. М., 1948; Советский гражданский процессе. М., 1975; Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под. ред. Шакарян М. С. М., 1999 и др.

173

Арбитражный процесс. Учебник. Под ред. Яркова В. В. М., 1998. С. 176, 177.

174

Добровольский А. А., Иванова С. А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1972. С. 39–40.

175

О третьем элементе иска — его содержании, указывают, в частности: Гурвич М. А. Судебное решение. Теоретические проблемы. М., 1976. С.56; Советский гражданский процесс. М., 1975. С. 103.

176

Червяков К. Оценка доказательств по делам об установлении отцовства. Соц. законность. 1984. № 5. С. 31–32.

177

Треушников М. К. Судебные доказательства. М.,1997. С. 16.

178

Курс советского гражданского процессуального права. Т.I. М., 1981.С.393.

179

Черданцев А. Ф. Логическая характеристика права как системы. Правоведение. № 3. 1983. С. 13–21;

Силагадзе М. Взаимосвязь доказывания и квалификации. Социалистическая законность. 1986. № 5. С. 50–51.

180

Боннер А. Т. Правовое значение юридической необоснованности заявленного требования. Социалистическая законность. 1973. № 7. С. 57–58.

181

Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. № 3. 2000. С.47.

182

Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск. 1969. С.49.

183

Матвиенко Е. А. Судебная речь. Минск. 1972. С. 154.

184

Решетникова И. В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург. 1997. С.244.

185

Ф. Н. Фаткуллин считает данное употребление термина «пределы доказывания» неправильным. Он полагает, что термин «пределы доказывания» означает глубину познания фактических обстоятельств, глубину исследования, но не их объем. Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань. 1976. С.65.

186

Треушников М. К-. Судебные доказательства… С. 12.

187

Фаткуллин Ф. Н. Указ. соч. С.65.

188

Строгович М. С. Избранные труды. Т.3. Теория судебных доказательств. М., 1991.С. 170.

189

Уголовный процесс. Учебник. Под ред. Лупинской П. А. (Автор раздела). М., 1995. С.138.

190

Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. С. М., 1999. С.178.

191

Трубников П. Я. Вопросы гражданского процесса в практике Верховного Суда СССР. М., 1979. С.98.

192

Гражданское процессуальное право России… С.178.

193

Архив Верховного Суда РФ. Дело № З1пв97.

194

Уголовный процесс. Учебник. Под ред. Лупинской П. А. М., 1995. С. 139.

195

Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966.С.31.

196

Ватман Д. П. Адвокатская этика… С.64.

197

В редакции Федерального закона от 30 ноября 1995 г. Собрание законодательства Российской Федерации. 1995 г., № 49. ст. 4696.

198

Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. Минск. 1969. С. 138–139.

199

Малышев К. И. Курс гражданского судопроизводства. СПб., 1876. Т.1 (Цит. по: Хрестоматия по гражданскому процессу. С. 92–93).

200

См., например: Трусов А. И. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. С. 33–37; Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. Под ред. Треушникова М. К. М., 1999. С. 86–90; Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии… С.163; Иванов О. В. Судебные доказательства в гражданском процессе. Курс лекций. Вып.1. Иркутск. 1974. С. 25–28; Курс гражданского процессуального права. Т.1. М., 1981. С. 373–385; Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 73–85; Решетникова И. В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург. 1997. С. 170; Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. М., 1999. С. 174–177 и др.

201

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С.82.

202

Треушников М. К. Судебные доказательства. М.,1997. С.82.

203

Белкин Р. С. Указ. соч. С. 10–11; См. также Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Элькинд П. С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж. 1978. С.100.

204

Философский энциклопедический словарь. Под ред. Губского Е. Ф. и др. М., 1998. С.474.

205

Ганкин Л. Как развести суждения и факты? Московские новости. 1995. № 3.

206

Толковый словарь русского языка. Под ред. Ожегова С. И. и ___, 1998. С.847.

207

Толковый словарь русского языка… С.740.

208

Указ соч. С.48.

209

Советское гражданское право. Под ред. ____, 1985. С.207.

210

Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации. М., 1997. С. 15, 37, 46. (Леонтьев А. А. — руководитель авторского коллектива, Базылев В. Н., Бельчиков Ю. А., Сорокин Ю. А.).

211

Ивлев Ю. В. Логика. М., 1999. С.135.

212

Треушников М. К. Доказательства и доказывание… С. 7–8; Хмыров А. А. Косвенные доказательства… С.7; Треушников М. К. Судебные доказательства… С.85.

213

Советский гражданский процесс. Под ред. Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. Л., 1984. С. 130–131.

214

Советский гражданский процесс. Под ред. К. И. Комиссарова, В. М. Семенова. М, 1978. С. 174.

215

Курылев С. В. Указ. соч. С. 154.

216

Советский гражданский процесс. Под ред. НА. Чечиной, Д. М. Чечота… С.132; Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т.I. М., 1968. С. 288–289; Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян МГ. 1999. С. 175–176. (автор раздела — А. К. Сергун).

217

Хутыз Я. Х. Общие положения гражданского процесса. Историко-правовое исследование. М., 1979. С.88;

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С.78.

218

Теория судебных доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 218–228.

219

Треушников М. К. Судебные доказательства… С. 89–98; Гражданский процесс. Учебник. Под ред. Треушникова М. К. М.,1998. С. 161–163.

220

Философский энциклопедический словарь. М.,1998. С.489.

221

Руткевич М. Н. Диалектический материализм. М., 1973. С.470.

222

Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1976. № 9.

223

Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Элькинд Л. С. Указ. соч. С. 97–98.

224

Ерошенко А. А. Договорная основа юридической помощи по гражданским делам. Советская юстиция. 1983. № 15. С. 26–27.

225

Комментарий к Кодексу законов о труде в Российской Федерации. Под ред. Гусова К. Н., М, 1996. С. 98–99.

226

М. Н. Маршунов. Комментарий к Положению об адвокатуре РСФСР. М.-СПб. 1998. С.65.

227

Архив Гагаринского межмуниципального суда г. Москвы. Дело № 2-2813/4-98.

228

См., напр.: Карнеева Л., Мусненко А. Доказательственное значение материалов, полученных в результате применения киносъемки, видео и звукозаписи. Советская юстиция. 1983. № 3. С. 11–12;

Использование в качестве доказательств документов и заключений экспертов, подготавливаемых средствами вычислительной техники: (Обзор судебной практики). Бюллетень Верховного Суда СССР. 1982. № 6. С. 20–25;

Актуальные проблемы правового регулирования телекоммуникаций. Под ред. Г. В. Винокурова и др. М, Центр «Право и СМИ». 1998;

Халиулин А. Г. Использование телекоммуникаций в уголовно-процессуальной деятельности. Прокурорская и следственная практика. 1999. № 1–2. С. 175–178.

229

Архив Президиума Московской областной коллегии адвокатов. Материалы дисциплинарной практики 1995–2000 г.г.

230

Архив Президиума Московской областной коллегии адвокатов. Материалы дисциплинарной практики 1995–2000 г.г.

231

Стецовский Ю. И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. М., 1982. С. 76;

Бойков А. Д. Проблемы эффективности судебной защиты. Автореф. диссг. докт. юрид. наук. М., 1974. С. 17; Бойков А. Д. Третья власть в России. М., 1997. С. 232–246.

232

Архив Дорогомиловского межмуниципального суда г. Москвы. Дело № 2-135/99.

233

Резниченко И. М. Психологические вопросы подготовки и судебного разбирательства гражданских дел… С. 22–23.

234

Хмыров А. «Улики поведения» и их роль в доказывании по уголовным делам. Советская юстиция. 1983. № 21. С. 5–6;

Зажицкий В. Источники осведомленности в уголовно-процессуальном доказывании. Советская юстиция. 1983. № 8. С. 6–8.

235

Шличите 3. Использование виктимологических данных в адвокатской деятельности. Вильнюс. 1981;

Квашис В. Е. Основы виктимологии. М., 1999.

236

Речи советских адвокатов по гражданским делам… С. З;

Ватман Д. П. Судебные речи. М., 1989;

Проблемы профессиональной правозащиты в России. М., 1996. С. 10–16.

237

Треушников М. К. Судебные доказательства. Изд. второе, дополненное. М., 1999. С.38.

238

Сахнова Т. В. Регламентация доказательств и доказывания в гражданском процессе. Государство и право. 1993. № 7. С.55.

239

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1999. С.36.

240

Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств… С.76–77; Гонтарук И., Матюшин Б. Оценка судом достаточности и взаимосвязи доказательств при разрешении гражданских дел. Советская юстиция. 1985. № 18, С. 18–19.

241

Ватман Д. П. Адвокатская этика… С.70.

242

Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 49. Ст. 4696.

243

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1999. С.45.

244

Сборник постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ (1992–1998). Под ред. ____, 1999. С.175.

245

Научно-практический комментарий к ГПК РСФСР. Под ред. Треушникова М. К. М., 1999. С.442.

246

Шерстюк В. М. Комментарий к постановлениям Пленума Высшего Арбитражного суда РФ по вопросам арбитражного процессуального права. М., Изд. «Дело». 2000. С.87.

247

По этому поводу имеется и иная точка зрения о недопустимости использования адвокатом любых доказательств. См.: Ватман Д. П. Адвокатская этика… С.23.

248

Подобные примеры можно найти в практике: См.: Архив Щелковского горсуда Московской области. Дело № 2-5554 за 1998 г.; См. также: Речи советских адвокатов по гражданским делам… С.76.

249

Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. С. М., 1996. С. 178–179; Треушников М. К. Судебные доказательства. М, 1997. С. 100.

250

Коломыцев В. И. Письменные доказательства… С.42–43.

251

См., в частности: Тихонович В. Порядок исследования доказательств в гражданском процессе. Советская юстиция. 1968. № 20. С. 17–18.

252

Белкин Р. С. Указ. соч… С.58–63; Криминалистика. Учебник. Под ред. ____, 1999. С. 66–68.

253

Коваленко А., Нечаев В. Объяснения сторон как доказательство по гражданским делам. Советская юстиция. 1984. № 7. С. 20–21.

254

Власов А. А. Вещественные доказательства в гражданском процессе. М., 1999. С.11.

255

Селиванов Н. А. Вещественные доказательства. М., 1971. С.7; Варфоломеева П. В. Производные вещественные доказательства М., 1980.С.15.

256

Бойков А. Д. Тактика и этика судебного допроса. Советская юстиция. 1969. № 14. С. 16–18;

Любарская Г. Деятельность адвокатов при рассмотрении гражданских дел. Советская юстиция. 1968. № 17. С. 7–8;

Сергеева Н. Некоторые вопросы участия адвокатов в гражданском судопроизводстве. Советская юстиция. 1979. № 2. С. 4–6;

Стецовский Ю. И. Участие защитника в доказывании по уголовному делу. Советская юстиция. 1967. № 6. С. 14–15;

257

Ватман Д. П., Елизаров В. А. Адвокат в гражданском процессе. М, 1969.

258

Калитвин В. В. Адвокат в гражданском судопроизводстве. Воронеж. 1989.С. 51–62.

259

Сергеич П. Искусство речи на суде. М., 1988.

260

Апарова Т. В. Тенденции развития доказательственного права в Англии. Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. 1977. Вып. 8. С. 172–181;

Бернэм У. Задачи адвоката при прямом допросе. Юрист. М., 1997. № 12. С. 27–29.

261

Жуков Ю. М. Судебная экспертиза в советском гражданском процессе. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1965.С. 11–12;

Лилуашвили Т. А. Экспертиза в советском гражданском процессе. Тбилиси. 1967. С. 175–189;

Боннер А. Т. Применение нормативных актов в гражданском процессе. М., 1980. С. 119–125;

Ракитина Л. Н. Участие специалистов в гражданском судопроизводстве. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов. 1985.С. 16;

Власов А. А. Вещественные доказательства в гражданском процессе. М., 1999. С. 120–129.

262

См.: Жуков Ю. М. Судебная экспертиза в советском гражданском процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1965. С. 11–12.

263

См.: Лилуашвили Т. А. Экспертиза в советском гражданском процессе. Тбилиси. 1967. С. 175–189; Боннер А. Т. Указ. соч.-С. 119–125.

264

См.: Ракитина Л. Н. Участие специалистов в гражданском судопроизводстве. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1985. — С. 16.

265

См.: Ярков В. В. Сообщение специалиста в гражданском процессе. В сб. «Применение экспертизы и других форм специальных познаний в советском судоустройстве». Свердловск. 1984. — С. 107.

266

Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1996. С. 235;

Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда РФ по гражданским делам. Под ред. Жуйкова В. М. М., 1999. С. 502–521.

267

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М, 1996. С.35.

268

См., например: Лилуашвили Т. А. Указ, соч., С. 182–183; Боннер А. Т. Указ. соч. — С. 124–125 и др.

269

Архив Одинцовского городского суда Московской области. Дело № 2-265/98.

270

См.: Ракитина Л. Н. Указ. соч. С. 12.

271

См., например: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1977. — № 3. — С. 4. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1980. — № 5, - С.10; 1982. - № 6. С. 13.

272

Белкин Р. С. собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966;

Мухин И. И. Важнейшие проблемы оценки судебных доказательств в уголовном и гражданском судопроизводстве. Л., 1974;

Лузгин И. М. Сущность и методы оценки доказательств. Советское государство и право. 1971. № 9.С.12–14;

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 158–175;

Решетникова И. В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург. 1997. С.16.

273

Коломыцев В. И. Письменные доказательства по гражданским делам… САЗ.

274

Ватман Д. П., Елизаров В. А. Адвокат в гражданском процессе… С.22.

275

Ватман Д. П. Участие адвоката в оценке доказательств по гражданским делам. Советская юстиция. 1971. № 4. С. 18–19.

276

Бойков А. Д. Участие советской адвокатуры в выявлении и устранении обстоятельств, способствующих совершению преступлений. Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М, 1967. С.6.

277

Лубшев Ю. Ф. Адвокат в уголовном деле. М., 1997.

278

Резник Г. М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М., 1977. С. З.

279

Мухин И. И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. Л., 1971. С.97.

280

Курылев С. В. Указ. соч. С. 36–37.

281

Гражданский процесс. Учебник. Под ред. Треушникова М. К. М., 1997. С.173. (Авторы раздела — Треушников М. К. и Молчанов В. В.).

282

Белкин Р. С. Указ. соч. С.65.

283

Матюшин Б. Т. Оценка доказательств судом первой инстанции по гражданским делам. Автореф. дисс…канд. юрид. наук. М., 1977. С.2;

Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань. 1976.С.174.

284

Гражданский процесс. Учебник. Под ред. Треушникова М. К. М., 1997. С. 172–175;

Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. С. М., 1999. С. 177–180;

Арбитражный процесс. Учебник. Под ред. Яркова В. В. М., 1998. С.248.

285

Философский энциклопедический словарь. М., 1998. С. 349–350.

286

Архив Президиума Московской областной коллегии адвокатов. Материалы дисциплинарной практики 1995–2000 г.г.

287

Краткий психологический словарь. М., 1985. С.54; См. также: Еникеев М. И. Юридическая психология. Учебник. М., 1999. С. 456;

Ситковская О. Д., Конышева Л. П., Коченов М. М. Новые направления судебно-психологической экспертизы. М., 2000. С. 18.

288

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 42–43; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания… С. 174;

Гражданское процессуальное право России. Учебник. Под ред. Шакарян М. С. М., 1999. С.177. (Автор раздела — Сергун А. К.) и др.

289

Филимонов Б. А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. М., 1994. С.23.

290

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 43–48; Фаткуллин Ф. Н. Указ. соч. С. 174.

291

Данного мнения придерживался, в частности, С. В. Курылев. См.: Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии, Минск. 1969. С.32.

292

Так, например, считает И. И. Мухин. См.: Мухин И. И. Важнейшие проблемы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия… С.25.

293

Мухин И. И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. Л., 1971. С. 152–153.

294

Гражданский процесс. Учебник, под ред. Треушникова М. К. М., 1997. С. 174. (Авторы раздела — Треушников М. К. и Молчанов В. В.).

295

Философский энциклопедический словарь. М., 1998. С.415.

296

Силагадзе М. Взаимосвязь доказывания и квалификации. Социалистическая законность. 1986. № 5. С. 50–51.

297

Гражданский процесс. Учебник. Под ред. Треушникова М. К. М, 1998. С. 172. (Авторы раздела — Треушников М. К. и Молчанов В. В.).

298

Белкин Р. С. Указ. соч. С. 72–73. В гражданской процессуальной литературе такой аспект не выделяется: Калгин А. Г. Допустимость доказательств в гражданском процессе. Советская юстиция. 1965. № 6. С. 12–14.

299

Стецовский Ю. И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника… С.74.

300

В юридической литературе можно найти примеры осторожного подхода к проблеме: Ватман Д. П. Адвокатская этика… С.23.

301

Ватман Д. П. Адвокатская этика… С. 17;

Ватман Д. П. Этические принципы ведения адвокатами гражданских дел. Вопросы гражданского права и процесса. Л., 1969. С. 184–198.

302

Архив Хамовнического межмуниципального (районного) суда г. Москвы. Дело № 2-342/99.

303

Резник Г. М. Указ. соч. С. З;

См. также: Еникеев МИ. Юридическая психология. Учебник. М, 1999. С.33 1-336.

304

Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1999. С. 153–168.

Власов А А