BzBook.ru

Административно-правовое регулирование службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации

Братановский С.Н., Стрельников В.ВАдминистративно-правовое регулирование службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации 

ВВЕДЕНИЕ

В текущем году прокуратуреРоссийской Федерации исполнилось 286 лет. Ее организационная и функционально-процессуальная деятельность активно способствовует сохранению в России единого правового пространства. Именно прокуратура во всех отраслях надзорной деятельности внесла достойный вклад в решение важнейшей задачи – защиты прав и законных интересов человека и гражданина, общества и государства. Не подменяя ни один из органов государственной власти (в их традиционном разделении на исполнительные, законодательные и судебные), прокуратура инициативно выполняет поставленные задачи по всем направлениям прокурорской деятельности.

Сформировавшиеся в современный период органы и учреждения прокуратуры Российской Федерации пользуются авторитетом в глазах населения. Успешная реализация полномочий прокурорскими работниками зависит от правильной организации службы в прокуратуре, надлежащего исполнения своих служебных обязанностей всеми ее сотрудниками. Государство и общество предъявляют повышенные требования к работникам прокуратуры. Новым этапом развития служебных отношений является создание Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Вместе с тем, в настоящее время в связи с произошедшими радикальными переменами в различных сферах общественной жизни действующее законодательство, регулирующее служебно-правовые отношения в органах прокуратуры Российской Федерации, во многом устарело. Не нашли своего закрепления в нормативно-правовых актах принципы государственной службы в органах и учреждениях прокуратуры, правовой статус его работников, ответственность за воздействие в какой-либо форме на прокурора или следователя с целью повлиять на принимаемые ими решения или воспрепятствование в какой-либо форме их деятельности; юридически не решены многие проблемы, возникающие при приеме на работу и прохождении службы в органах и учреждениях прокуратуры, при аттестации прокурорских кадров, применении к ним мер поощрения и дисциплинарной ответственности.

После принятия Федерального закона от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» и Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» законодательство о государственной службе поднято на более высокий уровень. Однако действующие нормативные акты, регулирующие организацию и прохождение службы в органах и учреждениях прокуратуры России, принимаются недостаточно быстро.

Положения, относящиеся к правовому статусу работника прокуратуры, определению круга его служебных прав и обязанностей и непосредственно связанные со службой в органах прокуратуры, частично урегулированы законодательством о государственной службе, однако они не отражают специфики служебно-правовых отношений в прокуратуре как особом государственном органе, осуществляющем надзор за исполнением Конституции РФ, законов и иных нормативных актов. Проведенный анализ правовых норм, относящихся к служебной деятельности органов прокуратуры, позволяет сделать вывод о необходимости реформирования указанных отношений на четко выработанной концептуальной основе, дальнейшего развития и совершенствования законодательства в данном направлении.

В связи с новым этапом формирования рыночных отношений, активизацией исполнительной власти в субъектах Российской Федерации, происходящими в стране конституционными преобразованиями государственных органов, реформированием всей экономической и политической систем правовая регламентация прохождения государственной службы в органах прокуратуры приобретает все большую значимость. От ее надлежащего законодательного закрепления зависит функционирование всей системы органов прокуратуры и, в конечном итоге, выполнение поставленных государственных задач.

На основании изложенного возникает необходимость комплексного исследования административно-правового регулирования службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации, а также поиска эффективных форм управленческого и законодательного воздействия на служебные отношения в прокуратуре в целях их стабилизации и улучшения в современных условиях.

ГЛАВА IАДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ СЛУЖБЫ В ОРГАНАХ И УЧРЕЖДЕНИЯХ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

§ 1.1. Историко-правовые аспекты службы в органах прокуратуры

В российской истории период конца XVI – начала XVII веков был отмечен значительным ростом преступности, должностных злоупотреблений, казнокрадства и взяточничества. Естественное стремление Петра I к ограничению произвола на местах наталкивалось на отсутствие какой-либо законодательной регламентации прав и обязанностей, дисциплинарной и административной ответственности должностных лиц. Как правило, все служебные наказы основывались не столько на доверии к чиновникам, сколько на убеждении в том, что пресечь поборы практически невозможно и бороться надо только с теми, кто «не по чину берет».[1] Это вызывало насущную потребность в создании государственного органа по борьбе с этими негативными явлениями. Указом Петра I от 2 марта 1711 года в России учреждается фискальная служба, назначение которой состояло в том, чтобы «над всеми делами тайно надсматривать и проведывать про неправый суд, также сбор казны и прочего».[2] В очередном указе от 5 марта того же года Правительствующему сенату Петр предписывал «выбрать обер-фискала, человека честного и доброго, из какого чина ни есть», полномочия фискалов, процессуальные средства их деятельности был определены в Указе от 17 марта 1714 года «О фискалах и о их должности и действии».[3] В Указе получила четкое разграничена компетенция оберфискалов, провинциалфискалов, городских низших (рядовых) фискалов. Фискал должен был не только обнаруживать нарушения закона, но и обвинять преступников непосредственно в Сенате. Вознаграждение ему должно было выплачиваться в размере 1/2 штрафа, наложенного на подсудимого. Если же обвинение не удавалось доказать, то это не только не ставилось в вину фискалу, но даже «досадовать» на него за это запрещалось под угрозой «жестокого наказания».[4] Институт фискалата с первых дней своего существования вызвал всеобщую неприязнь, фискалов часто оскорбляли, били, иногда арестовывали и даже убивали.

Надежды, возлагаемые императором на фискалов, не оправдались в полном объеме. Первым шагом к созданию института прокуратуры в России стал Указ Петра I о реформе Сената от 12 января 1722 года, один из пунктов которого предусматривал: «быть при Сенате генерал-прокурору и обер-прокурору, также во всякой коллегии по прокурору, который должен рапортовать генерал-прокурору». Немного позже, а именно 27 апреля 1722 года Император издал Указ «О должности генерал-прокурора». В данном документе прокурор ставился над Сенатом и в прямое подчинение императору. «Генерал-прокурор должен сидеть в Сенате и смотреть накрепко, дабы Сенат свою должность хранил и во всех делах … истинно, ревностно и порядочно без потеряния времени по регламентам и указам отправлял».[5] Генерал-прокурор наделялся полномочиями и в сфере правотворчества, предлагал Сенату принимать решения по вопросам, не урегулированным правом. Ему подчинялись обер-прокурор Синода, прокуроры коллегий Сената и провинций. В Табели о рангах прокурорам были присвоены высокие классы: генерал-прокурору – третий, соответствующий генерал-лейтенанту, обер-прокурору – четвертый, коллежским прокурорам – шестой, прокурорам надворных судов – седьмой.

Указом Петра I «О должности генерал-прокурора» заложены основы централизации прокуратуры, которые в дальнейшем оказали существенное влияние на формирование служебно-правовых отношений. С момента своего возникновения прокуратура являлась государственным органом. Сущность прокурорской деятельности заключалась в широком осуществлении контрольного начала, воплощаемого в лице монарха.[6] Генерал-прокурору были подчинены все прокуроры в коллегиях и судах. Все нижестоящие прокуроры действовали от его имени, под непосредственным его наблюдением и покровительством, получали наставления и указания. Прокуроры назначались на должности Сенатом по предложению Генерал-прокурора. За те или иные проступки они могли быть наказаны только Сенатом. Сам же Генерал-прокурор или обер-прокурор несли ответственность только перед императором. Проведенный исторический анализ свидетельствует, что никаких особых личных требований для службы в прокуратуре в тот период не определялось: велено было избирать «из всяких чина», но «лучших».

При Екатерине I сужается государственное значение прокуратуры и возглавляющего ее Генерал-прокурора. Во главе правительства был установлен Верховный тайный совет, что привело к существенному ограничению полномочий Сената. В большинстве коллегий были упразднены должности прокуроров. Некоторые обязанности генерал-прокурора стали выполнять обер-прокуроры, однако его правами они не обладали, а занимались больше вопросами делопроизводства. В своей деятельности обер-прокуроры полностью подчинялись распоряжениям Верховного тайного совета, от надзора за Сенатом они были устранены.[7]

Возрождение прокуратуры происходит при императрице Анне Иоановне. В 1730 году императорским указом восстанавливалась должность Генерал-прокурора. Указ констатировал, что состояние законности в стране ниже всякого уровня: «…в государственных делах слабое чинится управление и челобитчики по делам своим справедливого и скорого решения так, как указы повелевают, получить не могут, и бедные от сильных утесняемы, обиды и разорения претерпевают».[8] Прокуратура надворных судов была формально восстановлена в октябре 1730 года. Фактически же на основе этого закона 1 ноября 1730 года Сенат по предложению Ягужинского постановил, что прокурорам надлежит быть «в губерниях», а в начале 1731 года они были назначены, «в губернии» Московскую, Белгородскую, Смоленскую, Новгородскую, Архангельскую и Нижегородскую. Генерал-прокурор и губернские прокуроры за необоснованное, но и не заведомо ложное доношение не подвергались ответственности, но за умышленный ложный донос прокурор подвергался наказанию по принципу талиона. За систематические ошибки на прокурора мог налагаться штраф. За корыстные должностные преступления прокурорам грозила смертная казнь или вечная каторга. Если же выяснится, что «оплошкою просмотрел» какое-либо дело, «то за первую вину на полгода жалованья, а за другую на год вычтено будет, а за третью лишить чина, и половина имения движимого и недвижимого взята будет, и на десять лет на каторжную работу сослан будет».[9]

В результате реформы Сената (1764 год) данный орган был разделен на шесть департаментов. Соответственно, увеличилось и количество обер-прокуроров, за первым департаментом, выполнявшим функции правительства, надзирал, непосредственно, генерал-прокурор.[10]

Важным этапом в развитии прокуратуры стала губернская реформа 1775 года. Она привела к изменениям как организации, так и функций прокуратуры, но сущности и главных задач этого института она не изменила. Организации губернской прокуратуры посвящена глава XXVII «Учреждений для управления губерний» от 7 ноября 1775 года.[11] В связи с изменениями в административно-территориальном устройстве была упразднена только что созданная провинциальная прокуратура, на смену ей приходят губернские и уездные помощники прокурора – стряпчие и прокуроры и стряпчие сословных судов: верховного земского суда, губернского магистрата и верхней расправы. Задачи губернского прокурора и губернских стряпчих устанавливались единые: во-первых, как и раньше, это надзор за порядком делопроизводства в губернских учреждениях; во-вторых, защита интересов императорского величества. В соответствии со статьей 77 указанного нормативного акта все прокуроры губерний назначались Сенатом по представлению Генерал-прокурора. Стряпчие также назначались Сенатом, но согласие Генерал-прокурора для этого не требовалось. Исключение составляли уездные стряпчие, которых назначало наместничье правление. Губернскому прокурору присваивался чин шестого класса, уездному стряпчему – одиннадцатого. Губернские стряпчие обязаны были выполнять все указания прокурора, но статья 406 гарантировала им определенную процессуальную независимость: они могли вести дела и без согласия губернского прокурора, однако, они были обязаны выслушать его заключение.

В «Учреждениях для управления губерний» определялось, что в России при наместническом управлении и при судебных палатах создавались должности губернского прокурора и губернских стряпчих и уголовных дел. Такие же должности вводились при верхнем земском суде, при губернском магистрате и верхней расправе. В каждом уезде (округе) учреждалась должность уездного стряпчего. Так, губернский прокурор становился отныне руководителем небольшого коллектива: 3 прокурора, 8 губернских стряпчих и, как правило, не меньшее число уездных. Но его власть по отношению к подчиненным была ограничена и с процессуальной стороны, и с дисциплинарной, так, губернскому прокурору не было предоставлено право не только налагать взыскания на своих подчиненных, но ему даже не рекомендовалось приглашать к себе в губернский город для устных объяснений уездных стряпчих. Взыскания могли налагаться только губернским правлением, а объяснения от уездных стряпчих предлагалось требовать в письменном виде.

Во второй половине XVIII века назначение и служба прокуроров и стряпчих регулировались общими правилами о гражданской службе. Так Ю.М. Горчаковская отмечает, что при уходе прокурора в отпуск его обязанности должен был исполнять тот стряпчий, который старше чином, а при равенстве чинов, кто раньше его получил. Прокуроры и стряпчие увольнялись в отпуск Сенатом по представлению не губернского прокурора, а наместничьего правления. Другим нововведением, существенно повлиявшим на независимость прокуроров, было закрепление их двойного подчинения генерал-прокурору и губернатору.[12]

При Павле I в 1796 году с закрытием верхних земских судов, верхних расправ и губернских магистратов были ликвидированы и все должности стряпчих и прокуроров этих судов. Вскоре были упразднены и должности уездных и губернских стряпчих. Штаты прокуратуры губернии были возвращены в состояние, существовавшее до начала екатерининского царствования.

Во время правления Александра I (1801–1825 гг.) прокуратура была возрождена. С созданием в 1802 году Министерства юстиции министр юстиции одновременно стал занимать должность Генерал-прокурора, а губернские прокуратуры стали входить в состав органов юстиции на местах.[13] В первой половине XIX века обычным чином губернского прокурора был надворный, реже – коллежский советник (т. е. седьмой-шестой класс), тогда как губернатор был не ниже действительного статского советника (четвертый класс). Разница в чинах имела и чисто материальное выражение. Губернаторы в то время получали жалование –1800 рублей, вице-губернаторы – 1200 рублей, а губернские прокуроры – только 600 рублей в год. П. А. Зайончковский провел анализ социального положения губернских прокуроров на 1 января 1853 года по 52 послужным спискам. Он установил, что прокуроры относились в основном к чинам V–VIII классов. Так, среди них статских советников было 13, коллежских – 15, надворных – 12, коллежских асессоров – 14, коллежских секретарей – 1. Один из прокуроров имел придворное звание камер-юнкера. По возрасту прокуроры были моложе, нежели другие представители губернской администрации: от 20 до 25 лет – 2; от 26 до 30 лет – 14; от 31 до 40 лет – 8; от 41 до 50 лет – 8; от 51 до 55 лет –13; от 56 до 60 лет – 3; от 61 до 65 лет – 4. По сословиям состав прокуроров несколько отличался от других представителей администрации. Так, выходцев из потомственных дворян было 35 человек, или 67,3 %, тогда как, например, среди вице-губернаторов – 88,2 %), из духовного звания и обер-офицерских детей – 5 человек, из купцов – 1, почетных граждан – 2, канцелярских служителей – 1, кантонистов – 1, из ученого звания – 1; 6 принадлежали к разночинцам. Земельной собственностью владели 22 прокурорских работника, или 43,1 %, домами – 7 человек, а 23 прокурора (44,2 %) не имели собственности. Процент помещиков среди прокуроров был меньшим, чем среди других категорий губернской администрации.[14]

Следует отметить, что профессиональный и моральный уровень прокурорского надзора возрастал по мере увеличения в его рядах лиц, получивших высшее юридическое образование. В середине XIX века прокуратура становится одним из наиболее образованных отрядов русского чиновничества, более половины прокуроров имели специальное юридическое образование, а лица, получившие высшее и среднее образование, составляли 78,8 %. Основная же масса остальных чиновников не имела даже среднего образования.

В результате исторического анализа С. В. Русаков приходит к выводу, что обер-прокуратура в начале XIX века была связана с губернской прокуратурой лишь подчинением Генерал-прокурору.[15] Обер-прокуроры управляли канцелярией сената, о неправомерных действиях чиновников за обер-прокурорским столом и обер-секретарей, заведующих каждый особой экспедицией, обер-прокуроры доносили министру юстиции, остальных чинов за упущения по службе подвергали взысканию собственной властью.[16]

Новый этап в развитии прокурорской системы наступил во второй половине XIX века. 29 сентября 1862 года в Царском Селе император Александр II утвердил «Основные положения», в которых определялись строжайшая подчиненность нижестоящих прокуроров вышестоящим, несменяемость прокуроров, независимость прокуроров от местных влиянии при принятии ими любого решения.[17] «Основные положения» предусматривали учреждение при каждом суде прокурора и при необходимости его товарищей, в соответствии со статьей 48 прокуроры окружных судов и их товарищи утверждались министром юстиции по представлению прокурора судебной палаты; прокуроры судебных палат и их товарищи назначались высочайшей властью по представлению министра юстиции. Верховный надзор за прокуратурой осуществлял Генерал-прокурор – министр юстиции. По его представлению именными указами царя назначались обер-прокуроры Сената.

Составной частью судебной реформы 1864 года стало преобразование прокуратуры. В Учреждениях судебных установлений от 20 ноября 1864 года прокурорскому надзору посвящен раздел третий, озаглавленный «О лицах прокурорского надзора», согласно которому прокуроры учреждались при всех судебных палатах и окружных судах. Обер-прокуроры состояли при кассационных департаментах и общем собрании Правительствующего Сената. Закон подчинял прокурору полицейское дознание, возлагал на него обязанность вести наблюдение за производством предварительного следствия, в котором сочетались руководство действиями судебного следствия и надзор за законностью его действий и решений.[18]

Во второй половине XIX века органы прокуратуры составляли единую, централизованную и достаточно стройную систему. В соответствии с законом вышестоящие прокуроры имели право давать нижестоящим обязательные для исполнения указания и согласно статье 131 указанного нормативного акта заменять нижестоящих прокуроров в суде гражданском и уголовном, но не могли требовать от последних, чтобы они действовали вопреки своему внутреннему убеждению, сложившемуся у них на основе изучения конкретного дела. Это была существенная гарантия прав нижестоящих прокуроров. Государственный совет решил повысить авторитет прокуратуры в империи и установил назначение их высочайшей властью по представлениям министра юстиции (статья 221 Учреждения судебных установлений). Для лиц прокурорского надзора государство требовало как политической благонадежности, так и профессионального опыта, поэтому для занятия этой должности был установлен не только образовательный ценз, но и различные сроки службы по судебному ведомству. Причем, если норма, устанавливающая в качестве ценза высшее юридическое образование, имела альтернативный характер, поскольку, те же должности разрешалось занимать лицам, «доказавшим по службе свои познания по служебной части» (статья 202), то сроки службы устанавливались для всех без исключения чинов прокурорского надзора: для товарища прокурора окружного суда не менее 4 лет; для прокурора окружного суда и товарища прокурора судебной палаты – не менее 6 лет; для прокурора судебной палаты и товарища обер-прокурора – 8 лет; для обер-прокурора – не менее 12 лет (статья 210). Срок полномочий чинам прокуратуры определен не был.

З.И. Амиров отмечает, что к 90 годамхiх века в структуре прокуратуре окончательно сформировались две подсистемы: губернская и судебная прокуратура,[19] подобная организация органов прокуратуры просуществовала до свержения царского режима.

После Октябрьской революции органы прокуратуры были ликвидированы. В Декрете о суде № 1, принятым СНК 24 ноября 1917 года, отмечалось «Упразднить ранее существовавшие институты судебных следователей, прокурорского надзора, а равно институты присяжной и частной адвокатуры».[20] Дореволюционная прокуратура, таким образом, упразднялась без замены ее новой советской прокуратурой.

Для всех регионов страны была типичной ситуация, характеризующаяся последовательным ростом преступности, что создавало почву для разного рода злоупотреблений, нарушений законности. Вот один из подобных примеров: после того, как Екатеринослав заняли части Добровольческой армии, активную работу развернули органы контрразведки «и началось хватание людей на улицах, в вагонах трамваев, в учреждениях…». Были арестованы несколько известных присяжных поверенных и товарищ прокурора окружного суда за то, что «какая-то баба узнала их на улице и сказала казаку, что они при большевиках в каком-то учреждении в чем-то ей отказали». Нередко по таким заявлениям наступала немедленная расправа. Упрощенный порядок судопроизводства в военных и военно-полевых судах нередко приводил к самым вопиющим нарушениям.[21]

По мнению В. Д. Ломовского, причины отсутствия прокуратуры в указанный период связаны с объективными и субъективными факторами. Главная из них – экономические условия политики военного коммунизма, централизация политической, хозяйственной и культурной деятельности, свертывание гражданского оборота, централизованное распределение. В этих условиях, когда в руках центральной власти находились почти все вопросы законодательства и управления, создание прокуратуры было бы преждевременным, а обеспечение полного единства социалистической, а точнее революционной законности невозможным. Среди других причин отсутствия прокуратуры в тот же период можно назвать стремление Советской власти обеспечить активность в политической жизни всего населения и в первую очередь рабочих. К причинам субъективного свойства можно отнести имевшийся в это время юридический нигилизм, отсутствие кадров.[22]

Ю.М. Понихидин отмечает, что переход к нэпу потребовал не только укрепления правовых основ государственной и общественной жизни, но и создания специальных органов надзора за законностью. В период «военного коммунизма» необходимости в таком органе не было, поскольку не существовало права как такового, а законодательство прямо провозглашало подавление классовых противников, использовало террор в качестве цели и средства государственной политики.[23] При обсуждении вопроса о создании прокуратуры в комиссии ВЦИК возникли разногласия об организационных основах строительства прокуратуры. Было решено положить в ее основу принцип двойного подчинения (то есть подчинения местным Советам и центральному отраслевому органу). Однако, В.И. Ленин в своем письме к ЦК РКП(б) «О „двойном“ подчинении и законности» потребовал положить в основу строительства прокуратуры принцип централизации – подчинения прокурорских органов только по вертикали. Свое мнение Ленин обосновывал тем, что прокурорский надзор никакой административной власти не имеет. Прокурор имеет право и обязан делать только одно: следить за установлением действительно единообразного понимания законности во всей республике, несмотря ни на какие местные различия, вопреки каким бы то ни было местным влияниям.[24]

28 мая 1922 года ВЦИК РСФСР утвердил Положение о прокурорском надзоре,[25] в котором принцип централизма был проведен весьма непоследовательно, а ленинские идеи оказались практически не востребованными. Местные прокуроры назначались действительно из центра прокурором республики, но прокурор республики был одновременно наркомом юстиции. Сама же прокуратура учреждалась на правах отдела НКЮ (статья 3). Более того, местные прокуроры были подотчетны не только прокурору республики, но и местным губисполкомам (статья 16).

Сочетание в деятельности прокуратуры двух основных функций (надзора за соблюдением законов и обеспечения правильной постановки борьбы с преступностью) составляло одно из принципиальных отличий ее от дореволюционной российской прокуратуры и прокуратуры других буржуазных стран.[26]

Как уже было отмечено выше, прокуратура учреждалась в составе Народного комиссариата юстиции, т. е. возрождалась в качестве одного из составных частей системы исполнительно-распорядительных органов государственной власти. Ее возглавлял в качестве Прокурора республики нарком юстиции, в непосредственном заведовании которого находился центральный аппарат Прокуратуры республики – отдел прокуратуры НКЮ. Помощников Прокурора республики в отличие от других ответственных работников НКЮ утверждал Президиум ВЦИК. Прокуроры на местах и их помощники назначались и отзывались Прокурором республики, который руководил их деятельностью, давал указания и разъяснения по всем возникающим в их деятельности вопросам. Однако принцип централизованного руководства в системе прокуратуры был выдержан не до конца: статья 8 Положения предусматривала, что прокуроры автономных республик назначались и отзывались ЦИК автономных республик, подчиняясь Прокурору РСФСР по вопросам «общефедерального законодательства».

11 ноября 1922 года IV сессия ВЦИК приняла Положение о судоустройстве РСФСР. В нем говорилось: «Для надзора за общим соблюдением законов, непосредственного наблюдения за производством предварительного следствия и дознания, поддержания обвинения на суде действует государственная прокуратура» (статья 6). 7 июля 1923 года Положение было дополнено главой XII «О государственной прокуратуре», которая в основном повторила Положение о прокурорском надзоре 1922 года.[27]

23 ноября 1923 года ЦИК СССР утвердил Положение о Верховном Суде Союза Советских Социалистических Республик.[28] В Положении определялись функции, правомочия, структура и штаты Прокуратуры Верховного Суда Союза ССР. Прокурор Верховного Суда СССР и его заместитель в соответствии со статьей 46 Конституции СССР назначались Президиумом ЦИК Союза ССР и были подотчетны Президиуму. В статье 21 указывалось, что Прокурор и его заместитель состоят при Верховном Суде. Однако Прокурор Верховного Суда СССР занимал самостоятельное положение.

В составе Верховного Суда СССР, согласно статье 46 Конституции СССР 1924 года, учреждался пост Прокурора Верховного Суда СССР, однако правом назначения на эту должность обладал Президиум ВЦИК, т. е. высший законодательный, исполнительный и распорядительный орган власти СССР (статья 29). При Прокуроре Верховного Суда СССР состояли два помощника, утверждаемые по его представлению ЦИК СССР: один – по военной прокуратуре, другой – по надзору за ОГПУ. Увольнение и назначение военных прокуроров осуществлялось приказом Прокурора Верховного Суда СССР по представлению прокуроров соответствующих союзных республик. Вопросы организации и деятельности прокуратуры, подчинения и подотчетности в других советских республиках законодательно оформлены примерно в том же плане, что и в РСФСР.[29]

Прокурор Верховного Суда СССР руководил деятельностью всех военных прокуроров и возглавлял в союзном масштабе надзор за законностью деятельности ОГПУ. В ноябре 1930 года Прокурору Верховного Суда СССР было передано непосредственное руководство деятельностью прокуроров железнодорожного транспорта. Это было еще одно из важных мероприятий по созданию единого центра прокурорского надзора. Прокурор Верховного Суда получил право вмешиваться по некоторым отраслям надзора в деятельность прокуроров союзных республик, но не объединял всю их деятельность, а тем более не подчинял себе органы прокурорского надзора союзных республик.

С годами органы прокуратуры набирали силу, приобретали опыт, все более расширялась их компетенция. На данном этапе возникала необходимость определения статуса прокуратуры как самостоятельного государственного органа. Этому было посвящено Постановление ЦИК и СНК СССР от 20 июня 1933 года «Об учреждении Прокуратуры Союза ССР».[30] Впоследствии Прокуратура Верховного Суда СССР была ликвидирована. Прокурор Союза ССР утверждался ЦИК СССР и был подотчетен ему и его Президиуму. Одновременно он был подотчетен также и СНК СССР. Так в 1933 году в центре была допущена «двойная» ответственность прокуратуры. Но это в значительной мере обеспечивало Прокуратуре СССР независимость от каких-либо государственных органов. Однако, организацией Прокуратуры Союза СССР еще не была завершена централизация: прокуроры союзных республик оставались в системе республиканских народных комиссариатов юстиции и в большинстве своем являлись заместителями народных комиссаров юстиции, подчинялись соответствующему народному комиссару, что создавало известную сложность во взаимоотношениях Прокуратуры ССР с прокурорами союзных республик.

Центральные аппараты прокуратуры Союза ССР и прокуратур союзных республик чрезмерно опекали, без необходимости подменяли подчиненных им прокуроров.[31] Сложной оказалась проблема подбора и профессиональной подготовки кадров. Однако, в условиях того времени подобрать отвечающие этим требованиям кадры было весьма сложно. Тем не менее, к концу 1922 года был укомплектован отдел прокуратуры НКЮ, работали все 58 губернских прокуроров. Центральный Комитет партии обязал губернские комитеты партии участвовать в подборе прокурорских кадров. В прокуратуру направлялись лучшие работники из других систем и из партийных органов, коммунисты с юридическим образованием, работавшие не по специальности. Апрельский (1925 год) Пленум ЦК РКП (б) постановил обратить особое внимание на выделение наиболее авторитетных работников в органы прокуратуры, поскольку большая часть прокурорских работников не имела юридического образования.[32]

На XVI съезде партии (1930 год) отмечалось, что подобраны и приступили к работе прокуроры на 60 % из рабочих и на все 100 % с испытанным революционным прошлым.[33] Из этого можно сделать вывод, тогда это были основные критерии при подборе прокурорских кадров. При этом, как отмечает В.Г. Бессарабов, парадокс учреждения Прокуратуры СССР состоял в том, что такие слова говорились немногим более чем за год до того, как были созданы печально известные «двойки» и «тройки».[34]

Л.А. Стешенко и Т.М. Шамба приводят следующие данные о кадрах прокуроров и следователей по стране в целом. Социальный состав: прокуроры – из рабочих 44 %, из служащих 32 %; следователи – из рабочих 27 %, из служащих 36 %. Партийность прокуроров достигала 91 %, следователей – 32 %. Образование у прокуроров: начальное – 64 %, среднее – 24 %, высшее – 12 %. Примерно то же и у следователей: 56, 31, 12 %. Но главное, конечно, было не столько в уровне грамотности и профессиональной квалификации, а в идеологии этих прокурорских работников, ориентированных на беспрекословное выполнение указаний партийных органов, непримиримую борьбу с врагами народа.[35]

Однако эти призывы, судя по всему, помогали не всегда и не в полной мере. В системах прокурорских и особенно судебных органов сохранялся, по сравнению с госбезопасностью, относительный либерализм, а именно: некоторые судьи и прокуроры пытались поступать по закону. В политической юстиции 1937–1939 годах чистки кадров распространились на прокурорскую и судебную систему, нанеся им огромный урон. Около половины всех прокуроров были смещены со своих постов, в отдельных областях РСФСР должности потеряли более 75 % районных прокуроров. На Всесоюзном совещании директоров правовых школ по вопросам улучшения юридического образования в стране, состоявшемся в Москве 21–23 июня 1938 года, в работе которого принимали участие ответственные работники Наркомата юстиции и представители Генеральной прокуратуры Союза ССР отмечалось, что в органах юстиции, суде и прокуратуре количество работников, окончивших правовые школы, составляет всего 30–40 %, очень многие нуждаются в основательной юридической подготовке, поэтому больше внимания должно уделяться организации подготовки квалифицированных юристов.[36]

Исторический анализ свидетельствует, что в начале 30-х годов XIX века на Прокуратуру Союза ССР было возложено осуществление общего руководства прокурорами союзных республик путем направления им указаний; созыва совещаний прокуроров союзных республик по вопросам прокурорской работы; производства обследования и проверок деятельности подчиненных прокуратур; получения регулярных отчетов об их деятельности. Все это вместе с порядком назначения, освобождения и перемещения прокуроров обеспечивало единство и строгую централизацию органов прокуратуры страны.

Лишь Конституция СССР 1936 года последовательно и полно закрепила построение Прокуратуры СССР в виде единой и централизованной системы во главе с Генеральным прокурором СССР, назначаемым Верховным Советом СССР сроком на семь лет. Были определены также порядок назначения и срок полномочий всех нижестоящих прокуроров.

В целях повышения престижа и авторитета органов прокуратуры в решении задач государственного и хозяйственного строительства Верховный Совет СССР 19 марта 1946 года принял закон о присвоении Прокурору СССР наименования Генеральный прокурор СССР.[37]

Для систематической проверки соответствия прокурорских и следственных работников занимаемым ими должностям, выявления и своевременного продвижения их на вышестоящие должности приказом Генерального прокурора СССР № 15 от 24 января 1951 года[38] в органах прокуратуры СССР введена аттестация всех прокурорских и следственных работников. 15 августа 1963 года Генеральный прокурор СССР издал приказ № 67 «О серьезных недостатках в организации работы по аттестованию прокуроров и следователей» и утвердил Инструкцию об аттестовании прокурорских и следственных работников органов прокуратуры СССР.[39] Аттестация работников органов прокуратуры являлась одним из средств улучшения подбора и воспитания кадров. При наличии серьезных недостатков в работе или поведении аттестуемый вызывался на заседание аттестационной комиссии. Аттестационные комиссии создавались в прокуратурах республик, краев и областей, председателями которых являются заместители соответствующих прокуроров. В состав их входили начальники отделов и старшие помощники прокуроров. При рассмотрении аттестации комиссия делала вывод о возможности выдвижения работника на руководящую должность или зачислении его в резерв на выдвижение; о соответствии работника занимаемой должности; о присвоении ему классного чина; о понижении его в должности или освобождении от работы в органах прокуратуры. Комиссия могла также предупредить работника о неполном служебном соответствии.

Большое значение для развития и правовой регламентации службы в органах прокуратуры имело Положение о прокурорском надзоре в СССР, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета 24 мая 1955 года.[40] В соответствие со статьей 41 Положения прокуратуры союзных республик возглавлялись прокурорами союзных республик, которые назначались Генеральным Прокурором СССР сроком на пять лет. Прокуроры краев, областей и автономных областей назначались Генеральным Прокурором СССР сроком на пять лет, они имели заместителей, старших помощников и помощников. Прокуроры округов, районов и городов назначались прокурорами союзных республик с утверждения Генерального Прокурора СССР сроком на пять лет, они, в свою очередь, имели заместителей и помощников. Кандидатуры на должности прокуроров округов, городов и районов предварительно обсуждались на заседании Коллегии прокуратуры союзной республики. После истечения пятилетнего срок, работа прокурора округа, района или города проверялась, после чего решался вопрос о возможности назначения его на новый срок. По истечении установленного Конституцией СССР срока пребывания в должностях прокуроров краев, областей, округов, городов и районов прокурор союзной республики высылал Генеральному Прокурору СССР (если он находил это возможным) представление о назначении или утверждении работника в занимаемой должности на новый конституционный срок с обоснованием своего предложения. В представлении обосновывалось предложение об освобождении работника, к нему приобщались материалы, подтверждающие необходимость освобождения от должности и письменное объяснение освобождаемого работника. С этим работником обязательно лично беседовало лицо, представляющее его к освобождению.

Структура и штаты органов прокуратуры устанавливались Генеральным Прокурором СССР в пределах утвержденной численности работников и фонда заработной платы (статья 51 Положения). Общая численность работников органов прокуратуры и фонд их заработной платы определялись Советом Министров СССР.

В соответствие со статьей 53 Положения, прокурорами краев, областей, автономных областей, округов, городов и районов, а также военными прокурорами могли быть назначены лица в возрасте не моложе 25 лет. На должности прокуроров и следователей могли назначаться лица, имеющие высшее юридическое образование. Лица, не имевшие высшего юридического образования, в отдельных случаях могли быть назначены на должности прокуроров и следователей лишь с разрешения Генерального Прокурора СССР. На практике такие исключения распространялись на лиц, которые успешно обучались на последних курсах заочных и вечерних юридических вузов, работали помощниками прокуроров на общественных началах и положительно характеризовались по деловым и личным качествам.[41] Граждане, оканчивающие высшие юридические учебные заведения, могли быть назначены на должности прокуроров и следователей лишь после прохождения ими годичного стажа по должности следователя районной (городской) прокуратуры или помощника районного (городского) прокурора. Совместительство службы в органах прокуратуры с работой в других учреждениях не допускалось, за исключением научной и преподавательской работы.

Производственная практика проводилась в соответствии с программой производственной практики студентов юридических вузов в органах прокуратуры. Молодые специалисты, окончившие юридические вузы с отрывом от производства, распределялись и направлялись на работу в порядке, установленном Положением о персональном распределении молодых специалистов, оканчивающих высшие и средние специальные учебные заведения, утвержденным приказом министра высшего и среднего специального образования СССР от 11 октября 1963 года № 302.[42] Прокуратуры союзных республик, исходя из потребности в специалистах с высшим юридическим образованием, ежегодно заблаговременно представляли в Госпланы союзных республик и в управление кадров Прокуратуры СССР заявку на необходимое количество молодых специалистов. Прокуратуры республик, краев и областей, где имелись высшие юридические учебные заведения, должны были предварительно изучать деловые и личные качества выпускников вузов, знакомить их с характером работы в органах прокуратуры, оказывать помощь в отборе для работы в органах прокуратуры наиболее подготовленных молодых специалистов, отвечающих повышенным требованиям, предъявляемым к прокурорско-следственным работникам. Молодому специалисту, назначенному стажером, выдавалось удостоверение стажера прокуратуры. В период стажировки молодые специалисты в соответствии с действующими постановлениями правительства получали заработную плату в размере 90 % должностного оклада следователя прокуратуры района. По окончании срока стажировки молодых специалистов проводилась их аттестация.

В соответствие со статьей 56 Положения работникам органов Прокуратуры СССР, в соответствии с занимаемыми ими должностями, присваивались установленные классные чины. Классный чин Действительного государственного советника юстиции присваивался Президиумом Верховного Совета СССР. Классные чины Государственного советника юстиции 1, 2 и 3 классов присваивались Президиумом Верховного Совета СССР по представлению Генерального Прокурора СССР. Другие классные чины присваивались приказом Генерального Прокурора СССР, а классные чины юриста 1, 2, 3 классов и младшего юриста – так же приказами прокуроров союзных республик. Работники органов прокуратуры, которым присвоены классные чины, состояли в них пожизненно. Согласно статье 57 Положения прокурорско-следственные работники, имевшие классные чины, при исполнении служебных обязанностей носили форменную одежду и установленные знаки различия.

В целом, если проанализировать принятое 24 мая 1955 года Положение о прокурорском надзоре в СССР, необходимо отметить, что самостоятельный раздел Положения посвящен структуре органов прокуратуры, порядку назначения и прохождения службы работников прокуратуры.

Важное значение в укреплении трудовой и исполнительской дисциплины в органах прокуратуры имело Положение о поощрениях и дисциплинарной ответственности прокуроров и следователей органов прокуратуры, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 февраля 1964 года.[43] Прокуроры и следователи поощрялись и награждались за примерное исполнение своего служебного долга, инициативу, оперативность и иные отличия по службе, способствовавшие усилению прокурорского надзора, раскрытию и предупреждению преступлений, укреплению социалистической законности. Допускалось применение следующих мер поощрения: а) благодарность, б) поощрение денежной премией и награждение ценным подарком, в) повышение в классном чине, г) награждение Почетной грамотой Центрального Комитета профсоюза работников государственных учреждений и Генерального Прокурора СССР, д) присвоение почетного звания «Заслуженный юрист», награждение Почетной грамотой и Грамотой Верховного Совета или Президиума Верховного Совета союзной и автономной республики. Допускалось единовременное применение нескольких мер поощрения. В случае необходимости применения к отличившемуся работнику меры поощрения, выходящей за пределы прав руководителя прокуратуры, им вносилось представление вышестоящему прокурору.

Указанным Положением определен порядок дисциплинарной ответственности прокурорских работников. В перечень дисциплинарных взысканий входили: замечание, выговор, строгий выговор, понижение в должности лишения классного чина и понижение в чине, а также увольнение с работы. Дисциплинарные взыскания к прокурору или следователю применялись за нарушение обязанностей по службе и за порочащие поступки. Генеральный Прокурор СССР пользовался дисциплинарными правами в полном объеме, за исключением лишения чина и понижения в чине лица, классные чины которым присвоены Президиумом Верховного Совета СССР. Прокуроры автономных республик, краев и областей на подчиненных им прокуроров и следователей могли налагать дисциплинарные взыскания в виде замечания, выговора, строгого выговора, понижения в должности и увольнения с работы лиц, входящих в их номенклатуру. Прокуроры округов, городов и районов имели право войти с представлением к вышестоящему прокурору о наложении взыскания на подчиненных им работников. За один и тот же проступок могло быть наложено только одно дисциплинарное взыскание. Дисциплинарное взыскание налагалось непосредственно после обнаружения проступка. При назначении служебной проверки взыскание могло быть наложено и через некоторое время, но не позже одного месяца со дня установления факта совершения проступка.

Следует подчеркнуть, что ни одна из прежних Конституций советского государства не уделяла столь большого внимания прокуратуре как одному из государственных органов страны, сколько уделила Конституция СССР, принятая 7 октября 1977 года. Достаточно сказать, что прокуратуре была отведена самостоятельная глава (глава XXI, статьи 164–168).

Конституция СССР 1977 года, по существу закрепила те же положения, что и ранее действующая Конституция (порядок назначения и сроки полномочий прокуроров, принцип независимости).[44] Новая Конституция признала необходимым урегулировать организацию и порядок деятельности органов прокуратуры Законом о прокуратуре СССР (статья 168).

На наш взгляд, с принятием 30 ноября 1979 года Закона «О прокуратуре СССР»[45] законодательство о прокуратуре было поднято на самый высокий уровень: Закон был принят Верховным Советом СССР, в то время как Положение о прокурорском надзоре от 24 мая 1955 года было утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР.

В Законе «О прокуратуре СССР» было закреплено, что органы прокуратуры составляют единую и централизованную систему – прокуратуру СССР, возглавляемую Генеральным прокурором СССР, с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим (статья 4). Генеральный прокурор СССР назначается Верховным Советом СССР, ответствен перед ним и ему подотчетен, а в период между сессиями Верховного Совета – перед Президиумом Верховного Совета СССР, которому подотчетен. В соответствие со статьей 7 указанного Закона прокуроры союзных республик, автономных республик, краев, областей и автономных областей назначались Генеральным прокурором СССР. Прокуроры автономных округов, районные и городские прокуроры назначались прокурорами союзных республик и утверждались Генеральным прокурором СССР. В соответствие со статьей 8 Закона срок полномочий Генерального прокурора СССР и всех нижестоящих прокуроров составлял пять лет. Статья 20 Закона определяла требования, предъявляемые к лицам, назначаемым на должности прокуроров и следователей. Так, прокурорами и следователями прокуратуры назначались граждане СССР, имеющие высшее юридическое образование и обладающие необходимыми политическими, деловыми и моральными качествами. Лица, окончившие высшие юридические учебные заведения и не имеющие опыта практической работы по специальности, проходили в органах прокуратуры стажировку в течение года. На должности прокуроров союзных республик, автономных республик, краев, областей, городов, автономных областей, автономных округов, а также районных, городских, военных, транспортных и других прокуроров назначались лица не моложе 25 лет. Работники прокуратуры подлежали аттестации, порядок прохождения которой определялся Генеральным прокурором СССР. Совместительство службы в органах прокуратуры с работой на предприятиях, в учреждениях или организациях не допускалось, за исключением научной или педагогической деятельности. Прокурорским работникам, включая сотрудников научных учреждений и учебных заведений прокуратуры, присваивались в соответствии с занимаемыми ими должностями и стажем работы классные чины. Так, классный чин действительного государственного советника юстиции, а также классные чины государственного советника юстиции 1, 2 и 3 классов присваиваются Указом Президиума Верховного Совета СССР. Другие классные чины присваивались приказом Генерального прокурора СССР (статья 21). В деле упорядочения работы следственного аппарата имело значение то обстоятельство, что в Законе нашел отражение правовой статус следователя – от следователя районной (городской) прокуратуры до следователя по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР.

Децентрализация органов прокуратуры наступила после распада Союза ССР. С момента ликвидации Прокуратуры Союза ССР как центрального органа прокурорской системы на территории суверенных государств перестал действовать Закон СССР «О прокуратуре СССР» 1979 года. В начале 90-х годов прошлого столетия, как отмечает Л. И. Басков, в центральных и местных органах прокуратуры стала наблюдаться большая текучесть кадров прокуроров и следователей. Существенно уменьшились авторитет и влияние органов прокуратуры, понизился уровень профессионализма и квалификации прокуроров и следователей. Значительно ухудшилось качество раскрываемости и расследования преступлений.[46]

Результаты проведенного исторического анализа позволяют сделать вывод о том, что служба в органах прокуратуры – исторически сформировавшийся институт. Органы прокуратуры, их функционирование целиком и полностью зависели от воли и авторитета правящей власти, они являлись своеобразным ее продолжением, оружием в борьбе с неугодными и способствовали ее укреплению. Учреждение прокуратуры в 1722 году было закономерным явлением, Петр I возлагал на этот орган большие надежды. Ее появление объективно было обусловлено необходимостью искоренения должностных преступлений и проступков, наблюдением за единообразным и точным исполнением закона во всех государственных учреждениях. Независимость прокуратуры от кого-либо кроме императора берет свое начало с момента ее создания. Служба в органах прокуратуры формировалась вместе с законодательством о прокуратуре, с момента ее образования она была государственной, все прокуроры состояли на «государевой службе», занимали в соответствии с «Табелем о рангах…» государственные должности. Чем шире было ее нормативное выражение, тем подробнее регламентировались служебно-правовые отношения. Требования к лицам прокурорского надзора, их деловым и личностным качествам предъявлялись исключительно монархами, которые и давали оценку деятельности своих ставленников. Исторически оценивая личности генерал-прокуроров, в большинстве случаев можно сделать вывод об их честности, справедливости, образованности, непреклонности в принятии решений. С момента возникновения служба в прокуратуре являлась особым видом государственной службы. Вместе с тем, отсутствие четкой правовой регламентации служебно-правовых отношений порождали такие пороки, как формализм, взяточничество, волокита, а порой даже и произвол. Основы законности в России были заложены только демократическими реформами 60-х годов XIX века, в результате которых была сформирована принципиально новая прокуратура. На наш взгляд, основные принципы деятельности органов прокуратуры дореволюционной России и службы прокурорских чинов, такие как единство, централизация и независимость нашли свое законодательное отражение в современных нормативных актах, регулирующих деятельность прокуратуры.

Органом, верно служащим самодержавию, прокуратура России продолжала оставаться вплоть до ликвидации ее вместе с рухнувшим строем в 1917 году. На начальных стадиях своего становления Советская власть не нуждалась в едином централизованном органе, основной задачей которого являлось бы обеспечение единой законности в стране, эти функции выполняли иные структуры, органы прокуратуры для выполнения указанных задач были воссозданы лишь в 1922 году. С развитием советского законодательства содержание службы в прокуратуре расширилось, постепенно она стала регулироваться нормами трудового и административного права.

Вместе с тем, служба в советской прокуратуре имела ряд негативных тенденций. Несмотря на законодательно закрепленную централизацию, органы прокуратуры не получили независимости от партийных органов. Практически на всех этапах своего развития надзорный орган нуждался в квалифицированных работниках, правовой статус сотрудника прокуратуры, не получил надлежащей правовой регламентации. К положительным сторонам службы в советской прокуратуре можно отнести следующие. Благодаря значительному законодательному вниманию работники советской прокуратуры пользовались авторитетом, практическая реализация нормативной базы, регламентирующей деятельность прокурорских органов, позволяла объективно бороться с преступлениями и правонарушениями в различных сферах хозяйственной деятельности. Общие положения о службе, содержащиеся в законодательстве о прокуратуре, расширялись и конкретизировались в нормативных актах Генерального Прокурора СССР, эта тенденция сохранилась до настоящего времени. Генеральная прокуратура ориентировала нижестоящие прокуратуры на формирование профессионального кадрового состава, законодательное закрепление получили прохождение стажировки и аттестация работников.

На наш взгляд, развитию законодательства о службе в прокуратуре во многом способствовали происходившие в России политические изменения, этот орган подвергался реформированию наряду с другими государственными учреждениями.

Формированию прокурорского кадрового состава во многом способствовала историческая и социальная обстановка, с ее учетом принимались кадровые решения и создавалась правовая база для регламентации отдельных ее направлений. Проведенный анализ показывает, что содержание службы многократно менялось, в сформированной советской прокуратуре просматриваются основные черты прокуратуры, функционирующей в конце XIX начале XX веков. Правовая регламентация служебных отношений и принципов государственной службы в современной прокуратуре берут свое начало в законодательстве о прокуратуре СССР. Вместе с тем, служебно-правовые отношения в российской прокуратуре, сформированные, как уже отмечалось, на основе опыта царской и советской прокуратуры, также нуждаются в дальнейшем реформировании.

§ 1.2. Понятие и сущность службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации

Большинство проблем в современной России берут свое начало в некачественном функционировании государственного аппарата, ненадлежащем и безграмотном выполнении служащими всех категорий своих должностных обязанностей. Поэтому первостепенной задачей является определение всех признаков работоспособности государственных органов, создание условий и стимулов для качественного выполнения должностными лицами возложенных на них государственных полномочий, изучения путей совершенствования служебно-правовых отношений. В связи с этим важной научной и практической проблемой в настоящее время является формирование в прокуратуре как в особом государственном органе компетентного прокурорско-следственного аппарата, организация его эффективного функционирования.

В 90-х годах прошлого столетия распространилось мнение, «…что в жизни бюрократов нет никакого смысла, она почти целиком построена на потребительстве и на создании помех в жизни активных людей».[47] А.А. Гришковец называл советскую государственную службу «исполкомовско-министерской службой».[48] Подобное свидетельствует о негативном отношении к службе в недалеком прошлом, несомненно, некоторые подобные черты присутствовали и в службе в органах прокуратуры.

Рассмотрение службы сегодня невозможно без исследования ее теоретико-правовых основ.

Так, толковый словарь Ожегова С.И. определяет понятие «служить» как делать что-нибудь, для кого-чего-нибудь, выполняя чью-нибудь волю, приказания, работать в пользу чего-нибудь».[49]

В современной юриспруденции к изучению этого вопроса в теоретическом плане обращаются прежде всего ученые-административисты, рассматривая, в целом, в качестве служебной такую социально-значимую деятельность, которая выражает непосредственную связь с конкретным человеком, направлена к его пользе и с его ведома.[50] В. М. Манохин дает следующую дефиницию: это профессиональная деятельность определенного контингента лиц – служащих – по организации исполнения и практической реализации полномочий государственных, общественных и иных социальных структур.[51] Будучи представителем науки административного права, В. М. Манохин настаивает на формировании в России особой отрасли законодательства – законодательства о службе, высказывается о необходимости разработки служебного права.[52]

Необходимо отметить, что о важности института государственной службы свидетельствует значительное количество научных работ, в которых раскрыты ее административно-правовые, социальные и психологические аспекты.[53]

Термин «государственная служба» имеет много значений, как в социальном, так и правовом плане. По мнению видного русского государствоведа Н.М. Коркунова, службой государству в широком смысле слова можно назвать всякую деятельность на пользу государству. Конкретизируя свою позицию, он определял государственную службу как особое публично-правовое отношение служащего к государству, основанное на подчинении и имеющее своим содержанием обязательную деятельность, совершаемую от лица государства и направленную к осуществлению определенной задачи государственной деятельности.[54] С развитием в нашем обществе юридических наук ее содержание существенно менялось. В настоящее время в отечественном правоведении специалисты отказались от понимания государственной службы, как деятельности лиц, занимающихся исключительно интеллектуальным трудом в противоположность к труду физическому, труду рабочих.[55] Государственная служба чаще всего рассматривается ныне как деятельность определенной категории служащих в органе государственной власти на профессиональной основе, выражающей систему отношений, складывающихся при осуществлении ими полномочий государственных органов.[56] Более сокращенное определение предлагает И.А. Василенко – под государственной службой понимается профессиональная деятельность по обеспечению исполнения полномочий государственных органов.[57]

Н.М. Конин отмечает, что государственная служба как социальная и государственно-правовая категория представляет собой сложное общественное явление. Ее необходимо рассматривать как организационный и правовой институт. Как организационный институт она тесно связана с организацией государственной деятельности и является ее элементом. Государственная организация выполнения стоящих перед государством задач и осуществления ими функций включает в себя несколько этапов: во-первых, государство в лице своих высших органов государственной власти устанавливает и закрепляет в своей Конституции основные звенья государственного механизма, специализирующиеся на определенных видах властной государственной деятельности (представительная, законодательная власть, исполнительная власть, судебная власть, различные виды общегосударственной контрольно-надзорной власти); во-вторых, определяет систему органов в каждом из звеньев государственного механизма; в-третьих, формирует (создает) каждый конкретный орган во всех звеньях системы государственного механизма и, наконец, в четвертых, организует работу личного состава – служащих всех органов государственного аппарата. Как правовой институт, государственная служба включает совокупность правовых норм, регулирующих однородный круг общественных отношений по государственной организации и практическому осуществлению служебных полномочий.[58]

Представляет интерес мнение А.Ф. Ноздрачева, который определяет государственную службу как установленный государством, нормативно выраженный и легитимный, признаваемый гражданами юридический институт практического осуществления государственной власти и повседневного применения законодательства в масштабе всего общества и реального времени.[59]

В научной литературе имеются различные классификации государственной службы, при этом служба в прокуратуре выделяется отдельно. Так, в соответствие с конституционно-правовым принципом разделения властей государственная служба может быть подразделена на службу в органах представительной, исполнительной и судебной власти. Известный ученый-административист Ю.Н. Старилов полагает, что за этими рамками остается служба как профессиональная деятельность в органах прокуратуры, которая также должна быть (и является по существу) государственной. Если следовать логике законодателя, то прокуроры – это «другие» лица, непосредственно исполняющие полномочия государственных органов и занимающие государственные должности категории «А». Сотрудники прокуратуры (помощники прокурора, следователи) могут быть отнесены к лицам, замещающим государственные должности государственной службы категорий «Б» и «В».[60]

Н.М. Конин предлагает ее разделение по сферам, отраслям, и видам государственной деятельности, выделяя при этом военную службу, службу в органах внутренних дел, государственную налоговую службу, службу в таможенных органах, службу в органах и учреждениях прокуратуры, службу судебных приставов, служебную деятельность государственных нотариусов и служебную деятельность аудиторов счетной палаты.[61] На наш взгляд, перечень приведенных автором видов федеральной государственной службы является неполным, данная классификация не охватывает всего многообразия государственных органов. За ее рамками остается федеральная антимонопольная служба, федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, федеральная служба в Роснауке, и многие другие виды.

Более удачной представляется позиция В.М. Манохина, который выделяет следующие виды государственной службы:

– федеральная государственная служба в Администрации Президента РФ, в аппаратах палат Федерального Собрания – службу в аппарате высшей, законодательной государственной власти;

– федеральная государственная служба в системе исполнительной центральной государственной власти – в аппаратах Правительства, федеральных министерств и ведомств;

– федеральная государственная служба всех судов, составляющих судебную систему Российской Федерации;

– федеральная государственная служба в системе органов прокуратуры РФ;

– федеральная государственная служба в аппарате государственных контрольных органов – Счетной палаты Федерального Собрания, Контрольного управления администрации Президента РФ, других государственных контрольных органов.[62]

В юридической литературе высказывается мнение о необходимости дифференциации федеральной государственной службы на федеральную государственную гражданскую службу, военную службу и правоохранительную службу.[63] В соответствие со статьей 2 Федерального Закона от 27 мая 2003 года № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации»[64] система государственной службы включает в себя такие виды государственной службы как государственная гражданская служба, военная служба, правоохранительная служба.

Как отмечает Н.М. Конин, государственная служба представляет собой межотраслевой институт, охватывающий нормы многих отраслей права: административного, финансового гражданского, трудового и даже уголовного. Однако, в большей своей организационной части служба есть важнейший административно-правовой институт.[65]

Рассмотрение вопроса о службе в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации невозможно без установления места данного органа в системе государственных органов власти. От принадлежности к тем или иным органам зависит само содержание службы в них. Определение места органов прокуратуры в системе властных структур имеет решающее значение для перспектив развития и совершенствования служебно-правовых отношений. Выясним соотношение прокуратуры с конституционно установленным ветвями власти – законодательной, исполнительной и судебной.

Прокуратура и законодательная власть. Как отмечает М.С. Шалумов, законодательная ветвь государственной власти олицетворяет собой одно из величайших достижений общественного развития. Она является важнейшей формой представительной демократии.[66] В соответствии со статьей 12 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» Генеральный прокурор Российской Федерации назначается на должность и освобождается от должности Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по представлению Президента Российской Федерации сроком на пять лет. Государственная Дума не участвует в решении вопросов о назначении на должность и освобождении от должности Генерального прокурора, отсутствует норма, устанавливающая подотчетность Генерального прокурора Думе. Статья 13 Закона устанавливает, что прокуроры субъектов Российской Федерации назначаются на должность Генеральным прокурором Российской Федерации по согласованию с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, определяемыми субъектами Российской Федерации. Они подчинены и подотчетны Генеральному прокурору РФ и освобождаются им от занимаемой должности. Прокуроры городов и районов, прокуроры специализированных прокуратур назначаются на должность и освобождаются от должности Генеральным прокурором Российской Федерации, подчинены и подотчетны вышестоящим прокурорам и Генеральному прокурору Российской Федерации. Согласно статьи 17 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» руководитель прокурорской системы назначает на должность и освобождает от должности директоров (ректоров) научных и образовательных учреждений системы прокуратуры Российской Федерации и их заместителей. Они назначаются без какого-либо согласования.

В соответствие со статьей 12 указанного закона Генеральный прокурор РФ ежегодно представляет палатам Федерального Собрания Российской Федерации и Президенту РФ доклад о состоянии законности и правопорядка в стране и о проделанной работе по их укреплению. Этот доклад не представляет собой отчет о ее деятельности. Прокуратура не принимает законы, как уже отмечалось, она представляет собой единую федеральную централизованную систему органов, которые осуществляют от имени Российской Федерации (а не от имени или по поручению Федерального Собрания либо Президента) надзор за соблюдением Конституции и исполнением законов, действующих на территории РФ, независимо от каких-либо органов государственной власти, обеспечивая тем самым единство законности в масштабах всей страны. Федеральное Собрание не выбирает направление деятельности прокуратуры. Соблюдение Конституции и исполнение федеральных законов органами власти субъектов Федерации также входит в предмет прокурорского надзора. Генеральный прокурор издает приказы и распоряжения исключительно по вопросам деятельности возглавляемого органа.

Таким образом, на сегодняшний день отсутствуют какие-либо основания для выдвижения доводов о том, что прокуратура является элементом законодательной власти.

Прокуратура и исполнительная власть. В аспекте анализа можно отметить мнение И. А. Полянского, определяющего исполнительную власть как государственную власть, которая предполагает наличие особых звеньев государственного аппарата органов государственного управления общей компетенции, деятельность которых направлена на реализацию общих норм, установленных субъектами законодательной (представительной) власти в целях регулирования различных сторон общественной жизни.[67] Административно-властный характер полномочий прокуроров при осуществлении надзорных функций в определенной мере способствует формированию у ряда ученых взгляда на прокуратуру как на орган исполнительной власти, который должен входить в ее структуру на правах самостоятельного ведомства либо в рамках министерства юстиции. В частности, Д. Д. Семенчуков отмечает, что прокуратура России в современный период имеет все признаки индивидуального органа исполнительной власти, начиная от организационной структуры построения и заканчивая реализацией властно-распорядительных полномочий.[68] По мнению Н.В. Федорова, в дореволюционной России и в большинстве зарубежных стран прокуратура была и является структурным элементом исполнительной власти.[69] М. С. Шалумов, не соглашаясь с ним, пишет, что в этих странах прокуратура выполняет преимущественно функцию уголовного преследования, выступает в качестве органа обвинительной власти, в то время как в Российской Федерации и ряде других стран основной функцией прокуратуры является надзор за законностью, в том числе и в деятельности исполнительных органов. Само количество стран, в которых прокуроры входят в систему министерства юстиции, нельзя отнести к большинству. Кроме того, в царской России вообще не существовало разделения властей, и прокуратура при министерстве юстиции выполняла роль «ока» самодержавия, соединявшего в себе все формы государственной власти.[70]

Отнесение прокуратуры к исполнительной ветви государственной власти основывается, в ряде случаев, на расширительном толковании самого содержания понятия «исполнительная власть». К примеру, А.Ф. Малый круг органов, осуществляющих исполнительную власть, определяет так: «Органы государственной власти, не вошедшие в число субъектов, осуществляющих законодательную и судебную деятельность, могут быть отнесены к числу органов, исполняющих законы», то есть призванных исполнять законы или способствовать их исполнению. К последним автор относит избирательные комиссии, надзорные и контролирующие органы, организационно не входящие в систему органов исполнительной власти, поскольку «они наделяются не совпадающими по своему содержанию полномочиями, которые могут быть подразделены на президентские (президентская власть), правительственные (правительственная власть), надзорные (прокурорская власть), по формированию органов (избирательная власть) и т. д. Такой подход к пониманию содержания исполнительной власти снимает проблему поиска ответа на вопрос о месте, например, избирательных комиссий, органов прокуратуры в системе органов государственной власти Российской Федерации с точки зрения разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную».[71]

Существует также взгляд на прокуратуру как на особый вид исполнительной власти. По мнению С.А. Осипяна, это «самостоятельная, не входящая в правительственную систему разновидность исполнительной власти, которая, взаимодействуя со всеми ветвями власти, осуществляет свои полномочия независимо от них». В то же время прокуратура и исполнительные органы, «в известной мере осуществляющие контрольную деятельность, в определенной мере логически связаны одной целью – обеспечения законности и правопорядка, борьбы с преступностью». Отсюда автор делает вывод о том, что прокуратура, «не являясь исполнительной властью в чистом виде, выступает вместе с этой властью как самостоятельный государственный механизм, обеспечивающий исполнение законов, принятых законодательной властью».[72]

На наш взгляд, приведенные выше точки зрения на прокуратуру как элемент или особый вид исполнительной власти представляются неверными, поскольку в соответствии со статьей 21 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» федеральные министерства, государственные комитеты, службы и иные федеральные органы исполнительной власти поднадзорны органам прокуратуры. Прокурорские работники не занимаются управлением государственными делами, не принимают никаких управленческих решений в отношение широкого круга лиц. Правоприменительная деятельность органов прокуратуры не является формой государственного управления. Следовательно, прокуратура не относится и не может быть отнесена к исполнительной власти.

Необходимо отметить, что в ноябре-декабре 1998 года и январе 1999 года по разработанной управлением правового обеспечения и согласованной с руководством Генеральной прокуратуры и НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ методике были изучены проблемы определения места прокуратуры в политической системе российского общества. В ходе исследования в 17-и субъектах РФ проведено анкетирование депутатов законодательных органов, глав администраций и работников администраций городов и районов, работников контрольных органов, судей, сотрудников МВД, ФСБ, работников таможенных органов, прокуратуры. Всего в анкетировании приняло участие 2456 респондентов, в том числе 719 работников прокуратуры, при этом 73 % опрошенных имели высшее юридическое образование. Оно проводилось на добровольной основе, по принципу анонимности заполнения опросного листа. Результаты исследования показали, что 13,8 % полностью поддержали мнение о том, что прокуратура является органом исполнительной власти, 17,6 % частично разделили это мнение, 62,4 % полностью не согласны с такой позицией. Работники прокуратуры высказались по этому вопросу следующим образом: «полностью не поддерживаю» – 78,7 %, только 6 % «полностью поддерживаю», 14,3 % – частично «за».[73]

Судебная власть и прокуратура. Единственная посвященная прокуратуре статья 129 Конституции находится в главе 7 «Судебная власть». Подобное содержит некий намек на место прокуратуры в системе органов государственной власти.

Как определяет В.А. Лазарева, «судебная власть есть исключительное правомочие специальных органов государства, состоящее в рассмотрении и разрешении в особой процессуальной форме социальных конфликтов правового характера».[74] Конституция устанавливает, что судебная власть реализуется в форме правосудия, которое осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (часть 1 статьи 11, части 1 и 2 статьи 118). Отсюда следует, что никакие другие государственные органы, кроме судов, не могут осуществлять судебную власть и, соответственно, составлять ее структурные элементы. Тем не менее, в юридической литературе высказывается и противоположная точка зрения. Так, В. Б. Алексеев и К. Е. Колибаб, полагая, что понятие судебной власти не ограничивается органами, осуществляющими правосудие, а включает и иные ее формы, такие, как прокуратура, отмечают при этом, что «полномочия прокуратуры во многом выходят за рамки судебной власти, но отделять ее от судебной власти, когда конкретными мерами прокуратуры обеспечивается восстановление законности и пресекаются нарушения правопорядка, было бы также неправильным». Авторы обосновывают идею о том, что прокуратура как универсальный орган государственного контроля обеспечивает реализацию соответствующих функций власти судебной, а вне прокурорского надзора эти функции вообще остались бы лишь благими пожеланиями и декларациями. Указанные ученые выделяют признаки, объединяющие прокуратуру и суд, такие как общность целей деятельности в судопроизводстве, взаимодополнение и взаимосвязь в процессе их деятельности и социальном предназначении в обеспечении законности и правопорядка, единство гарантий, обеспечивающих их самостоятельность и независимость при выполнении задач о защите интересов человека и гражданина.[75]

Однако, рассматривать прокуратуру в системе органов судебной власти, на наш взгляд, было бы неправильным. В компетенцию органов прокуратуры не входит назначение уголовного или административного наказания, прокурор является одним из инициаторов возбуждения судебных стадий уголовного, гражданского, арбитражного процесса. Участие прокурора в рассмотрении судом конкретных дел имеет своей конечной целью обеспечение прав и законных интересов отдельных граждан, а также интересов общества игосударства в целом, при этом прокурор выступает как самостоятельная сторона в процессе, а не от имени и по поручению судебных органов. В организационном плане органы прокуратуры не входят в систему судов или судебных департаментов, а прокуроры не подчинены и не подотчетны этим органам.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что органы прокуратуры не относятся к законодательной, исполнительной, судебной ветвям власти и представляют собой отдельно стоящий государственный орган, который имеет свои специфические цели и задачи, предназначение и организационную структуру.

Возможность существования наряду с законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти в качестве четвертой еще и контрольной (контрольно-надзорной) властирассматривалась В.Е. Чиркиным, который к носителям этой ветви государственной власти относит высшие органы государства особого рода, независимые в осуществлении своих функций, организационно обособленные, обладающие специфическими полномочиями и неограниченной сферой их применения. Органы контрольной власти занимаются расследованием, проверкой, изучением состояния дел, о результатах своей работы они докладывают другим органам государства, которые и принимают соответствующие меры к нарушителям.[76] Ю.В. Кореневский также высказался о том, что теоретически возможно выделение контрольной власти, не совпадающей с тремя традиционными, куда входила бы и прокуратура.[77]

На наш взгляд, сейчас рассматривать прокуратуру Российской Федерации в качестве четвертой надзорной власти было бы преждевременно. В современных социально-экономических условиях единственным органом, который мог бы обеспечить верховенство закона в нашей стране, является прокуратура. Место, отведенное ей в Конституции РФ, недостаточно, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» в значительной степени устарел и не отвечает требованиям нового времени. Прокуратура, не относясь к законодательной, исполнительной или судебной власти, а также, не представляя собой какую-либо иную самостоятельную ветвь государственной власти, в то же время выполняет в государственном механизме особую роль, определяемую историческими традициями и опытом, уровнем функционирования правовых институтов и выполнения ими своих правоохранительных задач, потребностям развития общества.

Прокуратура является необходимым элементом, способствующим своей надзорной, процессуальной, координационной и иной деятельностью функционированию каждой ветви государственной власти в рамках определенных законом полномочий, и одновременно их взаимодействию на основе обеспечения единства законности на всей территории Российской Федерации. Таким образом, прокуратура Российской Федерации является отдельно стоящим федеральным государственным органом и, следовательно, служба в органах прокуратуры являет собой особый вид федеральной государственной службы, имеющей свои специфические черты.

Роль прокуратуры в российском обществе в настоящее время возрастает, данный орган стал востребованным, выступает проводником государственной воли, гарантом законности и правопорядка. Не вызывает сомнений ее уникальность в системе органов государственной власти. Место прокуратуры в системе государственно-правовых институтов имеет ключевое значение для определения сущности прокурорской системы, ее функций в современный период, ее правового статуса, организационного построения и деятельности.

Необходимо отметить, что конституционный статус составляет важную часть правового статуса прокуратуры. Он включает в себя конституционные нормы о деятельности прокуратуры, закрепление в них места, роли и назначения органов прокуратуры в механизме разделения и взаимодействия властей, полномочия по реализации возложенных Конституцией РФ функций. Специально прокуратуре посвящена лишь одна статья Конституции РФ – сто двадцать девятая. Данная статья закрепляет следующие элементы конституционного статуса прокуратуры:

– организационную структуру прокуратуры как единой централизованной системы с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору (часть 1);

– порядок назначения на должность и освобождения от должности Генерального прокурора (часть 2);

– порядок назначения прокуроров субъектов Федерации (часть 3);

– порядок назначения иных прокуроров (часть 4);

– уровень правового регулирования деятельности прокуратуры (часть 5).

Кроме названной статьи, в Конституции РФ содержится еще ряд норм, образующих вместе со статьей 129 основу конституционного статуса прокуратуры и корреспондирующихся с нормами этой статьи: правовое регулирование деятельности прокуратуры находится в исключительном ведении федеральной власти (пункт «о» статьи 71); кадровые вопросы в органах прокуратуры находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (пункт «л» части 1 статьи 72); по существу, действие данной нормы распространяется лишь на один кадровый вопрос – о назначении прокуроров субъектов Федерации по согласованию с ее субъектами; представление Совету Федерации кандидатуры Генерального прокурора и внесение в Совет Федерации предложения об освобождении от должности Генерального прокурора относится к исключительной компетенции Президента (пункт «е» статьи 83); назначение на должность и освобождение от должности Генерального прокурора относится к исключительной компетенции Совета Федерации (пункт «з» части 1 статьи 102); постановка перед соответствующей палатой Федерального Собрания вопроса о лишении неприкосновенности депутатов Федерального Собрания возлагается на Генерального прокурора, который вносит в палату представление (часть 2 статьи 98).

Из изложенного видно, что конституционное регулирование статуса прокуратуры ограничено лишь вопросами организационного характера (за исключением вопроса о лишении депутата неприкосновенности, носящего процессуальный характер) и не затрагивает принципиальных моментов, связанных с определением места, роли и назначения прокуратуры в Российском государстве.

Служащие прокуратуры, выполняя свои профессиональные обязанности, направленные на обеспечение защиты законных прав и интересов граждан и общества, применяют предусмотренные законодательством меры воздействия к нарушителям законов, к устранению допущенных нарушений. Таким образом, их деятельность оказывается непосредственно обращенной к конкретным лицам, как к тем, которые пострадали (претерпели) от правонарушения, так и к тем, которые виновны в их совершении. Поэтому, она справедливо может рассматриваться как служебная. Осуществляя свои полномочия по защите и восстановлению чьих-либо нарушенных прав, работники прокуратуры реализуют прежде всего волю государства. Так, в пункте 1 статьи 1 Федерального Закона от 17 января 1992 года № 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации»[78] закреплено, что прокуратура Российской Федерации – единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.

Важно подчеркнуть, что в части 1 статьи 40 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» закреплено, что служба в органах и учреждениях прокуратуры является видом федеральной государственной службы.

По нашему мнению, федеральную государственную службу в органах прокуратуры необходимо отнести к правоохранительной. Так, в статье 7 Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации» дано понятие правоохранительной службы – это вид федеральной государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на должностях правоохранительной службы в государственных органах, службах и учреждениях, осуществляющих функции по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, по борьбе с преступностью, по защите прав и свобод человека и гражданина. Таким гражданам присваиваются специальные звания и классные чины.

Деятельность органов прокуратуры, безусловно, по своей сути является правоохранительной, поскольку они осуществляют надзор за точным исполнением законов в России, принимают необходимые правовые меры, направленные на защиту интересов государства, общества и граждан.

В Законе о прокуратуре не содержится базового понятия службы в органах и учреждениях прокуратуры. Поэтому нам представляется возможным на основе проведенного выше анализа предложить следующее определение. Служба в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации – профессиональная правоохранительная деятельность служащих органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, направленная на обеспечение верховенства законности, соблюдение прав и законных интересов граждан, общества и государства.

Рассмотрение вопроса о службе в органах и учреждениях прокуратуры невозможно без определения круга правовых источников, регламентирующих ее содержание.

Так, нормативно-правовыми актами, регулирующими государственно-служебные отношения государственной службы в органах и учреждениях прокуратуры РФ, как в широком смысле, так и в узком ее понимании (как процесса осуществления непосредственной компетенции) являются следующие законодательные и иные нормативные акты:

1. Конституция Российской Федерации, в статье 129 которой отмечено, что прокуратура Российской Федерации составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации. В указанной статье также определен порядок назначения руководителей прокуратуры.

2. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», в частности, раздел V которого непосредственно посвящен службе и кадрам прокуратуры.

3. Иные федеральные законы, регламентирующие отдельные аспекты служебной деятельности прокурорских работников. В статье 40 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» отмечено, что трудовые отношения работников органов и учреждений прокуратуры регулируются законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о государственной службе с учетом особенностей, предусмотренных указанным Федеральным законом.

4. Указы Президента Российской Федерации, регулирующие служебно-правовые отношения в органах и учреждениях прокуратуры, имеющие важное значение. В качестве примера можно привести Указ Президента РФ от 30 июня 1997 года № 659 об утверждении Положения о классных чинах прокурорских работников Российской Федерации,[79] Указ Президента РФ от 26 июля 2005 г. № 879 «О совершенствовании оплаты труда лиц, замещающих отдельные государственные должности федеральной государственной службы в органах прокуратуры Российской Федерации, и системы денежного довольствия военнослужащих, замещающих отдельные воинские должности в Главной военной прокуратуре».[80]

5. Постановления Правительства Российской Федерации, регламентирующие отношения, связанные со службой в органах и учреждениях прокуратуры. Примером могут служить Постановление Правительства РФ от 24 декабря 2004 года № 839 об утверждении Правил проезда работников транспортных прокуратур в пределах обслуживаемых участков при исполнении служебных обязанностей на железнодорожном, внутреннем водном (речном), морском и воздушном транспорте,[81] Постановление Правительства РФ от 6 марта 1996 года № 242 «О продолжительности ежегодного оплачиваемого отпуска, предоставляемого прокурорам и следователям органов прокуратуры, работающим в местностях с тяжелыми и неблагоприятными климатическими условиями».[82]

6. Приказы Генерального прокурора Российской Федерации по вопросам, непосредственно связанным с прохождением службы. (Приказ Генерального прокурора РФ от 12 августа 1999 года № 642-к об утверждении Инструкции о порядке прекращения (продления) службы в органах и учреждениях прокуратуры работников, достигших предельного возраста.[83] Регламент Главной военной прокуратуры, утвержденный приказом Генерального прокурора РФ от 21 марта 2003 года № 57[84]).

7. Приказы прокуроров субъектов Федерации, так называемые локальные нормотворческие документы, регулирующие служебные отношения внутри соответствующей структуры прокуратур. (Положение о дежурной службе прокуратуры Саратовской области, утвержденное Приказом прокурора Саратовской области от 24 апреля 2006 года[85]).

8. Приказы руководителей межгоррайпрокуратур, которые в пределах своих полномочий принимают на работу, увольняют технический персонал, предоставляют им очередной отпуск.

Вместе с тем, в части 1 статьи 40 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» отмечено, что правовое положение и условия службы прокурорских работников определяются настоящим Федеральным законом в соответствии с пунктом 2 статьи 4 Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации». Однако, данный нормативный акт, согласно статьи 72 Федерального Закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»[86] признан утратившим силу. Необходимых изменений в Закон «О прокуратуре Российской Федерации» до сих пор не внесено. Подобное свидетельствует о недостаточном внимании законодателя к указанным вопросам. А.А. Живайкин отмечает, что каждый закон должен приниматься с учетом всех особенностей правовых отношений в конкретной отрасли, максимально юридически ее охватывать. Любой правовой акт должен быть стабильным по своей сущности и действовать до тех пор, пока общественная потребность в регулируемых им положениях не отпадет.[87] И. Н. Сенякин полагает, что правотворческий дилетантизм приводит к некорректному обращению с законодательством и оборачивается неуважением к самому законодателю.[88] Указанная ссылка на норму закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» не содержала каких-либо значимых положений, в ней отмечалось, что особенности государственной службы в отдельных государственных органах устанавливаются федеральными законами на основании настоящего Федерального закона, ни о каком правовом положении и условиях прохождения службы в ней речь не шла. Вопрос о законодательном закреплении правового положения и условий службы прокурорских работников в настоящее время остается открытым.

На наш взгляд, нет необходимости в Федеральном Законе «О прокуратуре Российской Федерации» ссылаться на иные законы. Данный закон должен быть единым базовым документом, содержащим в себе все основные аспекты организации и прохождения службы в данных органах. Поэтому представляется необходимым исключить из статьи 40 отмеченную норму. На сегодняшний день с учетом происходящего реформирования государственных органов, развития законодательства о государственной службе отсутствие нормативного закрепления правового положения и условий службы прокурорских работников является существенным законодательным пробелом.

Рассмотрение вопроса о государственной службе невозможно без раскрытия понятия государственного служащего. Служба и служащий тесно взаимосвязаны.

По мнению Ю.Н. Старилова, государственный служащий в широком понимании – это индивидуальный субъект права, осуществляющий государственные функции не только в государственных органах, но и в других государственных организациях, учреждениях, предприятиях (в этом случае государственные функции имеют, например, социально-культурный характер; их осуществляют служащие медицинских, воспитательных, образовательных и прочих учреждений). Государственный служащий – это лицо, профессионально осуществляющее деятельность по обеспечению исполнения полномочий государственных органов. Между государственным служащим и государством (государственным органом) на определенном этапе возникает конкретное государственно-служебное правоотношение, характеризующееся наличием взаимных прав, обязанностей, ограничений и запретов, ответственности и других атрибутов правового статуса государственного служащего.

В узком понимании государственный служащий – это лицо, занимающее государственную должность государственной службы, т. е. должность в системе структурных подразделений государственной администрации, и выполняющее на возмездных началах (за вознаграждение, заработную плату, денежное содержание) функции этого государственного органа (управленческие, властные, правоохранительные, обеспечивающие осуществление судебной власти).[89]

Д.Н. Бахрах предлагает всеохватывающее понятие, по его мнению служащий – это гражданин, занимающий должность в какой-либо организации и осуществляющий административную деятельность либо социально-культурное обслуживание. Все служащие являются профессионалами управления или социально-культурного обслуживания.[90]

Ю.А. Тихомиров дает следующее определение: федеральный государственный служащий – гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета.[91]

Н.М. Конин утверждает, что государственные служащие – граждане России, исполняющие профессиональные обязанности по занимаемым должностям государственной службы и получающие за это денежное вознаграждение из государственного бюджета.[92]

На наш взгляд, позиция Н. М. Конина представляется наиболее удачной. По мнению М. В. Баглая, под гражданством понимается правовая принадлежность лица к данному государству, т. е. признание государством этого лица в качестве полноправного субъекта конституционно-правовых отношений.[93] Иными словами, гражданство – устойчивая правовая связь между человеком и государством. В.М. Манохин подчеркивает, что государственный служащий действует при исполнении своих служебных полномочий по поручению государства и от его имени.[94] Таким образом, Российская Федерация поручает осуществлять государственные полномочия от своего имени только ее гражданам.

Рассмотрение вопроса о государственном служащем тесно связано с должностью, которую он занимает. Должность – это материально-правовая основа государственной службы как специальной профессиональной деятельности государственных служащих.[95]

В статье 1 ныне утратившего силу Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» государственная должность определялась как должность в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Федерации, а также в иных государственных органах, образуемых в соответствии с Конституцией Российской Федерации, с установленным кругом обязанностей по исполнению и обеспечению полномочий данного государственного органа, денежным содержанием и ответственностью за исполнение этих обязанностей. Как видим, данное определение не раскрывало суть самого понятия «должность» которое должно рассматриваться прежде всего как организационно и юридически обособленная часть государственного аппарата, поскольку в ней сосредоточен элемент компетенции государственного органа.

Ю.Н. Старилов рассматривает понятие «государственный служащий» в трех аспектах. Во-первых, с государственно-правовой точки зрения, государственный служащий – это «слуга» государства (его органов), наделенный им полномочиями различного характера и значения. Служащий представляет государство в его многообразных взаимоотношениях как внутри государственной администрации (различных государственных органов и организаций), так и во внешних связях с другими общественными, государственными и негосударственными организациями. Государственный служащий – продукт развития общества и государства, призванный осуществлять государственные функции. Во-вторых, с административно-правовой точки зрения, государственный служащий имеет особые властные, организационно-распорядительные полномочия. Он представитель власти, реализующий юрисдикционные (правоохранительные) меры и полномочия и применяющий административно-правовые санкции. В-третьих, с уголовно-правовой точки зрения, государственный служащий – особый субъект уголовной и административной ответственности (государственные служащие – должностные лица – несут ответственность за преступления против государственной власти и интересов государственной службы). Каждый государственный служащий должен быть занят выполнением определенных задач, обусловленных занимаемой должностью. В этом смысле государственная должность – это его «рабочее» (служебное) место. Каждая государственная должность включена в штат, который является также одним из основных элементов государственной службы. Штатное расписание состоит из образованных в каждом государственном органе (организации) должностей. Должности образуются в государственных организациях в распорядительном порядке субъектами государственной власти.[96]

Как уже отмечалось выше, служба в органах и учреждениях прокуратуры относится к видам федеральной государственной службы. Из этого можно сделать справедливый вывод о том, что служащие прокуратуры являются федеральными государственными служащими. В статье 40 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации указано, что прокурорские работники являются государственными служащими государственной службы Российской Федерации, исполняющими обязанности по государственной должности федеральной государственной службы.

Необходимо подчеркнуть, что должность Генерального прокурора РФ установлена Конституцией Российской Федерации, она присутствует в Сводном перечне государственных должностей РФ, утвержденных Указом Президента РФ от 11 января 1995 года № 32 «О государственных должностях Российской Федерации».[97] В приложении 16 к Указу Президента РФ «Об утверждении перечней государственных должностей федеральной государственной службы» от 3 сентября 1997 года № 981[98] в категорию «В» включены должности в аппарате Генеральной прокуратуры и нижестоящих прокуратур – начальника управления, отдела, их заместителей, консультанта, специалистов. В отношении остальных прокурорских работников следует констатировать отсутствие законодательного закрепления должностей государственной службы, предусмотренных для них Законом о прокуратуре РФ – прокуроров, их заместителей, помощников и других.

В соответствие со статьей 17 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» Генеральный прокурор РФ в пределах выделенной штатной численности и фонда оплаты труда устанавливает штаты и структуру Генеральной прокуратуры Российской Федерации, определяет полномочия структурных подразделений, устанавливает штатную численность и структуру подчиненных органов и учреждений прокуратуры, за исключением штата и структуры системы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Рассматривая организацию и функционирование современных органов прокуратуры, всех лиц, работающих в них, можно разделить на три группы:

1) оперативные работники (прокуроры, их заместители, помощники, иные лица, осуществляющие предусмотренную законодательством деятельность по обеспечению верховенства законности, соблюдению законных прав человека и гражданина, общества и государства);

2) государственные гражданские служащие (бухгалтера, специалисты, архивариусы, а также иные лица, деятельность которых не является правоохранительной);

3) иные лица, не являющиеся государственными служащими (водители, лифтеры, работники столовых, кладовщики).

В рамках настоящего диссертационного исследования мы рассмотрим административно-правовое регулирование службы оперативных работников органов и учреждений прокуратуры, представляющее, на наш взгляд, наибольший интерес как с практической, так и с теоретической точки зрения.

В статье 18 Закона о прокуратуре отмечено, что прокуроры субъектов Российской Федерации, приравненные к ним прокуроры руководят деятельностью прокуратур городов и районов, иных приравненных к ним прокуратур на основе законов, действующих на территории Российской Федерации, могут вносить изменения в штатные расписания своих аппаратов и подчиненных прокуратур в пределах численности и фонда оплаты труда, установленных Генеральным прокурором Российской Федерации. Прокуроры городов с районным делением (статья 19 Закона) руководят деятельностью районных и приравненных к ним прокуратур, вносят вышестоящим прокурорам предложения об изменении штатной численности своих аппаратов и подчиненных прокуратур, о кадровых изменениях. В соответствие с Положением о классных чинах прокурорских работников Российской Федерации служащим прокуратуры присваиваются классные чины.

Необходимо отметить, что новшеством в законодательстве о прокуратуре является создание Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Так, Федеральным законом от 5 июня 2007 № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации и Федеральный закон „О прокуратуре Российской Федерации“[99] рассматриваемый нами нормативный акт дополнен статьей 201, в соответствие с которой Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации является органом прокуратуры Российской Федерации, обеспечивающим в пределах своих полномочий исполнение федерального законодательства об уголовном судопроизводстве. Следователи Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации проводят предварительное следствие по делам о преступлениях, отнесенных уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации к их компетенции. Данный орган возглавляет Первый заместитель Генерального прокурора Российской Федерации – Председатель Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, который назначается на должность и освобождается от должности Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по представлению Президента Российской Федерации.

Председатель Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации имеет первого заместителя и заместителей, которые назначаются на должность и освобождаются от должности Президентом Российской Федерации по представлению Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Кроме того, Председатель Следственного комитета в пределах установленных штатной численности и фонда оплаты труда работников (сотрудников) Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации и его структурных подразделений утверждает их структуру и штатное расписание, а также определяет полномочия структурных подразделений. Работники Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации являются прокурорскими работниками.

В соответствие с Указом Президента РФ от 1 августа 2007 года № 1004 «Вопросы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации»,[100] изданным в соответствии со статьей 11 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» установлена общая штатная численность органов прокуратуры Российской Федерации в количестве 58 521 единицы, в том числе предельная штатная численность системы Следственного комитета в количестве 16 656 единиц (без военнослужащих и гражданского персонала военных следственных органов Следственного комитета), включая руководителей следственных органов Следственного комитета в количестве 3500 единиц.

Результаты проведенного анализа свидетельствуют о том, что в действующих нормативно-правовых актах России законодательно не определено понятие «государственный служащий». К сожалению, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» не содержит понятия «сотрудника прокуратуры», «прокурорского работника», «служащего прокуратуры».

Подводя итоги, можно сформулировать следующее общее определение. Служащий органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации – гражданин Российской Федерации, замещающий в установленном порядке включенную в штат должность в системе органов и учреждений прокуратуры РФ, имеющий классный чин, осуществляющий от имени государства правоохранительную деятельность и предоставленные ему полномочия по обеспечению законности, соблюдению прав и законных интересов граждан, общества и государства и получающий денежное содержание.

В соответствие с Указом Президента РФ от 29 декабря 1995 года № 1329 «Об установлении Дня работника прокуратуры Российской Федерации»[101] установлен День работника прокуратуры РФ – 12 января. Этим президентским актом подчеркивается значение данного органа в современном государстве, его востребованность и престиж.

§ 1.3. Принципы государственной правоохранительной службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации

Прокуратура в настоящее время – это многофункциональный государственный орган, в сравнении с другими, менее зависящий от политических течений и обладающей большими возможностями влиять на формирование нормотворческой и правоприменительной практики.

В системе исходных начал организации и прохождения государственной службы важное место принадлежит принципам, которые представляют собой основные руководящие положения, идеи, пронизывающие всю государственно-служебную деятельность и выполняют в ней направляющую и руководящую роль. Таким образом, государственная служба в прокуратуре организуется и функционирует на определенных началах, в содержании которых получают наиболее четкое воплощение ее природа и сущность.

В целях совершенствования государственно-служебных отношений представляется необходимым уточнение общей характеристики принципов государственной службы, а также определение той роли, которую они играют в процессе организации службы в государственных органах. Как отмечает В.М. Манохин, с принципами связывают определенные основы – постоянные, твердые, на которых зиждится и функционирует интересующий объект, система отношений.[102] П.П. Сергун под принципами государственной службы понимает правовую категорию как основное, руководящее положение, закрепленное непосредственно или косвенно в нормах права, определяющее содержание государственно-служебных отношений, имеющее обязательный характер для участников этих отношений, способствующее осуществлению законных интересов личности, государства и общества в целом.[103] Ю.Н. Старилов под принципами государственной службы понимает основополагающие идеи, установления, выражающие объективные закономерности и определяющие научно обоснованные направления реализации компетенции, задач и функций государственных органов, полномочий государственных служащих, действующие в системе государственной власти и, в частности, в системе государственной службы.[104]

В.М. Манохин подчеркивает, что принципы государственной службы – это требования, которые обязательны для всех лиц и организаций, в той или иной степени имеющих отношение к государственной службе, распространяются на все виды государственной службы и являются всеобщими в рамках государственной службы, охватывают все организационные, правовые и другие стороны, из которых складывается содержание государственной службы.[105]

Принципы государственной службы обобщают отправные идеи законодательного выражения норм права, регламентирующих государственно-служебные отношения, отражают степень познания социальных и правовых явлений в сфере государственно-служебных отношений, представлений, составляющих основу государственной службы. Их природа основывается на закономерностях ее функционирования как правового института и профессиональной деятельности. Принципы – основные начала, в конечном счете они определяют характер деятельности и поведения государственных служащих, охватывают правовые и организационные аспекты функционирования государственной службы, однако, они во многом зависят от субъективного фактора. Как определяет Ю.Н. Старилов, «принципы государственной службы – это субъективные понятия. Они формулируются человеком (законодателем), исходя из конкретного правового опыта и правовой культуры в стране, и базируются на основных положениях правовой системы с учетом достигнутого уровня развития отраслевого законодательства. Принципы государственной службы отражают объективные связи, возникающие в системе государственно-служебных отношений. Формулировка и становление законодателем принципов государственной службы зависят от избранной модели государственной службы, от адекватности понимания внутренних закономерностей общественных отношений и правового регулирования. С другой стороны, принципы являют собой активное, динамическое начало, ибо они обуславливают устанавливаемую законодателем модель государственной службы».[106]

Необходимо отметить, что в учебной и научной литературе по административному праву 40-80-х годов XX в. принципам государственной службы внимания практически не уделялось, это обусловлено целым рядом обстоятельств как объективного, так и субъективного характера.

На наш взгляд, представляется необходимым обозначить принципы государственной службы, отраженные в отечественной юридической науке.

В частности, С.С. Студеникин выделял следующие принципы государственной службы: отсутствие ограничений для женщин, недопустимость увольнения или отказа в приеме на работу по таким мотивам, как социальное происхождение, судимость в прошлом, осуждение родителей или родственников, поскольку это не предусмотрено специальными законами, запрещение работникам государственных учреждений выступать в качестве представителя интересов другого органа или отдельных граждан.[107] Г.И. Петров в качестве принципов государственной службы называл: общедоступность государственной службы для граждан, отсутствие у служащих каких-либо ограничений, подконтрольность служащих народу, их сменяемость.[108]

В.А. Власов высказывался о том, что государственная служба строится на принципах отсутствия кастового чиновничества, подотчетности и сменяемости государственных служащих, равного права всех граждан на государственную службу при соответствии политическим и деловым требованиям, отсутствие правоограничений государственных служащих, кроме тех, которые неизбежно вытекают из выполнения служебных обязанностей, отсутствие каких бы то ни было привилегий для работников государственного аппарата.[109] Относительно привилегий Б. М. Лазарев отметил, что высший слой государственных служащих имел и имеет разного рода привилегии (служебные автомашины, которые могут быть использованы в личных целях, дачи, предоставляемые по льготным государственным ценам, хорошие квартиры в престижных домах, улучшенное медицинское обслуживание и т. п.).[110]

Подвергая критике систему принципов государственной службы советского периода, Ю.Н. Старилов справедливо отмечает, что необходимо учитывать, что государственное устройство, государственное управление, основополагающие институты и элементы политической и правовой системы были неразрывно связаны с господствующим тогда политическим режимом. В силу этого ряд указанных принципов являл прямую противоположность принципам, установленным в системе публичной (государственной) службы многих развитых в экономико-правовом аспекте стран. Принципы советской государственной службы, как и сама государственная служба, представляли собой глубоко идеологизированные институты, не имевшие правового установления. Это позволяет говорить об их декларативности, о поверхностном характере этой категории в практике функционирования государственной службы.[111]

Д. Н. Бахрах давая оценку принципам государственной службы, разделил их на три группы: законность, демократизм и профессионализм.[112] В.М. Манохин из всего комплекса принципов выделял те, которые относятся только к службе в целом, принципы, которые адресуются служащим, и принципы, касающиеся граждан, когда они соприкасаются с государственной службой.[113]

А. В. Оболонский выделяет следующие принципы построения и организации государственной службы: принцип профессиональных качеств, принцип статусного разделения политических и «карьерных» административных должностей, принцип компенсируемых ограничений, принцип приоритета прямых денежных выплат над «теневыми» льготами и привилегиями, принцип прозрачности, принцип ориентации на «клиента», принцип служебной лояльности, принцип этичности, принцип системности подготовки и переподготовки кадров.[114]

В соответствии со статьей 3 Федерального Закона от 27 мая 2003 года «О системе государственной службы Российской Федерации» основными принципами построения и функционирования системы государственной службы являются: федерализм, обеспечивающий единство системы государственной службы и соблюдение конституционного разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации; законность; приоритет прав и свобод человека и гражданина, их непосредственное действие, обязательность их признания, соблюдения и защиты; равный доступ граждан к государственной службе; единство правовых и организационных основ государственной службы, предполагающее законодательное закрепление единого подхода к организации государственной службы; взаимосвязь государственной службы и муниципальной службы; открытость государственной службы и ее доступность общественному контролю, объективное информирование общества о деятельности государственных служащих; профессионализм и компетентность государственных служащих; защита государственных служащих от неправомерного вмешательства в их профессиональную служебную деятельность как государственных органов и должностных лиц, так и физических и юридических лиц. Закрепленные в законе о системе государственной службы принципы взаимосвязаны и взаимообусловлены, каждый из них имеет свое значение в механизме организации и прохождения государственной службы.

Представляется возможным классифицировать указанные принципы на общие и специальные. Государственная гражданская службы, военная служба и правоохранительная служба основываются на принципах, закрепленных в Федеральном Законе «О системе государственной службы Российской Федерации». Данные принципы имеют отношение ко всем видам государственной службы. Общие принципы государственной службы способствуют развитию законодательства о государственной службе, делают стабильным все государственно-служебные отношения, а также способствуют совершенствованию взаимоотношений, которые складываются между служащими и гражданами. Специальные принципы определяют особенности государственно-служебных отношений в соответствующей сфере. Особенности и признаки отдельных видов государственной службы регулируются соответствующими законами.

В юридической литературе доминирует идея, высказанная Ю.Н. Стариловым о разделении принципов государственной службы на конституционные и организационные.[115]

Конституционные принципы производны от Конституции Российской Федерации и закрепляют прежде всего основные права человека и гражданина при реализации служебно-правовых отношений государственной службы. Организационные принципы – отправные начала, складывающиеся в процессе прохождения государственной службы.

Раскрытие сущности организации службы в органах и учреждениях прокуратуры невозможно без определения соответствующих принципов, которые отвечают на вопрос, каким должны быть органы прокуратуры сегодня, чем необходимо руководствоваться прокурорским работникам при осуществлении своей повседневной профессиональной деятельности. Вследствие своего правового характера, ими определяется функционирование и тенденции развития государственной службы в органах прокуратуры Российской Федерации, деятельность прокурорских работников, постоянство и воспроизводство государственно-служебных отношений, ротация кадров.

К сожалению, принципы федеральной государственной службы в органах и учреждениях прокуратуры РФ в Федеральном Законе «О прокуратуре Российской Федерации не отражены. Вместе с тем, общие принципы организации и деятельности прокуратуры РФ закреплены в статье 129 Конституции РФ, статье 4 Закона о прокуратуре. К ним относятся:

– единство системы органов прокуратуры,

– централизация системы органов прокуратуры,

– независимость деятельности,

– законность деятельности,

– гласность.

Применительно к служебно-правовым отношениям указанные принципы выражаются следующим образом.

Принцип единства системы органов прокуратуры РФ имеет важное значение для организации службы в органах прокуратуры РФ. В самой основе образования органов прокуратуры лежит идея о необходимости обеспечения задачи единства понимания и применения законов по всей стране. Законность должна быть единой, потому что в системе организационных связей структуры государства законы выполняют роль «кровеносных сосудов». Их основная функция состоит в необходимости регулировать общественные отношения, сохранять при этом организационное единство государства и обеспечивать баланс интересов государства и личности. Именно поэтому государство в лице его органов и должностных лиц, а также граждане, входящие в это государство, должны быть равными перед законом. Прежде всего, это означает, что законы едины для всех, и, кроме того, у закона нет альтернативы. Коль скоро значение закона столь велико, для реализации этой идеи важно не только ее провозгласить, но и создать механизм единого соблюдения прав и обязанностей в государстве. Все организационные элементы такого механизма должны быть в единой системе.[116] Исходя из этого, можно утверждать о едином правовом статусе, правах и обязанностях работников прокуратуры, требованиях к лицам, принимаемым на работу в органы прокуратуры, единстве условий прохождения службы, порядка привлечения к дисциплинарной и иной ответственности, поощрения, увольнения и т. д. Как уже отмечалось, прокуратура РФ является единой федеральной системой органов.

Следующим способом обеспечения принципа единства является система исключительной компетенции Генерального прокурора РФ как главы ведомства. Под компетенцией в данном случае понимается принадлежащий исключительно Генеральному прокурору РФ комплекс его прав, обязанностей и ответственности. В статье 129 Конституции РФ, в частности, указано, что нижестоящие прокуроры подчиняются вышестоящим и Генеральному прокурору РФ. Все прокуроры назначаются приказами Генерального прокурора РФ. Об этом же говорится в статьях 1, 4, 11, 13 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации».

Генеральный прокурор РФ в пределах штатной численности и фонда оплаты труда устанавливает штаты и структуру Генеральной прокуратуры РФ, устанавливает штатную численность и структуру подчиненных органов и учреждений прокуратуры. Генеральный прокурор РФ издает обязательные для исполнения всеми работниками органов и учреждений прокуратуры приказы, указания, распоряжения, положения и инструкции, регулирующие вопросы организации службы в системе прокуратуры РФ.

Кроме того, Генеральный прокурор РФ также несет и ответственность за выполнение задач, возложенных на органы прокуратуры Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации». Фактически такие же права, обязанности, ответственность имеют и все нижестоящие прокуроры, однако, в объеме и пределах возглавляемых ими органов прокуратуры. И такое распределение компетенции позволяет сохранять и укреплять единство всей системы органов прокуратуры РФ. Это дает возможность добиваться поставленной цели – обеспечения верховенства закона и единства законности во всей Федерации.[117]

Следующим важным организационным принципом являетсяпринцип централизации системы органов прокуратуры. Он означает, что все нижестоящие органы и подразделения прокуратуры, а также должностные лица подчиняются вышестоящим органам, подразделениям и должностным лицам органов прокуратуры. Этот же принцип обеспечивает удобство и простоту управления всеми составляющими систему органов прокуратуры элементами, а также оперативность в реализации кадровых задач. Данный принцип также законодательно закреплен в статье 129 Конституции РФ и в статье 1 Закона «О прокуратуре Российской Федерации». Кроме того, он реально обеспечивается закрепленной в законе системой норм, предусматривающих права, обязанности, ответственность прокурорских работников. Так, например, нормативно-правовые акты, увеличивающие материальное содержание работников органов и учреждений прокуратуры РФ, применяются ко всем ним без исключения в централизованном порядке.

Все, что ранее говорилось о принципе единства, в равной степени можно отнести к принципу централизации системы органов прокуратуры РФ потому, что эти два принципа очень тесно связаны друг с другом и не могут быть реализованы индивидуально. В то же время принцип централизации системы органов прокурорского надзора в большей мере относится к организационным вопросам построения кадровой структуры в прокуратуре, в то время как принцип единства тяготеет более всего к вопросам профессиональной деятельности.

При положительной в целом оценке принципа централизации системы управления кадрами в органах прокуратуры, следует иметь в виду, что усиление централизации влечет свертывание инициативы подчиненных и это может отрицательно сказываться на результативности их деятельности. С другой стороны, в практике организации управления кадрами прокуратуры принцип централизации постоянно подвергается проверке на прочность. В этом смысле необходимо учитывать, что составляющие организационную систему элементы имеют различной силы собственную энергию в виде своих целей, задач, ресурсов и эти обстоятельства, в свою очередь, могут становиться препятствием для реализации принципа централизации. Усиление роли отдельных элементов системы, как известно, способствует децентрализации и в рассматриваемом случае инициирование самостоятельности опасно распадом централизованной системы органов прокуратуры РФ. В этой связи очень важно найти баланс интересов всех составляющих структуру органов прокуратуры элементов и в то же время сохранить централизованную систему, так как только реализация этого принципа позволяет решить задачу единства законности в стране.[118]

Как некоторое посягательство на принцип централизации следует рассматривать законодательные изменения, внесенные в порядок назначения на должность прокуроров субъектов РФ. В соответствии со статьей 13 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокуроры субъектов РФ назначаются на должность сроком на пять лет Генеральным прокурором РФ по согласованию с органами государственной власти субъектов РФ, определяемыми субъектами РФ. Это означает, что при принятии решения о назначении на должность прокурора округа, области, края, республики предварительно должен решаться вопрос о согласии с назначением конкретного лица на должность в органах местной власти. Следует признать, что это обстоятельство будет серьезным препятствием для проведения прокурором субъекта РФ единой правовой политики Генеральной прокуратуры РФ.

Принцип независимости. Ю.А Дмитриев, М.А. Шапкин отмечают, что важным фактором обеспечения независимости являются требования, ограждающие прокуроров и следователей от недопустимого воздействия, путем запрещения занятий отдельными видами деятельности.[119] Прокурорские работники не могут быть членами выборных органов, общественных организаций, преследующих политические цели, создание их в органах и учреждениях прокуратуры не допускается. Кроме того, работники органов и учреждений прокуратуры РФ, являясь федеральными государственными служащими, независимы материально, их денежное содержание и материально-техническое обеспечение осуществляется в соответствие с действующим законодательством из средств федерального бюджета. Правовой статус работников прокуратуры гарантирован государством, Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» в части 1 статьи 5 определяет, что воздействие в какой-либо форме федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных объединений, средств массовой информации, их представителей, а также должностных лиц на прокурора или следователя с целью повлиять на принимаемое им решение или воспрепятствование в какой-либо форме его деятельности влечет за собой установленную законом ответственность.

Законность является следующим принципом государственной службы в органах и учреждениях прокуратуры РФ, который выражается в соблюдении конституционных норм, а также положений трудового и иного законодательства, регулирующего деятельность и прохождение службы прокурорскими работниками. Порядок приема на службу в органы и учреждения прокуратуры, процедуры поощрения, привлечения к дисциплинарной и иной ответственности, присвоения классных чинов, увольнения законодательно закреплены, все юридически значимые отношения, возникшие в процессе прохождения службы в данных органах в современный период, получили то или иное законодательное закрепление. Гарантией реализации данного принципа деятельности органов прокуратуры является строгая подчиненность и подконтрольность нижестоящих прокуроров вышестоящим.

Принцип гласности. Законодательно предусмотрена необходимость публикации сообщения о назначении Генерального прокурора РФ на должность и об освобождении его от должности. Так же публикуются в печати и сообщения о назначении других прокуроров на должность и об освобождении их от должности. Нет каких-либо секретов в строении органов прокуратуры, организации, условиях и прохождения службы. Все эти данные отражены в законе и доступны для изучения и обсуждения. Нормативное ограничение принципа гласности в служебной деятельности органов прокуратуры определяется конституционными требованиями, а также нормами федерального законодательства. Перечень сведений, относимых к государственной тайне, отражен в Законе РФ от 21 июля 1993 года № 5485-1 «О государственной тайне».[120]

Рассмотренные нами базовые принципы, содержащиеся в Федеральном Законе «О прокуратуре Российской Федерации», не отражают всей специфики государственной службы в прокуратуре, сложившейся в современный период. Как уже нами отмечалось, трудовые отношения работников органов и учреждений прокуратуры регулируются законодательством Российской Федерации о государственной службе с учетом особенностей, предусмотренных Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации». В связи с этим представляется необходимым рассмотреть отмеченные в Федеральном законе «О системе государственной службы Российской Федерации» принципы применительно к служебно-правовым отношениям, сложившимся в органах прокуратуры в современный период. Однако отметим, что не все принципы, содержащиеся в указанном выше законе, могут быть рассмотрены в качестве принципов государственной службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации.

Приоритет прав и свобод человека и гражданина как принцип службы в органах прокуратуры имеет свое непосредственное конституционное закрепление. Согласно Конституции России человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл и содержание применения законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Данный принцип придает социальный смысл государственной службе. Служащие органов и учреждений прокуратуры, выполняя свои обязанности, должны оказывать всяческое содействие гражданам в реализации их прав и законных интересов. Данный принцип должен защищать граждан от коррупционного поведения со стороны государственных служащих.

Равный доступ граждан, владеющих государственным языком Российской Федерации, к службе и равные условия ее прохождения в органах прокуратуры независимо от пола, расы, национальности, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с профессиональными и деловыми качествами служащего органов и учреждений прокуратуры. Согласно Конституции граждане России имеют равный доступ к государственной службе. Конституция выделила государственную службу в качестве особого вида общественно-полезной деятельности, а право граждан на равный доступ к государственной службе не отождествляется с их правами в сфере труда.[121] Таким образом, равный доступ граждан к федеральной государственной службе в прокуратуре закреплен конституционно, однако, в соответствие с Федеральным Законом «О прокуратуре Российской Федерации» предусмотрены ограничения при приеме на работу в этот орган.

Профессионализм и компетентность. Законодательство о государственной службе, а также иные нормативные правовые акты достаточно часто используют такие понятия как «профессионализм», «компетентность» не раскрывая их содержание и соотношение. Данный принцип достаточно подробно рассматривался в юридической литературе (А.Ф. Ноздрачев, Д.Н. Бахрах, Б.Н. Габричидзе, В.М. Коланда),[122] тем не менее, единого подхода к его пониманию до настоящего времени не выработано.

Принцип профессионализма и компетентности обязывает государственных служащих: быть постоянно готовыми к осуществлению должностных правомочий, хорошо знать предмет своей собственной государственно-служебной деятельности, знать свои права и обязанности владеть правилами и процедурами деятельности в органах государственной власти; иметь общую и специальную профессиональную подготовку; знать юридические и нравственно-этические нормы в сфере служебной деятельности.[123] Д.Н. Бахрах говорит о том, что принцип профессионализма государственной службы предполагает: компетентность работников, то есть знание ими дела, наличие необходимого образования, стажа, навыков, системы повышения квалификации, систематическое, регулярное выполнение функций, операций, оформление, решение дел, стабильность служебных отношений, регулярное получение оплаты за свой труд, политическую нейтральность, лояльность государственного служащего, ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, за качество подготавливаемых ими решений.[124]

Принцип компетентности государственного служащего был осмыслен А.И. Ильиным (1883–1954 гг.), который ввел понятие «ранга». И.А. Ильин писал, что понятие «ранга» имеет две стороны. Во-первых, имеется ввиду присущее человеку качество – это его действительный ранг, во-вторых, имеются ввиду его полномочия, права и обязанности, которые признаются за ним со стороны общества или государства, – это его социальный ранг.[125] Государство с неудачным ранговым отбором – слабо, неустойчиво, может быть прямо обречено.[126] Идея рангового отбора госслужащих существует и в настоящее время. К.С. Бельский изучил работы И.А. Ильина и развил его положения в исследуемом аспекте, в частности он отметил, что истинная государственная служба возникает из соединения обоих рангов. Ранг духовного превосходства и юридический ранг образуют принцип рангирования должностей, входящих в систему принципов государственной службы».[127]

Б.Н. Габричидзе и В.М. Коланда подчеркивают близость понятий «профессионализма» и «компетентности», но в то же время отмечают, что «компетентность» – это не только знание каких-то вопросов, осведомленность о них, но и правомочность решать определенные вопросы.[128] Как отмечает П.П. Сергун, компетентность государственного служащего необходимо рассматривать от понятия «компетенция государственного органа». Компетенция государственного органа соответствует полномочиям государственного служащего.[129] Компетенция органа государственной власти, органа исполнительной власти определяется законом, указом Президента, постановлением Правительства. Компетенция структурного подразделения органа исполнительной власти может определяться нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти. Компетенция государственного служащего в общих чертах определяется законом, а непосредственная компетенция государственного служащего определяется должностной инструкцией по занимаемой должности. Компетенция работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации определяется Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации». По мнению Ю.Н. Старилова, компетентность представляет собой постоянную готовность служащих к осуществлению служебных полномочий, а принцип профессионализма призван обеспечить стабильность государственной службы.[130] Таким образом, принцип профессионализма и компетентности – разные принципы государственной службы, несмотря на их взаимосвязь. Государственный служащий, несмотря на наличие специального образования, навыков и умений, не может реализовать свой профессиональный потенциал, для его реализации необходимы полномочия, закрепленные в соответствующем нормативном правовом акте. Указанный принцип имеет большое значение для работы органов прокуратуры в современный период, так как от профессионализма и компетенции сотрудников прокуратуры зависит обеспечение законности на территории нашей страны, законодательное его закрепление будет способствовать надлежащему подбору и расстановке кадров в прокуратуре.

Стабильность службы в органах прокуратуры. Данный принцип означает стабильность законодательства, регламентирующего государственно-служебные отношения в органах прокуратуры, независимость государственных служащих от политической и экономической ситуации, гарантированный законом правовой статус сотрудника прокуратуры как федерального государственного служащего. Ю.Н. Старилов говорит о несменяемости госслужащих и преемственности в поведении государственной кадровой политики.[131] По мнению А.Ф. Ноздрачева, условиями стабильности кадров государственных служащих являются: искоренение протекционизма, практики подбора кадров по принципу личной преданности и партийности, своевременное освобождение государственных органов от лиц некомпетентных или профессионально не пригодных, создание надлежащих условий для плодотворной деятельности госслужащих, усиление социальной и правовой защищенности госслужащих, обеспечение гарантий против незаконного увольнения с государственной службы.[132] Служба в органах прокуратуры должна быть стабильной, этот фактор способствует сохранению кадров на местах, создает предпосылки к повышению квалификации и усиливает авторитет этого органа в глазах населения.

Доступность информации о службе в органах прокуратуры Российской Федерации. Согласно Конституции России законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Данные предписания Конституции РФ имеют самое непосредственное отношение к государственной службе в прокуратуре. Последовательная реализация принципа гласности в осуществлении государственной службы в органах и учреждениях прокуратуры способствует формированию самоконтроля в деятельности ее работников, способствует повышению престижа прокурорской службы. Как отмечает Д.А. Керимов, активное участие людей в обсуждении вопросов общественного развития не только является условием правильного решения и реализации этих вопросов, но и означает вместе с тем образование единства общей воли народа.[133] Освещение законодательных требований, связанных с прохождением службы в прокурорских структурах, трудностей и проблем, с которыми сталкиваются работники прокуратуры, информирование населения о вакантных местах в том или ином структурном подразделении, предание гласности сведений о работе и жизни служащих прокуратуры демократизирует государственную службу в органах прокуратуры.

Взаимодействие с общественными объединениями и гражданами. Данный принцип государственной службы в прокуратуре непосредственно связан с принципом доступности информации о службе в указанных органах. В связи с этим неслучайно предложение А.А. Гришковца о том, что в основу взаимодействия государственной службы и гражданского общества должны быть положены два базисных принципа: принцип служения государству и принцип открытости и гласности в осуществлении государственной службы.[134] Гегель отмечал, что развитие гражданского общества наступает позднее, чем развитие государства.[135] Гражданское общество не может возникнуть по велению «верхов» или желанию низов. Оно является результатом достаточно длительного развития цивилизации, культуры правового типа и соответствует развитому состоянию правовой культуры. Гражданское общество – это особый характер экономических, духовных нравственных условий жизни, способствующий свободной реализации частных интересов индивидов.[136] Гражданское общество в настоящее время в России динамично развивается, находят свое законодательное изменение и дополнение отношения, связанные с организацией и прохождением государственной службы. Важно, чтобы данные изменения охватывали все органы власти. Прокуратура России в современный период не является закрытым от посторонних глаз органом и вправе взаимодействовать с общественностью в предусмотренных законодательством случаях. Объективная оценка служебной деятельности и поведения прокурорских работников, данная общественностью, во многом зависит от степени и характера взаимодействия прокуратуры и общественных организаций, преследующих различные интересы, а также от мнения граждан.

Защищенность служащих органов прокуратуры от неправомерного вмешательства в их профессиональную служебную деятельность. Данный принцип призван оградить служащих прокуратуры от неправомерного вмешательства в их профессиональную деятельность, защитить указанных лиц от влияния на объективность и законность принимаемых ими решений, а также способствует предупреждению и пресечению коррупции в системе государственно-служебных отношений. Защищенности работников прокуратуры от неправомерного вмешательства в их профессиональную служебную деятельность поможет совершенствование административно-правового механизма взаимоотношения служащих прокуратуры с юридическими и физическими лицами.

Названными принципами, безусловно, не исчерпываются все положения организации служебной деятельности в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации. Существует достаточно много других, не менее важных обстоятельств, оказывающих реальное влияние на административно-правовые отношения службы в указанных органах. В то же время именно отмеченные положения учитываются как принципиальные при ее организации и прохождении. В связи с этим представляется необходимым закрепить основные принципы построения и функционирования федеральной государственной правоохранительной службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» отдельной статьей (см. приложение 1).

Исходя из вышеизложенного, принципы федеральной государственной службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации – это нормативно закрепленные основополагающие положения, касающиеся организации и прохождения государственной правоохранительной службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации и делающие стабильными государственно-служебные отношения в этой системе.

ГЛАВА IIПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРОХОЖДЕНИЯ СЛУЖБЫ В ОРГАНАХ И УЧРЕЖДЕНИЯХ ПРОКУРАТУРЫ

§ 2.1. Административно-правовое регулирование формирования служебного прокурорского аппарата и прохождения службы

В современной России прохождение государственной службы является сложным правовым явлением и связано с комплексом социально-экономических отношений. Как отмечает Ю.А. Тихомиров, прохождение государственной службы – непрерывный процесс. Все ее основные этапы должны быть тщательно регламентированы. Без соблюдения нормативных требований, предъявляемых к разным ее этапам, трудно обеспечивать высокий уровень организации службы и эффективность управленческого труда.[137]

Д. Д. Семенчуков в качестве основных этапов службы в органах прокуратуры выделяет следующие: поступление на государственную службу, присвоение классных чинов, аттестацию, процедуры поощрения и привлечения к дисциплинарной ответственности, прекращение службы.[138] Однако, на наш взгляд, к этапам прохождения службы помимо указанных выше ввиду их особой значимости также относятся принятие Присяги и обучение сотрудников, имеющих непродолжительный стаж работы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации.

Законом «О прокуратуре Российской Федерации» определяется совокупность условий, соблюдение которых необходимо при решении вопроса о зачислении на службу в органы и учреждения прокуратуры.

Статья 401 Закона устанавливает, что прокурорами и следователями могут быть граждане РФ, имеющие высшее юридическое образование, полученное в высшем образовательном учреждении, имеющем государственную аккредитацию. Высшее образование предполагает совокупность систематизированных знаний в области юриспруденции и основанных на них практических навыков, позволяющих выполнять служебные обязанности прокурора или следователя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Данное обстоятельство удостоверяется наличием диплома о высшем образовании установленной формы.

В наибольшей мере критерием подготовки по юридической специальности для работы прокурором и следователем прокуратуры считается учеба в Санкт-Петербургском юридическом институте Генеральной прокуратуры РФ, в институтах прокуратуры в составе Московской правовой академии, а также в Уральской государственной юридической академии и Саратовской государственной академии права. Это связано с наличием в названных, а также в некоторых других высших учебных заведениях специализации, необходимой для работы в органах прокуратуры.[139]

В настоящее время дискуссионным является вопрос о возможности признания высшего юридического образования, полученного в негосударственном образовательном учреждении. В кадровых подразделениях органов прокуратуры, как правило, дипломы о высшем юридическом образовании, полученном в негосударственном образовательном учреждении, не признаются. Какого-либо официального разъяснения по данной проблеме, однако, не имеется. В соответствии с пунктом 3 статьи 10 Федерального Закона от 22 августа 1996 года № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»[140] право на реализацию образовательных программ высшего и послевузовского профессионального образования возникает с момента выдачи высшему учебному заведению лицензии. Согласно пункту 7 указанной выше статьи государственная аккредитация высшего учебного заведения осуществляется на основе аттестации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Свидетельство о государственной аккредитации устанавливает (подтверждает на очередной срок) статус высшего учебного заведения, перечень направлений подготовки (специальностей), которые прошли государственную аккредитацию и по которым высшее учебное заведение имеет право выдавать выпускникам документы государственного образца о высшем профессиональном образовании, а также ступени высшего профессионального образования и квалификации (степени).

Непризнание диплома негосударственного образовательного учреждения представляется неверным, поскольку в законодательстве не содержится каких-либо различий между и государственными и негосударственными образовательными учреждениями.

В соответствии с Законом РФ от 10 июля 1992 года № 3266-1 «Об образовании»[141] формальных препятствий к признанию дипломов о высшем образовании могут быть только два: отсутствие у учебного заведения высшего профессионального образования лицензии на образовательную деятельность и документа, подтверждающего его государственную аккредитацию. Этими документами в определенной степени подтверждается государственный стандарт образования и тем самым качество обучения. Других формальных ограничений в законодательстве Российской Федерации не имеется.[142] Однако, в случае отсутствия у высшего образовательного учреждения лицензии или государственной аккредитации оно не имеет права выдавать документы об образовании, выданные дипломы в данном случае признаются недействительными.

Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» в статье 401 допускает, что на должности прокуроров и следователей в исключительных случаях могут назначаться лица, обучающиеся по юридической специальности в образовательных учреждениях высшего профессионального образования, имеющих государственную аккредитацию, и окончившие третий курс указанных образовательных учреждений. Такое исключение является адекватной реакцией законодателя на изменения в состоянии и тенденциях развития законности, а также учет реальных возможностей в ближайшей перспективе полностью удовлетворить потребности органов прокуратуры в кадрах с высшим юридическим образованием, особенно в отдаленных регионах страны.

В соответствие с частью 2 статьи 401 данного Закона лицо не может быть принято на службу в органы и учреждения прокуратуры и находиться на указанной службе, если оно:

– имеет гражданство иностранного государства;

– признано решением суда недееспособным или ограниченно дееспособным;

– лишено решением суда права занимать государственные должности государственной службы в течение определенного срока;

– имело или имеет судимость;

– имеет заболевание, которое согласно медицинскому заключению препятствует исполнению им служебных обязанностей;

– состоит в близком родстве или свойстве (родители, супруги, братья, сестры, дети, а также братья, сестры, родители или дети супругов) с работником органа или учреждения прокуратуры, если их служба связана с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому;

– отказывается от прохождения процедуры оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, если исполнение служебных обязанностей по должности, на которую претендует лицо, связано с использованием таких сведений.

Кроме того, в соответствие со статьей 4 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокуроры и следователи органов прокуратуры не могут быть членами выборных и иных органов, образуемых органами государственной власти и органами местного самоуправления. Прокурорские работники не могут являться членами общественных объединений, преследующих политические цели, и принимать участие в их деятельности. Создание и деятельность общественных объединений, преследующих политические цели, и их организаций в органах и учреждениях прокуратуры не допускаются. Служащие прокуратуры не вправе совмещать свою основную деятельность с иной, оплачиваемой или безвозмездной деятельностью, кроме преподавательской, научной и творческой.

Данный нормативный акт, определяя статус служащего органов прокуратуры, накладывает ограничения, правовая природа которых связана с правами, а именно с правами, которых работник органов прокуратуры не имеет, пока состоит на службе. Ограничения, установленные законом, действуют при прохождении службы в органах прокуратуры, а также при поступлении на службу, т. е. относятся к гражданину, который еще не стал работником органов прокуратуры. Таким образом, существующие ограничения, связанные со службой в органах и учреждениях прокуратуры РФ, имеют легитимный характер, они оправданы и необходимы для защиты конституционного строя, прав и законных интересов гражданина. Специфический смысл и объем ограничений можно интерпретировать с учетом особых связей между государством и прокурорским работником, а именно публично-правовых отношений службы и верности.

Однако, на наш взгляд, круг ограничений, указанный в рассматриваемом законе, не отвечает объективным требованиям, предъявляемым российским обществом к служащим органов и учреждений прокуратуры и создают возможность для коррупционных проявлений в органах прокуратуры РФ. Ограничения и запреты, связанные со службой в органах прокуратуры, предназначены для установления препятствий для злоупотребления властными полномочиями и создания условий для независимости служебной деятельности от групп давления. Кроме того, они гарантируют осуществление работником прокуратуры своих прав и призваны обеспечить эффективную служебную деятельность. Поэтому необходимо расширить и конкретизировать круг ограничений и запретов при прохождении службы в данных органах. В связи с этим было бы целесообразно дополнить статьи 401 и 402 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» отмеченными в законодательстве о государственной службе ограничениями и запретами, детально их разработать и применить к работникам органов и учреждений прокуратуры (см. приложение 1).

При оформлении на службу в органы прокуратуры прокурорские работники должны быть ознакомлены с ограничениями, которые они обязаны соблюдать при осуществлении своей профессиональной деятельности.

Как показывает проведенный анализ, систематизированные перечни профессиональных качеств прокуроров и следователей законодательно не определены. Результаты анализа и обобщения аттестационной работы, тестирования прокуроров и следователей показывают, что в них в различной мере отражены требования общего характера, которые соотносятся с требованиями, предъявляемыми ко всем прокурорским работникам. В аттестационной характеристике, других соответствующих документах обычно отмечаются добросовестность, дисциплинированность, принципиальность и объективность, внимательное и уважительное отношение к гражданам, корректность, вежливость, отзывчивость и тактичность, скромность, трудолюбие, требовательность к себе и самокритичность, исполнительность, прилежность и аккуратность. Помимо этих нравственных свойств личности при установлении соответствия служащего органов прокуратуры определенной должности оцениваются профессиональные качества, соответствующие функциональным задачам, особенностям профессиональной деятельности в соответствующей сфере (участие в суде, надзор за соблюдением законов в учреждениях уголовно-исполнительной системы), с учетом иерархического уровня органа прокуратуры в прокурорской системе.

Определенные индивидуальные психологические особенности личности прокурора или следователя необходимы для их профессиональной состоятельности, такие как: высокая работоспособность, энергичность, воля, основные черты темперамента, интеллект, инициативность, настойчивость в достижении целей при осуществлении служебных функций, целеустремленность, уравновешенность, общительность и умение устанавливать психологический контакт, способность мыслить творчески, вдумчивость. Для прокуроров – руководителей соответствующих органов прокуратуры, их структурных подразделений, а также следователей – руководителей следственно-оперативных групп (бригад) наряду с обозначенными моральными и профессиональными качествами важное значение имеет способность руководить коллективом: умение инструктировать, осуществлять контроль за исполнением поручений подчиненными, практически повседневно обучать их на «рабочем месте», способность влиять на формирование и поддержание надлежащего психологического климата в коллективе.

Для кандидатов на должность прокурора или следователя прокуратуры в качестве критерия пригодности выделяется безупречная репутация. С учетом особого характера условий работы в органах и учреждениях прокуратуры, напряженности и интенсивности труда прокурорских работников, нередко связанных с риском для жизни и здоровья, других объективных обстоятельств, к кандидатам на эти должности предъявляются определенные требования по состоянию их здоровья. Такие лица проходят медицинское обследование.

На службу в органы и учреждения прокуратуры не может быть принято лицо, имеющее, в соответствии с заключением медицинской комиссии, заболевание, которое препятствует выполнению должностных обязанностей, если для соответствующей должности установлены специальные требования к состоянию здоровья.[143]

Для определенных категорий работников органов прокуратуры законом установлены дополнительно требования по возрасту и стажу работы. Так, на должности прокурора города, района, приравненных к ним прокуроров назначаются лица не моложе 25 лет, имеющие стаж работы прокурором или следователем в органах прокуратуры не менее трех лет. На должности прокуроров субъектов Российской Федерации, приравненных к ним военных прокуроров и прокуроров специализированных прокуратур назначаются лица не моложе 30 лет, имеющие стаж работы прокурором или следователем в органах прокуратуры не менее пяти лет (пункт 5 статьи 401 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации»). Однако, для занятия должности прокурора надо обладать не только определенным образованием, моральными и профессиональными качествами, но и большим жизненным и профессиональным опытом, что приходит с возрастом. Прокурор как руководитель структурного подразделения должен обладать управленческими способностями, уметь грамотно организовать работу подчиненных сотрудников. В связи с этим минимальный возрастной критерий для занятия должности прокурора района и города, установленный законодателем в 25 лет, представляется достаточно низким. Молодые прокуроры, которые ранее работали следователями, старшими следователями, не знают общего надзора, не могут грамотно и профессионально поддержать обвинение в суде, а те, которые были помощниками, старшими помощниками прокурора, не знают специфики проведения дознания, предварительного следствия. Поэтому ими при принятии решений допускаются ошибки, которые могут существенным образом отразиться на интересах юридических и физических лиц. Прокурор должен владеть всеми видами общего надзора, надзора за исполнением законодательства о несовершеннолетних, знать особенности участия в суде по различным категориям дел, а также владеть другими навыками прокурорский работы и обладать организаторскими способностями. В связи с этим целесообразно внести изменения в указанную статью Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» и установить минимальный возраст для занятия должности прокурора района, города 30 лет, при этом стаж работы в органах прокуратуры в качестве оперативного работника должен быть не менее семи лет. Проведенный нами анализ[144] показывает, что в 2004–2006 годах, а также в первом полугодии 2007 года 27 % лиц, назначенных на должности прокуроров городов (районов) в возрасте до 30 лет, проработали в указанных должностях около 2-х лет, затем переходили на иные, менее ответственные должности в системе органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, либо были уволены по различным основаниям.

Возраст 30 лет и стаж работы не менее пяти лет для прокуроров субъектов Российской Федерации, приравненных к ним военных прокуроров и прокуроров специализированных прокуратур также представляется недостаточным, поскольку в данном случае речь идет о руководителе целой системы прокуратур городов и районов, а также аппарата прокуратуры субъекта РФ. Такое лицо должно обладать не только большим профессиональным, жизненным и управленческим опытом, но и уметь грамотно расставить кадры на местах, также иметь огромный авторитет. Вместе с тем, многие прокуроры субъектов Федерации не справляются со сложившейся негативной обстановкой, не могут повлиять на рост преступности, организовать надлежащий надзор за законностью правовых актов в высших органах законодательной власти и т. д.

В связи с этим, необходимо внести изменения в Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» и установить минимальный возраст для занятия этой должности – 35 лет и стаж работы в органах прокуратуры не менее десяти лет, в том числе на руководящих должностях не менее пяти лет. В прокуратуре каждого субъекта РФ служат сотни прокурорских работников, от того, какую позицию займет прокурор края, области, республики по отношению к властным структурам, контролирующим и правоохранительным органам, зависит очень многое.

В соответствие с пунктом 5 статьи 401 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» Генеральный прокурор РФ вправе в исключительных случаях назначать на должности прокуроров субъектов Федерации, прокуроров городов, районов, приравненных к ним прокуроров специализированных прокуратур лиц, имеющих опыт работы по юридической специальности на руководящих должностях в органах государственной власти.

Сегодня органы прокуратуры заинтересованы в привлечении на службу достойных специалистов в области юриспруденции, имеющих наиболее высокую квалификацию. Как уже отмечалось ранее, служба в органах прокуратуры является государственной, а Конституция Российской Федерации в части 4 статьи 32 закрепляет равный доступ граждан РФ к государственной службе. В части 1 статьи 22 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» отмечено, что поступление гражданина на гражданскую службу для замещения должности гражданской службы или замещение гражданским служащим другой должности гражданской службы осуществляется по результатам конкурса, который заключается в оценке профессионального уровня претендентов на замещение должности гражданской службы, их соответствия установленным квалификационным требованиям к должности гражданской службы. В соответствии с Инструкцией о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом Минюста РФ от 06 июня 2005 года № 76[145] конкурс на замещение должностей объявляется в учреждении или органе уголовно-исполнительной системы при наличии вакантной должности и отсутствии резерва для ее замещения распоряжением (приказом) за подписью начальника, имеющего право назначения на указанную должность. Проведение конкурса в органах внутренних дел нормативно закреплено в Приказе МВД РФ от 12 июля 1995 г. № 270 «Об утверждении Перечня должностей сотрудников органов внутренних дел, замещаемых по конкурсу и Инструкции о порядке проведения конкурсов на замещение должностей сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации».[146] Однако, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» не предусматривает проведение конкурса на замещение вакантных должностей в органах прокуратуры. В результате конкурсного отбора претендентов имеется возможность трудоустройства лиц, максимально отвечающим требованиям, предъявляемым к прокурорским работникам. Как отмечает Д.Н. Бахрах, суть конкурса – подбор кандидатов на должности в порядке делового соперничества специалистов, обеспечивающего равные условия для всех претендентов. Важная особенность конкурса – самовыдвижение. Лиц, желающих участвовать в нем, не выдвигают, они сами должны подать заявление о желании участвовать в конкурсе.[147] Таким образом, целесообразно законодательно закрепить организацию конкурса при первоначальном приеме на работу, проводить конкурс на замещение должностей руководящего состава – межгоррайпрокуроров и начальников отделов (управлений) в составе прокуратуры субъекта Федерации. Необходимо внести соответствующие изменения в указанный выше Федеральный закон, а также разработать и утвердить приказом Генерального прокурора РФ Положение о порядке формирования конкурсных комиссий и проведения конкурса на замещение вакантных должностей в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации.

Вакантной государственной должностью в государственном органе признается не замещенная федеральным государственным служащим государственная должность, предусмотренная в структуре аппарата государственного органа.[148] В органах прокуратуры вакантной считается незамещенная должность следователя, помощника, заместителя прокурора или прокурора соответствующего структурного подразделения, а также должность прокурора, старшего прокурора, заместителя начальника, начальника отдела (управления) в аппарате прокуратуры субъекта РФ.

Проведение конкурса обеспечит повышение престижа прокурорской службы, грамотно организованное его проведение исключит возможность попадания в прокуратуру «случайных» людей. Организация процедуры конкурса должна предусматривать два этапа: конкурс документов и конкурс-испытание (коллегиальная оценка деловых качеств претендента). В состав конкурсной комиссии обязательно должен входить психолог.

По общему правилу решение конкурсной комиссии является основанием для назначения лица на соответствующую должность либо отказа в таком назначении. Таким образом, в случае положительного решения данной комиссии прокурор субъекта Федерации обязан издать приказ о назначении претендента на должность следователя, помощника или заместителя прокурора, а Генеральный прокурор – на должность прокурора района или города. Однако, в юридической науке высказывается мнение о том, что решение конкурсной комиссии носит рекомендательный характер и руководитель может с ним не согласиться.[149] На практике отдел кадров оценивает деловые качества претендентов, а прокурор субъекта Федерации принимает решение о назначении на должность и об отправке документов в Генеральную прокуратуру на утверждение будущего руководителя городской или районной прокуратуры.

Проведенное нами исследование показало, что в прокуратурах Волгоградской, Воронежской, Тульской, Саратовской, Ростовской, Пензенской областей, а также Ставропольского края проверка соответствия кандидата установленным требованиям проводится путем ознакомления с документами, характеризующими личность поступающего на службу, это автобиография, паспорт, диплом с выпиской из зачетной книжки, характеристика (отзыв) с последнего места работы (службы) или учебы, медицинская справка о состоянии здоровья и справка из психоневрологического диспансера. Затем проводится собеседование прокурора или уполномоченного им прокурорского работника (как правило начальника отдела кадров) с кандидатом. При беседе выясняются мотивы выбора юридической специальности и желания работать в прокуратуре, склонности к изучению тех или иных предметов, другие параметры личности, что позволяет оценить, насколько конкретный человек сможет соответствовать предъявляемым профессиональным требованиям. Собеседование проводится в произвольной форме. На наш взгляд, целесообразно подготовить письменные вопросы, по ответам на которые можно судить не только о квалификации кандидата, но и об уровне его образованности, эрудиции.

При отборе кадров главным специалистом-психологом прокуратуры субъекта Федерации проводится психологическое тестирование, в ходе которого выявляются эмоциональные свойства кандидата, модель его поведения в сложных и неоднозначных ситуациях, реакция на критику и ряд других качеств, необходимых в работе, связанной с высокими эмоциональными нагрузками, постоянным общением с людьми, а также такие профессионально значимые качества, как работоспособность, выносливость, наблюдательность, обязательность, способность логически мыслить, действовать быстро и решительно в нетипичных и конфликтных ситуациях, смелость, настойчивость, целеустремленность, сообразительность, хорошая память. Выводы психолога носят рекомендательный характер. Кроме того, в установленном порядке делаются запросы в органы МВД для проверки данных о возможном привлечении кандидата к уголовной, административной ответственности.

Согласно пункту 4 статьи 401 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» лица, обучавшиеся по юридической специальности в образовательных учреждениях высшего профессионального образования с оплатой обучения Генеральной прокуратурой РФ, а также прокурорские работники, обучавшиеся в очной аспирантуре с сохранением денежного содержания, которое они имели на момент поступления в аспирантуру, обязаны в соответствии с заключенными с ними договорами проработать в органах или учреждениях прокуратуры не менее пяти лет.

В прокуратурах субъектов Федерации может формироваться резерв кандидатов на замещение должностей прокурорско-следственных работников. Резерв создается из числа лиц, выразивших желание работать в органах прокуратуры и соответствующих общим, установленным в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» требованиям профессиональной подготовки, возрастным и медицинским критериям, необходимым морально-этическим качествам. Для зачисления в резерв необходимо представить прокурору для ознакомления документы о высшем или незаконченном высшем юридическом образовании, характеристику (отзыв) с последнего места работы или учебы, а также медицинскую справку о состоянии здоровья. Время нахождения в резерве необходимо использовать для изучения и оценки личности «резервиста», определения его профессиональной, морально-психологической пригодности для работы в прокуратуре. С этой целью они могут привлекаться на общественных началах к выполнению некоторых поручений, участвовать в учебных мероприятиях. После изучения личности претендента при положительной оценке всех его качеств он вносится в список резерва, о чем необходимо сообщить в отдел кадров вышестоящей прокуратуры. При наличии вакантной должности кандидат направляется в отдел кадров, имея при себе все перечисленные документы.

Проблема комплектования прокурорского аппарата людьми, действительно способными бороться с преступлениями и правонарушениями, отвечающими необходимым требованиями, в настоящее время является весьма актуальной. А.А. Демин отмечает, что общепризнанными являются два способа комплектования государственного аппарата – система добычи и система заслуг.[150] Вновь пришедший руководитель стремиться окружить себя своими сторонниками – родственниками, близкими людьми, друзьями, или же теми людьми, которыми легко управлять, не взирая на их профессиональные качества – это признаки системы добычи. Как показывает практика, работники аппарата прокуратур субъектов Федерации, прокуроры, используя свое влияние, обеспечивают трудоустройство своих детей и родственников, близких знакомых в органы и учреждения прокуратуры. «По блату» устраиваются также дети руководителей предприятий и фирм, не имеющих материальных затруднений. Система заслуг – это когда приоритет отдается личным, профессиональным качествам работника. В этом случае сотрудник, повышающий свою квалификацию, имеет преимущество при поступлении на работу в органы прокуратуры и продвижение по службе. Именно по этому принципу должны комплектоваться органы прокуратуры.

Еще одной проблемой является прием женщин на оперативные должности органов прокуратуры. Так, по состоянию на 01.04.2007 г. в прокуратуре Саратовской области в качестве оперативных работников работало 60 лиц женского пола, почти третья часть из них трудилась в аппарате. Как уже отмечалось, Конституция Российской Федерации закрепляет равный доступ граждан РФ к государственной службе. Однако, на практике выясняется, что многим женщинам отказывают в приеме на работу в органы прокуратуры под различными предлогами. Между тем, анализ работы лиц женского пола показывает, что в ряде случаев они относятся к исполнению своих должностных обязанностей более добросовестно, чем мужчины, случаи привлечения их к дисциплинарной ответственности крайне редки. Они относятся к проведению проверок ответственно, адаптируются к постоянным стрессовым ситуациям и увеличивающимся нагрузкам в работе. Никаких формальных ограничений при приеме их на работу не должно быть. Они также как и мужчины пользуются равными правами при трудоустройстве на оперативные должности прокуратуры. При решении данного вопроса целесообразно разработать и внедрить дополнительные психологические тесты на профессиональную пригодность, подверженность стрессам, трудностям и большой нагрузке в работе, это должно быть закреплено законодательно.

При подборе кадров на должности помощников прокурора и следователей предпочтение отдается русскоязычному населению. Как правило, представители национальных меньшинств, выходцы из ближнего зарубежья, лица иных национальностей, имеющие гражданство Российской Федерации, не принимаются в органы и учреждения прокуратуры. В некоторых прокуратурах субъектов РФ предпочтение при приеме на работу отдается лицам коренной национальности. В основе подбора кадров должны лежать принципы профессионализма и компетентности. Прокуратура Российской Федерации должна быть доступной для всех граждан, отвечающих установленным требованиям, никаких национальных, религиозных, расовых ограничений не должно быть. Это положение необходимо закрепить в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации».

С учетом особенностей характера работы и высокой ответственности лицам, впервые принимаемым на службу в органы прокуратуры (за исключением лиц, окончивших образовательные учреждения высшего профессионального и среднего профессионального образования), в целях проверки их соответствия занимаемой должности может устанавливаться испытание на срок до шести месяцев. Продолжительность испытания устанавливается руководителем органа прокуратуры, компетентным назначать на данную должность, по соглашению с лицом, принимаемым на службу. Срок испытания может сокращаться или продлеваться по соглашению сторон в пределах шести месяцев (статья 403 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

В соответствие с пунктом 3 статьи 401 анализируемого нами Закона лица принимаются на службу в органы и учреждения прокуратуры на условиях трудового договора, заключаемого на неопределенный срок или на срок не более пяти лет.

Лицо, впервые назначаемое на должность прокурора или следователя, принимает Присягу (статья 404 Закона). Организация работы по принятию Присяги приказом Генерального прокурора РФ от 03 ноября 1999 г. № 82[151] возложена на прокуроров субъектов Российской Федерации и приравненных к ним прокуроров. Принятие Присяги производится в торжественной обстановке, как правило, после аттестации работника на соответствие занимаемой должности и до присвоения ему классного чина. Текст Присяги зачитывается вслух каждым прокурорским работником. Факт принятия Присяги удостоверяется подписью принявшего ее лица на специальном бланке установленной формы. Принятие Присяги – это не простая формальность, соблюдение которой требует Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», ее слова должны сопровождать деятельность каждого сотрудника на протяжении всей его профессиональной деятельности.

Законодательно закрепленные права и обязанности гражданского служащего определяют его правовой статус, в который также включаются ограничения, запреты и ответственность. В Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» не определены общие права и обязанности прокурорского работника. Конкретные права и обязанности работников прокуратуры определяются применительно к исполнению ими своих должностных обязанностей. Так, процессуальные права и обязанности следователя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации при проведении проверок по заявлениям о совершенных или готовящихся преступлениях, расследованием уголовных дел, регламентированы Уголовно-процессуальным кодексом, полномочия прокурора по возбуждению производств об административных правонарушениях оговорены в Кодексе РФ об административных правонарушениях и т. д.

Определение правового статуса служащего органов прокуратуры в настоящее время необходимо. Прокуратура – правоохранительный орган, обладающий специфическими функциями и преследующий определенные цели. В связи с этим представляется необходимым законодательно разработать группу прав и группу обязанностей прокурорских работников и дополнить ими Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации». Работник прокуратуры – это прежде всего личность, гражданин, имеющий конституционные права (см. приложение 1).

Как уже отмечалось, Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» в части 1 статьи 5 определяет, что воздействие в какой-либо форме на прокурора или следователя с целью повлиять на принимаемое им решение или воспрепятствование в какой-либо форме его деятельности влечет за собой установленную законом ответственность. Однако, в действующем российском законодательстве нет специальных норм, устанавливающих указанную ответственность. Кодекс об административных правонарушениях РФ содержит схожую норму – часть 1 статьи 19.4 устанавливает административную ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль), а равно воспрепятствование осуществлению этим должностным лицом служебных обязанностей. Статья 17.7 КоАП РФ предусматривает ответственность за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении. В указанных статьях не реализуется положение, прямо закрепленное в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации». Уголовный Кодекс Российской Федерации вообще не содержит статью, предусматривающую уголовную ответственность за нарушение указанного положения. Гарантированный законодательством статус прокурорского работника должен быть защищен от посягательств прежде всего нормами административного и уголовного законодательства. Поэтому, необходимо закрепить ответственность за нарушение указанного закона в КоАП РФ и УК РФ (приложение 2).

Важную роль в организации службы в органах и учреждениях прокуратуры имеет работа с лицами, имеющими непродолжительный стаж работы. В работе с молодыми специалистами следует исходить из того, что обновление кадров – процесс естественный и что лица, не имеющие большого жизненного опыта, практических навыков, нуждаются в особом внимании, заботе со стороны прокурорских работников. При этом, конечно, не следует забывать о необходимости профессиональной требовательности.[152]

Законодательство не обязывает молодых специалистов учиться, однако, сама профессия прокурорского работника требует скорейшей адаптации к условиям и режиму работы, выработки необходимых навыков практической деятельности и профессиональных качеств. Отсюда можно сделать вывод – лиц, впервые назначенных на должности следователей и помощников прокурора, необходимо обучать, данный процесс должен осуществляться непрерывно. В прокуратуре Саратовской области осуществляются занятия с молодыми специалистами, работающими в органах менее одного года один раз в месяц. На этих занятиях прокуроры и начальники отделов, старшие помощники прокурора области рассказывают об особенностях осуществления того или иного вида надзора, порядка подготовки актов прокурорского реагирования, тактике поддержания государственного обвинения, методике расследования отдельных видов преступлений и т. д. Вместе с тем, молодым помощникам прокурора не интересны – проблемы предварительного следствия, а также все то, что непосредственно не связано с теми видами надзоров, которые на них возложены. На первоначальном этапе работа сотрудников, начинающих свою деятельность в органах прокуратуры, носит шаблонный характер, должного внимания их практической подготовке не уделяется. Ими копируются протесты, представления, предостережения, постановления о возбуждении производств об административных правонарушениях, инициатива при проведении проверок отсутствует. Имеются случаи, когда ошибки, допущенные взрослыми работниками при составлении актов прокурорского реагирования, проведении проверок допускаются работниками, имеющими непродолжительный стаж работы. Решить данную проблему поможет организация практических семинаров, которые необходимо проводить отдельно с помощниками прокурора и следователями. На наш взгляд, целесообразно регулярно организовывать выезды в прокуратуры городов и районов наиболее опытных и квалифицированных работников аппарата, которые на практике покажут, как нужно грамотно организовать и провести проверку исполнения того или иного законодательства, подготавливать акты прокурорского реагирования, составлять процессуальные документы и т. д. Также возможна организация принятия теоретических зачетов на знание законодательства, внесенных в него изменений.

Ответственным за подготовку специалиста, имеющего непродолжительный стаж работы в органах прокуратуры является, как правило, прокурор района, города. В небольших коллективах эти лица выполняют и функции наставника. В крупных прокуратурах наставник назначается из числа следователей, помощников прокуроров, заместителей прокуроров отделов, имеющих продолжительный опыт работы в органах прокуратуры. Наставничество является служебным долгом и учитывается при аттестации работника, применении мер поощрения, продвижении по службе. Вместе с тем, закрепление наставника не освобождает других прокурорских работников от обязанности оказывать всемерную помощь начинающему специалисту, проявляя внимание, терпение, заботу. Прокурор района (начальник отдела) должен осуществлять постоянный контроль за ним, оказывая помощь в выполнении служебного долга, решении бытовых проблем.

Необходимо подчеркнуть, что статус не аттестованного сотрудника с непродолжительным стажем работы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации не допускает каких-либо правоограничений и не предоставляет каких-либо льгот или преимуществ. Его профессиональная подготовка наряду с выполнением служебных обязанностей предполагает обязательное изучение приказов и указаний Генерального прокурора РФ, изучение работы канцелярии, иные мероприятия. Деятельность данного лица, его наставника и ответственного прокурора оценивается аттестационной комиссией. Вместе с тем, не всегда прокуроры городов и районов организуют работу с молодыми специалистами на должном уровне, в результате этого аттестации некоторых молодых специалистов откладываются. Одной из организационных проблем в работе, является полное возложение на начинающего работать сотрудника тех обязанностей, которые были возложены на его предшественника. С учетом больших нагрузок в работе, в результате которых сотрудники прокуратуры Саратовской области в настоящее время иногда вынуждены работать в выходные и праздничные дни, лицо, имеющее непродолжительный стаж работы в органах прокуратуры на первоначальном этапе необходимо обеспечить минимальной нагрузкой, постепенно наращивая ее, поскольку на наш взгляд, главное в работе начинающего специалиста – это качество. Прежде всего, ему нужно вникнуть в сущность прокурорской деятельности, овладеть первоначальными навыками, а главное, суметь грамотно спланировать свою работу.

Кроме профессиональной подготовки также следует уделять внимание психической устойчивости, воспитанию моральных качеств и выработке норм этики прокурорского работника с непродолжительным стажем. Необходимо помочь этому сотруднику влиться в коллектив, помочь ему решить все бытовые проблемы, побывать у него по месту проживания, поинтересоваться досугом, избежав при этом мелочной опеки и вмешательства в личную жизнь.

Необходимо отметить, что важной особенностью в системе служебно-правовых отношений в органах прокуратуры является присвоение классных чинов ее работникам.

Классный чин – это специальный служебный разряд, персональное звание прокурорского работника как государственного служащего, который присваивается с учетом занимаемой должности, стажа (выслуги), знаний и опыта, а также результатов работы по укреплению законности и правопорядка.[153]

По мнению Д.Д. Семенчукова, классный чин сотрудника прокуратуры является составной частью его правового статуса и характеризует не только его заслуги перед обществом, но и значение органов прокуратуры в современном Российском государстве.[154]

В соответствие с Положением о классных чинах прокурорских работников Российской Федерации в системе прокуратуры Российской Федерации устанавливаются следующие классные чины:

• младший юрист;

• юрист 3 класса;

• юрист 2 класса;

• юрист 1 класса;

• младший советник юстиции;

• советник юстиции;

• старший советник юстиции;

• государственный советник юстиции 3 класса;

• государственный советник юстиции 2 класса;

• государственный советник юстиции 1 класса;

• действительный государственный советник юстиции.

Порядок присвоения классных чинов регламентируется Приказом Генеральной прокуратуры РФ от 25 декабря 1997 г. № 6-11 «О классных чинах прокурорских работников, знаках различия и форменном обмундировании прокуроров, следователей, научных и педагогических работников, имеющих классные чины».[155]

К присвоению первоначального классного чина представляются работники, прошедшие аттестацию и имеющие стаж работы в занимаемой должности не менее шести месяцев (пункт 2 Приказа).

С учетом актуальности деятельности по борьбе с преступностью в установленном законом порядке для отдельных категорий прокурорских работников, и, прежде всего для следователей прокуратуры, предоставляется льгота – отсрочка от призыва на военную службу. Указом Президента РФ от 15 октября 1999 года № 1367 «О предоставлении права на получение отсрочки от призыва на военную службу отдельным категориям граждан»[156] в целях эффективного использования молодых специалистов с высшим профессиональным образованием на основании пунктом «д» части 2 статьи 24 Федерального Закона от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»[157] право на получение отсрочки от призыва на военную службу предусмотрено для лиц, поступивших в органы прокуратуры Российской Федерации непосредственно по окончании образовательных учреждений высшего профессионального образования на работу по специальности «следователь» на условиях полного рабочего дня (на время этой работы). В законодательстве Российской Федерации не оговорено право на отсрочку от призыва на военную службу остальных прокурорских работников. Роль последних в осуществлении прокурорского надзора и в поддержании государственного обвинения в настоящее время представляется достаточно важной и не умаляет их значения наряду со следователями прокуратуры. Выполняя свои должностные обязанности по защите прав и законных интересов граждан и организаций, они наряду со следователями прокуратуры имеют право на отсрочку от призыва на военную службу на период работы в указанных должностях. Так, в соответствие с пунктом «з» части 1 статьи 24 Закона «О воинской обязанности и военной службе» отсрочка от призыва на военную службу предоставляется гражданам, окончившим государственные, муниципальные или имеющие государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственные образовательные учреждения высшего профессионального образования и проходящим службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органах Российской Федерации на должностях рядового (младшего) и начальствующего состава, а также обучающимся в образовательных учреждениях указанных органов или окончившим данные образовательные учреждения и получившим специальные звания, – на время службы в этих органах и учреждениях. Работников прокуратуры в отмеченном Законе не упоминается. В связи с этим представляется целесообразным включить в перечень указанных выше лиц работников прокуратуры или же внести соответствующие изменения в Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации».

Кроме того, если следовать Закону «О воинской обязанности и военной службе» и неукоснительно применять его статьи на практике, то можно сделать вывод о том, что молодой специалист, окончивший высшее учебное заведение, имеющий специальность «юриспруденция» и признанный в установленном законом порядке годным к военной службе (как правило, данные лица получают диплом в июне – июле) сразу же после окончания поступает на службу в органы прокуратуры, работает месяц или два, после чего подлежит призыву на военную службу в ряды Российской армии. В соответствие со статьей 21 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» предметом надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации органами военного управления. Из этого следует, что прокуроры, их заместители и помощники, подлежащие призыву на военную службу, осуществляют надзор за деятельностью военных комиссариатов. В данном случае Закон «О воинской обязанности и военной службе» практически не работает и не применяется в отношение работников прокуратуры.

В соответствие с Инструкцией о порядке оформления и выдачи служебных удостоверений работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, утвержденной приказом Генерального прокурора РФ от 21 июня 2002 г. № 33,[158] работникам органов и учреждений прокуратуры, назначенным на должность, выдается служебное удостоверение установленного образца, которое является официальным документом, подтверждающим личность работника, его должность, наличие классного чина, а также иные права и полномочия, предоставленные работнику действующим законодательством.

Заключительной стадией прохождения службы в органах и учреждениях прокуратуры является ее прекращение. Основания и порядок прекращения служебно-правовых отношений в прокуратуре предусмотрены законодательством о труде, о прохождении государственной службы с учетом особенностей, установленных Федеральным Законом «О прокуратуре Российской Федерации» В соответствие со статьей 43 данного нормативного акта служба в органах и учреждениях прокуратуры прекращается при увольнении прокурорского работника. Помимо оснований, предусмотренных законодательством Российской Федерации о труде, прокурорский работник может быть уволен в связи с выходом в отставку и по инициативе руководителя органа или учреждения прокуратуры в случаях: достижения прокурорским работником предельного возраста пребывания на службе в органах и учреждениях прокуратуры; прекращения гражданства Российской Федерации; нарушения присяги прокурора (следователя), а также совершения проступков, порочащих честь прокурорского работника; несоблюдения ограничений, связанных со службой, а также возникновения других обстоятельств.

Исходя из части 3 статьи 43 Закона о прокуратуре, которая говорит о праве работника на выход в отставку, данное основание прекращения службы относится к увольнению по инициативе работника. Закон называет два случая отставки работника прокуратуры: выход на пенсию и несогласие с решениями или действиями государственного органа или вышестоящего руководителя. Федеральным Законом «О прокуратуре Российской Федерации» также регламентируется порядок принятия отставки работников прокуратуры различных рангов. В первую очередь это касается отставки в связи с выходом на пенсию. Вместе с тем, в соответствии с частями 2 и 3 статьи 44 Закона отставка и выход на пенсию – два разных понятия, в связи с этим возникает вопрос: в чем суть статуса лиц, находящихся в отставке по выходу на пенсию, и все ли пенсионеры органов и учреждений прокуратуры имеют статус этих лиц? Из смысла указанной статьи также не ясно, чем отличается правовой статус лиц, вышедших на пенсию в связи с выслугой лет, и статус лиц, вышедших на пенсию «в отставку». Кроме того, законодательно не определены юридические последствия для лиц, находящихся «в отставке», а именно, не установлено, может ли быть такое лицо вновь принято на службу в органы и учреждения прокуратуры, если да, то в каком порядке. В Трудовом Кодексе в статье 80 (расторжение трудового договора по инициативе работника (по собственному желанию) и статье 81 (расторжение трудового договора по инициативе работодателя) об отставке не упоминается. Является спорным вопрос, обязаны ли указанные в части 3 статьи 44 Закона о прокуратуре РФ лица принять отставку ходатайствующего об этом лица, в праве ли оно обжаловать соответствующий отказ, если да, то в каком порядке. Отсутствие необходимых положений об отставке в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» и ТК РФ является существенным законодательным пробелом.

§ 2.2. Аттестация как важнейшее звено в системе правовой оценки труда служащих прокуратуры

Совершенствование деятельности государственных органов в современный период невозможно без обоснованных оценок труда государственных служащих. Выдвинутая доктрина правового государства в своей практической реализации немыслима без грамотного подбора управленческого персонала, установления соответствия занимаемой должности работников государственных структур. Определение качеств, которыми обладает человек, во все времена оставалось непременным атрибутом технологии власти и управления. Еще с древности, когда управление приобрело форму искусства подбора людей на государственные должности, появилась потребность в наиболее точном выявлении их способностей, определении их профессиональных качеств, обязательных для исполнения тех или иных трудовых функций. Прав был Сократ, сказав: «Целые государства погибали и будут погибать, если не научатся отличать хороших людей от плохих».[159]

Аттестация (от лат. attestatio – свидетельство) – это проверка, определение соответствия деловой значимости, уровня знаний и навыков сотрудника, иных общественно значимых качеств занимаемой должности. Она направлена на улучшение качественного состава кадров прокуратуры и эффективную их организацию, рост служебной и трудовой активности, повышение ответственности работников всех уровней за порученное дело. Аттестация является основным организационно-правовым средством решения задачи улучшения деятельности органов прокуратуры. Она занимает особое место, обеспечивает приоритетные направления развития кадровой системы.

Словарь по трудовому праву определяет аттестацию как проверку деловой квалификации работника в целях определения уровня его профессиональной подготовки и соответствия занимаемой должности или выполняемой работе.[160]

По мнению А.Д. Гавриленко аттестация представляет собой установленный законом порядок периодической проверки теоретических знаний, практических навыков, способностей и реальных возможностей работника с целью определения соответствия его занимаемой должности, перспективы к дальнейшему перемещению (включению в резерв на выдвижение, понижение или повышение в должности).[161]

Ю.Н. Старилов под аттестацией государственных служащих понимает деятельность, в процессе которой аттестационная комиссия в рамках установленной научно обоснованной процедуры в целях выявления степени соответствия служащего занимаемой должности производит оценку деловых, личных и нравственных качеств служащего, процесса и итогов его служебной деятельности, результатами которой становятся оценка и рекомендации аттестационной комиссии по улучшению труда как аттестуемого лица, так и аппарата всего государственного органа. Итак, аттестация – это прежде всего деятельность, которая раскрывается в полном объеме только при эффективном функционировании ее механизма. Эта деятельность осуществляется на протяжении всех этапов аттестации: подготовка аттестации; проведение оценки и осуществление контроля за работой служащих; принятие решения соответствующим руководящим органом или руководителем по результатам аттестации; реализация рекомендаций аттестационных комиссий по совершенствованию работы служащих и всей администрации в целом; разрешение возникающих споров, связанных с проведением аттестации и ее результатами; подведение итогов аттестации; распространение передового аттестационного опыта.[162]

Институт аттестации государственных служащих начал складываться с 20-х годов XX века, когда были заложены основы оценочной деятельности. В. А. Воробьев выделил три критерия оценки работника советских государственных и правоохранительных органов: социальное происхождение, преданность правящему классу и добросовестное исполнение служебных обязанностей.[163] В 60 – 70-е годы прошлого столетия сфера правового регулирования аттестационной деятельности стала значительно расширяться. В связи с этим некоторые авторы относят начало становления института аттестации именно к этому периоду. Так, И. М. Гуськова и В. Н. Меньшова считают, что зарождение аттестации в нашей стране относится к концу 60-х гг. и связано с утверждением Госкомитетом по науке и технике СССР и Госстрем СССР в мае 1969 года «Положения о порядке проведения аттестации работников научно-исследовательских, проектных, проектно-конструкторских, технологических организаций и научно-исследовательских подразделений высших учебных заведений».[164]

В отношение сотрудников внутренних дел особое внимание этому правовому явлению уделено в Положении о прохождении службы рядовым и начальствующим составом органов внутренних дел, утвержденном Постановлением Совета Министров от 23 октября 1973 года,[165] Инструкции о порядке применения Положения о прохождении службы рядовым и начальствующим составом органов внутренних дел и Положении об аттестации рядового и начальствующего состава, которые были утверждены приказом Министерства внутренних дел СССР от 21 марта 1974 года.[166]

По мнению В. М. Манохина, правовым началом аттестации для всех видов службы следует считать совместное постановление ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР, ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ от 5 марта 1987 года, которым утверждено Примерное положение о порядке проведения аттестации ответственных работников аппарата советских и общественных органов (Ведомости Верховного Совета СССР. 1987. № 12. Ст. 153).[167]

Вместе с тем, потребность в объективной оценке труда работников прокуратуры как представителей особого вида государственных служащих возникла гораздо раньше, как уже отмечалось, аттестование прокурорских и следственных работников в органах Прокуратуры СССР введено приказом Генерального Прокурора СССР № 15 от 24 января 1951 года. Это обусловлено возникшей необходимостью формирования профессионального кадрового состава прокуратуры.

Аттестация федеральных государственных служащих, к числу которых, относятся и работники органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, установлена современным законодательством в качестве обязательной нормы для определения уровня профессиональной подготовки и соответствия государственного служащего занимаемой должности федеральной государственной службы, а также для решения вопроса о присвоении ему квалификационного разряда. Порядок проведения аттестации государственных гражданских служащих определяется Указом Президента РФ от 1 февраля 2005 г. № 110 «О проведении аттестации государственных гражданских служащих Российской Федерации».[168]

Аттестация прокурорских работников является важнейшим элементом кадровой работы. Согласно статье 41 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурорские работники подлежат аттестации в порядке, определяемом Генеральным прокурором Российской Федерации. Этот порядок установлен Положением об аттестации работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, утвержденным приказом Генерального прокурора РФ от 30 октября 1998 года № 74.[169] В соответствие с данным документом аттестация призвана способствовать совершенствованию деятельности органов и учреждений прокуратуры по подбору, расстановке и повышению квалификации кадров, определению уровня профессиональной подготовки и соответствия работников занимаемой должности, созданию резерва кадров на выдвижение, решению вопросов о присвоении работникам первоначальных классных чинов, досрочном присвоении классных чинов, а в органах военной прокуратуры – воинских званий, а также классных чинов (воинских званий) выше положенных по занимаемой должности (пункт 2 Положения). Все эти положения можно отнести к целями и задачами аттестации прокурорских работников.

Думается, что только при чрезвычайно расширительном толковании сущности подбора кадров, с большой долей условности, можно признать, что целью аттестации является улучшение подбора кадров для органов прокуратуры. Подбор кадров характеризуется прежде всего тем, что кадры отыскиваются, изучаются и оцениваются из состава претендентов на работу в органы прокуратуры. Аттестации же подлежат лица из действующего кадрового состава органов прокуратуры. И преследуемой целью этого мероприятия является определение путем оценки соответствия конкретного лица занимаемой должности в прокуратуре. При этом выводы могут быть сформированы следующим образом:

– работник соответствует занимаемой должности;

– работник не в полной мере соответствует должности;

– работник не соответствует занимаемой должности.

Как отмечает А.Ф. Смирнов, основаниями признания соответствующим должности являются обстоятельства, свидетельствующие о том, что работник не только справляется с порученным делом, но и заслуживает продвижения по службе на более высокие должности или на должности с большим объемом работы. Таким образом, улучшается состав работников и одновременно имеется возможность наиболее эффективно произвести их расстановку в организационной структуре должностей. Поэтому, более правильной и более точной целью аттестации кадров органов прокуратуры следует считать формирование высококачественного кадрового состава и улучшение расстановки кадров.[170]

В научной литературе о кадровом управлении в органах прокуратуры имеется и иное утверждение о цели аттестации прокурорских кадров. Предполагается, что аттестация в органах прокуратуры проводится в целях определения служебного соответствия прокурорского работника предъявляемым ему профессией требований.[171]

В. П. Рябцев, Е.Е. Дементьева, В. И. Куприянова, А. Н. Пашков высказываются о необходимости расширения, усовершенствования и развития традиционного подхода к цели аттестации не только как к определению соответствия работника прокуратуры занимаемой должности. В частности, рекомендуется рассматривать цели аттестации не только с позиции определения уровня соответствия работника занимаемой должности и выполняемой им работе, но и с точки зрения определения перспектив его профессионального роста, развития как личности и прогноза эффективности будущей деятельности.[172] На наш взгляд, данная точка зрения представляется наиболее правильной, поскольку таким образом аттестация оптимизирует деятельность прокурорских кадров и создаст условия для профессионального роста.

Определение служебного соответствия прокурорского работника занимаемой должности является не целью аттестационной комиссии, а ее задачей, решение которой позволяет в конечном итоге улучшить качественный состав и расстановку кадров.

Аттестацию можно также рассматривать в качестве средства адаптации прокурорского работника к изменяющимся политическим, социально-экономическим, правовым и организационно-структурным условиям его деятельности.[173]

Аттестация в строгом ее предназначении скорее всего не может преследовать цели воспитания. В лучшем случае предстоящая аттестация заставляет работника подстраиваться под предъявляемые требования, но не формирует его поведение и, следовательно, непосредственно не воспитывает. В этой связи, представляется важным отказаться от идеи воспитания кадров с помощью их аттестации и уточнить объект оценки. Как правило, в настоящее время при аттестации превалирует описание служебной деятельности прокурорских работников, а именно количество актов прокурорского реагирования, проведенных проверок, их результативность, выявленные нарушения, участие в судебных заседаниях, выступления в средствах массовой информации и т. д. Вместе с тем, личности конкретного работника уделяется недостаточно внимания, при этом, в аттестационных документах в основном конкретизируются общие требования, предъявляемые к работникам органов прокуратуры. Получение представления о личностных деловых качествах возможно лишь при проведении систематического анализа и текущей оценки работы сотрудников.

Ю. И. Куликов считает, что аттестация должна представлять собой сложную многофункциональную, диалектически развивающуюся динамическую систему, которая объединяется целевой установкой и включает в себя разнообразные методы оценки профессионально важных качеств и профессионализма, различные виды и формы индивидуальной воспитательной работы, информационно-аналитического обеспечения, направленные на совершенствование профессионализма и развитие личности аттестуемых и их руководителей.[174]

Механизм аттестации представляет собой способ организации и осуществления аттестационной деятельности, содействующий реализации функций аттестации, достижению ее эффективного воздействия на совершенствование кадровой функции управления персоналом. Механизм аттестации является комплексным организационным образованием и состоит из следующих четырех элементов: 1) субъект аттестации; 2) объект аттестации; 3) непосредственная деятельность по оценке и контролю за работой служащих (управленческая процедура); 4) правовые нормы, регулирующие порядок проведения аттестации.[175] Рассмотрим механизм аттестации применительно к органам прокуратуры.

Субъект аттестации – это группа лиц (коллегия), которая производит оценку профессиональных, деловых, личных и нравственных качеств работника и результатов его деятельности. Субъекты аттестации оценивают работника при выполнении им его должностных обязанностей. Субъектом аттестации является аттестационная комиссия, состоящая из наиболее авторитетных, профессиональных и принципиальных сотрудников. В соответствие с пунктом 6 Положения об аттестации работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации образуются следующие аттестационные комиссии: высшая аттестационная комиссия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, аттестационная комиссия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, аттестационная комиссия второго управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации, аттестационная комиссия Главной военной прокуратуры; аттестационная комиссия прокуратуры субъекта Российской Федерации, аттестационные комиссии научных, образовательных учреждений системы прокуратуры Российской Федерации.

Объектом аттестации являются лица, подлежащие аттестации. В соответствие с пунктом 3 указанного Положения аттестации подлежат прокурорские работники, занимающие должности, по которым предусмотрено присвоение классных чинов, а в органах военной прокуратуры – и воинских званий. Первичной аттестации подлежат работники, имеющие соответствующее образование и следующий стаж службы (работы) в занимаемой должности:

– прокуроры и следователи, научные и педагогические работники системы прокуратуры Российской Федерации (включая директоров (ректоров), их заместителей (проректоров), начальников отделов и подразделений научных и образовательных учреждений) – не менее шести месяцев;

– специалисты с высшим, незаконченным высшим и средним специальным образованием – не менее одного года;

– специалисты со средним образованием – не менее трех лет.

Не подлежат аттестации беременные женщины и работники, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком (аттестация указанных лиц проводится не ранее чем через год после их выхода из отпуска), а также офицеры органов военной прокуратуры, находящиеся в запасе (отставке) и поступившие на службу в органы и учреждения прокуратуры – при присвоении первоначального классного чина (пункт 5.2 Положения).

Третьим обязательным элементом механизма аттестации является непосредственная деятельность по осуществлению аттестации, т. е. управленческая аттестационная процедура, которая имеет организационно-правовой характер. Аттестационная процедура, отмечает Ю.Н. Старилов – это порядок последовательной реализации требований (условий) аттестационной деятельности в различных государственных органах и органах местного самоуправления, на предприятиях, учреждениях, организациях, т. е. система последовательных действий по осуществлению аттестации. Соблюдение процедуры создает гарантии объективного подхода к оценке работников, способствует эффективному решению задач аттестации. В нормативных актах, регламентирующих аттестационно-должностные отношения, содержится множество процессуальных норм. Специальные процедурные нормы, регулирующие аттестационную деятельность, определяют, кто и в каком порядке оценивает работу. В соответствии с задачами, целями и функциями аттестации устанавливаются критерии, по которым оцениваются профессиональные, личные и нравственные качества служащих, а также результаты исполнения ими должностных обязанностей.[176]

Аттестационная процедура включает следующие основные элементы: 1) постановку целей и задач аттестации; 2) разработку подготовительных мероприятий; 3) сбор, изучение, анализ и обобщение информации об аттестуемом; 4) выработку системы оценки работника; 5) проведение аттестационной оценки, выявление степени соответствия занимаемой должности; 6) подготовку аттестационными комиссиями рекомендаций; 7) установление порядка принятия руководящим органом, либо руководителем государственного органа решения но результатам аттестации о присвоении государственному служащему квалификационного разряда, о материальном или моральном поощрении (стимулировании), включении его в резерв на выдвижение и т. д.; 8) формирование порядка реализации итогов аттестации – оценок и рекомендаций аттестационных комиссий (разработка необходимых мер, способствующих этому; установление периодичности действий, выявление субъектов и методов осуществления этих действий; определение последствий реализации действий и ответственности должностных лиц за их выполнение).[177]

В соответствие с отмеченным выше Положением график проведения аттестации утверждается и доводится до сведения аттестуемых работников не менее чем за месяц до начала аттестации (пункт 9). Не позднее, чем за две недели до начала проведения в аттестационную комиссию через кадровое подразделение представляются на работников материалы (аттестация, отзыв, представление, справки и другие), содержащие характеристику служебных и личных качеств, краткие сведения о них. Во всех случаях аттестации предшествует изучение деятельности прокурорского работника, его деловых и моральных качеств, истребуются отзывы отраслевых (структурных) подразделений (пункт 10).

В аттестации должны содержаться выводы и рекомендации:

– о соответствии занимаемой должности;

– о неполном служебном соответствии занимаемой должности;

– о несоответствии занимаемой должности;

– о назначении на должность с понижением;

– об освобождении от занимаемой должности;

– об увольнении в связи с достижением предельного возраста нахождения работника на службе в органах и учреждениях прокуратуры либо пребывания на военной службе;

– о зачислении в резерв на выдвижение;

– о назначении на вышестоящую должность;

– о направлении на учебу (стажировку);

– о присвоении первоначального классного чина;

– о присвоении классного чина или очередного воинского звания досрочно;

– о присвоении классного чина (воинского звания) выше положенного по занимаемой должности;

– о поощрении;

– о распространении положительного опыта работы (пункт 10.2).

Аттестационная комиссия рассматривает представленные документы, заслушивает докладчика, аттестуемого, мнения кадрового органа, членов комиссии, проводит открытое голосование и большинством голосов присутствующих членов комиссии принимает решение (пункт 13.3 Положения).

Заключительным элементом аттестационной процедуры является проведение оценки. Оценка – показатель степени соответствия аттестуемого работника занимаемой должности. Она выступает в качестве необходимого условия предотвращения ошибок в подборе кадров и их рациональном использовании, а в конечном итоге повышает эффективность и качество труда. Таким образом, оценка является одним из главнейших элементов аттестационной процедуры.[178]

Последней составляющей механизма аттестации является правовая основа – нормы, регулирующие аттестационно-правовые отношения. Право является важнейший компонент механизма аттестации, придающий ей государственно-правовую значимость, общеобязательность, устойчивость и эффективность.

Проанализировав Положение об аттестации работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации аттестацию можно классифицировать по:

1) целям или возможным принимаемым решениям:

– о соответствии занимаемой должности;

– о присвоении классного чина;

– о поощрении;

– о зачислении в резерв на выдвижение;

– о назначении на вышестоящую должность;

– о направлении на учебу (стажировку);

– о распространении положительного опыта работы.

2) периодичности:

– периодическая (раз в пять лет)

– досрочная (при выдвижении на вышестоящую должность, при наличии существенных упущений в работе или совершении порочащего его проступка, по просьбе самого работника).

3) обязательности для служащего прокуратуры:

– обязательная.

– по инициативе работника.

В пункте 3 Приказа Генеральной прокуратуры РФ от 11 ноября 1996 г. № 66 «Об основных направлениях работы с кадрами в органах прокуратуры Российской Федерации»[179] отмечено, что в работе по аттестованию прокурорских кадров основное внимание необходимо сосредоточить на изучении деловых и личных качеств, особенно руководящих работников, их способности правильно решать стоящие перед органами прокуратуры задачи и острые проблемы, находить и применять эффективные формы влияния на укрепление законности и правопорядка, настойчиво и последовательно добиваться конкретных результатов. Также нужно исходить из того, что аттестация должна стать реальным средством очищения органов прокуратуры от безответственных, профессионально и морально непригодных работников.

Применение аттестации в современный период в органах прокуратуры во многом свидетельствует о формальном подходе к оценке деловых и личностных качествах аттестуемого и порой превращается в аттестацию по документам. Так, в соответствие с пунктом 11 рассматриваемого нами Положения аттестацию на прокурорского работника подписывает его руководитель. Далее аттестационный материал направляется в аттестационную комиссию. Однако, этот нормативный акт не говорит о том, кто должен готовить (составлять) аттестацию. Вместе с тем, иные правовые акты, регулирующие аттестацию федеральных государственных служащих, содержат соответствующие положения. Так, в соответствие с пунктом 14 Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 7 марта 2007 г. № 50 «Об утверждении Инструкции об организации работы по проведению аттестации сотрудников органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ»[180] отзыв о служебной деятельности сотрудника составляется его непосредственным начальником при условии совместной с ним службы не менее шести месяцев. При меньшем сроке совместной службы отзыв составляет прямой (вышестоящий) начальник, совместная служба которого с аттестуемым сотрудником превышает шесть месяцев. Аналогичное требование содержится в пункте 5 Положения о порядке проведения аттестации сотрудников таможенных органов Российской Федерации, утвержденного Приказом ГТК РФ от 29 октября 2003 года № 1215, в соответствие с которым аттестационные листы сотрудников составляются их непосредственными начальниками.[181]

Практика показывает, что сотрудник прокуратуры, подлежащий аттестации, сам составляет на себя аттестацию по шаблонам, подготовленным отделами кадров прокуратур субъектов Федерации. В данном случае невозможно полно и всесторонне оценить деловые и личные качества работника. Многие руководители прокуратур недостаточно внимания уделяют аттестации своих работников. Так, в информационном письме заместителя прокурора Саратовской области С.А. Бессчасного от 26 января 2006 г. № 6/33-2006 «Об итогах работы аттестационной комиссии в 2005 году» отмечено, что за 12 месяцев 2005 года аттестационной комиссией проведено 12 заседаний, на которых рассмотрено 103 аттестации, по ходатайствам межгоррайпрокуроров рассмотрение аттестаций в отношении 11 оперативных работников откладывалось на срок от 2 до 6 месяцев в связи с недостатками в работе, после чего 3 оперативных работника аттестованы, 2 уволены из органов прокуратуры по собственному желанию, аттестование 6 оперативных работников запланировано позднее. Вместе с тем, некоторые прокуроры не в полной мере осознают аттестование как одно из важнейших направлений совершенствования деятельности органов прокуратуры по подбору, расстановке и повышению квалификации кадров, созданию резерва на выдвижение, решению вопросов о присвоении работникам первоначальных классных чинов, при составлении аттестаций проявляют формализм, представляют работников, которые по своим деловым качествам не могут быть аттестованы по занимаемой должности. Некачественные аттестации представлялись прокурорами г. Хвалынска, Александрово-Гайского, Ивантеевского районов Саратовской области. Указанным прокурорам аттестации возвращались в связи тем, что в них они не отразили эффективность работы своих подчиненных. В связи с изложенным, всем межгоррайпрокурорам следует принять необходимые меры по устранению отмеченных недостатков и повышению качества составления аттестаций, эту работу следует считать личной обязанностью прокуроров. При подготовке аттестаций на оперативных работников необходимо изложить оценку их работы.[182]

На наш взгляд, установление прямого запрета на составление работником аттестации на самого себя будет способствовать объективности его оценки. Поэтому целесообразно включить в Положение об аттестации работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации норму, обязывающую руководителя самостоятельно составлять аттестацию на находящегося в его подчинении работника. Также необходимо запретить аттестуемому сотруднику принимать участие в составлении на него аттестации и предусмотреть дисциплинарную ответственность за нарушение данного запрета (см. приложение 3).

Эффективность реализации аттестационной процедуры во многом зависит от компетенции аттестационной комиссии. Ю. А. Розенбаум подчеркивает, что формирование независимой и высококвалифицированной аттестационной комиссии является главнейшим условием проведения качественной оценки государственного служащего.[183] Вместе с тем, как полагает Ю.Н. Старилов, не стоит переоценивать значение института аттестационных комиссий и самих демократических начал при ее организации. В любом случае аттестацию организует руководитель государственного органа, следовательно, он и должен создавать аттестационную комиссию.[184] Выводы комиссий носят рекомендательный характер, итоговое решение во всех случаях принимает руководитель.

Проведенный нами анализ показывает, что в 2003–2006 годах в Самарской, Волгоградской, Кемеровской, Тульской, Астраханской и других областях в аттестационные комиссии включались лица, имеющие небольшой по сравнению с аттестуемыми стаж работы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации. Кроме того, в 47 % случаев большинство членов аттестационных комиссий не имели представления о личности аттестуемых и делали вывод о соответствии занимаемой должности исходя из аттестационных документов.

В соответствие с приложением № 2 к Приказу Федеральной налоговой службы от 21 июня 2006 г. № САЭ-3-15/372@ «Об аттестационных комиссиях Федеральной налоговой службы и ее территориальных органов»[185] в состав аттестационной комиссии в качестве независимых экспертов входят: профессор кафедры государственной службы Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации, заведующая кафедрой налогов и налогообложения Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации, доцент кафедры государственной службы и кадровой политики Российской государственной академии государственной службы при Президенте Российской Федерации. Аналогичная правовая норма содержится в приложении № 1 к Приказу Федерального агентства воздушного транспорта от 20 июня 2007 г. № 145 «О Комиссии по проведению аттестации и квалификационных экзаменов федеральных государственных гражданских служащих Федерального агентства воздушного транспорта».[186] В соответствие с пунктом 8 Положения о проведении аттестации государственных гражданских служащих Российской Федерации, в состав аттестационной комиссии включаются представители научных и образовательных учреждений, других организаций, приглашаемые соответствующим органом по управлению государственной службой по запросу представителя нанимателя в качестве независимых экспертов – специалистов по вопросам, связанным с гражданской службой, без указания персональных данных экспертов. Число независимых экспертов должно составлять не менее одной четверти от общего числа членов аттестационной комиссии. Следует заметить, что правовое закрепление включения в состав аттестационных комиссий независимых экспертов является новшеством в российском законодательстве, регулирующем аттестационные процедуры. Подобное поднимает аттестацию государственных служащих на более высокий уровень, придает ей больше профессиональности и общественного значения. Участие эксперта при проведении аттестации повышает авторитет аттестационной комиссии и совершенствует оценочную систему.

С. Н. Новиков высказывается о том, что профессиональные психологические познания помогают определить перспективы карьерного роста аттестуемого государственного служащего, возможность скорейшей адаптации к новым условиям труда, коллективу, выявить и решить некоторые проблемы, возникающие в процессе выполнения работником своих должностных обязанностей.[187] Как отмечает начальник психологической службы, главный специалист-психолог управления кадров Генеральной прокуратуры РФ В. Глибовец, в современных условиях психологическая работа с сотрудниками, включающая в себя формирование и сохранение кадрового потенциала, профилактику дезадаптивных состояний, укрепление дисциплины, совершенствование системы профессиональной подготовки работников, должна рассматриваться как одно из важнейших направлений повышения эффективности деятельности органов прокуратуры.[188] На наш взгляд, участие специалиста-психолога при проведении аттестации прокурорских работников позволит комплексно и всесторонне оценить личность конкретного человека.

Аттестация в органах прокуратуры в современный период имеет ряд недостатков. Членами комиссий не учитываются потенциальные возможности сотрудников трансформировать и развивать свою профессиональную деятельность, в лучшем случае оцениваются адаптационные возможности и способности аттестуемых использовать положительный опыт других. Предпосылки к этому заложены в Положении об аттестации работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, пункт 13.2 которого допускает рассмотрение аттестации в отсутствие аттестуемого работника. На наш взгляд, целесообразно внести изменения в указанное Положение и законодательно предусмотреть обязательное присутствие сотрудника на заседании аттестационной комиссии, в случае его неявки по каким-либо причинам, аттестация должна быть перенесена. Не может быть объективным решение, принятое в отсутствие аттестуемого лица.

Фиктивность аттестации в органах прокуратуры выражается в том, что она дает оценку личности с позиций внешнего наблюдателя, сам оцениваемый при этом не заинтересован в получении объективной оценки своих качеств и заботится в первую очередь о том, чтобы выглядеть положительно в глазах аттестационной комиссии. Сохраняются надежды построить модель высококвалифицированного специалиста, на основе которой можно будет вести диагностику деловых и личностных качеств и осуществлять привязку людей к рабочему месту, должности, виду деятельности. На наш взгляд, способствовать решению данных проблем может обязательное участие в аттестационных процедурах экспертов и психологов. Однако, нормативно это не закреплено. На практике имеются единичные случаи приглашения штатных психологов на заседания аттестационных комиссий. Поэтому, представляется целесообразным внести изменения в Положение об аттестации работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации и ввести указанных лиц в состав комиссий.

Нельзя не согласиться с мнением Ю. В. Турковой о том, что целесообразно обратить внимание на демократизацию аттестационного процесса, большую включенность в него сослуживцев аттестуемого, его подчиненных, на необходимость обеспечения комплексности и объективности оценки, причем не только и не столько качеств аттестуемого, сколько качества интенсивности его труда, а главное – его эффективности.[189]

Подводя итог, можно утверждать, что в современный период назрела необходимость изменения аттестации в органах и учреждения прокуратуры Российской Федерации. В законодательстве не содержится определение аттестации в органах прокуратуры. Исходя из проведенного исследования и анализа правовых норм можно предложить следующее определение. Аттестация в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации – это процедура, складывающаяся при прохождении федеральной государственной правоохранительной службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации в процессе осуществления деятельности по оценке деловых, личных, нравственных качеств, результатов труда в целях определения уровня профессиональной подготовки и соответствия служащего прокуратуры занимаемой должности, решения вопроса о присвоении классного чина, поощрения, повышения эффективности управления.

§ 2.3. Обеспечение социально-материальных условий службы и правовой защиты служащих органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации

В современной России служащие государственных органов находятся под защитой государства. Степень социальной защищенности тех или иных работников напрямую зависит от характера и условий их труда, связанного с осуществлением полномочий, сложностью и напряженностью, различного рода нагрузками, особыми режимами работы, общественным значением деятельности и т. д. Социальное и материальное обеспечение законодательно установлено и гарантировано государством, от него зависит престиж государственной службы.

Как отмечает Е. В. Охотский, гарантии по государственной службе – это совокупность мер правового, социально-экономического, организационно-управленческого и морально-психологического характера, которые создают благоприятные условия для эффективного исполнения государственной должности, усиливают привлекательность государственной службы, обеспечивают стабильность социального и правового статуса государственного служащего.[190]

По мнению Д.Д. Семенчукова, служба в федеральных органах власти полностью реализуется только в случае предоставления государством в полном объеме чиновникам всех предусмотренных законом гарантий.[191]

В последние годы наряду с понятием «гарантия» в научный оборот прочно вошло понятие «социальная защита». А. Тараканов говорит о том, что в российской научной литературе данный термин начал активно использоваться с 1992 года, хотя понятие «социальная защита населения», или «социальная безопасность», впервые появилось в США в 1935 году. В последующем оно распространилось во всех западных странах для обозначения системы мер, защищающих любого жителя страны от экономической и социальной деградации вследствие безработицы, потери или резкого сокращения дохода, болезни, рождения ребенка. У нас же в стране под ним начали понимать систему органов власти различных уровней, предприятий и учреждений, обеспечивающих государственную поддержку различным категориям граждан: многодетным семьям, материнству, отцовству, детству, ветеранам, инвалидам, военнослужащим, уволенным из армии, и их семьям, пенсионерам, работникам социальной сферы, безработным.[192]

В Толковом словаре живого великорусского языка В. И. Даля слово «защита» имеет несколько значений. Это и «всякая вещь, предмет, скрывающий, охраняющий, ограждающий кого или что», и «оборона, охрана, щит, скрывище», и «заступничество, покровительство».[193]

Елбаева Н. А. указывает на то, что социальная защита, основные составляющие содержания которой закреплены в статье 7 Конституции Российской Федерации, является важнейшим элементом социальной политики государства. В целом социальную защиту можно представить как систему социальных мер, призванных ограждать людей от различных неблагоприятных для их жизни воздействий со стороны социальной среды и смягчать последствия таких воздействий.[194]

По мнению П. П. Глущенко, под социально-правовой защитой принято понимать совокупность политических, идеологических, экономических, социальных и юридических мер, направлений в деятельности государственных и негосударственных органов, организаций и объединений, санкционированных и не запрещенных законом и подзаконными актами, используемых, применяемых юридическими и физическими лицами в целях реализации, восстановления и защиты прав, свобод и интересов граждан.[195]

А. В. Стремоухов указывает, что социально-правовая защита – это защита социально-экономических отношений правовыми средствами.[196] Х. Х. Лойт характеризует социально-правовую защиту как властную и управленческую деятельность компетентных органов и должностных лиц по созданию условий для реализации сотрудником своих прав как государственного служащего экономическими и организационно-юридическими средствами.[197]

На наш взгляд, стоит согласиться с высказанным в литературе мнением о том, что нельзя считать социальной защитой только удовлетворение минимальных потребностей работников прокуратуры в обмундировании, денежном содержании и пенсионном обеспечении.

К середине 20-х годов XX в. произошла апробация ряда механизмов социальной защиты государственных служащих. В том числе были установлены правовые основы пенсионного обеспечения, которые по сравнению с предшествующим периодом претерпевают существенную трансформацию. Сохраняется пенсионное обеспечение лиц, получивших трудовое увечье, хотя в отличие от предыдущего периода инвалидам труда пенсии выплачивались вне зависимости от имущественного положения пенсионера, а ее размер зависел от тяжести болезни. Для ряда профессий (медицинские, ветеринарные и судебные работники сельской местности, агрономы, учителя, преподаватели и научные работники, военнослужащие, работники милиции и уголовного розыска) вводятся пенсии по выслуге лет, а также (при соответствующем трудовом стаже, в том числе и в советский период) пенсии по достижении предельного возраста.[198]

Социально-материальная и правовая защита сотрудников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации – сложное явление и понятие. Являясь предметом исследования административного, уголовного, гражданского, трудового, конституционного права, данная проблема в то же время объективно требует общетеоретического анализа. Возможности теории государства и права позволяют разработать целостную теорию социально-правовой защиты и тем самым избежать издержек узкоотраслевого подхода в оценке содержания, направлений правового регулирования, гарантий, обосновать с учетом федерального устройства Российской Федерации предложения по совершенствованию этой деятельности.

В научной литературе давались различные по объему определения терминам «охрана» и «защита». Так, например, под охраной субъективных прав Д. М. Чечот понимает все средства, которые обеспечивают реальное осуществление гражданами своих субъективных прав, а под защитой – средства, применяемые в случае нарушения субъективных прав граждан.[199] О защите может идти речь только тогда, когда права и свободы оказались нарушенными или имеется реальная опасность их нарушения. Охрана предполагает как предупреждение от нарушения, так и активную защиту. Защита всегда производится по отношению к правам и свободам конкретных граждан, в то время как другие средства охраны реализуются, как правило, безотносительно к конкретным гражданам.[200]

Рассматривая в рамках научного исследования вопрос о соотношении терминов «охрана» и «защита», П. П. Сергун приходит к выводу, что под «охраной» понимаются различные меры организационного, профилактического, защитного, предупредительного значения, которые направлены на создание условий для реализации гражданами своих прав.[201]

Понятие государственной охраны содержится в Федеральном законе от 27 мая 1996 года № 57-ФЗ «О государственной охране»[202] и определяется как функция федеральных органов государственной власти в сфере обеспечения безопасности объектов государственной охраны, осуществляемая на основе совокупности правовых, организационных, охранных, режимных, оперативно-розыскных, технических и иных мер.

Следствием социально-правовой защиты является социально-правовая защищенность. Она есть состояние обеспеченности сотрудника основными правами и надежным механизмом их реализации, результат действия которых выражается в высоком уровне благосостояния человека, в его правовой комфортности и безопасности.

Необходимо отметить, что социально-материальные и трудовые гарантии и средства правовой защиты прокурорских работников отражены в большом количестве нормативно-правовых актов,[203] вместе с тем, основные из них закреплены в Законе о прокуратуре.

Так, в соответствие с Федеральным законом от 15 июля 2005 года № 85-ФЗ «О внесении изменений в статью 44 Федерального закона „О прокуратуре Российской Федерации“ и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации»[204] часть 1 данной статьи Закона о прокуратуре изложена в новой редакции. В ней отмечается, что денежное содержание прокурорских работников состоит из должностного оклада, доплат за классный чин, за выслугу лет, за особые условия службы (в размере 50 процентов должностного оклада), за сложность, напряженность и высокие достижения в службе (в размере до 50 процентов должностного оклада, процентных надбавок за ученую степень и ученое звание по специальности, соответствующей должностным обязанностям, за почетное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации», премий по итогам службы за квартал и год, других выплат, предусмотренных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Доплата за сложность, напряженность и высокие достижения в службе устанавливается в соответствии с решением руководителя органа или учреждения прокуратуры с учетом объема работы и результатов службы каждого прокурорского работника.

Денежное вознаграждение Генеральному прокурору РФ устанавливается Президентом Российской Федерации. В соответствие с Указом Президента РФ от 26 июля 2005 года № 877 «Об оплате труда Генерального прокурора Российской Федерации»[205] денежное вознаграждение первого лица прокуратуры России состоит из должностного оклада, доплаты за классный чин и доплаты за выслугу лет. Индексация или повышение денежного вознаграждения Генерального прокурора Российской Федерации осуществляется в размерах и сроки, которые предусмотрены для индексации или повышения заработной платы судей.

Должностные оклады прокурорским работникам устанавливаются Правительством Российской Федерации по представлению Генерального прокурора РФ в процентном отношении к должностному окладу первого заместителя Генерального прокурора РФ, который составляет 80 процентов должностного оклада Председателя Верховного Суда Российской Федерации.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 27 января 2005 г. № 42 «Об увеличении должностных окладов прокурорских работников органов прокуратуры Российской Федерации»[206] с 01 января 2005 г. в 1,2 раза увеличены должностные оклады прокурорских работников органов прокуратуры Российской Федерации. В дальнейшем также происходило увеличение должностных окладов.

Необходимо отметить, что Президентом Российской Федерации для лиц, замещающих отдельные должности прокурорских работников в Генеральной прокуратуре Российской Федерации, а также для лиц, замещающих отдельные государственные должности федеральной государственной гражданской службы в Генеральной прокуратуре Российской Федерации, может устанавливаться ежемесячное денежное поощрение (пункт 1 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»). Доплата за классный чин производится ежемесячно и устанавливается в процентном отношении к должностному окладу прокурорского работника в следующих размерах:

• действительный государственный советник юстиции – 30 процентов;

• государственный советник юстиции 1 класса – 27 процентов;

• государственный советник юстиции 2 класса – 25 процентов;

• государственный советник юстиции 3 класса – 23 процента;

• старший советник юстиции – 21 процент;

• советник юстиции – 20 процентов;

• младший советник юстиции – 19 процентов;

• юрист 1 класса – 18 процентов;

• юрист 2 класса – 17 процентов;

• юрист 3 класса – 16 процентов;

• младший юрист – 15 процентов.

Доплата за выслугу лет производится ежемесячно и устанавливается в процентном отношении к должностному окладу и доплате за классный чин прокурорского работника в следующих размерах:

• от 2 до 5 лет – 20 процентов;

• от 5 до 10 лет – 35 процентов;

• от 10 до 15 лет – 45 процентов;

• от 15 до 20 лет – 55 процентов;

• свыше 20 лет – 70 процентов.

Процентные надбавки за ученую степень и ученое звание выплачиваются кандидатам наук или доцентам в размере 5 процентов должностного оклада, докторам наук или профессорам – 10 процентов должностного оклада, за почетное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации» – в размере 10 процентов должностного оклада.

Необходимо отметить, что согласно пункту 2 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» пенсионное обеспечение прокуроров и следователей, научных и педагогических работников и членов их семей осуществляется применительно к условиям, нормам и порядку, которые установлены законодательством Российской Федерации для лиц, проходивших службу в органах внутренних дел, и членов их семей.

В соответствие с Конституцией Российской Федерации и Трудовым Кодексом РФ, а также со статьей 414 Закона о прокуратуре работники органов и учреждений прокуратуры имеют право на ежегодный оплачиваемый отпуск. Также предусмотрено увеличение отпуска в связи с выслугой лет. Согласно статье 128 ТК РФ работнику по семейным обстоятельствам и другим уважительным причинам также может быть предоставлен отпуск без сохранения заработной платы. Однако, продолжительность такого отпуска, как правило, невелика, не превышает 10 дней. Кроме случаев, специально оговоренных в Трудовом Кодексе РФ (например, в случае рождения ребенка, регистрации брака и других), такой отпуск предоставляется исключительно по усмотрению руководителя. К сожалению, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» даже в общих чертах не предусматривает и не определяет случаев, когда может идти речь о предоставлении прокурорскому работнику отпуска без сохранения содержания независимо от его продолжительности. По-видимому, предполагаются те же основания, что установлены в статье 128 ТК РФ – семейные обстоятельства: например болезнь или кончина близкого родственника работника прокуратуры, а также иные уважительные причины, которые признаются таковыми в каждом конкретном случае отдельно по усмотрению руководства. Кроме того, законодательно не установлено, при каких обстоятельствах руководитель прокуратуры, обладающий правом предоставления отпуска, обязан предоставить такой отпуск или же этот вопрос он должен решить с учетом конкретных обстоятельств и имеет право ответить отказом. Уважительные причины, по которым работник прокуратуры претендует на неоплачиваемый отпуск, должны рассматриваться объективно и поэтому оставлять решение данного вопроса целиком на усмотрение руководителя вряд ли целесообразно. Так, не предоставление такого отпуска прокурорскому работнику, у которого возникла необходимость ухода за тяжело больным членом семьи (если нет других членов семьи, способных за ним ухаживать) может повлечь негативные последствия.

Необходимо отметить, что в России имеются определенные правовые основания для предоставления государственному служащему различных специальных (особых) отпусков, например для реализации закрепленного в части 2 статьи 32 Конституции Российской Федерации права быть избранным. Правда, такое право предоставляется ему на общих основаниях с другими гражданами. Приходится признать, что само понятие «специальный (особый) отпуск» в данном случае не употребляется. В частности, статья 41 Федерального Закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»[207] устанавливает обязанность администрации государственного органа освободить гражданина, в том числе государственного служащего, по его заявлению от работы со дня его регистрации в качестве кандидата в депутаты соответствующей избирательной комиссией и до дня официального опубликования результатов выборов. Причем срок, на который освобождается от работы зарегистрированный кандидатом государственный служащий, может оказаться довольно продолжительным.[208] В данном случае гражданин в лице прокурорского работника реализует свое конституционно закрепленное право быть избранным в представительные органы власти. Таким образом, одним из видов специального (особого) отпуска можно рассматривать отпуск работника органов и учреждений прокуратуры на период участия в предвыборной кампании в качестве кандидата в депутаты представительных органов власти любого уровня.

Кроме того, в качестве еще одной разновидности данного отпуска может рассматриваться отпуск, предоставленный для обучения. Так, например, прокурорский работник может изъявить желание пройти обучение на курсах бухгалтерского учета или же повысить свою квалификацию в области информационных технологий, полученные знания впоследствии помогут ему при проведении прокурорских проверок. В данном случае ему необходим соответствующий отпуск, который Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» специально не предусматривает.

Отпуск для работы над диссертацией на соискание ученой степени также можно рассмотреть как разновидность специального (особого) отпуска. Возможность его предоставления будет дополнительно стимулировать помощников, заместителей прокуроров, следователей Следственного комитета, а также межгоррайпрокуроров на повышение таким способом их профессионального уровня, что, в конечном счете, скажется на качестве исполнения должностных обязанностей. Так, в соответствие с частью 7 статьи 19 Федерального Закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» государственные служащие из числа аспирантов заочной формы обучения на общих основаниях имеют право на ежегодные дополнительные отпуска продолжительностью тридцать календарных дней с сохранением средней заработной платы. Таким образом, необходимо законодательно предусмотреть данный вид специального (особого) отпуска в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации», также законодательно установить отпуск, необходимый для сдачи кандидатских экзаменов, завершения работы над диссертацией, ее защиты.

В связи с этим необходимо разработать перечень оснований, при наличии которых предоставляются отпуска без денежного содержания, установить конкретную их продолжительность, а также установить случаи, при которых руководитель обязан предоставить подобный отпуск. Данные положения необходимо отразить в Федеральном Законе «О прокуратуре Российской Федерации», законодательно решить вопрос о включении его в трудовой стаж. Целесообразно также установить случаи, при которых данный отпуск или же его часть может быть оплачиваемым. Подобное будет являться дополнительной социальной гарантией работникам органов и учреждений органов прокуратуры и, следовательно, повысит авторитет службы в прокуратуре.

Указанные выше виды специальных (особых) отпусков, на наш взгляд, нуждаются в правовом закреплении, они повышают престиж органов прокуратуры, гарантируют прокурорским работникам реализацию их конституционных прав. В связи с этим представляется необходимым закрепить указанные виды отпусков в статье 414 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации».

Статьей 11 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов „О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон „Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“,[209] получившем неофициальное название «О монетизации льгот», отменены льготы по бесплатному проезду работников прокуратуры в общественном транспорте (кроме такси). В соответствие с пунктом 3 статьи 44 действующего Закона о прокуратуре прокурорские работники в служебных целях обеспечиваются проездными документами на проезд всеми видами транспорта общего пользования (кроме такси) в городском, пригородном и местном сообщении, приобретаемыми органами прокуратуры у соответствующих транспортных организаций в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 52 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» финансовое обеспечение деятельности органов и учреждений прокуратуры, а также гарантий и компенсаций работникам этих учреждений, установленных данным нормативным актом, является расходным обязательством Российской Федерации. В пункте 3 указанной статьи отмечено, что техническими средствами органы прокуратуры обеспечиваются в централизованном порядке Правительством Российской Федерации.

Оценивая современное состояние материально-технического обеспечения работы органов прокуратуры можно сделать вывод об отсутствии должного законодательного внимания к данной проблеме. В сегодняшний век информационных технологий, компьютеризации работы государственных органов межгоррайпрокуратуры нуждаются в высококачественной компьютерной технике. Однако, приобретение компьютеров, сканеров, принтеров, копировальных аппаратов в органах прокуратуры осуществляется стихийно в централизованном порядке по мере поступления федерального финансирования, имеющаяся компьютерная техника безнадежно устаревает. Кроме того, как показывает проведенный нами анализ, нехватка современной компьютерной техники в прокуратурах республик Саха (Якутия), Коми, Марий Эл, а также Саратовской, Волгоградской, Воронежской, Самарской, Челябинской, Астраханской, Тюменской, Ростовской, Свердловской, Челябинской, Амурской, Тамбовской, Тульской и других областей сопровождается отсутствием их централизованного обслуживания и ремонта, постоянной нехваткой расходных материалов. В отдельных случаях оперативные работники вынуждены за свой счет приобретать картриджи к принтерам и копировальным аппаратам. Правовая регламентация указанных вопросов отсутствует.

Следующей проблемой, на которую, на наш взгляд, следует обратить внимание, является обеспечение жильем прокурорских работников. В соответствии с пунктом 4 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокуроры и следователи, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, обеспечиваются отдельными жилыми помещениями, приобретаемыми за счет средств федерального бюджета, выделяемыми на эти цели органам Прокуратуры Российской Федерации, в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. Нуждающимися в улучшении жилищных условий с учетом положений настоящей статьи признаются работники прокуратуры, не обеспеченные жилой площадью в соответствии с требованиями и нормами, установленными жилищным законодательством Российской Федерации и жилищным законодательством субъектов Российской Федерации.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 6 декабря 2005 года № 737 «О порядке обеспечения судей, прокуроров и следователей прокуратуры, нуждающихся в улучшении жилищных условий, отдельными жилыми помещениями в 2005 году»[210] ассигнования, предусмотренные в федеральном бюджете на 2005 год Верховному Суду Российской Федерации, Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации, Генеральной прокуратуре Российской Федерации и Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации на улучшение жилищных условий судей, прокуроров и следователей прокуратуры, используются этими органами на приобретение (строительство) на конкурсной основе отдельных жилых помещений для указанной категории лиц с отнесением к специализированному жилищному фонду Российской Федерации. Вместе с тем, в соответствие с Письмом Федерального казначейства от 26 июля 2005 года № 42-7.1-01/5.1-205 до настоящего времени порядок обеспечения жильем прокуроров и следователей Правительством Российской Федерации не утвержден, предоставление указанных субсидий возможно только после его утверждения в установленной форме.

Обеспечение жильем работников прокуратуры – важный вопрос, который до настоящего времени положительно не решен. В соответствие с Жилищным Кодексом РФ первоочередное предоставление жилья прокурорским работникам не предусматривается. Законодательно порядок предоставления жилых помещений работникам органов и учреждений прокуратуры до настоящего времени не установлен. Органами местного самоуправления жилье молодым и вновь назначенным сотрудникам, а также работникам прокуратуры, нуждающимся в улучшении жилищных условий, не предоставляется. Подобное не способствует закреплению кадров на местах, кроме того, данная проблема, не урегулированная федеральным законодательством, подрывает авторитет прокуратуры в глазах граждан. Молодым специалистам, приехавшим на работу в другую местность, приобрести в собственность жилое помещение практически не представляется возможным ввиду значительных материальных затрат. Не решают данную проблему и реализующиеся сейчас национальные проекты и областные целевые программы. В связи с этим можно предложить несколько решений данного вопроса.

Как уже было отмечено выше, отдельные жилые помещения работникам прокуратуры должны предоставляться за счет средств федерального бюджета. Для реализации этих положений закона необходимо разработать и внедрить программу приобретения «ведомственного» жилья для сотрудников прокуратуры, которое будет являться собственностью прокуратуры субъекта Федерации. Эти жилые помещения не подлежат приватизации, квартиры, должны находиться в благоустроенных домах, имеющих все необходимые удобства и расположенных в центральных районах населенных пунктов, по возможности быть максимально приближенным к месту работы. Текущий и капитальный ремонт данного жилья должен осуществляться за счет его собственника. Работники прокуратуры в данном случае должны заключить с собственником договор социального найма жилого помещения. В крупных городах возможно строительство «ведомственных» домов, в которых будут проживать работники прокуратуры и члены их семей.

В городах и районных центрах, где осуществляется строительство жилья, можно предусмотреть долевое строительство квартир для проживания прокурорских работников на льготной для них основе.

За счет средств федерального бюджета также можно разработать порядок выделения льготных ссуд на приобретение жилья молодым сотрудникам прокуратуры, имеющим детей. Использование средств областных и местных бюджетов для этих целей не рекомендуется, поскольку это противоречит принципу независимости органов прокуратуры. Целесообразно также разработать программу ипотечного кредитования для работников органов и учреждений прокуратуры.

Организационно данную проблему можно решить следующим образом. Прокуратуры субъектов Федерации с учетом количества лиц, нуждающихся в предоставлении жилья и в улучшении жилищных условий, а также сложившихся цен на жилье в населенных пунктах, возможности строительства, кредитования, формируют заявки на выделение денежных средств и направляют их в Генеральную прокуратуру, которая в свою очередь ставит данный вопрос перед Правительством РФ. Кроме того, на наш взгляд, необходимо на федеральном уровне разработать и принять соответствующую целевую программу по обеспечению жильем работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, для реализации которой ежегодно планировать выделение денежных средств.

Невозможность решения этого вопроса приводит порой к трагическим последствиям. Так, в январе 2006 года в одной из комнат помещения гостиницы, расположенной в с. Балтай Саратовской области, обнаружен труп заместителя прокурора Балтайского района Зудина С.А. 1978 года рождения. В ходе проверки установлено, что причиной смерти Зудина являлось отравление угарным газом, в этой гостинице, находящейся в ветхом состоянии, неоднократно обнаруживалась утечка газа, но должных мер по устранению неисправности отопительного прибора своевременно принято не было. В указанной должности он работал непродолжительное время – с июня 2005 года. Зудину С.А. не было своевременно предоставлено благоустроенное жилое помещение ввиду его отсутствия в с. Балтай, организационно этот вопрос решен не был, что и привело к смерти прокурорского работника.[211]

По состоянию на 01 июля 2007 г. в органах прокуратуры Саратовской области работало 242 молодых сотрудника, в прокуратуре Самарской области – 278, в прокуратуре Воронежской области – 199, в прокуратуре Астраханской области – 211, большая часть из них проживает в гостиницах, квартирах и частных домах по найму.[212]

Вместе с тем, в соответствие с пунктом 4 статьи 44 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» отмечено, что прокуроры и следователи имеют право на компенсацию расходов, связанных с наймом (поднаймом) жилых помещений, до предоставления им в установленном порядке жилого помещения для постоянного проживания. На наш взгляд, подобная норма является попыткой законодательного решения жилищной проблемы, однако, она не в состоянии в полном объеме гарантировать социально-правовой статус прокурорского работника.

Необходимо отметить, что в жилых помещениях, занимаемых прокурорами и следователями, во внеочередном порядке осуществляется установка телефона по действующим тарифам. В таком же порядке предоставляются места в детских дошкольных учреждениях, школах-интернатах, летних оздоровительных учреждениях детям прокуроров и следователей (пункт 5 статьи 44 Закона).

Согласно пункту 6 статьи 44 Закона медицинское обслуживание (в том числе обеспечение лекарствами) работников и проживающих с ними членов их семей осуществляется за счет средств федерального бюджета.

Медицинское обслуживание получающих пенсию прокурорских работников и членов их семей, а также родителей, супругов и несовершеннолетних детей погибших (умерших) прокурорских работников осуществляется в лечебных учреждениях, в которых они состояли на учете.

Характер деятельности прокуроров и следователей, ряда иных категорий прокурорских работников по борьбе с преступностью и иными нарушениями законности, условия их службы зачастую связаны с опасностью для жизни и здоровья. Постоянная конфликтность работы по выявлению и пресечению правонарушений, привлечению виновных к ответственности, установленной законом (в том числе работников правоохранительных органов), иные условия требуют дополнительных мер и гарантий их обеспечения и защиты.[213]

В соответствие со статьей 45 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокуроры и следователи, являясь представителями государственной власти, находятся под особой защитой государства. Под такой же защитой находятся их близкие родственники, а в исключительных случаях также иные лица, на жизнь, здоровье и имущество которых совершается посягательство с целью воспрепятствовать законной деятельности прокуроров и следователей, либо принудить их к изменению ее характера, либо из мести за указанную деятельность, также под защитой находится их имущество. Порядок и условия осуществления государственной защиты прокуроров и следователей определяются Федеральным Закономот 20 апреля 1995 года № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»,[214] а также иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В данном случае законодательно закреплена защита лишь прокуроров и следователей, то есть оперативных работников, выполняющих законодательно закрепленные функции по обеспечению законности и защите конституционно установленных прав граждан, общества и государства, за этой чертой остается технический персонал межгоррайпрокуратур. С учетом криминогенной обстановки в стране преступным посягательствам и давлению со стороны лиц антиобщественной направленности могут подвергнуться в связи с исполнением своих должностных обязанностей специалисты, секретари, водители и другие технические работники. С учетом этого представляется необходимым внести изменения в Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» и включить в перечень лиц, находящихся под особой защитой государства абсолютно всех работников органов прокуратуры независимо от занимаемых должностей.

Прокуратура Российской Федерации имеет службу обеспечения собственной безопасности и физической защиты работников. Однако, в ряде прокуратур субъектов Федерации, в частности в прокуратурах Саратовской, Амурской, Астраханской, Воронежской областей подобная служба не создана. Порядок организации и деятельности службы собственной безопасности законодательно не урегулирован. В современных условиях потребность органов прокуратуры в данной службе велика. Ее предназначением является не только обеспечение безопасности работников, но и борьба с коррупцией в системе органов прокуратуры. В связи с образованием Следственного комитета возникает необходимость создания данной службы в этой структуре. По нашему мнению, нормативные акты, регулирующие порядок организации и функционирования служб собственной безопасности в прокуратуре и Следственном комитете при прокуратуре Российской Федерации, должны быть утверждены соответствующими Указами Президента РФ.

Погребение прокуроров и следователей, погибших (умерших) в связи с исполнением служебных обязанностей, а также уволенных со службы прокуроров и следователей, умерших вследствие причинения им телесных повреждений или иного вреда здоровью в связи с исполнением служебных обязанностей, осуществляется за счет средств, выделяемых на финансирование органов прокуратуры.

В соответствие с частью 3 статьи 45 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокуроры и следователи имеют право на постоянное ношение и хранение предназначенного для личной защиты боевого ручного стрелкового оружия (пистолеты, револьверы) и специальных средств, а также на применение их в порядке, установленном Законом РСФСР «О милиции».[215] Перечень типов и моделей боевого ручного стрелкового оружия, состоящего на вооружении прокуратуры Российской Федерации и предназначенного для личной защиты прокуроров и следователей, и патронов к нему утвержден постановлением Правительства РФ от 29 июня 1999 г. № 708.[216] В данных нормативных актах не говорится о праве на ношение и хранение боевого оружия заместителей и помощников прокуроров. Они, выступая в качестве государственных обвинителей в судах общей юрисдикции, проводя проверки исполнения законов в различных отраслях также могут подвергнуться преступным посягательствам. С организационно-правовой точки зрения жизнь и здоровье с одной стороны прокуроров и следователей, с другой – заместителей и помощников прокуроров защищены неодинаково. По нашему мнению представляется правильным внести изменения в часть 3 статьи 45 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» и предусмотреть право на ношение и хранение боевого ручного оружия заместителями и помощниками прокуроров. Однако, это не означает, что все оперативные сотрудники прокуратуры по своему желанию могут иметь оружие, вопрос о необходимости его предоставления оперативному работнику должен решаться руководителем соответствующей прокуратуры. Вместе с тем, порядок прохождения обучения обращению с боевым ручным оружием прокуроров и следователей законодательно не урегулирован, что является серьезным законодательным пробелом.

Представляет интерес мнение, высказанное В. Сопиным, который, проанализировав Перечень боевого стрелкового оружия, состоящего на вооружении прокуратуры, сделал вывод о непригодности большинства указанных в нем моделей для практического использования.[217] Как отмечает автор, Перечень включает шесть моделей пистолетов и одну модель револьвера, три из указанных моделей являются новыми разработками (пистолеты СР-1, СР-2 и револьвер Р-92) и широко не распространены. По сути, на вооружении органов прокуратуры реально могут быть в наличии только остальные четыре модели: 9 мм пистолет Макарова «ПМ», 9 мм пистолет Макарова модернизированный «ПММ», 9 мм пистолет «АПС» и 5,45 мм пистолет «ПСМ». Почти все эти модели разрабатывались как штатное оружие армейского офицера и никогда не предназначались для скрытого ношения. Так, например автоматический пистолет Стечкина («АПС»): магазин вмещает 20 патронов, конструкция пистолета позволяет вести огонь как одиночными выстрелами, так и очередями. Однако, масса этого пистолета составляет 1320 г, он комплектуется кобурой прикладом массой 560 г и несколькими запасными магазинами, масса каждого составляет около 300 г. Из этого автор делает вывод, что постоянно носить с собой это оружие невозможно. Пистолеты «ПМ» и «ПММ» в данном случае немногим лучше – носить их в плечевой кобуре тяжело, а рукоятки таковы, что людям не только с небольшими, но и даже с нормальными кистями рук пользоваться этими пистолетами весьма затруднительно. Единственным пригодным пистолетом для постоянного ношения является пистолет «ПСМ» – «пистолет самозарядный малогабаритный», однако он был и остается «эксклюзивным» оружием. В большинстве прокуратур есть обычные пистолеты Макарова «ПМ», причем в прокуратуре Липецкой области их не хватит даже на всех следователей. В.Сопин высказывается о том, что наиболее эффективным на сегодняшний день не смертельным оружием самообороны, которое можно постоянно носить с собой является огнестрельное бесствольное оружие с патронами травматического и светозвукового действия (например пистолеты ПБ-4-1 «Оса», МР-461 «Стражник»). Оснащение прокуратур этими моделями снизит количество выдаваемого прокурорским работникам боевого огнестрельного оружия, его проще будет применять в психологическом плане.

Согласно пункту 4.6 Инструкции по организации учета, хранения и выдаче боевого ручного огнестрельного стрелкового оружия в органах прокуратуры Российской Федерации, утвержденной приказом Генерального прокурора РФ от 11 августа 1999 года № 56,[218] разрешение на выдачу оружия не выдается, а выданное оружие подлежит изъятию в случаях отсутствия достаточных навыков или нарушения правил ношения, хранения и ухода за оружием, отсутствия сейфа для хранения оружия и боеприпасов в домашних условиях. Приобретение сейфа связано со значительными материальными затратами, предоставление их прокурорам и следователям в централизованном порядке не организовано.

Кроме того, прокуроры и следователи подлежат обязательному государственному личному страхованию на сумму, равную 180-кратному размеру их среднемесячного денежного содержания (пункт 4 статьи 45 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»).

Органы государственного страхования выплачивают страховые суммы в случаях:

– гибели (смерти) прокурора или следователя в период работы либо после увольнения, если она наступила вследствие причинения телесных повреждений или иного вреда здоровью в связи с их служебной деятельностью, – их наследникам в размере, равном 180-кратному размеру среднемесячного денежного содержания прокурора или следователя;

– причинения прокурору или следователю в связи с их служебной деятельностью телесных повреждений или иного вреда здоровью, исключающих дальнейшую возможность заниматься профессиональной деятельностью, – в размере, равном 36-кратному размеру их среднемесячного денежного содержания;

– причинения прокурору или следователю в связи с их служебной деятельностью телесных повреждений или иного вреда здоровью, не повлекших стойкой утраты трудоспособности, не повлиявших на способность заниматься в дальнейшем профессиональной деятельностью, – в размере, равном 12-и кратному размеру их среднемесячного денежного содержания.

В соответствие с пунктом 5 статьи 45 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в случае причинения прокурору или следователю в связи с их служебной деятельностью телесных повреждений или иного вреда здоровью, исключающих дальнейшую возможность заниматься профессиональной деятельностью, им ежемесячно выплачивается компенсация в виде разницы между их среднемесячным денежным содержанием и назначенной в связи с этим пенсией без учета суммы выплат, полученных по обязательному государственному личному страхованию. Это положение является важной социальной гарантией, подчеркивающее особую защищенность сотрудников органов прокуратуры в современном Российском государстве.

В случае гибели (смерти) прокурора или следователя в связи с исполнением служебных обязанностей, а также уволенных со службы прокурора или следователя, умерших вследствие причинения им телесных повреждений или иного вреда здоровью в связи с исполнением служебных обязанностей, нетрудоспособным членам их семей, находившимся на их иждивении, ежемесячно выплачивается компенсация в виде разницы между приходившейся на их долю частью денежного содержания погибшего (умершего) и назначенной им пенсией по случаю потери кормильца без учета суммы выплат, полученных по обязательному государственному личному страхованию. Для определения указанной части денежного содержания среднемесячное денежное содержание погибшего (умершего) делится на число членов семьи, находившихся на его иждивении, в том числе трудоспособных. Ущерб, причиненный уничтожением или повреждением имущества, принадлежащего прокурору или следователю или членам их семей, в связи с их служебной деятельностью, подлежит возмещению им или членам их семей в полном объеме, включая упущенную выгоду, в установленном порядке.

Необходимо отметить, что в качестве социальных гарантий Закон о прокуратуре помимо денежных выплат закрепляет обязательственные права. Так, в соответствие с пунктом 5 статьи 45 Закона за семьей погибшего (умершего) сохраняется право на получение благоустроенного жилого помещения на условиях и основаниях, которые имели место на момент гибели (смерти) прокурора или следователя.


Административно-правовое регулирование службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации § 2.3. Обеспечение социально-материальных условий службы и правовой защиты служащих органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации.

§ 2.4. Правовое регулирование поощрения служащих органов и учреждений прокуратуры, порядка привлечения их к дисциплинарной и иной ответственности

Среди правовых средств повышения эффективности деятельности государственных служащих в системе государственных органов важное место занимает система мер поощрения. Абсолютное большинство людей явно или не явно желает общественного признания результатов своей деятельности, т. е. общепринятых внешних форм выражения одобрения. Перспектива быть отмеченным, выделенным из общей массы возвышает человека как в собственных глазах, так и в глазах других людей. Вдвойне возвышает и приносит чувство наибольшего удовлетворения, когда личное мнение поощренного и окружающих едины в оценке и признании его заслуг. В этом отношении государственная служба представляется уникальной сферой, в которой изначально закладывался механизм такого внешнего общественного признания заслуг, профессиональных и личных достоинств человека, который состоит на службе у общества.

Органы прокуратуры в настоящее время заинтересованы в совершенствовании деятельности прокурорско-следственного аппарата.

Как полагает Д.М. Овсянко, поощрения – важное средство воспитания государственных служащих и укрепления служебной дисциплины. Они, как стимулы, вырабатывают сознательное отношение к делу, способствуют развитию инициативы, смелости и решительности, мобилизуют на преодоление трудностей.[219] Сущность поощрения весьма точно выразил профессор К.С. Бельский, рассматривающий поощрение не иначе, как особый вид управленческого «давления», такое государственное воздействие, которое не подчиняет, но специфическим образом направляет волю лица на действия, полезные для интересов коллектива и общества.[220]

А. А. Гришковец отмечает, что ни в российском законодательстве, ни в юридической науке пока не закреплено всеохватывающее, цельное определение понятия «поощрение государственного служащего», хотя потребность в этом очевидна. Им предлагается следующее определение: «Поощрение государственного служащего – нормативно закрепленная или фактически используемая форма признания со стороны публичной власти личных заслуг государственного служащего, применяемая при наличии достаточных оснований уполномоченным государственным органом или его должностным лицом путем издания правового акта установленной формы или совершения иных действий, приносящих поощряемому государственному служащему материальные и (или) моральные преимущества».[221]

В частности, известный ученый-правовед А.Ф. Ноздрачев понимает под поощрением меры морального и материального характера, связанные с публичным признанием заслуг и оказанием общественного почета государственным служащим за успешное и добросовестное исполнение должностных обязанностей и достигнутые результаты в государственной службе.[222]

В. И. Шкатулла определяет поощрение как положительную санкцию, заслуженную меру одобрения, как правило, публичное признание заслуг, отличий и успехов персонала в том или ином виде деятельности, выступающее как способ социального контроля, правового регулирования трудовых отношений, средство воздействия на субъектов, их интересы, цели и иные мотивы, призванное подкреплять позитивное и превосходящее обычные требование поведение.[223]

А. А. Гришковец полагает, что, анализируя сложившийся в российской системе государственной службы порядок поощрения государственных служащих, можно выделить две группы поощрений:

1. Формализованные, т. е. нормативно закрепленные в законодательстве как меры поощрения.

2. Неформализованные, т. е. хотя и не названные в законодательстве среди мер поощрения, но по своему характеру, содержанию, целям и значению реально таковыми являющиеся и, де-факто, широко используемые на государственной службе.[224]

Нельзя не отметить, что в юридической науке предпринимались иные попытки классифицировать поощрения, применяемые к государственным служащим. Так, профессор К.С. Бельский выделяет три группы поощрений:

1) моральные (награждение почетными грамотами, занесение в Книгу почета и на Доску почета, объявление благодарности, награждение орденами и медалями, присвоение почетных званий);

2) материальные (денежные премии, ценные подарки, вознаграждение по итогам года);

3) организационные (продвижение по службе).[225]

Однако, представляется, что данная классификация не может быть признана достаточно полной, т. к. она не принимает в расчет реальную практику, существующую в государственном аппарате, где поощрение нередко имеет неявный, т. е. неформализованный характер и юридически никак не оформляется, но фактически широко используется. Так, бывают случаи, когда руководство выделяет лучшим работникам новую офисную технику, мебель, служебные автомобили, дает дополнительные отгулы, предоставляет иные льготы в зависимости от условий и характера работы, тем самым поощряя своих работников. Кроме того, на практике оказывается, что неформальные меры поощрения могут быть более эффективны, чем те, которые предусмотрены законом.

Любое государство имеет в арсенале средств воздействия на участников общественных отношений систему мер поощрения. В основу их применения всегда положены основные идеи, которые отвечают преобладающим взглядам на проблему общественного признания, которая существует в данную историческую эпоху. Государство всегда стремилось совершенствовать систему мер поощрения. В этой связи необходимо выделить принципы, исходя из которых, применяются меры поощрения. Представляется, что таковыми должны быть: 1) принцип личных заслуг; 2) принцип сочетания морального и материального поощрения; 3) принцип адресности; 4) принцип обязательности поощрения достойных лиц, удовлетворяющих установленным основаниям.

В. В. Нырков полагает, что наиболее перспективно в общей теории права исследовать поощрение в качестве одного из видов правового стимулирования.[226] Даже простое обращение к юридической литературе с убедительностью показывает, что исследование поощрений в основном производится сквозь призму процесса стимулирования в праве. Стимулирование представляет собой воздействие субъектов (должностного лица, органа и т. д.) на потребности, интересы, на сознание, волю, практическое поведение служащего, а, следовательно, на результаты его управленческого труда, государственно-служебной деятельности.[227] Подведение понятия «правовое поощрение» под категорию «стимулирование» обосновывается и тем, что последняя в своей теоретической разработке получила более мощный методологический фундамент (теория управления, теория информации, учение о мотивации человеческого поведения и др.) по сравнению с категориями «государственное одобрение», «убеждение».[228]

По мнению А.В. Малько, правовой стимул есть правовое побуждение к законопослушному деянию, создающее для удовлетворения собственных интересов субъекта режим благоприятствования.

Наиболее общие признаки реализации правовых стимулов заключаются в том, что они:

1) связаны с благоприятными условиями для осуществления собственных интересов личности, так как выражаются в обещании либо предоставлении ценностей, а иногда в отмене либо снижении меры лишения ценностей (например, отмена или снижение меры наказания есть стимул);

2) сообщают о расширении объема возможностей, свободы, ибо формами проявления правовых стимулов выступают субъективные права, законные интересы, льготы, привилегии, иммунитеты, надбавки, доплаты, компенсации, поощрения, рекомендации;

3) выражают собой положительную правовую мотивацию;

4) направлены на упорядоченное изменение общественных отношений, выполняют функцию развития социальных связей;

5) предполагают повышение позитивной активности.[229]

Процесс правового стимулирования начинается с постановки целей и заканчивается их выполнением, достижением определенного результата, который может быть эффективным либо нет.[230] В целях повышения эффективности правовых стимулов правотворческий орган должен постоянно модифицировать их систему с учетом изменения различных факторов (в первую очередь – экономических и социальных).[231]

Требует пояснения вопрос о правовой природе поощрения: имеется ли у служащего право на поощрение? В. М. Манохин однозначно отвечает, что да. Но в таком случае возникает и вопрос об обеспечении этого права, в частности, правоохранительными средствами, в том числе по суду. В этом отношении российское законодательство не содержало и пока не содержит гарантий по обеспечению мер поощрения для служащих. При таком положении дел открывается неограниченное поле применения мер поощрения служащего не на основе закона, а по усмотрению руководителя. В связи с этим возникает другой вопрос о мерах поощрения – это вопрос об основаниях для применения мер поощрения в отношении служащего. До сих пор в законодательстве лишь в отдельных случаях указываются конкретные основания для применения меры поощрения служащего, например, стаж работы в данной должности, выполнение специального задания сверх личных должностных полномочий. В целом же перечня конкретных оснований для поощрения служащего как не было, так и нет. Отсюда и многолетняя практика поощрения по усмотрению начальника, а за основание принимается «добросовестная служба и примерное поведение».[232]

Служащие прокуратуры должны следовать интересам безупречного выполнения служебного долга, глубоко знать порученное дело, повышать профессиональное мастерство в целях наилучшего осуществления своих обязанностей по укреплению законности и правопорядка. В соответствии со статьей 416 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» за примерное исполнение работниками своих служебных обязанностей, продолжительную и безупречную службу в органах и учреждениях прокуратуры, выполнение заданий особой важности и сложности применяются следующие поощрения:

• объявление благодарности;

• награждение Почетной грамотой;

• занесение на Доску почета, в Книгу почета;

• выдача денежной премии;

• награждение подарком;

• награждение ценным подарком;

• награждение именным оружием;

• досрочное присвоение классного чина или присвоение классного чина на ступень выше очередного;

• награждение нагрудным знаком «За безупречную службу в прокуратуре Российской Федерации»;

• награждение нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации» с одновременным вручением грамоты Генерального прокурора Российской Федерации.

Таким образом, государство в лице руководителей органов и учреждений прокуратуры берет на себя обязанность при наличии определенных оснований поощрять своих работников и подобное заслуживает всемерной поддержки. Действенный механизм поощрения позволит поднять не только эффективность работы отдельного структурного подразделения, но и работы всей прокурорской системы в целом, деятельность каждого прокурора должна быть направлена на достижение этой основополагающей цели. Необходимо рассматривать поощрение не только как право руководителя, но и его обязанность, поскольку достойный прокурорский работник, имеющий право на поощрение, должен быть поощрен. Думается, что следует в полной мере поддержать высказанное в юридической науке мнение о том, что при правовом регулировании поощрения государственных служащих необходимо, прежде всего, закрепить право государственного служащего на поощрение.[233]

На практике премирование применяется довольно часто. Прокуроры субъектов Федерации поощряют отличившихся сотрудников денежной премией в размере должностного оклада с доплатой за классный чин или же в соответствующих приказах указывают конкретный размер премий в денежном выражении, которые в большинстве своем ниже должностного оклада. Очевидно, что размер премии прямо пропорционален заслугам прокурорского работника, поскольку конкретных сумм и ее размеров в Законе о прокуратуре не определено.

Положительным примером материального поощрения может служить региональное законодательство о государственной службе. Так, часть 2 статьи 15 Закона Новгородской области от 13 мая 1996 года № 18-ОЗ[234] «О государственной службе Новгородской области» устанавливает, что государственным служащим выплачивается денежное вознаграждение в связи с юбилеями или выслугой лет на государственной службе в размере месячного денежного содержания по занимаемой государственной должности государственной службы. Юбилейными датами считаются: 1) выслуга лет на государственной службе – 20, 25, 35, 45 лет; 2) юбилейные дни рождения – 50-летие, 55, 60, 65 лет со дня рождения. Из приведенного следует, что данная норма закона является императивной, то есть достаточно возникновения соответствующего юридического факта (в данном случае наличие стажа государственной службе и достижение определенного возраста) для того, чтобы у государственного служащего появилось право на поощрительную выплату. На наш взгляд, необходимо законодательно предусмотреть подобные поощрительные меры применительно к работникам органов и учреждений прокуратуры, имеющим продолжительный стаж работы.

Кроме того, анализируя практику применения поощрительных мер, применяемых в прокуратуре, необходимо особо отметить групповое поощрение. Так, в прокуратурах Волгоградской, Воронежской, Тамбовской, Кемеровской, Саратовской областей имеются случаи поощрения одним приказом сразу нескольких прокурорских работников. Подобное имеет место при выделении особо отличившихся сотрудников. Так, приказом прокурора Саратовской области от 16 января 2005 № 11 по итогам работы за 2004 год поощрены коллективы Федоровского, Лысогорского районов и г. Энгельса Саратовской области.[235] Групповое поощрение, безусловно, имеет огромное стимулирующее значение, оказывает почет и развивает моральные и материальные стимулы к улучшению трудовых заслуг.

Кроме того, своеобразной мерой поощрения является досрочное снятие дисциплинарного взыскания.

Представляет интерес практика поощрения служащих прокуратуры лицами, не отмеченными в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации». Так, Постановлением Губернатора Астраханской области от 12 января 2006 г. № 2 «О поощрении работников прокуратуры области»[236] за добросовестное исполнение служебного долга, высокий профессионализм и в связи с празднованием Дня работника прокуратуры Почетной грамотой Губернатора Астраханской области награждены следователь прокуратуры ЗАТО Знаменск, прокурор кассационно-надзорного отдела управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Астраханской области. Благодарственное письмо Губернатора Астраханской области вручено: старшему помощнику прокурора Лиманского района, прокурору-криминалисту отдела криминалистики следственного управления прокуратуры Астраханской области, старшему помощнику прокурора Володарского района, старшему прокурору отдела по надзору за исполнением законов на транспорте, налогового и таможенного законодательства управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Астраханской области.

Также в январе 2007 года за примерное исполнение служебного долга, личный вклад в защиту законных прав и интересов граждан, укрепление законности и правопорядка в связи с профессиональным праздником – Днем работника прокуратуры Российской Федерации благодарность мэра города Иркутска Якубовского В. объявлена следователю по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Иркутской области, старшему следователю прокуратуры Ленинского района города Иркутска, старшему следователю прокуратуры Куйбышевского района, прокурору отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры Иркутской области, заместителю прокурора Свердловского района г. Иркутска.[237]

Полномочия по применению мер поощрений прокуроров субъектов Федерации, межгоррайпрокуроров в Законе «О прокуратуре Российской Федерации» не определены. В указанной выше статье, регулирующей поощрение работников, говорится лишь о соответствующих правах Генерального прокурора Российской Федерации. На наш взгляд, в Законе необходимо иметь более подробную норму, ибо отсутствие процедуры применения всех видов поощрений другими прокурорами нельзя отнести к достоинствам данного законодательного акта. Также следует учесть, что Закон о прокуратуре предусмотрел различный объем дисциплинарных полномочий прокуроров конкретных рангов и содержания прав на назначение на должность, что не позволяет единообразно, через толкование, выделить полномочия по поощрению. Кроме того, в пункте 5 статьи 416 рассматриваемого нами Закона упоминается использование средств подарочного и наградного фондов, порядок образования которых законодательно не определен.

При имеющейся определенной самостоятельности в решении вопроса о назначении на должность, который могут решать прокуроры соответствующего звена, необходима ясность в вопросе о правовой значимости мер поощрения, которые могут быть осуществлены прокурорами этого ранга. Опять же права только Генерального прокурора Российской Федерации на применение поощрений предусматриваются и в актах о специальных видах поощрений работников прокуратуры, каким является Положение о нагрудном знаке «Почетный работник прокуратуры». В нем говорится только о полномочиях начальников управлений и начальников отделов на правах управлений Генеральной прокуратуры Российской Федерации, заместителей Генерального прокурора Российской Федерации в федеральных округах, прокуроров субъектов Российской Федерации и приравненными к ним военных и иных специализированных прокуроров, директоров научных и образовательных учреждений прокуратуры Российской Федерации на внесение на имя Генерального прокурора РФ представления к награждению этим нагрудным знаком.

Согласно Положению о нагрудном знаке «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации», утвержденного Приказом Генерального прокурора РФ от 29 августа 2003 года № 34[238] нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации» могут награждаться работники органов и учреждений прокуратуры, проработавшие в системе не менее 10 лет и отличившиеся образцовым исполнением служебных обязанностей. До истечения этого срока Генеральный прокурор Российской Федерации вправе, в порядке исключения, награждать работников, особо отличившихся в укреплении законности и правопорядка. Награждение производится приказом Генерального прокурора Российской Федерации с вручением грамоты. О вручении нагрудного знака составляется протокол, первый экземпляр которого хранится в управлении кадров Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Прокурорским работникам, награжденным этим нагрудным знаком, выплачивается процентная надбавка к заработной плате в размере 10 % от должностного оклада и доплаты за классный чин. Награжденный имеет право на установление максимального оклада по должности и досрочное присвоение классного чина по занимаемой должности или на один чин выше положенного по занимаемой должности, а также преимущественное право на предоставление или улучшение жилой площади, распределяемой органами прокуратуры. Генеральный прокурор РФ имеет право наградить нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации» лиц, не являющихся работниками органов и учреждений прокуратуры, оказывающих существенную помощь в укреплении законности и развития системы прокуратуры Российской Федерации. Увольнение с работы в качестве меры дисциплинарного воздействия работника прокуратуры, награжденного данным нагрудным знаком может быть применено только с согласия Генерального прокурора Российской Федерации.

На практике этот вид поощрения применяется к авторитетным работникам, проработавшим в прокуратуре длительное время. Так, Приказом Генерального прокурора Российской Федерации Ю. Я. Чайки № 132 от 24 октября 2007 года за продолжительную и безупречную службу в органах прокуратуры прокурор Тульской области Черныш О. В. награжден нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации» с вручением грамоты Генерального прокурора Российской Федерации и выплатой денежного вознаграждения в размере одного должностного оклада с доплатой за классный чин.[239]

Необходимо отметить, что такой вид поощрения как награждение нагрудным знаком «За безупречную службу в прокуратуре Российской Федерации» является не менее почетным и имеет большое стимулирующее значение для прокурорских работников. Можно привести следующий пример подобного награждения: Приказом Генерального прокурора Российской Федерации, отмечая примерное исполнение служебных обязанностей в деле укрепления законности и правопорядка, прокурор Сахалинской области старший советник юстиции Бессчасный С. А. награжден нагрудным знаком «За безупречную службу». Награда вручена лично Генеральным прокурором Ю. Я. Чайкой 30 июля 2007 года на совещании органов прокуратуры субъектов Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе, состоявшемся в городе Хабаровске.[240]

В соответствие с пунктом 2 статьи 416 Закона особо отличившиеся работники могут быть представлены к присвоению почетного звания «Заслуженный юрист Российской Федерации» и награждению государственными наградами Российской Федерации.

Порядок награждения именным оружием прокурорских работников урегулирован Приказом Генеральной прокуратуры РФ от 31 декабря 1999 г. № 365-к «О введении в действие Положения о награждении именным оружием в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации».[241]

Рассматривая вопрос о поощрении в органах прокуратуры, необходимо отметить, что Генеральный прокурор РФ может устанавливать виды поощрений, не предусмотренные пунктом 1 статьи 416 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации». Кроме того, в его компетенцию входят полномочия о поощрении лиц, не являющихся работниками органов и учреждений прокуратуры, оказавших существенную помощь в укреплении законности и развитии системы прокуратуры Российской Федерации (пункт 6 статьи 416 Закона). Однако, на наш взгляд, данное положение нуждается в законодательном уточнении. Из смысла Закона явно усматривается, что к лицам, не являющимся работниками органов и учреждений Российской прокуратуры, не могут быть применены такие меры поощрения, как досрочное присвоение классного чина или присвоение классного чина на ступень выше очередного, награждение нагрудным знаком «За безупречную службу в прокуратуре Российской Федерации», награждение нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации» с одновременным вручением грамоты Генерального прокурора Российской Федерации. Занесение на Доску почета, в Книгу почета работников прокуратуры подобных лиц также является сомнительным.

Проведенный анализ показывает, что Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» не обозначивает всех необходимых аспектов поощрения прокурорских работников.

Рассмотрев вопросы правового регулирования поощрений в системе органов прокуратуры, необходимо раскрыть сущность дисциплинарной ответственности ее сотрудников и вопросы ее реализации.

Дисциплинарная ответственность государственных служащих в нашей стране была установлена постановлением ЦИК и СНК от 13 октября 1929 г. «Об основах дисциплинарного законодательства СССР и союзных республик». Этим постановлением предусматривались три вида дисциплинарной ответственности государственных служащих:

– в порядке подчиненности;

– в порядке, установленном дисциплинарными уставами и положениями о прохождении службы;

– в порядке, установленном правилами внутреннего трудового распорядка.

Дисциплинарная ответственность государственных служащих, по общему правилу, должна была наступать только за нарушения обязанностей по службе и служебной дисциплины. Однако для некоторых категорий служащих (прокуроры, сотрудники милиции и др.) дисциплинарная ответственность устанавливалась и за проступки, хотя и не являющиеся нарушениями обязанностей по службе и трудовой дисциплины, но несовместимые с достоинством и назначением должностных лиц этой категории ввиду особого характера выполняемых ими обязанностей (статья 5 Основ).[242]

Важно отметить, что дисциплинарная ответственность является самостоятельным видом юридической ответственности и выступает в качестве основного вида ответственности государственных служащих. Как отмечает В.Д. Сорокин, ей (дисциплинарной ответственности) присущи две основные особенности. Во-первых, она распространяется только на физических лиц. Во-вторых, характерной чертой дисциплинарной ответственности является наличие специальной связи между лицом, совершившим дисциплинарный проступок и лицом, юридически обязанным на этот проступок реагировать.[243]

По мнению А.А. Демина, дисциплинарная ответственность является основным видом ответственности государственных служащих в современном государственном аппарате Российской Федерации в силу ее непосредственности, оперативности и возможности учета конкретной обстановки правонарушения совершенно компетентным в ситуации лицом – вышестоящим начальником государственного служащего.[244]

Ю. Н. Старилов высказывается о том, что дисциплинарная ответственность заключается в наложении на государственных служащих, совершивших должностные проступки, дисциплинарных взысканий властью представителей администрации (руководителей, начальников).[245]

Дисциплинарная ответственность является одним из составляющих элементов правового статуса сотрудника прокуратуры и важным средством обеспечения законности и дисциплины.

Согласно статье 417 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» за неисполнение или ненадлежащее исполнение работниками своих служебных обязанностей и совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника, руководители органов и учреждений прокуратуры имеют право налагать на них следующие дисциплинарные взыскания:

• замечание;

• выговор;

• строгий выговор;

• понижение в классном чине;

• лишение нагрудного знака «За безупречную службу в прокуратуре Российской Федерации»;

• лишение нагрудного знака «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации»;

• предупреждение о неполном служебном соответствии;

• увольнение из органов прокуратуры.

В соответствие со статьей 192 Трудового Кодекса РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания:

1) замечание;

2) выговор;

3) увольнение по соответствующим основаниям.

Как видно, Закон о прокуратуре предусматривает более широкий круг дисциплинарных взысканий. Это обусловлено спецификой службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации. Из содержания приведенных дисциплинарных взысканий усматривается, что большинство из них за исключением увольнения, носят моральный характер и оказывают воздействие исключительно на лицо, подвергнутое им.

Общепризнано, что основанием для применения любого вида юридической ответственности является совершение виновным субъектом правонарушения. Основанием для применения мер дисциплинарной ответственности является совершение должностным лицом специфического правонарушения – должностного проступка.

Основанием для привлечения сотрудника прокуратуры к дисциплинарной ответственности является совершение им дисциплинарного проступка. В Трудовом кодексе Российской Федерации под дисциплинарным проступком понимается неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него обязанностей (статья 192).

Рассматривая имеющиеся в юридической литературе подходы[246] к определению понятия дисциплинарного проступка, можно заключить, что дисциплинарный проступок – это не влекущее уголовной ответственности противоправное, виновное действие (бездействие), повлекшее за собой нарушение должностным лицом обязанностей по службе.

На наш взгляд, содержание дисциплинарной ответственности тесно связано с морально-этическими требованиями, предъявляемыми к государственному служащему, к числу которых относится дисциплинированность. Еще в 1888 году Н. О. Куплевасский писал: «Дисциплинарное разбирательство часто не имеет в виду взыскание за проступок, а имеет в виду разрешение спорного вопроса – совместимо ли данное положение служащего лица с обязанностями службы, или же нет. Под дисциплинарными взысканиями разумеются такие, которые налагаются или для того, чтобы направить данное должностное лицо на путь, требуемый его долгом, то есть с целью улучшения его для государственной службы, или же, в крайних случаях, для того, чтобы очистить среду должностных лиц путем удаления из нее лиц, по нравственным качествам непригодных».[247] По справедливому замечанию В. Л. Кулапова и И. Н. Сенякина, дисциплина в отличие от законности содержит требования не только правовых, но и моральных, этических норм.[248] Кроме того, данное положение корреспондируется с частью 2 статьи 3 Закона РФ от 26 июня 1992 года № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации»,[249] где отмечается, что судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

Нарушение законности и дисциплины сотрудниками прокуратуры оказывает негативное влияние на эффективность профессиональной деятельности органов прокуратуры, дискредитирует прокуратуру в глазах населения. Поэтому первостепенное значение придается вопросам соблюдения сотрудниками служебной дисциплины и законности, от решения которых во многом зависит степень доверия граждан к данной структуре.

Как уже отмечалось, в качестве одного из видов дисциплинарных взысканий, применяемых к работникам органов и учреждений прокуратуры является понижение в классном чине.

Классный чин работника прокуратуры характеризует должность и все то, что с нею связано, например, такое существенное условие труда, как оплата. По сути дела, понижение в классном чине ведет к переводу на нижеоплачиваемую работу, которая совершается без согласия работника. Однако, понижение в должности (то есть фактически перевод на другую работу) как средство поддержания дисциплины (в том числе в системе государственной службы) считается в соответствии с международными нормами формой принудительного труда.

Так, в статье 2 Конвенции Международной Организации Труда № 29 «О принудительном или обязательном труде» (Женева, 28 июня 1930 г.) под принудительным или обязательным трудом понимается всякая работа или служба, требуемая от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг. Статья 1 Конвенции Международной Организации Труда № 105 «Об упразднении принудительного труда» (Женева, 25 июня 1957 г.) обязывает каждого Члена Международной Организации Труда, ратифицировавшего настоящую Конвенцию, упразднить принудительный или обязательный труд и не прибегать к какой-либо его форме, в том числе в качестве поддержания трудовой дисциплины. Кроме того, в Российской Федерации принудительный труд запрещен Конституцией (пункт 2 статьи 37).

В. Тимофеев, рассматривая вопрос о дисциплинарных наказаниях отмечает, что такая мера как понижение в классном чине, либо совсем не применяется, либо применяется в единичных случаях. Действующие нормативные акты, регламентирующие прохождение службы в прокуратуре, не закрепляют механизма его реализации. Законодательно не закреплено, вправе ли прокурор субъекта Федерации понижать классный чин работника, если он присвоен не его приказом, а приказом Генерального прокурора РФ, также не установлено, на какой срок действует данный вид взыскания, возможно ли его применение к лицу, имеющему самый низший классный чин. Автором предлагается исключить данный вид дисциплинарной ответственности из перечня, приведенного в статье 417 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации», и предусмотреть в качестве дисциплинарного наказания понижение в должности, разработав при этом порядок его применения.[250]

На наш взгляд, можно согласиться с мнением В. Тимофеева об исключении из Закона указанного вида дисциплинарного наказания, поскольку эффективность его применения в действительности сомнительна. Приведенный выше перечень дисциплинарных взысканий способен объективно влиять на регулирование служебных отношений в современных органах и учреждениях прокуратуры, снижение количества проступков. Однако, нам представляется, что нет необходимости законодательно закреплять такой вид дисциплинарной ответственности как понижение в должности, поскольку это противоречит международным нормам.

Рассматривая вопрос о наложении дисциплинарных взысканий, необходимо определить круг должностных лиц, обладающих соответствующими полномочиями. Так, в соответствие со статьей 417 рассматриваемого нами Закона организационно полномочия по привлечению к дисциплинарной ответственности распределены следующим образом. Генеральный прокурор РФ имеет право налагать дисциплинарные взыскания в полном объеме, им определяются полномочия соответствующих руководителей по привлечению к дисциплинарной ответственности работников, назначаемых на должность Генеральным прокурором РФ. Прокуроры субъектов Российской Федерации, приравненные к ним прокуроры и директора научных и образовательных учреждений прокуратуры имеют право налагать дисциплинарные взыскания на работников, назначаемых ими на должность, за исключением лишения нагрудного знака «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации». В соответствие с пунктом 2.1 статьи 417 Закона Председатель Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации имеет право налагать дисциплинарные взыскания на работников Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации в полном объеме. Данным лицом определяются полномочия соответствующих руководителей по привлечению к дисциплинарной ответственности работников Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Лишение нагрудного знака «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации» в соответствии со статьей 417 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» допускается за неисполнение или ненадлежащее исполнение работниками своих служебных обязанностей и совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника. Лишение названного нагрудного знака допускается только по приказу Генерального прокурора Российской Федерации.

Прокуроры городов, районов, приравненные к ним прокуроры имеют право налагать дисциплинарные взыскания в виде замечания, выговора, строгого выговора, а также увольнения работников, назначаемых ими на должность. Как правило, данная их компетенция распространяется на технический персонал прокуратур. Полномочия этих прокуроров по привлечению к дисциплинарной ответственности подчиненных им работников реализуются следующим образом. При обнаружении совершения этими лицами проступка прокурор составляет рапорт, в котором излагает сущность допущенного нарушения с предложением о привлечении к дисциплинарной ответственности. Данный рапорт направляется прокурору субъекта Федерации, к нему могут быть приобщены материалы, подтверждающие совершение дисциплинарного проступка.

Необходимо отметить, что наложение дисциплинарного взыскания в виде увольнения из органов прокуратуры работников, награжденных нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации», может быть применено только с согласия Генерального прокурора Российской Федерации, а работников Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации – с согласия Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации (пункт 5 статьи 417 Закона).

Прокурор, разрешающий вопрос о наложении дисциплинарного взыскания, обязан лично разобраться в совершенном проступке и получить письменное объяснение от совершившего его лица. Дисциплинарные взыскания применяются, когда исчерпаны или, в связи с тяжестью проступка, не могут быть применены другие меры воздействия.[251]

Дисциплинарное взыскание на прокурорского работника налагается непосредственно за обнаружением проступка. Однако, понятие должностного проступка применительно к работникам прокуратуры Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации», к сожалению, не определяет.

При обнаружении дисциплинарного проступка всегда следует определять круг лиц или конкретного работника, ответственного за его совершение. Так, в районной, городской прокуратуре за осуществлением производства предварительного следствия следователями Следственного комитета прокуратуры надзирает оперативный работник, на которого приказом прокурора возложен данный вид надзора. При допущении нарушений следователем по уголовному делу надзирающее лицо обязано своевременно принять меры к их устранению, обязав следователя восполнить пробелы. В случае, если нарушения уголовно-процессуального законодательства вовремя не устранены, в связи с чем были нарушены права и законные интересы участвующих по уголовному делу лиц, то дисциплинарной ответственности подлежит как следователь, так и надзирающее за его деятельностью лицо. В том случае, если следователю неоднократно указывалось на нарушения УПК при производстве следственных действий, давались необходимые указания со стороны надзирающего, а он все это проигнорировал, то в данном случае к дисциплинарной ответственности необходимо привлекать одного следователя Следственного комитета.

Дисциплинарное взыскание налагается непосредственно после обнаружения проступка, но не позднее одного месяца со дня его обнаружения, не считая времени болезни работника или пребывания его в отпуске. Не допускается привлечение к дисциплинарной ответственности работника прокуратуры во время его болезни и в период его пребывания в отпуске. Подобное является существенной гарантией прав прокурорских работников.

В соответствие с пунктом 8 статьи 417 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» дисциплинарное взыскание не может быть наложено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности – двух лет со дня его совершения. В определенных случаях указанные сроки дают возможность избежать дисциплинарной ответственности, затягивание принятия мер дисциплинарного воздействия со стороны руководителя может создать рычаг давления на подчиненного.

Работник, совершивший проступок, может быть временно (но не более чем на один месяц) до решения вопроса о наложении дисциплинарного взыскания отстранен от должности с сохранением денежного содержания. Отстранение от должности производится по распоряжению руководителя органа или учреждения прокуратуры, имеющего право назначать работника на соответствующую должность. За время отстранения от должности работнику выплачивается денежное содержание в размере должностного оклада, доплат за классный чин и выслугу лет.

При наложении дисциплинарного взыскания устанавливается форма вины (умысел или неосторожность, прямой или косвенный умысел), а также в чем конкретно выразилось нарушение, тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение прокурорского работника, его отношение к исполнению должностных обязанностей. В соответствие со статьей 193 ТК РФ за каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Согласно положению статьи 194 ТК РФ если в течение года со дня применения дисциплинарного взыскания работник не будет подвергнут новому дисциплинарному взысканию, то он считается не имеющим дисциплинарного взыскания. Однако, Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» не определяет срок действия дисциплинарного взыскания, а также порядок его досрочного снятия. Путем внесения соответствующих изменений необходимо восполнить существующие пробелы. Также в указанный закон необходимо заложить принцип соразмерности – степень дисциплинарного наказания должна соответствовать тяжести совершенного проступка.

Применение мер поощрения и дисциплинарной ответственности в системе органов прокуратуры Российской Федерации является важнейшим управленческим решением. От них зависит дальнейшая судьба работников прокуратуры, карьерный рост, моральное и нравственное состояние. Данные меры стимулируют прокурорских работников к улучшению трудовых показателей, выделяют лучших сотрудников и, наоборот, выявляют лиц, не способных надлежащим образом исполнять свои должностные обязанности и порочащих честь прокурорского мундира. С приказами о поощрении и дисциплинарной ответственности, как правило, знакомятся все оперативные сотрудники прокуратуры субъекта Федерации, таким образом, налицо их обличительный характер.

Приказы о дисциплинарной ответственности также носят предупредительный характер, предотвращают совершение тех или иных проступков другими прокурорскими работниками. Приказы о поощрении, в которых изложен положительный опыт по борьбе с теми или иными правонарушениями, по осуществлению определенного вида надзора за исполнением законов способствуют их распространению в других межгоррайпрокуратурах. Кроме того, данные приказы имеют огромное воспитательное воздействие на молодых сотрудников.

С учетом характера задач и функций прокуроров и следователей законодательно установлены специальные правила и гарантии при решении вопроса о привлечении их к уголовной и административной ответственности.

В соответствие с пунктом 1 статьи 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления), производство расследования – все это исключительная компетенция органов прокуратуры. На период расследования возбужденного в отношении прокурора или следователя уголовного дела они отстраняются от должности, прежде всего, в целях обеспечения условий для установления объективной истины, нейтрализации их возможного воздействия на ход и результаты расследования. За время отстранения от должности работнику выплачивается денежное содержание в установленном законом размере.

Служебное расследование проводится в случае совершения прокурором или следователем административного правонарушения, а также проступка, влекущего применение мер дисциплинарного взыскания. Проверка назначается при наличии заявления или сообщения о совершенном (подготавливаемом) преступлении. Компетентные должностные лица в пределах своих полномочий вправе принять решение о проведении проверки ими служебного расследования и в отношении прокуроров городов и районов, а также приравненных к ним прокуроров, с уведомлением об этом Генерального Прокурора РФ. Решение об этом оформляется письменным указанием конкретному должностному лицу. Кроме того, заместители Генерального прокурора РФ, прокуроры субъектов Федерации и приравненные к ним прокуроры в пределах своей компетенции вправе поручить, по сообщению о преступлении, совершенном (подготавливаемом) прокурором или следователем, соответствующим правоохранительным органам проведение оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных Федеральным законом от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».[255] Такое поручение дается в случае, когда имеются веские основания подозревать соответствующего работника в совершении (приготовлении) преступления и отсутствует иная возможность проверить обоснованность сообщения.

В соответствие со статьей 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении Генерального прокурора Российской Федерации принимается прокурором, на которого в соответствии с федеральным законом о прокуратуре в этом случае возлагается исполнение обязанностей Генерального прокурора Российской Федерации на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда Российской Федерации, принятого по представлению Президента Российской Федерации, о наличии в действиях Генерального прокурора Российской Федерации признаков преступления.

Важной гарантией обеспечения статуса прокурорского работника является норма, закрепленная в пункте 2 статьи 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», в соответствие с которой не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора и следователя, досмотр их вещей и используемого ими транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания при совершении преступления.

Если работник при наличии законных оснований уволен из органов прокуратуры до возбуждения уголовного дела, то решение принимается на общих основаниях в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.[256]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На современном этапе законодательство о службе в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации не отражает всех аспектов административно-служебных отношений, которые сложились на сегодняшний день. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» должен содержать базовые основы службы в данном органе. Принятое за последние годы законодательство о государственной службе значительно опередило нормы, содержащиеся в пятом разделе рассмотренного нами закона. Требуется разработка единой концепции службы в органах и учреждениях прокуратуры.

Анализ правовых норм, образующих институт федеральной государственной службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации и формирующего его законодательства, складывающегося в процессе развития российской государственности, а также теоретико-правовых положений и подходов к формированию административного законодательства о государственной службе позволяет сделать ряд выводов и предложений, которые могут быть использованы при дальнейшем реформировании и совершенствовании служебно-правовых отношений в органах прокуратуры.

В результате проведенного исследования можно сделать заключение о том, что служба в органах и учреждениях прокуратуры – исторически сформировавшийся институт. С момента возникновения прокурорская служба была особым видом государственной службы. Основные принципы деятельности органов прокуратуры дореволюционной России и службы прокурорских чинов, такие как единство, централизация и независимость нашли свое законодательное отражение в нормативных актах, регулирующих деятельность прокуратуры советского периода, а позднее в законодательстве о прокуратуре Российской Федерации.

2. Под службой в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации следует понимать профессиональную правоохранительную деятельность служащих органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации, направленную на обеспечение верховенства законности, соблюдение прав и законных интересов граждан, общества и государства.

3. Служащий органов прокуратуры – гражданин Российской Федерации, замещающий в установленном порядке включенную в штат должность в системе органов и учреждений прокуратуры РФ, имеющий классный чин, осуществляющий от имени государства правоохранительную деятельность и предоставленные ему полномочия по обеспечению верховенства законности, соблюдению прав и законных интересов граждан, общества и государства и получающий денежное содержание.

4. Прокуратура, не относясь к законодательной, исполнительной или судебной власти, и не представляя собой какую-либо иную самостоятельную ветвь государственной власти, в то же время выполняет в государственном механизме особую роль, обусловленную специфическими целями и задачами данного органа. Государственная служба в прокуратуре является особым видом федеральной государственной правоохранительной службы, имеющей свои особенности.

5. Правовые основы прохождения федеральной государственной службы в органах и учреждениях российской прокуратуры составляют Конституция Российской Федерации, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», в частности, раздел V которого непосредственно посвящен службе и кадрам прокуратуры, иные федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства РФ, приказы Генерального прокурора, приказы прокуроров субъектов Федерации, регламентирующие отдельные аспекты служебной деятельности прокурорских работников, а также приказы руководителей межгоррайпрокуратур.

6. Научно обоснованные принципы построения и функционирования института государственной службы в органах прокуратуры предопределяют тенденции его развития. Принципы федеральной государственной службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации есть нормативно закрепленные основополагающие положения, касающиеся организации и прохождения государственной правоохранительной службы в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации и делающие стабильными государственно-служебные отношения в этой системе.

Применительно к служебно-правовым отношениям в органах прокуратуры необходимо отразить в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» следующие принципы государственной службы: приоритет прав и свобод человека и гражданина; равный доступ граждан, владеющих государственным языком Российской Федерации, к службе и равные условия ее прохождения в органах прокуратуры независимо от пола, расы, национальности, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с профессиональными и деловыми качествами служащего органов и учреждений прокуратуры, профессионализм и компетентность, стабильность службы в органах прокуратуры, доступность информации о службе в органах прокуратуры Российской Федерации, взаимодействие с общественными объединениями и гражданами, защищенность служащих органов прокуратуры от неправомерного вмешательства в их профессиональную служебную деятельность.

7. Современные нормативные акты, регулирующие прохождение государственной службы, содержат новый подход к правовому статусу государственного служащего, расширяют и конкретизируют его. В связи с этим, возникает необходимость в разработке совокупности прав и обязанностей прокурорского работника, в расширении круга ограничений и запретов и закрепления их в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации».

8. Возрастной ценз и стаж работы для занятия должности прокурора района (города) и прокурора субъекта Федерации, обозначенный в Законе о прокуратуре, в современных условиях в связи с возросшими требованиями к органам прокуратуры является недостаточным. В связи с этим целесообразно внести изменения в пункт 5 статьи 401 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» и установить минимальный возраст для занятия должности прокурора района, города – 30 лет, при этом стаж работы в органах прокуратуры в качестве оперативного работника должен быть не менее семи лет. Кроме того, представляется необходимым законодательно установить минимальный возраст для занятия должности прокурора субъекта Федерации – 35 лет и требуемый стаж работы в органах прокуратуры не менее десяти лет, в том числе на руководящих должностях не менее пяти лет.

9. В целях повышения эффективности деятельности работников прокуратуры, совершенствования процесса подбора кадрового состава необходимо дальнейшее совершенствование аттестационной процедуры в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации. Для объективности оценки деловых и личностных качеств прокурорского работника представляется целесообразным ввести в состав аттестационных комиссий независимых экспертов и психологов, дополнив соответствующей нормой Положение об аттестации работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации.

10. Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации» в части 1 статьи 5 определяет, что воздействие в какой-либо форме на прокурора или следователя с целью повлиять на принимаемое им решение или воспрепятствование в какой-либо форме его деятельности влечет за собой установленную законом ответственность. Однако, в действующем российском законодательстве нет специальных норм, устанавливающих указанную ответственность. В связи с этим необходима разработка уголовной и административной ответственности за нарушение указанной Законом о прокуратуре нормы и включение соответствующих статей в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.

11. В законодательстве Российской Федерации оговорено право на отсрочку от призыва на военную службу прокуроров и следователей, иные прокурорские работники не пользуются данной льготой. Роль последних в осуществлении прокурорского надзора и в поддержании государственного обвинения в настоящее время представляется весьма значительной. В результате анализа действующего законодательства обоснована необходимость предоставления отсрочки от призыва на военную службу всех без исключения служащих органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации.

12. В качестве дополнительных социальных гарантий автором целесообразно законодательно закрепить в статье 414 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» иные виды отпусков, предоставляемых работникам органов и учреждений прокуратуры, такие как отпуск для работы над диссертацией, отпуск для обучения, отпуск на период участия в предвыборной кампании в качестве кандидата в депутаты представительных органов власти, отпуск по семейным обстоятельствам.

13. Понижение в классном чине, называемое в качестве одного из видов дисциплинарной ответственности, применяемых к сотрудникам прокуратуры за нарушение служебной дисциплины, противоречит международным нормам, поскольку является одной из форм принудительного труда, на практике практически не реализуется. Поэтому целесообразно исключить данное взыскание из перечня, содержащегося в статье 417 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации».

Решение поставленных вопросов организации служебной деятельности прокуратуры повысит статус и престиж органов прокуратуры Российской Федерации.

Таким образом, можно констатировать, что на современном этапе правовой действительности все возможности совершенствования законодательства о службе в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации еще далеко не исчерпаны и подлежат дальнейшему анализу и изучению.

Библиография

Нормативно-правовые акты

1. Конвенция Международной Организации Труда № 29.

«О принудительном или обязательном труде» (Женева, 28 июня 1930 г.).

2. Конвенция Международной Организации Труда № 105.

«Об упразднении принудительного труда» (Женева, 25 июня 1957 г.).

3. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.

4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (КоАП РФ) (с изменениями от 25 апреля, 25 июля, 30, 31 октября, 31 декабря 2002 г., 30 июня, 4 июля, 11 ноября, 8, 23 декабря 2003 г., 9 мая, 26, 28 июля, 20 августа, 25 октября, 28, 30 декабря 2004 г., 7, 21 марта, 22 апреля, 9 мая, 18 июня, 2, 21, 22 июля, 27 сентября, 5, 19, 26, 27, 31 декабря 2005 г., 5 января, 2 февраля, 3, 16 марта, 15, 29 апреля, 8 мая, 3 июня, 3, 26, 27 июля, 16 октября, 3, 5 ноября, 4, 18, 29, 30 декабря 2006 г., 9 февраля 2007 г.)

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) (части первая, вторая, третья и четвертая) (с изменениями от 20 февраля, 12 августа 1996 г., 24 октября 1997 г., 8 июля, 17 декабря 1999 г., 16 апреля, 15 мая, 26 ноября 2001 г., 21 марта, 14, 26 ноября 2002 г., 10 января, 26 марта, 11 ноября, 23 декабря 2003 г., 29 июня, 29 июля, 2, 29, 30 декабря 2004 г., 21 марта, 9 мая, 2, 18, 21 июля 2005 г., 3, 10 января, 2 февраля, 3, 30 июня, 27 июля, 3 ноября, 4, 18, 29, 30 декабря 2006 г., 26 января, 5 февраля 2007 г.)

6. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ (ТК РФ) (с изм. и доп. от 24, 25 июля 2002 г., 30 июня 2003 г., 27 апреля, 22 августа, 29 декабря 2004 г., 9 мая 2005 г., 30 июня, 18, 30 декабря 2006 г.)

7. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (УПК РФ) (с изменениями от 29 мая, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 30 июня, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 22 апреля, 29 июня, 2, 28 декабря 2004 г., 1 июня 2005 г., 9 января, 3 марта, 3 июня, 3, 27 июля, 30 декабря 2006 г.)

8. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (УК РФ) (с изменениями от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 19 декабря 2005 г., 5 января, 27 июля, 4, 30 декабря 2006 г.);

9. Жилищный Кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. № 188-ФЗ (с изменениями от 31 декабря 2005 г.);

10. Положение о военной прокуратуре (утв. Указом Президиума ВС СССР от 4 августа 1981 г.)// Ведомости Верховного Совета СССР. 1981. № 32. Ст. 956;

11. Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции» (с изменениями от 18 февраля, 1 июля 1993 г., 15 июня 1996 г., 31 марта, 6 декабря 1999 г., 25 июля, 7 ноября, 29 декабря 2000 г., 26 июля, 4 августа, 30 декабря 2001 г., 25 апреля, 30 июня, 25 июля 2002 г., 10 января, 30 июня, 7 июля, 8, 23 декабря 2003 г., 20 июля, 22 августа 2004 г., 21 марта, 1 апреля, 9 мая 2005 г.)// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503;

12. Федеральный Закон от 17 января 1992 г. № 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» (с изменениями от 17 ноября 1995 г., 10 февраля, 19 ноября 1999 г., 2 января, 27 декабря 2000 г., 29, 30 декабря 2001 г., 28 июня, 25 июля, 5 октября 2002 г., 30 июня 2003 г., 22 августа 2004 г., 15 июля, 4 ноября 2005 г., 2 марта 2007 г., 5 июня 2007 г., 24 июля 2007 г.) //Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 8. Ст. 366;

13. Закон РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» (с изменениями от 14 апреля, 24 декабря 1993 г., 21 июня 1995 г., 17 июля 1999 г., 20 июня 2000 г., 15 декабря 2001 г., 22 августа 2004 г., 5 апреля 2005 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 30. Ст. 1792;

14. Закон РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-1 «Об образовании» (с изменениями от 24 декабря 1993 г., 13 января 1996 г., 16 ноября 1997 г., 20 июля, 7 августа, 27 декабря 2000 г., 30 декабря 2001 г., 13 февраля, 21 марта, 25 июня, 25 июля, 24 декабря 2002 г., 10 января, 7 июля, 8, 23 декабря 2003 г., 5 марта, 30 июня, 20 июля, 22 августа, 29 декабря 2004 г., 9 мая, 18, 21 июля, 31 декабря 2005 г., 16 марта 2006 г.)// Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 30. Ст. 1797;

15. Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» (с изменениями от 6 октября 1997 г., 30 июня, 11 ноября 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г.)// СЗ РФ. 1993. № 41. Ст. 4673;

16. Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» (с изменениями от 21 июля 1998 г., 6 января 1999 г., 29 февраля 2000 г., 18 июня, 29 ноября 2001 г., 11 декабря 2002 г., 30 июня 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г.) // СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1455;

17. Федеральный закон от 27 мая 1996 года № 57-ФЗ «О государственной охране» (с изменениями от 18 июля 1997 г., 7 ноября 2000 г., 7 мая 2002 г., 30 июня 2003 г., 22 августа, 29 декабря 2004 г., 26 июня 2007 г.) // СЗ РФ. 1996. № 22. Ст. 2594.

18. Федеральный Закон от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (с изменениями от 10 июля, 7 августа, 27 декабря 2000 г., 30 декабря 2001 г., 25 июня, 24 декабря 2002 г., 10 января, 5 апреля, 7 июля, 23 декабря 2003 г., 22 августа, 29 декабря 2004 г., 21 апреля, 31 декабря 2005 г.) // СЗ РФ. 1996. № 35. Ст. 4135;

19. Федеральный Закон от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». (с изменениями от от 27 сентября, 24 декабря 2002 г., 23 июня, 4 июля, 23 декабря 2003 г., 7 июня, 12, 22 августа, 11 декабря 2004 г., 29 июня, 21 июля 2005 г., 12, 25 июля, 5, 30 декабря 2006 г., 30 января, 2 марта, 20, 26 апреля, 24 июля 2007 г.)// СЗ РФ. 2002. № 24. Ст. 2253;

20. Федеральный Закон от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» (с изменениями от 11 ноября 2003 г., 6 июля 2006 г.). //СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2063;

21. Федеральный Закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (с изменениями от 2 февраля 2006 г., 2 марта, 12 апреля 2007 г.).//СЗ РФ от 2 августа 2004 г. № 31. Ст. 3215;

22. Федеральный закон от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов „О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон „Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“ //СЗ РФ. 2004. № 35. Ст. 3607;

23. Указ Президента РФ от 11 января 1995 г. № 32 «О государственных должностях Российской Федерации»// СЗ РФ. 1995. № 3. Ст. 173;

24. Указ Президента РФ от 29 декабря 1995 г. № 1329 «Об установлении Дня работника прокуратуры Российской Федерации» // СЗ РФ. 1996. № 2. Ст. 62;

25. Указ Президента РФ от 30 июня 1997 года № 659 «Об утверждении Положения о классных чинах прокурорских работников Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 27. Ст. 3185;

26. Указ Президента РФ от 3 сентября 1997 г. № 981 «Об утверждении перечней государственных должностей федеральной государственной службы» // СЗ РФ.1997. № 36. Ст. 4129;

27. Указ Президента РФ от 6 марта 1998 г. № 265 «О денежном содержании федеральных государственных служащих территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, представительств Российской Федерации, представительств федеральных органов исполнительной власти и представительств государственных органов при федеральных органах исполнительной власти за рубежом, дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации, аппаратов федеральных судов и органов прокуратуры Российской Федерации» (с изменениями от 4, 19 июля, 2, 10 декабря 1998 г., 25 июля 2000 г., 12 апреля 2001 г., 25 июня, 9, 24 сентября, 27 ноября 2002 г., 13 октября, 1 декабря 2003 г., 16 января, 22 марта, 27 декабря 2004 г.) //СЗ РФ. 1998. № 10. Ст. 1163;

28. Указ Президента РФ от 15 октября 1999 г. № 1367 «О предоставлении права на получение отсрочки от призыва на военную службу отдельным категориям граждан» //СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5009;

29. Указ Президента РФ от 1 февраля 2005 г. № 110 «О проведении аттестации государственных гражданских служащих Российской Федерации» // СЗ РФ. 2005. № 6. Ст. 437;

30. Указ Президента РФ от 26 июля 2005 г. № 877 «Об оплате труда Генерального прокурора Российской Федерации» // СЗ РФ. 2005. № 31. Ст. 3205;

31. Указ Президента РФ от 26 июля 2005 г. № 878 «О совершенствовании оплаты труда заместителей Генерального прокурора Российской Федерации» // СЗ РФ. 2005. № 31. Ст. 3206;

32. Указ Президента РФ от 26 июля 2005 г. № 879 «О совершенствовании оплаты труда лиц, замещающих отдельные государственные должности федеральной государственной службы в органах прокуратуры Российской Федерации, и системы денежного довольствия военнослужащих, замещающих отдельные воинские должности в Главной военной прокуратуре» // СЗ РФ. 2005. № 31. Ст. 3207;

33. Указ Президента РФ от 1 августа 2007 г. № 1004 «Вопросы Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации» //СЗ РФ. 2007. № 32. Ст. 4122;

34. Постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 942 «О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации и их семьям» (с изменениями от 3 ноября 1994 г., 26 февраля 1996 г., 24 марта 2000 г., 6 февраля 2004 г., 29 октября 2005 г.) //СЗ РФ. 1994. № 17. Ст. 2000;

35. Постановление Правительства РФ от 6 марта 1996 г. № 242 «О продолжительности ежегодного оплачиваемого отпуска, предоставляемого прокурорам и следователям органов прокуратуры, работающим в местностях с тяжелыми и неблагоприятными климатическими условиями»// СЗ РФ. 1996. № 12. Ст. 1123;

36. Постановление Правительства РФ от 29 июня 1999 г. № 708 «Об оружии, предназначенном для личной защиты прокуроров и следователей» // СЗ РФ. 1999. № 27. Ст. 3385;

37. Постановление Правительства РФ от 24 декабря 2004 г. № 839 «О порядке проезда работников транспортных прокуратур в пределах обслуживаемых участков при исполнении служебных обязанностей на железнодорожном, внутреннем водном (речном), морском и воздушном транспорте» // СЗ РФ. 2004. № 52 (часть II). Ст. 5503;

38. Постановление Правительства РФ от 31 декабря 2004 г. № 890 «О порядке финансирования и материально-технического обеспечения мер государственной защиты, предусмотренных в отношении судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, денежное содержание которых осуществляется за счет средств федерального бюджета»// СЗ РФ. 2005. № 2. Ст. 154;

39. Постановление Правительства РФ от 27 января 2005 г. № 42 «Об увеличении должностных окладов прокурорских работников органов прокуратуры Российской Федерации» // СЗ РФ. 2005. № 5. Ст. 392;

40. Постановление Правительства РФ от 6 декабря 2005 года № 737 «О порядке обеспечения судей, прокуроров и следователей прокуратуры, нуждающихся в улучшении жилищных условий, отдельными жилыми помещениями в 2005 году» // СЗ РФ. 2005. № 50. Ст. 5322;

41. Приказ МВД РФ от 12 июля 1995 г. № 270 «Об утверждении Перечня должностей сотрудников органов внутренних дел, замещаемых по конкурсу и Инструкции о порядке проведения конкурсов на замещение должностей сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации»// Служба в органах внутренних дел. Сборник нормативных документов. М., 2005;

42. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 11 ноября 1996 г. № 66 «Об основных направлениях работы с кадрами в органах прокуратуры Российской Федерации» // Основные руководящие документы Генеральной прокуратуры РФ. М., 1999;

43. Приказ Генерального прокурора РФ от 25 декабря 1997 г. № 6-11 «О классных чинах прокурорских работников, знаках различия и форменном обмундировании прокуроров, следователей, научных и педагогических работников, имеющих классные чины» // Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М., 1999;

44. Приказ Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ от 6 августа 1998 г. № 54/479 «О порядке финансирования, материально-технического и иного обеспечения деятельности военных прокуратур гарнизонов, содержащихся за счет штатной численности внутренних войск МВД России» // Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М., 1999;

45. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 30 октября 1998 года № 74 «Об утверждении Положения об аттестации работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации» // Информационный Бюллетень Генеральной прокуратуры РФ. 1998. № 11;

46. Соглашение о взаимном зачете в общий трудовой стаж и выслугу лет службы в органах и учреждениях прокуратуры в государствах-участниках Содружества Независимых Государств (Москва, 25 ноября 1998 г.)// Основные руководящие документы Генеральной прокуратуры РФ. М., 1999.

47. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 11 августа 1999 г. № 56 «Об организации учета, хранения и выдачи боевого ручного стрелкового оружия и боеприпасов к нему в органах прокуратуры Российской Федерации» // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т.1.2004;

48. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 12 августа 1999 года № 642-к об утверждении Инструкции о порядке прекращения (продления) службы в органах и учреждениях прокуратуры работников, достигших предельного возраста // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2. 2004;

49. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 3 ноября 1999 г. № 82 «О Присяге прокурора (следователя)» // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2. 2004;

50. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 31 декабря 1999 г. № 365-к «О введении в действие Положения о награждении именным оружием в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации»// Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2. 2004;

51. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 21 июня 2002 г. № 33 «Об утверждении Инструкции о порядке оформления и выдачи служебных удостоверений работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации» // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. 2004. Т. 2;

52. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 6 декабря 2002 г. № 72 «Об утверждении Положения о комиссии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по разрешению спорных вопросов пенсионного обеспечения» //Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2. 2004;

53. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 21 марта 2003 г. № 57 «Об утверждении Регламента Главной военной прокуратуры» // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 1. 2004;

54. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 5 июня 2003 г. № 21 «О введении в действие Инструкции о порядке возмещения прокурорским работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации расходов на проезд к месту проведения отпуска и обратно» // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2. 2004;

55. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 25 июня 2003 г. № 27–10 «О введении в действие Инструкции о порядке финансирования расходов на медицинское обслуживание, обеспечение лекарственными средствами прокурорских работников, пенсионеров органов прокуратуры и членов их семей» // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2. 2004;

56. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 29 августа 2003 г. № 34 «Об утверждении Положения о нагрудном знаке „Почетный работник прокуратуры Российской Федерации“// Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2. 2004;

57. Приказ ГТК РФ от 29 октября 2003 г. № 1215 «Об утверждении Положения о порядке проведения аттестации сотрудников таможенных органов Российской Федерации»// «Российская газета» от 31 декабря 2003 г. № 263;

58. Приказ Минюста РФ от 6 июня 2005 г. № 76 «Об утверждении Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы// „Российская газета“ от 6 июля 2005 г. № 144;

59. Приказ Федеральной налоговой службы от 21 июня 2006 г. № САЭ-3-15/372@ «Об аттестационных комиссиях Федеральной налоговой службы и ее территориальных органов»//Служба в налоговых органах. Сборник нормативных документов. Сост. А.В. Перепелкин. М., 2006.

60. Приказ Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 7 марта 2007 г. № 50 «Об утверждении Инструкции об организации работы по проведению аттестации сотрудников органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ»// Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2007. № 20;

61. Приказ Федерального агентства воздушного транспорта от 20 июня 2007 г. № 145 «О Комиссии по проведению аттестации и квалификационных экзаменов федеральных государственных гражданских служащих Федерального агентства воздушного транспорта»//Текст приказа размещен на сайте Федерального агентства воздушного транспорта в Internet ( http://www.favt.ru);

62. Закон Новгородской области от 13 мая 1996 года № 18-ОЗ «О государственной службе Новгородской области»//Информационно-методический бюллетень. Новгород, 1996. № 2.

63. Положение о дежурной службе прокуратуры Саратовской области, утвержденное приказом прокурора Саратовской области от 24 апреля 2006 года // Информационный бюллетень прокуратуры Саратовской области. 2006. № 4.

64. Информационное письмо заместителя прокурора Саратовской области С.А. Бессчасного от 26 января 2006 г. № 6/33-2006 «Об итогах работы аттестационной комиссии в 2005 году» //Информационный Бюллетень прокуратуры Саратовской области. 2006. № 1.

65. Конституция Союза Советских Социалистических Республик 1924 г.

66. Конституция Союза Советских Социалистических Республик 1936 г.

67. Конституция Союза Советских Социалистических Республик 1977 г.

68. Декрет о суде № 1. Принят СНК 24 ноября 1917 года. // СУ РСФСР. 1917. № 4. Ст. 50;

69. Положение о прокурорском надзоре. Утверждено 28 мая 1922 года ВЦИК РСФСР//СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 424;

70. Положение о Верховном Суде Союза Советских Социалистических Республик. Утверждено 23 ноября 1923 года ЦИК СССР //Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР. 1923. № 10. Ст. 311;

71. Положение о прокурорском надзоре. Утверждено 26 июня 1922 года III сессией ЦИК Белоруссии //СУ БССР. 1922. № 5. Ст. 83;

72. Положение о прокурорском надзоре. Утверждено Всеукраинским Центральным Исполнительным Комитетом 28 июня 1922 года // СУ УССР. 1922. № 28. Ст. 440;

73. Декрет о государственной прокуратуре Азербайджанской ССР. Принят 11 июля 1922 года ЦИК Азербайджанской ССР //СУ Азербайджанской АССР. 1922. № 7. Ст. 241;

74. Постановление ЦИК и СНК СССР от 20 июня 1933 года «Об учреждении Прокуратуры Союза ССР» //СЗ СССР. 1933. № 40. Ст. 239;

75. Закон СССР «О присвоении прокурору СССР наименования Генерального.

прокурора СССР» от 19 марта 1946 года// Ведомости Верховного Совета СССР. 1946. № 10.

76. Приказ Генерального Прокурора СССР от.

24 января 1951 года № 15 «О введении аттестования.

прокурорско-следственных работников органов прокуратуры СССР» //Сборник руководящих документов прокуратуры СССР. М., 1953;

77. Положение о прокурорском надзоре в СССР. Утверждено Указом Президиума Верховного Совета 24 мая 1955 года. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1955. № 9;

78. Инструкция об аттестовании прокурорских и следственных работников органов прокуратуры СССР, утвержденная приказом Генерального прокурор СССР 15 августа 1963 года № 67 «О серьезных недостатках в организации работы по аттестованию прокуроров и следователей» //Основные руководящие документы прокуратуры СССР и комментарии к ним. Под ред. П.А. Наумова. М. 1966;

79. Положение о персональном распределении молодых специалистов, оканчивающих высшие и средние специальные учебные заведения. Утверждено приказом министра высшего и среднего специального образования СССР от 11 октября 1963 года № 302.//Сборник нормативных документов по приему на работу молодых специалистов в правоохранительные органы СССР. Сост. П.А. Кривцов. Л., 1965;

80. Положение о поощрениях и дисциплинарной ответственности прокуроров и следователей органов прокуратуры. Утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 февраля 1964 года.//Ведомости Верховного Совета СССР. 1964. № 10. Ст. 123;

81. Закон «О прокуратуре СССР» принят Верховным Советом СССР 30 ноября 1979 года// Ведомости Верховного Совета СССР. 1979. № 49. Ст. 843.

Литературные источники

82. Административное право Российской Федерации//Под ред. Н.Ю. Хаманевой. М., 2005;

83. Административное право России//Под ред. Ю.Н. Старилова, Н.М. Конина. Саратов, 2006;

84. Алексеев В.Б., К.Е. Колибаб. Процессуальный статус прокуратуры и судебная власть. //Сб. Организация управления в органах прокуратуры. М. 1998.

85. Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право РФ. М., 1996.

86. Амиров З.И. Становление и развитие органов прокуратуры России во второй половинехiх – xx веках (историко-правовой аспект) Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2001.

87. Арбатов 3.Ю. Екатеринослав 1917—22 гг.//Архив русской революции. Т. 12. М., 1991;

88. Атаманчук Г.В. Сущность государственной службы. М., 2002;

89. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для юридических вузов и факультетов. М., 1998;

90. Бабаев С.Н. Прокурорский надзор как способ обеспечения законности правовых актов управления. Из-во Воронежского государственного университета. Воронеж, 2005;

91. Басков Л. И. Отечественная прокуратура в 1922–1996 гг. // Вестник Московского университета. 1998. № 1;

92. Бахрах Д. Н. Дисциплинарное принуждение//Правоведение.1985. № 3.

93. Бахрах Д.Н. Государственная служба: основные понятия ее составляющие, содержание и принципы // Государство и право. 1996. № 12;

94. Бахрах Д.Н., Хазанов С.Д. Государственная администрация, ее органы и служащие. Екатеринбург, 1998;

95. Бахрах Д.Н. Административное право России. М., 2001;

96. Бельский К.С. Феноменология административного права. Смоленск, 1995;

97. Бельский К.С. Персональная ответственность в советском государственном управлении (понятие, формы, факторы укрепления). М., 1988;

98. Бессарабов В.Г. Прокуратура и контрольные органы России. М., 1999;

99. Бессарабов В. Место прокуратуры в государственном механизме современной России// Законность. 1999. № 10;

100. Бобров В.А. Проблемы аттестации государственных служащих в Российском государстве// Современный государственный служащий. //Сб. научн. трудов. СПб., 2000;

101. Братановский С.Н. Административное право России. М., «Приор». 2003;

102. Братановский С.Н., Гукетлова Д.М. Государственно-правовое регулирование средств массовой информации в России. Кисловодск, КИЭП, 2005;

103. Братановский С.Н. Муниципальное право: краткий курс лекций. М., 2006;

104. Брокгауз Ф.А., Эфрон И.Я. Энциклопедический словарь Т. 43. М. «Терра-Терра», 1990;

105. Василенко И.А. Государственное и муниципальное управление. М., 2005;

106. Власов В.А. Основы советского государственного управления. М., 1960;

107. Воробьев В.А. Трудовые отношения в советский период. Воронеж. 1994;

108. Воронцов С.А. Правоохранительные органы в РФ. История и современность. Ростов н/д «Феникс». 2001;

109. Габричидзе Б.Н., Коланда В.М. Принцип профессионализма в государственной службе // Государство и право. 1995. № 12;

110. Гавриленко Д. А. Государственная дисциплина (сущность, функции,

значение) // Под ред. Шергина А. П. Минск. 1988;

111. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М. 1990;

112. Глибовец В. Психолог в прокуратуре// «Законность». 2007. № 3;

113. Глущенко П.П., Корнилова С.А., Петрова Т.В. и др. Социально-правовая защита семьи// Под. ред. А. М. Седова. СПб., 1997;

114. Горчаковская Ю.М. Прокуратура и прокурорский надзор а России в XVIII – начале XX вв. (историко-правовое исследование) Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Белгород, 2001;

115. Государственная служба//Под ред. А. В. Оболонского. М. 1999;

116. Гришковец А.А. Право государственного служащего на продвижение по службе. Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М.; МГЮА, 1997;

117. Гришковец А.А. Право государственного служащего на продвижение по службе// Государство и право. 1998. № 10;

118. Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной гражданской службы в Российской Федерации. М., 2003;

119. Гришковец А.А. Государственная служба и гражданское общество: правовые проблемы взаимодействия (практика России) // Государство и право. 2004. № 4;

120. Гуськова И.М. Меньшова В.Н. Оценка деятельности и аттестация государственных служащих. Новосибирск, 1998;

121. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: современное написание. Т. 1. М., 2002;

122. Демин А.А. Государственная служба. М., 2004;

123. Дмитриев Ю.А., Шапкин М.А., Правоохранительные органы Российской Федерации. М., 2005;

124. Древняя философия//Под ред. А.В. Воронцова. М., 1980;

125. Елбаева Н. А. Социальная защита как институт социального государства: сущностные и конституционно-правовые аспекты (на примере Республики Алтай). Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003;

126. Живайкин А.А. Проблемы правотворчества в России. М., 2003;

127. Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978;

128. Звягинцев А., Орлов Ю. Меч советского правосудия будет беспощаден (Прокурор республики Н. М. Рычков) // Законность. 1998. № 1;

129. Игнатов В.Г., Белолипецкий В.К. Профессиональная культура и профессионализм государственной службы. Ростов-на-Дону, 2000;

130. Ильин И.А. О грядущей России//Под ред. Н.П. Полторацкого. М., 1993.

131. История государственных учреждений//Под ред. В.Б. Коростелева. М., 1999;

132. Казанцев С.М. История царской прокуратуры. СПб., 1993;

133. Кашанина Т.В., Кашанин А.В. Основы Российского права М., 1997;

134. Керимов Д.А. Основы философии права. М., 1992;

135. Клочков В. В. Создание и развитие российской прокуратуры // Советская прокуратура. Очерки истории. М., 1993;

136. Колодкин Л. М. Концепция правового регулирования государственной службы в России (исторический обзор и перспективы). В кн. Актуальные проблемы управления и правового регулирования деятельности органов внутренних дел. М., 1994;

137. Комсомольский А. П., Новоселов В. Д. Становление правового государства в России. СПб., 1999;

138. Конин Н.М. Российское административное право. Саратов, СГАП, 2001;

139. Конин Н.М. Административное право России М., 2006;

140. Комментарий к Положению о прокурорском надзоре в СССР. В.К. Звирбуль, В.Н. Савченко и др. М., Юр. лит. 1968;

141. Комментарий к Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации». Под ред. Ю.И. Скуратова. М., 1996;

142. Кореневский Ю.В. Становление правового государства в Российской Федерации и функции прокуратуры.//Государство и право. 1994. № 5;

143. Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т.1 СПб., 1892;

144. Котарбинский Т.В. Трактат о хорошей работе. М., 1975;

145. Кулапов В.Л., Сенякин И. Н. Теория государства и права. Саратов, 1999;

146. Куликов Ю. И. Повышение эффективности аттестации сотрудников органов внутренних дел МВД России. Дис. …. канд. пед. наук. СПб., 2000;

147. Куплевасский Н. О. Государственная служба в теории и в действующем праве Англии, Франции, Германии и Цислейтанской Австрии. Харьков, 1888;

148. Лазарев Б.М. Государственная служба. М., 1993;

149. Лазарева В.А. Судебная власть и уголовное судопроизводство. Государство и право. 2000. № 5;

150. Ларина Л.А. Конституционное право граждан на равный доступ к государственной службе (теорико-правовой аспект): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003;

151. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.45;

152. Лойт Х. Х. Государственная кадровая политика в России и ее реализация в органах внутренних дел (исторический и организационно-правовой аспект). Дис. …докт. юрид. наук. СПб., 1998;

153. Ломовский В. Д. Сущность и задачи прокурорского надзора в СССР. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1989;

154. Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. М., 2004;

155. Малый А.Ф. Государственная власть как правовая категория.//Государство и право. 2001. № 3;

156. Манохин В.М. Советская государственная служба. М., 1966;

157. Манохин В.М., Адушкин Ю.С., Багишаев З.А., Российское административное право. М.,1996;

158. Манохин В.М. Нужны основы законодательства о службе // Государство и право. 1997. № 9;

159. Манохин В.М. Служба и служащий в Российской Федерации: правовое регулирование. М., 1997;

160. Маршунов М.Н. Прокурорско-надзорное право//Проблемы правового регулирования. СПб., 1991;

161. Мурашин Г.А. Органы прокуратуры в механизме советского государства. Киев. 1972;

162. Муромцев В.В. Президент и исполнительная власть. М., 2002;

163. Настольная книга государственного служащего. Отв. ред. В.И. Шкатулла, М., 1999;

164. Настольная книга прокурора. М., 2002;

165. Никеров Г.И. Судебная власть в правовом государстве (опыт сравнительного исследования)// Государство и право. 2001. № 3;

166. Новиков С.Н. Этика и психология управления. М., 2006;

167. Новоселов В.И. Теоретические проблемы развития административно-правового положения граждан СССР в современных условиях. Дис….. докт. юрид. наук. Саратов, 1979;

168. Ноздрачев А.Ф. Государственная служба: учебник для подготовки государственных служащих. М., 1999;

169. Нырков В. В. Поощрение и наказание как парные юридические категории. Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Саратов, 2003;

170. Оболонский А.В. Реформа российской государственной службы: концепция и стратегия // Общественные науки и современность. 1998. № 3;

171. Овсянко Д.М. Государственная служба Российской Федерации. М., 1996;

172. Овсянко Д. М. Административное право. М., 1995;

173. Овсянко Д.М. Государственная служба. М. 1996;

174. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1952;

175. Организация работы в прокуратуре района//Под ред. А.Г. Звягинцева Казань, 2001;

176. Орлова О.В. Гражданское общество и личность: политико-правовые аспекты. М., 2005;

177. Осипян С.А. Государственно-правовая природа и место органов прокуратуры в системе органов государственной власти Российской Федерации. // Сб. Конституция. Проблемы управления и прокурорского надзора. М., 1996;

178. Отечественная история государства и права // Под ред. Ю.М. Понихидина. Саратов, 2003;

179. Охотский Е. В. Правовой статус государственного служащего Российской Федерации// Государство и право. 2003. № 9;

180. Петров Г.И. Советское административное право: Часть общая. Л., 1970;

181. Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России//Государство и право. 2000. № 7;

182. Полянский И.А. Правовая природа исполнительной власти //Правоведение.1999. № 4;

183. Проблемы кадровой работы и управления в органах прокуратуры //Сб. научных трудов. М., 1996;

184. Прокурорский надзор в Российской Федерации. М., 2000;

185. Прокурорский надзор. Курс лекций//Под ред. Ю. Е. Винокурова. М., «Экзамен». 2003;

186. Прокурорский надзор//Под ред. Ю. Е. Винокурова. М., «ЮРАЙТ». 2003.

187. Розенбаум Ю.А. Проблемы оценки государственного служащего// Административное право и административный процесс: старые и новые проблемы (по материалам Лазаревских чтений) // ГиП. 1998. № 8;

188. Романов А.С. Проблемы реформирования государственных органов. М., 2006.

189. Российское законодательство Х–XX веков. Т. 5.//Под ред. Е. И. Индова. М., 1987.

190. Русаков С. В. Правовые основы деятельности органов прокуратуры// Правовые основы деятельности органов прокуратуры. Труды республиканкой научно-практической конференции. Чебоксары, 1996.

191. Рябцев В. П., Дементьева Е. Е., Куприянова В. И., Пашков А. Н. Концепция подбора, расстановки, закрепления и воспитания кадров органов прокуратуры// Проблемы кадровой работы и управления в органах прокуратуры. Сб. научных трудов. М., 1996;

192. Семенчуков Д. Д. Прокуратура России вчера и сегодня. М., 2001;

193. Сергун П. П. Государственная служба в органах внутренних дел Российской Федерации: состояние и теория развития. Саратов, 1998;

194. Словарь по трудовому праву. Отв. ред. Ю.П. Орловский. М., 1998;

195. Смирнов А.Ф. Прокуратура и проблемы управления. М., 1997;

196. Советское право // Под ред. В. В. Ермакова, А.И. Михайлова. М., 1988;

197. Сопин В. Личная безопасность прокурорских работников// Законность. 2006. № 10.

198. Сорокин В.Д. Административный процесс. СПб., 2000;

199. Старилов Ю.Н. Принципы государственной службы: переход от «политизирования» к закону // Право и политика: современные проблемы соотношения и развития. М., 1995;

200. Старилов Ю.Н. Государственная служба в Российской Федерации. М., 1996;

201. Старилов Ю. Н. Служебное право. М., 1996;

202. Старилов Ю.Н. Государственная служба в Российской Федерации. Воронеж, 1996;

203. Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. М., 2002;

204. Стешенко Л.А., Шамба Т.М. История государства и права России. Т.2. М., «Норма» 2003;

205. Стремоухов А. В. Человек и его правовая защита. Теоретические проблемы. СПб., 1996;

206. Студеникин С.С. Советское административное право. М., 1945;

207. Тараканов А. Гарантии для государственных служащих: понятие и соотношение с другими категориями//Государственная служба. 2003. № 1;

208. Теория государства и права //Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 1997;

209. Тимофеев В. Нужен новый вид дисциплинарной ответственности // Законность. 2006. № 3;

210. Тихомиров Ю. А. Курс административного права и процесса. М., 1998;

211. Тихомиров Ю.А. Административное право и процесс. М., 2006;

212. Туркова Ю.В. Организационно-правовой механизм регулирования федеральной государственной службы России. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2003;

213. Федоров Н.В. О судебной реформе в России. //Государство и право. 1992. № 6;

214. Чернышева Г.В. Аттестация кадров прокуратуры как отражение оценки их деловой квалификации // Проблемы кадровой работы в органах прокуратуры. Сб. научных трудов. М., 1994;

215. Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968;

216. Чикрин В.Е. Контрольная власть //Государство и право. 1993. № 4;

217. Шалумов М.С. Прокуратура в современном российском государстве. Кострома, 2001;

218. Шамаров В.М. Государственная служба в милиции НКВД РСФСР (становление и развитие организационных и правовых основ). М., 1999;

219. XVI съезд ВКП(б). Стенографический отчет. М.-Л., 1930.

Примечания

1

См.: Казанцев С.М. История царской прокуратуры. СПб., 1993. С. 10.

2

См.: История государственных учреждений // Под ред. В.Б. Коростелева. М., 1999. С. 45–46.

3

См.: Бессарабов В.Г. Прокуратура и контрольные органы России. М., 1999. С. 7.

4

Бессарабов В.Г. Прокуратура и контрольные органы России. М., 1999. С. 8.

5

Бессарабов В.Г. Там же, С. 9.

6

См.: Брокгауз Ф.А., Эфрон И.Я. Энциклопедический словарь Т. 43. М., «Терра-Терра», 1990. С. 402.

7

См.: Прокурорский надзор в Российской Федерации. М., 2000. С. 36.

8

Казанцев С.М. История царской прокуратуры. СПб., 1993. С. 51.

9

Казанцев С.М. История царской прокуратуры. СПб., 1993. С. 90.

10

См.: Воронцов С.А. Правоохранительные органы в РФ. История и современность. Ростов н/д: из-во «Феникс». 2001. С.80.

11

Российское законодательствоХ–XX веков. Т. 5.//Под ред. Е. И. Индова. М., 1987. С. 127.

12

См.: Горчаковская Ю.М. Прокуратура и прокурорский надзор а России вХVIII– началеХХ вв. (историко-правовое исследование). Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Белгород. 2001. С.6.

13

См.: Прокурорский надзор//Под ред. Ю. Е. Винокурова. М., «ЮРАЙТ». 2003. С. 39.

14

См.: Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России вХIХ в. М., 1978. С. 171.

15

См.: Русаков С. В. Правовые основы деятельности органов прокуратуры // Труды республиканкой научно-практической конференции. Чебоксары, 1996. С. 5.

16

См.: Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. М., 1889. С. 331.

17

См.: Семенчуков Д. Д. Прокуратура России вчера и сегодня. М., 2001.С. 11.

18

См.: Прокурорский надзор. Курс лекций// Под ред. Ю.Е. Винокурова. М., «Экзамен». 2003. С. 46.

19

См.: Амиров З.И. Становление и развитие органов прокуратуры России во второй половинеХIХ–ХХвеках (историко-правовой аспект). Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Ставрополь. 2001. С. 19.

20

СУ РСФСР. 1917. № 4. Ст. 50.

21

См.: Арбатов 3.Ю.Екатеринослав 1917—22 гг. // Архив русской революции. Т. 12.М., 1991. С. 92.

22

См.: Ломовский В. Д.Сущность и задачи прокурорского надзора в СССР. Автореф. дис…. докт. юрид. наук. М., 1989. С. 12–13.

23

См.: Отечественная история государства и права //Под ред. Ю.М. Понихидина. Саратов, 2003. С. 205.

24

См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.45. С. 198.

25

СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 424.

26

См.: Мурашин Г.А. Органы прокуратуры в механизме советского государства. Киев, 1972. С. 69.

27

См.: Бессарабов В.Г. Прокуратура и контрольные органы России М., 1999. С. 71–72.

28

Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР. 1923. № 10. Ст. 311.

29

См. например: Положение о прокурорском надзоре, утвержденное 26 июня 1922 годаIIIсессией ЦИК Белоруссии (СУ БССР. 1922. № 5. Ст. 83); Положение о прокурорском надзоре, утвержденное Всеукраинским Центральным Исполнительным Комитетом 28 июня 1922 года (СУ УССР. 1922. № 28. Ст. 440); Декрет о государственной прокуратуре Азербайджанской ССР, принят 11 июля 1922 года ЦИК Азербайджанской ССР (СУ Азербайджанской АССР. 1922. № 7. Ст. 241).

30

СЗ СССР. 1933. № 40. Ст. 239.

31

См.: КлочковВ. В. Создание и развитие российской прокуратуры // Советская прокуратура. Очерки истории. М., 1993. С. 25.

32

См.: Семенчуков Д. Д. Прокуратура России вчера и сегодня. М., 2001. С. 15.

33

См.:XVI съезд ВКП(б). Стенографический отчет. М.-Л., 1930. С. 351, 353.

34

См.: Бессарабов В.Г. Прокуратура и контрольные органы России М., 1999. С. 80.

35

См.: Стешенко Л.А., Шамба Т.М. История государства и права России. М., «Норма». 2003. Т.2 С. 254–255.

36

См. Звягинцев А., Орлов Ю. Меч советского правосудия будет беспощаден (Прокурор республики Н. М. Рычков) // Законность. 1998. № 1. С. 60.

37

Ведомости Верховного Совета СССР. 1946. № 10.

38

Сборник руководящих документов прокуратуры СССР. М., 1953.

39

Основные руководящие документы прокуратуры СССР и комментарии к ним. Под ред. П.А. Наумова. М., 1966. С. 67–68.

40

Ведомости Верховного Совета СССР. 1955. № 9. Ст. 222.

41

См.: Комментарий к Положению о прокурорском надзоре в СССР. В. К. Звирбуль, В. Н. Савченко и др. М., Юр. лит. 1968. С. 172.

42

Сборник нормативных документов по приему на работу молодых специалистов в правоохранительные органы СССР. Сост. П.А. Кривцов. Л., 1965. С. 221.

43

Ведомости Верховного Совета СССР. 1964. № 10. Ст. 123.

44

См.: Маршунов М.Н. Прокурорско-надзорное право // Проблемы правового регулирования. СПб., 1991. С.16.

45

Ведомости Верховного Совета СССР. 1979. № 49. Ст. 843.

46

См.: Басков Л. И. Отечественная прокуратура в 1922–1996 гг. // Вестник Московского университета. 1998. № 1. С. 112.

47

См.: Демин А.А. Государственная служба. М. 2004. С. 1.

48

См.: Гришковец А.А. Право государственного служащего на продвижение по службе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.; МГЮА, 1997. С. 7.

49

Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1952. С. 675.

50

См.: Манохин В.М. Нужны основы законодательства о службе // Государство и право. 1997. № 9. С. 7–8; Манохин В.М., Адушкин Ю.С., Багишаев З.А., Российское административное право. М., 1996. С. 101.

51

См.: Манохин В.М. Служба и служащие в Российской Федерации: правовое регулирование. М., 1997. С. 9.

52

См.: Манохин В.М. Там же, С. 74–103.

53

См.: Старилов Ю.Н. Государственная служба в Российской Федерации. М., 1996; Ноздрачев А.Ф. Государственная служба: учебник для подготовки государственных служащих. М., 1999; Атаманчук Г.В. Сущность государственной службы. М., 2002; Демин А.А. Государственная служба. М., 2004; Котарбинский Т.В. Трактат о хорошей работе. М., 1975; Государственная служба //Под ред. А. В. Оболонского. М., 1999; Манохин В.М. Советская государственная служба. М., 1966; Настольная книга государственного служащего. Отв. ред. В.И. Шкатулла. М., 1999; Овсянко Д.М. Государственная служба Российской Федерации. М., 1996. и др.

54

См.: Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т.1. СПб., 1892. С. 271.

55

См. например: Кашанина Т.В., Кашанин А.В. Основы Российского права. М., 1997. С. 175; Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право РФ. М., 1996. С. 173–174.

56

См. например: Советское право//Под ред. В. В. Ермакова, А.И. Михайлова. М., 1988. С. 67; Овсянко Д. М. Административное право. М., 1995. С. 48.; Тихомиров Ю. А. Курс административного права и процесса. М., 1998. С. 307.

57

См.: Василенко И.А. Государственное и муниципальное управление. М., 2005. С. 179.

58

См.: Конин Н.М. Административное право России М., 2006. С. 104–106.

59

См.: Ноздрачев А.Ф. Государственная служба: учебник для подготовки государственных служащих. М., 1999. С. 14.

60

См.: Старилов Ю.Н. Государственная служба в Российской Федерации. М., 1996. С.39.

61

См.: Конин Н.М. Российское административное право. Саратов, СГАП, 2001. С. 203–204.

62

См.: Манохин В.М. Служба и служащий в Российской Федерации: правовое регулирование. М., 1997. С. 196–197.

63

См.: Административное право Российской Федерации// Под ред. Н.Ю. Хаманевой. М., 2005. С. 194.

64

СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2063.

65

См.: Конин Н.М. Административное право России. М., 2006. С. 106.

66

См.: Шалумов М.С. Прокуратура в современном российском государстве. Кострома, 2001. С. 16. Подробнее о законодательной власти см. также: Комсомольский А. П., Новоселов В.Д. Становление правового государства в России. СПб., 1999. С. 66–90; Романов А.С. Проблемы реформирования государственных органов. М., 2006. С. 12–19.

67

См.: Полянский И.А. Правовая природа исполнительной власти// Правоведение.1999. № 4. С. 27. Подробнее о законодательной власти см. также: Муромцев В.В. Президент и исполнительная власть. М., 2002. С. 22–26; Романов А.С. Проблемы реформирования государственных органов. М., 2006. С. 24–27.

68

См.: Семенчуков Д.Д. Прокуратура России вчера и сегодня. М., 2001. С. 122.

69

См.: Федоров Н.В. О судебной реформе в России // Государство и право. 1992. № 6. С.11.

70

См.: Шалумов М.С. Прокуратура в современном российском государстве. Кострома, 2001. С. 19–20.

71

См.: Малый А.Ф. Государственная власть как правовая категория //Государство и право. 2001. № 3. С. 98–99.

72

См.: Осипян С.А. Государственно-правовая природа и место органов прокуратуры в системе органов государственной власти Российской Федерации. // Сб. Конституция. Проблемы управления и прокурорского надзора. М., 1996. С 86–87.

73

См.: Бессарабов В. Место прокуратуры в государственном механизме современной России// Законность. 1999. № 10. С. 40.

74

См.: Лазарева В.А. Судебная власть и уголовное судопроизводство//Государство и право. 2000. № 5. С. 53. О понятии и содержании судебной власти см. также: Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России// Государство и право. 2000. № 7. С. 15–21; Никеров Г.И. Судебная власть в правовом государстве (опыт сравнительного исследования) //Государство и право. 2001. № 3. С. 16–20.

75

См.: Алексеев В.Б., Колибаб К.Е. Процессуальный статус прокуратуры и судебная власть //Сб. Организация управления в органах прокуратуры. М., 1998. С. 95–96.

76

См.: Чикрин В.Е. Контрольная власть//Государство и право. 1993. № 4. С. 11–17.

77

См.: Кореневский Ю.В. Становление правового государства в Российской Федерации и функции прокуратуры // Государство и право. 1994. № 5. С. 26.

78

Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 8. Ст. 366.

79

СЗ РФ. 1997. № 27. Ст. 3185.

80

СЗ РФ. 2005. № 31. Ст. 3207.

81

СЗ РФ. 2004. № 52. (часть II) Ст. 5503.

82

СЗ РФ. 1996. № 12. Ст. 1123.

83

Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2. 2004.

84

Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 1. 2004.

85

Информационный бюллетень прокуратуры Саратовской области. 2006. № 4.

86

СЗ РФ. 2004. № 31. Ст. 3215.

87

См.: Живайкин А.А. Проблемы правотворчества в России. М., 2003. С. 16.

88

См.: Теория государства и права //Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 1997. С. 369.

89

См.: Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. М., 2002. С. 28–29.

90

См.: Бахрах Д.Н. Административное право России. М., 2001. С. 207.

91

См.: Тихомиров Ю.А. Административное право и процесс. М., 2006. С. 270–271.

92

См.: Конин Н.М. Российское административное право. Саратов, 2001. С. 208–209.

93

См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для юридических вузов и факультетов. М., 1998. С. 265.

94

См.: Манохин В.М., Адушкин Ю.С., Багишаев З.А. Российское административное право. М., 1996. С. 111.

95

См.: Административное право России// Под ред. Ю. Н. Старилова, Н. М. Конина. Саратов, 2006. С. 159.

96

См.: Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. М., 2002. С. 29–30.

97

СЗ РФ 1995. № 3. Ст. 173.

98

СЗ РФ.1997. № 36. Ст. 4129.

99

СЗ РФ. 2007. № 24. Ст. 2830.

100

СЗ РФ. 2007. № 32. Ст. 4122.

101

СЗ РФ. 1996. № 2. Ст. 62.

102

См.: Манохин В.М. Служба и служащий в Российской Федерации: правовое регулирование. М., 1997. С. 135.

103

См.: Сергун П.П. Государственная служба в органах внутренних дел Российской Федерации: состояние и теория развития. Саратов, 1998. С. 123.

104

См.: Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. Т. 2. М., 2002. С. 4.

105

См.: Манохин В.М. Советская государственная служба. М., 1966. С. 16.

106

См.: Старилов Ю.Н. Государственная служба в Российской Федерации. Воронеж, 1996. С. 78.

107

См.: Студеникин С.С. Советское административное право. М., 1945. С. 46.

108

См.: Петров Г.И. Советское административное право: часть общая. Л., 1970. С. 144.

109

См.: Власов В.А. Основы советского государственного управления. М., 1960. С. 80.

110

См.: Лазарев Б.М. Государственная служба. М., 1993. С. 12.

111

См.: Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. Т. 2. М., 2002 С. 3.

112

См.: Бахрах Д.Н. Государственная служба: основные понятия ее составляющие, содержание и принципы // Государство и право. 1996. № 12. С. 15.

113

См.: Манохин В.М. Служба и служащий в Российской Федерации: правовое регулирование. М. 1997. С. 137.

114

См.: Оболонский А.В. Реформа российской государственной службы: концепция и стратегия// Общественные науки и современность. 1998. № 3. С. 10–12.

115

См.: Старилов Ю.Н. Принципы государственной службы: переход от «политизирования» к закону.// Право и политика: современные проблемы соотношения и развития. М., 1995. С. 83.

116

См.: Смирнов А.Ф. Прокуратура и проблемы управления. М., 1997. С. 48.

117

См.: Бабаев С.Н. Прокурорский надзор как способ обеспечения законности правовых актов управления. Из-во Воронежского государственного университета. Воронеж, 2005. С.30.

118

См.: Смирнов А.Ф. Прокуратура и проблемы управления. М., 1997. С. 51.

119

См.: Дмитриев Ю.А., Шапкин М.А. Правоохранительные органы Российской Федерации. М., 2005. С. 237.

120

СЗ РФ. 1993. № 41. Ст. 4673.

121

См.: Гришковец А.А. Право государственного служащего на продвижение по службе// Государство и право. 1998. № 10. С. 28; Ларина Л.А. Конституционное право граждан на равный доступ к государственной службе (теорико-правовой аспект). Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С.12.

122

См.: Ноздрачев А.Ф. Государственная служба: учебник для подготовки государственных служащих. М., 1999. С. 63; Бахрах Д.Н. Административное право России. М., 2001. С. 226–227; Габричидзе Б.Н., Коланда В.М. Принцип профессионализма в государственной службе //Государство и право. 1995. № 12. С. 19; Игнатов В.Г., Белолипецкий В.К. Профессиональная культура и профессионализм государственной службы. Ростов-на-Дону, 2000. С. 126.

123

См.: Ноздрачев А.Ф. Там же. С. 63.

124

См.: Бахрах Д.Н. Административное право России. М., 2001. С. 226–227.

125

См.: Ильин И.А. О грядущей России // Под ред. Н.П. Полторацкого. М., 1993. С. 249.

126

См.: Ильин И.А. Там же, С. 70.

127

См.: Бельский К.С. Феноменология административного права. Смоленск, 1995. С. 72.

128

См.: Габричидзе Б.Н., Коланда В.М. Принцип профессионализма в государственной службе // Государство и право. 1995. № 12. С. 19.

129

См.: Сергун П.П. Государственная служба в органах внутренних дел Российской Федерации: состояние и теория развития. Саратов, 1998. С. 19.

130

См.: Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. Т. 2. М., 2002. С. 19.

131

См.: Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. Т. 2. М., 2002. С. 21–22.

132

См.: Ноздрачев А.Ф. Государственная служба: учебник для подготовки государственных служащих. М., 1999. С. 68.

133

См.: Керимов Д.А. Основы философии права. М., 1992. С. 109.

134

См.: Гришковец А.А. Государственная служба и гражданское общество: правовые проблемы взаимодействия (практика России) // Государство и право. 2004. № 4. С. 26.

135

См.: Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 228.

136

См.: Орлова О.В. Гражданское общество и личность: политико-правовые аспекты. М., 2005. С. 9.

137

См.: Тихомиров Ю.А. Административное право и процесс. М., 2006. С. 279.

138

См.: Семенчуков Д. Д. Прокуратура России вчера и сегодня. М., 2001. С. 144.

139

См.: Настольная книга прокурора. М., 2002. С. 109.

140

СЗ РФ. 1996. № 35. Ст. 4135.

141

Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 30. Ст. 1797.

142

См.: Смирнов А.Ф. Прокуратура и проблемы управления. М., 1997. С. 125.

143

См.: Комментарий к Федеральному Закону «О прокуратуре Российской Федерации»// Под ред. Скуратова Ю.И. М., 1996. С. 217.

144

Объектами анализа были прокуратуры Саратовской, Волгоградской, Астраханской, Воронежской и Владимирской областей.

145

«Российская газета» от 6 июля 2005 г. № 144.

146

Служба в органах внутренних дел. Сборник нормативных документов. М., 2005.

147

См.: Бахрах Д.Н. Административное право России. М., 2001. С. 245.

148

См.: Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной гражданской службы в Российской Федерации. М., 2003. С. 96.

149

См.: Бахрах Д.Н., Хазанов С.Д. Государственная администрация, ее органы и служащие. Екатеринбург, 1998. С.86.

150

См.: Демин А.А. Государственная служба. М., 2004. С. 49.

151

Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2. 2004.

152

См.: Организация работы в прокуратуре района //Под ред. А.Г. Звягинцева. Казань, 2001. С. 96.

153

См.: Настольная книга прокурора. М., 2002. С. 118.

154

См.: Семенчуков Д. Д. Прокуратура России вчера и сегодня. М., 2001. С. 101.

155

Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М., 1999.

156

СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5009.

157

СЗ РФ. 1998. № 13. Ст. 1475.

158

Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. 2004. Т. 2.

159

См.: Древняя философия// Под ред. А.В. Воронцова. М., 1980. С.346.

160

См.: Словарь по трудовому праву. Отв. ред. Ю.П. Орловский. М., 1998. С. 8;

161

См.: Гавриленко Д. А. Государственная дисциплина (сущность, функции, значение) //Под ред. А. П. Шергина. Минск, 1988. С. 188;

162

См.: Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. М., 2002. С. 134.

163

См.: Воробьев В.А. Трудовые отношения в советский период. Воронеж, 1994. С. 45.

164

См.: Гуськова И.М. Меньшова В.Н. Оценка деятельности и аттестация государственных служащих. Новосибирск, 1998. С.28.

165

См.: Служба в органах внутренних дел. Сборник нормативных документов. М., 1974.

166

Служба в органах внутренних дел. Сборник нормативных документов. М., 1974.

167

См.: Манохин В. М. Служба и служащий в Российской Федерации: правовое регулирование. М., 1997. С. 42–43.

168

СЗ РФ. 2005. № 6. Ст. 437.

169

Информационный Бюллетень Генеральной прокуратуры РФ. 1998. № 11.

170

Смирнов А.Ф. Прокуратура и проблемы управления. М., 1997. С. 205.

171

Чернышева Г.В. Аттестация кадров прокуратуры как отражение оценки их деловой квалификации// Проблемы кадровой работы в органах прокуратуры. Сб. научных трудов. М., 1994. С. 50.

172

См.: Рябцев В. П., Дементьева Е. Е., Куприянова В. И., Пашков А. Н. Концепция подбора, расстановки, закрепления и воспитания кадров органов прокуратуры//Проблемы кадровой работы и управления в органах прокуратуры. Сб. научных трудов. М., 1996. С. 31.

173

См.: Настольная книга прокурора М., 2002. С. 115.

174

См.: Куликов Ю. И. Повышение эффективности аттестации сотрудников органов внутренних дел МВД России. Дис.… канд. пед. наук. СПб., 2000. С. 21.

175

См.:Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. М., 2002. С. 141.

176

См.: Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. М., 2002. С. 142–143.

177

См.: Старилов Ю.Н. Там же, С. 144.

178

См.: Бобров В.А. Проблемы аттестации государственных служащих в Российском государстве.// Современный государственный служащий //Сб. научн. трудов. СПб., 2000. С.45.

179

Основные руководящие документы Генеральной прокуратуры РФ. М., 1999.

180

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2007. № 20.

181

«Российская газета» от 31 декабря 2003 г. № 263.

182

Информационный Бюллетень прокуратуры Саратовской области. 2006. № 1.

183

См.: Розенбаум Ю.А. Проблемы оценки государственного служащего // Административное право и административный процесс: Старые и новые проблемы (по материалам Лазаревских чтений) // ГиП 1998. № 8. С. 25. Ю.А. Розенбаум отмечал, что для проведения объективной оценки служащего необходимо по меньшей мере соблюдение трех условий: 1) независимость комиссии от руководителя государственного органа, в котором работает аттестуемый; 2) более высокий уровень профессиональной подготовки и знаний у членов комиссии по сравнению с оцениваемыми лицами; 3) применение научных методов оценки профессиональных и личных качеств служащего. В качестве итога автор совершенно справедливо отмечает, что радикальных преобразований в системе оценки персонала государственных органов не произошло.

184

Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. М., 2002. С. 140.

185

Служба в налоговых органах. Сборник нормативных документов. Сост. А.В. Перепелкин. М., 2006.

186

Текст приказа размещен на сайте Федерального агентства воздушного транспорта в Internet (http://www.favt.ru)

187

См.: Новиков С.Н. Этика и психология управления. М., 2006. С. 64.

188

См.: Глибовец В. Психолог в прокуратуре// Законность. 2007. № 3. С. 13.

189

См.: Туркова Ю.В. Организационно-правовой механизм регулирования федеральной государственной службы России. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2003. С. 143.

190

См.: Охотский Е. В. Правовой статус государственного служащего Российской Федерации// Государство и право. 2003. № 9. С.24.

191

См.: Семенчуков Д. Д. Прокуратура России вчера и сегодня. М., 2001. С. 45.

192

См.: Тараканов А. Гарантии для государственных служащих: понятие и соотношение с другими категориями//Государственная служба. 2003. № 1. С. 127–128.

193

См.: Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: современное написание. Т. 1. М., 2002. С. 1106.

194

См.: Елбаева Н. А. Социальная защита как институт социального государства: сущностные и конституционно-правовые аспекты (на примере Республики Алтай). Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 16.

195

См.: Глущенко П.П., Корнилова С.А., Петрова Т.В. и др. Социально-правовая защита семьи// Под. ред. А. М. Седова. СПб., 1997. С. 7.

196

См.: Стремоухов А. В. Человек и его правовая защита. Теоретические проблемы. СПб., 1996. С. 33.

197

См.: ЛойтХ.Х. Государственная кадровая политика в России и ее реализация в органах внутренних дел (исторический и организационно-правовой аспект). Дис. …докт. юрид. наук. СПб., 1998. С. 222.

198

См.: Шамаров В.М. Государственная служба в милиции НКВД РСФСР (становление и развитие организационных и правовых основ). М., 1999. С. 41.

199

См.: Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968. С. 168.

200

См.: Новоселов В. И. Теоретические проблемы развития административно-правового положения граждан СССР в современных условиях. Дис….. докт. юрид. наук. Саратов, 1979. С. 212–213.

201

См.: Сергун П. П. Государственная служба в органах внутренних дел Российской Федерации: состояние и теория развития. Саратов, 1998. С. 213.

202

СЗ РФ. 1996. № 22. Ст. 2594.

203

Приказ Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ от 6 августа 1998 г. № 54/479 «О порядке финансирования, материально-технического и иного обеспечения деятельности военных прокуратур гарнизонов, содержащихся за счет штатной численности внутренних войск МВД России»// Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М., 1999; Соглашение о взаимном зачете в общий трудовой стаж и выслугу лет службы в органах и учреждениях прокуратуры в государствах-участниках Содружества Независимых Государств (Москва, 25 ноября 1998 г.) // Основные руководящие документы Генеральной прокуратуры РФ. М., 1999; Положение о военной прокуратуре (утв. Указом Президиума ВС СССР от 4 августа 1981 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1981. № 32. Ст. 956; Указ Президента РФ от 26 июля 2005 г. № 878 «О совершенствовании оплаты труда заместителей Генерального прокурора Российской Федерации»// СЗ РФ. 2005. № 31. Ст. 3206; Указ Президента РФ от 26 июля 2005 г. № 879 «О совершенствовании оплаты труда лиц, замещающих отдельные государственные должности федеральной государственной службы в органах прокуратуры Российской Федерации, и системы денежного довольствия военнослужащих, замещающих отдельные воинские должности в Главной военной прокуратуре» // СЗ РФ. 2005. № 31. Ст. 3207; Указ Президента РФ от 6 марта 1998 г. № 265 «О денежном содержании федеральных государственных служащих территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, представительств Российской Федерации, представительств федеральных органов исполнительной власти и представительств государственных органов при федеральных органах исполнительной власти за рубежом, дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации, аппаратов федеральных судов и органов прокуратуры Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 10. Ст. 1163; Постановление Правительства РФ от 31 декабря 2004 г. № 890 «О порядке финансирования и материально-технического обеспечения мер государственной защиты, предусмотренных в отношении судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, денежное содержание которых осуществляется за счет средств федерального бюджета» // СЗ РФ. 2005. № 2. Ст. 154; Постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 942 «О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации и их семьям» // СЗ РФ. 1994. № 17. Ст. 2000; Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 25 июня 2003 г. № 27–10 «О введении в действие Инструкции о порядке финансирования расходов на медицинское обслуживание, обеспечениелекарственными средствами прокурорских работников, пенсионеров органов прокуратуры и членов их семей» // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2. 2004 г.; Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 5 июня 2003 г. № 21 «О введении в действие Инструкции о порядке возмещения прокурорским работникам органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации расходов на проезд к месту проведения отпуска и обратно» // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2., 2004 г. Положение о комиссии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по разрешению спорных вопросов пенсионного обеспечения (утв. приказом Генеральной прокуратуры РФ от 6 декабря 2002 г. № 72) // Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. Т. 2. 2004 и др.

204

СЗ РФ. 2005. № 29. Ст. 2906.

205

СЗ РФ. 2005. № 31. Ст. 3205.

206

СЗ РФ. 2005. № 5. Ст. 392.

207

СЗ РФ. 2002. № 24. Ст. 2253.

208

См.: Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной гражданской службы в Российской Федерации. М., 2003. С. 241.

209

СЗ РФ. 2004. № 35. Ст. 3607.

210

СЗ РФ. 2005. № 50. Ст. 5322.

211

Информационное письмо прокуратуры Саратовской области от 03.02.2006 г. № 8// Наряд приказов прокуратуры Саратовской области за 2006 г.

212

Обзор Генеральной прокуратуры РФ по работе с кадрами ряда прокуроров субъектов Российской Федерации в первом полугодии 2007 года.

213

См.: Настольная книга прокурора. М., 2002. С. 137.

214

СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1455.

215

Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.

216

СЗ РФ. 1999. № 27. Ст. 3385.

217

См.: Сопин В. Личная безопасность прокурорских работников.// Законность. 2006. № 10. С. 47–49.

218

Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. 2004. Т.1.

219

См.: Овсянко Д.М. Государственная служба. М., 1996. С. 167.

220

См.: Бельский К.С. Персональная ответственность в советском государственном управлении (понятие, формы, факторы укрепления). М., 1988. С. 90.

221

См.: Гришковец А.А. Поощрение государственных служащих: правовые основы и практика применения //Право и политика. 2002. № 1. С. 32.

222

См.: Ноздрачев А.Ф. Государственная служба. М., 1999. С. 373.

223

См.: Настольная книга государственного служащего //Отв. ред. В.И. Шкатулла. М., 1999. С. 189.

224

См.: Гришковец А. А. Правовое регулирование государственной гражданской службы в Российской Федерации. М., 2003. С. 174.

225

См.: Бельский К. С. Персональная ответственность в советском государственном управлении (понятие, формы, факторы укрепления). М., 1988. С. 92.

226

См.: Нырков В. В. Поощрение и наказание как парные юридические категории. Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 20.

227

См.: Старилов Ю. Н. Служебное право. М., 1996. С. 418.

228

См.: Нырков В. В. Там же. С. 20.

229

См.: Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. М., 2004. С. 60.

230

См.: Малько А.В. Там же. С. 159.

231

См.: Малько А.В.Там же. С. 162.

232

См.: Манохин В.М. Служба и служащий в Российской Федерации: правовое регулирование. М., 1997. С. 48.

233

См.: Манохин В.М., Адушкин Ю.С., Багишаев З.А. Российское административное право. М., 1996. С. 127.

234

Информационно-методический бюллетень. Новгород, 1996. № 2.

235

Информационный бюллетень прокуратуры Саратовской области. 2005. № 1.

236

Сборник законов и нормативно-правовых актов Астраханской области. 2006. № 1. Вып. 2.

237

http://www.barb.ru.

238

Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ. 2004. Т.2.

239

http://www.prokuror-tula.ru.

240

http://www.sakhalinprokur.ru.

241

Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры РФ.Т.2. 2004.

242

См.: Колодкин Л. М. Концепция правового регулирования государственной службы в России (исторический обзор и перспективы). В кн. Актуальные проблемы управления и правового регулирования деятельности органов внутренних дел. М., 1994. С. 59.

243

См.: Сорокин В. Д. Административный процесс. СПб., 2000. С. 57.

244

См.: Демин А.А. Государственная служба. М., 2004. С. 100.

245

См.: Старилов Ю. Н. Служебное право. М., 1996. С. 420–421.

246

См.: Старилов Ю. Н. Служебное право. М., 1996. С. 426.; Бахрах Д. Н. Дисциплинарное принуждение//Правоведение.1985. № 3. С. 17–23; Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право Российской Федерации. М., 1998. С. 309.

247

Куплевасский Н. О. Государственная служба в теории и в действующем праве Англии,

Франции, Германии и Цислейтанской Австрии. Харьков, 1888. С. 4.

248

Кулапов В.Л., Сенякин И. Н. Теория государства и права. Саратов, 1999. С. 95.

249

Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 30. Ст. 1792.

250

См.: Тимофеев В. Нужен новый вид дисциплинарной ответственности //Законность. 2006. № 3. С. 22.

251

См.: Комментарий к Федеральному Закону «О прокуратуре Российской Федерации». /Под ред. Ю.И.Скуратова, М., 1996. С. 231.

255

СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.

256

См.: Настольная книга прокурора. М., 2002. С.134.

Братановский Сергей Николаевич, Стрельников Владилен Владимирович