BzBook.ru

34 закона эффективного управления компанией

Доказательства закона.

Существует множество доказательств данного закона. Так, в прошлом веке во Франции существовала фабрика. Она очень долгое время процветала, а по всему городу ходили слухи о том, какой там замечательный директор. И в большинстве эти слухи распространялись самими рабочими этой фабрики. Они души не чаяли в своем руководителе.

Никто не знал ни одного случая, чтобы этот человек кого-нибудь оскорбил, тем более своих подчиненных. Он всегда умел и поругать, и сделать замечание, но делал это так, чтобы ни в коем случае не задеть достоинство человека.

Например, однажды он шел по фабрике и увидел, как несколько рабочих стоят и курят, причем как раз под табличкой «Не курить». Наверняка, большинство отреагировали бы на это совершенно не так, как сделал этот человек. Они бы наорали, обругали не самыми лучшими словами, а то и пригрозили бы увольнением. Но что из этого могло выйти – только взаимная обида и злость друг на друга. А что же сделал директор этой фабрики?

Он дал каждому по сигаре и сказал: «Ребята, я был бы очень вам признателен, если бы вы выкурили эти сигары, но только не в здании фабрики, а где-нибудь за ее пределами».

Рабочим стало очень стыдно, но с другой стороны они восхищались своим начальником, потому что прекрасно понимали, что нарушили одно из самых основных правил техники безопасности и по этой причине почувствовали себя неловко перед добрым и умным директором. И ведь он действительно умен. Он сумел так отреагировать на это серьезное нарушение, что не вызвал обиды и ненависти к себе и, в то же время, добился того, что подобные случаи вряд ли когда-нибудь еще повторились на его фабрике.

Прекрасным руководителем был президент Авраам Линкольн. В 1863 году был самый тяжелый период Гражданской войны. Генералы армии Линкольна терпели поражения практически во всех боях. Президент узнал, что генерал-майор Гукер совершает непростительные, очень грубые ошибки, и написал ему письмо. Можно представить, каким оно должно было быть, учитывая всю серьезность сложившейся ситуации. Но на самом деле письмо было настолько продумано, что, прочитав его, Гукер не почувствовал никакой обиды. Ни в одном слове генерал не увидел ничего оскорбительного для себя, наоборот, прочитал о себе довольно-таки хорошие вещи, но в то же время Линкольн смог указать ему на то, какие ужасные ошибки совершает генерал-майор. Вот это письмо.

«Я поставил Вас во главе Потомакской армии. Разумеется, я сделал это, имея к тому, как мне представляется, достаточные основания; но все же, я думаю, Вам лучше узнать, что есть вещи, в отношении которых я не вполне Вами доволен.

Я считаю Вас храбрым и умелым воином, что мне, разумеется, нравится. Я также считаю, что Вы не привносите в свою профессиональную деятельность политические соображения, и в этом Вы правы. Вы обладаете уверенностью в себе, что является ценным, если не необходимым качеством.

Вы честолюбивы, что в разумных пределах скорее полезно, чем вредно. Тем не менее мне кажется, что в тот период, когда армией командовал генерал Бернсайд, Вы пошли на поводу у своего честолюбия и мешали Бернсайду, как только могли, чем причинили большое зло стране и одному из самых заслуженных и достойных Ваших собратьев-офицеров.

Из достаточно достоверных источников мне стали известны Ваши недавние высказывания о том, что и армии, и правительству нужен диктатор. Разумеется, не поэтому, а несмотря на это, я поручил Вам командование.

Только те генералы, которые добиваются успеха, могут стать диктаторами. Мне от Вас сейчас требуется военный успех, и я пойду на риск диктатуры.

Правительство будет поддерживать Вас всеми силами, то есть делать не больше и не меньше того, что оно делало и будет делать для всех командующих. Я очень боюсь, как бы то обстоятельство, что Вы способствовали насаждению в армии критического отношения к ее командующему и недоверия к нему, не обернулось теперь против Вас. Я помогу Вам по мере моих возможностей искоренить этот дух.

Ни Вы, ни Наполеон, будь он жив, не в состоянии добиться чего-либо от армии, пока она проникнута таким духом; теперь же вам следует остерегаться опрометчивых действий. Остерегайтесь их, но энергично и с неусыпной бдительностью продвигайтесь вперед и добудьте нам победу».

Думаем, что дальнейшие комментарии по этому письму излишни.

Можно привести еще один пример, тоже связанный с американским президентом, только на этот раз с Кэлвином Кулиджем. Известен такой факт, что Кулидж был не очень доволен одной из своих секретарш. Она была молодой и на любое неосторожное слово могла очень сильно обидеться, а президент этого совершенно не хотел. Но не высказать ей причину его недовольства он тоже не мог, потому что у нее были явные трудности с пунктуацией, а для секретарши это непростительно.

Но президент нашел выход из этого положения. В одно прекрасное утро он подошел к девушке и отметил, какое очаровательное платье на ней надето и как замечательно она выглядит. В ответ на его комплимент секретарша покраснела от смущения. Кулидж же сказал ей, что просто хотел сделать приятное, и попросил, чтобы она больше уделяла внимания своей пунктуации.

Девушка не заметила в его словах ничего обидного и оскорбительного для себя, потому что вся была поглощена мыслями о том, какой ей сделали комплимент, но и на свой недостаток, конечно же, обратила внимание, так как понимала, что за проступки ее хвалить никто не будет.